Book: Хроники Ледяных Чертогов



Хэлларен Ангрралах Глидерэль Нархдаргал

Хроники Ледяных Чертогов

Элта[1] первая

Он родился где–то, далеко–далеко. В переплетении коридоров, в нагромождении кристаллов. Он был чужд всему окружающему. Свежий, теплый, живой… Он скользил вперед, легко касаясь застывших стен, огибая острые выступы ледяных шипов. Ворвался в Зал Врат, чье название уже давно забылось. Дернул тяжелые, темно–синие плащи Стражей. Коснулся легким движением застывших в неподвижности масок. Осторожно забрался в прорези стоявшего впереди воина.

Тот недоуменно вскинул голову, не понимая откуда в этом царстве холода взялся порыв теплого и свежего ветра. А хищные прорези маски полыхнули синим, холодным светом…

Эсса тилиор… Надежда грядет…

Легенды не лгут, древние легенды не лгут…

Керта бежала по лестнице, перепрыгивая сразу через две ступеньки. Как же! Ее позвала Наставница! Позвала в свою лабораторию, куда Керту еще не пускали. А ведь она уже целый год проучилась! Умеет самостоятельно зажигать огненные шары, заряжать светильники и даже тайком выучила пару самых настоящих боевых заклинаний.

Правда еще ни разу их не применяла, но… Но ведь это не важно! Важно то, что у нее есть способности. Как там говорил один из гостей – «Девочка не без способностей». Она это точно запомнила.

А Наставница все считает ее за неумеху и неуча… И вот! Наконец–то произошло давно и с трепетом ожидаемое событие. Ее пригласили в лабораторию! Значит, увидели, поняли, что она самая настоящая волшебница? И теперь будут учить настоящей магии. Такой, которой блистала Элмина Огненная или Катари Неукротимая. Девушка зачитывалась старыми хрониками, описаниями битв, в которых участвовали маги и великих сражений. Она любила узнавать о великих правителях древности, часто тайно представляя себя на их месте.

И не раз ей снились сны, в которых она, в великолепной развевающейся мантии стоит в окружении своего войска, которое, затаив дыхание6 ждет ее сигнала. Жеста, который стронет с места многотысячную и грозную армию… А она им будет помогать. Обязательно будет! Всеми силами! Поэтому ей особо прилежно надо изучать именно что боевую магию. Вот, у нее даже есть собственный жезл… правда, он очень маленький и слабый…

Девушка замерла посреди лестницы, зажмурилась, представляя, как командует солдатам: «Вперед, мое доблестное войско»… А потом распахнула глаза, заполошно взмахнула руками и еще быстрее припустила вверх по каменной змее лестницы, ведущей на верхний этаж башни.

Едва не упав на верхней ступеньке, Керта остановилась и перевела дыхание. Не стоит появляться перед Наставницей растрепанной и запыхавшейся, словно какая–то деревенщина. Она не раз напоминала своей ученице, что маги никогда и никуда не спешат. Им надлежит двигаться степенно, плавно, словно это они оказывают одолжение всем окружающим. И уж никак не носиться по лестницам быстрее ночной бабочки, спешащей укрыться от солнца.

Быстро поправив выбившиеся пряди волос, отряхнув платье от мелких соринок, критически оглядела себя в начищенном до блеска щите стоявшего на площадке набора доспехов, девушка остановилась перед небольшой, но массивной дверью и робко постучала.

– Входи, – раздалось над ухом.

Керта уже привыкла к магической передаче звуков, поэтому и не вздрогнула. Зато как весело было наблюдать, как впервые пришедшие к Наставнице вздрагивали и судорожно оглядывались, надеясь отыскать источник голоса.

Ну все, хватит строить из себя деревенщину! Пора! Она толкнула тяжелую створку и с трепетом вошла в таинственное помещение. Дверь за спиной тихо захлопнулась…

Довольно просторная комната была заставлена всевозможными шкафами, до отказа забитыми книгами и свитками. Потемневшее и закопченное дерево полностью утратило свой первоначальный цвет, став равномерно черным. Иногда Керте казалось, что они и вовсе… Не из дерева сделаны. Потому как холодные и как–то странно скользкие. Но она гнала от себя такие мысли. Ее Наставница не какой–то там некромант! Или, не приведи Светлые боги – хесс. Это у тех совсем нет ни совести, ни души. Оттого они всю свою мебель из костей делают.

На середине стоял каменный стол, на котором громоздились колбы, реторты и прочие стеклянные сосуды, а так же ингредиенты зелий и исписанные свитки. Свет, заливающий комнату, исходил от пары магических светильников, парящих под потолком.

Глядя на эту комнату, девушка мечтательно вздохнула. У нее тоже будет такая же лаборатория, когда она станет самостоятельной волшебницей… Или даже больше…

А почти половину противоположной стены занимало… зеркало. Именно возле него и стояла Наставница, требовательно глядя на свою ученицу. Юная волшебница поежилась. Видимо, она все же опоздала и ею недовольны.

– Подойди, – кивнула Наставница Таррина, магесса четвертого ранга.

Керта опасливо приблизилась, с восхищением глядя на Наставницу.

– Знаешь, – приобняла ее за плечи магесса (Она! Меня! Как равную!), – ты моя самая лучшая ученица (Лучшая? А разве есть еще?!). Ты уже столько выучила… И поэтому я сейчас покажу тебе новое заклинание. Заклинание вызова…

Она развернулась к зеркалу, выставив ученицу перед собой.

– Вот, смотри…

Тонкая и холеная рука с бледной кожей и длинными, багрово–алыми ногтями провела по полированной поверхности, вычертив замысловатую фигуру. А холодный и требовательный голос над ухом произнес:

– Во имя Повелительницы Холода, сияющей Риггилат! Отворитесь, врата в Чертоги!!

Ух ты, подумалось Керте. Заклинание призыва рилтов, воинов Ледяных Чертогов!

Серебристая поверхность зеркала дрогнула, пошла волнами и в нем проявилось на диво четкое и живое изображение пещеры, словно выточенной в цельной глыбе льда.

Темно–синие стены, с выступами и шипами, уходящие в непроглядную даль. Совершенно непрозрачные и словно бы покрытые налетом инея. Чужие и какие–то… древние. Небольшой кусок потолка, словно странной лепниной украшенный сосульками, свисающими в беспорядке. Выгнутый. Значит, образует что–то наподобие купола, только вот его верх надежно затерялся в темноте. Она охватывала все пространство, оставляя взгляду только небольшую часть. Часть, словно прозрачной материей затянутую сиреневым полумраком… и пять рядов неподвижных изваяний, с ног до головы закутанных в черную ткань.

Одна из них стояла впереди, позволяя рассмотреть очертания фигуры, очень похожей на человеческую. Лицо скрывала плотная, черная маска, в глазных прорезях которой плескалось бледно–голубое сияние.

Рилт… Герой страшных сказок не только для детей…

– Ты приготовила плату, колдунья? – холодный и невыразительный голос стоявшего впереди Генерал, казалось, мог заморозить даже сквозь зеркало… во всяком случае девушка нервно поежилась и попыталась отступить назад. Но там, за спиной стояла Наставница. Нельзя показать ей свой страх…

– Да, – раздался голос магессы Таррины, и Керта почувствовала сильнейший удар в спину, бросивший ее на зеркало.

Юная волшебница невольно выставила руки вперед, чтобы не удариться о твердую, металлическую поверхность. Но, вопреки ожиданиям она не приняла ее веса. Керта, недоуменно вскрикнув, провалилась внутрь, в Ледяные Чертоги…

Холод обжигающе хлестнул по щекам и забрался под платье. Ожег ладони и стремительно сковал мысли. Или – это был не холод?.. Колени и локти больно ударились об твердые плиты пола.

– Плата принимается, – так же равнодушно произнес Генерал и сделал шаг по направлению к Керте…

– Нет… нет!.. НЕТ!!! – она отказывалась верить в происходящее.

Тот факт, что ее Наставница пользуется услугами рилтов, этих элитных наемный убийц, она еще как–то могла простить, принять, оправдать, в конце–то концов! У всех же есть враги!.. Но то, что за эти услуги расплатились ею…

Развернувшись на коленях, она успела увидеть, как то место, где был проход, помутнело и с резким хлопком изображение комнаты исчезло, оставив на стене только овальный след растаявшего инея…

Рядом хрупнула ледяная крошка. Повернувшись на звук, Керта увидела стоявшего на расстоянии вытянутой руки Генерала. Суматошно перебирая руками и ногами, юная волшебница попыталась отползти подальше, но уперлась в стену. Острые ледяные шипы больно вонзились в спину, но она была согласна даже на боль, лишь бы все это оказалось просто дурным сном! Сном!.. Сном…

Рилт и не делал попыток подойти. Он просто посмотрел на нее своими жуткими глазами и опустился на одно колено, склонив голову.

– Я приветствую тебя, Госпожа…

Керта судорожно сглотнула и… разрыдалась. Ничего ей не показалось, Наставница расплатилась с рилтами согласно Договору…

Генерал, замерев на мгновение в коленопреклоненной позе, поднялся сам и поднял девушку. Зубы у волшебницы уже стали постукивать друг о друга от холода. Рилт еще раз взглянул на человека и снял свой плащ, набросив его на худые девичьи плечи. Полы тут же легли на землю. Юная чародейка едва доставала Генералу головой до плеча.

Керта закуталась в такой неожиданный подарок и удивленно посмотрела на возвышавшегося рядом Генерала. Теперь, без плаща, он еще больше походил на человека, одетого довольно тепло. А на поясе висел длинный клинок темной стали, украшенный единственным самоцветом. Голубоватый, прозрачный камень казался просто куском льда.

– Пойдем, Госпожа, – тихо сказал он, и, положив руку ей на плечо, повел в один из чернеющих проходов…

Керта почти не запомнила все те повороты, переплетения коридоров, сквозь которые ее вели. Потом была массивная дверь, отворившаяся от легкого прикосновения рилта и неожиданно теплая комната, освещенная магическими светильниками и всполохами горящего камина.

Волшебница удивленно замерла на пороге. Во всех страшных историях, которые так любят рассказывать на ночь дети, Ледяные Чертоги находились в безраздельной власти холода и темноты. В них никогда не было ни света, ни тепла и уж тем более – огня! Народные средства советовали именно его против любой нежити, гуда относили и рилтов. Кто они на самом деле… Об этом было создано много легенд, сказаний и преданий, но как она все есть… Знали только рилты, а спрашивать у них не рисковали. А тут… Самая настоящая человеческая комната! Причем, судя по плотным занавескам на одной из стен – не одна.

Эта, первая, была чем–то вроде кабинета. Массивный стол из темного дерева с каменной столешницей в центре, беспорядочно заваленный свитками, фолиантами и откровенным хламом. Судя по налету пыли им давно не пользовались по назначению. Два ряда высоких шкафов мореного сутта, чей замысловатый светлый узор на темном фоне был заметен даже в таком плохом освещении. И покрыты замысловатой резьбой, изображавших дивных, невиданных животных и цветов. Выстроившиеся вдоль стен, словно солдаты на параде, они были забиты до отказа свитками, манускриптами и книгами.

Королевское дерево – как–то отстраненно отметила девушка. – Пять лет каторги…

Маленький столик, словно отлитый из дорогостоящего стекла и такой хрупкий… что на него даже дышать – и то страшно! Роскошный и глубокий диван в одном из углов и целая куча явно магических приспособлений, о назначении которых Керта могла только догадываться.

И камин в стене… С огнем. Настоящим, живым огнем. Правда, не очень сильным, но по сравнению с холодом переходов он казался просто благословением богов.

– Это твои покои, Госпожа, – холодный и ровный голос рилта разбил завораживающее очарование пляшущих язычков пламени. – Но прежде чем я тебя покину, необходимо провести еще один ритуал…

Волшебница ощутимо вздрогнула и покрепче закуталась в толстый плащ. Он был совсем не черным. Скорее – темно–синим. Настолько темным, что в тех сумерках, которые царили здесь, казался именно что черным. О Чертогах ходило множество баек и легенд, на редкость мрачных. Так что она заранее не желала участвовать в каких–либо ритуалах. Но вот Генерал был настроен куда как решительнее.

В момент он оказался рядом с Кертой, одной рукой схватил ее за плечо, а большой палец второй прижал к середине ее лба.

– Во имя Повелительницы, сияющей Риггилат, да здравствует Госпожа!

Прижимающейся к ее коже палец вдруг опалил обжигающим холодом и болью. Волшебница вскрикнула и попыталась вырваться, но рилт держал крепко и пока бледно–синее сияние, в миг обращения окутавшее его руку не испарилось – не отпускал.

Наконец боль прошла и Керта обнаружила, что сидит на диване, бережно поддерживаемая Генералом.

– Ты как, в порядке? – девушка вздрогнула.

Она уже немного привыкла к его холодно–равнодушному тону. И, поэтому, искреннее участие в голосе жителя Ледяных Чертогов заставило ее невольно содрогнуться.

– Что… что это было? – кое–как справившись с собственным дрожащим голосом, произнесла она, нервно кутаясь в плащ.

– Средство связи, – если бы не маска, полностью скрывавшее лицо, можно было бы сказать, что рилт ухмыльнулся. – Теперь ты стала настоящей Госпожой и можешь дотянуться до любого из нас.

Керта удивленно посмотрела на Генерала.

– Но я не умею пользоваться телепатией! Это же только после второго уровня! – Она даже о своем страхе забыла.

– Госпожа издавна постоянно слышала своих воинов, – поднимаясь на ноги, холодно ответил рилт. – Она заботилась о них, наделяла силой и открывала Врата в Поднебесный мир. Это же предстоит и тебе. Надеюсь, ты будешь хорошей Госпожой…

С этими словами он резко вышел из комнаты, на пару мгновений запустив в нее ледяное дыхание коридора.

Керта, продолжая кутаться в плащ, убитым взглядом обвела помещение. «Будешь хорошей Госпожой…» Ага, будешь тут. Она пару раз слышала, что дольше месяца, у рилтов Госпожи не бывает. Об их дальнейшей судьбе никто не знал, но ходили слухи о галерее ледяных статуй… Поэтому плата за их услуги обычно одна – человек. И, желательно, с магическим даром.

И ведь платили! Платили…

Иногда, конечно, и деньги там, еда… Но приходит время – и они требуют в уплату новую Госпожу… похоже, ей не повезло попасть именно на этот момент.

Молодая волшебница влезла с ногами на диван и забилась в уголок. Сейчас, переосмысливая поведение своей Наставницы, она склонялась к мысли что той и не нужна была ученица. А нужна была именно что – расплата… И ей абсолютно начхать, что будет с Кертой и как долго она сможет оставаться в живых.

Неожиданно душу затопила горькая обида. Вот так, за здорово живешь – взять, и выкинуть кого–то прочь. Просто выкинуть… Как… как вещь! Как старый сапог, как объедки, как разбитый горшок… Постепенно обида стала переходить в ярость. Девушка вскочила, сжала кулачки и яростно выкрикнула в каменный потолок:

– Не дождетесь! Не стану я очередной статуей! Слышите?! НЕ СТАНУ!!!

Огонь в камине полыхнул, выгнулся дугой и заревел. Керта закрыла глаза и попыталась достучаться до Генерала. Как ни странно, но тот сразу яркой искоркой возник на внутренней стороне черепа. Его окружала россыпь других искорок, более тусклых и блеклых. Видимо – это воины.

– Да, Госпожа? – вежливое внимание, не более.

– Я хочу есть! – ярость чуть притухла, превратившись в упорство.

Если ее сюда выкинули, то именно здесь у нее и будет свой дом. Свой! Не чей–нибудь! И горе тому, кто попытается ей помешать. Пусть даже этот замороженный Генерал со своей Владычицей Холода или как ее там…

– Да, Госпожа… – равнодушное «ты услышана».

Керта резко оборвала связь, и уже по–хозяйски обозрела доставшееся ей в наследство помещение. Не дождетесь! Она не станет устраивать истерик. Не будет плакать и проситься домой. Никогда боевой маг не опускался до такого и никто из героев древности не стал бы реветь, сжавшись в комок в углу дивана.

И она, почти что волшебница первого уровня… она… она… она им покажет, вот! Они сами ее отправят назад!

Вскочив и заметавшись по комнате, Керта стала строить планы. Но мысли метались в голове стаей перепуганных птиц, ломая все попытки придумать хоть что–нибудь. Желая успокоиться девушка опять присела на край дивана и обозрела захламленную комнату…

Она была сиротой и настоящих своих родителей не знала. Ее нашли просто однажды ночью на ступенях. Так ей сказали в храмовом приюте, где она воспитывалась с младенчества. А потом ее усыновила семья бедного служащего, младшего писца городского магистрата. Единственным богатством писца был его ум. Ее приемная мать, которую она искренне считала родной, работала прачкой, и все остальное время занималась детьми и домом. С раннего детства Керту приучали к порядку и чистоплотности.

Двое ее старших сводных братьев помогали отцу в переписывании приказов, законов и распоряжений. А их маленькая сестричка вдумчиво изучала пыльные бумаги, одновременно осваивая чтение и письмо.

Когда подросла – помогала учителям при храмовой школе, разносила клиентам белье и выполняла кучу мелких поручений в канцелярии.

И читала, читала, читала запоем все, что попадалось ей под руку, иногда даже засыпая над очередной книгой. А потом утром бежала в храм и, осторожно укладывая на алтарь светлых богов охапку свежих цветов, молила их исполнить ее мечту.



А потом девочку заметила магесса…

Еще в детстве мать говорила ей – «Если в мыслях беспорядок – наведи порядок вокруг себя». И теперь, со всем пылом еще не до конца остывшей ярости Керта принялась наводить в своих комнатах относительный порядок. И начала со стола.

На пол безжалостно полетели пыльные свитки со слезливыми историями, заговорами черной магии, легко отличимым по набору специфических знаков, истерическими записками и прочим хламом. Если в груде пыльной бумаги попадалось то, что на ее взгляд могло пригодиться – она бережно откладывала свиток в сторону, собираясь просмотреть это все на досуге.

Она представляла, словно это не она, а Элмина Огненная или Катари Неукротимая, ее самые любимые героини попали сюда. Вернее – что она – это они. И теперь ей нельзя посрамить память великих магесс.

За спиной скрипнула дверь, и двое воинов в длинных плащах внесли поднос, уставленный едой.

– Поставьте на стол, – мотнула головой волшебница, просматривая очередной свиток.

Медный лист тихо звякнул о каменную поверхность, но воины не спешили уходить.

– Вы свободны, – она махнула рукой в сторону двери, одновременно кидая на пол, безжалостно смятый лист бумаги.

Воины молча поклонились и выскользнули за дверь. Керта из любопытства попыталась опередить их местонахождение и тут же наткнулась на два огонька прямо за тяжелым дверным полотном.

Хм, почетная охрана или все же – караул?

Решив, что подумает об этом потом, волшебница сбросила на пол весь скопившийся на столе мусор, с трудом перетащила на край стопку фолиантов из ближайшего шкафа и принялась их пролистывать, одновременно поглощая принесенную еду…

Неожиданная мысль заставила замереть ее, не донеся руку с хлебом до рта. А ведь… ведь, если подумать… Она теперь действительно командует армией! Пусть не совсем и командует, пусть ее армия всего ничего, но светлые боги… Я же не такого просила! Вы не сочтите это упреком, но… девушка подняла взгляд на потолок, словно надеясь, что оттуда ей придет ответ. Но вместо этого появилась следующая мысль – а, может, это они меня так испытывают? И, глядя, как она справляется здесь – тогда действительно исполнят ее мечту?..

Представив себе этот момент, девушка с новым пылом оглядела стопку пыльных фолиантов и взяла верхний.

Смены дня и ночи в Чертогах не было, как не было и светила, обеспечивавшего эту смену. Керта не знала, сколько времени она провела, изучая старинные книги. Исследуя верхнюю полку правого шкафа, она наткнулась на толстенный фолиант, носивший незамысловатое название – Хроники.

Юная волшебница заинтересованно потянула книгу на себя, она всегда любила старинные хроники…

В них описывалось существование Ледяных Чертогов с самого сотворения. Вот только кто–то из предыдущих хозяев этой книги варварски выдрал первые листы. Для волшебницы, которая к книгам относилась трепетнее, чем к живым людям это было сродни кровному оскорблению. Пожелав варвару долгой и радостной жизни именем темных богов, Керта погрузилась в чтение. Уже с первых страниц ей стало понятно, что сейчас в Чертогах не просто царит упадок – они медленно и верно умирают.

Девушка положила книгу на стол и задумалась. Впервые перед ней стоял такой выбор. Или попытаться возродить Чертоги, или… Да, как говорил легендарный глава Совета Магов: Большие знания – большая ответственность…

Дверь неожиданно распахнулась, впуская в комнату порыв холодного ветра и Генерала. Бледно–синее сияние в прорезях маски невольно приковывало взгляд. А холодный голос, казалось, мог поспорить с тем же, ворвавшимся ветром.

– Пойдем, Госпожа, нас вызывают…

Любое пожелание именем темных богов – проклятие.

Элта вторая

Керта стояла перед Вратами. Именно так выглядел переход с этой стороны. А совсем не зеркало. Массивная каменная дуга, высеченная на стене, покрытая тонким слоем льда. Словно дверной проем, который какой–то шутник высек в камне… Крупный прозрачный камень, вставленный в центр, пульсировал ярким свечением. Более мелкие, вставленные по сторонам и тянущиеся до пола, казалось и не гасли никогда. Маленькие искорки чем–то напоминали заблудившихся светлячков, только фиолетово–синего цвета.

И, если присмотреться попристальнее, в этом центральном зале эта… дуга была не одна. Они повторялись через одинаковое расстояние. Создавалось впечатление, будто находишься в огромном холле.

И попала она сюда совсем не через этот проход. Только вот как теперь определить – через какой именно? Они уже все покрыты ровным слоем инея… Может, здесь для каждой страны – свой портал? Или как? В Хрониках об этом не сказано ни слова. Хотя… может, на первых страницах что–то и было, но где же они, те страницы?

Керта в который раз попросила у темных богов долгой и интересной жизни тому негодяю, который так по–хамски обошелся с книгой.

Она стояла рядом с Генералом. Ее лицо, так же как и у всех – скрывала плотная маска. Плащ волочился по полу (отдавать его Генералу она отказалась категорически. Все равно у того явно был запасной), а в руках волшебница держала Хроники.

Помимо действительно описания жизни Чертогов в них так же было описание различных ритуалов. Так что теперь Керта ни за что бы не рассталась с это книгой.

И вот, раскрыв Хроники на одной из первых страниц, она нараспев читала заклинание открытия Врат.

При последних звуках речитатива кончики пальцев неожиданно закололо от чужой, пришлой силы, которая ручейком скользнула вперед, обвивая высеченную арку. Камень вверху полыхнул, и вместо покрытой инеем каменной поверхности стала видна комната, где находился закутанный в угольно–черную хламиду маг и очень толстый, разряженный мужик. Который и начал говорить, как только увидел рильтов.

– Эй вы, ледышки! Вы что там, окончательно поотмерзли? Сколько можно ждать?! А… – взгляд толстого наткнулся на волшебницу. – У вас типа новая Госпожа… Ну–ну… – и он похабно ухмыльнулся. – Надеюсь, она продержится подольше… Ладно, о деле! Мне нужно с десяток ваших бойцов! Но только если они действительно так хороши, как об этом говорят!

– Кто ты и что тебе нужно? – напевно, словно не слыша наглых высказываний толстяка, произнесла Керта.

В отличие от жителей Чертогов она узнала заказчика. Один из приближенных казначея, как сказала бывшая Наставница. Это тип пару раз навещал ее…

Только девушке никогда не нравились те взгляды, которыми этот толстяк ощупывал ее с ног до головы. Она даже сперва пыталась что–то сказать Наставнице, но та только отругала, велев не лезть не в свое дело. Хотя после этого толстяка она больше не видела. Тогда ей показалось, что Таррина отказалась принимать его именно из–за нее…

Да… Из–за нее… Чтобы в один прекрасный момент не лишиться оплаты весьма деликатных услуг!..

– Вы что там, совсем уши поотморозили в своем холоде? Я тебе ясно сказал, девчонка, что мне нужны бойцы! – «близкий друг казначея» недоуменно вздернул брови, словно не понимая, кто это тут ему перечит?

– Зачем? – не меняя тона, спросила волшебница, хотя ее коленки выплясывали. И совсем не от холода. Но Генерал молчаливой статуей стоял за ее правым плечом, придавая хотя бы видимость защиты. Так что все переговоры пришлось вести именно ей.

– Ха! Буду я перед каждой тут отчитываться! Так вы согласны?

– Нет, – упрямо качнула головой Керта.

Этот «приближенный» ей очень и очень не нравился. Да и в народе о нем говорили… всякое…

– Ну что ж, – как–то уж больно радостно, даже – злорадостно протянул толстяк и резко мотнул головой.

С пальцев закутанной в черное фигуры слетела ослепительная огненная стрела и устремилась к ней. От таких заклинаний она еще защищаться не могла. И отрешенно наблюдала, как стрела преодолела хрупкую преграду зеркала. Что ж, значит у Чертогов вскорости появиться новая Госпожа… А она…

Перед лицом, заслоняя от жара, возникла темная полоса, оказавшаяся мечом. Вделанный в навершие камень полыхнул белым светом и погас. Врата схлопнулись.

– Ты лишила нас заказа… – холодный, равнодушный голос Генерала вывел волшебницу из оцепенения.

Девушка вздрогнула и посмотрела на воина. Он стоял, словно и не сдвигался с места. Да и меча видно не было…

Она встряхнулась, и неожиданно поняла, что знает ответ на свой вопрос. Похоже, это действительно было знамение богов. Иначе и не истолкуешь их волю. Ну что же, она готова! И даже знает, с чего ей начать.

Проигнорировав стоявшего рядом Генерала, Керта подняла голову вверх, к потолку и четко, словно от этого многое зависело, произнесла всего одно слово:

– Да!

Порыв теплого и неожиданно свежего ветра дернул тяжелые полы плаща и пощекотал ноги. Керта только улыбнулась. Чертоги явно были не против…

Резко развернувшись к начальнику рильтов, она требовательно заглянула в прорези маски и произнесла:

– Мне требуется человек, который будет заниматься хозяйственной частью. Он должен знать все ходы и иметь хоть какое–то представление о торговле.

И усмехнулась про себя, представив себе это все со стороны. Невысокая и хрупкая девчушка что–то требует у нависшей глыбой льда рильта.

Если бы маска могла отображать эмоции, может, она бы что–то увидела. А так… Просто почувствовала, словно что–то изменилось. В воздухе, в той тишине и неподвижности, в которой стояли рильты. В сиянии ледяных кристаллов…

– Да, Госпожа… – Генерал согласно наклонил голову, и Керта готова была поклясться, что в его голосе звучало уважение!

Не было произнесено ни одного слова, но из строя вышла одна из закутанных фигур и неслышно приблизилась к ним.

– Как тебя зовут? – про себя она аккуратненько пометила этот огонек в сознании красненьким шлейфом, похожим на развевающийся балахон. Такую мантию любил носить староста купцов ее родного городка.

– Шото, Госпожа, – склонив голову, отозвался воин.

– Проведи меня по Чертогам, – запал постепенно уходил, оставляя лишь просто осознание собственного долга. – Пожалуйста…

Теперь это ее. Теперь это все на ней…

А она постарается. Сильно постарается быть похожей на ее героев. И добьется осуществления своей мечты.

Воин молча поклонился, и пошел к одному из коридоров, выходящих в общий зал. Следом за ними последовала еще пара воинов. То ли караул, то ли конвой…

Керта шла по темным и запутанным переходам. Уже сейчас она понимала, что объем предстоящих работ просто огромен, но… Но это ее дом и она будет здесь жить! А, значит, должна позаботиться о том, что бы здесь было хорошо. Всем. И ей – в том числе.

В очередной раз споткнувшись на неровностях пола она помянула темных богов и решила, что первым делом, не откладывая, она зарядит светильники! Это был не сложный процесс, единственно, что требующий от исполнявшего его кропотливости, терпения и полной отдачи.

Резко остановившись, волшебница приступила к изрядно надоевшей за прошедший год процедуре. Не обращая внимание на то как сопровождавшие–охрана тихо разошлись в стороны, перекрывая проход.

Всем известно, что, сколько бы не существовало в доме или ином помещении магических светильников, все они объединены в единую сеть. Никто из магов до сих пор не мог понять, отчего, но каждый новый светильник, даже установленный в полностью изолированном помещении, даже тайком, под магическим пологом высшей защиты, тут же вливался в ряды остальных. Поэтому волшебнице было достаточно сосредоточиться всего на одном, что бы достать до всех.

Она видела пока только два светильника – у себя в комнате. Именно к ним она и потянулась, подсоединилась.

М–да, их, бедных, уже темные боги знают, сколько времени не подпитывали! Они уже из последних сил светят!

Сосредоточившись на своей силе, она осторожно прикоснулась к трепещущим магическим огонькам, ласково погладила их, словно щенков и щедро поделилась накопленным со светильниками. Оставив себе всего ничего. Достаточно, что бы в случае нужды открыть Врата…

Сила взбурлила неожиданно мощно, словно она пользовалась не своим скромным резервом, а, как минимум, силой четырех накопителей пятого уровня! Опасаясь, что не удержит призванной мощи Керта резко отпустила стягивавшие эту мощь магические путы и освобожденная волна и покатилась вперед, вперед, вперед… Оставляя каплю себя каждому светильнику.

Керта покачнулась, от такого резкого выброса силы и открыла слезящиеся глаза. Вперед и назад по коридору, от них, на большой скорости расходилась волна ослепительного света. Светильники один за другим вспыхивали ярким сиянием, с благодарностью впитывая отданное. В их свете Чертоги засияли миллионами отраженных огней.

Словно не изо льда – из алмазов вырубленные стены заискрились, отбрасывая на потолок радужные блики. На пол дивными и нереальными узорами легли прошедшие сквозь сосульки лучи света. Казавшиеся раньше гротескным нагромождением шипов выступы теперь больше напоминали выросшие прямо на стенах диковинные цветы, словно бы высеченные из драгоценных камней. И окруженные россыпью разноцветных искр–мотыльков. То тут, то там вспыхивали синевато–голубоватые искорки, словно заблудившиеся светлячки.

Это было просто завораживающее зрелище, и Керта долго бы стояла, любовалась на него, только вот ноги предательски дрогнули. Да, слишком резко. Слишком много… Но ничего, она все равно будет работать дальше.

– Шото, составьте, пожалуйста, список самых необходимых предметов в первую очередь. А в дальнейшем я хотела бы каждое десятидневье видеть подобный доклад, включая то, что уже получено. Хорошо?

Воин поклонился и направился в один из ярко освещенных коридоров, Керта, сопровождаемая двумя охранниками, медленно пошла в свою комнату. Глаза неумолимо слипались, грозя погрузить в сон раньше, чем голова коснется подушки.

Дверь отворилась, пропуская в комнату. Волшебница даже не удивилась, что тяжеленное на вид полотно открывается от легкого прикосновения.

Отдернув занавесь на стене, она прошла в небольшую спальню, основной мебелью которой являлась широкая двуспальная кровать под тяжелым балдахином и небольшой столик с зеркалом. В этой комнате так же имелся жарко полыхающий камин.

Волшебница скинула плащ на стоявший у стены стул и рухнула на покрывало. Уже в полусне она скинула сапожки и зарылась в подушки, давая телу и душе отдохнуть от насыщенного дня.

Генерал шел по залитым ярким светом переходам Ледяных Чертогов, слегка щуря с непривычки глаза. Он, как и другие местные обитатели, давно забыл, когда коридоры сияли таким яростно–режущим светом. А точнее – никогда и не видел. Правда. В памяти, которую получал каждый Генерал, было и это зрелище. Переливавшиеся всеми цветами коридоры. И многое другое, многое другое… Хочется, ох как же хочется надеяться, что Предвестник не ошибся и не был всего лишь насмешкой богов. Не важно каких – светлых или темных. Таких шуток не прощают даже богам.

Неожиданно теплый и колючий огонек Госпожи в момент колдовства едва не ослепил, полыхнув яркой вспышкой, едва не потухнув в конце. Рильт постоянно следил за перемещением Госпожи, даже в своих апартаментах. Это была целиком и полностью вынужденная мера. Ведь иногда случалось, что уже на второй день приходилось вновь требовать в оплату магически одаренную девушку или иную представительницу женского пола. Так повелось со дня Сотворения. Генерал – лучший из воинов, мужчина, рильт. Госпожа – лучшая из магов. Женщина. Человек. Только так и никак иначе. Никогда иначе…

От яркого света создавалось впечатление, что в переходах тепло, как в поднебесном мире. Впечатление обманчивое, но очень уж притягательное. В последнее время все чаще случались дезертирства, когда воины находили тех, кто бы удерживал их в мире, где есть Солнце… И в обучение никто не поступал вот уже вторую сотню лет…

Тренировочные залы стоят пустыми, а Наставники и Учителя на равное с простыми Воинами ходят на заказы, кровью добывая Чертогам новый глоток жизни. Но теперь…

Генерал остановился и провел рукой по ощетинившейся кристаллами стене. Острые уголки заскребли по плотной коже перчатки, словно коготки небольшого зверька.

Госпожа… Она странная… Но, похоже, Чертоги ее признали и приняли. Она не стала брать Заказ. Многие недовольны, однако после вспышки света открыто роптать не станут. Они подождут. Только надо что–то делать и делать быстро, иначе в истории Чертогов случиться первый за всю историю переворот. А сейчас это равносильно подписанию смертного приговора Ледяным Чертогам… Ассерт Хэл'лес Сир'т…

– Ваше Величество, но это же полнейшая глупость!.. Абсурд! Ребячество!

Придворный маг Его королевского величества, правителя Сакорра, старался убедить своего подопечного в том, что отказаться от услуг мик'кано, даже если они и оскорбили правителя – полнейшая и окончательная глупость. Эти воины славились своим мастерством, и именно из них традиционно формировались гвардии телохранителей всех уважающих себя государств. И вот теперь, полномочный представитель оскорбил короля, получил соответствующий ответ – и уже через час Его королевское величество остался без телохранителей…



Нет, остались, конечно, во дворце обычные гвардейцы, но что они против колдунов и призванных ими тварей? Мясо. Вкусное и теплое мясо… Вот бы такого сейчас поесть, а не уговаривать… Тьфу ты, о чем я думаю?!

Сакорр, хоть и не был большим королевством, но все его земли были плодородными, а густые леса на севере, возле непроходимого Скального Хребта являлись источником ценной древесины стального дерева.

Полноводная, но короткая речка, впадающая в море – вот и все, чем мог похвастаться правитель Сакорра. Не так уж и много, что бы затевать из–за этого войны, но и не так уж и мало, чтобы не иметь возможности содержать десяток мик'кано.

– Ваше Величество! – предпринял еще одну попытку маг.

– Томрис! Я же сказал – они не дождутся от меня извинений! Это ж надо было – в моем присутствии усомниться в верности моей супруги! Пусть скажет спасибо, что не приказал казнить там же…

На последних словах оба скептически хмыкнули. Приказать, может, король и приказал бы, но выполнять…

– И не проси, – устало опустился в кресло правитель. – Я не извинюсь. Всему есть предел. И моему терпению – тоже.

– И что мы тогда будем делать? – маг так же плюхнулся в кресло.

Повинуясь его жесту стоявший в углу, на маленьком столике, кувшин вина подплыл к собеседникам и завис над столом в ожидании, пока менее поворотливые бокалы скользнут в руки людей. А потом важно, словно мажордом, наполнил емкости ароматно пахнущим вином.

– Не знаю, – пожал плечами король. – Ты мой маг – ты и думай, Тири. Ты всегда был мозговитее меня.

Когда они оставались вдвоем, то могли позволить себе отбросить формальности, вновь возвращаясь в то время, когда еще пацанами подкладывали своим учителям шипы морозника на стулья. И совместно за это получали по шее.

– Эксплуататор ты, Кори, слышишь? Наглый рабовладелец. Эксплуатируешь меня как тебе угодно… – тяжело вздохнул маг.

– Да? А кто мне в верности клялся, и служить обещал? – иронично вздернул бровь правитель.

– Ой, если бы не было этой древней традиции!.. – махнул рукой Томрис.

Они на время замолчали, думая каждый о своем. А потом маг, словно соглашаясь со своими мыслями, тяжело вздохнул, хмуро кивнул и, поднявшись, отставил бокал в сторону.

– Ладно, Кори, я подумаю…

И, уже почти дойдя до двери, задумчиво погладил теплую поверхность рукой и сказал куда–то в воздух.

– А, знаешь – ты прав. Я бы этому послу еще и по морде дал, за такие намеки… Честное благородное!

Ее Величество, Королева Сакорра была их постоянным спутником в детских играх, тогда еще зовясь просто дочерью герцога Сотке. И они оба уважали ее. И готовы были заставить отвечать любого, даже посла мик'кано…

Но все же как не вовремя… Только–только наладилась торговля с Южной Лигой и вот на тебе, такой выверт судьбы! Маг замер на пороге, представляя, как он дает по наглой черной роже мик'кано, блаженно сощурился и переступил порог, закрыв дверь. Он найдет выход, обязательно!

Дверь тихо затворилась, отсекая взгляд короля. Он уже не беспокоился. Раз его друг обещал подумать – значит, решение найдется.

А маг на самом деле не знал, с чего начать. Теперь, как говорят храмовые служащие – вся надежда на светлых богов. Может, помогут? Особенно, если жертвовать побольше…

Элта третья

Из объятий крепкого сна ее вырвал настойчивый зуд где–то в глубине черепа. Словно кто–то пытался телепатически докричаться. Керта сладко зевнула и потянулась, поплотнее заворачиваясь в одеяло и натягивая его на уши. Наставница, когда ей срочно нужна была ученица, будила совсем не так. Не сильный, но болезненный магический разряд подбрасывал на кровати, недвусмысленно намекая, что тянуть со своим явлением пред грозные очи не стоит.

А этот вызов больше всего походил на мягкие, но настойчивые толчки, словно собака, выпрашивающая свой кусок, тыкается лбом в колени.

Девушка еще раз потянулась и радостно распахнула глаза, тут же натолкнувшись на тяжелый бархатный полог. Подскочив на кровати, она лихорадочно заоглядывалась, пытаясь понять, где же ее угораздило заснуть, и красочно представляя, как ей влетит от магессы.

Пылающий камин, прикосновение прохладного воздуха, и валяющийся на стуле темный плащ помогли вспомнить события вчерашнего дня. Светильник под потолком завозился в своей кованой люльке, постепенно накаляясь и заливая комнату теплым желтоватым светом. Керта села на кровати, пару раз моргнула и расплакалась. Она так надеялась, что всё это было лишь страшным сном. Но нет. Теперь у нее другой дом. И сейчас ее явно вызывают те, о ком она теперь должна заботиться…

Девушка подняла голову и вытерла слезы. Взглянула на горевший в камине огонь и чуть усмехнулась. А что? Во всем произошедшем есть и хорошие стороны. Теперь ее резко не будят. Ей приносят еду и выполняют ее приказы. И зовут Госпожой…

А следом пришла еще одна мысль – пора взрослеть, детство закончилось…

Ну и ладно! Зато ее теперь никто обидеть не посмеет! С рильтами опасался связываться даже Совет Магов…

Волшебница откинула одеяло, спрыгнула с кровати и критически оглядела собственный наряд. После того, как девушка основательно выспалась на единственном платье, оно стало мятым. Однако волшебницу это не волновало. Во–первых, перед кем тут щеголять нарядами, а во–вторых… Что там можно увидеть под плащом?..

На столике с зеркалом лежала черная, плотная маска, с хищным разрезом глаз. Эту деталь одеяния здесь носили все. Она вчера тоже попросила Шото найти и ей подобную. И совсем не из прихоти. Просто это была еще одна своеобразная защита от холодного прикосновения Чертогов.

Решительно встряхнув головой, Керта направилась к зеркалу. Неожиданно ее внимание привлекло тихое позванивание, разлившееся в воздухе. Левая стена, раньше казавшаяся монолитной, разделилась на две части, открыв уютную нишу. В ней нашлись необходимые для утреннего туалета мелочи. Такие как медный таз с водой для умывания, щетки для волос, с десяток платьев, словно пошитых на нее, но странного вида. Похожих она еще никогда не видела.

Девушка взяла одно и приложила к себе. По длине – самое оно, теплое, расшитое серебристой нитью, темно–синее. Нерешительно помявшись и украдкой оглянувшись на выход волшебница все же стянула собственный наряд и быстро, что бы не замерзнуть, влезла в найденное. Действительно, словно на нее шито…

Еще ее удивило, что не смотря на царивший вокруг холод, в ее комнатах было довольно таки тепло. Хотя огонь в камине был не таким уж и большим. И только теперь она вспомнила, что дров нигде не видела! Оражево–алые лепестки словно бы вырастали прямо из пола, сплетаясь и разбрасывая золотистые искорки… Странно…

Кроме того, в той же нише, в особом ларце скрывалось сиявшее бледно–голубым светом налобное украшение. Керта осторожно достала драгоценность из ларца и аккуратно опустила себе на голову. Взглянув в зеркало, беспристрастно отражавшее комнату, она увидела хрупкую девушку одетую в темное платье, вспыхивающее серебристыми искрами в свете магического светильника, увенчанную бледно–золотистым обруч. В середине, в переплетении матово мерцавших нитей которого сияли три бледно–синих камня.

От этого золотисто–зеленые глаза волшебницы становились бирюзовыми, напоминая осколки темного льда.

Отражение вдруг неуловимо изменилось. Теперь из зеркала смотрела не растерянная девчушка, ради интереса надевшая странное украшение, а Госпожа, которая взяла принадлежавшее ей по праву.

Как ни странно, но это превращение придало ей сил и уверенности. Все же непросто заставить слушаться себя такую толпу. Пусть даже они и зовут ее Госпожой! Керта улыбнулась сама себе, подошла и ласково коснулась зеркала. Подхватила плащ, маску и решительно вышла в общую комнату.

На углу стола, мельком просматривая ворохом наваленные на тяжелую столешницу свитки, сидел Генерал. Отчего–то и эта поза, и само его присутствие и то, как он небрежно ворошил пергаменты, вызвало у девушки вспышку гнева, вырвавшуюся в резкой фразе:

– А что, нахождение в моей комнате и проверка бумаг тоже входит в обязанности Генерала?! – выпалила она.

– Отчего же, нет, – не отрываясь от своего занятия, холодно ответил он. – Просто ожидание вас было столь долгим, что я просто не мог не заинтересоваться тем, что отвлекает Госпожу от ее прямых обязанностей.

Только теперь рильт соизволил обернуться. Сияние в прорезях маски на мгновение полыхнуло, а потом вернулось в очерченные прорезями границы.

– Воины хотят знать, когда будет следующий Заказ, и когда они получат свою плату, – не повышая голоса, произнес Генерал, вставая со стола.

– Они что, не могут подождать? – ядовито ответила Керта, порывистыми движениями надевая плащ и маску. – Они воины или малолетние дети, которые просятся на двор посреди ночи?

Генерал сжал рукоять меча, гневно полыхнул глазами, но от комментариев воздержался, холодно осведомившись:

– Госпоже больше ничего не надо?

– Мне нужен завтрак, – гордо вздернув голову, ответила волшебница, садясь в глубокое кресло за столом.

Рильт склонился в низком, но явно издевательском поклоне и, махнув плащом, быстро вышел из комнаты. Девушка еще немного посидела, гордо вздернув голову, а потом сжалась и сникла.

Конечно, она же всего лишь ученица… и, видимо, быть гордой и всезнающей магессой у нее не получается. Вот, разоралась, как базарная торговка… Никто из великих героинь древности так не поступила бы. Они… Они… А что бы они сделали? Явно нашли бы выход.

Юная волшебница слабо представляла, что же предложит Воинам в качестве Заказа, но твердо знала, что на убийства – не пойдет. Ее родители учили, что жизнь – священна! Не ты ее давал, не тебе и отбирать или решать, когда одним жить, а другим – умирать. Не мне… Священна…

В голове забрезжила идея. Только вот как воплотить в жизнь?!

Керта вскочила и нервно зашагала по комнате. В ее голове быстро сменяли друг друга способы и возможности сделать идею реальностью и, при этом, не упустить своего.

Нет, как не упустить – она знала. Шото сегодня должен представить список необходимого, и именно это станет платой за услуги рильтов. Она даже знала, какие новые услуги будут оказывать жители Ледяных Чертогов. В том, что они справятся – не сомневалась. Но вот как сказать самим обитателям холодов, что теперь они не будут убивать? И как найти тех, кто согласиться принять их услуги? Жители Ледяных Чертогов имели весьма и весьма специфическую репутацию…

И ведь ни у кого не спросишь совета…

Девушка остановилась перед столом, рассматривая лежащую в самом низу карту населенных земель Остана. А память услужливо подкинула слышанный когда–то, еще в самом начале обучения разговор, произошедший между Наставницей и одним из магов… Они тогда не сошлись во мнениях на какие–то вопросы, и Таррина довольно нелестно отзывалась о своем зазеркальном собеседнике.

Насколько помнила Керта, тот маг был придворным чародеем правителя небольшого королевства где–то на окраине, так что… Он вполне может помочь, особенно, учитывая отзывы Наставницы. Кроме того, самой Керте волшебник нравился. В отличие от других он не был самовлюбленным типом, который на других смотрит как на тараканов.

Бумаги полетели на пол, укоряюще шелестя краями и медленно, словно раздумывая, устилая пол бежево–кремовым ковром.

Незаметно вошедший воин замер, настороженно наблюдая, как Госпожа детально изучает карту, нетерпеливо постукивая сапожком по валяющимся на полу бумагам. Он осторожно поставил завтрак на низенький столик у дивана и так же тихо вышел, не решаясь беспокоить. Однако Генералу ушел детальный доклад…

– Нашла! – восторженно вскрикнув, волшебница, отыскав знакомое название. – Сакорр, – прочитала она немного необычное для жителя южных земель название.

Оглянувшись, с удивлением увидела поднос с едой. Решив, что Зеркало да и маг от нее никуда не уйдут, она плотно позавтракала и мысленно попыталась связаться с Шото.

– Да, моя Госпожа? – тут же откликнулся воин, чья искорка мигала где–то среди переплетений коридоров.

– Шото, вы список подготовили? – вежливо и немного с опаской уточнила волшебница.

– Да, моя Госпожа, – ответ последовал незамедлительно, а искорка начала свое движение, явно направляясь к ее комнатам.

– Принесите его, пожалуйста, в общий зал, – попросила Керта, сгребая со стола карту, а другой рукой придерживая Хроники.

– Слушаюсь, моя Госпожа…

Постоянное напоминание статуса раздражало, но девушка твердо пообещала себе, что никто больше не сможет довести ее до крика или слез. Вот так!

Керта решительно шла в общий зал, используя в качестве маяка наибольшее скопление искр. Там же сияла и более яркая звезда Генерала. Воины стоят и ждут Заказа…

Больше такого не будет! – пообещала себе волшебница. – Теперь нас будут искать самостоятельно, а мы еще посмотрим, принимать или не принимать предложенный заказ. Это же никуда не годиться! Лучшие воины обитаемых земель гоняются за каждым заказчикам, живут темные боги знают как, да еще и…

Что «и» она додумать не успела. Резкий поворот – и она с разгону влетела в залитый теплым светом зал. Теперь, освещенный пятью парящими под самым куполом светильниками зал казался дворцовым холлом. В центре возвышалась странного вида сталагмит, которого еще вчера не было. Больше всего он напоминал довольно удобную подставку для книги. Керта тут же воспользовалась им и положила довольно увесистый том Хроник на плоскую поверхность.

Полупрозрачный то ли камень, то ли лед тут же замерцал, а в его середине заплясали золотистые искорки. Девушка оглянулась на неподвижно замерших воинов, потом перевела взгляд на ряд вырезанных каменных арок и решительно прошла к покрытому слоем льда каменному рисунку, усыпанному серовато–зелеными камнями. Немного постояла, подумала и развернулась к безмолвно замершим рядам воинов.

– Вы ждете Заказа, да?

Ответом ей было только молчание.

– Ну что же, – она немного горько улыбнулась, все равно ведь под маской незаметно, и поплотнее запахнулась в плащ. – Заказ у вас будет, только новый. Непохожий ни на что раньше. И надо будет выполнить его так, что бы никто и никогда не смог упрекнуть вас. И сейчас мы попробуем его получить…

С этими словами Керта развернулась к стене и стала чертить на инее, покрывавшем камень, формулу вызова, настраивая Врата на одного конкретного человека.

– Получить?.. – над ухом раздался голос неслышно подошедшего со спины Генерала.

– Да, я сейчас свяжусь с одним магом… – иней не хотел поддаваться, став по прочности похожим на лед.

Керта нажала еще сильнее и чуть слышно вскрикнула, порезав палец об острый угол. Она отдернула руку и осмотрела ранку. Перчаток у нее еще не было… Нужно обзавестись, подумалось ей. Такими же, как у Генерала. Вон, какая кожа плотная. Другую здесь вряд ли бы стали носить…

К плечу аккуратно прикоснулись. Обернувшись, волшебница натолкнулась на руку Генерала, протягивающую ей тяжелый кинжал в темных ножнах

– Этим удобнее будет… – похоже, этому холодному, как горный ледник рильту стало интересно, как же их новая Госпожа собирается обеспечить их заказами.

– Благословение богов, – кивнув, ответила Керта, вновь разворачиваясь к стене. Царапать нужные формулы острым лезвием было несравнимо легче, чем собственными ногтями.

– Светлых или темных? – если бы она не знала, что рильты не способны на чувства, то сказала бы, что Генерал шутит.

– Светлых, конечно! – от удивления волшебница аж запыхтела, особо старательно налегая на ребристую рукоять.

Последний штрих и нацарапанная прямо поверх основного орнамента Зеркала формула засветилась призрачным светом, говоря, что вызов пошел…

Верховный маг Сакорра Томрис Леркский зло смотрел на серебристое зеркало, непредвзято отражающее недовольное лицо второго человека королевства. В голове не было ни одной стоящей идеи, а ведь сегодня, после светлого звона к Коргену прибывает посольство Южной Лиги, а, сразу после него – делегация северных варваров. А северяне же вообще бешеные. Они только с позиции силы и могут разговаривать. Мол, если вы сильны – будем дружить. А если нет…

Маг гневно посмотрел на кубок с вином. Тот вздрогнул, жидкость закипела, а потом медная емкость разлетелась как глиняный кувшин, который подвыпившие наемники так любят разбивать о стены трактиров.

Неожиданно в шум, который произвел разгневанный Верховный, вплелся тихий перезвон магического вызова. Причем какой–то странный перезвон. Таким никто и никогда еще не просил мага о разговоре. Подумав, что сейчас он обрадуется даже вызову от темных богов, если они, конечно, посоветуют что дельное, Томрис взмахнул рукой, активируя Зеркало.

Появившееся изображение заставило мага порадоваться, что сейчас он не пьет и не держит в руках бокал. Иначе либо захлебнулся, либо все вино оказалось бы на мантии. И экономка вновь вычитывала его как мальчишку за порванные штаны.

Это, наверное, действительно темные боги постарались, ибо из очерченного серебристой рамочкой окна, с той стороны на него смотрела Госпожа и Генерал рильтов!.. Потом маг ничем не мог объяснить свое решение кроме как абсолютно пьяной головой. Ибо на трезвую голову у него никогда бы не вырвалось:

– О! А я хотел дать вам Заказ…

Маг, к которому она хотела обратиться за советом довольно долго не давал подтверждения вызова, а когда контакт все же стал двусторонним Керта пожалела, что вообще решилась обратиться к нему. Ну, или просто сейчас – неподходящее время. Поскольку вызываемый был пьян. Он пару раз недоуменно моргнул, разглядывая предъявленную его взору картинку, потом помянул темных богов, какую–то Лигу, черномордых мик'кано и глупо икнул. Девушка уже совсем хотела прервать связь, когда маг произнес заветные слова:

– Я хотел бы дать вам Заказ…

Керта тут же насторожилась:

– Какой заказ?

– Да, обнаглели тут всякие, – качнулся маг, – а эти гады из охраны – разбежались. И все равно – по морде ему! По морде! – резко вскинулся собеседник, яростно сверкая глазами.

– Кому – по морде? Кто обнаглел? – ласково, словно разговаривая с малым ребенком, уточнила Керта.

– Ик, а чего это я буду орать через зеркало? Давайте сюда, поговорим… – и маг приглашающее махнул рукой.

Да… такого еще не было. Все маги, если им приходилось общаться с рильтами, никогда не позволяли им перемещаться через границу. Страх, он подтачивает изнутри, лишая доверия и прививая постоянное опасение и ожидание предательства. А вдруг меня им кто–то уже заказал?!

Девушка этого не знала. Поэтому просительно оглянулась на Генерала. Идти одной она боялась, но ни за что бы не призналась. Рильт как–то странно посмотрел на волшебницу и от замершего в неподвижности стоя отделились две фигуры и скользнули в портал. Потом в него прошла Керта а последним пересек границу Генерал.

– Да вы не стесняйтесь, наливайте, – широко махнул рукой маг, сшибая на пол едва начатый кувшин. Одни из воинов, выбранный в качестве охраны Госпожи, молниеносно подхватил взлетевшую в воздух утварь и осторожно вернул на стол, подальше от хмельного мага. Верховный тупо уставился на ставший недосягаемым кувшин и тихо икнул.

– Спасибо, но нам не нужно, – тихо ответила за всех Керта, присаживаясь на стул, напротив мага. Генерал замер за ее правым плечом, а остальные воины заняли позиции недалеко от окна и двери. – Так что вы нам хотели предложить?

Верховный маг Сакорра Томрис Леркский понял, что пора завязывать. Его ждет король и теперь ему самому придется обеспечивать его безопасность. А с такими интересными видениями рильтов можно поговорить и потом. Он с трудом вспомнил антиалкогольное заклинание, прочел его, зажмурился от рези в глазах и вновь широко распахнул глаза.

О чем пожалел. Видения никуда не делись, так же пристально и внимательно разглядывая его светящимися прорезями масок. Только у Госпожи поблескивали обычные человеческие глаза. Ну как же, а то он не знает, каким именно образом девушки становятся Госпожой… Бедная, как же тебя угораздило?..

– Вы не объяснили нам ваше требование, – мягко уточнила Госпожа, складывая руки на столе.

– Требование? – маг вскинул брови, недоумевая, чего от него хотят. – Извините, но я спешу, нельзя ли…

– Вы говорили об охране, – немного поспешно, словно опасаясь, что собеседник исчезнет, прервала его Госпожа.

– Охране? – теперь маг точно не смог бы встать, так как ноги у него подкосились. – Охране?..

Собственно… а почему бы и нет?! Рильты уделают этих мик'кано одной левой! Они же не просто так! Их нанимают в основном именно что для охоты за магами или за теми, на устранение кого даже Гильдия не решиться! Так что…

– И… что вы за это потребуете? – осторожно уточнил маг. Мало ли, сейчас как заломят цену, что мик'кано еще и детьми на прогулке покажутся.

– Вот, – на стол перед магом легли листки бумаги, исписанные мелким почерком. Он вчитался, и его глаза стали расширяться, брови отправились в затяжное путешествие к затылку, а нижняя челюсть решила понежиться на хойтенском ковре комнаты.

– Это… все? – слабым голосом вопросил Томрис Леркский.

Керта испугалась, что затребовала слишком много. Ведь она просто взяла у Шато список и даже не просмотрела. Просто не успела! А что, если им сейчас из–за этого откажут?!

– Для вас это много? – осторожно уточнила она, лихорадочно прикидывала, от чего можно отказаться.

– Да что вы, издеваетесь?! – гневно вскинулся маг, не обращая никакого внимания на чуть качнувшиеся вперед фигуры в темных плащах.

– А вы не орите, – неожиданно холодно отозвалась девушка и даже сама испугалась властности собственного голоса. – Для меня это все впервые!

– Ой, – смутился Верховный, – прости меня, малышка. Нет, это до смешного мало. Наше королевство не из последних, хоть и не большое. Мы позволяли себе содержать полноценный десяток мик'кано, а, сама понимаешь, это довольно солидные деньги.

– А теперь? – Керта заинтересованно подалась вперед, словно сказку, слушая рассказ мага.

– Мы с ними поссорились, – ответил маг тоном, отметающим все попытки дальнейших расспросов.

– И сколько вам надо охранников? – поинтересовалась девушка.

– А сколько вы можете выставить? – задал встречный вопрос Томрис Леркский.

– Пятьдесят, – наугад ответила Керта, надеясь, что если она сильно ошибется, то Генерал ее непременно поправит.

– И сколько вы за это хотите? – похоже, маг все же решил принять именно их услуги. Девушка радовалась – у нее все получилось! И гораздо легче, чем казалось в начале!

– Вот то, что написано и торговый контракт на десять лет! – непреклонно потребовала она, благословляя дни, проведенные в архиве магистрата.

Теперь, ели они действительно подпишут этот контракт, то десять лет королевство будет обязано продавать им все то, что Ледяные Чертоги потребуют. А, кроме того, оплатят товарами и уже оказанные услуги. И его нельзя будет прервать до истечения срока. Так что у Чертогов будет целых десять лет, что бы приобрести все, что необходимо и даже сверх того! А после этого уже можно думать и дальше…

Верховный маг Сакора Томрис Леркский смотрел на закутанную в явно большой на нее плащ девушку и только удивлялся. Эта пигалица, которой еще в куклы играть – попала в… эээ… весьма и весьма неприглядное место. И вот, вместо того, что бы проситься назад или попытаться сбежать, раз уж вырвалась из Чертогов – требует и приказывает! Торговый–то контракт они заключат, это не вопрос. Что там они могут потребовать? Еду, вещи? Так этого в Сакорре достаточно и своего, не то, что привозного.

Но вот отчего–то обманывать эту наивную девчушку не хотелось.

– Все, что ты сказала и золотое возмещение. Это мое последнее слово.

– Согласна! – девушка радостно вскинула голову. – И содержание воинов, находящихся на поверхности – на вас!

– По рукам, – усмехнулся маг, протягивая руку.

Худая и прохладная ладошка чуть сжала в ответ, а потом Госпожа поднялась, и, плотно закутавшись в плащ, поинтересовалась:

– Когда и где вам нужны воины?

– Сегодня, перед светлым звоном, я с вами свяжусь.

Девушка кивнула и в сопровождении своей охраны направилась ко все еще работающему порталу. Маг тоже встал, провожая своих более чем странных гостей. Похоже, у Чертогов началась другая жизнь или он совсем перестал разбираться в людях…

Портал захлопнулся за спиной, и Керта позволила себе радостный визг:

– Получилось! У нас получилось!

Генерал прищурившись наблюдал за возбужденно носящейся по Залу Вызовов Госпожой. Действительно – получилось… Они еще никогда не принимали заказа на такое большое количество воинов. Работа, конечно, не совеем по их профилю, но… Но оно того стоит…

– У нас найдется пятьдесят воинов? – теперь, после того как Заказ был получен, Керта стала бояться всего. Что маг не свяжется, что воинов они не найдут, что… что…

– В Чертогах сейчас девяноста шесть Воинов, Госпожа. Вы сами будете выбирать тех, кто исполнит Заказ?

– Нет–нет, я же никого не знаю, – девушка успокоилась и теперь оглядывалась, кого–то выискивая. – Только Шото оставь, он мне будет еще нужен…

– Слушаю, моя Госпожа…

Глядя в спину нервно кружащей по помещению Госпожой, он тихо усмехнулся про себя. Теперь все Воины за нее готовы умереть. Как же. Первый день – и ТАКОЙ Заказ. И, похоже, на этом она не успокоиться. Вон, как пристала к Шото, задавая такие вопросы, что искорка бедного Воина замигала, как свеча на ветру. И выбрать пятьдесят воинов… да, это будет тяжело. Ведь все хотят вновь вернуться в Поднебесный мир. Так что за право войти в эти пятьдесят…

Но пора, светлый звон уже скоро.

Элта четвертая

Его величество спешил в тронный зал. Вот–вот на колокольной башне дворца большой колокол отзвонит светлый звон, и через Посольские двери войдет представительство Южной Лиги, а, сразу после них – делегация северных варваров. Гвардейцы уже предупреждены, чтобы выглядели соответственно. Венценосная супруга на этот раз осталась в своих покоях. Король не был уверен в собственной безопасности, а подвергать такому же риску и жену не желал. Конечно, придворный маг, а, по совместительству и школьный товарищ обещал найти хорошую охрану, но Корген в это с трудом верил. Пусть и не сомневался в том, что Томрис сделает все возможное…

Влетев в просторное помещение, его королевское величество едва позорно не ретировался назад. Возле трона ровными рядами выстраивались рильты! Такие же закутанные в плащи фигуры с сияющими прорезями масок стояли у окон, и у парадных, Посольских, дверей. В центре же зала, что–то втолковывая одетому в более темный плащ жителю Чертогов, размахивал руками придворный маг. Правитель Сакорра замер на миг, а потом решительно направился к совещающимся.

Томрис, увидав своего короля, махнул рукой «ледяному» и заспешил навстречу.

– Кори, тут такое дело, – начал он, нервно шевеля пальцами, – я охрану из рильтов нанял… Договор не слишком обременительный, вот только не успел с тобой посоветоваться…

Его величество снова остановился, посмотрел на ошалевшего от собственных действий мага, и раздраженно сплюнул на дорогой ковер:

– Тири, я тебя придушу когда–нибудь! Так и знай! Едва сердце не остановилось, когда я твою «охрану» увидал! Уже подумал, что переворот произошел, а я ни сном, ни духом. Ты хоть предупреждай в следующий раз, а? Как ты вообще до такого додумался?

– Да знаешь, – неопределенно махнул рукой маг, – я же ничего не нашел. Ну и напился с горя. Совсем последние мозги потерял… Только вот в этот момент их Госпожа решила со мной поговорить. А я, сдуру, и ответил… В общем, слово за слово…

Король Сакорра восхищенно округлил глаза:

– Ну и умеешь же ты пить, Тири…

Неожиданно неприметная дверка за гобеленами в углу широко распахнулась, впустив в помещение запыхавшегося придворного. В какой момент между королем и вошедшим появилась обдавшая холодным воздухом фигура, Корген так и не понял. Но даже мик'кано так не умели, хоть и считались элитными охранниками. Царедворец, увидав такое препятствие, запутался в собственных ногах и растянулся на полу. Правитель фыркнул, ступил вперед, осторожно коснувшись плеча словно из ниоткуда появившегося охранника.

– Что такое? – вежливо, но с тонким намеком на недовольство, спросил он.

– Ва… ва… ваш высчство, – проблеял, заикаясь, вопрошаемый, – там посольства уже прибыли…

– Ну, так ведите! – недоуменно пожал плечами венценосный, и направился к трону.

Рильты одним плавным, слитным движением переместились на свои места и замерли неподвижно–каменными статуями. Хотя, в их случае – неподвижно–ледяными. Н–да, если послы после такого шока смогут еще что–то требовать… Надо будет поставить им памятник. А, заодно, все же выяснить, чем маг пообещал расплатиться за услуги «ледяных»…

Керта металась по своей комнате. Первый полученный контракт… Причем так, сразу, нежданно–негаданно. Ей очень хотелось, чтобы все было как можно лучше. В воинах–то она не сомневалась. Генерал, конечно, обещал выбрать самых–самых, но дело же не только в них! Согласно детским страшилкам, рильтов делала неуязвимыми для вражеских происков магия Ледяных Чертогов. А она же ничего об этом не знает! Она вообще изучала по большей части магию огня! Да и то серьезных заклятий вообще не видела. Так, баловство одно – светящиеся шарики…

Замерев у стола, молодая волшебница с надеждой посмотрела на Хроники. Если в них есть заклятие Вызова, то почему бы… резко опустившись в кресло, девушка стала лихорадочно пролистывать пожелтевшие страницы. До светлого звона осталось всего ничего, да и маг скоро вызов пошлет, а она еще не готова! Шмыгнув, девушка ударила по столешнице кулачком и вскрикнула от боли – камень оказался не слишком хорошим материалом для вымещения неуверенности или злости.

От неосторожного движения Хроники соскользнули со стола и упали на пол, подмяв пару страниц. Керта на мгновение замерла, а потом заполошно бросилась поднимать ценный фолиант, заработав еще пару синяков. Бережно водруженный назад манускрипт укоризненно шелестнул загнутыми страницами. Виновато погладив корешок, волшебница принялась исправлять нанесенный урон. Выровняв все уголки, она облегченно вздохнула и тут же замерла. С последней страницы на нее смотрел заголовок, написанный витиеватым шрифтом: «Ледяной доспех».

Девушка восторженно пискнула и горячо прижала книгу к груди. Вошедший Генерал удостоился такого сияющего взгляда, что чуть было не перепутал дверной проем с косяком.

– Ты… Вы идете? – наконец смог выдавить он. А потом еще с пару минут наблюдал, как Госпожа пытается надеть маску с плащом, и при этом не выпустить так страстно прижимаемые Хроники. Наконец, плюнув на всяческие приличия, отобрал уже не раз уроненные на пол предметы одежды и самолично нахлобучил на сияющую волшебницу. – Пошли уж…

Керта вихрем пролетела по Чертогам, остановившись только в Зале Вызовов. Осторожно уложив Хроники на сталагмит, она оглядела выстроившихся в ожидании Вызова рильтов. Генерал привычно занял место за ее правым плечом.

– Я… – девушка запнулась, не зная, что именно сказать. Но потом решительно вскинула голову: – Прежде, чем вы отправитесь на выполнение Заказа, я хотела бы наложить защиту.

Строй даже не шелохнулся. Волшебница испуганно оглянулась на Генерала. То ли ей так безоглядно верят, то ли они настолько ошеломлены.

– Что стоишь? – иронично полюбопытствовал он. – Или ждешь светлого звона?..

Как ни странно, но Керта сразу успокоилась. Она открыла Хроники на найденной странице и твердо посмотрела на стоящих перед ней воинов. Страх ушел, осталась одна уверенность и ощущение правильности происходящего. Глаза скользнули по тексту, и волшебница протянула руки к воинам:

– Лар'иллас вес'маарт иссан… – напевно разнеслось под сводами Чертогов. А в душе девушка горячо просила неведомого покровителя этого места: «Защити их! Ну, пожалуйста!» Ведь ее собственных сил вряд ли хватит на то, что бы заклинание просто получилось, а про действие она даже и не мечтала. Что можно взять с недоучившейся колдуньи?..

На последних словах сталагмит, служивший подставкой для книги, полыхнул ослепительным сиянием и вокруг каждого воина на миг проявился призрачный доспех, словно бы сотворенный из сияющего прозрачной синевой льда, с хрупкими шипами. Высветился – и тут же пропал, как и яркий свет. Волшебница замерла, порываясь что–то сказать, но тут один из порталов, ведущий в королевство Сакорр, требовательно засветился. Пришлось отвлечься от переживаний и сосредоточиться на раскрытии Врат…

С той стороны очерченного Вратами пространства нервно переминался с ноги на ногу маг.

– Вы идете или уже передумали?..

Первый ряд воинов четким строем по двое шагнул сквозь портал. Рильты отправились исполнять свой Заказ…

В последнее время Генералу все чаще приходилось убеждать себя, что он не спит. Новая Госпожа вообще ставила его в тупик. То испуганный ребенок, а то обидится не пойми на что или разозлится. Когда же начнешь воспринимать ее именно так – наколдует такого, что стоишь и молча удивляешься. Не каждая волшебница на такое способна, а недоучка – точно. А еще она совсем не стремится уйти, убежать. Предыдущие девушки, претендовавшие на это место, именно от стремления вырваться и пропадали. Они не принимали Чертогов и, в конце концов, Чертоги отторгали их. Как именно – Генерал не знал. Просто в один прекрасный момент искра очередной Госпожи ярко вспыхивала – и пропадала.

А человеческие комнаты в центральном переходе снова замирали в безвременье, чтобы проснуться, когда новая претендентка подойдет к их порогу… Но эта волшебница, видимо, не собиралась уходить. Да и… Признаться честно, ему бы этого очень не хотелось. С ее присутствием мрачные и темные ледяные переходы превратились в сказочный дворец. И, если отстраниться от холода, то словно бы высеченный из цельного куска хрусталя. Да и работа… Стала не то, чтобы веселее, но более приемлемой, если так можно выразиться.

Вернее – больше соответствующей назначению рильтов. Когда он принимал пост Генерала от предшественника, то вместе с мечом получил и память. Память Генералов, которые были до него. Вот тогда–то и захотелось взвыть от боли и непонимания. А особенно – от осознания… бесполезности. Ведь когда–то орден рильтов создавался для того, чтобы контролировать магов и волшебников. Обладание Силой вызывало множество соблазнов…[3]

Войны же между магами всегда были очень разрушительны. Наконец некоторые сознательные маги решили это прекратить. Со всех просторов обитаемого мира они собрали лучших воинов, создали Чертоги и учредили орден рильтов. Их обучали лучшие наставники. Учили не столько волшебству, сколько способам противодействия. Или устранения магов, если они не соглашались ограничить свои… притязания.

И вот теперь этот орден выродился в банальных убийц! Маги, служившие в нем, как–то сами исчезли. Сперва просто не хватало учеников, а потом из всей поддержки осталась Госпожа… Вернее – одно название, что поддержка и Госпожа. А сейчас… появилась надежда на что–то большее, лучшее. Во всяком случае, Чертоги стали возвращаться в свое первоначальное состояние. Ведь не всегда они были таким темным и холодным местом. И таким пустынным…

В виски слабо кольнуло – и неймется же этой Госпоже! Чего ей опять понадобилось?!

Тряхнув головой, Генерал направился к Госпоже, огонек которой резво носился по переплетению коридоров Чертогов. Иногда так хотелось прежнего, размеренного существования!

– Томрис, ты обещал мне все рассказать! – в покоях верховного мага Сакорра было как никогда людно. И рильтно.

За широким, овальным столом сидели Его королевское величество Корген, его жена – Королева Лорина, начальник гвардии – капитан Соввар, и трое рильтов охраны его величества. Ну и, конечно, сам хозяин покоев – Томрис. В руках маг вертел золотой кубок с вином, одновременно пытаясь отбиться от вопросов, которыми его буквально забросали все присутствующие. Кроме рильтов. Те замерли у окна и за спиной короля, напрочь игнорируя все попытки с ними заговорить.

– Да я тебе уже все рассказал, Кори! – со стоном заломил руки маг. – Чего тебе еще!

– Всего и побольше! – не сдержалась королева, покосившись на замершие фигуры. – Ты же с ними разговаривал, видел их Госпожу…

– Ничего я не видел! – отмахнулся маг. – Они же все в плащах до полу, да в масках!

– Ну, хоть что–нибудь!.. – взмолилась Лорина, молитвенно складывая руки на груди.

– Что–что… – недовольно протянул маг. – Госпожа хоть молода, судя по голосу, но решения принимать уже умеет. И настоять на своем.

– Да что вы так на ней зациклились! – нервно дернулся Соввар. – Можно подумать, что больше говорить не о чем, как о какой–то…

Договорить начальник гвардии не смог – между ключиц ему уперлось отливающее глубокой темной синевой лезвие.

– Что ты имеешь против нашей Госпожи? – тихий, спокойный, именно что холодный голос рильта прошелестел в разом опустившейся тишине. Все замерли.

– Прости его, воин. Он сказал, не подумав, – примирительно произнес Корген, поднимая руку. – Не стоит держать на него зла…

Капюшон темного плаща чуть качнулся, обозначая кивок, и охранник вновь застыл неподвижной статуей. Заметить движения, которым он спрятал меч и вернулся на свое место – никто не смог. Просто стоял рильт рядом – а вот он уже вновь замер за спиной короля. Только светящиеся прорези маски полыхнули чуть сильней.

– Соввар, следи, пожалуйста, за своим языком, – немного с нажимом произнес Его Величество. – Я понимаю, что ты привык все и обо всех говорить в слух, но заимей еще привычку думать, прежде чем говоришь.

Начальник людской гвардии покраснел, с натугой перевел дыхание, зло глядя на обдававшие холодом фигуры.

– Я не хотел никого оскорбить, – тихо произнес он.

В комнате ощутимо потеплело. Неожиданно всем стало понятно, что хоть рильты и приняли к исполнению столь… необычный для них Заказ, но от уважения к их прямому начальству это не освобождает. Корген даже прищурился, размышляя, а что если ругнуть Госпожу? Что произойдет? Ведь по условиям договора, который как раз лежал перед венценосным – рильты обязаны были охранять его жизнь. Но быстро отбросил эту идею как бредовую. Из детского возраста, когда можно ляпнуть любую глупость и не понести ответа, властитель Сакорра уже давно вышел, а лишатся головы только из–за того, что ему захотелось что–то там проверить… Дурость. Ничем не оправданная дурость.

Корген еще раз покосился на договор. Самый… необычный документ, который только можно себе представить! Ведь, по сути, это даже не Заказ… Это… что–то вроде договора о долговременном сотрудничестве и лояльности двух… структур, если это можно так назвать. Королевство Сакорр поставляет в Чертоги продовольствие, предметы быта, предоставляет рабочих для выполнения определенных работ, выплачивает раз в месяц некую сумму за «оказанные услуги». А взамен получает самое боеспособное воинское подразделение – отряд рильтов. И использовать их может не только как охранников (надо же! «Ледяные» – и охраняют!), но и как охотников за нечистью.

Корген улыбнулся про себя. Надо же, королевство в королевстве… Где именно находятся Чертоги – никто не знал. Но попасть туда можно было только через Зеркала Вызовов. Больше никак…

– Кори, а помнишь, какое лицо было у торговцев, когда они нашу охрану увидали? – неожиданно ворвался в мысли короля голос его жены. Правитель вздрогнул и взглянул на остальных. Соввар расплылся в довольной улыбке. Торговцев он не любил… Томрис тоже криво улыбнулся, вспоминая произошедшее в тронном зале…

Посольские двери распахнулись неспешно, величаво. Они должны были внушить входящим чувство преклонения перед правителем королевства Сакорр. Но торговцы Южной Лиги преклонялись только перед силой. Грубой силой, которую нельзя купить, или перед силой больших денег. Поэтому в двери они вошли нагло, быстро, не глядя по сторонам. А зря, как оказалось…

Представителю этой страны купцов доли пройти всего ничего – пару десятков шагов к трону. Прежде чем пара рильтов заставила уткнуться его носом в высокий ворс ковровой дорожки. Еще трое встали полукругом, перекрывая путь следовавшим за осанистым торговцем охранников с сопровождающих. В зале повисла оглушающая тишина…

– Почтенный Текам, я понимаю вашу радость от встречи, но все же. Не стоило дразнить охрану, – мягко и укоряюще произнес Корген. – Они могли тебя неправильно понять…

– Ваше Ве–е–е… – Вскинулся, было, представитель, но тут же снова зарылся носом в дорожку. Сапог жителя Чертогов вдавил человека в пол не хуже каменной плиты.

– Отпустите уважаемого представителя Южной Лиги, – обратился Его Величество к своей охране. – Я не слышу, что он хочет мне сказать.

Рильты отступили в стороны и снова замерли у окон и около колонн, казалось, слившись с тенями. Купец, все еще недоверчиво поглядывая на страшных воинов, осторожно поднялся на ноги. Его поведение разительно переменилось. Он тут же почтительно согнулся, и, кланяясь чуть ли не через каждый шаг, приблизился к трону короля Сакорра. Испуганно покосился на неподвижно стоявших охранников, и залебезил:

– Ваше Величество, вы меня неправильно поняли, я не хотел ни действием, ни словом…

Речь торговца текла патокой, обволакивая и умасливая. Представитель всесильного сословия Лиги был напуган, как никогда ранее. Казалось бы поставленный на колени правитель этого небольшого королевства выложил на стол козырь, покрыть который они не могли. Надо же! Связаться с этими хладнокровными убийцами! Ишь, так и полыхают светом… Теперь весь тщательно выверенный план необходимо срочно ломать и перестраивать на скорую руку.

Оставался еще один путь. Что, если эти хваленые мик'кано окажутся все же круче «ледяных»? Тогда… тогда можно будет попытаться вернуться к первоначальному плану. Южные города уже давно точили зубы на леса и порты Сакорра, а так же на перевалы, по которым можно гораздо быстрее конкурентов доставлять товары на материк. Этот идиот–король сидит на золотой жиле, но сам ее не использует и все попытки купцов тоже пресекает!

Не переставая растекаться в восхвалениях и славословиях, торговец вышел из зала. И только когда за ним закрылись высокие двери, прошипел начальнику охраны:

– Убейте этих нелюдей!

Непроницаемо–черные глаза мик'кано не выражали ничего. У них они никогда ничего не выражают, но купец понял, что сегодня ночью одним, а то и двумя рильтами станет меньше… Ничего, и на этих зарвавшихся «ледяных» найдется управа…

Стоявший почти у дверей рильт незаметно усмехнулся. Благодаря Госпоже и Чертогам они теперь знали все, что происходит в этом замке. Так что и разговор этого торговца тоже тайной не остался. Поставив в известность своих братьев и Старшего воин принялся прикидывать, что он сделает, если этот мик'кано попадется именно ему…

Во второй раз раскрывались Посольские двери тронного зала, впуская внутрь делегацию северных варваров. Только в этот раз все было по–другому. Прирожденные воины не стали врываться в незнакомое помещение, не изучив, что именно ждет их там. Поэтому закутанные в балахоны фигуры жителей Ледяных Чертогов не стали для них неприятным открытием. Хотя все равно, встретить их здесь явно не ожидали.

Представительство двинулось к трону Коргена осторожно, не касаясь рукоятей мечей, двигаясь плавно и стараясь демонстрировать благорасположенность. В холодных землях о рильтах тоже рассказывали сказки. Только вот их содержание разительно отличалось от сказок южных земель. Воины Чертогов считались элитной гвардией Хэл'лес Сир'т – Хранительницы Границы. Или ее еще называли Хранительницей Равновесия.

Так что присутствие обдававших холодом воинов говорило северянам, что правитель этого королевства достоин службы. И не из–за силы. Кто может силой справится с рильтами? Это все равно, что кулаком пытаться разбить каменную стену. Посему договор о содействии и ненападении был заключен быстро и без колебаний. С достойными и вести себя следует соответственно…

Уходя, вождь горного клана вежливо поклонился закутанным фигурам и громко произнес:

– Да будет достойнейшей Госпожа!

Застывшие охранники не произнесли ни слова, но по залу прокатилось:

– Да будут достойными Стражи…

…Мягкий перекат через плечо – подлый удар огненной плетью прошел мимо. Вскочить, выбросить вперед клинок, поймать следующий удар, и… полететь на пол от ярко полыхнувшей в мозгу вспышки. Да что эта Госпожа себе позволяет?! Он чуть не сломал себе шею! Самая нелепая смерть для Генерала – споткнутся во время тренировки оттого, что какой–то вздорной девчонке что–то не нравится!

Но яркая звездочка, видеть которую он теперь обязан постоянно, не прекращала нервно вздрагивать, рвано пульсируя, обжигая и тут же бросая в холод. Да что там творится, в конце–то концов?! Развернувшись на месте Генерал бросился к комнатам Госпожи. Светильники тоже чувствовали настроение хозяйки Чертогов, пульсируя каким–то тревожным светом. Поворот, еще один, резко толкнуть дверь правой рукой, сжав в левой темно–синий клинок…

Девушка сидела во второй комнате на ковре и рыдала, уткнувшись носом в колени. Рядом валялся раскрытый пыльный том. Меч, кольнув ладонь, исчез. Осторожно ступая по густому ковру, он приблизился к девушке, осторожно опустившись рядом. Ему казалось, что он уже знает причину расстройства. Что ж, откровенно говоря, Чертоги действительно не самое привлекательное в мире место…

Генерал протянул руку, коснувшись плеча рыдающей девушки. Керта вскинула голову. Посмотрела в светящиеся прорези и тихо, прерываясь, прошептала:

– Нельзя… Нельзя так! Это же неправильно!!.. – потом уткнулась ему в плечо, разрыдавшись с новой силой.

Взгляд упал на раскрытый том. «…Принято было создать чертог магический, воины коего стояли бы на страже мира, не давая оному пошатнутся и кануть в Хаос…». Похоже, Госпожа узнала историю рильтов. Странно, ему казалось, что «Основание» давно потеряно и теперь правду знают только они. Вот, теперь и их волшебница все знает… Вспомнив, как сам воспринял все это, Генерал просто прижал вздрагивающую девушку к себе. Пусть наплачется и успокоится. А тогда можно будет поговорить…

Элта пятая

– Па–а–а–а–старани–и–ись!!! – протяжный вопль, подхваченный эхом, звонко разнесся по Залу Вызовов. В последние две недели Чертоги очень напоминали разворошенный муравейник или какую–то масштабную стройку. По ярко освещенным коридорам носились тепло одетые строители, где–то стучали молотки, звенели о камень кирки…

Чертоги менялись. Неотвратимо, сильно, повсеместно. Выметалась многовековая пыль, восстанавливались жилые помещения. Шото с ног сбивался, пытаясь быть одновременно в трех местах, командуя, куда устанавливать мебель, где навешивать двери, а куда лезть не стоит при всем желании. Правда, Госпожа пообещала отдать под его начало тех из новичков, которые в хозяйственных вопросах проявят бо льшие познания, нежели в военном дела, но пока их дождешься, тех помощников!..

Кроме того, появились новые обитатели в Ученическом коридоре. Генерал ворчал и плевался, потому что это были основной массой преступники, которым предложили альтернативу смертной казни. Правда, все они умели пользоваться оружием, но…

– Как ты не понимаешь, это же просто разбойники! – горячился он, расхаживая по кабинету Госпожи. – Поз–з–з–з–орище!

– Вот и сделай из них людей, ой, то есть рильтов! Или не по силам?.. – ехидно парировала девушка.

Грозно сверкнув глазами, Генерал покинул помещение. Доказывать что–либо он не стал. Бесполезно. Да и… стало интересно. Действительно можно что–то сделать или нет? Попытаться в любом случае стоило. И сейчас он стоял на галерее второго этажа, наблюдая за тренировкой новичков. Если отвлечься от прошлого Учеников, то материал для работы был хороший. Началам обучились очень быстро, хотя некоторым пришлось переучиваться. А при Посвящении уже выяснится, станут они рильтами или нет. Что же касается передачи знаний не в те руки… обычно Ученик или становится рильтом, или… исчезает.

Еще раз обозрев ярко освещенный зал, воин направился в обход. С тех пор, как в Чертогах стало многолюдно, по коридорам постоянно бродили добровольные патрули. Мало ли что? Действительно, сейчас даже Учеников больше, чем присутствующих здесь полноправных воинов! А еще Госпожа стала носиться по коридорам, лично проверяя, как правитель Сакорра выполняет свои обязательства. Не хватало еще, чтобы ее у них похитили. Такого позора Чертоги просто не перенесут!

Словно подтверждая его мысли, из ближайшего коридора вылетела встрепанная волшебница, со всей силы налетев на плечо рильта. Слава сияющей Ригиллат, что меч в тот момент оказался далеко, а то они действительно остались бы без Госпожи… Но теперь уже исключительно из–за самих нервных обитателей холодных коридоров.

– Ты–то мне и нужен! – вцепившись ему в руку повыше локтя, девушка, с удивительной для нее силой потащила свою «добычу» в сторону собственных комнат.

Удивленный воин даже сопротивляться не пытался. Обычно их властительница была довольно… скромной, если это можно было так назвать. Она просила, хотя могла свободно приказывать. Уговаривала, хотя могла угрожать. Причем угрожать реальной силой! Как–никак рильты были сильнейшими бойцами… В общем совсем не соответствовала образу властной женщины, в подчинении которой реальная сила. И, что самое главное – она даже не стремилась такой быть!

Но так казалось только на первый взгляд. Когда же дело доходило до безопасности Чертогов, их обитателей или новых магических изысканий… Милая девушка превращалась в упрямую, смертельно опасную особу, которая остановится только полностью уничтожив врага или разобрав, наконец, заинтересовавшее ее заклинание. В такие моменты лучше было на глаза ей вообще не попадать. Иначе рискуешь пострадать в целях науки. Но уж если попал…

Похоже, сейчас был именно такой момент. Так что Генерал покорно следовал за тащившей его куда–то Госпожой в надежде, что подопытным ему служить не придется. А то в последнее время, вызнав о магическом иммунитете оного, волшебница частенько искоса поглядывала на воина. Бр–р–р–р… До чего докатились?

До покоев девушки добрались довольно быстро. Она открыла дверь и приглашающе махнула рукой спутнику. Едва рильт переступил порог, как створка захлопнулась, надежно отрезая их от покусывающего холода коридоров. Керта ринулась к столу, где лежали раскрытые где–то на первой трети «Хроники».

– Вот, смотри, что я нашла! – с до нельзя довольным и гордым видом развернула она книгу к воину.

Подойдя к столу, Генерал четно попытался понять, что именно ему демонстрируют. Это был текст на каком–то непонятном языке, и единственное, что поддавалось почтению – было заглавие. «Зеркало» – гласило оно. Хм… если это заклятие для любования своим отражением, то зачем оно ему? Все еще недоумевая, воин повернулся к настороженно наблюдавшей за ним волшебнице.

– И? – полюбопытствовал он.

– Что – и? – переспросила девушка.

– Что ты хочешь мне этим сказать? – более развернуто высказал свою мысль рильт.

– А ты разве не видишь? – искренне удивилась Госпожа. – Тут же все ясно написано…

Она уткнулась в книгу, быстро пробежала глазами текст и снова подняла взгляд на собеседника.

– Ну вот, все так, как и было…

– Что – было? – мягко, но с едва скрываемым раздражением уточнил воин. Иногда эта волшебница его просто раздражала! Ей казалось, что все остальные по умолчанию знают всё и просто прикидываются, дабы помучить ее неизвестностью. – Для меня это – рошшская грамота[2]!

– Правда? – искренне удивилась Керта. – Но тут же ясно написано…

– Послушай меня, – ласково, словно разговаривая с ребенком, начал Генерал. – Ты – Госпожа и для тебя Хроники раскроют многие тайны, но мне, отвечающему за… как бы это назвать… физическую силу Чертогов доступно только то, что может либо нанести вред, либо повысить мастерство! Потому из найденного тобой заклинания я могу прочитать только название. Теперь все стало ясно?

Девушка задумчиво посмотрела на воина, закусила губу и сосредоточенно кивнула. Потом развернула Хроники к себе и стала рассказывать:

– Понимаешь, меня всегда расстраивало, что мы привязаны к порталам Зала Вызовов. В чем–то это, конечно, хорошо, но… я себя чувствую, как в клетке! Захотят нас позвать – мы сможем выйти, а нет… а вдруг – просто не смогут, что тогда?! – она вскинула пылающий взор на Генерала, предлагая поспорить. Но тот был полностью согласен. Правда, не видел, как это можно изменить, потому давно примерился с таким… зависимым положением.

– Я решила, что так – неправильно, – спокойно, словно говоря о чем–то отвлеченном, продолжила она. – И стала искать возможность изменить это положение вещей. Вот сегодня Хроники, скорее всего, позволили мне найти сие заклинание. С его помощью мы можем при помощи зеркальных предметов связываться с любым нашим воином. А, если я еще найду заклятие «Портала», то мы даже сможем сами перемещаться!

Начав со спокойно–безразличного тона, Госпожа постепенно загоралась, и конец речи был уже радостно–возбужденным. Она действительно гордилась своей находкой и праведно негодовала от какой–либо несправедливости в отношении Ледяных Чертогов. Если бы девушка решила доискаться истоков сего «патриотизма» то сально удивилась результату. Или нет, кто знает…

Истина заключалась в том, что для нее рильты стали своими. Человек в большинстве случаев рассматривает справедливость именно что по отношению свой–чужой. Для рильтов да, несправедливо, что они находятся в зависимом положении, а вот широко пользующимся их услугами волшебникам кажется, что все так, как надо. Ага, еще бы, выпустить такую угрозу на волю… Тогда придется оглядываться в своих действиях, следовать правилам, законам, условностям… а то придет злой дядя–рильт и утащит тебя в Ледяные чертоги, где действует только магия Госпожи, а все остальные маги не сильней котят выходят. А если начать качать права с позиции силы, то обитавшие там же ледяные воины быстро докажут, что на каждого силача есть… в прочем, не будем об этом.

Так вот, Керта уже считала рильтов своими, а Чертоги – домом. Потому и вела себя соответственно. Искала заклинания, чтобы защитить и увеличить силу, или вот, например, найденное – чтобы получить бо льшую свободу передвижения и возможность прийти на помощь отряду в любой миг и в любом (ну почти любом) месте.

Генерал тоже прекрасно понял, о чем шла речь. Но побоялся поверить ТАКОМУ счастью. Потому вопрос был задан глухим, сдавленным шепотом:

– Что ты сказала?..

– Я говорю, – начала волшебница уже немного раздраженно, – что мы сможем сами передвигаться в пространстве и общаться со своими людьми, а не пользоваться для этого услугам магов!

– Да–да, я понял, – отстраненно ответил воин, поднялся с диванчика и подошел к камину, уставившись на пляску огня. – Я понял…

– Тогда почему… – начала девушка и осеклась, каким–то шестым чувством ощутив, что от слов сейчас будет мало проку. Она тихо уселась за стол и опустила подбородок на сцепленные руки, наблюдая за погруженным в раздумья рильтом.

А тому было, о чем подумать. Хотя бы о том, почему раньше никто не находил подобного. И о том, что в его полученных воспоминаниях не было даже намека на подобное! Ведь известно же, что при передаче ничего утаить нельзя… Тогда… кто врет? Госпожа? А для чего? Ведь первое же использование якобы «найденного» заклинания – и правда все равно выяснится! Чужие воспоминания? Хм… Тогда получиться, что Генералы не полностью передавали свой опыт приемникам? Но… как же так?

Ладно, с воспоминаниями всегда можно будет разобраться на досуге. А вот если волшебница не врет… – воин прикрыл глаза и чуть вскинул голову. – Да–а–а–а… Сколько поколений мечтало получить возможность самостоятельно выходить к Солнцу! Тогда и дезертирства можно не бояться. Все подвержены слабостям, и рильты не исключение. Да, полученный Заказ давал возможность довольно долго находиться среди людей, но потом было возвращение… Скорее всего, кто–то бы захотел остаться там навсегда. Но теперь…

Генерал покосился на Госпожу. Девушка сидела за столом, с каким–то странным выражением наблюдая за ним. А в голову невольно прокралась мысль – ничего не случается просто так. И если Чертоги вдруг получили столько возможностей вернуть былую славу, величие, то грядут потрясения. Большие, а для кого–то так и вообще – последние. Но они постараются быть готовыми и… выжить.

– Что надо от меня? – наконец, приняв решение, развернулся он к ожидающей волшебнице.

– Ну… – засмущалась она, – я еще плохо умею пользоваться этой внутренней связью, вот и…

Рильт насмешливо фыркнул. Нет, ну вот как ее понять? Находит заклинания, о которых уже сколько лет не слышали, а пользоваться самым простым – не умеет… Ну что за Госпожа?!

– Не смейся! – вскинулась покрасневшая девушка, – не все же мне уметь! Но я – учусь.

– Не обижайся, – примирительно произнес Генерал. – Что я должен делать?

– Та–а–ак… Сейчас, погоди… – волшебница заметалась по комнате, собирая только ей известные вещи и сваливая оные на столешницу. – Значит, мне нужно, чтобы ты связался с кем–то из наших в Сакорре и попросил найти какую–нибудь зеркальную поверхность. Да хоть свой клинок, если он сможет дать отражение…

Воин молча кивнул и потянулся к яркому огоньку Старшего отряда. Тот был не на посту, так что откликнулся довольно быстро. Ничего не сказав на странное требование, он нашел отполированный до зеркального блеска стальной щит, о чем тут же сообщил своему непосредственному начальнику.

Керта уже успела собрать на столе какое–то сооружение, над которым, после утвердительного кивка рильта нараспев прочла заклинание. На мгновение перед глазами Генерала возникло сияющее облачко, тут же ставшее лужицей тумана, в котором отражалось странно искривленное лицо подчиненного. Удивленное. Он явно не ждал, что щит отразит совсем не его лицо…

– Ну, давай! – заговорщическим шепотом поторопила воина Госпожа.

– Что? – удивленно вскинул брови рильт.

– Это вы мне? – осторожно уточнил вызванный.

– Оно работает! – счастливо, совсем по–девичьи взвизгнула волшебница, взмахнула руками и странная конструкция развалилась.

С легким хлопком за ней последовал и клочок тумана. Но это не смогло остановить счастливо скачущую по комнате девушку. Она исполнила какой–то странный, зажигательный танец, пару раз подпрыгнула, повисла на Генерале, крепко обняв его за шею и чмокнув в маску. Затем оставила опешившего рильта, с размаху усевшись в свое кресло.

Оное, не выдержав подобных кульбитов, завалилось назад вместе с испуганно вскрикнувшей Кертой. Воин бросился поднимать волшебницу, но та, неуклюже взбрыкнув ногами, и его завалила на пол. С рильта слетела маска, а плащ надежно спутал ноги. Что тоже не способствовало быстрому восстановлению равновесия. В результате оба, поддерживая друг друга, с минуту побарахтались на полу, пока смогли нормально сесть. Переглянулись и разразились заразительным, немного истерическим смехом.

Когда же все смешинки закончились, пришлось вставать и заниматься насущными делами.

– Я немного переделаю это заклинание, чтобы его мог использовать любой рильт. Это совсем несложно… – задумчиво проговорила Госпожа, разбирая получившуюся кучу предметов на столе.

– А я подготовлю гонцов в Сакорр, чтобы им передали… кстати, а что именно? – полюбопытствовал Генерал, надевая маску. Он уже так с ней свыкся, что без этой детали чувствовал себя не до конца одетым.

– Хм… скорее всего это будет что–то вроде описания что и как делать. Ты знаешь, – разворачиваясь к воину, продолжила волшебница, – никогда бы не подумала, что рильты обладают магической силой! Даже не так… она словно бы впаяна в ваши тела и является чем–то вроде… третьей структуры? Я еще не до конца разобралась, но это позволит пользоваться заклинанием без каких–то дополнительных приспособлений и средств.

Генерал развернулся к ней, пристально посмотрел в глаза… а потом молча кивнул и вышел, оставив недоумевающую девушку молча хлопать глазами, пытаясь понять – то ли на нее обиделись, то ли…

… Темные переходы королевского дворца Сакорра пересекали еще более густые ночные тени. А в них так удобно было прятаться… Мик'кано скользил вдоль стены, плавно переходя из одной густой темноты в другую. Сторонний наблюдатель ничего бы и не заметил. Разве что только тогда, когда холодная сталь нашла путь к пока еще теплому сердцу… Мало кто знал, что хваленые на весь мир охранники принимались и за другую… работу, если им за это хорошо, нет – очень хорошо платили! Знание, как и куда нанести единственный удар, так, чтобы жертва и не пикнула – тоже входило в программу обучения.

И вот такой позор. Да от кого?! От каких–то детских страшилок… Невидимый в темноте «охотник» зло ощерился. Несчастные случаи и убийства в наше время так часты… никогда не знаешь, за каким углом тебя поджидает Смерть. А если ее еще и поторопить… Мало ли, может, ты являешься рукой Судьбы? Люди так любят высокопарные выражения…

За поворотом царила такая же темнота, как и в остальных коридорах. Эти ледяные чушки даже не позаботились осветить свою территорию как следует! Ну, беспечных глупцов стоит учить. И учить – жестко. Чем мы сейчас и займемся…

Мик'кано скользнул вперед, осторожно толкнул створки дверей, просочился в образовавшуюся щель и… застыл статуей от сковавшего все тело холода. Защитные амулеты осыпались вниз ледяной крошкой, а сталь спрятанного оружия больно укусила оголенную кожу. Дверь с глухим стуком закрылась, отрезая даже самый малый источник света, а потом под потолком, больно резанув привыкшие к темноте глаза, вспыхнул яркий, голубоватый огонь. Жертва даже не смогла закричать от перехватившего горло холода…

– … Генерал? Вы говорили, что Шото требуется слуга? Мы нашли вам одного… Нет, он «нашелся» сам… Один. Второй оказался на редкость глуп и все же атаковал… Да, не стоит. Пусть трудиться, пока не поймет… Госпоже – не надо, а то мало ли? Да нет, я склоняюсь перед ней, но… Чертоги его самого не отпустят, вы же знаете… Да. Ассерт Хэл'лес Сир'т…

– Ваши так называемые «охранники» совершили на меня покушение!!! – представитель Южной Лиги был вне себя, брызгая слюной. – За одну ночь я лишился двоих… вы представляете – двоих охранников! А что будет дальше?! Меня вообще убьют? Так вот, знайте…

– Хватит! – произнесено было тихо, но громогласно разоряющийся посол заткнулся в момент. – Сперва объясните мне, глубокоуважаемый… – если судить по тону, то уважения к этой персоне король не испытывал ни на грош. – Что делали ваши охранники в запрещенной для посещения части дворца в темный звон?!

Хоть правитель Сакорра и не повышал голос, но его тихая угроза пугала больше, чем истошные вопли торговца. Мысли полномочного представителя Лиги панически заметались в поисках выхода. Когда он узнал, что двое мик'кано не вернулись с «охоты» на рильтов, то перепугался до смерти, и сразу понесся к королю, устраивать скандал. А теперь пожалел о своей горячности – внятного и правдоподобного объяснения не было.

– Э–э–э–э… – промямлил он под пристальным и тяжелым взглядом Его величества. – Гуляли…

Судя по взглядам окружающих – лучше бы он молчал. И еще эти… холоднокровные. Сверкают глазищами… явно что–то замыслили! Нет, надо бросать к демонам все дела и возвращаться назад. Да и то, вдруг этим ублюдкам даже расстояния не помеха?

Страх надежно обосновался в душе торговца, разъедая душу и подтачивая волю. Даже если бы он сбежал – именно страх преследовал бы его надежней любой гончей. Теперь он будет ждать удара каждый миг, из–за каждого угла, от любого человека. Рильты это знали. Порой даже очень хорошо знали. Но им было известно и другое – сильных людей страх не ломает, а закаляет. Кроме того, каждый из них помнил о загнанной в угол крысе и не стал бы издеваться над своим противником. «Ледяные» если и убивали – то быстро и без мучений.

Потому не стали бы мстить этому смертному. Во–первых, он уже сам себя наказал. А во–вторых… оставить выполнения Заказа ради… этого – не давала гордость. Чтобы воин да опустился до мести такому… склизкому противнику? Сияющая не одобрит и не поймет такого поступка.

И, если совсем уж честно – не сильно хотелось связываться. Потом вовек не отмоешься.

Развернувшись, посол Южной Лиги почти бегом покинул комнату, в которой проходила аудиенция. Забегая вперед, скажу, что в тот же день посольство спешно завершило все дела, подписало договоры на любых условиях и спешно покинуло Сакорр. Надо говорить, что никто этим расстроен не был? Кроме мик'кано. Эти южные воины затаили глубокую обиду. Во–первых, вроде как была задета честь клана, а во–вторых… Пострадала репутация.

Они гордились своим званием «первых, лучших, незаменимых». Ну и еще это позволяло им устанавливать практически грабительские расценки на свои услуги. А к тому же их больно уязвил проигрыш. И тоже напугал. Впервые появился равный противник (о том, что он может быть и сильнее – старались не думать). Но неизвестный, неизученный. Демоны его знают, какими умениями и навыками обладают эти «ледяные». В детские же страшилки никто из них никогда не верил. А славу «лучших охотников на магов» считали раздутой и… придуманной. Кому–то нужно было пугало, вот он и распустил подобные слухи. О воздействии страха на людей в этом клане тоже знали и тоже использовали, чаще всего, заранее предупреждая жертву и с удовольствием наблюдая за ее метаниями. Бесполезными.

И вот теперь такой обидный щелчок по носу… Если честно, то о пропавших (по умолчанию – убитых) своих сокланниках мало кто вообще думал. Не смогли справиться с рильтами – значит, были плохими мик'кано и туда им и дорога, где бы они ни находились.

Так что хоть южане и уезжали с купцами, но сильно надеялись сюда вернуться и…

Дураки, правда? Ну да ладно, не нам их судить…

А жителям Ледяных Чертогов было на подобные дрязги глубоко плевать. Их сейчас больше занимало новое открытие Госпожи. Что ни говори, а… после обжигающего холода провести побольше времени под Солнцем хотели все. Но… Дом, он дом и есть. А тут появилась возможность не просто облегчить себе жизнь, а свободно перемещаться в Чертоги и назад. Все–таки, нынешняя Госпожа – не чета остальным. Она – настоящая хозяйка…

Его величество, правитель Сакорра тоже дураком не был. Он прекрасно понял, что на самом деле произошло. Хотя, конечно, он не ожидал такого поведения от всегда хитрых и изворотливых торгашей. Скорее всего, представлялось, что исчезновение охранников умолчат, и сами постараются либо отомстить (тогда их оценка в глазах короля рухнет в Дымное Ущелье), либо… сделать вид, что ничего не произошло и попытаться перекупить рильтов.

Именно последнего и опасался Корген, ибо… договор, конечно, заключен, но кто поручиться, что его нельзя отменить? Предложат большую цену и… Потому правитель и был столь резок со скандалящим послом. А когда оный покинул пределы королевства – позволил себе несколько минут откровенной радости. Но червячок сомнения все же остался. И, чтобы развеять все сомнения, Его величество отправился к своему придворному магу.

– Слушай, Тири, а не ответишь ли ты мне на один вопрос? – начал разговор правитель, развалившись в удобном кресле с бокалом в руке. – Наших новых… друзей перекупить можно?

Томрис, в этот момент как раз делавший большой глоток вина, поперхнулся и надрывно раскашлялся. Причем так, что Корген даже забеспокоился за его жизнь и принялся усиленно хлопать товарища по детским шалостям по спине. Наконец маг прокашлялся, прекратил ошалело трясти головой и хрипло выдал:

– Кори, когда ты в следующий раз придешь ко мне, я выпью все запасы успокоительного и, пока не выпровожу – ничего в рот брать не буду! Я еще жить хочу!

– Ну, извини, – покаялся поименованный, но с темы себя сбить не дал. – Так что ты мне можешь сказать?

– Что?.. – маг снова уселся в кресло, но предупредительно отодвинул кубок подальше. Чтобы даже мысли не возникло. – Вообще–то о таких случаях не известно. Рильты, если брали Заказ, то всегда выполняли его. Скорее всего, если некоторые маги и пытались их перекупить, но об этом мы никогда не узнаем, разве что некромантами заделаемся…

Томрис задумчиво посмотрел на отставленный кубок, потом – на короля, и быстрым движением сделал пару глотков, вновь вернув емкость на место. Кори фыркнул, глядя на манипуляции друга, но ничего не сказал.

– Правда, – продолжил тем временем придворный чародей, – было несколько случаев неуплаты, но тогда Врата до конца не закрывались, и в один прекрасный момент пройдошистый Заказчик наблюдал сих милых парней в своем доме. И отнюдь не с мирными намерениями. Так что если ты чего удумал…

– Да не собираюсь я их обманывать, – махнул рукой правитель, – просто… ты слышал истерику купца?

Реакция друга на столь невинный вопрос изрядно удивила Коргена. Его магичество засмущался, отвел глаза, спрятал руки под мантию и вообще вел себя довольно странно. Короля стало разбирать любопытство.

– Тири?.. – подавшись вперед и пристально глядя на мага, потребовал он ответа.

– Ну… Это не я придумал, честное слово! – побожился волшебник. – ребята сами…

– Да что, что произошло?! – не выдержав, правитель вскочил на ноги, едва не схватив Томриса за грудки.

– Гвардейцы организовали ставки… – сдавленно признался загнанный в угол маг.

Его величество ошалело мигнул раз, другой… А потом рухнул в кресло, заходясь от хохота.

– Ну… ну вы и… даете!!! – наконец смог вытолкнуть он. – Я тут переживаю, а они ставки делать вздумали! На что хоть ставили?..

– Поспорили, кто окажется сильнее – «ледяные» или мик'кано, – облегченно выдал придворный чародей. – Причем на наших ставило больше!

– Эх, дать бы всем вам… горячих, – покачал головой Корген, – но признаюсь честно – сам рад, что рильты прижучили этого купчишку… так ты говоришь, что их нельзя перекупить? – снова вернулся к наболевшему правитель.

– Мне кажется, что ребята всерьез взялись за это дело, – озвучил свои наблюдения Томрис. – Да и их Госпожа не производит впечатление…

Конец фразы остался невысказанным. Рисковать маг не стал. По дворцу уже ходили слухи о болезненной реакции «ледяных» на любое упоминание сей особы. Причем – болезненной для упоминавшего. Рильты спокойно сносили насмешки в свой адрес, никак на оные не реагируя, но стоило кому–либо задеть их Госпожу, как непробиваемое спокойствие сменялось ледяной угрозой. Трое записных остряков двора уже лежали в постелях с ранами разной степени тяжести. А когда король попытался вмешаться – то глава этого отряда высказался предельно точно и емко:

– Оскорбляя Госпожу – они оскорбляют всех нас и Чертоги. Мы оставляем за собой определение меры наказания, так как задевается именно наша честь. Мы уважаем вас, но в этот вопрос лучше не вмешивайтесь…

Так что даже маг, даже наедине с королем не рискнул отзываться о сей даме нелицеприятно. Мало ли, кто их знает?..

Правитель с придворным магом замолчали, думая каждый о своем и попивая вино. Но оба сходились во мнении, что пришедшая в пьяную голову Томриса идея нанять рильтов для охраны все же не такая уж и бредовая, как казалось вначале…

Примечания

1

Элта – в переводе с карийского – история, легенда, повествование.

2

Рошшская грамота – устойчивое выражение, аналогичное нашему – филькина грамота. Произошло, когда королевство Рошш попыталось создать собственный, непонятный никому алфавит. И когда ключ к этому алфавиту был утерян – многие документы так и не смогли прочитать.

3

По местным представлением человек состоит из двух энергетических структур – телесной и бестелесной. Развитость последней позволяет оперировать Силой.


home | my bookshelf | | Хроники Ледяных Чертогов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 112
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу