Книга: Рождение и гибель цивилизаций



Рождение и гибель цивилизаций
Рождение и гибель цивилизаций
Рождение и гибель цивилизаций

Юрий Васильевич Емельянов


РОЖДЕНИЕ И ГИБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИЙ


Рождение и гибель цивилизаций

КАК УЗНАТЬ СУДЬБУ НАРОДОВ?

(ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ)

______________________________________

Тысячу лет назад Европа была охвачена страхом. Повсюду люди сообщали о зловещих видениях и таинственных голосах. Различные прорицатели истолковывали массовые галлюцинации зрения и слуха и даже обычные явления природы как предвестники небывалой беды. Людей пугало приближение 1000 года. Все ждали Светопреставления и Страшного суда.

Хотя за 1000 лет человечество очень изменилось, но наступление нового века и нового тысячелетия вызвало у многих людей повышенную восприимчивость к катастрофическим прогнозам. Казалось бы, современный прогресс делает невозможным страхи, одолевавшие человечество 1000 лет назад. Однако накануне начала нового тысячелетия может показаться, что современная техника вступила в сговор, чтобы напомнить людям о панике 1000-летней давности. Люди узнали, что воплощение передовой мысли — компьютеры приготовили неприятный сюрприз по случаю наступления 2000 года. Их электронные часы собираются отбросить нас на сто лет назад и запутать расчеты, уничтожить расписания, внести беспорядок в работу многих хозяйственных систем. До сих пор все усилия программистов найти универсальное решение этой проблемы оказывались безрезультатными.

Но если люди не могут решить задачу, запрограммированную ими самими, то справятся ли они с проблемами, которые могут быть поставлены могущественной природой? Людей одолевают тревожные сомнения: «Не с приближением ли 2000 года или 2001 года связаны участившиеся наводнения, ураганы, лесные пожары, землетрясения и прочие катастрофы? Что принесет Земле предстоящий «парад планет»? Не слишком ли зачастили к нам кометы и астероиды? Не очень ли близко они стали подходить к нашей планете?»

Среди людей, склонных к мистике, возрождаются страхи, одолевавшие человечество 1000 лет назад: «Не является ли роковым 1999 год? Ведь если перевернуть цифры этого года, то получится роковое число 666, упомянутое в «Апокалипсисе» как знак Антихриста? Этот год упомянут в туманных и зловещих пророчествах Нострадамуса. А не ожидает ли человечество вскоре после начала нового тысячелетия вселенская катастрофа, якобы предсказанная древними жрецами майя?״ Возникли секты, ожидающие Светопреставления. Их члены готовы совершить самоубийства в 2000 году, чтобы воскреснуть через несколько дней во время Страшного суда.

Отягощенные множеством каждодневных забот и тревог современные люди с сомнением и беспокойством вглядываются в будущее, скрытое за порогом нового тысячелетия. Что там: крутой подъем или зияющая пропасть? Чтобы узнать будущее, можно взглянуть на прошлое. Общее направление дороги, чередование подъемов и спусков, гладкой поверхности и ям, позволяет понять, что ждет людей впереди. Поэтому, чтобы отгадать, что скрыто за поворотом, стоит оглянуться на пройденный путь, размеченный тысячелетними и столетними вехами и уводящий в бесконечно далекое прошлое.

В то же время необходимость в обращении к истории объясняется не только наступлением нового тысячелетия. Загрязнение окружающей среды, ограниченность естественных ресурсов, разница в уровне развития между различными странами мира, неразрешенные международные конфликты, техногенные катастрофы, моральные, духовные, а также многие другие проблемы, с которыми столкнулось человечество перед концом XX века, вряд ли исчезнут после его завершения. Чтобы правильнее понять проблемы, с которыми ныне сталкивается человечество, необходимо увидеть их исторические корни.

Изучение пути развития человечества, вероятно, особенно необходимо в нашей стране. Сбилась ли Россия с пути? А если это так, то когда это произошло? Что надо сделать, чтобы вывести ее на путь, ведущий к процветанию? Где он находится? Да и существует ли вообще единая магистральная дорога для всего человечества?

Последний вопрос не вызвал неуверенности у просвещенных европейцев XVIII и XIX веков. Они верили, что сначала человек был дик и некультурен. Потом он научился пользоваться огнем, изобрел колесо и много других предметов и, наконец, стал цивилизованным. Древнее время цивилизации Афин и Рима сменилось ее Средними веками Карпа Великого и крестовых походов, а потом началась Новая история великих открытий и великих индустриальных держав. Несмотря на отдельные срывы и неудачи, человечество постепенно двигалось вперед. Ум и нравы людей развивались под воздействием просвещения, и они все увереннее шли по пути прогресса. Одновременно цивилизованные страны взяли под свою опеку народы Азии, Африки и Америки, оказавшиеся на обочине магистральной дороги человечества. Цивилизация постепенно искореняла варварство и дикость, преодолевая мрак невежества и заблуждений. Такая картина развития человечества настраивала на оптимистический лад и позволяла спокойно ожидать наступления всеобщего благоденствия по мере распространения цивилизации по всему свету.

С такой картиной развития мира не были согласны Карл Маркс и Фридрих Энгельс, объявившие непримиримую борьбу существовавшему в Европе и Америке капиталистическому строю. Дорога человечества отнюдь не была ровной, утверждали они, а изрытой ухабами классовой борьбы и разделенной революционными катаклизмами на несколько этапов. В борьбе против отжившего строя человечество постепенно поднялось из дикости и варварства к цивилизации, классовому строю и рабовладению. Затем в постоянной борьбе между господствовавшими и угнетенными классами человечество прорывалось последовательно к феодализму и капитализму.

Такой взгляд на прошлое позволял Марксу, и Энгельсу делать прогноз и на будущее. Они утверждали, что после победы над буржуазией пролетариата и установления его диктатуры будет построен социализм — общество социальной справедливости, а затем — коммунизм, когда будет достигнуто гармоничное соответствие между потребностями и способностями всех людей на Земле. Такое описание магистральной дороги человечества могло вселить оптимизм во всех трудящихся, но не в представителей эксплуататорских классов. От трудящихся всего мира требовалось лишь объединение для суровой борьбы во имя достижения светлого будущего.

Дорога развития человечества не может быть единой, возражали марксистам авторы расистских теорий Ж. А. Гобино, В. де Лапуж, О. Аммон и другие. Если и была когда-то единая дорога, по которой шли предки человека, то она давно разделилась. Одни расы шли все выше и выше к вершинам разума и духа, другие опускались ниже, пока не застряли на уровне низменного умственного и морального развития. Поэтому любые попытки соединить различные пути человеческого развития лишь заведут высокоразвитую расу в болото, где она погибнет. Последователи этих теорий верили в торжество над «недочеловеками», если будут созданы непреодолимые барьеры, охраняющие биологическую «чистоту» представителей высшей «нордической» расы.

Никакой единой магистрали у человечества никогда не было, решительно утверждал немецкий философ Освальд Шпенглер, увидевший в поражении его родины в 1918 гаду закат европейской цивилизации. Каждая мировая цивилизация (а таких было восемь, по мнению О. Шпенглера) шла своим особым путем. Их пути лишь случайно пересекались, а потому эти цивилизации не имели ничего общего друг с другом. Сходство в судьбах цивилизаций объяснялось Лишь одинаковым строением дорог, по которым они шествовали. Каждый путь начинался с подъема. Дорога веда на ровное плато, затем вниз и завершалась падением в пропасть. Безаппеляционность Шпенглера убеждала людей в справедливости его оценок прошлого и пессимистического взгляда на будущее.

Единой магистральной дороги у человечества нет, соглашался с немецким философом британский историк Арнольд Тойнби. Однако, владея историческим материалом неизмеримо лучше Шпенглера, он привадил убедительные свидетельства в пользу того, что цивилизаций было не восемь, а двадцать одна. Соответственно существовал и двадцать один путь развития. Правда, Тойнби соглашался со Шпенглером в описании дорог, по которым шли цивилизации. Он также считал, что они все начинались с подъема, выходили на ровную возвышенность, затем шли под уклон и завершались обрывом. Как и марксисты, он объяснял такое устройство дорог борьбой в обществе, в том числе и классовой. В то же время он подчеркивал, что становление и развитие цивилизаций нельзя понять, не учитывая борьбы людей против неблагоприятных условий природы.

В отличие от идеологов просвещения и марксистов, считавших, что открытые ими схемы движения человечества хороши для. всех стран мира, Тойнби полагал, что дороги, выбранные различными цивилизациями, очень отличаются друг от друга. Там, где географические условия были удобными, утверждал Тойнби, люди останавливались в своем развитии, наслаждаясь природными благами, что и приводило их к застою. Там, где природа была слишком сурова, люди также застывали на месте, не в силах двинуться дальше. Там же, где условия были достаточно трудными, чтобы стимулировать людей к борьбе за улучшение своей жизни, но не слишком жестокими, чтобы парализовать их силы, они энергично двигались вперед. Поскольку же природные условия на Земле были везде различными, это во многом обусловило неповторимые черты каждой из двадцати одной цивилизации.

Русский ученый Лев Гумилев также исходил из того, что человеческое развитие состоит из подъема, ровного пути по возвышенности, спуска и падения. Как и А. Тойнби, он особо подчеркивал роль природы в формировании уникальных черт развития человеческих сообществ. Правда, помимо внимания к земным условиям Гумилев обращал взор и за пределы нашей планеты, считая, что есть некий космический фактор, влияющий на появление у людей огромной дополнительной энергии. В то же время Гумилев решительно возражал против границ между цивилизованным и нецивилизованным человечеством, проведенных А. Тойнби. Ученый, в частности, отказывался признавать кочевников нецивилизованными. Л. Гумилев вообще предпочитал оперировать не с цивилизациями, а с бесчисленными «этносами», которые складывались в определенной природной среде и отражали ее черты.

Считая, что отрыв людей от природной среды нарушил равновесие между жизнью и смертью на планете, Гумилев с сомнением воспринял идею Владимира Вернадского о том, что *‘область разума» (или «ноосфера») является естественным развитием «области жизни» (или «биосферы») и служит надежным средством борьбы против космической смерти. Лев Гумилев ставил вопрос: «Так ли уж разумна ноосфера?» — и, отвечая на него, уверял, что «область разума» — главный враг жизни на Земле. При этом Гумилев ссылался на различные свидетельства о вреде, нанесенном природе человеческой цивилизацией.

Даже ученые люди на вопрос о том, нужно ли существование человеческого разума для Земли и земной жизни, не могли дать однозначный ответ. Все больше споров возникало по поводу различных схем, с помощью которых определялось движение человечества. Эти споры усиливались по мере того, как возрастали познания людей о мире.

У различных ученых, возникали сомнения в правильности представлений Об исходных и последующих пунктах движения человечества, сложившихся в XVIII–XIX веках. Так ли уж был дик человек во времена «дикости»? Имеющиеся сейчас у науки данные не оставляют камня на камне от представлений о тупом и неразвитом первобытном человеке. А существовало ли «варварство» как особое состояние человечества? Разве все народы проходили стадию развития, занимаясь, подобно некоторым кочевым племенам, жестоким и бессмысленным уничтожением людей и материальных ценностей? Кроме того, изучение жизни кочевых народов, нападавших на различные страны, позволило усомниться в том, что они были заняты лишь варварскими разрушениями цивилизованных стран.

А что такое «цивилизация» и «цивилизованный»? Ныне эти слова звучат чуть ли не в каждом телевизионном репортаже. Их используют для оценки государственных законов, автомобильных дорог или городских прачечных. При этом авторам репортажей и телезрителям ясно, что «цивилизованный» — это хорошо, а «нецивилизованный» — очень плохо. Между тем понятия «цивилизованный» и «цивилизация» охватывают столь разнообразный опыт различных человеческих сообществ, что с их помощью невозможно выносить морализаторские суждения по поводу нашей современной жизни, тем более ее частных явлений. Известно, что «цивилизованная» стадия развития человечества не исключала, а предполагала сохранение многих черт, которые в обыденном сознании ассоциируются с «дикостью» и «варварством». Известно, что на протяжении мировой истории в цивилизованных странах развитие некоторых аспектов общественной организации нередко сочеталось с деградацией людей в умственном и духовном отношении по сравнению с их «нецивилизованным» состоянием. Расцвет цивилизованных искусств часто происходил на фоне массового невежества. В подавляющем большинстве цивилизованных стран сохранялись жестокие обычаи, совершались чудовищные расправы над людьми и массовые человеческие жертвоприношения. Наверное, прав был Марк Твен, которому так надоело лицемерное употребление этих слов, что он воскликнул: «Я ненавижу слово «цивилизация». В нем — фальшь!»

Широкое распространение в обыденном сознании искаженных представлений о «цивилизации», «варварстве» и «дикости» отражает влияние мифа о магистральной дороге, по которой якобы движется человечество. Этот миф появился в Западной Европе; и в его основу были положены события, происходившие в странах этого региона. Но можно ли считать, что все наиболее значительные события в жизни человечества произошли в Западной Европе? Такое искаженное представление позволяет, например, считать способ ведения хозяйства, государственный строй, образ жизни Греции и Рима основополагающими для понимания древней истории человечества. В то же время остальные народы планеты, в том числе достигшие высокого уровня развития, выглядят остановившимися на обочине магистральной дороги человечества. В результате этого рабовладение, сыгравшее значительную роль в хозяйстве Средиземноморья, но не ставшее главным фактором развития большинства цивилизованных стран Азии и Африки, до сих пор считается в обыденном сознании одной из главных вех во всемирной истории. А существовала ли вообще «рабовладельческая» стадия общественного развития?

В схемах единого пути развития, которые до сих пор влияют на обыденное восприятие мировой истории, сомнения вызывает чуть ли на каждый отрезок этого маршрута. В Соответствии со схемой исторического развития после станции «Рабовладение» человечество попадало на станцию «Феодализм». Известно, что во времена феодализма в Западной Европе помещики угнетали крепостных крестьян и, чувствуя себя полновластными владыками в своих имениях, ни в грош не ставили слабую центральную власть. Но можно ли говорить о повсеместном распространении феодализма, если в Азии этим же словом называют строй, при котором почти нигде не было крепостного права и часто сохранялось сильное централизованное государство? Может быть, «феодализмов» было несколько, как секретных городов в СССР: «феодализм-1», «феодализм-11» и т. д.?

Но уж если брать за основу историю Западной Европы, то нет оснований признавать феодализм более Высокой стадией развития общества. Известно, что этот «прогрессивный» строй отбросил значительную часть Западной Европы по уровню ее развития на несколько столетий назад. А существовал ли вообще прямой путь, по которому все человечество могло двигаться вперед?

Не меньше вопросов можно было бы задать и авторам теорий о разных путях человечества. Сколько же было таких путей: два, восемь, двадцать один или больше? Если цивилизаций было несколько и каждая из них шла своим путем, то почему весь мир достиг немалого сходства в своем нынешнем состоянии? Если у каждой цивилизации был свой путь развития, то почему, откуда бы они ни стартовали, дорога сначала шла вверх, а обрывалась вниз? Но если все до сих пор существовавшие цивилизации сваливались в пропасть, то почему человечеству все же удалось шагнуть вперед в своем развитии?

Тем не менее старинные схемы продолжают оказывать свое воздействие на массовое сознание современных людей через учебники, популярную литературу и массовую информацию. Ученые же научились заниматься своими исследованиями, не пытаясь громогласно опровергать отжившие представления. В то же время они давно осознали коренные недостатки прежней исторической науки. Обращение историков XX века к другим наукам, помимо чисто исторических, французский ученый Фернан Бродель объяснял их неудовлетворенностью прежними методами познания прошлого. Ф. Бродель писал о вторжении «в открытое пространство истории многочисленных наук о человеке: географии, политической экономии, демографии, политологии, антропологии, этнологии, социальной психологии и исследований культуры… Все они бросают на историю свой отблеск, все задают прошлому новые вопросы». Эти вопросы часто сводились к тешу, который сформулировал еще в XIX веке русский ученый Лев Ильич Мечников (брат известного биолога И. И. Мечникова): «Каковы естественные причина неравного распределения благодеяний и тягостей цивилизации?» Обращение к другим общественным и естественным наукам позволяло взглянуть за пределы маршрутов, по которым якобы шествовали народы мира, увидеть множество других обстоятельств, влияющих на их историю, установить многочисленные связи человеческого развития с живой и неживой природой.



В поисках «естественных причин», влияющих на историю человечества, Александр Чижевский, как и Лев Гумилев, обратился к космосу. В отличие от Гумилева, Чижевский не испытывал сомнений в том, где находится источник излучений, влияющих на земные события. Он считал, что значительное влияние на ход исторического развития оказывает Солнце. С циклами солнечной активности, утверждал А. Чижевский, связаны частота землетрясений и наводнений, рост растений и приплод у животных, распространение массовых физических и психических заболеваний, восстания и войны. При этом некоторые циклы накладывались друг на друга, солнечная активность в ее пиках возрастала и ее воздействие особенно усиливалось. Поскольку все эти события прямо или косвенно изменяли ход истории, то путь развития цивилизации представился Чижевскому в виде бесконечного чередования подъемов, ровных участков и падений.

Если в своем изучении истории человечества А. Л. Чижевский обратился с телескопом к небу, то Ф. Бродель повернулся чуть ли не с микроскопом к земле, предприняв микрогеографическое исследование своей родины, чтобы лучше понять ее путь, а заодно разузнать, где пролегали дороги мировой цивилизации. Для этого Ф. Бродель изучал рельеф и свойства почв в различных департаментах Франции и отдельных частях этих департаментов. Он обращал внимание на то, как эти отличия влияли на род занятий, образ жизни, особенности речи, религиозные взгляды и политические симпатии. Он установил, что различные факторы природы и общественного развития то соединяли людей, то разводили их по разным направлениям.

Чем глубже шел поиск, тем чаше обращались исследователи к изучению влияния природы на историю народов, поскольку в древние времена люди почти всецело зависели от нее. И те, кто искал разгадку человеческих судеб в небе, и те, кто разыскивал следы исчезнувших исторических путей на земле, принимали во внимание природные условия, в которых рождались и развивались народы. Мы до сих пор во многом зависим от условий природной среды, которые сформировали наших далеких предков, их физический организм и облик, их взгляды на мир. Мы сами являемся живыми следствиями побед и неудач наших предков в их попытках преодолеть тяжелые условия окружающей среды или использовать ее благоприятные стороны.

В поисках ответа на вопрос, как влияет природа прошлого на нашу нынешнюю жизнь, ученые вглядывались в условные обозначения и линии географических карт, изображавшие изотермы, меридианы и параллели, низменности и возвышенности, реки и морские побережья. В сочетаниях этих условных, обозначений и пересечениях географических линий они пытались найти маршруты человеческой истории. Пытаясь обнаружить «основные пружины цивилизации», автор книги с таким названием — американский антропогеограф Эллсуорт Хантингтон использовал географические карты мира и различных регионов планеты, сведения из современной политической географии и археологии, а также данные метеорологии и диетологии, агрономии и этнографии, теорий экономических и природных циклов.

Использование данных самых различных естественных и общественных наук позволяло преодолеть упрошенные представления об одном, двух или даже двадцати одном пути цивилизаций, то однообразно прямых, то с одинаковыми подъемами и спусками. Однако привлечение столь разнородных факторов превратило мировую историю в пеструю картину, составленную из индексов производства, метеосводок, рационов питания и прочего. Соединить эти сведения было нелегко, а попытки свести все эти данные к единому знаменателю приводили к сомнительным результатам. Так на основе полученной им информации Э. Хантингтон в 1945 году пришел к выводу, что лидером мирового развития должна стать Новая Зеландия. Однако известно, что, занимая неплохие позиции в мире, эта страна ни тогда, ни через полвека так и не превратилась в центр мирового развития.

Очевидно, что вторжение в историческую науку других наук, похоронив старые схемы мирового развития, еще более затруднило понимание того, что же случилось с человечеством в прошлом. Научная добросовестность ученых не позволяла им с математической точностью описать путь, проделанный человечеством, его направление, этапы, перекрестки и развилки. Между тем потребность хотя бы в приблизительном описании судеб народов мира не менее насущна, чем в гипотезах о происхождении Вселенной, Солнечной системы, земной жизни и человека. Человечество нуждается в представлениях, с помощью которых, оно может хотя бы приблизительно определить свое местонахождение во времени, чтобы не ощущать себя песчинкой, беспорядочно мятущейся в хаотичном мире. Именно по этой причине люди продолжают придерживаться заведомо неверных схем исторического развития, хотя они явно противоречат данным современной науки.

В то же время, покуда ученые запутывались в лавине научных данных, желание остальных людей получить новое и точное объяснение, откуда они пришли и кем были их предки, удовлетворялось писателями, которые часто не были обременены ни научными знаниями, ни склонностью к научному анализу. Они рубили с плеча и предлагали захватывающие объяснения происхождения человечества и цивилизаций, не подкрепленные ничем, кроме живого авторского воображения. Они находили истоки человеческих цивилизаций в космосе, на дне Атлантического океана, под льдами Антарктиды, а порой обнаруживали активные тайные связи между современными цивилизациями нашей планеты и внеземными. При всей легковесности этих сочинений они во многих случаях обращали внимание на слабые стороны сложившихся представлений о прошлом и заставляли людей живо интересоваться тайнами истории.

Между тем, если бы историческая наука не сберегала давно отжившие схемы и не проявляла сдержанности в обработке и осмыслении собранных фактов, она давно смогла бы предложить обществу не менее интересные гипотезы исторического развития. Достаточно обратить внимание на многие данные, имеющиеся сейчас в распоряжении исторической науки, чтобы заметить в них пространственный порядок и временную последовательность, которые не получили ясного объяснения. Эта упорядоченность проявляется то в расположении государств и направлениях их экспансии, то во внутреннем сходстве между различными событиями в политике и науке, культуре и религии. В самых разных событиях истории порой обнаруживается некий скрытый строй и тайный ритм. Зачастую внешне хаотичный перечень исторических дат и географических названий обретает стройность, когда события прошлого сопоставляются с природными условиями. Задача сводится к тому, чтобы открыть причины, определяющие этот порядок. Неточность созданных до сих пор схем не означает, что в движении человечества не было смысла и логики.

Сведения, имеющиеся сейчас в распоряжении науки, позволяют понять, что история человечества — это не хаос дат, имен и географических названий. В то же время ее нельзя изложить в виде схем, напоминающих железнодорожные расписания или истории болезней. История человечества — это захватывающая драма. В ее конфликтах столкнулись судьбы разных стран и народов, их смелость и упорство, жадность и жестокость, глубина мысли и полет фантазии, вздорные предрассудки и нелепые страхи. Всемирная история изобилует острыми, часто детективными сюжетами. По ходу ее действия совершались великие подвиги и грандиозные преступления против народов и цивилизаций. В числе подозреваемых упоминают не только другие народы, но и космические силы. Как и в любом детективе внешне незаметные персонажи неожиданно, но в силу логичного развития сюжетной линии становились главными героями. И хотя на авансцену выходили все время новые и новые персонажи, а место действия постоянно менялось, события последовательно и в нараставшем темпе двигаются к кульминации и развязке.

Для того, чтобы разобраться, что было причиной того или иного поворота в историческом развитии, следует внимательно рассмотреть различные версии, которые были предложены историками и философами за несколько веков. Хотя сейчас трудно не усомниться в правильности этих схем, далеко не все труды, положенные на их создание, можно считать ненужными для современной науки. Их авторами были, как правило, выдающиеся ученые, и они создавали свои теории на основе научных данных, многие из которых сохранили свою актуальность. Хотя многое в их оценках мировой истории в цепом оказалось ненадежным, эти великие умы оставили достаточно глубоких наблюдений и выводов по самым различным вопросам человеческого развития. Разве нельзя и ныне найти «рациональные зерна״ в учениях древних мудрецов которые могут оказаться полезными для современности?

Правда, сами великие ученые зачастую не признавали правоты друг друга и обрушивали на своих оппонентов потоки острой критики. Однако, если постараться, можно найти «недостающие звенья״, которые соединяют, казалось бы, их непримиримые аргументы. Таким же образом для того, чтобы узнать тайны цивилизации, возможно соединить факты из различных современных исследований со старыми теориями. Для поиска истины могут пригодиться даже самые сомнительные версии, которые содержат критику устоявшихся оценок и оригинальный взгляд на вечные тайны цивилизаций.

Прежде чем разбирать, что же произошло с цивилизацией, надо уточнить, что она из себя представляет, избегая моралистических суждений. Что есть такое в цивилизации, чего нет у нецивилизации? Конкретные признаки, по которым можно отличить цивилизацию от нецивилизованного состояния, можно найти у самых различных авторов, в том числе и у тех, кто предлагали довольно расплывчатые характеристики цивилизации и дикости или уклонялись от того, чтобы дать какие-либо определения на этот счет. Так, Фридрих Энгельс писал, что цивилизация «является той ступенью общественного развития, на которой разделение труда, вытекающий из него обмен между отдельными лицами и объединяющее оба эти процесса товарное производство достигают полного расцвета и производят переворот во всем прежнем обществе». Э. Хантингтон, говоря об относительности любой цивилизованности, все же признавал, что знает, как можно распознать цивилизацию: «В общем и целом, можно сказать, что цивилизация начинается, когда люди научились заниматься сельским хозяйством, жить в постоянных общинах, создают определенные формы государства и овладевают искусством письма».

Собрав признаки, отличающие цивилизации от нецивилизованного состояния из суждений Ф. Энгельса и Э. Хантингтона, можно получить примерно следующее: в нецивилизованном обществе труд людей не разделен на различные роды занятий и профессии, нет обмена продуктами, люди не умеют заниматься сельским хозяйством, а добывают себе пропитание охотой и собирательством, они ведут кочевой образ жизни, у них нет государства и они не умеют писать. Как справедливо подчеркивал А. Тойнби, такое общество развивается сравнительно медленно и, по сравнению с цивилизованным, оно кажется остановившимся в развитии. При этом можно заметить, что для такого общества характерна определенная культура, а нецивилизованные люди не обязательно ведут себя дико или по-варварски.

Люди становятся цивилизованными, как только обретают ряд черт, противоположных некоторым из вышеперечисленных: они начинают вести сельское хозяйство, их труд разделяется по. родам занятий, они постоянно обмениваются продуктами своего труда, которые превращаются в товары, их знания становятся специализированными, они обретают письменность, создают постоянные поселения, а также государственное устройство. Такое общество развивается быстрее по сравнению с нецивилизованным. Из этого вовсе не следует, что цивилизованные люди избавляются от диких или варварских черт в своем поведении. Возможно, такое представление о цивилизованном и нецивилизованном обществе не является полным, но оно гораздо лучше, чем популярные представления о том, что цивилизация — это хорошо, а нецивилизованность — это плохо.

Каким же образом и где нецивилизованное общество превращается в цивилизованное? А не удастся ли вычертить на земной поверхности пути движения человечества и обнаружить координаты стартовых площадок цивилизаций? Возможно, такие попытки не бесспорны. Вероятно, как и в старинных схемах, в разгадке тайн исторического развития будут упрощения и неточности. И все же почему бы не попытаться накануне вступления человечества в новое тысячелетие представить себе его исторический путь? Для этого достаточно воспользоваться некоторыми данными, широко известными науке в конце XX века, и начать с самого начала человеческой истории.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


ДРЕВНИЕ ТРОПЫ ЖИВОТНЫХ

ГЛАВА 1

ПОЧЕМУ РОЖДАЛИСЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ?

______________________________________

Для того, чтобы понять, где начался исторический путь развития человечества, правомерно задать вопрос: «Почему первые цивилизации возникли там, где они возникли?״ На этот счет в разное время было предложено несколько версий.

«ФАКТОР ИКС» КОСМИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

Изучая, каким образом возникали различные этнические культуры, или этносы, Л. Н. Гумилев обратил внимание на две стороны этого процесса. Во-первых, появление новых человеческих сообществ, по мнению ученого, сопровождалось повышенной активностью наиболее динамичной части населения, которых он назвал «пассионариями». Во-вторых, Гумилев утверждал, что характер человеческого общества зависит от того места, где он складывается.

Эти наблюдения привели ученого к выводу, что для создания новых человеческих культур необходим особый «вид энергии, который непосредственно воздействует на поведение людей», а эффект этой энергии можно обнаружить в психике человека. Таким «эффектом», или «фактором икс», Гумилев объявил «человеческую страсть», или «пассионарность».

Объясняя значение этого изобретенного нм термина, Гумилев писал: «Пассионарность как энергия — избыток биохимической энергии живого вещества, обратный вектору инстинкта и определяющий способность к сверхнапряжению. Характеристика поведения — эффект избытка биохимической энергии живого вещества, порождающий жертвенность часто ради иллюзорной цели. Пассионарный импульс — поведенческий импульс, направленный против инстинкта личного и видового самосохранения. Пассионарный признак — рецессивный генетический признак, обусловливающий повышенную абсорбцию особью биохимической энергии из внешней среды и выдачу этой энергии в виде работы. Пассионарный толчок — микромутация, вызывающая появление пассионарного признака в популяции и приводящая к появлению новых этнических систем в тех или иных регионах».

Но откуда Же бралась эта особая энергия, которая, по мнению Гумилева, заставляла людей действовать вопреки своим личным и даже «видовым» интересам, но зато творчески и энергично?

Л. Н. Гумилев писал, что на поверхности планеты можно найти следы проявления пассионарностн, рожденные неким внешним источником. Он утверждал: «Создается впечатление, будто земной шар исполосован неким лучом, причем — с одной лишь стороны, а распространение пассионарного толчка ограничивалось кривизной планету. На месте «удара» появляются разнообразные мутанты, большая часть которых не жизнеспособна и исчезает в первом же поколении. Пассионарии также находятся вне нормы, но особенности пассионарности таковы, что, прежде чем ее устранит естественный отбор, она оставляет след в этнической истории и в истории искусства и литературы, поскольку три другое — продукт жизнедеятельности этноса».

Пассионарность, по мнению Гумилева, была рождена особой энергией, источник которой находился за пределами Земли, то есть в космосе. Таким образом, гипотеза Гумилева предполагала наличие космического импульса, приводящего в движение созидательные силы людей и подвигающего их к созданию развитых культур. В настоящее время наука не имеет возможности ни неопровержимо доказать правоту гипотезы Гумилева, ни полностью опровергнуть ее. Ни астрофизика, ни биология не зарегистрировали сведений о космических излучениях, способствующих развитию людей или человеческого общества, но нет и данных об отсутствии таких излучений. Неприятие же Гумилевым идеи Вернадского о «ноосфере», или «области разума», привело его к тому, что он обращал главное внимание на эмоциональную сторону в поведении человека («пассионарность»), игнорируя его интеллектуальную сторону. Получалось, что для перехода в качественно новое состояние человек больше полагается на очень «горячее сердце» (действия «ради иллюзорной цели»), чем на «холодную голову».



В то же время Гумилев справедливо указывал на то, что инициаторы создания первых человеческих сообществ должны были — обладать особыми психическими качествами. Не менее важным в этой гипотезе было внимание к условиям природы, в которых происходило рождение человеческих сообществ.

Однако если версия Гумилева, изложенная в осторожной и даже несколько завуалированной форме, осталась достоянием лишь сравнительно небольшого круга российских читателей, то гипотеза фон Деникена о космическом происхождении человеческой цивилизации получила всемирную известность. Примерно два десятилетия назад внимание читателей и кинозрителей всего мира было захвачено книгами и фильмами Эрика фон Деникена. Их автор доказывал, что все земные цивилизации были созданы пришельцами из космоса. В качестве доказательств плодовитый писатель использовал фотографии и киноматериалы, снятые в Египте и на острове Пасхи, в Перу и Мексике, а также во многих других странах.

Аргументы фон Деникена казались неотразимыми, а его объяснения убедительными. Чем, как не воспоминаниями о космических полетах, можно было объяснить рассказ в шумерском эпосе о полете Гильгамеша, в ходе которого он увидел, что Земля похожа на тарелку? Можно ли сомневаться, что фигурки в странных шлемах, запечатленные в наскальных рисунках в Сахаре, это — космонавты? Что, как не изображение космонавта, можно увидеть в необычно одетом человеке на рисунке майя? Разве не для космических кораблей были прочерчены полосы, а также изображения необычных существ в пустыне Наска, видимые лишь с самолета?

Наконец, вопрошал фон Деникен, каким образом жители Древнего Египта и других стран могли сооружать циклопические постройки, если для их демонтажа в наши дни потребовалась самая совершенная строительная техника? Кто же, как не космические пришельцы, могли воздвигнуть пирамиды в Египте и Мексике, циклопические сооружения в Баальбеке, исполинские статуи на острове Пасхи?

Однако, несмотря на некоторые впечатляющие доводы и явно уязвимые положения, гипотезу фон Деникена также нельзя было ни наверняка доказать, ни безусловно опровергнуть. С одной стороны, со времен Джордано Бруно ученые не отрицают возможности существования внеземного разума. С другой стороны, все попытки установить наличие разумных существ за пределами нашей планеты пока не принесли успеха. Кроме того, до сих пор история не знает ни одного свидетельства посещения Земли разумными существами из космоса, которое было бы бесспорно доказанным.

В то же время автор «Воспоминаний о будущем» справедливо обратил внимание на то, что многое еще остается неясным относительно памятников прошлого, их назначения и технологии их создания. Собранные им материалы демонстрировали, что становление и развитие цивилизаций нельзя однозначно объяснить на основе имеющихся ныне исторических знаний.

ПРАРОДИНЫ ЦИВИЛИЗАЦИЙ НА ДНЕ ОКЕАНА ИЛИ ПОД ТОЛЩЕЙ ЛЬДОВ

Невозможность объяснить назначение многих культурных творений древности и способы их создания служила почвой для появления самых разнообразных гипотез, в которых происхождение первых цивилизаций объяснялось воздействием более высоко развитого разума.

Первые сомнения в оригинальности древних цивилизаций были рождены сочинениями об Атлантиде. На основе легенды, рассказанной Платоном, написано десятки тысяч книг, в которых не только излагались мысли о том, каким был остров, «расположенный в море за Геркулесовыми столпами», но и какое влияние оказала исчезнувшая атлантическая культура на развитие человеческого общества. В соответствии с утверждениями атлантологов, Египет и Мексика, Шумер и культуры Дальнего Востока были лишь переферией Атлантического цивилизующего центра. Поэтому сходства в их культурах можно объяснить тем, что все они копировали достижения Атлантиды, порой механически и бездумно. Если верить атлантологам, то корни человеческой истории следует искать не в долинах Нила, Тигра, Евфрата, Инда, Хуанхэ, на плоскогорьях Анатолии, Палестины и Мексики, а в пучинах Атлантического океана. Однако, несмотря на различные попытки обнаружить памятники працивилизации на дне Атлантического океана или вблизи него, усилия атлантологов пока не увенчались успехом.

Новый вариант гипотезы о погибшей прародительнице первых цивилизаций предложил Грэхем Хэнкок в его книге «Следы богов». Автор утверждал, что первая земная цивилизация, принесшая культуру народам обеих полушарий, находилась в Антарктиде, до того как оказалась погребенной под толщей ледников.

Подобно фон Деникену, Хэнкок обращал внимание на пирамиды Египта и Мексики, циклопические постройки в Перу, рисунки в пустыне Наска и другие памятники древности. Однако, в Отличие от Э. фон Деникена, Г. Хэнкок полагает, что эти древние сооружения и рисунки были созданы жителями Антарктиды.

Подобно атлантологам, Г. Хэнкок исходил из того, что многие творения древних народов являлись продуктами Антарктической цивилизации, а египтяне, инки, майя и другие народы были не только не в состоянии самостоятельно создать что-либо значительное, но и понять назначение того, что было сооружено на их земле людьми Антарктиды. В соответствии с версией Г. Хэнкока, места появления известных нам древних цивилизаций были избраны не обитавшими там народами, а жителями Антарктиды, которые, по известным лишь им причинам, решили «окультурить» дикарей Анд, Мексиканского нагорья и дельты Нила.

Как и атлантическая, антарктическая гипотеза пока не имеет убедительных подтверждений. Окончательные выводы о справедливости иди ложности этих гипотез могут быть сделаны лишь после того, как люди смогут проводить детальные исследования дна Атлантического океана и поверхности Антарктиды, скрытой под километрами льда. В то же время, исходя из гипотезы о наличии общего источника первых цивилизаций, Г. Хэнкок, как к атлантологи, сумел привлечь внимание к сходству между разнообразными явлениями в разных человеческих культурах. Хотя такое сходство может быть объяснено общностью человеческой природы и едиными законами общественного развития, авторы антарктической и атлантической гипотез справедливо обратили внимание на наличие недостающих звеньев в человеческой истории, которые обеспечивали связи между различными частями мировой цивилизации.

Энтузиасты Атлантиды или антарктической працивилизации обращали особое внимание на наличие сходства в памятниках, сохранившихся от древних цивилизаций Африки, Азии и Америки. Эти авторы также указывали на идентичность мифов самых разных народов, полагая, что они косвенно отражают одни и те же реальные события. При этом авторы этих гипотез предлагали свои версии прочтения мифов, обнаруживая в них свидетельства существования в древности высокоразвитых цивилизаций, ныне погребенных под водами Атлантики или льдами Антарктики.

Как и в гипотезе Э. фон Деникена, в версиях атлантологов и Г. Хэнкока справедливо признавалась возможность существования более ранних пластов человеческой истории, до сих пор скрытых от взора ученых. Г. Хэнкок, в частности, приводит убедительные данные в пользу того, что современные сведения о датировке ряда древних памятников Египта нельзя признать окончательными, а поэтому он предполагает их значительно более древнюю историю. Не следует забывать, что еще недавно представления о пространственных и временных рамках Древней истории были значительно скромнее, чем наши нынешние, а наши современные знания о прошлом человечества получены сравнительно недавно.

Еще в конце XIX века Лев Мечников в своих рассуждениях о влиянии природы на создание первых цивилизаций исходил из того, что «в Индии самые древние постройки и храмы не превосходят своей древностью эпоху III века до начала новой эры». Он же так оценивал историю Китая: «Все данные, восходящие ранее чем за десять веков до Р.Х., нужно считать малодостоверными, и даже большинство китайских историков рассматривают все события, предшествующие 9-му столетию до начала нашей эры, как стоящие «вне истории». Даже в начале XX века ученые практически ничего не знали ни о древних культурах в долине Инда, ни о древней африканской истории, ни о многих других свидетельствах того, что человеческая цивилизация имела более широкие географические масштабы и более длительные временные пределы. Трудно усомниться в том, что наши нынешние знания о пространственных и временных границах первых цивилизаций могут вновь подвергнуться существенной корректировке.

ЦИВИЛИЗАЦИИ СОЗДАВАЛИ «ВЫСШИЕ» РАСЫ

В гипотезах, которые связывали происхождение известных нам цивилизаций с деятельностью космических сил, или выходцами из Атлантиды и Антарктиды, было общее: все они исходили из того, что подавляющая часть человечества обязана своему прогрессу неким силам, представляющим культуры, которые намного-превосходили По уровню своего развития остальные сообщества людей. Общим для этих гипотез было и то обстоятельство, что о представителях этих культур нельзя было сказать ничего толком, а поэтому их облик оставался скрытым от всех. Л. Гумилев даже не пытался предположить, кто и из какого созвездия облучал «пассионариев» Земли. Фон Деникен лишь приблизительно пытался реконструировать облик пришельцев, не рискуя, однако, сказать, откуда они прибыли. Не больше было известно про гипотетических жителей Атлантиды и Антарктиды, которые, судя по имеющимся версиям, исчезли без следа.

Портреты творцов цивилизации попытались создать сторонники «расовых теорий», считавшие, что их потомки не исчезли бесследно, а сохранились в представителях так называемых «высших» рас. В соответствии с положениями этих «теорий», «высшие» расы создавали высокоразвитые оригинальные цивилизации, а «низшие» были способны либо к нецивилизованному существованию, либо к разрушению и вульгаризации передовой культуры.

Первые расистские представления возникли еще в Древней Греции. В своей «Политике» Аристотель утверждая, что рабы наделены по наследству «рабскими душами», что обусловливает их «естественное» подчинение рабовладельцам. Одновременно Аристотель утверждал, что лишь его соотечественники обладают способностями к созданию наиболее совершенного общественного устройства. Он писал, что эллины «являются свободными, а их способ управления наилучшим среди всех народов мира; если бы они смогли создать единое государство, то смогли бы управлять миром». Попытку управлять миром, насаждая «наилучшие» эллинские порядки, предпринял ученик Аристотеля Александр Македонский.

Впоследствии идеи о том, что в определенных землях рождались народы-творцы цивилизаций, а в других землях рождались «недочеловеки», неспособные к созданию развитой культуры, получили новый импульс в нордической гипотезе, взятой на вооружение германскими нацистами. В соответствии с ней Альфред Розенберг в своем труде «Миф XX века» так описывал цивилизационное движение по планете «высшей» арийской расы; «Характер мировой истории, исходящей с Севера, распространился по всей Земле с помощью белокожей и светловолосой расы, которая несколькими мощными волнами определила духовное лицо мира».

Как и другие сторонники нордической гипотезы Розенберг видел в творениях древних цивилизаций Индии, Египта, Шумера и Греции прежде всего проявления созидательного духа нордической, или германской расы. Упадок же этих и других древних цивилизаций он объяснял исключительно проникновением в них «низших» рас.

Утверждения о том, что какой-то расе (белой, или нордической, или германской) принадлежала особая роль в создании передовой цивилизации, лишены основания. Ни антропологические данные о захоронениях, ни скульптурные портреты и прочие изображения людей, относящиеся к первым цивилизациям, не позволяют утверждать, что их население принадлежало исключительно к белой расе или обладало полным сходством с «нордическим» типом. Историки давно пришли к выводу о том, что первые цивилизации Земли создавались представителями всех известных и даже исчезнувших ныне рас, а также смешанных межрасовых групп.

Вынужденный признавать очевидное, Розенберг пытался отделить «высокое» начало в первых цивилизациях (якобы создававшееся представителями «высшей» расы) от «низменного» (порожденного якобы людьми «низших» рас). Для этого ему пришлось разделять пантеоны греческих и индийских богов, отделяя образы, рожденные фантазией «высшей» расы, от тех, которые, по его мнению, были привнесены кошмарами, возникшими в головах «примитивных» рас. Для этого он пытался найти германскую родословную у милых его сердцу деятелей Возрождения и обнаруживал «сирийское», «этрусское» или иное «низменное» происхождение у тех художников и скульпторов, которые ему не нравились. Розенберг даже постарался разделить фараонов Египта на «арийцев» и «неарийцев», исходя из весьма произвольных оценок внешнего облика статуй, посвященных этим древним монархам.

Очевидно, что расистские «теории» исходили главным образом из стремления «доказать» превосходство «своей» расы, «своего» народа, а порой отражали чисто субъективные взгляды их авторов на историю и искусство. Однако, несмотря на крайний субъективизм и антинаучность расистских «теорий», в них нашли отражение и объективно верные факты.

Оправдывая расовую рознь, расисты вместе с тем справедливо обращали внимание на глубокие корни расового антагонизма, который и до сих пор широко распространен в общественном сознании. Все, что нам известно о древней истории, не позволяет сказать, что отношения между различными народами мира строились исключительно на принципах дружбы, равноправия и братства. Напротив, недоверчивое и враждебное отношение к иноплеменникам было обычным явлением, а их внешние отличия помогали людям быстро опознавать «подозрительного» или «врага». Сравнительная же изолированность народов древности друг от друга, вероятно, способствовала тому, что племена людей значительно больше, чем, ныне, отличались своим внешним видом. Их расовые типы могли быть значительно ярче выражены. Отличить пришельцев от местных не составляло никакого труда, и любое отклонение от «своего» расового типа могло восприниматься как ненормальное или враждебное. Цвет кожи, цвет волос, формы черепа, носа, губ, разрез глаз — все эти отличительные расовые признаки могли стать сигналами опасности для сражавшихся между собой разнорасовых племен.

Можно даже предположить, что люди одной расы могли обращать особое внимание на те внешние черты чужаков, которые у их соплеменников могли возникнуть лишь в необычных условиях (например, под воздействием тяжелой болезни или как следствие агрессивного настроя). Например, поскольку европеец порой щурил глаза, концентрируя внимание вовремя обдумывания какой-то особенно сложной операции, характерный разрез глаз монголоидов убеждал его в том, что он имеет дело с людьми, постоянно озабоченными подготовкой хитроумного плана, а возможно, обмана. Поскольку же у европейца раздувались ноздри и набухали губы во время крайнего возбуждения, он видел в расширенных (по его стандартам) ноздрях африканца и его крупных губах признаки необузданной страсти, а поэтому африканец представлялся особой, находящейся постоянно в состоянии повышенного возбуждения, а следовательно, лицом весьма опасным. С точки зрения представителей европейской расы, любые отклонения от их цвета кожи означали болезненное состояние. Для того, чтобы «нормальный» человек «пожелтел», или «почернел», или «покраснел», он должен был быть поражен тяжелой, возможно смертельной, болезнью.

В то же время с точки зрения представителей экваториальной расы, бледность кожи европейца могла восприниматься лишь как признак надвигающейся смерти. То обстоятельство, что люди, обладавшие кожей мертвецов, атаковали их поселения, могло вселять ужас в сердца чернокожих и свидетельствовать о смертельной опасности, нависшей над ними. С точки зрения представителей экваториальной и монголоидной расы, с «нормальным» человеком должно было произойти что-то исключительное, чтобы его волосы и глаза утратили их «естественный» черный цвет. При этом некоторые племена экваториальной расы могли знать, что утрата «естественной» пигментации обычно вызвана предсмертным состоянием. Знаменательно, что во время голода в провинции Биафра, случившегося в 1960-х годах в ходе гражданской войны в Нигерии, волосы умиравших от дистрофии детей черной расы обретали светлый цвет. Светлые волосы, да еще в сочетании с «бледными» глазами, могли также вызывать ассоциации с предсмертным состоянием человека.

Эти и подобные им ошибочные истолкования расовых признаке» связаны с неспособностью людей преодолеть свои субъективные представления о «своих» и «чужих», «правильном» и «неверном», «добродетельном» и «зловредном», а потому они поразительно живучи, сохранились до наших дней и являются важным фактором, объясняющим ход исторического развития.

Во-вторых, авторы расовых «теорий», как и создатели космических, атлантических и антарктических гипотез, справедливо обращали внимание на то, что творцы первых цивилизаций существенно отличались от других народов созидательными качествами, поскольку им удавалось сделать то, что оказывалось не под силу многим другим народам мира. Разумеется, совсем не обязательно, как это утверждали расисты, изобретатели новых орудий труда, творцы оригинальных строений и художественных произведений, авторы эпических поэм и сводов законов, организаторы новых общественных порядков принадлежали к одному расовому типу. Однако вполне вероятно, что создатели той или иной культуры могли иметь ярко выраженные однородные расовые признаки, в то время как мигранты, разрушившие эту культуру, могли принадлежать к иной расе.

Отличительные расовые признаки, как и проявления межрасового антагонизма, сопровождали становление первых цивилизаций, хотя и не были движущей силой исторического, развития.

ЦИВИЛИЗАЦИИ СОЗДАВАЛИСЬ РАЗНЫМИ РАСАМИ В УМЕРЕННОМ ТЕПЛОМ КЛИМАТЕ

Люди давно пытались установить связь между географическими условиями и появлением талантливых людей. Объясняя причины расцвета Афин, в своем трактате «О судьбе» Цицерон писал: «В Афинах воздух тонкий, из-за чего жители Аттики, как думают, отличаются тонким умом». «Плотный» же воздух Фив, по мнению Цицерона, помешал их жителям развить тонкий ум, но зато укрепил их телосложение, и, как утверждал знаменитый оратор Рима, «фиванцы — люди плотные и крепкие».

В XIX веке связь между климатом и развитием умственных способностей пытался установить итальянский психиатр Чезаре Ломброзо. На основе имевшихся у него данных он утверждал: «Во всех низменных странах, как, например, в Бельгии и Голландии, а также в окруженных слишком высокими горами местностях, где вследствие этого развиваются местные болезни — зоб и кретинизм, как, например, в Швейцарии и Савойе, — гениальные люди чрезвычайно редки, но еще меньше бывает их в странах сырых и болотистых».

Разумеется, можно усомниться в этом категоричном заявлении, вспомнив таких граждан Швейцарии, как Руссо, Эйнштейн и Дюрренматт, вспомнив Эразма Роттердамского, Рембрандта, Гальса, Брейгеля, Рубенса, ван Дейка, Рейсдала, ван Гога, де Костера, Верхарна, Метерлинка, Левенгука, Спинозу, а также множество других выдающихся уроженцев и жителей Нидерландов и Бельгии. Этот перечень славных деятелей науки и искусства опровергает представление о том, что горные долины и низменные равнины не способны стать местами рождений гениальных людей.

Кроме того, историкам было давно известно, что такие места рождения первых цивилизаций, как дельта Нила, устье Тигра и Евфрата, были низменными и болотистыми, в то время как такие цивилизации, как государство инков, были созданы в высокогорной местности. Поэтому трудно представить себе, что первые очаги мировой культуры создавались людьми, склонными к кретинизму. Сходство, которое усматривали многие историки и археологи в местах рождения первых земных цивилизаций, было иного рода.

По мнению германского ученого XVIII века Фридриха Ратцеля, которого считают основоположником антропогеографии (науки о влиянии географических факторов на человека), цивилизации создавались лишь между тропиком и полярным кругом. Такая мысль отвечала древней традиции ученого мира, в соответствии с которой подходящие условия для появления ведущих наций мира существовали лишь в умеренно теплом климате.

Многие ученые XX века продолжали поддерживать древнее представление о благотворном воздействии умеренного теплого климата на развитие цивилизаций, добавляя к нему современные данные о солнечной радиации. Так, по мнению АЛ. Чижевского, место появления первых цивилизаций «является следствием той закономерности, которая наблюдается в распределении солнечной энергии и всех сопутствующих ей производных по широтам земного шара… Оптимум этих физических условий способствовал и физиологическому расцвету человека, сопровождающемуся его духовным ростом… История Ассирии, Вавилонии, Финикии, Египта, царства Израильского, Греции и Рима вполне подтверждают это бесспорное наблюдение». В более высоких широтах, считал ученый, было слишком мало солнца для развития цивилизаций, в более низких его было слишком много.

Подобной же точки зрения придерживался и Э. Хантингтон. В своей книге «Основные пружины цивилизации’* он попытался четко определить географические пределы региона, в котором могли возникнуть первые очаги оседлых культур. Он писал: «Земли, в которых расцвели первые цивилизации, находятся между 25-м и 35-м градусами северной широт. Ни одна из величайших образцов цивилизации не возникла ниже 25-го градуса от экватора. Египет, Вавилония и регион Инда, которые приводят в качестве примеров мест, где цивилизация развилась в жарком климате, не являются исключением из этого правила. Кроме того, в этих странах жара не царит постоянно. В каждой из этих стран, по крайней мере, половина года температура воздуха соответствует людям, находящимся на ранней стадии цивилизации». Хантингтон приводил убедительные доводы и статистические данные, подтверждающие трудность физической работы как в условиях сильного холода, так и в условиях сильной жары и повышенной влажности.

Казалось бы, эти аргумент бесспорны и очевидны. Ясно, что холод — враг жизни, что морозы, даже небольшие и непродолжительные, способны останавливать развитие любого жизненного процесса, в том числе и общественного. Правда, еще задолго до возникновения первых цивилизаций люди сумели расселиться в северных краях, но очевидно, что условия их жизни там были нелегкими.

Что же касается приэкваториальных районов, то их климат сначала благоприятствовал людям, пока совершалось превращение приматов в разумных и прямоходящих существ. Именно в приэкваториальной полосе на Восточно-Африканское нагорье были обнаружены наиболее древние останки первобытного человека. Однако в последующем люди в этих краях стали подвергаться суровым испытаниям не только и не столько непосредственно от избытка солнца, сколько от косвенных последствий повышенной солнечной радиации, так как под ее воздействием здесь энергично развиваются другие формы жизни, конкурирующие с человеком и Представляющие для него опасность.

Тропический климат особенно благоприятствует развитию агрессивных форм жизни, способных к уничтожению своих конкурентов. Даже насекомые, которые в лесах умеренного климата не представляют никакой опасности для существования других животных, в тропиках могут становиться источником смертельной угрозы. Как-то оказавшись в амазонском лесу, польский географ Аркадий Фидлер заметил, что все живые существа вокруг него пребывали в каком-то непонятном возбуждении. Вскоре он понял причину паники, охватившей зверей, птиц и насекомых: «В нескольких шагах от меня среди густой растительности ползет по земле широкий поток черной лавы — муравьи. Это шествие хищных муравьев эцитонов, несущих гибель всем живым существам, которые попадутся им на пути. Ничто не может устоять перед их натиском — ни человек, ни зверь, ни насекомое. Все, кто не в состоянии убежать, гибнут, разорванные на куски этими хищниками».

Объясняя, почему человеку трудно жить в лесах Амазонки, Аркадий Фидлер писал: «Он страдает от всевозможных тропических болезней:.. Паразиты пожирают внутренности человека. Здесь водятся глисты и микробы всех «специальностей». Они размножаются в тонких и толстых кишках, в почках, в печени, в крови… Несмотря на большую рождаемость, прирост населения здесь незначителен — дети мрут как мухи».

Насекомые, микроорганизмы и огромные звери в тропиках становятся смертельными врагами рода человеческого. Об условиях Жизни на берегах африканской реки Окованго датский этнограф Йенс Бьерре писал: «Вреке Окованго не купаются. Она кишит крокодилами, и в ней живет белхасиа, крохотный паразит, разносчиком которого служит один из видов улиток. Белхасиа проникает под кожу человека и разъедает его внутренние органы».

Ко всему прочему в условиях тропической жары организм человека теряет ряд защитных свойств. Когда небольшой зверек покусал помощника Дж. Даррелла, им пришлось немедленно прекратить охоту. Комментируя это происшествие, британский зоолог писал: «В тропиках кровотечение происходит очень обильно: из самой маленькой царапины кровь льет, как из поврежденной артерии».

Казалось бы, аргументы о вреде чрезмерной жары и чрезмерного холода для развития цивилизаций и о пользе для него умеренного теплого климата бесспорны. И все же против того, что умеренный теплый климат был единственным и главным условием для появления первых очагов человеческих оседлых культур, существуют веские аргументы.

Во-первых, возникает вопрос: если сами по себе умеренные широты (от 25-го до 35-го градуса) играли решающую роль в рождении цивилизаций, то почему их действие проявилось в Северном полушарии и совсем не проявилось в Южном полушарии? Те, кто читал книгу «Дети капитана Гранта» или смотрел кино-или телеверсии, снятые по этому произведению, прекрасно помнят, что герои Жюля Верна совершили путешествие в Южном полушарии очень близко к крайнему пределу этой полосы — по 37-й параллели. Как известно, на протяжении всего романа его герои пробираются по местности, почти лишенной каких-либо очагов современной цивилизации, а уж тем более древней. Но даже если бы записка капитана Гранта, обнаруженная в бутылке, заставила отважных путешественников пройти по всей полосе между 25-м и 35-м градусами южной широты через Южную Америку, Южную Африку, Австралию и острова Океании, то они не обнаружили бы там почти никаких памятников цивилизаций, за небольшими исключениями.

Одним исключением явились бы некоторые остатки доколумбовой цивилизации инков. Однако сама цивилизация инков сложилась севернее 25-го градуса южной широты, где и расположены ее главные памятники. Другим исключением стали бы загадочные статуи на острове Пасхи. Очевидно, что, за этими исключениями, в Южном полушарии влияние умеренного теплого климата на развитие цивилизаций никак не проявлялось.

Во-вторых, далеко не вся полоса между 25-м и 35-м градусами северной широты превратилась в оранжерею, в которой выращивались цивилизации. Об этом свидетельствует карта «Первые очаги мировой цивилизации на карте мира’’. Нетрудно убедиться в том, что значительная часть этой полосы не была занята территориями первых развитых человеческих культур.

Правда, значительная часть этой территории приходится на пустыню Сахару, пустынные районы Аравии и Индостана, суровый Тибет. Но следует учесть, что в древние времена климат в ряде из этих районов был мягче, в Сахаре паслись стада животных, а примерно с XI до II тысячелетия до н. э. здесь жили многочисленные племена охотников.

Кроме того, многие территории в этой полосе оказались освоенными людьми значительно позже; чем земли Египта, Междуречья, долин Инда и Хуанхэ. Если учесть, что Карфаген, Египет, Шумер и Персия расположены в одной широтной полосе, то возникает вопрос: почему Карфаген стал центром цивилизованного развития значительно позже Древнего Египта, а земля Персии оказалась освоенной людьми позже Междуречья? Доводы, приводимые Чижевским в пользу благотворного влияния определенных широт на развитие первых цивилизаций, игнорируют то обстоятельство, что подъем Греции и Рима отстал по времени от расцвета Египта и держав Месопотамии на тысячи лет.

В-третьих, очевидно, что многие очаги оригинальных цивилизаций сложились за пределами 25-го градуса северной широты. Южнее 25-го градуса северной широты и близко от экватора существовала развитая эфиопская цивилизация, бывшая ровесницей культуры Древнего Египта. На экваторе или вблизи него сложились цивилизованные государства юга Аравии, юга Индии, Цейлона, Камбоджи, Индонезии. Для первых же цивилизаций Америки и тропической Африки была даже характерна обратная закономерность: они создавались в полосе между 25-м градусом северной широты и 25-м градусом южной широты. (См. карту «Первые цивилизации Америки и тропической Африки».)

Стараясь опровергнуть очевидное, Хантингтон утверждал, что цивилизации «майя в Мексике и Гватемале, кхмерская в־ Индокитае, древних яванцев, южных индийцев, сингальцев… кажется, произошли в более прохладном климате, чем тот, что имеется там, где лежат руины этих древних цивилизаций, вызывающие наше восхищение… Цивилизация была принесена в теплые тропики мигрантами, которые невольно прошли суровый отбор во время своих нелегких путешествий». Хотя Хантингтон прав в том, что великолепные храмы Ангкор-Вата и Борободура сооружались выходцами из Индии, но не временно нанятыми мигрантами и. не вахтенным способом, а людьми, которые в течение нескольких поколений жили в климате, якобы противопоказанном для рождения цивилизаций.

При всех несомненных достоинствах умеренного теплого климата и его благотворного воздействия на развитие ряда стран приведенные выше доводы позволяют усомниться в том, что климат, существующий в широтах между 25-м и 35-м градусами, являлся единственным и решающим фактором в рождении первых цивилизаций.

В то же время совершенно очевидно, что многие из первых к наиболее значительных центров мировой цивилизации сложились в этой полосе, и это обстоятельство также нельзя сбрасывать со счетов.

ЦИВИЛИЗАЦИИ ПРОРАСТАЛИ В ДОЛИНАХ КРУПНЫХ РЕК

На то, что умеренный теплый климат не является единственным и главным условием появления цивилизаций, обратил внимание еще 110 лет назад русский ученый Лев Ильич Мечников. В своей книге «Цивилизация и великие исторические реки» ученый писал, что «три древние речные цивилизации, именно египетская, ассиро-вавилонская и индийская, во всем своем объеме заключены между средними годовыми изотермами в +20 и +26 градусов», однако он замечал, что «китайская цивилизация на севере выходит за пределы этих изотерм и достигает изотермы в +15 градусов». И все же, не отказываясь полностью от признания большой роли умеренного климата, Л. И. Мечников считал великие реки планеты, протекавшие в умеренных широтах, главным фактором, повлиявшим на формирование первых земных цивилизаций.

Эго положение нам известно еще из уроков истории древнего мира. Насучили, что первые цивилизации возникали не только в теплых краях, но и в долинах крупных рек, приносивших во время разливов плодоносный ил. Сочетание тепла и плодоносной почвы позволяло собирать по 2–3 урожая в год. Исходя из этих известных установок, Л. И. Мечников открывал всемирную историю с появления «четырех великих цивилизаций древности — Египта, Месопотамии, Индии и Китая, — возникших в бассейнах великих рек».

И все-же этот давний аргумент не является бесспорным. Во-первых, далеко не все долины крупных рек мира, находящиеся в этих широтах, стали колыбелями первых земледельческих цивилизаций, а лишь долины Нила, Евфрата, Тигра, Инда и Хуанхэ. Распространение земледелия и соответствующей общественной культуры в долинах Ганга, Брамапутры, Янцзы, Сицзяна, Меконга, Иравади, Менама и других мощных рек Восточного полушария, протекающих между 35-м и 25-м градусами северной широты, началось на тысячелетия позднее.

Цивилизации, возникшие позже в Америке, также не развились вдоль наиболее мощных рек этой части света, протекающих между 35-м и 25-м градусами северной или южной широты, и долины Миссисипи или Параны не стали колыбелями доколумбовых культур. Древние культуры ацтеков и пуэбло словно нарочно избегали долины Рио-Гранде, предпочитая распространяться на землях южной Мексики и юго-западных платов США в стороне от крупных рек.

Хотя некоторые древние цивилизации Африки развились в долинах Нила, Замбези и вдоль течения Нигера, создание государств в долинах реки Конго и ее притоков, Оранжевой и ряда других крупных рек произошло гораздо позже.

Во-вторых, одновременно с развитием цивилизаций в долинах Нила, Евфрата, Тигра и других мощных рек, некоторые ранние цивилизации возникли В стороне от мощных речных потоков. Так государство Элам, сыгравшее весьма значительную роль в истории, начиная со 11 тысячелетия до н. э., сложилось в южной части нынешнего Ирана, где протекали сравнительно небольшие реки Керхе и Карун.

Одной из трех великих держав Древнего Востока, наряду с Египтом и сменявшими друг друга государствами Месопотамии, было Хеттское царство, возникшее в начале 11 тысячелетия до н. э. на восточной части центрального плато Малой Азии в долине реки Кызыл-Ирмак, которая не идет ни в какое сравнение по своим размерам с Нилом или Хуанхэ. Между тем эта держава не только не уступала своим соседям, но даже опережала их во многих областях развития.

Различные государственные образования, которые появились в III–II тысячелетиях до н. э. на территории нынешних государств Ближнего Востока (например, Финикия) также сложились в стороне от полноводных рек. Вне крупных рек сложилась крито-микенская культура, а затем ее наследница — греческая.

В-третьих, даже там, где цивилизации развивались возле крупных рек, первые их очаги в ряде случаев возникали не ниже по течению, гае реки особенно полноводны и поэтому возможности для оросительного земледелия лучше, а в их верховьях (Инд и Хуанхэ), где воды меньше и создавать ирригационные системы труднее.

В-четвертых, там, где цивилизации создавались в низовьях рек (низовья Тигра, Евфрата, Нила), сооружение оросительных систем было затруднено необходимостью осушения болот. Почему же древние египтяне и шумеры не начали развивать земледелие в среднем течении этих рек, гае это было удобнее делать, а лишь впоследствии приступили к этому? Если бы главным для них были удобства, создаваемые реками для земледелия, то вряд ли они выбрали бы с самого начала для пашен столь неудобные места.

Из этого следует, что, с одной стороны, нет оснований полагать, что мощные потоки пресной воды стали главным фактором в рождении цивилизаций. С другой стороны, очевидно, что великие реки мира сыграли немалую роль в становлении первых очагов цивилизаций.

ЦИВИЛИЗАЦИИ ВЫКОВЫВАЛИСЬ В ТРУДНЫХ УСЛОВИЯХ

По мере того, как историки собирали все большую информацию о прошлом человечества, становилась очевидным невозможность объяснить связь между природными условиями и появлением Первых цивилизаций на основе прежних представлений о решающей роли умеренного климата и речных долин. По этой причине наиболее эрудированные историки пытались коренным образом пересмотреть старые представления, обратив внимание не на благоприятные условия окружающей среды, а, напротив, на ее негативные стороны, которые могли способствовать мобилизации внутренних способностей людей на преодоление трудностей.

Сама по себе идея о том, что трудности, стоящие перед людьми, мобилизуют их внутренние резервы и помогают им изыскать новые силы для их преодоления, была давно известна людям. Эта идея с давних пор использовалась философами для объяснения положительного влияния плохих природных условий на развитие цивилизаций. Французский философ XVIII века Шарльде Монтескье считал, что холодный климат и плохая почва способствовали развитию у людей замечательных свойств характера. Он писал, что народы, живущие в холодном климате, «отважны как юноши», а народы южных стран ״робки, как старики». Монтескье утверждал: «Бесплодие земли делает людей изобретательными, воздержанными, закаленными в труде, мужественными, способными к войне; ведь они должны сами добывать себе то, в чем нм отказывает почва. Плодородие страны приносит им вместе с довольством изнеженность и некоторое нежелание рисковать жизнью». Получалось, что «чем хуже, тем лучше».

Подтверждая эту мысль богатым историческим материалом, британский историк Арнольд Тойнби рассказал о заболоченных местностях в дельте Нила и устье Тигра и Евфрата, где трудились древние египтяне и шумеры, о непроходимых джунглях, которые расчищали майя для своих полей и городов, о трудных условиях высокогорья, в которых жили и строили инки Эта сведения служили вескими свидетельствами в пользу гипотезы ученого о том, что цивилизации создаются лишь по мере преодоления «вызова» окружающей среды.

Однако и эта гипотеза имеет свои уязвимые места. Гипотеза Тойнби была подвергнута критике, в том числе Львом Гумилевым. Русский ученый обратил внимание на разнобой в подборе неблагоприятных факторов, которые, по оценке А. Тойнби, являлись «вызовами» для людей: ״болота в дельте Нила, — вызов для древних египтян; тропический лес Юкатана — вызов-для майя; волны Эгейского моря — вызов для эллинов; леса и морозы — вызов для русских». «По этой концепции, — иронизировал Л. Н. Гумилев, — английская культура должна быть порождением дождя и тумана, но этого А. Тойнби не утверждает». В то же время Гумилев считал, что ״самое важное — соотношение человека с ландшафтом — концепцией А. Тойнби не решено, а запутано. Тезис, согласно которому суровая природа стимулирует человека к повышенной активности… просто неверен».

По логике Тойнби, получается, что чем труднее условия жизни людей, чем сильнее ״вызов», который природа бросает человеческому сообществу, тем наболев высокий уровень развития оно поднимается. Но поскольку некоторые факты противоречили этой гипотезе, А. Тойнби пришлось внести поправку на «чрезмерно суровые условия», которые «останавливают развитие». В соответствии с этой поправкой холодный климат стимулировал развитие одних цивилизаций, но чрезмерный холод останавливал развитие эскимосов. Эта поправка позволяла объяснить, почему китайская цивилизация стала развиваться в долине реки Хуанхэ, где, по мнению А. Тойнби, условия трудные, а не в долине реки Янцзы, где, по его оценке, зли условия еще более трудные.

Очевидно, что критерии Тойнби, по которым можно обнаружить на планете «средне гадкие» места, туманны и с их помощью невозможно объяснить, почему первые цивилизации возникли на Ближнем Востоке, в долинах Инда и Хуанхэ, а, скажем, не на Шпицбергене или в австралийской пустыне Гибсона.

Во-вторых, поскольку Тойнби исходил из того, что места рождений-цивилизаций были исключительно плохими, то он был вынужден отрицать все свидетельства о тех или иных благоприятных сторонах природы, окружавшей первые очаги оседлой жизни. По законам логики невозможно, чтобы одни и те же места были либо исключительно хорошими, либо абсолютно плохими. Взаимоисключающие теоретические установки Тойнби и общепринятые представления о необходимости благоприятных условий для создания первых цивилизаций наносят жестокие удары друг по другу. Поскольку в пользу каждой из противоположных версий есть свидетельства, то очевидно, что каждая из сторон игнорирует те факты, которые противоречат ее предвзятой оценке.

Можно предположить, что в некоторых случаях в одних и тех же местах, где возникли первые земные цивилизации, были как перечисленные выше благоприятные условия (теплый климат, наличие плодородных речных долин), так и крайне неблагоприятные (болота, голые скалы, джунгли). С одной стороны, любое сложное явление жизни (а цивилизация является именно таковым) может быть следствием самых противоречивых причин и носителем самых противоположных качеств. С другой стороны, вполне возможно, что все перечисленные выше условия (почвы, температура воздуха, его влажность и т. д.), будь они благоприятными или вредоносными, не имели решающего значения для рождения цивилизаций.

Так какое же неизвестное условие было решающим д ля возникновения цивилизаций?

ГЛАВА 2

ТАИНСТВЕННЫЕ ПОЯСА ЦИВИЛИЗАЦИЙ

______________________________________

Поиск причин, которые повлияли на создание первых цивилизаций, завел нас в тупик. Кажется, что цивилизации могли складываться под влиянием самых разных причин, а стало быть, они могли возникнуть где угодно. Однако достаточно взглянуть на карты расположения очагов цивилизаций, которые родились на разных континентах, чтобы убедиться в том, что самые первые цивилизации на Земле были расположены в определенной последовательности относительно друг друга.

На схематической карте основных неолитических культур V–II тысячелетия до н. э.видно, что от верховьев Нила до Инда и верховьев его притоков через северо-восточную Африку,' земли Палестины, Ливана, Сирии, Турции, Ирака тянется непрерывный пояс земледельческих культур. Далее на восток на территории Ирана и Средней Азии этот пояс обозначен пунктиром, а точками служат отдельные очаги оседлых культур. На землях Пакистана и северной Индии этот пояс становится заметнее, и он прерывается на территории Тибета, пока не достигает верховьев Хуанхэ. Далее он проходит вдоль течения этой реки до Северной Кореи. Здесь, как замечал Л. Спрейг де Кэмп, автор труда по истории технической мысли с древнейших времен, «за тысячу лет до Христа на Широком поясе, протянувшемся от Средиземного моря через Средний Восток, Индию и Юго-Восточную Азию до Китая, был достигнут высокий уровень цивилизации»..

Другой «пояс» цивилизации позже сложился на американском континенте. В отличие от евразийского Цивилизованного пояса цепь очагов оседлых культур Америки протянулась не в широтном, а в меридиональном направлении, с севера на юг.

Еще позднее сложились очаги цивилизации в тропической Африке. Один почти непрерывный пояс цивилизованных государств шел в широтном направлении от верховьев Нигера и Сенегала до Великих африканских озер. Несколько очагов цивилизации протянулись в меридиональном направлении от Вааля до верховьев Конго.

Почему очага цивилизации вытягивались цепочками один за другим? Что общего было в природе тех мест, в которых складывались первые оседлые культуры?

Поскольку главным фактором, влиявшим на создание очагов оседлости, было земледелие, посмотрим, не располагались ли первые оседлые государства в полосах, где существовали наиболее удобные (или наименее удобные) условия для землепашества. Рассмотрим очаги цивилизаций, начав с африканского континента, где в долине Нила возникла самая древняя развитая оседлая культура. Для их описания воспользуемся тяжеловесным сочинением (как по его физическим свойствам, так и по его литературной форме) — ״Всемирной историей״ (в дальнейшем — «ВИ»), которая стала выпускаться в нашей стране с середины 1950-х годов. В этом многотомном труде было весьма основательно разобрано развитие «производительных сил״ и «производственных отношений». По данным этих и других исследований, переход к земледелию и скотоводству в долине Нила происходил одновременно на всем протяжении реки от низовьев почти до верховьев.

В верхней части Нила в глубокой древности образовалась эфиопская, или нубийская, культура. Остальную часть Нила освоили древние египтяне. Как замечено в «ВИ», Эфиопия представляла собой страну «крайне бедную землей, пригодной для земледелия, скотоводства и садоводства». Между тем, как отмечается там же, уже в V–IV тысячелетиях до н. э. «нубийские эфиопы занимались скотоводством и земледелием; вначале уровень развития их общества был сходен с египетским, и лишь позднее Египет начал быстро опережать Эфиопию».

В отличие от Эфиопии природные условия в египетской части долины Нила, как отмечали советские историки, «благоприятствовали развитию земледелия». В то же время эти историки, как и Арнольд Тойнби, подчеркивали решающую роль в этом трудовых усилий египтян. В «ВИ» говорилось: «Только человеческий труд мог распределить равномерно и своевременно избыточную влагу по поверхности земли и устранить как безводье, так и заболоченность почвы. В результате труда многих поколений страна была покрыта сетью перекрещивавшихся насыпей; которые отгораживали земледельческие участки. Сквозь высокие наносные берега от реки к этим участкам были прорыты протоки. Во время половодья участки затоплялись. После того как вода пропитывала почву, отстаивалась и отлагала ил, ее спускали обратно в реку».

Что следует из этих сведений? Во-первых, ясно, что природные условия на протяжении долины Нила не были одинаковыми, а сильно различались. При этом условия в Египте были лучше, чем в Эфиопии. Однако эти различия не помешали народам, населявшим эти страны, одновременно стартовать в освоении земель долины Нила. Во-вторых, становится понятным, что к в Египте природные условия были далеко не идеальными. Как и эфиопам, египтянам пришлось немало потрудиться для превращения долины Нила в житницу, обеспечивавшую миллионы людей питанием в течение по меньшей мере восьми тысячелетий. Стало быть, природные условия на всем протяжении долины Нила никак нельзя было назвать ни одинаково хорошими (что требуется в соответствии с традиционными представлениями о рождении первых цивилизаций), ни в одинаковой степени плохими (на чем настаивал А. Тойнби).

Тогда почему же Нил стал колыбелью самой древней цивилизации на планете? В чем Нил оказался удобнее (или неудобнее) для развития сельского хозяйства по сравнению с другими крупными реками Африки, такими как Нигер, Замбези, Оранжевая, Окаванго, Лимпопо, Вольта, Сенегал, Шари, Руфиджи, Рузума? Вряд ли превосходство Нила по сравнению с этими и другими африканскими реками могло сыграть роль в том, что именно его долина была освоена значительно раньше других?

Из истории известно, что помимо Нила лишь Нигер, Замбези, Лимпопо и верховья некоторых притоков Конго стали местами рождения оседлых государств доколониальной Африки. Однако, по данным современной науки, освоение этих рек произошло по крайней мере через 5–6 тысячелетий после создания эфиопской и египетской цивилизаций.

Причины, почему вся территория Африки отстала в своем развитии от долины Нила, так же неясны, как и то обстоятельство, почему в полосе, протянувшейся через западный Судан от верховьев Сенегала до озера Чад, а также между Замбези и Лимпопо и в верховьях притоков Конго, развитие началось раньше и шло быстрее, чем на других землях Африки.

Известно, что от верховьев Сенегала и Нигера и далее по течению реки Нигер и к северу от этой реки в IV–VII веках сложились государства Гана, Мали и другие, последовательно сменявшие друг друга. На берегах Нигера были построены города Тимбукту, Гао, Дженне и другие, ставшие крупными центрами оригинальной цивилизации западного Судана.

В то же время области, расположенные к югу от Нигера и в его устье, задержались в развитии. Позже, чем у их северных соседей, возникли государства на территории Верхней Гвинеи: государства моси и йорбуа были созданы здесь примерно в XI веке. Если расцвет государств, расположенных вдоль Нигера, приходится на VII–X века, то подъем Бенина, находившегося в устье Нигера — на XV–XVI века. Еще более отставала в своем развитии Нижняя Гвинея и северная часть бассейна Конго, население которых вплоть до XIX–XX веков в основном жило за счет охоты и сбора диких плодов.

Опережение одних областей по уровню развития соседних наблюдалось и на юге Африки. Мапунгубве — один из первых очагов оседлой культуры, обнаруженный в Трансваале в междуречье Лимпопо-Вааль, возник в середине I тысячелетия. К северу от него в междуречье Лимпопо-Замбези в VI веке н. э. сложилась культура Зимбабве.

Нельзя сказать, что земли западного Судана, междуречий Вааль-Лимпопо и Замбези-Лимпопо были плодороднее, а климат лучше, чем в остальной Африке, которая в то время была в основном населена племенами охотников и собирателей. Достаточно сравнить пояс государств, которые сложились в начале I тысячелетия н. э. в западном Судане, с современной картой Африки, чтобы убедиться в том, что первые цивилизованные страны Тропической Африки располагались там, где ныне находятся наиболее отсталые районы наиболее бедных стран «черного континента», таких как Мали, Нигера, Чада. В то же время земли более богатых и развитых стран современной Африки не стали местом рождения первых цивилизаций.

Возможности других рек Африки оставались долго неиспользованными, хотя их качества не уступали Нилу и Нигеру. Например, из сравнения Л. И. Мечниковым Нила и Конго следует, что последняя река заметно выигрывает с точки зрения ее природных условий и возможностей для развития земледелия. Русский ученый писал: «По плодородию почвы и в отношении условий жизни бассейн Конго одарен несравненно богаче, чем бассейн Нила. Об этом можно судить по цветущему виду окруженных возделанными полями факторий, которые основаны торговцами арабами и занзибарцами там и сям по верхнему Конго… Исследователи Конго… с удивлением отзываются о крайней густоте населения на правом берегу Конго, а также в стране Бангала, в бассейне реки Кассаи и других больших притоков «варварской реки».

Между тем первое оседлое государство Бушонго (Бакуба) сложилось в верховьях притоков Конго (Касаи и Санкуру), а не на самой реке. По каким-то причинам долина Конго не стала столь притягательной для населения Африки, подобно долине Нила или среднего течения Нигера.

Что могло помешать первобытным людям развивать земледелие в долине реки Оранжевая одновременно с его появлением на берегах Нила или хотя бы одновременно с созданием государств Гана, Мали и Зимбабве? Ведь впоследствии переселенцы из Голландии и других стран создали здесь высокопродуктивное сельское хозяйство. Что воспрепятствовало древним людям распахивать поля на Восточно-Африканском нагорье? Известно, что в последующем английские переселенцы организовали здесь высокопродуктивные сельскохозяйственные фермы. Сравнение почвенных, климатических и других условий долины Нила со многими другими местами в Африке не позволяет объяснить, почему развитие цивилизации в древности надолго остановилось севернее Восточно-Африканского нагорья и нильская долина в течение нескольких тысячелетий оставалась единственным очагом оседлой культуры.

Но, возможно, обстоятельства рождения других первых цивилизаций существенно отличались от тех, которые сопутствовали развитию Древнего Египта и Древней Эфиопии. Рассмотрим другой мощный очаг цивилизации, возникший на землях между Тигром и Евфратом, именующихся Междуречьем, или Месопотамией. Характеризуя географическую среду низовьев Тигра и Евфрата, авторы «ВИ» писали, что «условия для земледелия были неблагоприятными, пока не было создано искусственное орошение». Для того, чтобы воспользоваться преимуществами почвы, древним шумерам, населявшим юг Междуречья, пришлось приступить «к осушению болотистой почвы и к использованию вод Евфрата, а затем и Нижнего Тигра, создавая основу ирригационного земледелия».

Еще хуже были условия на севере Междуречья. Как отмечалось в «ВИ», по сравнению с югом Междуречья «условия… для организации искусственного орошения в крупных масштабах и прогресса земледелия… в северной Месопотамии — холмистой степи, переходящей в горные районы… были менее благоприятны». Уточняя эту характеристику в отношении места рождения Ашшура, или Ассирии (земли между средним течением Тигра и двумя его восточными притоками — Большим и Малым Забом), историки замечали, что «по плодородию эта часть нынешнего Ирака значительно уступает низовьям Тигра и Евфрата». Поэтому земледелие здесь развивалось «с использованием дождевых вод, собираемых в Специальные водоемы и применяемых для искусственного орошения».

Выводы, которые можно сделать из этих фактов, отчасти схожи с теми, что следовали по поводу развития цивилизаций в долине Нила. Здесь также природные условия на всем протяжении на севере и юге Месопотамии не были ни одинаково хорошими, ни одинаково плохими. И тем не менее как на юге, так и на севере Междуречья возникли одни из самых древних цивилизаций мира.

Правда, развитие низовий и верховий Евфрата и Тигра шло не так, как в различных частях долины Нила. На первых порах север (верховья) опережал юг (низовья). Как подчеркивалось в «ВИ», «в период неолита культура той области, которая позже стала называться Ассирией… стояла значительно выше культуры стран, расположенных в низовьях Тигра и Евфрата». Затем, на юге, в низовьях рек, раньше возникло земледелие, и этот регион обогнал верховья по уровню развития. Однако в последующем страна, возникшая в верховьях (Ашшур, или Ассирия) опередила страну, находившуюся И низовьях (Шумер). Если признать, что главным было наличие благоприятных условий, то этим можно объяснить временный успех юга, но никак нельзя объяснить последующий прорыв вперед севера. Если же считать, что развитие цивилизаций наиболее стимулируют трудные природные условия, то этим можно объяснить финальный успех севера, но не рывок юга. Ни с той, ни с другой точки зрения нельзя объяснить произошедшие смены лидерства в Месопотамии.

Некоторое сходство природных условий Месопотамии и долины Нила и исключительное внимание к истории Древнего Египта и древних царств Междуречья за счет их соседей создают обманчивое впечатление, что наличие больших рек, а также болотистых, но плодородных речных низовий являлось важнейшим условием создания первых цивилизаций. Между тем фактически Эфиопия, Египет и страны Междуречья, развившиеся в долинах крупных рек, были скорее исключением, а не правилом в истории становления первых очагов цивилизации. Как подчеркивалось в «ВИ», хозяйство подавляющего большинства первых цивилизаций «было основано на оросительном земледелии. Но при этом ирригация в отличие от Египта и Междуречья обычно базировалась на использовании мелких рек, горных ручьев, а также дождевых вод, собираемых в водоемы».

Этот вывод подтверждает пример Элама, расположенного к востоку от Месопотамии. Земля этого государства представляла собой нелучшую местность для ведения сельского хозяйства; там были в основном горы и лишь небольшие плодородные долины по течению Каруна и Керхе.

Схожие неблагоприятные природные условия для развития земледелия были характерны и для крупного и влиятельного государства Митанни, сложившегося вблизи от Ассирии на землях между средним течением Евфрата и его притоками.

Условия для развития земледелия на территории нынешней центральной Турции отличались от тех, что существовали на землях Митанни, но и они не были благоприятными. Это не помешало созданию здесь державы Хеттов, являвшейся наряду с Египтом и странами Междуречья одной из трех крупнейших цивилизованных государств древнего мира: Говоря словами авторов «ВИ», «эта страна представляет собой плато, окруженное горами, отделяющими его от Черного и Средиземного морей. Вследствие этого*, несмотря на близость морей, климат здесь континентальный, атмосферных осадков выпадает немного. Для земледелия здесь по большей части необходимо искусственное орошение; но реки здесь несут мало воды и в связи с узостью речных долин для искусственного орошения использовать их трудно».

Позже (в конце II — начале I тысячелетия до н. э.) к востоку от земель хеттов на Армянском нагорье возникает государство Урарту. В отношении природных условий этого государства авторы «ВИ» также не смогли сказать что-нибудь хорошее: ״Сравнительно с другими районами древних цивилизаций» территория Урарту «представляла значительно меньше удобств для земледелия, которое возможно здесь (в долинах и низменностях) главным образом на основе использования вод горных ручьев». Однако и здесь было создано развитое земледельческое хозяйство.

Не лучшие условия для развития сельского хозяйства существовали и в странах, расположенных между державой Хеттов, Ассирией и Египтом и служивших полем сражений этих крупных держав, Древнего Востока. Между тем уже в III тысячелетии до н. э. здесь на узкой приморской полосе вдоль северной части восточного побережья Средиземного моря стали складываться поселения финикийцев. По поводу Финикии в «ВИ» сказано: «Возможности для пашенного земледелия ввиду недостатка удобных земель были ограничены». И все же финикийцы стали разводить здесь оливковые деревья, финиковые пальмы, виноград.

Но, возможно, такие неудобства были лишь в регионах Западной Азии и Северо-Восточной Африки? Однако в Индии и Китае, расположенных в средней и восточной часта афро-азиатского цивилизованного пояса, очаги оседлой культуры складывались не в самых лучших местах. Первые поселения цивилизации бассейна Инда, как отмечается в «ВИ», «были расположены у горных речек и ручейков при их выходе на равнину; здесь воды, видимо, перехватывались плотинами и направлялись на поля». Хотя в нижнем и среднем течении Хуанхэ, освоенном еще в древности, преобладала плодородная наносная почва из речного ила, первые земледельцы северного Китая обрабатывали главным образом земли лессового плато, что требовало искусственного орошения. И здесь переход к земледелию осуществлялся сначала не в самых удобных местах для этого занятия.

Аналогичное впечатление складывается, если взглянуть на каргу, на которой показано расположение первых государств доколумбовой Америки. Пояс доколумбовых оседлых культур Америки начинался с севера с поселений индейцев пуэбло, расположенных на землях нынешних юго-западных штатов США (Нью-Мексико, Аризона, Юта, Колорадо), на территории, где теперь развитие сельского хозяйства возможно лишь с помощью дорогостоящих ирригационных систем. Поразительно, но, не имея современной техники, племена пуэбло уже в VII[веке создали в этих трудных условиях систему искусственного орошениям выращивали кукурузу, бобы, тыкву и хлопок. Не менее поразительно и то, что в те времена их соседи в ныне процветающей Калифорнии находились на самом низком уровне развития, а для пропитания довольствовались желудями.

Искусственное орошение стало необходимым и для земледелия первых оседлых культур в центральной Мексике. В прибрежной полосе нынешних северо-западных департаментов Перу и центрального Эквадора индейцы мочика уже в VIII–IX веках строили водооросительные каналы, тянувшиеся на сотни километров, и канавы, подававшие воду к полям.

Высокоразвитое земледелие инков (они культивировали около 40 видов полезных растений) сложилось в исключительно неблагоприятных условиях Анд. Как отмечается в 4-м томе «ВИ», «долины, пересекающие Анды, представляют собой узкие глубокие ущелья с крутыми склонами, по которым в дождливый сезон стекают потоки воды, смывая почвенный слой; в сухое время на них не остается влаги». Поэтому земледелие здесь стало возможным лишь благодаря строительству оросительных каналов и превращению склонов гор в поля на искусственно созданных террасах. Чтобы предотвратить оползни, террасы укреплялись каменной кладкой, а для предотвращения утечки воды из оросительных каналов их дно выкладывалось каменными плитами.

Удивительным образом пояс доколумбовых цивилизаций проходил мимо современных сельскохозяйственных житниц Америки, где производство зерна к других продуктов никогда не требовало столь напряженных усилий, которые были вынуждены прилагать индейцы пуэбло и мочика, ацтеки, майя, тольтеки, ольмеки и инки.

Создается впечатление, что первые цивилизованные страны создавались по большей части там, где было особенно трудно вести земледелие. Может быть, все же прав Арнольд Тойнби и народы мира, как правило, выбирали места для занятий там, где было особенно трудно их выполнять? Однако известно, что земли, малопригодные для занятия земледелием, не ограничены сравнительно узкими полосами. Нетрудно убедиться в том, что за пределами этих окультуренных полос оставались бескрайние просторы земель разных качеств: столь же неудобные, еще более непригодные и гораздо более удобные.

Из этого обзора можно сделать парадоксальный вывод: удобство или неудобство этих территорий для землепашества не играло главной роли для использования их в качестве пахотных. Создается впечатление, что люди все равно были готовы осесть на этих землях и распахивать их вне зависимости оттого, каких трудов это им будет стоить. Возможно, они были рады, когда им удавалось собирать по 2–3 урожая в год без особого труда, но в любом случае они бы осели именно здесь.

А не прав ли был Гумилёв, когда он утверждал, что первые очаги человеческой культуры возникали под воздействием некоего облучения из космоса? Не были ли основатели первых оседлых цивилизаций загипнотизированы из космоса, получив приказ создавать оседлые культуры? Какая таинственная сила притягивала народы к землям, вытянувшимся в виде полос по трем континентам планеты?

ГЛАВА 3

ПЛЕНКА ЖИЗНИ ПРОТИВ СМЕРТИ

______________________________________

А может быть, для того чтобы обнаружить тайну рождения цивилизаций, следует отказаться от «лобовой атаки»? Сколько ни разглядывай места расположения первых цивилизаций, которые то сплошными, то пунктирными линиями протянулись через континенты, они сами по себе ничего не скажут, если у нас нет пособия для истолкования этих линий. Но, к сожалению, никто не составил пособия для прочтения линий на континентальных ладонях Земли.

Цивилизованные пояса, перечеркнувшие линиями массивы земной суши, как человеческие ладони, останутся загадочными, пока мы будем пытаться установить прямую зависимость судьбы народов от одного или нескольких условий окружающей среды. Ограниченность выбора почти неизбежно делает случайным вывод относительно «решающей причины». В этом случае исследователь обречен повторить ошибки слепцов из древней индийской притчи, которые, ощупывая различные части слона, не могли догадаться, что находится перед ними.

Нечто похожее может произойти и в том случае, когда различные исследователи пытаются выяснить, что является главной причиной того, что древние люди создали очаг цивилизации в определенном месте, но при этом обращают внимание лишь на одну или несколько сторон их жизни. Очевидно, что теплый климат, реки, почвы, а также необходимость преодолевать трудные природные условия сыграли определенную роль в становлении цивилизаций, Однако известно, что природные или общественные явления редко бывают вызваны непосредственным воздействием одного или даже нескольких факторов. Как правило, события, происходящие в природе и обществе, обусловлены следствием сложной цепочки явлений и обстоятельств, нередко отдаленных друг от друга во времени и пространстве. Отклонения в генетическом коде животного могут отозваться эхом у его дальних потомков. Последствия исторических событий могут проявляться через несколько поколений.

Однако, пытаясь отгадать причину появления на Земле первых цивилизаций, ученые зачастую не искали эти запутанные цепочки и предпочитали объяснить рождение оседлых культур, исходя из признаков, видимых на поверхности. Легко представить, к каким ошибкам могут привести подобные методы рассуждений, если задуматься, как будут оценивать нашу жизнь сторонние наблюдатели.

Представим себе, что некие разумные существа; не знакомые с нашей жизнью (допустим, пришельцы из космоса, гости из прошлого или будущего, или иные персонажи из научно-фантастических произведений), появились в летний выходной день в жилом микрорайоне современного российского города, расположенного на берегу водоема, и попытались объяснить, почему здесь живут люди.

Один из пришельцев, обратив внимание на людей, сидящих на траве и загорающих на солнышке, мог бы заявить, что население, очевидно, привлекла в эти края возможность потреблять солнечную энергию кожным покровом непосредственно из космоса, что, вероятно, является главным условием для возникновения очага человеческой цивилизации. Другой, заметив купающихся, может дополнить это соображение и сказать, что другим важным условием существования людей является наличие возле них стоячей пресной воды, в которую они должны время от времени догружаться.

Третий мог бы опровергнуть доводы предыдущих наблюдателей, справедливо указав на некоторые неблагоприятные условия жизни в этом жилом квартале. Среди недостатков жизни в микрорайоне он мог бы упомянуть чрезмерную скученность жилых, помещений, обращенность окон некоторых квартир на теневую сторону, неудобство высоких этажей для подъема и дискомфорт жизни в нижних этажах вблизи от шумного двора. Если же он знал особенности местного климата, то он мог бы добавить, что зимой в микрорайоне большую часть времени темно, холодно и дорожки покрыты льдом. Он стал бы доказывать, что все эти трудные условия бросили вызов людям и они приняли его, создав жилой квартал наперекор суровой природе.

Наконец, другие пришельцы, понаблюдав за жителями этого квартала, могли бы обратить внимание на то, что никто из них не занят строительством, а та техника, которая порой используется ими в быту, никогда не позволила бы им построить большой дом. Они могли бы сделать верный вывод о том, что дом построен не ими. Небрежное же обращение жителей со своим жильем и территорией квартала лишь убедило бы пришельцев в том, что они — варвары, случайно овладевшие цивилизованным жильем после гибели их строителей и поверхностно приобщившиеся к богатствам развитой культуры. При этом один из пришельцев мог бы разработать гипотезу о том, что былая цивилизация погибла в результате внезапного наводнения и ее памятники, возможно, покоятся на дне близлежащего водоема. Другой же, обратив внимание на каракули, рисунки и надписи, сделанные детьми и подростками мелом на тротуаре, мог бы прийти к выводу, что поскольку их лучше всего видно с высоты, то это — древние знаки для летательных аппаратов, а подлинные строители домов некогда прибыли из космоса. Возможно, что глыбы металла, груды бетона и незакопанные ямы, которые порой годами остаются на месте былой стройки, лишь укрепили бы мнение автора космической гипотезы в том, что здесь побывали инопланетяне, следы деятельности которых не поддаются разумному объяснению.

Итак, очевидно, что, хотя пришельцы даже на основе самых поверхностных наблюдений могли бы сделать несколько верных выводов (жители не строили сами дома, их привлекает близость к природе, строителям пришлось преодолевать немалые трудности при сооружении домов и т. д.), в целом их заключения оказались ошибочными из-за незнания некоторых особенностей нашей жизни, не укладывающихся в простые логические объяснения.

Что же помешает сторонним наблюдателям, впервые увидевшим жилой микрорайон в российском городе областного масштаба, сделать верные выводы? Что они скорм всего упустят из виду? Во-первых, они вряд ли поймут, почему жизнь вдали от центра города привлекательна, если не сумеют разобраться в проблемах загазованности и шума на центральных улицах города, отсутствия там зелени и прочих условий для здоровой жизни. Во-вторых, они скорее всего не сразу заметят то, что подавляющее большинство обитателей жилых домов оторвано от мест своих постоянных занятий, которые обеспечивают их всеми жизненными благами. Они вряд ли сразу догадаются, что занятия людей в жилых кварталах принципиальным образом отличаются от тех, которым они отдают время и силы в других частях города. В-третьих, маловероятно, что они быстро сориентируются в проблемах стоимости земли, строительства, сооружения коммуникаций и прочего и поймут, почему многоэтажные дома обходятся дешевле, чем малоэтажные.

Для того, чтобы распутать сложные цепочки явлений и событий, породивших современную городскую жизнь России, надо, по крайней мере приблизительно, знать мировую историю развития цивилизации, особенно историю строительства и архитектуры, а также географию и историю России.

Можно допустить, что еще более серьезные упущения характерны и для ряда гипотез о происхождении первых цивилизаций. Когда мы пытаемся истолковать черты далекого прошлого по немногим следам, оставшимся в нашем распоряжении, то оказываемся едва ли не в худшем положении по сравнению с воображаемыми пришельцами, которые могли бы прибыть в современный город. Действительно, в отличие от подобных пришельцев мы имеем дело не с реальными людьми, живущими в благоустроенных домах, а в лучшем случае с их скелетами и изображениями, с развалинами их построек и жалкими обломками их орудий труда и быта. Не имея машины времени, мы лишены возможности проверить те или иные предположения относительно далекого прошлого, и нам приходится полагаться лишь на логику в рассуждениях относительно давних событий.

Во-первых, обращая внимание на природные условия, окружавшие «жилые кварталы», в которых переселились создатели первых цивилизаций, авторы гипотез зачастую не очень убедительно объясняют, почему прежняя среда обитания перестала их удовлетворять. Как известно, до создания первых оседлых поселений люди кочевали, перемещались по всей планете, или, по крайней мере, по обширным пространствам в пределах большого региона. Может быть, остальная часть планеты была загазованной, или людям стал невыносим птичий гам, или стада мамонтов, бизонов и зубров, передвигавшихся на больших скоростях, стали угрожать безопасности пешеходов? Чем по сравнению с остальной планетой оказались выгоднее те места, где складывались очаги первых цивилизаций? Если же, напротив, люки стали искать себе трудности, то разве в лесных дебрях и среди степей, населенных хищными зверями, их было меньше, чем в болотистых низменностях или на горных плато?

Во-вторых, гипотезы, основанные на решающей роли климата, не очень ясно объясняли, почему создатели первых цивилизаций изменили свой образ жизни и оставили свои прежние занятия. Как известно, до возникновения первых постоянных поселений люди занимались охотой и собирательством, что вполне удовлетворяло их в течение сотен тысяч лет. Почему же они вдруг оставили эти промыслы и переехали на новое местожительства, где стали заниматься земледелием и скотоводством? Кто обучил их этим занятиям, создал новые рабочие места, обеспечил им вознаграждение за труд и прочие социальные блага? А если такие центры трудоустройства и профподготовки были сознаны пришельцами из космоса или из цивилизаций, погребенных под толщами вод или льдов, то почему эти творцы цивилизаций исчезли бесследно, не оставив потомкам никакого внятного сообщения о своей бескорыстной и благородной деятельности?

В-третьих, многие гипотезы не объясняют, почему люди, которые прежде жили довольно рассредоточено по всей поверхности Земли, вдруг решили жить почти так же скученно в оседлых поселениях, как обитатели современных многоэтажных и многоквартирных домов. Может быть, возросла плата за разбивку палаток, вигвамов, чумов и юрт в лесах и полях?

Как и для правильного понимания современной городской жизни, для того чтобы установить, почему первые цивилизации возникли именно там, где они возникли, надо хотя бы приблизительно разобраться в историческом и географическом контексте исследуемого явления. Однако, так как масштаб наблюдений за жизнью отдельного микрорайона отличается от масштаба исследования первых цивилизаций, придется принять во внимание, с одной стороны, основные направления развития мировой истории, а с другой стороны, учесть основные свойства земной поверхности, на которой в течение миллионов лет обитал человек.

Обращая внимание на необходимость всестороннего рассмотрения связей между человечеством и природой, основоположник геохимии, биогеохимии и радиогеологии Владимир Иванович Вернадский писал: «До сих пор историки, вообще ученые гуманитарных наук, а в известной мереи биологи сознательно не считаются с законами природы биосферы — той земной оболочки, где может только существовать жизнь… В действительности ни один живой организм, в свободном состояний на Земле не находится». Биосфера объединяет все формы земной жизни не только их общим происхождением, но и взаимозависимостью друг от друга. Экологические цепочки, соединяющие различные элементы биосферы, свидетельствуют о наличии своеобразного общего поля взаимного притяжения в «области жизни». Единство биосферы обусловило ее способность к эволюционному развитию.

Кроме того, Вернадский обнаруживал невидимые, но эффективные силы взаимного притяжения, связывающие неживую природу и живую, биосферу и судьбы человечества. «Человечество, — писал Вернадский, — как живое существо, неразрывно связано с материально-энергетическими процессами определенной геологической оболочки Земли, с ее биосферой».

Эта «неразрывные связи» проявляются не только во вторжениях отдельных природных факторов в развитие человечества, но и в постоянном воздействии живой природы на судьбы народов мира. Во-первых, различные факторы, оказывающие воздействие на живые организмы, такие как температура, влажность и наэлектризованность воздуха, наличие воды и ее химический состав и прочее, могут влиять непосредственно на человеческий организм, а следовательно, и на ход человеческой истории. Во-вторых, как и всякие живые существа, люди могут удовлетворять свои физиологические потребности прежде всего за счет биосферы. Поэтому такие факторы, как солнечная радиация и ее циклические изменения, характер почвы и другие, от которых зависит развитие растений и животных, косвенным, но эффективным образом воздействуют на жизнь людей. В-третьих, принадлежность человека к животному царству делает его подвластным многим из тех законов эволюции,1 по которым развивается живая природа.

Законы эволюции не похожи на механистические законы неживой природы главным образом потому, что, в отличие от косной материи, жизнь не пассивно реагирует на внешнее воздействие окружающей среды. Данные о солнечном излучении и радиации подземных пород, температурном режиме, химическом составе окружающей среды и т. д. служат для живого организма условиями уравнений, которые он должен решать, чтобы выжить. Жизнь должна постоянно находить формы и величины биологического порядка, способные дать ответ на условия, поставленные неживой природой. При подготовке ответов биологические организмы создают совершенно новые комбинации из имеющихся в их распоряжении возможностей, но непременно отказываясь от некоторых своих прежних качеств. Таким образом, устанавливается равновесие между внешним миром и возможностями живого организма.

Однако такое равновесие может быть лишь временным, так как по своей сути жизни чуждо неподвижное состояние, она находится в постоянном движении, активно развиваясь. Эволюция биосферы преобразует и мир неживой природы. Обратив внимание на эту сторону биосферы, Вернадский увидел в живой природе Земли активный фактор космического значения. Русский ученый расценивал жизнь, как проявление способности материи противостоять тенденции к достижению мировой энтропии, то есть тепловой смерти Вселенной. Чтобы оценить значение этой мысли Вернадского, требуется небольшой экскурс в физическую теорию.

Понятие «энтропия» (древнегреч. — переход, превращение) используется физиками для обозначения функции состояния термодинамической системы. Достижение теплового равновесия означает максимум энтропии. Энтропия ведет к рассеиванию энергии в просторах космоса,*или к «тепловой смерти» Вселенной, о чем впервые объявил в XIX веке английский физик Уильям Томсон в статье «О проявляющейся в природе общей тенденции к рассеянию механической энергии».

Эта идея оспаривалась другими учеными, в частности, австрийским физиком Л. Больцманом. В докладе на заседании Венской академии наук в 1886 году Л. Больцман использовал понятие «флюктуация» (колебание; отклонение от нормы) для того, чтобы обосновать свою теорию, в которой он доказал наличие космических процессов, противостоящих тепловой смерти Вселенной. В то время как Вселенная движется к тепловому равновесию, в отдельных ее областях, хотя бы небольших, могут создаваться флюктуации, восстанавливающие неравномерность температуры во Вселенной. После образования такой флюктуации статистические законы ведут к выравниванию температуры, но флюктуации возникают вновь. Эти флюктуации противостоят движению Вселенной к тепловой смерти.

В качестве примера такой флюктуации Больцман привел земную жизнь и ее роль в энергетическом обмене между Солнцем и Землей, в ходе которого в течение миллиардов лет совершается выравнивание температуры до достижения равновесия. В то же время, как отмечал Л. Больцман, «мы легко можем использовать переход теплоты от Солнца к Земле для совершения работы, как переход теплоты воды от парового котла к холодильнику. Поэтому всеобщая борьба за существование живых существ… это борьба за энтропию, которую можно использовать при переходе энергии с горячего Солнца к холодной Земле. Для того, чтобы возможно более использовать этот переход, растения распускают неизмеримую поверхность своих листьев и заставляют солнечную энергию, прежде чем она опустится до уровня температуры земной поверхности, выполнить химический синтез… Продукты этой химической кухни являются предметом борьбы в мире животных». Необратимая эволюция жизни на Земле являлась флюктуацией, нарушавшей движение к уравниванию температурного баланса. Эта идея Больцмана позволяла увидеть в деятельности растений самостоятельный процесс, противостоящий энтропии в Солнечной системе.

Изучая энергетические процессы, происходящие в биосфере, Вернадский впервые поставил вопрос о биогенной миграции атомов, то есть об их передвижении, вызванном деятельностью не только растений, но и животных. «Живые организмы», по мысли Вернадского, «своим дыханием, своим питанием, своею смертью и своим разложением, постоянным использованием своего вещества, а главное, сменой поколения, своим рождением и размножением порождают… великий планетный процесс, миграцию химических элементов в биосфере, движение земных атомов, непрерывно длящееся больше двух миллиардов лет». «Биосфера планеты Земля, — указывал Вернадский, — побеждает мировую энтропию путем биогенной миграции атомов, стремящихся к расширению».

Другую теорию о роли жизни в борьбе против Вселенской гибели изложил доктор биологических наук А. Г. Маленков в работе, написанной совместно с его отцом Г. М. Маленковым, известным государственным деятелем СССР. Если Больцман и Вернадский видели в биосфере средство противодействия рассеиванию энергии во вселенском космосе, то отец и сын Маленковы обратились к другой стороне космического процесса, связанной с гравитационным сжатием материи. В небольшой работе «О всеобщности принципа: жизнь противостоит гравитации» Г.М. и А. Г. Маленковы утверждали, что «живые организмы, растения и животные постоянно и повсеместно преодолевают в ходе своей жизнедеятельности гравитационное поле… Жизнь противостоит гравитации уже в своих элементарных проявлениях: рост растений, движение животных и т. д.».

Знаменитый политический лидер страны, обладавший высшим техническим образованием и изучавший труды В. И. Вернадского, и видный ученый-биолог подчеркивали, что противостояние гравитации наблюдается уже у одноклеточных организмов

И особенно усиливается после возникновения многоклеточных существ: «Появление многоклеточных организмов — чрезвычайно важный этап в истории противостояния жизни гравитации. Для макроскопических многоклеточных существ преодоление перепадов гравитационного поля требует уже значительной доли общей энергий, расходуемой на жизнедеятельность. Многоклеточные существа непрерывно и повседневно вынуждены учитывать гравитацию и противостоять ей. Именно поэтому уже на первом этапе развития многоклеточности — тканевом уровне организации — ведущей управляющей системой становится система механической интеграции клеток в ткань. Поля механических напряжений, прямо противостоящих гравитационному полю, непосредственно управляют поведением тканевых систем».

Из этих теорий следует, что задолго до выхода человека в космическое пространство земная жизнь стала играть существенную роль в решении судеб мирового космоса. Тонкая пленка живой материи на Земле, находящейся между мертвой материей космоса и земных пород, стала мощной преградой, сдерживающей распыление энергии в бесконечном космосе и в то же время противодействующей гравитационному сжатию космической материи. Биосфера, занимающая ничтожно малую часть нашей крохотной по космическим масштабам планеты, представляется небольшим отважным отрядом жизни, активно ведущим борьбу против бесконечно огромных, но косных сил, несущих гибель Вселенной.

В то же время сама жизнь, как подчеркивал Александр Чижевский, «должна считаться явлением космическим, работою космических сил». Для того, чтобы противостоять силам, разрушающим космос, жизнь должна постоянно питаться космической энергией и прообразовывать ее. Обращая внимание на эту сторону в отношениях жизни и неживой материи, Александр Чижевский писал: «Жить, говоря языком физики, — это значит пропускать через себя потоки энергии. Живое существо даже самое короткое время не может оставаться без притока энергии извне. Когда растение или животное поглощают питательные продукты или дышат, они воспринимают энергию, когда же животное движется, человек работает или мыслит, энергия выделяется из организма».

Главным же источником космической энергии на Земле является Солнце, подчеркивал А. Чижевский. Он писал: «Основной задачей жизни является задержание, сохранение и экономное расходование солнечной пищи, В этом смысле борьба за существование есть не что иное, как буквально борьба за частицу лучистой энергии Солнца… Существование тончайшей пленки, которая со всех сторон окружает земной шар, находится в прямой и последовательной зависимости от энергии солнечного излучения. Куда бы ни проник солнечный луч, он встречает на своем пути ожидающую его потенциальную жизнь, чтобы дать ей движение… Подобно резцу скульптора, энергия солнечного луча творит лик и образ органической жизни на Земле». Задерживая солнечную энергию и обращаясь к Солнцу, жизнь становилась преградой на пути мировой энтропии и преодолевала земную гравитацию.

Борьба жизни, вооруженной и преобразованной солнечной энергией, против космической смерти и земного притяжения прошла через много этапов и породила многочисленные цепочки последовательных событий. Чтобы разгадать причины возникновения первых человеческих цивилизаций, нам придется пройти по этим запутанным цепочкам, соединившим события от появления первых организмов на планете и до выхода их на земную твердь.

ГЛАВА 4

МЫ — ЖИТЕЛИ СРЕДИЗЕМНЫХ ОСТРОВОВ И ПОЛУОСТРОВОВ

______________________________________

Когда-то, как говорится в Книге Бытия, «Земля была безвидна и пуста, и тьма над бездной». Эти слова в начале Ветхого завета вдохновили француза Жана Санди написать книгу «Боги, которые создали Небо и Землю», в которой утверждалось, что прибывшие из космоса разумные существа застали нашу планету именно в таком плачевном состоянии. Однако упорным трудом, который длился несколько тысячелетий, они создали на Земле условия для жизни, а затем живые существа и человека. Впоследствии, утверждал Жан Санди, рассказы создателей жизни о Земле отразились в истории о Семи Днях Творения.

По мнению же современной науки, формы жизни возникли и развились на «безвинной» и «пустой» Земле без внешней помощи и поэтому им понадобились не тысячи, а миллиарды лет, прежде чем они в борьбе против сил мировой энтропии и вселенской гравитации стали последовательно распространяться по планете, покоряя одну сферу земного обитания за другой (гидросферу, литосферу, атмосферу) и их различные слои. Как отмечали в своей работе Г.М. и А. Г. Маленковы, «особенно значительно и явно жизнь противоборствует гравитации при выходе живых существ из плотной водной среды на поверхность суши. Действие гравитационного поля при этом возрастает в десятки раз».

Не исключено, что переход из водной среды на сушу осуществлялся в «пограничной зоне» между геофизическими средами. Г.М. и А. Г. Маленковы писали о «пульсирующей границе вода-суша», линия которой менялась под воздействием лунной гравитации. В связи с этим они считали, что «наличие лунных и приливных ритмов у многих организмов, обитающих на суше, отражает память о том критическом для их предков периоде, когда они выходили из «хляби морской на твердь». Так постепенно неживая природа Земли превращалась в область жизни, или биосферу.

Однако при каждом переходе из одной среды обитания в другую живые организмы сталкивались с новыми условиями, принципиальным образом отличавшимися от обжитой среды. Для покорения очередной геофизической сферы живым организмам всякий раз приходилось решать новые уравнения, в которых учитывались свойства этой среды, и преобразовывать себя соответствующим образом. Поэтому каждый переход из одной земной среды в другую соответствовал новому этапу в развитии живых организмов.

Переход из одной среды обитания в другую совершали лишь те организмы, которые могли выжить при резком ухудшении привычных условий, воспользовавшись благоприятными условиями новой среды. Такие организмы должны были обладать повышенным запасом жизненной энергии и способностью использовать имевшиеся у них возможности в новых условиях. Победителями воздушной стихни оказывались те виды животных, которые могли оторваться от земной поверхности и, воспользовавшись воздушными потоками, одержать победу над земным тяготением. На суше выживали существа, оказавшиеся временно вне привычной для них морской воды и сумевшие перемешаться в новой стихии.

Для того, чтобы научиться преодолевать расстояния между одним водоемом и другим, рыбам, как считают видные биологи, пришлось опираться на свои плавники при передвижении по суше. Одновременно переход живых существ из воды на сушу потребовал не только превращения плавников в конечности для передвижения по твердой поверхности, но и преобразования воздушного пузыря в легкие, изменений в системе кровообращения, I кожном покрове и т. д. Кроме того, эти изменения в отдельных частях организма нарушали сложившееся равновесие между его различными внутренними системами. Чтобы восстановить внутреннее равновесие, организму приходилось в чем-то видоизменяться. Правда, эти переделки обошлись живым существам ослаблением их способности плавать, а затем и утратой возможности постоянно находиться в водной среде.

Выход жизни из воды насушу стал переломным этапом в распространении биосферы по планете и в эволюционном развитой многих организмов. Однако, оказавшись на суше и приспособившись к сухопутной жизни миллионы лет назад, предки современных сухопутных животных, включая человека, не расстались окончательно с водной стихией, а продолжали зависеть от нее. Вода окружает потомков обитателей Мирового океана на земной суше со всех сторон. Под ними текут подземные воды, по небу перемещаются облака, состоящие из водного пара, и потоки воды то и дело низвергаются на землю. Наконец, большая часть тела человека состоит из воды. Сама же суша, занимающая немногим более 20 процентов земной поверхности, со всех сторон окружена Мировым океаном и его заливами, огромными пространствами возле полюсов и в горах, покрытых замерзшей водой. Даже то, что считается поверхностью суши, покрыто бесчисленными водными потоками разной величины и стоячими водными пространствами.

Не только моря, но и озера, реки, болота, огораживающие участки суши, превращают их в острова или полуострова, расположенные среди земной суши. Порой эти «средиземные» полуострова, буквально сжатые с двух сторон параллельно текущими реками, именуют двуречьями; скопления же таких полуостровов называют пятиречьями, семиречьями и т. д. Междуречья, образованные речушками, в свою очередь оказываются огражденными еще более мощными водными барьерами крупных рек, озер и морей. Вследствие этого небольшие полуострова-междуречья, образованные течением мелких речек, становились частями более крупных полуостровов, полуокруженных большими реками, подобно тому как приморский Керченский полуостров является частью Крымского полуострова.

Исходя из этого москвичей вместе с жителями Московской, Ивановской и Владимирской областей можно считать обитателями скопления «средиземных» полуостровов, огороженных Окой, Волгой и их притоками. (После сооружения канала имени Москвы и других водных сооружений многие жители этих мест уже давно стали островитянами.) Сухопутный вход на это полуострова расположен южнее города Гагарин и неширок. Поблизости от этого места находится еще более узкий вход на один из полуостровов этого скопления, окруженный Окой и ее притоками, в том числе Москвой-рекой. На этом полуострове обитают жители юго-запада Москвы. Разумеется, можно обнаружить и более мелкие полуострова, созданные речушками и излучинами больших рек. Так на суше возникают запутанные лабиринты, окруженные вместо каменных стен водными преградами.

Значительная часть этих водных стенок соединяется с водами Мирового океана, поскольку туда направляется подавляющая часть водных потоков. Эти части земной суши можно считать приокеанскими. В то же время немалая часть рек направляет свои воды во внутренние бассейны (озера, не связанные с Мировым океаном, такие как Балхаш, Чад, Большое Соленое, или внутренние моря, такие как Каспийское и Аральское) или пересыхает по пути. Эти части земной суши являются внутриконтинентальными. На некоторых континентах внутренние земли занимают сравнительно небольшие площади. Даже Большой бассейн на территории США невелик по сравнению с общей площадью Северной Америки. В Африке же огромную территорию занимают внутриконтинентальные земли Сахары. Почти вся территория Австралии представляет собой «внутренний континент». Значительную часть Евразии занимают земли внутреннего континента, включающего в себя бассейны Каспия, Арала, Балхаша, внутренних озер Синьцзяна, а также степных и полупустынных просторов Центральной Азии.

На внутриконтинентальных землях существуют свои водные бассейны с водными лабиринтами. К числу наиболее сложных относятся те, которые группируются вокруг Волги, самой крупной мировой реки внутриконтинентального Каспийского бассейна, а также вокруг Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, впадающих в Аральское море. Если Мировой океан и приокеанские воды окружают сушу, то внутриконтинентальная суша окружает воды внутренних бассейнов.

Порой трудно сказать, вода ли окружает сушу или суша — роду. К тому же границы между этими средами подвижны. Водные барьеры то опускаются и становятся преодолимыми, то поднимаются и делаются неприступными. Так происходит во время Летних засух и в зимнюю стужу или во время весенних половодий или наводнений, вызванных таянием ледников. С наступлением же морозов водные барьеры устраняются, а гидросфера обретает свойства литосферы. Соотношение между водой и сушей меняется и вследствие перемен в мировом климате или геологических катаклизмов. Даже огромные острова, отделенные ныне глубоководными преградами, такие как Британия, Цейлон (Шри Лан-ка), Зондские острова, некогда соединялись сушей с Евразией. В то же время периодическое высыхание Каспийского моря не раз превращало ее острова в полуострова.

Соотношение между водой и сушей во многом определяет характер флоры и фауны на той или иной территории Земли, а также влияет на систему взаимоотношений между различными формами жизни, растительной и животной, именуемое «биогеоценозом», или «биоценозом», что проявляется в характере животного мира в различных регионах планеты.

Хотя многие из зоогеографических областей и подобластей протянулись поясами по поверхности Земли в широтном направлении, в зависимости от количества солнечной радиации, получаемой биосферой (так в Старом Свете к югу от Арктической подобласти полосой протянулась Европейско-Сибирская лесная подобласть), некоторые зоогеографические регионы сложились в силу того, что они оказались полностью отрезанными водными барьерами и закрыли выход животным «своего» континента или острова и доступ животным извне. Именно таким образом сформировались Австралийская зоогеографическая область, Мадагаскарская подобласть, Антильская подобласть и т. д.

Другие зоогеографические подобласти возникли в значительной степени вокруг приокеанских земель. Вход в эти земли не был полностью закрыт, но все же сильно ограничен узкими участками суши, через которые можно было попадать в «водные лабиринты». В этих покрытых густыми лесами междуречьях складывались особые животные миры. Крупными приокеанскими зоогеографическими подобластями являются Индийская, Западно-Африканская, Бразильская, Средиземноморская.

Третьи зоогеографические зоны сформировались на основе внутренних континентов, часто отделенных большими пространствами суши от Мирового океана и приокеанских земель. Обычно центральная часть внутриконтинентальных земель занята пустынями и полупустынями, и далеко не все животные могут выдержать такие условия. Зачастую жизнь во внутриконтинентальных регионах активно развивается лишь на их степных окраинах. К таким регионам прежде всего относится Центрально-Азиатская подобласть.

Кроме того, па различных островах, окруженных морями, на «средиземных» островах и полуостровах, огражденных водными преградами, также складывались свои автономные системы биоценоза, в которых поддерживалось относительное равновесие.

Отношения между животными, сушей и водой еще более осложняются вследствие того. что, с одной стороны, потоки этого химического соединения являются барьером для многих сухопутных животных, а с другой стороны, животные не могут жить без пресной воды. Поэтому многие из них вынуждены время от времени идти на водопой к реке, пресному озеру или иному источнику. В то же время за миллионы лет пребывания на суше они постепенно утратили биологические возможности, необходимые для постоянной жизни в водной стихии.

Если для того, чтобы выжить на суше, рыбы стали использовать свои плавники в качестве двигательных конечностей, то для того, чтобы вновь научиться плавать, сухопутным жителям надо было использовать части своих тел, сформированных пребыванием на суше.

Одни животные научились превосходно плавать, что, очевидно, способствовало их распространению по всему свету. Характерно, что такие водоплавающие млекопитающие звери, как бобры, распространены и по всей Евразии, и по всей Северной Америке. Выдры — также выдающиеся пловцы — обитают на всех континентах Земли, кроме Австралии и Антарктиды.

Другие виды животных научились преодолевать неширокие водные барьеры прыжком. Видимо, это умение помогало козлам и баранам перепрыгивать не только через пропасти в горах, но и через ручьи и с камня на камень через водные потоки. Умение совершать прыжки с ветки на ветку помогло обезьянам преодолевать неширокие водные потоки. Этот же навык, вероятно, помог белкам распространиться как повсюду в Евразии, так и в Северной Америке.

Третьим видам животных переходить воды вброд позволяет их сравнительно высокий рост. Опираясь на дно ногами, они могут переходить поток в частично погруженном состоянии до тех пор, пока вода не заливает им ноздри. Четвертые даже могут сделать в ходе такого перехода несколько плавательных движений. Пятые научились долго обходиться без воды. Благодаря этому они смогли пересекать огромные безводные пространства суши, что позволяет им покорять пустыни и полупустыни внутренних континентов, сокращая путь через них, и избегать излишних блужданий вдоль речных потоков.

Есть виды животных, которые используют для далеких переходов зимнее время, когда реки и другие водные преграды замерзают: зимой они могут беспрепятственно перейти из одной местности в другую. Это им позволяет способность не впадать в спячку в зимнее время. Вероятно, лисицы, волки, зайцы и другие звери именно таким образом распространены повсюду, как в Западном, так и в Восточном полушариях.

И все же для многих видов сухопутных животных вода является неприступной или почти неприступной преградой. Даже те животные, которые могут проплыть некоторое расстояние, боятся входить в коварную движущуюся стихию. По этой причине стада буйволов и антилоп, которые могут без труда переплыть речку, останавливаются в страхе перед водой и входят в нее лишь под физическим давлением наступающих сзади сородичей.

Охотники знают, что река — враг зверя, а поэтому во многих случаях животное скорее пойдет долгим окольным путем, чем вступит в пугающую его воду. Эти звери следуют мудрости, которая отражена в пословице: «Если три версты обходом, прямиками будет шесть». Двигаясь «прямиком», звери могут попасть в опасную воду и погибнуть, а поэтому самыми короткими дорогами для большинства из них являются пути в обход опасных рек.

Однако, как из всякого лабиринта, даже самого запутанного, можно выбраться и из природных ловушек, созданных водными преградами. Поскольку существуют пути по суше в междуречья, или на полуострова, окруженные реками, а проходы к островам создаются периодически, животные постоянно или временами могут переходить из одного ареала в другой. Способность обходить водные лабиринты стала для многих животных важным условием их передвижений по планете.

ГЛАВА 5

КТО ПРИНУЖДАЛ ЖИВОТНЫХ К ЭМИГРАЦИИ?

______________________________________

У животных, как и у людей, наличие теоретической возможности эмигрировать далеко не всегда совпадаете ее реализацией. Перед животными встают схожие вопросы: «Зачем покидать родные края, если мы привыкли там жить? Во имя чего терпеть тяготы пути? Не рискованно ли искать счастья в чужой земле?» Как и любой переход в иную среду бегство из родного ареала звери осуществляют лишь под давлением чрезвычайных обстоятельств. Однако чрезвычайные ситуации в природе не редкость. Животные покидали родные края, как только равновесие в их среде обитания нарушалось.

Данные различных естествоиспытателей, собранные русским ученым А. Л. Чижевским, позволили ему сделать вывод о том, что такие нарушения равновесия происходят периодически под воздействием солнечной активности. В годы повышенной солнечной активности могут учащаться засухи и одновременно наводнения вследствие таяния горных снегов. В эти годы активизируется деятельность болезнетворных бактерий. Эти природные процессы угрожают жизни животных и растений, но в то же время под непосредственным воздействием солнечной активности возрастают урожаи и приплод животных, усиливается их жизненная активность.

Эти циклы не равномерны по своей продолжительности. В приведенном Чижевским перечне данных о пятнообразовательном процессе на Солнце за три столетия указаны самые разные числа лет от одного минимума солнечной активности до другого, а также от ее максимума до нового максимума: 7,3; 8,2; 9,6; 11,5; 14; 15; 17,1 и т. д. Следует также учитывать, что число солнечных пятен и интенсивность солнечного излучения бывают различными в крайних точках цикла: в один максимум число пятен может достигать 47, в другой — 111, в третий — 130 и т. д.

Наконец, не стоит забывать, что циклы, вызванные непосредственным воздействием солнечной активности, не являются единственными периодами, в течение которых совершаются колебания в состоянии биосферы. Во-первых, процессы в биосфере могут провоцироваться не одним физическим явлением (солнечная активность), а различными (воздействие Луны, состояние подземных недр, передвижение Солнечной системы в космосе и т. д.), каждый из которых имеет свои циклы. Совпадение или несовпадение этих циклов могут существенно менять течение циклов жизнедеятельности биологических организмов. Во-вторых, влияние этих причин меняется вследствие инерционных сил физических тел Земли и ее сфер (литосферы, гидросферы, атмосферы). Эти инерционные силы способны замедлять или ускорять воздействие солнечной активности или иных сил. В-третьих, многие события в биосфере вызваны не прямым воздействием физических причин, а возникают через посредство сложных связей между различными биологическими организмами. Для процессов в биосфере вообще характерны не механические, прямые воздействия, а косвенные связи между явлениями, обстоятельствами и предметами через сложные, нередко запутанные цепочки последовательных событий, что существенно меняет ход и продолжительность циклов жизнедеятельности.

Вследствие всех перечисленных выше причин ученые открыли существование в живой природе много других циклов разной продолжительности и разного характера: 35-летний цикл Брюкиера, циклы Уильяма Бевериджа, длительность которых в годах составляла — 5,7; 9,8; 12.8; 15,2; 19,9; 54 и 68 и еще около 20 циклов, циклы Д. Бранта и многие другие.

Наличие циклов разной продолжительности в развитии процессов в живой и неживой природе чрезвычайно затрудняет их прогнозирование. На это указывал Эллсуорт Хантингтон, который писал: «Для человечества было бы огромным благом, если бы мы могли научиться предсказывать различные сроки у будущих событий… Это было бы легко, если бы: 1) существовало бы небольшое количество циклов; 2) все они были бы абсолютно одинаковыми по своей продолжительности и интенсивности; 3) нй один цикл не вызывал бы продолжительного воздействия и не накладывался на другой; 4) каждый данный цикл развивался бы равномерно по всем частям Земли. Однако ни одного из этих условий не существует».

И все же, несмотря на невозможность предсказывать цикличность событий в природе с такой же точностью, с какой можно определять продолжительность дня или года, очевидно, что цикличность в развитии природы существует. Чижевский исходил из средней продолжительности солнечного цикла в 10–13 лет, или в 11 лет. Половина такого цикла составляет, по Чижевскому, от 5 до 6 лет, двойной солнечный цикл длится от 21 до 24 лет, тройной цикл — от 32 до 35 лет, трижды тройной — от 100 до 105 лет. Анализы срезов древесины показали, что в периоды максимальной солнечной активности особенно усиливалась и деятельность биосферы.

А. Н. Шнитников установил наличие еще более длительных климатических циклов, зависящих от перемещения циклонов, которые то проходят по северной части Евразии, то по ее средней части, то по южной. На основе имеющихся данных Шнитников разработал теорию чередования влажных и сухих периодов, продолжительностью в несколько столетий. Эти периоды увлажнения и усыхания неравномерны по своей продолжительности. Кроме того, они сочетаются с многочисленными, но более короткими циклами солнечной активности, в ходе которых засушливый период прерывается дождливыми голами, а влажный период сочетается с годами засух. При этом перемены в мировом климате могли вызывать различные, нередко прямо противоположные последствия в разных частях планеты. Так усыхание торфяников, которое наблюдалось в Западной Сибири в середине III тысячелетия до н. э., происходило одновременно с активным таянием ледников в Альпах и грандиозными наводнениями в 2379 году до н. э. в Месопотамии и в 2297 году до н. э. в Китае, которые были объявлены всемирными потопами.

Очевидно, что циклические колебания солнечной энергии создают резкие перепады в условиях жизни на Земле и тем самым вызывают то рост, то падение рождаемости у зверей. Их численность то резко возрастает, то уменьшается. В то же время такие перемены в климате провоцируют глубокие качественные перемены в биосфере, подстегивая жизнь растений и животных, заставляя их прибегать к таким способам выживания, которые оставались невостребованными в периоды стабильного состояния, то есть активизируют эволюционные процессы,

О том, что популяции животных то уменьшались, то резко увеличивались, было известно давно. Чижевский ссылался на специалиста по охотничьему делу в России Туркина, который подметил приблизительную 11-летнюю периодичность в числе убиваемых зайцев и в количестве вывоза их шкур. Ряд ученых Франции, Бельгии, Англии и России давно установили 11-летнюю повторяемость массовых перелетов саранчи и других насекомых. Норвежский полярный исследователь Ф. Нансен открыл 11-летний период улова и качества рыбы. Отмечая, что некоторые из пиков активности живых организмов не совпадали с пиками солнечной активности, Чижевский обратил внимание на то, что процесс влияния Солнца на земную жизнь носит сложный характер, который не всегда можно точно выявить. В то время как, по мнению ряда специалистов, появление сибирских соек в Северной Европе раз в 11 лет связано с повторяющимися неурожаями кедровых орехов, английский орнитолог Зимрот полагал, что вторжение этих птиц в необычную для них среду вызвано Обильными урожаями их любимых орешков, вследствие чего сойки размножаются в чрезмерном количестве и вынуждены Искать пропитания на стороне. На основе многочисленных наблюдений Зимрот заключил, что интенсивное размножение млекопитающих, птиц, насекомых, а равно и растений связано с 11 — летним циклом активности солнечных пятен.

Периодически повторявшиеся природные катастрофы, постигавшие обитателей речных полуостровов, а также популяционные взрывы, которые вызывали массовый голод, вынуждали их покидать обжитые края и искать более благоприятные места. Широко известны перемещения огромных масс белок и леммингов в поисках питания на значительные расстояния. В то же время неумение плавать или преувеличенный страх перед водой заставляли многих зверей обходить водные барьеры и искать сухопутные пути. По этой причине во время своих исходов из междуречий животные устремлялись к верховьям рек, где вода была мельче всего и где можно было легче найти сушу.

Во время такого бегства животные могут покидать не только свои постоянные места жительства, но и временно выходить за пределы зоогеографических областей, обычных для их биологического вида. Голод не только гонит зверей далеко за пределы их мест обитания, но и заставляет их проявлять несвойственные им черта поведения. Как писал бразильский географ Жозуэ де Кастро в своей книге «География голода», «во время одной из сильных засух на северо-востоке Бразилии наблюдалось страшное нашествие летучих мышей. Эти ночные животные стали проявлять активность и днем и ночью; целые стаи их проникали в дома, сосали кровь детей и даже нападали на взрослых. Змеи также совершенно безумеют во время бразильских засух: гремучие змеи выползают из своих нар и ползут целыми полчищами по дорогам, по загонам для скота, дворам и даже забираются в дома в поисках добычи». Таким образом, в пиковые годы циклов у животных могли проявляться новые качества, которые свидетельствовали о наличии у них неисчерпанных эволюционных возможностей.

Злая стихия может загнать зверя в чуждую для него обстановку и заставить изменить его обычное поведение. Даже зайцы, как мы помним из стихотворения Некрасова, могут предпочесть оказаться в лодке вместе с охотником, лишь бы не погибнуть от наводнения. Если же животным везло, то они попадали на широкие просторы плоскогорий, обильно покрытые растительностью и не разделенные водными потоками. Эти обширные участки суши притягивали, как мощные магниты, стада животных, жаждавших спасения. Приходили на простор плоскогорий те, кто выжил во время исхода. Эти наиболее приспособленные особи становились родоначальниками новых видов животных, размножавшихся на просторных плоскогорьях. Здесь происходило скрещивание разновидностей животных одного рода. Так различия в земных условиях способствовали усилению различий в биосфере и ее развитию. Широкие плоскогорья, на которые ведут дороги из речных полуостровов, стали местом рождения многих новых видов животных (например, Восточно-Африканское нагорье, степные области Евразии).

Но найти землю обетованную мигрирующим животным было не так легко. Зачастую ближайшие к ним ареалы, ограниченные водными барьерами, были также поражены природным бедствием или же вход туда преграждали обитавшие там хищники или другие животные. По этой причине в поисках удобных ареалов животным приходилось преодолевать немалые расстояния. Выдерживать такие переходы и приспособиться к новым непривычным условиям обитания могли лишь те животные, которые обладали наибольшими жизненными резервами. Покоряя новые земли, животные, организм которых обладал более универсальными возможностями и большим запасом жизненных сил, одновременно делали новые шаги по лестнице эволюционного развития.

ГЛАВА 6

МЕСТО ВСТРЕЧИ — АРАРАТ

______________________________________

Невидимое движение живых организмов по лестнице эволюции сопровождалось их физическими перемещениями по земной поверхности. Чтобы распутать всю цепочку связей, соединивших историю цивилизаций с биосферой, нам придется теперь проследовать по следам сухопутных животных, которые они оставляли на различных континентах Земли.

В ту пору, когда теория эволюции не была открыта, а люди черпали свои познания о мире из священных книг, они исходили из того, что уцелевшие после всемирного потопа в Ноевом ковчеге семь пар чистых и семь пар нечистых животных разбрелись по всему свету и, расплодившись, создали нынешний животный мир. Какими бы путями двинулись животные со склонов Арарата? Подавляющее большинство из них воспользовалось бы сухопутными тропами в обход водных барьеров. В то же время для утоления жажды они держались бы вблизи берегов рек и озер. Лишь верблюды (если таковые были в Ноевом ковчеге) и некоторые пресмыкающиеся (наверное, их было немало среди пар «нечистых») рискнули бы пересекать безводные пустыни напрямик. В то же время все звери смогли бы пересекать влажные степные просторы в любом направлении. Вероятно, вне зависимости от того, были потопы или нет, именно так перемешались звери по нашей планете в течение миллионов лет.

Следуя постоянными маршрутами, животные нашей планеты за долгие годы оставили видимые следы своих передвижений. В книге о своих путешествиях по лесам Канады польский географ Аркадий Фидлер писал: «Мы часто встречаем в лесу звериные тропы. Как и у людей, у зверей свои постоянные маршруты, закрепленные извечными обычаями. Некоторые тропы неподалеку от нашего лагеря — это глубокие борозды: тысячи копыт, тысячи лап выдолбили их за долгие годы. Мы знаем: там, на дне долины, в непроходимой чащобе, проходят медвежьи пути, а на вершине холмов — дорога лосей. Но больше мы ничего не знаем. Тропы исчезают в бескрайних лесах. Они ведут от одного неведомого места к другому! Это символы жизни в лесах, но одновременно и символы звериных тайн и скрытых в зарослях радостей и бед».

В краях, где редко появляются люди, хорошо протоптанные звериные тропы похожи на дороги, по которым регулярно движется транспорт. Таковы, например, оленьи тропы на Крайнем Севере. Аналогичные тропы оставляют и другие крупные животные, перемещающиеся стадами в других частях света. Изучая жизнь кенийского национального парка Серенгети, немецкие зоологи Бернхард и Михаэль Гржимеки писали: «Животные идут гуськом по твердо установленному маршруту и не как попало, а по проторенным тропам, которые вначале можно принять за человеческие… По сетке этих троп, число которых от года к году не меняется, с воздуха, словно по большой карте; можно проследить основные направления, по которым движутся животные». Как отмечали Гржимеки, узкие тропинки соединялись в широкие тропы там, где условия не позволяли зверям разбредаться по равнине. Затем широкие тропы снова разъединялись на несколько путей на ровной местности: «Так, например, все тропы с юга ведут к Олдовайскому ущелью, которое пересекает равнины с востока на запад. Далее они идут вдоль его южного Края, сливаясь постепенно в одну общую тропу, которая затем в единственном удобном для перехода месте пересекает ущелье. Там, на другой стороне, тропы снова веерообразно расходятся в разные стороны».

Звериные тропы не только похожи на дороги, проложенные людьми. Их значение для развития биосферы вполне сопоставимо с той ролью, которую играют транспортные системы для развития цивилизаций. Так почему бы не использовать для обозначения звериных троп термины «сухопутная дорога», «магистраль», «транспортная ветка» и прочие слова из лексикона, относящегося к путям сообщений?

Для того, чтобы представить себе древние дороги мигрировавших животных, постараемся изобразить их на карте мира или на каргах отдельных континентов. Исходя из того, что большинство животных не могло пересекать достаточно широкие водные преграды (хотя бы такие, которые изображены на крупномасштабной карте), будем проводить линии вдоль течения рек таким образом, чтобы не пересекать ими ни реки, ни озера, ни какие-либо иные водные преграды. Пространства, заключенные между двумя соседними реками, то есть двуречья, можно затушевать. Расчертим таким образом карты Америки, Африки и Евразии. Разумеется, такую работу ненужно осуществлять на карте Антарктиды, покрытой льдом. Почти бессмысленно заниматься этим на карге Австралии, лишь малая часть которой пересечена крупными и не пересыхающими реками.

Оставим в покое и острова. Истории того, как попадали звери на те или иные острова и как они там расселялись, индивидуальны, сложны и отвлекут нас от составления путей движения животных по главным континентам планеты.

Поскольку мы воспользуемся современными картами, то мы должны учитывать, что с тех пор, как первые животные вышли из моря, и даже за время существования современных видов животных течения рек, очертания озер и морей претерпели существенные изменения. Даже 10–15 тысяч лет назад, когда уровень Мирового океана был ниже, животные могли переходить с одного континента на другой и на земли, ставшие впоследствии Островами, иными путями, чем после исчезновения сухопутных перемычек. Поэтому, когда речь будет идти о распространении тех иди иных видов животных в том или ином регионе мира до возникновения цивилизаций, следует учитывать не только существующие, но и исчезнувшие ныне сухопутные дороги. Говоря же о связи между биосферой и цивилизациями, мы будем Принимать во внимание лишь те сухопутные маршруты, которыми могли следовать животные к тому времени, когда начинали складываться первые цивилизованные общества. Мы будем Исходить из того, что очертания земной суши и течения большинства главных рек планеты за последние 6–7 тысяч лет мало изменились.

Проведение линий в обход водных барьеров напоминает решение головоломки, в которой предлагается найти путь в нарисованном лабиринте. Не трудно заметить, что линии, нарисованные вдоль соседних рек, рано или поздно сблизятся там, где на карте обозначен выход из междуречья. Соединяя эти выходы, мы получим линию, по которой животные могли перемещаться из Одного междуречья в другое по всему континенту. Если на нашем пути будут встречаться озера, не соединенные водой с морями, и реки, впадающие в такие озера, мы будем обходить их с разных сторон, так как трудно сказать, какие пути предпочитали древние звери. Наши линии будут прерываться там, где на их пути встретятся пустыни и степные равнины, поскольку по пустынным областям движение возможно лишь для ограниченного числа животных, а по влажным степям движение возможно практически для любых животных и в любом направлении. (Можно особым образом отмечать пустыни и степные пространства.) Соблюдая эти правила, мы получим схематическое изображение путей, по которым животные могли переходить из одного междуречья в другое, достигать широких степных просторов, обходить пустыни, пересекать континенты и даже перебираться с одного континента на другой, если они соединялись участками суши.

Разумеется, далеко не все звери перемешались из одного конка континента в другой или совершали межконтинентальные переходы. Подавляющее число передвижений происходило в пределах зоогеографических областей и подобластей, в. которых обитали те или иные виды животных. Трансконтинентальные магистрали позволяли животным прежде всего передвигаться внутри этих зон. В то же время эти пути сообщений позволяли зверям совершать переходы из одной зоогеографической области в другую, когда стихийные бедствия иди популяционные взрывы буквально «выталкивали» зверей из привычной им среды обитания. Для того, чтобы найти подходящий им новый ареал обитания, зверям приходилось преодолевать целые зоогеографические регионы. Вероятно, лишь пройдя огромные расстояния Центрально-Азиатской зоогеографической подобласти, звери Африки попадали в Индостан и Китай.

Правда, полученная схема не позволит нам точно обозначить пути, по которым перемешались по планете древние звери. Во-первых, ни одна карта, даже мелкомасштабная, не позволит узнать, где существует наиболее удобный путь, с бродами, обрывистыми или пологими берегами рек и озер, камнями, лежащими грядой посередине реки и способными служить переправой, и многими другими характеристиками, которые могут играть существенную роль для выбора животным того или иного маршрута. Во-вторых, современная карта может не отразить некоторые изменения в течении рек, очертаний берегов озер, которые оказались довольно существенными для пролегания звериных троп. В-третьих, мы понятия не имеем, какие животные и в каком количестве обитали в древности в различных частях нашей планеты и какие из них могли отправляться в дальние странствия. Поэтому наша схема будет лишь приблизительным изображением реальных передвижений давно погибшего зверья. И все же такая схема позволит понять основные направления маршрутов, по которым они перемещались по континентам, а также интенсивность движения по ним.

Хотя, в отличие от схем, изображающих линии железных дорог, метро, трамвая или троллейбуса, на схеме звериных троп нет точно обозначенных станций, фактически здесь были свои конечные остановки на морских или океанских побережьях континента. Промежуточными станциями служили входы и выходы в различные междуречья. Как и на линии метро или любой другой системы транспорта, чем ближе к конечным остановкам сухопутной магистрали, тем менее интенсивным становилось, движение. Не слишком сильно изменялось число пользователей сухопутными дорогами, когда они проходили мимо пустынных и полупустынных районов. Такое бывает, когда городская магистраль проходит вдоль малонаселенных кварталов и пустырей. где остановки редки и лишь «по требованию». Но подобно тому, как городской транспорт основательно загружается пассажирами или освобождается от них, как только он достигает крупного жилого района, звериная тропа, могла заполняться животными или избавляться от них, когда она достигала обильного междуречья.

Как и городские транспортные коммуникации, соединяющиеся в центре города на многолюдных площадях, многие звериные тропы выходили на широкие степные равнины, которые являлись своеобразными площадями континентов и были заполнены огромными стадами и стаями различных животных.

Сети сухопутных дорог, по которым перемещались звери планеты, отражали особенности строения различных континентов Земли. Эти особенности существенным образом повлияли на развитие биосферы, а затем и на человеческую историю. Чтобы продвинуться в нашем поиске тайн рождения человеческих цивилизаций, рассмотрим четыре основные «транспортные системы», использовавшиеся животными для передвижения по планете: американскую, африканскую и две евразиатские.

ПЯТЬ ОСОБЕННОСТЕЙ АМЕРИКАНСКИХ ЗВЕРИНЫХ ТРОП

(См. карты «Звериные тропы Северной Америки» и «Звериные тропы Южной Америки».)


Пожалуй, наиболее простой и четкой является система путей сообщения на американском континенте, для которой характерна изолированность от остального мира, симметричность и наличие единственной главной магистрали.

Во-первых, американские пути с незапамятных времен были отделены от остального мира Беринговым проливом и представляли собой замкнутую систему, по которой перемещались животные, перебравшиеся из Евразии в Америку. Предки животных, обитающие ныне в Америке, переходили туда из Евразии по перешейку суши, в последующем такой путь проделывали лишь немногие звери, способные совершать значительные переходы по морскому льду.

В пользу того, что животные Евразии и Америки в прошлом постоянно переходили с континента на континент, говорит то обстоятельство, что, по словам зоогеографов, «при значительном богатстве фауна Северной Америки относительно мало своеобразна». Особенно велико Сходство с животным миром Евразии в Северной Америке. Фауна арктической подобласти Америки почти не отличается от фауны евразийской Арктики (лемминги, песец, заяц-беляк, белый медведь, тундровая куропатка). Лишь овцебык является специфическим обитателем американской Арктики. В лесной или Канадской подобласти Северной Америке обитают олени, лоси, бурые медведи, рыси, росомахи, волки, лисы, горностаи, долгохвостые суслики и другие виды, идентичные с евразиатскими.

Во-вторых, эта система симметрично разделяет природу Америки в районе Панамского перешейка на две почти равные части. Как заметил известный английский натуралист Дж. Даррелл, «северная и южная части Американского континента сужены посередине, точно песочные часы, Панамским перешейком. По этой узкой полосе земли тропические леса попадают из Бразилии в Эквадор, Гондурас и Мексику и по мере продвижения к северу, в более умеренные зоны США, постепенно исчезают».

Аналогичным образом через горловину американских «песочных часов» перемешаются и звери двух частей континента. Воспользовавшись сравнением Дж. Даррелла, можно сказать: если «американские часы» были повернуты северной «чашкой» вверх (то есть если преобладала миграция зверей с севера), то «песчинки» (звери) направлялись к Панамскому перешейку, проникая постепенно в южную «чашку». Но если «часы» перевертывались (то есть если звери двигались главным образом из Южной Америки в Северную), то через «перемычку» происходило перемещение в северную «чашку».

Правда, эти «чашки» не стандартной работы: сужение в Северной Америке к центру начинается постепенно, а в Южной — значительно резче. Вследствие этого южная часть Мексики и вся Центральная Америка вплоть до границ нынешней Колумбии представляет собой узкое и вытянутое горло, в котором могли скапливаться звери, «вытекавшие» из Северной Америке или «втекавшие» в нее. Можно также предположить, что количество эмигрантов из Южной Америки превышало количество североамериканских, поскольку в силу разного положения относительно экватора обе части Америки испокон веков получали неравные дозы солнечной радиации и по этой причине в Южной Америке имелась более обильная фауна.

Кроме того, поскольку южная часть Мексики расположена в Мне тропиков и там распространены присущие для этой зоны флора и фауна, то граница между животным миром Северной Америки и остальной частью проходит не по Панамскому перешейку, а к югу от реки Лермы в районе Мехико. К северу от этой Границы обитают животные Неоарктической области; к югу — начинается Неотропическая область.

В американской «горловине» сложился своеобразный животный мир Центральноамериканской подобласти, в котором были Представлены звери двух частей Америки. В междуречьях этой подобласти, например, на полуострове Юкатан, большие массы животных могли находить удобные места для обитания.

В-третьих, симметричность этой системы усиливается тем обстоятельством, что в жаждой из частей континента существует своя «главная река»: Миссисипи на севере и Амазонка на юге. Течения этих рек и их притоков являются главными барьерами, разделяющими Северную и Южную Америки на отдельные части. К северу от бассейна Миссисипи располагается Канадская, или лесная, подобласть Северной Америки. Бассейн Миссисипи занимает большую часть Сонорской зоогеографической подобласти со своим специфическим животным миром. В Южной Америке бассейн Амазонки и примыкающие к нему территории составляют Бразильскую зоогеографическую подобласть, отделенную от остального континента течениями притоков Амазонки и Параны. К югу и западу от этих водных барьеров расположена Чилийско-Патагонская подобласть.

В-четвертых, в этой системе легко выделить главную сухопутную магистраль, которая проходит по основному водоразделу — Кордильерам, именуемым Скалистыми горами в пределах США и Канады и Андами в Южной Америке, и соединяющим их нагорья Мексики и Центральной Америки. Чтобы обойти все водные потоки в обеих частях Америки, зверям приходилось подниматься на горные тропы Кордильер. К цепи Кордильер выходят все Сухопутные звериные тропы регионального и местного значения. Горные тропы Кордильер, а также нагорьев Мексики и Центральной Америки входят в трансамериканскую магистраль, соединяющую крайний север Америки с ее крайним югом. Путь по горным цепям почти везде проходит вблизи тихоокеанского побережья и лишь на территории нынешних Соединенных Штатов смещается в глубь континента.

В-пятых, имеющиеся в Америке внутренние бассейны и пустыни не нарушали единства трансамериканской магистрали. Великие американские озера и впадающие в них реки соединены рекой Святого Лаврентия с Атлантическим океаном и поэтому не образовали бассейна, окруженного сушей, оставшись частью общего водного лабиринта. Внутренний же Большой бассейн Северной Америки находился в стороне от трансамериканской магистрали. Пампа Южной Америки, расположенная между притоком Параны Рио-Саладо и Рио-Колорадо, примыкала к южному концу магистрали, не разрывая ее.

За начало трансамериканской магистрали можно принять берега Аляски, некогда бывшие землями русской цивилизации. Сухопутные тропы, ведущие из Арктической подобласти Америки от северо-западной часта Аляски и Канадской подобласти от Южной Аляски, соединяются в верховьях Юкона и реки Лиард. Следуя к югу по этой трансамериканской сухопутной дороге, животные могли свернуть к различным междуречьям Канадской подобласти. Даже сейчас этот регион покрыт обильными лесами, которые, по словам А. Фидлера, «родственны нашим европейским деревьям, но… какие-то более сильные, радостные, пышные». Не удивительно, что в этих мощных лесах до сих пор водится много различных животных, что заставило польского географа вспомнить свои путешествия по джунглям Амазонки.

Покинув лесную, Канадскую, подобласть, трансамериканская магистраль вступала в Сонорскую подобласть. На участке трансамериканской дороги в районе нынешнего Денвера (штаг Колорадо) соединялись пути, которые вели в различные междуречья притоков Миссисипи. Здесь в бескрайних прериях еще в недавнем прошлом паслись несметные стада бизонов и других животных Северной Америки. В своем романе «Прерия», который он создавал еще в ту пору, когда фауна Запада еще не была уничтожена людьми, Фенимор Купер так описал стада бизонов, обитавших в прериях: «Они неслись по гребню самого дальнего холма; за ними тянулась длинная вереница одиночных животных, а за теми темной массой катилось все огромное стадо. Оно заливало равнину, покуда она не сменила свою осеннюю желтизну на темно-бурый тон их косматых шкур. По мере приближения стадо делалось шире и гуще и стало наконец похоже на бесчисленные птичьи стаи, которые, как из бездны, одна за другой выносятся из-за горизонта, пока не охватят все небо, и кажется — птицам нет числа, как тем листьям в лесах, над которыми они машут крыльями в своем нескончаемом перелете».

Подобные стада бизонов и других зверей бродили тысячелетиями по тропам, выходившим из прерий на трансамериканскую дорогу. Сюда же могли выходить звери из обширного Большого бассейна. Экологическую цепь этого региона замыкали хищники — койоты. В Скалистых же горах травоядных животных, выходивших из прерий, подстерегали грозные хищники — медведи-гризли. Для Сонорской подобласти больше, чем для Арктической и Канадской, характерны оригинальные виды животных. Кроме того, сюда постоянно проникали звери из Южной Америки (ягуары, оцелоты, пумы, скунсы, броненосцы, свиньи-пекари и др.).

Далее трансамериканская дорога, минуя верховья Рио-Гранде и Колорадо, устремлялась на юг через территорию современных штатов Аризона и Нью-Мексико к Мексиканскому нагорью. Река Лерма, текущая к Тихому океану, и ряд рек, текущих к Мексиканскому заливу, служили естественной границей между Неоарктической и Неотропической областями. Вход в Неотропическую область был в районе современного Мехико, или древнего Теночтитлана. Взаимопроникновение флоры и фауны различных частей американского континента было отмечено Дж. Дарреллом и другими наблюдателями. Описывая Мексику «с высоты птичьего полета» в начале своего приключенческого романа «Гамбу-Сино», Густав Эмар замечал: «В Мексике собрана флора всех стран, от самых жарких до самых холодных». То же можно было сказать и о фауне Мексики…

По мере того, как североамериканский континент сужается, теснимый водами Тихого океана, с одной стороны, Мексиканского залива и Карибского моря, — с другой, трансамериканский путь петляет между водных барьеров, порой проходя в непосредственной близости от океанского побережья, прежде чем достигает Южной Америки.

В отличие от северной половины Америки ее южная часть разделена реками более неравномерно. Наибольшая часть Южной Америки, на которой ныне находятся Парагвай, Уругвай, Боливия и почти вся Бразилия, отделена от остальной части континента с севера и запада Амазонкой и ее притоком Укаяли, а с юга притоком Параны — рекой Пилькомайо. Здесь расположена Бразильская зоогеографическая подобласть. Северная часть этой подобласти простирается в бассейне Амазонки.

Аркадий Филлер так описывал уникальный край Амазонки, буйная природа которого делает его почти неприступным для большинства людей: «Весь бассейн Амазонки… покрыт великолепным девственным лесом… Зеленая стена растительности так фантастична, что кажется необыкновенной декорацией, нарисованной сумасшедшим художником. Пальмы, лианы, бамбук, эпифиты, деревья, прямые и искривленные, деревья, стелющиеся по земле, кустарник более высокий, чем деревья, разнообразие форм и красок, листья белые как снег и красные как кровь… Тяжкий, влажный зной, царящий круглый год; паводки, заливающие огромные пространства леса на девять месяцев в году; тысячи неведомых болезней, таящихся в трясине; муравьи и термита, пожирающие все, что попадется им на пути; тучи москитов, отравляющих кровь; ядовитые змеи; пауки, чей укус смертелен; деревья, источающие запахи, которые дурманят, — поистине проклятое место эти дебри на Амазонке… Кто-то сказал, что у человека, отправляющегося в этот лес, может быть только два радостных дня: первый, когда, ошеломленный сказочной пышностью и великолепием, человек считает, что попал в рай, и последний, когда, близкий к помешательству, он стремится поскорее выбраться из «зеленого ада».

Реки Южной Америки препятствовали входу в леса Амазонки в глубь континента и выходу зверей из него. Лишь в верховьях рек Каука и Жапура в районе нынешнего колумбийского города Па сто по узкому участку суши можно попасть на «средиземный» полуостров, огражденный реками Магдален, Жапура, притоком Амазонки, и Ориноко. Этот полуостров включает большую часть Колумбии, Венесуэлы и северо-западный угол Бразилии. Часть северной части Южной Америки остается недоступной для сухопутных дорог, так как бифуркация Ориноко превратила северо-восток Южной Америки (значительную часть северной Бразилии, Гайану, Суринам и французскую Гвиану) в «средиземный» остров, отрезанный со всех сторон водой. Фауна этой части Америки отличается исключительным своеобразием, и, видимо, по этой причине в этом краю А Конан-Дойл разместил свой «Затерянный мир».

Лишь на юго-востоке Перу путникам, передвигавшимся по горным тропам Анд на юг, открывался путь по суше к наибольшей части Южной Америки. Этот вход возможен лишь между верховьями Укаяли и реками, втекающими в и между верховьями Пилькомайо.

Другой водной преградой, мешающей попасть в глубь континента, является цепь из озер Титикака и Поопо и рек, втекающих в эти озера. Эти реки и озера представляют собой небольшой внутренний бассейн, сыгравший исключительно важную роль в развитии биосферы, а затем и человеческой истории. На берега его рек и озер, а также на прилегавшие к ним узкие участки к северу и югу От этого внутреннего бассейна могли выходить огромные стада животных, направлявшихся из бассейнов Амазонки и Параны или двигавшихся в эти бассейны с трансамериканской дороги. Поэтому земли в районе озер Титикака и Поопо могли быть заполнены животными Бразильской подобласти в периоды их массовых эмиграций из нее. В то же время на эти участки суши могли устремляться животные из Чилийско-Патагонской подобласти.

В пределах этой области от трансамериканской магистрали отходят ответвления в аргентинскую пампу, обширную и удивительно ровную. Обилие подножного корма издавна привлекало в этот край стада животных. Когда знакомый Дж. Даррелла сказал, что «пампа — это одна сплошная трава… и кое-где коровы», то зоогеограф заметил, что «для приближенного описания пампы сгодится и такая характеристика, с той разницей, что необозримые аргентинские степи населены не одними лишь коровами». Даррелл так описал этот край: ,‘Станьте посреди пампы и медленно поворачивайтесь вокруг своей оси — в любую сторону до самого горизонта простирается ровный, как биллиардный стол, травяной покров, тут и там пропоротый кустами огромного чертополоха высотой около двух метров… Ландшафт под куполом жаркого голубого неба кажется мертвым, но под мерцающей травяной мантией и в сухих зарослях ломких стеблей кроются полчища всякой живности». Хотя пампа давно освоена людьми, она до сих пор обладает идеальными условиями для жизни животных, и не случайно итальянский Географ Антонио Арлегги называл пампу «зеленым степным морем, раем для коров и скотоводов».

Обойдя верховья Рио-Колорадо, Рио-Негро, Чубут и ряда других рек южной Аргентины, трансамериканский путь выходил из пампы и спускался через Патагонию к Магелланову проливу. О том, что некогда эти края изобиловали живностью, писал А. Ар-лет!: «Недра Патагонии таят в себе два богатства: нефть и скелеты. Если вы ткнете пальцем и не забьет нефтяной фонтан, знайте, что путь к нефти преграждает скелет вымершего животного… Здесь нетрудно обнаружить, что вы забиваете колья палатки лодыжкой мегатерия или сидите на огромной лопатке не известного науке доисторического животного. Камень со странным углублением оказывается кариозным зубом глиптотерия… Скелеты вымерших животных встречаются в Патагонии буквально на каждом шагу, и единственной сложной проблемой остается их перевозка».

Б течение многих лет трансамериканская сухопутная дорога исправно служила зверям обеих Америк, позволяя им спасаться от стихийных бедствий и находить более благоприятные условия для своего существования.

ТРИ ОТЛИЧИЯ АФРИКАНСКИХ ЗВЕРИНЫХ ПУТЕЙ ОТ АМЕРИКАНСКИХ.

(См. карту «Звериные тропы Африки״.)

Система сухопутных звериных троп Африки существенно отличалась от американской. Африка даже после возникновения Гибралтарского пролива и прорыва моря через перешейки, соединявшие берег нынешнего Туниса с Сицилией, а Сицилию с Италией, не осталась отделенной от Евразии. Поэтому сеть африканских дорог не замкнута в рамках одного континента, а Соединена с евразиатской, что существенно повлияло на развитие биосферы этого континента, а затем и на развитие человеческих цивилизаций.

По существовавшим же в прошлом перешейкам между континентами звери Африки перебирались не только в Западную Азию, но и в Южную Европу. Вследствие этого на севере Африки, западе Азии и юге Европы (в Испании, Италии, значительной части Балканского полуострова) сложился и сохранился до наших дней единый животный мир Средиземноморской зоогеографической подобласти, которая входит в Палеарктическую область. В Эфиопскую же зоографическую область, охватывающую тропическую Африку, входят не только звери этого региона, но и Южной Аравии.

Из-за того, что звери постоянно могли проникать в Африку и покидать ее, многие виды животных стали общими для всех зоо-графических областей Старого Света. Белки, свиньи, ежи, собакоголовые обезьяны распространены как в Африке, таки в Евразии. И в Эфиопской области, и в Индо-Малайской обитают человекообразные обезьяны, лемуры-лори, слоны, носороги, оленыси, ящеры. Лишь треть родов животных являются характерными (эндимичными) для Эфиопской области. Среди них жирафы, бегемоты, долгоноги, прыгунчики и т. д. По этой причине герои «Пятнадцатилетнего капитана״ долгое время не замечают того, что они находятся в Африке, и лишь появление жирафов заставляет их впервые задуматься о том, действительно ли они попали в Южную Америку,

После повышения уровня Мирового океана входить в Африку и выходить из нее стало возможным только по сравнительно узкому Суэцкому перешейку. При этом путь» глубь Африки преграждал Нил, и зверям приходилось долго идти по узкой полосе между правым берегом Нила и поясом пустынь (Аравийская, Нубийская), лежащим между нильской долиной и Красным морем. Такой сравнительно узкий вход ограничил передвижение животных по сухопутному пути. Наверное, это отчасти объясняет своеобразие фауны значительной части африканского континента.

Являясь горловиной, соединявшей африканский континент с Евразией, этот участок суши играл такую же роль, как Центральная Америка и Панамский перешеек на американском континенте. Как и в «песочных часах» американского континента, звери могли устремляться либо в сторону Африки, либо в сторону Евразии. По этой причине этот участок был самым оживленным в системе сухопутных звериных дорог Африки.

Вторым отличием Африки от Америки было наличие здесь больших внутриконтинентальных земель, на которых располагались озера, пересыхающие реки, степные равнины (Восточно-Африканское нагорье, полоса саванн, к югу от Сахары), степные и полупустынные районы (Калахари, Сомали и другие области Африканского рога) и обширные пустыни (Сахара, Намиб и другие). Эти внутриконтннентальные земли разрывали трансафриканскую систему сообщения на отдельные части. Сахара же фактически является внутренним континентом Африки, в глубь которого невозможно проникнуть по воде с моря.

Наконец, в-третьих, Африка не имеет трансконтинентальной горной системы, подобной американским Кордильерам, которая тянется через весь континент.

Сходство же между этими двумя континентами можно усмотреть в том, что и тот и другой разделены естественными барьерами на две примерно равные части. В Африке нет перешейка, подобного Панамскому, разделителем континента служат две его самые крупные реки. Водный барьер, разделяющий Африку на две части, проходит по Нилу и Конго с их притоками. Л. И. Мечников писал о «Конго-Нильской оси», разделяющей континент На «две огромные материковые площади (одна налево от Конго-Нильской оси до Атлантического океана, а другая — направо…)». Эти две части Африки (назовем их условно Западной и Восточной) соединены лишь узкими участками суши в районе Великих африканских озер. Эти озера органично дополняют конго-нильскую ось.

Схожую с Амазонкой и Миссисипи роль играют третья по величине западноафриканская река Нигер в Западной Африке и восточноафриканская река Замбези вместе со своими притоками и соединенным с ним озером Ньяса.

Можно обнаружить также известное сходство в меридиональном направлении американской транспортной системы и восточноафриканской магистрали. Как и в Америке главная сухопутная дорога Восточной Африки направлялась через континент с севера на юг, соединяя крайнюю северо-восточную точку Африки (Суэцкий перешеек) с ее крайней южной точкой (мыс Доброй Надежды). Однако в отличие от трансамериканской дороги восточноафриканская магистраль не была единой, а дважды прерывалась обширными степными и пустынными областями.

Спустившись вдоль левого берега Нила, восточноафриканская магистраль устремлялась за переделы Палеоарктической области — в Эфиопскую область и Восточно-Африканскую подобласть. Попетляв между верховьями различных рек на Абиссинском нагорье, трансконтинентальная дорога выходила на территорию Африканского рога, а затем на обширное Восточно-Африканское нагорье. Здесь общая магистраль, по которой следовали звери с севера и на север, исчезала, так как животные разбредались по просторным равнинам нагорья, занимающим огромную площадь «черного континента״. Эта «площадь״ ограничена на севере реками северной Кении, на востоке — Индийским океаном, реками южной Танзании на юге и целью Великих африканских озер и рек — на западе.

До сих пор входящие в национальный заповедник Серенгети степи Восточно-Африканского нагорья служат пристанищем для животных «черного континента». Б. и М. Гржимеки заметили, что животные заповедника направлялись в саванну, как только начинался сезон дождей и степи увлажнялись, и покидали ее к началу засушливого времени: «Зебры, гну и газели… кочуют по степи примерно в одно и то же время и теми же путями… Вслед за огромными стадами копытных в степь приходят гиены, шакалы и львы״. Гржимеки увидели в Серенгети образец того, как выглядела живая природа до вмешательства в нее человека. «Кому в грядущие десятилетия захочется узнать, какой прекрасной была наша природа до того, как Господь Бог доверил ее нашему попечению, тот должен полететь в Серенгети и понаблюдать за огромными вольно кочующими стадами».

Животные могли уходить с Восточно-Африканского нагорья на север, запад и юг. Те звери, которые шли на юг, следовали по трансконтинентальной дороге, которая вела от южной окраины Восточно-Африканского нагорья вокруг верховьев притоков Конго и Замбези.

Достигая Карской эоографической подобласти и покинув пределы Восточно-Африканской подобласти, трансафриканская магистраль вновь растворялась на широких степных и пустынных равнинах Калахари, не разделенных течениями крупных рек.

Трансконтинентальная магистраль вновь возникала там, где южная окраина этой полупустыни соединялась с верховьями Лимпопо, Вааля и Оранжевой. В дальнейшем путь вел к Драконовым и Игольным горам, завершаясь у мыса Доброй Надежды.

По-иному устроены сухопутные дороги Западной Африки. Их создавали наступавшие пустыни (Сахара, Ливийская и другие). В далеком прошлом эта часть Африки была пересечена многими реками, которые ныне пересохли. После гибели рек под натиском пустынь Сахара превратилась в бескрайнюю дорогу для тех животных, которые могли преодолевать безводные пространства без особых трудов. А пути зверей, которые нуждались в постоянном водном питании, сместились к течениям рек, а также к морским и океанским побережьям.

Даже после появления автотранспорта путешествие через Сахару не стало безопасным. Описывая свою поездку через пески Сахары, датский путешественник Йорген Бич в своей книге «К сердцу Африки» подробно рассказал, как следует ехать по твердому песку, рыхлому песку, участкам с камнями и песком, как не сбиться с пути среди однообразной равнины, что делать во время песчаных бурь, которые могут длиться от нескольких часов до нескольких дней. «Если машина окончательно встала, то… что бы ни случилось, не отходи от машины״. — предупреждал он. — Днем не следует слишком много двигаться, так как при этом организм теряет невероятное количество влаги. Если же какой-нибудь безумец захочет добраться до ближайшего оазиса, то он лишний раз докажет, что тридцать километров в пустыне — это максимальное расстояние, которое может пройти человек прежде чем умрет от жажды или солнечного удара».

Поэтому сухопутные маршруты, которыми пользовались все животные Западной Африки, кроме обитателей пустынь, огибали смертельно опасную пустыню. Их можно представить в виде кольцевой дороги вокруг Сахары. Если за ее начало взять Дельту Нила и двигаться в западном направлении против часовой стрелки, то эта дорога тянулась вдоль средиземноморского и атлантического побережья, то приближаясь к соленым водам Мирового Океана, то прерываясь песками пустыни, то вновь возникая и расширяясь, насколько это позволял пояс растительности. Лишь в районе Зеленого мыса дорога выходила за пределы Средиземноморской подобласти.

Не доходя до Зеленого Мыса животные должны были повернуть на восток вдоль течения реки Сенегал. Далее их путь пролегал по саваннам. Хотя эта часть Африки является Западной, с точки зрения зоогеографов территория между Сахарой и течением Сенегала и Нигера считается той же Восточно-Африканской подобластью, так как здесь обитают те же животные африканских саванн, что и на Востоке континента.

Через участок суши между верховьями Сенегала и Нигера к окружной дороге присоединялись пути, идущие из бассейнов рек Сенегала, Гамбии и других, а также из Верхней Гвинеи. Так сюда попадали звери влажных тропических лесов, обитавших в при-океанских междуречьях Западно-Африканской подобласти. В свою очередь, в леса Гвинеи по этому пути забредали мигрировавшие животные из остальной части континента. Аркадий Филлер так описал выгорающую летом саванну, которая тянется вдоль Нигера: «Нас окружал… сухой, не очень густой лес, местами выжженный, заросли кустарника, небольшие поросшие травой поляны. По мере приближения к реке лес густел и разрастался. Стало попадаться больше болот, влажных зарослей; мхов и больше птиц». Оказавшись на берегу Нигера, путешественник поразился: «Насколько хватало глаз, перед нами расстилалась саванна с выгоревшей травой, а среди нее — леса с деревьями без листвы и множество болотистых стариц, где в тростнике было полно водяной птицы». Польский путешественник без труда разглядел невдалеке крокодилов, от которых «веяло допотопной древностью». Местные жители рассказали, что в километре от них жили гиппопотамы. Вероятно, в прошлом животный мир в полосе саванны вдоль Нигера был еще обильнее.

Устремляясь на восток по саванне вдоль Нигера и верховьев его притоков, западноафриканская дорога обходила озеро Чад и впадавшие в него реки с севера и юга. Здесь с ней соединялись другие дороги из Западно-Африканской подобласти влажных тропических лесов, расположенных севернее Конго и правобережных притоков этой реки. Дорога достигала верховьев реки Бахр-эль-Араб, являвшейся притоном Белого Нила. Здесь кольцевая дорога еще раз соединялась с дорогами, ведущими в междуречья притоков Конго и из них.

Примерно здесь же кольцевая дорога замыкалась, соединяясь с путем, который шел от дельты Нила вдоль его левого берега до верховьев его притоков. Между верховьями притоков Конго и Нила западноафриканская дорога вела к Великим африканским озерам, откуда по узким участкам суши выходила на Восточно-Африканское нагорье. На этих путях могли встретиться звери со, всех концов Африки. Вблизи от этих мест в начале XX века стали создаваться заповедники, в которых старались сохранить в первозданном виде былую африканскую фауну.

Чешские путешественники И. Ганзелка и М. Зикмунд, посетившие в конце 1940-х годов заповедник Альберт, который был Медан в верховьях притоков Конго и в окружении гор и озера Эдуард, обнаружили здесь один из «красивейших уголков Африки: той Африки, которая в нашем представлении неотделима от львов, проскальзывающих сумеречным бушем, бегемотов, растянувшихся на берегах озер, и слонов, бродящих на воле по всему краю». На территории заповедника проживали тысячи слонов, бегемотов, буйволов, антилоп топи, газелей Томсона, много львов и леопардов, шакалов, диких собак, гиен, диких кабанов и редких пород крупных птиц. Можно себе представить, что обитатели заповедника представляли собой остановленную людьми волну миграционного потока, который в прошлом регулярно тек по просторам Африки с запада на восток и с востока на запад.

Последовательные волны миграций могли заполнять Восточно-Африканское нагорье животными со всех концов континента, превращая его в главную площадь Африки. Видимо, это обстоятельство в сочетании с экваториальным солнцем способствовало активному размножению животных, их бурному развитию и разнообразным мутациям среди них. Вероятно, по этим причинам Восточно-Африканское нагорье стало местом рождения многих видов животных, в том числе и человека. Отсюда же животные, в том числе и их новые виды, могли распространяться по всей Африки и за ее пределы.

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ОСЬ СУХОПУТНОЙ БИОСФЕРЫ

(См. карту «Звериные тропы Евразии».)

Самая сложная система сухопутных магистралей располагалась в Евразии. Ее характер отражал особенности распределения суши на евразийском материке. В отличие от Африки и Америки территория, не соединенная реками с Мировым океаном, занимает в Евразии центральное место, где сходятся основные трансконтинентальные пути.

Территория Евразии, на которую нельзя было попасть из Мирового океана по рекам (до создания всевозможных каналов), включает земли бассейна Волги и ее притоков, других рек, впадающих в Каспий, а также большей части Ирана, всей Средней Азии, Казахстана, Монголии, ряда северных и восточных провинций Китая, в том числе Синьцзяна и Тибета. Эта территория является своеобразным «внутренним континентом» Евразии.

Значительная его часть занята степями, пустынями, полупустынями и высокогорьями. Своеобразие природа этого региона определило и специфику его животного мира, что позволило выделить особую Центрально-Азиатскую зоогеографическую подобласть. По периферии этой подобласти расположены регионы, животный мир которых резко отличается от центральноазиатского: Европейско-Сибирская подобласть, Маньчжуро-Китайская подобласть, Индо-Малайская область, Средиземноморская подобласть. Внутренний континент Евразии сыграл важную и противоречивую роль в развитии биосферы планеты, а затем и в мировой истории.

С одной Стороны, внутренний континент являлся центральным соединительным звеном Евразии, ее главной площадью, куда могли попадать звери из разных частей континента. С другой стороны, его специфические природные условия препятствовали постоянному обитанию многих видов зверей периферийных регионов, а его обширные пустыни и неприступные горные хребты затрудняли передвижение животных в его глубину. Вследствие этого животные, покидавшие в силу разных причин периферию Евразии, зачастую перемещались не напрямую по степям Центральной Азии, а по окраине внутреннего континента. Поэтому границы внутреннего континента служили основными трансконтинентальными магистралями Евразии.

За начало южной границы внутреннего континента и одновременно южной трансконтинентальной магистрали можно принять верховья Сунгари и Ляохэ. Сюда ведут сухопутные тропы из междуречий Кореи, Приморья и восточной Маньчжурии, которые составляют северную часть Маньчжуро-Китайской зоогеографической подобласти. Даже в начале XX века в этих краях сохранялось немало мест, изобилующих животными. Описывая свои путешествия по Приморью, русский географ В. К. Арсеньев свидетельствовал: «В тайге Уссурийского края надо всегда рассчитывать на возможность встретиться с дикими зверями». В своих книгах он описал встречи с кабанами и изюбрами, медведями и тиграми.

Следуя на запад от верховий Сунгари и Ляохэ по границе внутреннего континента, сухопутная дорога зверей обходила верховья ряда рек, впадающих в Желтое море, а затем шла вдоль реки Хуанхэ. Эта река была пограничной, отделявшей равнины внутреннего континента от приокеанских междуречий Китая. Вероятно, в прошлом вдоль этой реки и её притоков могли постоянно кочевать животные, время от времени спускавшиеся на водопой.

Поднимаясь на Тибетское нагорье, пограничная дорога обходила верховья Янцзы. Следуя далее на запад по границе внутреннего континента, можно было обойти верховья Меконга, Салуина и других рек, впадающих в Южно-Китайское и Андаманское моря. Здесь в высокогорьях открывались сухопутные входы в междуречья Китая и Индокитая, расположенные близко друг от друга. На расстоянии в несколько десятков километров от истоков Янцзы расположены истоки Салуина. Расстояние же между их устьями равно нескольким тысячам километров, а на территории, заключенной между этими реками, находятся земли восточной Бирмы (Мьянмы), Таиланда, Лаоса, Камбоджи, Малайи, Вьетнама, провинций Южного Китая. Здесь на границе внутреннего континента в горах Тибета открывался путь, который вел к самой южной точке азиатского континента — мысу Пиай, расположенному на первом градусе северной широты. Через узкие участки суши, расположенные между верховьями великих рек Восточной Азии, животные могли попасть в южную часть Маньчжуро-Китайской подобласти и в восточную часть Индо-Малайской области.

Выйти из междуречий Китая и Юго-Восточной Азии, не пересекая рек, возможно лишь высоко в горах. Видимо, лишь редкие стихийные бедствия могли заставить зверей этих мест преодолевать столь тяжелый путь, и этим объясняется своеобразие животного мира этих регионов. Это обстоятельство способствовало образованию там уникальной фауны. Но в животном мире этих стран были представлены многие породы зверей из разных стран и континентов Земли. Значит, геофизические преграды не были абсолютно непреодолимы.

В дальнейшем путь на запад по южной границе внутреннего континента по Тибету и Гималаям мог привести животных к небольшому отрезку суши между истоками Брамапутры и притоками Инда, по которому можно было пройти на Индостансккй полуостров и в западную часть Индо-Малайской зоогеографической обнести. Неприступные горы внутреннего континента и широкие водные потоки почти полностью отделяли индостанский субконтинент от других территорий, поэтому природа этого региона уникальна. Однако наличие многих схожих видов животных Индо-Малайской области и Эфиопской показывает, что их предки могли не только преодолевать значительные расстояния, но также высокогорные перевалы.

Характерно, что заросшие лесами районы в предгорьях Гималаев — Тераи, которые представляют собой полосу от верховьев Инда и его притоков до Ассама, издавна стали естественным заповедником диких животных. Вот как на основе имевшихся у него данных XIX века описывал Тераи Майн Рид: «Большая часть Терай покрыта лесами и джунглями… Тигр, индийский лев, пантера и леопард, чита и другие крупные кошки кишат в их густых зарослях; в лесах обитают дикий слон, носорог, гайял; на покрытых густой травой полянах пасутся замбар и аксис». Такое же изобилие животных, вероятно, можно было наблюдать в далеком прошлом в верховьях притоков Инда и вдоль этой реки.

Путь вдоль течения Инда приводил зверей к Иранскому нагорью, по которому они могли следовать самыми разнообразными путями вплоть до границ Средиземноморской зоогеографической подобласти.

На территории юго-западного Ирана путь животным на запад сдерживали реки Карун, Керхе и Тигр, которые были такими же пограничными, как Хуанхэ и Инд. Звери могли кочевать вдоль их берегов, а, обогнув их верховья, могли попасть либо в междуречья Карун-Керхе и Керхе-Тигр, либо в Месопотамию. Последняя представляла собой гигантскую естественную ловушку для зверей между текущими параллельно друг другу Тигром и Евфратом.

Если же звери обходили естественные ловушки, то они попадали на Армянское нагорье, а оттуда к излучине реки Кызыл-Ирмак и другим рекам центральной Турции. Обойдя верховья рек Анатолии и приблизившись к средиземноморскому побережью, звери выходили в степи и пустыни Сирии и Аравии. По окраине этих земель можно было пройти вдоль реки Нахр-эль-Аси (Оронгт) к горам Антиливана. Перевалив через них в районе Баальбека и обойдя верховья Иордана и Нахр-эль-Литани, сухопутная дорога спускалась на территорию нынешнего южного Ливана, а затем современного Израиля. Далее в Африку можно было проникнуть в обход небольших рек, впадающих в Средиземное море, и лишь в ту пору, когда земли южной Палестины и Синайского полуострова являлись степями, а не песчаной пустыней, как ныне. Так, преодолевая немалые трудности долгого и тяжелого, порой безводного пути, животные могли пройти от Японского и Желтого морей до Красного и Средиземного морей и оказаться на пороге Африки. Соответственно и звери Африки могли проделать такой же путь в обратном направлении.

Скорее всего многие животные останавливались в пути, забредая в междуречья или выходя на одну из широких промежуточных площадей. Одной из таких площадей были земли Аравин к Сирии. Передвижение животных за пределы этой площади ограничивали воды заливов Индийского океана, Красного моря и рек Евфрата, Иордана и ряда других.

Несмотря на возможные остановки в междуречьях или в степях соединение южно-азиатского пути с африканскими сухопутными дорогами позволяло животным Африки перемещаться в Южную Азию. Южно-азиатские же звери получали свободный доступ в Африку. Поскольку эти регионы Земли получали и в давние времена наибольшую порцию солнечной радиации, то их флора и фауна, еще не потревоженная вмешательством человека, была самой обильной на планете. По этой причине южная евразиатская магистраль и участок трансафриканской дороги, ведущий из Африки, могли быть самыми оживленными на Земле. В пользу того, что многие животные передвигались по этому пути, говорит сходство фауны тропической Африки и Южной Азии.

Кроме того, на эту дорогу выходили и остальные сухопутные артерии Земли. Фактически путь от верховьев Сунгари и Ляохэ или от Приморья и Кореи до Восточно-Африканского нагорья Кении служил животным планеты центральной сухопутной дорогой. По отношению к ней остальные сухопутные дороги зверей были периферийными. В ходе перемещений животных Африки и Евразии по центральной сухопутной дороге совершалась самая активная биогенная миграция атомов. По этой причине центральную магистраль можно считать географической осью развития биосферы на земной суше.

САМАЯ ДЛИННАЯ СУХОПУТНАЯ ДОРОГА МИРА

(См. карту ״Звериные тропы Евразии״.)

К северу от центральной магистрали по территории Евразии проходила другая трансконтинентальная магистраль, являвшаяся самой длинной сухопутной звериной дорогой мира. Ее средняя часть совпадала с северной границей внутреннего континента. В отличие от южной евразийской магистрали северный путь не был столь оживленным, так как он соединял земли, получавшие весьма скромную дозу солнечной радиации, а поэтому здесь флора и фауна были беднее. Кроме того, во время последнего оледенения этот путь был перекрыт ледниками, и лишь 12–14 тысяч лет назад он стал от них освобождаться. Таяние льдов заняло тысячелетия, а затем прошло еще несколько тысячелетий, прежде чем стали высыхать водные бассейны, образовавшиеся талыми водами. Пока они не высохли, движение по большей части этого пути было невозможным.

Однако эта сравнительно новая транспортная магистраль стада самой длинной в мире, а ее значение возрастало по мере потепления. По ней можно было пройти посуху всю Северную Евразию от мыса Дежнева до Гибралтара. Начинаясь от Берингова пролива, северный путь обходил реки, поднимался на хребты северо-востока Евразии, порой приближаясь к Охотскому морю. Обойдя верховья Селенги и Шипки и их притоков, северный путь выходил к внутреннему континенту и соединялся с его северной границей.

К югу от северного пути лежали степные просторы внутреннего континента, к северу от него — Европейско-Сибирская зоогеографическая подобласть. Эта подобласть занимаемою Северную Евразию за исключением ее приполярных окраин, занятых Арктической подобластью, и ряда территорий Южной Европы, входящих в Средиземноморскую подобласть.

Отделяя Центрально-Азиатскую подобласть от Европейско-Сибирской на всем протяжении от Шилки до Уральских гор северный путь соединялся с многочисленными дорогами, которые вели в различные междуречья, образованные течениями всех рек Азии, несущих свои воды в Северный Ледовитый океан. В периоды массовых миграций земли северной Монголии, а также южного Прибайкалья, Тувы, Алтая, верховьев Амура, Ангары, Лены, Енисея, Оби, Иртыша и их притоков могли заполняться стадами животных самых различных пород, покидавших Сибирь и Дальний Восток или направлявшихся в эти регионы. О былом богатстве животного мира этих мест можно получить некоторое представление, познакомившись с заповедниками, расположенными там, где животные могли выходить на северный путь (например, заповедники Зейский, Баргузинский, «Столбы»). Даже в современную эпоху в Баргузинском заповеднике сохранилось большое разнообразие животных: здесь водятся олени, лоси, маралы, кабарги, медведи, лисицы, соболи, белки, бурундуки и т. д.

Начиная с Уральских гор северный путь, продолжая совпадать с северной границей внутреннего континента, шел через Европейско-Сибирскую зоогеографическую подобласть. Свернув с Урала на Запад, северный путь, по-прежнему совпадавший с границей внутреннего континента, пролегал по водоразделу между реками, текущими в Северный Ледовитый океан, и реками Волжского бассейна, пока не достигал берегов Онежского озера. Вдоль этого участка северного пути сохранились заповедники (Печоро-Илычекий и Дарзинский), животный мир которых дает некоторое Представление о древних путешественниках по трансконтинентальной магистрали. До сих пор в Печеро-Илычском заповеднике, расположенном на Северном Урале, имеется более 40 видов млекопитающих. Весьма характерно, что здесь, как отмечал автор путеводителя по заповедникам нашей страны А. Г. Банников, «образуется стык европейской, сибирской и южнолесной фаун». Как и всюду на местах пересечений путей различных животных здесь продолжают возникать новые виды. Так естественное скрещивание соболей и куниц приводит к появлению «плодовитой помеси» — кидуса.

На южном берегу Онежского озера звери могли повернуть на север и, минуя озера и болота, выбраться через возвышенности Карелии и Финляндии в Скандинавию. Повернув же от Онежского озера на юг, им приходилось идти вокруг болот, речек, озер, и верховий Западной Двины, Днепра и Волги, чтобы покинуть территорию внутреннего континента и углубиться в Европу.

В глубь Европы могли двигаться звери не только с востока по северному пути, но и по западной границе внутреннего континента из Западной Азии. Эта граница служила также дорогой, по Которой животные могли направиться от центральной магистрали на север через Кавказ. Преодолев перевалы кавказских гор и обойдя верховья рек Северного Кавказа, животные могли пройти по водоразделу между Доном и Волгой в районе нынешнего Волго-Донского канала, а затем, обойдя верховья правобережных притоков Волги, выйти к Валдаю. Сюда могли сходиться звери буквально со всех концов Старого Света. Расположенный недалеко от этого перекрестка Центрально-Лесной заповедник является живым памятником животным, которые некогда кочевали стадами по границам внутреннего континента.

Однако проследовать от Валдая и истоков Волги в Центральную и Западную Европу было не так-то легко. Здесь путь был часто перегорожен водными барьерами из речек и озер, и продвижение в глубь Европы во многом зависело от погодных условий. Очевидно, что в периоды сильных дождей или таяния снегов сухопутная связь между внутренним континентом и этой частью Европы становилась невозможной. Прекращалось и передвижение оттуда в другую часть Старого Света. В то же время сходство животного мира Восточной, Западной и Северной Европы свидетельствует о том, что такие водные преграды звери преодолевали. Возможно, что во время засух большинство животных могли беспрепятственно передвигаться по суше. Многие же звери покидали пределы «средиземных» островов в зимнее время.

О том, что на «средиземных» островах и полуостровах этой части Европы могли собираться огромные стада животных самых разных пород, свидетельствует история Беловежской пущи — этого естественного хранилища животного мира. Несмотря на многие тысячелетия охоты, люди не сумели истребить эта богатства, которые постоянно возрождались. До сих пор в Беловежской пуще водится более 50 видов млекопитающих, в том числе такие редкие, как зубры. Еще три века назад в Беловежье водились туры. В наши дни в Беловежском заповеднике обитают олени; лоси, кабаны, волки, рыси и другие.

Отсюда звери могли направляться на запад по северному пути, который служил центральной осью Европы. По обе стороны от него располагались полуострова, ограниченные морями (например, Апеннинский и Балканский полуострова, Скандинавия, Иберия, Ютландия, Пелопоннес), и междуречья. Можно предположить, что значительная часть Европы была подобна громадному зоологическому парку, разделенному на ряд вольеров. Сравнительная изолированность некоторых из этих природных «вольеров» на юге Европы, а также климатические отличия способствовали тому, что там сохранилось своеобразие животного мира, сложившегося еще во времена существования перешейков между Европой и Африкой, Поэтому Иберия, Италия, юг Балканского полуострова принадлежали к Средиземноморской зоогеографической подобласти, в отличие от остальной Европы и всей Северной Евразии.

Если природные катастрофы происходили за пределами Европы, то звери значительной части планеты могли по северному пути попадать в зги «вольеры». В случае же стихийных бедствий в этом регионе многие животные устремлялись прочь из этих «вольеров» и по северному пути искали спасения за пределами Европы.

ТАМ, ГДЕ ПРИЧАЛИЛ НОЕВ КОВЧЕГ

Если звери двигались из Европы в Азию, то им не было необходимости проделывать весь долгий путь по северному пути. В верховьях Днепра они могли выйти на западную границу внутреннего континента, движение по которой позволяло существенно сократить путь к Азии, а затем и к Африке. Для этого было достаточно выйти к Валдаю и, повернув на юг, проделать путь по западной границе внутреннего континента до Армянского нагорья и центральной Анатолии.

Течение реки Кызыл-Ирмак могло служить барьером, сдерживающим дальнейшее движение животных на юг, но если они обходили верховья этой реки, то попадали на центральную сухопутную дорогу планеты, по которой они могли двигаться либо в Африку, либо на восток в Центральную и Южную Азию.

Очевидно, что европейские звери могли по западной границе внутреннего континента выходить к горе Арарат. Сюда могли попадать также звери Африки, если последние, подобно древним иудеям, совершали свой исход из Египта в Переднюю Азию. С противоположного конца центральной магистрали сюда же могли прибывать животные из Приморья, Кореи, Китая, Индостана, Средней Азии, Ирана. Кроме того, вместе с ними к Арарату могли приходить животные из степей Туркестана и из Сибири.

На Армянском нагорье в верховьях рек Карасу, Олту и Араке В нескольких десятках километров от Большого Арарата соединяются все сухопутные пути, которые пролегают через Европу, Азию и Африку. Линии, которые мы начертили на карге мира в обход рек и других водных барьеров, привели нас к Арарату, где и могли встретиться звери Старого Света.

Конечно, для одновременных встреч зверей из всех частей Евразии и Африки на Армянском нагорье нужны были чрезвычайные обстоятельства. Но возможность чрезвычайных событий, заставлявших животных покидать свои континенты и устремляться чуть ли не на край света, нельзя было исключить. Такое могло происходить, допустим, когда мощный взрыв солнечной активности вызвал невиданную засуху в Африке, Китае и Индии, а на севере Евразии — наводнения, которые принимали катастрофические масштабы по мере завершения ледникового периода. Выбросы солнечной энергии могли стать также причиной невиданных эпидемий среди растений и животных или популяционных взрывов среди последних, что также провоцирует активизацию миграций.

Вне зависимости от того, были такие катастрофы или нет, в любом случае нельзя исключить, что беженцы из разных природных ареалов Евразии и Африки могли достигать Большого Арарата, спасаясь от гибели в других краях. Может быть, память о бесчисленных стадах самых необычных зверей, оказавшихся на Армянском нагорье или вблизи от него, их следы или останки, породили легенду о всемирном потопе и ковчеге, на котором спаслись звери мира у горы Арарат?

Геологи ныне отрицают возможность всемирного потопа, но нельзя опровергнуть распространение животных одних и тех же видов в самых разных концах планеты. Для того, чтобы антилопы, буйволы, олени, кабаны, носороги, лошади, ослы, верблюды, дикие козлы и бараны распространились как в Африке, так и в Евразии, им надо было пройти по центральной сухопутной магистрали. Некоторые же из них, как, например, кабаны, расселялись за пределами одной природной зоны, а поэтому могли прибегать к услугам северного пути или отдельных его участков, освободившихся от оледенения.

Очевидно, что за травоядными животными по этим же маршрутам следовали хищники: львы, леопарды, волки, шакалы, лисицы и другие. Известно, что эти хищные звери были широко распространены как в Африке, так и в Евразии. Для того, чтобы тигры распространились и в Передней Азии, и в Уссурийской тайге, им некогда пришлось преодолеть южную трансазиатскую магистраль, проходившую через Армянское нагорье либо от Босфора до Сихотэ-Алиня, либо в обратном направлении.

Широкое распространение животных различных видов на всех континентах Старого Света показывает, что миграции зверей из Европы в Азию и Африку, из Азии в Европу и Африку, из Африки в Европу и Азию были постоянными. При этом, даже если отдельные виды животных, умевшие плавать, могли срезать наиболее запутанные повороты в течениях рек, они были вынуждены проходить по лабиринту рек и речушек, текущих с Армянского нагорья. Здесь располагался главный перекресток центральной части биосферы.

Как и в старинном городе, в центральной части биосферы Земли имелись узкие оживленные улицы и густонаселенные кварталы. Этот «старый город» земной биосферы протянулся от Нила на западе до Тигра на востоке и Кавказских гор на севере. Его восточная граница проходила по берегам рек Керхе, Карун и Тигр. Вдоль этих рек паслись стада животных, перемещавшихся по Иранскому нагорью на запад или на восток. Поэтому по своей оживленности берега этих рек напоминали торговые улицы старого города. Как и во всех старых городах эти торговые улицы петляли, обходя многочисленные «кварталы» междуречий, которые были плотно заселены животными. На севере «улицы» выходили к главному перекрестку земных магистралей в районе Арарата. Похожим на заполненную пешеходами улицу был и правый берег Евфрата, вдоль которого могли перемещаться стада животных, направлявшихся из степей Аравии или в эти степи. Насыщенной была и «улица», соединявшая Малую Азию с Африкой и проходившая через Сирию, Ливан и Сирию к Суэцкому перешейку. Параллельно этой «улице» проходила другая, расположенная на западной окраине Аравийских и Сирийских степей. Двум улицам с активным движением можно уподобить и оба берега Нила, вдоль которых постоянно перемещались стада животных.

Из «улиц» центральной части биосферы звери могли либо устремиться в глубь любого из трех континентов, либо разбрестись по просторам примыкавших к нему площадей (Иранское нагорье, Аравийский полуостров, равнины Сирии, Иордании, Западного Ирака), либо, угодив в тупики сливавшихся водных потоков, поселиться в «жилых кварталах» междуречий. Наиболее Крупные «кварталы» были расположены между реками Келькит, Ишиль-Ирмак и Кызыл-Ирмак, стекавшими с Армянского нагорья, реками Тигр и Евфрат, стекавшими с того же нагорья, реками Карун и Керхе, стекавшими с Иранского нагорья.

На этих центральных «улицах» и в «жилых кварталах» междуречий жили и перемещались звери, прибывшие сюда из разных концов планеты. Здесь рождались новые виды животного мира. Один из таких густонаселенных «кварталов» — междуречье Тигра и Евфрата, расположенное между двух «центральных улиц» планеты, стал, по мнению Л. И. Мечникова, «родиной для многих видов животных».

Древняя легенда о спасении зверей всего мира и их распространении со склонов Арарата по планете могла отражать истинную роль Армянского нагорья и примыкавших к ним земель как главного узла всех сухопутных дорог животного мира. Для земной биосферы Арарат фактически стал высочайшей точкой планеты, от которой животные по сухопутным дорогам могли распространяться по всем континентам. От этой горы, как от полюса притяжения, расходилась силовые линии, притягивавшие животных планеты в минуты природных потрясений.

ГЛАВА 7

ЗЕМНЫЕ ДЕРЕВЬЯ ЖИЗНИ

______________________________________

Расчертив карты линиями, мы получили причудливые узоры, покрывшие большую часть суши. Разветвленные сети сухопутных троп выглядят на географической карте как деревья. Их стволами служат трансконтинентальные магистрали. Их ветвями являются пути, ведущие в междуречья, которые приобрели на схеме вид листьев.

В таких схематических изображениях невольно отразились те отношения взаимозависимости, которые существовали в биосфере. Пышные «кроны» континентальных «деревьев» служили для сухопутных существ животворной «листвой», которой они питались. «Ветви» и «стволы» были подобны ветвям и стволам гигантских деревьев, по которым животные могли уходить от засохшего «листа» к другим «листьям», сохранившим сочность и свежесть, или даже перебираться на другие обильные кроны. В то же время миграцию животных по планете (или биогенную миграцию атомов) можно уподобить движению живительных соков внутри деревьев. Эти сравнения позволяют увидеть в континентальных системах звериных троп сходство с Деревьями Жизни, одно из которых, как утверждается в Библии, находилось в Земном Раю.

Правда, в Ветхом завете говорится, что человеку было не дано вкушать плодов с Дерева Жизни из Земного Рая, чтобы он не жил вечно. Однако плоды земных Деревьев Жизни были всем доступны. Среди тех, кто питался плодами Деревьев Жизни, были и люди: При этом их диета не была ограничена никакими запретами, а поэтому питание первых людей на Земле было исключительно разнообразным.

В то время как, по оценке Жозуэ де Кастро, «цивилизованный человек ограничил свое питание небольшим числом продуктов, незначительной долей всего разнообразного животного и растительного мира… первобытный человек имел в своем распоряжении все огромное разнообразие растений и животных». Французский исследователь Максимиллиан Сорр установил, что в мире существует около 2 миллионов известных видов животных, но только 50 из них приручены, из 350 тысяч видов растений, произрастающих в мире, человек культивирует лишь 600. Поскольку первобытные люди еще не научились приручать животных и культивировать растения, то их рацион питания складывался за счет охоты на диких зверей и сбора дикорастущих растений. Вследствие этого их «продовольственная корзина» была наполнена значительно более разнообразными продуктами, чем у современного городского человека. Даже те, кто сейчас живет вдали от центров цивилизации, нередко питаются более разнообразной пищей, чем современный человек. Изучение французским исследователем П. Гуру образа жизни небольшой деревни в Гане показало, что ее жители использовали в своем питании 114 видов фруктов, 46 видов бобовых культур и 47 видов овощей и трав.

Такое разнообразие в питании обеспечивало людям хорошее здоровье. Являясь специалистом в вопросах питания, Жозуэ де Кастро писал: «Когда человек потребляет разнообразную пищу, специфический недостаток какого-либо элемента сегодня возмещается завтра, тогда как при однообразной, неизменной диете недостатки такого рода накапливаются и с течением времени приводят ко все более тяжелым последствиям». Есть все основания полагать, что многие проблемы здоровья современных людей вызваны их однообразным питанием. «Мало-помалу на протяжении веков человечество приносило разнообразие в жертву количеству, сводя свой обычный рацион питания к тем наиболее питательным веществам; которые сравнительно легко производить и сохранять». Между тем, как указывал Ж. де Кастро, «культивированные злаки, богатые веществами, обеспечивающими организм энергией, как правило, беднее минеральными солями и витаминами, чем зерна дикорастущих растений. В настоящее время в относительно малоразвитых районах Африки, Дальнего Востока и других в пищу употребляют зерна, содержащие гораздо больше минеральных солей и витаминов, чем зерновые, которыми питается значительная часть человечества. Этим в известной степени объясняется, почему у первобытных племен, ведущих более или менее изолированный образ жизни, почти не общаясь с белым человеком, заболевания, вызванные пищевыми недостаточностями, встречаются реже״.

Однако даже обильная и разнообразная растительная диета не всегда обеспечивает человеческий организм всем необходимым. По словам Жозуэ де Кастро, «недостаток железа в отличие от недостатка кальция — обычное явление в тропических и экваториальных районах״. Следствием этого является малокровие, наблюдаемое у многих жителей тропиков. «Тропическая гипоэмня, — замечал де Кастро, — не является следствием прямого воздействия климата на человека, как предполагали в начале, текущего столетия… Дело не в том, что экваториальный климат вызывает повышенное расходование красных кровяных шариков, а в том, что окружающая среда не снабжает организм таким количеством железа, которое необходимо для возмещения нормальной потери кровяных шариков… Почвы в тропиках… относятся к числу наиболее богатых железом почв; однако пища в тропических странах, как правило, бедна этим минералом״.

Следствием недостаточного снабжения организма всем необходимым являлись деформации в его развитии, в частности, уменьшение роста людей. Видимо, этим можно объяснить низкорослость бушменов и пигмеев. Первые были постоянными жителями тропических лесов, прежде чем их вытеснили в пустыню. Последние до сих пор обитают в тропических лесах Конго и ее притоков.

Знаменательно, что, как только люди, приспособившиеся к хронической нехватке пищи, получали полноценный рацион питания, их организм и их поведение менялись. По наблюдению английского антрополога Тордея, дети пигмеев Экваториальной Африки обгоняли в росте своих родителей после переселения в равнинные районы, где развитое земледелие и скотоводство открывало перед ними значительно лучшие возможности питания, чем те, которые они имели в родных тропических лесах. В этой связи де Кастро замечает: «Таким образом, так называемые «низшие» расы оказываются просто-напросто голодающими расами; при правильном питании они во всех отношениях подобны так называемым «высшим» расам». Бразильский географ приводит также пример того, как постепенно повышалась трудоспособность людей по мере их переселения из районов хронического недоедания на тропическом северо-востоке Бразилии в города юга.

Наиболее простым способом компенсировать существенные недостатки питания является потребление мяса. «Оказывается, — писал де Кастро, — только мясные продукты — мышцы и внутренности — содержат железо в легко усвояемой форме, тогда как железо, содержащееся в растительной пище иногда в больших количествах, как, например, в шпинате, усваивается организмом с трудом». В древности люди могли компенсировать недостаток в необходимых минералах потреблением мяса. Именно по этой причине мясо являлось наиболее желанным элементом в питании первобытных людей, а охота — непременным их занятием, наряду с собирательством.

Среди плодов, которые срывали древние люди с Деревьев Жизни, были и животные, перемещавшиеся по их ветвям. Решительно отвергая мнение о том, что первобытный человек сначала был собирателем, а лишь затем перешел к охоте, отечественные историки А. С. Амальрик и А. Л. Монгайт в своей книге «В поисках исчезнувших цивилизаций» ссылаются на костные останки самого древнего человека и его ископаемых предков. «Их зубы — это зубы всеядных животных», — утверждали авторы. Ученые обращали внимание и на другие вещественные доказательства охотничьей деятельности древних людей и их ближайших предков: «Находка австралопитековых и сопровождающих их костей павианов с пробитыми черепами и камнями внутри этих черепов — веское свидетельство наличия охоты».

О том, что человеческие существа стали охотниками еще на стадии превращения в современных людей, свидетельствуют находки на стоянке синантропа в Чжоукоудяне (в 54-х километрах от Пекина, где равнина переходит в горный район). Наряду с ягодами и плодами синантроп употреблял мясо животных. Семьдесят процентов всех костей животных принадлежали оленям.

Амальрик и Монгайт отвергают также распространенное представление, что человек лишь постепенно перешел к охоте на крупных животных, начав с мелких. Они справедливо считают: «Чтобы охотиться на мелких млекопитающих, нужно обладать свойствами, которых не имел предок человека. Чтобы поймать мышь, нужно уметь прыгать как кошка, длина прыжка которой в десять раз превышает длину ее тела; чтобы поймать зайца, нужно уметь бегать, как волк, что едва ли умел делать предок человека, только что научившийся ходить на двух ногах».

Поскольку человек не мог обрести прыгучесть кошки и скорость волка, то ему было практически невозможно охотиться на мелких животных. Кроме того, современные охотники знают, что добывать крупного зверя легче, чем мелкого. Это подтверждает такой видный специалист по отлову животных, как Джеральд Даррелл. Он пояснял, почему это так: *‘Более крупного зверя легче обнаружить. Для мыши и белки не требуются слишком густые заросли, чтобы спрятаться от охотника. Для такого животного, как, например, антилопа дукер, нужно уже солидное укрытие».

Это мнение современного человека, имеющего в своем распоряжении не только огнестрельное оружие, но и другие приспособления для ловли животных. Не удивительно, что люди каменного века, не имевшие ни огнестрельного оружия, ни других современных средств для охоты на зверей, также предпочитали охотиться на крупных животных. При этом они вполне преуспевали в этом деле. Среди плодов, которые люди собирали на ветвях земных Деревьев Жизни; были мамонты и слоны, антилопы и буйволы, олени и кабаны. О том, что в рационе древних людей преобладала добыча более крупная и более удобная для охоты, свидетельствуют находки в гроте Тешик-Таш (Узбекистан). Из найденных там 10 000 обломков костей разных животных удалось определить 938. Кости принадлежали медведю, лошади, оленю, леопарду, гиене, зайцу, крысе и другим животным, но больше всего было костей сибирского горного козла — 767 обломков. На Ильской стоянке (Северный Кавказ) найденные кости 2 тысяч зубров составили не менее 60 процентов массы костей животных. В Солюрте (Франция) были обнаружены костяки около 10 тысяч Лошадей. В Мейендорфе, близ Гамбурга, были найдены 1300 рогов северного оленя, на которых, очевидно, охотились прежние Обитатели северной Германии. В Пржедмосте (Чехословакия) вместе с костями других животных были отрыты останки примерно 800— 1 000 мамонтов. В Амвросиевке на Украине было найдено скопление костей, принадлежавших 950—1000 бизонам.

Хотя ловля рыб и птиц всегда являлись важными занятиями людей, но, видимо, этот источник получения полноценного питания играл столь же второстепенную роль у многих народов мира, как и охота на мелких зверей. Характерно, что народы, живущие в основном за счет промысла морского зверя, предпочитают охотиться на китов или тюленей, а не ловить мелкую морскую рыбешку.

О преобладании в питании людей мяса крупных или, во всяком случае, немелких животных Свидетельствуют исследования 140 тысяч ископаемых костей с 44 населенных пунктов лесной полосы Европейской части России, проведенные советским зоологом В. И. Цадкиным. По количеству костей на первое место вышли представители крупного рогатого скота (62 процента), на второе место — свиньи (24 процента), на третье — мелкий рогатый скот (9 процентов), на четвертое — лошади (5 процентов). По количеству съеденных особей на первом месте оказались свиньи (40 процентов), на втором — крупный рогатый скот (35 процентов), на третьем — мелкий рогатый скот (19 процентов), на четвертом — лошади (6 процентов). Как справедливо отмечал Лев Гумилев, в биогеоценозе человек занял «верхнее, завершающее звено», место самого «крупного хищника».

Однако человек не был единственным существом, охотившимся на крупных травоядных животных. Не сразу он завоевал и положение «главного хищника». В борьбе за мясо травоядных человек конкурировал с хищниками и порой становился их добычей. Амальрик и Монгайт утверждают, что «предок человека, спустившись с деревьев… прежде всего встретил на земле саблезубого тигра, а когда он попытался проникнуть в пещеру, чтобы дождь не погасил его костра, его встретили там негостеприимные хозяева — пещерный медведь, пещерный лев и пещерная гиена… Бесконечное количество трупов, своих и врагов, устилают дорогу человеческого предка… Если из числа более сильных врагов предка человека исключить ядовитых пресмыкающихся и насекомых, то он вынужден был искать защиты от волка, дикой собаки, пещерного медведя, гиены, саблезубого тигра, носорога Мерке и других… Кости всех перечисленных животных найдены в пещере Чжоукоутянь с костями и орудиями синантропа». В Алжире и Тунисе на стоянках древних людей наряду с костями кабанов, оленей, газелей, диких овец, диких лошадей, буйволов и верблюдов, гиппопотамов и слонов были найдены также кости львов и леопардов.

Каким же образом существа, слабые в физическом отношении по сравнению с львами и леопардами, волками и саблезубыми тиграми, носорогами и пещерными медведями, сумели их одолеть, добывать себе пропитание, убивая огромных мамонтов и слонов, крупных буйволов и оленей, и стать, по существу, «главными хищниками»? Ведь человек не обладал ни мощью носорога, ни силой льва, ни быстротой леопарда.

Правда, есть основания полагать, что человек, который нам кажется венцом природы, а порой представляется высшим олицетворением прекрасного, скорее всего внушал животным ужас. При этом его отталкивающая внешность могла давать ему известные преимущества.

Во-первых, человек стал пугать своих соседей по биосфере, как только обрел привычку передвигаться в вертикальном положении, Как известно, многие животные становятся на дыбы, находясь в состоянии крайнего возбуждения. Такая поза — признак угрозы всем остальным живым существам. Даже если малый зверек встает на задние лапки, то более крупный зверь остерегается атаковать его. Сточки зрения зверей, прямоходящий человек был в состоянии крайнего возбуждения и поэтому представлялся источником крайней опасности. Может быть, последующие наблюдения, свидетельствующие о том, что хищные звери редко атакуют людей, а появление зверей-людоедов — аномально, отражают опыт не только последних веков, когда человек вооружился огнестрельным оружием, а многотысячелетнюю историю страха животных перед существами, постоянно стоящими или передвигающимися на задних лапах. С другой стороны, известно, что достаточно человеку упасть на землю, то есть принять горизонтальное положение, как многие хищные животные могут напасть на него и растерзать. Не исключено, что с того момента, как человек принял вертикальное положение, он мог чувствовать себя в безопасности.

Было и другое обстоятельство, которое могло пугать зверей. По мнению зоолога Дезмонда Морриса, главное внешнее отличие человека от других сухопутных животных — отсутствие у него шерсти. Эта особенность кожного покрова позволила зоологу назвать человека непочтительно «голой обезьяной». В своей книге «Голая обезьяна» зоолог Дезмонд Моррис писал: «За исключением необычно тяжеловесных гигантов, таких как носорога или слоны (которые имеют свои проблемы с нагреванием и охлаждением); голая обезьяна стоит особняком, выделяясь своей наготой от тысяч других лохматых, косматых, заросших шерстью сухопутных млекопитающих. Зоолог вынужден прийти к выводу, что «имеет дело либо с землеройным, либо с водоплавающим существом. Во всяком случае следует признать, что нечто необычное, возможно, уникальное, произошло в эволюционной истории голой обезьяны». Поскольку человек не был ни кротом, ни дельфином, ни слоноподобным, ни носорогообразным, то среди прочих шерстистых зверей он не мог не выделяться, возможно, вызывая ужас и отвращение, какое могли бы вызывать у нас ощипанные обезьяны или обритые наголо медведи.

Эти соображения помогают объяснить, почему люди могли пугать зверей, и таким образом спасаться от нападения хищников. Однако страх мог заставить мамонтов и слонов, львов и саблезубых тигров в панике бежать от человека, но вряд ли он бы доводил их до самоубийства. Очевидно, что для победы над зверями требовалось нечто иное, помимо устрашающего облика. Отталкивающий вид мог сделать человека изгоем в биосфере, но вряд ли обеспечил бы ему лидерство в ней.

Между тем есть основания предполагать, что обретение внешнего облика, который вызывал отвращение у животных и распугивал их, стало следствием процессов, которые лежали в основе эволюции биосферы. Уверенно встав на ноги, Человек реализовал ту тенденцию противоборства гравитации, которая постепенно развивалась у живых Организмов, начиная с самых простейших видов. Дезмонд Моррис уверен, что характерный для животных шерстяной покров человек утратил, долго обитая в пограничной полосе между сушей и водой, где он находил себе пропитание. Если это так, то это означает, что люди начали свой старт с территории, подверженной пульсирующей гравитации Луны. Не исключено, что долгая жизнь в переменчивой обстановке (то на суше, то в воде, а также под воздействием пульсирующей гравитации) позволила человеку обрести качества, которые в наибольшей степени отвечали главным тенденциям в эволюционном развитии жизни. Что же это за качества, которые компенсировали человеку его неумение прыгать как кошка, бегать как заяц или волк, быть сильным как лев и мощным как мамонт?

ГЛАВА 8

ДЕРЕВЬЯ ЖИЗНИ СТАНОВЯТСЯ ДЕРЕВЬЯМИ ЗНАНИЙ

______________________________________

О том, что человек мог пребывать в гармоничном равновесии с живой природой лишь до тех пор, пока он не осознавал своего неприглядного вида, косвенно свидетельствуют строки Книги Бытия. Как только по наущению змея Ева и Адам съели плоды запретного Древа Знания, они поняли, что без одежд их вид неприятен для окружающих. Вскоре они были изгнаны из Земного Рая и были принуждены «в поте лица» добывать себе пропитание. Для земных же, а не райских существ добывание средств жизнеобеспечения было неразрывно связано не только с трудом, но и с познанием действительности. Прежде чем потреблять плоды земных Деревьев Жизни, люди, как и другие живые существа, должны были научиться отличать съедобную пищу от несъедобной, питательную от бесполезной, чтобы избежать отравлениям поглощения ненужных веществ. Для того, чтобы стать достойным лидером биосферы, человек должен был в совершенстве разбираться в ее устройстве, овладев знаниями об окружающей природе и научившись эффективно использовать обретенные знания.

Очевидно, что для того, чтобы обрести знания о мире и научиться ими пользоваться, человеку потребовались не голая кожа и способность ходить прямо, а принципиально новые органы сбора и обработки информации. Возможно, что предки человека — человекообразные обезьяны или иные полуживотные — былине единственными существами, которые приблизились к обладанию органом накопления и переработки информации. То, что нам уже стало известно о поведении животных, позволяет предположить, что предпосылки к мышлению существуют у многих сухопутных зверей, а поведение дельфинов позволяет выдвигать и этих водоплавающих в наиболее вероятные кандидаты на роль земных собратьев по разуму. Кроме того, не изучены и возможности эволюции ориентационных механизмов и у таких «умных» насекомых, как муравьи или пчелы.

Появление у человека развитого мозга, как и способность к мышлению других живых существ, было обусловлено ходом развития биосферы. Несмотря на постоянное совершенствование форм жизни, по мнению некоторых биологов, в том числе и Джулиана Хаксли, возможности для дальнейшей эволюции «у одного вида за другим истощались». По его оценке, были исчерпаны дальнейшие возможности для увеличения скорости при передвижении животных. Не только человеку, но и любому существу, скроенному из белкового вещества, трудно было обрести физические качества, превосходящие те, что были достигнуты наиболее развитыми животными. «Размеры тела достигли такой величины, что они стали работать против животного; химический состав крови стабилизировался; эффективность нервной системы, органов чувств, пищеварительной системы и механической конструкции, — все они достигли предела, в том или ином роде», — писал Д. Хаксли.

Живой организм мог развиваться дальше, лишь совершенствуя способности к сбору информации. Утраты и катастрофы, успехи и удачи, которые пережили различные виды за сотни миллионов лет, не проходили для них бесследно. В клетках ДНК записывалась генетическая информация об эволюции организма, накопленная в течение многих предшествующих поколений. Накапливая банки генетической информации о своем прошлом опыте, живые организмы тем самым создавали эффективные средства для выбора необходимых изменений в организме. Характеризуя роль наследственного механизма, биолог и известный популяризатор своей науки И. И. Акимушкин писал: «Без изменчивости и наследственности жизнь не достигла бы того совершенства и разнообразия, которое мы сейчас наблюдаем. Без изменчивости не было бы у организмов удивительной способности приспосабливаться к разным условиям. Не было бы у жизни большого выбора путей развития. А без наследственности утрачивались бы новые приобретения*’.

Накопление информации стало главным направлением в эволюционном развитии биосферы. Американский астроном Карл Саган подчеркивал: «Сегодня самые сложные организмы на Земле содержат больше генетической, так и внегенетической информации, чем самые сложные организмы, скажем, 200 миллионов лет назад». Увеличение как генетической информации ускорялось в геометрической прогрессии, а концентрация информации в мозгу животных постоянно возрастала. По мнению британского ученого Джулиана Хаксли, «лишь одна сторона могла совершенствоваться — организация мозга и поведение. Лишь возросшая гибкость в поведении и более высокая организация сознания позволяли живому существу овладеть концептуальным мышлением и языком из символов; именно эти черты являются особенностями человека и основой последующего развития жизни». Прогрессирующее накопление информации, особенно в мозгу животного, в конечном счете привело к возникновению человека.

Таким образом, возникновение человеческого мозга стало закономерным следствием эволюции биосферы. Американский ученый Д. Д. Дана, который был учеником авторов теории эволюции — Дарвина и Уоллеса, назвал этот процесс «цефализацией» (это слово образовано от греческого слова «голова» и обозначает процесс включения частей тела в его головной отдел и обособление головы). Новый период в развитии биосферы, связанный с появлением человеческого мозга, французский ученый Ле Конт назвал «психоэойской эрой», а русский геолог А. П. Павлов — «антропогенной эрой». «Цефализация», или начало «психоэойской», или «антропогенной», эры, означала Качественный скачок в развитии жизни на Земле.

Хотя мы пока лишены возможности точно определить, на каком этапе развития человеческий мозг развился до того уровня, когда человек стал разумным, но исследования антропологов свидетельствуют о том, что уже неандертальцы обладали черепными коробками, которые могли вместить мозг, не уступавший по размерил соответствующему органу мышления современного человека. Реконструкция облика кроманьонца позволила ученым прийти к выводу, что этот древний человек внешне ничем не отличался от наших современников. Более того, оказалось, что если бы кроманьонца и даже более древнего человека — неандертальца — нарядили в современный костюм, то их появление в городской толпе не вызвало бы недоуменных взглядов. Не было бы удивительным, если бы этим существам оказались по силам интеллектуальные упражнения современных людей.

Тем не менее многие сторонники гипотез о вмешательстве в развитие человечества «высших существ» из космоса, Атлантиды и Антарктиды сомневаются в способностях древних людей, живших на большей части планеты, и не верят, что они могли самостоятельно добиться качественных перемен в своей жизни. Им кажется невероятным, что создателями первых земных цивилизаций стали те существа, который в течение сотен тысячелетий не смогли придумать ничего иного, кроме различных способов обработки булыжников.

Такому представлению отчасти способствует периодизация развития человечества, которой пользуются историки. Исходя из того, что период в развитии продолжительностью по меньшей мере более полумиллиона лет (от 700 тысяч до 40 тысяч лет до н. э.) именуется нижним, или ранним, палеолитом (древний каменный век), создается впечатление, что все это время люди в Своей трудовой деятельности использовали исключительно камки и были заняты главным образом их обработкой. Поскольку известно, что за этот долгий промежуток времени первобытные люди лишь отчасти усовершенствовали свои операции с камнем и их отделку, то можно решить, что они удивительно медленно соображали.

Почти все остальное прошлое человечества также занято каменным веком. Нижний палеолит сменяется мезолитом (средним каменным веком) примерно в XIII тысячелетии до н. э. Затем мезолит сменился неолитом (новым каменным веком), который в отдельных уголках Земли еще не завершился окончательно. Хотя в эти периоды наблюдается заметные сдвиги в обработке каменных орудий, трудно дать высокую оценку умственным способностям существ, которым для этих достижений понадобилось несколько десятков тысяч лет.

Такой взгляд на историю, длиной более чем в полмиллиона лет, создает впечатление, что в начале своего существования человечество практически не развивалось. Спору нет, в тот период прогресс шел черепашьими темпами, но если бы его тогда не было вообще, то мы по-прежнему жили бы в тех же условиях, как и первобытные люди. Надо также учитывать, что периодизация раннего человеческого развития в зависимости от характера обработки камня в значительной степени связана с тем, что камень, в отличие от других материалов, сохраняется дольше всего. Кроме каменных изделий и костей животных нам осталось ничтожно малое количество материальных свидетельств о жизни древнейших людей. Из этого следует, что мы весьма приблизительно представляем себе жизнь людей каменного века.

Мы можем лишь фантазировать о том, каким был быт наших далеких предков. То обстоятельство, что в пещерах найдены многочисленные останки древних людей, отнюдь не означает, что люди обитали лишь в пещерах. Если глобальная катастрофа уничтожит всю современную цивилизацию, то не исключено, что лишь надписи в пещерах, оставленные досужими туристами, станут свидетельствами существования современной культуры. В этом случае впечатление об уровне развития современных людей будет гораздо хуже, чем то, которое мы имеем о древних людях, судя по их рисункам в пещерах.

Можно также с уверенностью сказать, что представление о том, что древние люди одевались в звериные шкуры, грубо закрепленные на одном плече, рождено прежде всего незнанием того, как на самом деле кроились их одежды. Известно, например, что эскимосы, имеющие в распоряжении шкуры зверей и самые примитивные орудия труда, давно научились шить довольно изящные меховые изделия. Канадский этнограф Фарли Моуэтт рассказал, как, не обладая никакими инструментами, кроме игл из рыбьих костей, старая эскимоска быстро скроила ему идеально пригнанное белье и верхнюю одежду из оленьего меха. Эта одежда была совершенно непохожа на те нелепые лохмотья, в которые одеты люди, изображенные на картинах и в фильмах о жизни в каменном веке. Описывая быт людей каменного века, живших в Папуа в конце XIX века, Миклухо-Маклай обратил внимание на их чрезвычайное внимание к украшению себя. Такие люди вряд ли позволили бы себя одеваться в лохмотья, придуманные иллюстраторами книг о каменном веке.

Однако, даже если исходить из тех сведений, которые имеются в настоящее время у археологии относительно использования камня древними людьми, следует иметь в виду, что и в этой области депо не ограничилось несколькими или даже несколькими десятками открытий и изобретений. Сопоставляя достижения новейшей и новой истории с открытиями и изобретениями каменного века, мы порой становимся жертвами своеобразного «оптического обмана», подобного тому, который испытывают пассажиры движущегося поезда. Во время движения они видят, что предметы, находящиеся вблизи от них, проносятся с необыкновенной скоростью, в то время как далеко расположенные предметы еле передвигаются или почти неподвижны. Кажется, что подобным же образом мимо нашего умственного взора проносятся многие открытия и изобретения последних десятилетий или последних двух веков, в то время как плоды усилий древних людей сливаются для нас в немногие отдаленные от нас предметы, которые представляются нам почти неподвижными.

Среди прочих древних изделий на далеком горизонте маячат орудия труда каменного века. На их неподвижном фоне мимо нас проносятся самые разнообразные изделия современности, в том числе и модификации рубящих, колющих и режущих изделий. Для изготовления современных продуктов были испробованы самые разнообразные материалы. Им были приданы различные формы. Они оказались оснащенными множеством приспособлений и механизмов. Это изобилие многократно превосходит изделия каменного века, которые мы видим в витринах музеев. При этом мы упускаем из вида, что на самом деле в нашем распоряжении имеются лишь немногие образцы орудий труда, охоты и борьбы, которые были обнаружены учеными. Между тем даже в этих образцах можно увидеть разнообразие форм и материалов. Однако всевозможные удачные и неудачные эксперименты воплощены в предметах, которые для нас символизируют застой каменного века.

Мы редко задумываемся о том, что идеи создания инструментов, позволяющих раскалывать вещи ударом другого предмета, разрезать их на части заостренным концом орудия или менять их форму другими способами, были впервые воплощены в жизнь безвестными мастерами далекой поры. При всех наших достижениях мы в своем быту используем многие предметы, не претерпевшие принципиальных изменений со времен их изобретения в каменном веке. Именно тогда были изобретены топор, нож и молоток, колесо и лыжи, игла и рыболовный крючок, корзины и керамическая посуда для хранения жидких и сыпучих веществ.

То обстоятельство, что мы до сих пор лишь продолжаем усовершенствовать изобретения, которые были сделаны в каменном веке, скорее свидетельствует о застое, в котором мы пребываем в течение последних веков.

Если же взглянуть на достижения каменного века шире, то можно понять, что задолго до изобретения слов «прогресс» и «развитие» люди заботились об улучшении своих условий жизни и занимались усовершенствованием орудий труда, открытием законов природы и использованием их в своих интересах. Даже скудные свидетельства об их жизни показывают, что они овладели различными законами физики (например, в применении рычагов) и химии (научившись, в частности, использовать реакцию горения). Последующие поколения людей лишь продолжили изучение этих законов и их использование. Так называемые дикари каменного века открыли счет и мир цифр. Они научились разделять время на отдельные части. Семидневная неделя, которой мы до сих пор пользуемся, скорее всего отражает наблюдения людей каменного века за фазами луны. Определение времени по движению Солнца также было известно «первобытным дикарям».

Древние люди стали пользоваться речью и сознали языки, что позволило им символически обозначать окружающий мир, обмениваться информацией, зашифрованной в символах, и накапливать ее в опыте поколений. Их потомки не создали принципиально новой сигнальной системы, а ограничились лишь ее усложнением и усовершенствованием.

Представления о духовном мире и интеллекте людей каменного века обретают большую реальность благодаря изучению тех племен, которые до наших дней сохранили образ жизни времен палеолита. Исследования этнографов позволили им прийти к выводу о том, что так называемое «первобытное», или примитивное, мышление представляет собой важную ступень в становлении научного сознания. Зачастую люди, живущие на уровне каменного века, проявляли незаурядную наблюдательность, любознательность, сообразительность, находчивость и другие качества, несовместимые с представлениями о примитивном, тупом дикаре.

Описывая жизнь охотничьих племен Габона, этнографы констатировали: «Обостренные способности туземцев позволяли им точно замечать родовые черты всех живущих природных видов, суши и моря, равно как и едва уловимые изменения природных явлений — ветра, освещенности, характера погоды, ряби на воде, изменения в прибое, водные и воздушные течения». Изделия людей, живущих на уровне каменного века и в исключительно суровых природных условиях, нередко поражали ученых своей изысканностью и изощренностью в изображении отдельных деталей. Как свидетельствует этнограф Э. Карпентер, «эскимосы Дорсета вырезают фигурки животных из кусочков кости величиной со спичечную головку с такой точностью, что при взгляде через микроскоп зоологи различают разновидности одного и того же вида, например, гагара обыкновенная и гагара с красным горлом».

Накапливаемая информация преобразовывалась не только в художественные образы, но и в абстрактные символы человеческой речи. Чем богаче, разнообразнее и содержательней была собираемая информация, тем более совершенным становился человеческий язык, гибче его структура! Благодаря этому ни одна малейшая деталь окружавшей их реальности не оказывалась в тени, а была словно освещена яркими осветительными приборами, получая емкую и точную, исчерпывающую характеристику. Неотъемлемой чертой языков традиционных народов является их конкретность. Известный английский антрополог Эшли Монтегю писал: «Для большинства американских индейцев фраза «собака лает» кажется бессмысленной. Индеец желает знать; какая собака? чья собака? где она лает? стоит ли она при этом, бежит, Прыгает, или что она вообще делает во время лая? На своем языке он может сообщить все эти факты с использованием столь же минимального числа звуков, как и мы, когда говорим о том, что собака лает. Для индейца важно получить именно такую информацию, и ему даже в голову не придет делать столь туманные заявления, какие делаем мы, когда замечаем вслух, что собака лает. В отличие от нас многие неграмотные люди обладают способностью передать сообщения относительно многих предметов, используя для этого минимальное количество слов».

Сознание древних охотников и собирателей можно уподобить компьютеру с огромным объемом памяти, позволявшему им в концентрированном виде накапливать максимум информации об окружающем мире. Американский биолог Р. Б. Фокс писал по поводу филиппинских пигмеев: «Характерная черта негритосов, отличающая их от соседних с ними христиан, состоит в их неисчерпаемых познаниях растительного и животного мира. Это знание включает в себя не только специфическое отождествление феноменального числа видов растений, птиц, млекопитающих и насекомых, но также осведомленность о привычках и нравах каждого вида..: Почти все мужчины с большой легкостью перечисляют специфические и описательные наименования не менее чем 450 растений, 75 птиц, почти всех змей, рыб, насекомых и млекопитающих и даже 20 видов муравьев». В своей работе «Неприрученная мысль» К. Леви-Строс отмечал: «Ботаническая лексика субанун, живущих на юге Филиппин, далеко превосходит 1000 терминов, а у хануну — приближается к 2000. Поработав только с одним габонским информатором, М. Силланс недавно опубликовал этноботанический каталог, включающий в себя почти 8000 терминов на языках либо языковых диалектах 12-и или 13-и соседних племен».

Много это или мало? Для сравнения можно сказать, что число терминов, которыми пользовались «дикари» только для обозначения видов флоры, вполне соответствует числу слов в любом «словаре-минимуме» (около 6000), который необходим для понимания массового периодического издания в любой стране мира. Попытайтесь записать на листке бумага все известные вам названия растений, птиц и муравьев. Если вы не являетесь ботаником, орнитологом и энтомологом, то вряд ли вам удастся превзойти познания обитателей габонских или филиппинских джунглей. Видимо, не случайно один орнитолог пожаловался на то, что на страницах произведений современных авторов редко можно прочесть упоминание об иных птицах, кроме галок, ворон, воробьев и голубей.

Встречаясь с людьми каменного века, наши современники сплошь и рядом обнаруживали, что «терминологический словарь» «дикарей», которым они пользовались для обозначения животных и растений, намного превышает их собственный. Разумеется, следует учитывать то обстоятельство, что современный человек в отличие от жителей лесных джунглей оторван от. природы, но ясно и другое: владение столь обширной терминологией в своем поле деятельности ставит «дикарей» на один уровень с современным специалистом в той или иной области.

Этнограф Е. Смит-Бовен испытала подлинное смятение, «когда по прибытии в одно африканское племя она захотела начать с изучения языка. Ее информаторы нашли вполне естественным собрать для начальной стадии обучения огромное количество ботанических образчиков, которые, показывая ей, они называли, но которые исследовательница была не в состоянии отождествить не столько ввиду их экзотического характера, сколько из-за того, что никогда не интересовалась богатством и многообразием растительного мира, тогда как туземцы считали, что такая любознательность у нее имеется». По словам исследовательницы, она оказалась впервые в обществе, где «у каждого растения, дикого либо культурного, имеется название И вполне определенный способ употребления, где каждый мужчина, каждая женщина, каждый ребенок знают сотни видов». При этом «дикари» могли без труда определить множество различных видов растений «по мельчайшему фрагменту древесины… на основе наблюдения внешнего вида древесины, коры, запаха, твердости и других подобных характеристик».

Они не ограничивались идентификацией растений и животных, но подробно характеризовали их различные стороны и качества. В языке индейцев тева имеются особые термины почти для каждой части тела птиц и млекопитающих. Для описания листьев, и растений используется 40 терминов. Имеется 15 различных терминов, соответствующих разным частям растения. Этнограф X. Конклин замечал, что у филиппинского племени хануну в их наименованиях растений «дифференцирующие термины отсылают к таким признакам, как: форма листа, цвет, место обитания, размеры, пол, характер роста, хозяин растения, период роста, вкус, запах». Р. Б. Фокс утверждал, что в племени пинатубо «используют около 100 терминов для описания частей и характерных аспектов» растений. Обсуждение структуры растений и животных было дня «дикарей» столь же захватывающим занятием, как и разговоры на производственные темы для тех современных людей, которые готовы увлеченно обсуждать вопросы своей трудовой деятельности или науки и техники даже в свободное от работы время. Рассказывая о своем пребывании среди африканских племен охотников и собирателей, X. Конклин писал о том, что в течение пути, занявшего полдня, «наибольшая часть времени прошла в обсуждении изменений в растительном мире за последние десять лет».

Эти «научные» дискуссии помогали охотникам и собирателям подробнейшим образом характеризовать различных представителей флоры и фауны. Леви-Строс писал: «Для описания составных частей и свойств растений хануну употребляют более чем 150 терминов, обозначающих категории, по свойствам которых Они идентифицируют растения и обсуждают между собой сотни черт, играющих различную роль для растений, а часто и соответствующих таким значимым свойствам, как лекарственные и пищевые». Постоянно действующие научные семинары дополняются «лабораторными экспериментами». Р. Б. Фокс замечал: «Негритос… непрестанно изучает все, что его окружает. Часто я видел, как какой-нибудь негритос, не уверенный в распознавании растения; пробовал на вкус его плод, обнюхивал листья, отламывал и изучал стебель, осматривал особенности местонахождения. И только приняв в расчет все эти данные, он объявлял, знает либо нет это растение». Из этого рассказа, в частности, становится очевидным, что в своем исследовании природы первобытные люди полагались не на зрительный или слуховой образ, а использовали все органа чувств для создания объемной и многомерной картины окружающего мира.

Успехи людей в изучении таких сторон окружающего мира, которые имели существенное значение для их выживания, неизбежно вели к постановке более глубоких вопросов об устройстве мира в ходе «фундаментальных исследований». Ф. Д. Спек, исследовавший жизнь индейцев северо-востока США и Канады, не был особенно удивлен их превосходными знаниями о повадках зверей, на которых они охотились, заметив: «Неудивительно, что охотник-пенобскот располагает лучшими практическими познаниями о повадках и характере лося, чем самый крупный эксперт-зоолог». Однако он был поражен, когда выяснилось, что эрудиция индейцев выходит далеко за пределы их повседневных надобностей: «Весь класс рептилий.;, не представляет собой никакого экономического интереса для индейцев; они не потребляют мясо ни змей, ни лягушек и не используют их кожу, за исключением весьма редких случаев изготовления магических средств от болезни или от колдовства». Индейцы северо-востока, по словам ученого, «разработали настоящую герпетологию с терминами, различными для каждого рода рептилий, и другими — для видов и разновидностей».

«Индейская герпетология» была далеко не единственной системой знаний об окружающем мире, созданной «традиционными» народами. Сведения о флоре и фауне, живом и неживом мире группировались в классы и категории. Такая группировка часто принципиальным образом отличалась от классификации, принятой в современной науки, так как зачастую основания для объединения предметов в те или иные категории были выбраны случайно. Однако и принципы классификации, которые использует современная наука, далеко не всегда бывают безупречными.

Как бы это ни казалось удивительным, но неграмотные и необразованные люди, жившие во времена палеолита или сохранившие образ жизни племен каменного века в наши дни, руководствовались теми же принципами, хотя они вряд ли имели в своем словаре такие термины, как «классификация» и «таксономия». Объясняя этнографам основы своего мировоззрения, некоторые индейцы говорили, что «каждая вещь должна быть на своем месте». Леви-Строс справедливо говорил о стремлении традиционного мышления к «микрораспределению», то есть желанию «не упустить никакое существо, объект или аспект, с тем, чтобы отвести ему место внутри какого-либо класса».

К. Леви-Строс сравнил методы собирания данных о природе, к которым прибегали люди традиционных культур, с человеком, который создает изделия из подручного материала. У такого умельца «элементы собираются и сохраняются по принципу «это может всегда сгодится». Такой умелец «способен выполнить огромное количество разнообразных задач. Но в отличие от инженера ни одну из них он не ставит в зависимость от добывания сырья и инструментов, задуманных и обеспечиваемых в соответствии с проектом: мир его инструментов замкнут…» Характеризуя методы мышления первобытных народов, Леви-Строс писал: «Туземец — это логический скопидом: без передышки связывает нити, неутомимо переплетая все аспекты реальности, будь то физические, социальные или ментальные. Мы спекулируем нашими идеями, а он делает из них сокровища».

На протяжении многих тысячелетий люди накапливали продукты избыточного интеллектуального производства, хотя порой, эти сокровища не приносили им немедленных практических результатов. В то же время постепенно клубки знаний, созданные многими поколениями первобытных народов, все прочнее соединялись с окружающим миром. Исследователи каменного века не пытались разъединить явления природы в соответствии с некими основополагающими принципами. Они воспринимали окружающий их мир и отдельные его части в их целостности и стремились изучать их такими, какими они им казались.

Установление связей между предметами на основе субъективного опыта порой приводило «дикарей» к сомнительным выводам. Они утверждали, что «зерно в форме зуба как бы оберегает от змеиных укусов, желтый сок — специфическое средство от расстройств желчного пузыря» и т. д. Индейцы юго-востока США полагали, что раздраженные людьми животные насылают на них болезни' растения же, союзники людей, помогают им, предоставляя лекарственные средства. Однако такие ошибочные выводы имели, как полагал Леви-Строс, «большую ценность, чем индифферентность к какой бы то ни было связи. Ибо классифицированное, пусть причудливое и произвольное, сберегает богатство и разнообразие инвентарного описания; учитывая все, оно облегчает построение памяти… Эта наука конкретного… должна была сводиться к иным результатам, чем те, которых добиваются точные и естественные науки, но была не менее научной, и ее результаты были не менее реальными».

Как отмечал Леви-Строс, «забота об исчерпывающем наблюдении и о систематической инвентаризации отношений и связей может иногда привести к результатам добротного научного качества: например, у индейцев блэкфут, диагностирующих приближение весны по степени развития бизоньих плодов, извлекаемых из утробы самок, убитых на охоте». Другие племена открывали зависимость между сменой времен года и другими природными явлениями. Как замечал Эшли Монтепо, люди каменного века научились определять время «по уменьшению и увеличению луны, миграции животных, подъему и спаду вод в реках». Австралийские аборигены, намечая срок, «за пару дней ставили камень между ветками деревьев или на скале таким образом, чтобы солнце осветило его точно в назначенное время». Даже в тех случаях, когда поиск упорядоченных связей между предметами и явлениями природы приводил «дикарей» к ошибочным выводам, такие ошибки были следствием ограниченности их опыта, но не результатом изначальной порочности их мышления.

О том, что люди, обладающие таким сознанием, могут сравнительно легко освоить принципиально новую информацию, новый круг идей, свидетельствовали исследования, проведенные еще в начале 1970-х годов женевским Институтом социального развития ООН. Они показали, что вопреки сложившимся стереотипным представлениям выходцы из самых отсталых сельских районов развивающихся стран Азии и Африки приспосабливались к современным условиям жизни не хуже, чем потомственные горожане. Исследователи отмечали, что первоначальное отсутствие знаний и опыта у этих представителей архаического уклада с лихвой компенсировалось наблюдательностью, любознательностью, смекалкой и сообразительностью.

И все же, несмотря на кажущееся сходство изучения природы людьми каменного века с методами современной науки, можно взглянуть на эти впечатляющие достижения и с прямо противоположной стороны. Далеко ли в своем познании мира первобытный человек ушел от животного? Является ли способность к точному знанию окружающего мира отличительной особенностью человека? Многочисленные опыты над животными позволили узнать, что их способности различать предметы по виду, слуху, осязанию, вкусу, запаху часто не только не уступают человеческим, но и превосходят их. Мы знаем, как легко животные распознают нужные им предметы, съестные продукты, лекарственные растения. Если бы мы могли заглянуть в клетки мозга животного, то не исключено, что мы узнали бы о наличии сложной системы регистрации великого множества явлений окружающего мира с помощью органов чувств. Известно, что животные не только распознают различные предметы, но в силу своих возможностей передают своим сородичам сигналы по поводу появления распознаваемых ими предметов.

Информация, заложенная в мозгу у живого существа, позволяет ему видеть прошлое и заглядывать в будущее. Волк, преследующий зайца, не видит его, когда «берет его елея״. Фактически он восстанавливает из остатков его запаха подлинное представление о бывшем здесь, но уже давно сбежавшем зайце. Тигр, прячась у водопоя, фактически предвидит будущее. Информация, спрятанная в мозгу, позволяет птице сооружать гнездо, бобру — плотину и хатку, медведю — берлогу.

Но может быть, у животных круг интересов ограничен чисто утилитарными задачами? Когда спутник В. К. Арсеньева, охотник-гольд Дерсу Узала, по следам, оставленным в охотничьей избушке, мог определить физический облик и характер его последнего обитателя, он имел в этом столь же малую практическую надобность, как и Шерлок Холмс, выяснявший жизнь владельца гуся по брошенной им шляпе. Любой владелец собаки знает, с каким вниманием готов его любимец вынюхивать землю, явно не имея при этом какой-нибудь иной практической цели, кроме расширения познаний об окружающем мире. Если бы пес мог разговаривать, он, вероятно, поразил бы своих хозяев подробными рассказами о тех, кто утром успел побывать на зеленой лужайке, хотя эти сведения не имели бы никакой практической ценности ни для пса, ни для его владельца. Можно представить себе, что асе эти сведения о мире «классифицируются» в мозгу животного на основе столь же случайных ассоциативных связей, что и в сознании первобытного человека. А если это так, то в чем же разница в мышлении первобытного человека и зверя?

И все-таки существует принципиальная разница между процессами, происходящими в мозгу животных, и сознанием людей, даже находящихся не на высокой стадии общественного развития. Эта разница прежде всего проявляется в различном обращении с накопленными знаниями о мире. Мышление первобытных людей этнографы не случайно именуют «магическим». В ее основе лежит вера в магию, то есть в возможность человеку изменять реальность непосредственно силой своего желания. Эта вера была рождена его свободными операциями с образами реальной действительности, которые имелись в сознании первобытного человека.

Возможности обращения животного с информацией, имеющейся в него в мозгу, ограничены. Тигр знает, что он мог ждать в засаде оленя только в строго определенных условиях. Ласточка никогда бы не попыталась использовать иной строительный материал для постройки гнезда. Бобры не рискнут изменить форму своей плотины. Действуя в жестких рамках своего непосредственного опыта, звери, очевидно, не обладают способностью произвольно манипулировать символами реальности. Поэтому они обычно — заземленные реалисты, лишенные творческого воображения.

Неизвестно, какие обстоятельства помогли человеку понять, что он волен делать все, что ему заблагорассудится с образами окружающего мира. Может быть, решающую роль сыграли сновидения. Во всяком случае очевидно, что в отличие от животных первобытный человек научился передвигать изображения окружающего мира в своем сознании, разделять их и соединять. Он научился создавать образы существ, которых никогда не было, придумывать события, которые никогда не происходили. Зрительные, слуховые, осязательные образы, рожденные воображением человека, рвались у него из сознания, и он стал сочинять звуки, которых никто прежде не слыхал. Он стал художником магических картин, постановщиком колдовских танцев и учредителем волшебных обрядов. В отличие от животных человек отрывался от реальности.

Вольный полет творческого воображения порой приводил первобытного человека на грань безумного экстаза. В таком состоянии он нередко создавал экстатические песни, бешеные танцы, устрашавшие маски, жестокие ритуалы. Люди, склонные к достижению безумного состояния, чаще становились выразителями человеческой потребности в перенесений своих свободных фантазий в жизнь. Исследователь первобытных религий Джозеф Кэмпбелл подчеркивал, что особое влияние на жизнь первобытного населения Андаманских островов оказывают те мужчины и женщины, про которых говорили, «что они обладали сверхъестественными силами».

Эти люди, становившиеся шаманами, в наибольшей степени выражали способность древних людей к противоречивому магическому мышлению. С одной стороны, они обладали наиболее полными знаниями о способах лечения. Часто они умели гипнотизировать других людей и лечить их внушением. С другой стороны, эти люди снимали все сдерживающие механизмы сознания, чтобы дать простор своей способности к безудержной фантазии. В таком почти безумном состоянии они извлекали из глубин своего неконтролируемого сознания кошмарные образы, ритмы, мелодии, словосочетания. Они возбуждали других людей, приближая и их к грани безумия. Вероятно, именно эти черты поведения первобытных людей еще больше убеждали представителей цивилизации в их дикости.

Власть безудержной фантазии могла свести с ума первобытных людей Однако не исключено, что, оказываясь в опасной близости к состоянию безумия, первобытный человек совершал гениальные открытия, и тогдашний врач вроде Чезаре Ломброзо мог писать об «аналогичности сумасшествия с гениальностью». Открывая в себе способность создавать то, чего никогда не было в реальной действительности, человек каменного века освобождался от пут заземленного реализма, который миллионы лет сдерживал возможности животного..

Научившись свободно разделять и соединять мыслительные образы, человек каменного века овладел способностью конструировать гипотезы. В то же время его мышление оставалось магическим, а потому реальные явления природы постоянно перемешивались с плодами его не всегда обузданного воображения. Он старался открывать связи между явлениями природы, но при этом мог полагаться на случайное сочетание образов, возникших в его сознании. Порой эти случайные находки позволяли ему достичь верных результатов, но чаше — приводили к ошибочным выводам. Однако в том и в другом случае магическое мышление позволяло человеку свободно обращаться с миром и различными его частями, представленными в его сознании в виде образов или символов.

Этнографы обратили внимание на то, что в современных традиционных племенах рассказ о только что завершенной охоте излагается в виде представления, в ходе которого плясками, песнями, мимическими приемами повествуют о важном событии в их жизни… Важнейшая информация запечатлевалась в сказаниях и наскальных рисунках, в которых правда переплеталась с вымыслом.

Как и в современных «информационных дисках», заполненных программами для игр с научно-фантастическими сюжетами, в сознании «дикарей» хранилось немало «игровых программ», порожденных их буйным воображением. Правда, в отличие от современных компьютерных программ «игровые» материалы соединялись с фактической информацией. Содержимое этих «информационных дисков» не позволяло их обладателям построить чудесные дворцы и мосты через реки, создать скатерти-самобранки и летательные аппараты, о которых они мечтали в своих сказках. Однако даже в этих мечтах была определенная лотка, которая позволила современным исследователям увидеть нечто большее, чем стремление выдать желаемое за действительное. Наряду с вымыслом в сознании первобытных людей хранилась надежная информация относительно самых различных свойств природы, различных видов занятий.

В таком же стиле создавались впоследствии эпические истории про героев. Олимпийские бога Гомера появлялись на полях сражений наравне с прототипами реальных греческих воинов, а Одиссей, путешествуя из реальной Трои в не менее реальную Итаку, попадал в целый ряд фантастических стран, которых никогда не существовало. В то же время внимательный исследователь мог обнаружить в эпических сказаниях родословные предков, уводящие в далекие тысячелетия, их деяния и подвиги. Однако нельзя принимать на веру древние рассказы о всемирном потопе или падении Солнца на Землю как свидетельства о якобы имевших место подлинных катаклизмах, так как в этом случае не учитывается, что древний автор не мог творить иначе, как давая полный простор для своей безудержной фантазии.

Для парадоксального соединения фантазий с подлинными фактами были веские основания. Все, что находилось в пространственных и временных пределах непосредственного окружения древних людей, было освещено светом собранной ими предельно точной и достоверной информации. Однако этот мир был ограничен тесными рамками. Между тем за близкими границами этого мира находился другой мир, скрытый мраком незнания, а он то и депо властно вторгался в мир, освоенный людьми. Знания о структуре растений и их свойствах не позволяли понять, почему они могут стать причиной внезапного отравления. Сведения о повадках насекомых не раскрывали причин инфекционных заболеваний. Блестящее знакомство с географией окружающей местности и племенах, населяющих ее, было недостаточным для того, чтобы предугадать внезапное землетрясение или появление доселе неизвестных хищников или агрессивных людей. Точная ориентация в настоящем не позволяла также точно предвидеть будущее. Память людей о событиях, свидетелями которых были они и их непосредственные предки, не позволяла им знать тайны прошлого. Между тем эти тайны постоянно напоминали о своем существовании, то останками известных животных и людей, то необычными скелетами, принадлежащими каким-то гигантским существам, то обломками человеческих орудий охоты или следов человеческого жилья, то непонятными предметами. Непознанный мир казался таинственным, построенным по иным законам, чем реальный мир, точно так же, как были таинственны сновидения, созданные по иным правилам, чем впечатления во время бодрствования.

Мир казался бы хаотичным и неподдающимся познанию и преобразованию, если бы люди постоянно не пытались заглянуть за темные линии пространственного и временного горизонта. Они старались не только увидеть невидимое, но и придать ему черты познаваемого, упорядоченного, хотя и выстроенного из причудливых образов своего воображения. Соединяя мир осязаемый, видимый и ярко освещенный своими знаниями, с миром невидимым, люди заселяли последний образами своего раскрепощенного воображения.

По этой причине знания об опасности, подстерегавшей людей в какой-то местности, соединялись с фантазиями о злых духах, обитающих там. Поэтому знания об удачных местах охоты переплетались с вымыслами о добрых духах, которым необходимо молиться. По этой причине люди соединяли в легендах и мифах географию известной им земли со своими представлениями о Вселенной и миры, расположенные за пределами их местности, заселялись причудливыми существами. По этой же причине люди пытались реконструировать и прошлое, о котором напоминали им свидетельства смерти людей и животных, соединяя введения о своей родословной с мифической историей происхождения своего рода и всех людей. Вероятно, так создавались легенды о великанах и драконах, о грандиозных катастрофах, поразивших некогда мир. Они пытались заглянуть и в недоступное будущее и сочиняли мифы о возможных грядущих катастрофах, в ожидании которых надо быть постоянно настороже.

Представления о наличии иных миров, находящихся за пределами известной им земли, о протяженности времени за пределами современности позволяло людям утверждаться в своих представлениях о величии и упорядоченности Вселенной. Убежденность в том, что в природе царит всеобщий порядок, охраняемый высшими силами, служила обоснованием для постоянного поиска связей между всеми элементами природы. Версий о мироздании, Порожденные буйной фантазией, превращались в строгую и тщательно охраняемую систему мифов. Миф становился организующим началом, соединяющим племя, его прошлое и настоящее. Художественная фантазия первобытных людей также обретала упорядоченность в мелодиях и ритмах, строгом орнаменте, гармоничных сочетаниях красок и форм, стройной последовательности театральных спектаклей и магических обрядов.

Вера в наличие глубоких и общих причин вселенского порядка отразилась в религии первобытных народов. Изучавшиеся этнографами индейцы племени пауни сообщали: «Мы должны обращаться со специальными заклинаниями ко всем вещам, которые встречаем, так как Тирава, верховный дух, пребывает в каждой вещи, и все, что мы встречаем на протяжении пути, может помочь нам… Нас наставили уделять внимание всему, что мы видим». В результате чуть ли не каждое действие человека должно было быть «обусловлено» специальной молитвой к силам, от которых может зависеть мировой порядок. Как сообщают этнографы, моление, сопровождающее переход индейцев пуани через реку, «делится на несколько частей, относящихся к различным моментам: когда путники вступают в воду, когда движутся в ней, когда вода полностью покрывает их ноги; призыв к ветру разделяет моменты, когда прохлада ощущается только частями тела, погруженными в воду, затем — другими и, наконец, всей кожей». Индейцы утверждают: «только тогда мы можем продвигаться в безопасности».

Казалось бы, такие ритуалы свидетельствуют о «дикости» индейцев. Однако этнографы смогли не раз убедиться в том, что нелепые «табу», вздорные «заклинания» и прочие элементы традиционных религий сочетались с весьма разумными представлениями о реальности. Это, например, следует из рассказа Фарли Моуэтта о «табу», наложенном эскимосами на посещение одного холма. Они утверждали, что на этом холме обитает злой дух, который сурово наказывает всякого, кто вторгается в его владения. Этнограф скептически отнесся к «табу» и однажды отправился на это плато. Вскоре он увидел, что земля на холме покрыта острыми плоскими камнями и идти по ним надо осторожно. Вдруг неожиданно этнограф поскользнулся на гладкой поверхности плоского камня, и его нога застряла в щель между острыми камнями. Моуэтт с трудом вытянул ногу из каменной ловушки, но сильно повредил ногу. Ему стало ясно, что нелепая басня про злого духа охраняла эскимосов от бедствий, подобно той, которая приключилась с ним. Вполне возможно, что и моления индейцев племени пауни имели какое-то профилактическое воздействие на их физическое или психическое состояние, позволявшее им уверенно переходить через реку.

Порой обычаи, выглядевшие нелепыми, сочетались с такими знаниями, которые ныне утрачены безвозвратно современными людьми. Как-то раз Фарли Моуэтт почувствовал себя плохо. Все свидетельствовало о том, что у него приступ аппендицита. Так как быстро выбраться из тундры не представлялось возможным, то он с ужасом думал о том, что ему грозит перитонит и жизнь висит на волоске. Когда он пожаловался эскимосам на свое состояние, то те сказали, что легко вылечат его. Один из них зачерпнул в ручье воды в берестяную кружку и стал ходить вокруг чума, что-то напевая. Потом он попросил, чтобы Моуэтт выпил кружку залпом. После того, как вода была выпита, этнограф ощутил облегчение: приступ аппендицита бесследно прошел. Так как было очевидно, что заклинания эскимоса не могли иметь терапевтического воздействия, этнографу стало ясно, что магические обряды прочно соединены с секретами древней медицины, позволявшей использовать для лечения острого аппендицита такие простые средства, как вода из ручья и берестяная кружка.

Порой объяснения причин терапевтических свойств тех или иных снадобий, которые предлагали этнографам люди традиционного уклада, противоречили всякой логике. И все же К. Леви-Строс увидел даже в магических обрядах проявление не отсталости «дикарей», а движения к научному мышлению. «Нельзя ли пойти дальше, — писал он, — и рассмотреть строгость и точность, подтверждаемые магическим мышлением и ритуальной практикой, в качестве выражения бессознательного постижения истины детерминизма как способа существования научных феноменов?..» Леви-Строс полагал, что в магическом мышлении Причинность явлений «угадывалась и осуществлялась». Он увидал в магии «робкую» и еще «невнятную форму науки» и уподобил ее тени, предшествующей появлению подлинной науки. Ученый считал: «Вместо того чтобы противопоставлять магию и Науку, стоило бы расположить их параллельно, как два способа познания, не равных по теоретическим и практическим результатам». Он утверждал, что магия и наука равны «по роду ментальных операций, которыми обе они располагают и которые отличны не столько по своему характеру, сколько по типу явлений, к Каковым они прилагаются». Леви-Строс считал, что мифологическое мышление народов традиционных культур расположено на полпути между предвосхищением и теорией.

«Предвосхищения» в фантазиях древних людей позволяли им порой верно «предугадывать» многие открытия. Скорее всего не воспоминания о некогда существовавших, но погибших цивилизациях лежали в основе мифов о полетах людей по воздуху, путешествиях на огромных кораблях по воде и под водой, а интуитивные озарения, порожденные постоянными мыслями о Вероятностном развитии человеческих возможностей. При этом эти интуитивные озарения не ограничивались художественным вымыслом. Ссылаясь на примеры из истории биологии, Леви-Строс утверждал, что «научное объяснение всегда соответствует открытию какого-либо «устройства», и всякая попытка такого рода, даже вдохновленная ненаучными принципами, может наткнуться на истинное устройство».

Более того, стремление «дикарей» не пропустить ничего из свойств окружающего мира заставляло их обращать внимание на многие второстепенные, с точки зрения современной науки, качества предметов. Между тем невнимание к «второстепенным» сторонам природных явлений стало осознаваться серьезным недостатком некоторыми современными учеными. Один отечественный физик взял за принцип исследовать не те 90 процентов экспериментов, которые подтверждали его теоретическую установку, а 10 процентов, которые не соответствовали ей. Как подчеркивал К. Леви-Строс, многие современные науки, такие как «физика и химия уже стремятся снова стать «качественными», то есть учесть также вторичные качества, которые, когда их объяснят, сами станут средствами объяснения».

Постепенно и незаметно плоды, которые собирали люди в «области жизни», насыщали их знаниями. Так Деревья Жизни превращались для людей в Деревья Знаний. Накопив огромный запас знаний об окружающем мире и обретя способность свободно и тонко оперировать ими, первобытный человек стал применять свои гипотетические предположения на практике.

ГЛАВА 9

ЗНАНИЕ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В СИЛУ

______________________________________

Говоря о наличии у древних людей огромного запаса знаний, которые могли быть востребованы в случае необходимости, Клод Леви-Строс справедливо отвергал «случайный» характер таких открытий, как гончарство, ткачество, земледелие и одомашнивание животных. Он писал: «Каждая из техник предполагает столетия активного и методичного наблюдения, проверки смелых гипотез, отвергаемых либо доказываемых посредством неустанно повторяемых опытов».

Проверка «смелых гипотез» многочисленными экспериментами позволяла людям в конечном счете создавать реальность, которой прежде не существовало. Такие эксперименты требовались, по словам Леви-Строса, для того, чтобы «сделать из нестойкой глины, склонной к разрыхлению, распылению или растрескиванию, прочную и герметическую посуду». Они были нужны, чтобы «разработать техники, часто длительные и сложные, позволяющие превращать ядовитые зерна или корни в съедобные». Они осуществлялись, чтобы «преобразовать сорняк в культурное растение, дикого зверя — в домашнее животное, выявить в том и другом пищевые или технологические качества, которые первоначально полностью отсутствовали или, возможно, о них едва первоначально подозревали», и многое другое, включая создание металлургии. Выбрав из «смелых гипотез» те, которые прошли испытание практикой, первобытный человек намного усилил свои возможности и компенсировал свою неспособность Прыгать как леопард, бегать как волк, обладать силой мамонта.

Чтобы добыть движущиеся плоды Деревьев Жизни, первобытному охотнику пришлось изобрести разнообразные орудия охоты и постоянно совершенствовать их. Иначе им, как и плохо вооруженным бушменам, жизнь которых изучал Й. Бьерре, для того чтобы полакомиться мясом антилопы, приходилось бы пробегать десятки километров по жаре, прежде чем загнанное животное изнеможет от усталости. Как отмечает Роберт Бигелоу в своей книге «Воины заката», «дротики и прочее свидетельствуют о том, что выживание в саваннах плейстоцена было бы невозможным без эффективного использования оружия». Хотя многие предметы, Созданные в древности, были небоевыми по своему прямому назначению (иглы, посуда, резцы для обработки дерева и т. д.), наиболее знаменательного прогресса первобытные люди добились в развитии оружия. На смену первым заостренным камням (рубилам) постепенно пришли копья и топоры, кистени, боласы (веревка с шарами), гарпуны и, наконец, луки и стрелы.

И все же для того, чтобы победить могучих зверей, люди должны были полагаться не на свою физическую силу и не слишком совершенные виды оружия, а на свое умение найти уязвимые места в организме животных, в их повадках. Еще в глубокой древности люди знали, где водятся звери, где они чаще всего появляются и где собираются их большие стада. Они научились вооружать ловушки для зверей и знали, где это удобнее всего делать. В местах, наиболее часто посещаемых зверями, охотники устраивали засады на них.

На помощь приходила выдумка. На ровных степных плато, где было много зверья, но мало рек, людям приходилось строить искусственные загоны. Память о подобных сооружениях хранит, например, плато Устьюрт, где ученые обнаружили полосы, соединявшиеся стреловидными тупиками. Эти окончания «стрел» служили загонами, куда попадали звери, загнанные охотниками.

Но если на плато Устьюрт полосы и стрелы на земле начертаны не для указаний космическим кораблям или самолетам, доставлявшим переселенцев из Антарктиды, то почему подобные же «паюсы», «стрелы», «спирали», которые давно обнаружили на перуанском плато Наска, являются памятью о космических пришельцах, как полагал фон Деникен, или о деятельности антарктической цивилизации, как считает Г. Хэнкок? А может быть, эти полосы, спирали и рисунки — это такие же следы загонов древних обитателей Перу, как и на плато Устьюрт? Разумеется, в линиях, которые видно с самолета в пустыне Наска, можно при желании разглядеть изображение фантастических птиц, необыкновенных обезьяноподобных существ и даже редких пауков, но можно без труда представить себе, что параллельные линии сохранились от узких коридоров, по которым загонщики гнали различных зверей, разделяя их на потоки. В последнем случае мнимые «лапы», «птичье оперенье», «закручивающиеся хвосты» имели бы сугубо практический смысл.

А что если длинные ряды больших неотесанных продолговатых камней, врытых вертикально в землю, которые именуют менгирами, также представляют собой остатки от хитроумных ловушек на зверей, сооруженных древними охотниками? В атом случае было бы понятным практическое назначение этих построек, требовавших огромных физических усилий.

Так это или нет, но очевидно, что строительство загонов для ловли животных было трудоемким занятием и требовало сравнительно высокого уровня развития. Меньше хлопот доставляла охота там, где существовали природные ловушки. В окрестностях грота Тешик-Таш, где были обнаружены останки неандертальцев, эти древние люди гнали горных козлов к обрывам, падая с которых, животные разбивались насмерть или калечились.

Не исключено, что уже в древности люди открыли, насколько удобно устраивать засады на зверей там, где плодородная долина постепенно поднимается в горы. Примерно так ловил диких зверей Джеральд Даррелл. Описывая одну из своих экспедиций за дикими животными, он рассказывал: «Охотились мы так: уходили в какую-нибудь долину подальше или в горы и выбирали место, где трава и кусты погуще. Там мы полумесяцем раскидывали сети, а потом ходили по подлеску с собаками и загоняли в сети все, что попадалось».

Совершая переходы по узким участкам суши на водоразделах, звери часто попадали в междуречья, представлявшие собой естественные ловушки. Особенно удобными для охоты были территории, расположенные между реками, текущими вблизи друг от друга и в одном направлении. Течение этих рек венчается тупиком у впадения двух рек в море или у места их слияния. Охотники могли гнать зверей в глубь такого речного полуострова и ловить их в тупике, образованном близко расположенными друг к другу устьями двух рек. Места входа в междуречья или переправ через неглубокую речку издавна стали удобными местами для охоты. Фарли Моуэтт в своей книге «Люди оленя» запечатлел сцену охоты эскимосов на оленей у переправы через речку.

Хотя охота являлась важнейшим источником получения полноценного питания, первобытные люди постоянно умеряли свои аппетиты сознанием своей органичной связи с природой, особенно с живой природой. Такое отношение к природе отражалось в законах племен, налагавших строгие запреты на действия, Направленные против многих животных или растений. Есть все основания полагать, что продуктивность охотничьего промысла, возраставшая по мере прогресса в вооружениях, не вела к поголовному истреблению зверей, а уравновешивалась естественными потребностями людей. Народы, живущие ныне традиционным укладом, охотятся на зверей лишь для того, чтобы удовлетворить свои потребности в животном протеине для питания и шкурах для одежды.

Подчиняя своей власти живую природу, люди зависели от нее и на протяжении сотен тысяч лет ощущали близость к ней. Это ощущение проявлялось в названиях племен, обозначавших животных, растения или элементы неживой природы, в религиях, которые специалист в этой области Джозеф Кэмпбелл не без оснований называл «природными». Они именовали себя детьми орла или кизила, солнца или облака, медведя или оленя, гремучей змеи или ящерицы, сосны или земли, пантеры или тыквы и Считали, что они на самом деле произошли от этих существ или моментов природы, которые временно могли принять человеческий облик. В этом проявлялось ощущение глубокого союза с живой природой и окружающим миром, дарующим жизнь.

Как и тотемические предки, места обитания были священными для традиционных племен. Об отношении одного из племен Австралии (аранда) к своей родине этнограф Т. Стрехлоу писал: «Северный аранда привязан к своей родной почве всеми фибрами своего существа. Он всегда говорит о своем «месте рождения» с любовью и почитанием… Горы, ручьи, источники и пруды являются для него не только красивыми и достойными внимания чертами ландшафта… В окружающем его ландшафте он прочитывает историю жизни и деяний почитаемых им бессмертных существ, существ, которые ненадолго еще могли принимать человеческий облик… Вся земля для него — как древнее и всегда живое генеалогическое древо». Даже имена, которые давали детям или целым кланам, отражали глубокую привязанность к природе, поскольку были связаны с тем или иным растением или животным. (В имени индейского клана «медведя» отражались те или иные приметы или черты поведения этого зверя: «Сверкающие глаза медведя», «Медвежьи следы в прерии», «Утоптанная медведем земля», «Сало со спины медведя» и т. д.)

Покоряя планету под родовыми знаками птиц, рыб, сухопутных животных, растений и природных стихий, человек расширял границы биосферы. Если, будучи охотником и собирателем, человек мог лишь усиливать собственные биологические возможности, продлевая жизненный срок своего тела, то после изобретения земледелия и скотоводства человек научился охранять жизнь животных и растений, улучшать их биологические качества.

Земледелие и скотоводство способствовало расширению пределов «области жизни». Арнольд Тойнби обратил внимание на одну знаменательную сторону скотоводства: благодаря подчинению животных люди научились управлять сложным биохимическим процессом. Пастух, писал Тойнби, «умеет жить за счет грубых кормов, которые он не может съесть, превращая их в молоко и мясо прирученных животных״. Используя терминологию Вернадского, можно сказать, что благодаря скотоводству человек стал управлять биогенной миграцией химических атомов в своих интересах. Овладев же земледелием, древние люди поставили себе на службу сложнейшие процессы фотосинтеза. Распахивая поля там, где были прежде безжизненные пустыни, выращивая огромные стада животных, человек распространял биосферу в ее извечной борьбе против косной материи. Знания человека придавали силу земной жизни в ее противостоянии с земным притяжением и космической смертью.

Опираясь на возросший потенциал знаний, древние люди упорно трудились, сооружая переправу к более развитой и совершенной жизни. Сейчас мы можем видеть лишь немногое, что поднялось над видимым уровнем. Под пластами времени оказались погребенными плоды многих усилий древних людей, их удачи и неудачи. О многих их достижениях, возможно, безвозвратно утраченных, нам пока ничего не известно. Поэтому мы не имеем права с презрением отвергать даже их ошибки и заблуждения, на которые ушло немало времени. Затраченные ими усилия на пробы и эксперименты, были так же необходимы для успешной работы, как для осуществления так называемого «нулевого цикла» в любом строительстве.

Уже в ходе «нулевого цикла» древние люди решили многие задачи, позволявшие им улучшить свое положение в природе. Расширяя свой рацион питания и улучшая его качество, научившись преодолевать многие болезни, усовершенствовав средства зашиты от природных стихий, опасных зверей и вредных насекомых, человек стал здоровее, а его жизнь стала продолжительнее. В результате этих достижений уже в древнем, каменном веке человек стал единственным_крупным живым существом, которое могло обитать во всех географических поясах планеты. Границы зоографических областей перестали быть непреодолимыми барьерами для homo sapiens’a, или «разумного человека».

ГЛАВА 10

ЗЕМЛЯ В ПЛЕНКЕ РАЗУМА

______________________________________

Носителями знаний о природе и трудового опыта каменного века были отдельные «разумные люди». Вместе с тем сила традиционного общества была в прочных связях «разумных людей» друг с другом. Эти связи постоянно укреплялись в общих усилиях в их трудовой и исследовательской деятельности. Не будет сильным преувеличением уподобить общины древних охотников и собирателей современным коллективам научно-технических работников. Эти небольшие коллективы работали в соответствии с имевшимися у них теоретическими установками, решая практические задачи. Одновременно они пополняли фундаментальную науку новыми наблюдениями и экспериментами, порой корректируя теорию.

Открытия и изобретения каменного века, были делом отдельных коллективов, насчитывавших не более нескольких десятков человек, то есть значительно меньше, чем многомиллионная армия ученых, инженеров и техников современного мира. Объясняя сравнительную медлительность прогресса, в каменном веке. Историк развития техники Спрейг де Кэмп особо обратил внимание на то, что изобретения и открытия никогда не были уделом большинства людей: «Представление о том, сколько примерно имеется изобретателей в современных Соединенных Штатах, можно получить из статистики Патентного бюро США. Это бюро выдает приблизительно 40 000 патентов на изобретения ежегодно. Мы можем подсчитать, что 180 миллионов американцев в середине XX века производили одно запатентованное изобретение На 4500 граждан в год. Теперь, допустим, что все американцы исчезнут, кроме группы в 45 человек. Если эта группа будет производить изобретения с такой же скоростью, то она будет создавать по одному изобретению за столетие! Разумеется, это рассуждение сильно упрощает реальное положение дел, но оно позволяет понять, почему небольшое племенное сообщество, даже состоявшее из чрезвычайно умных соплеменников, не могло достаточно быстро создавать изобретения».

Если же такие коллективы в силу тех или иных условий оказывались изолированными от большинства людей, то они надолго задерживались в своем развитии. Обитатели Андаманских островов, которые, по сведениям А. Р. Рэдклиффа-Брауна, достигли исключительного совершенства в создании луков, так и не овладели искусством добывания огня. Правда, они смогли разработать изощренный способ хранения огня, полученного от загоревшегося дерева.

Поскольку тогдашние научно-технические работники не имели ни компьютеров, ни реферативных журналов, ни книг, они должны были полагаться лишь на свою память, а ведь она не могла обладать таким объемом, как библиотека или диск современного компьютера. Отчасти консерватизм первобытного общества объяснялся тем, что люди были вынуждены прилагать огромные усилия, чтобы сохранить в неприкосновенности те знания, которые им достались от предков и до сих пор обеспечивали им выживание. В первобытных коллективах были свои студенты, аспиранты, младшие научные сотрудники, а также старшие научные сотрудники, которые передавали молодежи свои знания. То обстоятельство, что изменения в технике обработки камня закреплялись, навело доктора Карлетона Куна на мысль о том, что «человеческие существа, которые жили полмиллиона лет назад, смогли обучать своих детей навыкам труда в малейших деталях. Такое обучение предполагает наличие языка и твердой дисциплины».

Многое из полезных наблюдений и выводов, не прошедшее проверку времени, могли отбрасывать ради экономии места в их «информационных дисках», не «закладывать» в коллективную память и не передавать из поколения в поколение в залетном предании племени. Кроме того, неизбежная эволюция языка и утрата контекста, в котором были запечатлены наблюдения, вели к искажению и утрате ценной информации. Вследствие этого утрачивались многие замечательные открытия и заходили в тупики целые исследовательские направления. Не исключено, что одни и те же открытия и изобретения неоднократно повторялись в одном и том же племени, прежде чем они прочно закреплялись в коллективной памяти.

Эти коллективы были соединены необходимостью решать текущие задачи выживания. Вместе с тем ни одна община не сводила свою деятельность к чисто практической. Первобытные люди сохраняли простор для художественного творчества, которое оставалось важным способом сохранения способности людей к свободному обращению с образами окружающего мира.

Поэтому научно-производственный коллектив был одновременно слаженной группой художественной самодеятельности: они сохраняли связи с окружавшим их миром, его прошлым, настоящим и будущим с помощью веры во вселенский порядок, а потому они были и прочно спаянной группой единоверцев. Во времена же опасности они становились дисциплинированным войском, в котором мужчины призывного возраста занимали линию обороны, а остальное население обеспечивало надежный тыл,

Прочность этих сообществ обеспечивалась соблюдением принципов социального и политического равенства. Характеризуя жизнь обитателей Андаманских островов — одних из наиболее отсталых племен в современном мире, Джозеф Кэмпбелл писал; ״У андаманцев нет никакого организованного государства. Дела общины решаются старейшими мужчинами и женщинами. Но в каждой из местных групп обычно находится какой-либо более молодой человек, который благодаря ли своему приятному характеру, искусству в охоте, доброте и щедрости обрел уважение своих друзей в такой степени, что они ищут у него совета или руководства».

Описывая жизнь индейских племен Северной Америки в XIX веке, этнографы констатировали, что решения внутри общин принимались голосованием. «Голосование производилось по племенам, так что каждое племя и в каждом племени все члены совета должны были голосовать единодушно, чтобы решение считалось действительным. Все постановления совета союзных племен должны были приниматься единогласно». Комментируя эти сведения в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства», Фридрих Энгельс восклицал: «И что за чудесная организация этот родовой строй во всей его наивности и простоте! Без солдат, жандармов и полицейских, без дворян, королей, наместников, префектов или судей, без тюрем, без судебных процессов — все идет установленным порядком. Всякие споры и распри разрешаются сообща теми, кого они касаются, — родом или племенем, или отдельными родами между собой… Все вопросы решают, сами заинтересованные лица, и в большинстве случаев вековой обычай уже все урегулировал. Бедных и нуждающихся не может быть — коммунистическое хозяйство и род знают свои обязанности по отношению к престарелым, больным и изувеченным на войне».

В благодатные годы сотрудники научно-производственных коллективов каменного века не испытывали острой нужды, и поскольку обычай требовал заботы о потребностях всех членов племени, они имели бы все основания полагать, что живут при коммунизме, если бы знали об учении Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Их жизнь отвечала принципу «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям».

Даже в тех случаях, когда охотники и собиратели могли накапливать полученные ими трофеи, они не стремились создавать чрезмерных запасов. Прежде всего такие запасы могли мешать их кочевому образу жизни, а поэтому среди этих племен культивировались обычаи, препятствовавшие накопительству. Об этом свидетельствует, в частности, исследованный американским этнографом Рут Бенедикт образ жизни индейского племени куакиютль. Индейцы этого племени Промышляли главным образом рыболовством на острове Ванкувер. Ежегодно племя устраивало праздники, во время которых сжигались излишки добытого рыбьего жира. Обычай одаривать более щедро того, кто преподнес вам подарок (так называемый «потлач»), закрепил у индейцев этого племени пренебрежение к накоплению материальных ценностей. На основе принципов полного материального равенства первобытного коммунизма все плоды, собранные людьми на Деревьях Жизни, делились ими поровну, в максимальной степени удовлетворяя их насущные потребности.

В этих коллективах естественным образом складывался климат гармоничных межличностных отношений. Пройдя сотни километров по джунглям Либерии, Грэхем Грин не переставал восхищаться атмосферой доброжелательства и взаимной любви, царившей в племенах, находившихся вдали от современной цивилизации: «Меня покоряло мужество маленькой общины, едва поддерживающей свое существование в этой лесной пустыне… Их смех и способность радоваться казались мне проявлением самого высокого мужества. Говорят, что любовь изобрели в Европе трубадуры, но вот здесь она жила без прикрас цивилизации. Они были ласковы с детьми (мне редко доводилось слышать, чтобы ребенок плакал, разве что при виде белого лица, и я ни разу не заметил, чтобы детей били), они были ласковы друг с другом, но в то же время не навязчивы, они не кричали, не скандалили и, не в пример европейской бедноте, никогда не давали выхода раздражению в грубой ругани и беспричинных драках. Здешние нормы вежливости давали о себе знать постоянно, и к ним приходилось применяться». Таким отношениям может позавидовать любая современная община, любой современный трудовой или научный коллектив.

Возможно, сторонние наблюдатели упускали из виду многие стороны первобытной жизни. Кажущиеся «наивность» и «простота» общественного строя древних людей обеспечивались сложной структурой внутриродовых и межклановых отношений, в которых тщательно оговаривались различные степени родства и допустимости брачных связей между представителями различных Племен, сложной системой допуска к «тайнам» племени по мере взросления ребенка, длинными родословными, которые должны были помнить соплеменники, и запутанными обычаями и ритуалами, которые они должны были соблюдать. Равноправие членов общины не было абсолютным. Как и в любом сообществе, будь то людей, будь то животных, кооперация первобытной общины предполагала распределение ролей, что не могло не приводить к известным неравенствам в положении. Господство то матриархата, то патриархата свидетельствовало о неравном положении полов в различные периоды человеческого развития. Суровые, а порой удивительно жестокие обычаи, связанные с посвящением подростков в тайны племени, привилегированное положение старейшин в одних племенах, жестокое обращение с умиравшими стариками — в других, показывают, что идиллические представления об абсолютном равенстве первобытных людей вне зависимости от их возраста также далеки от действительности.

И все же в основе сложных внутриродовых отношений лежало стремление обеспечить жизнеспособность племени, его физическое и моральное здоровье. Эти отношения не распространялись за пределы «своей» общины, где нередко находились люди, не внушавшие того доверия и любви, как «свои». Такое неогороженное отношение легко перерастало во враждебное, враг общины не мог рассчитывать на такое же отношение к нему, как к члену своего рода, или хотя бы союзного племени. Леви-Строс признавал, что «первобытные общества определяют границы человечества пределами своей племенной группы, вне которой они воспринимают себе подобных лишь как чужаков, то есть грязных и грубых подлюдей, если даже не как нелюдей: опасных зверей, или фантомов». Когда тенденция воспринимать чужака как нечеловека преобладала над желанием видеть в нем родного человека, результатом могло быть вооруженное столкновение между людьми.

Находки древнейших людей и их еще более давних предков со следами насилия свидетельствуют о том, что традиция межплеменных войн имеет долгую историю. Анализируя истоки человеческой агрессивности, новозеландский антрополог Роберт Бигелоу пришел к выводу, что еще предки людей — австралопитеки, скорее всего осознали опасность смертоубийств внутри общины, «в противном случае, мы бы не появились на свет». Однако, хотя австралопитеки «были хорошо сплочены между собой в труппах, но не были знакомы с чужаками из других групп… Если начиналась драка между двумя группами австралопитеков, то срабатывал сложный механизм умственного и душевного равновесия, который каждая особь научилась держать под контролем в своих отношениях между хорошо известными им членами своей группы. Однако они не были обучены держать себя под таким же контролем по отношению к членам других групп». Более того, Бигелоу не без оснований предполагает, что уже ни этой стадии развития предки людей «были обучены отличать друга от врага. В общении с чужаками весь потенциал австралопитека, позволявший ему убить льва, выходил из-под контроля. Этот принцип нам хорошо известен: люди, которые с удовольствием убивают и поедают животных, очень неохотно убивают и едят животное, которое было у них домашним; на войне солдаты не желают убивать своих друзей, но готовы убивать врагов».

Разобщенность общин закреплялась различиями обычаев и языков. Р. Бигелоу справедливо обращает внимание на то, что племена, живущие до сих пор на уровне каменного века, чрезвычайно разделены языковыми барьерами: «В современной Новой Гвинее два с половиной миллионов людей говорят почти на семистах языках и владеющие каждым из них совершенно не могут понять речь других (некоторые из языков столь же различаются между собой, как китайский и английский)». Бигелоу предполагает, что аналогичная ситуация существовала еще среди предков людей и «дружескому контакту между группами австралопитеков могли серьезно повредить языковые трудности, даже если у них были добрые намерения в отношении друг друга. Визг, который должен был означать «я люблю тебя» в одной труппе, мог означать «я сейчас тебя тресну» в другой. Такие трудности могли стать источником серьезного взаимонепонимания».

Речевые барьеры усиливались незнанием чужих жестов, гримас и других элементов «молчаливого языка», столь различного в разных культурах. Взаимонепонимание усугубилось различными обычаями. Не удивительно, что эти различия лишь благоприятствовали росту отчужденности между племенами, имевшими различные интересы. Как подчеркивал Бигелоу, «каждая из таких небольших групп была озабочена своими собственными интересами. Вероятно, каждая из таких трупп рассматривала свое выживание как более важное, чем выживание другой группы».

В то же время отношения племен друг с другом не сводились к войне всех против всех. Связи между многими племенами нередко регламентировались принадлежностью к тем или иным тотемам. Американский этнограф У. Хофман писал про индейцев Северной Америки: «Все, у кого один и то же тотем, будут считать себя родственниками, даже если они происходили из разных племен или деревень. Когда встречались два незнакомца и обнаруживали, что у них один и тот же тотем, они тут же принимались чертить свою генеалогию… и один становился кузеном, дядей или дедом другого, хотя порой дед оказывался моложе. внука. Тотемические связи настолько сильно поддерживались, что в случае спора между индивидом, имевшим тот же тотем, что и сторонний наблюдатель, и каким-то кузеном или близким родственником этого, так сказать наблюдателя, последний принимал сторону человека своего тотема, которого, возможно, он никогда прежде не видел״.

Тотемический порядок позволял регулировать отношения и с людьми других тотемов. На его основе определялись правила обмена продуктами и невестами между племенами, а также другие отношения между людьми. Весьма знаменательно, что исследователи сложных правил, по которым строится классификация названий растений, животных и человеческих имен, без труда могут сопоставить системы мышления аборигенов Австралии, племен Конго, индейцев Америки. У всех этих первобытных племен схожие способы мышления. Благодаря этому схожие мифы, способы общественной организации, многие обычаи, трудовые Навыки и орудия труда распространялись по всей планете.

Первобытные коллективы обменивались своим опытом со «смежниками» то в ходе товарищеской кооперации, то в результате острого соперничества. Карлетон Кун замечал: «Одинаковые формы топоров означают, что члены соседних групп встречались друг с другом через определенные промежутки времени для того, чтобы осуществлять действия, необходимые для употребления этих предметов. Короче говоря, человеческое общество уже сложилось к тому времени, когда люди, применявшие топоры, стали создавать продукты однородного типа».

И все же возможно, что для того, чтобы освоить способы изготовления предметов, созданных людьми иных племен, людям Не требовалось знакомиться с научно-технической документацией и создавать группы по обмену производственным опытом. Людям с магическим мышлением было достаточно их непосредственных впечатлений. Умение читать природу, видеть в ней малейшие детали, позволяло первобытным людям понимать сложнейшие механизмы природных явлений. Сталкиваясь с творениями людей, они проявляли такую же дотошность, как и в исследовании оперения птиц, устройства листа, структуры камня. Чукотскому шаману из книги Юрия Рытхэу «Магические числа» не понадобились инструкции по пользованию патефоном, чтобы разобрать его по винтику, а затем собрать снова.

Древние люди без особого труда могли понять не только назначение и способ приготовления орудия труда или охоты, но прочесть на земле следы некогда жившего здесь племени. Они могли понять жизнь общины, с членами которой никогда не встречались, и разгадать их самые сокровенные тайны. В течение тысячелетий люди оставляли на Земле материальные следы своего пребывания в виде орудий труда, охотничьих стоянок, искусственных ловушек для ловли зверей. Эти следы разумной деятельности оставались, даже если люди давно покидали земли, на которых они некогда обитали.

Культивируемая древними людьми способность оперировать с образами, полученными от непосредственных впечатлений, позволяла им на уровне смутных ощущений прочитывать историю давно исчезнувших племен. В ландшафте местности, в форме холмов, типе растущих деревьев они узнавали не только о жизни природы, но и об истории человеческих общин, когда-то побывавших здесь. Чем дольше люди жили на тех или иных землях, тем больше они оставляли на них видимые и невидимые следы, тем объемнее становилась книга, которую прочитывали их преемники, тем полнее становились их познания о мире. Возможно, вместе с ценными сведениями люди могли обретать и чужие заблуждения. В то же время, чем большей информацией они располагали, тем больше у них было возможности для выбора верных знаний и способов поведения.

Людей притягивали творения других людей и окультуренная ими природа. Неслучайно в одной и той же пещере, где некогда обитали первобытные люди, археологи обнаруживали многометровые культурные слои, и это свидетельствовало о том, что данная пещера использовалась древними людьми в течение нескольких десятков тысячелетий. Так, известная пещера каменного века Шанидар (в северном Ираке) была заселена около 100 тысяч лет назад. В одном из нижних слоев были найдены скелеты неандертальцев, возраст которых насчитывал 44 тысячи лет и 48 тысяч лет. Верхние слои относились к позднему палеолиту и неолиту. На самом верху находились культурные остатки античности и современности.

Аналогичным образом под развалинами древних городов зачастую обнаруживали еще более древние поселения. Современные археологи не могут простить Г. Щлиману, который в поисках легендарной Трои Гомера разрушил центральную часть древнего города. Позднейшие исследователи обнаружили на месте Трои остатки по крайней мере девяти различных городов, сооруженных на одном и том же месте. При этом первые постройки были созданы примерно за тысячу лет до основания гомеровского Илиона.

Мощные силы притяжения к идеям других людей и их изделиям, подобным себе существам и местам, где они жили, живой и мертвой природе представляли собой огромные невидимые нити, которые в руках первобытных людей сплетались в клубки. Казалось, что люди опутывали планету сетями, сплетенными из своих мыслей, и ловили окружающий мир в ловушки своего разума. Несмотря на вражду, разделявшую племена, нити общих знаний, трудовых навыков и общественных обычаев сплетали их вместе, а заодно соединяли мысли людей Земли, их материальные творения, освоенную ими природу в единую ткань, созданную усилиями разума.

Эта ткань, словно еще одна пленка жизни, разумной жизни, покрыла постепенно планету. Пленку разумной жизни В. И. Вернадский назвал «ноосферой», или «областью разума». Само понятие «ноосфера» было впервые введено французскими учеными Л. Леруа и Тейяром де Шарденом в 1927 году, которое взяли за основу идею Вернадского о биосфере. При этом русский ученый исходил из того, что ноосфера является естественным порождением биосферы, а поэтому борьба жизни против энтропии продолжается, но на более высоком качественном уровне. «Ноосфера, — утверждал русский ученый, — есть новое геологическое явление на нашей планете… Вновь создавшийся геологический фактор — научная мысль — меняет явления жизни, зоологические процессы, энергетику планеты».

Ноосфера была также новой формой сопротивления жизни гравитации. Победа человеком гравитации проявилась уже в ту нору, когда он встал на ноги, уверенно поднявшись над земной твердью. Мечта человека о полете, проявлявшаяся в его вере в возможность существования высших разумных существ, способных перемещаться по небу, его постоянные попытки взлететь над земной поверхностью отражали постоянное стремление победить гравитацию, что, наконец, увенчалось успехом с созданием первых летательных аппаратов. Г.М. и А. Г. Маленковы исходили лаже из принципиальной возможности разума «так организовать устройство Вселенной, чтобы гравитационный коллапс не препятствовал непрерывному существованию высшего проявления жизни — разума».

Исходя из того, что истоки научной мысли возникли уже в каменном веке и проявлялись даже в «магическом» мышлении, а созидательная деятельность человека даже во времена палеолита стала изменять «явления жизни» на планете, можно говорить о том, что ноосфера стала распространяться по земной поверхности вместе с распространением человеческого рода. Наряду с неживой геофизической средой и областью жизни ноосфера стала одной из важнейших сил, от которой зависело равновесие в природе.

Подобно биосфере «область разума» активно реагировала на окружающий мир, постоянно превращая данные о солнечном излучении и радиации подземных пород, температурном режиме, химическом составе среды, в условия уравнений, которые она должна решать, чтобы выжить. Если биоорганизмы находят ответы на эти условия в формах и величинах биологического порядка, то люди находили ответы в идеях, которые можно было воплотить в реальные действия и с их помощью решить поставленные уравнения. Принятие этих решений можно уподобить процессу кристаллизации в насыщенном растворе ноосферы. Этот процесс сопровождался активной деятельностью людей, в том числе и производственной. В некоторых местах планеты этот процесс принял особенно активный характер.

ГЛАВА 11

ЧЕТЫРЕ АЛЬТЕРНАТИВЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

______________________________________

Казалось бы, из свидетельств археологов о расселении древних людей еще во времена палеолита по всей планете следует, что ноосфера должна была равномерно распространиться по всей обитаемой земной суше. Почему же очаги цивилизации возникли сначала лишь в некоторых местах планеты?

Теперь, когда у нас есть карта основных маршрутов, по которым передвигались по планете древние животные (а стало быть, и древние люди), можно сопоставить ее с картой, на которой были показаны «цепочки очагов цивилизаций». Совместим изображения этих карт, убрав с первой карты все линии, кроме тех, что изображают трансконтинентальные магистрали, а затем нанесем очертания первых очагов цивилизаций на разных континентах. Трудно не заметить удивительное совпадение между поясами цивилизаций, на которые мы обратили внимание в начале книги, с линиями трансконтинентальных магистралей. Пятна или полосы, обозначающие границы первых цивилизованных стран или оседлых культур, окажутся поперек основных трансконтинентальных магистралей или в непосредственной близости от них, словно кусочки мяса на неровных веточках, вероятно, подобных тем, что использовались древними людьми для приготовления своих трапез.

Если присмотреться внимательнее к размещению очагов цивилизаций относительно трансконтинентальных путей, то становится ясно, что наиболее крупные очаги цивилизаций складывались там, где скорее всего было наиболее активное движение животных из одного региона в другой. В этих же местах первые цивилизации возникли раньше всего.

Можно заметить, что самая древняя в мире цивилизация возникла в долине Нила, по которой могли проходить значительные массы животных, перемещавшиеся из Африки или в глубь Африки. Обилию животных, перемещавшихся вдоль Нила, способствовало два обстоятельства. Во-первых, узкая полоса, проходящая по Суэцкому перешейку, а затем между правым берегом Нила и поясом пустынь, протянувшимся вдоль Красного моря, служила единственным путем, по которому животные мира могли перемешаться в Африку и из нее. Во-вторых, вдоль левого берега Нила проходила часть «кольцевой» трансафриканской сухопутной дороги вдоль Ливийской пустыни. Нил вплоть до его слияния с Атбарой был с двух берегов окружен трансафриканскими сухопутными дорогами, по которым могли перемешаться огромные стада животных. Получается, что если существовала связь между перемещениями животных и созданием оседлых культур, то в долине Нила она проявлялась с особой силой.

Другая древнейшая цивилизация сложилась там, где находились две «центральные улицы» сухопутной биосферы (берега Тигра и Евфрата), а между ними располагался огромный «жилой квартал» (Месопотамия). Несколько позже возле других «центральных улиц» и расположенных вдоль них «жилых кварталов» выросли государства Хеттов, Элам, Финикия, Израиль, Иудея, Митанни, Урарту и другие.

К востоку от центра планеты наиболее значительные очаги Арбвней оседлой культуры (Харрапа, Мохенджо-Даро и другие) располагались по среднему течению Инда, а также в верховьях этой реки и ее притоков. Именно здесь могли передвигаться большие стада животных из Индостана и внутрь этого огромного полуострова. Далее на восточной окраине центральной магистрали вблизи у входа в междуречье Янизы-Хуанхэ и вдоль реки Хуанхэ расположились самые ранние цивилизации Китая. По этому отрезку трансконтинентальной дороги могли двигаться звери с Дальнего Востока и центральноазиатских степей в Китай или из внутренних районов Китая на восток Евразии.

Здесь на центральной магистрали и в непосредственной близости от нее впервые развились новые хозяйственные занятия людей. Хотя, по мнению авторов первого тома «ВИ», «древнейшие следы разведения домашнего скота могут быть установлены лишь с большим трудом и очень условно», они так определяют приблизительное время одомашнивания животных в различных странах мира: «Коровы, овцы, козы и свиньи разводились в неолитическом Египте (VI–V тысячелетия до н. э.), Передней и Средней Азии, а также Индии (V–IV тысячелетия до н. э.), в Китае (III тысячелетие до н. э.)».

Примерно в это же время в этих странах совершается переход к земледелию. «ВИ» констатировала: «Первыми от охоты и рыболовства к скотоводству и от собирательства к земледелию еще в конце мезолита перешли племена, заселявшие плодородные области Месопотамии, долину Нила, Палестину, Иран и юг Средней Азии. Именно в этих странах, располагающихся как звенья одной цепи, раньше всего, уже в VI–V тысячелетиях до н. э., возникли новые формы хозяйствования и культуры. Здесь поднялись затем древнейшие цивилизации мира, и уже в IV–III тысячелетиях до н. э. кончился каменный век. В период неолита возникают очаги земледельческой культуры и новых форм жизни также в Китае и Индии».

Совпадение возможных древних путей животными селений древних земледельцев наблюдается и на других континентах. Памятники культуры индейцев пуэбло расположены там, где к трансамериканской магистрали присоединялись дороги, выходившие из Большого бассейна и междуречий, образованных притоками Миссисипи. Последовательно сменявшие друг друга культуры на Мексиканском нагорье и на полуострове Юкатан находились в «горловине», в которой могли собираться мигрировавшие животные Северной и. Южной Америки. Культуры мочика и моиска возникли там, где животные Южной Америки могли переходить на Панамский перешеек, а звери Северной Америки могли попадать в южную часть американского континента.

Империя инков и другие оседлые доколумбовые культуры располагались по всему протяжению трансамериканской магистрали в Южной Америке. При этом стоит обратить внимание на то, что ядро государства инков сложилось на берегах озера Титикака и в его окрестностях, то есть там, где огромные стада животных совершали переходы по узкому участку суши, соединявшему бассейн Амазонки с остальной Америкой.

Пояс государств Западного Судана следовал по южной части окружной западноафриканской дороги. При этом первое государство этого пояса, Гана, сложилось возле входа в Нижнюю Гвинею между верховьями Сенегала и Нигера. По южному участку восточноафриканской дороги расположились созданные в доколониальные времена государства Зимбабве, Мономатапа, Бушонго, Лунда, Балуба.

Получается, что главные сухопутные тропы зверей служили Осями первых оседлых цивилизаций. В чем же тут причина?

Конечно, нет ничего удивительного в том, что люди, будучи частью животного мира, пользовались теми же сухопутными тропами для перемещения по планете. Однако нам известно, что люди, в отличие от большинства зверей, задолго до создания оседлых государств научились плавать, строить лодки, плоты и корабли, а также сооружать мосты и иные способы преодоления водных преград. Почему им вдруг понадобилось следовать тропами, По которым шествовали животные, либо не совсем умевшие плавать, либо испытывавшие панический страх перед водой? Также неясно, почему они в один прекрасный момент решили остановиться в своем движении, осесть посреди больших дорог и созвать там цивилизованные государства.

Нет ли «рационального зерна» в легенде о мировом потопе? Конечно, в случае если бы вся поверхность Земли оказалась сначала покрытой водой, а потом стала бы высыхать, то раньше бы над водной гладью показалась вершина Джомолунгмы (Эвереста), а затем вершины еще нескольких гималайских «восьмитысячников» и «семитысячников», расположенных на горных хребтах Памира, Тянь-Шаня, Каракорума, Гиндукуша и Куньлуня. Очередь до Арарата (его высота — 5165 метров) дошла бы много позже, когда Джомолунгма уже на 3700 метров поднялся бы из воды.

Допустим все же, что глобальное или почти глобальное наводнение имело место. По каким-то причинам, связанным либо с грандиозными геологическими катастрофами на планете, либо с особо интенсивными взрывами на Солнце, ка Земле начались повсеместно таяния снегов и обильные дожди. В этом случае не сложно предположить, что все живое устремилось бы прочь из тех мест, которым бы угрожало затопление. Как мы уже выяснили, При подобном развитии событий все живые существа постарались бы выбраться на те ближестоящие участки суши, которые оказались бы залитыми водой в последнюю очередь, то есть на трансконтинентальные сухопутные магистрали. Разумеется, люди присоединились бы к участникам подобной повальной миграции из зон бедствия. При этом наибольшее скопление животных и людей оказалось бы на пересечениях самых главных дорог и в районе главного перекрестка, поэтому особенно много людей и зверей достигло бы Арарата.

Однако, во-первых, как говорилось выше, наука не имеет сведений о том, что подобная катастрофа имела место. Во-вторых, если бы подобное произошло, то трудно понять, почему такое событие смогло бы заставить людей отказаться от кочевой жизни, от охоты и собирательства и перейти к оседлому образу жизни и новым занятиям — скотоводству и земледелию. Последовательность событий, изложенных в Ветхом завете, представляется более логичной: потоп мог стимулировать кораблестроение и способствовать длительному общению людей с животными в условиях замкнутого пространства, но наводнение Само по себе, даже охватившее всю планету, вряд ли могло привить людям привычку к оседлой жизни и землепашеству. В-третьих, неясно, почему потоп изменил образ жизни лишь у части населения планеты. Известно, что после создания первых оседлых государств большая часть населения Земли продолжала жить за счет охоты и собирательства.

И все же не исключено, что перемены в мировом климате могли стимулировать перемены в жизни людей. Вероятно, природа очередной раз властно напомнила о себе человеку. Во всяком случае никто не отрицает того, что ледниковые периоды существенно повлияли на развитие человеческого рода. Ныне считают, что начало ледниковых периодов связано с резким ухудшением в положении многих человеческих сообществ. Однако британский историк В. Г. Чайлдс полагал, что ухудшение в жизни людей могло произойти и под воздействия «кризиса, вызванного таянием северных ледников, последующего-сокращения давления Арктики на Европу и смещения атлантических ливней из зоны южного Средиземноморья к их нынешнему месту — в Центральную Европу». Правда, можно предположить, что упомянутые Чайлдсом климатические изменения лишь усилили трудности в снабжении людей продуктами питания, которые были вызваны периодическими колебаниями в состоянии биосферы.

Дело было в том, что поступление пищи на стол первобытного человека было нерегулярным, так как зависело от циклических спадов и подъемов в солнечной активности и иных природных циклов. Фарли Моуэтт был свидетелем того, как падеж оленей время от времени вызывал голод среди эскимосов, увеличение всевозможных заболеваний и рост смертности, хотя никаких глобальных катастроф или резких перемен в климате северной Канады в то время не наблюдалось.

Трудности древних людей усиливались потому, что ухудшению их снабжения предшествовало временное благосостояние. Такое благосостояние наступало, если охотники делали правильный выбор времени и места охоты. Как и всякие существа, живущие в благоприятных условиях, люди, получавшие обильное питание, не только активнее размножались, но и давали жизнь все более жизнеспособным детям. А это вело к популяционным взрывам среди людей. В случае же засух и уменьшения поголовья зверей племя, численность которого резко возрастало в годы обильных урожаев и обильной охоты, не было в состоянии обеспечить нормальное питание для своих многочисленных соплеменников, В условиях же всеобщего равенства это приводило ко всеобщему голоду.

Исходя из того, что резкие перемены в условиях жизни могли ухудшить продовольственное обеспечение людей, В. Г. Чайлдс справедливо полагал, что в этом случае перед ними открывались три возможности: «они могли двинуться на север или на юг за добычей… они могли остаться дома и влачить жалкое существование, питаясь такой живностью, которая могла уцелеть… или же они могли — не покидая родных мест — освободиться от зависимости от капризов окружения, одомашнив животных или начав заниматься земледелием».

Чайлдс умолчал о четвертой возможности, которая существовала у первобытных охотников, столкнувшихся с нехваткой продовольствия: они могли улучшить свое питание за счет других Людей. У этой альтернативы были различные разновидности. Можно было вести себя более агрессивно в отношении соседей, сражаясь с ними за богатые угодья. Можно было покончить со строем, основанным на социальном равенстве, и перейти к неполному распределению продуктов общественного производства, при этом чтобы часть людей полностью удовлетворяла свои потребности, а другая часть могла довольствоваться лишь остатками от общего пирога. Наиболее же радикальным способом удовлетворения потребностей одних людей в животном протеине за счет других было людоедство. Ж. де Кастро писал, что под воздействием голода «скорее, чем при каких-либо других обстоятельствах, человек предстает тем хищным животным, о котором говорил Шпенглер, и подчиняется велениям высшей формы активной жизни — непреодолимой потребности отстоять свое существование, сражаясь, побеждая и разрушая».

На протяжении истории различные народы мира, оказываясь перед необходимостью выбора дальнейшего пути своего развития, были вынуждены делать выбор из подобных альтернатив. В пользу каждой из них могли быть предложены свои аргументы, как рациональные, так и мифические.

Наиболее простой альтернативой было сохранение status quo. Эта альтернатива исходила из мифа о том, что люди живут в самом лучшем из возможных миров и им не следует ничего менять в этом мире. Однако в этом случае тем, кто верил в необходимость оставаться на месте и ничего не менять, порой приходилось мириться с крайней нуждой. Подобный выбор приводил к тому, что люди были вынуждены (ограничивать себя минимальным уровнем в удовлетворении потребностей. Им, как бушменам Калахари, приходилось сутками гнаться за добычей, потому что они не знали другого способа добывания пиши. Им, как жителям Андаманских островов, не удавалось даже научиться искусству добывания огня. Им, как эскимосам, приходилось даже в условиях суровой полярной зимы жить без отопления, потому что их жилища из снега растаяли бы от тепла. Из-за недостатка элементарного питания они, как пигмеи Конго, были деформированы физически.

Вторая альтернатива исходила из веры в возможность существования Земли Обетованной, Эльдорадо, Утопии или иного земного рая. Поверившие в эту мечту люди шли в далекие края в надежде найти землю, где текут молочные реки в кисельных берегах. Пока планета не была перенаселена отдельным племенам удавалось найти края, где можно было с помощью привычных занятий удовлетворять свои различные потребности. Впоследствии попытки найти пустующий земной рай становились все труднее.

Третья альтернатива исходила из возможности найти волшебный преобразователь, который существовал в сказках про скатерть-самобранку, сапоги-скороходы, ковер-самолет. Волшебный предмет или волшебное слово могли преобразовывать самые заурядные предметы в те, что были крайне необходимы людям для удовлетворения их постоянных потребностей или желаний. Мечта о возможности преобразования мира заставляла людей изучать природу, создавать материальные предметы и использовать источники энергии, которые постепенно изменяли их условия жизни. Благодаря этим усилиям люди стали самыми совершенными потребителями биосферы на планете и распространились по всем ее географическим поясам.

Четвертая альтернатива предполагали необходимость подчинения одним людям других людей и была выражена в сказке о лампе Алладина, в которой все желания владельца лампы удовлетворяет необыкновенно покорный и необыкновенно сильный раб.

Выбор, который делали люди каменного века, в принципе мало отличался оттого, который впоследствии делали различные народы мира, в том числе и цивилизованные. Некоторые племена двигались за мигрировавшими зверями. Можно предположить, что охотники шли вслед за антилопами и слонами, которые переходили из Африки в Южную Азию (или обратно), за буйволами, кабанами и дикими козами, которые распространялись по Африке и всей Евразии.

О том, что охотничьи племена выбирали для миграций маршруты зверей, могут свидетельствовать данные археологии о распространение различных рас по планете. Можно предположить, что представители той или иной расы следовали за животными на другие континенты. Известно, что помимо Африки экваториальная раса распространилась в Индии и в остальной Южной Азии вплоть до юга Китая. Именно в этих регионах водились многие из представителей животного мира, характерного для Африки (антилопы, слоны, носороги и т. д.). Можно предположить также, что прирожденные африканцы пришли в Индию, Индокитай и южный Китай, следуя за своей привычной добычей по южноазиатской сухопутной магистрали.

Йенс Бьерре имел основание полагать, что бушмены принадлежат к одному из наиболее древних племен Земли. Кроме того, этнограф усмотрел в физическом облике этого народа черты монгольской расы и других расовых типов, помимо африканского. Если эти наблюдения и выводы справедливы, то можно предположить, что бушмены, которые жили не столь далеко от тех мест, где началась эволюция человека, сохранили наиболее широкий набор генов, которые затем участвовали в образовании различных человеческих рас. В то время как бушмены остались вблизи от места возникновения рода человеческого, их родственники расходились по всем концам африканского континента, а затем и по другим частям света. В ходе этих блужданий в физическом доле людей могли усиливаться одни генетические черты и ослабляться другие. В результате их физический облик менялся, а обретенные черты закреплялись в последующих поколениях, что и привело к возникновению расовых различий.

Однако этот процесс мог занять много тысячелетий и, прежде чем он завершился образованием различных рас, люди, близкие по своему внешнему виду к прирожденным африканцам, могли распространиться по всему свету. Археологами отмечено присутствие представителей экваториальной, или негроидной, расы в самых разных частях Земли. Известно, например, о присутствии представителей этой расы в далекой древности на Иранском нагорье и об их последующем продвижении оттуда за Кавказский хребет в пределы Европы. Не исключено, что негроидные охотники проследовали этим путем за животными из Африки.

Автор книги «Следы богов» Г. Хэнкок обратил внимание на негроидные черты лиц каменных изваяний, найденных в Мексике и считающихся произведениями ольмекской культуры. Можно предположить, что древние африканцы могли дойти и до Америки либо по исчезнувшему сухопутному перешейку, либо по льду Берингова пролива, преследуя уходившие в Америку стада животных. В то же время очевидно, что, как и другие континенты Земли, еще задолго до Колумба Америка заселялась людьми разных рас. Характеризуя расовый состав индейцев Америки к моменту высадки Колумба на этом континенте, американский историк Уильям Фостер писал: «Различные племена имели разного цвета кожу — от почти черного до медно-красного и светло-оливкового».

Вне зависимости от того, когда и при каких обстоятельствах человечество разделилось на расы, перемещение определенных расовых типов, отмечаемое археологами, свидетельствует о постоянных передвижениях людей по планете. Известно, например, о распространении монголоидной расы после ее возникновения из основного своего ареала в восточной части внутреннего континента на Север и Северо-Восток (в Сибирь, на Северо-Восток Евразии, а затем в Америку), на запал (в Т и бет и в глубь степей) и на юг (в междуречья рек Китая, Индокитая, Таиланда и Бирмы, в которых уже жили племена экваториальной расы). Можно допустить, что эти миграционные потоки проходили по звериным маршрутам или вблизи них.

Племена европеоидной расы также перемещались по направлениям, по которым могли следовать звери из Европы в Азию. Историкам известно о передвижениях европеоидных народов по внутреннему континенту (например, из Туркестана в Иран) и о вторжениях в Индию с севера. Известно также о распространении представителей этой расы в Африку через Суэцкий перешеек и далее вдоль Нила.

Эти передвижения народов создавали новые расовые типы. Так, по мнению историков, внешний облик египтян свидетельствовал о том, что этот народ сложился «в процессе смешения различных племен Северо-Восточной Африки, а возможно, и некоторых племен, живших впоследствии в Передней Азии». Если это так, то это означает, что племена, повлиявшие на формирование египтян, шли древними сухопутными тропами, соединявшими Африку с Евразией.

Разумеется, древние охотники не обязательно следовали путанными маршрутами вдоль течения рек и в обход их верховьев. Известно, что люди давно научились плавать, использовать подручные плавсредства, сооружать плоты и строить лодки. После достижения определенного уровня развития людям не представляло особых трудностей перейти реку в любом месте, если они видели, что на противоположном берегу находится желанная добыча. Поэтому миграционные потоки людей могли пересекать реку. Оказавшись же на другом, берегу реки, люди выискивали места удачной охоты и вновь поневоле следовали тропам, избранным зверьми.

Вероятно, в ходе этого движения, вызванного стремлением Завладеть наилучшими местами охоты, одни племена вторгались На территорию обитания других племен. В этом случае они могли прибегать и к действиям в рамках четвертой альтернативы.

По мнению британского ученого Уильяма Хауэллза, исчезновение неандертальцев могло быть связано с тем, что кроманьонцы «оказались более успешными в охоте, перехватывая добычу первыми… Более того, возможно существовали важные места, Пути, по которым следовала добыча, или стратегически важные переходы… За контроль над ними могла вестись борьба». В качестве примера подобной борьбы У. Хауэллз приводил столкновения между ирокезами и алгонкинайи за наиболее выгодные месте охоты.

Однако, если животные вновь покидали свои пастбища, охотники вновь пускались за ними. Можно предположить, что на «площадях планеты», среди бескрайних степей, прерий, саванн, пампасов, четвероногие и двуногие мигранты могли задерживаться на долгие годы. Правда, им постоянно приходилось совершенствовать свои орудия охоты, чтобы догнать животных, способных день за днем удирать от своих преследователей по бескрайним степным просторам, или же сооружать хитроумные искусственные загоны.

От забот по совершенствованию орудий охоты и строительству искусственных ловушек были избавлены те, кто остался на месте, после того как неутомимые охотники ушли за многочисленными стадами. Эти древние люди оказались слишком сильно привязанными к родной природе, а потому избрали первую альтернативу. Они остались жить там, где охота приносила скудные результаты, и им приходилось все в большей степени полагаться на сбор растительных плодов. Многие из таких племен оседали во влажных тропических лесах Америки, Африки и Южной Азии и жили за счет не слишком продуктивной охоты, рыболовства и сбора дикорастущих плодов.

До настоящего времени, конца XX века, в наиболее глухих уголках тропических лесов планеты живут племена, являющиеся живыми реликтами древних времен до изобретения скотоводства и земледелия. Описывая быт одного из таких племен, Й. Бьерре замечал: «Бушмен не обрабатывает землю и не держит домашних животных. Эти занятия не соответствуют его натуре охотника». Подобные племена охотников и собирателей за тысячелетия приспособились к ограниченной диете, хотя люди заплатили за это физическими деформациями и сохранением столь низкого уровня потребления, что у них не оставалось избытка жизненной энергии для иной, более продуктивной деятельности.

Хотя в условиях резкого ухудшения своего положения люди могли прибегать к различным вариантам четвертой альтернативы, было очевидно, что такие действия не могли обеспечить долговременного решения возникших проблем. Голодающие вряд ли могли долго существовать за счет своих же голодных соплеменников или соседей. Даже людоедство, к которому не раз прибегали обезумевшие от голода люди, как об этом свидетельствует мировая история вполне цивилизованных стран, вряд ли могло превратиться в основной способ добычи продовольствия.

В то же время люди могли использовать самые жестокие способы для выживания. Зачастую жертвами каннибализма были чужаки. Пигмеи-негритосы Андаманских островов испокон веков славились своими жестокими привычками, и эти острова «старательно избегали капитаны морских судов Китая, Индии и арабских стран. Тех, кто имел несчастье потерпеть кораблекрушение, убивали, разрезали на части, жарили… и съедали». Однако нередко в жертву жестоким обычаям приносили и своих соплеменников, с одной стороны, стремясь ограничить рост народонаселения в своей общине, а с другой стороны, решая продовольственную проблему несложным способом. Нередко подобные обычаи сочетались с магическими ритуалами, сохранявшимися вплоть до сравнительно недавнего времени. В конце XIX века Л. И. Мечников писал, что «еще недавно… дагомейские короли продолжали праздновать так называемый «великий обычай», то есть ежегодные массовые убийства… Людоедство и человеческие жертвоприношения вместе с другими жестокими и развратными религиозными обрядами в Океании стали постепенно исчезать только в течение последнего века, но и в наши дни примеры людоедства «человеческих жертвоприношений еще иногда встречаются среди дикарей».

Для того, чтобы одни люди могли заставить других людей расставаться со своей жизнью, став жертвой кровавого ритуала, в таких общинах должно было быть покончено со всеобщим равенством, а вся власть над людьми должна была быть передана в руки правящего меньшинства. Очевидно, что неравенство постепенно разъедало первобытный коммунизм. Находясь в общине папуасов, H. H. Миклухо-Маклай без труда опознал местного старосту: «Хотя внешними украшениями он не отличался от прочих, но манера его командовать и кричать заставила меня предположить, что он — главное лицо в Теньгум-Мана, и я не ошибся. Такие субъекты, нечто вроде начальников… встречаются во всех деревнях; им часто принадлежат большие буамбары (папуасские хижины), и около них обыкновенно группируется известное число туземцев, исполняющих их приказания».

В то время как избравшие первую, вторую и четвертую альтернативу обеспечивали свое пропитание, пускаясь в дальний путь за едой, или сокращая уровень и снижая качество потребления, или уничтожая «избыточное население», угнетая остальных и, вступая в кровавые конфликты с соседями, те, кто выбрал третью альтернативу, попытались использовать наилучшим образом самое главное сокровище человека — его разум, стараясь на основе накопленных знаний открыть новые способы обеспечения себя продовольствием.

ГЛАВА 12

ГДЕ НАЧАЛАСЬ ВЕЛИКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ КАМЕННОГО ВЕКА?

______________________________________

Возможно, что по мере обострения продовольственной проблемы в научно-производственных коллективах каменного века разрабатывались разные варианты ее решения. Например, можно было попытаться найти способ более долгого хранения мяса. Однако в ту пору лишь жители полярных или высокогорных областей планеты могли добиться этого без особого труда, да и то лишь в том случае, если они обитали вблизи от круглогодичных ледников или научились использовать холод вечной мерзлоты.

Воздержание охотников от уничтожения тех зверей, которых они не собирались немедленно использовать для приготовления еды, могло подсказать им другой, доступный им способ хранения мясных припасов — подчинения живого мяса своей власти. Лишение животных свободы, а затем управление их поведением открывали людям возможность не только развивать мясное животноводство, но и молочное, а стало быть, обрести еще один постоянный источник питания. Одомашнивание же птиц позволило не только получать их мясо, но и яйца. Одновременно люди учились использовать и другие качества животных, например, способность одомашенных лошадей, лам, верблюдов и слонов, а также собак в упряжках перевозить людей и грузы на большие расстояния. Первые шаги в этом отношении они сделали, еще будучи охотниками. Древние охотники времен мезолита уже научились использовать прирученных волков и шакалов в качестве помощников на охоте. После появления скотоводства собаки стали служить сторожами стал, а затем и охранять племена от диких зверей и набегов врагов.

Можно предположить, что хотя необходимость в одомашнивании зверей особенно остро осознавалась во время очередного спада в их поголовье, то осуществить это было возможно лишь во время циклического увеличения стад животных. Известно, что для развития скотоводства были необходимы известные излишки продовольствия для питания не только людей, но и животных по мере их превращения из добычи охотников в скот пастухов. Об этом свидетельствует замечание Амальрика и Монгайта: «Чтобы питаться мясом домашних животных, их, как известно, сначала нужно прокормить. Получение избытков продовольствия стало возможным только в эпоху мезолита в связи с изобретением лука и стрел и рыболовной снасти… Вполне вероятно, что, имея некоторые запасы, мезолитический охотник не убивал всей добычи, а оставлял раненых и пойманных животных и детенышей, чтобы, подкармливая их, иметь еще больший запас готовой и свежей пищи». Таким образом, древний охотник должен был обладать немалой предусмотрительностью и мыслить достаточно перспективно.

Помимо подчинения животных, человек мог также попытаться изыскать иные источники питания. К счастью для людей, примитивность тогдашних технологий не позволяла им производить синтетические заменители мяса, а это предотвратило проникновение в рацион питания вредных веществ. Доступными человеку заменителями мяса могли быть лишь дикорастущие растения. Однако, помимо уже упомянутых недостатков чисто вегетарианского питания в ряде областей Земли, получение растительной пищи путем сбора дикорастущих плодов также было ненадежным.

Периодические неурожаи могли оставлять людей без тех разнообразных овощей, фруктов, трав, к которым они привыкли с глубокой древности.

В то же время постоянный сбор урожаев с одних и тех же деревьев, кустарников и растений мог невольно развить в людях первые навыки и наблюдения, необходимые садоводам и растениеводам. В дальнейшем собиратели могли обратить внимание на последовательность превращения семян в плодоносные травы, растения и деревья. Одним из наиболее эффективных и доступных в ту пору способов производств растительной пищи было развитие зерноводческого земледелия. Во-первых, зерно можно было долго хранить. Во-вторых, из одного вырастал злак с несколькими зернами. В условиях теплого климата 2–3 урожая в год превращали десятки зерен в тысячи, а тысячи зерен — в миллионы. Высокая продуктивность этого процесса привела к тому, что земледелие стало занятием, которое в наибольшей степени способствовало процветанию человеческих общин и развитию цивилизованных государств.

Новые виды деятельности человека позволили ему существенно ослабить зависимость от циклических перемен в природных условиях. Они освобождали человека и от необходимости быть вечно привязанным к стадам и стаям зверей, мигрировавшим по всему свету, и позволяли ему изменить природу их среды обитания. С помощью скотоводства и земледелия люди приобрели орудия, в наибольшей степени отвечавшие их представлениям о волшебных преобразователях. В. Г. Чайлдс имел все основания назвать эти перемены «великой революцией» в жизни человечества: «благодаря наличию домашних животных и культивированию злаков люди стали хозяевами своего продовольственного снабжения».

Где лучше всего можно было заниматься скотоводством? Скорее всего, в степях. Где лучше всего стоило заниматься земледелием? Вероятно, в долинах полноводных рек. Но почему же тогда переход к земледелию и скотоводству зачастую осуществлялся ни там и ни тут, а вдоль сухопутных дорог, по которым следовали мигрировавшие звери?

Вспомним, что эти маршруты проходили там, где располагались входы в междуречья. Мы уже установили, что участки суши, по которым звери входили в речные полуострова, выходили из них или совершали продолжительные переходы из одного междуречья в другое, представляли собой чрезвычайно удобные места для охоты. При этом чем больше были территории, откуда шли животные, тем удачнее складывалась охота для первобытных людей.

Участки суши, по которым звери переходили из одного междуречья в другое, и двуречья, сужавшиеся по мере приближения к морю, могли часто избираться первобытными людьми в качестве мест обитания. Не случайно Гумилев заметил, что человеческие этносы рождались на стыке ландшафтов (что не помешало ему верить во внеземной источник пассионарности, порождавшей этносы).

При этом охотники, жившие в таких местах, оказывались более обеспеченными мясными продуктами, чем те, кто обитал вдали от путей перемещения животных. Тропы зверей стали для охотников своеобразными «энергопроводами», по которым текли мощные биоэнергетические потоки, а расположенные возле них междуречья были «аккумуляторами» биоэнергии. К тому же биоэнергия, заключенная в мясе животных, доставалась обитателям этих мест легче, чем охотникам на широких равнинах. Это привязывало охотников к источникам питания, которые обеспечивали их избытком жизненной энергии. (Говоря о «биоэнергии», автор имеет в виду не еще слабоизученные явления биологического электричества и подобные феномены, а энергию, содержащуюся в биологических организмах и получаемую людьми в процессе усвоения питательного вещества этих организмов.)

Вероятно, это обстоятельство имело одно из решающих значений для развития людей, живших и охотившихся вблизи трансконтинентальных магистралей. Как утверждал Э. Хантингтон, детально Исследовавший роль питания во всестороннем развитии людей, «избыточная энергия, превышающая ту, что необходима для того, чтобы обеспечить человеку выживание, это тот фактор, который рождает изобретателей и мыслителей…Энергичные люди предпочитают работать, а не сидеть без дела. Воля к труду сверх обычных норм особенно необходима в периоды кризисов, такие как война, наводнение и другие бедствия. Это один из факторов, подвигающих людей к изобретениям, исследованию новых земель, осуществлению преобразований, созданию произведений искусства, литературы и музыки». Получая полноценное питание, люди, жившие в местах обильной охоты, не только развивались здоровыми физически и психически, но и обретали потенциал, необходимый для принципиально новых открытий и преобразований своей жизни. Биоэнергопроводы, планеты становились жизненно важными артериями ноосферы.

Однако если люди не следовали за мигрировавшими стадами, а оставались на месте, то они сталкивались с периодическими перебоями в подаче биоэнергии. Во время спада природного цикла, когда снабжение основным продовольственным продуктом уменьшалось, люди, привыкшие к полноценному питанию, воспринимали такие перемены особенно болезненно. В этом случае весьма вероятно, что они старались мобилизовать свои немалые физические и интеллектуальные резервы в поисках выхода из отчаянного положения. Таким образом, можно предположить, что пульсирующий ритм биоэнергии, которая передавалась по трансконтинентальным путям, способствовал активизации ноосферы.

Пульсировавшая биогенная миграция атомов заставляла активнее биться пульс ноосферы. Те, кто овладевали главными сухопутными магистралями животных, превращались в активную часть ноосферы.

Переход к новому образу жизни и новой производственной, деятельности занял целые тысячелетия. Очевидно, что на первых порах земледелие и скотоводство играли вспомогательную роль и жизни людей. Даже после того, как они стали главным источником получения продовольствия, люди долго не отказывались от своих традиционных занятий, по-прежнему приносивших им заметную долю пропитания. В ту пору, когда монголы давно превратились в народ скотоводов, они постоянно занимались охотой, воины Чингисхана делали перерывы в своих завоевательных походах, чтобы посвятить часть года своему традиционному охотничьему промыслу.

Помимо привычек древних людей к традиционным занятиям они оказывались привязанными и к местам жительства, особенно по мере того, как осваивали их, превращая в пашни и пастбища. Кроме того, другие земли, которые были удобнее для земледелия и скотоводства, были скорее всего заняты иными племенами, а для их захвата требовались немалые усилия. По этой причине первые скотоводы и земледельцы для создания пашен и. пастбищ довольствовались теми землями, которые находились вблизи мест обильной охоты. Именно поэтому первые очаги оседлой жизни возникали обычно в малоудобных местах (в верховьях рек, возле горных ручьев, на гористых возвышенностях или в заполоненных устьях рек), где требовалось искусственное орошение, или осушение почвы, или проведение иных тяжелых работ по окультуриванию территории.

Если согласиться с гипотезой о решающей роли главных звериных и охотничьих троп в становлении первых цивилизаций, то становятся понятными, например, причины превращения Нила и место рождения самых древних человеческих культур. Можно предположить, что охотничьи племена, издавна преследовавшие стада вдоль обеих берегов Нила, могли заняться скотоводством и земледелием для обеспечения себя резервными запасами питания в периоды, когда трофеи охотников резко уменьшались. Постепенно эти дополнительные занятия стали основными. Именно та часто Нила, которая до своего пятого порога была окружена потоками биоэнергии и их потребителями, и была освоена древними египтянами и древними эфиопами.

С точки зрения этой гипотезы можно объяснить также, почему Египет опередил Эфиопию в своем развитии, а Нижний Египет опередил Верхний. Очевидно, что чем ближе земля находилась к самой узкой части «горловины», соединявшей Африку с Азией, тем больше там скапливалось мигрировавших животных. Поэтому все факторы, связанные с ролью сухопутных троп, проявлялись с особой силой в землях, расположенных по нижнему течению Нила.

Эта же гипотеза позволяет объяснить, почему другие части Африки, в том числе долины крупных рек, существенно проигрывали по сравнению с долиной Нила. Например, Восточно-Африканское нагорье, изобиловавшее животными, представляло собой широкую площадь, на которой не было естественных ловушек и зверей нельзя было ловить в узких переходах из одного междуречья в другое. Другие выходы из междуречий были расположены намного дальше от выхода из Африки и по этой причине были столь наполнены мигрировавшими животными, как дороги вдоль Нила.

Эта гипотеза позволяет также объяснить подъем Месопотамии. Вероятно, то обстоятельство, что Междуречье, как и долина Нила, оказалось в двойном окружении трансконтинентальных магистралей, объясняет, почему этот край стал одной из первых стартовых площадок, откуда началось развитие цивилизаций.

Известно, что ни южная, ни северная Месопотамия не были идеально приспособлены для земледелия, но очевидно и другое: этот край был поистине райским уголком для охоты. На правом берегу Евфрата и на левом берегу Тигра бродили огромные стада животных Междуречье же представляло собой для зверей грандиозную естественную ловушку, стоявшую на пути животных по южноазиатской дороге. На земли Месопотамии по узкому участку суши, находящемуся в верховьях двух почти параллельных друг другу рек, легко могли забрести звери Африки и Европы по пути в Азию или азиатские животные, направлявшиеся в Европу или в Африку.

Расширявшиеся речные потоки Тигра и Евфрата не позволяли зверям пересечь их, и, раз попав в эту естественную западню, они могли двигаться лишь к болотам, расположенным у Персидского залива и устьев Тигра и Евфрата. По оценке Л. И. Мечникова, Месопотамия, особенно ее южная часть, с древних времен была заповедным краем для самых разных животных: «Вся эта Страна, являющаяся родиной для многих видов животных, с незапамятных времен сделавшихся домашними, лучше всякой другой отвечает идее о рае и зеленеющем Эдеме… Немврод не мог выбрать лучшей страны для своих охотничьих набегов».

Помимо зверей, обитавших в Месопотамии, в водах Тигра, Евфрата и Персидского залива водилось много рыбы. Древнейшие поселения, обнаруженные в Междуречье (под холмом Эль-Обейд) и относящиеся к началу IV тысячелетия до н. э., показали, что основным занятием местного населения в ту пору были охота и рыболовство, хотя уже в то время люди стали заниматься простейшим земледелием и скотоводством.

Можно предположить, что в годы активной миграции животных охотникам попадалась обильная добыча. Однако когда зверей на южноазиатской дороге было мало или они обходили берега Тигра и Евфрата стороной, то охотники оказывались на голодной диете и должны были изыскивать другие возможности для выживания. Археологи установили, что жители южной Месопотамии, шумеры, первыми преуспели в создании резервных систем обеспечения себя продуктами питания. Уже в середине IV тысячелетия до н. э., как показали раскопки в Уруке, жители южного Междуречья сажали ячмень и эммер (пшеницу-двузернянку). Одновременно они одомашнили быков, овец, коз, свиней и ослов.

Превращение дополнительных источников питания в главные Стало основой расцвета Шумера, который опередил север Месопотамии. Однако в отличие от долины Нила, где вход в Африку и выход из нее располагался возле дельты реки, а наиболее интенсивное движение шло возле низовий реки, вход в Междуречье был расположен в верховьях Тигра и Евфрата, а наиболее активная миграция животных совершалась в ее верхней части. Можно также предположить, что движение зверей, перемещавшихся по центральной магистрали, вдоль северной части Тигра было интенсивнее, чем по окраине Аравии вдоль Евфрата. По этой причине северная часть Месопотамии в большей степени зависела от колебаний в миграции животных, чем ее южная часть, а это стимулировало развитие изобретательности и предприимчивости людей. Местонахождение Ашшура непосредственно на центральной сухопутной магистрали, вероятно, помогло этому государству в конечном счете опередить страны южной Месопотамии по уровню развития.

Ненамного позже, чем в этих речных долинах, началось развитие цивилизаций и в других областях, расположенных на пути между Нилом и Евфратом, а также возле Тигра. В том, что не природные условия, исключительно благоприятствовавшие или исключительно мешавшие развитию земледелию или скотоводству, играли главную роль в развитии первых цивилизаций, убеждают и примеры других стран, расположенных в центральной части сухопутной биосферы Земли.

Соседний со странами Месопотамии Элам возник на землях между текущими почти параллельно друг другу реками Карун и Керхе. Вдоль этих рек проходили стада животных по центральной магистрали, междуречье здесь представляло собой такую-же естественную ловушку для мигрировавших животных, как и Месопотамия, хотя и меньших размеров. В эту западню могли попасть звери, оказавшиеся на юге Иранского нагорья. Как и шумеры, жители этого междуречья в конце III тысячелетия до н. э. долго сочетали охоту с выращиванием ячменя, эммера и льна.

Очевидно, что-причиной для возвышения Митанни, как и у Ассирии, стали не почвенные или климатические условия, а явилось географическое положение этой страны. Авторы «ВИ״ подчеркивали, что Митанни находилась «у узла дорог, проходящих через северную Сирию и большую излучину реки Евфрата». Столь же выгодным было расположение на центральной магистрали возникшего позже примерно в этих же местах государства Урарту.

Понять, почему хепы перешли к земледелию в столь трудных условиях, легче, если исходить из того, что их земли были ими ценимы не из-за их удобства для пашен, а как выгодное место охоты. Эта держава была создана на сухопутной дороге из Африки в Европу и Азию и располагалась вдоль реки Кызыл-Ирмак, вдоль берегов которой могли пастись многочисленные стада животных. Эти стада могли попадать и в естественные ловушки между реками Келькит, Ешиль-Ирмак и Кызыл-Ирмак.

Вместе с Финикией государства, образованные на территории Палестины и Сирии, служили мостом между Египтом, державой Хеттов, Митанни, Ассирией и другими странами Месопотамии. Они располагались непосредственно на том пути, который соединял сухопутные дороги животных, перемещавшихся из Африки в Евразию и обратно. Таким образом, центр сухопутной биосферы, расположенный на перекрестке трансконтинентальных магистралей Земли, стал местом рождения первых цивилизованных стран мира.

Не исключено, что науке еще предстоит обнаружить на землях центра сухопутной биосферы следы неизвестной ныне цивилизации, которая была древнее Египта и Шумера. Возможно, что в легенде о земном рае, который якобы существовал где-то в районе Тифа и Евфрата, в мифе о всемирном потопе отражены свидетельства более ранней цивилизации. Вполне вероятно, что убежденность Хэнкока в том, что сфинкс и пирамиды были сооружены значительно раньше, чем считается ныне, найдет свое подтверждение и мы станем свидетелями открытия более древних культур, существовавших некогда на землях центра сухопутной биосферы. Можно предположить, что земли вокруг Большого Арарата и его окрестностей еще хранят память о первых очагах оседлой жизни, возникших там, где. пересекались сухопутные дороги зверей Африки, Северной и Южной Евразии. Возможно, что таинственные холмы, обнаруженные там, где, по преданию, на склонах Арарата причалил Ноев ковчег, хранят останки древнейших цивилизаций, образовавшихся на пересечениях троп животных.

Но может быть, все же причины для прорыва земель центра сухопутной биосферы вперед в своем развитии были иными? Например, ранее ряд историков полагал, что особые условия низовий Нила, Тигра и Евфрата способствовали появлению здесь земледелия, а соседние страны лишь последовали примеру Нижнего Египта и южной Месопотамии. Однако, во-первых, в настоящее время есть сведения о том, что, хотя Древний Египет и Шумер стали одними из первых оседлых государств, вряд ли им принадлежал приоритет в развитии земледелия и скотоводства. Как утверждает Л. Спрейг де Кэмп, впервые стали культивироваться первые съедобные растения и были приручены животные, выращиваемые для мяса на территории нынешних Сирии и Ирака в VIII тысячелетии до н. э. Впрочем, другие ученые настаивают, что одомашнивание животных и культивирование растений происходило и на территории Турции в середине VIII тысячелетия до н. э. Таким образом, можно предположить, что не только исключительные условия долин Нила, Тигра и Евфрата (исключительно благоприятные или, напротив, исключительно неблагоприятные), а все земли центра сухопутной биосферы, где люди могли особенно остро ощущать перепады в поголовье животных, могли стать местом рождения новых хозяйственных занятий.

Во-вторых, даже если те или иные открытия, которые способствовали развитию земледелия и скотоводства, были первоначально сделаны в одном каком-то месте Земли, то не трудно убедиться в том, что распространение этих нововведений происходило не равномерно по всей планете, а по сухопутным маршрутам животных.

Более того, есть все основания полагать, что потребовались целые тысячелетия, чтобы опыт первых земледельцев и скотоводов распространился по всей планете, В течение долгого времени пределы его распространения были ограничены центральной частью сухопутной биосферы планеты. Очевидно, что за его пределами для людей по-прежнему источниками питания являлись охота и собирательство. Например, примыкавшие к центру биосферы земли Аравийского полуострова и Иранского нагорья, где передвижение животных не было ограничено узкими рамками сухопутных дорог, долгое время не использовались ни для пашен, ни для пастбищ.

Примерно в то же время, когда создавались цивилизованные государства на западе Азии и северо-востоке Африки, в IV–III тысячелетиях до н. э., стали складываться очага земледелия и скотоводства на востоке от Иранского плоскогорья. Как замечают авторы «ВИ», «древнейшие энеолитические поселения пока были обнаружены на западной окраине долины Инда». Именно с западной стороны Инда тянулись тропы, по которым значительная часть зверей могла проходить в Индостан (или из Индостана), двигаясь по правому (западному) берегу Инда, а затем обходя верховья этой реки и ее притоков. Разумеется, некоторые звери могли входить в Индию и выходить из нее с востока со стороны Тибета, двигаясь вдоль течения Брамапутры. Однако этот путь шел через высокие горы, покрытые вечными снегами, и был недоступен для многих животных.

То обстоятельство, что ни низовья Инда, где река была более полноводной, а среднее течение этой реки и ее верховья, а также притоки Инда, текущие с гор, стали местом рождения первой индийской цивилизации, свидетельствует о том, что не самые удобные места для земледелия были избраны теми, кто жили здесь до того, как превратились в пахарей. Известно также, что новые отрасли сельскохозяйственного производства в долинах Инда и его притоков долго сочетались с охотой и собирательством в этой гористой местности, где водилось много диких зверей и росло немало плодоносных деревьев и кустарников на склонах гор.

Пенджаб, или Пяткречье, состоящее из Инда и его притоков, представляет собой скопление природных ловушек, куда могли попадать звери по пути в индийский субконтинент из других частей Азии или обратно. Не исключено, что вблизи от тех мест, где существует сухопутный вход в Индостан, находились стоянки древних охотников. То обстоятельство, что более древнее население Индии было темнокожим, может свидетельствовать, что африканские охотники дошли до Индостана, преследуя зверей со своего континента. Некоторые статуэтки с изображениями людей, найденные в развалинах Харрапы, Мохенджо-Даро и других городах древнего Индостана, имеют поразительное сходство с традиционными изделиями африканского художественного промысла.

Возможно, что культура городов и селений, открытых здесь археологами, имела общий географический источник, расположенный ближе к истокам рек Пенджаба. Например, можно предположить, что родиной первой индийской цивилизации стали еще неоткрытые селения, возникшие в горах и долинах Кашмира. Благодатная и красивая природа этой области в древних индийских легендах считалась местом, где находился земной рай. Как подчеркивал Лев Мечников, «эта очаровательная местность, послужившая местом создания древнейших гимнов Ригведы, благоприятствовала развитию пастушеской жизни и земледелия». Здесь могла возникнуть древняя культура, созданная племенами экваториальной расы, которые заселяли в далеком прошлом весь Индостан. Не исключено, что ученым еще предстоит обнаружить первые очаги этой культуры в высокогорных долинах вблизи Гималайских гор. Возможно, что некоторые храмы, расположенные в Гималайских предгорьях, хранят некоторые тайны древней культуры, а рассказы о Шамбале — отзвуки давно исчезнувшей цивилизации. Можно предположить, что впоследствии такая культура распространилась на другие районы ниже по течению Инда и его притоков, что было обнаружено в Хараппе, Рупаре, Мохенджо-Даро.

Высокие горы Тибета, Гималаев и других горных систем загораживают для большинства животных вход не только в Индостан, но также в Китай и Индокитай. Как и на земли Индостана, в Китай, Индокитай и соседние с ними территории можно попасть по суше, двигаясь вдоль реки, служащей границей внутреннего континента (Хуанхэ) и обойдя верховья рек, стекающих с Предгорий Тибета. Для того, чтобы попасть в Китай, Индокитай и ряд стран Юго-Восточной Азии, стада зверей из Африки, Передней и Центральной Азии, а также из Дальнего Востока должны были подняться высоко в горы Тибета. Можно предположить, что эти места давно облюбовали первобытные охотники. Затем они следовали за животными в междуречья, расположенные на юге и юго-востоке континента.

С одной стороны, трудно представить себе, что тяжелый климат Тибетр мог стать местом рождения первых развитых цивилизаций. Однако, с другой стороны, наши современные знания об истории Тнбета позволяют утверждать, что эта высокогорная область была сравнительно давно освоена людьми. Самые бесприютные места Тибета издавна привлекали людей. Здесь сооружались уединенные монастыри. Известно, что людей испокон веков притягивали обжитые места. Также известно, что развалины и остатки былых культур нередко были окружены ореолом тайны или даже святости. Поэтому нетрудно предположить, что задолго до появления городов и селений Тибета и древних буддистских монастырей здесь существовали селения древней оседлой культуры, возникшей у входов в долины Хуанхэ, Янцзы, Меконга, Салуина, Брахмапутры. Возможно, что тайна древней цивилизации скрыта там, где находятся некоторые города Тибета и провинции Цинхай, в высокогорных частях междуречий: Лхаса между Брахмапутрой и Салуином, Цзяюйсяо между Салуином и Меконгом, Тучпу между Меконгом и Янцзы, Чумарлеб между Янцзы и Хуанхэ. Не исключено, что первые очага оседлой культуры создавали представители экваториальной расы, которые следовали за животными, мигрировавшими из Африки. Это предположение позволяет объяснить появление экваториальной расы в южном Китае и странах Юго-Восточной Азии.

Другим местом рождения оседлых культур могли стать земли, расположенные вдоль Хуанхэ, которая отделяла внутренний континент от большей части Китая. В пользу того, что охотничьи стоянки по течению Хуанхэ и ее притоков могли превратиться в очаги земледельческой культуры, свидетельствуют обнаруженные в 20-х годах XX века поселения древних культур в верховьях Хуанхэ (культура Мацзао), в средней части междуречья Янцзы-Хуанхэ (культура Цюйцзянлин) и в среднем течении Хуанхэ, на территории нынешних провинций Хэнань, Шаньси, Шэньси (культура Яншао), относящиеся к IV–III тысячелетиям до н. э. Первым государственным образованием считается царство Шан, возникшее на территории нынешней провинции Хэбей (в ее северо-западной части), на полуострове, созданном реками Фэньхэ, Хуанхэ, Вэйхэ и Хайхэ. Лишь позже наиболее влиятельная из них культура Яншао сменилась культурой Луншан, сформировавшейся в нижнем течении Хуанхэя Янцзы.

Можно предположить, что эти культуры были созданы теми, кто занимались охотой и собирательством там, где центральная сухопутная дорога соединялась с входами в междуречья северного Китая или в этих междуречьях. Известно, что сначала основными трудовыми занятиями населения Древнего Китая являлись охота и рыболовство, которые постепенно были дополнены скотоводством и земледелием. Жители северного Китая научились разводить лошадей, свиней, собак, коз, овец, буйволов. В надписях на костях есть указания на приручение оленей и слонов. Древние китайцы научились выращивать просо, пшеницу, ячмень, сорго (гаолян). Племена культуры Цюйцзянлин освоили рисоводство. Одновременно древние жители Китая занимались садоводством и шелководством.

Очевидно, что упомянутые очаги цивилизации были отделены друг от друга степями, пустынями и горами внутреннего континента. Однако центральная сухопутная дорога, по которой перемещались животные Евразии и Африки, могла служить и надежным путем сообщения между первыми цивилизациями. Ряд археологических находок свидетельствует о наличии связей между различными станциями этой древней сухопутной магистрали. Некоторые ученые утверждают, что открытые в Китае культуры (именуемые «культурами крашеной керамики») сложились под влиянием ближневосточных культур.

Если это так, то это лишний раз подтверждает, что центральная сухопутная магистраль зверей и охотников давно стала использоваться людьми для обмена изделиями. Находки китайских археологов в Синьцзяне позволили установить сходство местной керамики с керамикой Анау (вблизи от Ашхабада), а также соответствующими изделиями Передней Азии. Известно также, что на пути между Ближним Востоком и Китаем на территории внутреннего континента издавна стали возникать очаги оседлой земледельческой и скотоводческой культуры. Признаки такой культуры, относящейся к III тысячелетию до н. э., были обнаружены на Иранском нагорье, а также в двух холмах Анау. Судя по находкам, местные жители занимались земледелием (были найдены отпечатки зерен ячменя и пшеницы) и скотоводством (были обнаружены кости овец, быков, свиней). Находки позволили установить связь племен, обитавших на территории нынешней Туркмении, с Эламом, Шумером и древнеиндийской цивилизацией Харрапы.

Очевидно, что племена Южной Азии, оказавшиеся на центральной сухопутной магистрали или в непосредственной близости от нее, были среди первых на планете, кто перешел к земледелию и скотоводству. При этом те племена охотников, рыболовов и собирателей, которые оказались ближе всего к обширным «средиземным» полуостровам (Индостан, междуречье Хуанхэ-Янцзы, междуречье Фэньхэ-Хуанхэ-Вэйхэ-Хайхэ), наиболее продвинулись вперед в освоении новых сельскохозяйственных методов производства.

Однако в стороне от южноазиатского пути Хозяйственное развитие шло значительно медленнее. К северу от этого пути, на оси которого успешно развивались оседлые культуры Перешей Азии, Индии и Китая, междуречье Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, ставшее и дальнейшем местом рождения развитой культуры, населяли охотники и рыболовы так называемой кельтимиранской культуры Приаралья. На значительной же части внутреннего континента развивалось пастбищное, кочевое скотоводство.

К востоку от очагов цивилизации Харрапы в плодородной долине Ганга продолжали жить охотники и собиратели. Южная Индия долгое время оставалась местом жительства племен, не знавших земледелия и скотоводства. То же самое наблюдалось и в Южном Китае. Восточная и южная части междуречья Хуанхэ-Янцзы, лежавшие дальше от верховьев этих рек, были освоены гораздо позже возникновения древнейших оседлых культур Китая. Позднее началось развитие земледелия и скотоводства в южной и восточной Корее, а также в бассейне Амура и его притоков.

Появление первых цивилизаций на территории центральной части сухопутной биосферы планеты, в долине Инда и его притоках, в долине Хуанхэ и ряда других рек северного Китая способствовало развитию всей человеческой цивилизации от Эфиопии до берегов Желтого моря. Не ведал о всех станциях этого пути, народы, осевшие на этой магистрали или вблизи нее, через многочисленных посредников стали обмениваться производственными новинками, техническими приемами, усовершенствованиями в организации общества, идеями и представлениями, фантазиями и. художественными образами. Это позволило первым цивилизациям намного и надолго опередить окружающие их народы по уровню развития. Прошли целые тысячелетня, прежде чем ведущее положение стран центральной магистрали в мировом развитии было ими утрачено.

ГЛАВА 13

ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ СУХОПУТНОЙ МАГИСТРАЛИ

______________________________________

Племена, «оседлавшие» центральную магистраль, на целые тысячелетия опередили в своем развитии своих соседей, оказавшихся на обочине этой главной сухопутной тропы зверей. Эти племена существенно обогнали и тех, кто охотился на периферийных трансконтинентальных магистралях в Африке, Северной Евразии и Америке. Многие историки и поныне убеждены в том, что народы, жившие за пределами центральной магистрали, приобщились в цивилизованному образу жизни, лишь ознакомившись с достижениями Египта, Шумера и других древних государств.

В противовес этим теориям существовали многочисленные школы историков, доказывавших неповторимость культур, содранных в различных уголках Земли. Более того, открытия остатков оригинальных цивилизаций, существовавших за пределами Северо-Восточной Африки и Южной Евразии, а также различные толкования древних мифов и легенд позволили некоторым историкам и даже неисторикам выдвинуть гипотезы, которые поставили под сомнение приоритет стран центральной оси в развитии мировой цивилизации. Они утверждали, что культуры, которые существовали (или якобы существовали) в Северной Евразии, Тропической Африке и Америке, возникли гораздо раньше Древнего Египта, Шумера и других и сами дали толчок для развития цивилизаций, сложившихся вдоль центральной магистрали.

Вероятно, истина лежит где-то посередине. Хотя очевидно, что люди всегда с готовностью перенимали опыт других народов, но многочисленные открытия археологов XX века убедительно показывают, что развитие цивилизаций не шло путем механического распространения культур от долин Нила, Евфрата и Тигра по всему миру. Новые очаги земледелия и скотоводства обнаруживали далеко от центральной оси первых мировых цивилизаций. Хотя есть все основания полагать, что многие из новых очагов оседлой жизни в Африке и Северной Евразии (и даже, возможно, в Америке) создавались под непосредственным воздействием стран центральной магистрали, все же очевидно, что для их возникновения были нужны особые условия, которые существовали на трансконтинентальных магистралях и вблизи от них, но отсутствовали на огромных пространствах между ними.

СУЩЕСТВОВАЛА ЛИ ДРЕВНЯЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ НА СЕВЕРНОМ ПУТИ?

(См. карту «Очаги оседлой жизни в Северной Евразии».)

Можно предлагать различные объяснения, почему первые мировые цивилизации сложились там, где могли проходить главные маршруты древних зверей, но трудно усомниться в появлении первых очагов оседлости там, где они возникли. Между тем представлениям о ведущей роли центральной сухопутной дороги в развитии первых цивилизаций противоречат гипотезы о существовании древней культуры на берегах Северного Ледовитого океана, потомки которой, сохранив ее наследие, стали пионерами цивилизации. Ссылаясь на туманные места в иранских и индийских преданиях, авторы этих гипотез видят в описаниях мифической страны сходство с Арктикой. В этих гипотезах ссылаются на то, что некогда климат в Арктике был значительно теплее, а поэтому, утверждают их создатели, там могла сложиться развитая цивилизация. Кроме того, эти гипотезы обычно принижают роль экваториальных рас в создании первых цивилизаций.

Поддерживая эти гипотезы, Альфред Розенберг в своей книге «Миф XX века» указывал на соответствующие места из иранских мифов о Заратустре: «Если Ахурамазда говорит Заратустре: «Только один раз в году видно, как заходят и восходят звезды, луна и солнце, а жители считают год днем». Из этого идеолог нацизма делал вывод: «Это далекое воспоминание о северной родине персидского бога света, потому что только в полярной области день и ночь длятся по шесть месяцев, а здесь весь год длится всего сутки». Розенберг находил подтверждение «нордической» гипотезы и в отрывках из индийского эпоса, замечая: «Об индийском герое Арджуне Махабхарата может сообщить, что при его посещении горы Меру солнце и луна ежедневно совершали круговое движение слева направо, представление, которое никогда не могло возникнуть на тропическом юге, потому что только на крайнем Севере колесо солнца катится вдоль горизонта. К индийским адитам обращена просьба: «Да не опустится тьма на нас», а светлому Агни жалуются на то, что он долго пребывал в длительной тьме, и все это можно отнести к глубокой гиперборейской ночи».

В поддержку предположения о существовании древней цивилизации в Арктике Розенберг помешал легендарную Атлантиду на крайний север Атлантического океана, утверждая: «Совсем не исключено… что на том месте, где сейчас бушуют волны Атлантического океана и плавают айсберги, над волнами возвышался цветущий материк, где творческая раса создавала великую, широко распространяющуюся культуру и посылала своих детей в качестве мореходов и воинов в мир».

Эти гипотезы, популярные в начале XX века, сейчас снова возродились в самых разных вариантах, однако их популяризаторы стараются не вспоминать про их горячего сторонника Розенберга, который использовал эти предположения для обоснования идей о превосходстве «нордической расы». Разумеется, данные, имеющиеся ныне у исторической науки, могут быть недостаточными и в будущем человечество узнает много нового о своем прошлом, в том числе к об оседлой жизни в Арктике до начала ледниковых периодов. Возможно, что некоторые места в древнем эпосе иранских и индийских народов указывают на их северное Происхождение и косвенным образом подтверждают их движение на юг по мере наступления арктических льдов. Однако до сих Пор гипотеза о существовании некогда в Арктике развитой цивилизации пока не имеет никаких бесспорных материальных подтверждений. Нет никаких вещественных свидетельств и в пользу антарктической гипотезы Хэнкока.

Арии; вторгшиеся в Индостан, иранские племена, покорившие страны Передней Азии, были не носителями более развитой цивилизации, как утверждали авторы «нордической» расовой гипотезы, а находились на более низком уровне развития, чем население первых цивилизованных стран Евразии. Причины же, по которым эти «нордические» народы одолевали более развитые страны, были те же, которые способствовали победам народам иного этнического и расового происхождения над другими высокоразвитыми державами, и они будут внимательно рассмотрены в дальнейшем.

Не известно существовала ли некогда древняя цивилизация на Севере Евразии или нет, но из данных современной науки следует, что в течение нескольких тысячелетий за пределами цивилизованного пояса, сложившегося на оси центральной сухопутной магистрали, других цивилизованных государств в Евразии не существовало. В то же время можно предположить, что постепенно освобождавшийся от плена льдов и талых вод северный путь использовался сначала животными для передвижения по континенту. Затем по следам зверей двинулись охотники, и по северному пути или вдоль него стали проходить маршруты мигрирующих племён. По мере же создания очагов оседлой культуры Северный путь стал использоваться как путь обмена различными продуктами.

Как и в других местах на Земле, на Севере Евразии трансконтинентальная магистраль служила осью образования очагов оседлой жизни, земледелия и скотоводства и занятий, связанных с такой жизнью. В пользу этого свидетельствует то обстоятельство, что первыми в Северной Азии стали осваиваться области, расположенные там, где по сухопутным дорогам из крупных междуречий могли выходить на северный путь большие стада различных животных. Селения древних людей, занимавшихся отчасти охотой, а отчасти скотоводством, возникли в III тысячелетии до н. э. в междуречье Лена-Ангара, у южного берега Байкала, в верховьях Иртыша, Оби и Енисея, в Минусинской котловине и на Алтае. Все они находились в непосредственной близости от тех мест, где звери могли выходить из междуречий рек Сибири или входить в них из степей Центральной Азии.

Характеризуя жизнь забайкальских племен в начале I тысячелетия н. э., Л. Гумилев подчеркивал, что в отличие от кочевых народов Центральной Азии они вели оседлый образ жизни: «Основными занятиями забайкальцев были оседлое скотоводство (бык, лошадь, баран), охота (косуля, заяц, птица), земледелие (просо) и рыболовство».

Схожий образ жизни был, вероятно, характерен и для так называемых андроновских племен, которые расселялись в широкой полосе по северной границе внутреннего континента, захватывающей входы в междуречья от Енисея до Волги. Уже в III тысячелетии до н. э. охотничье-скотоводческие племена расселялись там, где северный путь шел по Уральским горам.

Значительно плотнее была заселена Европа, расположенная вне пределов внутреннего континента. Можно предположить, что в естественные ловушки Европы, которыми являлись ее полуострова и междуречья, могли попадать немалые стада животных, искавших спасения от стихийных бедствий, поразивших остальную Евразию и даже Африку. В этом случае здесь могла быть обильная охота. Однако значительная часть зверей могла сравнительно быстро покидать европейские «зоопарки» и устремляться прочь из Европы. Такие перепады в продовольственном обеспечении заставляли европейских охотников искать альтернативные источники питания. Вероятно, по этой причине уже в III–II тысячелетиях до н. э. подавляющее большинство племен, обитавших в этой части Европы, стали осваивать земледелие и скотоводство.

«Зоопарки» животных стали естественными нишами, в которых селились различные племена. Течения крупных рек Европы, которые служили барьерами для животных, являлись также рубежами между различными племенами и культурами. Так, течение Дуная отделяло земледельческие бутмирские племена от скотоводческих и земледельческих племен дунайского левобережья. Течение Гвадалквивира служило границей для поселений южно-пиринейских земледельцев.

Северный же путь служил главной границей, разделявшей племена. К северу от этой дорога жили среднеевропейские племена, расселившиеся в междуречьях Везер-Эльба, Эльба-Одер и Одер-Висла, к югу от нее между Дунаем и Прутом жили тисские, полгарские и ленгиельские племена. Течения Луары и Роны, являющиеся, по мнению французского историка Фернана Броделя, культурным водоразделом между севером и югом Франции, в основном совпадаете прохождением северного пути через Европу.

Зависим ость между линией северного пути и расселением племен в Европе во времена Древнего Рима косвенно подтверждают и сведения римских авторов (Цезарь, Плиний, Тацит). За пределами владений Рима многие племена расселялись по обе стороны северного пути. Племена же кельтов, «оседлавшие» северный путь в центре Европы, успешно вытесняли другие народы. Описывая на основе свидетельств античных авторов процесс заселения Италии, немецкий историк Теодор Моммзен подчеркивал, что в его основе было движение племен сухопутными маршрутами с севера со стороны Альп на юг вдоль Апеннинских гор, то есть по тому пути, по которому звери могли входить на Апеннинский полуостров.

Северный путь животных служил основным ориентиром для тех маршрутов, по которым перемешались племена в Северной Евразии. Судя по археологическим находкам, эта сухопутная трасса животных могла играть ту же связующую роль, что и центральная сухопутная магистраль. Находки на стоянках каменного века Северной Евразии позволяют предположить, что по северному пути перемешались изделия племен, живших на берегах Енисея, и предметы, сделанные обитателями долины Рейна.

Карта миграции племен, вещей и материалов в эпоху неолита и энеолита, приводимая в книге Амальрика и Монгайта, показывает, что большая часть этих передвижений совершалась вдоль северного пути и примыкавших к нему веток. Миграция монголоидов в Европу шла от Северных Увалов двумя путями: один вел на Скандинавию, а другой — на территорию нынешней Ленинградской области, к истокам Волги и оттуда в Прибалтику. Данные археологии позволили установить постепенное проникновение с востока на запад Европы племен, сооружавших так называемые катакомбные постройки. В ходе этого продвижения они заселяли территории Польши, Венгрии, Австрии, Словении.

Навстречу этому движению с крайнего запада Европы на восток по северному пути или вдоль него передвигались так называемые колоколовидные кубки. Из междуречья Десна-Днепр передвигались с запада по северному пути в Волжско-Окский бассейн среднеднепровские и фатьяновскне племена. Дунайские племена двигались от северного пути в глубь междуречий Висла-Одер, Одер-Эльба, Эльба-Везер, Веэер-Рейн.

Поскольку развитое земледелия и скотоводства и переход к оседлости на севере Евразии начались в III тысячелетии до н. э., можно было ожидать, что здесь, как и на юге Евразии, вскоре возникнут процветающие цивилизованные государства. Почему же эти перемены в хозяйственной деятельности людей и их образе жизни не увенчались в то время созданием образований, подобных тем, что сложились в Северной Африке и Южной Азии?

По-видимому, для этого было несколько причин. Вероятно, земледелие в климатических условиях значительной части земель северного пути не могло служить достаточным подспорьем для питания, позволившим бы отказаться от охоты, рыболовства и собирательства. Многие из них продолжали пребывать на стадии собирательства, охоты и рыболовства, когда на протяжении центральной магистрали уже возникли первые цивилизации. Заметно, что чем ближе к северу и линии недавнего оледенения находились племена, тем позже они перешли к земледелию. В то время как на юге Скандинавии в IV тысячелетии до н. э. появлялись первые очаги земледелия, на севере этого полуострова от Согне-фьорда до реки Туломы долгое время продолжали жить лишь охотники и рыболовы.

Там же, где в Европе стало развиваться землепашество, климат не позволял собирать столь богатые урожаи, как в Египте или Месопотамии, что сделало там труд скотоводов менее прибыльным. В Европе же наблюдалась противоположная картона: на определенном этапе скотоводство стало вытеснять земледелие как основное занятое людей. Как утверждается в «ВИ», примерно в III тысячелетии до н. э. по мере продвижения в Европу «племен катакомбных погребений» активизировался «процесс развития скотоводства, племена становились более подвижными; земледелие в их жизни играло меньшую роль. Потребности кочевого скотоводства вызывали переселения на больших пространствах… Скот был здесь первой формой богатства, позволившей накапливать значительные излишки». Это перемены повернули процесс перехода к земледелию и оседлости вспять, и кочевое скотоводство стало основным занятием многих европейских племен. Земледелие стало распространяться в Европе лишь по мере его развития в средиземноморских странах в конце I тысячелетия до н. э. (о чем пойдет речь позже).

Данные современной археологии не позволяют пока подтвердить (или опровергнуть) гипотезы о существовании древнейшей цивилизации на берегах Северного Ледовитого океана, но зато бесспорно доказывают, что на всем Протяжении северного пути и вблизи от него, начиная с III тысячелетия до н. э., складывались очаги скотоводства и земледелия. Это означает, что северный «биоэнергопровод» стал одновременно осью развития ноосферы в Северной Евразии. Интеллектуальный и духовный потенциал древних охотников находил на северном пути дополнительные источники энергии и возможности для созидания.

Может быть, археологи еще откроют те исчезнувшие очаги культуры Северной Евразии, которые приходили в упадок по мере того, как земледелие уступило скотоводству, и мы обнаружим зримые свидетельства древних развитых цивилизаций на берегах Байкала, в верховьях Иртыша, Оби и Енисея, в Минусинской котловине и на Алтае, в Уральских горах и на Валдае. Возможно, следы неизвестных культур будут открыты в Карпатах, Татрах, Альпах и Пиринеях.

Но вне зависимости от будущих находок, очевидно, что на всем протяжении северного пути пульсировала мощная энергия человеческого разума. При благоприятных условиях она могла привести к созданию сооружений не менее сложных, чем ирригационные системы Древнего Египта и Шумера, не менее величественных, чем пирамиды и зиккураты. Эта энергия могла найти выражение в эпических поэмах и утонченных художественных произведениях. Долгое время эта энергия оставалась не полностью востребованной, но она ждала своего часа, чтобы выйти на поверхность в тысячах изобретений и открытий, творений искусства и конструкторской мысли.

ПОЧЕМУ ЗАДЕРЖАЛОСЬ ДВИЖЕНИЕ НА АФРИКАНСКИХ ТРАНСКОНТИНЕНТАЛЬНЫХ МАГИСТРАЛЯХ?

(См. карту «Африканские государства до начала колониальных захватов».)

Народы Европы и Северной Евразии не были единственными, отставшими в своем развитии от стран центральной магистрали. Задержался переход к земледелию и в Африке за пределами долины Нила. Если избыток холода задержал развитие севера, то избыток тепла задержал развитие юга. Эта задержка была вызвана не тем, что люди не могут выжить под экваториальным солнцем, и даже не только многочисленными болезнями, вызываемыми всевозможными видами агрессивных биоорганизмов. Ко всему прочему сопротивляемость человеческого организма, столь необходимая ему в условиях бурной окружающей биологической жизни, снижается вследствие тех органических изменений, которые бывают вызваны недостатками тропической растительной пищи.

Характерно, что люди, подобные пигмеям и бушменам (они, как отмечалось выше, по мнению специалистов, стали таковыми вследствие недостаточного питания), появлялись в тропических лесах в самых разных регионах планеты. Возможно, что «пигмеизация», вызванная плохим питанием, а затем закрепленная генетически, привела к появлению низкорослых и несильных в физическом отношении людей в Африке и Малакке, на Филиппинских и Андаманских островах. В силу особенностей своего организма пигмеям, бушменам и другим низкорослым и физически слабым людям было труднее перейти к земледелию и скотоводству, а поэтому они довольствовались собирательством и охотой с применением ядов. Это обстоятельство отнюдь не мешало физически слабым людям развивать свои интеллектуальные способности, пополняя знания и совершенствуя технические приемы в традиционных занятиях.

Более продуктивные занятия стали делом иных африканских племен нормального роста, которые жили к северу от тропических лесов на территории Судана. Как отмечается в «ВИ», «позднее под натиском племен, говоривших на языках банту, пигмеи были оттеснены в районы тропических лесов Конго и Камеруна». Банту распространились по тропическому лесу, а затем вышли на Юг Африки, где онн вытеснили бушменов в пустыню Калахари.

Появление в Тропической Африке людей, не деформированных в физическом отношении плохим питанием, могло активизировать охоту на звериных тропах и в природных ловушках. Впоследствии эти люди могли под воздействием перебоев в снабжении мясом перейти не к неполноценной пище, как это сделали предки пигмеев, а освоить новые способы добывания пищи. Племена этих людей стали основателями первых развитых культур Тропической Африки. В отличие от Европы не земледелие, а скотоводство, развившееся в обильных стадами саваннах Судана и Восточной Африки, стало на первых порах основным занятием и источником питания жителей Тропической Африки. Земледельческие культуры стали складываться здесь лишь в I тысячелетии н. э.

Однако эти сведения о времени становления культур в Тропической Африке были оспорены. Словно компенсируя столетия подчиненного положения европейцам, некоторые страны Тропической Африки после обретения ими независимости в 1950—1960-х годах контратаковали традиционные представления об исторической отсталости «черного континента» от первых мировых цивилизаций. Справедливо обратив внимание на игнорирование европейцами оригинальных культур, созданных африканскими народами к югу от Сахары, некоторые из молодых стран стали распространять версии о приоритете Африки в развитии мировых цивилизаций. В этих версиях цивилизация Древнего Египта изображалась творением исключительно представителей экваториальной расы. История же Ганы, Мали и других государств, существовавших в средневековье, удлинялась без особых на то оснований, а их влияние на другие страны мира преувеличивалось.

Но не следует забывать, что еще сто лёт назад наука знала крайне мало о Древней Индии и Древнем Китае. В неменьшей степени, чем в Индии и Китае, разрушителем остатков былых культур в Африке могла стать буйная природа. Возможно, по мере совершенствования методов археологии человечество узнает гораздо больше о Древней Африке, на территории которой произошло появление первого человека.

Древняя история Африки еще недостаточно изучена. Известно, что примерно в I тысячелетии до н. э. южнее Сахары и истоков Нила начали складываться земледельческие и скотоводческие сообщества. То же, что известно сейчас о прошлом «черного континента», позволяет сделать вывод, что и в его тропической части, к югу от Сахары, первые цивилизации складывались в основном по ведущим сухопутным дорогам.

Если культурное развитие земель на востоке сухопутной окружной дороги было связано с цивилизациями Египта и Эфиопии, на севере — с экспансией Финикии, а затем Рима, то южная часть окружной сухопутной африканской дороги стала осью развития наиболее значительных и оригинальных африканских оседлых культур. Сюда из тропических лесов Гвинеи через верховья Сенегала и Нигера устремлялись многочисленные стада животных в саванны вдоль течения Нигера.

В сформировавшейся примерно в IV веке н. э. Гане основными отраслями хозяйства стали скотоводство и земледелие. Через земли Ганы, а также созданные впоследствии государства Сон-гаи и Мали, проходили караванные пути, соединявшие Западную Африку с Северной и Египтом. По путям, где издревле проходили звери, перемещались караваны с грузами соли, золота, слоновой кости, а также с рабами.

Некоторые находки свидетельствуют о еще более раннем времени становления культуры на этом сухопутном маршруте. Обнаруженные в долине Нок (на севере Нигерии) терракотовые скульптуры датируются I тысячелетием до н. э. Позже здесь возникли государства народа хауса.

Далее к востоку от течения Нигера вдоль по окружной африканской сухопутной дороге возле озера Чад, где могли собираться большие массы мигрировавших животных, располагались государства Канем и Борну.

Путь зверей из западного Судана к Восточно-Африканскому нагорью пролегал по линии междуречья, образованной притоками Убанги (Котго, Мбари, Шинко, Мбому, Узле). После изгнания пигмеев здесь расселились племена с севера, создавшие государства Дар-Рунга, Дар-эль-Кут и другие. Позже, в результате расселения народа азанаа, здесь возникли государства Бангасу, Рафаи и другие. Там, где окружная трансконтинентальная дорога приближается у Великих озер к Восточно-Африканскому нагорью в XI–XII веках сложилось государство Буганда, ставшее могущественной страной Межозерья.

Также очевидна зависимость уровня развития племен Южной Африки от их близости к южному участку трансафриканской магистрали. Пришедшие позже на юг Африки племена банту (готтентоты, или кой-коин) занимались пастбищным скотоводством и мотыжным земледелием, а вскоре вблизи восточноафриканской магистрали сложилась развитая культура. В ходе раскопок, произведенных в Трансваале, были обнаружены древние рудники, где добывали золото и другие металлы, были найдены свидетельства выплавки железа и меди, относящиеся к середине I тысячелетия н. э.

Далее к северу на восточном трансафриканском пути в междуречье Лимпопо-Замбези уже в VI веке н. э. существовала во многом неразгаданная культура Зимбабве. Руины, оставшиеся от сооружений этой культуры (Большое Зимбабве, Дхло-Дхло и другие), расположены на южном участке этого трансконтинентального пути у входа в междуречье Лимпопо-Зимбабве. Позже в XIV веке в междуречье Лимпопо-Замбези сформировалась развитая цивилизация Мономотапа.

Восточноафриканский трансконтинентальный путь из междуречья Лимпопо-Замбези приводил к верховьям Кванзы, впадающей в океан, и истокам многих притоков Конго. В междуречьях, образованных этими реками, давно поселились племена, занимавшиеся как охотой и рыболовством, так и земледелием. В междуречье, образованном реками Кванза и Кванго (притоком Конго), в XIV веке сложилось обширное государство Конго. Значительно раньше, в X веке, в междуречье Касаи-Санкуру возникло государство Бушонго (Бакуба).

Другой центр древней культуры возник там, где сухопутная дорога зверей выходила на плато Катанги. Правда, о существовавших здесь государствах известно лишь из преданий. Позже, в XV веке здесь сложилось государство Балуба. Его центр находился близ озера Кисале в небольшом междуречье истоков Конго, расположенного возле трансконтинентального пути. Еще позже, в XVI веке, на участке восточноафриканского пути, проходящем по истокам рек Кванза, Конго, Замбези было образовано мощное государство Лунда. Однако развитие этого и других государств Тропической Африки было остановлено началом колониальной экспансии европейских держав.

Вероятно, что для создания цивилизаций, которые распространились бы по всему континенту, первым государствам Тропической Африки просто не хватило времени. Они стали складываться слишком поздно по сравнению с государствами Северо-Восточной и Северной Африки, а поэтому народы Тропической Африки становились объектами экспансии более сильных и развитых стран, которые скорее всего могли душить ростки самостоятельных цивилизаций. Известно, что уже для, Древнего Египта и Эфиопии страны Тропической Африки являлись объектами грабительских походов. Не случайно первые очаги оригинальных культур Тропической Африки складываются на значительном удалении от Севера и Северо-Востока.

Однако и им не удалось уберечься от внешней экспансии. Вторжение арабских завоевателей с севера помешало развитию оригинальной цивилизации Судана. Впоследствии же вторжение колонизаторов из-за океана разрушило почти все самостоятельные государства Тропической Африки.

Возможно, что науке еще предстоит сделать открытия в древней истории «черного континента», по сравнению с которыми фантазии Райдера Хаггарда и Эдгара Берроуза о скрытых тайнах древних цивилизаций восточной Африки покажутся жалкими. Не исключено, что более древние культурные пласты будут обнаружены там, где уже установлено существование старинных городов и поселений. Возможно, что там, где звериные тропы выходят на Восточно-Африканское нагорье, и в районе Великих африканских озер будут открыты памятники значительно более древней и величественной культуры, созданной экваториальной расой.

Однако имеющихся у науки данных достаточно, чтобы утверждать, что огромный интеллектуальный потенциал африканских охотников, который только недавно был по достоинству оценен учеными, особенно активно аккумулировался и проявлялся вблизи от трансконтинентальных трасс. Сравнение первых оседлых культур с другими народами южной части Африки по уровню и времени развития хозяйства и общественной организации показывает, что передовыми оказывались те, кто селились на главных сухопутных магистралях континента, а отставали те, кто находились дальше от этой трассы. Бушмены, загнанные племенами банту в сторону от южной магистрали, отстали от пришельцев, занявших стратегически выгодные пути. Юг Мозамбика, непосредственно связанный с трансконтинентальной магистралью, имел значительно более давнюю историю развития, чем его север. Чем далее от магистрального пути были расположены земли бассейна Конго, тем ниже был уровень развития населявших его племен.

То обстоятельство, что первые европейцы, которые открыли для себя Тропическую Африку, столкнулись с наиболее отсталыми племенами этого континента, способствовало закреплению представлений об органической неспособности африканцев к созданию оригинальных цивилизаций, которые сложились еще во времена античных империй.

ТАЙНЫ ДОКОЛУМБОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ АМЕРИКИ

(См. карту «Первые очаги цивилизации на американском континенте».)

Подобные же предрассудки возникли и у европейцев, начавших свое знакомство с Америкой с наиболее отсталых племен этого континента. Легкие победы конкистадоров над империями ацтеков и инков усилили представления об «отсталости״ индейских «еретиков», Даже после открытия руин древних доколумбовых цивилизаций не прекращались попытки доказать несамостоятельность их творцов. В подтверждение того, что древние народы Америки не могли без помощи извне создать очаги культуры, указывали на ступенчатые пирамиды Мексики, которые якобы могли быть созданы лишь по образцу египетских. Обращали внимание на изображения, напоминающие бегемотов и верблюдов (что должно было подтвердить решающую роль пришельцев из Восточного полушария). Вспоминали белобородого бога ацтеков (что служило доказательством решающего влияния викингов на формирование их культуры). Хотя очевидно, что люди, прибывавшие из-за океана, могли оказывать влияние на развитие американских цивилизаций, не было оснований сводить роль местного населения к слепому подражательству.

В последнее время возникают гипотезы о том, что Америка была «окультурена» значительно раньше, чем считалось прежде. Источником же такого «окультуривания» объявлялись теперь не выходцы из Старого Света, а пришельцы из космоса или из континентов, исчезнувших под толщами вод или льда. Правда, и в этом случае народы Америки лишались права на оригинальность в создании своих цивилизаций.

Многие из этих версий порой выглядят весьма правдоподобно, и не исключено, что Америку «открывали» многократно. Последствием этих «открытий» могли быть самые различные культурные влияния на развитие местных культур. В то же время очевидно, что в течение целых тысячелетней народы Америки развивались в относительной изоляции от других континентов Земли. Поэтому изучение того, как возникала и развивалась оседлая культура в обеих Америках, может особенно убедительно показать, почему и где создавались первые цивилизации.

Достаточно взглянуть на карту Америки, на которой обозначено распространение доколумбовых культур, чтобы убедиться в том, что наибольших успехов достигли племена, поселившиеся на трансконтинентальной сухопутной магистрали. Как в Северной, так и в Южной Америке трансамериканская дорога животных стала осью, вокруг которой развивались земледельческие и скотоводческие культуры, а затем цивилизации Нового Света. Те же племена, которые стояли в стороне от трансамериканской магистрали, существенно отстали от развитых в хозяйственном отношении племен, обитавших вблизи Кордильер.

Можно заметить и другую закономерность: по мере удаления от северной и южной окраин трансамериканского пути и ближе к ее средней части уровень цивилизаций возрастал. Кроме того, заметно, что очаги оседлой культуры складывались прежде всего там, где по узким участкам земли животные могли выходить на трансамериканскую магистраль из больших ареалов обитания. Там на перекрестках трансконтинентального пути с крупными «ветками» регионального масштаба рождались развитые культуры земледельцев и скотоводов. Очевидно, что стойбища охотников, созданные там, где происходили миграции крупных стад животных, обрастали пастбищами одомашненного скота и полями окультуренных растений.

Если начинать обзор с севера трансамериканского пути, то можно сказать, что первый наиболее значительный очаг цивилизации был создан так называемыми индейцами пуэбло. Они поселились там, где скорее всего охота на различных животных была наиболее успешной. Можно предположить, что в последующем ученые сумеют узнать гораздо больше про необыкновенную цивилизацию, которую условно именуют культурой пуэбло. Может быть, будут открыты и иные культуры, некогда существовавшие на перекрестке дорог, из прерий Северной Америки.

Чем ближе племена индейцев жили к сужению континента, где, без сомнения, передвижения животных из двух частей Америки были более активными, тем раньше возникали цивилизации, тем выше был их уровень развития. На территории Мексики, которая расположена в «горловине» Северной Америки, были найдены самые ранние поселения людей, которые стали культивировать растения примерно в середине IV тысячелетия до н. э. В Мексике были открыты памятники культуры ольмеков, относящиеся к середине I тысячелетия н. э. В долине Мехико, расположенной непосредственно на сухопутной американской дороге, племена тольтеков создали свою цивилизацию во II–V веках н. э. Они были связаны с народом сапотеков, создавших свою культуру в южной Мексике еще ранее — в IV веке до н. ж В центральной и южной Мексике, а также на Юкатане земледелие возникло уже в период между III веком до н. э. и IV веком н. э. В южной части полуострова Юкатан, который представлял собой естественную ловушку для животных обеих частей Америки, в начале нашей эры возникла цивилизация майя. В северной Гватемале и западном Гондурасе были обнаружены памятники, относящиеся к III веку н. э. У ацтеков, переселившихся в долину Мехико много позже, было развитое сельское хозяйство с поливным земледелием и птицеводством (индюки, гуси, утки).

Возможно, что нам еще предстоит узнать о захватывающих тайнах Цивилизаций, которые некогда существовали на главном Перекрестке Америки в районе Панамского канала. Ведь через этот перешеек постоянно перемещались животные, растения и люди двух частей американского континента.

В настоящее время мы знаем немного о тех племенах, которые проходили через Панамский перешеек. Так, племена чибча (или муиска), проникшие в Южную Америку из Северной через Панамский перешеек, заселили северную часть Анд и долину Боготы, соединенную сухопутными переходами с трансамериканской дорогой. В то время как их соседи в бассейне Ориноко оставались собирателями и охотниками на мелких зверей и птиц до европейского нашествия (а многие из них идо сих пор остались таковыми), муиска выращивали картофель, киноа, кукурузу, маниоку, батат, фасоль, тыкву, томаты, а также рад фруктов, хлопчатник, табак, коку. Одновременно муиска продолжали охотиться на кабанов, кролихов и птиц. Впрочем, онй не брезговали крысами и пресмыкающимися.

К югу от племен чибча в прибрежной полосе нынешних северо-западных департаментов Перу и центрального Эквадора, то есть непосредственно на трансамериканской магистрали, обитали племена мочика. Уже в VIII–IX веках они строили каналы, тянувшиеся на сотни километров, и канавы, подававшие воду к полям, в то. время как обитатели близлежащих междуречий, где ныне находятся восточные департаменты Перу, сохранили верность своим простым занятиям охоты и собирательства.

Близость трансамериканского сухопутного пути способствовала развитию и других племен. В то время как в пампе жили лишь кочевые охотники вплоть до прихода туда европейцев, поблизости в Андах на сухопутной трансамериканской магистрали, проходящей через территорию нынешней Чили, сложилась культура аракуанцев, занимавшихся разведением лам и земледелием. Эти энергичные и свободолюбивые люди впоследствии так упорно отстаивали свою независимость, что испанцы вынуждены были признать суверенный статус их самостоятельного государства.

В то время как жители амазонских лесов занимались собирательством и охотой, их соседи — кечуа и аймара основали свое государство инков у озера Титикака и в верховьях рек Апуримара и Урубамба (истоки Укаяли). Хотя высокогорные районы Анд не являлись идеальными для развития скотоводства и земледелия, первая цивилизация Южной Америки сложилась здесь. Именно в этих местах звери могли периодически массами мигрировать по узкому участку суши в междуречья Амазонки, Параны, их притоков, а также других рек Южной Америки и обратно.

Как отмечается в 4-м томе «ВИ», область Анд — один из значительных центров поливного земледелия. Здесь «‘ранее всего возникло земледелие на горных склонах и на Перуанско-Боливийского плоскогорья, орошаемых стекающими с гор во время таяния снегов потоками». Здесь первые земледельцы научились выращивать картофель, распространившийся затем по американскому континенту. Одновременно советские историки констатировали, что «область Анд — единственная в Америке, где развивалось животноводство. Были приручены лама и альпака, дающие шерсть, шкуры, мясо, жир».

Возможно, Г. Хэнкок и другие энтузиасты, исследовавшие древности в районе озера Титикака, правы в своем скептическом отношении к существующим теориям о доколумбовых цивилизациях. Вероятно, мы еще далеко не все знаем о тайнах культур, существовавших в этих местах. Не исключено, что инки были лишь отдаленными потомками или даже случайными наследниками более древних народов, которые некогда вели оседлую жизнь в этих трудных географических условиях.

С середины XV по начало XVI века инки расширили владения своей державы практически по всему протяжению трансамериканской сухопутной дороги в Южной Америке. Однако вторжение европейцев прервало развитие самобытных американских цивилизаций. Нам остается лишь гадать, какими еще достижениями могли бы обогатить мир коренные жители Америки, если бы Колумб не убедил испанского монарха в возможности попасть в Индию, двигаясь из Испании на запад. До открытия Америки европейцами развитие этого континента происходило по тем же закономерностям, которые проявились в других частях света.

Сравнение того, как развивались цивилизации в самых разных природных условиях Евразии, Африки и Европы, показывает, что повсюду на нашей планете схожие условия географического ландшафта и биосферы вызывали одну и ту же реакцию людей; они переходили от охоты и собирательства к скотоводству и земледелию.

ГЛАВА 14

ОДНА ТАЙНА РАЗГАДАНА,

НО ДРУГИЕ ТАЙНЫ ОСТАЮТСЯ

______________________________________

Итак, кажется, что тайна возникновения первых цивилизаций разгадана. На основании вышеизложенного можно предположить, что для рождения цивилизации необходимо сочетание определенных условий ноосферы, биосферы, геофизической среды и околоземного космоса. Во-первых, очевидно, что ноосфера должна достичь такого уровня, на котором может быть совершен переход к качественно новому этапу развития. Прежде всего, должно быть накоплено достаточно много знаний, а с их помощью люди должны научиться создавать вещи, которых не было в природе.

Во-вторых, состояние ноосферы напрямую зависело от состояния источников биоэнергии. Область разума развивалась. там, где происходили резкие колебания в состоянии области жизни от максимума к минимуму. Максимальное количество биоэнергии благоприятствовало физическому состоянию людей, а резкое сокращение биоэнергии заставляло людей изыскивать альтернативные пути выживания, то есть развивать ноосферу.

В-третьих, пульсация биосферы зависела от перемен в солнечной активности. Краткие, среднесрочные и долгосрочные циклы в активности Солнца диктовали то спады, то подъемы биоэнергии, что отражалось на состоянии ноосферы.

В-четвертых, сочетание высокоразвитой ноосферы и пульсирующей биосферы было возможным лишь в определенной геофизической среде. Мощные и сравнительно легкодоступные источники биоэнергии имелись прежде всего на водоразделах рек, куда мигрировавшие животные устремлялись из междуречий в ходе периодических смен природных циклов. Крупные источники биоэнергии располагались на цепи водоразделов, которые превратились в трансконтинентальные магистрали животных. Там же они могли резко иссякать.

При таком сочетании условий космоса, физической Земли, биосферы и ноосферы в головах людей рождались новые идеи. Они открывали, как производить продукты питания (а это была настоящая революция в ноосфере). Одновременно они изменяли живую природу (совершали революцию в биосфере), а отчасти меняли и географические условия.

Гипотеза, исходящая из того, что первые цивилизации создавали охотники там, где существовали наиболее обильные места охоты, отличается от версий, изложенных в первой главе. Эта гипотеза, предполагающая, что первые земледельцы и скотоводы были охотниками, расходится с утверждением Л. Гумилева о том, что первые земледельцы сложились из групп собирателей. В то же время предложенная гипотеза не вступает в противоречие со многими положениями версий, изложенными выше.

Во-первых, эти авторы, как правило, признают важность высокого уровня развития ноосферы. Многие авторы версий, изложенных в первой главе, исходили из того, что к моменту перехода от охоты и собирательства к земледелию люди достигли достаточно высокого уровня развития, чтобы начать эксперименты по управлению флорой и фауной. Правда, авторы гипотез расходились относительно того, что способствовало переходу человеческих сообществ в новое качество (наличие благоприятных условий, усиливавших энергию людей, или, напротив, суровые обстоятельства, бросавшие вызов их изобретательности и предприимчивости). Однако они сходились в том, что для появления новых занятий люди должны были перейти на качественно новый уровень развития.

Даже авторы расовых теорий, при всей их антинаучности, справедливо обращали внимание на то, что создатели первых цивилизаций достигли качественно более высокого уровня развития по сравнению с остальным человечеством. Правда, белым расистам трудно в этом случае признать, почему многие из создателей первых цивилизаций были чернокожими и желтокожими, а расистам, отстаивающим приоритет других рас, нелегко объяснить, почему культуры, созданные небелыми народами, затем отстали от ‘‘белых» цивилизаций.

Даже те, кто принижают способности древних египтян, шумеров и других и считают, что им кто-то из космоса помог в их развитии, исходят по меньшей мере из того, что они оказались неплохими учениками. Сторонники же «атлантических» и «антарктических» гипотез верят, что на этих исчезнувших под водой и льдами континентах земляне достигли высокого уровня развития.

Во-вторых, обычно признается зависимость перехода к цивилизованному образу жизни от состояния биосферы. Многие авторы считают, что переход от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству был скорее всего вызван обострившейся нуждой людей в продуктах питания. Об этом, например, пишет Чайлдс, на которого ссылается Тойнби.,

В-третьих, авторы ряда версий ставят развитие человечества по цивилизованному пути В прямую зависимость от внеземных космических факторов. Наиболее глубоко исследовал эту сторону в развитии человечества А. Чижевский.

Существенным же отличием гипотезы, высказанной на страницах этой книги, от версий, изложенных в первой главе, является утверждение о роли водоразделов, которые могли служить сухопутными тропами для древних животных, а затем и для преследовавших их охотников. Предположение о роли сухопутных троп животных в развитии человечества представляется автору тем «недостающим звеном» в цепи рассуждений, с помощью которого можно добиться более полного и верного объяснения причин становления первых цивилизаций.

Эта гипотеза позволяет устранить «белые пятна», которые неизбежно возникают в версиях, исходивших из того, что первые цивилизации могли сложиться лишь в определенных широтах или климатических поясах. Теперь становится понятным, что провалы в поясах цивилизованных государств, которых не должно было бы быть, если бы они занимали территории соответствующих температурных или природных зон, связаны с тем обстоятельством, что эти пояса складывались по ходу трансконтинентальных путей животных, а не в рамках климатических или иных природных полос.

В то же время эта гипотеза позволяет соединить реальные очаги цивилизации не по сомнительному принципу «средне неблагоприятных условий» (как следует из гипотезы А. Тойнби), а на основе сходства геофизической среды (континентальные водоразделы) и ее роли в жизни биосферы (пути миграций животных) и ноосферы (удобные и обильные места охоты).

Автору представляется также, что верная гипотеза германского ученого Беттигера, развитая Львом Мечниковым о решающей роли рек, потом морей, а затем океанов в развитии человечества, упускает из виду стартовую площадку мировой истории в виде речных водоразделов. К освоению рек (а затем морей и океанов) люди подошли лишь после того, как стали оседать на трансконтинентальных сухопутных дорогах зверей. По этой причине первые скотоводы часто пасли одомашненных животных не в степях, прериях и саваннах, а в высокогорье. По аналогичной причине первые земледельцы распахивали поля вдоль горных ручьев и создавали сложнейшие системы водоснабжения, чтобы орошать свои посевы на высокогорных землях, лишенных достаточной влаги.

Несмотря на несогласие с некоторыми выводами, содержащимися в изложенных выше версиях, можно найти немало точек соприкосновения между этими версиями и гипотезой, изложенной в книге. Хотя трудно согласиться с Гумилевым, который объясняет подъем творческой энергии у людей излучениями из дальнего космоса, очевидно, что он справедливо обратил внимание на роль космоса в развитии ноосферы. Кроме того, надо учесть, что в ряде своих исследований Гумилев обращал внимание не столько на неподтвержденные факты излучений неведомой космической энергии, якобы стимулировавшие «Всплески пассионарности», сколько на реальные изменения в климате, спровоцированные переменами в солнечной активности. Наконец, Гумилев совершенно верно отметил, что подъем человеческой энергии связан с появлением «избытка» биохимической энергии живого вещества. А ведь этот «избыток» возникает, как правило, вследствие солнечной активности.

О значительной роли солнечной активности в переходе людей к цивилизованному образу жизни говорили также те ученые, которые обращали внимание на роль теплого климата как основного стимулятора перехода-К земледелию и скотоводству. При этом они справедливо обращали внимание на то, как и нехватка солнечной энергии, и ее избыток сдерживали развитие человечества.

Гипотеза, предложенная автором, может соединяться с выводами, следующими также из других версий о влиянии природных условий на развитие человечества. Например, можно вполне согласиться с положением о существенной роли умеренно теплого, климата в становлении цивилизаций, если сделать оговорку, что люди скорее переходили к скотоводству и земледелию в условиях теплого умеренного климата, когда они находились на трансконтинентальных путях мигрировавших животных или вблизи таких путей. Также можно согласиться с теми учеными (и прежде всего, А. Тойнби), которые подчеркивали значение неблагоприятных факторов в становлении цивилизаций, если обратить внимание, что ухудшение состояния «биоэнергоисточников» на трансконтинентальных магистралях, или «пульсация» в биоэнергопроводах стимулировали людей (ноосферу) к новым открытиям и действиям.

Сухопутные тропы животных, соединявшиеся в трансконтинентальные магистрали, стали для людей важнейшим рубежом, завоевание которого имело для них такое же значение, как выход живых организмов из Мирового океана на пограничную полосы «вода — суша». Точно так же, как биологическая эволюция ускорилась после выхода живых организмов из пульсирующей «пограничной» зоны «вода — суша», человек смог гораздо быстрее продолжить свое развитие, овладев геофизическим барьером водоразделов и пульсирующими потоками биоэнергии. Водоразделы рек мировых континентов стали для их покорителей и их потомков стартовыми площадками в мировую историю.

Удобные стартовые площадки позволили племенам вырваться вперед. Во всемирном соревновании, открывшемся несколько тысячелетий назад и не прекратившемся до сих пор, они долго опережали другие народы, оказавшиеся на менее удобных позициях. Если бы эта ситуация сохранялась до наших дней, То центры мирового развития находились бы на территории современного Египта, Судана, Ирака, Турции, Северного Пакистана, ряда северных провинций Китая и некоторых других стран. Почему же первоначальные лидеры мировой гонки отстали, а другие страны, бывшие на мировой периферии, вырвались вперед?

Разгадав тайну рождения первых цивилизаций, нам еще не удалось понять, почему эти цивилизации погибали. Нам также предстоит узнать, почему на первые места выдвигались другие страны, о существовании которых прежде никто и не подозревал. Нам надо установить, почему одни и те же страны не раз гибли, но затем возрождались к жизни. Нам еще необходимо разобраться в том, почему такие перемены совершались многократно на протяжении мировой истории и к чему они в конечном счете вели.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ


РЕКИ, ОБЪЕДИНЯВШИЕ

И РАЗЪЕДИНЯВШИЕ ЛЮДЕЙ


ГЛАВА 15

ПОЧЕМУ ГИБЛИ ЦИВИЛИЗАЦИИ?

______________________________________

Переменчивость судеб народов на протяжении мировой истории подтверждается наглядно. Города первых цивилизаций представляют собой, как правило, руины. Музейные экспонаты, рассказывающие о древних культурах, часто состоят из обломков некогда целых ваз, безруких и безголовых статуй, а старинные сочинения нередко состоят из плохо связанных отрывков. Такое состояние образцов когда-то процветавших стран невольно наводит на мысли о том, что расцвет и гибель высокоразвитых культур неизбежно следуют друг за другом. Но почему же гибли государства, исчезали целые народы, стирались в прах великие цивилизации? Как и по поводу рождения цивилизаций существует немало гипотез относительно причин их гибели.

«КОГДА ВЕРХИ НЕ МОГУТ, А НИЗЫ НЕ ХОТЯТ»

С детства я запомнил школьные объяснения причин, почему на смену одним общественным порядкам приходили другие. Нас учили, что главными отношениями в обществе являются производственные, а главной силой развития в обществе являются постоянно развивающиеся производительные силы. Когда же производительные силы достигают определенного уровня развития, то может возникать конфликт между ними и существующими производственными отношениями. Мы также знали, что в классовом обществе существуют классы эксплуататоров, или угнетателей, и эксплуатируемых, или угнетенных. Когда угнетенные, эксплуатируемые классы, или низы, более не хотят жить по-старому, они восстают против своих угнетателей, или верхов. Если же верхи не могут управлять по-новому, то происходит революция. Тогда на смену прежним производственным отношениям и общественному строю приходят новые, более передовые производственные отношения и новый, более прогрессивный общественный строй.

Некоторые события, о которых шла речь в учебниках истории, иллюстрировали такие объяснения. Мы узнавали про восстания гладиаторов во главе со Спартаком и другие примеры борьбы рабов и крестьян против своих господ. Однако в тех же учебниках мы читали, что такие восстания подавляли, рабов распинали на крестах и восстанавливался прежний порядок. В то же время многие государства древности гибли без всяких народных восстаний и революций. Было, например, ясно, что не восстания рабов привели к гибели Египет, государство Хеттов, Шумер и многие другие. Получалось, что восстания происходили сами по себе, а государства разрушались по иным причинам. Из содержания уроков было ясно, что не противоречия между производственными отношениями и растущими производительными силами разрушили Вавилонию, а затем Ассирию. Наш учитель истории Николай Игнатьевич Ермишкин красочно описывал нам, как Вавилония была покорена Ассирией, а та, в свою очередь, Персией. Однако из его объяснений было очевидно, что ни ассирийцы, покорившие Вавилонию, ни персы, покорившие Ассирию, не были борцами против угнетения. Не были они и созидателями нового, передового строя. Не были таковыми и гиксосы, разгромившие Египет.

Эти и многие Другие события ставили под сомнение положения учебников, в которых историческое развитие выглядело четким, как схема железной дороги. Трудно было понять, почему одни страны запаздывали с прибытием на эти станции, а другие прибывали туда первыми. Не было ясно и то, почему целые составы, груженные народами и их материальными изделиями, вдруг попадали в тупики, оказывались на обочине мировой дороги, а то и вообще сходили с рельс.

Казалось, что для ответов на эти вопросы знания об общем направлении человеческого развития недостаточно, а нужны сведения об индивидуальных судьбах стран и народов, которые не всегда укладывались в схему об общем движении человечества.

ЦИВИЛИЗАЦИИ УМИРАЮТ ПО ДОСТИЖЕНИИ ПРЕКЛОННОГО ВОЗРАСТА

В отличие от марксистов некоторые западные историки и философы исходили из того, что единой судьбы у человечества нет, что народы, культуры и цивилизации развиваются каждый сам по себе, параллельно друг другу или последовательно сменяя друг друга, а стало быть, и причины гибели у народов могут быть разными.

В то же время авторы таких гипотез приходили к выводу о том, что может существовать известное сходство в параллельных и последовательных судьбах человеческих сообществ, а значит и сходство в причинах их гибели. Автором одной из первых и наиболее известных гипотез такого рода был Освальд Шпенглер. Он утверждал, что подъем и упадок стран, народов и целых цивилизаций зависит от их возраста и так же неизбежен, как молодость и старение людей. В своем труде «Закат Европы» он писал о том, что всякая человеческая культура, или «духовная эпоха», проходит несколько последовательных стадий развития. «Весна» духовной эпохи характеризуется «мощными творениями пробуждающейся, опутанной снами души». Во время ее «лета» наблюдаются «созревающая сознательность» и «первые ростки гражданско-городского и критического движения». «Осенью» происходит «кульминация строго умственного творчества». Наконец, наступает «зима» духовной эпохи, когда «душевная творческая сила угасает», а «сама жизнь становится проблематичной». Исходя из этой схемы, Шпенглер находил параллели между развитием культур Египта и Западной Европы, Эллады и арабских стран, а также ряда других.

Подобные взгляды разделял и Лев Гумилев, который считал, что любой народ, или, как он предпочитал говорить, этнос, постепенно растрачивает «пассионарность», которой он обладает при рождении. Ученый выделил несколько фаз развития этноса: фазу пассионарного подъема и перегрева, фазу надлома, фазу инерции, фазу обскурации и мемориальную фазу. Л. Гумилев даже пытался рассчитать продолжительность жизни этноса, он оценивал ее примерно в 1300 лет.

Эти ученые приводили обстоятельные аргументы в подтверждение своих выводов. Из истории многих стран следовало, что подъем человеческого сообщества нередко сменялся снижением его деятельности, затем застоем и, наконец, его упадком. Казалось, что время так же неумолимо губит грандиозные человечен кие сообщества, как и отдельного человека.

И все же, несмотря на красочное сравнение судьбы народа или лаже целой цивилизации с жизнью отдельного человека, трудно принять безоговорочно такую аналогию. Можно ли вообще использовать те законы, по которым развивается отдельный живой организм, для определения судьбы сообщества таких организмов? Ведь известно, что в то время как отдельные организмы рождаются, развиваются и. умирают в течение более или менее одинакового времени, сообщества таких организмов (стада, стаи, не говоря уже о видах и родах) могут сохраняться неопределенно долгие сроки. Известно, что некоторые виды живых организмов существуют на планете сотни миллионов лет, хотя отдельные особи этих видов могут прожить лишь несколько лет, а то и гораздо меньше.

Если видеть в цивилизациях, культурах, народах и любых человеческих сообществах коллективные формы жизни, подобные видам и родам животных, то естественным путем развития коллективных форм жизни представляется их эволюция. В ходе ее одни животные постепенно превращались в другие, а не исчезали вследствие «старения» вида или утраты ими «пассионарности».

Нет никаких оснований и для попыток вычислить «естественные» пределы жизненного срока цивилизаций. Кстати говоря, ученые до сих пор не могут определить естественные пределы продолжительности жизни отдельного человека, и нам известно, что в любой стране мира можно найти людей, чей возраст существенно превосходит среднестатистическую продолжительность жизни. О неудаче вывести точные временные пределы, отведенные тому или иному народу и той или иной цивилизации, свидетельствуют ухищрения, к которым вынужден был прибегнуть Л. Гумилев, когда оказалось, что возраст китайского народа в несколько раз превысил те 1300 лет, который ученый отвел для жизни каждого этноса. Чтобы свести концы с концами, Гумилев вынужден был доказывать, что мы имеем дело не с одним народов, а с несколькими народами, каждый из которых последовательно осваивал китайский язык и китайскую культуру.

Гипотезы, построенные на том, что цивилизации можно уподобить живым организмам, были подвергнуты критике Арнольдом Тойнби, который замечал, что человеческие общества «представляют собой общее поле деятельности отдельных людей, которые являются живыми организмами. Однако люди не могут создать с помощью волшебства некоего гиганта по своему образу и подобию, а затем вдохнуть в него собственную жизнь… Догматично провозглашать, что у каждого общества есть предначертанный срок жизни. Это также глупо, как утверждать, что каждая пьеса должна состоять из трех актов».

ЦИВИЛИЗАЦИИ ГИБНУТ ИЗ-ЗА УХУДШЕНИЯ СОСТАВА КРОВИ

Биологические версии гибели цивилизаций предлагали и авторы расовых теорий. Они исходили из того, что со временем цивилизованные народы могут вырождаться, а поэтому потомки создателей великих держав превращаются в людей, неспособных более выполнять миссию носителей культуры. Лишь приток новой «свежей крови» мог возродить деградировавшие цивилизации к новой жизни. А. Розенберг утверждал, что только последовательные волны германской миграции в Рим спасали эту державу от гибели. Он писал, что еще на заре римской истории «первые германцы вторглись в Италию и подарили захиревшей стране новую жизнь». Во времена же Империи упадок Рима был якобы остановлен лишь благодаря тому, что императоры Марк Аврелий и Константин делали германцев «не только арендаторами и мелкими крестьянами, но и владельцами крупных земельных угодий… более 200 000 германских семей поселились… в Тоскане, Равенне и Венеции». Даже вторжения германских племен, которые погубили Римскую империю, стали, с точки зрения Розенберга, благодетельными для ее земель: «Готы (позже лангобарды) взяли на себя ту же характерообразующую роль, что и первая нордическая волна, которая когда-то создала республиканский Рим».

В то же время сторонники расистских взглядов указывали, что упадок цивилизаций происходил по мере того, как кровь цивилизованных народов портилась от общения с народами «низших рас». До тех пор, пока создатели великих цивилизаций — представители «высших рас» сохраняли свое положение недоступных ־ господ по отношению к покоренным им «низшим» народам, им ничего не грозило. «Пока ариец безжалостно оберегал свое положение хозяина, он не только оставался господином, но также сохранял и приумножал культуру. Потому что культура существовала за счет его способностей и зависела от его жизни… — писал А. Гитлер в «Майн кампф». —!.. Однако как только покоренные народы поднимались и, возможно, осваивали язык победителя, то стена, отделявшая господина от слуги, падала. Ариец утрачивал чистоту крови, а поэтому и свое место в раю, который он создал для себя. Он тонул в расовом смешении, постепенно утрачивал культурную способность, пока, наконец, он не начинал напоминать в умственном отношении, а затем и в физическом покоренных аборигенов, а не своих предков. Некоторое время он мог жить за счет существующих культурных благ, но потом начинался период распада, и он был обречен».

Падение Рима, по оценке А. Розенберга, было вызвано устранением препятствйй для браков между «нордическими» патрициями и «ненордическими» плебеями: «В середине V века до н. э. был сделан первый шаг навстречу хаосу: был разрешен смешанный брак между патрициями и плебеями. Смешанный брак в Риме, так же как и Персии и Элладе, стал заключительным аккордом в палении народам государства».

Критикуя эти объяснения, А. Тойнби вместе с тем обращал внимание на то, что период падения цивилизованной державы и создания на ее развалинах новой нередко совпадаете массовыми перемещениями народов разных рас. Однако, как подчеркивал британский историк, нельзя «на основе логики «после того, значит вследствие того? полагать, что возникновение новых творческих сил новорожденной цивилизации — это дар «новой крови» из «чистого источника»… или, напротив, что утрата творческих сил вызывается анемией или кровосмешением, от чего можно вылечиться лишь вливанием свежей крови».

«Объяснения итальянской истории с помощью расовых теорий, — подчеркивал Тойнби, — могут показаться на поверхности убедительными, если мы остановимся на XVI столетии. Но если мы проследуем мысленно за пределы XVI века до наших дней, то мы обнаружим, что после периода упадка в XVII и XVIII веках Италия стала в XIX веке сценой нового возрождения, которое получило именно такое название на итальянском языке (Рисорждименто). Без всяких оговорок этот период в новой истории был равноценен по своему значению для Италии Возрождению средневековья. Но какие вливания чистой крови варваров вызвали этот взрыв итальянской энергии? Ответ ясен: «Никакие».

Очевидно, что расистские объяснения причин гибели цивилизаций преувеличивали роль биологических факторов в развитой культуры и игнорировали свойства, присущие прежде всего области разума.

ЦИВИЛИЗАЦИИ УТРАЧИВАЮТ СПОСОБНОСТЬ К САМОРАЗВИТИЮ

Свое описание внутренних заболеваний, которые губят цивилизации, предложил и Арнольд Тойнби. Раскритиковав объяснения причин падения цивилизаций с помощью сравнений человеческих обществ с живыми организмами и отвергнув марксистские объяснения, А. Тойнби в то же время в своем анализе попытался соединить некоторые положения марксизма о конфликте классов как причине распада общества с отдельными положениями учений о параллельно развивающихся цивилизациях.

Исходя из того, что всемирную историю можно свести к описанию судеб 21 цивилизации, А. Тойнби полагал, что из них 15 уже погибли. Из оставшихся же шести пять находятся в состоянии упадка. Тойнби полагал, что лишь западная цивилизация еще сохраняет признаки жизнеспособности, но, как и прочие, неуклонно движется к упадку. Полагая, что цивилизации создавались в результате успешной реакции человеческого общества на «вызовы» окружающей среды (природной или человеческой), А Тойнби считал, что они сохраняют способность справиться с теми проблемами, которые они преодолели в ходе своего становления, но оказываются неспособными решить новые задачи, встающие перед обществом.

Эта неспособность, по мнению А. Тойнби, в значительной степени вызвана тем, что лишь меньшинство населения обладает творческими задатками, в то время как большинство населения может лишь механически следовать чьей-то инициативе. Утрата творческого начала меньшинством, упование общества на сложившиеся институты и методы, почивание на лаврах прежних успехов, с одной стороны, нарастание противоречий между господствующим меньшинством и теми, кого Тойнби именовал «внутренним» и «внешним пролетариатом», с другой стороны, может привести к расколу общества и его упадку.

Казалось, что схема Тойнби учитывала многие положительные стороны противоположных гипотез и была избавлена от их недостатков. В ней были отражены классовые противоречия, присущие всем сложным социальным организациям и в то же время учитывались особенности различных цивилизаций. В этой гипотезе отвергалась идеи биологического старения общества и «испорченной крови», а также единого всечеловеческого пути развития. В то же время факторы, которые предлагал Тойнби, в качестве причин, вызывавших гибель цивилизаций, были слишком общими.

Наличие острых противоречий с внешними или внутренними противниками, несоответствие старых институтов и методов возникшей угрозе, самоуспокоенность и удовлетворенность прежними достижениями всегда имеют место, когда страна терпит поражение от нападения извне или внутреннего конфликта. Точно так же, как и в своих определениях «средне гадких» условий окружающей среды, Тойнби предлагал произвольные свидетельства, когда он доказывал, что общество столкнулось с роковыми для него обстоятельствами. Нам приходится верить на слово британскому историку, что нашествие кочевых народов, разрушивших ту или иную державу, было «новым вызовом» (а потому она с ним не справилась) по сравнению с другим нашествием, которое было отражено этой державой (а потому его следует считать «старым вызовом», к которому она была готова). Нам приходится принимать на веру утверждения Тойнби, что в тех случаях, когда цивилизованная страна сумела освоить новые способы производства, в ней творческое меньшинство не утратило своего созидательного потенциала, не почило на лаврах. В других же случаях, когда общество останавливалось в своем развитии, подобное меньшинство заражалось нетворческим духом большинства, полагаясь на старые институты и устаревшие методы деятельности.

По версии Тойнби, гибель цивилизаций была следствием всеобщего закона, присущего любому обществу вне зависимости от его географического положения и исторической эпохи. Как и другие вышеизложенные версии гибели цивилизаций, гипотеза Тойнби исходила из того, что главной причиной подобных событий были внутренние обстоятельства. Между тем зачастую цивилизованные государства гибли не от «внутренних заболеваний», а вследствие разбойного нападения извне. Следы же разрушений Кносского дворца на Крите убедительно свидетельствовали о том, что крито-микенская цивилизация если и не погибла, то, по крайней мере, серьезно пострадала от грандиозного землетрясения.

По Тойнби, однако, получалось, что никто не смог бы и ничто не смогло бы одолеть народы, державы и цивилизации, пока они находились на подъеме, в то время как любой удачливый негодяй или любая сильная буря могли уничтожить общество, находившееся в состоянии творческого кризиса.

ГИБЕЛЬ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И НАРОДОВ ОТ НЕОТВРАТИМЫХ ПРИРОДНЫХ КАТАСТРОФ

Считая, очевидно, неубедительными доводы в пользу гибели человеческих сообществ от внутренних причин, некоторые ученые объясняли исчезновения мировых цивилизаций с лица Земли исключительно внешними обстоятельствами. Часто авторы таких гипотез полагали, что для столь значительных событий требуются глобальные катастрофы.

История таких объяснений уходит в глубокую древность. Еще первобытные люди сочиняли свои версии рождения и гибели человеческих сообществ, в которых существенную роль играли глобальные катастрофы вроде всемирного потопа. Платон возложил ответственность за гибель Атлантиды, а следовательно, и мировой атлантической цивилизации на катастрофу, порожденную подземной стихией.

Новые версии катастрофического объяснения причин гибели мировых цивилизаций часто строятся на активном использовании сказаний первобытных людей о происхождении мира и природных катастрофах. В подтверждении своей гипотезы о том, что время от времени человеческие цивилизации сметались с лица Земли мощными природными катаклизмами, Г. Хэнкок в своей книге «Следы богов» активно использовал соответствующие строки из античных мифов и «Сказания о Гильгамеше», древнеперсидского и древнегерманского эпоса, легенд индейцев Америки и народов Африки. При этом Г. Хэнкок игнорировал специфику мифа и неизбежное в таком литературном произведении соединение подлинных фактов из реальной жизни, которые были известны древним людям, с вымыслом о далеком прошлом, о котором они не имели ни малейшего понятия. Поэтому Хэнкок, например, считает, что в содержании древнегреческого мифа о Фаэтоне «символически описаны» реальные события, которые происходили в Солнечной системе.

В подтверждение того, что некогда люди стали свидетелями грандиозных катастроф, Г. Хэнкок ссылается на слова из легенд индейцев Огненной Земли о том, что Солнце и Луна «упали с неба». Он упоминает о древних китайских мифах, в которых говорилось о том, что некогда «планеты изменили свой путь: Солнце, Луна и звезды стали двигаться по-новому». Хэнкок цитирует легенды индейцев трахумара о разрушении мира в результате того, что изменился путь Солнца, и миф племени из низовьев Конго, в котором говорилось, что «давным-давно Солнце встретило Луну и забросало ее грязью, отчего яркость той уменьшилась. Когда произошла эта встреча, случился великий потоп».

Г. Хэнкок ссылается и на многочисленные версии развития человечества, изложенные в преданиях различных племен. В них говорится о том, что чередования глобальных катастроф постоянно сопровождали человеческую историю. Он приводит, в частности, строки из мифа индейцев хопи: «Первый мир был уничтожен за человеческие проступки всепоглощающим огнем, который пришел сверху и снизу. Второй мир кончился, когда земной шар свернул со своей оси и все покрылось льдом. Третий мир закончился вселенским потопом. Нынешний мир — четвертый. Его судьба будет зависеть от того, будут ли его обитатели вести себя в соответствии с планами Создателя».

С еще большим доверием Хэнкок относится к мифам древних цивилизаций. Его, видимо, не смущает то обстоятельство, что знания первых цивилизованных народов, как правило, ограничивались их непосредственным пространственным и временным окружением, а представления 0' далеких странах и давних временах строились, как и в устных легендах первобытных людей, главным образом на основе вымысла. Поэтому он без особых оговорок ссылается на «хронологию» древних ацтеков, составленную на основе их представлений о мировой истории. В соответствии с этой «хронологией» жизнь Земли разделяется на периоды различных «Солнц». «Первое Солнце» длилось 4008 лет. «Те, кто жили в это время, питались водяной кукурузой. В эту эпоху жили великаны». Этот период завершился великим потопом, когда «люди превратились в рыб». «Второе Солнце» продолжалось 4010 лет. «Это Солнце погубил Змей-Ветер Эхекоатль и люди превратились в обезьян». Затем были еще два «Солнца», и ныне наступило «Пятое Солнце». Вместо того, чтобы отдать должное стремлению ацтеков заглянуть за пределы своего ограниченного временного пространства и обнаружить в окружающем мире циклы развития поразительной продолжительности, Хэнкок постарался убедить своих читателей в том, что в этих преданиях, рожденных свободным полетом фантазии, заключены подлинные знания о прошлом планеты.

Разумеется, как уже говорилось выше, нет никаких оснований недооценивать наблюдательность людей первобытных общин и первых цивилизаций, их память, а также их умение анализировать различные события окружающего мира. Однако, как также указывалось выше, особенностью людей традиционных культур является так называемое «магическое мышление», которое, хотя и приближается к научному, в полном смысле таковым не является, ибо оно субъективно и легко смешивает случайное и придуманное с истинным. При всем уважении к народной медицине вряд ли кто-нибудь из современных людей будет пить сок желтого цвета для лечения желчно-каменной болезни только на том основании, что, по мнению шамана, такая краска сока поможет выгнать избыток желчи, которая также желтого цвета.

Хотя родословные племен современных охотников и собирателей нередко содержат правдивые факты, вряд ли стоит принимать на веру их утверждения о том, что все члены племени происходят от того или иного животного. Аналогичным образом верные сведения о Трое и Троянской войне, которые содержатся в «Илиаде», постоянно перемежаются с более чем сомнительными утверждениями о том, что в ход тогдашних боев постоянно вмешивались Зевс и Арей, Афродита и Гера. Попытки современных ученых принимать безоговорочно тексты мифов и легенд, рассказанные их творцами, выглядят столь же безосновательными, как уверения в том, что участники Троянской войны на самом деле произошли от олимпийских богов, или в реальном существовании сонма олимпийцев.

Точно так же, как у нар сейчас, нет оснований полагать, что индейские племена происходили от медведей, ворон или лягушек, а Апполон обсыпал стрелами греков, осаждавших Трою, у нас нет никаких оснований принимать на веру легенды о падении Солнца с неба или всемирном потопе. В тоже время рассуждения о возможности сокрушительных катастроф, которые могут надолго прерывать поступательное движение истории, могут быть полезными, тем более что такие задержки и внезапные по-. вороты вспять игнорировались историками, преувеличивавшими неуклонное движение человечества к прогрессу. Хотя современная геология не может подтвердить ни гипотезу атлантологов о существовании, а затем гибели в историческое время огромного материка в Атлантическом океане между Европой и Америкой, ни предположения Г. Хэнкока о якобы периодически случавшихся «встряхиваниях» всей земной поверхности, катастрофы, могли не раз останавливать развитие той или иной державы или цивилизации.

Атлантологи и антарктологи справедливо обращали внимание на то обстоятельство, что человек не является всесильным повелителем природы, что природа может бросить вызов самой развитой цивилизации и свести на кет многовековые усилия миллионов людей. Следует также учитывать, что цивилизации могли гибнуть не только вследствие природных катастроф, а и по причине обстоятельств, связанных с деятельностью самих людей. История знает, что подъемы цивилизаций не раз чередовались с глубокими спадами в их развитии. Известно, что культурная традиция часто разрушалась до основания. Вследствие этого новые поколения людей утрачивали связь с целыми пластами развития погибших цивилизаций, а поэтому не могли верно истолковать смысл и назначение сохранившихся памятников исчезнувших культур и понять причины их гибели.

При всем различии объяснений, почему гибли цивилизации, из них следовало, что они были более уязвимы по сравнению с нецивилизованными общинами. Авторы теорий о параллельных судьбах народов и культур полагали, что внутри цивилизованного общества накапливаются такие силы, которые время от времени губят его. Следствием распада общественного устройства является дезорганизация жизни людей, вследствие ли революции или упадка, за которым следует вторжение агрессивных чужаков.

Представление об уязвимости высокоорганизованного общественного порядка присутствует и в архаических представлениях о ходе развития, которые успешно реанимируются некоторыми исследователями. В версиях «катастрофического» развития человечества часто повторяется рассказ о лишении людей всех благ созданной ими жизни в «наказание» за их «грехи». Следствием «наказания» является деградация людей, которые в соответствии с легендами, даже спускаются вниз по эволюционной лестнице, превращаясь то в обезьян, то в рыб. Хотя современная наука вряд ли согласится с возможностью таких превращений, нам известны многочисленные примеры варваризации некогда великих цивилизованных стран и одичания некогда культурных народов.

Что же делало цивилизации более уязвимыми по сравнению с предшествующими им формами общественных организаций? Почему оседлые народы, освоившие земледелие и скотоводство, оказывались более подверженными внутренним кризисам, или внешним нападениям, или даже стихийным бедствиям? Очевидно, что для того, чтобы понять причины разрушения человеческих культур, надо сначала яснее представить себе, каким образом они поднялись на те высоты, с которых затем произошло их падение.

ГЛАВА 16

ЛИНИИ И ПИРАМИДЫ

______________________________________

События, в результате которых одни народы высоко поднялись над другими, потерялись в пластах истории. Вероятно, древние охотники и собиратели диких плодов не смогли оценить должным образом значение совершенных ими открытий для ‘ всемирной истории человечества, и вряд ли годовщины этих великих событий стали поводом для ежегодных юбилеев. Между тем с этих событий развитие истории существенно ускорилось.

Разместив историю Вселенной во временном отрезке величиной в один год, Карл Саган отвел на человеческую историю всего несколько часов. По его календарю, возможные предки людей появились 31 декабря в 13.30, а первые люди лишь за полтора часа до начала «Нового года» в 22.30. Синантроп впервые использовал огонь в 23.46. Расцвет пещерной живописи в Европе имел место в 23.59, за минуту до конца «года». Земледелие и скотоводство были отрыты в 23 часа 59 минут 20 секунд. На всю остальную историю Саган отвел лишь 40 секунд, при этом время от упадка Римадо наших дней, по расчетам астронома, занимает 3 секунды.

Почему люди стали намного быстрее развиваться после того, как научились пахать землю, сажать овощи, скакать на лошадях и доить коров? Можно предположить, что эти и другие нововведения в их хозяйственных занятиях и быту были лишь отдельными проявлениями превращения количественного накопления знаний, навыков, жизненного опыта и методов мышления в новое качественное состояние ноосферы. То, что собиралось людьми в течение сотен тысяч лет ״на всякий случай» и использовалось ими лишь для отдельных и довольно редких событий, наконец, стало основой их жизни. Подобно воде, медленно заполняющей огромный резервуар водохранилища, прежде чем та устремится к турбинам гидроэлектростанции, интеллектуальный потенциал накапливался людьми в течение сотен тысяч лет. Селения первых земледельцев и скотоводов, созданные в местах мощных источников биоэнергии, были подобны грандиозным гидроэлектростанциям. В отличие же от гидростанций здесь вырабатывалась энергия разума. Потоки этой энергии расширяли массу и объем биосферы, преобразовывали геофизическую среду.

Самые безудержные фантазии древних охотников обретали реальность, по мере того как они научились общаться с животными, находить с ними общий язык и управлять их поведением. Обработанная земля превращалась в скатерть-самобранку, и желания людей получить всевозможные продукты питания воплощались в жизнь по мере того, как поднимались злаки, посеянные людьми, и расцветали сады, посаженные ими. Никакая самая удачная охота не приносила людям столько съестных продуктов, как стада одомашненных животных и поле окультуренных растений.

Соорудив на месте естественных источников биоэнергии искусственные, люди могли гораздо успешнее «плодиться и размножаться». По подсчетам Л. Спрейга де Кэмпа, земледелие первых человеческих культур позволило содержать на той же площади в 20—200 раз больше людей, чем во времена охоты и собирательства. Это обстоятельство способствовало, с одной стороны, повышению благосостояния земледельцев, а с другой стороны, их численному росту, что, в свою очередь, увеличивало потребность людей в землях для пашен.

Завладев водоразделами речных бассейнов, люди, очевидно, не подозревая об этом, сделали первый шаг в использовании водных ресурсов планеты в своих интересах. В последующем историческое развитие человечества можно разделить на отдельные этапы, связанные со все более активным освоением гидросферы. Если охотники обнаружили наиболее выгодные способы использовать потоки воды в качестве стен естественных ловушек при охоте на животных, то став земледельцами люди научились использовать воду для орошения полей.

Чем ближе люди находились к полноводной реке, тем больше они имели воды для орошения. Это обстоятельство обусловило движение людей из верховьев рек в широкие речные долины, там где реки были полноводнее, а земли для поливных пашен — просторнее. Возможно, что распространение в самых различных уголках планеты легенды о ковчеге, из которого по всей Земле разбрелись люди и звери, отразила не столько конкретные события, связанные с каким-то крупным наводнением, сколько воплотила исторический опыт движения людей вместе с одомашненными животными с самых высоких мест, наиболее отдаленных от водной стихии, вниз к просторным и плодородным речным долинам. Это движение сопровождалось расширением земной поверхности, эффективно использовавшейся людьми, и означало существенное ускорение в развитии отдельных человеческих общин.

Земледельческая деятельность требовала координации усилий тружеников долины или междуречья. Река, как магнит, притягивала людей и соединяла. их в коллективном труде. Прежде недоверчиво настроенные по отношению друг к другу общины и даже исконные враги должны были объединиться во имя общей цели и попытаться понять друг друга. Вековые барьеры языков и обычаев устранялись в общей работе по извлечению богатств из речных долин. Как отмечал Л. И. Мечников в своем труде «Цивилизация и великие исторические реки», «специфическая географическая среда этих рек могла быть обращена на пользу человека лишь коллективным, сурово дисциплинированным трудом больших народных масс, хотя бы состоявших из самых разнообразных этнических элементов… Малейшая оплошность при прорытии какого-нибудь канала, простая леность, эгоизм одного человека или небольшой группы при общей работе над созданием коллективного богатства — оберегания драгоценной влаги и рационального пользования ею — могли быть причиной бедствия и голодовки всего народа. Под страхом неминуемой смерти река-кормилица заставляла население соединять свои усилия на общей работе, учила солидарности, хотя бы в действительности отдельные группы населения ненавидели друг друга».

Такого единства и слаженности действий требовала любая река независимо от ее размера, все равно называлась ли она Нилом, Хуанхэ, Индом, Крехе или Кызыл-Ирмаком. Правда, не везде было достигнуто объединение всех общин, населявших долину одной реки. Эфиопия и Египет существовали отдельно друг от друга в пределах одного Нила, а Нижний и Верхний Египет не раз разделялись. Не всегда были объединены в одно государство и долины Тигра и Евфрата. Однако потребность в согласованной деятельности настоятельно требовала объединения всех, кто жил в долине той или иной реки или источника пресной воды. Необходимость в таком объединении усиливалась по мере того, как рост народонаселения в земледельческих общинах, вызванный увеличением продовольственной продукции, делал настоятельным принятие мер по еще большему умножению урожаев зерна.

Словно жемчужины, нанизываемые на одну нитку, земледельческие общины объединялись на том или ином отрезке сухопутных магистралей. Течение реки усиливало линейный порядок человеческих общин, сложившихся вдоль этих магистралей. Более того, ритм реки диктовал линейную последовательность в чередовании сельскохозяйственных работ и отдельных трудовых операций. Расположение полей и борозд, в которые опускались семена, дорог, ведущих к реке или иному источнику воды, также подчинялось линейному принципу.

Линейный строй лежал в основе мировосприятия первых цивилизованных народов. На это обстоятельство обратил внимание О. Шпенглер, не раз подчеркивавший тему линейного «пути» в архитектуре Древнего Египта: «Окаменелые лотосы и пучки папируса, окруженные пурпуровыми стенами, исполински вырастают из просвеченного алебастрового пола, означающего воду. Потолок украшен птицами и звездами. Священный путь от ворот до склепа — картина жизни — представляет собой поток. Это сам Нил, сливающийся воедино с прасимволом направления… Надгробные храмы Древнего царства, в особенности мощный пирамидный храм IV династии, являет собой не рационально расчлененное пространство, как мечеть или собор, а некую последовательность пространств. Сакральный путь, постоянно сужаясь, ведет от ворот у Нила через проходы, ряды, дворы, охваченные аркадами, и колонные залы в усыпальницы, и равным образом храмы Солнца V династии являются не «постройкой», а дорогой, отделанной каменными породами…Египетская душа видела себя странствующей по узкой и неумолимо предначертанной жизненной тропе… Египетское бытие — это бытие странника, бредущего всегда в каком-то одном направлении; весь язык форм его культуры служит воплощению этого одного мотива». Так культура Египта предписывала всем жителям Нила следовать по линии общего пути.

Обращая внимание на отличие древнекитайского стиля архитектуры от древнеегипетского, О. Шпенглер в то же время подчеркивал, что и здесь тема линейного «пути» играла основополагающую роль в мировосприятии этой цивилизации. Он писал о сходстве китайского «прасимвола» с египетским. Линейное движение выражено в китайской ландшафтной архитектуре. «Нигде ландшафт не служил в такой степени непосредственным материалом для архитектуры, — подчеркивал Шпенглер. — Храм не есть отдельное здание, но некое сооружение, в композиции которого холмы и водоемы, деревья, цветы и непременно определенным образом обработанные и расположенные камни играют столь же важную роль, что и ворота, стены, мосты и дома». Такое же мировосприятие характерно, по оценке Шпенглера, и для китайской живописи: «И как сплетенные пути сквозь ворота по мостам, вокруг холмов и стен приводят все же в конце концов к цели, так и живопись ведет наблюдателя от одной детали к другой… Картина в целом не должна быть увидена сразу. Последовательность во времени предполагает некую очередность пространственных частей, сквозь которую взгляду приходится блуждать от одной к другой».

В отличие от Египта, по мнению Шпенглера, «в Китае вместо мощных пилоновых стен, встречающих приближающегося, вступает стена призраков (инь-пи), маскирующая вход. Китаец прошмыгивает в жизнь с самого момента следования дао жизненной тропы; и как Нильская долина относится к холмистым равнинам Хуанхэ, так и закованный в камень храмовый путь относится к переплетенным тропам китайской садовой архитектуры… В то время как египтянин проходит предначертанный железной необходимостью путь до конца, китаец бродит по своему миру; и оттого ему сопутствуют не каменные каньоны с гладко отполированными стенами, ведущими к божеству, а сама приветливая природа». Несмотря на местные отличия, господство линейности проявлялось и в мировосприятии других оседлых цивилизаций.

Линейный порядок проявлялся и в письменности, которая создавалась всюду, где возникали цивилизованные государства. Ранее первобытный человек собирал информацию о мире с помощью зрения, слуха, вкуса, обоняния и осязания. Он хранил ее в устных рассказах, рисунках, танцах, мелодиях, ритуалах. Их понимание было доступно лишь тем, кто обладал такой же культурой восприятия и изложения действительности. Цивилизация научилась перерабатывать сведения об окружающей действительности в линии из условных знаков, которые каждый мог прочесть.

Создание письменности стало характерным признаком первых цивилизованных культур. Вторая сигнальная система — речевая, возникшая еще у предков человека, получила дополнение в виде знаков, изображенных на какой-либо поверхности. Объясняя значение создания записанных знаний для развития человеческого общества, Соломон Ганди писал: ‘В первобытные времена человек должен был полагаться на органы своего тела. Ему приходилось поднимать тяжести и обрабатывать почву своими руками, ходить своими ногами, накапливать знания в своей памяти и осуществлять простые математические операции своими мозгами. Цивилизация развивается по мере изобретения орудий труда. Машины выполняют нашу работу, книги и энциклопедии хранят наши знания, символы, формулы и таблицы думают за нас и осуществляют математические операции». Письмо позволило освободить мозг от необходимости хранить информацию «на всякий случай» и в то же время сберегать в записях гораздо больший объем полезных и нужных сведений об окружающем мире.

Появление у второй сигнальной системы дополнительного инструмента отразило те глубокие перемены, которые произошли в языке людей. Конкретность языка первобытных племен утрачивалась по мере отрыва людей от того пространства, в котором они веками жили, и от той традиции, которая поддерживалась ими тысячелетиями. Пределы круга, в котором находились знакомые соплеменникам люди, животные, растения, приметы физического мира, раздвинулись. Пользоваться лишь конкретными понятиями для того, чтобы ориентироваться в этом огромном мире, стало невозможно, и язык обретал все большее число обобщенных понятий, которые служили для более удобной классификации признаков и явлений окружающего мира. Порядок классификации, который складывался в цивилизованном обществе, отличался большей четкостью, чем сложные и зачастую противоречивые способы деления видимого и воображаемого мира, к которым прибегали первобытные люди. Понятия в языках цивилизованных народов выстраивались в линейных и иерархических порядках, что позволяло сознанию легче ориентироваться в массе предметов, явлений и событий, подниматься над конкретикой и оперировать гораздо большим объемом информации. С помощью более обобщенной и универсальной классификации выходцы из разных общин могли легче понимать друг друга в общем труде.

Линейные способы организации общества, проявившиеся в письме, выражались и в новой профессиональной классификации. Если у первых людей их связи с природой, творениями других людей, а также между собой, между видимым и невидимым миром переплетались в прочный и нередко запутанный клубок, в котором все было собрано вместе «на всякий случай» и его могли распутать лишь члены отдельного племени, то люди речных общин стремились выплести из различных клубков знаний о мире отдельные нити общественно важных знаний, занятий и творений. Эти прочные нити были подобны металлическим проволокам, которые сплетались в провода новых профессий, а по ним шел ток энергии ноосферы.

Широкомасштабная кооперация людей требовала все более сложной специализации. Как отмечал де Кэмп; до сих лор «человеческое общество знало только двух специалистов: племенного жреца, или шамана, и вождя племени, или военачальника. По мере развития специализации появились торговцы, врачи, поэты, кузнецы и ремесленники всякого рода. Вместо того, чтобы самим строить свои дома, делать телеги и лодки, рыть колодцы, люди начали покупать их у работников, которые были искусны в этих ремеслах. Вскоре ремесла развились до такой степени, что даже опытный и умудренный жизнью работник не мог знать все о своем ремесле». В законах Хаммурали (1750 год до н. э.) перечислены десять профессий (кирпичники, ткачи, кузнецы, плотники, судостроители, домостроители и другие), но этот перечень вовсе не исчерпывал все многочисленные ремесла того времени. Во времена XX династии Египта (1204–1087 годы до н. э.) на строительных работах были заняты самые разные специалисты: горнорабочие, каменотесы, «ломатели камней», штукатуры, резчики, носильщики камня, строители стен, «смыкатели»-кладки, живописцы. В своеобразном терминологическом словаре того времени упомянуты пять различных специальностей пекарей. Оружейное дело представлено изготовителем брони, колесничным мастером, мастером по стрелам, изготовителем луков.

Коллективы, которые, по оценке Спрейга де Кэмпа, были способны на изобретения один раз за сто лет, лишь за счет объединения общин многократно увеличивали скорость появления новаторских идей и воплощения их в жизнь. Новые научно-производственные коллективы создавались на основе знаний и опыта по профессиональному признаку. Рост производства продовольственных продуктов освободил многих людей от необходимости непосредственно заниматься добыванием пищи для себя и своей семьи. Они могли специализироваться на производстве других изделий. Благодаря этому люди открывали все новые возможности Преобразовывать природные материалы во все более совершенные предметы потреблениям орудия труда.

Как и в дальнейшем в истории человечества, кооперация и специализация способствовали новым открытиям и изобретениям, а также росту производительности труда, что вызвало появление избыточной продукции. Это обстоятельство, в свою очередь, помогло развитию продуктообмена, а затем товарообмена. Люди установили, что избыточный продукт, имевший ничтожно малую значимость для одних людей, мог быть жизненно необходимым для других. Это открытие способствовало установлению многочисленных новых линейных связей между продуктами и людьми, стимулировало обмен веществ в общественном организме. Товарный обмен стал еще одним мощным волшебным преобразователем, о котором давно мечтали люди. Самый простой рынок или базар был магическим механизмом, с помощью которого ненужные или малонужные веши могли быть превращены в предметы, крайне необходимые для людей.

Превращение изделия в товар усиливало специализацию производства. Выживание человека зависело не от его умения обеспечить себя всем необходимым для удовлетворения своих потребностей, а от способности производить все больше и больше ненужных ему предметов. Источником жизненной энергии становился рынок. С его помощью любое изделие, любая услуга превращались в тысячи предметов и услуг, необходимых для жизнедеятельности человека. Механизм рыночных отношений заставлял людей производить свои товары во все большем количестве и все более совершенного качества. Благодаря рынку общество не только более полно удовлетворяло потребности людей, но и приобрело механизм роста производства, улучшения его качества, повышения производительности труда.

Товары все активнее перемещались внутри государств и за их пределами. Звериные и охотничьи тропы становились дорогами, по которым передвигались люди с различными изделиями, а трансконтинентальные пути миграции животных превращались В торговые маршруты. Развитию товарообмена особенно способствовали водные магистрали. Еще охотники и собиратели открыли, что по реке можно передвигаться на большие расстояния, но, лишь став земледельцами, люди стали использовать ее течение для регулярной перевозки грузов.

В то же время рамки рынка добавляли к товарам стоимость, подобно тому, как умело поставленные осветительные приборы придают дополнительную яркость предмету, а специально сооруженные акустические приспособления позволяют получить «эхо» от отраженного звука. Уже древние торговцы научились извлекать прибыль. Помимо затратна производство товара (себестоимость), в его цену были включены желания людей обладать этим товаром. Сознав же универсальный товарный эквивалент — деньги — древние торговцы научились его накапливать. Денежное обращение облегчило и активизировало торговлю. В первых цивилизациях такими эквивалентами стали золото, серебро и другие металлы, а также драгоценные камни.

Развивалась практика отдавать деньги в рост. Ссуда на серебро и зерно, по законам Хаммурапи, составляла 20 процентов, Ссуда на зерно составляла 33 процента. Ссуды давались под залог земли, урожаи, дома. Этим занимались профессиональные ростовщики, научившиеся извлекать прибыль из надежд людей на стабильное или даже лучшее будущее.

Усложнение общественных отношений сопровождалось созданием не только линейных горизонтальных связей между специалистами, но и линейных вертикальных связей в обществе по мере развития социального неравенства. «Типичная великая историческая река Нил, — писал Л. И. Мечников, — ежегодно создавала своими благодетельными разливами не только новые слои плодородной почвы, но вместе с тем и новые социальные связи, содействовала укреплению и развитию сложно организованного общества». Реки не только наносили один слой почвы на другой, но и воздвигали один социальный слой поверх другого. Высшие слои заняли те, кто принадлежал к двум профессиям, сохранившимся с архаических времен, но претерпевшим существенные изменения.

Одна из наиболее привилегированных профессий была жреческой. Превратившись в жреца, шаман утратил некоторые из функций, которые он исполнял в племени охотников и собирателей. По мере усложнения храмовых ритуалов жрецы уже не могли быть подобно шаманам постановщиками и исполнителями импровизационных моноспектаклей, имевших психотерапевтическое значение. Религиозные обряды становились более упорядоченными. Они подчинялись строгому ритуалу, допускавшему соединение человеческого воображения с реальностью, но существенно ограничившего необузданную фантазию и безумные страсти шамана.

Новые занятия людей изменяли и религиозные представлений. Представления об окружающем мире существенно расширились, но за его пределами по-прежнему оставались непознанные миры удаленных земных пространств, небесных и морских далей, многочисленных микромиров, невидимых невооруженных глазом, загадочные тайны прошлого и будущего, жизни и смерти. Видимый мир и невидимые миры соединялись в новых религиях, в которых на смену локальным духам приходили божества, Олицетворявшие природные стихии и человеческие страсти. Жрецы различных культов, возникавших по мере усложнения общественных отношений, сохранили присущую шаманам роль посредников между реальным и нереальным миром. В качестве таковых жрецы помогали людям обрести уверенность в том, что их настоящее находится под надежной защитой невидимых сил, а их желание обрести вечное счастье после смерти будет реализовано.

Преобладающая роль земледелия в жизни цивилизаций привела к тому, что в религии ведущее место стали занимать культ главной реки (как, например, культ Нила в Египте). В разных концах планеты у первых земледельцев возникали культы богов или богинь плодородия. Как отмечал Джозеф Кэмпбелл, исследователь древних религиозных культов, созданных во времена появления земледелия, их «мифы были во многом схожи… Можно прийти к выводу, что по мере развития в неолите земледелия и оседлой жизни по всей Земле широко распространились сказания, на основе которых складывались героические мифы». Подобный миф, по мнению Кэмпбелла, служил ,‘активным символом, с помощью которого формировались человеческие жизни и даже цивилизации».

Земледелие способствовало развитию культов божеств, которые символизировали стихии, от которых зависели урожаи. По мнению А. Чижевского, на смену более древнему культу Луны пришел культ Солнца: «Это совпало, быть может, с необходимостью нового воззрения, когда с ростом населения народы должны были перейти к земледелию. Тогда значение Солнца оказалось настолько большим, что было поставлено на первое место… Мы знаем, что земледельческие народы обоготворяли Солнце, представляя его себе в антропоморфных и зооморфных образах».

Появление антропоморфных божеств свидетельствовало о постепенном изменении в мировосприятии людей. Как заметил К. Леви-Строс, первобытные представления сводятся к «натурализации человеческих действий», то есть к объяснению человеческого общества природными явлениями, свойствами животных и растений, в то время как религия, пришедшая на смену «магическому» мышлению, состояла «в очеловечивании природных законов».

Хотя религии первых сухопутных цивилизаций отражали архаические представления о зависимости человека от сил природы и объектами поклонения были мифологические существа, храмы нередко превращались в хранилища достоверных знаний о мире. Как и шаманы, жрецы остались хранителями коллективных познаний, и дальнейшее развитие жреческой профессии было связано со сбором разнообразных сведений о природе и научными исследованиями. В то же время свод знаний первобытных людей претерпевал изменения, схожие с теми, которые происходили и во всем человеческом обществе.

Объединение различных общин позволило сломать барьеры, мешавшие познанию мира. Выяснялось, что сведения о географии и истории, физике и химии, биологии и зоологии, которые были тысячелетиями неизвестны одним небольшим коллективам людей, давно известны другим. Границы познанного мира были существенно расширены. Пределы таинственного мира отступали. От многих гипотетических представлений, изложенных в виде фантастических историй, пришлось отказаться. Многие локальные «злые» и «добрые» духи были дискредитированы, а нелепые догматы магической науки опровергнуты. На смену им приходили новые, зачастую также нелепые догматы, которые сочетали реальные знания об известном и сомнительные гипотезы о неведомом.

Оставаясь во многом еще связанной «магическим» мышлением, наука первых цивилизаций древних людей все в большей степени специализировалась и развивалась. Л. Мечников писал о том, что в Халдее «магия принимает явно выраженный астрономический характер и превращается в смесь грубых суеверий и элементов истинно научных знаний». Служители храмов, посвященных всевозможным божествам, были первыми врачами, математиками, астрономами, химиками, историками. Рассказывая о значении четких правовых норм и государственного контроля за их соблюдением для развития науки Вавилонии, Д. Олбрайт в своем труде «От каменного века до христианства» отмечал бурное развитие науки в древней Вавилонии в начале II тысячелетия до н. э. и писал об «исключительном развитии эмпирических наук, что проявилось в работах по филологии, лексикографии, астрономии, математике, а также многочисленным трудам по магий и предвидению». Хотя шаманское происхождение храмовых исследований сказывалось в параллельном развитии оккультных предметов, наука постепенно обретала самостоятельность, одновременно утрачивая интуитивность и субъективизм «магической науки». Расширяя познания людей об окружающем мире, ученые жрецы помогали решать к практические задачи, возникавшие по мере развития первых цивилизаций.

Существенно изменилась и другая древняя профессия — вождя племени. Для того, чтобы обеспечивать взаимодействие людей в их разнообразной хозяйственной и иной деятельности, оседлые культуры нуждались в более сильном механизме общественной координации, чем тот, что существовал у племени охотников и собирателей в виде собрания общины и совета старейшин, опирающихся на устную традицию или сложившийся обычай.

Государственные устройства оседлых народов были призваны обеспечивать устойчивость их постоянно усложнявшейся хозяйственной, научно-технической и культурной жизни. Объединение отдельных городов-государств Месопотамии и номов Египта, единые законы, действовавшие на территории всей речной долины или целого междуречья, способствовали укреплению законности и порядка. Такое объединение помогало строить селения и крупные города, дороги, каналы, ирригационные системы, развивать науку и искусства. Д. Олбрайт особо отметил благотворное воздействие укреплявшегося государства для развития науки Вавилонии: «Единство страны, стабильность и процветание, которые принес Вавилонии Хаммурапи в 1760 г: до н. э., позволили ученым посвятить себя научным исследованиям с невиданным до сих пор упорством и целеустремленностью».

Помимо единых и четко записанных правил народы нуждались в эффективной власти, способной обеспечивать их осуществление на территории того или иного очага цивилизации. Укреплению положения правящего слоя способствовало то, что земледелие в речных долинах было связано с осуществлением работ, требовавших понимания отдаленной перспективы их последствий. Строительство арыков, оросительных систем, дамб, каризов требовало усилий многих людей в течение долгого времени. Как писал Л. И. Мечников, «река налагала на каждого отдельного члена общества некоторую часть общественной работы, полезность которой познавалась впоследствии, а вначале бывала непонятна большинству. Очень часто это большинство было не в состоянии дать себе отчет о плане исполнения обшей работы».

Возрастающее значение централизованной власти привело к созданию аппарата государственного управления. Вместо регулярно выбираемого вождя община земледельцев и скотоводов получила правителя, власть которого перестала быть ограниченной временными рамками: она стала пожизненной и наследственной.

Верховный властелин нередко обожествлялся, а придворные и наместники, действовавшие от его имени, обрели неограниченную власть над некогда равноправными членами общины. Как отмечал французский ученый Элизе Реклю, «перед земледельцами Древнего Египта стоял выбор: быть вместе равными и обобществленными или же быть рабами одного повелителя, туземного или чужестранца». Комментируя это замечание, Мечников писал: «Жители Древнего Египта разрешили поставленную перед ними природой задачу во втором смысле: все они обратились в «рабов». «Верховным рабовладельцем» был фараон, в котором видели «распорядителя Нила», обожествленного источника жизни египтян. Четыре 20-метровые статуи фараона Рамзеса II, воздвигнутые в Абу-Симбеп, стали приблизительным материальным выражением того величия, которым был окружен правитель Египта. Вид этих статуй должен был внушать населению ощущение своей ничтожности по сравнению с владыкой Египта и страх перед его могуществом. В глубине пирамид были начертаны заклинания, в которых утверждалась идея беспредельной власти египетского фараона: «Он устраивает себе Верхний Египет, устраивает себе землю нижнеегипетскую, разоряет в угоду себе укрепления Азии и стряхивает себе египетский народ под пальцы свои». В других надписях от имени богов заявлялось, что они «заставили сжаться от страха перед царем сердце народа».

Подчиненные неограниченным и обожествленным верховным правителям первые цивилизованные государства по своей структуре напоминали пирамиду. В то же время эта многоступенчатая социальная конструкция являлась механизмом создания материальных, интеллектуальных и духовных ценностей, которые накапливались в древних обществах подобно рукотворным горам. Не случайно не только вытянутая линия «жизненного пути», но также пирамида и зиккурат стали символическими выражениями первых цивилизаций. Эти грандиозные сооружения, широкие внизу, сужающиеся наверху и уводящие от земли к недоступным небесам, символизировали общественные устройства первых цивилизаций. В то же время они олицетворяли достижения людей в накоплении материализованной энергии. Они воплощали стремление живой материи преодолеть гравитацию. Эти постройки обращались к небесам, откуда шел поток живительной солнечной энергии. Они создавались на века и выдержали испытания тысячелетий.

Хотя многие из держав, создавших эти сооружения, просуществовали не одно тысячелетие, ни одна из них не уцелела до наших дней. Почему же реальные прототипы каменных символов оказались не столь долговечными?

ПОЧЕМУ ПИРАМИДЫ ПЕРЕВЕРТЫВАЛИСЬ?

История свидетельствует о том, что порой пирамиды, составленные из людей, разрушались до основания и в результате народных восстаний те, кто был внизу пирамиды, оказывался на ее верху. В сохранившихся надписях о нескольких восстаниях голодавших бедняков в Шумере против аккадского царя Саргона, а затем против его сына Римуша в XXIV веке до н. э., говорилось о захваченных в плен нескольких тысяч «мятежников». Из этого можно сделать вывод, что восстание приняло массовый характер. Иногда восстания охватывали крупные государства. В древнем документе о положении Китая к концу царства Инь говорится: «сяоминь (мелкий люд, то есть свободные общинные землевладельцы) восстает, ныне царство Инь гибнет».

Порой восстания социальных низов венчались их победой, как это было в Египте в конце Среднего царства. О том, что происходило в стране после победы народного восстания, можно отчасти понять из ״Речения Ипусера», в котором от лица представителя свергнутых верхов говорится, что ״страна перевернулась, как гончарный круг… Бедные стали богатыми, имущие — неимущими. Богатые стенают, бедные — в радости. Кто искал быков для пахоты, стал хозяином стада; у кого не было зерна, тот сам ссужает его; кто не мастерил себе суденышка, стал владельцем кораблей: прежний хозяин смотрит на них, но они уже не его; у кого не было хлебца, тот стал владельцем закромов, пекарня его снабжена имуществом другого; хозяева одежд — в обносках, а кто ткал для себя, стал хозяином усыпальницы; владельцы же гробниц выброшены на землю. Зависимые люди стали хозяевами людей; все рабыни стали дерзки в речах; драгоценностями увешаны шеи рабынь; кто был на посылках — посылает другого; знатные мужи очутились в пекарне. Знатные голодны, бегут; дети знатных разбиты о стены; сын знатной особы не отличается от неимущего. Должностные лица разогнаны по всей стране; законы выброшены вон, и их попирают ногами; ничтожные люди бродят взад и вперед по главным судилищам; вскрыта палата, изъяты податные списки; царские склады и жито Египта стали достоянием любого; царское местожительство внезапно повержено; горстка беззаконников лишила страну царской власти; что скрывала пирамида, то пусто: царь из нее вынут ничтожными людьми; чары раскрыты, заклинания знают обыкновенные люди». Некоторые ученые полагают, что восстание было подавлено войсками, которыми руководил будущий основатель XII династии Аменехмет. Другие считают, что описанные события служили прологом для вторжения гиксосов.

Подобные восстания нередко усиливали центробежные движения, отражавшие стремление отдельных общин вернуться в прежнее состояние-до объединения. Египет не раз раскалывался на Нижний и Верхний, а иногда рассыпался на отдельные номы. Единое царство Аккада и Шумера разделялось на множество мелких государств. Распады и объединения были обычными в истории всех древних государств. Исходя из этого, Ло Гуаньчжун открывал свое классическое произведение «Троецарствие», посвященное событиям в Китае в начале христианской эры, словами: «Великие силы Поднебесной, долго будучи разобщенными, стремятся соединиться вновь и после продолжительного единения опять распадаются — так говорят в народе».

Проанализировав истории массовых движений за многие годы, начиная с V века до н. э. А. Чижевский обратил внимание на их повторяемость. Ученый делал из этого вывод: «Периодичность числа массовых движений и периоды, равные во всех исторических эпохах, показывают, что причиною этой строгой периодичности является фактор, воздействующий более или менее равномерно на все населяющее Землю человечество… Ввиду того, что всемирно-исторические циклы в среднем арифметическом дают всегда, одну и ту же величину, равную 11,1 года, имеются основания׳допустить, что физическим фактором, вызывающим данную периодичность, является циклическая пятнообразовательная деятельность Солнца, один цикл которого равен в среднем арифметическом 11,1 года».

А. Чижевский выдвинул гипотезу о том, что такая зависимость обусловлена воздействием солнечного излучения «на все населяющее Землю человечество, одновременно изменяя его нервную возбудимость». Период максимальной солнечной активности, утверждал Чижевский, «может быть назван периодом выявления лица народных масс и звучания гласа народа… Идеи, о которых не смели говорить год-два назад, теперь высказываются открыто и. смело; массы становятся нетерпеливее, беспокойнее, возбужденнее; они начинают возвышать голос, требовать, вооружаться… Народные собрания не протекают мирно; массы властно требуют с мечом в руках признания своих решений; порывы более не сдерживаются и, немедля подхваченные массами, ведут к ниспровержению всего того, что волновало и тревожило умы. Единичные капризы и выходки тотчас становятся законом, и каре предается каждый, кто пытается противоречить им; населением овладевает глубокая ненависть к своим врагам, которые предаются истреблению. В такие эпохи, когда заговорит народ, приходится или покоряться, или отрешаться״.

Исследования Чеэаре Ломброэо, на которые не раз ссылался Александр Чижевский, убедительно показали, что особенно живо реагируют на усиленные импульсы солнечной энергии люди возбудимые и психически неуравновешенные (наверное, среди них было немало тех, кого Гумилев именовал «пассионариями»). Такие люди всегда могут становиться катализаторами массовых, нередко стихийных взрывов народного гнева. А. Чижевский утверждал: «Никогда влияние вождей и ораторов… не достигает такой огромной силы, как в период максимальной деятельности Солнца… Массы идут за вождем слепо, не рассуждая, увлеченные острым возбуждением и экстазом».

Как подчеркивал А. Чижевский, «разгар борьбы вскрывает всю обширную область человеческого безумия, неуравновешенности и страсти. Стихийные насилия, ожесточение, остервенение, эпилептическое исступление, жажда мщения, эпидемии убийств, паник, погромов… массовых истреблений, кровавых боен… достигают своего апогея. Массы и толпы могут ликовать при виде самых ужасных насилий, зверств, убийств. Ими изобретаются мучительнейшие казни… То, что считалось невозможным и диким в период минимальной активности, в период максимума вполне может идти рука об руку с моралью и возвышенностью преследуемых идеалов».

Подобные события многократно повторялись в древней истории. Но если массовые безумия случались приблизительно раз в 11 лет, то, наверное, они должны были также часто сотрясать и первобытное общество? Известно, что в первобытном обществе существовал широкий простор для разгула воображения и необузданной игры страстей, а психически неуравновешенные люди были окружены особым вниманием. Поэтому не исключено, что такое общество могло быть подвержено взрывам коллективного безумия. Никто не знает подлинной истории великого множества первобытных общин, существовавших на Земле, а потому такие драматичные события могли затеряться в прошлом.

В то же время события, описанные Чижевским, нельзя понять в отрыве от тех перемен, которые произошли в обществе после того, как оно стало цивилизованным. Казалось бы, цивилизованное общество имело эффективные механизмы, сдерживавшие проявления массовой психической неуравновешенности. Совершенно очевидно, что объединение общин, связанных обработкой земли одной и той же речной долины, укрепило связи между людьми для исполнения ими определенных производственных задач. Однако, как это происходило и в эволюции любого организма, развитие цивилизации сопровождалось заметными утратами. В рамках огромных коллективов, построенных на принципах разделения труда и социального неравенства, переставали действовать отношения, которые в течение сотен тысяч лет соединяли первые человеческие сообщества.

В свое время канадский философ Маршалл Маклюэн обратил внимание на роль линейных коммуникаций и линейной письменности в разрушении традиционного порядка. Их порядок разлагал не только целостное восприятие мира, но и уклад, основанный ка соединении многих нитей межличностных отношений воедино в общинный узел. Он привел характерный пример борьбы индийских крестьян против водопровода, линии которого разрушили важный для сельской жизни обычай общения возле колодца. Он же указывал на роль линейной письменности в распаде структуры африканских племен. Не происходило ли нечто подобное и при создании линейных цивилизаций древности?

Цивилизованное общество не только размотало до конца прочные клубки знаний, представлений, привычек, объединявших отдельные племена. Выделив отдельные «проволочные нити» специальных знаний и занятий, цивилизация обернула их «изолирующей пленкой», разделив профессии по социальным категориям со своими особыми, нередко антагонистическими интересами. Атмосфера всеобщей любви и гармоничных отношений между людьми одной общины сменилась климатом взаимонепонимания к недоверия в отношении людей других профессий и иного социального положения. Люди, владевшие одним языком, придерживавшиеся одних обычаев и верований, оказывались разделенными цеховыми, сословными, кастовыми и иными барьерами, как в прошлом были разделены конкурирующие племена охотников и собирателей. Создание могучих и развитых государств одновременно разрушило прочную ткань, соединявшую ноосферу в течение тысячелетий.

Стереотипные представления о «своих» теперь распространялись прежде всего на лютей своей профессиональной и социальной группы. Представления же о «чужих», с которых прежде можно было снимать скальпы, часто использовались для обозначения людей других профессий и иных социальных групп. Неслучайно Леви-Строс обнаружил известное сходство в социальной классификации первобытных племен (по принадлежности к тому или иному тощему) и кастового общества (по принадлежности к той или иной касте). И в том и в другом случае члены группировки должны были соблюдать определенный кодекс поведения, общаться или не общаться с людьми иных групп и т. д.

Если даже в первобытном обществе разделение труда способствовало нарушениям равенства между людьми, то усиление кооперации и специализации в цивилизованных обществах привело к резкому нарастанию социального неравенства. Максимальное удовлетворение материальных потребностей, право на управление людьми, личная свобода стали привилегиями меньшинства. Так, например, в месопотамском государстве Лагаш в XXV веке до н. э. полноправных граждан насчитывалось 3600, а несколько десятков тысяч составляло неполноправное, хотя и свободное население. Законы Хаммурапи закрепляли деление на полноправных свободных людей, именовавшихся «сыновьями мужа», или «мужами», и неполноправных свободных, именовавшихся «мушкену», или «покорными». Членовредительство, нанесенное «мужу», каралось соответствующим членовредительством виноватого, за членовредительство «покорного» полагался денежный штраф. За вещь, украденную у «покорного», вор платил 10-кратный штраф, а за вещь, украденную у «мужа» — 30-кратный штраф.

Накопленное общественное богатство, которое теперь никто не уничтожал для сохранения всеобщего равенства, распределялось не равномерно, а в зависимости от социального положения людей. Существовавшие неравные общественные отношения способствовали постоянному расширению разрыва в распределении материальных и социальных благ, сознаваемых обществом. Городские ремесленники использовали свое монопольное положение производителей тех или иных товаров для земледельцев и скотоводов, завышая на них цены и извлекая немалые прибыли. Еще большие возможности для перераспределения материальных благ в свою пользу получали торговцы и ростовщики. Уже во II веке до н. э. в Китае, где хорошо понимали, что различные занятия связаны с различиями в материальном благосостоянии, бытовала пословица: «Для того, кто хочет стать богатым, земледелие хуже ремесла, ремесло хуже торговли».

Над земледельцами, ремесленниками и торговцами возвышались ученые жрецы, а над всеми — государь, его придворные и наместники. Те, кто имели верховную власть, обладали наиболее мощными рычагами перераспределения произведённых продуктов в свою пользу: это и налоги, натуральные и денежные, и принудительные работы. Китайский источник VII века до н. э. отмечал: «Правители царств кормятся налогами, сановники кормятся городами, ученые кормятся полями, простой народ питается трудом».

Могущество государства открывало почти беспредельные возможности для перераспределения материальной продукции в пользу властителя, его придворных, наместников и их слуг. В китайской летописи VI века до н. э. говорилось: «Народ делил свой труд на три части, две отдавал правителю, а на одну часть питался и одевался. Собранное в общественных амбарах зерно портилось, и в нем заводились черви, а ремесленники, купцы и земледельцы страдали от голода и холода».

Жизнь верхов резко отличалась от жизни низов. Вот как современник описал быт египетского сановника времен XIX династии (1342–1206 годы до н. э.): «Оделся ты в тончайшее полотно, поднялся ты на колесницу, жезл золотой в руке твоей… запряжены жеребцы сирийские, впереди тебя бегут эфиопы из добычи, добытой тобою. Ты опустился в твой корабль кедровый, оснащенный от носа до кормы, ты достиг твоего доброго загородного дома, который сотворил ты себе сам. Уста твои полны вином и пивом, хлебом, мясом, пирожными. Откормленные быки заколоты, вино откупорено, пение сладостное перед лицом твоим. Твой начальник умащений умащает маслом, твой старшина сада — с веником, твой начальник птицелов доставляет уток, твой рыболов доставляет рыбу. Твое судно пришло из Сирии-Палестины, груженное всякими добрыми вещами. Твой загон полон телят. Твоя челядь здорова». Утверждалось, что достаточно такому вельможе кликнуть слугу, как на его зов откликались тысячи.

Угнетение большинства населения меньшинством с древних времен стало характерным явлением для цивилизованных стран мира. Эта черта цивилизованной жизни позволила Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу говорить о том, что разделение на классы эксплуататоров и эксплуатируемых играет решающую роль в общественном развитии. Относительно первых цивилизаций Ф. Энгельс утверждал, что «в азиатской и классической древности преобладающей формой классового угнетения было рабство, то есть не столько экспроприация земли у масс, сколько присвоение их личности». Исходя из этих положений марксизма-ленинизма авторы «Советской исторической энциклопедии» (в дальнейшем «СИЭ») писали о том, что «на развалинах первобытно-общинного строя возникло первое в истории классовое общество — рабовладельческое, разделенное на основные классы рабовладельцев и рабов».

Можно ли считать строй, который существовал в первых цивилизациях, рабовладельческим? Известно, что рабов в этих странах было немало и они выполняли различные виды тяжелых работ. Занимая самое низкое положение в социальной пирамиде, они были буквально втоптаны в землю. В эту категорию прежде всего попадали военнопленные. В хеттском языке для обозначения рабов даже употреблялось слово «аппантес» («схваченные»). Впоследствии страны, покоренные той или иной державой, регулярно посылали дань в виде людей. Во времена XVIII египетской династии (1586–1342 годы до н. э.) Сирия и Палестина поставляла ежегодно несколько сот человек, около 100 поступало из южной Эфиопии. Пленников гнали связанными вместе веревками за шеи, с руками, зажатыми в деревянные колодки. Часто пленников клеймили калеными печатями, как скот. Также клеймили рабов в Китае во времена царства Инь. Там рабов к тому же нередко приносили в жертву, чтобы вызвать желанные осадки.

Помимо пленных рабами становились и местные жители, совершившие преступления или запутавшиеся в долговых обязательствах. В уплату долга люди порой отдавали в рабство своих детей. На юге Шумера говорили: «Сильный человек живет руками своими, слабый — ценой своих детей».

Законы Хаммурапи определяли порядок продажи рабов и грозили смертной казнью укрывателям беглых рабов. Документы Вавилонии пестрят сообщениями о купле, дарении, мене, найме рабов и передаче их по завещанию. В то время рабовладельческие семьи Вавилона имели от двух до пяти рабов в своем распоряжении, но некоторые семьи имели и несколько десятков рабов. В Египте во времена XVIII династии рабыню можно было приобрести за двух коров и двух телят.

И все же несмотря на низкое место рабов в социальной пирамиде тогдашнего общества, вряд ли можно было их считать главной производительной силой, на которой держалось хозяйство тех времен. Лишь в отдельных странах и в отдельные периоды (Шумер в XXII–XXI века до н. э. и Ново-Вавилонское царство в VII–VI века до н. э.) рабский труд играл значительную роль в хозяйственном развитии общества. В большинстве стран и на протяжении почти всего времени существования первых цивилизаций главными производителями материальных ценностей были полусвободные земледельцы и ремесленники.

Неравенство, угнетение одних людей другими проявлялись не только в отношениях между рабовладельцами и рабами. Неравными могли быть не только отношения между классами и социальными слоями, но и между различными общинами, объединявшими соплеменников. Создание единых обществ не везде привело к устранению древних барьеров, разделявших племена, а кое-где закрепило их, превратив одни общины в угнетателей, а другие — в угнетенных. Так, например, было в Китае, где долгое время сохранялось господство одних родов нал другими.

Очевидно, что основоположники марксизма преувеличили роль рабовладения, по крайней мере, в истории первых трех-четырех тысячелетий человечества, и нет особых оснований называть строй, существовавший в первых цивилизованных странах, рабовладельческим. Но, допустим, главным классом были не рабовладельцы, а другие лица? Кто же тогда? Если в Египте и в державе инков власть концентрировалась в руках верховного правителя и его непосредственного окружения, то в городах Месопотамии верхи составляли более обширный слой. В одних странах (как, например, в Египте) значительную роль в высших классах играло сословие воинов, в других (как, например, в Китае) — ученые выделились в привилегированное сословие.

Способы перераспределения общественной продукции были различными и зависели от страны, ее уровня развития, ее размеров, характера трудовой кооперации и специализации, а также многих других обстоятельств. В одних странах потребление верхов обеспечивалось главным образом с помощью обязательных работ трудящегося большинства, в других — с помощью денежного и натурального налога, в третьих — путем сочетания отработок и продуктового оброка. В Хеттском государстве значительная часть земледельцев считалась «людьми повинности» и они должны были выполнять самые разнообразные работы для царя, начальника области, начальника пограничного округа, начальника города и т. д. Перечень обязательных работ включал: мотыжение, пахоту, доставку телег, колес, зерна, соломы, шерсти, мелкого скота, предоставление тягловых лошадей, кормление гонцов, участие в строительных работах.

Правители Лагаша (так называемые «патеси») также использовали земледельцев, рыбаков, пастухов для работы на своих угодьях. В то же время патеси приставляли к ладьям, сетям рыбаков, к стадам пастухов своих чиновников, которые на месте взимали подати. Такие чиновники облагали налогом также ремесленников и жрецов.

Лично свободные крестьянские общины Китая эпохи Инь (1300–1027 года до н. э.), составлявшие большую часть населения страны, обязаны были нести различные государственные повинности: их посылали на земледельческие работы, иногда далеко от родных краев, на завоеванные территории, использовали на охоте; они составляли основу китайского войска.

Хотя земледельцы, которых в Египте называли «царскими людьми», обладали своими домами, они обычно должны были нанимать тягловый скот и зачастую брать взаймы семенное зерно. Если после сбора урожая они не могли выполнить обязательные поставки зерна, то их могли казнить. Впрочем, были и зажиточные крестьяне, имевшие свой тягловый скот и семенной фонд.

Не только материальное, но и правовое положение низших классов было различным в разных цивилизованных странах. Порой права у трудящегося большинства населения сокращались до — минимума. Хотя ремесленники обычно считались в древних державах свободными людьми, но некоторые документы тех лет позволяют усомниться в этом. Так, в договорах царей Хеттского государства с соседями неоднократно встречается такое положение: «Если из страны (такой-то) бежит какой-нибудь свободный человек в страну Хатти, то я тебе его не выдам, ибо выдавать беглеца из страны Хатти нехорошо. Если же это пахарь или ткач, плотник, кожевник или какой-нибудь ремесленник и он не захочет работать и станет беглым и придет в страну Хатти, то я схвачу и выдам тебе».

В Древнем же Египте некоторые категории ремесленников жили значительно лучше основной массы населения. Особенно щедро оплачивался труд ремесленников, работавших над сооружением гробниц (они получали плату в двойном и даже тройном размере и их обслуживали водоносы, огородники и рыбаки). Дома таких ремесленников времен XX династии были отделаны камнем, испещренным художественными надписями. Гробницы некоторых мастеров свидетельствуют об их материальном благополучии. Один резчик изобразил в своей усыпальнице толпу подмастерьев, красивый дом в саду и поливку сада рабами. Вряд ли можно говорить об угнетенном, а тем более рабском положении такого ремесленника.

Но, допустим, мы заменим понятие «рабовладельческий класс» более широким понятием «классы эксплуататоров». Справедливо ли назвать способ производства, существовавший в первых цивилизованных странах, только эксплуататорским? Получалось, что в производстве этих стран главную роль играли эксплуататоры, а если бы не было эксплуатации человека человеком, то не существовало бы никакого производства. Совершенно очевидно, что эксплуатация одних классов другими постоянно присутствовала в первых цивилизованных государствах, разделенных на классы, социальные слои и профессиональные группы. И все же вряд ли возможно сводить отношения между высшими и низшими классами только к эксплуатации эксплуатируемых.

Во-первых, характеристика высших классов исключительно как эксплуататоров вряд ли точна. Неверно было бы считать верхи лишь захватчиками общественного богатства, присваивавшими себе результаты труда остальной части общества. «Эксплуататоры״ не только были заняты присвоением продуктов чужого труда, но играли также существенную роль в общественном производстве. Правитель и его вельможи выполняли общественно необходимые функции — управляли производством и поддерживали порядок в стране. Многочисленные государственные чиновники давали своевременные указания относительно осуществления тех или иных общественных работ, что было особенно необходимо для стран с искусственным орошением. Воины охраняли безопасность страны от многочисленных внешних врагов. Ученые занимались научно-исследовательской работой, и многие из них способствовали повышению производительности общественного труда. Даже если не вдаваться в сложный анализ отношений человека с духовным миром можно признать, что жрецы обеспечивали душевное равновесие многих людей. Торговцы и финансисты способствовали бесперебойному функционированию товарообмена, постоянно развивавшегося по мере развития специализации.

Во-вторых, несмотря на то что многие виды изделий и услуг были порождены избалованными вкусами пресыщенных верхов, вряд ли все эти затраты можно однозначно счесть бессмысленной растратой общественного труда в угоду интересов эксплуататоров. Разумеется, многие бытовые предметы, жилые постройки, виды лечения становились достоянием только верхов, поскольку те получали максимальное удовлетворение своих постоянно растущих потребностей. Многие профессии возникли в связи с необходимостью обслуживать самые разнообразные нужды высших слоев населения. В то же время результаты их труда воплощали нередко наивысшие достижения тогдашнего мастерства и тогдашней научно-технической мысли. Работы ремесленников, ученых и художников древности, которые зачастую остаются единственными свидетельствами самого существования цивилизаций, стали возможными лишь благодаря удовлетворению потребностей «эксплуататоров».

В-третьих, следует учесть, что с точки зрения тогдашнего общества многие виды деятельности людей, которые кажутся нам ненужными, не считались таковыми в древнем обществе. О том, насколько представления древних людей отличались от современных, свидетельствует стремление многих исследователей XX века обнаружить практическое предназначение пирамид и иных циклопических сооружений. Излазив пирамиду Хуфу снаружи и внутри, Г. Хэнкок заподозрил, что она представляет собой некий прибор, назначение которого ему не понятно. Возможно, что он прав и пирамиды имели какие-то ныне неизвестные нам практические предназначения. Но в то же время очевидно, что современному американцу глубоко чуждо представление о роли магии в мышлении древних людей, а потому он даже представить себе не может, что все эти грандиозные сооружения были построены ради удовлетворения потребности людей в обеспечении себе благополучной загробной жизни. По схожим причинам нам трудно представить себе и другие стороны мировоззрения древних народов, в соответствии с которым считалось абсолютно необходимым сохранять строй социального неравенства.

Можно предположить, что с точки зрения подавляющего большинства живших в те времена людей многие ритуалы, обычаи, порядки, освящавшие незыблемость существовавшего строя, считались необходимыми для их собственного благополучия. В необходимость поддержания сложившегося порядка верило подавляющее большинство населения. Следовательно, эта вера являлась мошной производительной силой, а не способом растраты человеческой энергии на потребление банды грабителей.

С другой стороны, объявление классовой эксплуатации главным принципом, на котором строились древние цивилизованные государства, приводит к принижению других сторон в их жизни. А разве земледелие и скотоводство не играли ведущей роли в хозяйстве этих государств? А разве были второстепенными кооперация и специализация в трудовой деятельности людей? А была ли Малозначительной привязанность к древним трансконтинентальным сухопутным магистралям и водным потокам возле этих дорог? Очевидно, все эти стороны жизни первых цивилизованных стран были не менее важны, чем социальное неравенство и классовая эксплуатация. Хотя, разумеется, эксплуатация и неравенство — такие же важные черты этого общества и логично вытекают из разделения труда и накопления общественного продукта.

Известно, что географическое положение первых цивилизаций не менялось в течение ряда тысячелетий. Столь же долго сохранялось господство земледелия и скотоводства в их экономике. Оставались неизменными многие виды общественной кооперации и профессиональной специализации. Однако формы социального неравенства и эксплуатации одних классов другими были различными в разных странах. Они неоднократно менялись с течением времени. Хотя бы поэтому эти признаки не могут считаться единственными для характеристики древних обществ.

Более того, именно эти стороны жизни древних государств (социальное неравенство, классовая эксплуатация) были причиной общественной неустойчивости. Обделенные слои населения постоянно требовали улучшения своего положения, а высщие слои — постоянно желали еще большего удовлетворения своих потребностей за счет большинства. По этой причине границы социального неравенства постоянно подвергались переделам в ходе непрерывной классовой борьбы, о наличии которой в классовом обществе совершенно справедливо говорили марксисты.

Древняя история знает случаи первых забастовок, вызванных невыплатой заработной платы. Когда ремесленникам Древнего Египта задерживали выдачу одежды и пищи, они отказывались выходить на работу, протестуя против нарушения своих прав, и власти были вынуждены удовлетворять их требования. Однако история знает много примеров острых классовых столкновений, которые заканчивались далеко не так мирно.

Почему вдруг гнет верков и столицы становился невыносимым для низов и провинций? Казалось бы, отношения между верхами и низами, центром и отдельными областями, способы производства и распределения не менялись веками. Однако это было не совсем так. Наиболее изменчивой составной частью в этих отношениях был уровень потребления. По мнению древних греков, причиной гибели многих держав были «обжорство», «вызывающее поведение», «разрушительный образ жизни». Зачастую прологом к народным волнениям и восстаниям становилось возрастание потребительских аппетитов верхов, что побуждало их усиливать эксплуатацию низов. Народные восстания порой провоцировались сообщениями о вопиющей роскоши верхов. Нередко первым требованием восставших была отмена новых тяжелых налогов и повинностей. Можно поправить ленинскую формулу революции, добавив, что в канун революций не только низы, но и верхи «не хотят жить по-старому».

В то же время очевидно, что общественные перевороты совершались, когда верхи «не могли управлять по-новому». Что же такое изменялось в обществе, требовавшем новых методов управления? Как следовало из рассуждений Чижевского, усиленное солнечное излучение всегда провоцирует психопатические пандемии, к которым он относил и всевозможные массовые моды и увлечения. Если эго так, то подъем солнечной активности мог провоцировать новые потребительские моды и увлечения среди тех слоев населения, которые себе это могли позволить. Вот, возможно, причина того, почему порой верхи вдруг активно проявляли нежелание жить по-старому.

Нет оснований сомневаться в доводах Чижевского, доказывавшего, что усиленная солнечная активность провоцировала нервную возбудимость широких масс. Тем более что они были предрасположены к недовольству своим тяжелым положением и их донельзя раздражали неумеренные аппетиты верхов. И все же можно предположить, что восстания против строя провоцировались не столько вызывающим поведением верхов и нервной возбудимостью народа.

Скорее всего утрате веры низших слоев населения в справедливость существовавшего порядка могли способствовать различные причины, связанные с абсолютным иди относительным ухудшением их материального положения. Элементарная нужда заставляла людей изыскивать способы пропитания, и обделенное большинство без труда обнаруживало, где можно найти многочисленные источники удовлетворения самых насущных потребностей. Можно предположить, что перепады в солнечной активности проявлялись не только в их воздействии на «нервно-психические аппараты людей», но оказывали свое влияние и через более сложную цепочку взаимозависимости людей и природы. Как доказывал А. Чижевский, усиленная солнечная активность зачастую совпадала с засухами, наводнениями и иными стихийными бедствиями.

Связь жизни древних обществ с процессами, происходящими на Солнце, проявлялась прежде всего в зависимости их материального благосостояния от солнечной активности. В годы спокойного Солнца, не омраченные засухами, ураганами и разрушительными наводнениями, урожаи были устойчивыми, что могло способствовать росту сельскохозяйственного производства. В такие годы, когда ко всему прочему возможность эпидемий снижалась к минимуму, могло рождаться больше детей, к тому же упитанных и здоровых. Рост народонаселения и вызванное этим увеличение массового потребления не создавали проблем в стране до тех пор, когда годы «тучных коров» не сменялись «годами тощих коров».

Разнообразные документы древнего мира позволяют предположить, что наиболее часто кризисы в первых государствах мира возникали в голодные годы. Хроническое голодание вызывало упадок жизненной энергии у людей, апатию (что расценивалось верхами как проявление лени), которая, в свою очередь, вызывала спад производства. Острый же голод мог провоцировать отчаянные голодные бунты. Неурожаи могли быть причинами народных восстаний и усиления сепаратистских движений потому, что низы и провинции не желали делить и без того скудные запасы продовольствия с верхами и столицей.

Следует учесть, что в засушливые годы лишь с особой силой проявлялись последствия неумелого и расточительного использования природных богатств. Порой резкое и долговременное падение производства продовольствия было результатом тех обретений, которые были получены обществом от природы почти задаром. Лишь впоследствии выяснялось, что за них приходилось платить последующим поколениям и по огромной цене. Подобно пирамидам и другим тяжеловесным постройкам, давившим на землю, цивилизации оказывали чрезмерное давление на природу. Вмешательство в природную среду земледельцев и скотоводов нередко нарушало равновесие между природой и человеком, существовавшее во времена охотников и собирателей. Экологические проблемы возникли уже на заре мировой истории. Быстрое развитие скотоводства и земледелия без осуществления природоохранных мер способствовало разрушению среды обитания. Активное же использование древесных ресурсов для приготовления пищи и отопления жилищ приводило к тому, что леса исчезали, а вместе с ними гибли естественные ареалы обитания животных и птиц, разрушался почвенный покров. Из земли безвозвратно изымались и растрачивались без остатка запасы металлов и минералов.

Часто допускались ошибки в использовании водных ресурсов, что сурово наказывалось природой, особенно там, где было много солнца. Если не удавалось точно рассчитать количество воды, необходимой для орошения растений, то часть ее уходила в почву, повышая постепенно уровень подземных вод. Порой вследствие этого начиналось заболачивание почвы. Иногда же подземные воды поднимались на такое расстояние к земной поверхности, что под воздействием жаркого солнца из-под земли начиналось испарение воды. Водные пары, унося влагу в воздух, оставляли на своем пут из земли ту соль, которая содержится в любой подземной воде. Вследствие этого происходило засоление почвы, а затем ее эрозия. Многие пустыни, существующие на кашей планете, являются следствием неумелого использования первыми цивилизованными людьми своей энергии и богатств природы. Существуют веские основания полагать, что упадок ряда древних цивилизаций был вызван такими или подобными разрушениями окружающей среды, порожденными порочными методами хозяйствования.

Экологические катастрофы могли усиливаться под воздействием природных явлений. Усиление солнечной активности могло вызвать нарушение неустойчивого равновесия в окружающей среде, подорванного хозяйственной деятельностью человека. Наводнения оказывались особенно разрушительными там, где происходила эрозия почв, наступление пустыни во времена засух оказывались особенно губительными, если почвенный слой был разрушен неумелым землепользованием.

Разрушение людьми среды своего обитания не позволяло им восстанавливать производство в прежнем объеме после завершения очередного периода неурожайных лет и иных стихийных бедствий. Чем глубже был экономический кризис поразивший общество, тем острее проявлялись классовые и социальные противоречия. Возможно, что терпение народа, привыкшего верить в необходимость самых нелепых ритуалов и самых трудоемких работ во имя сохранения стабильного порядка в. стране, иссякало под воздействием природных катаклизмов скорее, чем из-за явлений политического порядка. Вера в способность обожествленного правителя и жрецов контролировать природные процессы подвергалась во время природных катаклизмов тяжелому испытанию. Ответственность за массовый голод, вызванный засухой, ложилась на плечи тех, кто до этого заставлял верить во всесилие верховных правителей и жреческой прослойки. Силы, которые до сих пор работали на сохранение существующего строя, превращались в разрушительные.

Во времена народных восстаний наблюдается максимальное проявление двух движущих сил — стремление к объединению и стремление к отторжению. С одной стороны, как подчеркивал А. Чижевский, в такие периоды проявляется «единодушие масс… Теперь по одному зову вождя могут собираться под боевые знамена десятки, сотни тысяч людей, воодушевляемых одною мыслью, одним желанием. На месте вражды восцаряется единодушие, и общая мысль воспламеняет умы… Даже недавние враги могут сделаться друзьями… В стране устанавливается значительное согласие и мир между противоречивыми и ранее враждовавшими элементами государства… Сознание единства и полной солидарности в массах уничтожает все споры и пререкания… Массы превращаются в собирательную личность, коллектив индивидуальности».

Очевидно, что в ходе восстания многие цеховые, общинные, сословные, кастовые различия отступали на задний план.

Порядок, основанный на разделении общества на противостоящие слои, классы, касты, уничтожался. Барьеры, ограждавшие накопленные богатства, знания, привилегии ломались. Страна оказывалась во власти объединенного народа, который излагал свою волю возгласами возбужденной толпы или голосом вождя, чувствующего импульсы народной воли. «Изоляционная пленка», разгораживавшая различные социальные нити общества, сгорала в огне восстания, в системе, построенной на социальном и профессиональном разделении, происходило «короткое замыкание», а по сплавленным воедино проволокам шел ток огромной силы, Э ходе таких восстаний народ объединялся верой в возможность возрождения принципов всеобщего равенства и социальной справедливости, но уже на основе достигнутого уровня производства. Нередко такая вера обретала религиозную форму, а вожди восстания объявляли себя пророками.

С другой стороны, целью объединения людей в ходе народного восстания является беспощадное уничтожение ненавистного строя, а порой и физическое истребление представителей правящего слоя. Эти две стороны общественного сознания во времена народного гнева ярко проявились в ходе так называемого восстания в Египте, которое возглавил сириец Ирсу. В рассказе об этом восстании говорится, что в это время «один соединился с другим», «один убивал другого», с богами в ту пору «обращались как е людьми». Это восстание было подавлено около, 1200 года до н. э. основателем XX династии фараоном Сетнехтом.

Какие бы жестокие формы ни принимали народные восстания, их целью было установление справедливого строя. Однако результатом восстаний и сепаратистских движений было не создание общества равенства, братства и всеобщего процветания, а распад общества, развал хозяйственной системы, спад производства и резкое ухудшение положения большинства населения страны.

Продолжавшийся около двух столетий распад Египта в конце III тысячелетия до н. э. на отдельные номы, с чем связывают завершение периода Древнего царства, способствовал разрушению единой водораспредельной системы страны. Оросительные каналы засорялись, а осушительная сеть пришла в негодность. Там, где прежде были ухоженные поля, появились болотные заросли, в которых укрывались участники непрекращавшихся междоусобных войн. Земледельцы были вынуждены покидать земли, заливаемые Нилом во время паводков, и обрабатывать менее плодородные земли за пределами, поймы великой реки. В результате урожаи сокращались. Нередки были периоды массового голода, доводившего население до людоедства.

Даже в случае успеха восставшим не удавалось создать стабильного и справедливого строя, к которому стремились восставшие. Временная победа восстания народных низов в Лагаше в XXV веке до н. э. на первых порах привела к отстранению от власти класса разбогатевших угнетателей. Победители пытались соединить достижения цивилизации с порядком, основанным на равенстве и существовавшим в первобытном строе. Однако сочетание первобытного и цивилизованного оказывалось нежизнеспособным. Власть в руках победителей находилась недолго, преобразования в стране в интересах широких слоев населения были недолговечны, и вскоре был восстановлен прежний иерархический строй, во главе которого оказались всевластные верхи.

Вряд ли такой исход можно объяснить всесилием или коварством эксплуататоров. В существовавших исторических условиях общество могло быть или бедным и справедливым, или процветавшим и неравноправным. Необходимость в общественной кооперации и трудовой специализации, появление избыточного продукта с неумолимой последовательностью приводили к возрождению классов, социального неравенства и эксплуатации верхов низами.

Потрясения с целью восстановить справедливость в обществе часто отбрасывали его назад в развитии. Очевидно, что если голодные люди не могли придумать новых, более эффективных способов сельскохозяйственного производства, то им оставалось лишь три варианта действий: либо покидать родные края в поисках незанятых плодородных земель, либо медленно умирать и болеть, оставляя после себя болезненное потомство, либо пытаться перераспределить запасы продовольствия и источники его производства (скот, пастбища, посевные площади, источники воды) в свою пользу за счет соседей. Однако новые радикальные открытия в сельскохозяйственном производстве оказывались. не под силу тогдашнему обществу, свободных земель уже не оставалось, а медленно умирать люди не желали. Выход из своих внутренних хозяйственных трудностей, а также из социальных и политических противоречий первые государства искали в войнах против соседних государств.

ГЛАВА 18

КАК РЕКИ РАЗДЕЛИЛИ НАРОДЫ

______________________________________

Какими бы острыми ни были противоречия между различными классами, слоями и политическими группировкам внутри общества, они часто отступали перед необходимостью противостоять внешнему врагу. Войны против чужеземцев объединяли народ под властью правителя. В этом случае механизм общественной солидарности пускал в ход все древние стереотипы, позволявшие отличать «своего» от «чужого» и снимавшие любые ограничения на самые жестокие действия против «чужаков». Джузеппе Верди водной из сцен своей оперы «Аида» изобразил, как вступал в действие этот механизм перехода к истребительной войне против чужеземцев в Древнем Египте, и, вероятно, не очень погрешил против истины. В ответ на сообщение гонца, прибывшего «от границ эфиопских» со «страшною вестью» о нападении, Верховный жрец призывает к войне (в русском варианте оперы это звучит так: «Врагам Отчизны — только смерть и мщенье!»), а хор придворных и воинов подхватывает его призыв (в оригинальном варианте многократно повторяется слово «Война!», в русском переводе несколько раз звучит: «Мщенье!»).

Неизвестно, совпадали ли события, происходившие в «Аиде», с появлением солнечных пятен. Однако среди событий, которые, по оценкам Чижевского, приходятся на пики солнечной активности, важное место занимают «войны, военные, завоевательные, оккупационные, карательные экспедиции, набеги… В период максимальной активности иногда достаточно малейшего повода, чтобы массы воспламенились… и двинулись на войну… Период максимальной активности способствует выдвижению полководцев… В этот период иногда бывает достаточно одного вовремя сказанного слова или одного жеста, чтобы двинуть целые армии». В такие годы «войска сдерживаются с трудом».

И все же причиной войны не обязательно являлась необходимость дать отпор агрессору, как это показано в опере Верди, и не эмоциональный порыв, вызванный воздействием солнечной активности, как утверждал Чижевский. Хотя солнечная активность могла ускорить переход к войне, очевидно, что в отличие от многих восстаний, начинавшихся стихийно, военные действия зачастую готовились заранее и отвечали не столько внезапным порывам горячих сердец, сколько заблаговременному расчету холодных голов. Документы тех лет свидетельствуют о том, что, совершая военные походы, древние правители исходили из хладнокровного желания ограбить соседей.

Потомки охотников не только продолжали заниматься охотничьим промыслом и бороться за места, изобиловавшие дичью, но и применяли свои навыки ловцов и воинов против соседей — скотоводов и земледельцев. В записях, относящихся к правлению фараона Снофру, говорилось о большом походе египтян в Эфиопию, увенчавшемся уводом 7 тысяч пленных в рабство и захватом 200 тысяч голов скота, о пленении 1100 ливийцев и захвате их скота. Египетский царь I династии сообщал потомкам о том, что под его руководством были похищены у соседних народов, 400 тысяч голов крупного рогатого скота и 1422 тысячи голов мелкого рогатого скота. Такие походы продолжались на протяжении всей древней истории Египта. Уже в период Нового царства Аменхотеп II (XV век до н. э.) в результате одного похода доставил в страну 101 128 пленников. Он же привез из другого грабительского похода в Сирию и Палестину 45,5 тонн меди.

Правители других стран также оставили записи, в которых с гордостью сообщали потомкам о своих грабительских походах. Так, царь хеттов Мурсила II (около 1340 года до н. э.) писал: «Когда я всю страну Арцава победил, то я, Солнце (титул хеттского царя), добычей людьми в дом царя привел, — это было всего 66 тысяч людей добычи. То, что знать, войска, колесничие из Хаттусы привели в качестве добычи людьми, крупного и мелкого скота, нельзя было сосчитать״. Таким образом, грабеж других народов изначально считался у цивилизованных стран не только приемлемой нормой поведения, но и делом, достойным увековечивания в памяти потомков.

Отношение к своим соседям у цивилизованных народов ничуть не изменилось с тех пор, как они сражались за места охоты. Однако если в ходе таких войн у различных охотничьих племен были примерно равные возможности, то шансы на успех в нападении и обороне у цивилизованных держав были разными. Если в прошлом на сухопутных магистралях соперничали небольшие отряды в несколько десятков человек, то теперь крупные державы могли собрать многотысячные войска. Страны, не способные противопоставить крупной державе равновеликое воинство, не могли мечтать о нападении на нее и даже о защите от ее вторжения. Но почему же одни страны стали великими, а другие малыми?

Цивилизация породила не только неравенство внутри стран, ко и между ними. Став основными стержнями, вокруг которых формировались первые цивилизованные державы, реки или другие источники воды разделили трансконтинентальные магистрали на отдельные отрезки. Объединение земледельческих общин имело конечной целью установление единой власти в той или иной речной долине. Поэтому складывавшиеся там державы стремились обеспечить себе полный контроль над речной долиной или междуречьем. Египет беспрерывно вел войны против Эфиопии за полный контроль над долиной Нила. Не раз возникали войны между двумя частями Египта, и тогда одни египтяне относились к своим бывшим соотечественникам как к чужакам, грабя их и обращая их в пленников. Так, один из царей I династий. Верхнего Египта хвалился тем, что взял в плен 120 тысяч жителей Нижнего Египта. Первая половина III тысячелетия до н. э. в Месопотамии ознаменована войнами между различными шумерскими государствами за контроль над всей ирригационной системой Междуречья. Впоследствии Аккад, расположенный в северной части Междуречья, стремился подчинить Шумер, занимавший ее юг.

Установление власти над разными речными долинами предопределило их разные размеры. Державы, создававшиеся в долинах Нила, Тигра, Евфрата, Хуанхэ, Инда, не могли быть малыми. Напротив, государство, которое складывалось в долинах рек Керхе и Карун, не могло соперничать по своим размерам с вышеприведенными. Отрезки центральной магистрали, оказавшиеся между крупными реками, были заняты государствами, которые оказались обреченными играть роль малых стран в международном сообществе того времени.

Если желание первобытных племен завладеть выгодными местами охоты или ограбить соседей сдерживалось нередко сложными тотемными связями, то у цивилизованных народов таких сдерживающих причин не было. Безудержное стремление к грабежам, порабощению и захватам заставляло крупные и сильные державы выходить за пределы своих речных долин и покорять малые и слабые страны. Однако те, в свою очередь, стремились завладеть землями более слабых стран. Созданное в долине сравнительно небольшой реки Кызыл-Ирмак государство Хеттов расширило свои владения на большую часть Малой Азии и превратилось в грозного соперника Египта, Ассирии и других держав. Некоторые из малых стран даже использовали кризисы, поражавшие своих сильных соседей, для того чтобы овладеть их землями. Так, поступало не раз государство Элам в отношении своих соседей в Месопотамии. Как отмечал Л. Мечников, «иногда в течение жизни нескольких поколений эламиты успевали сохранить власть над побежденными» народами Междуречья.

Неравенство между странами объяснялось и различиями в их географическом положении относительно других в пределах цивилизованного пояса. Те страны, которые находились на оживленных перекрестках древних путей, оказывались в более выгодном положении, чем страны, возникшие вдали от центральных кварталов ноосферы.

Объясняя возвышение Ассирии, авторы «ВИ» справедливо обратили внимание на связующее положение, занимаемое этой страной к началу ее подъема: «Ассирия играла роль передаточного пункта, промежуточной инстанции в обмене между отдельными обществами и государствами с самого начала возникновения сколько-нибудь широкого обмена между различными районами Передней Азии». Господство Ассирии в древнем мире, которое она в конечном счете обрела, «было в значительной степени обусловлено ее благоприятным положением на караванных путях и тем особым местом, которое Ассирия занимала вследствие этого в экономике Передней Азии».

Тот, кто овладевал стратегически важной областью верховий Тигра, Евфрата и их притоков, становился хозяином положения в центральной части цивилизованного пояса планеты. В середине II тысячелетия здесь сложилось царство Митанки, покорившее Ашшур и ставшее соперником великих держав мира того времени. Правда, сначала Египет, а затем и Ашшур (Ассирия) разгромили Митанни. Впоследствии на стратегически важном перекрестке мировых сухопутных дорог было создано государство Урарту, просуществовавшее с XI до VII века до н. э.

Страны, находившиеся на перекрестке древних мировых путей, добивались быстрого подъема в своем хозяйственном и культурном развитии. Специалист по истории развития науки Саломон Гандц объясняет технические и научные достижения Шумера, Вавилона и Ассирии тем обстоятельством, что эти государства, находясь на перекрестке межцивилизационных связей, поддерживали активные торговые отношения с царством Хеттов, Мохенджо-Даро, странами Персидского залива и Красного моря. Близость к мировому перекрестку позволила Вавилону стать ведущим городом цивилизованного пояса и сохранять такое положение в течение двух тысяч лет.

Та же закономерность проявлялась и на других трансконтинентальных магистралях, превратившихся в пояса цивилизованного развития. Так, позже в Южной Америке наиболее удобное стратегическое положение заняло государство инков, сложившееся в районе озера Титикака, куда сходились все значительные сухопутные пути этой части американского континента. Вероятно, это обусловило расширение империи инков в Южной Америке вдоль трансамериканской сухопутной магистрали. Удобное положение на трансафриканской дороге государств Ганы, Мали и Сонгаи способствовало их экспансии вдоль течения Нигера.

Страны и народы, которые находились на дальних концах трансконтинентальных магистралей, несколько отставали от тех, которые занимали центральное, ключевое положение. Однако, находясь вдали от конкурирующих цивилизаций, они обретали большую безопасность от внешнего нападения. Если же такие страны имели возможность расширять владения в ту или иную сторону от линейных трансконтинентальных магистралей, то они обретали обширное двухмерное пространство.

Именно так развивались Индия и Китай. Установив контроль над верховьями Инда и его притоков и средней частью междуречья Хуанхэ-Янцзы, индийские и китайские государства получили возможность присоединить к своим владениям плодородные речные долины Ганга, Брамапутры, Янцзы, Сицзяна и т. д. Включив в свои владения большие территории, находившиеся в стороне от основных направлений экспансии других государств, Индия и Китай обрели дополнительный запас прочности.

В дальнейшем же эти державы стали осваивать огромные территории, прилегающие к долинам Янцзы, Ганга и других рек. В то время как Египет и державы Месопотамии лишь отчасти и ценой кровопролитных войн расширяли свои владения за пределы долины Нила и междуречья Тигр-Евфрат, государства Индии и Китая с момента своего возникновения получили возможность занять весь полуостров Индостан и огромную территорию к югу от Хуанхэ до Южно-Китайского моря. Потенциальному агрессору овладеть этими обширными долинами было не так легко, как меньшими по размерам долинами Нила, Тигра и Евфрата. Овладев обширными землями, эти страны обрели большую неуязвимость по сравнению с линейными цивилизациями в центральной части планеты.

Кроме того, на пространствах, покоряемых постепенно Индией и Китаем, существовала возможность производить больше сельскохозяйственной продукции, а стало быть, содержать больше населения. По этой причине даже в случае захвата этих стран Возникала возможность того, что оккупанты окажутся в подавляющем меньшинстве и растворятся в массе покоренных ими народов. Такая возможность у Индии и Китая была большей, чем у Египта и народов Месопотамии. Вероятно, этими причинами объясняется то, что, несмотря на многочисленные вторжения внешних врагов и даже покорение Индии и Китая иноземцами, народы этих двух держав сохранились, в отличие от народов Древнего Египта и древних, стран Месопотамии.

Различия же в судьбах Индии и Китая отражали разницу между ними в их географическом положении и в характере тех территорий, которые они постепенно осваивали. Первым отличием географического положения Индии от Китая была большая близость первой к центральной части цивилизованного пояса и к среднеазиатским центрам цивилизации, развивавшимся в речных долинах Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Вследствие этого Индия оказывалась более уязвимой для нападений цивилизованных государств. В то же время, находясь близко от Иранского нагорья и степей Центральной Азии, Индия не была избавлена и от угрозы обитавших там кочевых племен.

Китай же был удален от других цивилизованных стран, пока они не стали создаваться на Корейском полуострове и на Японских островах. Лишь когда Китай расширил свои владения до Средней Азии, он столкнулся с войсками арабского халифата. До этого единственной угрозой для Китая были кочевые племена. В результате по сравнению с Китаем Индия оказывалась объектом нападений большего числа врагов, многие из которых имели в своем распоряжении хорошо организованные и вооруженные армии.

Второе отличие в судьбах Индии и Китая было вызвано разницей в направлениях основных рек этих стран. Так как Янцзы, ставшая второй географической осью китайской цивилизации, проходит параллельно Хуанхэ, то она играла роль второй линии обороны страны. За широкой Янцзы не раз спасались от наиболее частых нападений внешнего врага с севера и северо-запада. Ганг же, ставший впоследствии второй осью развития Индии, служил продолжением линии, протянувшейся по течению Инда и его притоке». Напав на Индию с запада и севера, агрессоры могли продвигаться сразу по двум долинам крупнейших рек Индостана. Кроме того, развиваясь вдоль долин Инда и Ганга, индийская цивилизация, медленнее, чем китайская, освоила южные районы страны, где долгое время обитали племена, представлявшие для нее угрозу.

Эти различия в географической среде Индии и Китая привели к тому, что первая страна в гораздо большей степени страдала от внешних агрессоров и чаще утрачивала свою независимость, чем вторая. Так неравные географические условия Индии и Китая во время старта их цивилизованного развития обусловили их исторические судьбы на много столетий вперед.

Эти же условия определили и исторические судьбы Древнего Египта, Вавилонии, Ассирии, Хеггского государства, Элама, Митанни и других стран, сохранившихся лишь на географических картах древней истории. В отличие от Индии и Китая центральные страны, имевшие возможность для экспансии лишь вдоль линейной сухопутной магистрали, оказывались привязанными к ней, как поезд к рельсам железной дороги, и были обречены на постоянные войны с соседями, в ходе которых они истощали свои силы. Так, Египет, окруженный пустынями и морями, неизбежно сталкивался с Эфиопией на юге, азиатскими государствами на севере. Финикия, Израиль, Иудея и другие страны, расположенные к северу от Египта и занимавшие узкие полоски плодородных речных долин между морем, пустыней и степью, неизбежно превращались в объекты соперничества и паля сражений между крупными державами центральной части планеты.

Ограниченными были возможности для расширения территориальных владений за пределами «своих» речных долин и междуречий и уряда других государств Западной Азии. Поэтому многие из них могли осуществлять экспансию лишь в направлении соседних государств, расположенных по центральной магистрали вдоль речных долин. Эти международные конфликты зачастую перерастали в борьбу за установление: гегемонии в центральной части цивилизованного мира.

В течение ряда тысячелетий за обладание главным перекрестком сухопутных дорог велась упорная борьба между ведущими державами древности — Ассирией, Вавилонией, Египтом, Хеттским царством, Митанни, Урарту. В ходе бесчисленных войн то северная граница Египта достигала Евфрата и Тигра, то хетто-египетская граница проходила по территории юга нынешнего Ливана, то в состав Митанни входили земли северной Месопотамии и Сирии.

Бесконечные войны наносили колоссальный урон большинству населению цивилизованных стран, сопровождаясь уничтожением материальных ресурсе» и человеческих жизней. В описании военных действий Рамзеса II (1317–1261 годы до н. э.) в ходе его войны против хеттов и поддерживавших его сирийцев в «ВИ» говорится: «…Как опустошительный смерч носился Рамзес по своим непокорным владениям, сокрушая крепости, уничтожая леса, утоняя жителей». О походе ассирийского царя Сар-гона II в Урарту в 714 году до н. э. там же сообщается: «Что касается Саргона, то он прошел по Урарту, подвергая все разрушению на своем пут, сжигая поселения, снося крепости, уничтожая каналы, сады и посевы, захватывая или сжигая запасы продуктов».

А. Тойнби подчеркивает, что в ходе войн «Ассирия уничтожала целые общины — стирая города с лица земли, и превращая население целых стран в своих пленников». Когда после длительной осады в 689 году до н. э. ассирийцами был взят Вавилон, то их царь Сеннахериб «приказал снести статую бога Мардука в Ассирию, а город снести с лица земли. Жители Вавилона были частью казнены, а частью выселены в различные области Ассирийской державы». Так Ассирия всегда поступала со столицами государств, против которых она воевала со времён Тиглатпаласара III (правил в 745–727 годы до н. э.). Так был уничтожен, Дамаск в 732 году до н. э., Самария в 722 году до н. э., Муссаир в 714 году до н. э., Сидок в 677 году до н. э., Мемфис в 671 году до н. э., Фивы в 663 году до н. э., Сузы в 639 году до н. э. «Из столиц государств, находившихся в пределах досягаемости Ассирии, уцелели лишь Тир и Иерусалим», — констатировал Тойнби. Он отмечал: «Ущерб и горе, принесенные Ассирией Своим соседям, не поддаются описанию».

И все же сами ассирийские цари оставили для история многочисленные описания жестокостей, учиненных ими. Завершая перечень городов, разрушенных по его приказу, Сеннахериб писал: «Я их взял к разграбил, я на них напал, как ураган, я их обратил в пепел… на их месте я создал пустыню и кучи развалин; я опустошил вражескую страну так, как ее могла бы опустошить только огненная метла… Мои трофеи плавали в крови, как в реке, мои колесницы давили людей и животных и терзали еще трепетавшие члены врагов. Я воздвиг себе пирамиды из убитых мною врагов; всем тем, кто падал и сдавался, я велел отрубать руки».

Его внук и продолжатель его дела Ашшурбаннпал (известный так же как Сарданапал) так описывал завершение своих победоносных походов: «Я их (врагов) отводил в свою столицу Ниневию и повелевал сдирать с них живых кожу… непокорный народ по моему повелению отводили к великим каменным быкам, воздвигнутым дедом моим Сеннахерибом, бросали их там в ров, отрубали им члены, бросали на растерзание собакам, лисицам и хищным птицам, для того чтобы обрадовать сердце моих повелителей, великих богов».

Кровавые расправы с побежденными, превращавшиеся в угодные богам жертвоприношения, были характерны для многих древних цивилизаций. До 20-и тысяч пленников ежегодно приносили в жертву своим богам ацтеки. Как сообщал К. Керам, «жрецы вспарывали обреченному грудную клетку и извлекали из нее еще трепещущее, окровавленное сердце». Характеризуя в своей истории географических открытий жизнь доколумбовой Мексики, Жюль Верн писал: «Несчастные жертвы этого религиозного изуверства набирались большей частью из населения покоренных земель, которые приносили дань своим победителям не только деньгами и продуктами земледелия к ремесла, но и людьми». Известно, например, что в 1486 году при освящении нового храма в Тепочтитлане за один только день было убито семьдесят тысяч военнопленных!»

Подобная кровожадность не была исключением, а скорее общим правилом. Строки Ветхого завета запечатлели типичное отношение народов тех времен к чужакам, как к нелюдям. Ограбить их, пленить, а порой и уничтожить чужой народ считалось делом не только допустимым, но угодным Богу. Моисей осуждает евреев за то, что они после разгрома мадианитян не позаботились истребить их женщин и детей. Под угрозой кар небесных он приказывает своим единоверцам вернуться и довести начатую резню до конца.

В то же время захватнические войны, увенчанные кровавыми оргиями победителей, уничтожали не только покоренные народы, но в конечном счете создавали предпосылки для гибели торжествовавших агрессоров. Исходя из опыта древних цивилизаций, А. Тойнби даже вывел тезис о «самоубийственности милитаризма». Наиболее ярким примером, подтверждавшим его тезис, было описание судьбы Ассирии. Эта держава погибла вовсе не из-за того, что она «почивала на лаврах», поверив в совершенство своих институтов и непобедимость своих армий. Отнюдь нет. Как замечает Тойнби, ассирийская военная машина постоянно совершенствовалась в бесконечных войнах. Ассирийцы были превосходными войнами. Характеризуя ассирийцев в пору их агрессий против цивилизаций южной Месопотамии, Л. И. Мечников писал: «Жители северной Месопотамии, бывшие по условиям своей жизни, по обычаям и стремлениям главным образом грабителями, получавшие свое воспитание в охоте за львами и дикими буйволами, обладали всеми качествами, чтобы сделаться непобедимыми воинами. Ни один из древних народов не мог сравниться с ними в смелости, твердости, ловкости и энергии; но зато ни один народ не доводил до такой ужасной степени культ грубой силы и страстного стремления к военным занятиям, любви к грабежам, к разрушениям и хищничеству».

Однако постоянные войны и вооружения требовали значительных людских жертв и немалых материальных расходов. Как отмечается в «ВИ», помимо того, что «все трудовое население державы платило налог сельскохозяйственными продуктами, металлом и скотом и привлекалось к разнообразным царским повинностям — строительным, дорожным, оросительным… Часть людей привлекалась в армию в качестве рекрутов, а в случаях особо серьезных походов, по-видимому, все лично свободное население, способное носить оружие, призывалось в ополчение; в обоз и саперные части призывались и рабы. Постоянные тяготы поборов и военных походов были крайне обременительны для жителей самой Ассирии».

Истощение материальных и людских ресурсов Ассирии вынуждало правителей привлекать в свою армию представителей народов, разоренных ею. «Состав ассирийской армии все в большей степени пополнялся воинами из покоренных народов, что со временем сказалось на ее боеспособности». «Заметное распространение арамейского языка за счет родного аккадского в ассирийском отечестве показывает, что ассирийский народ мирно устранялся пленниками ассирийского оружия, в то время как военная власть Ассирии достигла своей высшей точки», — отмечал Тойнби.

Несмотря на многочисленные угрожающие признаки, владыки Ассирии, встав на путь войны против своих цивилизованных соседей, уже не могли с него сойти. Как справедливо замечали советские историки, «ассирийская рабовладельческая держава была создана силой оружия, держалась главным образом силой оружия и постоянно нуждалась в новых военных победах. Всякая даже малозначительная военная неудача имела большие политические последствия. Длительная же война с переменным успехом неизбежно должна была поставить Ассирийскую державу на край гибели».

Попытки Ассирии наступать одновременно на всех фронтах истощали силы этой державы. Стремясь распространить свою власть на Египет и Урарту, Элам и Вавилонию, страны Малой Азии и Иранского нагорья и беспощадно расправляясь с покоренными странами и народами, Ассирия стала вызывать ненависть всех стран центральной части цивилизованного пояса. Фактически, считал А. Тойнби, Ассирия подрубила сук, на котором сидела. Хотя к 660 году до н. э. Ассирия, как отмечалось в «ВИ», «находилась на высоте своего могущества… в пределах Ассирийской державы не было недостатка в людях, желавших, ее уничтожения. Народы Передней Азии считали своими главными врагами ассирийскую знать, военщину и городских купцов — маленькую группу людей, наживших неслыханные по масштабам того времени богатства и эксплуатировавших в своих интересах все остальное население Ближнего Востока. Весь Восток жил мечтой гибели Ассирии — «логовища львов» и надеждой на падение Ниневии — «города крови». В этом сходились и представители окраинных, еще не покоренных племен, и переселенные на новые земли пленные, и эксплуатируемые общинники, и представители рабовладельческой верхушки рабовладельческих кругов за пределами собственно Ассирии».

Результатом таких настроений явились коалиции самых разных сил и держав, выступивших против Ассирии. Одновременные наступления племен скифов и арамеев, Вавилонии и Мидии распыляли силы Ассирии. В 612 году до н. э. после трехмесячной осады Ниневия была взята объединенными войсками Мидии и Вавилонии. Ассирийская знать была вырезана, а царь Ассирии Сарак бросился в огонь пылавшего дворца. Правда, еще в течение семи лет ассирийцы в союзе с египтянами пытались сохранить остатки своих владений, но в 605 году до н. э. они были разбиты вавилонянами, и Ассирия прекратила свое существование.

Одним из следствий этих войн явилось ослабление позиций всего цивилизованного мира. По сути, вместо того чтобы служить форпостом цивилизации, Ассирия, по мнению А. Тойнби, превратилась в инициатора гражданской войны внутри цивилизованного мира, разрушая его по частям. Однако вряд ли стоит принимать на веру утверждение А. Тойнби о «самоубийственности милитаризма». Войны, которые вела Ассирия, были логическим следствием цивилизационного процесса. Ведь одним из его проявлений было безудержное стремление к захватам и экспансии. Точно так же, как бесконтрольное стремление обеспечить благополучие верхов за счет низов, одних областей за счет других, центра за счет провинций внутри одного общества приводило к его распаду, стремление страны, расположенной на том или ином отрезке цивилизованного пояса, расширить свою власть над ним, в конечном счете приводило к разрушению всего цивилизованного мира. Открыв огромные созидательные силы, цивилизация одновременно ликвидировала те отношения внутри ноосферы, которые сдерживали силы разрушения. Следствием этого, стало уничтожение цивилизацией своих достижений, возврат к тому состоянию, с которого началось их развитие.

ГЛАВА 19

СМЕРТЬ ПРИХОДИТ ИЗ СТЕПЕЙ

______________________________________

Пока цивилизованные страны были охвачены истребительными войнами друг против друга, жившие за их пределами племена продолжали заниматься охотой и собирательством, то есть оставались на нецивилизованной стадии развития. По мере же того, как земледельцы перемешались в речные долины, скотоводы уходили за стадами в сторону степных и обильных пастбищ и оказывались на окраине цивилизации. Впрочем, уход за стадами они часто совмещали с земледелием и периодически в течение года вели оседлый образ жизни.

Поскольку обработанная земля позволяла содержать гораздо больше людей, то земледельцы опережали кочевые племена по численности. (По подсчетам И. Захарова, население Китая в начале I века н. э. составляло около 60 миллионов человек; население же центральноазиатских степей, по оценке Л. Гумилева, колебалось в период от III до XIII веков н. э. между 0,4 и 1,3 миллиона человек.) Таким образом доля кочевых народов в общем составе населения цивилизованного Китая вместе с его периферией составляла от 0,5 до 2 процентов. Хотя, возможно, доля кочевников была большей по сравнению с оседлым населением других частей цивилизованного пейса, они и там составляли не очень значительное меньшинство.

Возможно, если бы эти 0,4–1,3 миллиона были бы солдатами хорошо вооруженной армии, то они представляли бы немалую опасность для Китая. Подобное скопление вооруженных сил на границах Индии, Египта и других стран также являлось бы страшной угрозой для их существования. Однако значительную часть этого населения составляли женщины, старики и дети. Кроме того, кочевые народы существенно отставали от цивилизованных стран по уровню производства, общественной, государственной, военной организации.

Земледельцы активно пользовались своими преимуществами. Когда между земледельцами и кочевыми скотоводами царил мир, то первые навязывали кочевникам неравноправные условия торговли, видя в них удобный источник получения ряда продуктов. Когда же у них возникала потребность в расширении посевов, то хорошо вооруженные земледельцы наступали на земли кочевых народов, распахивая их. Опираясь на свою преобладающую военную мощь, земледельцы облагали кочевников обременительной, данью, захватывали их стада, угоняли их в плен, обращали их в рабов.

Преимущества цивилизаций были очевидными и впечатляющими. Утраты же, понесенные обществом во время перехода к цивилизованному состоянию, казались незначительными. Между тем цивилизованные народы понесли огромный урон после ликвидации десятков тысяч первобытных научно-производственных коллективов, школ и аспирантур, ансамблей художественной самодеятельности, войск народного ополчения, собраний прихожан-единоверцев. Синтез общинных культур привел к усредненному, обобщенному изложению накопленных интеллектуальных и духовных богатств.

В результате утрачивались многие знания и способы понимания окружающего мира, закрепленные в особых способностях людей, их навыках и языках. Во многих случаях новые занятия и межличностные отношения вытесняли прежние знания, оценки природы и людей как ненужные и даже опасные. Вместе с запутанными архаическими сведениями о «своих» и «чужих» тотемах, «враждебных» зверях и растениях-«союзниках» исчезала бесследно информация о том, как без особых трудов найти питание в лесу и воду в пустыне и многое другое. Забывались и запрещались сложившиеся навыки труда, общественные обычаи, бытовые привычки. Утрачивалась способность к восприятию многих явлений природы. Атрофировалась глубокая вера во вселенский порядок. Незаметно был ослаблен интеллектуальный, моральный и духовный потенциал общества, его иммунитет к самым различным внутренним и внешним напастям.

Специализация и профессиональные правила до предела ограничили возможности свободно фантазировать и выражать свои представления о мире в искусстве, песнях, танцах, сказаниях. Теперь рисовали главным образом художники, ваяли скульпторы, а в спектаклях были заняты актеры. Их профессионализм возрос, но способы художественного выражения стали неподвижными, как позы людей и животных, изображенных на стенах египетских и вавилонских храмов. Даже изображения вымышленных существ и мифы о них следовали жестким канонам.

Религия цивилизованных стран оформилась в сложных обрядах, но она во многом утратила непосредственное ощущение одухотворенной природы, которым обладали первобытные люди. Вместе с нелепыми и жестокими обычаями исчезало эмоциональное поле притяжения к своим соплеменникам и к родной природе. При этом прежние абсурдные и суровые ритуалы порой заменялись не менее вздорными и жестокими церемониями.

Войска цивилизованных держав стали профессиональными, а потому в них служили квалифицированные специалисты, вооруженные совершенной военной техникой. Однако остальное население не умело воевать; не знало, какую помощь оказывать воинам во время нападения врагов на фронте и в тылу. Одновременно военная организация приобретала неподвижность, полагаясь не на новаторство, а на слепую дисциплину, войсковую иерархию, раз и навсегда сложившиеся способы вооружений и ведения боя.

Отстав от цивилизованных стран, кочевники в то же время обладали многими достоинствами первобытных народов. Как и древние охотники-предки основателей цивилизаций, кочевники обладали крепким физическим здоровьем. Не имея подобно Земледельцам постоянных обильных урожаев злаков и полагаясь в своей диете на мясо, а также дикорастущие растения и плоды, скотоводы и охотники получали в витаминизированной пище избыток энергии. Это, в частности, подтверждено исследованиями ученых Бойд-Орром и Джилксом. Они обратили внимание на резкие отличия в питании двух племен, живущих на Восточно-Африканском нагорье в Кении — масаи и кикуйю. Первое племя — скотоводы и охотники, второе — земледельцы. Масаи в среднем на 7,5 сантиметров выше и 12,5 килограммов тяжелее кикуйю. Масаи считаются более мужественными, более надежными, чем кикуйю. Помимо бананов, бобов, проса и кукурузы, масаи потребляют много молока. Молодые люди едят много мяса, при этом съедают все внутренности животного. У мужчин из племени кикуйю 60 процентов пищи составляют кукуруза и просо, а 25 процентов — сладкий картофель (батат). В их диете почти отсутствуют овощи и фрукты с содержанием витаминов. Только женщины и дети кикуйю едят бананы и различные травы. По мнению ученых, диета племени масаи, более богатая животным протеином и витаминами, обеспечивает их большими запасами энергии, чем бедная диета земледельческого племени кикуйю.

Подобные наблюдения относятся и к другим местам традиционного обитания кочевых народов. Ознакомившись с рационом питания кочевников Аравии и Туркестана, Э. Хантингтон пришел к выводу о том, что их питание значительно богаче витаминами, а поэтому в большей степени обеспечивает людей избытком энергии. Э. Хантингтон обратил особое внимание на то, что кочевники съедают практически все, что можно съесть в животном. Таким образом они используют все витамины и минералы, которые были переработаны животными из растений. Впрочем, даже молоко и мясо животных, которыми питались кочевники, богаты витаминами. На это обстоятельство обратил внимание Арнольд Тойнби: «Образ жизни кочевника представляет собой триумф человеческого искусства. Он умудряется питаться грубыми травами, которые не может съесть сам, переработав их в молоко и мясо прирученных животных».

Жизнь кочевников была здоровой и в других отношениях. В отличие от земледельцев, обитавших в речных долинах, они обычно жили на более высокой местности, в высокогорьях или на широких плато, открытых солнцу, озонированному воздуху и чистым горным водам. Воздух влажных долин, в которых обитали первые земледельцы, был беднее озоном и нередко насыщен вредными испарениями, в которых содержались болезнетворные бактерии. Речная вода, которую потребляли земледельцы, была зачастую смешана с нечистотами, сливаемыми в реку жителями выше расположенных деревень. Интенсивное земледелие часто нарушало солевой баланс в подземных водах, поступавших в их колодцы.

Условия же жизни бедных слоев населения первых цивилизаций были крайне нездоровыми. Археологи обратили внимание и на убогость жилья низших слоев в городах Древнего Египта. Жилища древних шумеров были невероятно скучены. Пища, которую получал раб в Шумере, была скудной и однообразной: он получал около литра ячменного зерна в день. Скученность людей в городах, однообразный и нездоровый труд, Недоедание и ограниченность пищевого рациона среди низших слоев населения могли способствовать болезням, как это было в более поздних цивилизованных странах. Влача полуголодное существование, страдая от различных болезней, порожденных голоданием и нездоровой пищей, население цивилизованных стран давало жизнь больному потомству.

Помимо того, что жизнь в плотно заселенной местности цивилизованных стран намного увеличивала возможность стать жертвой инфекционных заболеваний, жители этих стран значительно хуже, чем обитатели периферии, умели лечить эти и другие болезни. Многие эффективные средства лечения, а также более распространенные медикаменты, о которых было известно первобытным племенам, оказались забытыми, а способы лечения древней медицины — безвозвратно утраченными. К тому же теперь даже знатоки народной медицины не смогли бы собрать различные травы, поймать различных птиц или найти необходимые минералы, так как они исчезали по мере окультуривания природной среды. В общую копилку медицинских знаний попадали лишь те сведения о лекарственных растениях, которые можно было найти повсеместно, и те способы лечения, которые отвечали усредненному представлению о человеческом организме. Зная свойства организмов своих соплеменников, которые зачастую были его родственниками со схожей генетической природой, любой член племени или шаман мог найти наиболее подходящие средства для лечения самых разнообразных болезней. После объединения различных общин даже сведения о различных лекарственных травах и способах лечения могли оказаться неподходящими, а иногда и вредными.

Несмотря на несомненный прогресс медицины в ряде стран (например, во времена Древнего царства в Египте имелись специалисты по различным заболеваниям: глазным, «утробным», Зубным; в мумиях обнаружены свидетельства протезирования зубов), в большинстве древних государств лечение стало профессией избранных и привилегией богатых. Простой народ мог рассчитывать не на квалифицированную медицинскую помощь, а на самые общие, а потому приблизительные правила борьбы с болезнями.

Как свидетельствует Ветхий завет, у иудеев в качестве универсальных средств здравоохранения на первый план выступали меры общей гигиены и дезинфекции, а также огульные запреты на потребление разнообразной пищи. Вместо знаний о том, какое растение является союзником человека и что надо сделать, чтобы оно принесло ему пользу, люди запоминали, какое животное и каким образом следует принести в жертву, чтобы излечиться от хвори и искупить свои нарушения общественных заповедей. Детальные описания в ряде книг Ветхого завета ритуалов, которые следует выполнять священнику, материалов, которые должны быть использованы для приготовления священнической одежды, и предметов культа контрастируют с убогим перечнем довольно примитивных действий, которые должен предпринять священник для лечения самых разнообразных заболеваний. Вероятно, упадок народной медицины привел к росту самых различных заболеваний. Строки Нового завета помимо прочего свидетельствуют о том, как много людей жаждали исцелений от самых различных болезней в Иудее начала I тысячелетия.

Эти обстоятельства могли играть немалую роль в утрате цивилизованным обществом той «избыточной энергии», которая, по. мнению Э. Хантингтона, так необходима для созидательной деятельности. В результате, хотя общество в целом обретало все большее могущество, многие его звенья слабели. В этом смысле черты немощи обретало не общество, как утверждали стороннику «старения цивилизаций», а сами члены этого общества.

На фоне больных и ослабленных сынов цивилизации кочевники казались переполненными жизненной энергией. Именно такими их изображали китайские драматурги в своих пьесах. Обычно кочевники появлялись на сцене, делая скачки и исполняя буйные пляски. Правда, подобными сценическими приемами драматурги и режиссеры стремились показать не столько энергию кочевников, сколько «дикость» их манер.

Цивилизованные народы считали, что окружавшие их «варвары» или «дикари» были ближе по своему уровню развития к животным, чем к людям, и порой их называли «говорящими животными». По сравнению с обитателями «мировых столиц», «периферийные» народы были невежественны, их представления о мире были менее совершены, а их уровень хозяйственного и технического развития был низким. Гордясь своими знаниями и изящными манерами, жители цивилизованных стран не замечали того, что высокий уровень их культуры обеспечивается мощной общественной структурой, без которой «культурные» люди становятся беспомощными в силу своей индивидуальной бес культурности. Они не понимали, что их культура имеет немало уязвимых мест, фактически уходит от ответов на многие важные вопросы окружающего мира, а предлагаемые ей версии сомнительны или откровенно лживы.

Вытянув из запутанного клубка древних знаний нити сведений по отдельным специализированным предметам, люди смогли приумножить их и поднять профессиональный уровень общественных занятий. Однако обладатели этих специальных знаний и профессий утратили былой универсализм древних охотников и собирателей. Получив возможность купить хорошо сделанную лодку, человек разучился строить пирогу из коры дерева. Имея возможность купить дом, он забывал, как собрать вигвам, юрту иди чум. Бели древний охотник прекрасно сам определял наступление сезона охоты по самым разнообразным приметам, то земледелец Древнего Египта полагался на указания жрецов, определявших время наступления половодья Нила по положению Сириуса, а китайский пахарь послушно выполнял указания государственных чиновников, приказывавших ему, когда начинать работу, когда одевать шляпы во избежание солнечного удара, когда и как надо проветривать свои хижины во время летней жары.

Отрыв от полезных знаний об окружающей природе, от навыков труда, которые стали достоянием специалистов, сопровождался и атрофией способности к мобилизации физических и умственных резервов отдельного человека. Вывод Соломона Гандца о благоприятных последствиях цивилизации для людей можно вывернуть наизнанку: хотя цивилизованная жизнь позволяла людям беречь ноги, руки, голову, эти и другие органы тела ослабевали из-за отсутствия постоянной нагрузки. Если человек больше полагался на домашний скот для переездов с места на место, если он все больше использовал механизмы в ходе манипуляции с тяжестями, то его ноги и руки слабели. Если человек все в большей степени полагался на записанные «знания, символы, формулы и таблицы», ему все меньше приходилось заставлять работать свой мозг, а этот важнейший орган человеческого тела ослабевал от бездействия. Рост могущества общественной организации цивилизованных государств зачастую приводил к физическому ослаблению населения этих стран, а рост интеллектуальной мощи цивилизованного общества нередко сопровождался ослаблением умственного потенциала на уровне отдельных членов общества.

Будучи специалистами в том или ином занятии, прекрасно ориентируясь в своей области знаний, имея немалый трудовой и житейский опыт в пределах своего круга, дети цивилизаций терялись, когда попадали в иную профессиональную или житейскую ситуацию. Им было трудно соединить свой опыт и свои знания с опытом и знаниями в других, часто смежных областях труда и человеческой жизни. Пределы «своего» круга не позволяли отдельному человеку обладать необходимым для самостоятельного выживания минимумом знаний и трудовых навыков, которым обладал всякий кочевник. Жители цивилизованных стран постепенно превращались в ходячие воинские уставы и служебные предписания, становились механическими исполнителями общественных ритуалов. Они не замечали, что являются пленниками устаревших представлений о мире, а их способность к острой наблюдательности, нешаблонным решениям и нестандартным поведенческим реакциям давно атрофировалась.

Однако жители цивилизованных стран самонадеянно полагались на архаические сведения и поучения, накопленные их предками, но зачастую не отвечавшие изменившейся реальности. Они не видели, что их сознание было зачастую перенасыщено избыточной и малоценной информацией. К тому же допуск к основной массе полезных и актуальных знаний, имевшихся в общественном банке данных, был закрыт для большинства граждан. В сложном общественном организме многие решения принимались без участия отдельных граждан; их же попытки понять происходящее не поощрялись. Это убивало желание к самостоятельности в мыслях и делах за пределами круга своей привычной деятельности, рождало стремление уклониться от исполнения «лишних» обязанностей или выполнить их чисто формально, понадеявшись на эффективность мощной государственной машины.

Хотя оседлые народы нередко подсмеивались над несовершенным владением их языками, они и не подозревали, что кочевники часто опережали их в интеллектуальном отношении, в совершенстве владели разнообразными языками природы, умели ориентироваться в природных условиях и приспосабливаться к ее превратностям.

Их хозяйственная организация отличалась большей целенаправленностью в производстве и расходовании усилий по сравнению с оседлыми народами. ‘'Экономность» кочевой «экономики» отражалась и в целеустремленном характере людей. Суровое окружение заставляло кочевников быть предельно экономными не только в потреблении, но и в труде, физическом и интеллектуальном. Жизнь приучала их к исключительной точности в движениях, словесных выражениях, мыслях. Условия степей диктовали также суровость и даже жестокость обычаев с целью сохранения жизнеспособности кочевых племен.

Природной средой их обитания часто была равнинная степь, и это обстоятельство также влияло положительным образом на мировосприятие кочевников. В отличие от линейного мировосприятия земледельцев кочевники видели мир как огромную двумерную плоскость. Возможность преодолевать степные просторы в любом удобном направлении, не считаясь с пределами речных долин, давала ощущение свободы и способствовала развитию много вариантного мышления.

В своей «Кроткой истории мира» Герберт Уэллс перечислил ряд несомненных интеллектуальных преимуществ, которыми обладали кочевники по сравнению с обитателями первых оседлых держав. Во-первых, как замечал Герберт Уэллс, «перемещаясь по широким просторам, кочевник обладал более широким кругозором, он вступал в контакт с оседлым населением. Он привыкал к необычному виду людей и их необычным лицам. Ему приходилось интриговать и вести переговоры с соперничавшими племенами за пастбища». Как и первым племенам, которые переходили к земледелию, кочевые народы, обитавшие в районах сухопутных путей, не только имели возможности устанавливать разнообразные человеческие контакты, но и развивать в ходе этих контактов способности дипломатов и торговцев, разведчиков и воинов.

Во-вторых, суровые условия природы заставляли кочевников быть более внимательными к ним и замечать то, что проходило мимо внимания оседлого населения. Как справедливо писал Г. Уэллс, кочевник «больше знал про минералы, чем люди, которые пахали землю, потому что он бывал на горных перевалах и был знаком со скалами. Наверное, он был гораздо более лучшим металлургом. Вероятно, изготовление бронзы и еще более вероятнее плавка железа были изобретениями кочевников».

В-третьих, общественное и природное окружение кочевников повышало требовательность к отдельной личности, поэтому каждый член кочевого племени проявлял максимум изобретательности и смекалки. Говоря о кочевниках, Г. Уэллс замечал: «Личность более полагалась на свои силы; она меньше была частицей толпы».

В то же время эти всесторонне развитые личности были сильны и своим коллективизмом. В отличие от земледельцев, разделенных на замкнутые профессиональные труппы, противостоящие друг другу социальные классы и касты, кочевники представляли собой сообщества солидарных людей. Хотя сознание общенародной опасности могло сплотить население цивилизованной страны на борьбу с кочевниками, у него не было навыков постоянного сотрудничества. Жители цивилизованных стран, разделенные барьерами профессиональной и сословной терминологии, различиями в образе жизни, порой даже плохо понимали друг друга. Кочевник же прекрасно понимал своего соплеменника с полуслова и жеста и готов был заменить его в исполнении любых обязанностей, ибо обладал практически всеми навыками и знаниями своего племени.

Общественный строй кочевых народов еще не подвергся социальному расслоению и профессиональной дифференциации, характерным для оседлых цивилизаций, и строился на принципах равноправия и единоначалия, характерных для традиционных сообществ. «У кочевников, — подчеркивал Э. Хантингтон, — гораздо меньше возможности для развития различий в родах занятий и образе жизни, чем среди оседлого населения». Вследствие этого, по его словам, в степях происходил «процесс отбора», усиливавшего могущество кочевых племен. В суровых условиях степи, подчеркивал Хантингтон, «исчезали трусы и ненадежные, а в характере людей закреплялись мужество, умение полагаться на свои силы, верность к товарищам и впасть руководителя».

Физические, эмоциональные, интеллектуальные и духовные качества кочевых народов, организация их общественной жизни представляли собой такой же мощный потенциал, который позволил пионерам оседлой жизни создать первые цивилизации. Однако кочевые народы, жившие по соседству с оседлыми, не могли повторить достижения первых создателей цивилизаций, да и не собирались этого делать. И в этом проявлялось глубокое историческое различие между временем возникновения первых цивилизаций и временем их гибели. Решая свои проблемы, кочевники исключали для себя созидательное решение. Им не нужно было ломать голову нал изобретением способов ведения сельского хозяйства и трудиться в поте лица над созданием производительной экономики. Они видели перед своими глазами не стада животных, которых надо было приручать, и растения, которые следовало окультурить, а запасы продовольствия, скопления материальных изделий, которые были созданы цивилизованными странами.

Притяжение кочевников к очагам цивилизации не ограничивалось их восхищенным вниманием. Они наблюдали за жизнью богатых народов с нескрываемой жадностью и завистью к их процветанию, стремясь завладеть их богатствами. Кочевые народы не имели избытка в продуктах, а готовность ограбить соседей соответствовала их моральным принципам. Продолжительные наблюдения Э. Хантингтона за жизнью кочевников в Туркестане и Аравии убедили его в том, что грабительские набеги за чужим скотом составляли часть обыденной жизни пастухов. При этом кочевники исходили из тех же моральных установок, которыми руководствовались цивилизованные народы по отношению к своим соседям, кочевым и цивилизованным, совершая грабительские походы против них, похищая их скот, захватывая их самих в рабство.

Следует учесть, что постоянное расширение сферы цивилизаций приводило к тому, что каналы связи между оседлым центром и кочевой периферией постоянно развивались и были чрезвычайно разнообразными. Выходцы из кочевых племен могли быть рабами у оседлых земледельцев, они же могли совершать успешные набеги на своих оседлых соседей, они же могли поступать к ним на военную службу. Так, например, складывались отношения с жителями Урарту и Ассирии у киммерийцев, пришедших из Северного Причерноморья в Малую Азию. Началу владычества ливийских племен в IX веке до н. э. предшествовало активное использование ливийцев в качестве рабов и военных поселенцев, в результате чего они наводнили северную часть страны, а их вожди стали правителями номов и проникли в жреческое сословие Египта. Разнообразные и во многом противоречивые контакты могли в одночасье смениться разрушительной войной кочевых народов против оседлых.

Правда, для того чтобы кочевые народы изменили свой образ жизни и перешли к войне против цивилизованного государства, требовались неординарные обстоятельства. Ими, по мнению А. Тойнби, могли быть общественные катастрофы у оседлых соседей, создававшие у тех социальный вакуум, вследствие которого происходило «втягивание» кочевников в цивилизованные страны.

Природные катаклизмы «выталкивали״ кочевников с их пастбищ. «Выталкивание» происходило во время засух, периодически поражавших пастбища. Поясняя свою мысль, Тойнби писал: «Недавние метеорологические исследования показывают, что существуют ритмичные колебания, возможно, в масштабах всей планеты, между периодами сравнительной засушливости и влажности, что вызывает периодические Вторжения крестьян-земледельцев и кочевников в сферы друг друга. Когда засуха достигает такой степени, что степь не может больше обеспечить пропитание тому количеству ската, которым наполнили ее кочевники, пастухи сворачивают со своего проторенного пути, по которому они перемещались круглый гад, и вторгаются в окружающие окультуренные страны в поисках пищи для себя и животных».

Будучи, по справедливому выражению А. Тойнби, «пленниками ежегодных климатических и растительных циклов», кочевники, «когда им удавалось захватить у степи инициативу в свои руки, могли захватить инициативу и во всем мире». Если жители цивилизованных стран полагали, что судьба навечно вручила им счастливый жребий, то кочевые бедняки верили в возможность пересмотра воли Фортуны и желали перераспределить в свою пользу материальные и иные ценности, оказавшиеся в руках оседлых народов. Объективным образом эта вера отражала стремление бедного большинства населения планеты к более равномерному распределению богатств планеты, в том числе и созданных другими людьми.

Вера в