Book: Право сильнейшего. Книга первая



7.1. Право сильнейшего. Книга 1.

   Автор: Александра Лисина

   Название книги: Право сильнейшего. Книга первая.

   Серия: Без права на выбор

   Номер в серии: 9

   Жанр: Фэнтези.

  

   Аннотация:

   Вернувшись на Равнину, Фантомы начинают готовиться к войне с Невироном. А вместе с ними готовятся еще два крупных государства, каждое из которых по-своему заинтересовано в Иште. Гайдэ предстоит сделать очередной ход, снова придется выбирать между важным и нужным. Вот только цена за этот выбор оказывается гораздо выше, чем ей казалось сначала.

  

  

  

  

Без права на выбор.

Часть 7. Право сильнейшего.

Книга первая

Пролог

  

   "Не ищи над собой чью-то злую волю: Боги не ведают добра или зла. Мерилом для их поступков является лишь Высшая Сообразность, охватить которую человеческий разум просто не в силах".

Совет странствующего монаха.

  

   Рассвет над крепостью Нор занимался медленно и неохотно. Лениво встающее над горами солнце словно из вредности начинало новый день так, будто ему некуда было спешить. Неторопливо поднимаясь над горизонтом, оно постепенно освещало зеленые верхушки Харона, плавно вызолачивало края городских стен, ненавязчиво заглядывало в окна домов, играя неяркими отсветами на сонных лицах горожан и осторожно будя их для новых свершений... ну, за исключением тех, конечно, кто в эту ночь вообще не ложился.

   Старший эрдал Фаэс, в силу обстоятельств относящийся именно к последней категории людей, сегодня пребывал в скверном настроении. Впрочем, в последнее время настроение у него почти всегда было скверным. Казалось бы, в чем дело? Чего жаловаться, если с появлением Ишты работы у рейзеров в Хароне практически не стало? Печати разрушены, нежить исчезла, Серые горы успокоились и присмирели... но, к сожалению, уйти на долгожданный покой старому ветерану не удалось.

   Теперь у него появились совсем иные заботы: где разместить горняков, присланных королем для разработки старых золотых шахт; как обеспечить их инструментами, бесперебойным питанием, местом для отдыха и даже (Айдова бездна!) банальным сортиром. Как их побыстрее доставить к заброшенным выработкам. Как привезти туда тяжелое оборудование. Как обеспечить защиту от обвалов. Как организовать бесперебойную работу смен. Как собрать эти самые смены, когда у проклятых гражданских есть свои требования, привычки, предпочтения и просто сдвиги в тупых мозгах... короче, труба. Причем, такая беспросветная, что он иногда начинал остро сожалеть о том, что рейзеры остались не у дел. И что вместо привычной охоты на Тварей ему приходится заниматься каким-то глупостями, о которых его вежливо попросил Его Величество Эннар Второй.

   Этой ночью Фаэс не успел даже прилечь: накануне прибыл важный груз из Северных гор вместе с очередной порцией горняков, среди которых, как выяснилось, оказалось немало квартов, издревле слывших отличными знатоками подземных недр. И все бы ничего, однако низкорослые нелюди обладали столь скверным характером, что угомонить их подчас стоило большого труда даже их старейшинам. А поскольку лучших мастеров по камню на Во-Алларе найти было трудно, поскольку сами кварты прекрасно это знали, то сразу по прибытии утроили такую склоку с явившимися раньше мастерами-людьми, что только личное вмешательство уважаемого эрдала, на которого король повесил это гнусное ярмо, спасло выработку от тотального разрушения. Причем, стремясь поскорее угомонить взрывоопасных карликов, сильно напоминающих по характеру Горлопана, Фаэс потратил двое суток лишь на то, чтобы самолично съездить до шахты и обратно; еще часа два разбирался в причинах возникшего конфликта; почти час зычно матерился на обе стороны, не сумевших найти общего языка на почве давней неприязни одних и сварливого пренебрежения других. Едва не сорвал голос. Надолго охрип. Чуть не лопнул от злости. Но справился. Уладил. Проклиная все на свете, повернул восвояси. И в итоге лишь сейчас добрался до родного дома, чтобы впервые за много времени рухнуть в постель и нормально уснуть.

   На порог спальни он ступил уже тогда, когда все нормальные люди, сладко позевывая, лениво выбирались из постелей и гадали, чем бы заполнить грядущий день. С раздражением сорвал с себя пыльную куртку, стащил через голову пропотевшую рубаху, которая всего за два дня в шахте превратилась в половую тряпку. Наскоро умылся, с наслаждением растерев кожу до красноты. А потом, довольно отфыркиваясь и приглаживая мокрые волосы, устремился к постели, искренне надеясь, что на ближайшую дюжину оборотов сможет забыть о проклятой работе.

   Однако не тут-то было: едва уставший ветеран добрался до подушки и с облегченным вздохом прикрыл глаза, как его покой снова нагло и бесцеремонно потревожили. Причем, не кто иной, как собственный фэйр, от которого старый эрдал совсем не ждал подобного предательства.

   - Крой, отстань, - буркнул он, вяло отбрыкнувшись и уткнув нос в восхитительно мягкую подушку. - Не до тебя сейчас. Все завтра.

   - Р-р! - возразил крупный серый пес, даже не подумав отойти от хозяина.

   - Нет, уйди. Богом прошу - оставь меня в покое.

   Крой недовольно фыркнул, однако не отказался от намерения испортить эрдалу заслуженный отдых. А когда тот попытался накрыться с головой, просто цапнул одеяло зубами и бесцеремонно стащил его на пол.

   - Крой!

   - Р-р-р!!

   - Да чтоб тебя... - Фаэс в раздражении вскочил и сердито уставился на фэйра, впервые за много лет испытывая сильное желание кинуть в преданного зверя чем-нибудь тяжелым. Но раздражение быстро прошло, сменившись искренним недоумением, а потом и растерянностью, потому что пес не только не отстал, но еще и за штанину хозяина ухватил, настойчиво куда-то потянув.

   Эрдал обреченно вздохнул и, с трудом подавив раздражение, поднялся: своему фэйру он доверял полностью. И раз уж Крой рискнул вызвать его неудовольствие, значит, это не просто так. Значит, за время его отсутствия в Норе случилось что-то такое, о чем он теперь должен узнать немедленно. Невзирая на безумную усталость, дикую ломоту в висках и надолго потерянный сон, на который Фаэс, если честно, сегодня очень рассчитывал.

   - Ладно, иду, - снова вздохнул он, когда Крой отбежал к двери и всем видом изобразил нетерпение. - Веди уж, зверь. Все равно ж покою не дашь. Что там у тебя случилось?

   Следом за радостно взвизгнувшим псом быстро Фаэс вышел из комнаты, пересек короткий коридор и со все возрастающим удивлением зашел в собственный кабинет, который на время своего отсутствия надежно опечатал и оставил под хорошей охраной. Причем, как магической, так и самой обычной, поскольку взрослый, хорошо обученный фэйр по силе и скорости вполне мог потягаться с отрядом вооруженных наемников. А Крой был обучен ОЧЕНЬ хорошо и прекрасно знал свое дело. Под его защиту Фаэс не побоялся бы отдать даже бесценные раритеты из королевской сокровищницы. Но сегодня пес был возбужден и откровенно взволнован... с чего бы это?

   Едва ступив на порог рабочего кабинета, эрдал растеряно замер.

   - Что за...? - он неверяще уставился на большой письменный стол, который перед уходом совершенно точно оставил пустым, но на котором, тем не менее, сейчас лежал плотный бумажный пакет. - Крой! Это как понимать?! Что это такое?! Откуда взялось?! Ты что, пустил кого-то в дом?!

   Похолодев от нехорошей догадки, Фаэс кинулся к окну, однако сторожевые заклятия были не потревожены. И на двери тоже. И в целом по комнате. В стенах ни щели не появилось, на замке - ни единого следа взлома. Однако пакет был. И вызывающе белел на фоне темной столешницы, будто приглашая себя вскрыть.

   Не обратив внимания на тревогу хозяина, Крой важно подошел и, цапнув сверток огромной пастью, почти торжественно вручил обалдевшему Фаэсу. Тот машинально взял, чувствуя под пальцами плотную бумагу, растеряно повертел в руках, подозревая подвох. Но потом кинул быстрый взгляд на спокойного пса и прикусил губу: Крой бы не позволил ему прикоснуться к свертку, если бы тот был опасен. Значит, подвоха нет. Да и пес скорее ждет с нетерпением, чем всерьез беспокоится. Что за бред?

   Нахмурившись, Фаэс поднес пакет почти к самому лицу и неожиданно обнаружил, что на одной его стороне чьим-то изящным почерком было выведено:

   - "Прости. Тебя не дождался: слишком долго гуляешь. Свою вещь забрал, но взамен оставляю не менее важную и ценную. Распорядись с умом. Буду ждать результатов в Скарон-Оле". А снизу виднелась короткая приписка - неровная и корявая, как если бы писавший в последний момент вспомнил о чем-то важном и заканчивал послание впопыхах. Или же в крайне неудобной позе. Например, сидя на корточках или держа увесистый пакет на весу. - "P.S. Передай да Миро, что не все его птенцы погибли. Часть ловчей "сети" жива и до сих пор работает".

   Фаэс озадаченно потер подбородок, а потом разорвал верхний слой бумаги и с недоумением уставился на рассыпавшиеся по столу листы, исписанные сверху донизу мелким, убористым, но все тем же изящным почерком.

   Сперва он даже не понял, что именно видит, но потом неожиданно вчитался, ошарашено замер. Наконец, наткнулся на аккуратно составленную карту, на которой сумел узнать только внешние очертания прекрасно знакомых гор. А потом прочитал подписи и сдавленно охнул:

   - Гай!!!

   Крой довольно фыркнул и потерся ухом о бедро хозяина.

   - Гай! Шеттов ты сын... - неверяще прошептал Фаэс, жадно рассматривая добытые Фантомами сведения. - Все-таки вернулся, живой... из Невирона... просто немыслимо... убью гада, как только увижу!

   Крой улыбнулся во всю пасть и бодро застучал хвостом по полу, ни на миг не поверив, что хозяин это всерьез. А Фаэс пораженно покачал головой, растеряно поворошил дорогую бумагу, но затем наткнулся глазами на первую надпись и сильно вздрогнул. После чего выронил пакет, снова охнул, метнулся к тайнику, возле которого осталось непотревоженным мощное сторожевое заклятье. В страшном подозрении снял сложную защиту, сунулся внутрь и...

   Со злым восхищением выругался, обнаружив, что тайник действительно пуст.

   - Ах ты ж сволочь! Увел! Все равно увел, нелюдь! Хотя если уж ты в дом пробрался, не нарушив моей "охранки"... ну, Гай... ну, мерзавец... - эрдал чуть не задохнулся от обилия приходящих на ум эпитетов. Но затем опомнился. Посмотрел на лежащее на столе сокровище, ценность которого была оценена совершенно правильно. Обреченно вздохнул, поняв, что сна ему теперь долго не видать. А потом встряхнулся, расправил плечи и, сурово бросил внимательно уставившемуся фэйру: - Писца и мага мне сюда. Немедленно. И шустрого гонца к полудню, понял? Где хочешь достань. Хоть из-под земли их вырой. Но эти данный должны попасть в Рейдану не позднее завтрашнего вечера.

   Крой внушительно рявкнул и бегом кинулся исполнять приказ. Тогда как Фаэс, даже не обернувшись, медленно опустился в старое кресло и надолго задумался, невидящим взором глядя на бесценные бумаги и сиротливо пустеющий тайник, где еще несколько дней назад терпеливо ждал своей законной хозяйки невероятно редкий амулет, выточенный из цельного, поразительной чистоты сапфира.

  

-Глава 1-

   - Спасибо за урок, мастер Лаор, - сказала я, коротко поклонившись, но все равно краешком глаза следя за учителем и прекрасно помня о том, что самые большие гадости он любит устраивать именно напоследок. Однако нет, обошлось: стоящий напротив скарон чуть заметно кивнул, опустил тренировочные мечи и знаком подтвердил, что на сегодня занятие действительно окончено.

   Ф-фу... выпрямившись и вернув оружие на стойку, я незаметно перевела дух. Слава Аллару, хоть на этот раз членовредительства не случилось. В смысле, почти не случилось: занятия в Школах Воинов редко обходились без увечий, и мои уроки совсем не были исключением. Но, по крайней мере, я жива, ничего себе не сломала и даже могу самостоятельно передвигаться. Значит, день прожит не зря. Осталось только ополоснуться, вернуть растрепанной шевелюре приличный вид и можно будет не бояться, что от меня станут шарахаться на улице.

   Как ни странно, чувствовала я себя вполне сносно. Правда, натруженные мышцы заметно побаливали, а растянутые связки упорно ныли, однако трехчасовое занятие отнюдь не вымотало меня, как в бытность учебы у Теней. Несмотря даже на то, что после возвращения из Благословенной пришлось начинать чуть ли не с нуля, а наработанные некогда навыки - долго и упорно восстанавливать.

   Вы спросите: зачем мне вдруг потребовалось чего-то там восстанавливать?

   Увы. Стыдно признать, но после Рейданы мой живот слишком долго не хотел заживать, хотя Эррей каждый день исправно мазал его противной мазью господина да Лоро, а целительная "синька" значительно усиливала ее действие. К тому же, я клятвенно пообещала братьям, что буду строго соблюдать рекомендации королевского лекаря и не притронусь к оружию вплоть до окончания оговоренного им срока. Соответственно, в Невироне старалась не рисковать, честно не напрягалась, временно отставила тренировки в сторону (какие тренировки рядом с циркачами?!) и строго соблюдала предписанный режим. Ну, насколько это было возможно. В результате чего закономерно ослабла, утратила сноровку и весьма заметно (на мой придирчивый взгляд, конечно) потеряла в скорости.

   Однако ничто не длится вечно: по истечении четырех месяцев мерзкая рана, наконец, полностью закрылась; страшный ожог, изуродовавший мне весь живот, практически сошел на нет. Фантомы, вернувшись из Невирона, получили кратковременную передышку. А для меня пришло время вплотную заняться восстановлением формы.

   Правда, поначалу я думала, что функции тренеров возьмут на себя мои Тени, ведь кому этим заниматься, как не им? Я всю дорогу до Скарон-Ола лелеяла эту эгоистичную мысль и уже предвкушала, как буду долго и упорно их эксплуатировать, чтобы вернуться к прежнему уровню мастерства. Однако в связи с последними событиями от этого варианта, увы, пришлось отказаться: к сожалению, новоявленные Владыки Скарон-Ола с трудом выкраивали время для собственных тренировок, не говоря уж о том, чтобы заниматься кем-то еще. Кажется, они и спать-то толком не всегда успевали. Ели на бегу, дремали вполглаза, из Дворца вообще не отлучались. А все остальное время безвылазно торчали на идущих друг за другом Советах Кланов, решая и обсуждая накопившиеся за многие годы государственные вопросы, от которых, увы, было не отвертеться.

   В какой-то момент я даже начала подозревать, что эти самые вопросы копились с того самого дня, как Скарон-Ол лишился своих прежних Владык, или что Главы Кланов намеренно торопились ввести братиков в курс всех своих дел, спеша снять с себя ответственность. Но потом рискнула поинтересоваться, чем же их таким грузят весь последний месяц, что времени не остается больше ни на что; выяснила на свою голову, чем положено заниматься государю; и с содроганием поняла, что ни в жизнь такие сложности не осилю. Потому что оказалось, что братики занимались буквально всем: от проблемы Степи, чья граница подходила вплотную к Кайре, по поводу которой местные военные шишки до сих пор не пришли к единому мнению, до вопроса о скорейшем проведении их собственной коронации. От трудностей с грядущей осенней ярмаркой, на которую (прослышав о возвращении Владык) обещало прибыть втрое больше караванов, целая куча иностранных послов (ага, уважение, блин, свое засвидетельствовать!) и, соответственно, вдесятеро больше народу, чем обычно, до вопроса о разработке новых адароновых шахт. На братиков повесили многие текущие дела Кланов. От них требовалось соблюдение целой массы жутко важных ритуалов, обрядов, обязанностей и всякой другой хрени, соблюдение которой могло прийти в голову только безумцу. Традиции, млин! Обычаи, чтоб их так! И это при том, что основной шок от осознания своего нового статуса уже прошел и братики успели неплохо освоиться. Более того, часть замшелых традиций они-таки сумели заменить, упростить и заметно модернизировать (не прошло бесследно их плотное общение с моей буйной памятью). С чем-то, конечно, им все-таки пришлось смириться. Что-то, к собственному неудовольствию, срочно осваивать. Многое запоминать, заново учить и привыкать выглядеть соответственно титулу. А когда мы вернулись из Невирона и предоставили новые данные по Тварям... когда появилась подробная карта Степи и самого Невирона... да когда всерьез встал вопрос о реальной возможности зачистить этот гадюшник...

   Короче, братики увязли так, что вытащить их из этой ямы уже не представлялось возможным.

   Однако Бер, которому я как-то обмолвилась о своих трудностях, все же выкроил нескольких часов своего драгоценного времени и, что-то там у кого-то выяснив, с виноватым видом дал мне координаты одного мастера-мечника, чья Школа уже лет двадцать слыла одной из лучших в Скарон-Оле. После чего мне оставалось только вздохнуть (нагружать его своими проблемами я бы не посмела) и покорно отправиться к этому самому мастеру. А так как на тот момент я еще не слишком представляла, что из себя представляют местные Школы Воинов, то к рекомендации Бера отнеслась с некоторым скепсисом (Тени - лучшие и точка!), и лишь спустя несколько дней была вынуждена признать, что, пожалуй, нашла достойную замену.



   Школа мастера Лаора, в отличие от большинства заведений подобного типа, располагалась не во Внешнем Городе, а Старом, что сразу указывало на ее высокий статус, выдавало привилегированное положение и буквально кричало о том, что простых учеников там просто не бывает. Достаточно лишь напомнить, что чужакам в эту часть Скарон-Ола путь был заказан, и тогда сразу становилось понятным, что создавалась она исключительно скаронами и исключительно для скаронов. Причем, для лучших из лучших. Для тех, кто хотел достичь настоящего совершенства. И для тех, кто был готов положить на это целую жизнь, добиваясь результатов с поистине фанатичным упорством.

   При том, что жители Города Воинов все немного с прибабахом, в эту элитную Школу брали совсем уж буйнопомешанных маньяков, с которыми не рискнул бы связаться ни один нормальный человек. А теперь туда взяли еще и меня... гм... да-да! Именно что взяли. И не надо так ехидно ухмыляться: неловкое "гм" прозвучало вовсе не по той причине, о которой вы могли подумать, а всего лишь потому, что я некстати вспомнила, как при первом ее посещении все три великовозрастных ученика мастера Лаора дружно обернулись в мою сторону, машинально схватившись за оружие. И как ошарашенно вытаращились на то, как я нагло переступаю порог этого маленького, но ОЧЕНЬ известного заведения, да еще в голос интересуюсь, где мне найти уважаемого сенсея. Представили эту милую картинку? Вспомнили следом за мной наше первое появление в Скарон-Оле? Прочувствовали? Ну, вот вам и "гм". А со своей стороны могу сказать, что мне в тот момент стало "слегка" неуютно. Хорошо, обошлось без эксцессов, но лишь потому, что Бер позаботился обо всем заранее и от лица своего Клана попросил их учителя меня проверить. Для начала. Чтобы потом, если его все устроит, взяться за восстановление утерянной формы.

   Надо сказать, в самый первый момент мастер Лаор на меня особого впечатления не произвел - среднего роста (что для рослых уроженцев Скарон-Ола выглядело чуть ли не смешным), сухощавый, лет шестидесяти навскидку; почему-то обритый наголо и одетый в какую-то непонятную хламиду, похожую на одеяния странствующего монаха. Ни традиционной косы на затылке, ни знаков Клана на одежде... честно говоря, он совсем не походил на знаменитого учителя, на которого смотрели открыв рот даже представители Старших Кланов. И это при том, что внутренняя магия мастера была далеко не самой сильной среди сородичей. Вернее, он ею практически не владел. Но зато боевое мастерство, напротив, достигло таких невероятных высот, что это признавали даже придирчивые сородичи. Просто потому, что мастер Лаор был одним из немногих учителей, который ратовал за объединение стилей и кто одним из первых попытался объединить четыре основных школы древнего боевого искусства скаронов в одну.

   Собственно, именно по этой причине Бер его и рекомендовал. По этой же причине я предпочла прислушаться к его словам и, прежде чем делать выводы, решила взглянуть на будущего учителя сама.

   Мое появление в Школе, как я уже сказала, ознаменовалось почти что шоком, поразившим учеников мастера в тот самый миг, как только я зашла во двор и представилась. Учеников, как я упомянула, было всего трое: Рубин, Изумруд и Сапфир (Адаманты, как выяснилось, ВСЕГДА учились только в своем Клане и исключительно у своих мастеров), однако воззрились они на меня с одинаковым изумлением. И я их понимаю: какая-то непонятная чужачка... просится в ученики... по рекомендации Старшего Клана... да еще в элитную Школу, когда туда и своих-то не больно брали...

   В общем, как вы понимаете, встретили меня без особого энтузиазма.

   Но когда мастер Лаор, придирчиво изучив мою мнущуюся на пороге персону, довольно сухо сообщил, что освободится только через два часа, я, признаться, даже обрадовалась: перед занятием хотелось предварительно разогреться. Никто ж не знал, как меня собирались испытывать и что для этого понадобится. Вот я и решила подготовиться к любому повороту событий. Двух часов как раз должно было хватить, так что на неприветливый тон мастера я никак не отреагировала и всего лишь попросила выделить какой-нибудь уголок для разминки.

   После этого скарон придирчиво меня оглядел, явно оставшись не слишком довольным увиденным, с немалым подозрением посмотрел на шейри, вновь принявшего облик снежного барса; чуть нахмурился, заметив предупреждающий оскал Лина, но местечко все-таки выделил. И благородно не приставал с советами все два часа, пока я медленно разминалась, постепенно доводя себя до нужной кондиции.

   Конечно, разминка по первости шла туго: сквозная дыра в животе очень уж надолго выбила меня из колеи. Но подаренные мастером часы, которые кому-то могли бы показаться бесконечно долгими или даже бесполезными, стали для меня невероятно щедрым подарком. Я только-только успела аккуратно размяться и, заодно, с огорчением убедиться, что самые трудные растяжки, полученные от Гора, мне пока недоступны, как занятие у скаронов благополучно закончилось. Они всласть порезали друг другу шкуры, от души набили физиономии, поломали кости, потому как работали в полную силу и с боевым оружием, затем привычно подлечились "синькой" (где ее только взяли в таком количестве?! вернее, у кого?!) и по знаку учителя уползли в раздевалку, бросая в мою сторону не слишком приветливые взгляды. Но мне было все равно - главное, чтобы мордой в грязь на грядущем спарринге не ударить. И чтобы уважаемый мастер (если он, конечно, так хорош, как о нем говорят) не вышвырнул новую ученицу вон, как страшную неумеху.

   Дождавшись, когда скароны освободят пространство, господин Лаор вызвал меня на утоптанный песчаный круг, служивший ученикам своеобразным ристалищем, а затем предложил в качестве аперитива небольшую проверку, для чего мне, как даме, следовало первой выбрать оружие. "Дама", конечно же, выбрала то, что привычно - короткий аналог спатхи и более длинный меч для правой, ударной руки. И мастера этот выбор, кажется, слегка удивил, хотя вслух он ничего не сказал. Я, в свою очередь, решила, что тут так не принято, и даже малость обеспокоилась. Но потом увидела, как он вытаскивает со стойки вторую такую же пару - для себя, и облегченно перевела дух: как оказалось, школа Адаманта была ему отлично знакома, так что я могла не бояться, что мастер станет шлифовать мои умения только с одной или с двух сторон.

   В итоге, мы сошлись в поединке, будучи в равных условиях. Ну, за исключением того, что он - мужчина, а я - "дама", причем, изрядно контуженная. Но мастер Лаор и тут повел себя, как благородный человек - с самого начала темп не взвинтил, вел себя вполне корректно, подлых подножек не ставил, силу ударов соизмерял с моими хрупкими размерами... причем, так откровенно порой, что вскоре я попросила его не осторожничать. Хотя он к тому моменту и сам понял, что я не от безделья маюсь и не просто так пришла именно к нему. А когда один за другим провел на пробу четыре приема из разных техник боя Старших Кланов, то удивился уже по-настоящему, неожиданно обнаружив, что они мне прекрасно знакомы.

   После этого у нас состоялась довольно продолжительная беседа, в ходе которой я честно призналась, что моим обучением занимались братики-скароны. Причем, занимались плотно, успешно, серьезно, хотя и не слишком давно. А потом призналась, что в силу ряда причин освоила их науку практически полностью, включая некоторые тайные приемы. Но с некоторых пор здорово ослабла и срочно нуждаюсь в хорошей реабилитации. Затем подробно объяснила свои затруднения. Без всякого стыда задрала рубаху, показала свой многострадальный живот, на котором еще виднелись следы недавнего увечья. Терпеливо снесла вдумчивый осмотр, который мастер не постеснялся провести прямо там, на ристалище. И искренне порадовалась, когда он внезапно предложил показать все, на что я еще способна в таком неприличном состоянии.

   После этого еще полчаса мы потратили на выяснение моих нынешних возможностей. Причем, мастер был уже далеко не так осторожен, как поначалу, и совсем не так расслаблен, как раньше. Он честно протестировал меня по всем четырем Школам, безжалостно погонял по всей площадке, настойчиво пытаясь пробить мою защиту и пробуя то взять ее нахрапом, то аккуратно взламывая с разных сторон, как умелый хакер. Он даже заставил меня вспотеть, чего, если честно, не случалось уже несколько месяцев. И он-таки сумел, в конце концов, найти мое слабое место, после чего коварно обманул и болезненным уколом в живот дал понять, что после встречи с Высшей Тварью я действительно стала уязвимой.

   Едва отдышавшись, я виновато вздохнула и неторопливо (а куда теперь спешить?) поднялась с песка, с огорчением констатируя, что раньше спокойно держалась против четырех воинов Старших Кланов, а теперь и одного не могу нормально остановить. Поднималась, надо сказать, с некоторым раздражением. Ждала, что мастер все-таки откажет. И здорово удивилась, когда впервые увидела на его бесстрастном лице легкую улыбку, а потом обернулась и поняла, что наш спарринг с отвисшими челюстями наблюдали все его ученики, как раз успевшие переодеться и гуськом направившиеся к выходу. Как оказалось, они никуда не ушли и битых полчаса наблюдали за тем, как я уворачиваюсь от подвижного, ловкого, дьявольски изобретательного скарона, который, судя по всему, добился своего и освоил все четыре техники боя. А также то, как он весьма успешно теснил меня со всех сторон. Как я падала, шипя от боли и тихо проклиная свою неуклюжесть. Короче, все они видели. Абсолютно все. Даже мой единственный и очень скромный успех, когда ценой неимоверных усилий мне-таки удалось однажды достать противника кончиками пальцев.

   В общем, поначалу я расстроилась. Но потом мастер Лаор все с той же загадочной улыбкой сообщил, что будет рад новой ученице, отчего мне тут же расхотелось страдать, а настроение взлетело до небес. Когда же я узнала, что для меня он даже готов выделить специальное время, чтобы не мешать остальным своим ученикам, то вообще растаяла и клятвенно пообещала являться каждый день, когда у него только будет возможность заняться моим ослабленным телом. В ответ получила заверение, что "если леди желает, то с ней могут заниматься столько, сколько она сама захочет", обмерла от радостной догадки и тут же выпалила, что приду завтра с рассветом. И вообще, когда он скажет. Лишь бы учил.

   Мастер только улыбнулся шире и сдержанно кивнул.

   С того времени так и повелось: каждое утро я вскакивала спозаранку, тщательно грелась и растягивалась, чтобы не тратить на это время в Школе; потом быстренько собиралась и почти бегом мчалась на занятие, чтобы успеть вдоволь пообщаться с уважаемым учителем до того, как его начнут отвлекать другие ученики. Примерно до полудня он честно со мной возился, так же честно пытаясь вышибить дух из моего бренного тела, а потом я была предоставлена сама себе. Так что могла и по городу погулять, и местные достопримечательности осмотреть, и поспать, и поесть, и вообще - делать все, что заблагорассудиться, не особо заботясь о последствиях.

   Сегодня мы закончили чуть раньше, чем обычно - мастеру Лаору нужно было куда-от уехать, поэтому гоняли меня не до разноцветных кругов в глазах, и выходила я за ворота вполне себе бодрячком, тщательно обдумывая планы на ближайшие пару часов. Однако когда увидела терпеливо ожидающую снаружи, вооруженную до зубов охрану, моментально лишилась хорошего настроения и тяжко вздохнула.

   Да, забыла сказать: с некоторых пор у меня появились телохранители. Вернее, телохранительницы. Целых восемь штук. Которые должны были хранить мое драгоценное тело от злобных посягательств неизвестных идиотов-самоубийц командами по четыре человека: Рубин, Сапфир, Изумруд и, естественно, Адамант. В две смены: сутки через сутки. Мило, да?

   Спешу пояснить: это братики (чтоб их так!) распорядились. Ровно с того момента, как я стала выходить в город. И это, как вы понимаете, было действительно не лишено смысла, однако представить, что меня будут денно и нощно охранять четыре сурового вида девицы в традиционных одеяниях своих Кланов... что они станут сопровождать меня по всему городу, издалека пугая прохожих невыразительными лицами и мрачно посверкивающими глазами... начнут ходить по пятам, демонстрируя свои адароновые мечи, в адароновых же бронях (хорошо, без шлемов!)... да при этом шугать с дороги ни в чем не повинных людей...

   Боже. Честное слово, я, когда увидела возле дверей своих покоев (разумеется, братья велели обустроить всем нам комнаты во Дворце!) это сомнительное чудо, то просто онемела. А когда одна из Алых хмуро заявила, что с этого дня приказом Владык по две девушки от каждого Старшего Клана закреплены за мной, как за "госпожой" и "особо важной персоной", знаете, что со мной было?

   Правильно. Минут через пять после этого события я уже ломилась в Тронный зал и с искренним негодованием изучала адароновые маски "Владык", выразительно нащупывая на поясе мечи и просто кипя от возмущения.

   Блин! Не настолько я стала слаба, чтобы меня охраняли от всяких проходимцев какие-то хмурые леди! И не настолько потеряла сноровку, чтобы не справиться с местными прилипалами! При том, что среди южан существовали очень строгие нормы поведения между противоположными полами, и за нарушение этих норм можно было нарваться на серьезные неприятности. Однако братики, видно, решили, что одну меня отпускать никуда нельзя, что без охраны я и шагу ступить не сумею, что "легендарную леди Ишту" во что бы то ни стало надо беречь, и что с этой задачей Фантомы уже не справятся.

   Гады!

   Кстати, в то время в Тронном зале опять шло какое-то совещание. На котором, естественно, присутствовали Главы всех Старших, а также десяти Младших Кланов, воззрившиеся на меня с плохо скрываемым раздражением. Разумеется, о моем существование (в смысле, о леди Гайдэ, конечно) они уже знали (братики позаботились, чтобы до каждого их подданного были доведены сведения о странных чужаках, которым позволено находиться в любой части Скарон-Ола без ограничений), однако столь вопиющее нарушение традиций было воспринято ими со вполне закономерным недовольством. Конечно, стража к нам не цеплялась и пропускала к повелителям в любой время дня и ночи, нас не останавливали в пределах Дворца, не задавали глупых вопросов, не приставали с выяснением отношений. Однако внутреннего напряжения это не снимало. Несмотря на то, что с нами обращались ровно, подчеркнуто уважительно, правда, с такими постными выражениями лиц, что даже я, не желая создавать Теням лишних проблем, старалась как можно меньше отсвечивать во Дворце.

   Но в тот день у меня просто лопнуло терпение.

   Надо сказать, при моем появлении Братики нервно заерзали на своих Тронах. Как-то беспокойно переглянулись, зашевелились и явно попытались сползти с сидений. Но когда я, подойдя поближе, ядовито осведомилась, что это за хрень такая и почему у меня теперь болтается две пары попутчиц за плечами, Ас тяжко вздохнул и, взяв себя в руки, довольно твердым голосом сообщил, что без сопровождения он меня из Дворца просто не выпустит. Потому что, дескать, не уверен в том, что я при своих талантах не отыщу себе неприятностей за первым же поворотом, а он бы очень не хотел потом разбираться, кто и в чем был виноват. Особенно тогда, когда не все воины его расы знали о моем высоком статусе и когда я сама не пожелала просвещать их на эту тему. Иными словами, народ по большей части лишь догадывался о том, кем я прихожусь Владыкам, Главы Кланов знали только часть правды и неохотно признавали, что решение насчет моего принятия в Кланы (все четыре!) отменить не могут. Но касательно остального они были действительно не в курсе. И, в силу ряда причин, я сама активно желала, чтобы так оставалось и дальше.

   Поэтому кое в чем Ас, конечно, прав. Но меня возмутила сама мысль о том, что они ОПЯТЬ не поставили меня в известность. И ОПЯТЬ не посоветовались, принимая это дурацкое решение. Тогда как девицы, похожие друг на друга, как восемь капель воды (ну, за исключением цвета глаз и тона доспехов, которые носили, не снимая, даже в хорошо защищенном Дворце), отнеслись к своему назначению крайне серьезно. То есть, не спускали с меня глаз и норовили зайти следом даже в сортир. Чудно, да? Впрочем, скароны всегда и ко всему относились очень серьезно. Даже если приказ начальства им совсем не по душе.

   А по девочкам я мигом поняла, что мою персону они совершенно не считают достойной такой охраны. Я лишь раз посмотрела на их непроницаемые лица, заглянула в глаза (говорю же, эмпатом потихоньку становлюсь), как в полной мере ощутила идущую от них волну неприязни, граничащую почти с презрением. И это естественно: для них я была чужой. Бледнокожей, неправильной, совершенно бесполезной и невесть каким образом получившей благосклонность Владык особой, из-за которой несговорчивые девицы были вынуждены таскаться за мной по всему городу, испытывать от этого самое настоящее унижение, да еще и перечить не сметь, когда меня заносило то в Новый, а то и во Внешний город, где ни один уважающий себя скарон не появится без веской причины. Но где зато были торговые лавки, воинские Школы и куча всего интересного, на что мне бы очень хотелось посмотреть. В итоге, я заполучила себе не просто охрану, а самую настоящую головную боль. И по тому, с каким упрямым выражением уставился на меня Ас, полностью поддерживаемый Бером, Ваном и Гором, я быстро поняла: или терплю новую охрану и свободно гуляю по всему Скарон-Олу, или посылаю всех на фиг, всерьез ссорюсь с братиками, а потом сообщаю всему миру правду о себе и тоже гуляю. Только с испорченным настроением, злая, как собака, разобиженная на весь белый свет... и, наверняка, все равно с сопровождением. Тайным. На что мне ненавязчиво намекнули, когда я с шумом заявилась в Тронный зал и громогласно заявила, что от охраны категорически отказываюсь.



   И ведь понимаю, что в чем-то они правы, понимаю, что с охраной передвигаться по городу не в пример легче. Понимаю, что ребята хотели как лучше, потому что многих правил и местных законов просто не знаю, а подсказать будет некому. И я даже согласилась бы на проводника-скарона, рядом с которыми на нас не стали бы смотреть, как быки на красную тряпку. Но ЭТО... нет. Увольте. Такому серьезному испытанию мое (и без того невеликое!) терпение, пожалуй, еще ни разу не подвергалось. Потому что видеть каждый миг эти невыразительные смуглые лица, читать каждый раз в холодных глазах, что эта честь не по мне, понимать, что обратного им уже не докажешь, и чувствовать, как они меня презирают каждый миг... честное слово, ужасно. Порой даже невыносимо. Все равно что идти под проливным дождем из отменных помоев, постоянно чувствуя, как они постоянно льются тебе за шиворот. Вроде пытаешься отряхнуться, но бесполезно: эта дрянь поливает почти без остановки. Отвернуться никак. Не замечать уже не получается: чужое раздражение постоянно тревожит, зудит, как заноза... неудовольствие девушек накатывает волнами, то и дело пытаясь утопить с головой... их высокомерие просто бесит, так и норовя задеть за живое... и только ночью, когда нас разделяют тяжелые дворцовые двери, становится чуточку легче. Только ночью я могу, наконец, немного расслабиться и перестать цедить фразы сквозь зубы.

   Одним словом, кошмар. Просто не верится, что братья, прекрасно зная о моих новых способностях, решили обречь меня на эту нервотрепку.

   Потом мы с Асом, конечно, еще раз поговорили на эту тему. В отдельном помещении и без свидетелей. После того, как закончился долгий Совет, и после того, как у меня появилась возможность назвать его некрасивыми словами не при Главах Кланов. Мне, правда, не в лом и при всех это сделать, однако имидж "Владыкам" портить не хотелось. Поэтому я сдержалась - ушла. А потом вернулась и высказала все, что думаю по этому поводу. После чего Ас даже ответил, что понимает причину моего негодования, но, к сожалению, не имеет понятия, как еще оградить меня от ненужного внимания его опасных соотечественников. Потому что выпустить меня одну он откровенно опасался, выпустить в компании Фантомов опасался вдвойне, достойных кандидатов в проводники тоже пока не нашел, а запереть меня в четырех стенах не имел (к сожалению, видимо) права. Поэтому и предлагал некий компромисс, раз уж они, четверо, больше не способны оберегать меня, как раньше. Вернее, раз уж в силу обстоятельств не могли пока надолго покинуть Троны.

   В конце концов, мы сошлись на том, что суровые девушки-скароны во Дворце меня не "пасут", как малолетку, потому что он и так был защищен, как ничто в целом мире; а в городе я от своей "охраны" не бегаю и не мешаю им работать. В ответ они не мешают мне делать то, что я считаю нужным, держатся на некотором отдалении и вообще, не мозолят глаза.

   И они не мешали. Честно. Однако и на контакт идти наотрез отказывались. Все мои попытки хоть как-то пробить их ледяное молчание, чтобы сгладить первое неприятное впечатление, нарывались на откровенный игнор. Да, девочки не хамили. Оставались неизменно вежливыми, корректными, добросовестно сменяли друг друга раз в два дня, терпеливо пропускали мимо ушей мои предложения расслабиться, а потом так же благополучно отворачивались и продолжали играть роль тупых исполнительных механизмов. То есть, всячески избегали общения. Да еще так упорно и стойко, что всего за пару дней я поняла, что затеяла безнадежное дело. После чего еще раз переговорила с братьями, но услышала в ответ только виноватое "прости, их так воспитывали" и оставила все как есть.

   В итоге, у ворот Школы (внутрь им заходить было запрещено без особого приглашения) меня ждали четыре молчаливые, облаченные в адароновые брони фигуры, в которых лишь по гладким подбородкам, изящным обводам губ и аккуратно подровненным бровкам можно было опознать особ женского пола. Подтянутые, мускулистые фигуры были тщательно скрыты доспехами. Говорить эти амазонки почти не говорили (не положено, видите ли, с нанимателем беседы вести!). Лица их оставались всегда бесстрастными и такими же выразительными, как забрала на шлемах. Так что, можно сказать, что они ни цветом кожи, ни длинными черными косами, ни выражением смурных физиономий практически не отличались от своих сородичей-мужчин.

   - Госпожа... - дружно поклонились "верные телохранители", стараясь не смотреть мне в глаза.

   Я равнодушно кивнула, стараясь уделять им внимания не больше, чем они мне, и, не говоря ни слова, направилась прочь. В сторону Внешнего Города, где нас уже ждали побратимы.

   Кстати, у моих Фантомов имелись особые опознавательные знаки - алые кожаные шнурки наподобие "меток" в Невироне, которые повязывались на левое плечо, издалека сообщали, что данные чужаки являются важными для Алого Клана, и защищали не хуже адароновой брони. А вот мне, к сожалению, такая метка была не положена - в местном Законе не указывалось, что их могут получать женщины-иноземки. Мужчины - да, пожалуйста: они - воины, следовательно, заслуживают хотя бы толики внимания. Дамы - увы и ах. А раз так, значит, таскать мне за собой охрану до скончания веков. То есть, до того времени, пока я не смогу покинуть Скарон-Ол, что в нынешней ситуации представлялось весьма сомнительным: братики-то у меня теперь вон, куда взлетели... или же пока сами братики не изыщут время и не переделают этот дурацкий закон мне на благо. Но когда это еще будет...

   Ах да. Прошу прощения: о самом-то интересном я как раз и не сказала: Владыки...

   Когда мы сообразили, кем именно стали мои Тени, и, едва отойдя от шока, принялись выяснять подробности, то оказалось, что многое из того, что мы знали об Амулетах Власти, было в корне неверным. Впрочем, ни один чужак не мог с уверенностью утверждать, что хорошо разбирается в обычаях скаронов, так что Лин ввел нас в заблуждение не намеренно. И он никак не мог знать о том, что на самом деле Амулетами являлись не кулоны, которые сейчас красовались у братиков на груди, а именно Троны. Те самые, адароновые и, наверное, жутко неудобные штуковины, к которым неустанно стекалась вся сила Кланов. В которых она постоянно бурлила, кипела, то и дело норовя вырваться наружу, как расплавленная лава из жерла разбуженного по неосторожности вулкана. И которую постоянно приходилось сдерживать.

   Собственно, это и была одна из причин, по которой братики не могли надолго покинуть Дворец: пока они не научились в полной мере контролировать свои способности, отдаляться от нового источника силы (и, заодно, жизни) для них было небезопасно. Но сложность в том, что для полного сродства с Амулетами требовались огромные знания, опыт, которым торопливо делились с ними Главы Кланов, и, самое главное, время. Чтобы управлять своей магией, братикам тоже приходилось сейчас учиться. Причем, учиться торопливо, в дикой спешке, с жуткими перегрузками, потому как до поездки в Скарон-Ол реальных знаний о своем даре у них не было. Ребята действовали больше по наитию, на обрывках знаний из прежней жизни. Проще говоря, наобум. А теперь действовать наобум уже нельзя, в результате чего им, как и мне, приходилось начинать все с нуля. Заново изучать теорию, заново практиковаться и даже зубрить! И когда они сумеют достичь пресловутого равновесия, о котором каждый день талдычат Главы Кланы, одному Аллару... ох, простите... Лойну известно.

   Правда, надо признать, их новое положение имело и свои плюсы. Причем, немалые. Потому как вынужденное (надеюсь, что временное) заключение во Дворце с лихвой окупалось тем, что любой Владыка становился полновластным хозяином в Скарон-Оле и своем Клане. Действительно сильнейшим, поскольку находился на острие его безграничной мощи. И имел возможность в любой миг выбросить ее наружу, с легкостью уничтожив население целого города.

   Собственно, последнее испытание для будущего Владыки в том и заключалось, чтобы принять в себя эту силу и выжить. Если получалось - да, Скарон-Ол обретал действительного сильного Владыку. Вернее, не одного, а сразу четырех, потому что сила Старших Кланов всегда обязана быть в равновесии. Но так как одновременно отыскать четырех равных по уровню дара магов получалось нечасто... да еще таких чтобы сумели дополнить друг друга, не сорвавшись по недомыслию и не погубив свой народ из-за какой-нибудь нелепой случайности, то... короче, сложно все это. Рискованно даже для ненормальных фанатиков-скаронов, из-за чего Троны Скарон-Ола так долго пустовали.

   Кстати, кулоны на братиках, скорее, служили некими мостиками между их дарами и Кланами. Как хрупкие перемычки, по которым сила равномерно текла в обоих направлениях. С одной стороны, они давали Владыкам доступ к любому из своих подданных, а с другой... и это, пожалуй, было единственным, что примирило нас с нынешним положением вещей... Амулеты забирали у новоявленных Владык излишки сил в общую "копилку". А когда требовалось - возвращали их обратно. Ровно столько, сколько требовалось, и именно тогда, когда это было необходимо. Таким образом, я, наконец, могла больше не бояться, что у парней в один прекрасный день до дна опустеет резерв. Как могла не страшиться, что кто-то из них вдруг сорвется и снова обернется Тенью.

   Думаю, Асу с братиками в какой-то мере повезло, что Тень изменила их ТАК сильно. И, думаю, в тот миг, когда на них внезапно обрушилась сумасшедшая волна чужой силы, им было ОЧЕНЬ нелегко удержаться на ногах. Правда, сами они не особенно распространялись на эту тему. Бер вообще только морщился, а Гор непонятно отводил глаза, лишь однажды вскользь упомянув, что здесь не обошлось без его призрачного брата. Но я все равно благодарна Тени за то, что снова могу их видеть. Хотя, конечно, если бы не Она, то их дары не стали бы таким угрожающе нестабильными, и нам бы не понадобилось в срочном порядке искать им подходящие по силе Амулеты.

   Впрочем, все хорошо, что хорошо кончается. Ребята живы, здоровы, их дейри пришли, наконец, в относительное равновесие. Угрозы для жизни больше нет. Когда-нибудь они, обучившись как следует, обретут и свободу от своих непонятных Тронов. А сейчас хватит и того, что Ас, наконец, снова стал спокойным, Бер, как всегда, насмешливым, Ван невозмутимым, а Гор - чуточку мрачным. Но если выбирать из того, что было, и того, что с ними стало... я все-таки предпочту видеть в них Владык, чем Теней. Ведь в итоге они приобрели гораздо большую защиту, чем могли дать им мои Знаки. И стали еще чуточку менее зависимыми от меня, чем раньше.

   Это ли не повод для радости?

   Правда, в самый первый момент, когда в Тронный зал набежала куча народу, парни об этом совсем не думали, поскольку разом лишились всех своих сил (и магических, и таких), а ворвавшихся людей было ОЧЕНЬ много. Завидев готовую к бою стражу, братики справедливо предположили, что сейчас их, как мерзких воров, будут жестоко убивать, и, разумеется, спешно изготовились дорого продавать свои жизни. Даже нахамить вроде кому-то успели, разжигая в себе веселую злость, вместе с которой не так погано умирать.

   Однако каково же было их удивление, когда незнакомцы, вместо того, чтобы напасть, лишь дружно выдохнули. Затем неприлично вытаращились на горящие в темноте (а на "дело" братики, конечно же, пошли глухой ночкой) Троны. Как-то неуверенно помялись, переглянулись, жадно уставились на горящие потусторонним светом Амулеты Власти в руках чужаков. После чего внезапно вытянулись в струнку и, не произнеся ни единого слова, дружно отдали честь.

   Пока братики ошалело моргали, внутрь забежали еще люди, вооруженная до зубов толпа в дверях стала намного больше. Коридоры оказались запружены до отказа, подступы к Дворцу - надежно перегорожены, а все выходы - наглухо закрыты, как если бы сюда действительно сбежалось население всего города. Несколькими минутами позже в Тронный зал примчались взбудораженные Главы Кланов, другие члены Кланов - сперва Старших, а потом и Младших... после чего началась такая свистопляска, что у Теней не осталось ни единого шанса вырваться из Дворца незамеченными. Наконец, кто-то самый смелый (кажется, Сарго) торжественно сообщил, что рад приветствовать новых Владык Скарон-Ола, что настоящие артефакты - вот они, у них за спиной, и что для стабилизации дара им больше нельзя отойти от них надолго... дескать, добро пожаловать, дорогие гости, мы так долго вас ждали, а теперь не соблаговолите ли вникнуть в наши проблемы и взвалить себе на плечи все то, от чего мы теперь будет старательно открещиваться...

   Короче, братики, сами того не желая, влипли по самые уши. Причем, сей прискорбный факт мои Тени, когда осознали, не преминули весьма многословно прокомментировать прямо там, у всех на виду. Ровно после того, как Ас перехватил весьма странный взгляд а-сата Аро, изумился появившемуся там безумному облегчению и, от растерянности воспользовавшись Амулетом, с потрясающей ясностью вдруг осознал, что случилось. Проще говоря, неосторожно заглянул в чужие мысли и только тогда в ужасе понял, что его гнусно обвели вокруг пальца. Подло обманули, подставили и сделали все, чтобы эта ночь закончилась именно здесь и именно так. Потому что именно этого мига суровый Глава Алого Клана ждал с поистине фанатичным упорством всю свою сознательную жизнь. К нему стремился с настойчивостью настоящего скарона. Мечтал о том, что когда-нибудь у Скарон-Ола все-таки появится сильный Владыка-Алый. Более того, с самого начала подозревал, что у Аса может получиться. Прекрасно видел, несмотря на все ухищрения, его необычную дейри. Почувствовал ее еще там... на крыше... когда чья-то невероятно могучая воля осторожно попробовала исследовать его щит. А потом осознал, что Лойн все-таки услышал его молчаливые молитвы и что эта встреча станет поистине судьбоносной, обернувшись для него самого или невероятной удачей, или же нелепой смертью.

   Чем он рискнул для того, чтобы подтвердить свои догадки - о том знал, наверное, только сам господин Аро. Сколько усилий ему стоило сохранить невозмутимое лицо, одновременно приказывая убить необычного, принесшего с собой безумную надежду на чудо чужака - о том он никогда и никому не расскажет. Как никогда не заикнется о том, каким тяжким грузом легли на его совесть жизни трех прекрасных воинов. И каким невыносимым грузом могли бы лечь на них жизни обеих его, одинаково любимых дочерей.

   Но Аро не был бы скароном, если бы усомнился в принятом решении хотя бы на миг. И он не занимал бы столь высокий пост, если бы поставил во главу угла личные интересы. Отдавая собратьям смертоубийственный приказ, он преследовал лишь одну цель - заставить чужака открыться, проявить себя, подвести его к той грани, за которой стало бы ясно: годится ли он на роль нового Алого Владыки или же нет. И он довел Аса до этой грани. Искусно скрыв истинную причину приглашения его на Совет даже от остальных Глав, сделал все, чтобы увидеть настоящую дейри чужака. А когда увидел, то едва не преклонил благоговейно колени прямо там, перед всем Советом, потому что это действительно было похоже на чудо. Но когда в Тронном зале появились еще чужаки... когда рядом с Алым встали невероятно могучие, невесть откуда взявшиеся и восхитительно злые Сапфир, Изумруд и Адамант... когда при виде материализующейся возле Тронов Тени даже Чеоро чуть не упал, а Ино просто онемел... когда даже Сарго тревожно вздрогнул и обернулся, ища у Алого собрата поддержки и помощи...

   Вот тогда-то Аро и понял, что скоро умрет. Но умрет абсолютно счастливым, потому что гордый чужак вряд ли простит ему предательство и вряд ли поймет, почему оно совершилось. Зато самое важное было сделано. Единственная цель его жизни достигнута. Ради такого и умереть не жалко, ведь победителей, как известно, уже не осудят. Впрочем, смерть Главу Алых никогда не страшила. Гнев Господина не страшил тем более. Он знал, на что шел, когда поднимал на Него руку. И знал, чем поплатится, если выиграет трудный спор со своей совестью. Поэтому, когда вспыхнувший в ночи настоящей радугой Дворец возвестил о том, что после нескольких веков забвения все-таки обрел новых хозяев, Аро, ждавший этого мига с нетерпением и надеждой, первым поспешил войти в разгромленный Тронный зал. Одним из первых увидел исполнение своей заветной мечты. Старательно пряча диковато горящие глаза, со слабой улыбкой повторял про себя, что все-таки оказался прав. И, первым смиренно преклоняя колени перед взбешенным Владыкой, на лице которого медленно проступало понимание, негромко произнес:

   - Клан принадлежит тебе, Господин мой. Прими нас под свою руку и возьми то, что пожелаешь.

   "Даже мою жизнь"...

   Ну... что на это сказать? У меня, наверное, в такой ситуации просто не нашлось бы нужных слов. У вас, возможно, тоже. Но Ас, насколько мне известно, справился даже с этим сложным делом, поэтому после процедуры представления народу Тронный зал благоговейно внимал первой "торжественной" речи одного из своих новых, едва обретенных Владык.

   Минок, этак десять.

   Пожалуй, не буду утомлять вас перечислением тех выражений, которые невольно вырвались у братиков, когда они осознали свою ошибку. И не буду повторять даже малую их долю, которую слышала чуть позже собственными ушами. Достаточно сказать, что даже по прошествии полутора месяцев, истекших с того памятного дня, у Аса все равно время от времени гневно вспыхивали глаза, а Ван так и норовил создать в комнате маленький смерч. Хотя никого, как ни странно, ни в ту ночь, ни гораздо позже они все-таки не убили. Более того, Главы Кланов (даже Аро) благополучно сохранили свои посты. Сами Кланы подверглись жесткой обработке и перестройке. Скарон-Ол теперь походил на растревоженный улей, в котором внезапно объявилась четырехглавая матка. А смутное ощущение витающей над ним тревоги постепенно сгущалось, вынуждая меня загибать пальцы в преддверии грядущих (наверняка скорых!) сложностей.

   В общем, такие вот у нас получились пироги. И вот какие новости мы узнали, когда вернулись из разведывательного рейда по Благословенной. В итоге, Тени стали Владыками и, заодно, повелителями Айдовой прорвы опытнейших и опаснейших воинов; Фантомы обрели статус гостей и откровенно бездельничали, наслаждаясь заслуженным отдыхом; за мной по пятам повсюду таскалась молчаливая охрана; Лин до сих пор отъедался, наверстывая время, упущенное в Невироне. Но в целом все было не так уж плохо. Потому что у нас, наконец-то, появился реальный шанс собрать вокруг себя мощный стальной кулак и полностью покончить с угрозой Невирона.

   Так что, наверное, оно того стоило?

   И, наверное, даже стоило той цены, которую нам пришлось заплатить?

   Не знаю. Честное слово, не знаю. Но очень надеюсь, что все было не зря.

  

-Глава 2-

   В Старом Городе у меня особых проблем не возникло: кажется, нашу компанию начали узнавать издалека. Да и как не узнать, когда следом вышагивает такая внушительная охрана? Четверо симпатичных девушек, вооруженных в буквальном смысле слова до зубов, пушистый белоснежный зверь, при виде которого даже мужчины-скароны уважительно подавались в стороны, а между ними - я в роскошном черно-серебристом камзоле и совершенно без оружия (ну, Эриол не в счет). На такое чудо кто угодно обернется, чтобы убедиться, что не померещилось.

   Думаю, весь Скарон-Ол уже полнился слухами и о странных чужаках, которым позволено жить во Дворце, и, разумеется, обо мне, поскольку мое присутствие в Тронном зале во время Совета Кланов вообще ни в какие ворота не лезло. А я там иногда присутствовала. Слушала. Правда, плохо разбираясь в обсуждаемых вопросах, по большей части помалкивала, а в последние дни вообще не появлялась, чтобы не дразнить "гусей". Но даже этого хватало, чтобы на нашу процессию, возглавляемую гордо вышагивающим Лином и заканчивающуюся четырьмя сурового вида дамами, готовых при первом же гнусном намеке выпустить любому невеже кишки, постоянно косились. И неудивительно, что при всей той вопиющей наглости, с которой я ежедневно проделывала один и тот же путь от Дворца до Школы, регулярно бросаемые в мою сторону раздраженные взгляды постепенно становились сперва задумчивыми, а теперь и заинтересованными.

   Правда, мне никто никогда не докучал и не пытался приставать с вопросами. И вовсе не потому, что следом топала охрана, а лишь по той причине, что у женщин в Скарон-Оле существовали совершенно особенные привилегии. И очень четкие правила поведения, которые помогали мужчинам быстро сориентироваться в обстановке. Учитывая то, что дамы тут были весьма суровы и мало чем уступали сильному полу, подобные законы являлись весьма актуальными: получить за невинный комплимент сочную оплеуху или вызов на поединок от какой-нибудь смуглокожей красотки можно было в мгновение ока. Причем, поединок смертельный - иного скароны просто не понимали. Но поскольку иного способа уладить конфликт тут не существовало в принципе, а девушки все как одна слыли крайне опасными, то становилось понятным, почему эти самые правила были не просто введены в обиход, но еще и тщательно соблюдались.

   Самое важное из них касалось внешнего вида и, в первую очередь, верхней одежды: каждая женщина, выходя на улицу, должна была соблюдать некий дресс-код, с помощью которого демонстрировала свое отношение к окружающему миру. И, в частности, к мужчинам. К примеру, надела брюки и мужскую куртку, значит, недвусмысленно посоветовала не подходить к ней с предложением познакомиться. Если влезла в броню и опоясалась мечом (в случае с Адамантом - двумя), то держись от такой "леди" подальше - на первый же намек или деликатное приглашение посидеть в кафе смахнет башку и не поморщится. Наличие доспеха означало, что женщина в данный момент при исполнении и требует к себе отношения, как к воину. Так что игривое подмигивание могло быть расценено как оскорбление. Зато если она вдруг надела платье и невесомой пушинкой пропорхнула по цветущей улочке, с интересом посматривая на многочисленных кавалеров, то сомнений нет - у девушки отличное настроение, она, скорее всего, свободна и не возражает против осторожных ухаживаний.

   Но опять же - подойти и развязно брякнуть про то, чтобы покувыркаться на пару в постели, нельзя: "милая леди" могла мгновенно превратиться в настоящую мегеру и вытащить из складок изящного платьица тяжелый мясницкий топор, который наверняка умела мастерски метать. Так что мужчины даже в этом случае могли лишь деликатно подойти и очень вежливо поинтересоваться: не желает ли благородная леди приобрести себе спутника? Причем, неважно зачем и на какое время: на час, на день или на всю жизнь - решала это только женщина. И если кавалер приходился ей по нраву, никаких препятствий для совместного отдыха не имелось.

   Если же мужчина по каким-то причинам не подходил, женщина имела полное право пройти равнодушно мимо, небрежно отмахнуться или, если он оказывался настойчив, неделикатно послать его по известному адресу. В любом месте, в любое время и при любых свидетелях. Причем, до тех пор, пока она носила платье, ответить ей тем же отвергнутый ухажер не мог - общество не одобряло. Но стоило только даме снова влезть в доспехи, как положение мгновенно менялось, и оскорбленный воин мог потребовать сатисфакции. Уже не как с женщины, но как с такого же воина, как он сам. Иными словами, мог вызвать нахалку на поединок, мог ее благополучно убить, покалечить (если, конечно, невоздержанная на язычок дама была слаба и неосторожна) или унизить прилюдно так, как посмела когда-то она. Ведь теперь они были равны. И это считалось нормальным. Так что местные женщины, при всей своей агрессивности и воинственной эмансипации, тоже были вынуждены помнить о гордости своих суровых мужчин и не уязвлять лишний раз их болезненное самолюбие.

   Таким образом, между полами поддерживалось стойкое равновесие. Ничьи права не ущемлялись. Никого не считали второстепенным или маловажным для общества. Каждый приносил городу ту пользу, которую мог. Скарон-Ол процветал, позволяя своим дамам самим выбирать, с кем, как и когда они хотят показаться своим мужчинам. Им дозволялось многое, о чем в просвещенном Валлионе даже не слышали. Здесь они были по-настоящему свободы. И я, оказавшись в таких условиях, пришла от местных обычаев в полный восторг. То есть, сразу по прибытии охотно влезла в брючный костюм и могла больше не беспокоиться, что внезапно стану объектом пристального внимания. Или что кто-то вдруг укажет мне на неподобающий внешний вид.

   Иными словами, пробыв в Скарон-Оле всего пару недель, я отчетливо поняла, что мне тут нравится. А если забыть о надоедливой охране и исходящих от нее эмоциях, то хоть вообще никуда больше не уезжай. Город Воинов мог дать мне все, чего так не хватало в Валлионе: независимость, свободу, право самой решать, что и как делать, возможность не закрывать лицо до смерти надоевшей маской Фантома... да много чего. Того, к чему я так привыкла дома и чего мне все время недоставало даже в бытность "благородной леди".

   А еще знаете, что? Здесь не было НИКАКИХ ШЛЯПОК!!! Представляете?!! Я могла быть самой собой и не думать о том, что это выглядит странно. Поэтому решено: если Тени не будут возражать, я себе тут домик где-нибудь приобрету, и, когда все это закончится, непременно останусь жить. Вот только с Невироном разберусь и останусь. Может быть, даже и навсегда.

   Кхм.

   Поймав себя на этой мысли, я невольно улыбнулась.

   Надо же, всего пару недель тут, а уже планы строю, мечтаю потихоньку, снова надеюсь. Видимо, смена обстановки так благотворно подействовала. А еще - близость братьев, всех моих Фантомов, без которых, как оказалось, мне уже становится некомфортно. Интересно, как я потом без них буду? Как стану жить, если все получится, и необходимости в нашем отряде ни у кого уже не возникнет?

   "Как себя чувствуешь?-" - неожиданно спросил Лин, оборвав последнюю мысль на середине.

   "Нормально, - ответила я, уставившись на его спину с изрядным удивлением. - А что?"

   "Да просто спрашиваю..."

   "Ну да. Чтобы ты вдруг спросил просто так... давай, выкладывай. В чем дело? И к чему такие странные вопросы?"

   Шейри тихонько фыркнул, а потом слегка притормозил и теперь пошел рядом, едва не толкаясь мохнатым боком.

   "Есть к чему. Скажи, ты ничего необычного не заметила в себе после возвращения?"

   "Э-э... нет вроде. А должна была?"

   "Не то чтобы..."

   "Лин, хватит юлить, - нахмурилась я. - Говори толком: что не так? И почему ты вдруг озаботился моим самочувствием?"

   Шейри, ненадолго обернувшись, испытующе глянул снизу вверх.

   "У тебя дейри стала другой".

   "Что?" - неподдельно опешила я.

   "Да, - кивнул он. - Я перестал видеть ее за амулетами. Тогда как раньше она все время просвечивала и хотя бы на треть светилась белым. Но после Невирона она стала... гаснуть. И теперь я совсем ее не вижу. Вернее, вижу, но серой. Как раньше".

   Я растеряно моргнула.

   "Очень интересно. А это хорошо или плохо?"

   "Не знаю, - признался демон. - Но мне почему-то не нравится. И еще мне кажется... прости... но мне почему-то кажется, что это новый амулет ее такой сделал".

   "Какой амулет? Тот, который из Храма Айда?!"

   "Да. Я долго за тобой наблюдал и понял, что он скрывает тебя очень хорошо. Только это произошло не сразу, как я тогда думал, а очень постепенно. И почему-то именно сейчас твоя дейри стала совсем тусклой".

   "Хочешь сказать, что амулет жрецов скрывает мою дейри гораздо лучше, чем те, которые я носила раньше?!"

   Лин тихонько вздохнул.

   "Похоже на то. Тебе даже амулет Аса так не помогал - все равно оставалась белая полоска. А теперь ее нет. Совсем. Но убедиться в этом мы сможем только тогда, когда ты их полностью снимешь. Вернее, когда снимешь с себя тот, из Храма".

   Я прикусила губу. То, что амулет некромантов полностью закрыл мою ауру, было, конечно, хорошо: в городе, где полно магов, светить свои способности ОЧЕНЬ не хотелось. Но при этом мне сильно не нравилось его происхождение. Да и Лин что-то обеспокоился, хотя сама я, если честно, едва не забыла о его "подарке". Висит и висит себе на шее - обычный звериный коготь, чем-то напоминающий коготь кахгара. Есть не просит. Не мешает. Не фонит. Когда братья проверили его и сказали, что другие амулеты я могу смело снять, потому что сила этого весьма и весьма приличная, я послушно оставила его в одиночестве. Остальные убрала, и разницы по дейри они не увидели. А теперь, по прошествии двух недель, оказывается, что амулет-то с секретиком - не просто меня прикрыл, но, выходит, еще и сил откуда-то взял, чтобы сделать это гораздо лучше, чем раньше.

   А откуда он силы-то мог взять?

   Естественно, только от меня, любимой. И именно это меня резко обеспокоило.

   Задумчиво дотронувшись до цепочки, я легонько пробежалась пальцами по тонким звеньям.

   "Лин, а давай-ка ты по возвращении еще раз меня проверишь? На всякий случай. И с амулетом, и без него. Ладно? Что-то мне такие новости не сильно нравятся".

   "Мне тоже, - криво улыбнулся демон. - Еще вчера я видел твою дейри, и она была достаточно яркой, а этим утром - все. Как отрезало. И меня это очень тревожит".

   "Вчера я ребят не видела, - так же задумчиво оборонила я. - И сегодня не увижу до позднего вечера - к ним опять Главы Кланов пристают насчет Невирона. Я уже умучилась им повторять по двадцать раз одно и то же, Родан с Мейром скоро охрипнут, докладывая то, что и так им давно известно. Как Ас это выдерживает, вообще не понимаю. Но из-за Совета я не могу к ним лишний раз даже подойти. И уж тем более не могу снять этот дурацкий амулет, чтобы попросить Гора глянуть на мою дейри".

   Шейри снова вздохнул.

   "Я сам посмотрю, когда вернемся. Только, Гайдэ, дай мне, пожалуйста, слово, что снимешь его, если он что-то... сделал с твоей дейри".

   "Конечно, - тут же откликнулась я. - Все-таки некроманты делали. Вдруг он с подвохом?"

   Лин успокоено отвернулся.

   "Я могу его уничтожить, если потребуется. В любой момент".

   "Договорились, - благодарно кивнула я и, отпустив цепочку, погладила славные черно-белые ушки. - Не думаю, что он способен нам серьезно нагадить. Пока с моей дейри никому не удалось справиться. Даже тебе. А амулет - это не демон и не Темный Жрец. Просто артефакт. Хотя проверить - мы его все равно проверим. Просто на всякий случай. Не сомневайся. И если окажется, что он далеко не такой надежный, как нам с тобой показалось, то я выкину его на ближайшую помойку".

   Лин слабо улыбнулся.

   "Лучше я его спалю".

   "Да мне все равно. Хоть лапой раздави".

   "Спасибо, - очень тихо отозвался демон, бесшумно вышагивая рядом. - Это ведь я его нашел. И я отдал его тебе. Если окажется, что он - порченный..."

   Я поспешила его обнять.

   "Ну что ты, Лин? На тот момент так было лучше. К тому же, мы ведь еще ничего не знаем, так что не спеши себя обвинять. Хорошо?"

   "Хорошо, - послушно кивнул он. - Больше не буду".

   "Вот и ладушки. А теперь идем скорее - там нас, наверное, уже мальчишки заждались"...

  

   Подходя к воротам Старого Города, мы натолкнулись на небольшую процессию Алых, которым тоже зачем-то потребовалось прогуляться. Причем, не где-нибудь, а возле обиталища Младших Кланов. Вшестером. И именно тогда, когда в ту же сторону двинулись и мы. Короче говоря, выйдя из разных улочек, мы едва не столкнулись лбами и застряли в тесном проходе, как две пробки в чересчур узком горлышке винной бутылки.

   При виде помехи Лин недовольно заворчал, девушки за моей спиной молниеносно выступили вперед, а изрядно удивленные такой холодной встречей мужчины на краткий миг даже опешили. Правда, их оторопь длилась недолго: поняв, что грозные "леди" находятся при исполнении, они вежливо отошли в сторону, уступая дорогу, и только потом кинули в мою сторону выразительные взгляды.

   Наверное, в их понимании служение урожденных скаронов чужакам - противоестественно. За тем редким исключением, когда чужаки этого достойны. Но касательно меня они не смогли сразу определиться с мнением. Мой внешний вид их не впечатлил. Отсутствие оружие на поясе вызвало недовольные гримасы, а короткие светлые волосы, резко контрастирующие с длинными черными косами девушек, вообще раздражали.

   Однако не всех.

   Как ни странно, действительно не всех, потому что трое из этой шестерки, разглядев мое бледное лицо, неожиданно вздрогнули, а потом вдруг отпрянули и почтительно поклонились.

   - Доброе утро, госпожа...

   В первый миг я, признаться, озадачилась. Особенно когда странные типы не просто поклонились, а изволили прижать кулаки к груди, как это принято в Валлионе, и дружно опустились на одно колено. Но когда один из них осторожно поднял голову и, стянув с головы тяжелый шлем, с жадным любопытством всмотрелся снова, то я, вдобавок, чуть не растерялась, потому что неожиданно признала в нем одного из тех незадачливых охотников за Амулетом Аса, которые пытались напасть на меня в Рейдане. Но неудачно. После чего примерно с месяц зализывали раны, сращивали кости и... наверное, ковали себе новое оружие? Старое-то я им испортила. Причем, на совесть так испортила - Эриолом по клинкам прошлась.

   Интересно, с чего бы вдруг такая встреча?

   - Привет, забияка, - усмехнулась я, поняв, что не ошиблась. - Ты... Раэрн, кажется, да? Какими судьбами?

   - Дела, госпожа, - смиренно отозвался скарон, снова опуская взгляд. - Как вы знаете, Владыка согласился принять нас на службу.

   - Да уж знаю, - хмыкнула я. - Простил обормотов, хотя проблем у него потом возникло - не оберешься.

   - Да, госпожа. Нам очень жаль.

   - Еще бы... ну-ка встань - неожиданно велела я, перехватив сразу несколько ошалелых взглядов. Причем, от своих девочек - чуть ли не более диких, чем от обалдело воззрившихся на Раэрна скаронов. - Твой Владыка забыл сказать, что я не люблю подобных жестов. Так что вставай. Все вставайте. И запомните: если еще раз увижу лебезение не по делу, то результаты нашей первой встречи могут показаться вам детскими шалостями. Это понятно?

   - Да, госпожа, - все так же смиренно отозвались Алые и только тогда послушно поднялись. - Чем мы можем тебе послужить?

   Я удивленно приподняла брови.

   - Да ничем. Идите, куда шли.

   - Возможно, мы могли бы помочь?

   - Вряд ли. У меня и так помощников... - я кинула за спину насмешливый взгляд, - хватает. Даже перебор.

   - Госпожа желает, чтобы мы ее сопровождали? - спокойно осведомился Раэрн, словно не услышал. На что я неловко кашлянула и, помня о двойной подоплеке подобных вопросов, поспешила вежливо отказаться:

   - Не сегодня. Но за предложение все равно спасибо. Всего доброго, господа, - я кивнула, прощаясь с едва не случившимися ухажерами, и первой прошла мимо, оставив Алых объясняться с сородичами без моего непосредственного участия. Однако в последний момент вдруг вспомнила о важном и обернулась. - Кстати, парни, о моем происхождении мало кто знает. О характере нашей с вами первой встречи - тоже. Не говоря уж о ее причинах. И я хочу, чтобы так оно и оставалось.

   - Как пожелаешь, госпожа, - невозмутимо отозвались скароны, всем видом показывая, что не проболтаются даже под пытками.

   - Чудесно. Была рада вас видеть.

   - До свидания, госпожа, - донеслось из-за спины слаженное, но я не стала оборачиваться и проверять, что там и как. С этими Алыми точно проблем уже не будет - выполнять приказы они умели. К тому же, должок за ними. И немалый. Поэтому можно не сомневаться: правды от этих парней никто не услышит, пока я не разрешу, конечно.

   "Хорошо, - неопределенно протянул Лин, когда мы миновали ворота. - Асу от них будет немалая помощь: они знают традиции намного лучше, чем твои Тени. И они обязаны ему по гроб жизни. Если бы Клан узнал, что они пытались убить Владыку, самое меньшее, что бы им грозило - четвертование. Однако он смолчал. И даже простил. Так что они никогда его не предадут. Будут верны, как псы. Жизни положат по первому его слову, потому что теперь эти жизни принадлежат ему. И тебе, между прочим, тоже: это же ты остановила брата".

   "Я, - со вздохом признала я. - Не смотреть же на то, как он их заживо сжигает у меня на глазах?"

   "Вот-вот. Этого Алые точно не забудут. И они приняли бы тебя, даже если бы ты не была Иштой. Кстати, почему ты не хочешь, чтобы об этом узнали?"

   "Не хочу, чтобы меня воспринимали только по титулу".

   "Но так было бы проще".

   "Нет, Лин. ТАК было бы сложнее, - невесело улыбнулась я, быстро шагая по улице. - Ты помнишь Валлион? Помнишь, как вели себя люди с королем? И как они смотрели на меня на последнем балу? А что будет, если станет известно, кто я на самом деле?"

   Лин хмыкнул.

   "Не о том переживаешь, хозяйка. Те, кому надо, всегда будут смотреть на тебя правильно. А остальные пошли на фиг. К чему тебе их мнение?"

   "Да я не о мнении переживаю. Мне мерзко думать, что и передо мной начнут гнуть спину лишь потому, что я высоко взлетела".

   "Но это правильно, - возразил Лин. - Ишту должны уважать. Должны понимать разницу между тобой и собой. Как еще люди могут выразить свои чувства, как не жестами, которые были бы видны и понятны издалека? Не каждый же сможет подойти и сказать тебе это в глаза? Так положено, Гайдэ. Таковы, если тебе будет понятнее, правила: чем выше твое положение, тем выше и ответственность. Тем труднее твои обязанности и тем тяжелее ноша. Тебе кланяются не оттого, что желают выслужиться или изобразить фальшивое радушие. Нет. Тебе кланяются тогда, когда понимают, какая тяжесть лежит на твоих плечах, видят, какие усилия ты прилагаешь, чтобы выдержать этот груз. И благодарят за то, что ты делаешь это за них - более слабых и менее приспособленных к этой ноше. Ты ведь сама вспомнила о Валлионе. И не хуже меня понимаешь, что король всегда должен оставаться королем - со всеми своими регалиями и атрибутами власти. Ему должны оказывать уважение даже те, кто считает его кровным врагом. Перед ним должны склонять головы. Должны отдавать эту дань. Иначе он не король, а Айд знает что. Иначе на него можно плюнуть и забыть. Иначе он не правитель, не повелитель, не владетель огромной страны, от слова которого зависят жизни большинства его подданных. Это вопрос престижа, хозяйка. Вопрос, как ты иногда говоришь, имиджа. Король может себе позволить панибратство лишь с равными. Иного просто не бывает. И тебе пора к этому привыкать. Ведь на самом деле ты стоишь гораздо выше любого короля".

   Я криво усмехнулась.

   "Спасибо, что напомнил".

   "Я напомнил тебе о важном, - упрямо тряхнул головой шейри. - И сказал только то, о чем ты сама прекрасно знаешь, но никак не хочешь принять. Я знаю, что тебе это не нравится. Верю, что ты к этому совсем не стремишься. Но у тебя, как у Хозяйки, есть свое достоинство. Своя честь. И своя вершина, до которой не добирался еще никто из смертных. Ты - Ишта, не забывай об этом. Поэтому ты должна вести себя как Ишта. Должна соблюдать законы, которые приняты в этом мире. И должна понимать, что возврата к прежней жизни, когда ты ни за что не отвечала, нет. Теперь на твоих плечах лежит слишком много. Теперь от тебя многое зависит. И теперь, зная об этом, люди будут выражать свое почтение так, как ты, конечно, не привыкла, но как положено при твоем статусе и положении. Понимаешь?"

   "Понимаю, - грустно кивнула я. - Но очень хочу оттянуть этот неприятный момент подальше".

   "Увы, - так же грустно отозвался демон. - Боюсь, этот момент уже наступил. А скоро придет время, когда ты больше не сможешь скрываться".

   "Я знаю".

   "Тогда перестань требовать от них невозможного. В этом мире не так много людей, которые смогут тебя понять и сумеют правильно объяснить причины твоих поступков. Остальные будут видеть лишь то, что хотят и к чему привыкли. Им ты уже ничего не докажешь. Будь собой, Гайдэ. Пожалуйста, всегда будь только собой. Той особенной женщиной, которой ты стала, а не той сомневающейся девчонкой, которой когда-то была".

   Я вздохнула.

   "С ума сойти, каким ты иногда бываешь мудрым. Даже не верится, что когда-то я тебя на руках таскала и настойчиво уговаривала на то же самое. Поверь, Лин, я все понимаю. Обо всем этом не раз думала и неуклонно приходила к выводу, что взросление неизбежно. Но пока есть такая возможность, я хочу побыть просто Гайдэ. И пока есть возможность, я хочу насладиться всеми прелестями инкогнито. На месяц, на неделю... хотя бы на день. К тому же, мне кажется, не так уж мало людей способны меня по-настоящему понять. Как минимум, чертова дюжина из них не переменит своего мнения и не перестанет общаться со мной так, как раньше. Несмотря ни на что".

   "Ты говоришь о Фантомах?" - лукаво прищурился Лин, ненадолго обернувшись.

   Я посмотрела в сторону знакомой зеленой улочки, у начала которой нас уже с нетерпением ждали, и тепло улыбнулась.

   "Конечно".

  

-Глава 3-

   - Здравствуйте, леди, - сочась фальшивым радушием, сказал Эррей, коротко наклонив голову при виде моей внушительной охраны. Он был без маски, как и все мы, одет хорошо и, как всегда, со вкусом. Аккуратно причесан, собран, ухожен... ну, прямо денди на прогулке. Правда, вооруженный до неприличия и, несмотря на шутливый тон, сосредоточенный, как перед сложной дуэлью.

   От вежливого обращения девушки-скароны заметно передернулись, потому что сейчас были вовсе не "леди", а суровыми воинами при исполнении, поэтому упоминание о них, как о дамах прозвучало, по меньшей мере, двусмысленно. Вернее, почти издевательски. И Эррей, уже поднаторевший в местных обычаях, об этом прекрасно знал. Но я могу понять его рискованный поступок: когда пару недель назад он, ни о чем не подозревая, собрался меня навестить, не сразу обратив внимание на новые лица вокруг, то в течение целой минуты был вынужден всерьез защищать свою жизнь, поскольку моя доблестная охрана восприняла его появление, как прямую угрозу .

   Каюсь, это я не предупредила девушек о том, что Фантомы имеют право беспрепятственно входить, вбегать и даже вламываться в мои покои в любое время дня и ночи. А тогда, привлеченная шумом, я успела лишь выскочить наружу в одной сорочке и, увидев, что творится, зло рявкнуть на всех сразу. Причем, если Эррей, будучи человеком послушным, сразу опустил меч и настороженно отступил, то воинственные девицы тут же попытались его добить. После чего я рыкнула уже по-настоящему, потом вмешался Лин, едва не оторвав им головы, и лишь после этого перед моими дверьми наступила зловещая тишина. В которой я довольно жестко пояснила изрядно растерявшейся охране, что думаю об их ненужном рвении, цапнула слегка поцарапанного брата за рукав и уволокла внутрь, на ходу выцеживая из себя необходимую ему "синьку".

   Ух, и зла же я была в тот день. Ух, и возмущался же тогда Эррей. Да и сейчас, впрочем, не забыл о том маленьком недоразумении и при каждом удобном случае норовил пройтись по девушкам тяжелым утюгом едва сдерживаемой насмешки.

   - Привет, Эр, - я по привычке обратилась к нему так, как делала последние полтора месяца.

   - Привет, - тут же забыл про возмущенную охрану лен-лорд и, быстро подойдя, нахально взял меня под руку.

   Я знаю: девочек опять перекосило при этом, а их пальцы сами собой дернулись к оружию, но и Айд с ними. Свои обязанности они воспринимали слишком серьезно и были готовы костьми лечь ради выполнения приказа. Не моего, естественно, а своих драгоценных Владык, которых по-настоящему боготворили. Но мне, повторяю, по боку: своим Фантомам я доверяла полностью. И не возражала даже тогда, когда Мейр с Локом бесцеремонно кидались меня обнимать, нахально чмокали в щечку и всячески выражали свое расположение.

   Например, как сейчас.

   - М-р-р... - проурчал миррэ, стискивая меня до хруста в ребрах. - Гайдэ, я не видел тебя всего два дня и уже соскучился!

   - А нечего было шляться с Локом по борделям, - отпарировала я. - Тогда бы и виделись чаще. И скуки ты бы в глаза не видал.

   - По каким еще борделям?! - в голос, хотя и не очень искренне, возмутились оборотни.

   - По местным. Без которых один из вас просто не может прожить, а второй, видимо, присоединился из чистого любопытства.

   - Гайдэ!!!

   - Ладно, замяли, - усмехнулась я, осторожно приобняв хвардов за плечи. Разумеется, так, чтобы не коснуться их левой ладонью и не шокировать прохожих видимо оборачивающихся нелюдей. - В конце концов, это ваше право. Гуляйте, где хотите, и творите все, что угодно. В пределах разумного, конечно. Только сохраняйте ясную голову и возвращайтесь обратно. Большего я от вас не прошу.

   - Ты - чудесная сестра, - довольно зажмурился Мейр, невольно снова заурчав. - Эх, если бы ты была ло-хвардом...

   - Да, - с чувством поддакнул Лок. - Если бы ты была просто хвардом...

   Я тихо рассмеялась, а потом, наконец, повернулась к смущенно мнущемуся поодаль Родану и дружески хлопнула его по плечу. Обнимать на виду у всех не рискнула - он все еще чувствовал себя со мной неловко. Не привык, что я с одинаковой легкостью принимаю всех своих братьев. И не успел забыть недавней оплошности в Невироне. Поэтому по-прежнему соблюдал некоторую дистанцию.

   - Привет, Род. Как дела?

   - Неплохо, - улыбнулся в ответ Хас, машинально коснувшись куртки на левой стороны груди, откуда раньше частенько высовывалась любопытная мордочка Рэ. Чисто рефлекторный жест, конечно. Инстинктивный. Привычный. Но почему-то, заметив его, я неловко отвела глаза: знаю - без фэйра Род чувствовал себя неуютно. Но увы - в данный момент малыш терпеливо дожидался возвращения хозяина в родовом имении да Виро. Скучал, конечно, точно так же беспокоился, грустил. Но ехать через треть материка в Валлион только ради того, чтобы его забрать, было бы неразумно. Родан тоже это хорошо понимал, поэтому и не заикался на данную тему. Но долго ли продлится расставание... и вернем ли мы когда-нибудь кроху Рэ в отряд, никто не знал.

   Стремясь отвлечь друга от грустных мыслей, я поспешила спросить:

   - Как твой новый доспех? В работе? А примерка когда?

   - Сегодня, - немного оживился Родан. - Примерно через оборот.

   - Ого. Как быстро!

   Хас слабо улыбнулся.

   - Да, я нашел хорошего мастера.

   - В Скарон-Оле других не бывает. Не возражаешь, если я тоже поприсутствую?

   - Нет, конечно, - усмехнулся Родан, явно оценив мои попытки поднять ему настроение. - Даже напротив: хотел попросить, чтобы ты высказала свое мнение. Все же доспех под твои предпочтения готовится.

   - Не под мои, - отмахнулась я и кивнула в сторону посмеивающихся хвардов. - Это, вон, они виноваты, что вы превратились в настоящих чертей. А у меня просто выбора не было - мне достался уже готовый. Менять поздно: привыкла я к нему. Да и славу мы себе определенную заработали. Попробуй теперь, перейди на обычный адарон - народ ведь просто не поймет. Сколько с тебя содрали за работу?

   - Терпимо. Около пяти сотен.

   - Действительно, терпимо, - согласилась я и тут же ощутила на себе пристальные взгляды своей молчаливой охраны. - А оружие? Ты ведь заказал?

   - Еще двести. Многовато, конечно, но я не стал спорить.

   - Правильно. Со скаронами спорить невозможно. Когда тебе понадобятся деньги?

   - Через две дюжины дней, когда основная работа будет закончена.

   - Успеем, - кивнула я, прикинув наши дальнейшие планы. - На крайний случай я в Фарлион мотанусь и потрясу Фаэса на предмет долга. У него где-то в закромах наша честно заработанная тысяча ларов валяется. А если нет, то нас там всяко не обидят: золотых шахт в Долине навалом. Приходи и бери себе любую.

   Родан снова усмехнулся.

   - Не волнуйся. Никуда мотаться не надо. Я уже с Асом поговорил - он сказал, что возьмет расходы на себя.

   - Аса не дергай. Им и так сейчас нелегко, чтобы решать еще и наши проблемы... ладно. Дей, у тебя новости есть?

   Молодой маг, терпеливо ждущий своей очереди, быстро шагнул навстречу и пристально взглянул в упор.

   - Новостей пока нет. Но вот твоя дейри за последние дни заметно изменилась.

   Я нервно дернула щекой.

   - Знаю. Хочу вечером попросить ребят взглянуть на нее поближе. Поможешь?

   - Конечно. Даже навяжусь, если надо.

   - Не надо навязываться. Я буду рада тебя видеть. Думаю, мне понадобится дельный совет с учетом этих... обстоятельств.

   - Я понял. Когда к тебе зайти?

   - Чем раньше, тем лучше.

   - Тогда сразу, как только вернусь.

   - Заметано. Ну что, потопали дальше? Род, где работает твой мастер?

   - На Кузнечной, где же еще? Тут всего пол-оборота ходу.

   Я улыбнулась.

   - Чудненько. Значит, мы еще успеем зайти на Зеленую Аллею и испортить кому-нибудь настроение.

   Фантомы переглянулись и дружно прыснули, едва представив, какой эффект произведет наше появление на пару со девушками-скаронами в одном из самых посещаемых парков Скарон-Ола, до которого у меня все не доходили руки. Пятеро чужаков в традиционных цветах Фантомов, плюс белоснежный шейри, выделяющийся на их фоне, как лебедь посреди стаи ворон, плюс я в своем серебристо-черном костюме... мда-а, видок у нас тот еще. Неудивительно, что парни готовы в голос заржать над предполагаемыми выражениями лиц прохожих.

   - Я - только "за", - весело сверкая пожелтевшими глазищами, потер руки Лок. - Ух, и шороху мы наведем!

   - Тебе бы только развлекаться, - ухмыльнулся Мейр, пихнув хварда локтем.

   - Ой, можно подумать, тебе самому не понравилось!

   - Где-где это ему понравилось? - с невинным видом уточнила я, краем глаза заметив, как нервно дернулся миррэ.

   - Э-э... нигде. Просто вырвалось.

   Мейр погрозил болтуну кулаком, пытаясь сделать это незаметно, однако не преуспел - я прекрасно видела этот выразительный жест, лучше всяких слов говорящий, что моя догадка верна, а вечно дерущиеся друг с другом хварды после Невирона отлично спелись и теперь на пару шлялись по злачным заведениям Внешнего Города, наивно полагая, что до меня эти сведения не доходят.

   Ха-ха.

   - Так я не поняла: где именно ему понравилось развлекаться? - снова спросила я, поняв, что внятного ответа на первый вопрос не дождусь. Мейр вместо ответа пихнул Лока сильнее, недовольно зыркнув из-под мохнатых бровей и этим грозно намекнув, чтобы брат не смел разевать пасть. Тот, естественно, машинально огрызнулся, ненароком показав излишне крупные для человека зубы. Потом фыркнул, пнул в ответ побратима по ноге, потому что дураком не был и не собирался распространяться о своих увлечениях даже мне. Миррэ пихнулся снова. Глухо заворчал. И спустя пару мгновений мне опять пришлось растаскивать их за уши. - Вот же дикари... Мейр, Лок! Довольно!

   Оборотни в последний раз оскалились, едва не заставив мою бдительную охрану схватиться за оружие, но потом получили по сочному подзатыльнику и неохотно угомонились.

   - Какое все-таки счастье, что я - не хвард, - пробормотала я, разводя драчунов по разные стороны дороги. - Подумать страшно, чего бы вы тогда натворили.

   Лок сконфуженно кашлянул, Мейр под сдавленное хихиканье Рорна и Дея неловко потупился, а Родан просто покачал головой.

   - Действительно, дикари. Мне казалось, что после последних событий они немного изменились, но нет - все такие же забияки.

   - И это, похоже, не лечится, - сокрушенно признала я, отпуская, наконец, смутившихся оборотней. - Ладно, потопали. Хочу глянуть, что за броню ты себе заказал и какого мастера уговорил на это трудоемкое дело. К чужакам тут особое отношение, так что не прогадать бы. В конце концов, может, к Дарну придется обратиться. Правда, мы с ним в прошлый раз слегка повздорили...

   - Это ты называешь "слегка"? - усмехнулся Эррей.

   - Ну да. Он же живой остался?

   - Угу. Только малость ущербный.

   - Ой, вот только не надо снова начинать, - поморщилась я, отворачиваясь и двинувшись в сторону Кузнечной улицы, где испокон века строили кузни знаменитые мастера Скарон-Ола. - Подумаешь, немного посипел, а потом поговорил фальцетом. Фаэс сказал, что Горлопан не в обиде. И вообще, отчего-то решил, что ему следует передо мной извиниться.

   Фантомы дружно расхохотались.

   - Еще бы он не решил! После того, как ты пообещала оборвать ему к Аду все его...

   - Так. Угомонились, - грозно скомандовала я, мельком покосившись на девушек-скаронов. - Ну-ка, дружно закрыли рты, изобразили на лицах полную беспечность и шагом марш вперед!

   - Так точно, миледи! - слаженно рявкнули эти наглецы и, по-военному четко отдав честь, со смехом двинулись в указанном направлении.

   Я снова вздохнула и переглянулась с широко улыбающимся шейри.

   - Черти. Все-таки настоящие черти. И как я их только терплю?

   Лин насмешливо фыркнул.

   - Вот и я не знаю, - печально призналась я и под тихое хихиканье братьев дала отмашку своей изрядно растерянной охране.

  

   Вернувшись во Дворец, я первым делом отпустила девушек-скаронов и прямо так, не переодеваясь, направилась в Тронный зал. Причем, изменения в ауре встревожили меня настолько, что я в благородной рассеяности даже не заметила, как поспешно отступила с моей дороги неподкупная стража. И не подумала о том, что с нашего первого визита в святая святых Дворца они стали гораздо вежливее и расторопнее.

   Впрочем, понять их можно: когда меня впервые попытались остановить на пороге и нагло заявили, что чужакам без приказа Владык внутрь нельзя, Лин устроил над ними такую показательную расправу, что, наверное, беднягам до сих пор снилось в кошмарах, как мой демон зубами рвет им доспехи и перекусывает мечи. А потом еще Владыки, находясь из-за случившегося в весьма недобром расположении духа, устроили парням знатный нагоняй. В результате, теперь меня не только не трогали, но даже интересоваться не смели, куда я, собственно, прусь без приглашения и по какому именно делу. Даже если нас с Лином заносило прямиком на Совет Кланов.

   Вот и сегодня - по пути к Тронному залу нас никто не остановил, не проворчал, что, дескать, опять без спроса, не кинул недовольный взгляд в спину и не насупился. Напротив, четверо стражей-скарона благоразумно отступили в сторонку и, видя мрачное предвкушение в глазах недовольного демона, старательно изобразили, чтобы их доспехи внутри абсолютно пустые.

   Кстати, забыла сказать: Тронный зал со времени обретения Скарон-Олом Владык успели благополучно отремонтировать. Стены заново оштукатурили и покрасили, выбитые окна заменили, новую мебель поставили, крышу укрепили, прореху на ней (проделанную братиками в одну памятную ночь) тщательно залатали. Поставили новые двери (не хуже прежних, естественно), повесили тяжелые портьеры, притащили откуда-то огромный, изумительно отделанный деревянный стол, за которым спокойно помещались Главы всех четырнадцати Кланов, заново выставили удобные стулья вдоль одной из стен - взамен тех, которые переломало смерчем Вана и сожгло огнем Аса... и сейчас, если бы не витающий в воздухе легкий запах краски, никто бы не сказал, что всего месяц назад тут царил полнейший разгром. Пожалуй, только Троны во время недавнего катаклизма ничуть не изменились и все так же, как и много веков назад, стояли рядком на небольшом постаменте, загадочно поблескивая на свету красно-сине-зелено-черными искорками.

   Защиту Дворца, насколько я успела понять, братики тоже успешно подлатали. Древние заклинания проверили, обновили, что-то добавили от себя. Вроде как все они поучаствовали в этом деле в равной степени (даже Гор и его необычный брат), но точно не знаю: говорю же, мы еще не успели толком пообщаться. Только и того, что кратко доложили друг другу о результатах собственных похождений и немедленно приступили к реализации самых безумных своих планов. Единственное, что я сумела понять из кратких пояснений Бера, так это то, что с некоторых пор Дворец Четырех Владык стал действительно неприступным. Ни для живых, ни для мертвых. А его хозяева в пределах этих стен были по-настоящему всесильны.

   Благополучно миновав стражей и рассеяно толкнув высокие двери, я так же рассеяно их захлопнула и направилась в сторону Тронов, раздумывая над тем, как бы поаккуратнее сообщить братикам, что у нас возникла новая проблема. Причем, задумалась я так капитально, что прошла почти половину огромного вытянутого в длину зала, прежде чем обратила внимание на то, что он, собственно, далеко не пустует. Потом, наконец, сообразила, что неестественная тишина вокруг - это неспроста. Подняв взгляд от пола, тут же наткнулась на почти безразмерный стол, за которым с комфортом разместилось четырнадцать Глав Кланов, а затем повернулась к сидящим на Тронах Владыкам и озадаченно моргнула.

   - Кажется, я опять не вовремя?

   Блин. Но куда деваться, если эти Советы идут один за другим? Причем, чуть ли не с утра и до поздней ночи? Они сидели тут в том же составе вчера, позавчера, три дня назад. Такое впечатление, что ни разу еще наружу не выходили! Вы, правда, можете сказать, что и мне бы тут самое место (Ишта как-никак), однако если бы мое присутствие вдруг потребовалось, братики позвали бы сразу: по вопросам Невирона они ничего без меня не решали. Но раз нет, значит, дела у них тут свои, местные. Моих дел или не касаются вообще, или же касаются, но очень-очень краешком. Видимо, грядущий наплыв иностранных послов, совместно с кучей прибывающих вместе с ними дипломатических сложностей, здорово испортил Главам Кланов настроение; да еще эта ярмарка, будь она неладна; новые поставки адарона, которые скароны с подачи братиков собирались увеличить раза в три... спешно строящиеся шахты, на которые на прошлой недели отправили дополнительную артель... в общем, сами понимаете: в этих вопросах помощник из меня никакой. Поэтому и тревожить меня не стали. Да и скаронов братики не хотели лишний раз дразнить своих подданных "красной тряпкой".

   Ох да. Кстати о быках и тряпках: вон, господин Аро опять сверлит меня напряженным взором, словно стараясь угадать, что у меня на уме; строго напротив него сидит, как всегда, а-сат Cарго, которому, кажется, мое появление испортило какую-то важную речь; рядом с ним - вечно раздражительный Ино (вот уж кто мог замучился испытывать на мне свои чары!), а ближе всех к Тронам виднеется макушка подозрительно невозмутимого господина Чеоро. Кажется, только его не особо волнует близость к Владыкам моей непонятной персоны. И только он не выказывает никакого раздражения при моем появлении. Ну, по крайней мере, внешне.

   Чуть левее Адаманта расселись малознакомые господа из Младших Кланов, которые со мной вообще не разговаривают и, кажется, просто стараются не замечать: Коричневые, Серые, Белые, Оранжевые... вот уж кого я могу отличишь только по цветам одежд и нашивкам на рукавах. Но зато все - жутко сурьезные, нахмурившиеся, суровые, как не знаю кто. Если бы не Владыки, думаю, услышала бы от этих замечательных мужчин много новых и интересных сведений о себе, любимой.

   Шутка ли: третий раз подряд вхожу без спроса, когда они тут судьбы мира решают?

   На мой закономерный вопрос братики слабо улыбнулись под адароновыми масками и, как всегда, дружно качнули головами. Я пожала плечами (ладно, если они не против, то посижу полчасика в сторонке - мои дела пока еще терпят, в отличие от прерванного Совета) и огляделась в поисках подходящего стула.

   Ага. Вон туда сяду - чтобы и слышно было хорошо, и глаза никому не мозолить.

   - Подожди немного, - приглушенно попросил Ас, ненадолго задержав взгляд на моем озабоченном лице. - Мы скоро освободимся. У тебя есть время?

   Я кивнула и, провождаемая многочисленными взглядами, быстро отошла к окну, где скромно пристроилась на краешек подоконника и подчеркнуто равнодушно уставилась на растущие под окнами розы.

   Блин. Как меня порой раздражает, что парни вынуждены носить эти дурацкие маски! Но, по обычаю скаронов, видеть лица Владык имели право только Главы Старших Кланов, ближайшие соратники и родные. А все остальные, включая чужаков, должны были лицезреть искусно выкованные личины, что, с одной стороны, имело свои плюсы, поскольку в иное время Владыки могли в свое удовольствие гулять по округе и быть уверенными, что их никто не узнает; а с другой - мне, например, это было неудобно, потому что увидеть своих высокородных братиков я теперь могла лишь по большим праздникам. Да и то, как правило, не без свидетелей. Но, что самое важное, я не могла ни высказать толком свои сомнения, ни впрямую поинтересоваться, каков же результат этих постоянных Советов, совещаний, переговоров и обсуждений. Вернее, есть ли по ним вообще хоть какой-то однозначный результат? Согласны ли Кланы покончить с Невироном в ближайшее время? Примут ли они помощь Валлиона? Готовы ли заключить союз с Эннаром Вторым и будет ли этот союз успешным?

   Хотя нет. Прошу прощения. Неверно поставила вопрос: скорее, следовало спросить, КОГДА же Кланы будут готовы к крупномасштабным военным действиям? И КОГДА они смогут выступить под единым союзным знаменем вместе с Валлионом, а то, может, и кем-нибудь еще?

   Конечно, я понимаю, что принятие подобного решения - дело трудное и небыстрое: всеобщая мобилизация не происходит в один-два дня. Даже у всегда готовых к бою скаронов. Это же не сказка, где можно слезть с печи, бодро скинуть стоптанные лапти, откопать в глухом лесу дедов меч и, поменяв старые штаны на новые, с песней отправиться воевать со Змеем Горынычем. Война - это, в первую очередь, транспорт, питание, регулярные подводы... война - это дороги, пути обхода и отступления... это порталы, наконец, без которых в Степи нам придется туго. Источники водоснабжения. Безопасные тылы. Магическая поддержка... и фиг знает, что еще, до чего моя (не больно-то опытная в этих вопросах) голова пока не додумалась. Но зато скароны знали об этом не понаслышке, прекрасно ориентировались в обстановке, лучше многих понимали, чем чревата даже небольшая ошибка в расчетах по тем же порталам, поэтому обсуждение откровенно затягивалось.

   Впрочем, я их не тороплю и ни на чем не настаиваю. Пока. Времени у нас вполне достаточно. Тем более, вестей от Фаэса я до сих пор не получила. Информации из Валлиона тоже не поступало, насчет дейри братиков все вроде утряслось, но Лин их еще тщательно проверяет... так что какое-то время я могла себе позволить побыть на вторых ролях. И пока еще могла не присутствовать на всех этих важных заседаниях, в которых (чего греха таить) ни черта не смыслила.

   Правда, в данный конкретный момент мысль о вероятном участии Скарон-Ола в уничтожении Невирона и о том, как это осуществить, ненадолго отошла на второй план. Я, честно говоря, не ожидала подвоха от добытого в Храме амулета. Ну, по крайней мере, не ожидала так скоро. Лин тоже был встревожен и поэтому непривычно молчалив. Кажется, он переживал эту тему гораздо острее, потому что именно с его подачи я согласилась на сомнительный "сувенир". А теперь, когда выяснилось, что он может стать опасным...

   Короче, вы понимаете: сложностей у нас только прибавилось.

   - Скучаешь? - вдруг неслышно шепнуло у меня за спиной. Словно холодный ветерок дохнул в затылок, обдав ощущением потустороннего присутствия.

   Я, не оборачиваясь, покачала головой.

   - Нет, Гор. Просто задумалась. Вы уже закончили? Или тебе надоел Совет?

   - Мне - да. А вот брату приходится сидеть.

   Кому?! Брату?!! Какому еще...?!

   Я ошарашено повернулась и в немом изумлении воззрилась на плотную черную тень, всколыхнувшую тяжелую занавеску и смотрящую на меня словно бы из другого мира, заставляя мраморный пол покрываться легкой изморосью. Причем, фигура была явно мужская. Определенно знакомая. Вот только лицо ее пряталось за низко надвинутым капюшоном. Хотя лукавая улыбка на невидимых губах все же угадывалась.

   Если честно, на краткий миг я просто оторопела. А потом кинула взгляд на Трон Адаманта, с которого в сторону внезапно ожившей Тени довольно мрачно уставился настоящий Гор, и тут же расслабилась. Ну что ж... значит, вот как это происходит... с непривычки странно, конечно, и холодновато, но ничего сверхординарного. Даже удивительно, что он так долго терпел и не показывался мне на глаза.

   Интересно, почему?

   - Здравствуй, брат, - с теплой улыбкой поприветствовала я кровника Гора, о котором до сегодняшнего дня только слышала, но ни разу не видела вживую. - Я гляжу, ты стал сильнее? Вернее, вы оба здорово прибавили?

   - Без тебя было нелегко, - прошептала в ответ Тень, жадно рассматривая меня из темноты. - И мне, и ему. А теперь, когда ты пришла и стоишь так близко, стало совсем невыносимо. Ты... тебя слишком долго не было рядом.

   Я понимающе кивнула и протянула ему руку.

   - Бери. Ты ведь за этим пришел?

   Тень тихо вздохнула.

   - И за этим тоже. Гор сам не скажет. Он будет терпеть до тех пор, пока сможет. Конечно, Трон помогает ему держать свою силу в узде. Но этого мало. Он слишком к тебе привязан. И слишком долго не касался твоих снов.

   - Не надо ничего терпеть. Бери, сколько нужно. Я все понимаю и помню о нашем уговоре.

   - Я в тебе не ошибся, - снова прошептала Тень и неуловимо быстро придвинулась, обдав меня холодом иного мира. - Мы оба в тебе не ошиблись. Ты - лучшая.

   Я с легким удивлением уставилась на свою руку, которую накрыла густая Тень. Проследила за тем, как по рукаву стремительно бегут ледяные дорожки, как начинает тихонько похрустывать промерзающая насквозь ткань, как вокруг меня начинает медленно клубиться первородная Тьма, постепенно взбираясь все выше. А следом за ней тело окутывает уже знакомый холод, в котором чувствуется удивительный покой и необъяснимое умиротворение.

   Меня словно бы обняли со спины чьи-то сильные, заботливые руки, кто-то осторожно коснулся губами затылка, прильнул всем существом, постепенно вбирая в себя живое человеческое тепло. Какое-то время постоял так, закрывая меня от любопытных взоров и откровенно наслаждаясь забытым чувством оживания, а потом с тяжелым вздохом отстранился и извиняюще посмотрел.

   Почему-то не испытав особого дискомфорта от близости призрака, я подняла глаза и спокойно спросила:

   - Ну как? Лучше?

   - Намного. Просто слов нет, как хорошо. Ты не замерзла?

   - Нет, брат. Я, кажется, совсем разучилась мерзнуть.

   - Это хорошо, - прошептал "Гор", снова протягивая невесомую руку и осторожно касаясь моей щеки. И на этот раз холода я совсем не ощутила. Как не ощутила и самого прикосновения. Так, будто легкий ветерок пощекотал кожу и все. - Очень хорошо, что мы не доставляем тебе беспокойства. Можно, я приду еще?

   - Конечно.

   - Когда?

   - Когда захочешь.

   У него радостно блеснули из-под капюшона глаза.

   - Тогда до вечера, Гайдэ.

   - До вечера, брат, - хмыкнула я, глядя, как прямо на глазах плотная черная Тень истаивает и устремляется в тело чем-то очень недовольного Адаманта. А потом втягивается в него серой дымкой и заставляет проступить на доспехе такой же свежий иней, который медленно пропадал сейчас с моих волос. - Только постарайся меня не разбудить.

   - Как скажешь...

   - Гайдэ? - тревожно приподнялись со своих мест братья, когда призрак окончательно исчез, и я поспешила сделать успокаивающий жест.

   - Все в порядке. Мы всего лишь поздоровались.

   Они с сомнением оглядели мою одежду, с которой еще не успели сойти следы Тени, и кинули на Гора многообещающие взгляды. Причем, такие выразительные, что я сразу поняла - отвыкли они от выкрутасов Адаманта. Хотя и явно знали, насколько возросла его сила. Это я была поражена. Это меня внезапно проявившаяся Тень едва не ошарашила. А они знали. Знали и понимали, что сейчас произошло. А еще знали о том, что Гору это не понравилось и что он, кажется, не может полностью контролировать поступки своей своенравной Тени.

   Гм. Этого они мне не говорили.

   Я пристально взглянула на Адаманта, и тот тяжко вздохнул. После чего все-таки поднялся, подошел к окну, игнорируя остальные Кланы, и виновато посмотрел.

   - Извини. Я не ждал от него такого подвоха.

   - Все нормально, - поспешила я успокоить брата. - Мне не больно и не холодно. Я просто удивилась, что он стал так силен, и все.

   - Ты не ослабла? - с нескрываемой тревогой спросил Гор, кажется, не очень поверив.

   - Нет.

   - Он тебя не поранил?

   - Да нет же! Гор, ты чего?

   - У тебя дейри... изменилась, - неожиданно прошептал скарон, испуганно разглядывая что-то невидимое у меня над головой. - И сильно. А это значит...

   - Она изменилась у меня еще с утра, - заверила я. - Честное слово. Ты тут совершенно не при чем. Она действительно стала другой. И Лин об этом тоже сказал. Именно поэтому я и хотела с вами поговорить.

   - Почему ты не сообщила сразу?

   - "Сразу" у меня была тренировка. Потом в город пришлось выйти. На доспех Рода глянуть. Проверить его как следует. Подправить немного. Посмотреть на Зеленую Аллею, раз уж рядом оказались. Затем протопать в обратном направлении. И вот, наконец, я пришла, готовая пооткровенничать, а у вас опять какое-то совещание.

   Гор нервно дернул щекой под маской.

   - Это не совещание. Это Совет Кланов.

   - Да-да. Я поняла. Что-то их у вас стало слишком много, не находишь?

   - По-другому никак.

   Я скептически хмыкнула.

   - Отчего же? Они столько лет жили без вас, так долго обходились без ценных указаний. И что? Вы явились, и все начало разваливаться? Неужто Главы Кланов теперь не могут принять ни одного решения самостоятельно?

   - Такие - нет.

   - Кхм... - признаться, мне стало интересно. - И что же это за решения такие, что им непременно требуется ваше одобрение?

   Гор снова тяжело вздохнул.

   - Решение о военном союзе с Валлионом.

   Я замерла, боясь, что ослышалась.

   - Что? Вы его все-таки приняли?

   УЖЕ?!!

   - Да. С этим возникло немало сложностей, потому что... сама понимаешь: угроза Невирона стала по-настоящему реальной, а те сведения, которые вы добыли, дают нам реальную возможность покончить с ним раз и навсегда. Поэтому мы были так заняты. Поэтому не могли уделить вам достаточно внимания. Но два дня назад было принято окончательное решение, и мы отправили в Рейдану послов с предложением о встрече. Причем, отправляли порталом. В срочном порядке. Напрямую. А сегодня утром послы вернулись и доложили, что Эннар Второй согласен на переговоры. И теперь мы должны подготовиться к его приезду. А поскольку...

   Гор испытующе покосился на мое окаменевшее лицо.

   - ...здесь почти забыли, как следует принимать коронованных особ, то дело резко осложнилось. Главы Кланов всерьез озабочены тем, чтобы не уронить наше достоинство, при этом никак не ущемив достоинства Валлиона, и принялись спешно поднимать старые архивы не знаю какой давности. Они хотят, чтобы все было идеально, а мы, если честно, не слишком в этом разбираемся. Для того и Совет создали. Для того и сидим тут, как дураки. Потому что принимать короля придется уже очень скоро, а у нас, если честно, еще ничего не готово, начиная с того, где его поселить, и заканчивая тем, где именно разместить его армию, если переговоры пройдут успешно.

   У меня по спине пробежала волна дрожи, но лицо, смею надеяться, никак не изменилось. И даже голос не дрогнул, когда я задавала самый животрепещущий на данный момент вопрос. Вернее, почти не дрогнул. Хотя, наверное, Лин все же заметил, потому что мигом поднял голову и беспокойно посмотрел.

   - И... когда вы его ждете? - у меня внутри что-то испуганно сжалось.

   Гор невесело хмыкнул.

   - Через три дня.

   О боже... вот уж когда я внезапно поняла, что такое настоящая паника.

  

-Глава 4-

   Весь оставшийся день я была рассеяна и невнимательна. Я с большим трудом дождалась окончания Совета, совершенно не прислушиваясь к тому, что на нем обсуждали. С еще большим трудом смогла успокоиться, прежде чем Главы Кланов вышли и мы с братьями остались наедине. За один единственный миг я внезапно вспомнила все, о чем старалась не думать во время пребывания в Невироне. Вспомнила свой последний бал. Недолгое пребывание в Рейдане. Наши ссоры. Огорчения. Нечаянные радости. Неожиданно вспыхнувшее чувство...

   А еще я снова вспомнила о короле. И, вспомнив, уже не смогла забыть, как ни старалась. Это было выше моих сил. Труднее, чем смертельная схватка с нежитью. Просто невыносимо. Невозможно. Нереально. Потому что этот необычный, жесткий и, несомненно, в чем-то даже жестокий человек вдруг сумел привлечь мое внимание. Поразил меня до глубины души. Вызвал неподдельный интерес. Удивил. Сбил с толку. А потом умудрился сделать так, что я и по прошествии двух месяцев не могла вспоминать о нем, не затаивая дыхания и не чувствуя той редкой, поразительной, мягкой теплоты об одной только мысли о том, что вскоре снова его увижу.

   Совсем недавно, в Невироне, рядом с Темным Жрецом я не могла себе позволить отвлекаться на посторонние вещи. Тогда вокруг меня было много чужаков, опасностей и голодных Тварей, рядом с которыми и захочешь - не расслабишься. Но теперь этого нет. Теперь мне не нужно каждый миг ждать подвоха. Не надо помнить о жрецах, "метках", дурацких ролях. Сейчас я, как никогда, была свободна в своих решениях. И когда эта нехитрая мысль дошла до моего разума, когда я отчетливо поняла, что никаких преград больше нет - все... каких-то три коротких слова перевернули мою душу. Поставили все с ног на голову. Вызвали настоящий всплеск адреналина в крови и едва не привели к настоящей катастрофе.

   Три дня...

   Всего три дня, и я его увижу.

   От этой мысли сердце заколотилось так, что я едва удержала его в груди.

   Три дня. Три бесконечно долгих дня, после которых я смогу, наконец, узнать, правильно ли поступила. Трое ужасающе длинных суток, в течение которых мне предстоит мучиться в неразрешимых сомнениях. Три отвратительно темных ночи, которые станут выматывать меня страшными кошмарами и в которых найдут отражение мои внутренние переживания. Но потом наступит новое утро. И новый день, когда я, быть может, обрету для себя новую цель. Получу, наконец, прощение за тот безобразный обман. Смогу извиниться за все глупости, которые натворила в неведении. И смогу честно признаться, что последние слова короля не оставили меня равнодушной.

   Боже... кажется, я действительно схожу с ума. Кажется, еще немного, и у меня задрожат руки. Так что, наверное, это даже правильно, что он прибудет сюда лишь через три дня. Наверное, все-таки ТАК будет лучше, потому что, если честно, я даже не знаю, как себя с ним вести и с чего начать разговор. Как подойти, как посмотреть ему в глаза, как говорить, если дыхание уже сейчас стало прерывистым, а сердце выбивает дробный галоп? Как даже просто выйти из тени и рассказать все без утайки?

   Интересно, знает ли он о том, что я в Скарон-Оле? Знает ли о том, чего мне стоило последнее путешествие? Догадывается ли, почему я так поступила? И не злится ли до сих пор ли на то, что я отказалась его подождать?..

   Так много вопросов. Так много колебаний. Еще больше сомнений и целое море неуверенности, рожденное моими внезапно проявившимися страхами, дурными предчувствиями и слабой надеждой, что все не окажется так плохо, как я боялась.

   Аллар... как во всем этом разобраться? И как сохранить привычное хладнокровие, если кровь так и бурлит непроявленными эмоциями? Со мной никогда такого не было. Я всегда старалась быть рациональной, разумной, логичной, а теперь никак не смогу успокоиться. Из-за НЕГО.

   Какой ужас!

   Когда главные двери Тронного зала с гулким грохотом закрылись, возвещая об уходе гостей, я ненадолго очнулась и прикусила губу, чтобы не выдать своего волнения. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы вспомнить, ради чего я сюда пришла и о чем именно хотела попросить новоявленных Владык. Немало воли, чтобы не утонуть во внезапно проснувшейся памяти, не видеть перед собой зеленые кроны ожившего Эйирэ, ровную травяную дорожку под ногами, загадочное мерцание сиреневой листвы и горящие глаза напротив, от которых невозможно оторваться.

   И снова, как тогда, у меня внезапно загрохотало сердце. Как и тогда, наверное, вспыхнули разноцветными огнями зрачки. Как и тогда, вдруг вспотели ладони, на щеках заиграл растерянный румянец, а пальцы сами собой нырнули в карман куртки и с силой ухватили притаившийся там подарок короля. Тот самый подарок, который я, забывшись, совсем некстати приняла; подарок, который стал значить для меня так неожиданно много; подарок, которого я совсем не ждала, но который берегла, как зеницу ока, доставая и любуясь его красотой очень изредка. В одиночестве. Для того, чтобы никто не увидел в этот момент моего лица.

   Проклятье. Да что ж такое-то?!

   Я сделала глубокий вдох-выдох, помассировала виски и запретила себе думать о том, что случится всего через три дня. Просто запретила, потому что внезапно проснувшаяся память была способна свести с ума. Лишь увидев укоризненный взгляд Лина, который, разумеется, с легкостью читал все мои мысли, я смогла заставить себя успокоиться. И лишь почувствовав пристальное внимание снявших маски братьев, я сумела, наконец, кое-как прийти в себя.

   Хвала богам, что Лин без подсказок взялся объяснить скаронам мои трудности с дейри. Спасибо Аллару, что он такой догадливый. Дал мне время опомниться и вернуться к реальности. Позволил перевести дух. Помог справиться с чувствами. Выручил, одним словом, и сам рассказал братьям о своем неприятном утреннем открытии. Они терпеливо выслушали, нахмурились, подумали, а потом решительно велели снять амулет некромантов и обступили меня со всех сторон.

   Незаметно переведя дух, я послушно стянула с шеи коготь неизвестного зверя, найденный в Главном Храме Нерала. Затем поспешила отложить его в сторону. Снова выпрямилась и выжидательно уставилась на братьев. Подарок короля, слава Аллару, я не носила - берегла. Поэтому сейчас моя аура должна была сиять первозданным цветом, ничем не замутненным и не тронутым.

   - Ну? - нетерпеливо спросила я, когда в зале воцарилось напряженное молчание. - Что-нибудь есть? Вы нашли причину?

   - Дай-ка его мне, - неожиданно велел Ас, прищурив слегка заалевшие глаза.

   Я удивилась, но послушалась. Брат, в свою очередь, недолго подержал артефакт на руке, изучающе его рассматривая и прислушиваясь ко внутренним ощущениям, потом как-то непонятно поморщился и излишне поспешно вернул, будто коготь жег ему пальцы.

   - А теперь снова надень.

   Я удивилась еще больше, но опять послушалась. И тогда они уставились на меня еще пристальнее, внимательнее, напряженнее. Как если бы у меня на шее сейчас шевелилась ядовитая змея, а они не знали, как ее оттуда снять, чтобы не укусила.

   "Очень странно, - обронил, наконец, Лин, когда обошел меня по кругу и изучил со всех сторон. - Ас, ты можешь в это поверить?"

   - Во что именно? - слегка обеспокоилась я.

   - Действительно, странно, - будто не услышал "красный", последовав примеру Лина. - Никогда такого не видел. Даже мой амулет не давал подобного эффекта. Гайдэ, сними его снова.

   Я насупилась, но все-таки сняла с шеи плетеный шнурок.

   - Может, объясните, что это все значит?

   - Объясним, - рассеяно кивнул Гор, внезапно присоединившись к команде изучающих. - Как только поймем, что это такое, сразу объясним.

   - Так, - решительно прервала я эти иносказания. - Ну-ка встали, прекратили юлить и подробно рассказали, в чем дело! Нечего мне мозги пудрить. Отвечайте, что за фигня!

   Скароны выразительно переглянулись.

   - Ну... как бы тебе сказать... - развел руками Бер. - Говоря твоим языком, действительно получается какая-то фигня. Если честно, я даже не знаю, что и подумать.

   - Что у меня с аурой? - требовательно уставилась я на братьев.

   - Ничего.

   - Совсем?

   - Ну... когда амулет снят, то да. Совсем. Обычная твоя дейри. Белая до краев. Чистая, как слеза. Никем не тронутая и совершенно неповторимая.

   Я слегка успокоилась.

   - То есть, никаких дыр, язв и тому подобной гадости в ней не появилось?

   - Нет.

   - Очень хорошо. Тогда в чем подвох? Почему у вас такие постные лица?

   - Потому что, когда ты надеваешь эту штуковину на шею, твоя дейри попросту исчезает. Совсем. Как будто бы ее просто не существует. Или как будто бы ты... прости... мертвая.

   - Что?!

   - Да, - сконфуженно признались братья. - Понятия не имеем, как это вышло. Еще неделю назад ничего подобного не было, а сейчас тебя словно подменили. Если бы не знали, что это ты, то решили бы, что подстава. Или что твою личину напялил кто-то другой.

   Я на мгновение опешила.

   - Это что же, получается, что с этим амулетом я сама на себя не похожа?!

   - Именно, - хмыкнул Ас, наконец, прекратив расхаживать вокруг меня, как лев вокруг добычи. - Честно говоря, не знаю, что вы за штуку такую нашли, но защищает она твою дейри гораздо лучше, чем все наши амулеты, вместе взятые. Правда, ни на что иное, как я понял, амулет не годится, но вот глаза отводить - лучше, пожалуй, и придумать нельзя.

   - То есть, носить я его все-таки могу? - осторожно уточнила я.

   - Наверное, да.

   "Но я все равно буду тебя проверять, - вдруг заявил Лин. - Мне не нравится, что это - амулет некроманта. И не нравится, что он начал работать не сразу. Вдруг со временем у него еще какие-то эффекты проявятся?"

   Я кивнула.

   "Ты прав. Надо подстраховаться, и если появятся какие-то изменения, срочно выкинуть эту штуку подальше".

   "Если честно, я бы и сейчас выкинул", - неожиданно признался шейри.

   "Ты же сам мне ее дал!"

   "Да. А теперь сомневаюсь, что это было правильным решением. Как затмение какое-то нашло, когда ее увидел, и сразу подумал, что тебе это может помочь".

   Я нахмурилась.

   "Но, вообще-то, в Невироне амулет мне помог. Да и здесь продолжает выручать. Ничего плохого, как я понимаю, с моей аурой не происходит. Она не чернеет, не портится, не разваливается на куски. А защищена не в пример лучше, чем раньше".

   - Тогда оставляй, - вынес свой вердикт Ас. - Не слишком мне нравится происхождение этой штуки, но явных причин для ее выкидывания я не вижу. И если Лин обещает проверять ее каждый день, то, думаю, проблем она тебе не доставит.

   Я слабо улыбнулась, убирая творение жрецов Айда под рубаху, но, если честно, даже облегчения, как такового, не почувствовала. Потому что пальцы снова ненароком коснулись спрятанного в нагрудном кармане сапфира и заставили мысли свернуть в совершенно другом направлении.

   Мне снова пришлось прикладывать определенное усилие, чтобы оторваться от подарка и не начать думать о его хозяине. И настойчиво повторять про себя, что идущее от амулета тепло - не что иное, как ложная память о событиях прошлого, которая все еще настойчиво стучалась в дверь, словно нетерпеливые, не вовремя приехавшие в гости родственники.

   - Все будет хорошо, - вдруг тихо шепнули мне на ухо, и чьи-то сильные руки осторожно обняли мои плечи. - Не переживай. Все наладится. Осталось просто подождать.

   Я удивленно вскинула голову и едва не покраснела, как школьница, увидев красноречивое лицо Аса и его понимающие глаза. Потом вспомнила, что мое прощание с королем они наблюдали в подробностях. Подумала о том, что они, как и все Фантомы, с некоторых пор научились чувствовать отголоски моего сумбурного настроения. Покраснела теперь уже по-настоящему. Виновато вздохнула. Отвернулась. Но потом все-таки не выдержала - прижалась к крепкому плечу скарона и слабо кивнула.

   - Конечно, брат. Конечно, все будет хорошо. Как же иначе?

  

   Вечером, выполняя свое обещание, меня навестил Дей. Правда, к тому времени его помощь нам была не нужна, но проявленное участие требовало ответного жеста. Поэтому я честно рассказала брату о своем утреннем беспокойстве. Так же честно сняла амулет и позволила его тщательно осмотреть. Затем снесла еще более тщательный личный досмотр, во время которого Дей, получивший отличное образование в Магистерии, был далеко не так деликатен и осторожен, как Ас. Но в итоге получила точно такой же вердикт: носить можно, только осторожно. И под строгим контролем, как минимум, шести опытных магов. То есть, скаронов, Лина и его, Дея. В целях профилактики побочных эффектов и для исключения возможной порчи моей замечательной дейри.

   После этого Дей ушел, споровоцировав сразу четыре косых взгляда от молчаливой охраны, пришедшей к ночи караулить мою несчастную дверь. По их глазам я хорошо видела, о чем бедные девочки подумали, но разубеждать не стала - все равно не поймут и не поверят. Даже силы тратить не стоит. Поэтому просто проводила Дея до конца коридора, сдержанно хихикнула, когда он в последний момент обернулся и шепотом сообщил, что в нашу сторону косятся с явным неодобрением. Бесцеремонно пихнула его в бок. Выслушала еще одну короткую речь, только уже на тему моего безобразного поведения. Потом все-таки не выдержала и рассмеялась, после чего, успокоенная и благодушная, вернулась к себе, закрыв дверь перед самым носом у одной из Алых (они мне даже имена свои сообщить отказались, представляете?!) и с чувством выполненного долга упала на широкую, застеленную настоящими шелками постель.

   Однако долго предаваться неге и блаженному мечтанию мне не дали. Едва на улице окончательно стемнело, на небе высыпали яркие, поразительно крупные звезды, а в Дворцовом Саду зажглись первые магические огоньки, под балконом что-то радостно зашебуршилось, заскреблось, захрюкало. После чего вдруг разразилось красивым, тягучим, немного заунывным, но вполне узнаваемым пением. От звуков которого я аж подпрыгнула на кровати и, ошалело моргнув, уставилась на такого же обалдевшего Лина.

   - Елки-палки! А это еще что такое?!

   - А-у-у-у... - проникновенно выводил кто-то снаружи сразу на два голоса. - Ау-у-у! У-у-у-у! А-у-а-у-у!!..

   - Твою маму...

   - Ау-у-у!!!

   "Это же волки! - ошарашено замер Лин, как раз пристроившийся рядом со мной пушистой грелкой. - Гайдэ, это самые настоящие волки!"

   Наконец, у меня что-то щелкнуло в мозгу.

   - Нет, - отозвалась я деревянным голосом. - Это не волки.

   "Ты уверена?"

   - Еще как. Это наши хварды так развлекаются.

   "ЧТО-О-О?!!"

   В поисках неопровержимых доказательств я сползла с мягкой постели, постаравшись не утонуть в толстой перине, набросила на плечи легкий халатик и на цыпочках прокралась к распахнутому (жарко тут по ночам) балкону. Потом так же тихо и бесшумно выбралась на улицу, осторожно выглянула за перила... и чуть не свалилась, обнаружив под ближайшим кустом роз двух огромных волков, старательно выводящих свои волчьи рулады. Причем, делали они это с таким чувством и так вдохновенно, что меня поневоле пробрал истерический хохот.

   "О боже... Лин, иди сюда! Только посмотри на это!"

   Да уж, там было, на что посмотреть. Как они раскачивались, эти мохнатые певцы. Как задумчиво вскидывали морды к темному небу. Как удивительно точно копировали интонации друг друга и как потрясающе попадали в такт. Просто чудо. А уж как они глаза закатывали, когда брали особо высокие ноты...

   Шейри, выглянув следом за мной с балкона, сдавленно закашлялся и чуть не подавился, рассмотрев эту невообразимую картинку. Его так скрутило от смеха, что он едва удержался на задних лапах. От избытка чувств когти настолько глубоко впились в каменные перила, что оттуда брызнула мелкая крошка. Хвостом он по привычке обвил мои ноги, морду уткнул куда-то в подмышку и беззвучно затрясся, стараясь не шуметь и не прервать ночную арию на самом интересном месте.

   "Ой, не могу... миррэ и хвард... воют на луну, как два дурака... бог мой! Это ж сколько они сегодня вечером выпили, чтобы дойти до такого состояния?"

   "Думаешь, они выпили?"

   "Нет, - еще пуще затряслись плечи Лина. - Думаю, они просто знатно нажрались! А потом дружно перекинулись и, вместо того, чтобы спорить, как обычно, вдруг решили поддаться извечной волчьей тоске и на пару повыть в центре Скарон-Ола! Наверное, скоро сюда пожалует вся охрана, какая тут только есть! И вот тогда будет им козья морда! Вот тогда твоим скаронам придется гореть от стыда за своих пьяных побратимов!"

   "Потрясающе! - расхохоталась я, когда, закончив одну, хварды тут же затянули другую заунывную мелодию. - У них, оказывается, не только слух, но и вкус есть! Такого концерта я в жизни еще не слышала! И, наверное, уже никогда не услышу! Лин! У вас тут есть какие-нибудь премии за лучшего исполнение? Конкурсы на звание "Певца года" не проводятся?"

   "Нет, - сдавленно хихикнул шейри. - Но если ты скажешь, будут".

   Я утерла слезящиеся глаза.

   "Не могу больше... если они еще и третью затянут, точно не сдержусь".

   - Ау-у-у-у!!! - как услышали меня волки.

   - А-у-у-у!! - не выдержал первым Лин и ехидно им подпел.

   - ?! - резко закашлялись внизу, явно не поняв юмора, но вот тогда я не утерпела и тоже добавила:

   - Ау-у-у-у-у!!! У-у-у!! У-у!!

   Между прочим, ничего так вышло. Немного высоковато взяла, но это не моя вина - мой голос слишком похож на голоса эаров, поэтому к басам не приспособлен. Зато снаружи все внезапно смолкло. Как-то подозрительно замерло, как если бы мы застигли врасплох влюбленную парочку в крайне двусмысленных позах. И так ощутимо напряглось, что мы с Лином, переглянувшись, уже в голос рассмеялись и из вредности затянули снова. На пару.

   - Ау-у-у-у-у...!

   После чего дружно выглянули из-за перил, вдоволь насладились вытянувшимися физиономиями оборотней, расхохотались еще громче и, обнявшись почти как они, затянули свою собственную руладу.

   Надо сказать, хварды опомнились быстро. Минуты, этак, через полторы. И, к собственной чести, не сбежали, поджав хвосты, не уткнули стыдливо носы в землю. Не запаниковали, не стушевались. А напротив - вдруг весело сверкнув одинаково зелеными глазищами, в которых еще плавали остатки винных паров, принятых, видимо, с целью примирения после утренней стычки, завыли еще громче и проникновеннее, чем раньше. Да так уверенно, нахально и дерзко, что я чуть не поперхнулась.

   "Во дают! - со злым восхищением сказал Лин, когда они переплюнули нас на целую октаву. - Мало того, что упились до зеленых демонов! Так еще и орать смеют под нашими окнами, как будто делать больше нечего!"

   И тут в Саду послышался неясный шум.

   Я замерла, волки подо мной мигом навострили уши, а шейри, на мгновение прислушавшись, удовлетворенно кивнул.

   "Охрана. Уже бегут на шум и явно горят желанием спустить кое с кого серые шкуры. Интересно, Ас предупредил их, что у него в побратимах ходят двое оборотней?"

   Я тревожно оглядела ближайшие кусты и сердито шикнула:

   - Ну-ка, брысь отсюда! Если засекут, сами будете выкручиваться, ясно?!

   Оборотни вздрогнули от неожиданности, бесшумно оскалились, словно говоря, что пугаться какой-то там охраны не собираются, но потом все-таки вняли голосу разума и, развернувшись, огромными прыжками скрылись в темноте.

   Я тоже поспешила вернуться в спальню и утянула за собой Лина, которому непременно захотелось увидеть сцену погони и, возможно, надругательства над гордыми хвардами. Но я была неумолима: допустить, чтобы засекли уже нас, я просто не могла. Лучшее, что нам следовало сделать, это бесшумно скрыться в глубине комнаты, прикусить язычки и даже виду не показывать, что имеем к ночному концерту какое-то отношение. Ас, конечно, быстро сообразит, что и как. Бер наверняка даже поехидничает, как водится. Ван укоризненно вздохнет, а Гор, как всегда, отделается невозмутимым молчанием. Зато во Дворце не прибавится диковатых слухов касательно моей особы.

   Не хотелось бы прославиться тут подобным образом. Хватит и того, что и так слухов об мне среди скаронов бродило немеряно. Еще один будет явным перебором.

   Забравшись на постель с ногами, я некоторое время прислушивалась к гнетущей тишине, воцарившейся снаружи. С затаенным дыханием ждала резких гортанных выкриков, грозного рычания и звуков нешуточной схватки. Однако невидимая охрана Дворца, если и явилась на место преступления, то вела себе подозрительно спокойно. Да и хварды не желали подавать голос, чтобы не быть уличенными.

   Короче, тихо там было.

   Даже слишком тихо. Как в могиле. Причем, так долго, что мне с неодолимой силой захотелось снова прокрасться на балкон и глянуть хоть одним глазком. Но я сдержалась. Было нелегко, однако я все-таки уговорила себя не лезть на рожон и осталась на месте, прекрасно помня о том, что скароны - отменные воины, чуткие сторожа и просто потрясающие следопыты. Так что если даже в мою сторону никто не покосится, Владыкам завтра непременно обо всем доложат. И меня, конечно же, подвергнут пристрастному допросу. А так - на нет и суда нет.

   Посидев некоторое время, но быстро поняв, что ничего нового не услышу, я посмотрела на прислушивающегося рядом демона, по выражению его глаз сообразила, что оборотней все еще не поймали, хотя, наверное, очень старались. Тихо хихикнула про себя. Удовлетворенно кивнула. Наконец, стащила с себя мешающийся халат и нырнула под одеяло.

   "Ушли, - наконец, сообщил шейри, когда зловещая тишина на улице сменилась обычными ночными звуками. - Кажется, были близко, но за хвост их не поймали. Ловкие у нас хварды, нечего сказать. Хотя я бы не отказался взглянуть на то, как они будут выкручиваться".

   "Перестань, - благодушно отозвалась я, откинувшись на подушку и заложив руки на голову. - Хварды все такие - взбалмошные, дикие и рисковые. Любят пощекотать себе нервы. Что простые, что миррэ. Миррэ, правда, более сдержанные и управляемые, но, по большому счету, ничем не отличаются. И мерить их человеческими мерками - глупо".

   "Ты же меряешь".

   "Иногда, - с улыбкой согласилась я. - Но быстро вспоминаю, что делать этого не стоит, и стараюсь обращаться с ними, как с разумными хищниками. Так, оказывается, они лучше понимают, хотя, конечно, роль дрессировщика мне не слишком привычна".

   "Хвардам нужна твердая рука, - буркнул шейри. - В каком-то смысле они очень напоминают скаронов - не воспринимают ничего, кроме языка силы. Причем, грубой силы. Чем грубее, тем лучше. Если хочешь завоевать их расположение, покажи, что ты сильнее. Придави к земле. Повысь голос. Заставь почувствовать собственную мощь. И тогда они все твои. Что миррэ, что обычные дикие. Подчинение сильнейшему у них в крови. Такими они родились. И в этом их настоящая слабость".

   Я кивнула.

   "Да, я уже поняла. А у скаронов слабость - абсолютное подчинение. Более сложное, чем у хвардов, но при этом и гораздо более жесткое".

   "Скароны - люди. А хварды - люди лишь наполовину, поэтому и слабости у них немного разные".

   "А у меня, как считаешь, какая главная слабость?"

   "У тебя?" - задумчиво уставился на меня демон.

   Я кивнула.

   "Да. Что бы ты сказал обо мне?"

   "Я бы сказал... что раньше твоей слабостью было бесстрашие. Отсутствие некоего ограничителя, как у неразумных детей, которые порой не понимают, что какие-то вещи делать просто нельзя".

   "Да? А сейчас?"

   "Сейчас - не уверен. Но мне кажется, что ты, наконец, научилась сомневаться. Вот только за сомнениями порой не видишь истины, которая когда-то была очевидной".

   Я озадаченно нахмурилась, пытаясь осознать услышанное, а Лин неожиданно улыбнулся и с тихим урчанием прильнул к моим ногам.

   "Ты справишься, Гайдэ, - жарко выдохнул он в одеяло, положив морду мне на колени. - Жизни без ошибок не бывает. Так что ты обязательно найдешь потерянное равновесие. На самом деле это не так сложно. Нужно лишь не терять веры в себя и слушать свое сердце. А ты, как мне кажется, всегда делала это хорошо. Поэтому и дальше не промахнешься".

   "Спасибо, - вздохнула я, мельком покосившись на лежащий на комоде амулет короля. - Хотелось бы мне, чтобы ты оказался прав. Но сама я пока этой уверенности не ощущаю. Напротив, у меня такое чувство, что я стою на тонком лезвии, готовая соскользнуть с него в любой момент. В какую сторону и с какими последствиями - неизвестно. Но в любом случае, как бы ни вышло, я непременно что-то потеряю. А важное или неважное - уже другой вопрос".

   "Тогда, может, тебе просто не оступаться?"

   "Легко сказать".

   "Нелегко сделать, - согласился Лин. - Но попытаться все равно стоит".

   "Я пытаюсь, - прошептала я, устало прикрывая глаза. - Я целый год хожу по этому лезвию, каким-то чудом удерживаясь на краю пропасти. Но теперь оно стало еще более острым, и сейчас я даже не знаю, смогу ли дойти до конца".

   "Сможешь, - уверенно отозвался демон. - На самом деле ты все можешь... просто не всегда хочешь, помнишь?"

   Я только усмехнулась. А потом прижала его к себе и уткнулась носом в густую шерсть, растеряно размышляя над тем, когда же он успел так сильно повзрослеть.

  

-Глава 5-

   Поутру я проснулась от того, что что-то тяжелое давило мне на грудь, откровенно мешая дышать. Сперва я решила, что это Лин опять разнежился и развалился на постели, как султан, в который раз забросив свои лапы совсем не туда, куда следует. Однако когда тяжесть стала заметнее, неожиданно стало понятно, что это не шейри. Хотя бы потому, что у него никогда не водилось такой жесткой шевелюры и сроду не имелось гладкой кожи, которой он мог бы прижаться к моему боку, как к родному.

   Неохотно открыв глаза, я недовольно посмотрела на нахального визитера, посмевшего использовать меня в качестве подушки, и обомлела. Потому что никак не ожидала увидеть взлохмаченную рыжеватую макушку, мускулистый мужской торс и перевитую жилами руку, бессовестно заброшенную на мой живот. Е-мое...

   - Мейр! - чуть не вскрикнула я, шарахнувшись прочь, как от нечисти. Но горло внезапно перехватило от возмущения, поэтому я смогла лишь слабо засипеть. И вместо того, чтобы рвануться из-под него, самым банальным образом завязла, потому что перина была совершенно невесомой, а миррэ, надо думать, весьма тяжеленьким. Особенно в своем человеческом облике.

   Но каков наглец, а?!

   Твою маму... однажды мы это уже проходили: в Серых горах, в ущелье, где ему пришлось больше суток пробегать диким зверем, а потом не повезло перекинуться прямо во сне. Случайно. Обнаружив его возле себя в крайне неприглядной позе, я тогда взвилась до самых небес и так засветила ему по уху...

   Моя рука машинально сжалась в кулак и по известной траектории нацелилась в морду наглому оборотню, с какого-то перепугу влезшего после вчерашней беготни в мое окно и явно решившего, что меня можно использовать в качестве спальной принадлежности. Более того, он, кажется, снова перекинулся со сне. Блин! И чего его сюда принесло? Может, они с Локом упились гораздо сильнее, чем нам показалось? Может, балкон перепутал? Пьяному коту и море по колено, а у него вечером координация явно была нарушена. Вот, наверное, и вскарабкался куда сумел. А потом плюхнулся в первую попавшуюся постель, не больно-то разбираясь, чья она и есть ли в ней другие постояльцы. И благополучно уснул.

   Гм.

   Мгновение подумав и посверлив спящего миррэ недовольным взглядом, я замахнулась снова, намереваясь разбудить этого подлого нудиста самым неприятным образом, но потом вдруг услышала тихий вздох, увидела на его губах умиротворенную улыбку, почувствовала, как ему сейчас хорошо, и... опустила занесенную руку. После чего вздохнула тоже. Подумала. Покосилась на развалившегося чуть дальше шейри, которого, кажется, совсем не смущало подобное соседство. Наконец, сокрушенно покачала головой (ну, как их прогонишь?) и осторожно почесала оборотня за ухом.

   Мейр, совсем не соображая, что происходит, только благодарно замурлыкал.

   Я же возвела глаза к потолку, понимая, что будет кощунством - бить его по лицу за нелепую оплошность, случившуюся на фоне обильных "примирительных" возлияний, а потом тихо-тихо, стараясь никого не потревожить, сползла на пол. Но лишь для того, чтобы уткнуть голой пяткой в еще один, мерно дышащий меховой коврик и с приглушенным воплем подпрыгнуть от неожиданности.

   - Ой! Е-мое... Лок! А ты тут откуда взялся?!

   Огромный серый зверь сонно приоткрыл один глаз, все еще находясь во власти какого-то видения, вяло шевельнул пушистым хвостом и негромко заурчал. Словно бы приветствуя и, одновременно, извиняясь за дерзкое вторжение. Потом так же вяло лизнул мою ногу, свернулся клубком и опять безмятежно засопел, явно решив, что я ему тоже снюсь.

   - Охренеть! - я растерянно развела руками, по очереди оглядывая собравшийся в спальне зверинец. - И что мне с вами делать?

   Ответом стало тихое сопение на три голоса.

   - Блин! - с чувством заключила я, совершенно обескураженная. А потом осторожно переступила через спящего хварда, накинула на плечи халат и, неверяще качая головой, пошлепала в ванную комнату, чтобы умыться, стряхнуть остатки сна и после этого снова убедиться, что это - не бред, не мой собственный сон и не какой-то дурацкий розыгрыш.

   Когда я вернулась, в спальне ровным счетом ничего не изменилось - все те же три наглые морды мирно сопели кто в коврик, кто в подушки, а кто в мое любимое одеяло. Я постояла-постояла, внутренне поражаясь собственной доброте, но потом плюнула на все и, быстро одевшись, отправилась на обязательную тренировку.

   Этим утром мастер Лаор был требователен, как никогда. Узнав, что сегодня я не успела размяться, он взялся за это дело сам и всего за полчаса довел меня до состояния загнанной лошади. Я даже не ожидала, что скисну настолько быстро и качественно. Но мастер Лаор, думается мне, настоящий гений в том, чтобы доводить учеников до последней грани, потому что я, признаться, давно так не уставала и не выматывалась.

   Но это еще ничего. Это еще не самое страшное. Так сказать, полбеды, потому что весь следующий час он потратил на вдумчивую и крайне извращенную растяжку, во время которой я не только окончательно выдохлась, но еще и взмокла, как мышь. Более того, мне опять стало больно - когда-то порванные мышцы спины и брюшного пресса никак не хотели забывать о прошлом. Они жалобно стенали, ныли, слезливо жаловались на несправедливость и упорно сопротивлялись, постоянно напоминая о полученном увечье и напрочь отказываясь верить в то, что все давно зажило. Наверное, это спайки какие-то образовались. Иначе почему мне становилось плохо каждый раз, когда учитель выгибал меня так, как я спокойно могла сделать еще полгода назад? И почему от этой боли внутри внезапно возникала и постепенно нарастала непонятная паника?

   Кажется, я, наконец-то, научилась бояться боли?

   Сцепив зубы и мысленно поклявшись, что справлюсь, я мучила себя до тех пор, пока в глазах не начали плавать разноцветные круги. Однако не просила пощады - это изуверство, деликатно называемая принудительной растяжкой, было нужно мне, как воздух. Без нее я не могла начать работать с техниками Гора. Без нее я не могла повторить его знаменитые связки. Без него я оставалась уязвимой, чего ужасно не люблю. Поэтому и упиралась изо всех сил, не обращая внимания ни на боль, ни на угрожающее потрескивание в позвонках, ни даже на горячие ладони учителя, поочередно ложившиеся мне то на живот, то на безумно ноющую спину.

   Наконец, когда я уже готова была сдаться, у нас начало что-то получаться. Упорно сопротивляющиеся мышцы, наконец, согласились растянуться еще немного, неохотно позволив телу сложиться буквой зю. Потом со скрипом поддалась и спина. За ней с глухим ропотом отреагировал живот, выразив свое неприязненное отношение к процедуре громким урчанием и очередным болезненным спазмом. Но зато я вдруг почувствовала, что прошла некий барьер. Потом мне вдруг стало гораздо легче. И потом я выдохнула с безумным облегчением, потому что мастер Лаор тоже заметил результаты и благосклонно кивнул.

   Выпрямлялась я после этого долго, медленно и с большим трудом. Поднималась с песка после пытки с еще большим трудом, чем растягивалась. Учитель аккуратно растирал мне мышцы, помогая расслабиться, постоянно напоминал про правильное дыхание, да еще был вынужден поддерживать под руку, пока я неуклюже ковыляла до первой попавшейся лавки.

   За растяжкой последовал курс расслабляющего массажа, после которого я совсем размякла. Потом еще одна разминка - на этот раз более мягкая и короткая, во время которой мне удалось неплохо встряхнуться. Наконец, она тоже закончилась и только тогда, спустя целых полтора часа от начала занятия, мы приступили к настоящей тренировке, к которой я готовилась больше двух недель и которой мы оба ждали с неподдельным нетерпением.

   Конечно же, мастер Лаор начал с самых простых ударов и очень невысокого темпа, щадя мое уставшее тело. Несколько минут я просто адаптировалась к новым ощущениям и радовалась тому, что снова могу двигаться без особых усилий. Тело слушалось прекрасно. Натруженные мышцы сладко ныли, но уже не создавали зажимов и не дрожали в судорогах от слишком большого напряжения. Учитель позволил мне втянуться в схватку медленно и осторожно. Так, как если бы я была маленьким ребенком, которого заботливые родители аккуратно вводили первый раз в бурную речку. Я все время чувствовала поддержку партнера. Мне было легко с ним. Удобно. Поразительно знакомо, как будто мы не две жалких недели, а несколько лет провели в усиленных спаррингах. Мастер Лаор оказался настолько хорошим учителем, что во мне вдруг проснулось чувство благодарности к его методу обучения и еще большая благодарность к оставшимся во Дворце братьям, которые сумели отыскать и уговорить этого потрясающего человека.

   Честное слово, я никогда еще не училась с таким удовольствием. Никогда мне не было так спокойно. Меня даже сильная боль не смогла отвратить от занятий, потому что вместе с ней внутри жила твердая уверенность, что ТАК НАДО. Мастер Лаор привил мне ее всего за несколько дней. Его заслуга в том, что я не приходила на тренировки с унылым выражением лица, как бывало в период моего первого обучения. Он каким-то чудом сумел сделать так, что я, напротив, стремилась к ним. Ждала с нетерпением. И даже сейчас, после почти полутора часов мучений, носилась по утоптанной площадке дикой фурией, но, одновременно с этим, чувствовала и законную гордость от того, что все-таки смогла перешагнуть через серьезный барьер.

   Спустя всего несколько минут учитель понял, что я способна на большее, и начал постепенно наращивать скорость ударов. Его движения изменились, стали более резкими, жесткими, более опасными. Тренировочный меч, сделанный из какого-то особенно прочного местного дерева и специально утяжеленный, порхал в его руках, как пушинка. Движений его ног я уже почти не различала. А рук - и подавно: мастер был слишком скор.

   Однако теперь и я ему почти не уступала. Теперь и я могла поддерживать такой темп больше, чем пару минут подряд. А еще я могла попытаться воспользоваться теми связками, которые раньше просто не рисковала включать в бой. Пусть даже и тренировочный.

   За какой-то жалкий миг характер схватки изменился так резко, что со стороны могло показаться, что мы это всерьез. Грохот от непрерывно сталкивающихся палок стал таким частым, что слился в сплошной гул. От наших прыжков и отскоков легкий песок на ристалище взметывался высоко вверх, добавляя азарта поединку. И тихое дыхание было настолько ровным, что даже я при всей своей неуклюжести была поражена тем, как работает мое обновленное тело. Такое впечатление, что я снова вернулась в те далекие времена, когда братья только-только шлифовали мои навыки, отлаживая работу рук и ног, как опытные слесаря отлаживают настройки тонкого механизма. Тогда мне потребовалось на это больше месяца. У учителя получилось управиться всего за две недели. И это при том, что некоторые навыки пришлось восстанавливать чуть ли не с нуля, а мышцы, серьезно ослабевшие, грубо поврежденные и изувеченные старыми ранами, заново учить расслабляться.

   Конечно, это совсем не мой потолок. Я отлично понимала, что работы тут еще не на одну неделю. Конечно, даже такие результаты - далеко не самые лучшие. Но на первом занятии я не могла даже приблизиться к тому, что делала сейчас. И поэтому искренне радовалась за свои немалые успехи.

   Однако радоваться мне пришлось недолго. Едва я обрела уверенность, мастер Лаор внезапно так взвинтил темп, что все мои успехи мгновенно скатились к прежнему нулю. Меня едва хватало, чтобы уворачиваться и избегать болезненных ударов его вездесущей палки. А он словно не замечал, как я начинаю неприятно морщиться. Словно не видел, что я раз за разом продолжаю отступать, стараясь сделать все, чтобы это не выглядело паническим бегством. Я отчаянно защищалась, используя все отпущенные природой и подаренные братьями умения. Отпрыгивала, каталась по песку, металась по площадке бешеной рысью. Но при этом с каждой секундой все отчетливее понимала, что еще не в форме. А уж когда учитель начал без предупреждения перескакивать с одной техники на другую, вообще расстроилась - мне, при моей нынешней кондиции, подобные фокусы были не по плечу. Оставалось только продолжать ускользать от его ударов и надеяться на то, что я сумею продержаться достаточно долго, чтобы он был доволен результатами наших общий усилий.

   Неожиданного удара в живот я, отвлекшись на очередную атаку, даже не заметила. Только почувствовала несильный толчок под дых, вздрогнула от ощущения, что когда-то это уже проходила. Против воли вспомнила, как пару месяцев тому меня так же обманчиво мягко толкнули в брюшину острые когти, и...

   Все остальное случилось так быстро, что я едва успела отдернуть назад руку с выскочившим оттуда Эриолом. И едва отвела его от горла резко отпрянувшего, но все равно не успевшего среагировать учителя, чтобы полуразумное оружие Ли-Кхкеола не насадило его, как кабана на вертел.

   Ф-фу... еле успела!

   Однако кое-чего я все-таки не учла. И кое-кого все-таки не успела остановить. Потому что никак не ждала, что наружная калитка вдруг с размаху слетит с петель, а оттуда в нашу сторону метнутся три стремительные тени. В которых я лишь спустя долю мгновения признала свой разъяренный зверинец. После чего мысленно охнула, зло сплюнула (вот же дуралеи мохнатые!) и едва успела зло рявкнуть:

   - А ну, не сметь!! Стоять на месте!!! ЖИВО, сказала, а то покалечу!!

   От моего рыка оба оборотня растеряно замерли в полуприсяди, так и не начав уже готовый прыжок - матерые, громадные, откровенно раздраженные волки, отличающиеся друг от друга только длиной клыков и оттенком шерсти. Лин рядом с ними опомнился быстрее и, почти сразу сообразив, что к чему, сконфуженно кашлянул, потупился и, шаркнув лапкой, поспешил исчезнуть, пока я его не заметила.

   Мастер Лаор изумленно моргнул и с изрядной долей растерянности уставился на обрубок меча, оставшийся в его руке после пробуждения Эриола. Потом ошарашено посмотрел на сам Эриол, разбрасывающий вокруг себя недовольные серебристо-голубые искры. Наконец, перевел взгляд на мое сердитое лицо и вежливо приподнял брови. Словно деликатно уточняя, что за штуку я вдруг достала из воздуха и почему какие-то дикари смеют врываться в его Школу без разрешения.

   Я свирепо выдохнула.

   Твою маму! Это еще что за новости? Какого демона они вообще тут делают?! И с какого случая вдруг решили накинуться на учителя, не больно-то разбираясь в причинах?! Блин! Они же знают, где, с кем и когда я занимаюсь! Знают, зачем. Знают, ради чего. И еще лучше знают, что порой тренировки могут стать опаснее настоящей схватки.

   Но тогда в чем дело, мать их за ногу?!! Что за истерика на пустом месте?! И что за свирепый оскал, от которого кровь стынет в жилах?!

   - Это что такое? - тихо спросила я, "ласково" посмотрев на присевших от неожиданности хвардов. - Что за взлом? И что за паника, а? Вас кто-то сюда звал? Кто-то просил врываться и скалить клыки на уважаемого мастера?

   Оборотни, разом остыв, сконфуженно вильнули хвостами и опустили глаза.

   - Я жду ответа. Говорите, пока я еще добрая.

   "Тебе было больно, - виновато пояснил из-за ближайшего угла Лин. - Мы почувствовали. Сразу".

   - И что? - совсем "ласково" спросила я, выразительно качнув на ладони Эриол.

   "Ну, мы решили... вернее, мы подумали, что ты... что тебе опять плохо..."

   - Мне было плохо. Недолго. Но разве это повод портить чужие двери и сносить их к такой-то матери?!

   Хварды совсем скисли и виновато поджали хвосты.

   "Извини, - сконфуженно перевел этот жест шейри. - Когда мы проснулись, тебя не было на месте. Мы подумали, что ты просто вышла. Подождали. Но поняли, что ты вышла надолго. Потом принялись искать, а по пути вдруг почувствовали, что тебе больно. Вот и... ну... подумали, что что-то случилось".

   Я поджала губы.

   - Если бы что-то случилось, я бы позвала.

   "В прошлый раз ты не смогла позвать сразу. В прошлый раз мы едва успели. Поэтому, когда почувствовали неладное, испугались".

   Чего, интересно? Что меня опять похитили и собрались принести в жертву?! В Скарон-Оле?!! Черт. Кажется, они так боятся меня потерять, что начинают сходить с ума от одной только мысли об этом. Или же это моя боль так на них повлияла, что они совсем с ума сошли, решив, будто в средоточии сил скаронов до меня может добраться какой-то жалкий некромант?

   Словно подтверждая мою догадку, оба оборотня тихо заскулили, а потом бочком-бочком подошли, заискивающе поглядывая снизу вверх и всячески выражая раскаяние. И ведь беспокоились, черти нахальные. Испугались до икотки. Примчались через половину города. Наверняка народу напугали немало. Кого-нибудь опрокинули, пока неслись по улицам сломя голову. Кого-нибудь раздраженно куснули. Лапой треснули. Меч перекусили, если какой-нибудь дурной скарон попробовал их остановить.

   - Эх, вы... - укоризненно посмотрела я, спрятав Эриол и присев возле них на корточки. Потом вздохнула, обняла понурившихся волков за шею и ласково чмокнула каждого в мокрый нос. - Какие же вы стали пуганые. Чуть что, сразу клыки выпускаете, рычите, скалитесь, хороших людей норовите загрызть... ну, что с вами делать, а? Как привить хорошие манеры?

   - Если позволишь, я этим займусь, - вдруг буркнул от дверного проема запыхавшийся Эррей. - По праву рождения: как лен-лорд и, заодно, побратим этих мохнатых увальней. Всех на уши подняли, мерзавцы. Такого шороху навели, что во Дворце, наверное, еще три дня гул стоять будет!

   - Эр?! - я растеряно уставилась на брата и чуть не вздрогнула, обнаружив, что рядом с ним стоят красивыми соляными столбиками мои девочки-охранницы. Которые, судя по ошарашенным, растерянным, внезапно утратившим обычную бесстрастность лицам, во всех подробностях наблюдали последние мгновения схватки, а теперь с выражением потустороннего ужаса смотрели на мою правую руку, в которой еще не угасло сияние Эриола. Более того, девушки там уже были не одни - со стороны улицы снова послышался топот множества ног. После чего их бесцеремонно отодвинули с дороги, оттеснили, загнали в угол, бессовестно воспользовавшись чужой растерянностью. Наконец, выросли передо мной, как настоящие призраки, быстро огляделись, сердито нахмурились, а потом дружно спросили:

   - Гайдэ, с тобой все в порядке?!

   Я с тихим стоном прикрыла глаза.

   - О боже... Ас... Бер... Гор... вас-то сюда каким ветром занесло?!

   - Тебе было больно, - хмуро пояснил "красный", внимательно оглядывая меня в поисках ран и страшных увечий. Заодно, краешком глаза контролируя остолбеневшего мастера, застывших возле стены девушек, но почему-то стараясь не встречаться взглядом с Алой. - Мы почувствовали. Поэтому пришли.

   Я смогла только головой покачать, поражаясь тому, что братики за каких-то полчаса отмахали огромное расстояние от Дворца, умудрившись распугать по пути всех прохожих. И одеждами своими золочеными, с которых явно впопыхах были сорваны приметные мантии Владык, и горящими, как у безумцев, глазами, в которых все еще не угасла тревога. И взъерошенными гривами, выбившимися от быстрого бега из церемониальных причесок. Блин. Хорошо, что хоть маски успели снять. А то было бы тут светопреставление!

   Я снова вздохнула, понимая, что с учителем придется объяснятся, и сокрушенно развела руками.

   - Простите, мастер, за вторжение. Честное слово, я не имею к этому никакого отношения. Просто существует некое обстоятельство, благодаря которому эти восемь... -- увидев подоспевшего Родана и воинственно взлохмаченного Дея, я запнулась и поправилась, - вернее, десять чертей совершенно не способны перестать контролировать каждый мой шаг. Одни охраной озабочиваются. Другие следить пытаются. Третьи ночами концерты под окнами устраивают. Кое-кто вообще считает, что меня ни на шаг нельзя выпускать из виду. Короче, одна сплошная морока. Для меня, естественно. Но я никак не думала, их эта паранойя примет столь грандиозные масштабы. Еще раз простите эту наглость, учитель. Честное слово, это больше не повторится.

   Мастер Лаор, внезапно оттаяв, усмехнулся.

   - У вас внушительная охрана, леди. Правда, я уже не очень понимаю, зачем она вам нужна - с вашими талантами... да еще с таким оружием...

   Я поспешила отмахнуться.

   - Ой, да какая это охрана? Если бы они не были моими побратимами...

   - Кем?! - обалдело переспросил учитель, ошеломленно уставившись на Фантомов.

   - Братья они мне, - неохотно пояснила я, потрепав холки дружно заурчавших оборотней. - Все до одного. Кровники. Даже вот эти... мохнатые... которые стали совсем бессовестными, раз начали путать свои комнаты с моим балконом. Вот и беспокоятся теперь. Вот и берегут... ну, как умеют. Пожалуйста, не сердитесь на них. Порой они бывают излишне впечатлительными.

   Мастер Лаор издал какой-то странный звук, уставившись сперва на взбудораженных Теней, еще не успевших толком отдышаться, потом - на Лина, хвардов, и, наконец, снова на меня. Причем, его глаза в какой-то момент заметно расширились, смуглая кожа как-то странно посерела, а на бритой макушке вдруг выступила холодная испарина. После чего он тихо выдохнул и склонился в глубоком, полном искреннего почтения поклоне.

   Е-мое! Это что еще такое?!!

   Я, честно сказать, впала в ступор. И весьма надолго, потому что совершенно не ожидала такой реакции. Недовольство, гнев, раздражение... что угодно, кроме этого! Мастера Школ (я знаю!) очень трепетно относятся к старым традициям и весьма сурово пресекают любое неповиновение или отступление от правил. Поэтому, поняв, что старый мастер не шутит, не сердится и даже выпрямляться в ближайшее время не намерен, я окончательно растерялась и обратилась к братьям за советом. Но зацепилась взглядом за остекленевшие глаза девушек-скаронов, подметила их остановившиеся взоры, как магнитом притянутые к груди Бера. Потом сама взглянула на брата и вот тогда буквально обмерла.

   - Ой, е-мое...

   - Чего? - не понял выражения моего лица Изумруд, обеспокоенно завертевшись в поисках компромата.

   Я сглотнула.

   - Бер... ты в ТАКОМ виде мчался сюда через весь город?

   - Да, а что? - все еще не сообразил он, а мне вдруг резко поплохело.

   - Твою маму... братик... ты хоть бы иногда застегивай рубаху на все пуговицы. А еще лучше - камзол носи. На всякий случай. Для уверенности в том, что никто не увидит лишнего.

   - Да что такое-то?! - вконец озадачился Бер, машинально царапнув ладонью по груди. Но почти сразу переменился в лице, испуганно ухватился за вызывающе блестящий на солнце Амулет Власти. Тоже побледнел, посерел от совершенно правильной, но откровенно ужасной мысли. После чего как-то резко осел и хрипло прошептал:

   - Шеттова бездна... Ас, прости... я даже не заметил...

   - Чего именно? - с недоумением повернулся к нему Алый, но тоже вздрогнул и растеряно замер. - Бер?! Ты что, не мог ЕГО убрать?!!

   - З-забыл, - клацнул зубами Изумруд.

   - Забы-ы-ы-л? - с угрозой зашипел Гор, сжимая громадные кулаки. - Ах, забыл, значит?!

   - Господи, какой кошмар, - пробормотала я, видя, что вокруг Адаманта от злости отчетливо заклубилась Тьма. - Мало нам было проблем. Мало того, что вы влипли с этими дурацкими Амулетами, так теперь еще и Бер лопухнулся. Твою маму... вашу общую маму, парни... Бер, как ты мог забыть застегнуться?!

   Бер виновато опустил голову.

   - Извини, я спешил.

   - Владыка... - благоговейно выдохнули девушки, жадно рассматривая провокационно переливающийся зелеными огнями Амулет. Затем шальными глазами уставились на остальных моих братиков. Алая как-то странно задержала взгляд на Асе. Но потом они разом опомнились, слаженно наклонили головы и, прижав кулаки к груди, почтительно опустились на одно колено. - Простите, Господин. Мы не узнали Вас без маски.

   - Демон! - тоскливо огляделся по сторонам Бер. - Это ж надо было так вляпаться! Гайдэ... Гайдэ, что мне теперь делать?!

   Я обреченно вздохнула.

   - Ничего. Поднимай их и пошли обратно во Дворец. Пора вам на собственной шкуре узнать, каково это: оказаться в таком... некрасивом положении.

  

-Глава 6-

   Тронный зал встретил нас гробовой тишиной и длинной вереницей пустых стульев, на которых не далее как вчера сидели знатнейшие и опытнейшие воины Скарон-Ола. Теперь же он был девственно пуст. Теперь в нем не было никого, кроме нас и гулкого эха, отражающего каждое произнесенное слово по три, а то и четыре раза.

   - Так, - не дожидаясь, пока Фантомы закроют за собой тяжелые двери, я с размаху плюхнулась на первое попавшееся сидение. - Садитесь. Будем вместе думать, как нам теперь быть. Эр, где моя бравая охрана?

   - Снаружи осталась, как ты велела.

   - Очень хорошо. Ас, тут лишних "ушей" нет? "Прослушки" никакие не стоят?

   - Нет, - хмуро отозвался "красный", недобро покосившись в сторону Алого Трона. - Первым делом все тут проверили и вычистили. К тому же, в пределах Дворца Амулеты не позволяют никому творить заклятия без нашего разрешения.

   - Любым магам? - деликатно уточнил Дей, присаживаясь напротив меня.

   - Да. Даже Главам Старших Кланов. Запрет снят только с тебя.

   - Спасибо, я оценил.

   - Эй, а переодеться тут где-нибудь можно? - негромко поинтересовался из-за моей спины Мейр. - Я тоже хочу поучаствовать, но зверем будет не то, а смущать Гайдэ как-то не хочется. Да и Лок уже весь извелся.

   Я не стала оборачиваться, услышав тихое ворчание хварда и поняв, что он тоже находится на грани трансформации. Тогда как Мейр давно перекинулся и снова бесстыдно шляется нагишом, ничуть не смущаясь своим неподобающим видом и выискивая одежду... для побратима. Самому-то ему было все равно, в каком виде и перед кем изгаляться. Вот только впрямую сказать о том, что заботится о хварде, было стремно - пришлось прикрыться заботой о моем нравственном благополучии, и Лок это прекрасно понял.

   На его недовольство Гор раздраженно дернул плечом, Бер, расстроенный донельзя, даже не ответил, а Ван рассеяно махнул в сторону неприметной дверки за последним Троном.

   - Посмотри там. Наверняка что-нибудь найдешь.

   Мейр понятливо кивнул и прошлепал босыми ногами в указанном направлении, делано не замечая цокающего по полу когтями Лока и будто не зная, каким взглядом тот сверлит его голую спину.

   Я же поставила локти на стол и устало потерла виски.

   - Итого, что мы имеем?

   - Ничего хорошего, - буркнул Гор, кажется, снова начиная злиться. Меня даже холодком обдало, когда вокруг него опять сгустилась выпущенная на свободу Тень. Интересно, почему она появляется всякий раз, когда брат начинается выходить из себя? - Нас видели. Всех четверых. Более того: нас узнали те, кто не должен был узнать в принципе.

   - Алые и так знали, - тихо оборонил Ас, заставив меня изумленно вскинуть брови. Ого! Вот так братик! Оказывается, я еще многого не знаю! - И Аша, и Ада. Я не зря выбрал для Гайдэ именно их. Но Изумруды, Сапфиры и Адаманты - это плохо. Бер, что тебе о них известно?

   "Зеленый" помрачнел.

   - Почти ничего. Первая ступень. Первый род. Одну ты видел - сталкивались как-то на воротах: ее зовут Ирда. У нее дейри очень сильная - я еще тогда заметил. У второй - Ингы - тоже неплохая, хотя и чуточку слабее. Обе - а-талы Клана. И Ино подтвердил, что они - лучшие.

   - Мои тоже вроде неплохие, - вздохнул Ван. - Сам отбирал и проверял. Так что не должны подвести. Хотя...

   Гор угрюмо промолчал, однако Тень вокруг него стала еще гуще. Да и взгляд, которым он сверлил Изумруда, был весьма далек от благодушного.

   - Мастер пообещал нам молчать, - поспешил на выручку Беру Дей. - А девушки из охраны вряд ли станут болтать.

   - Ну да, после того, как Гайдэ велела им заткнуться...

   Вот теперь уже помрачнела я. Но брат прав: действительно велела. И действительно рявкнула, потребовав умолкнуть и застыть по стойке смирно. А что было делать, если эти девицы вдруг в полной мере ощутили на себе силу Бера и неожиданно осознали, кем я ему прихожусь? Что делать, когда они вдруг поняли, что в плане владения оружия я им почти не уступаю? Когда до них вдруг дошло, что с мастером Лаором мы сражались в полную силу и что благодаря мне он чуть было не отправился на тот свет?

   Надо думать, что после этого на девочках лица не было и что после такого открытия им вдруг сделалось нехорошо. И надо думать, что для помешанных на субординации скаронов стало шоком известие о том, что меня, оказывается, приняли во ВСЕ Старшие Кланы. Сразу. Причем, довольно давно.

   Короче, девочкам сделалось сильно не себе. Им показалось, что они недостойно себя вели. Опозорили своих Владык. Им причудилось, что из-за их недавнего, хоть и тщательно скрываемого пренебрежения, я должна испытывать раздражение или оправданное негодование.

   И я его испытала. Честно. Когда они с испуганным вздохом увидели, как плавно меняют цвет мои глаза, как недобро сверкает Эриол в моей руке и как виновато сникает от этого Бер... а потом с резко побледневшими лицами согнулись в униженном поклоне. На этот раз - передо мной. Еще не зная про Ишту. Не зная, что такое мой Эриол. Еще ничего, по сути, не зная, кроме того, что я не новичок с оружием, и того, что моя связь с Владыками вовсе не та, о которой они так упорно и неправильно думали.

   Сказать, какого цвета после этого стали мои зрачки?

   Сказать, что сделалось с девочками, когда они, подметив эту метаморфозу, рискнули осторожно туда заглянуть? И что с ними сделалось потом, когда до них дошло, что слово "брат" в отношении скаронов звучит для меня совершенно иначе, чем для большинства обычных людей?

   Конечно, я зарычала, когда эти дурочки, пролепетав какие-то извинения, вдруг потянулись к мечам и, судя по проступившей на их лицах мрачной решимости, надумали сделать себе коллективное харакири. Конечно, я тут же рявкнула, велев прекратить этот идиотизм и напугав их, кажется, еще больше. А потом я зло сплюнула, увидев, что они послушно выпрямились, но ни черта не поняли, на что именно я разозлилась.

   Короче, кошмар.

   Нет, я всегда знала, что с ними будут проблемы; знала, что скароны - весьма своеобразные товарищи, но никак не предполагала, что они дойдут до такой паранойи. Клянусь, они ненормальные. Точно - ненормальные. Причем, все - от мала до велика. Раньше я в это не хотела верить, потому что мои Тени, хоть и с заскоками, но все-таки вполне адекватные. Однако ЭТО...

   Неудивительно, что сейчас я пребывала в состоянии крайнего раздражения. И неудивительно, что по силе это раздражение было так же велико, как недюжинные способности Изумруда, частичка души которого так и жила внутри меня с тех пор, как мы по-настоящему разделились.

   Интересно, с кем-нибудь еще случались такие оказии? Или это только мне постоянно везет на сумасшедших?

   - Вообще-то, все не так страшно, - нерешительно прервал затянувшееся молчание Эррей. - По большому счету, о вас узнали только пятеро человек. И все они поклялись хранить эту тайну до гроба.

   - Знают еще Главы Старших Кланов, - хмуро сообщил ему Ас.

   - Ну и что? Они дали вам Клятву Верности. Ведь так?

   - Да. Но, помимо них, знают еще трое Алых. Ну, вы их помните.

   - Как тут забудешь? - усмехнулся Дей. - После того, как собственноручно их "синькой" отпаивал? Но это все равно немного. К тому же, тебя они узнали еще в Рейдане. А остальные, кого вы напугали по дороге к Школе, могли и не заметить.

   - По Закону, Владык не должны знать в лицо.

   - Какая тебе разница? - удивился Мейр, возвращаясь в зал, обмотанный в поясе какими-то тряпками, сильно смахивающими на содранную со стены занавеску. - Вы теперь и есть - Закон. Что мешает его слегка изменить?

   Скароны дружно нахмурились.

   - Изменить?

   - Конечно. Вы же Владыки. И сами говорили, что давно забыли местные традиции. Так что вам мешает создать новые? Или вообще отменить эти дурацкие маски? Разве это так сложно?

   - Нет. Но...

   - Тогда в чем проблема? - пожал плечами Мейр и упал на соседнее от меня кресло. - Другие же законы вы поменяли и - ничего. Гайдэ, вон, в Валлионе мимоходом столько традиций поломала, что даже страшно становится.

   Услышав о Валлионе, я криво усмехнулась. Но потом перехватила выразительные взгляды Теней и мысленно вздохнула: знают, черти, что у меня сердце не на месте. Знают больше, чем следует. И глаза опять отводят, испытывая неловкость. Да еще, небось, считают, что это по их вине мне так тяжко. Дескать, из-за них уехала. Из-за них отказалась. Ради них рисковала и ради них же упорно сейчас молчу.

   - Ладно, бог с ними, - наконец, с усилием отстранилась я от некстати нахлынувших воспоминаний. - Мейр дело говорит. По большому счету, никакой катастрофы действительно не случилось. Те, кто про вас знает, клятвенно пообещали молчать. Девочки - так точно. Мастер Лаор - тем более. Ему нет смысла врать и изворачиваться. Скарон-Ол все-таки - не Рейдана, и отношение к правителям тут совершенно иное.

   Ас замедленно кивнул.

   - Хорошо, я подумаю, что тут можно изменить.

   - А еще подумай вот над чем: как далеко вы можете отойти от своих Тронов-Амулетов?

   - В пределах города точно можем, - без колебаний отозвался "красный".

   - Может, уже и дальше сумеем, - впервые подал голос пришибленный Бер. - Ино говорит, у нас есть определенные успехи в плане магии, так что риск с каждым днем становится все меньше.

   - Надо будет узнать точно, - слегка нахмурилась я. - Если дело дойдет до похода в Невирон, вам, вполне вероятно, придется выбираться из Скарон-Ола. А какие из вас помощники, если вы не способны оторваться от Тронов?

   "Не переживай, - неожиданно вмешался Лин, чутко караулящий двери. - Если потребуется, скароны вытащат за стены даже Троны. А вместе с Тронами - и своих Владык. Амулеты всего лишь не должны оставаться без подпитки. А подпитка там, где находятся Старшие Кланы".

   - В смысле, им на самом деле неважно, где стоять? - уточнила я вслух.

   "Конечно. Артефакты прикреплены не к городу, а к людям. Поэтому будут работать везде, где есть Старшие Кланы. Даже в поле. Если, разумеется, выгнать туда все население Скарон-Ола. Думаешь, скароны просто так не любят покидать свою родину?"

   Я озадаченно потерла переносицу.

   - Очень интересно. Получается, парни у нас не привязаны к одному месту? Вернее, привязаны, но не к месту, а к собственному народу?

   "Именно. Связь между скаронами гораздо более тесная, чем где бы то ни было. Они сами создают и приумножают свои силы. А Владыки - единственные, кто способен эту силу обуздать и подчинить. Они всегда находятся на ее острие. Поэтому без своих Владык Скарон-Ол и вполовину не так силен, как с ними. Поэтому им поклоняются. И поэтому же нам с ними так повезло. Хотя, конечно, за свои способности они платят тем, что не могут покинуть свой народ. Никогда. Но с какой-то стороны это, возможно, даже и правильно. Представить не могу, что было бы, если бы скароны имели возможность свободно разгуливать по всему Во-Аллару".

   - Мир устроен мудро, - хмыкнул Дей. - Аллар знал, что делал, когда создавал такой порядок вещей. И когда ограничивал скаронов в передвижении.

   - Скароны почитают только Лойна, - мрачно напомнил Бер.

   - Но это вовсе не значит, что Аллара не существует.

   - Для них - значит.

   - Возможно, для них - да. А для тебя?

   Бер скривился и промолчал.

   - Не о том говорим, парни, - вернулась я к главной теме. - Ас, что ты решил насчет вашего Закона? Есть шанс, что его примут? Есть хотя бы вероятность того, что вы сможете ходить без масок? И что нас не разорвут при первой же встрече, узнав о том, что ваши личности нам прекрасно известны? По той лишь причине, что чужакам, дескать, не положено?

   - Пусть только попробуют тронуть, - мрачно сверкнул глазами Алый.

   - Так есть? - настойчиво спросила я.

   - Мы подумаем, как это сделать.

   - Очень хорошо. Тогда я пошла: мне еще с собственной "охраной" разбираться.

   - Зачем? - непонятливо вскинулся Ван, тревожно приподнявшись с соседнего стула.

   Я хмыкнула.

   - Затем, что они мне нужны адекватными и живыми. Понял?

   - Э... нет.

   - Потом поймешь, - пожала плечами я и, оставив парней додумывать остальное, быстро вышла из зала.

  

   Девочек я нашла на том же месте, где и оставила - за тяжелыми резными дверьми, отгораживающими Тронный зал от огромного холла. Выглядели они, надо сказать, жалкими, побитыми и несчастными. Видимо, пока меня не было, успели передумать обо всем на свете и сообща решили, что лучше смерть, чем позор. По крайней мере, встретили они меня одинаково грустными взглядами, в которых читалась полная покорность судьбе. А уж их эмоции были так красноречивы, что у меня не осталось никаких сомнений касательно тех невеселых чувств, которые захлестнули их с головой.

   Ну-ну. Так я и дам им теперь отвод.

   - За мной, - скомандовала я, как только отыскала взглядом бледных охранниц. Потом отвернулась и, ничуть не сомневаясь в том, что они последуют за мной хоть к Айду, направилась в свои покои. Если уж где и разговаривать с этими упрямицами, то только там. В тишине, покое и без свидетелей.

   Конечно, я могла бы просто плюнуть и забыть. Могла отмахнуться от чужих проблем и заявить, что никто их за язык не тянул, а я действительно когда-то предлагала им иной вариант отношений. Две недели назад они не захотели. Две недели назад они меня презирали. Две недели назад они честно полагали, что я для своих Теней - не более, чем увлекательная постельная игрушка. И относились, разумеется, соответственно.

   А мне было все равно. Не объясняться же и не доказывать, что я - не верблюд? Со скаронами спорить себе дороже. Совершенно бесполезное занятие. По братикам знаю: легче слона научить летать, чем переубедить этих упрямцев. Вот и говорю, что могла бы начхать и благополучно велеть им проваливать на все четыре стороны. Вместе с их презрением, высокомерным молчанием и подспудным желанием посмотреть на цвет моих кишок.

   Однако с учетом изменившихся обстоятельств делать этого не следовало: очень скоро мне могла потребоваться помощь. А сейчас как раз появился подходящий момент, чтобы попытаться наладить отношения. Ведь они же не со зла относились ко мне, как к чужой: я сама захотела скрыть правду. А все остальное - лишь следствие моего молчания, упорного нежелания сообщать о себе подробности и традиционного воспитания, ставшего базой для своеобразного местного менталитета, с которым оказалось договориться гораздо сложнее, чем мне когда-то казалось.

   Короче, надо срочно исправлять ситуацию.

   Добравшись до родных покоев, я мысленно согласилась сама с собой и гостеприимно распахнула перед понурившимися девушками дверь.

   - Заходите.

   Они так же молча вошли, наверное, полагая, что вот сейчас-то я и буду их мстительно убивать. Так же молча встали у стенки и явно приготовились к расстрелу. Только что не отвернулись носами к стенке, дабы не смущать мою совесть видением своих скорбных глаз.

   Чудная картинка! Блин! Такое впечатление, что они боятся! Хотя скаронам, как говорят, страх вроде бы несвойственен. Ну, по крайней мере, за свою шкуру. А эти боятся. Черт, да действительно меня боятся! Неужто у мастера Лаора я выглядела так страшно?!

   "А то, - внушительно согласился с моим предположением Лин, бесшумно просачиваясь следом. - У тебя такие глаза были, что я даже решил, будто Ас передал тебе больше, чем планировал. Один сплошной огонь. Чуть ли не искры летели. Особенно, когда они пали ниц и взмолились о пощаде".

   "Надо думать, - буркнула я. - Знаешь, как они меня все разозлили? Сперва хварды, потом эти..."

   "Да уж, могу себе представить".

   "Что посоветуешь? - неожиданно спросила я, проследив за тем, как шейри неторопливо проследовал к ближайшей кушетке и нахально там развалился, по-хозяйски устроив громадную морду на подлокотнике. - Как мне строить разговор?"

   "А ты уверена, что тебе это надо? Еще вчера они, между прочим, убили бы тебя без раздумий, если бы Ас приказал. Пока ты была чужачкой, твоя жизнь не значила даже ломаного лата, потому что о вашем родстве, если не забыла, знали только Главы Кланов".

   "Не сомневаюсь. Но это не их вина. Скароны все такие. Братики мне в бытность Тенями тоже долго не доверяли".

   "Угу, - ехидно прищурился барс, - до тех пор, пока в мысли твои не влезли и не воспользовались твоим слабым телом".

   "Вот ехидна, - сокрушенно вздохнула я и, пристроившись рядом с демоном, чувствительно пихнула его в бок. - Допрыгаешься ты у меня когда-нибудь. Пошлю куда-нибудь в сердцах, и будешь потом полжизни искать это загадочное место, не зная, есть ли оно вообще и можно ли до него добраться".

   Лин тихо хмыкнул.

   "Всегда знал, что ты - добрая Хозяйка. Зачем тебе их расположение?"

   "Мне не нужно ничье расположение. И не нужно признание моей исключительности. С восхвалением себя любимой, я справлюсь без посторонней помощи. Мне нужна верность. И понимание. А еще мне нужно знать, что я могу на них полностью положиться. И что они нас больше не подведут".

   Шейри задумчиво оглядел четверку застывших под стеной девушек, у которых только предательски поблескивающие глаза выдавали всю глубину овладевшей ими тревоги, почесал кончиком хвоста нос и, наконец, пожал мохнатыми плечами.

   "Тогда расскажи им все".

   "Что?" - не сразу поняла я.

   "Говорю: расскажи им все. О том, кто ты есть. Как такой стала. Как жила, для чего сюда явилась. О Фантомах своих расскажи. О том, что вы творили в Фарлионе... короче, все. Если хочешь добиться их преданности, расскажи все, что можешь. Ну, за исключением пары моментов".

   Я с сомнением покосилась на девушек: стоят, не двигаются, смотрят в одну точку прямо перед собой... как роботы. Или как красивые куклы высотой в человеческий рост. Вернее, немного повыше. Примерно, метр девяносто. Может быть, с кепкой: среди скаронов даже женщины отличались высоким ростом и отменным телосложением. Но при этом обладали какой-то своей, совершенно особенной красотой и гармонией: смуглокожие, скуластые; глазищи крупные, черные, пылают, как огонь; брови тонкие, летящие; подбородки узкие, изящные; высокие лбы; аккуратные носики со знакомой горбинкой... а уж фигурки - блеск. Не перекачанные, гибкие, подвижные. Пластика - как у пантер на охоте. Добавьте к этому еще длинные черные косы, идеально подогнанные чешуйчатые брони из адарона, длинные ножны у бедер, охотничьи ножи на тонких талиях, разноцветные радужки, издалека выдающие недюжинные магические способности, и тогда поймете, какое сильное впечатление производили они, стоя вчетвером под невзрачной серой стеной. Красотки. Что ни говори, а настоящие красотки. Знали братики, кого мне в провожатые выбрать. Э-э-эх... породу, как говорится, не скроешь. Даже по этим девчонкам легко понять, что скароны - это, прежде всего, раса воинов. Раса упрямых воинов. Точнее, раса ОЧЕНЬ упрямых и ОЧЕНЬ хороших воинов, которых я сейчас пытаюсь приручить.

   Блин, а я ведь даже имен их не знаю. Пыталась как-то выяснить, но в ответ услышала только то, что, дескать, "госпоже это без надобности" и что "госпожа может звать нас так, как ей нравится". Хотя на самом деле дело просто в том, что сообщать свои имена чужакам у скаронов не принято. Не положено, и все тут. Вот они и не сказали. Не уважали они меня. Охраняли, потому что велено, но не больше. А если бы велели, то и прирезали бы, не поменявшись в лицах, потому что правильно Лин заметил: моя жизнь не стоила для них даже ломаного гроша.

   До сегодняшнего дня.

   "Думаешь, стоит?" - наконец, спросила я, коснувшись ладонью загривка шейри.

   "Да, - мурлыкнул он. - Если, конечно, тебе нужна их помощь".

   Я вздохнула: нужна. И даже очень - скоро здесь появится человек, к которому я просто не знаю, как следует относиться. И который неизвестно как относится теперь ко мне. Появиться перед ним сразу как "леди Гайдэ" я, наверное, не решусь. А о Гае никто в Скарон-Оле не имеет ни малейшего понятия. И незаметно провести это превращение без неприятных последствий у меня вряд ли получится. Особенно если я хочу сделать это на один единственный вечер. Или на один единственный разговор. Так, для разведки. И вот тут-то девочки мне бы очень пригодились. Они бы стали той нерушимой стеной, за которой я смогла бы чувствовать себя спокойно. Стеной, за которой я смогла бы укрыться в случае неприятностей. И которая не позволит недобро настроенным сородичам понять, что во Дворце появилась неучтенная личность.

   Без их помощи такой финт мне не провернуть - тут даже днем толчется слишком много народу. Считай, на каждом углу стоит внушительная охрана. А ночью, как специально, скаронов во Дворце бродит еще больше. Ни шагу не ступить, чтобы не нарваться на чей-то внимательный взгляд. Оказывается, это только до появления Владык стражу здесь специально никто не выставлял, но вот после... полагаю, если скажу, что братиков денно и нощно незаметно оберегал ВЕСЬ город, то не очень сильно ошибусь; потому что одна его половина (судя по количеству людей, наводнивших дворцовые коридоры) стерегла покой своих "богов" днем, а вторая, видимо, делала это ночью. Кланы просто не могли допустить, чтобы с новыми Владыками случилась хоть какая-нибудь неприятность. Слишком долго их ждали. Слишком много на них возлагалось надежд. И слишком трепетно относились скароны к начальству, чтобы не окружить Дворец неусыпной заботой. В смысле, охраной. Несмотря даже на то, что мои братики сами кого хочешь в бараний рог скрутят.

   Кхм.

   Особенно теперь.

   Но вернемся к местной охране.

   Так вот, для полноты картины сразу скажу, что никто из скаронов и никогда не спит на посту, не дуется в кости, не болеет, не падает в обмороки и не оставляет по нужде караул. Честное слово, понятия не имею, как они это делают, но сама убедилась - действительно, не оставляют! Более того, однажды ради интереса поспорила на эту тему с Лином и бесславно продула, с неприятным удивлением обнаружив, что перед грядущей сменой скароны почти не едят, совсем ничего не пьют и заранее готовятся так, будто идут в последний бой. То есть, обряжаются в тяжелую броню, как танки, надевают лучшие одежды, словно на праздник, а заявляясь на пост, врастают туда, как вкопанные, и ни шагу не делают в сторону. По-моему, оттуда их можно потом только вынести. Посмертно.

   И вот такой народ я собралась приручать?

   Я перехватила насмешливый взгляд от демона и тяжело вздохнула.

   А что делать-то? Они мне действительно нужны, как воздух. У меня остался всего один день для того, чтобы принять решение относительно короля. Какой-то жалкий, короткий и, одновременно, бесконечно длинный день, за который я должна успеть все на свете. И за который мне придется сделать очередной выбор, способный изменить всю мою дальнейшую жизнь.

   Без этих молчаливых девочек и той помощи, которую они могли оказать, мне придется труднее. Вполне вероятно, это будет ненужный риск. Или же мне придется говорить с королем, как есть, а это... блин! Это страшновато! Да и волосы я некрасиво обрезала. И ухаживать за собой, как подобает леди, перестала - в Невироне было не до того. И маникюр давно не делала. И с платьями тут большая напряженка. Не в Берол же за ними возвращаться? И не во Внешний же Город бежать, пытаясь в последний момент приобрести себе что-нибудь стоящее?

   В общем, вернуться в личину Гая намного проще. И Гаю, вполне вероятно, удастся выяснить все быстрее и лучше, чем Гайдэ. Друг с другом в подобных вещах мужчины, чаще всего, более откровенны. Поэтому лучше я пойду к НЕМУ именно Гаем. Фантомом. И если все пройдет благополучно, если ОН все еще не передумал и ничего не забыл, если все еще ждет, то...

   Я сниму маску. Немедленно. И тут же обо всем расскажу.

   Клянусь.

   Вопрос только в том, как пройти по кишащему стражниками Дворцу, отыскать в хитросплетениях многочисленных коридоров отведенный для важного гостя отсек, потом просочиться уже туда и никому при этом не попасться на глаза. Ни своим, ни чужим. Но именно в этом девочки и могли мне помочь. Именно у них это получилось бы превосходно. Рядом с ними мне не зададут ни одного вопроса. И рядом с ними мне не потребуется на каждом шагу предъявлять пропуск, как на особо секретном военном объекте.

   К тому же, имелось у меня стойкое ощущение, что если я сейчас встану и спокойно скажу, что больше в услугах девушек не нуждаюсь, они так же спокойно поклонятся, выйдут и где-нибудь в саду (там, где покрасивее), дружно перережут себе вены. В качестве извинений за свою непростительную ошибку и, особенно, для того, чтобы Владыкам не было стыдно за таких нерадивых подчиненных.

   В общем, надо действовать. Надо приручать этих тигриц и делать из них не врагов, а друзей. Вернее, подруг. А заодно, малость просветить их насчет макияжа и вообще, всяких женских штучек. А то дикие они у меня какие-то. Если сговоримся, надо будет потихоньку окультуривать. Интересно, это вообще реально?

   Еще раз внимательно оглядев уставших от напряженного ожидания девочек, я в третий раз вздохнула и, мысленно загадав на удачу, негромко сказала:

   - Садитесь.

   Скароны дружно вздрогнули и удивленно на меня воззрились.

   - Госпожа?

   - Садитесь, - повторила я, кивнув в сторону стульев и роскошного кресла, притулившегося у единственного окна. - Я хочу с вами поговорить. А поскольку разговор предстоит долгий, то предлагаю вам занять более удобное положение.

   - Госпожа, это приказ? - неожиданно нахмурилась одна из Алых. Как мне показалось, именно она негласно верховодила в этой четверке, точно так же, как вторая руководила другой командой этих безбашенных ниндзя.

   Услышав подобный вопрос, я невольно усмехнулась.

   Знакомая фраза, не правда ли? И подоплека, судя по всему, та же?

   - Нет, дамы. Это не приказ, а всего лишь конструктивное предложение. Просьба, если хотите. Мне было бы приятнее видеть вас сидящими - не придется так сильно задирать голову во время беседы. Но если вам нравится, можете сохранять любое положение, какое удобно. Хоть верх ногами. Меня это не смутит.

   Они обменялись недоумевающими взглядами. Но потом подумали, нерешительно качнулись на носках и... одна за другой опустились на пол, скрестив ноги, как турки, и испытующе уставившись снизу вверх.

   - Очень хорошо, - кивнула я, слезая с кушетки и устаиваясь в такой же позе напротив. - Значит, будем сегодня на равных. И значит, мой друг не ошибся, предлагая рассказать о причинах того, чему вы случайно стали свидетелями. Вы готовы воспринимать необычную информацию?

   - Да, госпожа, - настороженно отозвалась Алая.

   - Отлично. В таком случае устраивайтесь поудобнее, и... начнем, пожалуй? Да, Лин?

   - Начнем, - с показной ленивостью вслух согласился со мной демон и, ехидно покосившись на испуганно замерших девушек, выпустил наружу свои устрашающие когти.

  

-Глава 7-

   Сказать, что девочки были в шоке, значит, не сказать ничего. После того, как стало ясно, рядом с кем я столько времени проводила дни и ночи, они впали в продолжительный ступор. А потом так долго сидели неподвижно и так дико на меня таращились, что я сперва решила - все, зря мы тут разоткровенничались. И зря Лин вообще открыл сегодня рот.

   Когда я услышала его голос, то, признаться, тоже обмерла. А уж девушки просто окаменели. Мне даже показалось - навсегда, потому что слишком уж странными стали их смуглые лица: серыми, бледными, почти песочного цвета, да еще виски принялись стремительно покрываться мелкими капельками пота. Скаронам не нужно было объяснять, какие звери умеют вести себя разумно. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Лин - вовсе не оборотень и не фэйр, как можно было бы подумать в первое мгновение. А уж когда он встал и выразительно потянулся, демонстрируя не только когти, но и совсем не звериные зубы, которые, к тому же, прямо на глазах сперва выросли вдвое, а потом так же быстро вернулись к обычным размерам, тут и идиот бы понял, что наткнулся на демона. Причем, на Старшего демона, не иначе. А уж о чем-то большем и подумать было страшно.

   Короче, в первый момент я по цвету лица почти сравнялась с сидящими напротив девушками. Потом приготовилась сражаться не на жизнь, а на смерть - отношение скаронов к нежити было общеизвестным. Потом решила, что Лина стану защищать до последнего вздоха, даже если на нас ополчится весь Скарон-Ол, но...

   Девчонки почему-то молчали. И сидели все так же неподвижно, не делая попыток вскочить или поднять нас на ножи.

   Какое-то время я с тревогой ждала реакции на такую правду. Довольно долго пыталась поймать хоть какой-то отблеск в разом остекленевших глазах. Лихорадочно подыскивала аргументы в свою пользу, мысленно проклиная дурного шейри на все лады, потому что такого подвоха от него совсем не ждала - додумался, тоже мне, вот так в лоб заявлять о своей принадлежности к высшей нежити! Да еще перед кем?! Перед сумасшедшими параноиками, положившими не одну жизнь ради того, чтобы этой самой нежити на Во-Алларе стало хоть немного меньше!!

   Ну, Лин...

   "Если тебя убьют, будешь сам виноват!" - грозно предупредила я, потихоньку проверяя, как выходят ножи из ножен, и готовясь к самому худшему. Однако скароны по-прежнему молчали и лишь сверлили меня диковатыми взглядами, выражения которых я совершенно не могла распознать.

   Тем временем, Лин широко зевнул, делано не обращая на них внимания. Потом распушил длинный хвост, небрежно отряхнулся. Снова опустил морду на мои колени и, забравшись под левую ладонь, блаженно заурчал, одновременно с этим сделав что-то непонятное, отчего у скаронов изумленно дрогнули ресницы и забавно округлились глаза.

   Немного нервно прижав его к себе, я беспокойно покосилась на свою охрану.

   Ну? Будет от них хоть какое-то движение? Ждать мне внезапного нападения? Готовиться нам к смертному бою или же все обойдется? Ничего не могу понять по их лицам. Ни черта там не видно, кроме растерянности. Но все-таки демон... немаленький... прямо тут, у них под носом. Наглый демон. Старший. Очень сильный. Да еще рядом со мной. Помня реакцию Риа, вполне могу себе представить, что сейчас творится в головках этих воинствующих амазонок. Короче, надо что-то предпринимать, пока нас не попытались порезать на лоскуты.

   - Э... дамы? - нерешительно спросила я, незаметно пряча правую руку за спину и на всякий случай призывая Эриол. - Понимаю, что информация новая и необычная... понимаю, что вы, возможно, к такому не были готовы... но Лин со мной уже давно. Ваши Владыки об этом знают. И отказываться от него я не намерена.

   - Он - демон, - наконец, хрипло произнесла Алая, уставившись на нас во все глаза.

   - И он ест твою дейри, - так же хрипло добавила Адамант, неверяще рассматривая что-то над моей головой. - Прямо сейчас. Очень быстро.

   - Он всегда ее ест, - настороженно отозвалась я. - И ничем другим не питается. Вообще.

   - Он должен был тебя убить... давно... он невероятно силен... я вижу...

   - Это я даю тебе увидеть, - фыркнул Лин, лениво приоткрыв один глаз. - Но лишь потому, что Гайдэ не возражает. Хотя ты права: я был демоном. Когда-то. Причем, Старшим демоном, если правильно помню. И я был в Тени точно так же, как твоя призрачная половинка. Я жил там. Чувствовал ее холод. И так продолжалось очень долго. До тех пор, пока не пришла Хозяйка и не потребовала от меня прекратить быть демоном.

   - Пот...ребовала? - запинаясь, пробормотала Адамант, побледнев, кажется, еще сильнее и покосившись в мою сторону шальными глазами.

   - Да. Гайдэ, сними свой амулет. Пусть они увидят.

   Я беспокойно дернула плечом, но послушно стащила с шеи "подарок" некромантов и отложила в сторону, позволив девушкам безнаказанно любоваться своей необычной дейри. Понятия не имею, что именно задумал Лин, но, наверное, он знает, что делает. Его многовековой опыт по сравнению с моими жалкими двадцатью пятью (в смысле, уже, наверное, шестью) годами выглядит гораздо солиднее. Хоть и не помнит он всего, хоть и разбита его память на миллионы мелких осколков, но в последнее время, мне кажется, он начал собирать ее воедино. И начал постепенно возвращаться к себе самому.

   Я уже давненько заметила, что в нем появилась странная рассудительность, которой совершенно не было раньше. Видела, как время от времени он начинает мыслить совсем не так, как год назад. Он словно еще немного повзрослел. Стал цельнее, благоразумнее и, конечно же, сильнее. Теперь уже он частенько давал мне мудрые советы. Теперь уже я начала к нему прислушиваться. И теперь он все чаще и чаще походил на много пожившее, умудренное опытом, немало знающее существо, которое, наконец, склеило по кусочкам свое разбитое прошлое и обрело потерянную в веках, разрушенную какой-то непонятной силой личность. Правда, еще не полностью, но уже близко, очень близко... и я с нетерпением ждала того дня, когда смогу увидеть его подлинную суть.

   Когда моя дейри открылась во всей своей красе, скароны дружно вздрогнули.

   Жаль, не могу описать, как это выглядит, потому что сама себя в этом свете не вижу. Но, наверное, это и вправду нечто особенное, потому что девушки совсем побледнели, ошеломленно замерли и, кажется, даже дышать перестали, наблюдая за ее странными переливами, необычным цветом и, разумеется, тем, как какой-то наглый демон совершенно безнаказанно лопает ее целыми ложками.

   - О Лойн... - судорожно вздохнула Адамант, поняв, что шейри не только не собирается помирать от щедрой порции моей силы, но и прекрасно себя чувствует. - Он ее действительно ест!!

   - И при этом еще живой, - деревянным голосом согласилась Алая.

   - Как такое возможно? - прошептала Изумруд, растеряно переглянувшись с Сапфиром. - Если он - демон, его должно было испепелить... но он жив. До сих пор. И нет никаких признаков... не понимаю...

   Лин сыто облизнулся и довольно мурлыкнул.

   - Я тоже мало что понимаю, - призналась я, машинально погладив его Знаками. - Но мы давно так живем. Он питается от меня и больше ни в чем не нуждается. Моя дейри покрывает все его потребности. За счет этого он растет, набирает силу. И, кажется, уже не очень походит на шейри.

   - У него дейри больше чем наполовину стала такой же! - вдруг потрясенно осознала Адамант. - Как у тебя!! Но у демонов такого не может быть! Ни одно порождение Айда не способно воспринять эту силу!!

   Я пожала плечами.

   - Значит, он - не порождение Айда. Или моя дейри сделала что-то, отчего он так сильно изменился.

   - Рядом с тобой меняется все, имеющее хоть каплю магии, - поразительно нежно проурчал Лин. - Ты - Ишта. Ты - Хозяйка большей части этого мира. И в тебе есть кусочек Тени, не забыла? Крошечный, но все равно очень сильный, благодаря чему даже моя дейри стала совсем иной.

   - Ну вот, - вздохнула я. - Ты так и будешь все списывать на тот дурацкий зуб? Подумаешь, Твари-Тени в морду ногой двинула... всего-то разок... случайно... что ж мне теперь, считать, что это она во всем виновата?

   - После нее с тобой все это случилось. От ее зуба у тебя действительно изменилась дейри. Благодаря ей, у тебя есть неограниченные возможности по восстановлению. И благодаря ей ты совсем не поддаешься магии. Разве я не прав?

   - Прав, - покорно кивнула я.

   - Тогда и не спорь, - Лин удовлетворенно фыркнул, после чего, хитро покосившись на остолбеневших во второй раз девушек, опустился обратно на мои колени, пристраивая голову поудобнее. - И вообще, хватит терзать свою бедную охрану. Расскажи им, наконец, все, и пусть сами решают, как себя вести.

   Я настороженно на него посмотрела.

   - Ты уверен, что стоит? Вдруг нам потом придется обиваться руками и ногами?

   - А чего тебе волноваться? Тому, кто прошел ритуал Обмена Душ с эаром, нечего бояться чужих мечей - от простого оружия ты уже всяко не умрешь. И даже от адарона, наверное, тоже. А мне и вовсе без разницы - я буду жить ровно столько, сколько ты прикажешь. И умру только в тот день, когда тебя не станет. Так что мне тоже бояться нечего. Поэтому говори как есть.

   Я тихо вздохнула и слегка поежилась, когда девушки судорожно сглотнули и, посерев окончательно, уставились на нас еще пристальнее, чем мгновение назад. Я даже не поняла, чего в их глазах было больше - страха или зарождающегося злого восхищения. Но в любом случае действовать следовало быстро, пока страх не перешел во что-нибудь более серьезное.

   - Ну, Лин... ладно, расскажу. Все равно ты уже большую часть выболтал.

   - Я не выболтал, а сделал тонкий прозрачный намек, - упрямо возразил мой бессовестный демон. - Иначе ты так никогда не решишься, а сейчас тебе вроде некуда отступать.

   - Ну, спасибо!

   - Не за что, хозяюшка, - гнусно хихикнул он и тут же получил сочного тумака в бок. - Ой, Гайдэ, не надо меня щекотать! Кажется, я успел подхватить от тебя эту вредную привычку!

   Я поперхнулась от такой охренительной наглости и мгновенно вскинулась, но от второго тумака этот пушистый гад ловко увернулся и выразительным жестом указал на тихо выпадающую в осадок "охрану". Кажется, еще немного, и они точно начнут сходить с ума. И вот тогда что-то бу-у-у-дет... стоп. Надо срочно что-то придумывать и возвращать разговор в серьезное русло.

   - Короче, так, - неохотно вернулась я к насущному. - Ты (мой палец обвинительно ткнулся в нос "барса") - марш за дверь и проследи, чтобы нам никто не помешал...

   Лин понятливо мурлыкнул, и его словно веником вымело из комнаты.

   - А вы... - я с беспокойством обернулась к девушкам. - Сидите и слушаете. А потом мы с вами вместе решим, как быть. И стоит ли продолжать общение в связи с открывшимися обстоятельствами. Согласны?

   Они, что удивительно, тут же кивнули, а я подумала, поколебалась, настороженно прислушалась к воцарившейся снаружи тишине. После чего внезапно решилась, махнула на все рукой и, набрав в грудь побольше воздуха, начала говорить.

  

   Разошлись мы далеко за полночь - уставшие, охрипшие и немного растерянные. Они - от обилия свалившейся на них информации, я - от постоянного ожидания неприятностей и растущего удивления при виде их поразительной выдержки.

   Мне-то казалось, они даже слушать не станут - увидев демона, с криком начнут выяснять отношения. Про скаронов и их нетерпимость к Тварям столько слухов ходило по Валлиону, что я (мамой клянусь!) всерьез опасалась разборок. Но девочки неожиданно смолчали. Не возмутились. Не подскочили на ноги, как ужаленные. Не завопили в голос, что, дескать, кого это я пригрела на своей груди. Не обвинили во всех смертных грехах. Они ничего не сказали даже тогда, когда Лин безропотно ушел и оставил нас наедине, хотя вроде бы вот он - шанс расправиться с потенциальным Темным магом.

   Но нет, ничего подобного. Они терпеливо меня выслушали, внимательно осмотрели мои ладони, сдержанно удивились рисунку на левой руке и... принялись задавать вопросы!!

   Представляете?!!

   Я так опешила, когда поняла, что меня не боятся и не собираются шарахаться прочь, что даже начала отвечать. Сперва одной, потом другой, затем третьей... говорила коротко, но по делу, отлично зная, что скароны не любят долгих рассуждений. При этом старалась дать ответы как можно четче и полнее, чтобы ухватить самую суть. И лишь спустя полчаса разъяснений в воцаряющейся после каждого моего слова гробовой тишине внезапно сообразила, что девчонкам на самом деле ЖУТКО интересно. И что для них мои злоключения - сродни увлекательной сказке, в которой главной героине несказанно повезло приручить миррэ, зашибить злодея-эара, оседлать демона, порубать на куски кучу разных врагов...

   Перехватив горящий взгляд Алой, я споткнулась на середине предложения и ошарашено уставилась на ее раскрасневшееся лицо, возбужденно пылающие глаза, прикушенную губу, нервно подрагивающие на коленях руки. Затем повернулась к Изумруду, Сапфиру. Увидела жадный восторг в глазах вечно сдержанного Адаманта. И, наконец, поняла, что никакой катастрофы не будет. Кажется, апокалипсис местного масштаба отменялся. Насовсем. Потому что для скаронов не было ничего более важного, чем стремление к совершенству, чем путь воина, которым все они буквально горели с момента рождения и до самой смерти. Их привлекала не столько сама цель, сколько стремление до нее добраться. Именно путь. Желательно - как можно более опасный и трудный. Такой, чтобы все их возможности и способности раскрылись максимально полно. Такой, чтобы можно было показать все, что в тебе заложено природой. Все, что ты можешь и умеешь. И чтобы, добравшись, наконец, до вершины своей собственной пирамиды, каждый смог бы удовлетворенно кивнуть и спокойно умереть, четко зная, что в этой жизни он сделал все, что было нужно.

   А с их точки зрения я сделала почти невозможное: выжила в чужом мире, научилась тому, чего никогда не умела раньше; не сдалась; не расхныкалась, столкнувшись с серьезными трудностями; не запищала и не повернула вспять. Я сделала все, чтобы вырываться из затянувшей меня паутины событий. Я научилась всему, что только сумела ухватить. Приняла трудную науку названных братьев. Стала частью их точно так же, как они стали частью меня. Я каким-то образом заполучила верность Старшего демона. Я ИЗМЕНИЛА его так, что он совсем перестал походить на чудовище. Я добилась от него добровольной клятвы и полного подчинения, сделала его совсем иным. Вместе с тем, я создала свой собственный отряд. Отыскала на свою голову Знаки Ишты. Убила эара. Я была принята сразу в четыре Старших Клана. Я стала кровной сестрой их Владыкам. Я очистила Валлион от засилья Тварей. Закрыла Айдову Расщелину. Пробудила Серые горы. Я побывала даже в Невироне и теперь явилась сюда, чтобы собрать армию против скопившейся там нежити...

   Ну, и чем я с их точки зрения не героиня?

   Другой вопрос, что я к этому не стремилась. Другое дело, что мое положение тяготит меня так, как им даже не снилось. И совсем другое дело, что они пока не знают, где именно я отыскала Владык Скарон-Ола. Но факт все равно остается фактом: все мои поступки, добровольные или сделанные под давлением обстоятельств, были очень в духе скаронов. Особенно, ослиное упрямство, умение кидаться вперед очертя голову, редкое безрассудство, порой оборачивающее серьезными неприятностями, и даже невероятное, немыслимое, просто фантастическое везение, которое, как ни крути, все же имело место быть.

   - Ты - Ишта! - зачарованно прошептали девушки, когда я, наконец, умолкла. - Настоящая Ишта, призванная и принятая четырежды!

   Я мрачно кивнула.

   - Да. Хотя большого восторга от этого не испытываю.

   - Но тебя признали Горы...

   - Ну да.

   - Тебя узнала Равнина...

   - Есть такое дело.

   - Тебе покорились даже Лес и Долина...

   Я обреченно вздохнула и кивнула снова.

   - Что поделаешь? О вкусах, как говорится, не спорят. И что они все во мне нашли? Жила себе, жила, горя не знала, а потом - ба-бах, и все: пожалуй, госпожа Ишта, на власть. Я и уходила, и отказываться пробовала, но нет - неймется. Налипли друг за дружкой, будто у меня рука медом намазана, и отлипать никак не хотят. Дурость, да?

   Алая, не сводя с меня странновато горящих глаз, медленно покачала головой.

   - Нет, это не дурость. Земля хорошо знает, кому отдать свою силу. И если она сделала это уже четырежды... прости, Госпожа, - девушка неожиданно поднялась и склонилась в глубоком, полном искреннего почтения поклоне. - Прости нас за наши сомнения. И позволь хранить тебя так, как ты того заслуживаешь. Мне стыдно за то, что, принадлежа к одному с тобой Клану, я не сумела отыскать в тебе кровных знаков. Стыдно за то, что лишь Владыка указал мне на эту ошибку. И за то, что, узрев цвет твоей кожи, я не стала смотреть глубже. Туда, где крылась истина и где была спрятана твоя настоящая суть. Прости меня за это, Госпожа. Прости и прими мою душу так, как ты сделала это для моего Господина.

   Я изумленно вскинула брови.

   - Однако...

   - Мое имя Аша, Госпожа, - спокойно сказала девушка, не поднимая головы. - А-тала Алого Клана. Мою сестру, которой сегодня здесь нет, зовут Ада. Род - Первый. Ступень - высшая.

   Вот это да!

   Я мысленно присвистнула.

   Ничего себе мне братики охрану отыскали! Из семнадцати родов Алого Клана и воинов двадцати одной ступени Посвящения они приставили ко мне лучших из лучших. Высшая ступень... с ума сойти можно! Да она, никак, Главе Клана родственницей приходится?! А та, другая, которая помоложе, видимо, двоюродная сестричка, не иначе - больно похожи лицами. Да и имена на одну букву.

   Ну, Ас...

   - Прими нас, Госпожа, - тихо повторила Алая, упорно глядя в пол. - Прими так, как приняла когда-то нашего Владыку. Я знаю, что он связан с тобой. Чувствую с того момента, как ты появилась. Я только не знала раньше, почему это именно так. Но теперь понимаю и поэтому прошу: прости нас и прими в свой Клан. Ты не пожалеешь. Для нас будет огромной честью служить тебе от имени всего нашего народа.

   Я неловко кашлянула. Ну вот, доигралась, называется. Опять клятвы надо принимать. А всего-то хотела помощи немного спросить! Интересно, это только у меня такие проблемы с окружающими или кто-то еще умудряется вляпываться с такой же поразительной частотой?

   - Э... хорошо, - снова кашлянула я, чувствуя себя под пристальными взглядами скаронов откровенно неуютно. - Только ты уверена, что сестра не будет против?

   Алая слабо улыбнулась.

   - Мы умеем чувствовать друг друга, поэтому Ада слышала и чувствовала все, что слышала и чувствовала сейчас я. Она тоже согласна и просит тебя вместе со мной. Она тоже желает служить Иште, хранящей покой наших земель. И говорит, что - это огромная честь для всего Клана. Прими нас под свою руку. Пожалуйста, не отвергай нашу помощь.

   Вот те на!

   Я тихо выпала в осадок.

   Черт. Что ж мне никто не сказал, что скароны, оказывается, ВСЕ так умеют?! Что не только мои необычные братики способны чувствовать кровное родство?! Выходит, это не моя вина, что они могут ощущать мои эмоции? И это не я - эмпат, а они передали мне часть своих способностей?! Е-мое!! Да что ж никто не догадался просветить МЕНЯ по этому поводу?! Неужели вся эта дикая восьмерка слышала ВСЕ, о чем я только что говорила?! И неужели они ВСЕ смотрели на меня своих кровных сестер?!!

   - Ну... тогда... если вы согласны... - у меня внезапно охрип голос. - Я... я вас принимаю.

   - Спасибо, Госпожа, - прошептала Алая, поднимая неистово горящие алыми огоньками глаза. Огромные, яркие, полные какого-то непонятного облегчения и диковатого восторга. - Обещаю: ты не пожалеешь. Мы клянемся служить тебе до конца твоих дней. Клянемся прийти на твой зов даже из Тени. Клянемся быть рядом до тех пор, пока ты сама этого желаешь. И клянемся, что никогда тебя не оставим.

   Я тихо сглотнула: ой, мама... на что я подписалась?! Нормальные люди обычно говорят: "клянемся служить до конца своей жизни", но к скаронам понятие "нормальные" абсолютно неприменимо. А эти вообще, похоже, замахнулись на посмертие. Как мои Тени. Как призрачный брат Гора. И теперь будут рядом в жизни и смерти, в печали и горести... как жены для мужей и мужья для своих жен. Елы-палы, да скароны точно - сумасшедшие! Просто настоящие безумцы! Но вот беда - они не нарушают своих клятв. Никогда. Поэтому если сказали, что даже после смерти станут хранить мой покой, значит, будут. Хоть живыми, хоть мертвыми. Для них не существует слово "невозможно".

   Блин.

   - Мое имя Ирда, Госпожа, - во внезапно наступившей тишине поднялась с пола Изумруд. - Род - Первый, ступень - высшая. Я - а-тала своего Клана. Мою младшую сестру зовут Инга. Пожалуйста, прими и нас тоже. Мы клянемся тебе в верности. Обе. И готовы последовать за тобой куда угодно, чтобы исполнить свой долг.

   Твою маму! Сговорились они, что ли?!!

   - Мое имя Сата, Госпожа, - сразу за ней встала Сапфир и так же склонилась в глубоком поклоне. - Род - Первый, ступень высшая. Мы с сестрой просим тебя о снисхождении и приносим такую же клятву. Прими нас, Госпожа.

   - Я - Чия, Госпожа. А мою сестру зовут Чея. Прими нас всех, - прошептала Адамант, вскидывая голову и обдавая меня знакомым холодом рвущейся наружу Тени. - Позволь служить так, как мы могли бы тебе служить. До смерти. До новой жизни. До конца.

   И вот тогда меня, наконец, проняло. Вот тогда я почувствовала, что самым натуральным образом готова сжаться в комок и поскорее удрать от такой ответственности. Старшие Кланы... Первые рода... самые верные, преданные и смертельно опасные... просили принять их под свою руку. Просили настойчиво. Страстно. С тщательно укрываемым страхом, что я откажусь от такой сомнительно авантюры.

   А мне что делать?

   Взять и сказать, что на фиг оно все надо? Вежливо отвести их в сторонку и по секрету сообщить, что, вообще-то, ненормальных скаронов в родственниках иметь больше не планирую? Что мне хватает таких же ненормальных братиков, готовых костьми лечь, но не пустить меня на какой-нибудь рожон? А если таких "братиков" станет больше? А если к ним присоединятся еще и "сестрички"?

   Блин!

   Вот как знала я, что надо молчать!! Как чувствовала, что перед скаронами таких откровений лучше не устраивать! А Лин - "говори!" да "говори!", и что теперь, а?!!

   Я мрачно покосилась на закрытую дверь, запоздало сообразив, отчего этот мохнатый негодяй так охотно (и, главное, вовремя!!) слинял. Ну, Лин... ну, и получишь ты у меня потом! Знал ведь, гад, чем дело кончится! Знал, что как только я брякну про Ишту, отношение ко мне кардинально изменится! Знал, что делал, когда пасть свою разевал и посылал всю нашу конспирацию к Айду! А я-то ухи развесила, как лопухи! Послушала его, негодяя лохматого! Решила, что он исправился и резко поумнел! И вот что за это получила!

   - Госпожа? - неуверенно посмотрели девушки, когда я со скрипом сжала кулаки и мстительно прищурилась, сверля взглядом несчастную дверь так, словно она была во всем виновата. - Госпожа? Что ты ответишь?

   Честное слово, рявкнуть хотелось очень громко и так неприлично, что я едва сдержалась. Пришлось воспользоваться испытанным способом - глубоко подышать, прежде чем что-то говорить. А потом еще с полминуты просто посидеть, избавляясь от намерения немедленно ринуться вон и отвесить дрянному демону с десяток сочных пинков. Предварительно велев замереть ему в удобной для меня позе и потребовав соблюдать полное молчание в эфире. Все-таки иногда удобно, когда приказы исполняются независимо от желания исполняющего.

   Наткнувшись на тревожные взгляды своей "охраны", я неохотно отложила злобные планы в сторону и обреченно вздохнула.

   - А что я могу вам ответить? Прогнать разве что...

   Они дружно напряглись.

   - Но вы ж не уйдете теперь, верно? - печально спросила я, уже отлично зная правильный ответ.

   Девушки так же дружно потупились.

   - Прости, Госпожа...

   - Я так и думала, - я вздохнула еще тяжелее. - Плавала уже, знаю, что вас ничем на свете не свернуть. А вы все уже для себя решили. И для меня, судя по всему, тоже. Поэтому... Айд с вами. Приму на свою голову.

   - Спасибо, Госпожа!!

   - Но у меня будет несколько условий, - тут же построжала я, видя, как радостно подпрыгнули эти ненормальные, явно уже размечтавшись о грядущих подвигах. - Причем, суровых и жестких. Исполнения которых я буду требовать с вас так, как не требуют сами Владыки. Понятно?

   Скароны жадно уставились на меня все сразу. С таким видом, что даже если бы я попросила их устроить коллективную сепукку, мое пожелание было бы немедленно исполнено.

   - Да, Госпожа!

   - Чудесно. Тогда правило номер один...

   Я наскоро пересказала свои требования, слегка успокоилась, когда девушки даже их нашли приемлемыми, быстренько закончила с ними и, горя лишь одним желанием, поскорее отпустила. А как только все решилось, и стало ясно, что проблем они мне больше не доставят, первой шагнула к двери и, распахнув ее на всю ширину, кровожадно оглядела совершенно пустой коридор.

   Так. Демона нет. Братиков, конечно же, тоже. Даже если он всем успел растрепать, чем я сейчас занимаюсь, они вряд ли рискнули бы испытывать мое терпение и ехидно хихикать прямо тут. Скорее всего, по комнатам сидят, тише воды, ниже травы. Скорее всего, морды свои прячут бесстыжие, как этот мохнатый предатель.

   Ну ничего. Я знаю один прекрасный способ, как заставить его вернуться.

   - Лин? - очень ласково позвала я в пустоту, отлично зная, что он услышит. - Ли-и-ин, солнышко мое белоснежное... а ну, ЖИВО ко мне, негодяй!! Немедленно!!! Слышишь?!!

   Скароны, выходя в коридор, удивленно приподняли тонкие брови, когда в дальнем углу коридора что-то с гулким звуком рухнуло на пол и громко скрежетнуло по нему когтями. Потом дружно переглянулись, увидели мчащуюся навстречу белую молнию и вежливо посторонились, пропуская ее внутрь.

   Я удовлетворенно кивнула, проследив за тем, как это торнадо послушно примчалось по первому зову, хищно прищурилась, приметив, куда оно поспешило юркнуть. А потом вежливо распрощалась с понятливо хмыкнувшими девушками, прикрыла дверь и лишь тогда с тихим рыком обернулась.

   - Ли-и-ин? Знаешь, что сейчас с тобой будет?!

   - Я не виноват! - жалобно пискнуло откуда-то из-под кровати. - Они сами захотели!

   Я кровожадно улыбнулась и медленно двинулась в ту сторону.

   - Конечно, сами. А ты, дружок, всего лишь не сказал мне об одной ма-а-аленькой детальке. Правда?

   Добравшись до ненадежного убежища откровенно струхнувшего демона, я выразительно его оглядела, отыскала нужное местечко и, наклонившись, легко выудила оттуда самую уязвимую его часть.

   - Гайдэ, не надо! - тут же донеслось снизу паническое. - Гайдэ, не смей вытаскивать меня за хвост... Гайдэ, нет... отпусти!!!

   - За свои слова нужно отвечать, Лин, - ласково просветила я его, медленно наматывая хвост на кулак. - И за поступки - тоже. А ты меня здорово сегодня подставил, друг мой. Видимо, старые наклонности проснулись и дали о себе знать. Или же ты их очень тщательно скрывал. Поэтому сегодня тебя тоже ждет день маркиза де Сада, солнышко. В моем исполнении, конечно. А ты знаешь, чего больше всего боишься?

   - НЕТ!! Не смей меня щекотать!!! - истошно взвыл шейри, проворно рванувшись прочь. Но я была начеку и, зычно рявкнув: "Стоять!!", могла уже ни о чем не беспокоиться. А потом планомерно воплощать в жизнь свою страшную мстю, будучи в полной уверенности, что обнаглевший демон не только никуда не сбежит, но еще и слова поперек не скажет. Просто потому, что когда-то опрометчиво отдал свою судьбу в мои злобные ручки и теперь будет сполна расплачиваться за недавнюю глупость на протяжении грядущей, долгой, очень темной и отвратительно тихой ночи.

   Так, как я этого захочу.

   Ха-ха.

   Бедный, бедный Лин...

  

-Глава 8-

   Следующим утром мы впервые появились во дворе мастера Лаора все вместе. Да-да, вдесятером, потому что впечатленные моими вчерашними откровениями девочки наотрез отказались меняться. Таким образом, сдавшая дежурство четверка никуда не ушла, потому что еще не успела проникнуться мыслью о своих новых функциональных обязанностях, а пришедшие им на смену "дамы" горели искренним желанием взглянуть на меня поближе (с учетом новых сведений) и совершенно не собирались возвращаться домой.

   В итоге на занятия пришлось идти целой толпой. Я - впереди, как самая главная, Лин - чуть в стороне, как самый умный, одна четверка скаронов шла с левого моего бока, вторая - с правого, поглядывая по сторонам так, будто во всем городе сыскался бы безумец, который рискнул бы испытать нервы этих упрямых дьяволиц на прочность.

   Почему дьяволиц, вы спросите? Да очень просто: сегодня утром я впервые рискнула проверить их рабочие качества и опрометчиво попросила помочь размяться. Так знаете, что они мне устроили за каких-то жалких пятнадцать минут?!

   И хорошо, что не знаете. Но после этого я на всю оставшуюся жизнь зареклась связываться с местными амазонками и твердо уверилась в том, что они еще более ненормальные, чем скароны-мужчины. Нет, не подумайте, я не ударила в грязь лицом и не свалилась после первой же серии ударов, которые обрушились на меня с моего же (блин!) собственного разрешения. Но взмокла я совершенно определенно. И потом проклинала на все лады свою недальновидность и самоуверенность, благодаря которой совершенно не подумала о том, что девочки могут воспринять мою просьбу как прямое руководство к действию. И вместо банальной проверки, медленной и аккуратной, устроят мне такой шабаш, что у нас вышла не разминка, а полноценный поединок.

   Ага. Между мной и восемью сумасшедшими дамами с адароновыми клинками.

   Спасибо братикам, что успели меня натаскать как следует. Спасибо Фантомам - за то, что не так давно они натаскивали меня уже все вместе. Спасибо мастеру Лаору - за то, что помог восстановиться почти целиком. И еще ОГРОМНОЕ спасибо тебе, Ли-Кхкеол, за твой изумительный дар. Если бы не это, меня срубили бы уже на второй минуте этой проклятой "разминки". Если бы не это, я бы пала в глазах своей "охраны" так низко, что уже вряд ли когда снова поднялась на недосягаемый уровень. Если бы не это, они вообще могли меня покалечить, потому что, наслушавшись вчера от Лина про Обряд Обмена Душ, наивно решили, что я вообще бессмертная. Соответственно, отбросили всякую осторожность, выхватили свои клинки (а кое-то, между прочим, даже по два!) и та-а-ак рванули в мою сторону...

   Клянусь, я даже от Тварей так не бегала, как от этих демониц! В жизни так еще не напрягалась, как с этими сумасшедшими девчонками! Они вымотали меня до предела! Они заставили меня скакать по всему саду ненормальной антилопой! Они загоняли меня до полусмерти, пока, наконец, я не догадалась сделать вид, что хорошо разгорелась и дико благодарна им за помощь! Твою маму! П-помощницы, тоже мне, нашлись! Попросила на свою голову! Дуреха! Да они измучили меня так, что я теперь еле ползла, с ужасом представляя, чем буду заниматься с учителем, когда уже выжата, как перезрелый лимон! Не спасала даже вялая мысль о том, что во время этой безумной разминки они меня все-таки не поранили, не задели, не располосовали своими длинными ножиками на колбасу. Только рукав чуть порвали, да волосы растрепали, заставив дышать, как загнанная лошадь. Меня даже появившаяся в их разноцветных глазах нескрываемая гордость за такую потрясающую "хозяйку" не обрадовала. Совсем. Просто потому, что мне уже было все равно, какими взглядами они косятся в мою сторону. И абсолютно наплевать, что при этом их лица полнятся не просто заслуженным уважением, а какой-то благоговейной преданностью. Еще бы! Я же устояла! Не поранилась! Ускользнула даже от них! Есть, е-мое, повод собой гордиться!! А уж у них-то какой появился повод гордиться... ага, МНОЙ! Можете себе представить?!!!

   Мало мне было своих чертей! Так теперь еще и эти маньячки норовят испытать мои невеликие способности! Мало было, что Тени выматывали из меня душу, так теперь впереди замаячила жуткая перспектива начинать КАЖДОЕ утро именно таким некрасивым образом! Потому что когда мы, наконец, закончили, а я немного отдышалась, малость запыхавшаяся Аша возьми да и скажи с невозмутимым видом, что мне еще есть, над чем поработать.

   Д-девушки, блин! Терминаторы в юбках! Тьфу!

   Насилу я отбрехалась насчет следующего утра. Едва отговорилась грядущей тренировкой с учителем, иначе они наверняка принялись бы разъяснять те немногочисленные ошибки, которые я все-таки сделала. Но мне крупно повезло - учителя скароны уважали и не хотели заставлять его ждать. Поэтому я все-таки вырвалась из цепких лап собственной охраны и благополучно избежала второго раунда. А теперь вот ломала голову над тем, как буду оправдываться перед уважаемым мастером за свои подрагивающие от усталости ноги, и что буду делать, если эти демоницы все-таки продавят новую идею касательно моих тренировок.

   Кроме того, всю дорогу приходилось зорко следить краешком глаза за тем, чтобы они не вздумали показывать лишнего рвения. И чтобы не прибили никого по пути, поскольку, взбудораженные недолгой схваткой, они явно были не прочь продолжить. Явно не остыли еще. Их разгоряченные тела совсем не устали, в отличие от моего, настойчиво требовали нагрузки, адреналина, боя. Вот и глазели эти роковые красотки по сторонам в надежде, что смогут доказать свою преданность. Вот и рыскали голодными взглядами, молча бросая вызов всем подряд.

   Слава богу, скароны-мужчины имели неплохое представление о повадках своих воинственных дам. И слава богу, что при виде моей внушительной, решительной, вдвое увеличившейся охраны они немедленно и очень деликатно расступались, всем видом выражая безмерную радость от неожиданной встречи. При этом мудро не лезли на рожон, в разговоры не вступали, на меня не косились, Лина вообще обходили стороной, как прокаженного. Лишь для того, чтобы восемь грозно раздувающие ноздри "леди" в цветах домов Старших Кланов не решили, что на их драгоценный объект (а нас, повторяю, за последние недели уже успели запомнить во всем Старом и Новом Городе) упала даже слабая тень чужого неудовольствия.

   Надо ли говорить, что ни единого препятствия на пути к Школе мы не встретили? И надо ли говорить, что даже в Старом Городе дорога перед нами очищалась с фантастической скоростью?

   Честное слово, увидев знакомые ворота, я вздохнула с огромным облегчением. А про себя решила, что неуемное стремление своих дам подраться надо срочно направить в более спокойное русло. Ну, вышивание крестиком дать им освоить, рукоделие какое... в смысле, новому приему какому обучить или же придуманную братиками связку показать... пусть развлекаются. Пусть что угодно делают, только больше не мотают мне нервы. И даже не заикаются о том, чтобы повторить сегодняшнее утро на "бис".

   Уф.

   Войдя во двор Школы, я шумно выдохнула.

   - Здравствуйте, леди, - практически сразу вышел из дома мастер Лаор. Как всегда, безупречно одетый, в местном варианте кимоно, подтянутый и строгий, как настоящий учитель, к которому пришла очередная ученица. С легкой улыбкой на смуглом лице. Спокойный и невозмутимый, как безбрежный океан под бесконечно синим небом. Но при этом способный стать настоящим ураганом, если что-то посмеет потревожить это безмятежное спокойствие.

   При виде наставника я мгновенно позабыла про недавнее раздражение и уважительно поклонилась.

   - Здравствуйте, мастер Лаор.

   - Вы уже разминались, леди?

   - Да, учитель, - от одного воспоминания меня невольно передернуло. - Конечно.

   - Вы готовы к уроку?

   - Разумеется.

   - Очень хорошо, - тонко улыбнулся он, мельком покосившись за мою спину. - В таком случае, я предлагаю немного изменить характер сегодняшнего занятия.

   Я только кивнула.

   - Конечно, учитель, как скажете.

   Мастер Лаор снова улыбнулся, что довольно странно смотрелось на его узком, обычно бесстрастном лице, и проследовал вглубь двора, где, как я знала, имелась еще одна площадка для занятий, Которую, как мне казалось, мастер использует лично для себя. Но, видимо, это было не совсем верное предположение, потому что сегодня он решил показать ее мне. И, надо полагать, сделал это не просто так.

   Когда мы миновали общий "зал" для тренировок и проследовали в небольшой, но очень красивый сад, я смутно удивилась. Но вопросов задавать не стала - рано. Потом проследовали по какой-то узкой, увитой со всех сторон местной разновидностью плюща аллее. Углубились дальше. Прошли мимо крохотного, весело журчащего фонтанчика, украшенного несколькими изящными фигурками зверей и птиц. Наконец, добрались до невысокого деревянного забора, заботливо выкрашенного в зеленый цвет, и отворили неприметную калитку, за которой начинался новый сад. Немного другой, чем тот, который мы только что миновали, но все равно - очень красивый и приятно радующий глаз.

   Уже в этом, внутреннем, дворике обнаружился знакомый ровный песочный круг, заботливо расчерченный затейливыми фигурами. А в центре круга - небольшой деревянный столбик, вколоченный в землю так глубоко, что снаружи виднелся лишь крохотный, сантиметров десять всего от земли, колышек. Размерами примерно пять на пять сантиметров. Короче, штырек. Насест. Птичья жердочка. К которой меня и подвели, как слепую курицу, и спокойно велели залезать.

   Все еще недоумевая, я послушно залезла, с трудом держась на кончиках пальцев одной ноги и напряженно размышляя над тем, куда бы мне пристроить вторую. Стоять было жутко неудобно - все время приходилось балансировать, чтобы не упасть, да еще следить за тем, чтобы пальцы не соскользнули с коварной опоры. Плюс, нога все время находилась в диком напряжении. Держаться было совершенно не за что. И я никак не могла понять, что же от меня требуется.

   Короче, труба. Кто бы только подсказал, в чем фокус?

   Кое-как примостившись, я подняла вопросительный взгляд на скарона.

   - Ваша задача - удержаться на шесте, - спокойно сообщил он и, прежде чем я успела удивиться, метнул мне в лицо сухой, но очень крепкий кулак. Причем, так быстро, что я не успела ни охнуть, ни возмутиться, ни даже переспросить, так ли я его поняла!

   Всего миг, и мастер метнулся ко мне, метя точно в переносицу; второй миг - и его сильные пальцы, умеющие пробивать насквозь толстую деревянную столешницу, оказались точно напротив моей гортани.

   Не буду врать - увернулась я лишь чудом. Помогло звериное чутье и бесценный опыт Харона, где от скорости реакции зависела не только жизнь, но и посмертие. Однако увернулась в самый последний момент, едва при этом не свалившись и чуть не заполучив некрасивую отметину на левой скуле, на которую пришелся удар. Пусть синяка там не будет - кожа эара довольно прочная - но ощущения все равно не из приятных. Была бы человеком, точно ушла бы в нокаут, а так ничего, только почесать пришлось и поспешно вернуть утраченное равновесие.

   - Вы в порядке, леди? - совершенно спокойно спросил мастер Лаор, когда я с изрядным трудом выпрямилась и перевела дух.

   Я криво улыбнулась.

   - Да, учитель.

   Он удовлетворенно кивнул и напал снова, двигаясь, как всегда, быстрее молнии и бесшумнее тени. Вот только сейчас я была в заведомо невыгодном положении. Сейчас у меня не было возможности нападать. И даже защищаться толком я не могла. У меня была, как он и сказал, лишь одна задача - удержаться. И ради ее исполнения пришлось пожертвовать всем остальным. То есть, вертеться во все стороны больным червяком, уклоняться, шипеть сквозь зубы, когда не получалось, терпеть сыплющиеся со всех сторон удары и, одновременно, торопливо глушить свои Знаки, чтобы с ними не вышло, как в прошлый раз.

   Хорошо, что девочки их пока не имели. Хорошо, что Лин на меня еще немного дулся за вчерашнее. Хорошо, что из-за этого сюда он демонстративно не пошел и улегся на пороге дома, всем видом показывая, что мои тренировки ему ни капельки не интересны. И - боже! - как хорошо, что я смогла задавить свои проклятые Знаки, отсекая бушующие через край эмоции Теней и Фантомов, потому что в противном случае минут через пятнадцать я бы не смогла даже болезненно охнуть без риска обнаружить рядом с собой сразу десяток разгневанных братьев, решивших выяснить, кто так упорно ставит мне синяки.

   Мастер Лаор, как обычно, не знал жалости. Во время занятий он совершенно не помнил, что такое сострадание или сочувствие. Во время урока для него не существовало ни мужчин, ни женщин, ни детей - только ученики. И только долг учителя, который взял на себя обязательства довести их до ума. Никаких сомнений, никаких сантиментов, никаких колебаний.

   Вот и сейчас на его бесстрастном лице больше не отразилось ни единой эмоции, ни одного чувства, ни даже тени чувств. Просто маска - холодная, бесстрастная и невозмутимая. Просто взгляд - изучающий и пристальный, как лазерный прицел. И голос - ровный, спокойный, откровенно раздражающий, который раз за разом напоминал мне о самом главном и требовал оставаться на месте даже тогда, когда отчаянно не желающее получать тумаки тело порывалось поскорее соскочить с неприятного места, наконец-то, ответив обидчику как положено.

   Надо сказать, со мной еще никто не работал так жестко, как мастер Лаор. Но, с другой стороны, я и пришла к нему не для того, чтобы ботанику изучать. Он был воином. Учителем. Причем, отменным воином и лучшим во всем Скарон-Оле наставником. Это признавали даже упрямые и придирчивые скароны. Это признавала и я. И еще я отлично знала, что вздумай хоть кто-то из его немногочисленных учеников вдруг намекнуть на излишнюю жесткость, то тут же получил бы спокойное пожелание покинуть Школу.

   Неженок мастер не любил, не уважал и за людей никогда не считал. Неважно, какой у тебя пол, сколько исполнилось лет и чем ты занят по жизни. Если не умеешь терпеть боль и справляться с эмоциями - все, для учителя ты не существуешь. Если умеешь, но желаешь учиться дальше - пожалуйста, пробуй и рискуй. Справишься с тем, что для тебя уготовили - гордись и получай заслуженные бонусы. Не справишься - не вздумай больше считать себя воином. Вот она - философия коренных скаронов во всей своей красе. Никаких премудростей, никаких словесных выкрутасов: только факты.

   Поэтому я вертелась юлой на неудобном колышке, извивалась змеей, то и дело шаталась, как запойная пьяница, однако держалась. Руками, ногами, зубами и всем, чем только могла, но все еще как-то держалась. А попутно пыталась понять схему действий коварного наставника, чтобы хотя бы попытаться предугадать направление следующего удара.

   Не скрою: мне приходилось тяжко. Удары сыпались один за другим. Из любого положения. С любого направления. Сверху, снизу, с боков. Мастер методично обходил меня по кругу, избивая мое несчастное тело с такой поразительной легкостью, словно я - ученица-первогодка, еще ничего по жизни не умеющая. Впрочем, в таком унизительном положении - распластанная на жерди, как аист на длинной ноге, неуклюжая, лихорадочно размахивающая руками для равновесия, опасно пошатывающаяся, растерянная, но зато упрямая, как ослица... да-а. Давненько я не попадала так конкретно. И давно по мне не проходились кулаками так чувствительно и обидно.

   Самое главное, что какая-то схема в передвижениях мастера явно чувствовалась. Откуда - не знаю, но я была точно уверена, что она есть. Да и круги на песке нарисованы не просто так. И сам круг сделан не прихоти ради. Не зря же учитель ни на одну линию пока не наступил, на краешка не стер, ни черточки не испортил. И ведь под ноги себе не смотрел - явно не в первый раз тут кружил вокруг очередного ученика. Явно знал, что тут и как нарисовано. Гм. А то еще и сам чертил эти линеечки и кружочки, поэтому и не ошибался. Вот только я все никак не могла уловить последовательности - меня все время отвлекали. То звон в ушах. То капли пота, срывающиеся с мокрого лба. То тычок. То пинок в бедро. То соскальзывающие с колышка пальцы.

   Проклятье!

   Я так вообще ничего не увижу! Если буду тут стоять, как мишень в тире, точно не соображу никогда! Ноги-то у меня не железные! Еще немного, и начну уставать! Стопы и сейчас разъезжаются, как на катке. Икры подрагивают, руки потряхивает от избытка адреналина и многочисленных тумаков. А как иначе? Защищаться я могу только ими - второй ногой не больно помашешь. Не в балете, в самом-то деле - и так равновесие едва держу. Вот и приходиться заслоняться чем получается. Бедные мои предплечья. Бедные мои пальчики. Надеюсь, что не сломаются - удар у учителя поставлен отменно. Одно попадание и можно искать себе гипсовую лонгету. Хорошо, что у меня кости крепкие, а гибкость такая же, как у настоящего эара. Хорошо, что выносливости на целый полк хватит, иначе лежать бы мне уже неподвижной переломанной куклой и стонать от жалости к своему покалеченному телу.

   Минут через пять мои руки просто одеревенели от бесконечного града сыплющихся со всех сторон ударов. Минут через десять я перестала чувствовать бедра, потому что мастер не гнушался бить обнаружившейся неподалеку (видимо, специально для меня лежала) палкой. Потом на одной скуле расцвел некрасивый желтоватый синяк. Затем на другой появилось аналогичное украшение. Еще через пару минут я перехватила первый изучающий взгляд мастера Лаора. Затем поймала еще один... вместе с очередным ударом в плечо. Чуть не взвыла, потому что было действительно больно, а он с каждой минутой постепенно наращивал и силу, и скорость, но тут же прикусила губу и заставила себя проглотить внезапно вспыхнувшее раздражение.

   Черт! В таком положении я совершенно беззащитна! Ничего не могу сделать! Даже от Эриола мало толку! А мастер только и ждет, когда я захнычу и попрошу пощады! Только и высматривает, куда бы побольнее двинуть! Гад!

   Впрочем, нет. Это я зря. Он, хоть и жесток, но разумен. Пока еще сдерживает удары. Пока еще не бьет в полную силу. Понимает, что в таком случае я просто улечу, как пушинка. А значит, чего-то от меня ждет. Для чего-то придумал эту кошмарную забаву. Зачем-то поставил меня сюда и теперь ждет... чего? Того, что я все-таки догадаюсь?

   Блин! Как же погано, когда нет времени на раздумья! Но, может, думать тут просто не нужно?

   Я на миг увлеклась этой мыслью и тут же получила в лоб, после чего плюнула на все и банально отключила мозги, чтобы не мешали отчаянно вопиющему о пощаде телу делать то, чему учили его столько времени.

   После этого дело пошло немного легче. Привычка входить в схватку, как в танец, помогла расслабиться и перестать ждать очередного удара. Полученная с кровью эара гибкость позволила согнуться под совершенно немыслимым углом, а приобретенная в Хароне привычка полагаться на чутье, наконец, запоздало включила инстинкт самосохранения, о котором я в последние пару месяцев из-за тяжелого увечья просто не вспоминала.

   И вот тогда в какой-то момент я неожиданно поняла, что мастер ходит по одному и тому же кругу. Вот тогда я смогла, наконец, оценить осторожность его шагов и размеренность его, кажущихся хаотичными движений. Тогда мне, наконец, стало ясно, куда и когда он планирует ударить в следующий момент, потому что характер, длина и сила ударов плавно истекали из позиции, в которую его, как крысу в клетке, загоняли расчерченные на земле круги.

   Оказывается, все было так просто! И так легко понять, что и почему! Однако я настолько привыкла полагаться на разум, что совершенно забыла обо всем остальном! И вот на этом-то мастер меня и подловил! Вот на этом-то и сыграл, как умелый музыкант - на арфе! Черт! Да он действительно - настоящий мастер! Причем, такой, до которого мне еще расти и расти!

   Пораженная этой неожиданной мыслью, я снова вернулась в реальность, мгновенно утратив едва обретенное понимание, и... разумеется, тут же подставилась. А мастер Лаор не преминул этим воспользоваться. Более того, внезапно ударил так удачно и сильно, что я против воли вскрикнула - мой живот еще не был готов к подобным испытаниям. Старая рана временами давала о себе знать. Поэтому от новой оплеухи моментально очнулась от долгой спячки, мигом передумала заживать и двинула по нервам такой волной ослепляющей боли, что меня буквально подбросило над землей и вышвырнуло из круга, как нашкодившего котенка.

   Остальное я помню довольно смутно.

   Кажется, я все-таки успела немного полетать, как когда-то мечтала. И, кажется, когда падала, умудрилась снести пару досочек в заботливо покрашенном заборе. Потом вроде бы ударилась затылком обо что-то твердое... да, там еще камешек какой-то валялся... большой такой, с мою голову... затем меня пару раз перекувырнуло, отчего едва прояснившееся сознание снова некрасиво поплыло. Наконец, животу досталось еще разок - напоследок, от второго такого же валуна, который очень не вовремя оказался на моем пути "большого паданца". И только после этого стало хорошо - тепло так, тихо, спокойно...

   Совсем как дома, которого у меня уже год как не было.

  

   Надо сказать, без сознания я провела довольно длительное время. По крайней мере, об этом можно было догадаться, так как очнулась я совсем не на том месте, где отключилась. Даже, честно признать, совсем-совсем не на том. И вообще, кажется, не на улице, а в доме. Куда меня еще надо было принести, уложить лицом вниз на что-то твердое, заботливо покрытое толстым покрывалом. Затем аккуратно раздеть. Растопить печь. И теперь осторожно водить по коже чем-то очень твердым, круглым и горячим, отчего избитое тело таяло, как горячий воск на солнце, и чувствовало приятную истому.

   Кхм.

   Осторожно приоткрыв один глаз, я так же осторожно огляделась и с несказанным удивлением обнаружила себя в какой-то незнакомой, жарко натопленной комнате, сильно смахивающей на финскую баню. Вокруг - много дерева, воздух сухой и горячий, вкусно пахнем квасом и какой-то смолой. Подо мной - широкая лавка. Снизу холодит кожу мокрая ткань. Сверху на мне ничего. Но зато есть кто-то, кто умело и очень бережно разминает мои затекшие мышцы, время от времени разглаживая их, как утюгом, специально нагретым... ну, видимо, все-таки камнем. Другого определения просто не подберу, потому что ощущение было именно как от камня. Не слишком большого - с мой кулак всего. Я такие когда-то по телеку видела, когда смотрела программку про тайский массаж.

   Ага.

   Я еще осторожнее открыла второй глаз и огляделась повнимательнее.

   Так. А что тут делает мастер Лаор? И почему это, с позволения спросить, я лежу перед ним без всего? Какого, наконец, демона он занимается тем, чем занимается, и какого, спрашивается, ляда он устроил мне тут подобный сеанс тотального расслабления?

   Крепко нахмурившись, я проанализировала собственные ощущения и пришла к выводу, что пока дело ограничивается только массажем. Правда, в сауне. И, правда, я действительно лежу голышом.

   Нехорошо?

   Еще как.

   Наглость с его стороны так проворно меня лишить одежды?

   Да, пожалуй. Хоть бы разрешения спросил.

   Вывод?

   Вывод: приложило меня сегодня крепко. Причем, видимо, еще и надолго, потому как всего остального я не только не почувствовала, но и совсем не помню. Интересно, где Лин?

   "Тут", - тихо отозвался в голове виноватый голос шейри.

   Я облегченно перевела дух и чуть повернула голову.

   Слава тебе господи! Если он тут, то со мной точно ничего недозволенного не сделали. Значит, мастер всего лишь оказывает первую помощь. Правда, способ для этого он избрал довольно странный, однако он работает. Я жива, неплохо себя чувствую и скоро совсем разнежусь под его умелыми руками, потому что люблю и ценю хороший массаж, сделанный опытным массажистом. А он, надо признать, умел его делать. И, черт возьми, делал так хорошо, что я даже передумала протестовать.

   "Что случилось?" - спросила я, отыскав взглядом мокрого, жадно хватающего пастью воздух демона.

   "Ты упала. Ударилась головой и потеряла сознание. И у тебя рана на животе опять открылась".

   "Что?" - вздрогнула я.

   "Он ударил тебя слишком сильно, - еще тише признался Лин. - А ты отключила Знаки, поэтому я ничего не почувствовал. И пришел только тогда, когда стало слишком поздно: у тебя кровь опять пошла... и "синька" тоже".

   Блин. Мне только этого не хватало!

   "Парни знают?"

   "Нет. Откуда? Только я и понял, что что-то не так. Видел, как он тебя сюда нес, ну и... тоже пришел. Не оставлять же вас одних в таком виде?"

   "Спасибо, - выдохнула я с неимоверным облегчением. - А девочки где?"

   "Снаружи. Думают, ты тут отдыхаешь и восстанавливаешься".

   Чудесно. Значит, никто не видел, как меня славно вырубило.

   Я снова вздохнула. На этот раз - явственнее и глубже. Но с такой радостью, что аж сама ощутила, как широко загуляла грудная клетка и как приподнялась от лавки ушибленная спина.

   Почувствовав движение, мастер Лаор немедленно отнял руки и склонился надо мной так, что я смогла увидеть его встревоженное, влажное от пота и жара лицо, на котором внезапно проступило неподдельное облегчение.

   - Леди?

   Он был обнажен по пояс, мокрый, как мышь, и при этом выглядел несколько растерянным. Пожалуй, я впервые видела его таким усталым. И впервые ощутила, что его непрошибаемая броня внешней невозмутимости дала длинную трещину: кажется, мое беспамятство всерьез его напугало. А еще кажется, что он здорово выбит из колеи.

   - Что произошло? - спросила я уже вслух, мысленно благодаря небеса за то, что вовремя додумалась отключить Знаки.

   - Вы упали, леди.

   - Спасибо, это я еще помню. Что случилось потом?

   У мастера странно вильнул взгляд.

   - Этого я... не знаю. Но ваша рана снова открылась, пошла кровь... правда, тут же остановилась, и рана затянулась, но... если честно, я не уверен, что она не откроется снова.

   Я нахмурилась.

   - Тогда почему я в бане?

   - Потому что у вас появилась проблема с позвоночником.

   - Что за проблема?

   "Тебя слишком сильно ударило, - проворчал Лин, недобро покосившись на опустившего глаза скарона. - Он не рассчитал силу. Ударил так, что ты едва не сломала спину. Урод".

   "Но не сломала же? - неестественно спокойно спросила я, на всякий случай пошевелив пальцами ног и убедившись, что все в порядке. - Ведь так?"

   "Да, - неохотно признал шейри. - Однако это не его заслуга. Если бы ты была человеком, могла остаться калекой. И он прекрасно это знает, поэтому так и дергается".

   "Он дергается потому, что ты глаз с него не сводишь".

   "И не сведу. Пусть не надеется. А когда закончит, то еще и морду расцарапаю, чтобы впредь думал, что делает".

   Я задумчиво пожевала губами, почти забыв о том, что так и не дождалась от мастера внятного ответа. Хотя мне это и не нужно больше - Лин уже рассказал самое важное. Осталось только решить - злиться по этому поводу на кого-нибудь или же плюнуть и просто забыть?

   Перехватив еще один напряженный взгляд скарона, я так же задумчиво потерла скулу, на которой уже успел разойтись свежий кровоподтек, и довольно спокойно задала ему все тот же вопрос:

   - Так что там у меня со спиной?

   Учитель во второй раз отвел глаза, и я почему-то подумала, что он совсем не так стар, как мне показалось сначала. А если даже и пожил немало, как говорят люди, то совсем не потерял способность теряться и даже смущаться. Никак иначе его жест я не могла истолковать. Разве что ему стало вдруг очень стыдно? Но за что? За то, что не рассчитал? За что, что увлекся или забыл о моем увечье?

   - Вы сильно ударились при падении, - наконец, дождалась я ответа. - И это был нехороший удар - сместилось два позвонка.

   - Правда? - у меня, кажется, голос заклинило на одной холодной ноте. А вот позвоночник точно был в порядке. Я чувствовала. И никакого дискомфорта в нем тоже не ощущалось. Так что или он лжет, или же... успел его починить до того, как в спинном мозге наступили необратимые изменения.

   Я прислушалась к собственным ощущениям, но быстро поняла: все действительно в норме. Более того - мне давно не было так хорошо и комфортно. Понятия не имею, что он сделал и как, но эффект, как говорится, налицо. Поэтому, наверное, сердиться нет повода.

   - Я должен вас осмотреть, леди, - тихо сказал вдруг скарон, отступая куда-то за мою спину и теряясь в необозримой дали.

   Я недолго подумала и пожала плечами.

   - Смотрите.

   - Вы не возражаете?

   - Нет. Делайте то, что считаете нужным.

   - Благодарю вас.

   Сзади раздался тихий вздох, а потом на мою спину снова легли чужие руки и осторожно прошлись вдоль слегка выступающего хребта, тщательно проверяя каждый позвонок и каждую мышцу, которая успела за это долгое утро растянуться, напрячься и снова расслабиться, томясь от удовольствия, как от сладкой неги. Нет, все-таки мастер Лаор - молодец. Знает толк в массаже. Если бы не он, я бы, наверное, еще часа два не встала с земли. Надо бы выяснить, кто его этому научил, и, возможно, даже взять пару уроков, пока я нахожусь в Скарон-Оле.

   Вдруг когда пригодится?

   Я умиротворенно положила лоб на руки и закрыла глаза, чувствуя, как от чужих пальцев идет приятное тепло и как от каждого прикосновения по телу бегут блаженные мурашки.

   Хорошо... мр-р, как же хорошо! Век бы так лежала и балдела! Просто чудо, что тут есть такие специалисты, как мастер Лаор. И чудо, что мне повезло на него нарваться. Правда, не бесплатно и лишь по собственной оплошности у меня сейчас есть возможность наслаждаться этими мгновениями, но все равно - хорошо. И даже почти не жалко, что за это удовольствие пришлось заплатить получасом сплошных издевательств. Думаю, что за них мастер отдувается сейчас сполна. Но оно того стоило... честное слово, стоило.

   И я ничуть не кривлю душой.

   Сколько времени мной настойчиво занимались, потихоньку разминая мышцы, не знаю. Кажется, я снова задремала, полностью отдавшись чужим рукам и окончательно решив, что отрывать их с мясом, когда встану, не буду. На месте у мастера руки. Что ни говори, а на месте, хоть он и урожденный скарон. Так меня расслабить, что я просто таю куском сахара в горячей воде, еще ни у кого не получалось. Так что пусть живет...

   Окончательно размякнув, я сладко зевнула.

   ...и пусть научит меня своему искусству, чтобы немного сгладить последствия сегодняшнего трудного занятия. Ведь боль никогда не бывает вечной. И за ней рано или поздно всегда приходит что-то иное. Например, радость. Удовольствие. Облегчение или даже смерть.

   Что-то будет там, впереди. Что-то обязательно будет. Сегодня, завтра, послезавтра... надо лишь дождаться этого и потом с удовлетворением признаться себе, что на самом деле все было к лучшему.

   Да. Абсолютно все.

  

-Глава 9-

   Из Школы я уходила поздно - на этот раз занятия (а вернее, их последствия) затянулись так надолго, что, когда мы вышли за ворота, солнце начало ощутимо клониться к вечеру.

   Признаться, мне было немного неловко: из-за меня мастеру Лаору пришлось отпустить остальных своих учеников и уделить внимание исключительно моей пораненной персоне, потому что на ее восстановление ушло так много времени, что ни на что иное уже не осталось. Более того, после сауны мне пришлось еще с час отмокать в какой-то хвойной ванне, чтобы окончательно привести себя в порядок, а потом пить какой-то едкий травяной настой. Да еще ждать, пока учитель не изобретет для моего брюха совершенно особенную мазь, которая обещала избавить его от последствий старого ожога и снова сделать кожу ровной, чистой и белой, как первый снег.

   От такого подарка я, разумеется, отказаться не могла, поэтому согласилась ждать целых два оборота, пока мастер колдовал над ингредиентами. Правда, перед этим ему пришлось еще раз осмотреть и тщательно ощупать мой многострадальный живот, которому сегодня немало досталось, но я не возражала. Плевать - пускай смотрит. Главное, чтобы шрамы убрал, потому что снадобье господина да Лоро, кажется, или выдохлось, или просто перестало действовать - за последние недели от него не было никакого проку. А я была готова на многое, чтобы получить приемлемый результат. Даже на то, чтобы терпеливо сносить прикосновения малоизвестного лекаря, пообещавшего избавить меня от этого уродства.

   Впрочем, учитель не стал испытывать мое терпение дольше необходимого. И не потребовал ничего сверхординарного. Даже кивнул благодарно, когда Лин, возмущенный моей забывчивостью, с недовольным рыком накинул на мои телеса спешно найденную простыню. Я слегка смутилась, потому что поворачивалась на кушетке безо всякой задней мысли и совсем не подумала о том, в каком именно виде на ней лежу. Но мастер, кажется, не рассердился на такое бесстыдство. Так что все прошло нормально.

   В итоге, во Дворец я возвращалась не только полностью обновленной, но еще и с подарком - небольшой баночкой с драгоценным снадобьем, которое следовало испробовать этим же вечером. А еще - с неловкими извинениями мастера за невольно причиненный ущерб (правда, их я дождалась только на пороге его дома, уже шагнув одной ногой на улицу и сделав вид, что совсем не помню, по чьей вине задержалась так надолго), плюс - со строгим наказом (его я получила в первую очередь) в течение следующего дня не давать никаких нагрузок вообще. Во избежание, так сказать, рецидивов.

   Я, разумеется, извинения приняла, честно пообещала, что завтрашний день проведу примерной девочкой, а сама подумала, что именно завтра у меня будет много иных дел, чтобы вдобавок к ним изнурять себя тяжелыми тренировками. К примеру, надо будет все-таки подровнять волосы. И ногти, в конце концов, подстричь как положено. С одежкой что-то придумать, чтобы выглядеть на все сто. Маску обновить. Доспех почистить. Накраситься... ах да, краситься не надо - в личине Фантома меня просто не поймут. Но все равно - дел много, дела все срочные и неотложные. Даже не знала, как сказать учителю, что завтра, наверное, не приду. А тут все само решилось.

   Красота, да и только.

   Завтра ведь у меня будет изрядно долгий день. Решающий очень и очень многое - день приезда в Скарон-Ол Его Величества Эннара Второго, короля Валлиона и весьма значимого для меня человека.

   Не знаю, конечно, что из всего этого получится. Не знаю, сумею ли вообще его увидеть, но надеяться буду. И если Фаэс не солгал насчет амулета, то буду даже верить. Все же не просто так мне его подарили. Не просто так я сходила с ума в Оранжерее. Не просто так чувствовала, что схожу с ума не только я одна... да и, наверное, не просто так мы все же встретились на пути друг у друга. Что-то же это должно значить? Какой-то смысл в этом наверняка есть? Иначе у меня не колотилось бы так сердце, не подрагивали руки при одном воспоминании об Эйирэ. И не сжималось бы все внутри при мысли о том, что, быть может, на этот раз я все-таки сделала правильный выбор. И правильно поняла оставленные для меня знаки. Правильно ЕГО почувствовала. Доверилась. Была готова ответить таким же пылким огнем. И так неприлично долго ждала этого волнующего дня.

  

   С трудом дожив до темноты и мысленно подгоняя медленно ползущее по небосводу солнце, я наскоро переговорила с братьями, успокоила их насчет Знаков, пояснив, что это лишь на несколько дней, чтобы они не переживали по пустякам, и с облегченным вздохом вернулась к себе. Какое-то время бесцельно послонялась по комнатам, которых у меня было целых две и обе огромные, как футбольное поле. Затем выглянула на балкон. Подышала свежим воздухом, нетерпеливо провожая упрямое светило вплоть до того, пока оно, наконец, не угасло окончательно. Наконец, забралась под одеяло и, сетуя на отсутствие телевизора, который помог бы убить медленно тянущееся время, грустно вздохнула.

   Один день. Всего один день и все. Вернее, уже осталась одна только эта ночь, а завтра уже что-то решится. Я два месяца жила, как на вулкане. Старательно гнала от себя ненужные мысли, отвлекалась, сомневалась, тщетно пыталась забыть. Но не вышло: я все равно ЕГО помню. И помню миг, когда наши губы впервые соприкоснулись.

   Глупо, да?

   Но мы, девчонки, все такие - живем в придуманном мире, мечтаем о том, о чем даже думать вредно. Ходим, как будто плывем по облакам. А порой совершаем такие глупости, что потом сами диву даемся: мол, неужели это все я натворила?!

   Вот и я о том же. Оказывается, я такая же сумасбродка. По дурости своей умудрилась влюбиться ни в кого иного, как в короля. Да еще какого?! Это ж надо было ТАК вляпаться!! Э-эх! А сколько насмехалась над собой раньше? А сколько бурчала, что это, мол, только дурочкам везет? Вот и влипла по полной программе. Вот и сижу теперь, как забытая невеста, с замиранием сердца считая часы до рассвета и наивно веря в то, что сказкам еще есть место в этом неиспорченном мире.

   Когда спальня окончательно погрузилась в темноту, я сползла вниз и, накрывшись одеялом до подбородка, попыталась уснуть. Но сегодня даже мерное сопение Лина не могло меня успокоить. И даже идущее от него тепло не могло помочь: не шел сон - хоть ты тресни. В голове постоянно крутились какие-то мысли, воспоминания, обрывки разговоров.

   Блин. Какое гадство, а?

   Полежав с полчаса, вдоволь намаявшись и поняв, что уснуть мне сегодня вряд ли удастся, я потихоньку выбралась наружу и, пристроившись на перилах балкона, с тоской уставилась на вышедшие из-за облаков луны. Красивые... боже, какие же они все-таки красивые. Круглые, с ровными гладкими боками, одна - чуть желтее, другая - чуть розовее. Смутно напоминающие луну моей далекой родины и при этом странным образом отличающиеся от нее, как только могут отличаться выщербленная безжалостным временем жемчужина и два новеньких, сияющих призывным блеском бриллианта. Местные луны, как родные сестры, двигались навстречу друг другу, постепенно взбираясь на безупречно черный небосвод, чтобы в один прекрасный момент пересечься дорогами, вежливо разойтись и, снова поменявшись местами, так же величественно спуститься по другому краю небесного купола.

   Так странно. Так необычно отыскивать удивительное в самых простых и ставших обыденными вещах. Ведь вроде каждый день видишь это великолепное зрелище. Каждый вечер бросаешь рассеянный взгляд наверх, чтобы определиться со временем. Но лишь изредка можешь там задержаться, сполна насладиться этой неповторимой картиной и неожиданно осознать, что стал свидетелем настоящего чуда.

   Спустя какое-то время мне стало прохладно. Ночь все-таки, а Скарон-Ол, хоть и стоит на пороге Пустыни, все же - не курорт. Ночами тут бывает довольно неуютно, несмотря на то, что днем порой становится нечем дышать. Однако сегодня температуры что-то совсем опустилась. Никак, заморозки на носу?

   Невольно улыбнувшись этой мысли, я опустила глаза и чуть не вздрогнула, заметив стелящуюся по перилам изморось. После чего, наконец, догадалась о причине внезапного похолодания на одном отдельно взятом балконе и, поискав взглядом особенно черную тень, негромко спросила:

   - Зачем таишься, брат? Я все равно не сплю.

   - Я не таюсь, - тихо шепнула ночь, на мгновение проступив из темноты густой Тенью. - Просто наблюдаю. И слушаю. Разве это плохо?

   - Нет. Но, может, ты составишь мне компанию, раз пришел? Мне не так скучно будет, да и тебе польза. Ты ведь проголодался?

   Призрачный брат Гора неловко шевельнулся, сверкнув из мрака двумя точками зрачков, но потом неслышно вздохнул и одним движением скользнул ближе. Тихо, плавно и совсем незаметно, как умеют делать только призраки и Тени, для которых нет преград в материальном мире. Так и он - вроде только что стоял в нескольких шагах, прячась за толстой колонной, а теперь уже колышется рядом, буквально касаясь полой несуществующего плаща моей руки и оставляя возле себя медленно расходящуюся во все стороны поземку.

   - Доброй ночи, брат, - улыбнулась я, встретив его беспокойный взгляд. - Не волнуйся, мне не холодно.

   - Ты слишком легко одета.

   Я пожала голыми плечами.

   - Я так привыкла. У меня дома девушки на ночь одевают ночные рубашки.

   - А у нас не одевают ничего.

   - Ну, и где же я тогда легко одета? - со смешком поинтересовалась я. - По-твоему, получается, что я как раз одета очень тепло. Прямо как на северном полюсе.

   На что брат негромко хмыкнул и пояснил:

   - Ты слишком легко одета рядом со мной. Тень вымораживает живое. Ей наплевать на наши обычаи, а мне бы не хотелось, чтобы ты покрылась инеем целиком.

   - Ничего, оттаю.

   - Уверена? - усмехнулся скарон.

   - А то, - в тон ему отозвалась я, и мы тихо рассмеялись. - Кстати, Гор знает, где ты?

   - Нет. Ему сейчас немного не до меня.

   - Кхм. Это в хорошем смысле или в плохом? - на всякий случай уточнила я, и он лукаво подмигнул из темноты. - Ага. Значит, надо полагать, в хорошем. То есть, он очень занят и, наверное, занят чем-нибудь важным. Красивой девушкой, например. Ну и ладно. Значит, тебя никто не хватится и не примчится следом, подозревая в людоедстве.

   Брат снова усмехнулся.

   - Думаю, в ближайший час он не хватится вообще никого. Даже меня. Поэтому я счел возможным немного прогуляться.

   - Мой балкон в качестве места для прогулок тебя устраивает?

   - Вполне.

   - Очень хорошо, - удовлетворенно кивнула я. - Значит, у нас схожие потребности. Посидишь со мной?

   Тень слабо улыбнулась.

   - Да. Если позволишь.

   - Разве я тебя когда-то прогоняла?

   - Нет, - вздохнул брат. - Но вдруг ты решишь, что я тебе надоел?

   Я фыркнула.

   - Когда решу, ты первый об этом узнаешь. Давай уже, садись. Ты ведь, наверное, голоден?

   "Гор" вздохнул снова, и на этот раз - виновато.

   - Прости. Противно признаваться, но да. Правда, я еще могу терпеть и вполне переживу без подпитки, но запах твоей дейри слишком силен. Кажется, я уже не могу пройти мимо.

   - Это нормально, - поспешила я заверить удрученно поникшую Тень. - После двух месяцев вынужденной голодовки вполне могу понять, почему ты никак не наешься. Со мной тоже так однажды было, поэтому не переживай и иди ко мне. Я еще способна тебе помочь и, слава богу, далека от истощения. Считай, что я для тебе - просто долгожданная батарейка. Аккумулятор. Щедрый запас энергии, к которому можно прикладываться без ограничений.

   - Не уверен, что без ограничений, - прошептал он, охотно придвигаясь ближе и склоняясь над моей макушкой, как голодный вурдалак над своей жертвой. - Порой я начинаю себя ненавидеть за этот голод. Порой мне кажется, что каждый раз я лишаю тебя чего-то важного. А иногда... я даже начинаю думать, что лучше бы доживал свои дни в Тени. Так тебе, по крайней мере, не пришлось бы меня кормить, как какую-то Тварь.

   Я нахмурилась, а потом сердито придвинулась сама.

   - Ты эти пораженческие настроения брось, понял? Пока я жива, вы с Гором тоже не погибнете. Я хорошо помню цену за ваше воскрешение и готова платить ее столько, сколько потребуется. До тех пор, пока мы не найдем для вас иного выхода. Так что не сметь кукситься и раскисать! И чтобы я больше от вас этого не слышала! Ясно?

   Призрак послушно кивнул и молча обхватил меня со всех сторон, покрыв волосы густым слоем сверкающего инея и превратив вырывающийся изо рта воздух в полупрозрачный пар.

   - Не холодно? - заботливо спросил он, когда я передернула плечами.

   - Нет. Щекотно, когда ты дышишь на кожу.

   - Я не дышу.

   - А мне все равно щекотно.

   "Гор", подумав, выдохнул длинную дорожку инея на мою шею, мгновенно покрыв ее тоненькой корочкой льда, и снова отодвинулся.

   - Так лучше?

   - Немного, - я шмыгнула носом, а потом снова замерла, позволяя ему забирать столько тепла, сколько требовалось. И изрядно удивилась, когда он неожиданно разжал руки, а потом задумчиво поворошил мои обледеневшие волосы.

   - Сегодня с тобой что-то произошло...

   Я против воли замерла.

   - Что-то не очень хорошее, - так же задумчиво заметил он. - Тебе снова было больно.

   - Елы-палы... ты что, почувствовал?!

   - Значит, было? - пристально посмотрел "Гор".

   - Да. Немного. Но я же отключила Знаки! Все, кроме...

   Он кивнул.

   - Все, кроме моего. Верно. Поэтому сегодня утром мне было неприятно. А тебе, судя по всему, больно. Кто тебя обидел?

   От этого невинного вопроса у меня мороз продрал по коже. На этот раз - самый настоящий, потому что голос у Тени стал ровным и спокойным, как в могиле. Его пальцы рассеяно коснулись моей макушки, лениво пробежались по шее, вызвав еще одну волну холодной дрожи. Наконец, безошибочно остановились напротив сердца и задумчиво замерли, словно решая, правильно ли угадали. Тогда как глаза загорелись недобрыми огнями, от вида которых мне стало очень нехорошо.

   - Так кто тебя обидел, сестра? - неестественно ровно осведомился он, продолжая блуждать рассеянным взглядом по моему лицу. - Я чувствую на тебе следы чужой дейри. Не очень сильной, но приметной. И она касалась тебя достаточно долго, чтобы сохранить запах до самой ночи. Кто это? Я его знаю?

   - Я ушиблась на тренировке, - поспешила успокоить его я. - Случайно. Была невнимательна, поэтому малость схлопотала от мастера. Ничего страшного. Он потом помог мне восстановиться.

   - Он прикасался к тебе? - почему-то холода в голосе Тени стало еще больше.

   - Э-э... он просто размял мне мышцы.

   - Что?

   - Он размял мне мышцы, - нахмурилась я, почувствовав, что брат начинает сердиться и, кажется, не только сердится, а еще и раздумывать на вполне определенные темы. - Что в этом плохого?

   - Ничего, - медленно отозвался призрак, снова коснувшись моих волос. - Ничего. Кроме того, что он делал это неоправданно долго. Так долго, что его запах до сих пор не выветрился.

   - Почему ты меня по-прежнему чувствуешь? Знак Гора ведь молчит. А на тебе я Знак не оставляла.

   - На мне тень твоего Знака. Поэтому я чувствую его, даже когда ты этого не хочешь.

   Я нахмурилась еще сильнее.

   - Очень интересно. А мои эмоции ты тоже ощущаешь?

   - Иногда, - прошептала тень. - Довольно смутно, но все же.

   - Еще интереснее. А почему я узнаю об этом только сейчас?

   - Потому, что я сам узнал совсем недавно. Наверное, ты стала сильнее?

   Я задумчиво на него посмотрела.

   - А может, это ты стал сильнее, брат? Раньше, помнится, ты не умел гулять на воле.

   - Это правда, - вынужденно признала Тень. - Амулеты дают нам много силы. Так много, что она начинает нас менять. За последние века Кланы накопили ее столько, что даже Гору нелегко ее сдерживать. Приходится постоянно искать, куда потратить. Но ему проще - у него есть я. И Тень. А вот Асу намного труднее. Его сила умножается от Трона. Тогда как тратить ее почти не на что.

   - Плохо. Он может сорваться, как в прошлый раз.

   - Да. Если не найдет способа ее сбросить. Кланы ведь подпитывают Амулет безостановочно. Безотчетно. Сами того не желая. А Владыки так же безотчетно забирают эти силы. Поэтому-то Владыками всегда становились лишь сильнейшие.

   Я покачала головой.

   - Боюсь, братья не были сильнейшими при жизни. Даже Ас. Иначе давно стали бы теми, кем стали.

   - Да, - шепнул "Гор". - Но они стали ими после смерти: Тень сильно меняет дейри. Еще сильнее она меняет людей. Но уж совсем резко она меняет нелюдей. А они пробыли в Тени очень долго. Поэтому так изменились. И поэтому по возвращении заняли положенное им место. По праву, Гайдэ. Теперь - совершенно по праву.

   - Ты ведь был с Гором при жизни, - неожиданно подумала я вслух. - Ты должен помнить, каким он был раньше. Его имя, прошлое... все. Верно? Ты ведь помнишь то, про что он сам не пожелал вспоминать?

   Тень грустно кивнула.

   - Помню.

   Я встрепенулась.

   - Расскажи!

   - Нет, - неожиданно покачал он головой. - Прости, но он просил меня не делать этого.

   - Почему?! - искренне изумилась я. - В вашем прошлом есть что-то постыдное?!

   - Есть. И немало. Поэтому мы не хотим, чтобы ты знала. Не хотим его ворошить. И поэтому я бы тоже хотел его забыть. Так, чтобы как с чистого листа... как Гор... словно бы ничего не было...

   Я прикусила губу.

   - Хорошо, не стану настаивать. В конце концов, все свидетели ваших ошибок наверняка мертвы, ведь скароны, хоть и маги, живут не так долго, как в Валлионе?

   - Да. Мы не умеем поддерживать искусственную жизнь в стареющем теле. Мы живем схваткой, боем, и не оттягиваем момент встречи со смертью, если она вдруг стучится в наши двери. Напротив, мы ждем ее. Приветствуем. Уважаем и прославляем, как соперницу и противницу, которую невозможно победить. Но мы не бежим от нее, как делают маги востока. Не обманываем ее ожидания. Мы просто не считаем нужным так поступать.

   - Поэтому у вас нет заклятий, продлевающих жизнь, - грустно закончила я. - А если бы и были, вы бы все равно не стали ими пользоваться: для этого вы слишком горды.

   - Верно. Ты нас осуждаешь?

   - Нет. Как я могу осуждать кого-то за добровольный выбор? У каждого есть право жить так, как он считает нужным. И у каждого есть право на ту смерть, которую он желает получить.

   - Ты понимаешь, - слабо улыбнулся призрак, на мгновение снова приблизившись и подарив мне еще одну волну потустороннего холода. - Ты действительно нас понимаешь.

   - Конечно. После того, как вы всем скопом потоптались по моим мыслям и памяти, что угодно начнешь понимать. И даже ругаться, как последний сапожник, у которого внезапно кончился материл для важного заказа.

   - За ругань извини. Мы не планировали вместе со своими умениями передавать еще и ЭТИ знания. Просто некоторые мысли очень трудно контролировать.

   - Можешь не объяснять - уже вдоволь нахлебалась. Но я не в обиде: так мой "Фантом" получился достовернее. Даже король не усомнился. И Фаэс. Тот же Горлопан... Да, почитай, еще никто не допер, что Гай на самом деле - просто блеф. Какой же рейзер без сочного мата? И какой же мужик без крепкого свиста? Я только с алкоголем пока не нашла общего языка, но тут уж не моя вина - с некоторых пор мой организм его просто не принимает, поэтому напиться до поросячьего визга я не смогу при всем желании. А вот все остальное - пожалуйста. Гм. Ну, за исключением борделей, конечно.

   Призрак тихо рассмеялся.

   - Да уж, в бордели тебе нельзя. Сразу вся маскировка спадет.

   - Угу. Причем, ТАК спадет, что срама потом не оберешься.

   "Гор" засмеялся громче.

   - Ты все равно чудесная, - прошептал он, ласково дохнув облачком холодного пара. - Необычная. Поразительная. Совсем другая. Если бы ты не была моей сестрой, я бы, наверное, рискнул позвать тебя в Тень. Насовсем. Не ради брата. Ради себя, понимаешь?

   Я хмыкнула.

   - Спасибо за комплимент. Вот уж от кого не ждала. Но ты уверен, что я бы согласилась?

   - Я бы смог и без твоего согласия, - совсем тихо признался брат. - У меня хватит сил. Даже для Ишты. Ведь когда-то я тоже был... Владыкой. И когда-то точно так же, как Гор, владел всей силой Адаманта. Даже сейчас многое осталось. Понимаешь? Я только поэтому так силен и так многое могу даже в виде Тени. Например, в этот самый момент.

   Я замерла.

   О-па. Ничего себе новости! Владыка?!!!

   - ТЫ?!

   - Да, - виновато шепнул призрак.

   - Ты - БЫВШИЙ ВЛАДЫКА?!! АДАМАНТ?!!

   - Увы.

   - Вот тебе и на... брат, да ты... ты меня просто поражаешь!

   - Ну, хоть чем-то я смог тебя удивить, - невесело усмехнулся призрак. - Обычно тебя не удается выбить из колеи, а так... наверное, мне есть, чем гордиться?

   - Ну, ты даешь!!

   - Не разочарована?

   - Нет, - растеряно отозвалась я, все еще находясь в шоке. - Я просто понять не могу, зачем ты это скрываешь. И почему даже Гору еще не сказал... ты ведь не сказал?

   - Нет.

   - Почему? Это как-то связано с вашим общим прошлым?

   Тень вздрогнула и внезапно побледнела.

   - Да... напрямую. Потому что Гор - он...

   - Кто? - я даже застыла от неожиданной догадки. - Кем он тебе приходится?

   - Он мой пра-пра-пра... и еще несколько раз правнук, - беззвучно выдохнул дух, как-то разом ужавшись и съежившись. - Точнее, внук от побочной ветви... бастард... неузнанный... нераспознанный в детстве. Я сам не знал, что он есть. Не знал ни при жизни, ни, тем более, после смерти. Только когда начался ритуал... когда он пришел в первый раз в Тень и позвал для себя будущего брата... у меня ведь больше не было наследников... все погибли.

   Я сглотнула.

   - Значит, вот почему ты его не убил?

   Голос призрака внезапно сорвался на болезненный шепот.

   - Вообще-то... я его убил.

   - ЧТО?!!

   - Да, - горестно кивнула Тень. - На самом деле это я его убил. Тогда, во время ритуала, потому что он был слишком юн неосторожен. А я, напротив, чересчур силен и несдержан. Тогда мне казалось, что в Адаманте не должно быть никакой слабины. Никакого изъяна. Ни червоточинки. А он пришел, сомневаясь в своем праве. Он был слишком молод для полноценного обряда. И я убил его, не узнав. Убил качественно. Мгновенно. Так, что он даже не понял, что произошло. Не запомнил. Зато это хорошо понял и запомнил я... а поняв, испытал такой ужас, что...

   Дух прерывисто выдохнул.

   - Это было страшно, Гайдэ. Последний в роду, последний оставшийся наследник. Последний, кто мог бы стать новым Владыкой... когда я умирал сам, мне не было и в сотую долю так трудно, как в тот миг, когда я понял, что натворил в незнании. Я был готов зубами рвать саму Тень, готов пойти на все, чтобы его вернуть. Я отдал бы все оставшиеся мне вечности в пустоте, лишь бы вернуть Гора к жизни... поэтому после смерти держал его дух многие годы, не давая раствориться и исчезнуть навсегда. Держал в надежде, что когда-нибудь в Тень придет тот, кто сможет принять его в себя. Сможет принять нашу общую силу. И сможет устоять против ее соблазна. Я держал его долго, Гайдэ. Держал даже тогда, когда уже даже надежды не осталось. А когда однажды поблизости открылась чужая Воронка, решил, что другого шанса может и не представиться. У него ведь не осталось сына: для семьи Гор был слишком юн. А значит, мой род прервался. И значит, бессмысленно было ждать смену. Поэтому я... рискнул. И поэтому отпустил его обратно в мир, понадеявшись, что это вернет его к жизни.

   Я сжала кулаки.

   - Это была Воронка эаров?

   - Да. Пройдя которую, Гор угодил из одной ловушки в другую. По моей вине. Однако именно тогда я рискнул впервые ему показаться и предложил помощь. Хотя бы на то время, пока он тоже находится в Тени, связанный чужими заклятиями.

   - Ты ждал вместе с ним все эти годы заточения в Браслете...

   - Ждал, - понуро согласился дух. - Ждал, что когда-нибудь оковы рухнут, и он обретет свободу. Хотя бы он, раз уж я прочно привязан к Тени. Я был готов отдать ему все свои силы ради этого. Я подпитывал его каждый день. И каждую ночь молил Лойна о помощи.

   - Вот почему он стал так силен, - прошептала я, неожиданно прозревая. - И вот почему стали сильны они все: это ТЫ сделал их сильнее. ТЫ соединил их с Тенью так, как эары совсем не планировали. ТЫ нарушил ход их заклятия. И это из-за ТЕБЯ мне удалось его сломать!

   Призрак неслышно вздохнул.

   - Да. Я ослаблял Браслет почти сотню лет. Медленно, постепенно, очень трудно. Но ты закончила эту работу всего за две недели. Неожиданно быстро. Удивительно точно. И сумела сделать так, чтобы они вырвались из Тени.

   Я прикрыла глаза.

   - Значит, вот почему у нас все получилось... и вот почему они сумели покинуть Браслет.

   - Да. С твоим появлением оковы стали слабее. Но если раньше Гору и остальным некуда было деваться, то с тобой они смогли обрести настоящую свободу. Все четверо. В твоем разуме. В твоем теле. В твоих мечтах и надеждах. А потом и наяву... чего я, если честно, совсем не ожидал.

   - Но тогда как это стало возможным, если Гор был мертв? Как он сумел ожить, если, в отличие от остальных, его душа попала в Браслет отдельно от тела?!

   - Кто тебе сказал, что у них были там тела?

   - Ребята... - я неожиданно осеклась и ошарашенно воззрилась на призрака, только сейчас сообразив, что сморозила глупость. Черт! Если уж Гор не понял, что умер по-настоящему, то почему этого не могло случиться с остальными?!

   - Нельзя умереть понарошку, - отвечая на мой невысказанный вопрос, шепнула Тень. - Нельзя умереть лишь наполовину. Ты права: они все были мертвы. Мертвы по-настоящему. И все они попали в Браслет через Воронку. Никто и никогда не трогал их тел. Они давно истлели, рассыпались прахом. Очень давно. Тогда как души обрели вторую жизнь ВСЕГО ЛИШЬ сто лет назад. С помощью магии эаров. Просто им запретили об этом помнить. Им велели считать, что на самом деле они умерли совсем недавно. И они послушно считали. Действительно так считали и верили в то, что хотя бы в чем-то остались живы. Почему-то для магии Браслета это оказалось очень важным. А потом появилась ты... и потом ты сказала, что будешь им помогать... так, как помогала бы живым, после чего они начали постепенно вспоминать, каково это - когда рядом есть кто-то, кому бы небезразличен. И успели поверить в это настолько, что когда ты велела им ожить, когда попросила свое оружие... оружие эара, понимаешь?!.. дать живым живое, а мертвое оставить мертвым...

   - Они ожили и стали такими, какими себя помнили и чувствовали! - ошарашенно поняла я. - Они стали такими, потому были уверены, что смогут! И потому, что магия эаров тоже посчитала их живыми! Поэтому и дала... живое тело! Мать моя!!!

   - Это было настоящее безумие, - тихо согласился призрак, изучая меня странновато горящими глазами. - Но у тебя получилось. Каким-то образом. Неожиданно. Неправильно, но получилось. Видимо, сила Ишты в том и есть, чтобы дарить жизнь. Вот ты ее и подарила... всем нам. Вот тогда ты и стала настоящей Хозяйкой. И вот поэтому мы так тесно к тебе привязаны. Теперь понимаешь?

   - Да, - зачаровано прошептала я, не в силах до конца осознать произошедшее. - Блин! Если бы я тогда знала, что творю...

   - Если бы ты знала, что все зависит только от тебя, ничего бы не вышло.

   - Вот именно!

   - Но ты не знала. И понятия не имела, в чем твоя настоящая сила.

   - Да я и сейчас... не больно-то... слишком уж это дико.

   - Это - правда, Гайдэ, - ласково улыбнулся дух, ненадолго подлетев ближе. - И это очень правильно. Кто, как не Ишта, может вернуть к жизни умерших? Кто, как не Ишта, способен дарить такие бесценные подарки? Кто, как не Ишта, может позволить себе пойти на такой риск? И кто, как не ты... способна подарить мне прощение?

   Я всмотрелась в темноту под низко надвинутым капюшоном и медленно покачала головой.

   - Мне не за что тебя прощать, брат. Напротив, я могу только сказать тебе: "Спасибо". За них. За себя. За нашу общую связь. За то, что ты помог мне с Ли-Кхкеолом... это ведь ты меня тогда удержал? И ты вытащил из той бездны, в которую я едва не упала? Не отрицай - теперь я, наконец, понимаю, откуда к Гору пришло это знание. А то: "не помню, понятия не имею, просто подумалось по наитию"... это был ты. Все время только ты. Ты удержал нас вместе. И дал нам возможность стать теми, кто мы есть.

   - Я совершил много ошибок...

   Я снова покачала головой.

   - Твои ошибки пусть забудутся в прошлом. А деяния останутся в настоящем. Незачем сокрушаться о том, что было. Посмотри лучше вперед и реши, что ты хочешь. Для того, кто больше ста лет держал на своих руках четыре уставших души, это не должно показаться слишком трудным. Как считаешь?

   Тень тихо вздохнула. А потом ненадолго прильнула снова и неслышно шепнула:

   - Я попробую, Гайдэ. Спасибо тебе за совет.

   - Попробуй, - согласилась я. - И не забудь о том, что с некоторых пор у тебя есть не только живой внук, считающий тебя родной душой, но и очень решительная сестра, которая непременно найдет способ сохранить ту жизнь, которую ты помог ему обрести. И которая непременно надерет твой призрачный зад, если ты вдруг решишь об этом забыть. Догоняешь?

   - А то, - наконец, усмехнулся он. После чего лукаво сверкнул глазами, а потом стремительно истаял, оставив меня ежиться на холодном ветру и стирать с лица замерзшие дорожки из прозрачного инея.

  

-Глава 10-

   Проснулась я довольно поздно - по комнате уже вовсю гуляло яркое солнце - однако так неприятно быстро, что ни пером описать, ни... словом, разбудили меня. Грубо так. Резко. И крайне мерзко. Потому что какая-то идиотская сволочь решила дунуть поблизости в полутораметровую трубу и издала такой отвратительный рев, что я аж подскочила на постели и ошарашено хлопнула ресницами.

   - Что за черт?

   - Пора, - почему-то грустно отозвался Лин с дальнего конца кровати.

   - Что "пора"? Что это вообще за хрень?!

   - Почти полдень, Гайдэ. Ты не забыла - с минуты на минуту в Скарон-Ол прибывает Эннар Второй?

   - ЧТО?!! - я аж замерла, не успев до конца протереть глаза. Как полдень?! Какой полдень, если я только-только...

   Я машинально бросила взгляд в окно и судорожно вздохнула.

   - Мать моя! Действительно полдень... - мгновенно покрывшись холодными мурашками, я пулей слетела с постели и метнулась в ванную. - Ты почему меня не разбудил?!!

   - Ты очень крепко спала, - кротко пояснил Лин из комнаты.

   - Ну и что! Не мог лапой по уху двинуть?!

   - Ты велела тебя не трогать.

   - Чего? - я в растрепанном виде высунула нос из ванной, по пути запутавшись гребнем в коротких волосах. - Когда это я не велела?

   - Вчера, - так же кротко отозвался шейри, спрыгивая с постели и бодро отряхиваясь. - После того, как ушел "Гор", ты легла, закрыла глаза и сказала, чтобы тебя больше никто не трогал. Вот мы и не трогали. Ждали, пока сама проснешься. Хотя слуга приходил еще два оборота назад, чтобы предупредить, что визит короля ожидается к полудню.

   Е-мое!

   Мне резко поплохело.

   Ну конечно, визит короля и должен быть приурочен примерно к полудню. За точным временем на Во-Алларе следили только маги и сумасшедшие. Остальным оно на фиг не нужно. Вполне хватало примерных ориентиров - полдня, полуночи, полудюжины часов туда или обратно... ну, плюс-минус полчаса... но король сильнейшего государства Во-Аллара никак не мог явиться в Скарон-Ол с официальным визитом в полночь. И в промежутках ему тоже появляться не фонтан. Неудобно, то есть. Значит, остается лишь полдень. Который уже вот-вот наступит и который я, между прочим, благополучно проспала.

   Какой кошмар!

   За окном снова грянули приветственные трубы, возвещая всему городу, что скоро ожидается большое событие. А может, и не возвещая, а предупреждая, чтобы народ зря ко Дворцу не совался. Откуда мне знать местные тонкости? Вдруг трубачи вопят во всю глотку всего за пять минут до открытия портала из Валлиона? Или, наоборот, вдруг их вопль означает, что портал уже открывается? А может, они уже не первый раз вопят, а третий или десятый, чего я так и не услышала? И вдруг все самое важное уже произошло? Мне же никто ничего на эту тему не пояснил, а сама я не удосужилась спросить. Думала - еще будет время узнать. Думала, поутру заявлюсь к братикам и все уточню, чтобы мордой в грязь не упасть в такой важный день. А тут - нате вам. Щаз-з! Узнала и все выяснила! Ну-ну! И где оно, время-то?! Скоро на смерть свою опоздаю! Блин!

   Кое-как умывшись и наскоро расчесавшись, я в мгновение ока влезла в привычный костюм Фантома, наглухо застегнулась, перетянула грудь, чтобы не торчала по-боевому вперед. Нахлобучила маску, глянула в последний раз в крохотное зеркальце, висящее на стене возле дверей. Чуть не вздрогнула, когда оттуда на меня уставились два бешено горящих золотых зрачка, как у Лина, невольно подавила желание сплюнуть через левое плечо и, передернув плечами, как от озноба, выскочила за дверь.

   - Милорд Гай... - тут же поклонились, пряча лукавые улыбки, мои телохранители. Все восемь, как и вчера. Блин, они что, тут ночевали?! Да еще с ходу "милордом" меня окрестили. Почему?

   Я на мгновение озадачилась, но потом вспомнила, что на эту тему мы уже успели поговорить, и облегченно выдохнула. Молодцы девочки. Вовремя сообразили, что странный тип в глухой маске - это не кто иной, как их ненормальная госпожа, решившая поутру спрятать свои светлые волосы и безжалостно стянувшая фигуру так, что ее вовсе не узнать. Но они все равно не удивились, несмотря на то, что конкретного времени преобразования в "милорда Гая" я им не сказала. Да и обратились совершенно правильно, хотя я сама едва не отвыкла. Умницы они у меня. Еще какие умницы. Прямо одно удовольствие посмотреть.

   Переходя в полузабытый образ Фантома, я властно кивнула и, сменив походку с плавной женской на более резкую, мужскую, быстрым шагом двинулась прочь.

   - Где планируется встреча? - спросила отрывисто, едва повернув голову.

   - В Тронном зале, милорд, - немедленно отозвалась Аша.

   - А портал?

   - Откроют у Главных Ворот.

   - В смысле, Ворот Города или только Дворца?

   - Дворца, милорд. Повелителя Валлиона не стали бы держать за городской стеной, как простого посла. К тому же, после официального приглашения о встрече.

   Это да. Эннара Второго точно не стоит держать за порогом. Не такой он человек, что с ним рискнули обойтись подобным образом. Даже скароны. Да и права Аша - это ведь мы его пригласили. Не он сюда напросился, хотя, возможно, был бы не прочь. Официально инициатива действительно исходила именно от Скарон-Ола, вернее, от его Владык, о которых, надо полагать, королю доложили сразу, как только шпионы господина да Миро пронюхали об этом грандиозном событии. Впрочем, тут и вынюхивать было не нужно - после той иллюминации, которая случилась в момент инициации братиков, любой дурак бы догадался, в чем дело. Мне только интересно, сильно ли удивился Его Величество, когда всего спустя месяц после воцарения на Тронах новых Владык вдруг получил недвусмысленное предложение о личной встрече. При том, что скароны испокон веков стремились держаться особняком.

   Да, думаю, он изрядно озадачился. И думаю, что ответное решение принял почти сразу - упускать возможность союза со Скарон-Олом было глупо. А полученное приглашение впрямую говорило о том, что речь пойдет именно о союзе. Да и о чем еще, когда Невирон под боком и когда Эннару Второму доподлинно известно, что там не так давно побывали Фантомы? Причем, не просто побывали, а добыли весьма любопытные сведения, малость испортили Жрецу инструменты воздействия на Тварей и подарили будущему союзу отличную возможность разобраться с ними с минимальными потерями. Или, если не с минимальными, то все равно - на порядок меньшими, чем в любом другом случае.

   Невирон - старая язва на теле Во-Аллара, почти двести лет она не может зажить и зарубцеваться. Надо думать, что все свободные земли заинтересованы в ее уничтожении. И надо думать, что от такого предложения Эннар Второй просто не мог отказаться. Соответственно, не мог не появиться в Скарон-Оле лично, что, собственно, мне и нужно.

   Проходя по гулким, напичканным стражей коридорам, я затаенно улыбнулась, радуясь тому, что под маской этого никто не увидит. А потом снова повернулась к Аше.

   - Как у нас планируется день?

   - В полдень - церемония приветствия, - тут же отозвалась Алая, едва поспевая за моим широким шагом. - Затем - короткий официальный прием. Потом гостям положен небольшой отдых. Обед. А вечером соберется Малый Совет Кланов.

   - В смысле, только Главы Старших Кланов?

   - Да, милорд. Такова традиция.

   - Так, а завтра?

   - Завтра состоится Большой Совет с Главами всех четырнадцати Кланов.

   Я прикусила губу.

   - Ясно. Значит, об основных делах речь пойдет только завтра. Ладно, я поняла... то есть, понял. Прошу прощения - оговорился. А насчет моих парней что-то упоминалось?

   - Нет, милорд, - спрятала улыбку Аша. - Думаю, Владыки оставили это на ваше усмотрение.

   - Ну и чудно. Значит, заявимся на банкет без приглашения. Так, куда нам идти-то?

   - Прямо, милорд, - неожиданно хихикнули за моей спиной Изумруды. Хулиганки. Совсем расслабились за вчерашний день. Нет, чтобы дорогу подсказать, так они еще и ржут. - Неужели вы забыли, где выход?

   Я фыркнула.

   - Нет, конечно. Но выплывать черным лебедем из Главных Дворцовых Ворот мне как-то не очень хочется. Тем более, на глазах у валлионцев. Как считаете, что они подумают, если вместо четырех Владык на пороге появлюсь я, во всей своей красе, да еще и с вами в придачу?

   Смех за моей спиной стал заметно громче, многочисленнее, потому что девочки дружно развеселились, и даже Лин издал странный хрюкающий звук.

   - Думаю, это будет потрясающее зрелище, милорд, - наконец, усмехнулась Аша. - И думаю, что гости будут сильно удивлены.

   - Угу. В шоке они будут, я так полагаю. А ко мне опять возникнет море вопросов, на которые пока что-то не хочется отвечать. Нет уж, дорогие мои. Пойдемте-ка другим путем. Хочу пробраться туда незаметно, но так, чтобы все видеть и слышать. Понятно?

   - Тогда нам сюда, милорд, - странно переглянулись Изумруды и свернули в неприметный боковой коридор.

   Я удовлетворенно кивнула (везде есть тайные ходы!) и без колебаний юркнула за неприметную дверку, искусно скрытую за каким-то роскошным гобеленом. После чего аккуратно вернула настенную картину на место и со спокойной душой отправилась изучать тайный переход, в котором мои смешливые помощницы явно бывали не один раз.

   Ход был довольно узким, длинным, немного пыльным, но прямом, как стрела, и ведущим в нужном направлении, так что спустя двадцать минут вывел нас прямиком на какую-то террасу, с которой открывался изумительный вид на Главную Площадь перед Дворцом, откуда я могла без помех рассмотреть все, что хотела.

   Благодаря тому, что сама терраса буквально тонула в зелени и пряталась к густой тени, сделать это было легче легкого. Только отступи за какой-нибудь куст и наслаждайся статусом невидимого наблюдателя. Рассмотреть тебя с такого расстояния не сумеет даже зоркий орел. А стоящие на площади вообще никогда не догадаются, что за ними следят. В общем, идеальное место для шпионажа.

   - Отлично, - быстро оглядевшись, я довольно кивнула. - Девочки, вы для меня - настоящий клад.

   - Рады помочь, милорд, - с тихим смешком отозвалась Аша.

   - А повыше тут забраться можно?

   - Если по колонне залезете, то да.

   По колонне?

   Я задумчиво оглядела две мраморные громадины, подпирающие приличную по размерам надстройку над террасой, и провела рукой по гладкому камню. В принципе залезть, хоть и сложно, но реально. Особенно, если Лин подсобит. Но мне пока без надобности - так, на всякий случай спросила, больно уж место удачное. Вдруг еще когда сгодится?

   Наконец, откуда-то издалека донесся третий гудок невидимых труб, и я, спохватившись, поспешила к своему наблюдательному пункту, чтобы не пропустить ничего важного.

   Как оказалось, пришли мы очень вовремя. Вернее, я просто не успела проспать все по-настоящему интересное. Потому что трубы действительно возвещали о самом начале важного события и ненавязчиво подготавливали зрителей к красивому зрелищу.

   Чтобы стало понятно, к какому именно зрелищу, следует отметить, что площадь перед Дворцом Владык была большой и идеально круглой, выложенной каменными плитами безупречно одинаковых размеров и подогнанных так, что между стыками даже муравей не просунул бы лапку. Иными словами, хорошо она была выложена. Очень. Гораздо лучше, чем современные дороги моего далекого мира. Более того, плиты были вырублены из какого-то местного камня, названия которого я еще не знала, но зато видела, что его поверхность была словно усыпана миллионами мельчайших блесток. В солнечный день они искрились и сверкали, как крохотные бриллиантики, и создавали впечатление то ли усеянной алмазами дорогой бархотки, то ли спокойного моря, на поверхности которого затейливо блистали игривые солнечные "зайчики". А если добавить к этому такую же длинную дорожку к огромной центральной лестнице, да еще посмотреть на резные перила поистине изумительной работы, оценить по достоинству стоящих вдоль дорожки молчаливых стражей в отменных доспехах из сверкающего на солнце адарона...

   Короче, впечатление было сильным.

   Думаю, тот, кто хотя бы раз оказался на этой площади солнечным днем, вполне мог бы почувствовать себя сходящим на землю богом. В нестерпимом блеске непередаваемого величия, в нескрываемой роскоши, с ощущением собственной значимости... да уж. Признаться, скароны знали толк в приеме важных гостей. И умели подобрать соответствующий антураж. Пожалуй, Эннару Второму будет грех жаловаться на такую встречу, потому что сегодняшний день был ОЧЕНЬ солнечным и светлым, вся площадь сияла, как щедро облитая расплавленным золотом, а молчаливые скароны Старших Кланов, встречающие важного гостя по обе стороны от дорожки, выглядели так внушительно, что за их спинами кто угодно мог почувствовать себя в полной безопасности.

   Даже я.

   Гм.

   И это при том, что никакой праздной толпы вокруг собирать не планировалось. Никаких посторонних лиц, которые кричали бы громкое "ура" и "да здравствует король", не было. Не было даже обязательных для любого двора придворных. И вообще никого, верите? Просто потому, что придворных в Скарон-Оле сроду не водилось, а Главы Кланов считали ниже своего достоинства появляться тут раньше времени. Видимо, придут точно в срок, как настоящие короли. Вместе с Владыками. Поэтому и имелась здесь сейчас только пустая площадка, готовая к приему пышного посольства, отменная охрана и полное отсутствие посторонних, которые смогли бы вдоволь насладиться этим великолепным зрелищем.

   Ну, не считая меня, конечно.

   Когда замолкли последние трубы (видимо, скароны тоже придавали большое значение цифре три), посреди площади, как по заказу, начало медленно разгораться марево огромного портала. Я ничего подобного раньше не видела, потому что от магии далека, как креветка - от полетов, в результате чего следила за ним широко раскрытыми глазами и мысленно гадала, чьи именно маги устраивали это светопреставление.

   Наверное, все-таки не местные - насколько мне известно, скароны не больно уважали пространственную магию. Так, лишь в силу необходимости переброски войск и продовольствия к месту возможных боевых действий. То есть, сугубо функционально, рационально и довольно грубо. А этот портал сделали красиво. Каким-то образом заставили его раскрываться величественно и неторопливо, как огромный диковинный цветок. Причем, умудрились вплести в колебания пространства фамильные цвета королевского дома - белый и золотой, из-за чего казалось, что сама реальность искажается в угоду повелителю Валлиону, слоняясь перед ним, уважительно прогибаясь и почтительно пропуская его туда, куда он только пожелает.

   Красиво, нечего сказать. На той стороне тоже не лаптем щи хлебают. Умеют создавать настоящие шедевры. Да еще такие, что даже моя суровая охрана завороженно смотрит, раскрыв рты.

   Наконец, портал распахнулся во всю ширину, заняв чуть ли не половину специально освобожденной для этого площади (кто-то точно знал, сколько места потребуется гостям для приезда!). Потом в его глубине произошло какое-то движение, вызвав у меня непроизвольное сердцебиение. А еще через несколько мгновений из полупрозрачного марева начали выныривать человеческие фигуры.

   Я замерла, торопливо выискивая среди них знакомую золотистую шевелюру, однако была вынуждена с разочарованием прикусить губу: первыми через портал, как и следовало ожидать, прошли воины. Личные воины Его Величества, служившие ему и охраной, и свитой, и антуражем, и вообще, всем на свете. Знаменитые Черные Драконы. Лучших из лучших. Элита элит. Искуснейшие мастера клинка, которым Эннар Второй доверял беречь свою венценосную особу. Я с ними пару раз сталкивалась, было дело. Правда, на прочность не проверяла, но могла себе представить, какого уровня бойцы, если придирчивый и сам - умелый воин - король относился к ним с заслуженным уважением.

   Причем, Драконов было много - короля, как говорится, делает свита. А их тут набралось порядка сотни. И все быстрые, поджарые, как муравьи. Облаченные в матово поблескивающие черными чешуйками доспехи. Такие же суровые, сосредоточенные. Такие же опасные и, возможно, даже ядовитые. Настоящая армия.

   Правда, сегодня их функция была скорее декоративной - Скарон-Ол, приглашая высокого гостя, обязался обеспечить его полную безопасность. А поскольку посторонних людей во Дворце никогда не водилось, поскольку скароны были преданы своим повелителям до самой смерти, поскольку никаких чужаков (и потенциальных шпионов) тут сроду не имелось (Фантомы не в счет), то и вредить королю было просто некому. Но протокол есть протокол. Положено ему иметь свою охрану, и точка. Причем, так как скароны уважали исключительно проявление силы, то охрана должна быть внушительной.

   И она была внушительной. По сути, Эннар Второй взял с собой только ее одну. Просто потому, что ни в чем ином, по большому счету, не нуждался.

   Хотя нет, я ошиблась - вон, кто-то еще появился из портала. Один, два, три...

   Фигуры мужские. Сравнительно высокие, но это точно не король - одежды темные и расцвечены совсем не так, как положено по статусу Его Величеству. Наверное, советники и ближайшие соратники. Интересно, да Миро там есть?

   Нет, - с некоторой долей разочарования поняла я пару минут спустя. Господина Лиса в свите не оказалось. Зато имелся какой-то другой, незнакомый, немолодой, гладко выбритый, но обладающий определенно военной выправкой дядька в роскошном камзоле, сидящим на нем, как на корове седло; затем - еще два таких же подтянутых усатых мужика средних лет, с которыми я раньше не сталкивалась. Но на которых богатая одежда смотрелась куда уместнее, чем на первом типе. И был вместе с ними... ого! какая встреча!.. не кто иной, как родной батюшка нашего умника Эррея! Лен-лорд Норрэй та Ларо собственной персоной! Ничего себе!

   Боясь ошибиться, я чуть подалась вперед, жадно разглядывая сухощавое, заметно похудевшее и какое-то усталое лицо немолодого мужчины в богатой одежде фамильных зеленовато-золотых тонов, но быстро поняла, что угадала - Норрэй та Ларо действительно явился в Скарон-Ол вместе с королем. Он тоже входил в состав официального посольства Валлиона. Значит, выходка его среднего сына не оставила некрасивых пятен на его безупречной репутации. И, значит, он все-таки рискнул рассказать об этом королю. Потому что в противном случае Его Величество все равно бы узнал. Все равно бы докопался до правды. Если не сам, то с помощью лорда Усатого Лиса. И тогда та Ларо не получил бы такого высокого доверия. Но раз он здесь, значит, для его Дома все обошлось. И значит, Его Величество не подверг опале одного из самых верных своих сторонников, которому просто сильно не повезло с наследниками.

   Кстати, сам король, как следовало догадаться раньше, появился последним. При этом я так увлеклась разглядыванием его спутников, что едва не пропустила самое важное. И увидела его лишь тогда, когда победно заигравшее на белоснежном камзоле солнце начало слепить глаза и поневоле заставило зажмуриться.

   Эннар Второй, как всегда, блистал и поражал идущей от него волной властности. Причем, даже я, стоя за много десятков метров, хорошо ее ощутила. Но сегодня его это не портило. Даже наоборот - придавало подтянутой фигуре ореол непередаваемого величия, силы, какой-то нечеловеческой мощи, которой успели проникнуться даже вечно невозмутимые скароны. И при виде которой даже у моих девушек-амазонок вырвался уважительный присвист.

   И неудивительно: Эннар Второй - ОЧЕНЬ заметный мужчина. Просто раньше мне не доводилось видеть его во всем великолепии, а тут... честное слово, я даже слегка растерялась, осознав его этаким недосягаемым айсбергом. Впрочем, довольно быстро опомнилась и посмотрела уже по-новому. На его вьющиеся золотистые волосы, суровое лицо, с трудом различимое с такого расстояния, твердый подбородок, сильные плечи, затянутую в белую ткань внушительную фигуру... черт, как же он сегодня хорош! Как невыносимо красив той резковатой мужской красотой, от которой само собой перехватывает дыхание и от которой глупое сердце то и дело начинает давать сбои.

   Король.

   Что ни говори, а сейчас он - действительно король. Настоящий повелитель. Хозяин. Полновластный правитель огромной страны, представляющий ее перед не менее грозными, хотя и малочисленными соседями. Никто не усомнится сейчас в его праве. Никто не посмеет сказать, что он носит свой титул незаслуженно. Вот уж когда поверишь, что он не человек, а гранитная глыба, которой чужды простые человеческие слабости.

   Даже странно, что я помню его совсем другим.

   К счастью, никто не увидел, как под маской мои губы сложились в слабую улыбку. И никто не узнал, как сильно заколотилось мое сердце, когда этот необычный человек быстрым шагом двинулся между двумя рядами воинов по направлению к лестнице. Никто не понял, отчего на моих щеках заиграл ненормальный румянец. И не заметил лихорадочно блестящих глаз, в которых полыхнуло настоящее пламя.

   Не знаю, что со мной творилось в этот миг. Никогда раньше такого не чувствовала. Кажется, я снова схожу с ума? И снова готова броситься следом, как тогда, в Оранжерее? Видимо, я слишком долго ждала этого дня. Видимо, слишком долго переживала и волновалась. Если бы не девочки, жарко дышащие в спину, наверное, точно не сдержалась бы и вышла на свет, потому что теряться в догадках стало просто невыносимо.

   Но я смогла. Сама не помню как, но осталась на месте. Только провожала его горящими глазами до тех пор, пока могла видеть, и не замечала ничего, кроме белоснежного камзола, слепяще-яркого золота волос и холодных серых глаз, в которых не было ни намека не прежнюю бурю.

   Вернее, пока еще не было.

   Просто потому, что он не видел меня. Не видел моего лица за густой растительностью и под плотной черной маской. Сейчас перед ним неслышно появились другие объекты для пристального изучения, другое привлекло его внимание - Главы четырех Кланов, вышедшие навстречу, как равные. И неприятно высокая лестница, за которой его уже ждали мои верные, немного взволнованные, совершенно неузнаваемые Тени, от слова которых теперь зависело так много.

   В том числе, и в моей судьбе.

  

-Глава 11-

   Официальную церемонию представления я, разумеется, бездарно пропустила. Потому что, несмотря на помощь девочек, чуть не запуталась в потайных ходах и, конечно же, отыскала двери Тронного зала лишь тогда, когда все закончилось и гости неторопливо его покинули.

   В итоге я снова увидела лишь прямую спину Его Величества. И снова оказалась перед сомнительным выбором: отвернуться и тихонько уйти, дожидаясь подходящего времени, или же с наглой физиономией окликнуть его и громко поинтересоваться, не передумал ли он насчет своего подарка.

   Разумеется, в силу ряда причин первый вариант меня устраивал гораздо больше, потому что позволял никого не посвящать в мои трудности. Давал возможность еще немного подумать. Дарил некоторое время на то, чтобы успокоиться и не сморозить от волнения какую-нибудь дурость. А еще он позволял мне спрятать лицо и свою ошибку в том случае, если моим надеждам не суждено было сбыться. Все-таки садиться в лужу на глазах у всего Дворца было бы неприятно. А показывать свои чувства вообще - невыносимо. Особенно если станет известно, что их не разделяют.

   Эх, дура я, дура.

   И чего не жилось спокойно? Чего понесло в эту грешную Рейдану, будь она неладна? Нет, это только я, пожалуй, могла так влипнуть. И только у меня хватило ума за какой-то жалкий месяц и всего несколько коротких встреч, большинство из которых носило откровенно неприятный контекст, напридумывать себе черт знает чего и втрескаться так, чтобы уже второй месяц не находить себе места. Нет бы - плюнуть на все и забыть. Нет, чтобы посмеяться и оставить сказки для наивных школьниц. Так дудки - не могу теперь. Просто не знаю, что и думать. Буквально разрываюсь на части от сомнений и воспоминаний. Если бы я просто уехала, вероятно, ничего бы не случилось. Король остался бы для меня недосягаемым, красивым, но совершенно ненужным алмазом, без которого я вполне могла бы прожить. Однако он сделал то, чего я никак не ожидала. Он открылся мне. Он показал мне свою первую и единственную слабость. Я ПОНЯЛА его. Узнала. Поверила... и почувствовала то, что чувствовать, наверное бы, не стоило.

   Ведь кто знает - быть может, однажды вспыхнув, он уже давно остыл и забыл то мимолетное ощущение непередаваемой близости? Может, оно ничего для него не значило? Может, эта минутная слабость давно прошла и больше никогда не вернется? А может, мой уход оставил слишком сильное раздражение и обиду? Может, он уничтожил все то, что могло бы вылиться в настоящую сказку? Ведь Эннар Второй - гордый человек. И он очень гордый мужчина. Мужчина, которого я так некрасиво обманула.

   Так о чем я сейчас мечтаю?

   И на что надеюсь?

   На то, что он окажется более милосердным и мягким, чем я думала? На то, что он простит, или на то, что серьезных последствий этот поступок не принес ни мне, ни ему?

   Надежда - глупое чувство. Но, к сожалению, очень живучее. Такое же цепкое, как обида, и такое же всеобъемлющее, как внезапно вспыхнувшая любовь. Может, оно и зря. Может, я сейчас сильно ошибаюсь и напрасно полагаю, что меня по-прежнему ищут и ждут. Однако надежда никак не хочет умирать. И она заставляет тянуться вперед в поисках лучшей доли. Поэтому, как бы там ни было, я останусь. И снова буду ждать подходящего момента. Не уйду больше и не забуду до тех пор, пока не услышу четкого ответа.

   От него.

   И до тех пор, пока он в глаза не скажет, было ли все это правдой.

   Во второй раз провожая уходящего короля долгим взглядом, я тяжело вздохнула и до боли прикусила губу. После чего резко отвернулась, сжала зубы чуть ли не до скрипа, а затем быстро ушла, по пути активируя Знаки и настойчиво отыскивая разбросанных по Дворцу братьев: нам стоило вместе подумать над тем, как действовать дальше.

   Причем, крепко так подумать. Серьезно.

   И мы подумали: "Совет в Филях", как ни странно, собрался довольно быстро. Почти мгновенно. Потому что парни, как будто только и ждали срочного вызова, явились незамедлительно, заранее облаченные по всей форме и практически готовые к новой войне. После чего бесцеремонно оккупировали мою спальню, нахально развалились во всех креслах, не погнушавшись занять даже мое любимое, и тут же ввязались в непродолжительный спор, в ходе которого было принято несколько важных решений.

   А именно, что на официальный обед к скаронам нам являться не стоит. И вообще, свое существование до поры до времени афишировать перед валлионцами не следует. Во-первых, потому, что сейчас мы носили только глухие маски и, соответственно, есть в них неспособны (а значит, за столом нам делать совершенно нечего); во-вторых, торжественная часть организовывалась принимающей стороной, то есть - скаронами, к которым мы имеем весьма посредственное отношение; в-третьих, о нашей связи с Владыками пока мало кто знает, и пусть бы так оставалось и дальше - Асу и остальным рано нарушать конспирацию; наконец, в-четвертых, если бы мы нагло явились на обед, нас бы просто не поняли - чужаки в Скарон-Оле, да еще на таком мероприятии... при всем уважении, но это - нонсенс. Особенно, для несведущих гостей. Подозрительное явление. Серьезная нестыковка, по поводу которой непременно возникнут вполне закономерные вопросы.

   Поэтому светиться не будем. В конце концов, время еще есть. А раз так, то мы вполне обождем до вечера - не расклеимся, и на правах таких же гостей, как Валлион, сможем уже безо всяких подозрений явиться на Большой Совет. Как самые главные его виновники, непосредственные участники и единственные существа, которые побывали на территории Невирона лично, сумев, к тому же, выбраться оттуда живыми и невредимыми.

   Вторым пунктом было решено, что мы снова возвращаемся к прежнему облику Фантомов. И из-за меня. И из-за Эррея, батюшка которого (чтоб ему пусто было) почему-то оказался среди приглашенной стороны. Сам Эррей по этому поводу только пожал плечами, тогда как я откровенно призадумалась. А Мейр с Локом многозначительно переглянулись, после чего дружно проголосовали за маски.

   Третий момент, на который я обратила внимание братьев - а чего и сколько нам можно сказать? Касательно Невирона, конечно. То, что король внимательно изучил те сведения, которые мы передали Фаэсу, я не сомневалась. Но его ведь это не удовлетворит? И он наверняка пожелает узнать: а как, собственно, мы туда попали? Как пробрались и, главное, как именно выбрались? Как преодолели горы? Или, может, как прошли мимо Тварей Степи? Что ж нам, все карты теперь раскрывать? Или о Лине правду рассказывать?

   Не уверена, что он будет от нее в восторге. А вот спрашивать на Совете точно начнет. Отсюда вывод: как поступить?

   Врать нельзя - свои же уличат в обмане. Правду сказать тоже сильно колется: не готов он еще к такой правде. Чует мое сердце, пока не готов. Но тогда что делать? Как вести беседу? Главы Кланов ведь тоже этим заинтересуются. Мы же только побратимам сказали, а остальные пока не в курсе. Да еще все они маги, чтоб их так. Вихлять уже не получится. Отсюда второй вывод?

   Надо говорить правду. Но не всю, а лишь большую ее часть, оставляя остальное за тенью недомолвок и недоговоренностей.

   Третий вывод?

   Говорить, скорее всего, придется мне. У меня лучше всех получается играть словами и изворачиваться. Большая практика в столице сказывается. Ну, или же Эррею пробовать встать перед строгими очами своего сурового батюшки. А еще лучше - нам с ним вместе попытаться станцевать джигу, как на последнем балу. Может, что путное и получится?

   Ладно, с этим решили.

   Следующее на повестке: как быть с Лином? Идти ли ему с нами? А если идти, то в каком виде? Конем его туда не пустят - это точно. Ну, или пустят, но со скрипом. Барсом - не стоит, барс - слишком приметный зверь. Король его видел и может опознать. А я вроде решила, что пока побуду Фантомом. Следовательно, этот вариант для нас отпадает. Тогда как быть? Лин нам нужен - он при всей своей вредности умен и очень быстро соображает. Ауру чужую чует. Может магию враждебную засечь. Может ее аккуратно снять, пока никто не заметил. Однако для этого ему нужно находиться рядом со мной. Что же ему, в птичку какую перекинуться? Воробушком притвориться залетным? Ага, и под десятками любопытных взглядов на подоконнике чирикать? Светя своей необычной дейри и вызывая новые подозрения?

   Короче, задачка. И без него неудобно, и с ним нелегко...

   А вот еще одна задачка для самых умных: что мне делать с голосом? Лицо-то я прикрою, глаза могу опустить, фигуру изуродую доспехом и даже волосы спрячу под шлемом. Но голос? Мой высокий, мелодичный, похожий на эаров голос, который король уже не раз слышал и который не сможет не узнать? Я не настолько самоуверенна, чтобы полагать, будто он не распознает его за маской. Но при этом достаточно осторожна, чтобы понимать, что открывать правду о Фантоме пока рано.

   Не пойти на Совет я не могу: я, можно сказать, его главный инициатор и основное действующее лицо. Разве что сидеть там и помалкивать? Или охрипнуть внезапно, чтобы сойти за простуженную? А что? Тоже выход. Только что мне тогда сказать Главам Кланов и как им представиться? Не думаю, что они не посчитали количество чужаков, нагло болтающихся по Дворцу. Таковых имелось целых шестеро, включая "леди Гайдэ". Так откуда взялся еще один?

   Бродить в Скарон-Оле Фантомом мне было не с руки. Просветить по этому поводу Кланы - некогда. Кто ж знал, что решать придется в такой спешке? И кто знал, что на все про все у меня будет всего три дня?

   Короче, такая вот занимательная арифметика, которой мне пришлось уделить все время до позднего вечера. И которая доставила мне немало хлопот, особенно в свете того, что любая ошибка могла повлечь за собой крайне неприятные последствия. Причем, как со стороны скаронов, так и со стороны Валлиона. Потому что сообщать всю правду о себе я пока не собиралась (боюсь, она станет последним, о чем мы будем говорить с королем), а играть на два фронта становилось проблематичным. Мне банально не хватало времени, чтобы обставить эту партию.

   Но делать нечего - приходилось брать те фигуры, которые есть. И поскольку "леди Гайдэ" на сегодняшний вечер по объективным причинам отпадала, то пойдет на Совет все равно Фантом. Вернее, отряд Фантомов, в котором мне будет проще скрыться. С голосом я что-нибудь придумаю. Лин, пожалуй, подождет снаружи, где-нибудь под окнами, чтобы и недалеко, и не блистать своей приметной белой шкуркой. Рисковать сменить ее на черную мы тоже пока не станем - слишком велика вероятность прокола. Поэтому я иду туда одна. А парни меня, если что, прикроют. В конце концов, уйти оттуда я тоже всегда смогу, а уж оборониться и как следует огрызнуться - тем более. Весь последний год только этим, считай, и занималась. Небось, не забыла еще, как оно делается. А если вдруг не справлюсь, то вон, помощников сколько за плечами. Зубами загрызут, но никого близко не подпустят, даже если правда внезапно вскроется и на меня ополчатся все подряд. Да и Серые коты недалеко обитают. И Риа, если что, подсобит. Да и Олешек мой сразу отзовется...

   Короче, ничего мне не сделается: Хранители в обиду не дадут, а побратимы - и того больше. Так что выше нос, прямее спину. Ишта я, в самом-то деле, или нет?

  

   К дверям Тронного зала мы подходили мрачной, облаченной в одинаковые черные доспехи группой. Я, ребята, юркнувший куда-то в сад шейри и, конечно же, моя упрямая охрана, которая уже вторые сутки упрямо болталась на ногах и пока не собиралась выказывать никаких признаков усталости. Железные леди, блин. Демоницы упертые. Пыталась я их отговорить, пыталась спровадить отдыхать, так нет же - чуть на колени не встали, одновременно с этим требуя (!!) взять их с собой. И нагло угрожая в случае отказа тем, что всерьез обидятся и покроют себя несмываемым позором. Как же - такое развлечение и без них!

   Пришлось, скрепя сердце, взять.

   И вот теперь они азартно сверкали разноцветными глазками на фоне Фантомов, откровенно гордясь такой высокой честью и явно предвкушая реакцию зрителей.

   Признаться, наличие бдительной стажи у дверей слегка беспокоило: меня-то они в лицо хорошо знали и давно усвоили, что надо впускать без разговоров. Да и парней моих уже успели запомнить. Но сейчас мы в масках. При оружии. В тяжелой броне. Сразу большой толпой и - прямиком на Большой Совет. Что тут подумать бедным воинам? Не иначе злодеи с большой дороги явились. Одна надежда на моих подозрительно веселых девочек.

   Как ни странно, на наше приближение грозная стража никак не отреагировала. Как стояло четыре истукана у стены, так там и остались. До тех пор, пока мы не подошли слишком близко и не стукнулись шлемами буквально лоб в лоб.

   Вот бы звон вышел, если бы действительно получилось...

   - Милорд, - вдруг ни с того ни с сего поклонились стражи в мою сторону. - Проходите. Вас давно ждут.

   - ?!!

   Честное слово, у меня что-то заклинило в мозгах. И напрочь отшибло членораздельную речь, потому что ТАКОГО я точно не ждала. Вообще. Собиралась препираться, буянить, грозить шлемом и махать кулаками... на худой конец, по-тихому уложить этих симпатичных мальчиков под ближайшей стеной, чтобы не мешали... а они впускали меня сами!!!

   - Что за фигня? - вполголоса поинтересовалась я, растеряно следя за тем, как перед нами услужливо раскрываются тяжелые двери Тронного зала. Безо всякого скандала, без воплей и истерик. Да еще так быстро, словно я - не черт знает кто, а какая-то важная персона. - И как это надо понимать?

   Фантомы озадаченно смолчали.

   - Аша?

   - Все в порядке, милорд, - гордо отрапортовала Алая, по-военному четко выступив вперед и щелкнув каблуками. - Прошу вас. Путь открыт.

   - Вижу, - я поджала губы, когда стражи еще раз почтительно поклонились и слаженно отступили в стороны, освобождая дорогу. - Правда, ни черта не понимаю. Ладно, идем.

   В полной тишине мы зашли в огромный зал, скорее чувствуя, чем слыша, как позади величественно и совершенно бесшумно (смазали уже, вестимо, петли) закрываются тяжелые створки. Ни скрипа от них зловещего, ни волны густого воздуха под лопатки... люди тут жили умные и знающие. Поэтому теперь двери закрывались в лучших традициях современных домов - как на специальных доводчиках. И не раздражали чуткий слух сильных мира сего своим неуместным грохотом.

   Оказавшись в знакомом помещении, я быстро обвела его взглядом.

   Так, со времени моего последнего прихода тут почти ничего не изменилось: те же огромные стрельчатые окна, в которых зимой бы непременно задувало холодным ветром (хорошо, что зим в Скарон-Оле не бывает); тот же далекий постамент с четырьмя адароновыми Тронами; длинный стол, убегающий одним концом почти в бесконечность, и два ряда высоких кресел, которые в большинстве своем были уже заняты.

   Ага.

   Я мгновенно приметила все четыре сектора, занятые по традиции разными Кланами. Отыскала Алых, Изумрудов, Сапфиров и Адамантов. Подивилась про себя, что, кроме Глав, здесь сегодня присутствовали, как минимум, еще по трое представителей от каждого Старшего Клана. Затем увидела желтые, оранжевые и бирюзовые одежды. Удивилась еще больше, потому что их тоже оказалось неоправданно много. Отыскала дальний от входа угол, на котором разместилась знакомая фигура в заманчиво белом камзоле. Поспешно отвела взгляд. И только тогда, наконец, заметила шесть пустующих кресел по другую сторону стола. Довольно далеко отсюда. И подозрительно близко к стоящим отдельно Тронам.

   Гм. Кажется, мы последние?

   В полном молчании мы двинулись к своим местам (а это ведь наши места, наверное?), буквально-таки чувствуя себя на перекрестье взглядов. Девочки делали вид, что им на все наплевать, потому как, дескать, теперь они служат не Кланам, а мне. А с Иштой им и море по колено. Точнее, ниже плинтуса. Мои парни угрюмо молчали, прекрасно ощущая сгустившееся в зале напряжение. Но им проще - они идут сзади. Тогда как я, самая невезучая, топала на острие образованного ими клина. И, соответственно, угнетающей тишины приняла на себя сполна. Потому что всего за пару минут такого шествия успела не только проклясть все на свете, не только молча пообещала себе в ближайшее же время организовать наручные часы, но еще и с содроганием подсчитала, сколько же народу сидело в зале и терпеливо ждало, пока мы соизволим занять места.

   В общей сложности, получалось человек тридцать. Плюс Тени. Плюс король.

   Нехило так мы размахнулись, да?

   - Прошу прощения, - буркнула я, перехватив укоризненный взгляд Аса. - Мы слегка задержались.

   После чего оглядела пустые места, оценила расстояние до Его Величества, мгновение поколебалась, представила, что ближайшие пару часов буду сидеть под его пронизывающим взором и... передернув плечами от такой перспективы, заняла самое дальнее кресло. Как раз возле Главы Алого Клана и напротив отца Эррея.

   Надо сказать, они удивились оба. А суровый господин Аро вообще дернулся, будто я попыталась его укусить. После чего застыл, как примороженный, и потом осторожно покосился, словно ему было, чего опасаться.

   Кхм. Странно. Вторая неадекватная реакция за вечер.

   В чем дело?

   С этим немолодым, седеющим типом с властным лицом и вечно горящими алыми глазами мы уже успели немного познакомиться. И он оставил о себе впечатление, как о непререкаемом, непримиримом, крайне жестком человеке, привыкшим к беспрекословному повиновению. У него даже на лице было написано: "Не подходи - убьет", как на высоковольтной вышке. То же самое предупреждение ни на миг не гасло в алых зрачках. Вся его фигура дышала нескрываемой мощью и буквально кричала об огромной физической силе, от могучих плеч до тяжелой походки, которой он поразительно походил на матерого медведя.

   А тут вдруг - такая нервозность.

   Очень странно.

   Я осторожно покосилась чуть дальше и снова нахмурилась, увидев, что сидящий следом Изумруд внезапно отвел опасно вспыхнувшие глаза. Ино, в отличие от Алого, был довольно молод. И так же резок, как болезненно яркий блеск его радужек. Вспыльчивый, отрывистый и опасный, как отбойный молоток в руках сумасшедшего, он скрывал свою неприязнь ко мне хуже всех. И я старалась лишний раз с ним не пересекаться. А когда по воле случая приходилось находиться в одном помещении (такое, правда, случалось всего три раза), отходила как можно дальше. Помнила, каким бывает Бер в неконтролируемом состоянии, и совсем не горела желанием стать причиной вспышки Главы Клана.

   Вот только сегодня с ним творится что-то непонятное. Обычно он любит буравить меня тяжелым взглядом, просто обожает пробовать на прочность, не понимая, что мне его магия до одного места. Любит смотреть глаза в глаза. Молча пытаться сломать волю, подчинить, захватить хоть краешек моего разума, чтобы выяснить, чем же я так привязала к себе Владык, что они и шагу не сделают, если мне не понравится... а тут - как подменили его. Такое впечатление, что меня даже боятся? Бред.

   Та-а-к...

   Я перевела взгляд дальше, пытаясь понять, не глючу ли снова и не найдется ли ответ на этот вопрос у Адаманта с Сапфиром, но и тут потерпела неудачу - они не то, что не смотрели в мою сторону, а вообще уронили глаза в стол и даже не делали попыток их поднять! Более того, чуть не заерзали неловко! На решительно вставших за моей спиной девушек даже не покосились! Явно знали, кто под маской! Но молчат... почему-то тоже молчат, проглотив языки и впервые за последние недели не смея посмотреть мне прямо в глаза.

   - Гай, ты не туда сел, - в полной тишине вдруг заметил с Трона Алый Владыка. Негромко так, ровно, ненавязчиво. Но после этого молчание стало таким зловещим, что собравшиеся рассесться Фантомы удивленно застыли у пустых кресел и дружно повернули головы.

   Я тихонько фыркнула.

   - А куда, по-вашему, надо?

   - Пересядь ближе, - скупо попросил Ас, не наклонив маски и не пошевелив даже пальцем. Как статуя на своем дурацком Троне. Владыка, блин. Великий и ужасный. Который хочет, чтобы на меня весь вечер попадал тяжелый взор Его Величества Эннара Второго!

   Я мотнула головой.

   - И не подумаю. Мне и тут хорошо.

   По залу пронесся легкий ветерок.

   - Садитесь, - буркнула я Фантомам, непримиримо сверкнув глазами, и только тогда они, наконец, осторожно заняли остальные места. При этом Эррей успел сесть рядом со мной, ничуть не испугавшись близости отца, а хвардам пришлось довольствоваться сомнительным соседством Его Величества. Тогда как Дею и Родану, кажется, было все равно. По крайней мере, под пристальным взглядом короля, в котором, как мне показалось, не светилось ничего хорошего, они не почувствовали себя так, как я на своей "галерке". Впрочем, оно и к лучшему.

   Неожиданно вспомнив о девушках, я чуть повернула голову.

   - Милорд? - тут же наклонилась Аша.

   - Пристройтесь куда-нибудь. Не мозольте глаза.

   - Как прикажете, милорд.

   За моей спиной послышался тихий шорох, и ощущение чужого присутствия мгновенно пропало. Владыки на Тронах на это даже бровью не повели, Главы Кланов тоже сделали вид, что не заметили, а Фантомы одобрительно хмыкнули. Но я ведь не зверь - пусть наши красавицы на подоконнике, что ли, посидят. Или к стенке прислоняться. Торчать, как памятники, посреди зала после двух суток бодрствования я бы никому не пожелала. А они, хоть и выносливые, все-таки дамы. Причем, довольно привлекательные, на мой взгляд. И мне бы не хотелось думать о том, что им придется простоять несколько часов под изучающими взглядами толпы упорно сидящих мужиков, из которых ни один не предложит им своего места.

   Не принято тут этого. Так сказать, обратная сторона медали. Коли назвался груздем... то есть, воином... то и не жалуйся потом. Кем бы ты ни был. Даже леди. Потому что когда ты - леди, то изволь это показать, а коли не хочешь красоваться в платьице с рюшами, то и помалкивай в тряпочку. И в этом все скароны.

   Приметив краешком глаза, где приютились моя доблестная охрана, я успокоено отвернулась. Вот теперь порядок. Они никому не мешают, мне на макушку не дышат, соседей не смущают и остаются при деле. Так бы всегда проблемы решались... кстати, а чего все опять молчат? Что-то случилось? Кто-то умер? Где-то мент родился?

   Я вопросительно посмотрела на Аса.

   - Причина этого Совета вам хорошо известна, - тут же отреагировал он, начав так, будто до нашего прихода уже вел об этом речь и сейчас лишь заканчивал фразу. - Повторяться нет нужды. Мы благодарны Валлиону за быстрый отклик и предлагаем возможность покончить с нашей общей проблемой. Гай, будь добр, расскажи нам о Невироне.

   От этой милой просьбы я чуть не подпрыгнула на своем кресле.

   Что?! Я?! Сейчас?! Перед королем и всем этим собранием?!

   - Пусть Эр расскажет, - быстро взяв себя в руки, распорядилась я.

   - Почему это я?! - ошарашенно брякнул на весь зал Эррей, заставив меня недовольно нахмуриться, а лен-лорда та Ларо - диковато вытаращить глаза.

   - Потому. У тебя язык лучше подвешен. Практика большая. А я - человек не военный, мирный и вообще, ни черта в этом не смыслю. Понял?

   Для вящего эффекта я сжала левую руку в кулак и пристально посмотрела. После чего Эррей действительно все понял, обреченно вздохнул, неохотно поднялся и, недовольно насупившись под маской, принялся добросовестно просвещать присутствующих о том, что мы успели выяснить.

   Разумеется, в этом не было особого смысла: Владыкам мы уже все доложили, своим Главам они сами сказали то, что посчитали нужным, Эннар Второй знал то, что я прислала Фаэсу. Соответственно, можно было не повторяться. Хотя, конечно, у кого-то могли возникнуть вопросы по ходу дела, вот, видимо, братики и подарили людям такую возможность. А поскольку я лишний раз рот открывать не хотела, то предоставила эту сомнительную честь молодому лен-лорду. У него в таких делах действительно больше опыта. Покрутился в столице, пообщался, знал, что и как надо говорить. Поэтому пусть и отдувается. Не все им пиво пить и орешки трескать.

   Пока Эррей распинался, я подперла голову рукой и, уставившись на Сапфира с Адамантом (благо они оказались ближе всех) принялась играть в интересную игру "найди десять отличий". Все-таки скароны - они и в Африке останутся скаронами. Смуглыми, черноволосыми, глазастыми и с носами с горбинкой. Но мне было скучно по десятому кругу слушать одно и то же. Да еще не давала покоя мысль об их странном сегодняшнем поведении. Вот я и принялась гипнотизировать этих типов, чтобы хоть чем-то заняться.

   А им, кажется, не понравилось. Они снова отчего-то заерзали, занервничали и поопускали глаза. Причем, даже Адамант. Да-да, господин Чеоро - этот молчаливый, почти как Гор, малообщительный и довольно хмурый тип - откровенно не желал на меня смотреть. Даже отвернуться попытался, но просто некуда было - глазеть на соседа как-то не с руки, однако с другой стороны от него стояли Троны. А таращиться без повода на Владык - невежливо. Вот он и не знал, куда деваться. Вот и изучал сложный рисунок на богатой столешнице, как нашкодивший мальчишка, которого я возьми да и уличи в хулиганстве.

   Впрочем, Сарго не лучше. Сидит, молчит, уже явно не слушает, хотя информация была важной. Все внимание - в стол. Тонкие губы поджаты, смуглая кожа слегка посерела и вспотела на висках, черная с проседью коса беспокойно шевелится, расцвеченными синими полосами доспех тревожно дергается в районе сердца...

   Черт.

   Я осторожно покосилась на сидящего рядом Алого, но тот как вмерз в кресло несколькими минутами раньше, так, похоже, еще не оттаял. Спина неестественно прямая. Плечи просто свело от напряжения. Тяжелая челюсть будто в лед вморожена. Скулы заострились. Взгляд неподвижный, устремлен строго перед собой. Но глаза большие, тревожные. Лежащие неподалеку ладони так стиснули подлокотники, что те, бедные, сейчас оторвутся. А рубиновая броня так странно пылает, будто внутри бедняга просто горит заживо.

   Черт. Да что за фигня, я спрашиваю?!

   Растерянно потерев переносицу, я повторно уставилась на спрятавшегося за господином Аро молодого Изумруда и в еще большей растерянности откинулась на спинку своего кресла. Нет, я форменным образом не в теме. Ни фига не понимаю. Еще два дня тому они вели себя нормально, а сегодня просто сами не свои. Чудеса.

   Наконец, устав гадать, я плюнула на эти непонятные заскоки и отвернулась, принявшись рисовать указательным пальцем на столе бессмысленные кружочки и полосочки. Пыли на нем, правда, не было, поэтому фигуры получались больше воображаемыми, но хоть как-то помогали убить время. Эррею помощи пока не требовалось. Его батюшка, видимо, уже понял, а потом и поверил в то, что не ошибся и видит перед собой родного сына (после оставленной записки в этом можно было не сомневаться), ушедшего из дома во второй раз, только теперь - по собственной воле. С учетом этого обстоятельства, ничто иное его сейчас не интересовало. Кажется, он слышал дай бог если половину того, о чем говорил Эр. Ну и ладно. Что не поймет, у короля переспросит. Потому как Его Величеству, кажется, давно все ясно - на холеном лице опять бесстрастная маска, взгляд спокойный и такой холодный, что можно обжечься. Руки не дергаются. Ноздри не шевелятся. Слушает внимательно, но без особого удивления. Сидит прямо, гордо, независимо. Просто образец для подражания.

   Жаль, что я так не могу.

   Невесело покосившись на гордый профиль Его Величества, в котором снова не было ни намека на узнавание, я поспешила отвернуться и, пытаясь отвлечься, опять взялась за рисование.

  

-Глава 12-

   Примерно через час Эррей, наконец, выдохся и выжидательно замолчал. При этом почему-то посмотрев на меня. А я что? У меня к нему вопросов нет. Вернее, они есть, но совсем не на эту тему. И боюсь, он не даст мне нужных ответов. А тот, кто на это способен, на данный момент вообще в мою сторону не смотрит и искусно делает вид, что меня вовсе не существует.

   Хотя зачем бы ему выказывать расположение какому-то Фантому? Да и зачем поворачиваться, когда с "Гаем" Его Величество в последний раз виделся несколько месяцев тому назад, мельком, и тот, если верить Ригу, наговорил ему каких-то несусветных гадостей, о которых я (хоть убей!) не помню.

   Грустно, короче, мне было. Грустно и тоскливо. Даже сомневаться начинаю, стоило ли приходить.

   - Как вы выбрались из Невирона? - неожиданным басом спросил воинственный дядька, сидящий рядом с королем. Тот самый, вояка до мозга костей, который сменил утренний камзол на более привычный военный мундир со знаками отличия. Между прочим, очень интересный дядька - абсолютно седой, немного трепанный, явно битый жизнью, но еще очень и очень бравый. Как генерал в отставке. Который, если бы вдруг решил отрастить себе усы, был бы очень похож на присмиревшего к старости Бармалея. Одни лохматые, торчащие в разные стороны брови чего стоят. Да еще этот бас...

   - Прошу прощения, тарр-кан та Лейро, - тонко улыбнулся Эррей, давший мне всего одной фразой понять, что за дядьку я обозвала "бармалеем". - Но это - закрытая информация. Я не имею права ее распространять.

   Тарр-кан... высший воинский чин в Валлионе... однако, нехилый оказался дядька. Очень и очень нехилый. Можно сказать, главнокомандующий. Самая большая военная шишка здесь. После короля, конечно. Надо думать, почему Рорн был с ним так вежлив.

   - Почему вы уверены в том, что разрушили заклятие Пирамиды?

   - Я - не маг, господин та Лейро. Об этом лучше спрашивать не у меня.

   - А у кого?

   Эррей с хитро блестящими глазами уставился в мою сторону, аж лучась от удовольствия, на что я лишь пожала плечами и негромко оборонила:

   - Дей, на выход.

   - Что именно вас интересует, сударь? - послушно и без единого слова возражения (учись, Эр!) поднялся наш единственный чародей.

   - Откуда вы узнали о заклятии? - насупился господин та Лейро.

   - Это вышло случайно. Нас заинтересовало отсутствие видимой нежити, в то время как все иные источники утверждали, что в Невироне ее обитает очень много. Пришлось приложить некоторые усилия и использовать кое-какие артефакты, что позволило нам, в конце концов, выяснить причину этого несоответствия.

   - Вы уверены, что в Невироне обитают Тени?

   - Мы столкнулись с ними нос к носу.

   - В таком случае, почему вас не уничтожили?

   - На нас были "метки", господин та Лейро, - вежливо напомнил Дей. - Такие же, как на всех коренных невиронцах. Они избавили нас от неприятностей. А в бой мы не вступали по иным причинам, о которых, я полагаю, не нужно повторяться.

   - Где вы взяли свои "метки"? - впервые подал голос Его Величество, подчеркнуто не смотря в сторону мага.

   - У местных жителей, сир.

   - Каким именно образом?

   Дей хмыкнул.

   - Самым разбойным, сир. Проще говоря, совершили нападение на нескольких подходящих для этих целей людей. Однако никто из них не пострадал. А нападение пришлось обставить так, чтобы они не поняли, что именно являлось нашей настоящей целью.

   - Получается, "метки" не были защищены никакими заклятиями?

   - Были, сир. Но мы нашли способ их обойти.

   - Как именно?

   - Прошу прощения, Ваше Величество, - улыбнулся под маской Дей. - Боюсь, это тоже - закрытая информация.

   Король чуть сузил глаза.

   - Хорошо. Как вы узнали о существовании Пирамид?

   - Опытным путем.

   - Почему вы уничтожили только одну?

   Дей нахмурился.

   - Потому, что для всех остальных у нас не хватило Голубого Огня.

   - Но ты ведь научился его создавать, не так ли?

   Вот уж теперь пришлось сузить глаза мне - кажется, Его Величество знает непростительно много. Интересно, откуда? Да Миро раскопал? Или сам догадался? Тогда понятно, почему он не слишком удивлен знакомым голосом Эра и почему поведение его отца не вызвало у него недоумения.

   Так. Первый прокол. Хотя и вполне предсказуемый. Что дальше?

   Перехватив беспокойный взгляд брата, я незаметно кивнула, и он неохотно ответил:

   - Да, сир. Но в самом Невироне создать их заново я не мог - слишком велика вероятность, что по следу от магии нас бы засекли. Жрецы или их служители имеются почти в каждом селении. Народу на них работает, надо полагать, тоже немало. Каждый нищий мог в любой момент стать осведомителем или шпионом. Все странное, непонятное и необычное тщательно отслеживается, на входе в города каждого проверяют на наличие магии и магических артефактов. Если что не нравится - тут же ведут к некроманту. На воротах всегда есть один или два. Поэтому рисковать я не мог. А Пирамида потребовала всех наших запасов. Пришлось ограничиться только одной и сразу уйти.

   Его Величество медленно наклонил голову.

   - Я тебя понял, Фантом. Как тебе удалось распознать само заклятие над Невироном?

   - Мне... помогли, сир, - осторожно ответил Дей.

   - Кто?

   - Это имеет значение? - попытался увильнуть маг, но не вышло: Его Величество только хищно прищурился и пристально на него посмотрел. Слишком пристально. И как-то очень внимательно. Будто хотел увидеть насквозь.

   - Большое.

   У Дея на лице внезапно выступил холодный пот. Я не увидела этого под маской, не увидела никакого лишнего движения со стороны короля, но почувствовала, как брат почему-то не на шутку встревожился. И словно бы замер, придавленный чем-то тяжелым, но невидимым. Даже плечи согнул, словно ему стало трудно дышать. А потом ощутила нечто иное, негодующе вскинулась и поняла, что тяжелый взгляд короля имеет под собой еще одну подоплеку - магическую, после чего окончательно возмутилась и решила вмешаться. Вернее, активировала на мгновение свои Знаки, заставила Дея чуть вздрогнуть от чувствительного укола, его кожу - слабо засветиться и легко сбросить чужую волю, как надоевшее ярмо.

   Почти сразу Дей облегченно выдохнул и кинул в мою сторону благодарный взгляд. А король поджал губы и отвернулся.

   Мне стало неприятно. Честно говоря, не ожидала я от него такой подлости. Никак не думала, что он воспользуется силой, чтобы выколотить из парней признание. Мне казалось, он до такого не опустится. Казалось, что такой способ получения информации неприемлем. Однако король, видимо, так не считал, потому что его не остановила ни близость Владык, ни мое присутствие, ни даже море свидетелей, которые, хоть и не сообразили до конца, что произошло, но все же насторожились.

   - Сколько вас было в Невироне? - немного погодя снова спросил Эннар Второй.

   - Семеро, Ваше Величество.

   - Здесь я вижу только шестерых.

   Ну да. Лина тут нет - он за окном таится, фыркает недовольно. Слышит твой голос и тихо ворчит, прекрасно чувствуя твою недобрую магию.

   - Да, Ваше Величество, - неохотно признал Дей. - Один из нас не смог сюда прийти.

   - Не смог или не захотел?

   Так. Чего он хочет добиться? И для чего эти дурацкие вопросы, в которых нет никакого видимого смысла?! Он что, шутить вдруг надумал? Или я чего-то не понимаю?!

   Во мне неожиданно зародилось глухое раздражение.

   Твою маму! Мы сидим тут битый час, переливая из пустого в порожнее, когда давно пора переходить к делу! Сидим, как дураки, зачем-то выслушиваем то, о чем каждому из присутствующих уже прекрасно известно, и до сих пор никто не соизволил поинтересоваться: а зачем, собственно?! Один молчит, второй в носу ковыряет, третьи таращат глаза, будто их убивать сейчас будут, Владыки на своих Тронах вообще непонятно чем занимаются, а я...

   - Что-то хочешь сказать, Фантом? - вдруг повернулся ко мне король. В первый раз за весь вечер посмотрел прямо. С нескрываемой насмешкой. С каким-то пренебрежением и даже (черт возьми!) с необъяснимым превосходством! Блин! Я ему что, крыса в клетке, чтобы так меня изучать?! Может, кролик подопытный, которого голодный лаборант уже планирует засунуть в микроволновку?! Что за тон, сир?! Что за взгляд?! Что за претензии, наконец, когда мы вам на блюдечке преподнесли такой роскошный подарок, а вы после этого нос воротите, как от дерьма?!! И как вообще смеете испытывать на моих братьях свою силу?!

   Ну все! Я злая!

   Я уже открыла было рот, чтобы высказать свое возмущение, но у Эннара Второго внезапно и очень непонятно окаменело лицо. Причем, так резко и быстро, что я даже озадачилась. Впрочем, перемены коснулись не только его одного: лен-лорд та Ларо вообще вздрогнул и посерел так, словно привидение увидел, а бравый господин та Лейро неприлично застыл, принявшись кончиками пальцев лихорадочно нащупывать что-то на поясе.

   Я непонимающе нахмурилась, подметив определенное беспокойство на лицах сидящий напротив соседей, но потом почувствовала, как в спину дохнуло холодком, осторожно скосила глаза. Увидела, как по полу стелется свежая поземка, и со вздохом подняла голову, укоризненно уставившись на накрывшую меня сверху густую черную Тень.

   - Ты что тут делаешь?

   "Гор", не отрывая от короля неподвижного взгляда, издал странный смешок.

   - В гости зашел.

   - Вот так просто? С ни с того ни с сего?

   - Ты забываешь о Знаках, - напомнил он, склонившись над моей макушкой и обдав сверху волной холодного воздуха. - И забываешь про то, о чем мы говорили только вчера.

   Я нахмурилась еще сильнее.

   - Я все помню. Но никак не возьму в толк, для чего ты явился сюда гипнотизировать гостей своего брата, как удав - кроликов. Ты что, опять голодный?

   - Нет. Но когда ты злишься, мне неспокойно.

   - Твою маму, брат! Ты теперь будешь каждый раз выскакивать из Тени, когда вместо прекрасной музы меня посетит раздражение?!

   Призрак сдержанно усмехнулся и, покосившись на окаменевших валлионцев, ласково дунул мне в лицо. Отчего я звучно чихнула, ошеломленно моргнула, а потом неожиданно поняла, что больше не злюсь. То есть, не злюсь совсем, потому что внезапно взявшийся гнев так же непонятно куда-то упорхнул. Да еще так резко и быстро, что оставил после себя почти физически ощущаемую пустоту в груди.

   - Так лучше? - насмешливо осведомилась Тень, нависая надо мной массивной горой.

   Я ненадолго задумалась, но потом все же кивнула.

   - Да, спасибо. Расскажешь, как?

   - Позже, - загадочно хмыкнул брат. - А пока я тут постою, не возражаешь?

   - Возражаю.

   - Почему?

   - Не хочу сидеть на ледяном троне: от него задница мерзнет.

   Тень с сомнением оглядела покрывающуюся ледяной коркой спинку моего кресла, оценивающе покосилась на бегущие по столу такие же ледяные дорожки. Виновато вздохнула. Сконфуженно развела руками, а потом неловко кашлянула.

   - Ну, извини. Это не от меня зависит.

   - Знаю, - кивнула я, отворачиваясь и стряхивая с носа крохотные снежинки. - Только лучше ты потом приходи. Ближе к ночи. Кажется, у нас с тобой еще остались темы для увлекательной беседы.

   - Темы для беседы есть всегда, - тихий смех порывом легкого ветерка взъерошил мои волосы. - Вопрос лишь в том, готов ли ты для них?

   - Я-то всегда готов, а ты?

   - Увидимся позже, Гай, - вместо ответа прошептала Тень, постепенно истаивая. - Надеюсь, когда-нибудь ты объяснишь мне разницу между собой и Гайдэ.

   Я вздрогнула и быстро покосилась на неподвижного короля, а потом так же быстро отвернулась, прикусив губу и краем глаза отыскивая вредного призрака. Но тот уже проворно исчез, обдав зал щедрой волной ледяной поземки.

   - Негодяй, - буркнула я, поняв, что пинать за откровенность некого, а потом недовольно зыркнула на неподвижно сидящего на Троне Гора. Которого, кажется, поведение брата если не шокировало, как всех остальных, то точно ошеломило. - Распустил его, понимаешь. Скоро вообще местами поменяетесь.

   Адамант издал какой-то странный звук. Но я уже отвернулась и, сердито стряхнув со щеки последние снежинки, так же сердито фыркнула.

   - Ладно, проехали. На чем мы там остановились?

   - На тебе, - тут же напомнил Мейр, ехидно оскалившись под маской.

   - Я же сказал: проехали. Что дальше по плану?

   - А у нас разве есть план? - очень искренне изумился ло-хвард. Так искренне, что сидящий рядом Лок восторженно хрюкнул, у Дея на губах мелькнула лукавая улыбка, Родан громко подавился, а Эррей сдавленно закашлялся.

   Я хмыкнула.

   - Вот мерзавец. Но если ты думаешь, что это сойдет тебе с лап, то зря, - под мгновенно насторожившимся взглядом миррэ я чуть привстала и огляделась в поисках нужной мне вещи. Однако почему-то не нашла и вопросительно взглянула на Аса. - У вас тут карта какая-нибудь есть?

   - Конечно. Какая нужна?

   - Самая большая и подробная. С окрестностями Степи и Невирона.

   - Сейчас будет.

   - Зачем тебе карта? - с нескрываемым подозрением осведомился Мейр, когда кто-то из скаронов, повинуясь знаку "красного", пулей метнулся в неприметную комнатку по соседству. Но я только демонстративно скрестила руки на груди, многозначительно промолчала, а потом довольно кивнула, когда пару мгновений спустя в залу приволокли большой рулон бумаги и, установив неказистую, но довольно прочную подставку, развернули красавицу-карту во всю ширину.

   - Мер, к доске! - бодро скомандовала я, когда все приготовления были завершены.

   - Зачем? - совсем обеспокоился миррэ.

   - Отвечать будешь, друг мой, - ласково пояснила я.

   - Что именно? И кому?!

   - Как, кому? Всем! У людей, наверное, накопилось к нам много вопросов? Вот ты и будешь на них отвечать! Что непонятно?

   Мейр резко переменился в лице.

   - Гай!

   - Впер-р-ред, - подбодрила я, довольно откинувшись в кресле, а потом широким жестом указала на провинившегося оборотня, делано не замечая, как опасно засверкали его хищно сузившиеся глаза. - Прошу вас, господа. Он весь ваш.

   - Ну, Гай... - мстительно прошипел миррэ, сжимая кулаки, но при этом все-таки послушно подходя к карте. На что я только фыркнула и демонстративно отвернулась.

   - Это тебе не за сегодня, не надейся, а всего лишь за мое испачканное покрывало.

   Он непонимающе нахмурился.

   - Чего? Какое еще покрывало?

   - То самое. И за тот концерт, после которого мне полночи снились кошмары с вашим участием, - холодно добавила я. - Все понял?

   - Все, - сглотнул миррэ, мигом сообразив о чем речь и, кажется, покраснев как маков цвет. Еще бы - после того, как этот красавец в очередной раз сладко дрых у меня в ногах, нежно обнимая когтистыми пальчиками за бедра, его четвертовать следовало, а не к доске ставить, как проштрафившегося школяра. Это он еще легко отделался. И, судя по всему, отлично это понимал. - Спасибо, что не убил.

   - Стоило бы. Пожалел не к месту. Но в следующий раз с балкона выкину. Обоих.

   Лок вжал голову в плечи и постарался стать как можно незаметнее, чтобы я ненароком не вспомнила и о нем. И не ткнула носом, как слепого щенка, грубо намекая на то, что кутили они тогда все-таки вместе.

   Благородно не заметив его тревоги, я бросила Мейру свой безотказный карандаш.

   - На. Рисуй то, что видел в Невироне. Только так, чтобы люди поняли.

   Миррэ тяжело вздохнул. После чего покорно поймал вычерненный до состояния ночи карандаш, привычно выдвинул грифель и принялся за черчение, проклиная про себя тот день и час, когда согласился выпить с хвардом на брудершафт.

  

   Надо заметить, с миррэ дело пошло гораздо лучше и легче, чем с Эрреем или Деем. Он отлично справился со своей частью, очень подробно расчертил карту крохотными значками селений, нитками рек и крупными точками известных нам городов. Довольно ловко отвертелся от скользких вопросов господина та Лейро. Неожиданно уверенно ответил на все вопросы лен-лорда та Ларо, который вовремя вспомнил о деле и перестал сверлить сына тяжелым взглядом. Затем его о чем-то спросили скароны из Младших Кланов. Потом спросили еще. В преддверии будущего военного союза все хотели знать, куда им двигаться и как избежать возможных ловушек. Они старательно изучали обрисованную диспозицию. Тщательно запоминали мельчайшие детали. Бесконечно уточняли, дополняли, размышляли вслух, подчас споря один с другим в поисках лучшего решения...

   Но я не особенно прислушивалась. Все это время я исподволь и незаметно наблюдала за королем, силясь понять, отчего же он недавно так меня разозлил. И почему его некрасивый поступок так неожиданно сильно вывел меня из равновесия.

   Пока внятного ответа на эти вопросы я не нашла. Но все равно наблюдала пристально, неотрывно, то убегая взглядом вглубь гулкого зала, то снова возвращаясь к его бесстрастному лицу, отчаянно пытаясь разобраться в его многочисленных масках. Увы. Сейчас я не могла сказать, был ли он настоящим или же снова лишь придерживался какого-то заранее написанного сценария. Я потеряла нить понимания. Я слишком давно его не видела. А чувствовала вообще лишь однажды. Каких-то несколько минут. Хотя теперь почему-то кажется, что это было всего лишь сном - слишком уж разительно отличалась от него неприглядная реальность. И эта вопиющая разница слишком уж больно резанула меня по сердцу.

   Когда кажущийся бесконечным поток вопросов, наконец, иссяк, а Мейр устало потер виски и вернулся на место, я заметила, как встрепенулись молчащие до этого момента спутники короля. Сперва один, усатый и сравнительно молодой мужчина с холеным, но довольно жестким лицом, а потом и его сосед - тоже нестарый, но какой-то невыразительный внешне и откровенно неприметный тип, способный затеряться в любой толпе.

   - Мы получили сведения о сохранившейся сети наших осведомителей в Невироне, - внезапно задал вопрос первый.

   Я мысленно присвистнула и взглянула на него совсем по-новому.

   А здравствуй-ка снова, дядечка-молчун! Ну-ка, ну-ка, как там поживает господин да Миро? Вы ведь от него - две первые ласточки? Его бравые орлики, приехавшие сюда выяснить все подробности о моей короткой оговорке? Вот так номер. Честно говоря, не ждала вас так быстро увидеть. Именно в Скарон-Оле как раз и не ждала. Скорее думала, он в Фарлион привет передаст, Фаэса закидает вопросами. А тут - вон, как интересно дело повернулось.

   - Верна ли эта информация? - снова спросил молодой и холеный, блуждая по Фантомам цепким взглядом. - И от кого она поступила?

   - Информация верна, - негромко отозвалась я, тщательно следя за голосом. И, разумеется, тут же приковав к себе внимание собеседника. - А поступила она от человека по имени Ридолас Дул. Вам это что-нибудь говорит?

   "Орлики" переглянулись.

   - Возможно, - они обменялись молчаливыми замечаниями и уставились на меня сразу вдвоем. - Что вам о нем известно?

   - Немного. Только то, что он успел сообщить нам перед уходом.

   - Вы могли бы пояснить свое заявление?

   Какие вежливые дядечки...

   - Извольте, - кивнула я, бросив изображать вселенскую скуку. - Господин Ридолас заявил, что остался последним резидентом Тайной Стражи Валлиона в Невироне. Вся его сеть некоторое время назад была уничтожена. Сам он каким-то чудом уцелел во время облавы и последние сорок лет скрывался под видом бродячего актера, при этом продолжая собирать информацию. Он знает о заклятии, стоящим на границе Степи, которое лишает разума тех, кто рискнет с ним соприкоснуться. Знает о том, что работает это заклятие лишь тогда, когда человек движется ИЗ Невирона, но остается совершенно неактивным в случае, если он пытается попасть В страну. Знает, что вернуться домой не сможет. Но попыток не оставляет. У него также есть труппа, в которую он постепенно отбирает людей с врожденными магическими способностями. Есть некоторое число единомышленников, которым не нравится положение дел в Невироне, но которые, как мне кажется, еще не готовы приступить к активным действиям. Пока создается впечатление, что это люди из категории обиженных и обездоленных, кому сильно не повезло по жизни. Потенциально - возможно, союзники Валлиона, но до поры до времени неустойчивые и не слишком полезные. Тем не менее, они есть, и это - всецело заслуга господина Ридоласа.

   Незнакомые господа снова выразительно переглянулись.

   - Что вам известно еще?

   - Возможно, вместе с ним путешествует особа, которая также имеет прямое отношение к вашей конторе, - сообщила я после мгновенного колебания. - Точнее не скажу - она очень скрытна. Однако уверен в том, что леди владеет магией Разума, более того - отлично знает о своем даре и, судя по всему, постоянно держит над всей труппой какой-то сложное заклятие, позволяющее им оставаться незамеченными даже вблизи от некромантов. Результаты этого заклятия я видел - впечатляет. Хотя не исключаю, что леди просто научилась этому трюку у кого-то еще. Более опытного и умелого.

   - Как зовут эту леди, вы знаете?

   - Она представилась Ликой.

   - Кем?! - заметно вздрогнул молодой.

   - Ликой, - повторила я, внимательно следя за выражением его глаз. И, кажется, не ошиблась - они действительно расширились и там промелькнуло внезапное торжество. - Вам знакомо это имя?

   Мужчина ненадолго прикрыл веки, о чем-то напряженно размышляя, а потом кивнул.

   - Вполне возможно, вы не ошибаетесь насчет нее, господин Фантом. Она была одна?

   - Нет, - тут же отозвалась я, торопливо просчитывая варианты и раздумывая над тем, сколько им можно сказать. - С ней был юноша. Подросток. Лет двадцать или чуть меньше. Тоже - маг Разума, но пока слабый, неопытный, почти ничего не умеющий.

   - Откуда вы знаете? - очень странно посмотрел на меня неприметный тип. - Спящего мага невозможно засечь, пока он не откроется.

   Я пожала плечами.

   - Он пользуется силой неосознанно. И однажды это произошло, когда никто, кроме меня, не видел.

   - Он пытался на вас воздействовать?

   - Совершенно верно, - усмехнулась я.

   - И... что же?

   - Ничего. Я ведь сказал: мальчик еще слишком слаб.

   Подопечные господина да Миро посмотрели на меня чуть ли не растеряно.

   - А вы уверены в этом, юноша?

   При слове "юноша" где-то невдалеке зашипела моя доблестная охрана. Причем, так выразительно и демонстративно, что едва не испортивший мне статус господин тут же осекся и поспешил исправиться:

   - Прошу прощения, милорд. Я хотел спросить, вы уверены в том, что у мальчика есть способности к магии Разума?

   - Абсолютно, - кивнула я. - Как почти не сомневаюсь в том, что известная вам леди приходится ему близкой родственницей. Возможно даже, матерью, несмотря на свою внешнюю молодость. Да и кандидат на роль отца у меня имеется только один.

   - Все может быть, - задумчиво окинул меня долгим взглядом неприметный сосед. - Вы можете сообщить что-нибудь еще по этому поводу?

   Я снова задумалась, но потом качнула головой.

   - Пожалуй, что нет.

   - В таком случае, благодарю вас за ценную информацию.

   - Не за что. Передайте мои поздравления господину да Миро.

   - С чем? - очень ненатурально удивился молодой.

   Я хмыкнула.

   - С хорошими новостями. А может, и с чем-нибудь еще. Всякое ведь в жизни бывает, не правда ли? Порой даже не знаешь, где найдешь, а где потеряешь?

   Под моим насмешливым взглядом важные господа откровенно смешались, но мне и не нужен был их ответ, чтобы сложить два и два, а потом провести необходимые параллели. Кажется, смешливая "девочка" Лика не зря показалась мне не такой уж и девочкой. И, кажется, не зря ее подросший пацан показался до ужаса похожим на господина Усатого Лиса. Видимо, есть и у него свои слабые места. Есть свои скелеты в шкафу. И, видимо, один из них я сейчас случайно обнаружила.

   Кхм.

   Перехватив недоумевающие взгляды от своих Фантомов, я снова пожала плечами (ну да, этими догадками я с ними не делилась, потому что больно уж невероятно), после чего замедленно подняла взгляд и вопросительно посмотрела на собравшихся.

   - Господа? У вас лично ко мне остались какие-то вопросы?

   Зал ответил гробовым молчанием. Думаю, вопросов у них было полно, вот только никто почему-то не решился их задать.

   - Очень хорошо. В таком случае, я вас покину - у меня на сегодня есть другие дела. Эр, Род - ответите, если господа пожелают узнать что-то еще. Задача ясна?

   - Так точно, милорд! - дружно отрапортовали Фантомы.

   Я удовлетворенно кивнула и неторопливо поднялась.

   Честное слово, мне действительно надо было уйти - возникшие буквально пару минут назад кое-какие догадки требовали немедленных действий и полной тишины для правильной их реализации. К тому же, мое присутствие тут не являлось необходимым - все остальное можно решить и без меня. На сто процентов уверена. А если понадобится, парни все равно потом расскажут в подробностях, так что ничего важного я не упущу. Но вот что странно - стоило мне только оторвать пятую точку от нагретого кресла, как весь зал вдруг пришел в движение.

   Какого черта? Чего это вдруг? Бедных скаронов внезапно поразил неприличный недуг? И чего они, спрашивается, повскакивали со своих мест чуть ли не быстрее, чем я?

   Может, с меня маска свалилась?

   Может, Эррей или Тени рассказали им об еще одном обычае моей далекой родины?

   Внезапно обнаружив, что весь цвет южан, как по команде, поднялся с кресел и выжидающе таращит на меня разноцветные глаза, я, если честно, даже смешалась. Потом заподозрила подвох. Нахмурилась. А затем увидела ошеломленные физиономии валлионцев, среди которых только король остался совершенно невозмутимым, и, наконец, озадаченно уставилась на Главу Алого Клана, который, как мне показалось, первым инициировал это необычное явление.

   - И как это понимать, господин Аро?

   Алый вместо ответа глубоко вздохнул и коротко поклонился.

   - Милорд?

   - Та-а-к...

   Вот уж когда я нахмурилась всерьез. И вот уж когда у меня внутри забрезжила неприятная догадка. Потому что вести себя подобным образом уважаемый воин и не менее уважаемый маг, второй по силе в своем Клане, мог лишь в одном единственном случае - если бы вдруг узнал, кто именно стоит перед ним. С маской или без. С Эриолом в одной руке или же без оного. Один раз я подобную реакцию уже наблюдала. В подробностях. Буквально два дня назад. А вот теперь снова.

   Пождав губы, я недобро покосилась на свою охрану.

   - Аша, твоя работа?

   - Нет, милорд, - немедленно повторила движение Главы Клана Алая. А вместе с ней низко поклонились и остальные. После чего по переполненному залу прошло взволнованное движение, от которого мне остро захотелось крепко выругаться, зло сплюнуть и как можно быстрее уйти.

   - Тогда в чем дело? - начиная всерьез сердиться, рыкнула я. - Что это за маскарад?!

   - Никакого маскарада, милорд.

   - Да?!

   Аша так же быстро выпрямилась, взглянула на меня с нескрываемой гордостью и твердо добавила:

   - Да, господин. Я же сказала, что при желании мы можем почувствовать своих сестер. Причем, любых сестер. Да и братьев тоже. Так вот, Глава Клана сильнее. Он может почувствовать ВСЕХ НАС, когда захочет. Слышать то, что слышим мы, видеть через нас, ощущать, думать. А Владыка - и того больше. Поэтому не удивляйтесь, милорд. Просто когда вы рассказали нам о себе, об этом узнал остальной Клан. Сразу. До последнего человека. ВСЕ мы это видели и чувствовали. Все слышали. Все поверили. И говорили с вами тоже все. Понимаете?

   - Ч-что?! - неверяще выдохнула я, ошалело оглядывая склонившихся в почтительном поклоне скаронов. - К-как это... ВСЕ?!!!

   Старшие Кланы виновато вздохнули, а Младшие раскаянно прижали к груди кулаки.

   - Да, милорд... простите, что мы не сказали сразу.

   Кажется, мои парни дружно поперхнулись. А кое-кто вообще едва не упал с Трона, потому что получалось... получалось, что теперь весь Скарон-Ол, Город Воинов и помешанных на войне маньяков, город неизлечимых параноиков и безнадежно больных на голову магов...

   - Е-мое!! - я самым натуральным образом выпала в осадок, внезапно поняв все до конца, проникнувшись до печенок и впав от этого в самый настоящий ужас. Припомнив все, о чем рассказывала девочкам. Их странно отрешенные лица и откровенно замедленную реакцию, как если бы они гадали, как быть, молча советуясь с кем-то еще. Вспомнила поспешное бегство Лина. Его довольную морду, когда прозвучали последние слова клятвы... да КАКОЙ КЛЯТВЫ!!.. откровения о том, что мы творили в Фарлионе в личине Фантомов... и, наконец, остро осознала, почему ИМЕННО СЕГОДНЯ все они... АБСОЛЮТНО ВСЕ... так пугаются моего прямого взгляда.

   Взгляда не леди Гайдэ. Не Гая. Не Фантома.

   Нет.

   Они боялись взгляда Ишты, которая по незнанию и благодаря их общему обману каких-то два дня назад приняла под свою руку маленький, скромный, тихий городок Скарон-Ол, населенный таким же скромными, тихими и незаметными людьми, у которых, как известно, был лишь один единственный недостаток...

   - Мать вашу! - обессиленно простонала я, во всей красе осознав, во что именно вляпалась. - Да что же это такое? С размаху! В самую... лужу! В который уже раз! Ну, Лин... ну, сволочь мохнатая! Советчик, блин...

   За ближайшим окном вдруг что-то испуганно хрюкнуло и торопливо зашуршало.

   - Стоять! - из последних сил рявкнула я, правильно отыскав главный источник своих неприятностей. После чего пулей метнулась к выходу, по пути шипя, как паровоз, и мстительно сжимая кулаки. - Стоять, демон необрезанный! Стоять, гад!! Хотя нет... не стой... марш в мою комнату, предатель! ЖИВО!! И жди своего последнего часа! Сейчас я вернусь и начну тебя жестоко убивать!!!

  

-Глава 13-

   Надо сказать, бушевала я долго и качественно - так, что у нас все стены ходили ходуном, а по воздуху летали предметы, которые, в общем-то, совсем не были для этого предназначены. Причем, летало все - от тапок до сундуков: книги, подушки, палки, камни, ножки от кровати, тяжелый стеллаж... и летело, как следовало догадаться, исключительно в одном направлении - в одного наглого, вредного, коварного, бессовестного и очень прыткого демона, которому каким-то чудом все равно удавалось уворачиваться.

   Если бы я не была в таком бешенстве, то давно бы сообразила, что могу ему просто приказать застыть на месте и потом месить бесчувственное тело ногами сколько душе угодно. Однако я, к счастью для него, просто не додумалась, поэтому носилась за этим гадом по всем комнатам, грозилась его прибить, кидалась всем, что только попадалось под руку. Рычала, ярилась и доламывала изрядно пострадавшую мебель (какое счастье, что никто этого не видел!), швырялась обломками в верткого кошака, проворно носящегося по стенам и истошно верещащего, что "не виноватый он, он сам не знал". Но, разумеется, ни на грош не верила. Потому что не мог он не знать. Не мог не догадываться, чем дело кончиться. И, конечно же, не мог устоять от соблазна, когда подвернулась такая восхитительная возможность заполучить себе целую армию.

   Сволочь!!

   Не знаю, чем бы кончилось дело, если бы не Гор и его вездесущая Тень. Понятия не имею, до какой степени бешенства я могла бы дойти и последовало бы за этим немедленное разрушение Дворца, но остановить меня даже не пытались - братики уже почуяли, что сейчас это бесполезно, и мудро не совались. Один лишь Гор рискнул отпустить своего призрачного брата. И то, думаю, что лишь по причине его нематериальности, так как физического вреда я ему даже случайно нанести не могла. Несмотря на то, что пролетевший сквозь него сундук был очень даже увесистым.

   - Ох, Гайдэ, - только и сказал призрак, внезапно появившись у меня за спиной и едва не схлопотав Эриолом по шее. Мгновенно увидел картину эпохальных разрушений, отыскал взглядом качающегося на люстре Лина, по достоинству оценил его испуганные глаза и вздохнул. - Ну, что же ты творишь, а?

   После чего быстро подлетел, крепко меня обнял, не позволив запустить в наглого демона табуреткой, спеленал, как младенца, и чуть не заморозил. Но при этом снова, как и днем, сумел каким-то чудом забрать мою злость и покрыл меня с ног до головы тонкой ледяной корочкой.

   От неожиданности я даже не дернулась. А потом стало поздно - всю ярость из меня словно выдуло холодным ветром. Вместо бешенства осталась только оглушительная пустота. Недавно горевший пожар оказался мгновенно потушен, занесен снежным бураном, засыпан сугробами и надежно похоронен под толщей столетнего льда. Потом стало зябко и как-то промозгло. Затем по одежде поползли целые ледяные озера, расплывающиеся по ней, словно от прикосновения снежной королевы. А когда холод пробрался уже под кожу, грозя выморозить нутро до последней косточки, я вздрогнула, растеряно опустила руки и застыла, почти целиком погрузившись в окутавшую меня Тень и едва не оставшись там навсегда.

   - Брат? - неуверенно позвала я, разом ощутив себя в прочной ледяной темнице. - Брат? Опять ты?

   - Ну? Успокоилась? - тихо дохнул призрак, слегка отстраняясь и осторожно разглядывая мое заиндевевшее лицо с замерзшими ресницами.

   Я так же растеряно кивнула, чуть не обломив заледеневший воротник.

   - Д-да. Кажется.

   - Вот и хорошо. Тебе вредно сердиться.

   - Это не мне вредно. Это всем остальным вредно меня сердить.

   - Тс-с. Довольно. Угомонись, - требовательно посмотрела Тень, и я поразительно послушно успокоилась. Так, наверное, непоседливые дети разом прекращают капризничать, едва встретив строгий взгляд отца или услышав укоризненный, но вместе с тем и твердый голос матери. Или рассвирепевшие звери останавливаются, слыша жесткий приказ дрессировщика. Главное, что от пристального взгляда Тени мой гнев куда-то просто испарился. Испуганно исчез, жалобно попискивая и клятвенно обещая никогда больше не попадаться на разбое.

   Как странно, да?

   Самое удивительно, что страшно мне не было. Даже тогда, когда я поняла, что еще немного и действительно могу замерзнуть. Была бы человеком, точно бы превратилась в ледышку, но кровь эара как-то спасала от ледяных объятий брата. Защищала, оберегала, незримо хранила, не позволяя ему забрать мою жизнь, но при этом совсем не мешая забирать ярость и боль.

   - Подыши, - строго велел брат, заметив, что я смотрю на него, не мигая.

   Я опомнилась и послушно вдохнула, но тут же закашлялась и, наконец, вывалилась из его тесных объятий. После чего с трудом шагнула до переворошенной до белья постели, измученно рухнула на мягкую перину и обессиленно провалилась туда, как в невесомое облако.

   - Гайдэ?

   - М-м-м? - невнятно отозвалась я, постепенно начиная подрагивать от ставшего ощутимым холода, который сидел у меня уже в костях. Черт. Кажется, на этот раз он действительно меня заморозил. Причем, очень качественно. До самых поджилок. Да так, что меня уже всерьез потряхивало в попытке хоть как-нибудь согреться.

   - Лин, быстро сюда! - скомандовал призрак, видя, что слегка перестарался. - Согрей ее! Живо!

   Я чуть не охнула, когда на постель с урчанием вспрыгнул крупный мохнатый зверь, попыталась отпихнуться, потому что еще не остыла (в буквальном смысле слова!) до конца, но почти сразу ощутила идущее от него тепло и безнадежно опустила руки. Нет. Он слишком теплый. А я слишком замерзла, чтобы отказываться от такого подарка. Даже после всего, что он натворил.

   "Гайдэ? Гайдэ, ты как?"

   - Лежи! - приказал демону "Гор", на всякий случай отлетая подальше. - И грей лучше! Грей, иначе будет плохо! Ну же!

   - Я грею! - неожиданно огрызнулся Лин, прижимаясь ко мне всем телом. - Ты что сделал, дурак?! Она же стала как ледышка! Убить ее хочешь?!

   - Что надо, то и сделал! Грей!

   - Р-Р!

   - Грей, я сказал!!

   - Да пошел ты!

   - Цыц! - слабо рыкнула я и снова уткнула нос в густой белый мех. - Все, хватит. Вы уже оба натворили все, что могли. А теперь заткнитесь... пожалуйста... и дайте мне время прийти в себя.

   Они послушно замолчали, а я благодарно закрыла глаза и, обхватив горячего, как печка, демона, прижала его к себе, словно огромную грелку, накинула сверху одеяло, свернулась калачиком и так замерла. Дрожащая, жалкая, слабая и какая-то измученная, словно вместе с неистовой яростью призрачный братик вытянул из меня все соки.

   - Ды-ды-ды-ды, - сами собой застучали зубы, отбивая барабанную дробь. - Х-холодно. Оч-чень. Бр-рат, что ты сделал? И, г-главное, к-как ты это сд-делал? Меня аж т-трясет. Поделись с-секретом, а?

   - Да нет никакого секрета, - виновато отозвался призрак откуда-то издалека.

   - Он вытянул твои силы! Вот и все! - рыкнул Лин, укутывая меня плотнее и обвивая сверху пушистым хвостом, как меховой муфтой. - Что еще он мог сделать?

   - В-вытянул? И мне поэтому так х-хреново?

   - Да! Этому упырю сколько ни возьми, все мало будет!

   - Ах ты, валенок с зубами! - возмутился "Гор", зарычав чуть ли не громче, чем демон. - На себя бы посмотрел! А кто ее жрет, как нежить, каждый день?! Кто дейри ворует каждую ночь и через каждое прикосновение?!!

   - Я не беру много!!

   - Зато берешь постоянно!!

   - Она этого не чувствует! Ей из-за меня не бывает плохо!!

   - Да?!! А сейчас, по-твоему, ей замечательно?!!

   - Это все из-за тебя, болван!!

   - Сам придурок шерстяной!! Хоть бы постыдился врать!!

   Я тихо застонала.

   - Хватит! Хватит, надоели орать у меня над ухом! Лин, слезь с меня - я сейчас задохнусь! Брат, умолкни, пока я добрая, не то выгоню к такой-то матери! Все! Еще одно слово в таком тоне, и оба у меня получите! Все хороши! Все отличились... особенно я, - я громко шмыгнула носом и виновато высунула его из-под одеяла, просительно посмотрев на сконфуженных соседей. - Довольно, ладно? На самом деле это я во всем виновата, а вы просто под руку попались. Но говорить об этом мне совсем не хочется. Поэтому пощадите мои нервы и дайте отдохнуть.

   Я шмыгнула носом снова.

   - Извини, Лин, но ты вывел меня из себя.

   - Ты же сама искала способ подчинить скаронов, - обиженно буркнул шейри.

   - Да. Но это не значит, что я собралась так прославиться!

   - А почему нет? Скароны уважают только силу. А Ишты в их понимании - это высшая сила. Что тебе не нравится?

   - Все, - вздохнула я. - Особенно то, что ты меня обманул.

   - Я не обманывал, - проворчал демон. - Я просто не все знал.

   - Но про девочек ведь знал?

   - Да, - неохотно признался он.

   - И про то, что их папочки могут слышать каждое мое слово?

   - Да. Но я думал, что почувствую, когда это случится. Думал, что сперва ты примешь только их, а потом и все остальные присоединятся. Твой статус все равно бы не удалось сохранить в тайне. А скароны - это такой народ, что для них огромная радость и немыслимая честь служить настоящей Иште. Тем более Иште, которая уже доказала свою силу.

   Я жалобно хныкнула, разом уподобившись маленькой девочке.

   - А если я не хочу?

   - Теперь уже без разницы, - вздохнул демон. - Ты уж прости, что я не сказал, но твое нежелание брать на себя ответственность порой заводит меня в тупик. Ну, что тебе стоит, а? Почему ты паникуешь? Фантомами же руководишь? В Фарлионе же воевала? С Фаэсом спорила до хрипоты? Решения принимала? Печати, наконец, вскрывала?

   Я невнятно замычала, и тогда он ответил сам:

   - Вскрывала. Так что изменилось теперь? Какая, блин, тебе разница?

   - Фантомов мало, - проворчала я, опять засовывая нос под одеяло. - И я их хорошо знаю. Все они принесли мне клятву.

   - Скароны тоже принесли!

   - Да, но их тысячи!! Лин, понимаешь? ТЫСЯЧИ!!

   - Их сотни тысяч, - согласился демон. - Примерно, этак... три с половиной сотни или малость побольше, включая женщин и детей. Так что тебя смущает?

   - Блин! Да ВСЕ!! Понимаешь, ВСЕ!! Начиная с того, что они - скароны!

   - Твои Тени тоже - скароны.

   - Их всего четверо!

   Лин удивленно приподнял брови.

   - Так дело только в количестве?!

   - Нет! И в качестве! Как я могу быть уверена в том, что они последуют за мной? Я к ним не привязана! Они ко мне - тем более! В отличие от Фантомов!

   - Ошибаешься, - усмехнулся призрак, осторожно подлетев ближе. - Теперь они все к тебе привязаны. Словами, клятвой, своим решением. И это так же надежно, как та клятва, которую принесли тебе Фантомы. Скароны связаны словом еще более крепко, чем твои братья. Внутри Клана они ВСЕ друг другу побратимы. Абсолютно все. Поэтому и не принимают чужаков. Поэтому и живут обособленно. Только Владыки делают их единым народом. А теперь еще и ты. Потому что, принеся тебе клятву верности, они, тем самым, поклялись хранить единство своей расы, невзирая на Кланы и прежние распри. Они приняли тебя, как одно целое. Как один человек. Один народ. Одна раса. Четыре Старших Клана, а через них - и Младшие. Безоговорочно. Мгновенно. Без сомнений и колебаний. Просто потому, что почувствовали твою силу. И поняли, почему Владыки без колебаний назвали тебя своей сестрой. Ведь именно с этих пор ты перестала быть для них чужой. С этих пор ты по-настоящему принята в Кланы. Просто если бы это случилось с одним единственным Кланом, ты получила бы в свое распоряжение только его. Как сильнейшая. Как имеющая право повелевать. Как Ишта. Но ты была бы принята и без Знаков - лишь потому, что Ас или Бер назвал тебя сестрой. А поскольку ты все-таки - не простая смертная, и поскольку у тебя все-таки не один, а четыре брата, то Кланы сделали так, как поступили когда-то и Тени - они приняли тебя ВСЕ. РАЗОМ. Теперь понимаешь?

   Я прикусила губу.

   - Хочешь сказать, что меня бы в любом случае признали? Потому, что признал сестрой кто-то из их Клана?

   - Да. Таков Закон: если хоть один скарон назовет родичем чужака, то остальные уже не могут отменить это решение. Даже Глава Клана. Такой человек становится им братом или сестрой до конца жизни. Кем бы он ни был. Независимо от происхождения, цвета кожи и глаз. И независимо от того, кого держит в питомцах. Поэтому скароны так придирчивы к выбору друзей.

   - То есть, когда стало ясно, что я уже принята...

   - Принята Владыками!

   - То это изменило все?

   - Именно, - тепло улыбнулся брат. - Одного этого хватило, чтобы Кланы начали воспринимать тебя по-другому. Невзирая даже на близость демона. Только поэтому к тебе бы стали прислушиваться. Только поэтому бы не тронули. Ты - своя для них, Гайдэ. Уже больше года - своя, не смотря ни на что. И именно это поразило девочек больше всего. А когда стало известно о том, что ты еще и Ишта...

   Я тяжело вздохнула.

   - Выходит, я сама насоздавала себе лишних проблем?

   - Выходит, так.

   - Но тогда почему ты не сказал мне раньше? Почему не объяснил? Почему не сказали остальные?!

   Тень слабо улыбнулась.

   - Ну, ты же любишь во всем разбираться сама? И ты не хотела, чтобы здесь знали правду? Вот мы и решили подождать. Посмотреть, что из этого получится. Но получилось все как нельзя лучше. Хотя, конечно, такой реакции от Кланов не ждал даже я.

   - Как же я теперь буду? - печально спросила я.

   - Как все.

   - Мне же проходу не дадут. Я никуда не смогу пойти без того, чтобы кто-нибудь не ткнул носом в мое положение.

   От этой мысли мне стало так тоскливо, что хоть вой. Но "Гор" неожиданно не разделил моего траура и негромко рассмеялся.

   - Гайдэ, у тебя сложилось о нас неправильное впечатление. Здесь - не Валлион. Не королевский двор. И даже не Рейдана. Поверь, тут никто не будет отбивать тебе поклоны на каждом шагу. Никто не станет пресмыкаться и издалека вопить о том, как он счастлив, что ты обратила на него свой благосклонный взор. Тебя не будет повсюду сопровождать толпа поклонников. Никто не притащит огромный букет цветов и не начнет караулить под дверьми в надежде увидеть твой венценосный лик.

   Я растеряно моргнула.

   - Правда?

   - Правда, сестренка, - рассмеялся совсем весело призрак. - У нас это не принято. Тебя вообще никто не потревожит, не пристанет и не начнет надоедать, потому что выражать ежеминутно почтение Владыке может только никчемный, слабый и бесполезный трус, не знающий, как ему выслужиться перед своим господином. А в моем народе трусов нет. И лизоблюдов тоже не водится. Это просто невозможно, потому что любой Владыка способен прочитать все мысли, с которыми ты к нему пришел. Понимаешь? Он увидит все, что захочет. Все твои намерения, мысли, чувства. А в такой ситуации еще сто раз подумаешь, прежде чем рискнешь потревожить его по пустякам. Поэтому в нашем Дворце нет и не было никакого двора. Поэтому к Владыкам никто не заявляется без дела и не спрашивает о том, что бы им было угодно. Когда придет время, Господин сам скажет, что ему нужно. И велит сделать то, что посчитает благом для Клана. А до этого момента остальные будут заниматься своими делами и терпеливо прислушиваться: не позовет ли он? Не потребует ли доказать свою верность? Но лишь когда такой зов раздастся, Кланы поднимут голову и придут к Трону. Лишь тогда они поклонятся ему в знак уважения и готовности служить. И лишь тогда ты увидишь мысли своих воинов, а затем сможешь выбрать тех из них, кого сочтешь наиболее достойными. Не раньше.

   Я озадаченно застыла.

   Опля. Вот так новости. Неужто правда?

   - Ну, не знаю. Трудно поверить в такое чудо. А ты... не врешь, брат?

   - Нет. Так мы живем. И уже много-много веков.

   - Значит, я могу не бояться, что завтра поутру придется проталкиваться сквозь толпу на улице?

   - Нет, конечно.

   - И мастер Лаор не откажется меня учить из-за того, что я - Ишта?

   Тень хмыкнула.

   - Поверь, он будет счастлив узнать, что ты - Ишта. И будет еще счастливее, если ты по-прежнему станешь посещать его занятия, как если бы ничего не случилось.

   - Кхм... очень заманчиво, - наконец, признала я, оценив все плюсы и минусы своего нового положения, о которых раньше просто не знала. - Если все так, как ты говоришь, то, возможно, я зря паниковала.

   - На самом деле все еще лучше, - со смешком заверил меня брат. - Завтра сама поймешь, почему. Ты согрелась? Я могу не бояться, что у тебя остановится сердце от переохлаждения?

   - Пожалуй, можешь. Мне действительно лучше.

   - Тогда я пойду. Там уже Совет закончился, и брат переживает насчет твоего настроя. Надо сказать, что все в порядке.

   - Топай-топай, - сонно зевнул Лин, пристраивая тяжелую голову на моем животе. - Мы теперь без тебя управимся. Сами... а-у-у... разберемся. И, наконец, выспимся, как положено.

   Я хмыкнула.

   - Что-то ты больно привык дрыхнуть на моем бренном теле.

   - Есть он привык от твоего бренного тела, - фыркнул призрак. - Скоро харя треснет, а он все жрет и жрет. Когда-нибудь лопнет от обжорства, и вот тогда я посмеюсь сполна.

   - Мечтай! - пренебрежительно отозвался демон, даже не думая никуда слезать. - Вот скоро вырасту, стану сильнее, чем ты, и тогда погоняю тебя по Тени, вспоминая обо всем хорошем. Еще пощады запросишь.

   - Не дождешься. Пока, Гайдэ.

   - Пока, брат, - улыбнулась я, когда рослая Тень махнула рукой и беззвучно растворилась в темноте. - Пока... передай им, что я в порядке. И что Лин в результате моих действий почти не пострадал.

   - Я пострадал, - довольно жмурясь, снова зевнул демон. - В меня кидались, на меня кричали, я нервничал и много бегал. И вообще, у меня шерсть спуталась. А еще я проголодался и ужасно хочу спать.

   - Тогда спи.

   - Сплю, - совсем слабым голосом согласился он, осторожно лизнув мою руку. - И ты тоже спи. Поздно уже, а ты так устала.

   Я машинально кивнула, погладив блаженно заурчавшего кота, послушно сползла ниже, но потом спохватилась, что в одежде, и со вздохом принялась вылезать. Лин дернулся было, пытаясь меня задержать, но я так же машинально велела ему уснуть, и он благополучно расслабился.

   Потирая затекший от его тяжести бок, я поплелась в ванную комнату. По пути стянула куртку, от которой так и не удосужилась избавиться. Потом кинула рассеянный взгляд в зеркальце и неожиданно замерла, обнаружив, что оттуда на меня уставилась непроницаемая черная маска. После чего в моей голове что-то щелкнуло, молнией промелькнула сумасшедшая идея, а потом мгновенно выстроилась в четкий, строгий, очень логичный и последовательный план.

   Сейчас же ночь. Еще не полночь, но близко. Совет недавно закончился, люди едва-едва разбрелись по комнатам, устало позевывая и стаскивая с себя неудобную одежду. Лин крепко уснул. Мои парни успокоились, узнав через Тень, что все нормально, и тоже расползлись по норам. Знаки я в любой миг могу отключить...

   То есть, по большому счету, до самого утра меня никто не хватится! И никто больше не залезет спьяну через балкон, потому что всего пару часов назад я предупредила, что выкину оттуда любого, кто только рискнет повторить этот подвиг.

   Обо мне никто и ничего не знает. Все уверены, что я благополучно сплю. Дворец почти затих. Кроме охраны, в нем никого не осталось. А если даже и осталось, то меня всяко не посмеют не то, что задержать, а даже косо посмотреть. С таким менталитетом я могу делать все, что захочу, будучи в полной уверенности, что все будет шито-крыто.

   А значит...

   Значит, если я сейчас ненадолго уйду, чтобы решить свои личные проблемы, об этом ВООБЩЕ никому не станет известно. Кроме меня, разумеется, и человека, для которого это тоже, как мне кажется, важно. Более того, нас никто не потревожит. Никто не сунется в дверь. Никто не вякнет под руку и не станет отвлекать каким-то глупостями.

   Останемся только он и я.

   Мы сможем поговорить. Я смогу все узнать. Обо всем рассказать. Извиниться. Признаться. Я все на свете сейчас могу сделать! Одна!! Не привлекая к этому даже свою бдительную охрану! Окно же - вот оно, на расстоянии вытянутой руки! Пробраться по карнизу для меня - тьфу! Найти нужное крыло я тоже как-нибудь смогу! А дальше уже - дело техники и моего личного везения! В конце концов, лучше я сейчас все узнаю, чем еще несколько дней буду мучиться в сомнениях. Ведь король может и не задержаться во Дворце надолго?

   Последняя мысль поразила меня так сильно, что я даже вздрогнула. После чего кинула на зеркало еще один быстрый взгляд, воровато оглянулась на мирно сопящего Лина. Поколебалась, подумала, взвешивая все аргументы "за" и "против" своей сумасшедшей идеи. Но потом все же махнула рукой, тряхнула короткой стрижкой и решительно потянулась за курткой.

   Плевать.

   В конце концов, чему быть - того не миновать. Двум смертям, как говорится... если он уже спит, я его аккуратно разбужу. Если еще не лег - тем лучше. Если где-то гуляет, обязательно дождусь. И на этот раз не уйду, пока не выясню все до мелочей. А потом и от маски избавлюсь. Надеюсь, что навсегда. Ведь если все так, как я надеюсь застать, то она больше не понадобится. Для чего нужен Фантом, когда есть леди Гайдэ? И зачем ему заслонять ее белое платье, если необходимости в его черном доспехе уже не будет?

   В последний раз бросив взгляд на свое отражение, я радостно улыбнулась.

   После чего застегнула куртку наглухо, тщательно проверила ремни и, бесшумно выйдя на продуваемый всеми ветрами балкон, мягко вскочила на опасно узкие перила.

  

-Глава 14-

   Найти нужное окно, как ни странно, не составило большого труда - оно горело в ночи, как маяк для заблудившихся в море кораблей. Манило, привлекало, молча звало. И я, как мотылек, будучи не в силах пройти мимо, разумеется, заглянула внутрь. А потом увидела знакомую фигуру, сидящую за большим письменным столом, и радостно дрогнула.

   Король.

   Как быстро я его нашла... не иначе сам Аллар подсказал, куда свернуть в огромном дворцовом саду, чтобы наткнуться именно на того, кого нужно. Я даже поблудить толком не успела, не всю крышу облазила, не всю пыль собрала на свои штаны, прежде чем отыскала это призывно горящее окно в огромном гостевом крыле. Но теперь все - я его нашла. Я даже часа на это не потратила. И это хороший знак. Значит, я не зря выбрала именно эту ночь для признаний.

   Правда, Его Величество Эннар Второй находился в комнате не один: в кресле напротив маячил грозный тарр-кан та Лейро, главный военачальник Валлиона и наиглавнейший господин в вопросах безопасности этого славного королевства. Они о чем-то негромко беседовали, поэтому мне пришлось ждать, скрывшись в густых ветвях растущего напротив балкона дерева, и незаметно следить за обоими, терпеливо отсчитывая про себя медленно тянущиеся минуты. Я даже приготовилась задремать, потому что действительно устала: и за вчерашний день, и уже за сегодняшний. Недавние подвиги в Школе вытянули из меня много сил. Да еще Лин добавил. Брат, опять же, постарался. Надо думать, что меня неумолимо клонило ко сну.

   Но нельзя. Сперва следовало все выяснить и закончить наш давний разговор, поставив все точки над "i". И нужно было сделать то, на что в прошлый раз у меня просто не хватило духу.

   К счастью, ждать пришлось сравнительно недолго - всего через пол-оборота господин "бармалей" со вздохом поднялся, откланялся и, вежливо распрощавшись с Эннаром Вторым, ушел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Его Величество так же вежливо проводил старого соратника к выходу, однако обратно за стол не вернулся. Вместо этого он ненадолго подошел к открытому окну, вперив неподвижный взгляд в темноту прямо передо мной. Заставил меня тревожно застыть, слушая свое неистово грохочущее сердце. Но потом нахмурился от какой-то мысли, окинул мимолетным взором растущие внизу кусты и, резко отвернувшись, снова пропал в глубине комнаты, по пути незаметным движением задув тлеющую на полке свечу.

   С трудом подавив желание утереть мгновенно вспотевший лоб, я осторожно пошевелилась и впервые за много дней ощутила, как трясутся поджилки. Но бояться уже поздно, как поздно колебаться и отступать - я все для себя решила. Поэтому, едва переведя дух и убедившись, что король не собирается возвращаться, я осторожно поднялась, бесшумно спустилась и мягко спрыгнула на балкон. Причем, весьма удачно - приземлившись точно на запланированный пятачок. После чего незаметно перекрестилась, осторожно выпрямилась, лихорадочно раздумывая, как бы объяснить хозяину этих покоев свой поздний визит. Затем собралась с духом, сделала решительный шаг вперед...

   И тут же почувствовала, как что-то острое уперлось мне в горло.

   От неожиданности я вздрогнула и мгновенно обратилась в камень, потому что лезвие чужого меча недвусмысленно холодило кожу на шее. Настойчиво так, недобро. А виднеющаяся сбоку тень явно не была настроена шутить.

   Ой, мама. Наверное, его надо было сперва позвать, а не влезать сюда, как наемный убийца? Среди ночи? В полной тишине? Прячась, словно мне есть, что скрывать?

   - Что тебе нужно? - холодно спросили из темноты, когда мне стало совсем нехорошо.

   Я судорожно сглотнула, одновременно осторожно поднимая взгляд и упираясь в бесстрастное лицо короля, на котором двумя серыми звездами горели недобро прищуренные глаза.

   - Зачем ты здесь?

   - Я... - у меня вдруг осип голос. - Просто зашел поговорить.

   - Говори, - приказал король, не убирая клинка от моей шеи.

   Я осторожно скосила глаза, стараясь не делать резких движений, и снова сглотнула: клинок чистый, боевой, отточенный, как бритва. Таким только головы рубить, а не девушке к горлу приставлять. Одно движение и срежет к лешему, как кочан капусты. Чудесно. Просто чудесно. Сплошная романтика и нежные чувства, волнительно щекочущие нервы. Вашу маму... честно говоря, не так я себе представляла эту встречу. Видит бог, совсем не так!

   Под тяжелым взглядом короля я ощущала себя крайне неуютно. Этот взгляд подавлял, буравил душу, как сверло - стену, он был так же остер, как упирающийся в меня клинок. И так же безжалостен, как холодная сталь, которой все равно, кого резать - бездушную чурку или живое тело.

   - Я пришел поговорить... о Гайдэ, - наконец, выдавила я, чувствуя себя попавшей в капкан ланью. - Возможно, вам покажется это важным.

   На лице короля не дрогнул ни один мускул.

   - Говори.

   - Может, вы сперва уберете меч?

   - Зачем?

   Вот так. Холодно и жестко.

   Я невесело усмехнулась и медленно подняла пустые ладони.

   - Я без оружия, сир. У меня нет в отношении вас недобрых намерений. Я действительно пришел только поговорить. Хотя, конечно, если вам приятнее держать меня за глотку...

   Его Величество сузил глаза, однако все же отступил на шаг, отводя руку.

   - Благодарю, - хрипло сказала я, машинально потирая саднящее горло. - И прошу прощения за то, что явился без приглашения. Да еще в не самое подходящее для визита время. Но другого раза может и не случится, поэтому я подумал, что оно того стоит.

   - Ты слишком много говоришь, Фантом, - сухо отозвался король, медленно отступив еще на шаг и почти пропав в темноте.

   Я осталась на пороге комнаты одна. Совершенно безоружная, освещаемая со спины слабыми дворцовыми фонарями, неузнаваемая и... уязвимая. Причем, в какой-то момент это стало ощущаться до того остро, что у меня по спине невольно пробежали холодные мурашки.

   Погруженный во мрак кабинет выглядел темным и неуютным. В его глубине не просматривались даже ближайшие углы, уж не говоря о том, что таилось дальше. Я едва могла разглядеть очертания стола, пары кресел, на которых недавно сидели живые люди. Тогда как все остальное тонуло в ночи, создавая впечатление, что передо мной нет ничего, кроме мрака... тени... и глубокой, беспросветной ночи, в которой где-то там, прячась за ней, словно хищник в засаде, ждал моих слов Эннар Второй.

   Собравшись с духом, я негромко сказала:

   - Гайдэ просила передать, сир, что очень сожалеет о своем скором отъезде.

   Кабинет отозвался гробовой тишиной.

   - И сожалеет о том, что не сумела вас дождаться. Сестра бы очень хотела...

   - Она не твоя сестра!

   От злого голоса короля, в котором неожиданно проступила смертельная угроза, я вздрогнула и, чувствуя, как холодеют руки, обреченно опустила плечи. Вот он и узнал... откуда-то... и как-то. Вот и выяснил все, что еще оставалось загадкой. Ясно теперь, отчего он на меня так злится. Все-таки узнал. Сам. Или кто-то подсказал? Впрочем, какая теперь разница, откуда сведения? Мог и Фаэс проболтаться. Мог еще кто-то сболтнуть. Мог сам сложить два и два. Не так уж это трудно, если подумать. Одинаковый голос, сходные словечки, внезапное и одновременное появление... мои маски, несмотря на все старания, все равно оставались слишком похожими. Такому редкому мастеру, как Его Величество, всего лишь потребовалось некоторое время, чтобы это понять. Пускай немного больше, чем я рассчитывала, однако правильный вывод был очевиден с самого начала. Как я ни старалась, шила в мешке не утаить. И не увидеть Гайдэ под черными доспехами Фантома мог только слепой.

   А король слепым отнюдь не был. Просто у него слишком много работы, и слишком много имелось разрозненных фактов, которые поначалу было трудно уложить в одну единственную цепочку. Но время прошло. Он раскрутил эту цепь до конца. Сделал сам собой напрашивающийся, хоть и невероятный вывод, и потом понял все. Да... судя по тому, что я услышала, он действительно понял если не все, то почти все. Я сама сделала все, чтобы он понял это без моего участия. Неосторожно танцевала на краю обрыва, с упорством безумца добиваясь того, чтобы меня заметили. Наверное, я сама виновата? Сама рассказала Ригу, точно зная, что "прослушки" в его доме прекрасно работают? И что очень скоро эта информация дойдет до нужных ушей? Если не до короля напрямую, то до другого человека - не менее проницательного и умного? Да. Скорее всего, господин да Миро все-таки сумел докопаться до правды. Наверное, ему хватило сообразительности увязать все факты воедино. Может, я зря оставила ему столько подсказок? Зря так долго намекала на нас обоих? И на прямую связь между Гайдэ и Гаем?

   - Значит, вы знаете? - совсем неслышно спросила я, все еще на что-то надеясь. - Знаете, кто она...?

   - Да, - сухо кивнул из темноты король. - Я знаю, кто ты.

   У меня что-то болезненно сжалось в груди.

   Вот и все. Вот и разрушилась моя легенда. Он знает... кажется, действительно ВСЕ знает. Господи, но тогда несложно понять, почему он ТАК меня сегодня встретил!

   Боже...

   Что же я натворила? Что наделала, дурочка?! И как могла даже надеяться, что после ТАКОГО он вдруг решит хоть в чем-то меня простить?!

   Не надо было сюда приходить, - со внезапной тоской поняла я. - Не надо было ворошить прошлое. Не надо бередить душу. Что было, то прошло. Да и было ли что-нибудь на самом деле? Так, мимолетная дымка вдруг зародившейся мечты. Теплый южный ветер, навеявший красивую сказку. Просто мираж. Сон. Зыбкое марево над горячими песками пустыни. И некстати вспыхнувшая надежда, от которого больше ничего не осталось.

   - Все это была ложь, - так же сухо сказал Эннар Второй, буравя меня тяжелым взглядом. Ровно, неестественно спокойно, как обвинитель на Королевском Суде. - С самого начала - одна только ложь.

   - Не одна, - устало возразила я, оперевшись спиной о каменные перила и сгорбившись, как столетняя старуха. - В Рейдане вам никто не лгал. Ни разу. Просто не сказали всей правды.

   - Теперь это не имеет никакого значения.

   Я снова вздрогнула и с болью посмотрела на виднеющийся в темноте силуэт, а потом увидела холодно поблескивающие глаза, в которых не осталось ничего, кроме безжалостно режущей стали, и с горечью поняла:

   - Да... видимо, вы правы.

   - Нам не о чем с тобой говорить, - бесстрастно подтвердил король. - Ты просто зря тратишь мое время. Поэтому - вон отсюда.

   Я неверяще вскинула голову, искренне полагая, что ослышалась.

   Как он сказал?!

   Мне?!!

   - Что, Ваше Величество?

   - Пошел вон отсюда, Фантом, - спокойно повторил он, глядя мне прямо в глаза. - Ты выбрал себе неудачное имя и плохую маску. Она слишком крепко к тебе приросла. Не вздумай больше попадаться мне на глаза.

   Я растеряно отступила, все еще не веря, не желая и не имея сил осознать то, что сейчас услышала. Неужели я обидела его ТАК сильно?! Неужели моя маска ТАК его оскорбила, что он выгоняет меня прочь, как приблудившуюся собаку?! Я ведь не лгала ему! Я просто растерялась тогда! Мне нужно было время, чтобы подумать и все осознать! Да и ему, наверное, тоже! Все очень быстро произошло! Слишком неожиданно и внезапно! Я не пыталась заставить его что-то почувствовать! Я не просила у него этот амулет! Я сама не хотела, чтобы так получилось! Не ожидала, что хоть чем-то смогу его зацепить, поэтому в решающий миг самым настоящим образом растерялась! Да! Просто-напросто растерялась! Ничего больше! И я не могла остаться тогда - на мне висят слишком серьезные обязательства, которые невозможно игнорировать! За мной стоят мои братья, Равнина, Долина, Лес, наконец! Как можно обмануть их ожидания?! Но и ему я не лгала! Ни разу!! Ни когда была Фантомом! Ни когда приехала в Рейдану как леди!! НЕ ЛГАЛА!! Он не мог этого не почувствовать!!!

   Так почему же сегодня он так со мной жесток?! Почему моя небольшая тайна ТАК СИЛЬНО его оскорбила?!!!

   Наверное, я ничего не понимаю в мужчинах? Возможно, мне следовало взять с собой хотя бы Лина? Шейри был уверен, что как раз король сможет меня понять. Он полагал, что Его Величеству знакомо, что такое долг. Раз уж он знает, что я - Ишта, он должен был понимать, что у меня есть не менее важные обязанности, чем у него! И что мои действия подчинены отнюдь не прихотям, а именно таким же обязанностям и долгу, какой довлеет и над его собственной головой!!

   Но тогда почему же?!!

   Почему он не желает этого видеть?!!!

   Я судорожно вздохнула и от отчаяния вдруг сделала настоящую глупость - шагнула навстречу и с надеждой заглянула в его глаза. В заледеневшую от обиды душу, которую, как мне казалось, я начала неплохо понимать. Туда, где когда-то светилась забота, нежность и даже что-то большее... туда, где, как мне показалось, я еще смогу отыскать что-то живое. И где, возможно, еще остались следы прежнего огня, заставившего и мое сердце стучать взволнованно и гулко.

   Что именно я сделала, сама не знаю. Кажется, захотела повторить неожиданный опыт Эйирэ и попробовала ощутить его истинные чувства, чтобы узнать, что из сказанного тогда и сейчас было правдой. Быть может, я что-то неправильно поняла? Быть может, он неудачно выразился? Возможно, мы оба что-то недопоняли? Ведь я, в отличие от него, не умею определять, когда мне лгут, с точностью хорошего детектора. Так, может, это какая-то нелепая ошибка?

   Стремясь найти ответ, я неосторожно приблизилась и доверчиво раскрылась, машинально вбирая все то, что светилось в его глазах, и то, что он едва удерживал внутри, не давая вырваться наружу.

   Что случилось дальше, я помню смутно. Кажется, меня обожгло бешеным пламенем до кровавых волдырей на коже. Кажется, я вдруг оказалась в огромном костре, топчась на узком пятачке свободы и с ужасом ощущая, как сжимается вокруг меня огненное кольцо. Не знаю, правда ли это или же мне всего лишь привиделось, но знаю лишь одно - в этом пламени была только ярость. Бешеная, неудержимая, свирепая и все убивающая ярость. То самое чувство, граничащее с настоящей ненавистью, которое испытывал сейчас король. Испытывал ко мне. Ко всем моим маскам. Даже к той, которой, я думала, что смогла его удивить.

   От внезапно стегнувшей боли я сдавленно охнула и отшатнулась, едва успев заслониться руками. Но, видимо, отшатнулась слишком поздно - чужая магия, клокотавшая до этого внутри, внезапно вырвалась и с силой ударила меня в грудь. От мощного толчка невидимого кулака у меня прервалось дыхание, мгновенно опустело что-то в душе, пальцы скрючились, бессильно царапая оставшуюся без воздуха глотку, на глаза сами собой навернулись слезы. А потом я вдруг почувствовала, что умираю.

   Окутавшись чужим огнем с ног до головы, я буквально заживо горела, постепенно превращаясь в обугленную головешку. С меня будто медленно сдирали кожу, оголяя живое мясо и заставляя брызжущую во все стороны кровь болезненно сворачиваться тугими бурыми комочками. Затем по оголенным нервам хлестнула новая волна боли, бросившая меня на колени. Во рту появился отвратительный привкус железа и соли. Я закашлялась, силясь хоть как-то вдохнуть и протолкнуть воздух в горящие легкие, но почему-то это никак не получалось. А когда мне все-таки удалось заставить грудь пошевелиться и в глазах чуть-чуть прояснилось, я обнаружила себя стоящей на коленях, судорожно откашливающейся и дымящейся, как вырвавшаяся из ада душа.

   В полнейшей растерянности я уставилась на качающийся перед глазами ковер, рисунок которого неумолимо расплывался, будто залитый водой. После чего непонимающе увидела некрасивые бурые пятна, постепенно расползающиеся в такие же бурые лужицы, и, поднеся дрожащие пальцы к глазам, в панике поняла, что совсем их не вижу. Вернее, вижу, но словно сквозь кровавую пелену. Мутно. Расплывчато. Как через халтурно выплавленное стекло. Причем, стекло, на которое какой-то умник с размаху плеснул красной краской - щедро так, не пожалев, Так, что эта краска постоянно стекала и стекала куда-то вниз, пачкая руки, лицо, пол...

   Хрипло закашлявшись, я снова попыталась вдохнуть, но тут же охнула от боли, поперхнулась от хлынувшей носом крови и только тогда поняла, почему вижу так плохо.

   Кажется, со мной что-то не так. Кажется, кровь идет не только из носа, но и из глаз, мешая смотреть. И в ушах почему-то звенит. Я почти ничего не слышу!!

   Неожиданно перед моими глазами оказались тяжелые армейские сапоги. Вычищенные до блеска, лакированные, подбитые стальными набойками.

   Я знаю, кому они принадлежат.

   Знаю, но все еще не могу поверить.

   - Ты не бессмертный, Фантом, - сухо и холодно сообщил король, изучающе глядя на меня сверху вниз. - И ты далеко не так неуязвим для магии, как думаешь. Я нашел твое слабое место.

   Магия?!!

   Я снова закашлялась и с трудом приподнялась на дрожащих руках.

   Значит, он ударил меня магией?! Сегодня?! Сейчас?!! И мне поэтому ТАК плохо?!!!

   Тяжело дыша и неловко утирая струящуюся по лицу кровь, я подняла потяжелевший взгляд, какое время изучая его спокойное лицо так, как если бы видела в первый раз. А потом, скрипнув зубами, поднялась сама, опасно пошатываясь и только каким-то чудом удерживаясь в вертикальном положении.

   Значит, вот как, Ваше Величество?

   Что ж, исчерпывающий ответ. Вот теперь я, наконец, поняла вас очень хорошо. Видимо, моя дейри оказалась не такой сильной, как я всегда считала. И, видимо, вы все-таки нашли способ на нее воздействовать. Наверное, долго искали? И долго готовились? А когда я так удачно подставилась, просто возблагодарили судьбу за подаренный шанс?

   Меня снова шатнуло.

   - Я сказал: вон отсюда, - тихо повторил король, когда я уставилась на него сочащимися кровью глазами. - Больше повторять не буду.

   - Хорошо, - хрипло прошептала я, тяжело привалившись к перилам. - Хорошо, я уйду и больше вас не потревожу. Я умею признавать свои ошибки. Простите, если они принесли вам беспокойство... простите меня... за все.

   Устало перевалившись через парапет, я тяжело спрыгнула вниз, но в последний момент не удержалась и неловко упала, едва не ткнувшись носом в землю. Пару секунд стояла на коленях, не видя никого и ничего, а затем медленно, неуверенно, с огромным трудом поднялась. И так же медленно поплелась прочь на подкашивающихся ногах, беспрестанно утирая струящуюся по лицу кровь и искренне желая только одного - упасть куда-нибудь и умереть, чтобы терзающая внутренности боль отпустила, наконец, этот изжеванный огрызок, и хотя бы ненадолго оставила меня в покое.

  

   Сколько я шла и куда - не помню: Дворцовый сад огромен, и даже за целый день невозможно пересечь его целиком. А я не смотрела, куда шла. Просто не видела. Поэтому брела, не разбирая дороги, и не слишком понимая, зачем вообще куда-то иду.

   Мыслей внутри никаких не возникало - в душе царила оглушительная пустота. Впрочем, мне было все равно - я слишком устала, чтобы думать и размышлять. Слишком устала, чтобы просто гадать. И слишком устала переставлять одеревеневшие ноги, от которых не было никакого проку.

   В какой-то момент на моем пути попался небольшой тихий прудик, которых в саду было полным-полно. Неглубокий и прозрачный, заключенный в идеально круглую каменную чашу, он даже утопиться не позволил бы как следует, если бы кому-то в голову пришла такая мысль.

   Но у меня мыслей не было.

   И вообще ничего больше не было. Все, на что меня хватило, это бездумно утереть в очередной раз лицо и равнодушно стряхнуть с мокрой ладони многочисленные алые капли. Да... пока еще алые, потому что "синька" почему-то показываться не спешила. Не знаю, хорошо это или плохо, но в темноте хотя бы не видно следов, которые отмечали мой рваный путь сквозь ночные заросли и мимо хорошо утоптанных дорожек. Тогда как по "синьке" найти меня было проще простого - она всегда фосфоресцировала. Так что, наверное, это и к лучшему: попадаться кому-то на глаза мне совсем не хотелось.

   У пруда я стянула насквозь промокшую маску и тщательно умылась, испачкав некогда чистую воду и придав ей заметный розоватый оттенок. Ну и пусть. Авось, до утра никто не заметит. А там все и подживет... наверное.

   Отерев лицо и с недоумением посмотрев на все еще красную руку, с которой быстро скатывались тягучие алые капли, я пожала плечами. Ну ладно. Может, и не заживет до утра. Правда, странно, что кровь не желает останавливаться. Обычно секунда - другая и все, а тут... видимо, ударили меня чем-то совсем неприятным. Чем - понятия не имею, я не маг, но узнавать, естественно, не у кого. Да и не хочется. Пусть бежит. Когда-нибудь наверняка засохнет. Хотя, конечно, с учетом этого нового обстоятельства умываться мне бесполезно.

   Кинув под ближайший куст безнадежно испорченную маску, я мельком взглянула на свое страшноватое отражение, убедившись, заодно, в том, что стала счастливой обладательницей жуткой окровавленной рожи вместо привычной бледной физиономии. Потом так же равнодушно отвернулась, отбросила назад мокрые волосы. Убрала под рубашку некстати вылезший наружу амулет некромантов, чтобы не лез настойчиво под руку. Запоздало подумала, что испачкала его тоже, но потом мысленно отмахнулась и решила: какая, к Айду, мне теперь разница? Все равно отмываться придется целиком. Потому что странные метаморфозы после общения с королем начали происходить не только с глазами и ноздрями - теперь кровь потихоньку сочилась изо всех пор. Вон, рукава уже насквозь пропитались. И не водой. А рубаха мерзко липнет к телу, будто я в ней только что выкупалась. С чего бы после таких новостей беспокоиться о чужом артефакте? Высохнет, не отвалится. А если даже отвалится, то наплевать. Что я, нового себе не найду?

   Потом я побрела прочь, рассеяно волоча ослабевшие ноги и упрямо цепляясь за каждый встреченный куст. Пачкая их, конечно же, но все еще никому (о чудо!) до сих пор не попавшись на глаза.

   Потом меня внезапно замутило.

   А затем и вывернуло какой-то черной жижей под ближайшим кустом. Но после этого стало немного полегче, хотя слабость, разумеется, никуда не делась. Да и голову закружило сильнее. Видимо, от кровопотери.

   Тем не менее, острой боли внутри больше не было. Успокоилась, сволочь, удовлетворилась проведенной работой и постыдно сбежала, не желая видеть результаты своих грандиозных трудов. Но меня это уже не волновало. Главное было - идти. Зачем, почему и куда - неважно, но идти, как будто движение могло меня спасти.

   Как я вышла к Дворцовым воротам, ума не приложу. Чего меня понесло в ту сторону - тем более, не знаю. Однако в какой-то момент, после изрядного блуждания по ночному саду, мутный взгляд углядел какой-то просвет, обрамленный толстыми мраморными колоннами, возле которых, как посланница небес, стояла чья-то оседланная и полностью готовая к дороге лошадь.

   Хозяина не было.

   Стражей на Воротах почему-то - тоже.

   Хотя свет в притулившейся у дворцовой стены караулке еще горел. Наверное, гонец собирался выехать среди ночи со срочной депешей. Или кто-то сильно спешил покинуть Скарон-Ол, не собираясь сердечно прощаться с хозяевами.

   Совершенно не думая о том, что делаю, я в какой-то прострации выползла из тени, цапнула свободно висящий повод и забралась в седло. Не сама, конечно - меня едва хватило на то, чтобы сделать пять шагов навстречу; просто лошадь, видимо, была послушной и хорошо обученной... а может, я ее сослепу левой рукой погладила?.. но, как бы там ни было, добрая конячка, едва поняв, что самостоятельно мне на нее не забраться, послушно легла на землю и охотно подставила спину.

   Умница.

   Потом я многого не помню. И даже представить себе не могу, как умудрилась удержаться в седле и проехать через весь Скарон-Ол посреди ночи, одна, лежа на шее испуганно всхрапывающей лошади, пока она послушно бежала прочь. Особенно не могу представить, как держала поводья и правила в забытьи, стараясь придерживаться одного направления, дабы не болтаться по городу, как на испорченной карусели - по кругу. Я вообще ничего не помню. Клянусь. Кроме тех редких эпизодов, когда замутненное сознание ненадолго прояснялось, а шум в ушах слегка стихал. Но и тогда передо мной мелькали лишь незнакомые дома и редкие огоньки горящих окон, за которыми проносились размазанные силуэты и совсем уж изредка слышались какие-то чужие голоса.

   Как меня выпустили за ворота ночью, кто это сделал и по чьему приказу... видели ли стражи, кого и в каком состоянии везет неопознанная лошадка - не знаю. Не ведаю. Это так и осталось для меня тайной за семью печатями. Видно, сам Аллар хранил меня от сложностей, не позволяя лошади остановиться ни на миг. А то еще и подгонял ее своей незримой дланью. Потому что за пределы города я все-таки выбралась. Меня никто не остановил, не потребовал документы, не сдернул с седла и не спросил с негодованием: где я успела так здорово набраться и почему даже лыка не вяжу, пьяница? Словно чья-то высшая воля оградила нас с кобылой от чужого внимания. И словно витала надо мной в тот момент какая-то особая аура, от которой припозднившиеся прохожие, сами не понимая почему, спешили разойтись в стороны, страшась заступить дорогу.

   Сколько я ехала - тоже не могу сказать. Но знаю одно: из Скарон-Ола мы выбрались еще затемно. Потом я надолго провалилась в забытье, не замечая, что текущая из носа кровь методично капает вниз и безнадежно вымачивает конскую шею, заодно окрашивая ее в неприятный оттенок. Почему я даже не попыталась ее остановить, вставить какой-нибудь тампон из собственных носков, нарвать на лоскуты рукава или же просто промокнуть глаза, непонятно. Но у меня даже мысли не мелькнуло хоть как-то себе помочь. Не говоря уж о том, чтобы позвать на помощь или вернуться, разбудив Лина и напугав его до полусмерти. Просто наваждение какое-то нашло. Помрачение сознания, не иначе. Со мной такое было лишь однажды - когда Тварь распорола ногу и цапнула ядовитыми когтями. Тогда мне тоже было плохо. Тогда у меня тоже все плыло перед глазами, и голова гудела, как медный котел, по которому с чувством ударили бейсбольной битой. Но тогда дело было в яде... а сейчас?

   Первая вялая мысль вызвала болезненные спазмы в животе, и меня снова вывернуло наизнанку. Прямо на несчастный бок вздрогнувшей от неожиданности лошадки, которая от такого отношения внезапно разобиделась и понесла.

   А я снова потеряла сознание.

   Плохо было еще и то, что я успела отключить все свои Знаки. Опрометчиво усыпила своего чуткого демона. Ушла, никого не предупредив и никому не сказавшись. Да еще и обратно не вернулась, почему-то ища утешения на стороне. Где-нибудь подальше от Дворца. Как будто близость человека, нанесшего мне такой предательский, но очень верный удар, могла усугубить последствия этого некрасивого поступка. И как будто какое-то чутье, оставшееся неподвластным действию неизвестного заклятия, неумолимо вело меня прочь, разрывая эту невидимую связь, сжигая за мной все мосты, засыпая оставшуюся позади дорогу пеплом сгоревших надежд и покрывая ее холодным маревом проснувшейся от спячки Тени.

   Да... той самой Тени, которая, как мне иногда казалось, следовала в ту ночь за мной по пятам.

   Когда до лошади дошло, что она везет на своей спине не Ишту, а бредящий полутруп, из которого на нее, бедную, безостановочно капает еще горячая кровь, с несчастной кобылой, похоже, случился самый настоящий припадок. Потому что, в какой-то момент рванувшись прочь, как обезумевшая, она дальше понеслась так, словно за ней гнались все демоны преисподней. Причем, неслась в ночь. Не разбирая дороги. Мимо жмущихся к обочинам домиков, палисадников, распаханных полей, а вскоре и вовсе - непонятно куда. Более того, в какой-то момент нормальная дорога ее полностью перестала устраивать, и эта дикая сволочь полетела сквозь редкий подлесок, стремясь уйти от города так далеко, как это только возможно.

   Хотя, может, это мое неосознанное желание ее подгоняло?

   Как бы там ни было, но через некоторое время, очнувшись ненадолго после очередного взбрыка, я с вялым удивлением обнаружила, что все еще сижу (вернее, лежу) верхом и пока не успела сломать себе шею, рухнув со своего транспортного средства на полном скаку. Более того, держусь за гриву так, будто собираюсь вырвать ее с мясом. Надо думать, что лошадка решила избавиться от такого горе-седока. Больно ей, наверное?

   Потом я сообразила, что нахожусь не просто непонятно где, а очень и очень далеко от обитаемых мест. Потому что попыталась обернуться, чтобы отыскать взглядом огни Скарон-Ола, и неожиданно не смогла их различить. Зато вместо них нашла ровную, как доска, степь, поросшую редкой травой и усеянную невысокими холмами, как барханами; вывернутое наизнанку небо над головой, на котором под аккомпанемент удивительно крупных звезд танцевали друг возле друга две местные луны. Ошарашено моргнула, не понимая, как такое возможно, если по моим ощущениям мы мчались не меньше нескольких часов, а полночь уже давно должна миновать. И, как следствие, все же разжала судорожно вцепившиеся в гриву руки.

   Секунд десять после этого я еще каким-то чудом оставалась на прежнем месте, удивленно провожая глазами мелькающую под копытами землю. Но потом мое везение внезапно закончилось - почуяв свободу, лошадь активно дернула задом, я освобождено подлетела вверх, не успев снова схватиться, а потом с тихим стоном вывалилась из седла, поражаясь про себя, что не сделала этого двумя или тремя часами раньше.

   От удара меня аж подбросило, мгновенно развернув и швырнув куда-то в сторону, как надоевшую игрушку. Потом протащило по жесткой земле, в клочья раздирая куртку. Обо что-то задело - послышался громкий треск ломаемых веток. Потом еще раз ударило, заставив глухо застонать и крепко зажмуриться. После чего, наконец, скинуло с какого-то уступа, с размаху уронив на плоское каменное ложе. И после этого я уже точно ничего не помню.

   Кроме мелькнувшей перед самым носом крылатой тени, от которой очень знакомо пахло серой и хвоей.

  

-Глава 15-

   - ...Надо мною тишина,

   Небо, полное дождя,

   Дождь проходит сквозь меня,

   Но боли больше нет.

   Под холодный шепот звезд

   Мы сожгли последний мост,

   И все в бездну сорвалось...

   Свободным стану я

   От зла и от добра.

   Моя душа была на лезвии ножа...

   Я глубоко вздохнула и, смахнув со щеки медленно текущую алую каплю, вопросительно посмотрела на крупного черного ворона, сидящего на соседнем выступе и внимательно слушающего мой голос.

   - Нравится? Хороший человек написал. Душевно. Кажется, как раз про меня.

   Ворон сделал странное движение, похожее на пожатие плечами, и мигнул.

   - Наверное, ты прав, - вздохнула я, задрав голову и посмотрев на усеянное звездами небо. - Дождя пока еще нет. Но, может, будет? Что-то небо хмурится.

   Птица хрипло заклекотала.

   - Хочешь еще?

   - Кар-р.

   - Ладно. Тогда слушай.

   Заложив руки за голову, я приподняла нос повыше, чтобы медленно сочащаяся кровь не попадала в рот, и прокашлялась.

   Странно, да? Лежу себе на холодном валуне, об который полчаса назад едва не расшиблась насмерть. Гляжу на пернатого соседа, почему-то решившего составить мне компанию в этой глухомани. Понятия не имею, где нахожусь. Почти одна. Глубокой ночью. Побитая, как больная собака, которую только что выгнали из дому. Истекаю себе потихоньку кровушкой, которая уже покрыла синими (наконец-то!) разводами все ближайшие камни. Но ни фига не беспокоюсь, таращусь в ночное небо и нахально распеваю песни своей бесконечно далекой родины, которые именно сейчас кажутся мне невероятно уместными. При этом даже не помышляя не то, что куда-то идти, а даже не пытаясь встать.

   Знаю просто, что есть встану, то тут же упаду. А падать с вершины одинокой скалы опасно - подо мной метров двадцать сплошного камня, крутой до невозможности склон, куда лучше не взбираться без страховки, и целая равнина битого щебня, на которой с такой высоты от меня не останется даже мокрого места. Вот и лежу я теперь. Вот и пою тихонько, потому что слезать отсюда некуда, спрыгнуть нет никаких сил, позвать на помощь некого, а летать без крыльев я еще не научилась.

   Только ворон и развлекает меня своим молчанием. Хотя какое ему до меня дело - непонятно. Может, просто мимо пролетал. А может, увидел, как я падаю и качусь неваляшкой по высокой горке, да и решил проверить, не найдется ли чем поживиться. И, хоть на ужин я не годилась, видимо, ему было интересно за мной наблюдать.

   А мне все равно. Пусть себе сидит. Другой-то компании до рассвета у меня так и так не будет.

   - Надо мною тишина,

   Небо, полное огня.

   Свет проходит сквозь меня,

   И я свободен вновь.

   Я свободен от любви,

   От вражды и от молвы,

   От предсказанной судьбы

   И от земных оков.

   От зла и от добра.

   В моей душе нет больше места для тебя.

   Я свободен...

   словно птица в небесах.

   Я свободен...

   я забыл, что значит страх.

   Я свободен...

   с диким ветром наравне.

   Я свободен...

   наяву, а не во сне...

   Сколько я пела, точно сказать не могу. Но достаточно долго для того, чтобы голос не просто охрип, а превратился в усталый шепот, почти не тревожащий воздух. "Кино", "Воскресенье", "Ария", Шевчук... я пела все, что только могла вспомнить, и все, что соответствовало моему разбитому состоянию. Особые авторы для особого настроения. В котором из всего огромного мира остается лишь беспросветная тоска и где даже внезапный прыжок со скалы видится не последней глупостью, а лишь завершающим штрихом к законченной картине неудавшейся жизни.

   - ...А может быть, разбить окно

   И окунуться в мир иной,

   Где, солнечный рисуя свет,

   Живет Художник и Поэт...

   Зажав в левой руке королевский сапфир, я в который раз задумчиво отерла лицо, отметив про себя, что крови течет уже гораздо меньше. Кажется, заклятие, хоть и было сильным, все же не справляется с "синькой", и она успешно меня подлечивает, не давая некрасиво скопытиться под пристальным взглядом смутно знакомого приятеля. Ну, вернее, мне хочется думать, что ворон тот же самый - больно необычно он себя ведет: не улетает, не клюет, не боится. И даже смотрит сверху почти по-человечески.

   - Иди-ка сюда, - позвала я, когда последние слова песни отгремели по пустой степи причудливым эхом.

   Ворон задумчиво наклонил голову, однако послушался - припрыгал, смешно подскакивая на камнях, как на пружинках. Более того, видя, что я не порываюсь вставать и даже шевелиться, он нахально запрыгнул мне на грудь и уже оттуда уставился круглым желтым глазом, словно спрашивая, зачем звала.

   - Хочу убедиться, - пояснила я, внимательно его изучая снизу. - В том, что ты - тот самый. Ты ведь не в первый раз меня находишь, верно?

   Ворон насмешливо каркнул.

   - Вот-вот. С крылышками-то именно ты мне когда-то подсказал. Да и в Эйирэ могу поклясться, что тебя видели. И от жрецов в Невироне ты меня отмазал. Только вот вопрос: почему? Что ты во мне нашел? Помнится, в тот раз ты на этот вопрос не ответил. А теперь что скажешь?

   Он пренебрежительно фыркнул.

   - А в клюв? - спокойно осведомилась я, выразительно качнув кулаком с болтающейся снизу цепочкой. На что ворон снова каркнул - уже явно негодующе, после чего больно царапнул мне когтями грудь и, хлопнув крыльями, проворно взлетел.

   Я проводила его взглядом, пристально следя за тем, как он делает наверху широкий круг (то ли почета, то ли, наоборот, похоронный), а потом негромко затянула:

   - Черный ворон, что ж ты вьешься,

   Над мое-е-ею головой?

   Ты добычи не дожде-е-ешься...

   Черный во-орон, я не твой...

   - Кар! - недовольно откликнулся на мои инсинуации улетающий птиц.

   Я оборвала народное творчество и фыркнула.

   - Да и хрен с тобой. Когда приспичит, вернешься. Не зря ж ты за мной по всему миру летаешь? К тому же... - я машинально посмотрела на зажатый в руке камень и, увидев на нем "синьку", вздохнула. - Ну вот. И этот испачкался. Сколько же во мне крови, а? И сколько из нее человеческой? Сволочь ты, Ли-Кхкеол. Вот как есть сволочь. В человеке всего пять с половиной литров этой полезной субстанции - литр в коже, еще столько же в печени и селезенке, остальное в сосудах... а из меня ее вытекло, как минимум, в два раза больше. Мне давно помереть пора, а твоя "синька" все дело портит! И сдохнуть никак, и жить неохота. Ты бы хоть спросил, гад, хочу ли я становиться похожим на тебя. Хоть бы предупредил, что оно так получится. Э-эх...

   Уронив голову обратно на камень, я снова бездумно уставилась на небеса.

   Хреново так лежать без движения, высчитывая, сколько же там высыпало звезд. Но встать не могу - ноги подкашиваются. Едва руками шевелю, однако недолго и без особого толку. Вон, даже какой-то камешек не могу удержать на весу больше минуты. Какое уж тут спускаться? Разве что головой вниз прыгнуть? Но я вроде не самоубийца. Едва живая, конечно, однако пока еще не остываю. Мне бы до утра как-нибудь дожить. Долежать потихоньку, не свалившись со своего насеста. А там посмотрим, где я есть. Может, до братиков дозовусь, и они мне всыплют по первое число за то, что...

   Внутри предупреждающе все сжалось от одного намека на воспоминание о короле, и я поспешно повернулась на бок, чтобы, если опять вырвет, хотя бы не сделать это неприличное дело на себя. Однако пронесло - просто помутило и все. При этом ощущения остались - блеск. Можно по коробочкам складывать и за большие деньги продавать тем, кто желает на своей шкуре узнать, что такое беспросветная депрессия.

   Хорошо, что хоть нигде и ничего не болит. Как в песне - боли больше нет. По, крайней мере, физической. А о том, что догорает внутри, жадно выгрызая глубокие каверны, никто не узнает. Впрочем, к этой боли я уже успела немного привыкнуть. Человек, как оказалось, действительно ко всему привыкает. Даже к смерти. Слабость только страшная немного мешает. И апатия безумная - ничего не хочу. Ни шевелиться, ни вставать, ни звать на помощь. Впрочем, и не могу тоже - чувствую, что если только чуть напрягусь, то внутри что-то окончательно лопнет. И тогда залью я тут половину степи своей драгоценной "синькой", потому что и так держусь на одной склизкой сопле.

   Сейчас я - словно крохотный камешек, упавший с вершины огромной скалы от удара тяжелого сапога; прокатившийся по ее гладкому боку, потерявший все свои корни и почему-то остановившийся на самом краю бездонной пропасти, каким-то чудом зацепившись за дрожащую от напряжения соринку. Лишь качнет его легким ветерком - мгновенно сорвется вниз. Шепнет кто-то неловкое слово, заденет слегка - и он уже не удержится. А внизу глубоко. Темно. Глухо, как в могиле. Только и слышно, как между скалами воет невидимый ветер. И видно, как сверху лениво проплывают тяжелые, равнодушные ко всему тучи.

   Ни вперед ни качнуться, ни назад уже дороги нет... застрял бедный камешек. Завис на пороге настоящего. И падать не хочет, и возвращаться обратно некуда. Все сожжено позади. Все разрушено. Но сам камешек больше ничего не решает. Никуда не стремиться, не борется, не барахтается. Будущее бездумно оставлено им на волю Всевышнего. Просто потому, что своих сил уже ни на что не хватает.

   Устало прикрыв глаза, я покрепче сжала королевский сапфир и снова вздохнула.

   И чего, спрашивается, уцепилась за него, как за родной? Чего вообще брала с собой? Боялась, что потеряю? Ну, тогда - ладно, тогда еще можно было на что-то надеяться, а сейчас что? Все ведь уже известно, все понятно, все решено и даже сделано. У меня в душе один пепел остался. Вместо сердца догорает пустая головешка. Я едва дышу. В кровище вся, как после убоя. От каждого движения в глазах мутнеет и к горлу тут же подкатывает опасная тошнота. А я все равно его держу, как будто больше нечего в руку взять. Все равно незаметно поглаживаю холодные грани, словно они могут ответить мне: ПОЧЕМУ? Все равно время от времени набираюсь смелости посмотреть на чужой подарок, пытаясь увидеть в нем свое жутковатое отражение. А потом снова убираю подальше, чтобы поскорее забыть и не бередить еще кровоточащую рану.

   - Зря, - прошептала я, неподвижно глядя на медленно движущиеся облака. - Все было зря. Зря ждала. Зря верила. Зря надеялась. И боролась за него тоже зря... эх, Гайдэ, Гайдэ... наивная ты еще, зеленая, совсем глупая девчонка. До сих пор не научилась различать, кому можно верить, а на кого бесполезно тратить слезы. Хотелось тебе сказки - вот она, твоя сказка. Не допрыгнула золотая антилопа до заветной вершины. Не смогла. Соскользнули копытца с обледеневшего склона. А руку подать было некому, потому что на той вершине, куда ты стремилась, есть место лишь для одного обитателя. Как в гробу. А зияющая внизу пропасть оказалась усеяна слишком острыми камнями. Упав в нее, что теперь от тебя осталось?

   Я подняла уставшую руку и с горькой усмешкой посмотрела на свое исказившееся в отражении лицо, покрытое засохшей коркой синеватой крови.

   - Ничего не осталось, девочка. Совсем ничего. Один только пепел. А к утру не будет даже этого - в горах, как известно, всегда дует сильный ветер. Зря ты вышла на свет из-за надежной спины Фантома. Зря променяла его доспехи на белое платье. Зря открылась. И зря решила, что его защита тебе больше не нужна. Теперь получится, как в "Горце" - из нас двоих должен остаться только один. И это, к сожалению, будешь не ты. Король сказал, что у меня есть одна серьезная слабость... и он прав: ты - моя единственная слабость. Ты - маленькая наивная девочка, которая почему-то решила, что сможет изменить этот мир...

   Заслышав внизу какой-то шум, я с трудом перевернулась на живот и осторожно подползла к краю приютившей меня скалы, царапая ее одной из граней драгоценного камня. Потом так же осторожно выглянула наружу, почти без удивления увидела, как шевелится подо мной земля, и невесело хмыкнула.

   - Вот и дождалась дорогих гостей. Круто же меня занесло на повороте. Кажется, местная нежить решила, наконец, проснуться?

   Словно в ответ, далеко внизу земля начала медленно вздыбливаться, приподнимаясь целыми валами и неторопливо осыпаясь с выгнутых, показавшихся наружу спин, сваливаясь целыми комками с расправляющихся крыльев. Затем облака на небе ненадолго разошлись, позволив лунному свету упасть на блестящие, будто маслом политые, хитиновые панцири, острые когти, вспарывающие твердую породу, как простой песок. Потом простирающаяся подо мной равнина расцветилась множеством угрожающе красных глаз, в которых, как всегда, единственным чувством был неутолимый голод. Наконец, потревоженная земля выпустила из себя последнюю проснувшуюся Тварь, и над Степью (вот, значит, куда меня занесло!) пронесся долгий заунывный вой.

   Я с немым укором взглянула на молчаливый сапфир, слабо отражающий свет далеких звезд и едва просматривающийся под плотной коркой из намертво присохшей к нему "синьки".

   - Эх, Ваше Величество... что же вы меня не добили, а? Такой отменный был замах, такой великолепный удар, какая красивая и изысканная в своей завершенности месть... но как жестоко с вашей стороны было ее не закончить. Не по-мужски - смертельно ранить леди, а потом бросить ее на съедение дикому зверью. Кажется, опять мне придется доделывать вашу работу. И опять Фантому исправлять вашу ошибку. Вот только как ее исправить, когда резать придется по-живому? Как избавиться от души, если она совсем не желает умирать? Яду ей дать? Отравленным кинжалом в спину? Вам-то уже все равно. У вас воистину каменное сердце. Такое же твердое и холодное, как ваш амулет. А мне будет тяжко становиться таким, как вы. Хотя при наличии большого желания нет ничего невозможного, да и помощников тут - море...

   Глянув вниз на то, как отряхиваются и настороженно принюхиваются ожившие Твари, я снова усмехнулась.

   - Какая ирония. Кажется, мне впервые приятно вас видеть, ребята. И впервые вы пришли так вовремя - сегодня тут как раз нужна ваша помощь. Думаю, вы закончите то, что начал Его Величество. И избавите меня от необходимости резать себя на куски. В конце концов убийство - это же ваш профиль. Интересно, вы меня учуете или надо подсобить?

   Нежить, явно не слыша моего сиплого шепота, принялась медленно разбредаться по мертвой степи.

   - Плохо. Видимо, придется все-таки подсобить. На лысину кому-нибудь плюнуть или камешек кинуть... жаль, что я без шлемака. И жаль, что даже платок сейчас не доброшу. Но делать-то что-то надо? Не век же мне тут ждать, пока до вас дойдет? Кхм...

   Я быстро огляделась по сторонам, присматриваясь к крутому склону. Потом снова глянула вниз, на спокойно рыскающих Тварей. Затем - на свой насест, с которого вниз еще не успела стечь моя кровь. Задумалась. Поколебалась. Но делать нечего - самой мне было не справиться.

   - Черт, что ж за невезение? Когда не надо, они тут как тут. В Хароне шагу ступить не давали. А теперь - вона, бродят и в ус не дуют. Эй, ребята-а-а... блин, голос сел. Не надо было песни орать над пустыней. Хриплю теперь, как старый саксофон.

   Я обреченно вздохнула.

   - Кажется, придется все-таки слезать? В гости-то заманивать их нечем - даже крови почти не осталось. А вены, как назло, резать бессмысленно - и без того все вытекло... тьфу! Пропасть! Все у меня не как у людей! Видно, планида такая... неудачная. Или карму кто испортил? Ладно, сейчас что-нибудь придумаем.

   М-м-м... я свесилась с края скалы, внимательно изучая близлежащие камни, но дотянуться до них было проблематично. Так бы скинула какой, и Твари быстро бы избавили меня от сомнений. Но я, как назло, так ослабла, что уже плохо соображаю, что делаю. Мало того, еще и кинуть-то нормально не могу. Разве что самой отсюда свалиться им на головы?

   Я еще раз оценила расстояние до низа и зябко передернула плечами.

   Не. Неохота раскидывать мозги по всей земле. Неэстетично это. И очень расточительно. Женщины, они (то есть, мы) такие - вены перерезать могем, а вот повеситься - фигу. Нам и после смерти хочется выглядеть привлекательно. Какой нонсенс, да? Однако добраться до нежити мне надо. У них, пожалуй, получиться сделать то, чего не могу я - избавить меня от жуткой пустоты в груди. Забрать грызущую внутри боль. Помочь одной неразборчивой леди надолго уснуть... или умереть - это уж как получится. За Гая я не волнуюсь - призраки так просто не умирают, а вот Гайдэ во мне еще слишком сильна. Где-то с нее мало толку, а тут, как назло, не отвертишься. Вцепилась в душу, как клещ, тянет жилы, тревожит своим криком, бередит свежую рану. Как ни крути, Фантому потребуется помощь. А ОНИ - такая помощь и есть. Ха-ха. Скорая. Склифосовские и Боткины в одном лице. И хирурги, и патолого-анатомы...

   Просто выбирай, кого хочешь!

   Утерев намокший в бессчетный раз подбородок, я, наконец, приняла решение и, отодвинувшись от опасно близкого края скалы, осторожно положила амулет на камни.

   - Вот и все. Теперь Гайдэ вас не потревожит, Ваше Величество. Она вообще больше никого не потревожит, потому что ее время прошло. А амулет потом обязательно найдут. Все-таки приметный он у вас. Только холодный слишком и тяжелый настолько, что даже Иште оказалось не под силу удержать на себе этот груз. Но вряд ли на него позарится кто-то еще. Разве что глупые сороки?

   Шмыгнув носом, я аккуратно отползла подальше, оставив королевский подарок сиротливо светиться в ночи потусторонним светом. Смутно подивилась такой иллюминации, но потом вспомнила, что он защитный, и пожала плечами. Что ж, вблизи от нежити ему и положено подавать сигналы опасности. Так что ничего удивительного в этом нет. Пусть себе светится потихоньку. Пусть сообщает всем любопытным, где его можно найти. А мне он уже ни к чему - Фантом не нуждается в подобных подарках, тогда как Гайдэ...

   - Гайдэ пришла пора умереть, - неслышно прошептала я, после чего отпустила руки и, как по горке, съехала по крутому склону вниз, чуть не содрав кожу на спине и едва не врезавшись в какую-то неживую мерзость.

   Как вскоре выяснилось, мое появление для Тварей стало полной неожиданностью. Когда я практически свалилась им на головы и гордо выпрямилась, пошатываясь на подгибающихся ногах, они так изумились, что даже сперва не поверили своему счастью. Ну, как же! Такой подарок судьбы! Один-одинешенек! Невооруженный! И слабый, как умирающий лебедь на легендарном "озере" Чайковского!

   Самое странное, что нежить была совершенно обычной: парочка взрослых кахгаров, одинокий и потому заметный хартар, маячащий неподалеку, как лакированная черная гора из мышц и неуязвимого хитина, прорва всякой мелочи вроде тикс и фанр, приличная стая молодых гарпий, еще не успевшая подняться в небо... почитай, все окрестное пространство было заполнено нежитью до отказа. Тварей было непростительно много. Тысячи три навскидку, не меньше. И это - лишь те, кто оказался рядом с моей скалой. А дальше под ними уже и земли не разглядеть. Ночь до самого горизонта осветилась багровыми угольками их неживых глаз. Однако ожидаемой реакции на мое появление почему-то не было - они, что невероятно, не выли, не рычали радостно, не кинулись навстречу, как к любимой родственнице. Даже не захрипели от жадности, давясь слюнями, как положено.

   Странно. С чего бы это?

   Они просто стояли и молча смотрели, не делая ни единого движения и, кажется, даже не дыша. Причем, их оторопь была настолько искренней и неподдельной, что я даже почувствовала некоторое раздражение. Блин. Я тут, можно сказать, жертвой решила стать в кои-то веки, а они непонимающе таращат глаза и будто разучились нападать!

   Что за фигня?

   - Ну, кто на новенького? - охрипшим голосом спросила я, надеясь, что хотя бы это подстегнет их инстинкты и заставит выйти из ступора. - Замерзли, что ли? Я жду. Кто первый?

   Наконец, в толпе кто-то неуверенно рыкнул.

   - Слава тебе, господи! Очнулись! Ну-ка, цыпа-цыпа...

   Рык повторился, но совсем слабо, а потом вообще затих, стоило мне сердито сплюнуть и сделать неловкий шаг навстречу. Более того, среди нежити наметилось какое-то движение. Причем, сослепу мне даже показалось, что передние ряды как-то странно отступили назад. Хотя, конечно же, такого не могло быть.

   Я, прихрамывая сразу на обе ноги, сделала еще шаг.

   - Эй!! Че застыли?!! Особое приглашение, что ль, нужно?! Кушать подано - идете жрать, пожалуйста! Или оглохли?!

   Нет реакции.

   - Вашу мать!! Вы что, специально?!! Издеваетесь, а?!!

   В моей руке тускло засветился медленно выбирающийся из ножен Эриол, ощутивший смертельную угрозу, и вот тогда Твари снова зашевелились. Я знаю - наследие эаров для них как вызов, как прямой приказ к нападению, потому что бледнокожие нелюди были их давними, непримиримыми врагами. И вражда эта тянулась, наверное, еще с тех времен, когда на Во-Алларе не водилось ни людей, ни хвардов, ни даже миррэ. Поэтому нежить никак не могла не узнать моего оружия. Не могла не зарычать глухо и недовольно. И просто не могла не ринуться в бой, поняв, что заполучила на поздний ужин не обычного двуногого, а заклятого врага, у которого, к тому же, на второй руке беспокойно шевельнулись Знаки истинной Хозяйки.

   Но я напрасно надеялась, что моя самоубийственная дурость даст хоть какие-то плоды - при виде Эриола нежить действительно заворчала и расступилась, пропуская вперед пару взрослых кахгаров. Затем с края поля бесшумно примчался громадный хартар, при виде которого я чуть не вскинулась в радостной надежде. Но тут неожиданно случилось то, чего я никак не ожидала - злобные и вечно голодные Твари внезапно переглянулись (!!), низко заворчали друг на друга (!!!), а потом разошлись в стороны, по-прежнему отказываясь меня убивать!!!!

   - Твою маму... - бессильно выдохнула я, измученно опуская Эриол. - Что еще за фокусы? Мне что, по всей Степи за вами гоняться? Может, просить надо, чтобы вы сделали то, что мне нужно?

   Твари дружно фыркнули и, приподняв зубастые морды, настороженно понюхали воздух. А потом так же дружно повернулись к верхушке скалы, откуда я только что съехала, и вперили в нее неподвижные взоры, только сейчас заметив, как оставшийся в одиночестве амулет короля принялся рассыпать в воздухе яркие голубые искры.

   Я мельком покосилась тоже, но мысль о том, что это именно амулет портит мне все планы, отбросила сразу. Нет, невозможно. Если бы он был способен хоть как-то влиять на Тварей, то у Айдовой Расщелины у нас не возникло бы столько проблем. Его Величество одним движением бровей разогнал бы там всю нежить, благополучно вычистил их норы, закрыл ущелье наглухо, и никакой помощи от Фантомов ему бы уже не понадобилось.

   Тогда в чем дело?

   Словно услышав мои мысли, один из кахгаров огромным прыжком скакнул к подножию скалы. Глухо рыкнул, глубоко присев, а потом одним ловким движением взметнул мощное тело наверх. И всего через пару мгновений оказался возле отчаянно мигающего артефакта, которому вдруг взбрело в голову привлечь к себе внимание. Более того, все мои догадки касательно его свойств оказались верны - кахгару голубоватый свет не причинил никакого вреда. И даже когда Тварь ловко подцепила его когтем, скинув со скалы, как никчемный кусок подошвы от ботинка, королевский сапфир смог только бессильно сверкнуть и, стремительно пролетев все двадцать метров до земли, голубой искоркой затеряться где-то внизу, мгновенно прекратив портить мне настроение.

   - Очень эффектно, - съязвила я, когда кахгар, будто ожидая одобрения, звучно щелкнул челюстями и выжидательно на меня посмотрел сверху. - И что дальше? Я дождусь от вас каких-нибудь действий?

   Но Твари по-прежнему молчали.

   Нет, это просто невероятно! Поверить не могу, что со мной это происходит! Стою тут, как распоследняя дура, шатаюсь, как маятник в грозу, исхожу кровью, от которой вся местная нежить должна просто сходить с ума... и никак не могу ее заставить напасть!!

   Может, я сплю, а?

   Больно ущипнув себя за предплечье, я зашипела и громко фыркнула.

   Нет, не сплю. Больно. А значит, творится что-то непонятное и неправильное. Меня категорически не хотят жрать. Факт? Факт. Ко мне боятся подходить. Факт?

   Я сделала новый шаг в сторону второго кахгара и нахмурилась еще сильнее: да, факт. Тварь явно попятилась, даже не думая отгрызать мне голову за наглость. Более того, эта зараза еще и хвост поджала. Уши втянула в тупую башку. Зубы показала, но скорее для острастки. А вот страшенные когти, напротив, поспешно втянула.

   Фигня?

   Фигня.

   Бывает такое в жизни?

   Нет, не бывает. Я же не нежить. Я - не они. И на мне не висит никакой...

   И вот тут-то меня, что называется, осенило.

   Мать моя!!!

   Ошалело хлопнув ресницами, на которых еще не успела засохнуть кровь, я так и села там, где стояла. От растерянности даже Эриол отпустила и позволила неохотно втянуться обратно в руку. Твою маму... твою етишкину маму... это что же получается? Неужели ОНО все еще работает?!!!!

   Замерев от дикой догадки, я осторожно потянулась к груди, где под рубахой уже давно мешался и неприятно кололся иголками добытый в Невироне амулет. Тот самый, который вдруг испортил мне ауру. Тот самый, о котором я едва не позабыла. Тот самый, который так встревожил моих братьев. И тот самый, который Лин добыл для меня у статуи Айда.

   Неизвестного происхождения коготь лег в мою руку так, словно никогда ее не покидал. Неприятно теплый, черный как деготь, со следами моей ненормальной крови, светящейся в темноте призрачными серебристыми капельками. Цапнула я его недавно всей пятерней, вот он и светится теперь. А если бы не "синька", то молчал бы и висел, как миленький.

   Кровь...

   Вся магия Невирона была завязана на крови. Магия некромантов. Магия жрецов. Магия верных служителей бога мертвых, к которой я когда-то случайно прикоснулась. Понятия не имею, с какого места мой демон стащил эту безделушку, но она явно работает. Причем, даже сейчас работает! Вдали от Храма, его жрецов и даже самой Долины! Она просто РАБОТАЕТ! И она не дает голодным Тварям накинуться на меня, как на обычную дичь. Несмотря ни на одуряющий запах крови, ни на Эриол, ни даже на то, что под левой перчаткой уже тревожно шевелятся от близости нежити мои многочисленные Знаки.

   Вот это номер...

   Обалдело сжав в ладони свой новый амулет, я в шоке уставилась на собравшихся вокруг Тварей. Мертвых, голодных до спазмов в желудке, жадных до крови, нервно подрагивающих от моего человеческого запаха, дико ненавидящих все, что связано с Иштами и эарами... но все еще неподвижных. Все еще чего-то ждущих. И осторожно отступающих под моим пристальным, медленно тяжелеющим взглядом, в котором вдруг появилось совершенно новое выражение.

   У меня хищно сузились глаза.

   Вот, значит, как? Вот каким образом некроманты управляются со своими подопечными? Выходит, все гораздо проще, чем я думала, и на самом деле Твари - это не порождения Айда, а просто... создания самих жрецов?! Или, быть может, одного единственного жреца, который, конечно же, не преминул оставить для себя способ управления этими опасными созданиями?

   Что ж, тогда бы это все объяснило. Все несуразицы, нелепости, все мои сомнения и неопровержимые факты. Особенно - "метки", на которые ни одна Тварь не смела покуситься. И, особенно, мой сегодняшний конфуз, о котором, слава богу, никто не узнает.

   Желая проверить свои догадки, я сжала внезапно засветившийся багровыми огнями амулет Айда, едва не обожглась, но тут же упрямо сжала зубы и стиснула его так, что он едва не переломился у основания. А потом буквально воткнула горящий взгляд в ближайшего кахгара и, медленно поднявшись, очень четко, холодно велела:

   - Ко мне!

  

-Глава 16-

   Утоптанная за многие десятилетия земля ложилась под сильные лапы быстро и ровно, словно под колеса хорошего автомобиля на очень качественных рессорах. На таком не болтает, не мотает, не трясет на каждой кочке. Бурая поверхность внизу сливается в сплошную смазанную полосу, в которой не удается разглядеть ни камешка, ни веточки, ни жухлой травинки. Просто потому, что скорость такого "авто" превышает все мыслимые и немыслимые пределы.

   Сидеть на кахгаре оказалось неудобно - я постоянно соскальзывала с гладкой спины, а зацепиться могла только руками за небольшие выступы на холке, которые весьма отдаленно напоминали дверные ручки. Ноги же болтались в неизвестности, где-то между углом нижней челюсти и грудной клеткой, так и норовя попасть в щель между хитиновым панцирем на шее и мерно двигающимися плечами. С седлом было бы гораздо удобнее, но где его взять? Хорошо уже то, что в основании шеи отыскалось крохотное местечко без шипов, куда я смогла примостить свою измученную тушку.

   А еще кахгар очень быстро бегал. Думаю, раза в полтора быстрее, чем Лин. Правда, проверить это я могла только на прямой и ровной степи, но полагаю, что и в горах он будет чувствовать себя достаточно уверенно. Этакий вездеход клыкастый. Идеальный штурмовик и просто совершенный боец, опасный не только своими зубами и когтями, но еще и тем, что проходимость у этого полуживого танка была поразительной. Куда угодно залезет. Докуда хочешь дотянется с такой длинной, почти телескопической шеей. Зубами стальной доспех с одного раза перекусит. А уж как он через овраги перепрыгивает - дай бог каждому оленю. Не говоря уж о том, что "руля" этот танк слушался так, как не всякая дорогая иномарка сумеет.

   - Стой, - велела я, когда заметила, что небо вдалеке едва заметно посветлело.

   Кахгар плавно затормозил, не качнув меня даже капельку, и послушно встал. Спокойный, размеренно дышащий, неутомимый и совершенно не уставший после трехчасовой пробежки, которую я ему устроила в качестве аперитива. Просто терминатор какой-то.

   - Лежать.

   И он так же послушно опустился на брюхо, позволив мне легко соскользнуть на землю. Даже не возразил, когда я наступила ему на лапу. И не дернулся, когда мне приспичило изучить его поближе. Только провожал внимательным взглядом, пока я огибала его по кругу и рассматривала, как опытный автовладелец не расхваленную рекламой, но оказавшуюся настоящей находкой покупку, попутно обдумывая, что мне теперь делать с этим неожиданным открытием.

   То, что Тварь подчиняется амулету, было ясно, как божий день - кахгар не сводил с него взгляда все то время, пока мог меня видеть. Он начинал нервничать, когда я прикасалась к творению некромантов. И явно забеспокоился, когда я его сняла и какое-то время удерживала просто в руке. Так что да - дело только в амулете. И в том, что он каким-то образом заставлял нежить слушаться. Хотя после того, первого раза, он быстро погас и больше ничем не выдавал своей принадлежности к Храму.

   Однако сейчас надо было что-то решать - приближался рассвет, а кахгар, как ни крути, существо ночное. Очень чувствительное к солнечным лучам. И крайне подверженное разрушительному действию дневного света. Глупо терять его мне не хотелось - и так прекрасно знала, что с ним случится, если мы промешкаем. Да и не больно-то я желала проверять, станет ли он слушаться в том случае, если его инстинкт самосохранения (а такой наверняка есть) войдет в прямой конфликт с моим приказом. Иными словами, если я велю ему сидеть до утра, дожидаясь появления смертоносного светила.

   Какого бы то ни было плана действия у меня пока не было. Не успел просто сложиться, потому что последние события полностью выбили меня из колеи. И Совет, и недолгая беседа с королем, и... стоп, не думать! Но, особенно, последующее за ним изменение моего самочувствия и иррациональное желание испортить себе карму еще больше. Смешанное с прямо-таки нечеловеческим стремлением задавить те отвратительные воспоминания и еще большим по силе намерением избавиться от мерзопакостной слабости, из-за которой я без посторонней помощи не могла сделать даже десятка шагов.

   Правда, кровь у меня из глаз и носа больше не текла - видимо, "синька" все-таки одолела непонятную заразу, но ощущения в теле остались наимерзейшие. А последствия, я думаю, будут аукаться еще не один день, напоминая о себе то прострелом в спине, с которой вчера намудрил мастер Лаор, то дрожью в ногах, то головокружением, а то... как, к примеру, сейчас... подкатывающей к горлу тошнотой, повторяющейся всякий раз, когда я начинала думать о короле и о том, что со мной случилось благодаря его чертовой магии.

   Чем уж в меня запустил, что это за заклятие такое - Айд знает. Однако моя дейри оказалась к нему восприимчивой, так что впредь мне придется быть настороже. Если бы не "синька", думаю, что могла бы и не выжить. А еще думаю, что именно на такой результат и рассчитывал Его Королевское Величество, когда испытывал свое новое оружие в реальных, так сказать, условиях.

   Проще говоря, этой ночью он пытался меня убить.

   И, видимо, его не смущало ни мое прошлое, ни громкий титул, ни даже близкое присутствие Фантомов, четверо из которых, между прочим, являлись чистокровными скаронами и весьма трепетно относились к такому понятию, как кровная месть. Однако Его Величество, наверное, решил, что игра стоит свеч. Или же знал что-то такое, что могло отвести от него все подозрения. Хотя, конечно, мне нелегко думать, что он оказался настолько мстительным, мелочным и до отвращения последовательным типом, для которого личная обида стала поводом для этого отвратительного поступка, едва не стоившего мне жизни.

   Словом, все плохо.

   И со мной все было плохо тоже. Я была измотана, измучена собственными сомнениями и недавними событиями. Я больше суток не спала. И я за один единственный, крайне короткий вечер и жалкую часть ночи получила столько болезненных ударов от коварной судьбы, что едва держалась на ногах. Меня буквально забили в партере. Обманули, разочаровали, едва не убили. Честное слово, я находилась почти на грани. И реально находилась в одном единственном шаге от того, чтобы сойти с ума.

   Поэтому мне срочно требовался отдых. Мне надо было куда-то забиться хотя бы на несколько часов. Следовало как-то приглушить взбудораженные чувства. Забыться. Провалиться в небытие. Срочно выстроить хоть какую-то защиту от раздирающих надвое воспоминаний. И мне очень нужно было хорошее убежище. Такое, чтобы там меня не достали ни звери, ни люди, ни друзья, ни враги... никто. Даже собственная память. Я была форменным образом на взводе. Напоминала сама себе взведенный курок пистолета или туго натянутую тетиву арбалета. Всего один единственный звук или не вовремя произнесенное слово, и тут же прозвучит выстрел. Всего один шаг, и тетива с тихим звоном порвется.

   Я действительно качалась сейчас в опасной близости от безумия.

   И, наверное, только этим можно было объяснить мой следующий приказ:

   - Веди меня в свое логово!

   А также то, что когда кахгар послушно встал и, пройдя несколько шагов, указал носом на зияющую в земле дыру, я без колебаний прыгнула внутрь. После чего проследила за тем, как за спиной, благодаря усилиям задних лап Твари, наглухо засыпается широкий проход, осознала, что нахожусь в идеальной ловушке, и с внезапным облегчением осознала, что лучшего убежища просто не придумаешь.

  

   Надо сказать, спала я в этот день много, долго и удивительно крепко, несмотря на особенности своего местоположения, опасных соседей и вконец расстроенные нервы. Как только добралась до первого попавшегося ответвления от основного прохода, так и рухнула на обнаружившуюся там травяную подстилку, обрубившись мгновенно и так качественно, как уже давно не бывало.

   Сколько проспала, не знаю - под землей нет часов и нет смены дня и ночи, чтобы хотя бы примерно определить сроки. Но думаю, что часиков шесть точно. Если не побольше. А когда проснулась и вспомнила прошедшую ночь, то была сильно удивлена собственным благополучным пробуждением, низким земляным потолком, из которого торчали какие-то узловатые корни, а также тем, что за время сна у меня, оказывается, появились соседи.

   Наверное, кто другой на моем месте, внезапно обнаружив себя лежащим между двух массивных туш взрослых кахгаров, лишился бы чувств. Кто-то, быть может, перекрестился бы и трижды сплюнул через левое плечо. Кто-то решил бы, что сошел с ума. А кто-то даже потянулся бы к оружию и принялся за благое дело очищения этого мира от злобной нежити. Я же просто удивилась. Причем, довольно вяло. Всего лишь отметила тот факт, что у кахгара в логове есть еще и самка, а потом снова откинулась навзничь, отпихнула подальше тяжелую когтистую лапу и, заложив руки за голову, принялась неторопливо размышлять.

   То, что я живая и уже не сплю, было ясно даже дураку.

   То, что на меня никто не покушается, было странно, но вполне объяснимо - работал амулет Храма.

   То, что самка кахгара тоже его чувствовала, вообще не вызывало вопросов.

   Но вот то, что она так самозабвенно сопит мне в подмышку, уже интересно.

   Скосив глаза на зубастую морду, почти касающуюся носом моей окровавленной одежды, я убедилась, что Тварь действительно спит, и озадаченно нахмурила брови.

   Странно. Непонятно. Но обнадеживает.

   Второй факт - я не просто нахожусь в логове кахгара, но еще и заметно восстановилась. Безумной слабости больше нет. Руки-ноги уже не дрожат. Я могу спокойно сесть, встать и даже походить... в чем немедленно и убедилась... и никто при этом не чинит мне препятствий и даже ухом не ведет, как будто так и надо. Более того, мой человеческий запах не производит на нежить ровным счетом никакого неблагоприятного впечатления. Даже, я бы сказала, наоборот - вон, какая блаженная морда стала у самки, когда я, поднимаясь, ненароком ткнулась носом в ее шею. Даже на спину повернулась, зараза такая, охотно подставляя закрытое толстым панцирем пузо. А потом громко вздохнула, потому что я посторонилась и отошла подальше, дабы не оказаться под этой тушей целиком.

   Другая непонятная вещь: общеизвестно, что Твари ВОНЯЮТ. Причем, не просто воняют, а воняют жутко. Хоть живые, хоть дохлые. В смысле, полуживые и окончательно мертвые. А эти...

   Я недоуменно принюхалась.

   ...почти не пахнут. Ну, мертвечиной не пахнут точно, хотя сильный запах дикого зверя все же присутствует. Хотя оно и понятно - две таких громадины наверняка испаряют какие-то пахучие молекулы. То ли пот, то ли феромоны, то ли еще какую-то гадость. Как все нормальные звери. Но тогда я не понимаю, в чем дело, и не могу объяснить разницу между этими Тварями и теми, которые обитали в Хароне.

   Они что, какие-то другие? С ними что-то не так? Болеют? Маскируются? Водят меня за нос? Или, может, у меня появились проблемы с нюхом? Этой ночью из меня так лило, что рецепторы могли атрофироваться или вообще исчезнуть... ну да, только в таком случае я не должна чувствовать вообще ничего. А я прекрасно дышу, отлично ощущаю ароматы двух крупных зверей, могу точно сказать, в какой стороне у них тут туалет. И вообще, много чего замечаю. Даже вижу, что с другой стороны от самки ко мне потихоньку подбираются два крохотных лысых комочка, тыкающихся еще слепыми мордами то в мамку, то в мой сапог и явно отыскивающих титьку.

   Так. У меня, кажется, снова начались глюки.

   В полной уверенности, что брежу, я присела на корточки и протянула руку, но крохотные новорожденные кахгары, едва достигающие размеров взрослой кошки, были вполне осязаемыми. Одного я даже взяла с земли и осторожно погладила, услышав в ответ тихое урчание и почувствовав, как мой палец требовательно обхватили губами.

   Ага. Думает, что мамка - это я. Ну-ну.

   Пока отложив мысль о бреде в сторону, я повернулась, одновременно отыскивая глазами то место на животе у мамаши, где могли бы быть соски, но, наткнувшись на ее внимательный, нечеловечески разумный взгляд, невольно замерла. Проснувшаяся от писка детеныша самка смотрела на меня почти в упор, пристально, цепко, но при этом удивительно спокойно. Сбежать от нее в логове не было никаких шансов. Сражаться в такой тесноте, где едва можно развернуться, нереально. Убеждать, что мелкого никто не желал обидеть, бесполезно. Но... она вроде не выглядела злой или раздраженной. Просто смотрела и ждала, что будет дальше. Поэтому, спустя пару мгновений остро возникшего невроза, я нервно хмыкнула и кивнула на малыша.

   - Голодный. Чем ты его кормишь?

   Вот уж когда я действительно ощутила себя ненормальной. Стоять в логове взрослой Твари, до этого оседлать ее, как простого коня, держать на руках новорожденного кахгара и при этом вести беседы с его громадной и смертельно опасной матерью... что может быть безумней?

   Но у меня, кажется, включился в голове какой-то ограничительный стопор - я уже ничему не удивлялась и ничего не боялась. Вообще. Как вырубили меня. Рассуждать еще могу, сопоставлять и анализировать - тоже. Но испытывать сильные эмоции - нет. Совсем. Как если бы вместо них включился холостой ход, и теперь, кроме вялого удивления и вялого же беспокойства, в моей душе ничего не ворохнулось.

   Может, это и есть сумасшествие?

   Самка, какое-то время посверлив меня крупными алыми глазами, шумно выдохнула, обдав волной холодного (почему-то!) воздуха, как из морозильника. После чего странно скрючилась, напряглась и, словно действительно меня поняв, отрыгнула между лапами небольшой бесформенный комочек какой-то вязкой зеленоватой субстанции. К которой я, недолго думая, и поднесла требовательно причмокнувшего детеныша.

   Блин. Чем я тут занимаюсь?!

   Но детеныш оказался очень доволен - едва ткнувшись слепой мордой в эту гадость, он накинулся на нее голодным зверем и в мгновение ока слизал все подчистую. После чего отвернулся от мамаши и, так же требовательно пискнув, упрямо пополз к моему сапогу.

   Я пожала плечами и отступила, чтобы его не раздавить, а потом вообще отошла к дальней стене, после чего, опустившись на землю, попыталась немного подремать. Все-таки стрессы у меня накануне были ого-го. Неудивительно, что организм по-прежнему требовал отдыха. И я не стала возражать. Может, тогда меня отпустит это непонятное чувство апатии? И, может, тогда я все-таки пойму, что со мной происходит?

   На этой, довольно-таки равнодушной ноте я закрыла глаза.

   Однако спустя некоторое время в мое бедро снова что-то мягко толкнулось - упрямое, слабое, но явно живое и активно копошащееся где-то в районе колена. Пришлось ненадолго отвлечься и от волнами набегающего сна, и от назойливых мыслей, то и дело пытающихся его прогнать. Лишь для того, чтобы опустить взгляд и увидеть знакомую сморщенную мордочку все того же упрямого малыша, а затем тяжко вздохнуть (вот настырный!), развернуть его в обратную сторону и, подтолкнув для верности под зад, строго велеть:

   - Кыш.

   После этого я, видимо, все-таки задремала. Пережитое здорово сказалось на душевном самочувствии, потому что я снова спала долго и так крепко, что совершенно не слышала того, что происходит вокруг. У меня даже снов никаких не было. Как не было ни тревог, ни страхов, ни сомнений. Только смутно шевелилось где-то в груди вялое, неосознанное беспокойство, но и оно очень долго не могло вытащить меня из оков подозрительно глубокого сна, чтобы растормошить, помочь скинуть опасное равнодушие и напомнить о чем-то важном.

   Открыв глаза во второй раз, признаться, я с немалым трудом вспомнила, где нахожусь и почему вообще сюда явилась. Мне пришлось потратить несколько долгих минут, чтобы вспомнить, кто я, как тут оказалась, и что вообще произошло. Но вот когда это все-таки удалось, я со внезапной ясностью поняла, что мое эмоциональное состояние заметно улучшилось. Вернее, что ночные тревоги не просто позабылись, хотя когда-то это казалось невозможным, но еще и потеряли свою остроту. Они словно стерлись, смазались, подернулись какой-то дымкой. Как будто это случилось со мной не вчера, а много месяцев назад. Так, что я успела и вдоволь нагореваться, и наплакаться, и выругаться в сердцах на несправедливость жизни. А потом потосковать, поговорить по душам с понимающим человеком, что-то осознать, понять, напиться до полусмерти, старательно обо всем забыть и... начать жить заново, будто бы ничего не произошло.

   Причем, перемена эта была так разительна, притупившаяся и ставшая совсем глухой боль так слаба, а вернувшаяся память так настойчиво повторяла, что события эти случились лишь вчера, что я почти полчаса находилась в растерянности. Не понимая, в чем дело. Не имея возможности ни подтвердить, ни опровергнуть свои догадки. И будучи неспособной даже отличить, что случилось на самом деле, а что только приснилось в том воспаленном состоянии, в котором я пребывала некоторое время назад.

   А потом мне пришлось опять отвлечься - на тихо посапывающий комочек, незаметно притулившийся на моей груди, в котором я с уже более оформленным удивлением признала все того же упрямого малыша. Правда, сейчас он показался мне немного крупнее, чем всего пару часов назад, более увесистым и каким-то... сытым. Как будто за время моего недолгого сна успел налопаться от пуза и здорово подрасти.

   Наверное, именно этот факт подтолкнул меня к новым размышлениям и невольно заставил вспомнить о том, как буквально вчера мой призрачный брат умудрился забрать на себя мое раздражение. А немного позже - и нешуточную ярость, после чего я ощущала такую же эмоциональную истощенность, как сейчас. Но тогда к ней примешивалась и усталость физическая, поскольку вместе с яростью он вытянул и немало моих сил, а сегодня я чувствовала себя неплохо.

   Интересно, это как-то связано?

   Все же Тени и Твари - создания со сходной энергетикой. Иные способности и происхождение не могли не наложить на них отпечаток. Нежить в нашем понимании питается живой плотью. Призраки - чужой дейри. Оба вида изначально обитали под чутким присмотром Айда... то есть, в Тени, а значит... значит... что-то общее у них явно есть.

   Но тогда получается, что произошедшие со мной метаморфозы, эта необъяснимая апатия и приобретенное неестественное спокойствие, благодаря которому я все еще не сошла с ума, это - дело рук кахгаров? Получается, что они не просто питаются живыми существами, а еще и умеют поглощать чужие эмоции? Чувства? Причем, чувства, если верить моим ощущениям, сугубо негативные? Ведь способность умиляться при виде малышей, удивляться, испытывать облегчение и даже намек на радость никуда не делась. Исчезла только боль, раздражение, злость, ярость...

   От этой неожиданной мысли я резко села и во все глаза уставилась на спящего кахгарчика.

   Вот так-так! А ведь, наверное, я права! И, наверное, даже права во всем!! Кахгары ДЕЙСТВИТЕЛЬНО умеют поглощать негативные эмоции! Они действительно способны забрать их, как делает это "Гор"! И они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО могут ими питаться, не требуя от живых ничего больше!! Просто потому, что ничего иного им, может быть, от нас...

   О боже! Да нет, не может быть!

   ...и не надо?!

   Ошарашено моргнув, я, как сидела, так и обмякла у стены старого логова, растеряно обдумывая эту новую мысль. Потому что, если я права, то получается, что на самом деле мы НИЧЕГО не знаем о Тварях. И НИЧЕГО не понимаем в тех, кого столько времени считали кровными врагами. Ведь если предположить, что все именно так, как я тут выдумала, то что же тогда в действительности нужно тем, кого мы бездумно и на века окрестили Тварями? Что им необходимо, если считать, что изначально они принадлежали иному измерению - Тени?

   Попробуем обратиться к Учению. Что оно говорит на эту тему? Что Твари - это порождения Айда, созданные Им для того, чтобы пожирать неправедные души, которым не нашлось места ни в царстве Аллара, ни даже во владениях Мертвого Бога. Точнее, там упоминалось, что на самом деле Тень принадлежит не самому Айду, а Лойну - старшему богу, но тот вроде как энное количество веков назад отстранился от дел и отдал ее на откуп своему младшему брату. Хорошо, допустим. И допустим, что в Учении есть хотя бы толика правды. А теперь подумаем: что же такое души? Нет, что такое человеческие души? В упрощенном варианте, как я понимаю, душа человека - это его мысли, воспоминания, совокупность мотиваций и поступков, делающих его тем, кто он есть. А еще это - эмоции, чувства... все то, что психологи называют чувственной составляющей... и то, что, возможно, представляет для обитателей загробного (ну, назовите его как хотите!) мира... интерес. Вернее, для Тварей. Ведь должны же они, раз уж были созданы некими силами, как-то питаться? Должны что-то есть, раз уж в Тени нет ничего, кроме пустоты и самих Теней? Должны. А чем? Естественно, такими же Тенями, как они сами. Причем, чем больше Тень, тем легче ей найти себе добычу. Разумеется, если добыча не будет излишне быстра и строптива, как я в бытность своих полетов во сне и наяву.

   Короче, все, как в обычном, живом мире, только с некоторой поправкой на иную реальность. А то, что это именно реальность, я, к примеру, уже могу сказать точно - сама там побывала, попробовала ее на вкус и даже сувенир оттуда привезла. Вон, на пятке еще шрам не до конца рассосался.

   Отсюда вывод?

   Вывод: Тень на самом деле существует. Не верите - спросите моих братьев. Кто уж эту Тень создал, вопрос второстепенный. Главное, что она точно есть. И главное, что ее населяют совершенно особые создания, умеющие (за неимением иного источника существования) питаться нашими эмоциями. Особенно, страхами, разочарованиями, болью. Если мало доказательств, как-нибудь спросите у первого попавшегося ребенка, верит ли он в Тень. Сто процентов гарантирую, что ответ будет положительным: дети к таким вещам гораздо более чувствительны, чем рациональные и насквозь зашоренные своими же сомнениями взрослые. Но мне никакого другого доказательства уже не требуется - все, что нужно, я уже потрогала, попробовала на вкус и, насколько возможно, изучила. А значит, данное обстоятельство можно признать реально существующим фактом.

   Идем дальше.

   Если Тень, как некая подреальность (или загробный мир, или мир мертвых, или царство Айда) и ее необычные обитатели существуют, то что случится, если в один прекрасный момент они вдруг окажутся в мире живых? Будут ли они хотеть кушать? Останутся ли у них прежние потребности и не появятся ли потребности новые? Отличные от того, что им требовалось в родном и насквозь знакомом мире?

   Как там дядечка Дарвин говорил? Развитие вида - это результат естественного отбора?

   А Тварей можно назвать отдельным видом? И можно ли как-то классифицировать? Ведь на отдельные подвиды мы их все-таки делим? Различаем фанр и тикс, кахгаров и хартаров, рирз и медянников? Значит, в чем-то - да, разделить их на классы можно. Но тогда чем они отличаются от других видов? Чем они хуже, чем те же медведи, волки, лисы и зайцы? Если законы мироздания едины для всех живых существ? Если и в Тени есть сильные и слабые, более сильный поедает более слабого, а более слабый из-за этого просто вынужден становиться более умным и изворотливым или же более быстрым и ловким? Чем они хуже нас, а? Только тем, что едят иначе?! Или тем, что, оказавшись в совершенно новых условиях, начали постепенно к ним приспосабливаться и учиться выживать?

   Так всякая тварюга хочет жить. И всякая зверушка стремится воссоздать вокруг себя привычные условия. К примеру, в Тени нет солнца - и нежить боится этого нового для себя явления. Особенно когда выяснилось, что оно губительно действует на непривычную к его лучам шкуру. Или: в нашем мире все Тени рано или поздно обретают материальность. На время или навсегда - не суть важно. Потому что, быть может, это лишь протяженный по времени процесс, который проходит несколько стадий развития. Скажем, от состояния самой что ни на есть Тени - через несколько промежуточных этапов - к состоянию почти живого существа с несколько измененными потребностями, которые еще не дотягиваются до потребностей истинно живых, но уже здорово отличаются от потребностей прежних. Тех, о которых мы вообще ничего не знаем.

   Такое возможно? И возможно ли, чтобы бывшие Тени из иного мира заняли промежуточное положение между живыми и мертвыми? Заполнили собой оставшуюся невостребованной нишу, которая отделяет этот мир от того?

   По-моему, вполне.

   Еще один момент в пользу данной гипотезы: мои сегодняшние приключения. То, что эмоции нахально изъяли, мне не приснилось. Хуже от этого, естественно, не стало, но неприятный осадок имеется. Больше потому, что сделано это было без спроса и без моего непосредственного участия. А вот результат налицо. И он уже не вызывает сомнений.

   Хорошо. Но вы можете спросить: а почему же тогда нежить так упорно убивает? Если ей достаточно простых чувств и эмоций?

   Ответ: пока не знаю. Но могу предположить, что наши эмоции служат для них своего рода приманкой, незримым зовом, сладкой заманухой, на которую они, оголодавшие и уставшие от ежедневных стрессов, летят со всех ног, не разбирая дороги. А что происходит с нами, когда мы видим эти пугающие создания? Правильно - пугаемся еще больше и вопим, что нас сейчас сожрут. А твари, может, сильные эмпаты. Может, наш ментальный посыл и бурное воображение воспринимают, как прямое руководство к действию? Видят, чего мы от них ждем, вот и жрут, потому что искренне полагают, что так надо. Им же никто не объяснял, как добывать эмоции у живых? Они знали только то, как надо поглощать их у мертвых. А разницу, может, не улавливают вовсе. Или не понимают, что к живому порой достаточно просто прикоснуться.

   А может быть и другой вариант. Скажем, если Тварь невелика по размерам, то и пищи ей много не нужно. Поэтому, скажем, фанры не такие агрессивные, как увесистые кахгары. А крупным Тварям, чтобы насытиться, эмоций надо много. И людей с подходящими эмоциями тоже надо много. Может, им только негатив один нужен для сытости, а наш позитив для них сродни смертельной отраве? Кто ж их спрашивал? И кто проверял?

   Кхм.

   Я вдруг с интересом уставилась на сонно потягивающегося малыша, а потом перевела еще более заинтересованный взгляд на его сонную мамашу. Интересно, что будет, если я сниму амулет, подойду ближе и ни фига их не испугаюсь? Если не занервничаю, не начну думать о том, что меня должны непременно сожрать, и не примусь дразнить их своим бурным негативом? Ведь по какой-то причине вокруг Невирона много Тварей. Рядом с деревеньками по типу Горечей они тоже появляются с завидным постоянством, а вот Кречет с ними особых проблем не знал. Да и в каждом народе есть интересная мысль о том, что безмятежному духу даже смерть не страшна.

   Может, это как раз такой случай?

   Мне в моем нынешнем состоянии сделать это сейчас - раз плюнуть. Ничего не чувствую. Ничего не боюсь. Ничему не удивляюсь.

   Сказано - сделано.

   Решительно сняв с себя амулет некроманта, я отодвинула его подальше и быстро подошла к сонному кахгару, по-прежнему прижимая к груди сладко посапывающего детеныша.

   Ну, подошла. Ну, постояла. Потом кашлянула, ожидая хоть какой-нибудь реакции. Снова подождала. Наконец, наступила кончиком сапога мамаше на лапу и выжидательно посмотрела.

   - Доброе утро, - круглый красный глаз пронзил меня внимательным взглядом как копьем. - Как спалось? Ничего не снилось?

   Наверное, я сошла с ума - дразнить кахгара в его логове. Оставаться там без защиты. Откровенно нарываться. И при этом не испытывать ровным счетом никакого беспокойства.

   Самка раздраженно заворчала и негромко клацнула зубами, явно недовольная побудкой. Да и на меня глядела не слишком приветливо. Однако не поднялась, не набросилась, ни цапнула. Хотя осмотрела с каким-то недобрым интересом, явно заметив, что со мной что-то не так.

   Я невинно моргнула.

   Ну да, я точно сошла с ума. Да, мне сейчас все по барабану. Стою, улыбаюсь, рассеяно поглаживаю мурлыкающего котенка и думаю о том, что ему, наверное, через пару часов опять покушать надо будет. Да и второй скоро проснется. Тоже есть попросит. Хватит ли у нее "молока"? Может, мне придется кормить малыша снова? А то и за вторым присмотреть, потому что, как оказалось, они довольно милы и совсем не так страшны, как выглядело со стороны.

   Какое-то время мы смотрели друг на друга, изучая со странным любопытством и неподдельным интересом. Я молчала, потихоньку теребя сытого детеныша. Тот блаженно сопел. Самец бессовестно дрых в дальнем углу, не видя, что я тут вытворяю, пока он не в курсе. А самка определенно думала. Оценивала. Сравнивала с чем-то и делала свои выводы. После чего спокойно отвернулась, положила голову обратно на лапы и закрыла глаза.

   М-да.

   Что и требовалось доказать.

   Вернувшись в свой угол, я подобрала матово поблескивающий амулет и задумчиво покрутила его в руках, напряженно гадая, как же именно он должен работать, чтобы Твари не реагировали на его носителя. Гасить заманчивые эманации? Испускать какие-то собственные, чтобы они, подчиненные, как и везде, законам большой стаи, узнавали вожака? Или от него исходили какие-то другие волны, заставляющие их выполнять чужие приказы?

   Вернусь, обязательно спрошу у Лина. Пусть попробует разобраться. А еще я обязательно попрошу его подумать над другим важным вопросом: а как именно самые первые Твари-Тени оказались на Во-Алларе? Вернее, с чьей помощью они сюда пришли? Причем, не просто пришли, а так умело и ловко приспособились? Научившись рыть норы, чтобы прятаться от солнца? Добывать себе пищу из того, чего раньше в жизни не видели? Общаться друг с другом, как это делают Старшие Твари? Быть разумными, как один мой знакомый "хохотун"? Как, наконец, они разделились на виды? И как вышло, что часть из них стала демонами, шейри, а часть так и осталась в полуразумном, зачаточном состоянии, в котором только и есть потребностей, что поесть, поспать и продолжить род?

   А еще я у него спрошу: почему в Невироне мы наблюдали столь необычное явление, как Тени, умеющие становиться Тварями, и Твари, способные становиться Тенями? И не есть ли они - то пропавшее эволюционное звено между бывшими истинными Тенями и нынешними истинными Тварями? То самое, о котором я только сейчас подумала и которого просто не могло не быть, если считать мои предыдущие рассуждения верными?

   После чего я заставлю своего мудрого демона сесть, велю ему внимательно подумать, а потом потребую мне четко сказать: кто и с какой целью создал в Невироне такой удивительный инкубатор? В котором новорожденные Тени (возможно, специально вытащенные из привычного мира) проходят длительный и трудоемкий период адаптации? Как с этим связаны Пирамиды, регулярно собирающие кровь у ничего не подозревающих невиронцев? Что было бы, если бы этих Тварей, пока еще только зреющих и совсем неготовых к жизни на Во-Алларе, вдруг разом выпустили на волю? И что случилось с ними в тот миг, когда мы разрушили одну из Пирамид и грубо разорвали оберегающее их заклятье, которое так долго не давало им перейти в какую-то одну ипостась?

   Правда, чем больше я об этом думаю, тем сильнее мне начинает казаться, что ответы на эти вопросы лежат почти на поверхности. И что для правильного понимания происходящего остается только взять их в руки и внимательно рассмотреть.

  

-Глава 17-

   Когда впереди забрезжил слабый намек на солнечный свет, а в воздухе появился отчетливый привкус свежести, я остановилась и повернулась к следующему по пятам кахгару.

   - Дальше не провожай. Ты можешь пораниться.

   Он тихо заворчал, но послушно остановился, следя за мной из темноты багровыми угольками глаз. Проход, по которому мы шли, был довольно широким, однако для его массивного тела там все равно оставалось слишком мало места. И, несмотря на это, он все равно упорно следовал за мной, не выпуская из виду ни на миг. Даже сейчас, когда его пребывание рядом со мной действительно становилось ненужным.

   Обернувшись и заметив его напряженный взгляд, я сокрушенно покачала головой, быстро подошла, откуда-то зная, что ему не хочется меня отпускать в жестокие объятия обжигающего солнца, и бесстрашно положила ладонь на клыкастую морду.

   - Не стоит. Для меня это неопасно. А вот тебя может задеть, понимаешь?

   Он тяжело вздохнул.

   - Я выживу. Не переживай. И я вернусь, когда все закончу.

   - Р-р, - тихо отозвался опасный зверь, глядя сверху вниз совсем по-человечески.

   - Спасибо, - совершенно серьезно ответила я. - Видимо, надо было оказаться на самом краю пропасти и увидеть зияющее острыми обломками дно, чтобы о чем-то задуматься. Ты заставил меня задуматься. И ты не дал мне туда упасть. Именно за это спасибо. Всем вам. Я знаю, вы были нам не слишком добрыми соседями. И знаю, что и с нашей, и с вашей стороны было много непонимания. Мы оба с тобой убивали: ты - живых, я - мертвых. И оба мы совершали ошибки. Но теперь мне видна разница в наших позициях. Видно то, что обе они неправильны. И теперь мне очень сильно кажется, что вас, друг мой, кто-то давно и весьма гнусно использует. Я постараюсь с этим разобраться. И постараюсь сделать это до того, как вы снова проголодаетесь. А еще я подумаю над тем, как научить вас питаться по-другому, или, если не получится, вернуть туда, где вам самое место. Все же неправильно жить в чужом мире, если ты не готов его принять. И неправильно жить тут по своим законам, настойчиво отвергая те, что были приняты до твоего прихода. Кто-то должен будет измениться: ты или мир. Иного, к сожалению, не бывает. Но это может оказаться труднее, чем мы думаем. И именно к этому, друг мой, нам придется быть готовыми.

   Кахгар промолчал, то ли не поняв, то ли, напротив, задумавшись, а я осторожно погладила его широкие ноздри и, резко отвернувшись, направилась к свету, равнодушно минуя многочисленные боковые ответвления и не испытывая никакого желания узнавать, какие еще существа населяют многоуровневый подземный лабиринт, созданный Тварями за годы оккупации этих умирающих земель.

   Винить ни его, ни его сородичей в том, что произошло, я не собиралась. Нет смысла. Нет повода. И нет ни одной объективной причины. К тому же, Степь - не моя вотчина. Ее ситуация мне ясна, но пока это понимание не приносит никакого неудобства. Ни кошмаров, ни боли, ни страданий. Степь - не моя. И я для нее тоже никто. Поэтому все нормально. И поэтому меня пока не сильно тревожит, что тут творится.

   Кроме того, я отдаю себе отчет в том, что, хотя Твари и оказались здесь полновластными хозяевами, хотя они и стали причиной гибели этих земель, но это на самом деле не их вина и не их непосредственная заслуга. Но вот то, что это все-таки случилось, требовало детального рассмотрения и серьезной работы. Причем, уже с моей стороны. Как Ишты. Как Хозяйки соседних Равнины, Долины, Гор и Леса, которых тоже могло коснуться это проклятье. Потому что без помощи извне Тень не могла раскрыться настолько, чтобы треть Во-Аллара оказалась в считанные годы заселена таким количеством нежити. И без чьего-то умысла Невирон не мог превратиться в то, во что он превратился сейчас. А значит, сами Твари тут не при чем. Они лишь пришли на настойчивый зов, на который не могли не откликнуться. Они лишь делали то, что умели. И то, для чего их сюда призвали. Следовательно, разбираться нужно не с ними, а с тем, кто открыл когда-то огромную Воронку в тихую и безмятежную Тень. С тем, кто выпустил ее созданий в этот красивый и светлый мир. И кто научил их, как превратить его хотя бы отчасти в подобие Тени. Хотя бы там, где намеревался творить что-то очень и очень нехорошее.

   Выбравшись на поверхность, я с изрядным удивлением обнаружила, что солнце уже склонилось к самому горизонту. И, следовательно, под землей я провела, как минимум, сутки. А если вспомнить о том, как неоправданно долго и тяжело я спала, то не исключено, что счет идет уже на вторые.

   Что, конечно же, не есть хорошо.

   В такой ситуации лишние просрочки мне совершенно ни к чему. Это - неразумная трата времени. Лишний повод для моих врагов собраться с силами. Поэтому распоряжаться оставшимся временем следовало с умом. И, хоть последние сутки подарили мне много полезного, все равно я отсутствовала неоправданно долго.

   И это надо поскорее исправлять.

   Степь, как и следовало ожидать, была пустынной и казалась совершенно мертвой. Хотя я точно знала, что не далее как в паре метров под землей буквально кипит неестественная жизнь, которая стала мне чуточку понятнее. Где и в каком именно месте довелось выбраться на свет, я понятия не имела - прошлой (позапрошлой?) ночью кахгар увез меня далеко от того места, где я упала с лошади. А куда завезла сама лошадь, вообще - тайна, покрытая мраком. Мне, если честно, в том полуобморочном состоянии было просто до фонаря, а лошадке и подавно без разницы. Куда повернули копыта, туда и ладно. К тому же, испугалась она чего-то. Сильно. Поэтому в данный момент я весьма смутно представляла свое местоположение в пространстве. И поэтому же, повертев головой по сторонам, я пожала плечами, уселась на первый попавшийся валун, а потом принялась терпеливо ждать.

   По большому счету, мне было все равно, что делать - сидеть или идти. До рассвета, думаю, из Степи я точно не выберусь. Скорость взрослого кахгара остается для меня неодолимым препятствием. Скорость Старшего демона, впрочем, тоже. Ориентироваться по звездам (и по местным, и вообще) я до сих пор так и не научилась, а бесцельно блудить по пустой округе ради того, чтобы просто убить время, было глупо. Не настолько хорошо я восстановилась после душевного разговора с королем, чтобы устраивать длительные пешие прогулки. Так что лучше посидеть. Помолчать. Подумать. И использовать отпущенное мне время с пользой.

   Надо сказать, события прошедшей ночи все еще помнились мне довольно смутно. Благодаря новым знакомым, недавняя безумная боль и сейчас была притупленной, старой и совсем беззубой. Она не мешала мне мыслить. Она уже почти не тревожила. При условии, что я не трогала ее темную нору и не звала воспоминания вернуться.

   А я не звала. Я тщательно отгородилась от нее неосязаемой стеной и наглухо закрыла в бетонном бункере, чтобы она сохла там и больше не смела напоминать о прошлом. Мне повезло, что кахгары помогли ее туда загнать. Повезло, что помогли закрыть этот бункер намертво. Потому что в противном случае мне грозило еще не один месяц промучиться с последствиями собственной ошибки, каждый день и каждый час вспоминая о том, какая страшная была за нее расплата. Помня о своих разбитых надеждах. Чувствуя окаменевшее от слез сердце. Видя перед внутренним взором бесстрастное лицо Эннара Второго и каждый миг слыша в голове его холодный голос, раз за разом повторяющий, что я ему не нужна. От такого действительно можно сойти с ума. Боюсь, даже мне с моими принципами не удалось бы справиться с тоской и отчаянием быстрее, чем за несколько бесконечно долгих, мучительных лет. А так - мне, повторяю, несказанно повезло. Теперь эти тяжелые воспоминания покоятся в надежно закрытом, намертво заколоченном, глубоко закопанном бункере. И открывать его в ближайшую тысячу лет я не собиралась. Потому что хорошо понимала - второго такого испытания уже точно не выдержу. Во второй раз мне будет некому помочь. И второй раз такими ошибками судьбу не испытывают. Никто, кроме откровенных мазохистов, маньяков и форменных самоубийц. Ни к первым, ни ко вторым, ни к третьим я, слава богу, не отношусь. Так что пусть эти воспоминания останутся похороненными в надежной могиле. Пусть они никогда меня больше не потревожат. И пусть вместе с ними тихо угаснет крохотная частичка моей невезучей души.

   Слабая, уставшая от сомнений, обманутая и преданная собственными мечтами частичка по имени Гайдэ.

  

   Крупную черную точку, подозрительно быстро приближающуюся по воздуху, я заметила почти сразу, как только вечернее небо окунулось в багровые закатные тона. Она была большой, эта точка, и даже очень большой - с пятикопеечную монету, несмотря на то, что расстояние до нее еще было ого-го. И она мчалась сюда так быстро, целеустремленно и уверенно, что сразу стало ясно - это по мою душу.

   Ну да.

   А как иначе?

   Знаки-то я активировала уже давно. Значит, то, что их заметят, было лишь вопросом времени.

   Подняв голову, я спокойно следила за тем, как на фоне кроваво-красного неба стремительно вырастает крылатый силуэт, принадлежащий огромному ящеру, закованному в прочную костяную броню. Без особого удивления посмотрела на то, как он мощными рывками сокращает оставшееся расстояние. Как торжествующе ревет, обнаружив далеко внизу мою неподвижную фигурку. Как быстро и уверенно снижается, поднимая вверх целые смерчи из сухой земли, пыли и мелких камней. Как тяжело падает на землю, заставляя ее болезненно содрогаться и исходить низким, неприятным для слуха гулом. А потом с бешеным рыком мчится навстречу, пугая встопорщенным на всю высоту гребнем острых игл на холке, рвет когтями неподатливый грунт, с мясом вырывает его безостановочно бьющим хвостом и налетает с разинутой пастью так, будто собирается заглотить с ходу.

   - ГАЙДЭ!!!!

   Ох. Он опять кричит вслух. А в этом теле голос у него хриплый, рыкающий, злющий.

   - ГАЙДЭ, ГДЕ ТЫ БЫЛА?!! КАК ТЫ МОГЛА ТАК НАДОЛГО ИСЧЕЗНУТЬ?! ПОЧЕМУ НЕ СКАЗАЛА?! ПОЧЕМУ НЕ РАЗБУДИЛА?! КАК У ТЕБЯ ТОЛЬКО ХВАТИЛО СОВЕСТИ?!!

   - Здравствуй, Лин, - спокойно ответила я, бесстрашно встретив бешено горящий взгляд демона. - Долетел нормально?

   - ЧТО?! - взревел он в неподдельной ярости. - МЫ ТЕБЯ ДВОЕ СУТОК ИСКАЛИ!! С УМА СХОДИЛИ, НЕ ЗНАЯ, ГДЕ И ЧТО С ТОБОЙ! ИСЧЕЗЛА, КАК ПРИВИДЕНИЕ!! ДАЖЕ ГОР НЕ СУМЕЛ ТЕБЯ НАЙТИ! ДАЖЕ ЕГО БРАТ НЕ НАШЕЛ В ТЕНИ!! И Я НЕ ПОЧУВСТВОВАЛ!! СОВСЕМ!!! А ТАМ, МЕЖДУ ПРОЧИМ, ПОЛОВИНА САДА ЗАЛИТА ТВОЕЙ КРОВЬЮ!!! КАК ТЫ МОГЛА?!!! ГАЙДЭ!!! КАК ТЫ МОГЛА ТАК С НАМИ ПОСТУПИТЬ?!!!

   - Со мной все в порядке, - так же спокойно ответила я, словно не замечая, что его зубы опасно приблизились к моему лицу. - Я жива, невредима. Живу, дышу и даже разговариваю. Остальное не имеет никакого значения.

   - ГДЕ ТЫ БЫЛА СТОЛЬКО ВРЕМЕНИ?!!!

   - Здесь.

   - В СТЕПИ?!! ОДНА?!!!

   - В Степи. Но не одна.

   - А С КЕМ ТОГДА?!!!

   Я хмыкнула.

   - Что тут, народу мало? Вон, считай, вся земля изрыта, как кротовьими норами. А внизу вообще творится черт знает что.

   Лин странно замер, наполовину распахнув широкие крылья и полуоткрыв страшноватую пасть, в которой нервно трепетал красный раздвоенный язык. Потом звучно щелкнул хвостом, еще немного испортив окружающий ландшафт. Угрожающе навис, недобро сузил глаза, внимательно оглядел меня с ног до головы и очень тихо, прямо-таки опасно тихо прорычал:

   - Гайдэ? Что у тебя с одеждой?

   Что? Какая одежда? Ах, это...

   Я кинула рассеянный взгляд на перепачканную "синькой" куртку, на которой почти не осталось живого места, потому что там вперемешку красовались бурые и ядовито синие отметины; на разодранный при падении рукав; такие же уляпанные донельзя штаны; кричаще яркие пятна на сапогах, перчатках, груди, из-за которых казалось, что я не так давно баловалась светящимся гримом. После чего равнодушно пожала плечами и отвернулась.

   - Бывает.

   Угу. Лицо-то я отмыла, наткнувшись в логове на небольшую лужицу воды в одном из песчаных углублений. Кахгары не возражали, чтобы я ее испортила. Так что хотя бы физиономию и прическу удалось более или менее привести в порядок. А до всего остального руки, увы, не дошли. Поэтому сейчас я выглядела, как обстрелянная на пейнтболе неудачница, которую после проигрыша щедро вываляли в пыли и успели от души потоптаться сверху подкованными сапогами.

   Не фонтан, короче. Прямо скажем, очень и очень не фонтан.

   - Бывает? - еще тише переспросил демон, начиная наливаться настоящим бешенством. Он как-то подобрался весь, прижал маленькие уши к голове, набычился, сверкнул отчетливо заалевшими зрачками. А потом вдруг так рявкнул, что у меня волосы взметнулись на полметра вверх. - ЧТО ТЫ ДЕЛАЛА НОЧЬЮ В ПОКОЯХ КОРОЛЯ?!!

   Ага. Узнал-таки.

   Я снова пожала плечами.

   - Какая разница?

   - ЧТО С ТОБОЙ СЛУЧИЛОСЬ?!!! - снова взъярился мой персональный демон. Причем, страшненько так взъярился. Уже по-настоящему. Глаза совсем злые, из ноздрей валит черный дым. Чешуйчатое пузо неприлично раздулось, готовое, видимо, дыхнуть горячим жаром, а когти выстрелили так далеко вперед, что едва не добили мои сапоги окончательно.

   Правда, в ответ на мой совершенно спокойный и ОЧЕНЬ холодный взгляд, он так же резко осекся, отшатнулся, едва заглянув в мои глаза, а потом присел на хвост, поджимая лапы, и, странно содрогнувшись, жалобно прошептал:

   - Я тебя искал... - его глаза медленно угасли и непривычно потемнели. - Ты отключила Знаки. Ты оставила меня одного. Ты ушла, не сказав, когда вернешься... и когда не вернулась, я пошел тебя искать. В саду. И... и у короля тоже. Я пришел уже следующим вечером. Один. Потому что ты не появилась и не сказала, что нельзя. Я хотел только убедиться, что ты в порядке. А когда увидел на полу кровь и понял, что это твоя...

   Он тихо всхлипнул.

   - Я испугался... Гайдэ... за тебя.

   Я чуть нахмурилась. Но этого и следовало ожидать: неугомонный и любопытный по природе шейри просто не мог не занервничать, проснувшись один в пустой постели. И он не мог не пойти на мои поиски, осознав, что я не собираюсь возвращаться. Даже странно, что он терпел до следующего вечера. И странно, что ждал так долго.

   Под моим изучающим взглядом демон совсем съежился, прямо на глазах меняя облик, теряя крылья, убирая мрачный окрас, пряча страшные зубы и снова превращаясь в красивого белоснежного барса. Пару мгновений смотрел на мое неподвижное лицо, на котором не отражалось даже удивление его способностями, после чего устало вздохнул, подошел, осторожно положив морду на мое плечо. И, уткнувшись мокрым носом в шею, неслышно прошептал:

   - Гайдэ, что он с тобой сделал?

   Я криво усмехнулась.

   Что сделал? Что заслужила, то и сделал. Так что все честно - по заслугам и воздалось. Сперва я его гнусно предала и обманула, да еще и бросила, потом он... так что все очень честно. Жаль только, что так глупо.

   - Гайдэ? - тревожно замер Лин.

   - Не волнуйся, - наконец, ровно ответила я. - Ничего такого, чего не следовало бы ожидать.

   - Но там была кровь!

   - Я поранилась.

   - Там было много крови!!

   - Я довольно сильно поранилась.

   Лин вздрогнул и, ненадолго отстранившись, снова посмотрел мне в глаза.

   - Гайдэ, он тебя обидел?

   - Нет, - так же ровно отозвалась я. И это была правда: на самом деле он меня не обидел, а практически убил. Но моему впечатлительному демону знать об этом совсем необязательно. - Мы просто поговорили. Недолго. Можно сказать, даже поспорили, и в этом споре я слегка перенапряглась. После чего немного кровь пошла носом, и мне пришлось уйти. Вот и все. И я больше не хочу об этом говорить.

   Он слабо вздрогнул.

   - Я прошел по твоим следам до самой стены...

   Вот уж когда пришлось несильно вздрогнуть и мне.

   - ...я прошел весь город в поисках твоего запаха. Там было много крови, Гайдэ. Очень много. Так много, что я решил, будто тебя ранили.

   Не ранили, друг мой. Но мне почему-то стыдно в этом признаваться.

   - Почему ты не позвала на помощь? - сдавленно прошептал демон, снова прильнув к моей шее. - Почему не включила Знаки? Почему ушла, не сказав даже мне?! Почему одна?! Почему ты так не любишь просить о помощи?!!

   Я виновато прикрыла глаза.

   - Прости. Мне было просто не до того.

   - Это из-за него, да?

   - Боюсь, мы ошиблись, Лин, - горько ответила я. - Оба с тобой серьезно ошиблись. Но я совсем не хочу, чтобы ты пострадал из-за моей глупости, поэтому не спрашивай больше ни о чем. Пожалуйста, не заставляй меня снова вспоминать. Это слишком неприятно.

   Шейри послушно кивнул и понурился.

   - Прости. Я все понимаю. Просто Фантомы сильно тревожатся...

   - Передай, что нашел меня, - снова вздохнула я, ласково погладив густую белую шерсть. - Передай прямо отсюда и скажи, что со мной все в порядке. Что я живая. Просто ушла по делам, но очень скоро вернусь. Не хочу, чтобы они знали лишнее. И не хочу, чтобы они беспокоились зря.

   - Тени и так знают, что ты была у короля.

   - Ты сказал?

   - Да, - удрученно признался он. - Я не знал, что делать. Увидел кровь и чуть не сорвался. А когда туда вернулся король и увидел, что я порчу ему ковер...

   Я покачала головой.

   Плохо. Ой, как же это нехорошо. Наверняка Лин был несколько неадекватен в тот момент. Запах моей крови действительно сводит его с ума. Потому что страх за меня порой перевешивает у него все на свете. Даже инстинкт самосохранения. Последствия клятвы и висящего на нем слова, наверное. Хотя от этого понимания легче не становится.

   - Ты в каком виде хоть туда явился? - спросила я, успокаивающе прижимая к себе несчастного демона.

   - В каком... в каком был, в таком и явился.

   - Значит, он тебя видел...

   Лин виновато прижал уши к голове. Но тут уж ничего не попишешь, хотя я, конечно, очень бы не хотела, чтобы мой "снежный барс" показывался валлионцам. Слишком уж он был явным намеком на присутствие Гайдэ. И слишком сильно бросался в глаза, тогда как мне сейчас, как никогда, нужны был покой и тишина. Впрочем, наверное, уже без разницы? Король ведь все знает? По крайней мере, на мой счет. Знал о "фэйре". Насчет масок. Вот только о происхождении Лина пока не подозревал... надеюсь. И мне бы хотелось, чтобы хотя бы эта тайна не была им раскрыта. Потому что тогда меня уже никакая Ишта не избавит от пристального внимания Церкви и весьма подозрительного типа по имени Горан. На пару с не менее подозрительным и проницательным типом по имени ал-лоар Верол. За которым незримой тенью будет маячить сам ал-тар и ненавязчиво пытаться проверить, не успела ли я стать Темным магом.

   - Прости, - вдруг раскаянно повторил Лин, обвив мои ноги длинным хвостом. - Прости, я не мог не сказать твоим братьям.

   - Ничего, переживем, - я заставила себя улыбнуться, чтобы не расстраивать его еще больше. - Как-нибудь справимся. Ты только ребятам скажи, чтобы больше не волновались, а потом мы что-нибудь придумаем.

   Он слабо кивнул, а я успокаивающе погладила его славные ушки и, встряхнувшись, спросила:

   - Ты хоть знаешь, где мы находимся?

   - В Степи.

   - Это я уже поняла. А конкретнее? Прошлой ночью меня, если честно, не слишком волновало направление, поэтому я понятия не имею, куда именно забралась.

   - Почти к самому Невирону, - шмыгнул носом Лин, наконец-то, отпуская меня и отходя в сторонку. - Я вообще не представляю, как ты сюда дошла всего за одну ночь, и поверить не могу, что ты не наткнулась на Тварей. А если наткнулась, то как тогда уцелела? У меня даже сейчас шерсть дыбом встает от мысли, что они рядом. А нос так и вообще... скоро задохнусь от их вони.

   Я нервно дернула уголком рта, однако решила, что пока просвещать его рано, и затолкала неприятные воспоминания в самый дальний уголок сознания.

   - Еще один день пути, и ты бы уткнулась в Серые горы, - не заметил моего движения шейри. - А от них рукой подать до некромантов. Ты что, летать научилась, что преодолела две трети Степи за одну короткую ночь?

   - Нет. Мне помогли. Но об этом после. Сколько нам возвращаться до Скарон-Ола?

   - Сутки.

   - Много. А если лететь?

   - Я же сказал - сутки, - окончательно придя в себя, фыркнул демон. - Думаешь, я твои Знаки прямо из спальни почуял? Или думаешь, что я там, лежа на боку, дожидался, пока ты позовешь? Меня в воздухе болтает уже второй день. С того момента, как я ушел из Дворца на твои поиски. Так и не отдыхал ни разу. Днем же спуститься никак - увидят. А ночью тут Тварей до одного места. И связываться с ними нельзя, потому что сильно отвлекают.

   - Спасибо, - я благодарно обняла тихо заурчавшего друга. - И прости, что я тебя так напугала.

   - Когда-нибудь я тебя за это укушу, - проворчал он, незаметно нырнув под левую ладонь. - Когда-нибудь научусь обходить твои запреты. Вот так.

   Я только хмыкнула.

   - Может, и научишься. Когда подрастешь и повзрослеешь. А пока давай-ка, расти себе крылья, и пойдем куда-нибудь, где можно помыться. Чужаков тут нет, любоваться на нас некому, а я за эти два дня так перевозилась, что самой страшно. Да и разит, наверное, от меня изрядно?

   Лин странно покосился, но смолчал, сделав вид, что занят сменой облика. А я промолчала тоже, потому что показная безмятежность и так давалась мне нелегко. Чего он, конечно же, не мог не ощутить. И я не знаю, чего ему стоило изобразить это нечеловеческое спокойствие, когда я прекрасно понимаю, до какой степени он должен был известись за последние дни. И когда хорошо вижу, каких усилий ему стоит делать вид, что все действительно в порядке.

   - Полетели, - невесело усмехнулась я, забравшись на спину крупного вороного жеребца, разворачивающего на ветру огромные черные крылья.

   "Куда именно?" - перешел на мыслеречь шейри, которому было неудобно разговаривать в этой личине.

   Я ненадолго задумалась.

   А действительно, куда лететь? До Скарон-Ола далеко - к утру не успеем. Да и не хотелось бы мне являться туда в таком непрезентабельном виде. Это Лин молчит, послушно выполняя мою просьбу не спрашивать подробности, а от братиков так просто не отделаешься. К кровати прикуют, на дыбе подвесят, за иголки возьмутся, но непременно выяснят, по какой причине я отсутствовала так долго, что это за кровь была в покоях короля, какого демона я там вообще делала посреди ночи. Но, главное, какого-такого дрына меня вдруг понесло потом в Степь, помотало по ней, как оборванный лист, да еще изгадило одежду "синькой", словно я схватилась в рукопашную со всеми окрестными Тварями сразу.

   Соврать я не смогу - не те люди.

   Отмолчаться, наверное, тоже - замучают, но выпытают все.

   Отвертеться от расспросов и отговориться делами - тем более, потому что дураками они никогда не были.

   А вот что тогда делать, пока ума не приложу. Особенно, когда часть правды они уже знали; когда наше трогательное прощание с королем скароны наблюдали во всех подробностях; когда у них на руках была моя кровь, сбивчивые объяснения Лина, тягостное молчание Его Величества, который, разумеется, не станет говорить, что случилось. И когда вдруг во Дворец вернусь я - страшная, разбитая, исхудавшая, как нелюдь. Да еще в таком неприличном виде, словно только что из могилы откопалась.

   Мягко говоря, мне стоило над этим подумать. А проще выражаясь, надо было здорово поломать голову, чтобы хоть как-то выкрутиться.

   - В Фарлион, - наконец, велела я удивленно обернувшемуся демону. - До утра успеешь?

   "Да. К рассвету будем - он не очень далеко. Но зачем? По Фаэсу соскучилась?"

   - Нет. Просто надо, Лин. Кажется, пришло время сделать то, на что у меня пока не хватало смелости. И, кажется, теперь я знаю, у кого можно спросить совета.

  

-Глава 18-

   Крепость Нор едва-едва встрепенулась после спокойной ночи, сонно щурясь от щекочущих ее высокие башни первых солнечных лучей. Она еще спала, не слишком различая сон и бодрствование. И ее бдительные жители тоже дремали, расслабившись после многих месяцев полного затишья, уверившись, наконец, что Харон стал совершенно безопасен, и неся каждодневные вахты скорее по привычке, чем по острой необходимости.

   Мы спустились в темноте совершенно бесшумно. Как два призрака, два ангела смерти, неся на широких крыльях невидимую пыльцу забвения и неслышно сбрасывая ее на сонно зевающих рейзеров, чтобы они позевали подольше и не вздумали не вовремя задирать головы.

   Упав с небес тяжелым снарядом, Лин ловко спружинил, пробежал несколько шагов, гася сумасшедшую скорость, а потом сложил свои роскошные крылья и шумно выдохнул.

   "Уф. Кажется, не заметили".

   "Да, - рассеяно согласилась я, спрыгивая с его высокой спины. - Ты очень кстати задурил им мозги".

   "Без этого было рискованно спускаться - вон, светает уже".

   "Ты молодец, - так же рассеяно отозвалась я, внимательно оглядываясь. - И даже успел до восхода".

   Двор, в котором мы приземлились, был мне совершенно незнаком. По той простой причине, что даже в бытность простым рейзером я ни разу сюда не заглядывала. Вернее, старательно избегала это делать, хотя меня настойчиво приглашали. Потому что в то время, кажущееся сейчас безмерно далеким, мое недоверие к Церкви было настолько велико и так сильно испорчено воспоминаниями о родном христианском мире, что в Храм Аллара меня и калачом бы не заманили.

   И вот теперь, наконец, я решилась сюда прийти. Теперь мне, наконец, потребовалось кое в чем убедиться. И теперь я стояла перед дверьми Храма, напряженно раздумывая над тем, как бы туда потише войти.

   Сам Храм оказался сравнительно небольшим - всего с двухэтажный дом высотой, плюс совсем крохотная надстройка, идеально ровным куполом венчающая его сверху, как вишенка - торт. Стиль - уже набившая оскомину готика. Правда, довольно скромная по сравнению с пышным великолепием строений Рейданы. И окна заметно поуже. И потолки, видимо, пониже, и барельефы попроще... периферия, что с нее взять. Тем не менее, в глубину Храм имел довольно приличные размеры - метров сто, не меньше. Наверное, чтобы в главный зал могли вместиться все прихожане разом. Или чтобы во время пожара туда вошло сразу все население Нора.

   Ну, ладно. Чего стоять истуканом? Я и так заявилась, как вор: посреди ночи, одна, не дожидаясь открытия. Но Храм, как мне сказали, никогда не запирался. Да и Аллар, наверное, был готов принимать молитвы сутками кряду. Так что какая ему разница, когда я приду? В крайнем случае, у него там, может, какой-нибудь автоответчик на небе стоит, который записывает молитвы и при необходимости приятным женским голосом отвечает: "Добрый день, вы обратились в приемную к Богу. Сейчас его нет в офисе, поэтому перезвоните попозже. Или дождитесь сигнала и оставьте свою молитву"...

   Это я ершусь так, не обращайте внимания. В первый раз все-таки на прием к таким высоким личностям иду. Нервничаю слегка. Вот и крутятся в голове всякие глупости, старательно отвлекающие от самого главного.

   Ну, с богом...

   - Подожди здесь, - попросила я Лина, направившись к дверям Храма.

   "Уверена?"

   - Да. Я недолго.

   Он спокойно кивнул, послушно отступив в сторону, а я подумала, что, наверное, являясь в Храм Всевышнего, было бы неприлично привести туда с собой демона. Причем, Старшего. Противоположного по сути самому этому месту, осененного, как обещали, божественной благодатью. Все равно, что в конкурирующую фирму явиться, рекламируя свой товар. В офис "Adidas" на работу наниматься, имея на ногах кроссовки с эмблемой "Reebok". Да еще неясно, как на это сам Лин отреагирует. Вдруг ему плохо станет? Вдруг его не пропустят? Короче, лучше не рисковать.

   Мысленно вздохнув, я поднялась на целых десять ступенек главной лестницы, бесшумно приблизилась к покрытым причудливой резьбой деревянным дверям. Немного постояла, подумала, а потом решительно толкнула сразу обе створки, заставив их с тихим шелестом отвориться.

   К счастью, их действительно не запирали на ночь. Двери распахнулись так легко и охотно, будто только меня и ждали. Или же будто кто-то заранее заботливо смазал петли густым слоем солидола.

   Внутри оказалось сухо и тепло. Однако отнюдь не темно и не мрачно. Несмотря на то, что свет шел лишь от нескольких, висящих в ряд на стенах подсвечников, гнетущего ощущения кромешного мрака не создавалось. Скорее, приятные глазу сумерки, в которых вместо четких деталей видишь умело сглаженные очертания, а богатое воображение, подстегнутое приглушенным блеском золота и серебра, охотно дорисовывает все остальное.

   За дверьми оказался небольшой предбанничек, в котором, вполне вероятно, можно было оставить какие-то пожертвования и морально подготовиться ко встрече с Всевышним. Предбанничек был совсем скромным - едва-едва два человека разойдутся, не столкнувшись плечами. И еще он был совершенно пустым, если, конечно, не считать красивой резной лавочки по правую руку от входа и спрятанного под ней такого же аккуратного деревянного сундучка. А больше ничего: ни картин на стенах, ни коврика под ногами, ни украшений, ни встречающих. Просто скромно отделанный холл, тщательно выбеленные стены, дающие свет словно бы сами по себе, и еще одни высокие двери, к которым я без колебаний и шагнула.

   Раньше я в церкви никогда не была. Ни в православной, ни в мечети, ни в католической. Но из тесного общения с телевизором знаю, что католики обожают заставлять центральный зал удобными скамьями, оставляя небольшое пространство лишь у входа и у алтаря; наши православные предпочитают слушать священников стоя, время от времени истово крестясь и бормоча про себя слова молитвы; а мусульмане сидят на маленьких ковриках, каждую минуту сгибаясь в три погибели так, чтобы стукнуться лбом в холодный пол.

   Свои обычаи. Своя вера. Свои правила.

   Осторожно войдя внутрь, я нерешительно остановилась и обвела глазами огромный зал. Ну... что сказать? Скамеек нигде вроде не видно. Ковриков для сидения - тоже. Так что здесь, скорее всего, принято терпеливо ждать слова божьего в привычном прямоходячем положении. И это радует. Если бы я увидела лавки с подушечками под задницы, то сразу почувствовала бы разочарование: в моем понимании, приходя к высшему начальству, следует оказывать ему уважение хотя бы тем, что не стремиться, как американцы, пристроить самую важную свою часть на какое-нибудь седалище. И в этом смысле я даже рада не найти здесь столь яркого проявления торжества лени и малодушия. А еще - искренне приветствую законы Валлиона, в которых четко прописано, что сидеть в присутствии короля может разрешить только сам король. Да и то - за особые заслуги. В отношении же бога подобные вещи даже не должны обсуждаться. Но это, опять же, мое личное мнение.

   Ладно, идем дальше.

   Внимательно оглядевшись, я приятно удивилась, не найдя на стенах богатых золотых росписей, крикливых завитушек, бесконечного ряда икон, как в выставочном зале, и увидев лишь несколько насквозь религиозных сцен о сотворении мира, которые были знакомы мне по Учению. В частности, момент появления земной тверди. Момент сотворения зверей и птиц. И, конечно же, миг сотворения человека.

   Об эарах, заметьте, ни слова.

   Более того, Всевышнего изобразили более чем схематично - как бесформенный сгусток слепяще-белого цвета, испускающий, словно солнце, яркие лучи, а уже под ними на фоне уползающей куда-то в небытие Тьмы проступает трава, первые кусты, деревья, летят в разные стороны мелкие точки птиц... вероятно, в тот момент Аллар еще не определился окончательно с образом. Или же художник не был уверен, как он выглядел в тот волнующий миг. Поэтому, дабы не соврать, создал весьма обтекаемый образ, которому каждый был волен придать тот силуэт, какой ему ближе по духу.

   Мне, к примеру, показалось, что комок не совсем бесформенный. В неярком свете свечей, которых в зале также оказалось очень немного (так, запасное освещение, похоже) создавалось впечатление, что "свет" имеет облик гуманоида. В том смысле, что двуногий, высокий, статный, с одной головой и распростертыми в разные стороны... ну, допустим, что руками. Тогда как на их фоне за спиной имелось два непонятных, но явно нанесенных с умыслом мазка желтоватой краски, которые при должном воспитании и хорошей фантазии вполне можно было принять за красиво развернутые крылья.

   Правда, Учение утверждало, что в создании мира участвовал не только Аллар, но и Айд, и даже Лойн, однако этот вопрос художники деликатно обошли стороной. Хотя, возможно, убегающая куда-то прочь Тьма вполне могла символизировать Владыку Мертвых, а идущая по верху фрески еще одна светлая полоса, как пологом осеняющая миг Сотворения, могла быть расценена как незримое присутствие Старшего Бога.

   Не увидев на картине ничего нового, я отошла и двинулась дальше, мягко ступая по каменному полу и настороженно всматриваясь в царящий вокруг полумрак, словно ища в нем какой-то подвох.

   Дальше фрески пошли чаще. А вместе с ними появились и параллельные колонны с каждой стороны от широкого, почти теряющегося на фоне громадного пространства, но еще угадываемого прохода. Чтобы люди не ошибались, неведомые строители подчеркнули его более светлыми плитами на полу - так, что даже если кто-то и способен был заблудиться в этой пустой бальной зале или заплутал бы в толпе многочисленных прихожан, то искусно обработанный пол вполне мог заменить таким недотепам указатель. И безошибочно привел к самому главному месту, куда во время мессы все так активно стремились - к алтарю.

   Картины на стенах я больше не рассматривала - если увлечься, можно до утра тут проторчать, так и не увидев всех. К тому же, большая часть была мне знакома, а какие-то чуть ли не с фотографической точностью повторяли сцены из нашей родной Библии. О значении остальных было очень легко догадаться, так что тратить на них время не стоило. Я только отметила про себя, что исполнены они хорошо, и тут же отвернулась, ускорив шаг.

   Когда глаза привыкли к царящему вокруг полумраку, я начала различать очертания алтаря и виднеющейся за ним массивной скульптуры, которая, надо полагать, изображала хозяина этой тихой обители. На Во-Алларе почему-то принято изображать божество в том виде, в каком его понимали люди, тогда как у нас Бога никто и никогда не рисует - только его последователей, пророков и ангелов. Не положено просто. Не по канонам. Наверное, потому, что человек не способен правильно отразить истинную картину, а искажать божественный лик казалось кощунственным.

   Однако тут на этом не заморачивались, и постепенно вырисовывающаяся из темноты массивная фигура, занимающая почти всю дальнюю стену зала, выглядела поистине монументальной, величественной и почти что живой, как и положено изваянному в камне Творцу. Рядом с ним даже высокий алтарь, укрытый белоснежной, безупречно чистой скатертью без признаков чаш для жертвоприношений и церемониальных ножей, как-то незаметно терялся. А отсутствие фигур крылатых посланников, как в Храме Нерала, лишь подчеркивало, что в этом месте властвует только одна сила. И одна воля, могучее ощущение которой было буквально разлито в воздухе. Причем, чем ближе я подходила, тем сильнее становилось это ощущение. И тем тревожнее колотилось мое сердце, то и дело замирающее в предчувствии чего-то необычного.

   Фигура бога вырастала надо мной медленно и торжественно. Она плавно проявлялась из темноты, проступая сквозь игру теней с той скоростью, с которой у меня хватило решимости к ней приблизиться.

   Я не знаю, почему надумала прийти сюда именно сейчас и именно так. Почему тайком, среди ночи, пока никто не видит. Наверное, я все-таки подспудно боюсь разочарований? Наверное, привитое с детства чувство недоверия подтачивало мои намерения, мерзким шепотком подсказывая, что все это может быть просто бредом, а все мои догадки - лишь игрой богатого воображения?

   Однако в существовании Тени я уже успела убедиться. О существовании демонов знала давно и лучше, чем кто бы то ни было. С айри, правда, сталкиваться пока не доводилось, но если принять за неоспоримый факт существование порождений Айда (а не признать этого после всех моих мытаний, особенно двух последних дней, было довольно трудно), то получалось, что и Аллар... ну, тоже... короче, что-то в этом все-таки есть. И что люди верят в него не на пустом месте, как бы ни было тяжко себя в этом разубеждать. А значит, боги этого мира действительно существуют. Значит, не лгала молва, утверждая, что Айд живет в какой-то опасной близи от обычных смертных. И значит, не зря я удостоилась внимания его верного посланника - ворона. Не зря сюда попала. И не просто так все это со мной произошло.

   В обычную магию, способную сотворить со мной такое, перенеся из привычной реальности на Во-Аллар, я не верю. Не верю, что это была ТОЛЬКО магия. В богов я до определенного момента не верила тоже. Как исключала возможность существования магии и иже с ней. Однако магия - вот она, давно уже рядом со мной. Идет рука об руку и знать не знает, что я ее игнорировала. Со мной рядом живет самый настоящий демон. Я видела Ведьм. Видела жрецов. Некромантов. Я умирала, в конце концов. Я выживала каким-то невероятным образом. И надо быть совсем дурой, чтобы после этого продолжать тупо упираться и, мотая головой, истошно вопить: "Нет! Нет! Не может быть!!.."

   Кто-то явно вмешался в мою судьбу, проведя сквозь невероятные дали и именно в этот мир. Кто-то явно приложил к моему приходу свою волосатую руку. И если это был не Айд и не его загадочный ворон, в чем мне бы очень не хотелось убеждаться, то тогда остается лишь один кандидат на роль моего крестного отца.

   И именно его я сейчас видела перед собой.

   Как ни странно, неизвестный скульптор в силу своего восприятия или же самой настоящей насмешки сделал его поразительно похожим на Владыку Тени. Такой же огромный трон с высокой резной спинкой (только не выточенный из черного камня, а скромно поблескивающий золотом и белым мрамором); та же величественная, могучая фигура атланта (только не полуобнаженная, а целомудренно прикрытая легкой белоснежной туникой), те же широкие ладони, спокойно лежащие на подлокотниках; те же необычные сандалии, словно с ними поработал отменный плагиатор; те же три высокие ступени, ведущие наверх; и даже огромные, поразительно точно исполненные крылья, раскинутые от стены до стены и даже в полусложенном состоянии занимающие пространство вдвое больше, чем трон. Одно только отличие - они были не кожистыми, как у летучей мыши, а покрытыми ровными аккуратными перьями, выточенными искуснейшими резчиками с невероятной тщательностью. Пожалуй, даже лучше, чем все остальное тело, принадлежащее определенно мужчине и, определенно, ОЧЕНЬ сильному физически мужчине. Достаточно только глянуть на размах плеч, на могучую грудную клетку, на проступающие из-под туники пластины мышц, исключающие всякие намеки на превосходство духа над плотью... Аллар действительно производил сильное впечатление. Настолько сильное, что даже не видя лица я могла с уверенностью сказать, что боги этого мира не чураются земного воплощения. А воплощение это таково, что поневоле хочется склонить голову перед их нечеловеческой мощью и, как непременно сделали бы скароны, смиренно преклонить колено, гордясь возможностью служить действительно сильнейшему.

   С некоторым трудом прогнав некстати появившийся трепет, я нахмурилась, поджала губы и, отбросив последние колебания, подошла почти вплотную. Меня, как существо практичное и весьма недоверчивое, все-таки интересовало несколько другое. А именно - его лицо. Глаза. Потому что именно глаза способны рассказать о собеседнике больше, чем что бы то ни было.

   Глаза Айда я уже видела. Они оставили после себя двоякое впечатление. Угрозы и, одновременно, непонятной скорби. Огромной силы, заключенной в каменную оболочку, и странной тоски, смешанной с сожалением и каким-то разочарованием. Почему так? Почему он показался мне не злобным и коварным, а именно таким? Не знаю. Но очень хотела бы знать, что таится в глубине зрачков его извечного противника.

   Снизу, как стало понятно почти сразу, видно было отвратительно - с трудом только край подбородка можно рассмотреть и кончик идеально правильного носа. Немного виден лоб, безупречно гладкие, кого-то смутно напоминающие скулы. Несколько завитков каменных волос, перехваченных такой же каменной лентой. Но и все. До нужных мне глаз отсюда никак не дотянуться.

   Однако я не смутилась - опыт в подобном деле у меня уже имелся. Причем, опыт удачный. Поэтому, высоко подпрыгнув и бесцеремонно ухватившись за край громадной сандалии, я ловко подтянулась и нахально полезла выяснять детали.

   Разумеется, если бы дело происходило среди бела дня, проделать этот фокус мне бы никто не дал. Раскричались бы, развопились, помчались бы хватать и с позором стягивать обратно... собственно, это и есть одна из причин, по которым я предпочла явиться в Храм тайно. Были еще и другие, но о них пока умолчим. Кстати, с первых же мгновений я отметила одну любопытную деталь - "кожа" у Аллара была гораздо глаже и ровнее, чем у его брата Айда. Лезть по ней получалось намного труднее, потому что на тщательно отполированной поверхности не было ни лишних чешуек, как у Владыки Ночи, ни заусенцев, ни крохотных выступов. Чувствуешь себя, как паук на присосках, и все время гадаешь, не соскользнет ли рука.

   Правда, до верха я благополучно добралась. Немного утомилась, но побывать на коленях самого Аллара - вполне приемлемая цена за легкий пот на висках и подрагивающие от напряжения пальцы. Теперь надо карабкаться дальше - пупок божества меня совсем не интересовал. Да и не видно его тут - туника мешает. Хотя, конечно, по ее складкам взбираться будет не в пример легче, чем по голому пузу.

   Ну вот.

   Добралась.

   Смахнув с лица какую-то пылинку, я смутно подивилась тому, что она всего одна, и с облегченным вздохом пристроилась на плече Аллара. Сейчас посижу чуток, переведу дух, а потом пройдусь по сгибу локтя, чтобы потом обернуться и тщательно изучить необходимое с небольшого расстояния. Так, чтобы и суть уловить, и ничего важного не пропустить. Благо подлокотники у трона очень высокие, а спокойно лежащие на них ладони расположены практически на уровне подбородка. Ему, конечно, не очень удобно, зато мне - просто подарок судьбы.

   Сказано - сделано.

   Спустя пару минут я бодро добежала до правой кисти, только сейчас обнаружив, что она, оказывается лежит ладонью кверху, а не вниз, как полагалось; малость отдышалась, потому что после недавней кровопотери еще не пришла в форму; и только тогда, демонстративно засунув руки в карманы и всем видом изображая вселенский скепсис, быстро повернулась, с любопытством уставившись на легендарного бога.

   Признаюсь честно, в первый момент я даже не поняла, в чем дело и ЧТО именно вижу. Вернее, КОГО. Во второй момент у меня просто перехватило дыхание и едва не потемнело в глазах. Ну а в третий я ошалело моргнула, решив даже, что брежу, но потом поняла, что просто схожу с ума, и медленно опустилась на раскрытую ладонь божества, растеряно глядя на настоящее откровение.

   Я не знаю, было ли это сделано специально или же неизвестный мне скульптор просто оказался спятившим фанатиком. Не знаю, как такое вообще могло получиться и почему никто, кроме меня, этого раньше не замечал. Понятия не имею, как это стало возможным, но Аллар... суровый и строгий повелитель неба... Великий Творец... Создатель... Хранитель живого и вечный противник мертвого... оказался почти точной копией своего божественного брата!!

   Вы можете в это поверить?!!

   Я - нет. Несмотря на то, что сидела сейчас напротив и в полной оторопи разглядывала ТО ЖЕ самое лицо, которое уже видела когда-то. Нечеловечески совершенное, поразительно гармоничное, строгое, если не сказать - аскетичное, но ТО ЖЕ САМОЕ!! Абсолютно! Просто один в один!! Если бы не знала точно, где нахожусь, решила бы, что снова попала в Храм Нерала!! И снова, как месяц назад, стою напротив Айда и с неожиданной злостью сознаю, что очень искренне его ненавижу.

   Такого не могло быть!! Никак! Никогда!! Но у Айда и Аллара было ОДНО И ТО ЖЕ лицо!! Просто копия!!! За исключением чуть более ровной линии бровей, чуть менее четко очерченной нижней губы и... выражения глаз, конечно. Потому что, в отличие от Повелителя Тени, в глазах Аллара не виднелось угрозы. В них не было опасности и ощущения рвущейся наружу нечеловеческой мощи. В них вообще почти ничего не было. Кроме смертельной тоски и безмерной усталости, с которой, как мне показалось, он смотрел на меня сквозь пространство и время, заставляя цепенеть и в панике понимать, что происходит что-то очень странное.

   Ну, как же могли не понять его жрецы, что подобное сходство, как минимум, кощунственно! Как могли они не увидеть этого вопиющего сродства! Да, пусть Они - братья, но никак не могло быть такого, чтобы их изобразили ТАКИМИ похожими! Правда есть правда, но люди есть люди, и никакая Церковь никогда бы не допустила, чтобы светоч веры и ее непогрешимый источник вдруг стал похож на своего извечного врага и врага всего рода людского. Что бы угодно для этого сделали, как бы угодно переврали, чем хочешь замазали, но такого не допустили. А они... или же просто не знали, что в Невироне такой же "Аллар" есть в каждом приличном Храме и ему тоже поклоняются люди, только уже от имени Айда... или же...

   Или же я совсем ничего не понимаю.

   Я растеряно моргнула снова, тщетно пытаясь избавиться от наваждения, но оно, к сожалению, не собиралось никуда исчезать. Айд-Аллар по-прежнему сидел напротив и грустно изучал маленькую букашку на своей ладони, словно не веря, что она посмела туда нагло залезть.

   Боже... да что же это такое?! Как все это понимать?!!

   Интересно, знают ли жрецы обоих богов, КОМУ поклоняются? И догадываются ли о том, что на другом конце мира существу с таким же лицом так же истово молятся совсем иные люди? Может, я что-то неправильно прочитала в Учении? Может, Бог, как считается у меня на родине, всего один? И вот он - передо мной, суровый и мрачный? А все остальное - лишь его ипостаси, являющиеся смертным в зависимости от ситуации?

   Хорошо, допустим. Но тогда почему такое страшное разделение между жрецами? Почему тут - маги, а там - один некроманты? Почему тут - чистые молитвы, а там - жертвоприношения?! И почему оного зовут Хранителем Света, а второго - Отцом Зла?

   Что это? Людские умы извратили божественную сущность? Людские игры превратили единого бога в две сакральные фигуры своего мировоззрения? Причем, две противоположные по сути фигуры? Свет и Тьму? Добро и Зло... как бы ни хотелось мне отойти от штампов. Но как такое могло произойти? И откуда тогда, если это действительно так, взялась фигура Лойна? Не стыкуется что-то. Не совпадает. Был бы Бог един, никакого третьего бы не было. А он есть. Пусть у него нет своих Храмов, пусть у него нет жрецов и нет посвященных ему молитв, но скароны о нем помнят. Я о нем читала. Жрецы обоих ветвей неохотно о нем отзываются, но НЕ ОТРИЦАЮТ его существования.

   Как же так?

   Почему?

   Что за нелепица?

   Я даже головой помотала, чтобы растрясти забуксовавшие рассуждения.

   Бред. Все это - один форменный бред, в котором, куда ни сунься, всюду тупики. Айд... Аллар... Лойн... раньше мне казалось, что хотя бы эти три фигуры в местном пантеоне уверенно стоят на своих местах. А тут - нате вам. Сюрприз за сюрпризом. Только я сделала какие-то выводы, только начала верить и понимать, как все - тушите свет, сливайте воду. Мне опять ничего не понятно. Кроме того, что Айд и Аллар не просто так изображены лишь в Храмах и изображены ТАКИМИ ненормально похожими. И что кто-то об этом наверняка знает. Кто-то, кто, как я, видел и того, и другого. И кто-то, кто позволил случиться этому чудовищному обману, ввергшего тысячи людей в невероятное по своей силе заблуждение.

   - Охренеть... - пробормотала я, уже более спокойно рассматривая каменного исполина. - Сидим мы тут с тобой на пару, одинаково шалеем от происходящего и уже не знаем, кто из нас больший дурак. Как ты мог такое допустить? Как позволил такое проделать? Тебе что, все равно, как выглядеть перед нами? Все равно, каким тебя воспринимают? Ни один разумный до такого не опустится, ни один король не рискнет стать похожим на своего извечного врага... а ты? Может, я чего-то не понимаю? Или же Айд тебе... не совсем враг? Может, противник по идее, но все-таки не враг? Мир ведь создавали вместе, вместе растили, человека творили, учили, сопли вытирали... на каком же этапе ваши пути разошлись? И из-за чего на самом деле случилась Битва Богов, а?

   Аллар, разумеется, промолчал. А я удрученно покачала головой и грустно вздохнула.

   - Жаль. В первый раз я пришла к тебе за советом. В первый раз решила во всем разобраться, а ты... еще больше меня запутал. И лишь добавил сомнений, - я машинально дотронулась до висящего на груди амулета и негромко хмыкнула. - Знаешь, у нас считается, что с богом можно разговаривать всегда и везде. Дескать, он слышит все, что творится на земле. В некотором роде - как Ишта, который может почувствовать каждую травинку в своих владениях и каждую птаху, вздумавшую нагадить на его любимый камень для размышлений. Но по собственному опыту могу тебе сказать, что Иште это на фиг не надо. Когда приспичит, он все почувствует, но если надобности в этом нет, он занят своими делами и совсем не думает о том, что и где происходит без его непосредственного участия. Ведь хороший правитель - это не тот, кто делает все сам, не доверяя никому, а тот, кто умеет найти тех, кто сделает за него нужную работу. Хороший правитель - это, прежде всего, хороший менеджер. Кадровик, который умеет работать с тем, что есть под рукой в данный момент времени. Так и я учусь потихоньку жить. Да и ты, наверное, тоже. Поэтому я и сижу сегодня именно здесь. Напротив. На твоем, так сказать, аватаре, земном воплощении, чтобы быть точно уверенной, что сижу не впустую.

   Не дождавшись от статуи никакой реакции, я снова хмыкнула.

   - Знаешь, я очень долго собиралась сюда прийти. Приглашали-то давно, но все никак не получалось. Дела, дела... целый год потратила, чтобы хоть как-то выбраться из той лужи, в которую ты (или не ты?) меня случайно (или намеренно?) забросил. Я не знаю, по чьей инициативе так получилось и ни на кого пока бочку не качу - доказательств маловато. Но когда найду, непременно спрошу со всех и за все. Это - лишь вопрос времени. Плохо, конечно, что ты не даешь советов, устранился от дел и вообще, активно прикидываешься валенком, заставляя меня сомневаться снова и снова, но мне, пожалуй, больше не нужно подтверждений твоего существования. Хотя бы один из вас точно был тогда в Тени. И хотя бы один весьма чувствительно придал мне нужное направление. Не подумай, я не прошу повторить этот номер снова... у меня и после того долго зад довольно поднывал... но все же даже такой Фоме неверующей, как я, иногда хочется знать: правильно ли иду? И есть ли для меня еще какие-нибудь варианты, кроме...

   Я вытащила свой новый амулет и, мельком оглядев, небрежно уронила обратно на грудь.

   - ...вот этого.

   Аллар, разумеется, не пошевелился. Однако над его головой неожиданно вспыхнули (наверное, там какое-то окошко есть?) первые лучики занимающегося рассвета. Пока еще слабые, бледные, но очень скоро они ворвутся в Храм, осветят его, как божественным сиянием, и тогда каждый входящий сможет своими глазами убедиться, что видел настоящее чудо.

   - Ладно, пора мне, - вздохнула я, поднимаясь. - Извини, что потревожила, но надо идти. Демон у меня снаружи заждался, братья наверняка извелись уже все... да и не хочу, чтобы меня лишний раз тут видели. Тем более, в таком месте и в такое время. Так что...

   Я хотела сказать "прощай", потому что больше не собиралась сюда возвращаться, но в этот момент солнце поднялось достаточно высоко, чтобы один из его лучей нахально влез в верхнее окошко Храма, прокрался внутрь и, дерзко отразившись от зрачков Аллара, которые, как оказалось, были обведены золотой краской, бессовестно засветил мне прямо в глаз. От неожиданности я дернулась, машинально закрылась рукой. И только через пару секунд, проморгавшись и сердито протерев слезящийся глаз, сердито отвернулась.

   - Фу. Как тебе не стыдно? Такое дешевые спецэффекты... а еще бог! - проворчала я, торопливо слезая на пол. - Нет, чтобы глас с небес. Или еще какое чудо, чтобы уж я поверила, так поверила. А ты солнечные зайчики сверху пускаешь. Хулиган.

   Спустившись до уровня колен, я уверенно спрыгнула вниз, мельком покосилась в ближайшее окно, убедившись, что светает действительно очень быстро. А потом направилась прочь, задумчиво потирая слабо пощипывающую правую ладонь и гадая, а не надеть ли снова маску. Вдруг кто на улице уже появился? Вдруг меня засекут по дороге к воротам? Да и к Фаэсу (прав Лин) заехать бы не мешало. Давно его не видела, старого черта. Может, что веселое мне расскажет? Все же жизнь не состоит из одних только черных полос? Может, когда-нибудь закончится и моя?

   Добравшись до выхода, я все-таки приняла правильное решение и, покопавшись в карманах, выудила на свет божий тщательно выстиранную шапочку. Это Лин ее отыскал, пока бегал за мной по дворцовому саду. И принес с собой, правильно понимая, что я без нее теперь никуда. А потом торжественно вручил, когда, отмывшись и отдраившись в первом попавшемся озере, я крепко задумалась над своими дальнейшими планами.

   Вот сейчас она мне и пригодится.

   С этими мыслями я толкнула тяжелые двери, невольно зажмурившись от бьющих прямо в лицо ярких солнечных лучей. Почти наощупь спустилась с лестницы, проклиная вполголоса строителей, не догадавшихся сделать тут хотя бы небольшой козырек или какие-нибудь перила. Наконец, добралась до терпеливо ожидающего Лина, уверенно запрыгнула в седло. И, уже собравшись взять с места в карьер, вдруг услышала пораженное:

   - Фантом?! Вот зараза!! Ты что тут делаешь, мерзавец?!!!

   На звук знакомого голоса, разумеется, обернулась сразу. Ошарашенная, изумленная донельзя, но уже чувствующая, как радостно екнуло сердце и как внезапно потеплело в груди. А когда увидела разъяренную усатую физиономию человека, о котором недавно думала и к которому как раз собиралась направить стопы, то облегченно выдохнула и едва не рассмеялась.

   - Здорово, Фаэс. Долго жить будешь - только что о тебе вспоминал. Дай, думаю, загляну к тебе домой и радостно гаркну в ухо, что пора вставать. А ты вон как - сам меня нашел.

   Немолодой эрдал грозно встопорщил седые усы и мрачно сверкнул темными глазами.

   - Нашел... сволочь такую. И сейчас убивать буду, гада! Ты где шлялся столько времени, а?!!

   - Где надо, - вздохнула я, невольно подумав про Степь. - И где не надо, конечно, тоже. Ты ведь получил пакет?

   Фаэс почему-то сжал зубы.

   - Идем, - процедил вполголоса, почти с яростью буравя мою безотказную маску. - Я хочу знать, что с тобой случилось. Какого демона ты торчишь здесь, когда нужен совсем в другом месте. И почему по всему Валлиону ползут упорные слухи, что тебя вроде как убили.

   - Что? - опешила я. - Кто это меня убил? И, главное, когда? Кому так крупно повезло? И почему я не в курсе?!

   - Идем, - так же мрачно повторил Фаэс, даже не думая отвечать. - Это не я тебе буду объяснять.

   - Да? А кто же тогда? Светоносный Аллар?

   - Нет, король. Тебя приказано найти и привести... живого или мертвого. И как можно скорее.

  

-Глава 19-

   До Дома Гильдии Нора мы добирались в угрюмом молчании. Фаэс на что-то злился, как будто я одним своим появлением отдавила ему больную мозоль. Я же, услышав о короле, мгновенно насторожилась и, недобро сузив глаза, внутренне подобралась. Готовая взлететь прямо отсюда, с места, если бы вдруг выяснилось, что за мной началась настоящая охота. Правда, едва услышав, что Его Величество, как был в Скарон-Оле, так и (слава богу) остался, а дело не столько в нем, сколько в том, что Фаэс желает выяснить подробности сам, все-таки согласилась добраться до кабинета эрдала и поговорить.

   Времени, конечно, было жалко, потому что у меня вдруг остро и резко появились неотложные дела. Как можно дальше отсюда. Однако вести разговор на улице Фаэс наотрез оказался, заявив, что дела вне рабочего места не обсуждает. А мне и так было, над чем поразмыслить, поэтому ехали мы молча, в самом мрачном расположении духа, зато и сравнительно недолго. И лишь когда зашли в знакомый до боли двор, где у меня осталось так много хороших воспоминаний, Фаэс соизволил обернуться и буркнуть:

   - Заходи пока. Один. А я сейчас подойду. Дорогу еще не забыл?

   - Нет, - односложно отозвалась я и без возражений поднялась на второй этаж.

   Там меня, разумеется, встретили. И встретили так, как я уже не ждала - с искренней радостью, счастливым повизгиванием и целой волной молчаливого обожания, от которой я сперва опешила, а потом все же сумела немного оттаять. Но на Кроя просто нельзя сердиться. Этот удивительный пес одним своим появлением заставил покрывшую меня броню холодного отчуждения потрескаться и опасно истончиться; под таким неистовым напором чувств даже она не могла продержаться слишком долго. Так что когда в кабинет вернулся Фаэс, я уже не походила на застывшую ледышку. И даже смогла приветливо кивнуть, молча благодаря его за кувшин холодного пива, который эрдал без напоминаний прихватил с собой.

   Мельком покосившись на блаженно урчащего фэйра, пристроившегося возле кресла и незаметно подставившего лобастую голову под мою левую руку, он по-прежнему молча занял свое рабочее место. Молча переложил какую-то бумажку. Так же молча отхлебнул свое пиво, оставив на усах густую белую пену. А потом, наконец, поднял от кружки тяжелый взгляд и тихо спросил:

   - Гай, где твоя сестра?

   Ожидая чего угодно, кроме именно этого вопроса, я чуть не поперхнулась.

   - В каком смысле?

   - В прямом. Я спрашиваю: где сейчас твоя сестра? Где Гайдэ?

   Ах, во-о-от он о чем...

   Я грустно усмехнулась.

   - Нигде, Фаэс.

   - Что значит, нигде?

   - То и значит. Ее больше нет.

   - Что? - опасно тихо переспросил эрдал, задержав кружку над столом. - Что ты сказал?

   - Гайдэ больше нет, - вздохнула я, отводя глаза. - А может, никогда и не было. Она - лишь миф, мираж, всего лишь красивый сон, которому не суждено было сбыться.

   - Куда ты ее спрятал?

   - Никуда. Она просто исчезла. Какое тебе до нее дело?

   Фаэс тихо выдохнул, явно начиная злиться, со скрипом сжал огромные кулаки, но когда я вопросительно посмотрела, ничуть не устрашившись его грозного вида, тяжело поднялся и, отойдя к окну, неестественно ровно сообщил:

   - До меня дошли сведения, что твоя сестра пропала.

   Я пожала плечами.

   - Все может быть.

   - И еще до меня дошли сведения, что ты к этому причастен.

   - Ну, в каком-то смысле, да.

   - Так что ж ты мне тут голову морочишь? - совсем тихо прошипел Фаэс, внезапно обернувшись и буквально воткнув в меня бешено горящий взгляд. - Что за комедию ломаешь, сволочь?! Ты сказал, что не тронешь ее и позволишь вернуться в любой момент! Сказал, что ни к кому не ревнуешь и просто даешь время подумать! А теперь, что... передумал?! Солгал?! Мне так это следует понимать?!

   Я нахмурилась. Потом убрала руку от головы недовольно заворчавшего пса, который уставился на хозяина откровенно сердитыми глазами, и спокойно поднялась с кресла.

   Так. Что за хрень тут творится? Какое ему дело до Гайдэ, которую он в жизни никогда не видел и лично вообще не знаком? Это что еще за тон? Что за злость, с которой он меня тут встретил? А где искренняя радость? А где нарочито громкие вопли насчет того, что я его нагло обокрала и подсунула взамен кучу ненужных проблем? Почему о Невироне не спрашивает? Почему его интересует лишь одна больная тема?

   - Фаэс, ты меня в чем-то обвиняешь? - наконец, холодно осведомилась я, стоя под тяжелым взглядом эрдала, будто на Последнем Суде.

   - Я задал тебе вопрос!

   - Я не обязан на него отвечать.

   - Хорошо, - неожиданно легко согласился Фаэс. А потом небрежно бросил на стол какой-то камешек и кивнул. - Мне ты отвечать, может, и не обязан. А вот ему - будь любезен.

   "Кому это еще я что-то должна?" - хотела спросить я, кинув недоуменный взгляд вслед невзрачному камушку. Но вовремя успела заметить знакомый голубоватый блеск, в мгновение ока сообразила, что имею дело с магическим артефактом. В какую-то долю секунды догадалась, каким именно свойством он обладает, и успела скользнуть в сторону лишь за мгновение до того, как коварный амулетик щедро выплеснул вокруг себя волну неизвестной мне силы, а потом выстрелил вверх столбом такого же голубоватого света, прямо на глазах преобразующегося в тонкий плоский экран. С которого, как с экрана обычного телевизора, на нас уставился Его Величество Эннар Второй собственной персоной.

   Твою маму... умеет же он выбрать момент! Но раз уж тут и до "прослушек" додумались, то чему удивляться? Надо было сразу подумать, что принцип видео в Магистерии успешно освоили. Не сугубо техническим, правда, способом, а с помощью какой-то магии, но не суть важно. Главное, что местный аналог телепроектора на Во-Алларе все-таки изобрели. Причем, мне довелось с ним познакомиться самым неожиданным и, не скрою, довольно неприятным образом.

   Одно хорошо - "экран" был плоским, а не голографическим. И показывал двухмерную картинку. Точно такую же, как и на том конце "провода". Соответственно, собеседники видели друг друга лишь под строго определенным углом зрения. Как в тоннеле. А то, что оставалось за пределами "экрана", для них как бы не существовало вовсе. И я, как чуяла, успела очень вовремя отпрыгнуть в сторону. Не иначе, шестое чувство заработало, уберегая от чужого внимания. Так что теперь король (ну, спасибо тебе, друг!) при всем желании не мог меня увидеть.

   - Фаэс? - сухо спросил Его Величество, как только материализовался на "экране".

   Эрдал быстро подошел, попав в поле зрение короля, и так же хмуро кивнул.

   - Да. Я его нашел.

   Та-а-к. Это он обо мне?

   - Где? - еще суше осведомился король, пристально уставившись на стену за спиной Фаэса. И, кажется, пытаясь посмотреть немного дальше, но, слава богу, неудачно. Конструкция не позволяла.

   - Здесь, сир. Рядом стоит.

   - Пусть подойдет.

   Убедившись, что самые неприятные мои догадки верны, я потихоньку отступила еще дальше, прячась в углу, как упырь на своем болоте.

   Какой же ты гад, Фаэс: ТАК меня подставить! Устроить тут телеконференцию. Подсунуть мне такого отвратительного собеседника... подойти, он сказал? Угу, щас. Прямо лечу, бегу и падаю. Делать мне больше нечего, кроме как продолжать наш бесполезный разговор. Что-то мне не кажется, что у Его Величества внезапно случились муки несуществующей совести. И не кажется, что он вдруг проникся всеми последствиями своего некрасивого поступка, неожиданно раскаявшись и теперь намереваясь слезно извиниться. Я легче поверю в то, что ему от меня что-то срочно понадобилось. И еще легче поверю, что он желает взглянуть на мое истощенное тельце, получая от это извращенное удовольствие. Дескать, готова? Знаешь теперь, каково это, когда тебя предают? Но пускай я и заслужила с его стороны справедливый упрек, пускай я поступила нехорошо, но мстить так, как это сделал он... нет уж, увольте. Больше я с ним дел иметь не хочу. Хватит уже. Не могу. Не так много у меня осталось подаренного кахгарами спокойствия, чтобы расходовать его столь нерациональным способом.

   Заметив мое движение, Фаэс недобро усмехнулся.

   - Ты куда это собрался? Иди сюда, Гай. Сейчас тебе зададут пару насущных вопросов.

   - Спасибо, мне и тут хорошо, - мрачно отозвалась я, упрямо отступив еще на шаг и, упершись бедром в подоконник, непримиримо сложила руки на груди.

   - Нет уж, иди, пожалуйста. Его Величество очень желает с тобой пообщаться.

   - Зато я с ним общаться совершенно не желаю. Что дальше?

   - Фантом, мне что, тебя силой тащить? - нехорошо прищурился Фаэс, сделав недвусмысленное движение в мою сторону. На что я криво усмехнулась, одновременно чуть пригнувшись и заняв боевую стойку, а потом хищно сузила глаза.

   - Ну, попробуй.

   - Фантом, я не шучу, - угрожающе протянул эрдал, зло поджав губы, однако все-таки не став делать глупостей.

   - Я тоже.

   - Твою маму... Гай, не трепли мне нервы! Живо сюда, мерзавец!!

   Я так же зло сузила глаза.

   - Нет.

   - Гай!!

   - Нет, Фаэс, - холодно ответила я. - При всем к тебе уважении. Мне не о чем говорить с твоим королем.

   - Ах ты, засранец! Немедленно сюда! Я тебе приказываю!! - свирепо рявкнул Фаэс, окончательно потеряв терпение, и вот тогда мне стало грустно. Так грустно, что хоть вой. Но выхода нет: пока я официально вхожу с состав Гильдии, на мне висят определенные обязательства. И Фаэс как-никак, но приходится мне непосредственным начальством. А поскольку я больше не могла себе позволить быть от кого-то зависимой, то...

   На моих губах появилась невеселая улыбка.

   - Ты не можешь мне приказать, - на подоконник с тихим стуком упал красивый перстень в виде крылатого змея с погасшими глазами из искусственных рубинов. - И никто больше не может. Я не принадлежу короне. И не принадлежу королю. Я сам по себе, Фаэс. Всегда. Я - вольный ветер. И с этого момента я не вхожу даже в Гильдию рейзеров.

   Фаэс пораженно замер.

   - Ты... ты... да как ты...!!

   Я отвела глаза. На душе скребли кошки и было так мерзко, что я уже пожалела, что вообще сюда пришла.

   - Прости, ты не оставил мне выбора.

   - Да я тебя за это...!!

   - Остановись, Фаэс, - поразительно холодно прозвучало с "экрана", когда эрдал сжал кулаки и дернулся в мою сторону. - Не нужно. Остынь. Фантом, подойти ближе. Я хочу с тобой говорить.

   - Я не хочу, - тихо отозвалась я, отвернувшись к окну.

   - Это важно.

   - Это бесполезно. Поэтому не стоит даже стараться. Мы уже все друг другу... сказали.

   Его Величество опасно сверкнул глазами, все еще пытаясь разглядеть меня за краем изображения. Но тщетно. Он не видел даже моей спины. И мог лишь догадываться по медленно багровеющему лицу Фаэсу, какие неприличные жесты я ему показываю.

   - Я должен задать тебе несколько вопросов, - наконец, тихо сказал король. Даже как-то слишком тихо для взбешенного моей наглостью монарха. - Важных вопросов, Фантом.

   Я покачала головой.

   - У вас было для этого время. Но вы потратили его впустую.

   - Значит, ты отказываешься мне отвечать?

   - Да.

   - Ты что... хочешь, чтобы я тебя просил?!

   О. Это что-то новенькое. Такое впечатление, что Его Величество или сильно расстроен, или изрядно ошарашен, или же ему опять взбрела в голову какая-то блажь. Но я в эти игры больше не играю. Все, баста. Довольно уже всевозможных догонялок, масок, игрищ и глупого притворства.

   Я хмыкнула.

   - Вы не умеете просить, Ваше Величество. Да и с приказами у вас не больно-то получается. Правда, ваш последний приказ я до сих пор, если вы заметили, тщательно исполняю. И, будучи человеком слова, намереваюсь исполнять его и дальше.

   - Какой еще приказ? - совсем неслышно донеслось с "экрана".

   Я покосилась на совершенно обалдевшего Фаэса, который, кажется, ни черта не понимал в этом безумном разговоре, и пожала плечами.

   - Не показываться вам на глаза.

   От такого ответа эрдал из багрового очень быстро стал очень бледным и как-то подозрительно быстро вспотел. На его лбу ярко заблестели мелкие капельки влаги, усы намокли и некрасиво обвисли. Он тяжело задышал. Дернул ворот, словно в предобморочном состоянии. И вообще, выглядел как-то неважно. Жарко ему, наверно? Вон, как надышали. А в Фарлионе как раз разгар весны - духота, яркое солнышко, даже открытое окно не спасает... интересно, а почему так тихо стало в комнате? Может, у нас кто-то умер? Ах да, это просто я отключила слух. Но вроде бы ничего важного не пропустила. Или нет, это Фаэс всего лишь жадно хватает ртом воздух, пытаясь что-то из себя выдавить, тогда как король...

   Король почему-то молчал.

   Я какое-то время подождала ответной реакции, рассеяно изучая пустой двор за окном. Потом подождала еще, ничуть не смущая звенящей тишины за спиной. Потом мне это надоело. Наскучило. Осточертело. И, резко развернувшись на сто восемьдесят градусов, я решительно двинулась на выход.

   А что тут еще делать? Дожидаться второго пришествия? Беседу мирную вести, зачем-то выслушивая все по второму кругу? Не надо. Я не глухая. И память меня пока, хвала Аллару, не подводит. Дословно могу пересказать все, что услышала две ночи назад. Даже интонации воспроизведу без труда - так врезались в память, что даже сейчас не могу до конца избавиться. Видно, ножом придется выковыривать, как глубоко засевшую занозу.

   Так что не надо мне повторения. Обойдусь без новых комплиментов. Общаться нам, конечно, еще придется - как же без этого, когда проблема Невирона до сих пор не решена? Но я надеюсь, у него хватит ума делать это в рамках своего официального статуса. И надеюсь, что при следующей встрече, которая, разумеется, состоится в Скарон-Оле (не вернуться туда я, естественно, не могу), он будет так же обтекаемо корректен и не выдаст моей небольшой тайны, как сегодня милосердно не проболтался Фаэсу.

   Даже странно видеть подобное проявление милосердия.

   Но оно и к лучшему. Думаю, Его Королевское Величество тоже не станет выносить сор из избы. И никому не станет докладывать о некоторых милых подробностях наших с ним взаимоотношений.

   Мимо горящего "экрана" я проскользнула тихо, быстро и почти незаметно. Все-таки приказ есть приказ. А я - девушка скромная, послушная, немножко злая, но это пройдет. Точнее, сейчас я уже не девушка, а очень даже "юноша". И Фаэс не должен заподозрить, что когда-то было иначе.

   - Гай, стой! - неверяще ахнул мне вслед эрдал, когда понял, что я не просто не собираюсь показываться на глаза Его Величеству, а просто-напросто ухожу. - Ты с ума сошел?! Не смей поворачиваться спиной к королю!!

   Я пожала плечами: а почему бы нет? Тем более, сам король не больно-то возражает. Был бы против, сказал бы сам. А раз молчит, значит, ему тоже все равно.

   - Гай!! - снова ахнул Фаэс, когда я бестрепетно взялась за ручку двери и толкнула ее ногой. - А ну, вернись! Вернись, мерзавец! С тобой еще не закончили!!

   - Я закончил, - спокойно отозвалась я, переступая порог. - С вами обоими. Прости, Фаэс, но мне сильно некогда.

   - ГАЙ!!! ГАЙ, не смей уходить без разрешения!!

   - Мне не нужно разрешение.

   - Да как ты... смеешь?!! - обессилено выдохнул он, когда я почти исчезла. - Кто ты такой, чтобы ТАК себя вести?! И кто такой, чтобы в лицо оскорблять короля?!!

   Я, на мгновение задержавшись, даже задумалась. Но потом покачала головой, тихо рассмеялась каким-то мертвым, потусторонним смехом, которому научилась всего две ночи назад. После чего ненадолго скосила глаза, едва не заставив Фаэса отшатнуться, и неслышно прошептала:

   - Я - призрак, Фаэс. Фантом. Просто уставший дух, не нашедший покоя...

   В груди что-то предупреждающе сдавило, недвусмысленно напоминая о живучем заклятии, не так давно едва не перемоловшем мое тело в фарш, и я вынужденно осеклась, чтобы не сказать большего. Потом тяжело вздохнула, вышла, даже не обернувшись, но едва оказалась возле лестницы, как внезапно задрожавшие ноги все-таки не выдержали.

   Пришлось опуститься на ступеньку и ненадолго застыть, пережидая знакомую слабость, которая накатила с неотвратимостью океанского прилива, чуть не смыв весь песок с тщательно зарытого в землю бункера и едва не сломав его прочные стены. Проклятье... кажется, меня зацепило еще серьезнее, чем я думала. Видимо, какое-то долгоиграющее заклятье. Цепкое и упрямое. Совсем как я. Прилепилось пиявкой, присосалось намертво. И даже теперь, когда "синька" залатала дыры в моей дейри, вышвырнув непрошеного гостя вон, следы его работы еще докатывались до меня такими вот приступами дичайшей слабости.

   Опустив голову на скрещенные руки, я закрыла глаза и попыталась обо всем забыть. Больше не видя ничего. Не слыша мягкой поступи чьих-то больших лап. И не чувствуя, как кто-то теплый и живой осторожно трогает носом мои холодные щеки.

   - Гай? - вдруг раздалось над самым ухом тихое.

   Я даже не вздрогнула, когда вместо Кроя до моего плеча кто-то дотронулся.

   - Гай? Ты в порядке?

   Я медленно покачала головой.

   Фаэс... эх, Фаэс... если бы ты только знал, о чем спрашиваешь? И если бы только знал, до какой степени я НЕ в порядке. О том, как же сильно снова ломит в груди, настойчиво пытаясь разорвать ее на части. Как больно... боже, как же снова больно. Почему-то. Опять. Хотя мне казалось, что после случившегося все лишние чувства притупились и ослабли. Но, видно, еще не совсем. Видимо, мало времени прошло. Видно, надо еще на неделю уйти в Степь, позволив какой-нибудь Твари высосать этот яд из моей души.

   - Гай? - снова позвали меня откуда-то издалека. - Гай, что у вас произошло с королем?

   С трудом вернувшись к реальности, я неохотно покосилась на подошедшего Фаэса.

   - Ничего.

   - Гай, я серьезно, - настойчиво, но уже почему-то не зло повторил эрдал, зачем-то присаживаясь на соседнюю ступеньку и тревожно глядя на меня сверху вниз. - Что с тобой случилось? Что случилось с вами обоими? Это... из-за Гайдэ?

   Я устало кивнула.

   - Что с ней? - тихо спросил он, не спуская с меня потемневших глаз.

   - Ее больше нет.

   - Куда она делась? Он ранена? Ей плохо?

   - Ей очень плохо, Фаэс, - с трудом признала я, пряча взгляд и отчаянно боясь, что копившаяся много часов горечь внезапно выльется наружу позорными слезами. - Так плохо, что она больше не хочет никого видеть. И, кажется, даже жить уже не хочет.

   - Почему? - неестественно спокойно осведомился Фаэс, а его ладонь внезапно стала напряженной и твердой, как скала.

   Я только вздохнула.

   - Глупая потому что. И слишком слабая. Для нее в Валлионе больше не осталось места.

   - А в Скарон-Оле?

   - Может быть... не знаю... не спрашивай.

   Топчущийся рядом пес вдруг жалобно заскулил. А потом поднял голову и тихо, тоскливо завыл, каким-то образом зная, что творится у меня на душе, и по-своему выражая свое собачье сочувствие. Бедняга.

   - Тебе больно, Фантом, - внезапно понял старый эрдал и растеряно отодвинулся от меня подальше. - Ты думаешь о Гайдэ, и тебе больно... даже Крой это чувствует. Даже мне это передается. Святой Аллар... что же ты натворил, что твое сердце рвется на части?!

   - Ничего хорошего, Фаэс. Поверь мне.

   - Ты...

   - Я совершил ошибку. Грубую и нелепую. За это и расплачиваюсь сейчас.

   - Ты что-то сделал... с Гайдэ? - испуганно замер он.

   - Да. И нет. Я пытался, но, видимо, не смог. Я хотел, но у меня ничего не вышло. Кажется, снова... не вышло. Хотя я очень старался.

   Фаэс резко побледнел.

   - Что ты с ней сделал?!

   - Попытался убить.

   - ЧТО?!!!

   - Я пытался, - прерывисто вздохнула я, до боли зажмурившись и тщетно пытаясь задавить рвущуюся изнутри боль. - Честно пытался... и не смог. Я даже сейчас пытаюсь, но она не желает уходить. А я не могу так больше. Не могу, понимаешь? Двое - это слишком много для меня одного. Слишком много боли. Слишком много отчаяния. И слишком много тревог для одного единственного сердца. Оно не выдержит долго, Фаэс. Боюсь, еще один такой разговор, и мы погибнем оба. А сейчас мне просто плохо... ох, если бы ты знал, как же мне плохо!

   Крой сильно вздрогнул, когда у меня сами собой опустились плечи, и вдруг завыл еще громче, пугая соседей и даже собственного хозяина, уставившегося на меня в каком-то потустороннем ужасе.

   - Гай... ты что... посмел...?!

   - Я сделал все, чтобы Гайдэ больше никого не тревожила. Я укрыл ее Тенью. Я отправил ее в забвение. Я захлопнул туда дверь, чтобы никогда больше не видеть ее слезы. Но она возвращается. Все равно каким-то образом возвращается. И я не знаю, как сделать так, чтобы заставить ее уйти насовсем.

   - Гай, да ты - сумасшедший!! - сдавленно охнул Фаэс, побледнев, кажется, еще сильнее.

   - Да. Наверное.

   - Но она живая?!! Скажи мне, ОНА еще живая?!!!

   - Господи, - вместо ответа прошептала я, измученно уткнув лицо в ладони. - Господи, как же мне все это надоело!!

   - ГАЙ!!!

   - Да, Фаэс, - обреченно кивнула я. - Живая.

   - Ты уверен?!

   - Конечно. Она ведь - часть меня. Конечно, я уверен.

   Из широкой груди эрдала внезапно вырвался прерывистый вздох. Долгий, неестественно длинный и совсем непонятный. Он дернулся вперед, схватил меня за плечи, требовательно развернул к себе и настойчиво посмотрел.

   - Ты точно уверен, Фантом?! Ты готов поклясться, что Гайдэ жива?!

   - Да, - равнодушно кивнула я, и у него вырвался еще один невольный вздох. Правда, теперь почему-то облегченный. И полный какой-то непонятной радости, которая в нынешнем состоянии показалась мне откровенно неуместной. - Пока что жива.

   - Почему ты так в этом уверен? Ты ее чувствуешь? Знаешь, где она? Ты как-то с ней связан?

   - Теперь уже нет.

   - Тогда почему?

   Я устало пожала плечами, но потом вдруг поняла, что мне уже ровным счетом все равно, что будет дальше, и стянула с головы едва не приросшую маску.

   - Да вот поэтому, Фаэс. Надеюсь, теперь ты больше не будешь задавать мне глупых вопросов?

  

-Отступление 1-

   - Ха-ха-ха, - мрачно сказал массивный рогатый гигант, хмуро уставившись на своего белокрылого соседа. - Великолепный Ход. Просто чудесный. Такой изящный, легкий, мудрый... одного только не пойму: как ты после этого еще смеешь отвергать мои методы?!

   - Помолчи, - вяло огрызнулся второй, напряженно о чем-то размышляя. - Я этого не планировал. Все должно было быть не так.

   - А как? Неужто ты все еще мечтаешь о всеобщем счастье для своих смертных игрушек?

   - Хватит. По-моему, сейчас не время для этого спора.

   - А что такое, брат? Не нравится правда? Твоя любимая истина глаза колет? Не ожидал, что все твои планы рухнут в Бездну из-за одного крохотного просчета? Кажется, ты недооценил нашего любопытного Игрока. Кажется, у тебя не вышло его остановить. Он не пошел у тебя на поводу. Он даже не заметил твоих смешных попыток его привлечь. Так что ты серьезно ошибся в этой партии.

   - А ты нарушил Правила!

   - Я не нарушал! - мгновенно вскинулся рогатый и быстрее молнии превратился в крылатое чудовище, громко клацнувшее зубами и угрожающе зашипевшее в пустоту.

   Но белокрылый даже бровью не пошевелил. Не в первый раз наблюдал подобную реакцию, поэтому только фыркнул, сложил руки на могучей груди и обвиняюще уставился на Зверя.

   - Ты развернул Игрока на свою сторону.

   - Р-р... нет! Это был добр-р-овольный выбо-р-р!

   - Ты дал Игроку свой Знак!

   - Я?!

   - Хорошо, не ты. Твоя фигура. Но Правила все равно были нарушены. И снова - нарушены ТОБОЙ!

   Зверь недовольно наморщил нос и отвернулся.

   - Ты тоже нар-р-рушил. Я видел.

   - Это был ответный Ход. Уже ПОСЛЕ тебя. Такое допускается, чтобы Равновесие было снова восстановлено. И оно восстановлено. Мной. Поэтому Игра продолжится, как раньше, но ты, как и положено, пропускаешь Ход. Все понял? Еще раз зайдешь за рамки, и я ее закончу. Ты знаешь, как.

   - Смотр-р-ри, как бы Игрок не закончил ее раньше положенного срока сам! - раздраженно дернул шипастым хвостом Зверь. - МОИМИ методами. Как в прошлый раз.

   - Не закончит, - странно хмыкнул белокрылый, рассеяно очертив перед собой в воздухе идеально ровный круг и задумчиво уставившись на то, как совершенная в своей законченности фигура медленно гаснет под его пламенным взглядом. - Такой Игрок не закончит. Для этого он слишком хорош...

  

-Глава 20-

   Скарон-Ол показался перед нами только глубокой ночью. Да и то, я бы, наверное, не разглядела его с такой высоты, потому что, в отличие от современных технократических и щедро освещенных городов, он был почти целиком погружен в темноту. Лишь ровные цепочки факелов горели на четырех городских стенах, сильно смахивающих с высоты драконьего полета на огромную мишень из четырех колец, которую кто-то нарисовал на северном берегу бурной реки Кайры.

   "Подлетаем, - на всякий случай предупредил Лин, хотя прекрасно знал, что я не сплю. - Держись. Сейчас может поболтать".

   Поболтать так поболтать.

   Я послушно прильнула к шипастой спине, на которой заботливый демон вырастил целое седло, перехватила покрепче выращенные им же тугие отростки, заменяющие поручни и ремни безопасности одновременно. Потом прижалась щекой к шершавой коже и мысленно перекрестилась, надеясь, что во время быстрой посадки меня не вывернет наизнанку.

   "Снижаюсь!"

   "Давай, - со смешком согласилась я, так же мысленно представив, как мы сейчас тяжелым снарядом рухнем точно в центр услужливо нарисованной "мишени". Медленно снижаться Лин не любил. По его словам, от этого весь кайф теряется. Надо, чтобы ветер в лицо, чтобы адреналин бурлил в жилах, чтобы сердце замирало в сладком ужасе от вида стремительно приближающейся земли... короче, подсел на драйв мой верный персональный демоненок. Причем, крепко так подсел. А летать мы с ним давно толком не летали, вот он и дорвался до любимого дела. Вот и ухнем мы с ним сейчас камнем вместо того, чтобы плавно, красиво и очень величественно подплыть белыми... вернее, черными... лебедями, опустившись прямо на руки моим обеспокоенным братикам. Ровным счетом для того, чтобы быть тут же подхваченными на эти самые руки, аккуратно унесенными куда-то вглубь Дворца, где нас никто не увидит... а потом зверски замученными и страшно обруганными за такой безумный риск!!!

   Почувствовав, что Лин по обыкновению развернулся тылом в зенит и складывает тихо шуршащие крылья, мой желудок обреченно сжался и принялся скатываться куда-то под горло. Я тут же сглотнула, благодаря небеса за то, что правильно рассчитала время и с утра ничего не ела, а потом сглотнула снова, с раздражением отпихивая упрямое нутро на положенное место. Еще не хватало тут сцены устраивать! Что я, барышня какая? На демонах в жизни не летала? С высоты трех небоскребов никогда не падала?!

   А-а-а-а...

   Поняв, что - да, никогда не падала, я поспешила зажмуриться, чтобы не смотреть на любимую забаву своего игривого друга. Нет уж, нет уж. Пусть он один любуется прекрасным зрелищем приближающейся, словно скоростной поезд к вокзалу, земли. Если он не успеет и мы расшибемся, я хотя бы этого не увижу. А если нормально сядем, то всегда смогу сказать, что просто задремала. Если, конечно, выживу после таких перегрузок.

   "Ну как?! - с непередаваемой гордостью крикнул Лин, черным метеором несясь к жесткой поверхности и буквально лучась счастьем по этому поводу. - Правда, красиво?!"

   "Очень", - процедила я, не открывая глаз.

   "А я еще быстрее могу!"

   "Быстрее - не надо", - раздельно произнесла я, чувствуя, как меня медленно, но верно отрывает от шипастой спины.

   "Но я правда могу!!"

   "Я верю. Но НЕ надо, хорошо? В другой раз будешь быстрее. Без меня".

   Лин огорченно вздохнул и, чуть поправив немного сбившееся от встречного ветра крыло, разочарованно кивнул.

   "Ладно. В другой раз. Куда приземляться?"

   Не разжимая губ, я снова процедила:

   "Куда хочешь. Только так, чтобы валлионцы нас не приняли за атакующего с воздуха Темного мага. И, желательно, поближе к ребятам, чтобы мне не пришлось их долго искать".

   "Значит, в сад, - спокойно заключил мой упрямый демон и, прямо на лету почесав кончик драконьего носа, неожиданно добавил: - Гайдэ, ты не жалеешь?"

   "Чего? Того, что открылась Фаэсу?"

   "Да".

   Я против воли улыбнулась, когда вспомнила выражение лица доблестного эрдала, впервые увидевшего меня без маски. Непередаваемое, надо сказать, было выражение. Просто изумительное. Признаться, я даже не подозревала, что он умеет так быстро и густо краснеть, попутно задыхаясь от избытка переполняющих его чувств и тщетно пытаясь выдавить из себя хоть что-нибудь, приличествующее случаю. Но я, если честно, не жалела. Действительно не жалела, что открылась. Правда, мы общались совсем недолго, потому что времени было в обрез. Но я все-таки успела вкратце объяснить причины своего демарша в качестве Фантома, успела извиниться и покаяться за такой гнусный обман. Успела сочно двинуть его по спине, когда он опасно подавился и едва не умер от перенапряжения. А потом вскользь напомнила, чтобы держал язык за зубами.

   Конечно, он страшно растерялся от такой странной правды.

   Конечно, в первый момент красиво выругался, внезапно поняв причину всех моих давешних странностей. Конечно, он так же красиво смутился, когда сообразил, что искусно матерится в присутствии леди. Но я его простила. И даже, посмеиваясь, с легкостью закончила его длинный монолог, тем самым окончательно вогнав в густую краску.

   А потом он опомнился и, разом осекшись, попытался вернуться к болезненной теме. Потом уже мне пришлось сжимать губы и неловко отворачиваться, с усилием возвращая себе потерянное спокойствие. Затем - довольно долго выслушивать сбивчивые объяснения, что, дескать, я что-то не так поняла, и король на самом деле не хотел... после чего мгновенно ощутить предупреждающий холодок в груди, немедленно захлопнуться, надеть маску и без особых деталей, но достаточно внять объяснить старому другу, ПОЧЕМУ именно ошибиться в намерениях Его Величества я не могла в принципе.

   Конечно, я не выложила ему, как на духу, все, что у нас тогда случилось. Конечно, не стала рассказывать в подробностях, что и как там произошло. Но мне достаточно было намекнуть на то, что без королевского дара тут не обошлось, чтобы Фаэс вздрогнул всем телом и, диковато расширив глаза, буквально рухнул в свое старое кресло.

   Больше на эту тему мы не разговаривали. И по обоюдному молчаливому согласию старательно ее не касались. Но зато на другие темы общаться нам никто не мешал, кроме мерно тикающих часов в моей голове и его неподдельного смятения, возникшего в тот самый момент, когда я вскользь упомянула о своих разногласиях с королем.

   От Фаэса же я узнала, что буквально вчера, пока я моталась по Степи, в Валлион пришел приказ о всеобщей мобилизации и выдвижении всех имеющихся войск к границам Скарон-Ола. Куда точно, эрдал пока не знал (наверху место военного лагеря еще уточнялось), но зато точно знал, что приказ пришел с самого верха (ага, Его Величество не любил терять времени даром, с такими-то средствами связи) и был подкреплен магической печатью. Он предписывал использовать для переброски войск все доступные резервы. От простых лошадей, телег и собственных ног до мощных телепортов, которых Фаэс ждал из Лаверы с минуты на минуту, и самых настоящих пространственных коридоров, которые тут тоже, как оказалось, умели создавать.

   На мой вопрос, в чем разница, он пожал плечами и ответил, что лишь в пропускной способности. Потому что простой портал мог обслужить примерно пару человек за раз, а коридор - хоть целый полк. И работал не в пример дольше. Хотя, конечно, энергии жрал прорву. Но ради такого дела Его Величество дал Магистерии полный карт-бланш и велел не скупиться. Из чего я сделала вывод, что за время моего отсутствия военный союз (первый за многие годы) между Валлионом и Скарон-Олом все-таки заключен. И что последствия этого союза не заставят себя долго ждать. А это, в свою очередь, значило, что моим бедным братикам уже сейчас добавилось работы. И что мне срочно пора возвращаться.

   Что, собственно, я и сделала.

   Для того, чтобы добраться из Фарлиона до Скарон-Ола, Лину пришлось всего за двое суток пересечь огромную Степь, сделав лишь одну остановку для того, чтобы перевести дух и позволить мне вдоволь напиться. Сам он особенно не устал, потому что давно уже не напоминал того слабого котенка, которого я забрала из дома старой тетушки Айны. Однако со мной еще были определенные сложности. За неполные сутки я не успела восстановиться. Меня слишком сильно потрепало заклятием, потом долго мотало по каким-то буеракам, я не спала, переживала, отдавала силы и эмоции Тварям... и до сих пор все еще не пришла в себя. Одна лишь небольшая встряска в гостях у Фаэса едва не швырнула меня в пустоту. Один короткий разговор, и я едва не вернулась к тому, что было до встречи с вороном. Лишь пара минут, за время которых все усилия маленького кахгарчика едва не пошли прахом. И несколько совершенно обычных слов, от которых моя душа чуть не разлетелась на тысячи осколков.

   Но на этот раз тут был Лин, который всегда умел меня развеселить и успокоить. И на этот раз рядом был старый друг, в лице которого я неожиданно даже для себя обрела чуткого слушателя и мудрого советчика. Ему не нужно было знать все, чтобы понять, что со мной творится. Не нужно слышать даже половину правды, чтобы неловко отвести глаза и тяжело вздохнуть. Он понял все, что я могла и не могла ему сказать. И ни о чем не спросил больше, когда я вежливо отвернулась, не желая продолжать этот тягостный разговор.

   Единственное же, о чем он попросил меня перед отъездом - не торопиться с принятием каких бы то ни было решений. И не совершать необдуманных поступков, о которых потом пришлось бы жалеть. Причем, в своей просьбе он был настолько тверд и так неоправданно настойчив, что я справедливо заподозрила его в неких планах, которые он хотел бы реализовать с учетом последних известий и тех событий, свидетелем которых невольно стал. Иными словами, он собирался говорить обо мне с королем. Конечно, обо мне - по глазам видно. Однако выражение этих глаз в тот момент мне сильно не понравилось. Поэтому я дала ему обещание не делать глупостей. А потом потребовала взамен такого же. И взяла с него серьезную клятву не делать того, что он задумал, ни под каким предлогом. И не общаться с Его Величеством ни по моему поводу, ни поводу Фантомов, ни по поводу чего бы то ни было, что могло касаться Гайдэ.

   Ему пришлось дать мне это слово. Пришлось честно поклясться под тяжелым взглядом Ишты и Старшего демона, о котором он пока еще ничего не знал, но, кажется, начинал смутно догадываться. Более того, ему пришлось дать мне слово в том, что не станет нарушать нашей конспирации и постарается на людях обращаться ко мне так, как раньше. По крайней мере, пока надобность в этом не отпадет.

   На том и расстались.

   Он, правда, хотел, чтобы я вернулась к скаронам вместе с ним; чтобы подождала немного, не рисковала напрасно и явилась во Дворец через присланные из столицы порталы. Но мне не хотелось тянуть так долго. И не хотелось заставлять братьев так долго нервничать. И без того у них сейчас хватало забот. Так что пусть хотя бы одной станет меньше. И пусть мои личные дела их никоим образом не коснутся.

   В итоге, улетели мы с Лином так быстро, как только позволили его крылья. А потом почти двое суток мчались над Степью, не жалуясь на полуденное солнце, постоянную жажду, усталость и отваливающиеся от часто накатывающей слабости руки.

   Пока было время, Лин по моей просьбе еще раз проверил и амулет Храма, и мою истерзанную дейри. Потом долго думал, анализировал увиденное, заставляя меня нервно ерзать от нехорошего предчувствия. И уже когда я была готова схватить его за уши и терзать до последнего, все-таки оборонил:

   - Знаешь, когда я тебя искал, то почувствовал в кабинете короля отголоски магии смерти... тогда я не понял, что это: они были слишком слабы, но сейчас смотрю твою дейри и понимаю, что не ошибся.

   - Что ты хочешь сказать? - насторожилась я.

   - Помнишь, что с тобой было после первой крупной Твари? Помнишь, мы убили большую выверну, и тебе стало очень плохо?

   - Помню, конечно. Меня сразу вывернуло, как ее, наружу, а потом я еще полчаса себя чувствовала, как пожеванная конфета. После кахгара то же самое случилось, а уж возле Печати... бр-р.

   - На тебя не действует магия живых, - тихо сказал тогда Лин. - Не действует, потому что ее поглощает зуб Твари-Тени. И потому, что ты - Ишта. Сила Жизни - это твоя сила. Тогда как энергия смерти может тебя убить.

   Я нахмурилась.

   - Я это помню. Но при чем тут король? Он ведь не нежить и не некромант?

   - Он - маг Разума. И очень сильный. Возможно даже, самый сильный из тех, кого я только знаю. А магия Разума - очень странная. Она стоит словно бы между Жизнью и Смертью. Над ними. И даже немного в стороне. Поэтому при определенных условиях... при наличии должных навыков... при большом желании и врожденной устойчивости к отрицательным эффектам... маг Разума может менять полярность своей силы. Как в принципе Троэна, помнишь? И иногда... очень редко... но пользоваться энергией смерти, как если бы на самом деле он был некромантом.

   Я растеряно замерла.

   - Так мне поэтому было плохо? Он использовал против меня не простое заклятие, а магию смерти?!

   - Единственное, что может поразить Ишту, - тихо согласился Лин, одновременно хищно прищурив глаза, в которых полыхнуло мрачное пламя мстительной ярости. - Он знал о том, кто ты. Знал о том, что ты - Ишта. И знал, что обычная магия не причинит тебе вреда.

   Я прикусила губу.

   Но тогда получается, что король действительно хотел меня убить? Не ранить, не отомстить, не ударить... просто убить? Без всяких вариантов и жалости?

   - Не приближайся к нему больше, - неестественно ровно посоветовал шейри, машинально перехватывая меня своими многочисленными отростками и притягивая к себе покрепче. - И больше не оставайся с ним наедине. Я понимаю, что сейчас он нам нужен и что без Валлиона справиться с Невироном будет невозможно. Но прошу тебя, Гайдэ... очень тебя прошу: НЕ ОСТАВАЙСЯ рядом с ним без меня. Не снимай больше этот амулет. И не уходи никуда одна. Ты поняла?

   - Да, - тоскливо прошептала я, опуская голову. - Да, я все поняла. Кроме того, откуда и у кого он научился таким страшным вещам. В Валлионе ведь нет некромантов. Церковь следит за этим так, как не всякая Инквизиция. Ведет тщательный отбор магов. За ними неустанно следят. Регулярно проверяют, начиная со школьной скамьи. Риг говорил, что и потом при малейшем подозрении на черноту... то есть, на связь с Дабараэ... тащат к священникам. Так что запретное знание эаров вроде бы не должно распространяться. А тут получается, что им владеет сам король. Как это возможно? И кто мог его этому научить?

   - Может, мы СИЛЬНО ошибались насчет него и в этом? - нехорошо прошипел Лин, обнажив острые зубы. - Может, не всех некромантов он извел у себя в стране? Может, хотя бы одного да оставил? Для своего дара? И, может, он поэтому так хорошо знал, ЧЕМ тебя поразить?!

   Я вздрогнула.

   - Он сказал, что нашел мое слабое место...

   - Это и есть твое слабое место, - глухо прорычал демон, ощетиниваясь шипами. - Единственное, о котором никто не знал. И единственное, что может тебя по-настоящему поранить.

   Я сглотнула. Но Лин был прав - мои ощущения действительно напоминали то, что я когда-то испытывала возле невскрытых Печатей. Только сильнее. Намного сильнее. Потому что тогда меня защищали амулеты, а тут я сама открылась. Сама глупо потянулась навстречу. Отключила не только Знаки, но и разум. Вот и ударило меня от души. Вернее, ударило точно в душу. Без помех. Без препятствий. Да так глубоко, что я и сейчас не могу оправиться.

   - Когда я тебя нашел, от тебя пахло безумием, - неожиданно прошептал Лин, повернув голову и с болью на меня посмотрев. - Ты была похожа на растерзанный плод, который сорвали с ветки и бросили под колеса тяжелой телеги. И твоя дейри тоже изменилась - она почти перестала светиться, как если бы ее начисто выпили и оставили лишь пустую оболочку.

   Я опустила глаза.

   Он прав: меня действительно выпили почти насухо. Отчаяние, боль, разочарование, горечь... мою душу разъело, как кислотой, всего за несколько мгновений. Всего лишь от обжигающе страшного прикосновения чужой ненависти. А потом то, что уцелело, забрали голодные кахгары, оставив после себя жалкие остатки того, что когда-то было моей красивой аурой. Наверное, поэтому Лин почти перестал ее чуять. И поэтому же смотрит сейчас с такой жалостью и неподдельным страданием.

   - Прости, - зачем-то сказала я, обнимая его за толстую шею. - Прости, мой хороший. Боюсь, теперь я очень долго не смогу тебя кормить.

   - Сейчас ты выглядишь лучше, - меня осторожно обнял гибкий змеиный хвост. - Сейчас она начинает снова светиться, хотя и слабо. Очень и очень слабо. Тебе больше нельзя напрягать свои силы. Нельзя бояться. Нельзя болеть. И нельзя страдать. Еще одна крохотная брешь, и ты погибнешь. Если бы не зуб и его способности тянуть силы из окружающего мира, ты бы погибла раньше. Если бы не кровь эара, от тебя бы уже ничего не осталось. Поэтому пожалуйста... я тебя очень прошу, Гайдэ... пожалуйста, не делай так больше. Пожалуйста, не снимай свою защиту. И, пожалуйста, не бросай меня в неведении и страхе того, что однажды мне придется последовать за тобой в Тень.

   Я виновато шмыгнула носом.

   - Твои братья тоже тревожатся, - добавил он, устало прикрывая глаза. - Четверо из них все еще не принадлежат миру живых. Они все еще Тени. Все еще не умеют жить без тебя. Поэтому в следующий раз, когда соберешься делать глупости, пожалуйста, Гайдэ... вспомни хотя бы об этом. И помни о том, что ты совсем не одна.

   Господи...

   Меня неожиданно проняло. И пробрало до самых печенок от отвратительно ясной мысли, что я подвергаю опасности, как минимум, еще пять душ, неразрывно связанных со мной крепкими узами. Если я по дурости или недомыслию где-то помру, они немедленно погибнут тоже. Сразу. Мгновенно. Уйдут обратно в Тень и уже никогда не вернутся. Если я оступлюсь, то падать с обрыва мы непременно будем вместе. Я, Тени и мой верный демон, клятву которого я так опрометчиво приняла и про переживания которого я почему-то постоянно забываю.

   От жгучего стыда у меня на глаза навернулись слезы.

   - Прости меня, Лин! Черт! Да что ж со мной вечно такое?! Прости меня, хороший. Прости, солнышко! Ничего я уже не могу толком сделать! Слишком заигралась невесть в кого! Прости... прости меня, Лин!!

   Он только вздохнул.

   А теперь мы летели с чудовищной скоростью обратно. Туда, где я заслуженно получу по глупой голове и выслушаю еще более заслуженный, чистейший, отборнейший мат в исполнении целого отряда напуганных мною мужчин, про которых я в своей глупой самонадеянности ни разу за последние несколько суток не подумала. Так что поделом мне, дуре набитой. Пусть отругают. И пусть даже крепко побьют. Пусть... ничего иного я не заслуживаю. А они, когда успокоятся, может быть, когда-нибудь простят свою недостойную сестру. И, может быть, когда-нибудь все-таки вспомнят, что любят.

   "Ой", - внезапно удивился Лин, явно обнаружив под собой что-то крайне интересное. А потом отчего-то забеспокоился и вроде как даже попытался свернуть.

   Я не видела, что там: глаза были закрыты, и смотреть, если честно, мне до сих пор не хотелось. А когда он вдруг заерзал и попробовал раскрыть одно крыло, не хотеться мне стало еще больше. Потому что в душе внезапно зашевелились нехорошие подозрения, а потом изнутри царапнули совсем уж дурные предчувствия.

   "Гайдэ? - спустя пару мгновений очень виновато позвал Лин. - Гайдэ, ты знаешь, кажется, я немного промахнулся".

   Ну вот. Что я говорила?!

   "Кажется, я неправильно рассчитал расстояние, и теперь уже не успею свернуть".

   Чудесно. Мне только этого не хватало!

   "Так. И куда же мы падаем?" - как можно спокойнее осведомилась я, чтобы готовый запаниковать демон не сорвался в истерику.

   "В сад".

   "Так мы вроде туда и собирались?"

   "Да. Но там какие-то люди", - совсем нервно сообщил Лин, и я поняла, что паники все-таки не избежать.

   "Надеюсь, это хотя бы не валлионцы?" - спросила я, чтобы немного его отвлечь.

   "Не знаю. Отсюда не видно: темно".

   "Так глянь на ауры - ты же демон, разглядишь что-нибудь. У валлионцев ауры приметные. Ты сам говорил".

   Лин ненадолго задумался, а потом не слишком уверенно отозвался:

   "Вроде не валлионцы. По крайней мере, короля там точно нет".

   "Жаль, - внезапно хмыкнула я. - Тогда бы мы упали точно ему на голову и хотя бы так отомстили за мою испачканную куртку. Кого ты видишь?"

   "Скароны. Много. Мужчины и женщины".

   "Ну и хрен с ними. Пусть только разойдутся подальше и оставят нам место для приземления".

   "Там нет площадки", - совсем несчастным голосом возразил Лин.

   "Что значит, нет? А что тогда есть?"

   "Тронный зал".

   "ЧТО?!!"

   "Держись, Гайдэ, Кажется, у меня крыло заклинило. Поэтому свернуть не могу. Придется падать так".

   "ЛИН!!! - наконец, взвыла я не своим голосом и в самой настоящей панике распахнула глаза. До последнего надеясь, что вредный демон, как всегда, меня просто разыгрывает. Была у него такая черта - измываться над моими редкими страхами, когда появлялась такая возможность. Да только вот беда - на этот раз он совсем не шутил. И левым крылом испуганно дергал на самом деле, не способный его освободить на такой дикой скорости. Единственное, что у него получилось, это накрыть меня вторым крылом, как куполом, и повернуться в падении боком, чтобы меня поменьше ушибло. - Ли-и-и-ин!!! Дурак ты ненормальный!!! Кто тебя просил падать ТАК быстро-о-о?!!"

   Больше ничего крикнуть я уже не успела - прямо передо мной из темноты вдруг проступила красивая, покрытая ровной черепицей и изысканными витражами крыша. Мелькнула, как в кино, вытянутая рожа какого-то караульного, мимо которого мы пронеслись, как две атомные бомбы, случайно выпавшие с пролетающего мимо самолета. Потом что-то громко хрустнуло. Дико зазвенело. Жалобно загрохотало, будто по железному гаражу кто-то злорадно колотил бейсбольными битами. А потом меня стиснуло, сжало со всех сторон, мгновенно выдавило воздух, лишив даже возможности завопить. Наконец, снизу что-то больно ударило, подбросило, как пружиной. В этот же момент Лина сильно тряхнуло. От неожиданности он рыкнул, развернул, наконец, левое крыло, машинально взмахнул вторым, позабыв про то, что я зажата у него под мышкой, и...

   Дальше я уже летела самостоятельно.

   Мимо собственно крыши, небольшого пыльного чердака; трех, оказавшихся очень хрупкими перекрытий; каменного, украшенного красивой (пардон, уже - некрасивой) лепниной потолка; мимо высоких стрельчатых окон, за которыми кто-то услужливо зажег два круглых фонаря; мимо тяжелых занавесок; поднятых мною туч пыли; сломанных досок; осколков камней; чужих, многочисленных и изрядно ошарашенных лиц...

   Правда, потом мне падать все же надоело. Вспомнив о науке братьев, в последний момент я опомнилась, решила, что не хочу плашмя хряпнуться на каменный пол, поэтому извернулась дикой кошкой, каким-то чудом приземлилась точно на ноги. Мгновенно перекатилась, используя все дарованные природой и вредными Тенями способности. После чего по инерции проехала на подошвах почти половину ярко освещенного и какого-то торжественно украшенного зала, а потом все-таки остановилась. К счастью. Подняла голову. С искренним недоумением уставилась на четыре массивных Трона, занятых какими-то типами в адароновых масках. Смутно пожалела, что не вижу их лиц. Обернулась. Увидела море разинутых ртов, среди которых оказались даже Главы всех без исключения Кланов. Потом мгновение подумала, отряхнула пыльные ладони. Увидела нелепо повисшего на обломанной балке толстого ящера, тщетно пытающегося не свалиться прямо на меня. Неуместно хмыкнула. По достоинству оценила красиво убранный зал, который мы так славно разнесли чуть ли не по камешку. После чего снова повернулась к братьям и в лучших традициях дурных американских комедий невозмутимо сказала:

   - Всем привет. Пьяный дебош с мордобоем заказывали?

   На меня уставилось сразу с полсотни ошарашенных взглядов.

   Ох, и будет мне потом... ох, и влетит же от братиков по первое число... но это же не повод терять лицо? Надо делать вид, что все правильно. И поскорее сваливать, пока они не опомнились и не ринулись чистить мне грязный пятачок.

   - Н-нет, - наконец, выдавил кто-то из толпы разодетых скаронов.

   - А уже оплачено, - так же невозмутимо кивнула я и под страшный грохот свалившегося-таки с разрушенного потолка демона уверенно направилась к выходу. Мысленно загадав, докуда успею дойти, будучи в полной уверенности, что не дальше первого поворота, но все равно (из врожденного упрямства, надо полагать?) крепко сложив пальцы на удачу.

  

  

Конец первой книги.

  

  

  


home | my bookshelf | | Право сильнейшего. Книга первая |     цвет текста