Book: Магистр Разрушения



Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах


Приятного чтения!






Глава 1


   Отшумели зимние ливни. Небо расчистилось, и началась череда тихих морозных утренников, обычная погода для этого сезона. Гатанга, столица королевства Арконат, жила ожиданием весеннего половодья. Солнцестояние выдалось "белым", снега выпало на два пальца, и таять он не спешил, что заставляло самых предусмотрительных горожан готовиться к потопу.

   В северных провинциях Арконата царили вьюга и волки, в южных - люди, что страшнее волков. Слухи о нашествии демонов всколыхнули Тирсин и Лосальти, заставили людей срываться с места, метаться без цели, и это притом, что сами чудовища показываться не спешили. Не пойми откуда на дорогах появились многочисленные и хорошо вооруженные банды, грабившие всех подряд и норовившие проникнуть на территорию королевства. На границе провинции Шоканга они получали суровый отпор, а вот Дарсания, деморализованная гибелью сразу двух своих Лордов, оказывалась легкой жертвой для лихих людей. Арконийский Орден Магов вынужден был взять на себя управление провинцией.

   Как это хлопотно и беспокойно.

   Молодая волшебница каблуком раскрошила корочку льда, затянувшую поверхность лужи. Хлопот ей хватало и без далеких абстрактных тирсинцев: этой осенью преподаватель зоологии, мэтр Чомпен, неожиданно куда-то съехал, и весь его многочисленный зверинец остался на попечении учеников. Мэтрис Фаина любила кошек и спокойно относилась к мышам, но вот принадлежавшую учителю коллекцию тараканов переносила с трудом. Подробных инструкций Чомпен тоже не оставил, поэтому о том, как следует обращаться с самыми экзотическими экземплярами, приходилось узнавать из книг.

   Задумавшись о своем, чародейка налетела в дверях библиотеки на что-то, что от неожиданности приняла за шкаф. Или за матрас, потому что мягкое. Ни всплеск эмоций, ни искристая теплота ауры не предупредили ее о приближении этого человека. Только хищный холодок на коже. Черно-красный эмалевый кулон с изображением скалящегося дракона тоже не способствовал душевному равновесию. Человек подхватил покачнувшуюся волшебницу, сердце пронзил укол необъяснимого страха. Потом мурлыкнуло добродушное "Мэм?", человек спустился на ступеньку ниже, и стало видно его лицо, улыбку, чуть насмешливый изгиб бровей.

   Мэтрис Фаина почувствовала, что краснеет, и, не извинившись, заторопилась прочь, начисто забыв, куда именно только что направлялась.

   Ох уж этот молодой Драконис! Казалось бы, с такой физиономией только воров по ночам пугать, а как посмотрит этими своими глазищами, да улыбнется, глупые девки так и млеют. И хоть бы только девки! Разговоры преподавательниц и учениц Академии частенько крутились вокруг юноши, а ведь еще в прошлом году на него и внимания-то никто не обращал.

   Это глупо. Что они для него? Он - Лорд, наследник провинции. Женами ему им не быть, а вешаться на шею Драконису забавы ради... Недостойно!


   Смотреть на зардевшуюся чародейку было иррационально приятно, несмотря на ее стремительное бегство. Странные они все-таки. Это был уже не первый случай, когда на меня наступали, буквально. Мэтр Ребенген объяснял это тем, что практикующие маги слишком часто полагаются на свои инстинкты, которые при встрече с Разрушителем их обманывают. А еще мой наставник не рекомендовал мне пользоваться моей Силой в пределах Академии.

   Впрочем, это было понятно и без подсказки - не видел еще ни одного мага, кому общение с Тьмой понравилось бы. Неловко будет, если симпатичные волшебницы начнут шарахаться от меня уже по другому поводу. Подумать только: десять веков существование Арконата крутилось вокруг идеи возвращения Разрушителей и вот, когда искомый адепт появился, выясняется, что его уникальный дар никто на дух не переносит.

   Как же это обременительно, служить воплощением легенды!

   Мэтр Бигген, оставивший пост Главы Цеха Новых Знаний и возглавивший группу изучения меня, установил, что блокировать Разрушение невозможно. С предсказанием результата воздействия Тьмы тоже были проблемы. На данный момент отчаянные исследователи, бледнеющие и падающие в обморок от одного вида щупалец ожившего мрака, сумели установить только ряд отличий моего Таланта от общепринятого. Классическая магия была искусством эмоциональных состояний и требовала полного слияния с Миром, Иного Зрения, из-за чего особо вредоносные действия (например - жестокие убийства) адепты могли выполнять только опосредованно, используя заранее заряженные заклинаниями амулеты. В теории, я имею в виду. Потому что недавно мы имели счастье лицезреть адепта, в извращенном применении магии дающего приличную фору моему отцу - покойный лже-Сандерс безо всяких амулетов убивал, налагал неснимаемые проклятья и жесткие, директивные внушения. Я знаю, о чем говорю: мне потом пришлось "чистить" выживших, иначе магам пришлось бы их убить.

   Разрушение было признано искусством интеллектуальным. Понять это было трудно, поскольку у меня обстоятельства применения Тьмы вызывали СИЛЬНЫЕ эмоции. Но, по уверению Биггена, это были НЕ ТЕ эмоции. Они проистекали не из желания понять и сопереживать миру, а как раз от несогласия принять его таким, каков он есть. После пары часов таких штудий (за городом, в уединенном поместье, принадлежащем Арконийскому Ордену Магов и Заклинателей) мне хотелось послать всех любопытных к Ракшу, но приходилось сдерживать себя, поскольку именно это мое желание во время экспериментов приносило максимально разрушительные последствия.

   А если я порушу что-нибудь в Академии, меня признают окончившим ее досрочно, и мне придется начать осваивать управление Шокангой прямо сейчас. Я воздержался от раздраженной гримасы и пошел к ближайшему фонтанчику - медитировать до состояния благодушного пофигизма.

   Дело в том, что вчера в Академию с визитом прибыл мой отец. Нет, я был рад его видеть. Вот только половину вечера повелитель Шоканги провел, делая намеки, что мне, наследнику провинции, пора бы заиметь наследников. При этом указать, кого именно он хотел бы видеть в качестве моей дражайшей половины, отец отказывался. Типа, супругу я должен выбрать по велению души. Как будто это так просто! В Академии было полно молодых, симпатичных девушек, но они были симпатичными ВСЕ, а жениться я мог только на одной.

   Хорошо ему говорить - его никто не пилил по поводу внуков. Если задуматься, то он встретил маму, когда был вдвое старше, чем я сейчас.

   "Почему все так сложно?" - спросил я сидящего в фонтанчике грифона. - "И с каждым днем только хуже и хуже".

   "Добрый ты", - отозвался мой внутренний голос. - "Вот на тебе все и ездють".

   "Почему - ездят?" - не согласился я. - "Я никому не позволяю собой помыкать. Если и иду кому навстречу, то только, когда это действительно необходимо!"

   "Уверен, да? А своими делами заняться слабо?"

   "Какими делами?"

   "Придумай, какими!"

   "Ты же знаешь, я изучаю историю Хаоса, мне некогда заниматься чем-то еще".

   "Тогда скажи Биггену, что занят!"

   Я вздохнул: Тень Магистра, моя блудная душа или кем он там являлся, был ленив до крайности. Но притом прожорлив (мне приходилось прилагать титанические усилия, чтобы не растолстеть), похотлив (как некстати все эти краснеющие девицы!) и хамоват (большинство обитателей Академии не терпят фамильярности).

   А ведь всего год назад я ничего не знал о своей духовной сущности и был счастлив! Что характерно, Тень Магистра был счастлив тоже. А теперь мы ОБА были недовольны. Где справедливость?

   Единственное, что позволяло мне сохранять присутствие духа, это иррациональная уверенность, что подобная маята не может продолжаться вечно. Все образуется. Ну, как-нибудь.


Глава 2


   Большая черная птица поймала ящерку. Притиснутое к земле, существо извивалось и шипело, но оказать серьезного сопротивления не могло. Координаторы редко участвуют в боестолкновених лично, но, даже будь на его месте самый могучий штурмовик, соотношения сил это бы не изменило: феллийские техномаги создавали демонов как оружие против людей, а зеферидские алхимики творили оружие против демонов. Ямбет не в состоянии был даже пошевелить навалившуюся на него тушу.

   Взбитая пыль медленно оседала на камни и доспехи.

   - Куда ж ты так спешишь? - довольно пророкотал Второй Ракш.

   В непривычном положении брюхом кверху демону не удавалось даже хорошенько лягнуть обидчика. Да и что Второму все его тычки? Он их даже не замечает.

   Не ведь не то, чтобы происшедшее было для Ямбета как гром среди ясного неба! Он еще вчера что-то такое чувствовал (все-таки Слияние - сила, действующая в обе стороны), но до последнего надеялся отболтаться. Увы, Первый Ракш не стал разводить дискуссии по дальней связи и для разбирательства прибыл в Ганту лично. Нервы Ямбета не выдержали, и он попытался спастись бегством. Жалкая попытка! Второй поймал его на бегу. Просто немыслимо было, что кто-то мог проделать такое.

   Землю сотрясли еще два, нет, три тяжких удара, гигантские тени вонзились в облако пыли. За три тысячи лет, прошедших после Слияния, Ямбет ни разу не видел столько Ракшей в одном месте за раз. Ничего хорошего подобное сборище не сулило. Он вытянул шею, пытаясь стрясти с себя пыль и оглядеться. Это было ошибкой - прямо над ним обнаружился огромный, золотисто мерцающий глаз. Ямбет испытал иррациональное желание забраться под Второго Ракша целиком и поджать лапы - чтобы Первый не достал. Это было по-настоящему, по-настоящему БОЛЬШОЙ проблемой.

   - Что это у нас здесь?

   Громыхнул над Яметом голос, который он привык воспринимать через кристалл связи и никогда не желал услышать въяве. Действительно, на что он надеялся? На то, что Второй Ракш, посетив Ганту, не заметит никаких странностей? Что у Первого недостанет ума сложить два и два? Или, что из той кучи тварей, которые ошивались вокруг Обители Мормы, никто не начнет трепаться...

   Паника окрашивала красным все индикаторы до единого, даже по тем параметрам, с которыми ТОЧНО все должно было быть хорошо. От подозрения, что простой регенерацией дело не ограничится, лезвия сами собой перли наружу, но упирались в Ракша и вставали в распор, от чего у Ямбета было ощущение, что он вот-вот подавится собственным оружием. В горле вместо рыка дребезжала противная скулящая нота. Наверное, именно так чувствует себя смертный перед тем, как его съедят.

   - Шустрый, - откомментировал его поведение Второй. - Но не умный.

   Ракш поднял свою жертву в воздух. Просто взял и поднял. Теперь Ямбет не решался брыкаться - слишком уж близко был ужасный золотой глаз. Что будет, если он заденет Первого хотя бы кончиком когтя, не хотелось даже думать.

   Надо было что-то сказать. Или сделать. Что-то, что вызвало бы одобрение, сгладило бы инцидент. Но в голове было совершенно пусто, а ведь недавно он был уверен (!), что сможет повлиять на решения Первого. Это ж каким идиотом надо было быть...

   Жидкое золото глаза едва заметно изменило оттенок, и демон понял, что время вышло.

   - Кое-кто плохо поступил с нашим братом. Намекаю: это такой аркониец, которого легко узнать. Как его найти?

   Ракш не желал тратить время на поиск подходов или соглашение, он ломился в сознание Ямбета, как рейсер сквозь бурьян, привычно рассчитывая получить готовый факт в чистом виде. Именно этого Ямбет ему позволить не мог. Не в этот раз! Долгие часы размышлений, совместных с Хумбагой медитаций и чистого наблюдения привели демона к мысли, что договор со смертным надо, во что бы то ни стало, сохранить. Всего год назад он сделал бы другой выбор, но в то время Ямбет не понимал до конца, как близка демоническая община к бунту против Предводителей Хаоса. Он просто не вникал в копящиеся веками противоречия - все равно способов избавиться от Ракшей не было. Не было, до недавних пор. А теперь, чем он рискует? Полная регенерация займет три года. За это время Разрушитель может превратить Рашкей в кучу кроликов или банду маленьких обезьян. Над ними больше не висело пугающее слово Вечность.

   Жар дикой магии, окружающий Второго, действовал на Ямбета одуряющее. Вся мощь Слияния колотилась в сознание, требуя открыться и не упорствовать, но демон только скалился и шипел. Истарские отродья не получат его! Почему бы ИМ не поучиться смирению?!! Теперь он был готов наподдать Первому прямо в глаз, но длины лап не хватало. Раздражение Ракша опускалось на Ямбета подобно мрачному облаку.

   - Ты что ж это, тварь, возомнил себя уникальным? Думаешь, другие не расскажут мне то, что скрываешь ты?!

   В этом была вся соль. То, что Первый мог извлечь из его подчиненных и штурмовиков группы Дирдира, было безобидной тактической информацией. Ямбет сильно сомневался, что населяющие Ганту твари могли бы опознать в лицо какого-либо человека, пусть и прожившего в крепости месяц. Полную картину происходящего имели он, Сисс (при первых же признаках неприятностей слинявший в неизвестном направлении) и Хумбага, которого из-за способности к мерцанию даже Ракшам поймать было нелегко. Из всей троицы именно Ямбет был уязвимее всего, с него-то Предводители Хаоса и начали.

   Задним числом Ямбет остро осознавал этот недостаток положения координатора. Веками он радовался тому, что начальников у него мало, а подчиненных - много, забывая, что все его командиры - Ракши. А вот у Дирдира, деградировавшего бродяги, закопавшего в пыль Пустоши все свои гипотетические таланты, шансы встретить Первого были близки к нулю. И кто из них был настоящим идиотом?

   Внезапно ментальный напор ослаб.

   - Держи крепче, я что-то вижу, - буркнул Первый и Второй послушно усилил хватку.

   Ракш запустил когти в грудь Ямбета, словно в песок, и извлек оттуда деревянный узорчатый цилиндр и мягко светящийся стеклянный шарик. Капсула связи Первого не заинтересовала, накопитель он решил рассмотреть поближе. Шарик замерцал и быстро погас - запас холода, которого Ямбету хватило бы на полгода, у Ракша испарился за пару секунд.

   Настроение Первого происшедшее не улучшило.

   - Я знаю, что он аркониец, и я знаю, как он выглядит. Белые волосы, два с лишним метров роста, молодой, на лице - шрам, глаза - разного цвета. Черно-красная форма, значит, он солдат одной из провинций.

   Это был удар. Ракш знал слишком много! Кто мог настучать? Ямбет терялся в догадках. В молчании больше не было смысла, тактику надо было срочно пересматривать...

   - Если не будет другого выбора, я срою весь Арконат, - яростно громыхнул Первый. - А ты у меня будешь дожидаться регенерации веками. Твое тупое упрямство портит мне все планы!!! Где его искать?!!

   Второй надавил сильнее, переломив свою жертву пополам. Он не знал, что такое страх и боль, но Ямбет успел познать и проклясть эти дары Тьмы.

   - Не знаю!!! Я ничего не нарушал! Я изучил его и нашел способ использовать. Разве это плохо?

   Светящийся глаз Первого приблизился к Ямбету вплотную.

   - Плохо, что ты не сообщил о происшедшем своему руководству. Сразу же.

   - Ага! "Смертный в Ганту!" Какой приказ мне отдали бы?

   - Он прав, Дэнис, - произнес откуда-то голос, своим звуком вызывавший мысли о воде. - Ты стал слишком рассеянным в последнее время. Хитроумие этой твари уберегло нас от большой ошибки.

   Ямбет настороженно затих. За все три тысячи лет существования он видел Четвертого Ракша лишь дважды, это был самый загадочный из Семерых. Для чего он нужен, никто не знал, и чем он занимается, было неизвестно.

   - Обида, нанесенная нашим братьям, должна быть отомщена! - не унимался Первый.

   - Происшедшее необычно, - журчал в ответ Четвертый. - Мы должны проверить, можно ли использовать это явление для достижения нашей главной цели.

   - Негасимые Горнила остынут, и Истар зазеленеет, - горько пробормотал кто-то внизу, совсем близко.

   Ямбет рискнул изогнуться так, чтобы увидеть говорившего. Покореженные тяги скребли по панцирю.

   Человек. Смертный, здесь? И еще какое-то мелкое существо. Собака? Нет, обезьяна. Что это там РБ-4 говорил про обезьяну? Мысли Ямбета понеслись вскачь. Арконийский координатор допускал возможность переговоров с Ракшами в крайнем случае, а этот случай и был крайним. Нужно было действовать, сейчас.

   - В этом все дело! - прохрипел демон. - Этот человек - Разрушитель! Он нужен всем нам. Это ради него вы охраняли северные земли столько лет.

   - Гляди ты, заговорил! - почти весело заметил Второй.

   - Я дал обещание, - огрызнулся Ямбет. - Я обещал объяснить вам происходящее... доступным языком.

   - Откуда такие сведения, что Разрушитель? - потребовал ответа Первый.

   Вместо ответа Ямбет выдавил из себя образ, высоко четкую запись столкновения РБ-4 с Разрушителем, сделанную в целях наибольшей информативности. Клубящееся темное облако, обвивающее штурмовика, просматривалось во всех подробностях.

   - И как это повлияло на бойца?

   Объяснить это было труднее всего.



   - Он вернулся к основам. Но не так буквально, как ... ваши братья.

   Он угадал. Это было заметно по тому, как смутились Ракши. Кто бы подумал, что эти чудища способны на смущение!

   - Продолжай! - приказал Первый намного спокойнее.

   - Как только я осознал важность этого смертного, я начал искать способ установить над ним контроль, - не стоит акцентироваться на том, как он этот контроль потерял. - Я преследовал его и загнал в изолированную крепость, оборону которой ваши братья так самоотверженно разрушили. Мы не позволили их подвигу пропасть зря! - мягко напомнить, что он не единственный зачинщик. - Я принудил Разрушителя к соглашению. Лояльность в обмен на безопасность!

   - Лояльность кого чему? - едко прошипел Ракш.

   - Его - вам! - не стоит скромничать. - Он осознал свою ошибку. Он сожалеет о нанесенном ущербе и готов к искуплению. Его можно использовать.

   Первый отступил от Ямбета. Золотистый глаз потух, взгляд ушел внутрь. Ракш думал. Минуты проходили в молчании.

   - Такой поворот событий... неожидан.

   - Или ожидаем? - прохладно шелестел Четвертый. - Когда ты перестал верить в наш успех, Дэнис?

   Первый тряхнул гребнем стальных перьев.

   - Наш успех - это еще очень отдаленное событие, Клара. А травмы, нанесенные Фраю - объективная реальность!

   - Ты чем-то недоволен, Фрай?

   - Не считая того, что меня постоянно мутит? - буркнул со своего места человек.

   Ямбет пригляделся. Да, в своем новом обличии Ракш выглядел... не очень. Как и сидящая рядом зверушка с пыльной и немного свалявшейся шерстью. Интересно, это - Третий или Седьмой?

   - Мне нужно подумать, - вынес свое решение Первый. - Во всем этом что-то есть, какие-то скрытые смыслы...

   Ямбет тихо завидовал. Этому достаточно все обдумать, и - вуаля! - гениальное решение готово. А они с Хумбагой два месяца тыркались, как слепые котята, так ничего путного и не придумали. Интересно, сколько времени на размышление потребуется Первому Ракшу?

   - Возвращаемся. А ты, сволочь, чтобы из Ганту ни ногой!! Узнаю - изведу!

   Ямбет быстро закивал.

   - Готов повиноваться, жду ваших приказаний! Но им, - Ямбет ткнул когтем в сторону человека с обезьяной. - Им нельзя с вами идти!

   - Почему?

   Целую секунду Ямбет молчал, не в силах поверить, что Первый Ракш такой тупой.

   - Потому, что они выглядят как смертные. Потому, что они могут быть КАК смертные. Потому, что такой фон, какой идет от вас, даже демона в гроб загонит. Дикая магия плохо действует на живых!

   Первый на секунду задумался.

   - В таком случае, наши братья будут жить в Ганту.

   Ямбет постарался не думать, что будет, если Ракши подохнут у него в логове.

   - Отлично! Только дайте мне объяснить бойцам, в чем дело.

   - Позволь нам идти на север! - вскочил со своего места человек. - Мы найдем этого Разрушителя и притащим сюда. Это наша битва!

   - Не нужно насилия! Он готов к контакту. Надо объяснить ему суть, и он сам придет. Вам что нужно: убить его или заставить на себя работать?

   - Слишком умный, - констатировал Второй.

   - Ты знаешь способ объяснить ему что-либо? - проницательно заметила Четвертая.

   Ямбет вздохнул (ничего от них не скроешь!) и кивнул в сторону узорчатого цилиндра.

   - Это - средство связи.

   Первый мгновенно завладел капсулой.

   Наблюдая за исчезающими на фоне неба чернокрылыми силуэтами, Ямбет пытался понять, выиграл он от всего происшедшего, или нет. Благодарить его, естественно, никто не стал.

   - Ну, чего сидишь? Двигай! - в этом человеке, определенно, воплотился Третий Ракш, причем, изменение размеров никак не повлияли на его характер.

   - Требуется восстановить ходовую часть, - мрачно сообщил Ямбет.

   - По пути восстановишь!

   - Ты себе по пальцу камнем бить пробовал? - поинтересовался демон и едва успел перехватить опускающийся булыжник. - Сдурел?! Возьми поменьше.

   Ракш стукнул себя камнем раза в три меньше первого, задумчиво почесал ушибленную руку и сообщил:

   - Надо уметь терпеть боль!

   И как это Ямбет все время забывает про скрытые в Ракшах Сущности людей? Вечно у них все... по-человечески.

   - И сколько терпеть?

   - Пока не заживет.

   - Вот ты и терпи, а я не буду.

   Это заявление остудило пыл Третьего. Ямбет сосредоточился на себе. За полчаса ему удалось навести порядок в индикаторах повреждений, изолировать аварийные подсистемы и срастить разорванные Вторым связки. Хорошо, что на скорость регенерации Тьма никак не повлияла! Для полного восстановления требовалось протестировать управляющие контуры, но сидеть из-за этого в песке, действительно, смысла не было. За барханами мелкой серой пыли (обычный для Пустоши пейзаж) маячил знакомый ушастый силуэт. Забавно, что из всех штурмовиков отправиться по его следам решился именно РБ-4. Вовремя и удачно - Ямбет не решился бы доверить переноску Ракшей кому-нибудь из неочищенных Разрушителем демонов. Этих двоих придется не только оборонять от глупых шуток тетерглавов, но и серьезно лечить: тошнота после контакта с тварью - очень тревожный для смертного признак.

   - Что там? - тревожно вскочил Третий.

   - Свои.

   - Сэр? - осторожно позвали из-за холма. Должно быть, чтобы разглядеть Ямбета с такой позиции, демону пришлось встать на цыпочки.

   - Иди сюда! Опасность миновала. Для тебя есть задание.

   РБ приблизился, настороженно вертя ушами и принюхиваясь. Встревоженная его появлением обезьяна издала серию резких звуков. От неожиданности демон даже присел.

   - Ой, что это?

   - Это - Ракш.

   Тут РБ разглядел источник звука и оживился.

   - Какой маленький!

   Просто бездна вежливости и понимания... Впрочем, что взять со штурмовика?

   - Будь с ним осторожен, иначе остальные Ракши рассердятся.

   Но изменившийся Седьмой не склонен был терпимо относиться к оскорблениям. С воинственным уханьем обезьяна налетела на демона, которому в прыжке доставала чуть выше колена. Реакция штурмовика оказалось лучше - одним рывком, с места, РБ отскочил метра на четыре, потом еще, и замер на гребне холма, напряженно наблюдая за агрессором.

   - Симус, оставь его, фиг с ним! - окликнул Третий брата и обернулся к Ямбету. - Ну, что, пошли, наконец?

   - Что значит "пошли"? Ты представляешь, сколько тебе пешком идти до Ганту?

   - А что, есть варианты?

   - Есть. Я возьму тебя, а РБ - твоего брата, и мы еще до заката будем в крепости.

   - У тебя что, есть седло?

   - Нет. Зато ноги у меня длиннее.

   Интересно, как он сюда-то добрался? Не может быть, чтобы на месте ждал! Выходит, что у кого-то из Ракшей есть что-то вроде рассчитанного на человека седла? Столько лет живешь, и все равно, что ни день, то - новости.

   В итоге, нести обезьяну пришлось Ямбету, так как РБ категорически отказался притрагиваться к зверю. Двигаться быстро с покореженными тягами, одновременно неся в руках хрупкое существо, он не мог, поэтому в Ганту они добрались только на закате, под задержанное восхищение оставшихся крепости демонов. Несколько минут Ямбет, с тревогой, наблюдал, как Ракши пытаются восстановить способность перемещаться самостоятельно. Обезьяна, в начале пути недовольно ворчавшая от любого толчка, уныло нахохлилась, человек вообще выглядел так, словно не поймет, кто он и зачем он здесь. Скрепя сердце, Ямбет навестил свой тайник и вручил гостям по светящемуся шарику.

   - На! Носи при себе, никому не отдавай. Не важно, что светится, там, внутри - Абсолютная Тьма, она нейтрализует воздействие Пустоши. Без такой штуки смертному к демону лучше не подходить. Прежде чем дальше бегать, как раньше, лучше бы вам узнать, не появилось ли у вас каких-нибудь необычных слабостей...


   Отряд Пограничной Стражи находился на патрулировании. Так это называлось официальным языком, на деле же они просто мотались вдоль границы, изо всех сил напрашиваясь на неприятности. Но зима - тихое время, за три дня похода им не удалось отыскать даже паршивого н`нода. Последней надеждой была река, не очень глубокая, но основательно заросшая. Ее зеленое, сумрачное нутро было идеальным местом для логова демона. Как бы его еще оттуда достать...

   - Воздух!

   На дорогу перед отрядом бесшумно опустилась огромная черная птица, изящно встряхнулась, приглаживая оперение, и только легкий звон выдавал, что сделано оно из гибкой стали. В глазах Пограничного Стража загорелся охотничий азарт.

   - Смотри, кто к нам пришел!

   Отряд перестроился и двинулся вперед, медленно окружая тварь. Защелкали волшебные огнива, способные подпалить даже самый отсыревший фитиль. Тварь с интересом наблюдала за приближающимися людьми.

   - Цыпа-цыпа! - ласково позвал старшина, приближаясь на расстояние броска гранаты. Его не смущало, что дичь в три раза превосходит его размерами. Удастся ли отломать от нее хотя бы одно перо?

   Чудовище смущенно наклонило клювастую голову и кокетливо продемонстрировало ярко раскрашенный деревянный цилиндр, лежащий на трехпалой ладони. На лице Пограничного Стража проступила неописуемое разочарование.

   - Отставить атаку! - приказал он. - Это связной.

   Бойцы засуетились, разряжая оружие.

   - Кинь в воду! - посоветовал старшина подчиненному, сосредоточенно растирающему практически догоревший фитиль.

   Две гранаты почти одновременно упали в реку, и на месте одной мгновенно вырос фонтан вспененной воды.

   - Ну вот, - мрачно констатировал старшина. - Испортили вещь. Поди глянь, может рыба всплывет.

   Тем временем черная птица быстро и бесшумно сократила расстояние, раз - и она уже подошла вплотную, деревянный цилиндр повис на расстоянии вытянутой руки от Стража.

   Старшина сверил номер - совпадает. Снял с пояса собственную капсулу связи.

   - Спасибо, красавица! На вот тебе в запас.

   Тварь забрала капсулу, а потом ловким тычком крыла надвинула шлем Пограничного Стража ему на глаза.

   - Ах ты, коза бодливая! - беззлобно ругнулся старшина, возясь с застежками. Мягкий порыв ветра проводил улетающего демона.

   - Возвращаемся на базу! Сообщение должно быть доставлено немедленно.


Глава 3


   Посыльный попытался вытащить меня с лекций по демонологии. В этом году занятия шли по обновленному курсу, и вел их настоящий боевой маг, мужик совершенно бандитской наружности. За свою карьеру он не только "гонял тварей", но и участвовал в нескольких рейдах вглубь Пустоши, от чего был хорошо знаком как с теорией, так и с практикой демонологии. Мы смогли бы поладить, если бы не его откровенно хамские замечания о Пограничных Стражах. Я понимал, что на Границе он мог общаться только с россангийскими полудикими пехотинцами (отец в Шокангу магов из Ордена не брал), но считал, что можно более почтительно относиться к тем людям, которые отдают за тебя свои жизни.

   Я принципиально досидел до конца лекции - это один из самых важных для меня предметов. Мэтр Першин предупреждал, что пробудет в Гатанге еще недели две, а потом составленный им курс будет вести кто-то более теоретически образованный. Я предпочитал черпать из первоисточника. Маг говорил зажигательно, приводил массу более-менее практических примеров (не повторяясь), а любые вопросы об устройстве и функционировании демонов ловко переводил на их свойства и повадки. На мой взгляд, очень правильный подход: создавать еще одного демона нам ни к чему, они и так по Пустоши табунами ходят, а вот чего ждать от них при встрече - хороший вопрос. Для меня - особенно важный, и как для Великого Лорда, и как для единственного в мире Разрушителя.

   Посыльный терпеливо ждал в коридоре, с таким видом, словно это действие и заключало в себе весь смысл его жизни. Мне даже совестно стало. Он был из тех магов, которые служили помощниками у председателя Оперативного Совета - большой шишке среди арконийских чародеев (За несколько месяцев, прошедших после моего возвращения в Академию, я узнал об устройстве Ордена Магов и Заклинателей больше, чем за всю предыдущую жизнь).

   - Извините за задержку!

   - Ничего страшного, сэр! Мне все равно придется дожидаться мэтра Першина, - он передал мне сложенный вдвое листок. - Вы знаете, где находится Цветочный павильон?

   - Да.

   - С шестым ударом мастер Нантрек будет ждать вас там. Просьба не опаздывать, вопрос очень серьезный.

   Шестой удар часов на Башне Магов - это три часа дня. И, похоже, Першин тоже приглашен. Как интересно! Дело, наверняка, касается демонов. От любопытства у меня ладони зачесались, и захотелось что-нибудь стащить. Но, главное, почему в парке?

   Расспрашивать подробно я не стал, потому что заметил, как дрожат у чародея пальцы. Он боялся меня. Или чего-то такого, что я могу сделать. Этот помощник был у председателя самым доверенным, поскольку несколько раз приезжал во время моих занятий с Мудрилами, в смысле, исследователями из Цеха Новых Знаний. Должно быть, один раз он решился остаться и посмотреть... Теперь я лучше понимал, почему алхимики древности почти ничего не писали о Разрушителях - даже от мысли о последних им было нехорошо. Это был еще один повод не использовать Разрушение в стенах Академии.

   - Обязательно буду. До свидания!

   Он совершенно спокойно улыбнулся и вежливо поклонился. У меня такой выдержки не будет никогда...

   Часы отбивали три, когда я подошел к Цветочному павильону. Он представлял собой что-то вроде большой круглой беседки, где летом любили устраивать вечеринки, праздники и (что главное) выпускной бал. Сейчас для танцев было чересчур прохладно. В кустах возились маги в рабочих балахонах, устанавливающие нечто, до боли напоминающее защитный периметр. Если они хотели сделать встречу секретной и безопасной, то лучше было бы устроить ее внутри Академии, а не в саду. В конференц-залах Башни Магов наверняка имелись стационарные защитные средства. На дорожке двумя группами стояли приглашенные (внутрь их пока не пускали) и отдельно - мастер Першин. Почему-то у меня возникло ощущение, что маг успел поругаться с кем-то из присутствующих.

   А сейчас его внимание привлек я.

   - Лорд Гэбриэл, - как-то нехорошо улыбнулся он. - Ваше присутствие для нас большая честь.

   - А для меня большая честь быть слушателем ваших лекций, мастер Першин!

   Характера этого преподавателя я не знал, поскольку после лекций мы ни разу не общались, но маленькая и заслуженная похвала всегда улучшает настроение.

   - Да, - без ложной скромности согласился маг. - Обычно мое внимание полностью поглощено Границей.

   Практику Россанги в этом отношении я не знал, у нас задачей магов являлось исключительно обновление следящих заклинаний и установка защитных периметров. Попытайся они участвовать в бою, Пограничные им клизму бы вставили. Оставалось неопределенно повести плечами.

   - На Границе в Шоканге редко встретишь магов Ордена.

   - Контролировать Границу - одна из обязанностей Великих Лордов, - оскалился Першин.

   - Это наш Долг, - мягко поправил я.

   Интересно, чем они там, в Россанге, занимаются?

   Маг хмыкнул. Какая наглая у него, однако, улыбочка. Так бы и дал в морду.

   - Мне говорили, вам уже приходилось сталкиваться с демонами.

   Я вздохнул. Страсть к секретности у магов вновь возобладала над здравым смыслом. Похоже, что Першин списал сообщенный ему факт на ту, самую первую тварь, которая едва не лишила меня глаза.

   - Да, и не единожды.

   Я праздно задумался, пытаясь сосчитать, сколько раз я имел дело с демонами. Следовало ли принимать месяц, проведенный в Ганту, за один эпизод или за несколько?

   - И каково ваше мнение о н'нодах? - гаденько поинтересовался Першин.

   Тут даже думать нечего.

   - Щенки!

   Я имею в виду - в боевом отношении. Или он хотел услышать от меня про вонь? Но запах, испускаемый стихийными зомби, описанию просто не поддавался. Знакомый секретарь пригласил всех внутрь, и уточнить мне не удалось.

   Внутри павильона успели поставить большой прямоугольный стол, пол был расчерчен множеством символов и линий. Я заметил, что вошедшие стараются на них не наступать. Всех встречали председатель Нантрек и мастер Ребенген. Старого наставника я не видел с прошлой осени и об его отсутствии очень сожалел. Новый преподаватель древней истории читал лекции слишком близко к программе, да и в моих собственных поисках спросить совета было не у кого.

   Увидев меня, чародей приветливо кивнул.

   - Здравствуй, Гэбриэл!

   - Здравствуйте, мастер Ребенген! Вас давно не было видно.

   Чародей помрачнел.

   - Дела, будь они прокляты, дела.

   Э, нет, так просто он от меня не отделается. Я уже привык к тому, что сведения из людей приходится тянуть клещами, и теперь целенаправленно избавлялся от чувства такта.

   - Позвольте пригласить вас на чай! Мой отец сейчас в Академии, и он тоже рад будет вас видеть.

   - Непременно зайду, если ничего не произойдет, - улыбнулся маг. - Но лучше нам сначала закончить дела.

   Я понял намек и заткнулся. Секретарь Нантрека усадил меня в торец стола, прямо напротив места председателя, остальные расселись, как пришлось. Всего в Цветочном павильоне собралось одиннадцать человек (включая меня), это число казалось каким-то магическим, но точно бы я не поручился.



   Председатель Нантрек постучал по столу, привлекая внимание.

   - Господа! Перед каждым из вас лежит лист. На его обратной стороне копия сообщения, которое не опознанный нашими специалистами демон передал патрулю Пограничной Стражи. Согласно предварительной договоренности, послание адресовано присутствующему здесь Великому Лорду Гэбриэлу Шоканги, но я прошу ознакомиться с ним всех.

   Мне секретарь Нантрека подал на подносе оригинал письма. Послание было на долийском - довольно редкий для Предков диалект. На листке старого пергамента четким, крупноватым почерком было выведено: "Встреча у пагоды Васеселя, полдень равноденствия. Быть". Ниже стояла короткая подпись: "N1". Простенько и со вкусом.

   - Есть основания предполагать, что это послание отправил...

   - Первый Ракш? Очень похоже. Многозначительно.

   - В каком смысле?

   Я пожал плечами.

   - ЯМ-64 "бета" говорил, что в Ракшах скрыты Сущности людей. Значит, они способны понимать и предсказывать человеческое поведение. Смотрите: он назначает встречу, причем место встречи по эту сторону Границы. Кроме того, возможно это совпадение, но на этом месте я недавно был. Он не угрожает, но дает понять, что контролирует ситуацию и при необходимости Граница его не задержит. Приглашение сформулировано так, что от него невозможно отказаться.

   Председатель Нантрек серьезно кивнул.

   - Выводы наших экспертов подтверждают сделанный вами анализ. Мы не можем приказывать или требовать что-то от Великого Лорда, поэтому выбор дальнейшего поведения целиком зависит от вас. Собираетесь ли вы пойти на эту встречу?

   - Конечно. Нельзя упускать возможность урегулировать отношения с Ракшами.

   Рядом со мной сидел мэтр Першин. На меня он не смотрел и, молча, ковырял ногтем обивку стола. Першин явно был сторонником арконийской традиции не задавать вопросов, но какие выводы из сказанного он сделал для себя, было непонятно. Я не выдержал - мое знакомство с культурой Серых Рыцарей, не терпящих никакой недосказанности, необратимо испортило мой характер.

   - Мэтр Нантрек, пока все заинтересованные лица здесь, не стоит ли нам убедиться, что они имеют одинаковую картину происходящего?

   Старый маг поджал губы. Должно быть, думает, как сформулировать ответ минимум слов и максимально двусмысленно. Это меня добило.

   - Я имею в виду, все ли присутствующие знают, что я - адепт Разрушения, недавно вернувшийся из Ганту и уже успевший сокрушить двух Ракшей, что делает необходимость урегулировать отношения с оставшимися особенно животрепещущей? В том смысле, что даже я не могу просто взять и развоплотить их - они держат в узде всю демоническую общину. Не побоюсь этого слова, но они нам нужны. Я имею в виду, нам нужны лояльные Арконату Ракши.

   Маги заерзали, хотя переговариваться никто не решался. Эх, надо им Гверрела сюда! Нахальный заклинатель-Серый просто феноменально оздоровлял обстановку.

   - Все присутствующие поставлены в известность о появлении в Арконате Разрушителя, хотя на личности мы не переходили, - осторожно начал Нантрек.

   То есть, им просто сказали "адепт Тьмы есть", а дальше - думай что хочешь.

   - Политические соображения не позволяют нам распространяться о причинах вашего отсутствия...

   В смысле, говорить всем, что один Лорд пытался убить другого, да еще и с участием магов - нельзя.

   - ... а метафизические аспекты...

   Если он сейчас скажет, что маги не способны принять Разрушителя таким, каков он есть, я познакомлю со своей Силой всю Академию разом.

   Неожиданно мастер Ребенген фыркнул.

   - Я же говорил, что в Башне встречу устраивать нельзя!

   Нантрек выдавил из себя бледную улыбку.

   - Прошу вас, милорд! Среди нас присутствуют Целители. Маги этой ориентации воспринимают контакт с Тьмой как... как...

   - Окунание в прорубь с последующим медленным прожариванием, - закончил за него мастер Ребенген.

   Это меня отрезвило.

   - Извините. Но это не снимает вопроса - так дальше нельзя!

   - Согласен, - покаянно кивнул Нантрек. - Особенно учитывая ваш талант Конструктивного Предвидения, о котором вы так скромно не упомянули. Для этого мы и собрались. Господа, прошу соблюдать спокойствие! Общую ситуацию изложит нам присутствующий здесь мэтр Теодор Ребенген. После все смогут задать вопросы.

   Мой старый наставник встал и тут же примирительно замахал руками.

   - Да, да, знаю, слишком много сразу, слишком необычно! Прошу понять руководство Ордена правильно: обстоятельства стали известны только прошлым летом, и у нас просто не было времени предпринять все необходимое. Ситуацию отягощает наличие предателя в рядах Ордена и, возможно, не одного.

   Если он хотел завладеть внимание присутствующих, это у него получилось. За столом установилась звенящая тишина. Лицо Ребенгена стало жестким и холодным.

   - Мы находимся в условиях военного положения, когда против нас - Ордена Магов и всего Арконата - действует неизвестный внешний противник, готовый погубить королевства любой ценой, - отчеканил маг. - Все присутствующие столкнулись с активностью Целителей, вызванной преступлениями мэтра Сандерса, помощника главы Цеха Целителей. Правда ужасней вымыслов. Убитый в Шоканге маг не был Сандерсом Керсеном, это был подменыш, допельгангер, с лицом человека, известного всем как Сандерс, но с иным происхождением и сутью. Когда произошла подмена - неизвестно, но она была бы невозможна без подготовки и помощи со стороны. Кто-то должен был присмотреть среди выпускников Академии одинокого, нелюдимого мага, собрать о нем сведения, а в нужный момент - убить. Преступнику подчинялась целая сеть агентов, готовая исполнить любой его (лично его!) приказ. Таким путем были убиты два Великих Лорда Дарсании, так было совершено покушение на Адепта Тьмы, - шорох в рядах слушателей. - Уже после того, как стало известно, кто он такой.

   Мастер Ребенген сделал паузу, благо аудитория понятливо относилась к риторическим приемам.

   - Среди присутствующих нет допельгангеров, - тихо добавил маг. - Если кто-то из вас предал устои Арконата, то сделал это сознательно и по доброй воле. Но невозможно подозревать всех на свете. Что бы вы ни делали, я прошу вас помнить: Адепт Тьмы у нас один (первый за тысячу лет!), способ пробуждать эту способность у других нами еще не найден. Сохраняйте личность Разрушителя в тайне, пока это единственная его защита.

   Он обвел собрание взглядом, очевидно, ожидая вопросов.

   - Не будет ли невежливо с нашей стороны попросить подтверждения ваших слов? - мягко попросил пожилой магик, имени которого я не знал.

   Мастер Ребенген щелкнул пальцами.

   Все тот же маг-секретарь вошел в павильон, торжественно неся перед собой странный предмет очень волшебного вида. Он обошел с ним всех чародеев, а потом поставил его на стол передо мной. Это было что-то вроде маленькой табуретки с ручками, скорее - подставки, на которую, собственно, и был водружен артефакт. Обозвать его амулетом - язык не поворачивался, а названия любых других магических приспособлений я не знал. Все выглядело так: над бронзовым блюдом поднимались прозрачные языки невесомого, радужно переливающегося пламени. Ласкаемая холодным огнем, в воздухе парила золотая сфера размером с крупную редиску. Полированная поверхность не отражала волшебства, по ней бродили лишь тени сущего, людей и предметов.

   - Что это? - подозрительно спросил я. Сюрпризы мне не нравились.

   - Еще одни Бегущие Огни, - мрачно сообщил мастер Ребенген. - В фазе активации.

   Мои руки сами собой метнулись вперед. Золотая сфера противно задребезжала в руке. Я попытался протереть блюдо от магических знаков, которые там, возможно, были.

   - Это что шутка, да? Шутка?

   - Не совсем, - поморщился Нантрек. - По по уровню магии заклятье такое же.

   Холодное пламя развеялось, дребезжание в руке смолкло. Я осторожно разогнул пальцы. На ладони лежал небольшой, прозрачный камешек, напоминающий стеклянную линзу, разве что сглаженный со всех сторон.

   Ладони председателя Нантрека сложились в неизвестном мне жесте.

   - В Пророческом Огне рождается Кристалл Хроноса, - торжественно объявил он. - Таинственный артефакт, согласно летописям, неразрывно связанный с Конструктивным Предвидением. Если проще, с возможностью изменять Судьбу.

   Ну, Судьбу мне удавалось изменить и безо всяких кристаллов. Я повертел камешек в руках, приложил к глазу. На вид он был прозрачным, но все, что я видел сквозь него, почему-то теряло цвет, становилось серым и тусклым.

   - Гм. Мрачное у нас, должно быть, будущее.

   В ответ - напряженное молчание. Что я не так сказал?

   Присутствующие - пятеро магов Ордена и трое, к Ордену не принадлежавших - были слегка напуганы. Один из посторонних, чью мантию украшали символы служения Церкви, выглядел особенно странно. Его взгляд уперся в прозрачный камень, рука меж тем слепо скребла воротник. Может, у него с сердцем плохо?

   - Это я, - выдохнул чародей. - Из-за меня. Я внял словам искусителя и усомнился в мудрости Основателей. Убейте меня!

   Прежде чем я уловил, о чем речь, камешек изменился, на мгновение стал прозрачным, как слеза, и каким-то... лучезарным. А потом треснул и рассыпался в серую пыль. Упс.

   - Я не виноват!!

   - Акт Конструктивного Предвидения свершился, - торжественно сообщил Нантрек. - Подобное может быть проделано только Разрушителем в ключевых точках Реальности.

   - Предупреждать надо.

   - Зачем?

   Убью. Прихлопну стулом таракана плешивого! К сожалению, Нантрек благоразумно устроился на противоположенном от меня конце стола.

   Взгляды присутствующих меж тем сосредоточились на священнике. Тот, все с тем же остекленевшим взглядом, механически выкладывал на стол какие-то предметы, снимал амулеты и церковные регалии. Мастер Ребенген встал со своего места, подошел к нему и положил руку ему на плечо.

   - Не надо, патр Грефем. В любой другой ситуации да, вы были бы достойны смерти. Но вмешательство Разрушителя изменяет судьбу, дает Выбор. Мы не вправе отказать в нем никому. У вас будет возможность исправить совершенное.

   - Моя Вера была слаба. Я предал Дело Божье.

   - Все мы знаем, как тяжела работа Инквизитора. Ваша Вера больше, чем чья-либо подвергалась испытанию. Но теперь вопрос заключен не в вере, а в знании. Вы ЗНАЕТЕ, что постулаты Основателей были верны. А что предложили вам те, другие, помимо веры?

   - Они говорили, что найден способ укрощения демонов.

   - А Пустошь? Как они собирались укротить ее?

   Хороший вопрос. Пустошь - это земля, заполненная дикой магией, силой, надежно уничтожающей все живое. Даже демоны переносят ее с трудом. По сути, эта малоизученная субстанция выделяется всеми живыми существами, пока они живы, а так же является естественным остатком любых заклинаний. Когда концентрация не велика, дикой магии просто не видно, потом происходит качественный скачок и появляется проклятая земля - прореха в реальности, покрытая серой пылью, заполненная горьким воздухом, одним прикосновением несущая смерть. Я видел Пустошь - безжизненное пространство, унылые камни, мелкий песок. Дело не в демонах. Да, Ракши могут как-то влиять не движение Границы, отделяющей земли мертвых от земли живых, но даже если твари не придут, Пустошь все равно не остановится. Есть доказательство этому - Феналле, Забытое Королевство.

   Священник поднял на меня глаза. Я живу не первый год и на меня по-разному смотрели - с ненавистью, с раздражением, с любовью. Этот человек смотрел на меня как на божество. Я бы не хотел, чтобы все люди смотрели на меня ТАК.

   - Они утверждали, что они и есть Разрушители, но не способны были делать то, что сделали вы. Ложь ослепила меня, но теперь я прозрел. Я повинуюсь!

   Мастер Ребенген обнял его за плечи, начал бормотать на ухо что-то успокаивающее. Мужик был в полной прострации. Мой наставник и секретарь Нантерка осторожно увели его из павильона.

   Председатель звонко хлопнул в ладоши.

   - Ну-с, а теперь вернемся к вопросу о Ракше.

   С дивным единодушием собрание решило, что в вопросе о демонах они полностью полагаются на меня. Я могу делать с Ракшами все, что сочту нужным, а Орден Магов и Церковь Единого меня поддержат. Поскольку битвы с демонами были прерогативой Великих Лордов, этому ничего не мешало с формальной точки зрения, а как Разрушителю мне вообще прощалось все. В качестве полномочного представителя Ордена и магической поддержки мне в подчинение (!) передавался мэтр Першин. Что думает по поводу всего этого мой отец, никто не поинтересовался. К поведению руководства Ордена вопросов больше не было. Маги пожелали мне успешного выполнения миссии и бодро разбежались.

   Я покидал Цветочный павильон одним из последних. У меня было нехорошее чувство, что я таки позволил им сесть себе на шею.

   На дорожке перед павильоном меня ждал мастер Ребенген. Я даже не знал, что ему сказать... Он виновато улыбнулся.

   - Не злись! Это была идея Биггена. Ты говорил ему что-то про то, что суть Тьмы в уничтожении предопределенности. А у нас была проблема - последние два года у многих прорицателей шла череда мрачных пророчеств. И не только у нас. Святые Отцы поддерживают собственную магическую службу, небольшую, но очень мощную - церковники сильны своей Верой. У них сейчас есть очень сильный прорицатель, почти ясновидящий, по его видениям выходило, что приближается Конец Света.

   - И тут - Ракш.

   - Сначала - Сандерс, потом - Ракш. Каждый из этих факторов по отдельности уже достаточно гибелен. Они первыми к нам обратились, Церковь никогда не работала с изменением будущего, это задача Ордена. Мы обязаны были ввести их в курс дела. В итоге, их прорицатель увидел эту встречу, именно с теми лицами, которые были на нее приглашены.

   - Круто. В смысле, впечатляет. Что мешало вам меня предупредить?

   - Заклятье. Нантрек рассчитал, что, действуя интуитивно, ты имеешь больше шансов на успех. "Вселенная не хочет совершать самоубийство, равно как и Господь хочет предоставить своим детям шанс искупить грехи", - глубокомысленно процитировал он, - короче, с агентами влияния мы работаем, твоя задача - унять демонов. Справишься?

   Я пожал плечами. Глупый вопрос! Все равно никто другой не сможет даже приблизиться к этой твари, меня просто некем заменить. Я отлично помнил, в каком состоянии были Серые после встречи с Вторым Ракшем, а ведь демон пролетел от нас метрах в ста. Контакт с тварями плохо влияет на здоровье. Впрочем, все это мой старый наставник знал и без меня.

   - Те, с кем я имел дело, выглядели вполне вменяемыми. А знакомство с теми двумя было слишком... скоротечно, - я помолчал и признался. - Но мне очень хотелось бы задать ему пару вопросов.

   Ребенген фыркнул.

   - Если бы нас кто послушал! Никто просто не поверил бы, о чем мы говорим. Что тебе нужно?

   - Свидетели. Такие, которые не станут истерить при виде твари, но смогут заметить, если я что-то упущу. Знание долийского приветствуется.

   Мастер Ребенген перевел взгляд на Першина, молча присутствующего за моей спиной.

   - Ну, одного ты уже получил, над остальным подумаем. Наверняка кто-нибудь из церковников напросится с тобой. Приглашение на чай еще действует?

   - Конечно!

   - Тогда до вечера.

   Он помахал рукой и заспешил по дорожке, по каким-то своим делам. Мэтр Першин подумал, и ушел следом за ним. Отлично! Значит, мне не придется пересказывать свою историю еще раз, а он не будет задавать глупые вопросы.

   Противно говорить, но я был рад происшедшему. Это позволяло мне сменить занятие, прогуляться и проветриться под благовидным предлогом, не вдаваясь в нудные объяснения. Проблем в будущем я как-то не замечал, а совесть меня не мучила.


Глава 4


   Старший дознаватель Арконийского Ордена Магов и Заклинателей, без пяти минут первый помощник Главы Целителей, мэтр Теодор Ребенген задержался перед зеркалом, проверяя внешний вид. Удобный, немного неформальный костюм нейтральных цветов, пошитый к прошлому зимнепразднику, сидел на нем чересчур свободно. Когда это он успел так усохнуть? Надо заканчивать с привычкой пропускать завтрак. Нет, он еще не дошел до того, чтобы тяготиться возросшими обязанностями, но уже начал воспринимать минуты покоя как редкую драгоценность.

   Это был насыщенный событиями год, но особенно туго Ребенгену пришлось в последние три месяца. Три месяца охоты на невидимок, три месяца схваток и преследования, когда в толпе сограждан только ты знаешь, что вон тот человек впереди - смертельно опасный враг. Король и Орден Магов решили не объявлять о вторжении допельгангеров публично: общественная поддержка была хороша, когда дело касалось явного врага, известие таинственных перевертышах не могло породить ничего, кроме истерики. Но слухи все рвано шли, и их источником далеко не всегда становились болтливые кумушки. Это был еще один невидимый пласт борьбы, к счастью, в том, что касалось битвы умов, Арконийский Орден Магов имел успешный многовековой опыт. Агенты Целителей работали языками не переставая, распуская среди простолюдинов все более и более причудливые россказни о кровожадных тирсинцах и колдунах, проникающих в королевство через границу пошатнувшейся Дарсании, новомодных мошенниках, приспособившихся красть чужие лица, о грядущем Приливе и нашествии тварей. Да, да! Ужасный и неотвратимый Прилив превратился в повод для сплетен. На этом фоне разговоры о том, что маги сделали что-то не то, звучали просто пошло. Король воспользовался трагедией семьи Дарсаньи как поводом запретить игрища в Румиконе, а Полые Холмы отдать Церкви под монастырь (взамен хемленского, который после смерти аббата Браммиса тихо закрыли).

   Развитие катастрофы удалось остановить, но равновесие было шатким. С допельгангерами надо было кончать! Во имя этой цели Ребенген прервал текущую операцию в Каверри и прибыл в Академию, чтобы добиваться встречи с повелителем Шоканги. Лорд Бастиан знал о допельгангерах слишком много. Откуда, как? Все, кого пытались допросить Целители, умирали прежде, чем начинали говорить, причем, умирали, даже если их вообще никто не трогал. Нантрек был уверен, что Драконис знает ответ на эту загадку. Ребенген настоял только, чтобы разговор с Бастианом состоялся после встречи в Цветочном павильоне, а не перед ней: так прийти к согласию было сложнее, зато у повелителя Шоканги не возникало мысли, что его обманули. Теперь у Ребенгена появилась возможность выслушать все, что Великий Лорд думает о магах в целом и председателе Нантреке в частности.

   Единственное, в чем чародей был не уверен: правильно ли он делает, что тащит с собой Першина. С другой стороны, если Ребенген не прочистит ему мозги, то кто? Пока боевой маг вел себя странно: выслушав историю обретения Разрушителя, он покивал и не задал никаких вопросов. Было такое впечатление, что Темный Адепт слишком резко менял представления Першина о действительности, и маг просто не в состоянии это принять, ему проще было предположить, что историю о Разрушителе выдумало ведомство Главы Целителей. Если Першин также не в состоянии принять существование повелителя Шоканги, то Ребенген заставит Совет отослать этого олуха туда, откуда он прибыл, и тем сэкономит на похоронах. Какой смысл в присутствии волшебника, не способного смотреть правде в глаза?

   Новоявленный помощник Разрушителя пришел на встречу в парадной мантии, носившей следы множества неудачных стирок: белые атласные вставки слегка пожелтели, на груди и рукавах красовались какие-то сомнительные пятна, а последняя попытка чистки при помощи магии добавила на фиолетовую ткань лиловые разводы. На взгляд Ребенгена, Першину следовало сжечь эту дрянь немедленно и идти на встречу голышом: Лорд Бастиан умел морально изничтожить собеседника и за меньшие промахи.

   Сам Першин никаких проблем в своей внешности не видел. Сейчас мага интересовала необычная проблема:

   - Не будет ли мое присутствие на семейной встрече неуместным?

   Интересная постановка вопроса. Ребенген поднял бровь:

   - Я тоже не член семьи.

   - Но вас пригласили!

   - Скорее уж, я напросился, - Ребенген вздохнул. - Эта встреча не будет домашним чаепитием. Мне надо решить с Лордом Бастианом один очень серьезный вопрос, кроме того, нам надо понять, как он относится к вашему присутствию - Оперативный Совет может воображать о себе что угодно, но последнее слово все равно останется за повелителем Шоканги.

   Першин нахмурился, честно пытаясь осмыслить такой поворот дел, а Ребенген, наконец, определился с характеристикой коллеги - солдафон. Даже среди магов такое бывает. Досадно, в бытовом плане, но, если Нантреку нужен был свидетель без фантазии, то это было самое то. У фонтанчика с фигурой грифона, установленного при входе в гостевые апартаменты, Ребенген задержался и еще раз, с сожалением оглядывая мантию коллеги.

   - Есть один момент, мэтр Першин, о котором вас могли не проинформировать: Оперативный Совет утвердил в отношении Разрушителя политику максимальной открытости. Это означает, что вы не просто будете отвечать на все его вопросы, но также постоянно уточнять, насколько правильно он понимает происходящее. Я знаю, что для неподготовленного мага это нелегко. Наблюдайте за мной, коллега, и старайтесь подражать.

   Пожалуй, не чуждый преподаванию Першин мог понять, что от него требуется.

   - Мудро ли полагаться на здравомыслие такого молодого человека? - засомневался Першин.

   - Причем тут возраст? - Ребенген попробовал объяснить еще раз: - Он - Разрушитель, адепт Тьмы, стихии рукотворного хаоса. Он способен к Конструктивному Предвидению, но не наделен Иным Зрением и всем, что с ним сопряжено, что значит: принимает решения, сообразуясь с доводами не интуиции, а рассудка. Итог таков, что чем больше он знает, тем меньше у нас проблем. Не надо добавлять хаоса туда, где его и так в достатке!

   - Не понимаю, - признался Першин.

   - Это потому, что у вас мысли заняты чем-то не тем, - потерял терпение Ребенген. - Не беда! Лорд Бастиан умеет завладеть вниманием собеседника.

   И делает это практически мгновенно...

   Двери гостевых апартаментов охраняли четверо Пограничных Стражей, присутствие которых в стенах Академии было категорически запрещено. Ради соблюдения приличий солдат переодели в форму гвардейцев Лорда, и вынужденный маскарад не добавил им благодушия. Незнакомый Ребенгену старшина раздраженно тискал рукоять непривычно легкого для себя меча, а его подчиненные рассматривали приближающихся магов неприятными, оценивающими взглядами. Чародей прошел мимо постовых с независимым видом, не представляясь и не затевая дискуссии (если Бастиан распорядился их пустить, они пройдут, если нет, то обсуждать что-либо бессмысленно), Першин наступал ему на пятки. Когда недовольно ворчащие Пограничные остались позади, Ребенген украдкой перевел дыхание.

   - Как он их сюда протащил?! - шепотом возмутился Першин.

   - А кто ему запретит? - хмыкнул Ребенген.

   Действительно - кто? Кто готов вызвать на себя гнев единственного и горячо любимого родственника Разрушителя, непревзойденного охотника на допелгангеров, и вдобавок - правителя, имеющего полное право обвинять в покушении на свою семью даже Церковь? Желающих изображать мишень не находилось, Нантрек прямо заявлял, что не станет вмешиваться, пока количество жертв остается в пределах разумного. На их беду, изобретательность Дракониса была воистину безгранична и безо всякого членовредительства, Пограничные Стражи - это была еще не самая хамская выходка. Ребенген слышал мнение, что лучше бы уж Лорд кого-нибудь убил, и на этом успокоился.

   Например, Першина.

   Чопорный мажордом (единственный замеченный Ребенгеном слуга) проводил магов в небольшую, уютную гостиную, явно предназначенную для неформальных приемов. Вокруг низенького стола стояли четыре (!) кресла - предусмотрительность Бастиана иногда граничила с ясновидением. Два места были заняты: в кресле у окна развалился Гэбриэл Шоканги, похоже, воспринимавший неформальный характер встречи буквально. Начинающий кошмар всех магов Арконата то ли уже забыл о выходке Нантрека, то ли решил ее игнорировать, и выглядел вполне довольным жизнью. В кресле у камина замер его отец. Другого эпитета для позы повелителя Шоканги у Ребенгена не было, он вообще мог по пальцам пересчитать случаи, когда видел Бастиана расслабленным и умиротворенным. Сейчас, несмотря на желание Лорда выглядеть дружелюбно, его рука стискивала подлокотник кресла до белизны в костяшках.

   - Привет! - улыбнулся Гэбриэл.

   Ребенген коротко поклонился:

   - Добрый день! Хочу представить вам моего коллегу. Милорды, это Абенадан Першин. Мэтр Першин - Великий Лорд Бастиан Шоканги, Великий Лорд Гэбриэл Шоканги. С Лордом Гэбриэлом вы сегодня уже виделись.

   Представленный маг кивнул и начал краснеть, должно быть, свое полное имя он произносил вслух не часто. Повелитель Шоканги успел скользнуть взглядом по убогому одеянию Першина, сделал для себя какие-то выводы, но оглашать их пока не стал.

   - Оставим формальности! - предложил Бастиан тем тоном, которым обычно сообщают: "Спасаться поздно". - Присаживайтесь, господа.

   - Спасибо, - на всякий случай Ребенген выбрал место ближе к повелителю Шоканги. Нет, он был далек от мысли, что сможет остановить Лорда, но кресла стояли слишком уж тесно, а Першин и без того выглядел довольно... гм... взвинченным.

   Мажордом наполнил чашки ароматным напитком и, не проронив ни слова, вышел. Гэбриэл немедленно завладел булочкой. Ребенген повозился, устраиваясь поудобней - на месте обнаружилась маленькая и почти безобидная подлость: все четыре кресла были одинаковыми, то есть, рассчитанными на человека с телосложением Великого Лорда. В качестве милости к креслу прилагалась скамеечка для ног и подушечка под спину, наверное, чтобы у гостей не оставалось сомнений - хозяин знал, что делал. С другой стороны, будь стулья разные, положение было бы еще более двусмысленным.

   Чаепитие обещало быть... напряженным.

   Молодой Лорд занимался именно тем, для чего обычно садятся за стол - ел. Першин продолжал дуться и краснеть.

   - Попробуйте крендельки, уважаемый, очень вкусно! - посоветовал магу юноша.

   Першин уставился на выпечку, как на блюдо с живыми лягушками.

   На лице повелителя Шоканги появилась сардоническая улыбка, Ребенген понял, что сейчас Лорд скажет что-то такое, после чего Першину останется только удавиться, и решился отвлечь внимание на себя:

   - Надеюсь, вы не приняли сегодняшний инцидент близко к сердцу? - бесцеремонно начал он.

   Бастиан прищурился на чародея:

   - Причем же тут сердце? Я, помнится, уже говорил, что с подобными шутками надо заканчивать. И я намерен покончить с ними, так или иначе!

   Ребенген закатил глаза:

   - Я тебя умоляю! Все и так уже запуганы до одури. Глава Целителей лежит с нервным срывом, а кризису с допельгангерами конца не видно. Уже сейчас количество вовлеченных в заговор составляет шесть тысяч человек, а о скольких мы еще не знаем?!

   - Раньше думать надо было.

   Не желая спорить с очевидным, Ребенген покаянно кивнул:

   - Надо было.

   Одержав небольшую победу, Бастиан подобрел. Его внимание снова сфокусировалось на Першине.

   - Да вы ешьте, уважаемый, они не отравлены! - почти ласково предложил Лорд.

   Першин порывисто схватил булочку и запихал ее в рот целиком.

   Ребенген закатил глаза. Что делать? Утром ему казалось, что Першин достаточно свободно чувствует себя в Академии, где на каждом шагу встречаются отпрыски знатных семейств. У него что, комплекс на Великих Лордов? Или конкретно - на повелителя Шоканги?

   - Адан, прекратишь ли ты идиотничать?

   Маг что-то пробубнил с набитым ртом.

   - Я совершенно серьезно. Что с тобой происходит? Можешь говорить свободно, здесь все свои.

   Першин дожевывал булку, пытаясь собраться с мыслями.

   Между тем молодой Лорд успел опустошить вазочку с крендельками и потянулся к сервировочному столику, чтобы налить себе еще чаю. Повелитель Шоканги благодушно наблюдал, как его сын попирает все правила приличия.

   - Мне помочь? - не удержался Ребенген.

   - Не надо! - юноша подтянул столик за ножку и завладел чайником. - Я достану.

   Ребенген понял, что комплексы по поводу Великих Лордов есть не только у Першина, и застонал:

   - Люди! Давайте будем проще, хотя бы сегодня.

   - Это все Серые, - заключил Бастиан. - Они даже на тебя влияют.

   - Да, - покаялся чародей, - сначала жутко раздражает, а потом внутри такая дивная легкость появляется...

   - Смотрю на них и понимаю, как много я потерял в жизни!

   Такого заявления от повелителя Шоканги Ребенген не ожидал.

   - Чего ты удивляешься? - хмыкнул Лорд. - У меня половина времени уходит на то, чтобы заставить людей просто делать свое дело. Заметь, за вознаграждение. И все равно, хоть озолоти их, все сделают не так! А этим говорю: "Нужен мост". Их бригадир - мне: "Двести золотых, сорок бревен, четыре дня". И знаешь, что? Через четыре дня мост был!!

   - Сколько денег они слупили с тебя в итоге?

   - Ровно двести золотых. Я не собираюсь поощрять стяжательство!

   Ребенген праздно задумался, что будет, когда практичность Серых помножится на меркантильность арконийцев. Тем временем Першин справился с булкой и начал прихлебывать свой чай. Пора было переходить к делу.

   - Бастиан, у меня к тебе серьезный разговор...

   Лорд довольно оскалился:

   - Я так и подумал.

   - Почему? - полюбопытствовал чародей.

   - Я знаю, что произошло в Россанге.

   - А что произошло в Россанге? - живо заинтересовался Гэбриэл.

   - Джеррола едва не убили, - просветил его отец.

   - Еще одного Лорда? - поразился юноша.

   Повелитель Шоканги насмешливо фыркнул:

   - Стадо баранов! Как их предки Лордами стали, понять не могу?

   - Не будем обобщать! - поморщился Ребенген. - В Каверри наши действия были весьма удачны.

   - М-м, - Лорд Бастиан поднял с блюда нанизанное на щепку пирожное и попробовал его на вкус. - Филиас всегда был себе на уме. Никогда не мог сказать, на что он способен.

   - Влияние Стихий? - Ребенген всегда задавал себе вопрос, как влияет на характер Великих Лордов посвящение стихиям, происходящее посредством древних магических знаков. В провинции Шоканга располагался символ огня, в Россанге - воздуха, в Каверри - воды.

   Великий Лорд пожал плечами:

   - Какая разница? Взялся править - умей держать удар!

   Ребенген решил не углубляться в политику:

   - Так вот, у нас проблема: разработанный тобой способ позволяет обнаруживать собственно допельгангеров, на завербованных ими граждан Арконата он не действует, мы рискуем срубить верхушки, оставив корни в земле. А при попытке захватить их живыми... Ты работаешь с ними дольше, удавалось ли тебе их допросить?

   Великий Лорд не торопился с ответом. Он, не спеша, пил чай.

   - А вот об этом я хочу поговорить с Нантреком лично. Устрой нам встречу! И предупреди его, что благотворительность закончилась.

   - Что ты хочешь за свою помощь? - вздохнул чародей.

   - Я хочу, чтобы место, откуда они являются, было уничтожено, чего бы это вам ни стоило. Никаких компромиссов, никаких соглашений!

   - Ну, это подразумевается...

   - А я хочу, чтобы вы дали клятву!

   - Я передам Нантреку твои слова.

   - Вот и хорошо, - Лорд выудил откуда-то три медных шарика и начал привычно катать их в ладони.

   Оценив тяжесть предметов, Ребенген заключил, что убийство им пока не грозит, и решился зайти с другого конца:

   - Как ты относишься к предложению Ракша?

   Старший Лорд пожал плечами, его сын снова вмешался:

   - А как к нему можно относиться?

   Действительно - как? Чародей решил замять эту тему и сосредоточиться на еде: Першин уже вовсю жует, а при той скорости, с какой Гэбриэл поглощал печенье, на столе скоро останутся одни вазочки. Ребенген выбрал себе пирожное, облитое чем-то белым и посыпанное дроблеными орехами.

   - Не знал, что ты любишь сладкое, - усмехнулся Бастиан.

   - Не люблю, - признался чародей. - Но последнее время очень тянет.

   - Это нервы.

   Ох, нервы! У Ребенгена даже слеза на глаза навернулась. Обычно при такой нагрузке ему помогали эликсиры, но после прошлогоднего опыта он не решался их принимать - слишком легко втянуться. А ведь он так молод (особенно - для чародея) и уже так много сделал для Ордена. Наверное, сладкое благотворно действовало не только на него, Першин собрался с мыслями и решился задать вопрос:

   - А как она выглядит?

   - Кто - она? - оторвался от пирожных Гэбриэл.

   - Тьма, - уточнил маг.

   У Ребенгена засосало под ложечкой.

   - Такая черная, - сообщил юноша, - и дымиться. Вы что, хотите посмотреть на нее в натуре?

   Глаза мага азартно заблестели:

   - Да, конечно! Если это ничему не повредит.

   - Только нервам, - буркнул Ребенген и заторопился с пирожным.

   Молодой Лорд серьезно кивнул:

   - Хочу предупредить: это может быть очень неприятно, даже на взгляд со стороны. Хотя на обычных людей не действует.

   "А ведь обычных-то людей среди нас и нет!" - сообразил Ребенген.

   Гэбриэл бросил вопросительный взгляд на отца.

   - Действуй! - усмехнулся Бастиан. - Давно хотелось узнать, что это такое.

   - А я бы воздержался, - буркнул Ребенген, - но кто меня станет слушать?

   Повелитель Шоканги расхохотался в ответ, это явление было настолько неестественным, что мажордом испуганно заглянул в комнату.

   Гэбриэл пожал плечами и сложил ладони лодочкой, а дальнейшее произошло так быстро, что слилось для Ребенгена в одно событие. Миг, и в руках юноши появилось нечто, что назвать субстанцией было нельзя - так, прореха в реальности, дырка без дна, без единого отсвета. Кладезь Мрака не курился дымом, скорее - наводил на окружающее пространство рябь, словно пробовал материю на прочность. За долю секунды Ребенген осознал, что перед ним находится воплощенное Небытие, отрицание Сущего, Абсолютная Тьма. Мысль о том, что когда-то ЭТО уже касалось его, пугала чародея до помрачения, но опуститься до визгливых воплей о пощаде он не успел - раздался грохот и Разрушитель поспешно отпустил свою Силу.

   Першин лежал в глубоком обмороке - он отшатнулся от стола так стремительно, что упал на пол вместе с креслом, чтобы привести его в сознание, мажордома пришлось послать за нюхательной солью. Ребенген зыркнул искоса на повелителя Шоканги: Лорд Бастиан побледнел, но отстраняться не стал. Его глаза казались еще темнее, чем обычно, в зрачках блуждали синие отсветы и какое-то безумное ликование. Возможно, дело было в семейном родстве, или в покровительстве Огня Шоканги, но Ребенгену показалось, что Лорда очаровала сама мысль о Силе, способной прижать к ногтю любого мага. Прикинув, как далеко может зайти воображение Бастиана, чародей понял, что с экспериментами надо завязывать.

   - Это индивидуальная реакция, - пояснял молодой Лорд, пока Першина расталкивали и усаживали в кресло. - Бигген установил, что Разрушение как-то завязано на структуру личности.

   При Ребенгене Бигген выражался конкретней - на рациональное мышление, и добавлял, что оно не всегда является сильной чертой магов. Но говорить при Першине, что у него с мозгами не очень, было бы жестоко. Тем более что маг очень быстро справился с потрясением, наверное, сказался опыт службы на Границе.

   - Да-а, - протянул Першин, вытирая пот со лба рукавом, - с этим надо быть поосторожней.

   - Простые граждане ничего не чувствуют, необученные маги тоже, - Ребенген уже вернлся в свое кресло, - экспериментально установленный факт. Но сколько шума может поднять один-единственный посвященный, если все поймет не правильно, страшно даже думать. Оперативный Совет принял решение провести предварительную подготовку.

   Такой подход Першин мог понять.

   Задумчиво оглядев помятых волшебников, Лорд Бастиан подал знак мажордому и тот сменил приборы - на столе появились фужеры из каверрийского стекла, заполненные золотистым яблочным вином. Ребенген мысленно разделил емкость на три и напомнил себе о разнице в весе - соревноваться в питие с хозяевами стола не стоило. К теме Разрушения, по молчаливому согласию, не возвращались. Говорили о политике, о ценах на зерно и железо. О том, какой доход могут принести провинции оружейные мастерские, которые собиралось открыть в Шоканге Серое Братство (в качестве товара никто не сомневался, но в возможность собрать налоги с упрямых южан верили немногие). Ребенген приложил все силы для того, чтобы разговорить Першина. Это оказалось несложно (маг недооценил размер фужеров), но потом коллегу повело на пошлые анекдоты и пришлось спешно откланяться - юмор, принятый в среде волшебников, Великий Лорд мог не оценить.

   Пограничные Стражи у дверей проводили покачивающуюся парочку мрачными взглядами. "Одно в них хорошо", - неожиданно понял для себя маг. - "Сплетен можно не опасаться!" Маг твердой рукой направил Першина в сторону парка и домиков преподавателя, а сам поспешил к административному корпусу - Нантрек наверняка дожидается доклада. Бессовестно заставлять Председателя ждать только потому, что вино у Дракониса оказалось слишком удачным.


   Выходя из комнаты, мэтр Першин приложился к косяку и внятно обматерил неудачную архитектуру. Ну да, ну да. Я, например, в эту дверь проходил свободно. Отец оставался невозмутим, а моя худшая половина прикидывала, на какие фокусы можно было бы развести пьяного чародея.

   - Ну, и каково твое впечатление от общения со столпами общества, сын?

   - По-моему, они зарываются! - честно признался я.

   Отец усмехнулся:

   - Это их нормальное состояние. Вопрос в том, собираешься ли ты что-то по этому поводу предпринять?

   Я подумал и помотал головой:

   - Нет. Они начнут плакаться, и в результате я им еще и должен окажусь.

   Он понимающе усмехнулся и одним длинным глотком допил вино.

   Пока мажордом убирал со стола бокалы, мы хранили молчание, а потом я заторопился - оставался еще один вопрос, который легче было решить прямо сейчас, как в реку прыгнуть.

   - Ты тут говорил про страну допельгангеров, о том, чтобы ее уничтожить...

   Отец поощрительно кивнул.

   - Отступись.

   Больший эффект я мог бы произвести, только обернувшись демоном. Непонимание, неверие, гнев, растерянность. Мы еще ни разу не расходились во мнениях относительно чего-либо.

   Я поспешил объяснить.

   - Если бы речь шла об истреблении тех, кто посылает к нам убийц, я первый взял бы копье в руки. Пусть их участи ужаснутся небеса! Но ты говорил о местности, о стране. Уверен, большинство тех, кто там живет, так же не слышали о нас, как мы - о них. Для них твоя месть будет беспричинной и бессмысленной. Не надо. Пусть сами разбираются со своей бедой.

   - Ты считаешь допельгангеров бедой?

   - Такие типы не могут быть благословением.

   - А если те, за кого ты так волнуешься, чествуют этих убийц как героев?

   Тут я заткнулся, поняв, какую чушь говорю. Первое, от чего в Академии старательно отучают отпрысков знатных семейств, так это от сентиментальности - наше славное королевство может выдержать двух Драконисов подряд, но, стоит боевому духу Лордов дрогнуть, как нас всех перетрут в порошок благодарные подданные. Даже без допельгангеров смутьянов навалом, в Гатанге каждые три года бузит чернь, а Орден Магов не покладая рук пропалывает потенциальных бунтовщиков среди знати (ради благой цели, естественно). И вот я, просидевший в Академии полжизни, несу перед отцом такой вздор...

   Заметив мои сомнения, отец довольно ухмыльнулся.

   - Не мучайся, сын. Когда мы их найдем, обещаю, ты сможешь еще раз обдумать свою просьбу.

   Бастиан Шоканги обещал не рубить с плеча! Большего от него не смогли бы добиться ни король, ни Орден Магов, явившийся полным составом. Я благодарно кивнул, и отец перевел разговор на дела: кого я возьму на встречу с Ракшем, кого НЕ возьму и кого взять придется. Короче говоря, политика.

   Над этим я тоже думал.

   - Надо будет пригласить в свидетели живописца, я тут заглянул в библиотеку и обнаружил, что изображений Первого у них нет.

   - Хорошая мысль, - одобрил отец. - Першина, как я понял, тебе всучили даром, но если на Ракша захочет посмотреть кто-то еще, пусть готовятся платить. Так им и скажи!

   - Па, а не слишком ли много ты общаешься с Серыми?

   - В самый раз. Кое-кто желает развлечься за счет нашей семьи сын, - глаза Повелителя Шоканги сверкнули злобным синим огоньком, - а бесплатные зрелища бывают только у эшафота.

   Я решил, что лучше не развивать мысль в этом направлении. Судя по всему, визиту Первого Ракша предстояло превратиться в знатный балаган.

***



Лучший способ забыть старые обиды - завести нового врага.





Глава 5


   Я покинул Академию задолго до равноденствия - спешить, равно как и опаздывать на встречу с Ракшем не хотелось (и распутица, опять же). Отец ко мне не присоединился, к сожалению, Ребенген - тоже. Складывалось впечатление, что взрослые занялись чем-то своим и очень увлекательным, а моя поездка стремительно превращалась в кошмар. Я тронулся в путь днем, верхом на лошади, но с таким же успехом мог ехать ночью и в мешке - города за тройным слоем охраны видно не было. Ах, да, у нас ведь убили Лорда! Поймите правильно, никто не ожидал от соратников Сандерса самоубийственной лобовой атаки, но оставались еще добрые подданные, возбужденные чужим успехом. Предприимчивые олухи могли добиться своего чисто случайно. И в том, что желающие поквитаться с Драконисами есть, я ни сколько не сомневался.

   Меня плотно обступали Пограничные Стражи в гвардейской форме с позументами (словно мастиффы в кружевах), дальше колыхались фиолетовые плащи выделенных Орденом телохранителей, а уже за ними звенели сбруей собственно гвардейцы и маги, которые наполовину тоже были орденскими. (В кортеже Лорда Шоканги! Куда катится мир?) Телохранители несли на пиках разноцветные флажки, из-за которых даже крыши домов оставались недоступны моему взгляду. Толстая бронированная гусеница медленно продавливалась сквозь город по направлению Восточных ворот.

   В двух шагах от меня гудела и шумела невидимая Гатанга. Пахло навозом, дымом от каминов и невероятной мешаниной кухонных ароматов. Аппетита такая смесь не вызывала, но до чего же хотелось посмотреть, что там покупают и едят! Воспоминания Тени Магистра звали пройтись по крышам или кабакам, навестить старых знакомых и попугать их своей осведомленностью (как бы не зарезали). В прошлом году это было бы возможно, но сейчас - нет.

   На мосту через мутный приток Эт-Кемаи я демонстративно остановился, спешился и заглянул в воду. Мне хотелось, чтобы там был демон (безумие какое!), в него можно было бы пульнуть Тьмой и избавиться, наконец, от этой давящей тяжести внутри (с некоторых пор последствия моего раздражения стали небезобидны). Но река, от обилия нечистот никогда не покрывавшаяся льдом, осталась непроницаемо-черной, а воображение начало искать еще какую-нибудь цель.

   Подлинный масштаб бедствия стал ясен только вечером, когда отряд собрался на общую трапезу. К тому моменту ни одного чужака на постоялом дворе, естественно, уже не было. Маги кучковались в одном углу залы, солдаты - в другом, на меня никто не смотрел и не потому, что я - сын Бастиана, просто им не хотелось играть в переглядушки с Пограничными. Рядом остался сидеть только Першин, суровый боевой чародей без чувства самосохранения. Я честно дождался конца ужина в наивной надежде, что уж потом-то народ подобреет и только когда столы опустели понял - вот так вот и путешествуют Великие Лорды.

   Стоит ли удивляться, что при дворе каждого владыки ошивается столько лизоблюдов и нахлебников? Полжизни бы отдал за приличного шута!

   Впрочем, у меня оставался еще Першин. На лекциях боевой маг вел себя непринужденно и поведал аудитории множество историй с оттенком армейского юмора. Надеюсь, у него осталось что-нибудь в запасе. Как бы его еще разговорить... Может, спросить о работе?

   - Кстати говоря, мастер Першин, - называть его "наставником" у меня язык не поворачивался, - на лекциях мне не удалось задать вам один важный вопрос. Вот, скажем н'ноды. Они же безмозглые. Как им тогда удается нападать сообща?

   - Это просто, - маг сел прямее. - Примитивно-стадное поведение. Если н'нод видит бегущего собрата, он присоединяется к нему, а если остается один, то сидит очень тихо.

   - Поразительно! Выходит, им совсем не обязательно общаться?

   - Так и есть, - Першин решительно встал из-за стола. - Прошу меня простить, но мне нужно привести в порядок амулеты.

   И улизнул наверх. Наверное, пошел докладываться начальству. Нельзя же шпионить так откровенно!

   Я еще немного посидел за столом, прислушиваясь к исходящему от Пограничных шуршанию (кажется, они решили померяться количеством спрятанных в одежде ножей), а потом вынужден был посмотреть правде в глаза: прошлогоднее путешествие в компании Серых Рыцарей не повторится. Поймите правильно - повод был ужасен, а условия кошмарны. Однако есть какое-то непонятное очарование в том, что тебя воспринимают как равного и говорят обо всем запросто - большинство дворян Арконата никогда не попадает в такую ситуацию, не говоря уже о Великих Лордах. Этикет, о котором так настойчиво напоминал мне бывший наставник, будет наполнять всю мою жизнь, а попытки выйти за рамки восприниматься как чудачества очередного Дракониса. Даже относительная простота быта Академии скоро станет недоступной роскошью, дружески потрепать по холке я смогу разве что своего коня.

   Проклятье! Надо было поговорить об этом с Ребенгеном. Возможно, отвращение к условностям - папино влияние, но, скорее всего, Тень Магистра опять во всем виноват.

   "Нет!"

   Последующие два дня я двигался куда-то в плотном кольце охраны, скучал и зверел. Двойственность моей натуры, последние три месяца плавно сходившая на нет, вновь начала набирать силу. Фокус контроля уверенно смещался в сторону Тени Магистра. Уж гатангийский вор нашел бы, как себя развлечь! В отчаянье я ухватился за последний совет наставника и попытался направить дурную энергию на благое дело. Например, на написание книги Разрушителя, за которую так до сих пор и не взялся. Я раздобыл шесть листов писчей бумаги, грифель и весь день на ходу делал заметки, а вечером переписывал их начисто и стирал. Помешать мне не могли ни снег, ни ветер, как со стороны выглядела эта писчая одержимость, не берусь даже предположить. Все тяготы пути благополучно ускользнули от моего внимания. К тому моменту, когда впереди замаячили крыши нашего хемленского поместья, подробное описание битвы с Ракшами было закончено.

   Теперь, если Первый меня прибьет, потомкам будет ясно - за что.

   Тень Магистра нигде не ощущался (призрачный вор никогда не любил писанину). Как легко, оказывается, держать себя в руках! Наваждение последних дней спало, я посмотрел вокруг и не сдержал улыбки: Гатанга провожала нас ледяной слякотью, а тут уже началась весна. Солнечный свет струился сквозь безлистые ветви, отбрасывая причудливо-подвижную сетку теней. Меж кряжистых вишен высыпали белые звездочки цветов, из травы назло бдительным садовникам высовывались усики молодой колючки. В глубине сада какой-то решительный кустарник успел украситься золотистыми венчиками. Благодать!

   Колонна рассыпалась. Гвардейцы, получив отмашку, неровным строем порысили к своей казарме. Маги разминали поясницы и медленно отползали в сторону гостевого крыла. Телохранители из Ордена и шокангийские Пограничные неодобрительно взирали на воцарившуюся суету. Я хмыкнул и направил коня к парадному подъезду.

   В просторном холле меня приветствовал отец.

   - А-а...

   - Пентаграмма, сын, пентаграмма. Пришлось сделать крюк через Тактес, но так все равно быстрее. Как жаль, что ты не можешь путешествовать этим способом!

   И как здорово, что в прошлом году мы не стали с ним экспериментировать. Как ни печально жить с репутацией Дракониса, окончить дни в звании магической катастрофы было бы еще обидней.

   - Быстро добрались, - отец одобрительно усмехнулся (за окном проковылял к своим последний кряхтящий маг). - Были какие-нибудь затруднения в пути?

   - Никаких затруднений!

   Если что-то и случилось, у меня просто не было шанса этого увидеть. Отец кивнул, словно и не ожидал другого ответа.

   - У тебя есть силы присоединиться ко мне за ужином?

   - Непременно. С нами будет кто-то еще?

   - Нет, остальные гости появятся накануне события. Теперь магов хватит, чтобы построить приемные пентаграммы для всех.

   То есть, желающих погостить у Повелителя Шоканги не нашлось, и заинтересованные лица предпочли воспользоваться дорогим и не так, чтобы совсем безопасным заклинанием телепортации. Очень показательно.

   Все оставшееся время до ужина я смывал дорожную грязь и пытался подобрать одежду, соответствующую моменту. Если в поместье мне и полагались личные слуги, то они очень умело прятались, хорошо хоть горячая вода в купальню подавалась по трубам, так что, наполнить ее я мог сам. А вот с костюмом была беда - на поясе явно не хватало одной дырочки, все парадные рубашки очень несолидно натягивались на груди. В Академии я привык решать такие проблемы без посторонней помощи, здесь же требовалось отловить мечущегося по дому кастеляна и потребовать перешить пуговицы прямо сейчас. Времени спокойно посидеть просто не осталось, и к столу я пришел в некотором раздражении.

   Отец наградил меня проницательным взглядом, но ничего не сказал, а мне не хотелось беспокоить его мелкими жалобами. Такие вопросы каждый Лорд должен уметь решать сам, и чем раньше начнешь, тем лучше будет получаться. Папа, например, никогда не задумывается, чьим слугам отдает приказы, и притом всегда получает желаемое.

   Некоторое время мы молча наслаждались искусством повара.

   - Чем собираешься заняться, сын?

   Обычно все свободное время я посвящал чтению, но нельзя же провести всю жизнь в библиотеке. Чем там положено заниматься наследникам Лордов?

   Кататься верхом. Кругами вокруг поместья все девять дней. Не подходит.

   Охотиться. На кого? В Дарсании водились одичавшие свиньи, истребление которых считалось святой обязанностью любого дворянина, в Каверри тем же целям служили крупные северные волки. В Россанге народ гонял по бесчисленным холмам мелких пятнистых оленей, больше похожих на одичавших коз. На плодородных равнинах Шоканги водились только зайцы и суслики. Сезон охоты на ушастую дичь - осень. Мотаться толпой по засеянным полям, увязая в грязи и выслушивая проклятья крестьян - удовольствие ниже среднего.

   Оставались еще визиты к друзьям и родственникам. Кого я могу обрадовать своим появлением, не покидая Шоканги? Черепов. Папа не поймет: с существованием сектантов он смирился, но упоминание о них его по-прежнему раздражает. О, Гверрела! Осталось лишь узнать, где обосновался нахальный заклинатель.

   Я глубокомысленно закатил глаза.

   - Прогуляюсь по окрестностям, пожалуй. Знакомства возобновлю. В Академии говорят, что Серые Рыцари перебираются в Шокангу тысячами, но мы никого не встретили. Они что, предпочитают селиться северней?

   Отец помрачнел.

   - Вот что, сын. Пока я жив, на два дня пути отсюда ни одного их поселения не будет. Хватит мне Браммиса! Когда займешь мое место, делай что хочешь, а пока твой пожилой отец заслужил немного покоя. И постарайся не демонстрировать им свою приязнь слишком явно - у меня весь стол завален жалобами наших умельцев. Ни к чему дразнить н'нодов.

   Похоже, шокангийские ремесленники уже осознали угрозу, исходящую от мастеров Братства. Вот только тактику противостояния выбрали не ту - отцу их прибыли не интересны, у него другие понятия о выгоде. Увы, поездка к Серым отменяется.

   Заметив мои затруднения, отец пришел на помощь.

   - Гэбриэл, а не хотел бы ты помочь мне разобраться с монастырской библиотекой? Ты ведь, кажется, любишь книги.

   - Разве монахи не увезли свои...

   - Что значит - "свои"?!

   Действительно, с каких это пор Лорды отдают трофеи, захваченные практически в бою. Тень Магистра полностью одобрял такой подход - грабить, так с размахом, а моя порядочность при мысли о раритетах тихо скончалась. Жития святых я готов был вернуть Церкви хоть сейчас, а вот книги времен Эпохи Хаоса у меня смогут забрать только силой.

   Отец понимающе усмехнулся. Мы перебрались в кресла у камина и принялись обсуждать, кого я возьму в команду мародеров.


   Двое магов Арконийского Ордена тусклыми взглядами провожали наследника Шоканги, который с утра пораньше подорвался куда-то скакать. Видать, еще не накатался. За весь путь от столицы молодой Лорд нигде не пожелал задержаться хотя бы на день. Лошадей путники, конечно же, меняли, но всадники-то оставались те же!

   Впрочем, оба чародея понимали, как рискуют, отправляясь во владения Лорда Бастиана, пусть и по официальному делу (случались, так сказать, прецеденты), более того, их допуск позволял узнать, какие проблемы способен создавать честным магам лично сын Повелителя. Этого было достаточно, чтобы все десять дней дороги ждать какой-то непонятной беды, но ничего так и не произошло. Долгое напряжение перерастало в сдержанную досаду.

   Старший Драконис вел себя подобно демону из породы рейсеров, величественно не замечающему возню простых смертных у себя под ногами (впрочем, ни слуги, ни гости не рисковали задерживаться у него на пути). А младший... Нет, им объясняли, что Лорд Гэбриэл увлечен учебой и даже что-то исследует совместно с Цехом Новых Знаний, но у всего должен быть разумный предел! На памяти мэтра Арасси с таким ожесточением писались только доносы на бунтовщиков и шпаргалки на выпускной экзамен. Юноше-то это зачем? Магии он не учится, а звания его никто не сможет лишить даже мысленно.

   - Интересно, а трактир тут есть? - поинтересовался мэтр Арасси у своего коллеги.

   Мэтр Кентер был старше собеседника на тридцать лет. Ему, городскому магу, конный переход в Шокангу дался особенно не легко. Но что делать, если умение швыряться файерболами и скакать верхом плохо сочетается со способностью строить качественную приемную пентаграмму? В седло почтенный мэтр садился раз в три года, на сборах резервистов арконийского Ордена (боевой силе королевства следовало сохранять минимум подвижности) и на третий день пути готов был проклясть всех лошадей континента насмерть.

   - Трактира нет, я узнавал. Ближайший - в Хемлене. Это такой городок, где в прошлом году наш добрейший хозяин закрыл монастырь.

   Маги многозначительно переглянулись, в красках представляя себе это событие.

   - Может, спросить на кухне молока? - сомнением протянул Арасси. Его передергивало от мысли о том, что подала вчера на стол кухарка, готовившая, в основном, для Пограничных Стражей (очень, очень здоровая и полезная еда). Будучи Целителем, маг не употреблял мясного, и перед его мысленным взором уже тянулись бесконечные миски с чечевицей.

   Мэтр Кентер отчаянно замотал головой - белые жидкости его организмом не усваивались. После утомительной скачки ему хотелось принять чего-нибудь покрепче чая и, желательно, в приятной компании. Из вариантов напрашивались только эликсиры. Приличное вино в поместье, конечно же, было, но позволить Драконису заподозрить, что в момент работы телепортатор Ордена может оказаться нетрезв...

   - Давайте лучше в Хемлен прогуляемся, после обеда, если погода позволит.

   - Опять верхом?

   Да, это был вопрос...

   Сомнения чародеев разрешились драматически: к ним подошел слуга, предлагающий гостям выбрать блюда для будущей трапезы. Следовало признать, что перечень выходил довольно длинным.

   - Интересно, он это специально или сам тоже есть будет? - пробормотал мэтр Арасси.

   - Едем сейчас, - постановил мэтр Кентер, закончив изучать список, - пока остальные не прочухались.

   Два десятка чародеев, расквартированных в поместье, способны были за один присест опустошить кладовые среднего провинциального трактира. Пришедший последним сможет рассчитывать разве что на яичницу.

   Маги пустились в путь, полные надежд и сомнений. Солдат не взяли - с точки зрения Арасси, единственной опасностью Шоканги был ее Лорд. Разговор плавно перетекал с общих столичных знакомых на урожай озимых, деятельность Предводителя Серого Братства, гонения, которые ведомство Главного Целителя устроило предполагаемым убийцам Повелителя Дарсании (что характерно - в Шоканге ни одного злодея не нашлось), а также на цель этого стремительного похода, которую от простых исполнителей скрывали. Присланные арконийским Орденом чародеи четко делились на боевиков и знатоков магии переноса. Складывалось впечатление, что в Шокангу собирается отправиться пентаграммами авангард вторжения.

   - Может, у Дракониса проблемы с охраной? - гадал по облакам Арасси.

   Кентер морщился.

   - Вы только при Пограничных этого не ляпните, мэтр.

   Но любознательный коллега не унимался.

   - А что, если он хочет перебросить что-то ценное?

   - Перебросить что-то ценное он мог бы и сам, кроме того, для этого нет необходимости ждать девять дней.

   Сошлись на том, что Оперативному совету следовало доверить Драконису ключи от пентаграмм переноса и не гонять в такую даль почтенных волшебников. Проклятые конспираторы!

   Знаменитое аббатство - старая крепость на вершине двойного холма - приблизилась незаметно. Против ожидания, масштабных разрушений в Хемлене не наблюдалось, но главное: практически у самого въезда в город стояло здание с щемяще знакомой вывеской - большой пивной кружкой. Дверь заведения была приветливо открыта. Воспрянув духом, чародеи устремились туда.

   Арасси, дорвавшись до домашней пищи, беспорядочно чередовал твороженный пудинг, мед и сыр. Кентер методично дегустировал напитки. Пиво в трактире оказалось отменным, вишневая наливка - тоже ничего. Трактирщик, привыкший обслуживать грубоватых крестьян, в два счета споил новых клиентов. Стало весело, до метания файерболов на спор дело не дошло, но на подвиги компанию потянуло. Спустя два часа счастливые чародеи, оставив в трактире смешные по столичным меркам деньги, отправились на поиски приключений.

   Хемлен надежд приятелей не оправдал. Городишко оказался до изумления скучным, единственным его отличием от любой другой провинциальной дыры оказалось обилие новой черепицы (может, здесь град прошел с куриное яйцо - бывает). Полчаса чародеи ходили, ощущая на себе взгляды любопытных и гадая: необычным для горожан являются маги Ордена или просто появление прилично одетого путника.

   - А давайте заглянем в аббатство, мэтр? - предложил Кентер, уставший запинаться об неровную мостовую.

   - Стоит ли? - усомнился Арасси, оценивая на глаз высоту холма.

   - Стоит! Говорят, монахи устроили за стенами великолепный сад и собрали там множество древних диковинок.

   - Сад... Редкие растения... - в глазах Целителя зажегся хищный огонек.

   - ... артефакты и уникальная сводчатая церковь.

   Улыбнувшись каждый своему, маги двинулись в сторону монастыря по улицам, вдруг ставшим исключительно извилистыми.

   Вот тут следы боевых заклинаний были. И какие! Надвратная арка, обглоданная злым волшебством, больше напоминала трухлявое дерево, а стальные решетки съежились, словно паленая шерсть. Столичные чародеи оценили мощь Дракониса, поцокали языками, а затем, хихикая, перебрались через баррикаду из бочек, выполняющую обязанности ворот. О том, кому именно отошла крепость после смерти аббата, никто почему-то не подумал, а местные жители, привыкшие считать собственность Лорда неприкосновенной, удивленно смотрели чужакам вслед.

   Обещанный сад искать не пришлось - он занимал почти всю крепость. Казалось, стеной обнесли кусочек девственного леса, отсутствие садовника еще не успело сказаться на растениях, только листва лежала на земле нетронутым ковром. Мэтр Арасси полюбовался на вековые дубы (даже в Каверри они до такого размера не вырастали), а через минуту уже ползал по земле на коленях, бормоча названия былинок, выросших под деревьями с умыслом и без.

   Его спутник все еще удивленно глазел по сторонам. Мэтр Керсен смутно помнил, что монастырь служил Убежищем для всего Хемлена, но где предполагалось размещать людей в случае появления демонов, оставалось непонятным. Мощеная дорога обрывалась сразу за воротами крохотным пятачком - телеге не развернуться (очевидно, доставлять в кладовые припасы и дрова монахам приходилось на себе). Зрелище леса, растущего в кругу крепостных стен, было непривычно и неестественно, заставляло ожидать какой-то подвох. Например, появления хищников. Шорох листвы за спиной то и дело напоминал чьи-то шаги, но маг списывал это на выпитое пиво.

   Именно поэтому гостей мэтр Арасси заметил первым.

   Уголок глаза поймал движение, на палые листья легли тени. Целитель поднял взгляд и увидел за спиной Керсена силуэт гиганта. На мгновение мелькнула мысль о демонах, но тени уже сдвинулись, обретя черты черно-красного кошмара - хемленское аббатство навестил Лорд. Арасси не сразу понял, что перед ними сын, а не отец, но испытать облегчение не успел - юноша ласково улыбнулся.

   - Доброго дня, мэтры! Как удачно я вас встретил. Возможно, вы сможете нам помочь.

   Арасси понял - он не желал знать, что произойдет, если они не смогут помочь Великому Лорду. С таким компроматом на руках ему даже душить их лично не придется! Употребление алкоголя в Ордене Магов не то, чтобы запрещалось, но не приветствовалось. Таково уж было свойство вина, что упившийся до невменяемости чародей не терял способности к ворожбе, даже стахийский опий был не так опасен, поскольку не давал употребившему его магу сохранять концентрацию. Расслабляться и лечить нервы волшебникам рекомендовалось при помощи эликсиров. Стоит юноше намекнуть отцу, в каком состоянии он видел его гостей, и на их репутации можно ставить крест. Повелитель Шоканги вытрясет из аморальных колдунов души, а председатель Нантрек пустит останки осрамившихся чародеев на половички.

   Керсен попытался повернуться к говорившему и едва не грохнулся. Арасси едва успел подпереть плечом пошатнувшегося друга.

   - Э-э... Мы со всей душой. А что надо сделать?

   - Да пустяки! Там на главном корпусе охранка стоит. Надо бы снять, а мотаться взад-вперед не хочется.

   Чародей покорно кивнул. Снятие охранных заклинаний неизвестной мощности было еще не самой страшной расплатой за допущенный промах.

   Керсен разглядел Лорда, сопровождавших его Пограничных Стражей, и начал стремительно трезветь.

   Сын Повелителя повел их через парк, мимо кованных скамеек и глиняных вазонов, исследовать которые волшебников больше не тянуло. Планировка второго холма была более привычна глазу - каменные палаты (для экономии места - трехэтажные), башня и хозяйственный двор с каким-то закопченным строением посередине. Очевидно, деловые визиты в аббатство полагалось совершать с тыла.

   В замутненном сознании Керсена забрезжила странная мысль. Для чего же в Эпоху Хаоса строилась эта крепость, неприступное для демонов Убежище? Быть может, ему полагалось защищать лес? Но тут Лорд остановился и вспугнул гениальное прозрение.

   - Вот! - юноша широким жестом обвел ближайшее здание. - С тем, что на двери, я справлюсь, но то, что на стенах, слишком большое. И какое-то... не правильное.

   - О, так вы можете видеть волшебство? - поразился Арасси.

   Как-то это не сочеталось с утверждением об отсутствии у Гэбриэла Шоканги магического таланта.

   - Я не вижу, я чувству. Оно щиплется.

   Чародеи переглянулись.

   - Ну что ж, мэтр Керсен, вы у нас мастер по части бытового волшебства, вам и амулеты в руки!

   Осторожность Лорда быстро стала понятна. Цепочка защитных заклинаний, сдобренных церковными благословениями, содержала в себе элементы, за которые покойного аббата можно было отправить если не на каторгу, то на покаяние - точно. Самоуправляющаяся магия, предназначенная для убийства, в Арконате считалась табу - слишком уж близко она подходила к самотворящемуся проклятью, демону. Небольшая ошибка, незначительное возмущение и прекрасная охрана превращалась в кошмарное чудовище, пожирающее людей. Тогда, чтобы уничтожить растущего монстра, хемленское аббатство пришлось бы снести до основания.

   Час за часом два мага, отчаянно потея, трудились над тем, чтобы, нет, не уничтожить, всего лишь сделать волшебство безвредным - полностью изгнать следы заклинаний могло лишь время. Керсен сквозь зубы цедил проклятья и божился месяц не подходить к пиву, Арасси с интересом узнавал от коллеги все новые и новые ругательства. Эх, слышали бы сейчас столичные господа почтенного волшебника! Охранный периметр был продуман на славу, но, видимо, Всевышний сегодня благоволил пьяницам - справились. Вечерние тени уже заползли во двор, когда Керсен вздохнул и выпрямился.

   - Ну вот, то, что было в стенах, мы расплели, а узловые амулеты проще выломать из кладки. Но на дверь моего искусства не хватит. Я вообще рекомендую оставить ее в покое и прорубить другой вход.

   - Нет, это слишком хлопотно, - не согласился юноша.

   Лорд извлек из рукава связку брякнувших металлических предметов и, насвистывая что-то отчетливо уголовное, принялся ковыряться ими в замке.

   Теперь чародеи потели уже по другому поводу. Да, магия на наследника Шоганги не действовала, но что, если замок расплавится у него в руках или разлетится на тысячу кусочков? Не нужно гадать, кого обвинит в несчастье Драконис.

   Замок продержался минут десять, а потом с печальным хрустом издох, вместе со всей своей защитой.

   - А стены я потом с той стороны почищу, - удовлетворенно кивнул Лорд.

   И тут волшебники ясно осознали, что Адепт Тьмы годен не только пугать магов.

   - Зачем же было нас звать?! - возмутился Керсен. - Вы могли уничтожить периметр сами!!!

   - Так ведь книги внутри, - пожал плечами юноша. - Самые старые из них защищены заклинаниями. От моей Силы они могли пострадать, а там такие раритеты! Хотите посмотреть?

   Глупый вопрос! С твердым намерением компенсировать пережитое волнение материально, маги отправились знакомиться с библиотекой покойного аббата.


Глава 6


   В то время, когда в Шоканге два чародея с алчными вздохами перебирали залежи фолиантов (читать их Лорд Гэбриэл разрешил, а уносить - нет), мэтр Ребенген тоже занимался чтением. Вот только удовольствия оно ему не доставляло: неровные строчки прыгали перед глазами, в висках ломило от напряжения, отрывистые фразы приходилось додумывать самому, кроме того, писцы использовали скоропись и часто ошибались. Строчки длинных свитков медленно ползли снизу вверх, от чего занятие начинало казаться бесконечным.

   Перед магом лежали протоколы допроса патера Грефема и его сообщников. Инквизиторам исповедовались простые горожане и члены церковной иерархии, стражники и даже мелкие маги, одних подкупили, других - запугали, третьих - обманули, но были и те, кто искренне ненавидел родное королевство и сознательно приближал его крах. Вот только допельгангеров среди них не было - тайное сообщество успешно функционировало без них. Чужаки пустили глубокие корни в землю Арконата, тем важнее было выкорчевать их все до единого. Любая мелочь могла оказаться решающей. Именно поэтому мэтр Ребенген сидел и вникал в путаные показания заключенных, вместо того, чтобы перечитывать законченные отчеты. Еще лучше было бы руководить допросами самому, но старший дознаватель Арконийского Ордена Магов и Заклинателей не мог оказаться во всех местах одновременно.

   Перед отъездом из столицы Повелитель Шоканги открыл ему тайну допельгангеров.

   - Вот, - Лорд продемонстрировал магу бутылочку из темного стекла с какими-то горошинами внутри. - Они должны принимать это снадобье не реже чем раз в три дня. В самом зелье никакой магии нет, но держать его следует в темноте - на свету оно тот час же портится.

   - Осталось изловить допельгангера, - поморщился Ребенген.

   - На многое не рассчитывай! - предупредил Лорд. - Я допросил полдюжины, но ни один не смог рассказать, откуда он и на кого работает. И не потому, что не хотел. Их выращивали на каком-то острове с младенчества, внушая покорность и верность цели, потом обрабатывали и высаживали на лосальтийском побережье. Они даже пентаграммами связи не пользовались - предпочитали систему тайников.

   - Сандерс, наверняка, знал больше, - пробормотал маг.

   - Сандерс мертв. Свои записи я вам дам - скопируете и вернете, но все ценное скажу на словах. Место, где они росли, влажное и жаркое. Там гораздо теплее, чем даже в Стахе и небо выглядит иначе. Они с юга.

   - Опять юг...

   - Да. И с шаманами дальних пустошей они, определенно, знакомы лучше нас. Но те, кто их воспитывал, выглядели не так, как наши южане. Скорее, как Серые.

   - Ты заподозрил Предводителя?

   Лорд пожал плечами.

   - В то время бойцы Предводителя прощупывали границу Шоканги, поговаривали о новой войне. На кого я должен был думать?

   Все верно. Великий Лорд списал все неприятности на привычных врагов и этим дал допельгангерам время. Впрочем, винить его за это бессовестно: Бастиан угрозу, по крайней мере, обнаружил, тогда как ведомство Главного Целителя благополучно все профукало. А Инквизиция, дублирующая деятельность магов на случай несостоятельности последних, еще и приняла участие в бардаке.

   Ребенген попытался оценить, что нужно для подготовки в замкнутом коллективе бойцов такого уровня, как лже-Сандерс (в Академии подходящими способностями обладал один из десяти).

   - Серые не владеют такими практиками. Я имею в виду, контролируемое воспитание. Еще никому не удавалось повторить характеристики Пограничных Стражей.

   - Возможно, они и не пытались, - Бастиан потряс пузырьком. - Поэтому оно и нужно.

   Сейчас доверенные переписчики копировали оставленный Лордом архив, а Ребенген гадал, где ему взять допельгангера. Причем, не простого, а доверенного, такого, чтобы все знал. Конечно, на побережье Лосальти уже отправлены эмиссары, но после последнего разгрома враги могли затаиться...

   С седьмым ударом часов Ребенген поднимался и уходил домой - переутомление дознавателя не пошло бы на пользу расследованию. Путь от Башни Магов он проделывал пешком (чисто для моциона). Коллеги вежливо кивали, ученики Академии почтительно здоровались с наставником, Стражи отдавали честь. Маг привычно отвечал на знаки внимания, а в голове крутились явки, прозвища, пароли. В эти дни он был как никогда далек от мирной профессии преподавателя.

   Старый парк приветствовал его запахом талого снега и мокрых ветвей. Весна! По аллее ненавязчиво прогуливался Нантрек в сопровождении дюжего телохранителя. Председатель Оперативного Совета не дергал подчиненного на ежедневный доклад, но об успехах любопытствовал.

   - Молчите, молчите! - замахал руками старый маг. - Я уже вижу, что ничего нового.

   Ребенген подавил недостойное желание похвалиться перед начальством хоть чем-нибудь - нового действительно не было.

   - Чувствуете ли вы себя в силах сделать в ваших штудиях небольшой перерыв?

   Ребенгер поморщился - похоже, что Председатель нашел для него еще какое-то задание.

   - Мэтр Нантрек, при всем моем уважении, я не единственный сотрудник Главного Целителя, способный сложить два и два. Если необходимо, я могу посоветовать как минимум пятерых...

   - Знаю, знаю! - председатель подхватил мага под руку и повлек по аллее (Ребенген с трудом успевал перешагивать лужи и мысленно посылал старика к Ракшу). - Но не все обладают вашей, хе-хе, деликатностью.

   Перед самой большой лужей Ребенген уперся, и председателю волей-неволей пришлось остановиться.

   - О чем это вы? Мне, кажется, разрешили не присутствовать на встрече с Ракшем.

   В прошлом году он вдосталь насмотрелся на демонов, и возобновлять знакомство не спешил. Нантрек сокрушенно вздохнул.

   - Теодор, вы постоянно недооцениваете свои способности. Почему сразу Шоканга?

   Ребенген только хмыкнул - самым знаменитым его талантом была способность объясниться с Драконисом.

   - В таком случае, я вас не понимаю.

   - Не угостите ли старика чаем?

   И Ребенген повел одного из величайших магов современности пить чай.

   Нантрек, постоянно координирующий десятки проектов и вечно занятый сотней неотложных дел, выглядел совершенно беззаботно. Старший дознаватель начинал нервничать.

   "Что же там стряслось такое, о чем в офисе поговорить нельзя?"

   Естественно, возиться с дровяной плитой Ребенген не стал и, едва за гостем закрылась дверь, потребовал:

   - Рассказывайте!

   - Ох, Теодор, - председатель укоризненно покачал головой. - Я надеюсь на вашу выдержку и сознательность. Сегодня Великий Лорд Джеррол обратился ко мне за помощью. У него проблемы с Пограничными Стражами.

   - У него всегда с ними проблемы! - фыркнул Ребенген. - И причем тут я?

   - Сейчас все серьезней, - председатель зябко потер руки и поискал взглядом, куда присесть (Ребенген предложил ему стул). - Убиты маги. Вы провели рядом с Пограничными Шоканги несколько месяцев...

   - Я был там не один! - возмутился Ребенген. - Пошлите Кейза, у него и специализация подходящая.

   - Вот его-то и убили. Теодор, разве я когда-нибудь дергал тебя по пустякам? Джеррол взвинчен после покушения, он способен наделать глупостей. Ты имел дело с Пограничными и ты имел дело с Лордом. Я не прошу прийти и всех победить, просто выясни, что там происходит!

   Ребенген живо вспомнил молодого улыбчивого Кейза - чародей не выглядел самоубийцей. Как же он мог так оплошать?

   - Съезди, походи кругом с умным видом, - продолжал ворковать Нантрек. - Если не обнаружишь ничего странного, просто вернешься назад. Скажешь Джерролу, что устранил угрозу.

   Сталкиваться с Пограничными Ребенгену не хотелось, сильно не хотелось, но резоны председателя он понимал. Повелитель Россанги, наверняка, знает об его отношениях с Бастианом, далее логика проста: этот колдун справился с одним психом - сможет укротить и сотню. А Нантрек хочет сохранить благолепие - раньше проблем с этим Лордом у Ордена не было.

   - Если вы скажете ехать, я поеду, сэр, - вздохнул Ребенген (ему ли спорить с начальством?). - Но хочу обратить ваше внимание: следствие по допельгангерам гораздо важней.

   - Это не займет у тебя много времени, - отмахнулся председатель. - А я не хочу посылать туда молодых болтунов. Если у Джеррола паранойя, это не значит, что за ним не следят.

   - Когда ехать?

   - Завтра, с утра. Предлог благовидный - опробовать новый амулет на месте гибели мага.

   И Ребенген отправился в путь, без всякой задней мысли и дурных предчувствий, пентаграммой до Кнаблеха, а дальше - верхом до зимней резиденции Лордов Россанги. Добрался лишь к вечеру, продрогшим до костей - казалось, что всю дорогу пришлось ехать против ветра. Было время, когда он поклялся не возвращаться сюда без мехового плаща, теперь выяснилось, что плащ не очень-то помогает.

   Ветер дул со всех сторон, кружил и налетал порывами. Сказывался специфический ландшафт провинции - Россанга была страной холмов, огромных нерукотворных курганов. Никто не мог сказать, какая стихия их породила, вершины некоторых возносились к небу на сотни метров, другие лежали у подножья гигантов мелкими складками. Заниматься земледелием здесь было еще бессмысленнее, чем в горах Тактеса - южные склоны быстро выгорали под солнцем, а северные слишком поздно освобождались от снега. Зимой ветры Пустоши приносили сюда отравленную дикой магией пыль, но весной они стихали и земля оживала. Россанга была страной коз и овец, домашних и диких. Большинство жителей водили стада по заросшим травой склонам, а осевшие в городах чесали и пряли шерсть.

   Ребенген скакал за провожатыми быстро и без помех, вспоминая про себя все, что знал о Джерроле. Спокойный, для Лорда даже благодушный, без колебаний спихивающий все дела на советников и предпочитающий обществу воинов общество женщин. Поговаривали, что в своих владениях он собрал целый гарем, Церковь подобное поведение порицала, но по сравнению с выходками Бастиана то была безобидная блажь. Воспользоваться Пограничной Стражей так же решительно, как шокангийский сосед, Джеррол не смог и полубезумные солдаты стали для него тяжелой обузой. Не от того ли шум?

   Великий Лорд принял мага не мешкая, в какой-то не то трапезной, не то бальной зале. Трона в ней не было (это стало бы вызовом королю), но ложе для человека такой комплекции поневоле выглядело солидно. Встать навстречу гостю Джеррол не сподобился, то ли подчеркивая его ничтожность, то ли чтобы пассию не прогонять - в ногах у Лорда сидела смазливая девица в чем-то пушисто-меховом.

   Ребенген начал звучно и с выражением проговаривать все необходимые по протоколу приветствия, не забывая помянуть величие предков хозяина дома, а так же его личные заслуги перед королевством. Великий Лорд скучал, но прерывать мага не пытался. Ребенген озвучил официальную цель визита и замолчал, не зная, стоит ли упоминать о личном поручении Нантрека. Вся деликатность пропала в туне - Джеррол изволил прийти в раздражение.

   - Похоже, я не достаточно ясно выразил свою мысль.

   - Председатель Нантрек полагает...

   - Мне плевать, что хочет или думает этот старый козел! - Лорд грохнул кулаком о спинку ложа, никого, впрочем, не напугав. - И мне надоело выслушивать жалобы на этих скотов. Пусть тот, кому они нужны, забирает их себе! Или я поступлю с ними так, как полагается поступать с бешенными зверями.

   Ребенген открыл рот и закрыл его: бесполезно объяснять Великому Лорду, что россангийские Пограничные не будут слушаться чужих, он и так это знает. Игнорировать возмущение Джеррола тоже рискованно - теоретически, для устранения помехи ему нужен только предлог. Получив приказ господина, зачарованные воины сами истребят друг друга, ни на секунду не усомнившись в необходимости такого самопожертвования. Одно неверное слово Ребенгена и под нож пойдет боевая мощь, так необходимая королевству в эти неспокойные времена, умрут сотни людей, чьими личностями пожертвовали ради спокойствия Арконата, пойдет прахом результат трудов десятков наставников и заклинателей...

   Мысли пронеслись стремительной чредой, никак не отразившись на лице мага.

   - Орден не собирается оспаривать власть Повелителя Россанги, - губы сами собой сложились в усталую улыбку. - Пусть будет так. Шокангийские Пограничные Стражи в нынешнем составе способны прикрыть всю протяженность границы королевства (особенно с этим их новым оружием). Уверен, Лорд Бастиан пойдет нам навстречу.

   Взгляд Джеррола заледенел. Ребенген виновато пожал плечами.

   - Граница должна быть защищена!

   Теперь Великий Лорд рассматривал мага с пристальным интересом, как диковинного клопа. Это было неприятно. Ребенген старался выглядеть подавленным и испуганным. В прошлом году Джеррол уже сталкивался с Драконисом, впечатления должны быть достаточно свежи. Любой, кто общался с Бастианом пять минут к ряду, ни за что не захочет возобновить знакомство. Как и ожидалось, чувство самосохранения у Джеррола оказалось сильнее гордости.

   - Способен ли Орден решить проблему? - процедил Лорд сквозь зубы.

   - Не извольте сомневаться, господин! Я приложу все усилия, господин!

   - Хорошо. Я хочу знать результат через неделю.

   - Так и будет. Остался один маленький вопрос.

   - Что еще?

   - Представьте меня своим воинам. Они преданы Лорду и не станут меня слушать, а без их допроса расследование затянется.

   На лице Джеррола явственно читались лень и нежелание напрягаться.

   - Марвин!

   - Да, отец, - от колонны за ложем отклеился молодой человек c типичного для Великих Лордов роста.

   - Отправляйся с чародеем и помоги ему в расследовании.

   Наследник провинции что-то утвердительно буркнул.

   Пятясь и кланяясь, Ребенген покинул зал приемов, мысленно желая Нантреку икать не переставая. После общения с Повелителем Россанги Бастиан начинал казаться образцом благоразумия.

   Сын Джеррола нагнал Старшего дознавателя в коридоре.

   - Доброго дня, мастер Ребенген!

   Услышав вежливое обращение, маг мысленно себя поздравил - Марвин Россанги окончил Академию два года назад и не успел еще растерять уважение к преподавателям. Управиться с ним будет легко.

   - Скорее доброго вечера, молодой человек. Нас ждет напряженная работа! Сегодня уже поздно, но завтра мы должны навестить виновников инцидента. Вы знаете, где они расквартированы?

   Марвин кивнул.

   - На дальнем выгоне, приблизительно в двух часах езды.

   - Отлично! Значит, мы сможем поговорить с ними и вернуться в один день.

   - Последний, решивший с ними поговорить, плохо кончил, - хмыкнул наследник.

   - Кто вел эту группу? - россангийские Пограничные не командуют собой сами.

   - Мэтр Кейз и вел. Баренс должен был только наладить амулеты. Обычное дело!

   Действительно, обычное, и, наверняка, уже проделывавшееся теми же магами множество раз. Почему же именно эта попытка закончилась трагедией?

   Что ж, чем сомнительнее ожидаемый результат, тем важнее создать атмосферу уверенности и доверия.

   - Отлично! Если участники инцидента не разбежались, значит, командам они подчиняются. Происшедшее должно иметь рациональную причину.

   В молчании Лорда ощущалось сомнение, поэтому развивать тему маг не стал.

   - Кстати, какие повреждения были на телах? - председатель не смог дать Ребенгену описания увечий.

   - Ну, это вы можете посмотреть сами - покойники на леднике. Мэтру Кейзу просто вогнали переносицу в мозг, а остальное надо видеть, - нервно передернул плечами Марвин.

   И ведь нельзя сказать, что трупы были для наследника провинции в диковинку. Что-то там неладно... Но задерживаться мыслью на проблеме Ребенген не стал.

   - Одним ударом, значит, - удовлетворенно кивнул он. - Врезали разок, и добить не пытались. Думаю, происшедшее было чем-то вроде нечастного случая. Бедняга Кейз чего-то не рассчитал.

   - Но Баренса-то они изрезали в клочья! - возразил молодой Лорд.

   Интересная формулировка. Маг тряхнул головой.

   - Он-то во всем и виноват. Осталось выяснить мелочи.

   Марвин скептически скривился.

   - Не знаю, не знаю, сэр. А если я тоже сделаю что-то не то?

   Мальчишка явно пытался отлынить от докучливого задания. Приказывать наследнику провинции Ребенген не мог, а Джеррол не примет его еще раз с жалобами на сына. Пора была давить Лорда авторитетом.

   - Молодой человек, - скупо улыбнулся маг. - Вы не можете сделать "не то"! Вы - Лорд Россанги, любое ваше слово для них - закон. Другое дело, что они могут что-то понять неправильно. Берите пример с соседей - Лорд Бастиан, не жалея сил, разъясняет своим бойцам их права и обязанности и проблем с Пограничными в Шоканге нет.

   По крайней мере, таких острых проблем.

   Марвин не стал продолжать разговор. Наверное, задумался. Что ж, уже не плохо!

   Весь вечер и часть ночи Ребенген пытался составить картину происходящего, опрашивая очевидцев. Каждого приходилось лично разыскивать по поместью, замком называвшемуся чисто условно - двух-трехэтажные строения были хаотично разбросаны меж холмов и обнесены каменной оградой. И каждый свидетель начинал нести вдохновенную чушь. Куда там допросам уголовников! Добиться от россангийцев объяснений, что именно сделали Пограничные и в какой последовательности, было не проще, чем заставить жреца Черепов привести священника в свой храм. Первыми известие о происшедшем принесли фуражиры, доставлявшие солдатам провиант. Естественно, ни малейшей попытки выяснить обстоятельства трагедии они не предприняли и рады были уж тому, что смогли унести ноги. Великий Лорд желания разбираться в чем-то не изъявил. В результате, по замку ходило не меньше дюжины вариантов слуха об расправе над магами (целым отрядом, деревней, городом), абсолютно ничем не подкрепленных.

   Единственными непреложными фактами оставались два трупа: бедняка Кейз с окровавленным синяком вместо лица и некто не опознаваемый, старательно порезанный на части. За свою карьеру Старший дознаватель видел много расчлененных трупов, но чтобы убийца отделял позвонки и ребра жертвы друг от друга... Да, Пограничные, определенно, смогли сказать новое слово в потрошительстве.

   Засыпал Ребенген с мыслью, что придумать рациональное объяснение происшедшему будет очень нелегко.

   На дальний выгон выехали с первым светом. Гвардейцы из сопровождающего Лорда десятка смотрели на чародея с нескрываемой злобой - приближаться к вооруженным безумцам не хотелось никому. Ребенген раздражение солдат игнорировал - главное, чтобы у Марвина не изменились планы.

   Молодой Лорд вышел к лошадям в охотничьем костюме родовых цветов, в смысле - интенсивно-бирюзовом с изумрудными вставками. У мага проснулся нездоровый интерес к тому, как этот костюм будет выглядеть через два часа, но охрана удивления не выказала - наследник всегда ездил так. Ребенген молча посочувствовал Повелителю Россанги - с такой непрактичной атрибутикой невольно станешь домоседом.

   Марвин оглядел собравшихся с безмятежной улыбкой и задержал взгляд на двух вьючных мулах.

   - Я узнал, что после того раза фуражиры не решались приближаться к месту расположения отряда, - пояснил Ребенген. - Люди сидят без еды почти неделю!

   Лорд неопределенно пожал плечами - чувство ответственности в нем было либо хорошо спрятано, либо отсутствовало вообще.

   В путь отправились бодрой рысью по холодку, ветер, притихший было на рассвете, вновь начало задувать то в бок, то в спину. Гвардейцы всю дорогу вполголоса говорили про чародея гадости. Ребенген делал вид, что ничего не слышит, но, когда до расположения отряда Пограничных Стражей осталось меньше лиги, из всего десятка выбрал самого языкастого. Чародей так рассудил, что толпой к зачарованным бойцам лучше не приближаться, трое - в самый раз.

   Марвин наблюдал за перегруппировкой сил с легким любопытством и с охраной расстался без возражений. Немного отъехав от гвардейцев, Ребенген начал поучать своего молодого спутника.

   - Первым делом, как только подъедем, похвалите их. Скажите, что они - молодцы и все сделали правильно.

   Марвин оторопело уставился на мага.

   - Не важно, как обстоят дела на самом деле. Они действовали в меру своего понимания, если мы их сейчас смутим, то вообще не добьемся внятных ответов. Хвалите их, непрерывно. Если их понесет не туда, прикажите замереть на месте. Они не посмеют ослушаться! Далее. Прикажите всем построиться, когда выполнят, скажите, что я - их новый командир. Все. Дальше - молчите, говорить буду я. Справитесь?

   - Э-э... Ну, наверно.

   Ребенген почувствовал, что начинает сомневаться в успехе предприятия.

   По мере приближения к лагерю Пограничных Стражей лошади замедляли шаг. Маг подозревал, что все дело в гвардейце (тот ехал впереди на манер герольда), и боролся с желанием кинуть ему в спину сапог. Сколько можно озираться?! И смысл - Пограничные все равно успеют первыми. Но гвардеец, видимо, тешил себя мыслью, что сможет отбиться от воинов, давящих н'нодов как кутят.

   После слов "дальний выгон" Ребенген ожидал увидеть шатры в поле, на самом деле отряд расположился в роще - единственном источнике дров для поместья. Тщательно культивируемый лес раскинулся в уютной ложбине, был редким, но обширным, сквозь подернувшиеся зеленым пушком ветви виднелся дровяной сарай. Пограничные обнаружились внезапно (где только прятались - вокруг ни кустика), четверо солдат возникли из ниоткуда и пристроились рядом с лошадьми, то ли конвоируя, то ли изображая эскорт. Молча. Ребенген стиснул зубы, ожидая, когда Марвин сподобится заметить гостей и отреагировать.

   Обнаружив у своего стремени мужика с мечом, Великий Лорд очень удивился.

   - Э-э... вы молодцы, - сообщил он и, немного подумав, добавил. - Пойдите, постройтесь.

   Бойцы сорвались с места.

   - Построение, построение! - заголосила роща.

   К тому моменту, когда Лорд со спутниками добрался до конца дровяной дороги, отряд уже выстроился перед сараем, все тридцать с лишним рож (иначе не скажешь). Грязная после похода форма была, где надо, заштопана, оружие - в полном порядке, но мыться солдаты даже не пытались (чай, не лето на дворе). Не вылезая из седла, маг рассматривал неровные ряды зачарованных убийц и пытался предугадать их поведение. Обычные люди, забытые всеми на неделю, роптали бы, даже орденские Стражи ждали бы объяснений, а Пограничные лишь с обожанием пялились на своего господина (как же, приехал САМ!). Ребенген не знал, делают ли они различие между Джерролом и его сыновьями, в любом случае, Лордов Россанги они видели не часто. Нарушать воцарившуюся тишину маг не пытался. То есть, он понимал, что Марвин с радостью бы избавился от необходимости объясняться с грязным сбродом, но вот сами Пограничные такого подхода могли не понять. Решат, что выскочка-колдун перебил хозяина, того и гляди - мстить начнут. Не будешь знать, от чего помер.

   Великий Лорд, не сумев поймать взгляд чародея, вздохнул и вспомнил об инструкциях.

   - Вы молодцы. Хорошо справились с задачей.

   Ребенген почти видел, как покидает солдат напряжение.

   - Хочу представить вам нового командира, - Марвин ткнул пальцем в мага. - Это мастер Ребенген. Делайте все, что он скажет.

   Маг коротко кивнул, старательно игнорируя десятки устремленных на него взглядов (укрощать новых подчиненных обычным путем у него не было ни времени, ни желания). Зато он знал другой способ безопасного общения с оголодавшими людьми - всех накормить.

   - У кого нет воды во фляжках?

   Дураков среди Пограничных не оказалось. Не такие уж они и дикие!

   - Сержант - ко мне.

   Вперед вышел дюжий мужик, равномерно покрытый щетиной (на затылке она была той же длины, что и на щеках).

   - Возьмешь его и его. Дальше делаем так...

   Следующие полчаса Ребенген пытался заменить команду фуражиров и раздать солдатам пайки, не вызвав сутолоки и потасовки. Самые нетерпеливые напирали, но маг был неумолим. Выстроенные гуськом бойцы получали свои порции из рук сержанта, а чародей ходил вокруг, пресекая попытки таскать друг у друга куски. Еще через четверть часа на поляне воцарилась идиллия - все сидели и жевали (а если у кого-то с голодухи прихватит живот - Ребенген не виноват).

   Набить морду новому командиру никто так и не решился.

   Маг вернулся к лошадям. Россанга старательно изображал памятник самому себе. На лице молодого Лорда цвела легкая улыбка, а взгляд его блуждал по вершинам дальних холмов. Где находились мысли Марвина, Ребенген боялся даже предположить. Маг прокашлялся.

   - Неплохо бы устроить им муштру обычным порядком. Ну, там "лево-право", "ровняйсь-смирно". А то они вместо "быстро" произносят какое-то "гык".

   - М-м, - невнятно согласился Лорд.

   Ребенген удавил мученический стон и принялся растолковывать:

   - Если они перестанут понимать человеческий язык, количество недоразумений только увеличится. Вспомните Кейза! Им нужно не только понимать команды, но и уметь внятно объяснить командиру обстановку, иначе повторения трагедии не избежать. Это особый навык, нуждающийся в постоянной тренировке. Им надо больше общаться...

   Интересно, с кем, если люди к Пограничным Стражам даже приближаться боятся, а Повелитель Россанги своими обязанностями манкирует?

   - Да не волнуйтесь вы так, мастер Ребенген! - снизошел молодой Лорд. - Придумаем что-нибудь.

   "Придется верить на слово"

   - Пойдемте, осмотрим место трагедии, - вздохнул маг.

   Долго искать не пришлось - теплый ветерок разносил по окрестностям характерный запах, густой аромат бойни. Все верно: лето, может, и не началось, но зима точно кончилась - впитавшаяся в землю кровь начала тухнуть. Маги умерли в двух шагах от поляны, среди ничем не примечательных деревьев на истоптанной сапогами земле. Запечатлевая следы магических эманаций, Ребенген невольно прикасался к последним переживаниям умерших. Остро ранили недоумение и обида, сопровождавшие в последний путь Кейза - бывший командир искренне не понимал, что нашло на его подчиненных. Пятно бурой грязи полыхало болью агонии - похоже, расчленяя Баренса, Пограничные не озаботились проверить пульс.

   "Скоты"

   И чего Ребенген с ними носится? Если бы не государственные интересы, всех бы лично притравил.

   Чародей прошелся по округе, напряженно прислушиваясь к своим ощущениям. Было здесь что-то еще, почти рассеявшееся от времени, почти неуловимое... Хлопья черной сажи на траве, тающее эхо еще одной смерти. Он решительно вернулся на поляну и подергал за рукав первого попавшегося бойца.

   - Где третье тело? - воин поднял на мага до изумления невинные глаза. - Ваш мертвец, говорю, где?

   - В сарайчике, - юношеским тенорком ответил Пограничный.

   Придав лицу выражение предельной сосредоточенности и целеустремленности Ребенген направился в самое сердце владений отмороженной банды.

   "Нет, не справедливо. Мы сами превратили их в живое оружие, а теперь не знаем, как с ним обращаться. Если Баренс спровоцировал бой, его могли задавить на одних рефлексах - не всякий понимает, как сильно меняются Пограничные, попав в атмосферу схватки. С другой стороны, непонятно, почему били Кейза"

   Дровяной сарай пропитался горьковатым смрадом пожарища, Марвин потянул носом и предпочел дожидаться мага снаружи. А Ребенген вошел, не сразу обнаружив в углу скрюченное и небрежно прикрытое одеялом нечто. Обычно Пограничные хоронят своих мертвецов до заката (если это можно назвать похоронами), такое поведение в них вбивают накрепко, но прожаренному до сухарей покойнику превращение в н'нода не грозило и о нем попросту забыли.

   "Они что, так и спали здесь?"

   Маг аккуратно приподнял край одеяла - действие боевого заклинания налицо.

   "Про неудачную шутку или неаккуратность можно забыть - наших одолели после упорного сопротивления. И как я все это объясню Джерролу?"

   Пришло время допрашивать свидетелей и назначать виноватых - занятие, применительно к Пограничным, довольно таки идиотическое. Даже если каким-то чудом они смогут вспомнить мотив своего поступка и внятно его проговорить, вряд ли окружающим он покажется достаточно веским. Придется врать Лорду.

   У дверей сарая нового командира поджидал сержант, спешно рассовывающий по карманам недоеденные ломти. До чего же исполнительный!

   Ребенген сделал пару выдохов в ритме медитации и постарался выглядеть хотя бы нейтральным.

   - Вы молодцы. Великий Лорд вами очень доволен.

   Тут Марвин покладисто покивал.

   - Для составления плана дальнейших действий мне надо знать обстоятельства происшедшего инцидента...

   Задавленный обилием длинных слов сержант осовело хлопал глазами. Ребенген снизошел.

   - Расскажи, как все было. С самого начала.

   - С самого? - поразился сержант.

   - С того момента, как мэтр Кейз поехал за магом поддержки.

   Ребенген рассудил, что для составления общей картины происшедшего потребуется некоторая перспектива.

   И сержант начал описывать обычную жизнь отряда, обильно помогая себе жестикуляцией. Самым часто употребляемым словом у него было "это". К тому моменту, как среди невнятных звуков мелькнуло "командир", маг уже немного привык к необычному стилю.

   - Командир - Кейз? - на всякий случай уточнил он.

   - Да, да! - закивал сержант, радуясь понятливости начальства. - А с ним второй. Я Дагу говорю - зачем снова? Опять - не надо!

   - Второй - Баренс?

   - Не-Баренс, не-Баренс!

   Тут интуиция чародея выдала истошный вопль и Ребенген начал работать в полную силу. Изувеченный магией разум сержанта был категорически не способен на глубокий анализ, поэтому допрос превратился в игру угадайку: старший дознаватель старался задавать вопросы, ответить на которые можно было лишь "да" и "нет", а его жертва морщилась, потела и пыталась отвечать правдиво (попытки говорить "не знаю" маг решительно пресекал). Вокруг бродили заинтересовавшиеся шумом Пограничные, реагировать на которых сил уже не оставалось (приходилось полагаться на присутствие Лорда). Часа через полтора перед Ребенгеном начала вырисовываться любопытнейшая картина.

   - Теперь слушай меня. Я сейчас буду говорить, а ты дашь знать, если скажу что-то неправильно. Понял?

   - Да!

   - Вместе с Кейзом приехал человек, внешне выглядящий как Баренс, но не он.

   - Да, да!

   - Так уже один раз было, но вы никому не сказали. Тот, первый человек плохо зачаровал амулеты и несколько бойцов погибло.

   - Четверо! Потеряли четверых!

   Бессмысленная гибель товарищей вызывала у Пограничного страшное возмущение.

   - Ты не захотел снова терять бойцов, твой помощник с тобой согласился. Ничего не объяснив Кейзу, вы попытались прогнать двойника. Кейз вмешался и ты его стукнул. Не-Баренс попытался на вас ворожить, насмерть обжог Дага, и тогда все вместе вы его завалили.

   - Так, точно, да!

   - А зачем разрезал его?

   - Чтобы назад, назад! - сержант покрутил руками. - Вынуть Баренса.

   Ребенген дернул бровью. Он никогда бы не додумался до такого объяснения! Однако Пограничные оказались гораздо ближе к понятию "молодцы", чем можно было ожидать.

   - От имени Лорда выношу вам благодарность, - тут Марвин проснулся и очень солидно кивнул. - Вы защитили не только Арконат, но и своего господин! - Сержант просиял как медный таз. - Следующий раз, когда заметите странного человека, немедленно скажите командиру, что это - двойник. Причем так, чтобы сам двойник об этом не слышал. И вообще, двойника лучше хватать живым, иначе на все вопросы снова придется отвечать тебе.

   - Ох... Понял, понял!

   - Свободен.

   Мысленно маг был уже в резиденции Лорда. Сержант подергал его за рукав.

   - А Кейз вернется?

   Ребенген на секунду замялся. Насколько он помнил, концепцию смерти Пограничные воспринимали весьма отвлеченно.

   - Мэтр Кейз не вернется, ты слишком сильно его ударил. Он ушел, совсем.

   - Жалко, - искренне огорчился сержант.

   - Это послужит тебе уроком! - не удержался чародей. - Следи за кулаками.

   Державший лошадей гвардеец был бледен, как смерть - нажравшиеся Пограничные бродили вокруг и любопытствовали. Зато как возросла скорость! Гвардеец то и дело отрывался от господина и пытался делать вид, что поскакал в дозор. Ребенгена вело, как после хорошей пьянки, но настроение было радужное: если удастся найти материальное подтверждение слов сержанта, из происшедшего можно извлечь немалую пользу, как ни цинично это звучит. Нантрек будет доволен!

   - А они ничего, - нарушил затянувшееся молчание Лорд. - Нормальные ребята. И чего все от них так шарахаются?

   Ребенген не сразу понял, о ком говорит юноша. Такое впечатление, что битых три часа рядом с магом присутствовал не Марвин, а кто-то еще. Может, у этого тоже раздвоение личности?

   Остаток дня Ребенген провел, пугая слуг призраком черной магии, приводя в порядок мантию и планируя разговор с Великим Лордом. Вызов Повелителя Россанги не застал его врасплох.

   Зал был тот же. В ногах у Лорда по-прежнему сидела девица (греется он, что ли, так?), но уже другая. Еще две прелестницы старательно изображали служанок. Просто удивительно, что по всей Россанге еще не бегают табунами светловолосые крепыши! Официально, детей у Великого Лорда было трое.

   Маг ворвался в двери, в меру стремительный и в меру нахальный, с тем немного безумным выражением на лице, из-за которого обыватели чародеев сторонятся. Следом бледный слуга внес медное блюдо, накрытое перевернутой миской.

   - Мой сын сказал, что вы значительно продвинулись в расследовании.

   - Да, господин! Я практически закончил.

   Хмурый Джеррол ждал продолжения.

   - Пограничные Стражи не убивали мага Ордена, они уничтожили самозванца! Как вы знаете, наше королевство подверглось нашествию чужаков, способных придавать себе чужую внешность. После допроса солдат я еще раз осмотрел останки убитого.

   Ребенген снял с блюда импровизированную крышку, вызвав у дам сдержанный стон. Густо запахло мясным бульоном.

   - Вот здесь, на его черепе, - маг показал пальцем. - Вы можете видеть следы подрезки и наращивания костей. Те же признаки я обнаруживал, препарируя других перевертышей. К счастью, создать человека полностью идентичного убитому, злодеи пока не могут.

   Чародей в упор посмотрел на Лорда, без восторга воспринявшего появление костей.

   - Такая маскировка может обмануть простых людей и даже магов, но не Пограничную Стражу. Они привыкли бороться с двуличной нежитью и смотрят на мир взглядом, чистым от предрассудков. Ложный Баренс действовал, чтобы разделить Великого Лорда и его воинов, вероятно, покушение на вас - тоже его рук дело.

   Кажется, Джеррол начал проникаться моментом.

   - От имени Арконийского Ордена Магов я прошу вас отнестись к поведению Пограничной Стражи снисходительно. С нашей стороны, мы не имеем претензий за смерть мэтра Кейза. Хочу так же отметить, что присутствие зачарованных воинов позволит избежать повторного проникновения перевертышей в ваше окружение, ценность этого с лихвой перекроет те неудобства, которые доставляют Пограничные Стражи.

   Да, Великий Лорд все понял, было бы странно, если бы Повелитель целой провинции оказался идиотом. Лицо его окаменело, а по щекам заходили желваки.

   - Удалить, стало быть, преданных солдат, которые, значит, сквозь личину видят. Марвин!

   - Да, отец.

   - Ты понял, как чародей с ними управляется?

   - В общих чертах, отец.

   - Примешь над ними командование и разместишь вокруг замка!

   Оставалось надеяться, что хоть кто-нибудь останется патрулировать Границу.

   Поместье Ребенген покидал в ореоле славы, даже Джеррол проникся интеллектуальной мощью орденского эмиссара и выделил для его путешествия крытую кибитку (очень полезная в Россанге вещь!). В дорогу магу надавали кучу всякой снеди и подарки для проживающих в Академии членов семейства. Едва опустился полог, уверенная улыбка чародея выцвела и сменилась гримасой усталости, он привалился к обитой войлоком скамейке и заснул, наплевав на ухабистую дорогу и сквозняк, поддувающий из угла. Во сне его никак не хотел отпускать этот странный плоский замок, никогда не подвергавшийся штурму, но, тем не менее, едва не оказавшийся во власти врага.

   А в Гатанге шел дождь. Секретарь Нантрека подал совещающимся чародеям грог (не иначе, для профилактики простуды).

   - Я не стал обращать внимание Лорда на одну мелочь: если допельгангеры озабочены устранением солдат, значит, и до прямого вторжения уже недалеко.

   - Вот именно, - председатель скользнул взглядом по древней карте мира, с некоторых пор занявшей место линованной доски. - Чтобы захватить землю Арконата, недостаточно внутренних диверсий. Ты уже задумывался над тем, откуда они придут?

   - Зеферида?

   - Не знаю, не знаю... Во время последнего контакта лидеры Лиги просили нас принять уцелевших адептов. Орден согласился, но в Арконат так никто и не прибыл. Что за бедствие их постигло, мы так и не узнали.

   - Другой континент?

   - Сказки! - отмахнулся председатель. - Если алхимики древности на пике своего могущества ничего не нашли, значит его просто не существует. Это, - Нантрек широким жестом обвел карту, - вся земля, доступная человечеству.

   Ребенген невольно проследил жест старого мага, про себя дивясь малости оставшихся людям земель и величине потерянного. Его размышления прервал досадливый вздох.

   - Мы все еще пытаемся мыслить понятиями дохаосной эпохи, ее границами и государствами, а нам следует обратить свой взгляд на земли, которые наименьшим образом пострадали от катастрофы из-за удаленности от ее эпицентра. Юг, самый дальний юг.

   Для наглядности председатель подошел к карте и щелкнул пальцем в самый ее низ.

   - К сожалению, я до сих пор не нашел подробной карты этих территорий.

   Ребенген прищурился на неясные пятна, которые переписчики не удосужились как следует обвести. Да что там может быть, на самом краю мира? Находясь в такой немыслимой дали, узнать о существовании Арконата и отправиться на его завоевание... Бред! Лучше бы Нантрек подумал, куда могли деться выжившие зеферидцы.

***




Жизнь - не шахматы. За кон твой противник может совершить больше одного хода.



Глава 7


   Я блаженствовал в ванне, и вспоминал прошедший день. На ум приходили только гадости.

   Мальчишку-конюшего пришлось выпороть, не лично, конечно, но за исполнением проследить. А как еще поступить со слугой, таскающим вещи из седельных сумок господина? Заныканная им книжка стоила как два таких пацана. Возмущала не только кража, но и тупая непосредственность, с которой она была совершена - вор из парня был никудышный.

   Почему с отцом такого не происходит?! Впрочем, знаю, почему - он бы пороть не стал, сразу бы пустил на мясо.

   Общество мое решение одобряло - отец благосклонно молчал за обедом, а старший конюх, подозреваю, добавил парню от себя. Мое недовольство собой имело исключительно академическую природу - в хрониках дохаосных времен телесные наказания слуг не упоминались. Так я же не руку ему рубил! Скорее - дал пищу для размышлений. Благородство порыва портило то, что лично меня никто никогда не порол. С другой стороны, Сафара Дарсаньи его отец, поговаривали, драл не жалеючи.

   Вода остыла, пришлось вылезать из ванны и вытираться. А ведь кастелян предлагал прислать мне банщика (а может и банщицу), но я ответил "нет" раньше, чем подумал. Теперь буду весь вечер сидеть один, читать и хихикать сам над собою, притом, что за неделю все гости поместья нашли себе развлечение по душе. Маги повадились в Хемлен и возвращались оттуда всем кагалом уже в сумерках, очень веселые. Гвардейцы в казарме пели хором, что характерно - часть голосов была женской. Один я в собственном доме как не родной, еще немного, и начну воспринимать внутреннего вора как достойного собеседника.

   Что обиднее всего, я пожинал плоды собственной недальновидности - в Академии следовало не ушами хлопать, а заводить друзей. Даже отец умудрился обзавестись там приятелем! Раньше это еще можно было списать на бездушность, но последние полгода извинений у меня нет. Вернусь, начну наверстывать упущенное изо всех сил - будущий Повелитель не может позволить себе жить в изоляции.

   За ужином отец решил выяснить мои политические предпочтения.

   - Я смотрю, сын, ты игнорируешь выделенного тебе Орденом мага. Он сделал что-то не то?

   - Нудный он, - буркнул я.

   Отношения с мэтром Першином у меня так и не наладились.

   - А орденский телепортатор и боевик с таможни - веселые?

   - По крайней мере, общительные. К тому же, они сами пришли, - я не стал добавлять, что при этом оба волшебника были навеселе.

   - Кстати, как продвигаются твои дела с наследством Браммиса?

   - Вошел, смотрю. Каталог ни к Ракшу, надо все перебирать. Неплохо бы нанять кого-нибудь на это дело, и того мальчишку-конюшего книжнику в ученики отдать (библиофил доморощенный!). Охранку на помещение библиотеки придется накладывать заново - прежняя порченная была. Сейчас все на одних засовах: приходи, кто хочет, бери что хочешь. В аббатстве вместо ворот - баррикада из бочек. Если мы хотим рассчитывать на хемленское Убежище, им надо заняться прямо сейчас.

   Объем работ, которые необходимо было провести в Хемлене, разрастался как снежный ком. В какой-то момент, я начал приходить в отчаяние. Даже цель приезда в Шокангу - встреча с Ракшем - на этом фоне стала казаться незначительным событием.

   - Не волнуйся, сын, в поместье полно дармоедов, которым пойдет на пользу разнообразить быт. Я сегодня же отправлю в Хемлен охрану и мастеров. А для тебя у меня есть дело: Серые обещали дать пару пушек, их надо разместить так, чтобы Ракш сверху не разглядел.

   При мысли о встрече с Серыми мое настроение резко улучшилось. Наконец-то я смогу как следует рассмотреть их оружие (прошлый раз меня все время отсылали прочь), узнаю новости, с кем-нибудь поругаюсь. И вообще, чисто эстетически приятно посмотреть, как люди работают, а библиотека никуда не убежит. Отец сосредоточился на своей тарелке, и у меня было стойкое ощущение, что он меня в чем-то обжулил. Впрочем, родственнику можно и простить.

   Нужно срочно перетряхнуть вещи, взять больше солдат, провизию, проинструктировать людей, которые отправятся в аббатство... Так мало времени и так много надо сделать!

   Мы выехали к месту встречи с Ракшем утром по холодку, на четырех фургонах, груженых без фанатизма - чтобы дернину не рвали. Дороги к пагоде Васеселя нет, но так даже лучше: весной в Шоканге легче ездить по траве. За границей возделанных полей земля заросла дикой смесью из травы и колючки, являвшейся источником главной местной проблемы - степных пожаров. Кустарники люди худо-бедно рубили на дрова, а вот зелень тут щипали только кролики, горы сухого бурьяна копились веками, слеживаясь под воздействием дождя и снега (который в этих местах изредка, но выпадал). В конце лета смесь полуразложившихся растительных остатков по свойствам напоминала трут. Жуткая вещь! Особенно под ветром. Севернее по приказу Лорда на бесхозной земле выпасали лошадей, но здесь для скотины было слишком мало воды.

   Зато фургоны катились вперед мягко, словно по матрасу.

   Знакомая мне ложбина с родником ничуть не изменилась, разве что озеро стало чуть больше (весна!). Что ж, о воде для людей и лошадей можно не беспокоиться, а, если повезет, неосторожный Ракш завязнет в болоте. Орденские маги разметили лагерь двумя дугами, обращенными в сторону Границы (точно по плану), а косить бурьян поручили Пограничным. Фургоны мы расставили так, чтобы обозначить будущие позиции пушкарей, теперь оставалось дождаться делегацию Серого Братства.

   Я уже начал беспокоиться, не заблудились ли наши гости на просторах Шоканги, когда со стороны дороги на Хемлен показалась цепочка фургонов. Двигались они как-то странно - рывками. Оказалось, что эти дурачки решили сэкономить на лошадях, в результате, перегруженные повозки вязли в земле иногда до самых осей. Зато оси у них были крепкие.

   Чтобы дотащиться до места, Серым потребовалось больше часа.

   Командир стрелков оторвался от отряда и поскакал ко мне, грязный, злой и целеустремленный.

   - Здравствуйте, сэр! Думаю, необходимо разметить позиции...

   - Уже. Ставьте ваши повозки в промежутки между нашими. Справитесь?

   Серого аж перекосило - в его компетенции кто-то усомнился!

   - Я серьезно спрашиваю - мы можем дать вам свежих лошадей.

   Откормленные тяжеловозы из конюшен Лорда справлялись с делом не в пример лучше неказистых мохноногих лошадок. Короче, одну ось все-таки сломали. Я наблюдал, как взмыленные возницы приподнимают накренившуюся повозку, и пытался понять, в какой момент желание разумно распределять средства превращается в тупое скопидомство.

   Командир Серых подкатился ко мне с предложением перетащить пушки волоком.

   - Нет, сейчас вытаскивать их не будем - в небе авиев, наверное, больше чем ворон. Хотите волочить - снимите колеса с фургона.

   Надо надеяться, что сильные лошади не раздернут повозку надвое.

   В результате, Серые часа два меняли ось, взяв ее от одного из первых фургонов. За этим их занятием наблюдали Пограничные и все незанятые ворожбой маги, от помощи которых командир, почему-то, отказался. Ржать над чужой бедой никто не ржал, но улыбались многие. А уж ругань вокруг стояла такая, что даже мэтр Кентер прислушивался с интересом.

   Наконец, повозка заняла свое место, командир Серых нашел время оглядеться по сторонам и у него тот час появились возражения.

   - Зачем разделяться? - напористо возмущался он. - Лучше занять круговую оборону!

   - Не лучше. Надолго мы его все равно не задержим, но раздвоиться у него не получится, так что, хотя бы половина людей сумеет сбежать.

   Серый напряженно размышлял. Все верно, он привык иметь дело с мелкими демонами, от которых действительно можно отбиться. Вот только в Обители Мормы я видел, как Третий шел к стенам под залпами десятков орудий, запинался, но шел, как Седьмой собственной тушей ломал защитный периметр, подобного которому вокруг десятка фургонов никогда не построить. Вряд ли Первый Ракш сильно слабее своих братьев.

   - А почему бы не разместиться треугольником?

   - Потому, что мне нужно пространство для маневра.

   Я рассчитывал встретить Ракша между линиями обороны, тогда, если он начнет буянить, мне удастся применить Тьму, не задев при этом пентаграммы.

   - Лучше воды побольше нагрейте - людям умыться, а то ведь простудятся.

   Самые нетерпеливые возницы пытались полоскаться в ледяном озере. Жуть!

   Некоторое время все занимались своим делом - маги возились с пентаграммами, Пограничные заготавливали топливо, а единственный среди южан заклинатель отпаивал своих укрепляющими отварами. Потом отвары подействовали, и командир Серых (кстати, надо его имя узнать) опять пошел ко мне. Отвык я от общения с ними, надо было изложить ему всю диспозицию сразу и не мучаться.

   - Зачем столько костров?

   Около каждого фургона Пограничные сняли дерн и разложили хворост.

   - Затем, что все руководство Арконийского Ордена Магов сюда, конечно, не придет, но три четверти - гарантированно. Люди начнут собираться до света, не выспавшиеся и злые, сколько придется ждать Ракша - только он знает. В общем, кружка кипятка и кусок хлеба еще никому не повредили.

   Про хлеб я, конечно, хватил - заготовленная снедь вполне годилась для пикника на королевской охоте (кастелян мне в этом поклялся).

   - Кстати, там и на нас хватит.

   Насупившийся было Серый резко подобрел. Немудрено! Его отцы-командиры выделили подчиненным только сухие пайки. Питательно, экономно, а если Ракш всех порвет - еще и не жалко.

   - А когда же грузить орудия?

   - В самом конце. Вечером между фургонов натянут тенты, под ними мы и установим пушки. Надеюсь, вы сможете вытащить их через бок?

   - Без проблем!

   Я надеялся, что к тому времени лагерь действительно будет напоминать место для пикника, а заглянуть под навесы в поисках подлянки демоны не догадаются.

   Суета продолжалась далеко затемно - маги что-то напряженно ворожили, Серые рассчитывали сектора обстрела и договаривались о порядке действий (нехорошо, если расчеты в азарте начнут палить по своим, тем более - по работающим пентаграммам), Пограничные варили кулеш. Лично для меня был выкопан узкий глубокий окоп, немедленно начавший наполняться водой (как только я в нем скроюсь, Серые начнут обстрел демона).

   Мы были готовы к встрече с Ракшем.

   Костры еще тлели. Я, не чинясь, прихлебывал ароматное варево из солдатской миски (выглядело оно странно, но на вкус было - самое то). Серые вытрясли из пайков пластинки какой-то вяленой фруктовой массы и разделили на всех. Люди тихо переговаривались, устраиваясь спать в фургонах, казалось, мы действительно выехали на пикник. Однако твердостью духа обладали не все: мэтр Першин повозил ложкой в миске, почти ничего не съев, и теперь сидел, нахохлившись, глядя на затухающее пламя. Как он с такими нервами умудрился десять лет на Границе оттрубить - уму непостижимо.

   - Здоровы ли вы, мэтр?

   Першин вздрогнул и очнулся.

   - Спасибо, все хорошо.

   - Может, водочки?

   - Нет, завтра лучше иметь свежую голову.

   Я пожал плечами. Свежая голова, не свежая, от буйного демона могут спасти только быстрые ноги. Ну, и Тьма. Однако забавно, что крутой орденский боец ведет себя, как сопливая девчонка. Интересно, сколько из рассказанных им историй имеет отношение к действительности?

   Как и предполагалось, утро началось до света. Первым к пагоде Васеселя прибыл мой отец, внимательно огляделся и остался доволен увиденным. Я так понимаю, старый дракон выпустил молодого на дичь и теперь наблюдал, как тот трепыхает крылышками. А следом народ посыпался из пентаграмм как горох - маги, священники, какие-то королевские чины, всем хотелось видеть Ракша (то ли так доверяют моей Силе, то ли - чувство самосохранения отсутствует). Новоприбывшие замирали на мгновение, чтобы восстановить ориентацию, и тут же устремлялись к котлам с бодрящим напитком, в которые мэтр Кентер пожертвовал какие-то травки из своих запасов. Подкрепившись легким завтраком, публика начинала бродить по лагерю, галдеть и соваться во все щели.

   А еще, решительно все старались меня ободрить, в смысле: "Держись, мужик, может, все еще обойдется!" И, если первые десять раз это вызывало легкую улыбку, то под конец меня проняло. Я занервничал, к сожалению, от этого моя плохо воспитанная половина стала еще сильней. Следовало срочно успокоиться, выровнять дыхание. Мне нельзя опозорить семью перед таким количеством свидетелей, а главное - перед демоном, который будет помнить меня до конца времен.

   Я ненавязчиво затесался в группу Пограничных, которых все прочие обходили по большой дуге, и принял максимально глубокомысленный вид. Амулеты дальнего обнаружения сработали за пять минут до полудня.

   В том, что к нам приближается именно Первый Ракш, не было никаких сомнений: его подробных описаний не было ни в одной книге, зато силуэт изображался много раз, и даже стал основой для рунного обозначения неминучего рока. Он практически не совершал взмахов крыльями, на мой взгляд, их движения были призваны скорее направлять полет, чем были его причиной. Огромные, двух метров длиной металлические перья топорщились в набегающем потоке, словно Ракш цеплялся за воздух. Он снижался, его полет становился медленней, но все равно он приближался слишком быстро. Аналогия с птицами заставляла предположить, что Ракш сейчас крепко приложится о землю.

   Раздались тревожные крики, кто-то из моих спутников подался назад, но я так рассуждал, что за три тысячи лет можно научиться летать, и опасность нам не угрожает. Так и вышло. Когда до земли оставалось всего несколько метров, демона словно потянули за невидимый канат - он резко замедлился, выпустил две когтистые лапы и с глухим ударом зафиксировался на земле, даже не поскользнувшись. Полы моего плаща взметнул ураганный порыв ветра.

   Крут. Слов нет, дай только от травы отплеваться.

   Ракш встряхнулся, громыхнув металлом. Должно быть, летать ему нравилось.

   Как и предсказывалось, облик его был достаточно птичий, в общем и целом. На удлиненно-конической голове имелся единственный глаз, точнее - единая сросшаяся глазница, заполненная золотисто-дымчатым оком. Зрачка у этого странного органа чувств не было, но, судя по выпуклости, занимать он должен был большую часть черепа (при условии наличия черепа, естественно). Свободное от глаза место занимал клюв. Клюв состоял из трех частей: две нижние раскрывались на манер щипцов и двигались относительно друг друга, как жвала насекомых, а верхняя словно бы продолжала поверхность глаза, не оставляя места для века. Я пришел к выводу, что он и сверху долбануть может, и перекусить пополам, а если потребуется, и пожевать. Благодаря гибкой шее, голова производила впечатление третьей руки, причем - гораздо сильнее двух других. Собственно руки у Ракша были непропорционально тонкие, он прятал их под броню на груди, словно чувствительные инструменты, служили они явно не для боя. Сейчас наружу торчали только пальцы, длинные, подвижные и многосуставчатые. Торчали прямо из груди и шевелились.

   Я решил больше не рассматривать его.

   - Здравствуйте!

   Я так понимаю, что он с самого начала смотрел на меня, а теперь просто поставил в фокус внимания. Как и ожидалось, лучшая точка обзора у него была сверху головы и чуть впереди.

   - Назови имя.

   Голос демона поддавался описанию... с трудом. На вой Третьего он не походил, это было что-то оригинальное, типа попытки разговаривать с хором наковален.

   - Я - Гэбриэл Шоканги, второй Великий Лорд и будущий правитель Шоканги.

   Почему-то мне показалось, что Ракш должен знать принципы устройства нашего королевства. Внутри Первого что-то гулко щелкнуло.

   - Мне сказали, что ты - Разрушитель.

   - Именно так, Разрушитель, адепт Тьмы.

   - Ты можешь уничтожить Пустошь?

   Как-то резко он к делу переходит. Я спрятался от него за сухой жаргон, выуживая из памяти максимально лишенные эмоций, обезличенные слова.

   - Недостаточно возможностей. Незначительную часть. Не единовременно.

   Он снова щелкнул.

   - Сколько вас?

   - Один.

   - Почему?

   - Новая разработка, только год. Механизм появления неясен. Исследования продолжаются.

   Кажется, подобный стиль разговора его устраивал. Ракш перестал разглядывать меня в упор и переключился на окрестности. При этом то, что он на меня не смотрит, не означало, что разговор окончен.

   - Есть дополнительное задание.

   Хороший стиль - "не перед кем не торможу" - только встретились, а он уже на голову лезет.

   - Недостаточно информации, - тускло объявил я.

   Благодаря чему снова завладел его вниманием.

   - Объясняй!

   Я вздохнул. Как это типично! Наверное, все командиры чем-то похожи друг на друга. Тот, кто не имел дело с Пограничными Стражами, этого не поймет, но у меня было чувство, что основное различие между Первым Ракшем и капитаном Крамером - только в размерах.

   - Мои боевые возможности ограничены, сэр, - напомнить ему, что я все-таки личность, а не функция. - Я не могу сделать заключение о степени своей готовности к выполнению задания, не зная, в чем оно состоит.

   Первый Ракш нахохлился, продолжая рассматривать меня. Его глаз - это совершенно отдельная тема. Он не только аномально большой, он еще и светятся изнутри желтым, а в нем движутся тени. Не по поверхности, а именно внутри.

   - Опиши свои возможности, - после долгого молчания родил он.

   - Нацело перечислить мои характеристики невозможно. Я - не демон, я - человек!

   По-моему, до него дошло. Это вызывало уважение, учитывая, что последние три тысячи лет он общался, в основном, с себе подобными. Ракш чуть слышно щелкнул.

   - Забыл. Ты не часть Слияния и не слышишь смыслов.

   Он пришел к выводу, что разговор займет больше времени, и принял более удобную, расслабленную позу. В смысле - удобную для себя. Он поджал лапы, сократив их вдвое, упер в землю немного неуклюже торчавшие кончики крыльев (целиком они не складывались), и развернул голову так, что глаз теперь смотрел вниз. Такая милая помесь горгульи и торшера.

   - Пропал наш брат, Шестой. Ты должен найти и освободить его.

   Во как...

   - Недостаточно информации, - выдохнул я.

   Ракш с минуту задумчиво смотрел на меня, потом сообщил:

   - Нас семеро, мы семья, но мы не похожи друг на друга. Функцией Шестого было любопытство. Он исследовал мир в поисках ответов. Однажды он улетел и не вернулся, это было полторы тысячи лет назад. Мы не чувствуем его, не можем сказать, где он, но подозреваем: вскоре после его исчезновения с нами вышел на контакт маг, он потребовал остановить движение Границы в юго-восточном регионе, под угрозой насилия над Шестым.

   Я не стал задавать глупые вопросы типа "Да что ему будет-то?". Первый Ракш, как и любая тварь, не мог идти против своей природы, а она заключалась в том, чтобы заботиться о братьях, вне зависимости от того, что все они были бессмертны и неуничтожимы. На этом его и поймали - он не мог своим действием причинить брату вред, даже теоретически.

   - Кроме того, - продолжал Ракш. - Нам было запрещено посещать регион и посылать туда шпионов, мы только узнали, что Вызов был отправлен с островного архипелага, расположенного за юго-восточной оконечностью материка. Есть основания считать, что Шестой находится на одном из островов, но они отделены от материка широким проливом, мерцать на такие расстояния я не могу и внезапная атака невозможна. Однако в формулировке приказа есть дефект: подразумевается, что мы не можем отправиться туда сами, или послать другую тварь, о наемнике-человеке ничего не говорится. Ты отправишься туда, найдешь и освободишь нашего брата.

   - Вы думаете, если что, то подобная казуистика что-то изменит?

   Глаз Первого злобно вспыхнул.

   - "Если что", ты сильно пожалеешь! - но развивать тему он не стал. - Появились дополнительные обстоятельства. На границе юго-восточного региона пропадают демоны. Не только низкоранговые твари третьего эшелона, но и штурмовики-патрульные.

   - Они собираются воевать, - понял я.

   - Это испортит мне всю систему, нарушит равновесие! Мы вынуждены спешно задействовать новые ресурсы.

   Это он про меня. Похоже было, что внутренние приоритеты Ракша вошли в противоречие друг с другом, и это подвигло его на решительные действия.

   - Есть причина, почему именно Разрушитель?

   - Да, две. Во-первых, это место является локальным максимумом дикой магии. Фактически, от превращения в Пустошь их отделяет всего ничего. Такие эффекты должно что-то порождать, человек не знакомый с магией не имеет там шансов на успех. Ты вырос среди магов, за пределами Арконата такое является редкостью. Во-вторых, какие бы путы не удерживали Шестого, обычному человеку их не снять, а сильный маг будет так же заметен при приближении к островам, как и мы. Тебя не видно, вообще. И Пустошь на тебя не действует. Ты сможешь войти туда и сделать это, с первого раза.

   Я пожевал губами. Что ж...

   - Задание принято. Дополнительные условия.

   - Что еще? - буркнул Первый.

   Я пришел к выводу, что теперь Ракш вполне вменяем, и перешел на деловой тон.

   - Во-первых, чтобы действовать с первого раза, мне нужно ознакомиться с местными условиями. Юго-Восточный регион, это ведь Зеферида? Лет двести назад с ними еще был контакт. На это мне нужен минимум месяц. Может ваш брат подождать немного еще?

   - Сам решай. Если появятся новые факторы, я дам знать.

   - Отлично. Во-вторых, мне надо знать, чем занимался Шестой перед исчезновением, куда он летал.

   - Куда - не знаю, я не слежу за братьями. Он упоминал, что ищет Разрушителей.

   У меня на загривке зашевелились волосы. Второй раз я слышал это слово в ином, отличном от принятого у нас смысле.

   - А они есть? - осторожно поинтересовался я.

   - Нет, - безапелляционно заявил Ракш.

   - Откуда такие данные?

   - Любую аномалию в уровне дикой магии мы бы заметили. Твое пребывание в Ганту и Феналле бросается в глаза.

   Опа. Бигген никогда не говорил, что дикую магию можно как-то количественно измерять. Обычно о ней судят по уровню нанесенных повреждений.

   - Следующий вопрос: как я туда попаду. Это другой конец континента.

   - Транспортировку мы берем на себя. Тебя доставят на границу региона, в бухту Гиркома. Дальше ты будешь продвигаться своими силами.

   - Вопрос общего порядка. Как вы переносите границу? - мне давно хотелось это знать.

   - Мы отсекаем территории, проживание на которых людей опасно и не допустимо. Уровень поражения начинает превышать критический задолго до того, как появятся видимые признаки. Сделав заключение, что территория больше не пригодна для обитания, мы вытесняем из нее живых. Войска первого эшелона размещаются вдоль Границы, препятствуя проникновению через нее с одной стороны - людей, с другой - неуправляемых демонов. Развитие Пустоши как таковой мы не контролируем.

   Я вспомнил слова Серого

   - Дети не родятся и н'нодов много...

   - Немного сложнее, - поправил меня Ракш. - Задержавшиеся в зоне отчуждения теряют способность оставлять здоровое потомство. Согласно моим наблюдениям, эта способность никогда не восстанавливается.

   Я замолчал, пытаясь осмыслить его слова.

   - Постой, они запретили передвигать границу, но тогда...

   - Они живут в зоне отчуждения и испытывают ее воздействие на себе. Мы полагали, рано или поздно они вымрут и Шестой освободится.

   - А мы? Мы ведь тоже остановили Границу...

   - Не сами. Арконат - аномалия. Уровень дикой магии здесь не растет, последние пятьсот лет даже понижается.

   - Единственная аномалия?

   - Да.

   - Тогда последнее. Надо что-то придумать со связью. Мне нужна возможность оперативно задавать вам вопросы и получать ответ. Возможно - позвать вас на помощь.

   - Это легко.

   Ракш легко поднялся, разворачиваясь всем телом и шагнул в строну Першина, маг побледнел и попятился. Я бодро рванулся наперерез.

   - Стоять, бояцца!

   Думаю, сама наглость подобного заявления заставила Ракша притормозить.

   - Сначала - объяснения, затем - договор, потом - действия! Что ты задумал?

   - Я наложу на него узы, он станет моей частью, частью Слияния.

   В этой безумной метафизике я разбирался плохо, но подозревал, что Ракш имеет в виду дарку - неизгладимый след, который оставляет на маге общение с демоном.

   - Не подходит!

   - Почему?

   - Это нанесет вред его психике.

   Ракш задумчиво щелкнул.

   - Тогда варианты?

   - Отправьте со мной какую-нибудь тварь. Маленькую.

   В арсенале Первого появился новый звук - протяжное гуканье, которое я не знал, как интерпретировать.

   - Тварь? Это интересная идея. Да, так даже лучше. С тобой пойдет наш брат.

   - Согласен!

   У меня появилось чувство, что я знаю, о ком он говорит. Надо надеяться, что покалеченный мной Третий не разорвет меня при встречи на клочки или, по крайней мере, изобьет не до смерти.

   - Теперь мой вопрос, - громыхнул Ракш. - Как ты это делаешь? Покажи!

   - Э-э... А можно немного поближе?

   Вблизи Первый выглядел еще более странно, чем издали - так он сильнее походил на вещь. Было сложно воспринимать его как существо, которое только что вполне осмысленно говорило - не было эмоций, не было ничего, что могло бы их отображать, даже вульгарной раскрашенной маски, внешность того же Кролика была куда более привычна для человеческих глаз. Создавалось впечатление, что создатели Ракша вообще не рассчитывали на его общение со смертными.

   Я прикоснулся к шершавому металлу кончиками пальцев и закрыл глаза, чтобы лишний раз не нервничать. Мне необходимо было контролировать свою Силу, мы с ним только-только договорились, будет неловко, если я тот час же его разнесу. Исходящий от Первого напор магии ощутимо резал ладонь. Меня посетила уверенность, что развоплотить его так же легко (ну, относительно) как Третьего и Седьмого у меня в любом случае не получится. Он знал себя, знал, каким хочет быть, его целеустремленность и готовность к бою делали воздействие Тьмы... скажем так: еще более непрогнозируемым, чем обычно. Лучше не рисковать.

   Еще прежде, чем покалывание в ладони прекратилось, Ракш отстранился. С минуту мы, молча, смотрели друг на друга, потом он подал назад, развернулся и улетел, не сказав больше ни слова. Нас еще раз окатило смесью вырванной травы и мелкого песка.


Глава 8


   Демон прилетел и улетел, а народ разбегаться не торопился. Все обсуждали Ракша и просто болтали (когда еще удастся встретиться). Серые мягко уточняли, смогут ли еще раз взять наших лошадей. Возвышенная атмосфера прикосновения к древней тайне трещала по швам, и я засел в фургоне, пытаясь записать в книгу Разрушителя впечатления о Первом, так сказать, по свежим следам, а снаружи поставил Пограничных.

   Но и тут меня достали. Раздался шорох полога, скрип досок, знакомое сопение, потом - тишина. Першин стоял у меня за спиной и ничего не говорил, это нервировало. Я повернулся и уткнулся взглядом в дуло маленькой пушки. Это было так неожиданно, что ни страха, ни удивления не возникло. Смертоносная штуковина не походила на творения Серых - выглядела более пузатой и отливала бронзой. Что делать дальше, было непонятно.

   Черное отверстие дрогнуло и пушка изменила прицел - теперь бронзовое дуло упиралось Першину под челюсть. Но тут уже и я проснулся - резким ударом отбил в строну оружие. Выстрел рявкнул у меня над ухом (... твою ж мать!), мы смотрели друг на друга ровно секунду, а потом в фургон полезли Пограничные.

   Всем скопом...

   Куча мала из солдат в броне - это, надо вам сказать, незабываемое ощущение. Я спихивал с себя чьи-то руки и ноги, а они все лезли и лезли со всех сторон, словно в повозке разом оказались все два десятка бойцов, охранявших лагерь. Какой-то гад оперся коленом мне на живот, но я как-то умудрился прохрипеть "Замри!" и вырваться из-под навалившейся массы.

   Скажем прямо, на месте Першина я ожидал увидеть большое красное пятно, но орденские Стражи как-то ухитрились выдернуть несостоявшегося убийцу из свалки и теперь быстро-быстро уносили его в сторону пентаграмм. Проревев: "Стоять, ворюги!" я ринулся в погоню.

   Никто даже не обернулся!!!

   Они успели бы добраться до телепорта первыми, и Ракш знает, куда умчаться, но у меня была Тьма. Я метнул вперед большой черный плевок, и уже начавшаяся светиться пентаграмма превратилась в яму двух локтей глубины, куда все и попадали.

   Першин не подавал признаков жизни, лицо у него было в крови, а рука странно бизогнута. Я ухватил его за ворот, а какой-то настырный маг - за ноги.

   - Отдайте! Это преступник, он должен сидеть в тюрьме!

   - Да, в нашей!

   - Мы его уже арестовали!

   - Нет, вы его свистнули!

   - Да зачем он вам нужен?!!

   - Есть буду!!!

   У меня за спиной Пограничные уже кого-то били. Не могу же я один за всеми смотреть!

   - Замри! - грохнул усиленный магией голос.

   Самая популярная в Шоканге команда.

   Ко мне подошло подкрепление. Повелитель Шоканги оглядел жеванного наследника, растерзанного мага и с интересом заглянул в яму. Мой противник опять потянул Першина на себя. Нет, так не пойдет!

   - Па, они уперли моего пленника!

   - А что он сделал?

   Я чудом успел проглотить искренний ответ.

   - Он чуть не застрелился!

   Папа выглядел озадаченным, но это лучше, чем если бы он пришел в ярость.

   - С чего бы это?

   - Я его разоблачил, он - допельгангер!

   Отец посмотрел на бесчувственное тело немного другим взглядом.

   - И зачем он тебе?

   - Хочу поговорить! Они уволокут его, не пойми, куда, и он помрет прежде, чем я туда доберусь.

   - Допрос задержанного нельзя откладывать! - встрял в разговор Лордов все тот же настырный маг. - Со временем сведения потеряют ценность. Но я передам мэтру Ребенгену пожелания Лорда Гэбриэла.

   Повелитель Шоканги недовольно поморщился, а потом кивнул:

   - Хорошо, забирайте!

   Орденские Стражи оттащили пленника к уцелевшей пентаграмме и были таковы.

   Вот так. Как с Ракшем встречаться, так - "Давай, давай!", а как что-то интересное, так "Извини, сынок!".

   - Не переживай, - усмехнулся отец. - Тео распотрошит его не хуже, чем я, и потом, в Ордене целителей больше.

   Мне стало стыдно. Я вспомнил о необычных увлечениях бывшего наставника и понял, что крепко подставил своего неожиданного спасителя (не стал убивать - все равно, что спас, верно?). Возможно, ему проще было бы застрелиться.

   Кураж ушел, а может, это была запоздалая реакция на покушение. Мы сбагрили фургоны Серым и, не торопясь, поехали домой, петляя между островками особенно колючего бурьяна. Мысли отца занимали зловредные маги, опять подсунувшие Великим Лордам Шоканги какую-то дрянь. Все правильно, это ведь Орден отправил Першина со мной, с другой стороны, вряд ли они собирались сделать именно то, что сделали. Зато понятно, почему по завершении инцидента народ с такой энергией ломанулся к пентаграммам - никто не желал объясняться с папой от имени всех.

   Но чистое небо и весеннее солнце способны делать настоящие чудеса - Повелитель Шоканги оставил на время старых недругов и сосредоточился на новых.

   - Как тебе Первый Ракш?

   Я пожал плечами.

   - Демон как демон!

   - Надеюсь, ты не собираешься куда-то ехать по одному его слову?

   - А что, у меня есть какой-то выбор?

   - Ну, во-первых, крайний срок выполнения соглашения он не оговорил. Необходимая подготовка может занять и год, и два, и десять, он будет ждать, никуда не денется. Во-вторых (поправь меня, вдруг я не расслышал) разве он что-то предложил тебе за твой труд?

   Ничего и это обидно. Впрочем, что можно ожидать от демона!

   "Добрый ты" - привычно прошептал Тень.

   - Нам нужны лояльные Ракши, - возразил я сразу двоим.

   - Зачем? У них нет никаких причин нападать на Арконат. Они передвигают Границу вслед за Пустошью, ты же слышал, а у нас проклятой земли почти нет.

   - Но я же превратил двух его братьев!

   - Они первые на тебя напали. Разве ты спровоцировал их или вел себя недостойно?

   Ну, если рассуждать так, то действительно, не известно кто кому больше должен.

   - Я это к тому, чтобы если колдуны вздумают тебя торопить, ты смог ответить решительно и жестко. Наследник провинции не может так глупо рисковать! Пусть отправят вперед каких-нибудь шпионов. Ракш ведь не сказал, сколько людей должны участвовать в решении задачи.

   А вот эта мысль мне понравилась. Я с некоторых пор очень не люблю путешествовать, а уж отправляться в никуда просто отказываюсь и все.

   - И подумай, наконец, о женитьбе!

   Упс.

   Так, срочно меняем тему разговора. Что там еще задолжали нам проклятые колдуны?

   День окончился мутно, да и погода испортилась. Уже лежа в постели, я слушал шум дождя и понимал, что отец решил тихой сапой разделить-таки со мной власть в провинции. Сначала он прощупал, какой сложности дела мне можно поручить, а теперь начнет ненавязчиво загружать работой. Надо, по меткому выражению Тени Магистра, рвать когти, причем, срочно. Благо повод есть - спасение допельгангера.

   Той ночью мне снова приснился тот самый сон, правда, без лоз и черепов, но ощущение было хорошо узнаваемым. В неестественной тишине видения ко мне пришел Первый Ракш. Демон стоял, словно памятник самому себе, подсвеченный багровыми отблесками, на фонте багровеющего же неба. Что это значит, как всегда, было не понятно.


   Мэтр Ребенген рассматривал долгожданную жертву с некоторым раздражением. Сломанная рука, треснувшие ребра, многочисленные ушибы и три шва на лице - складывалось впечатление, что задержанный попал под лошадь. Неужели нельзя было осуществить захват аккуратней? Теперь от некоторых весьма действенных методик придется отказаться, так сказать, во избежание потери пациента.

   Допельгангер следил за дознавателем с напряженным вниманием, но без страха.

   - Итак, уважаемый, какова цель вашего появления в Шоканге?

   - Определить предел власти Ордена над Немертвыми. Позже поступил приказ об устранение Гэбриэла Шоканги.

   В животе у Ребенгена завибрировала какая-то тонкая жилка, но голос остался беспристрастным.

   - Устранение, стало быть. А вот Лорд Гэбриэл утверждает, что вы пытались застрелиться. Кому мне верить?

   - Это было... после.

   Старший дознаватель пнул задержанного в ушибленную ногу.

   - Давайте-ка поподробней, уважаемый! Хватит ломаться.

   Допельгангер хотел улыбнуться рассеченной губой и едва сдержал болезненную гримасу.

   - Я получил приказ, отменить который может только смерть. Но Разрушитель был настоящий!

   Ребенген ждал продолжения.

   - Нам очень много рассказывали про верования... - перевертыш запнулся и твердо закончил, - еретиков. Но он - настоящий, никто не может прикоснуться к демону без вреда для себя, это вам не фокусы с камешками показывать. Слуги храма такого не могут.

   - А демонстрации Тьмы было недостаточно? - поднял бровь Ребенген, отметив про себя несколько новых слов.

   Пожимать плечами перевертыш не стал - ребра.

   - Человека можно обмануть. Но тогда я в первый раз засомневался.

   - И что теперь?

   - Ничего! Мне осталось недолго, отправить рапорт я успел, отвечать за решение храма мне не придется. В качестве жеста доброй воли я хочу сообщить, где вы можете найти своего мага.

   - Першин жив? - удивился Ребенген.

   - Внедрение состоялось слишком поспешно, я не успел собрать о цели достаточно сведений. Мне нужен был кто-то, кому можно задать вопросы.

   - Значит, изменение внешности вы проходили уже в Арконате?

   Задержанный промолчал. Ну, это не надолго!

   Ребенген потискал в кармане глиняную бутылочку и не стал просвещать допельгангера относительно подаренного Бастианом зелья (пусть это будет сюрприз).

   - Да вы говорите, говорите, уважаемый!

   Разговор оказался долгим и трудным, особенно, когда пленник понял, что ни за три дня, ни за неделю он не закончится. Ребенген знал сотни способов заставить заключенного признаться в чем угодно, но для получения достоверных сведений большинство из них не годилось. Человеку можно выжечь глаза и вырвать сердце, однако никакой уверенности, что он не пропустил в показаниях какой-то ценной мелочи, это не дает. Особенно - с профессионалами. Подчиненные Главного Целителя не бросились выручать настоящего Першина, и были совершенно правы: присутствие на месте слуги допельгангера оказалось условным знаком (одним из многих) правильного порядка вещей. Тут Ребенгену очень пригодилась практика общения с Черепами (вот уж кто любители конспирации!), чародей представлял себе основные ловушки и умел задать нужные вопросы, а скрыть правильность догадок от опытного дознавателя пленник не мог. Следователи работали день и ночь, наблюдатели наблюдали, настоящий Першин очень убедительно изображал собственного двойника, но ниточка все равно порвалась раньше, чем они сумели приблизиться к ядру подполья. Очередной связной просто не появился в условленном месте, и оставалось только гадать - почему.

   Множество бессонных ночей наградили Ребенгена жуткой мигренью.

   - Подводя итоги, у нас в активе: древний транспортный портал где-то в Лосальти, лаборатория по изменению тела (без мастера) и уверенность, что у этой банды есть главарь.

   - А еще - характер интересовавших храм сведений, - Нантрек с сочувствием наблюдал за подчиненным. - Вы бы приняли настойчик, Тео, у меня есть очень хороший рецепт...

   - Спасибо, но я не хочу злоупотреблять эликсирами, - Ребенген подавил вспышку раздражения и помассировал виски. - Да, характер сведений. Их интересует количество и расположение войск, это может быть важно только при планировании боевых действий. Как они собираются доставить к нашим границам армию вторжения - полная тайна.

   - На поиски портала уже отправлена экспедиция.

   - Без разницы. Сколько человек можно перекинуть по такому каналу, пусть древнему и надежному? Да с амуницией, да с лошадьми. Бред! Если они хотят начать вторжение в ближайшие десять лет, половина войск уже должна стоять на позициях. Я уже не говорю об эхе от таких перемещений, которое должны были засечь все маги от Тирсина до Последней Крепости.

   - Это верно, - признал председатель.

   - Мы что-то упускаем, причем, средний эшелон агентов этого тоже не знает. Нам нужен резидент.

   - Ох, Тео, мне бы ваш оптимизм.

   - Дело не в оптимизме. Мы просрем королевство, если не поймем, что они задумали. Прошу прощения за тюремный жаргон.

   Вместо ответа председатель вынул из-под стола тонкогорлый кувшин и налил полный стакан бледно-золотистой жидкости.

   - Пейте, Теодор, это приказ!

   Ребенген покатал на языке напиток и не сумел опознать в нем ни одного известного ему стимулятора.

   - А теперь, идите спать. Завтра в Академию вернется Гэбриэл и, наверняка, захочет с вами пообщаться. Я распоряжусь, чтобы заключенного привели в порядок, кажется, молодой Лорд хочет забрать его себе. Или вы сможете что-то еще из него выбить?

   - Вряд ли. Пусть забирает.

   - Приятных сновидений!

   В том, что через полчаса трудолюбивый подчиненный будет крепко спать, Нантрек ни мгновения не сомневался. Эти старые народные рецепты просто чудо, как хороши! Немного подумав, председатель и себе налил стаканчик. Теперь сказать секретарю, чтобы гнал всех посетителей в шею, и - спать. Старый маг желал подготовиться к возвращению в Академию Лорда Гэбриэла как можно лучше.

   Нантрек с самого начала подозревал, что Кристалл Хроноса не изменяет будущее в одночасье, а лишь символизирует начало иного пути, воевать же с несбывшимся придется людям, день за днем, минута за минутой. И от участников ритуала потребуется больше, чем от прочих. Сейчас патр Грефем, с жаром кающегося грешника, выкорчевывал крамолу в церковных рядах. Другой гость, отошедший от дел боевой маг, набрал учеников и со сверхъестественным терпением вдалбливал им в головы тонкости мастерства. Молодой, увлекающийся чародей создал-таки амулет, позволяющий идентифицировать людей на расстоянии. Ценное дополнение к методикам Серых, надежным, но трудоемким! Как жаль, что лже-Першин успел мимо них проскочить. А вот перспективный целитель неожиданно заинтересовался воздействием Пустоши на человека. К чему бы это?

   Председатель зевнул и заторопился домой - желательно было лечь в постель раньше, чем зелье подействует. Разрушитель - часть происходящего, едва ли не центральная. К разговору с юношей Нантрек должен быть бодр и свеж.


   Из Хемлена я сбежал. Пришлось бросить монастырскую библиотеку на неизвестного пока книжника, а ремонт аббатства переложить на приказчика из Серых, строго на строго запретив трогать парк (сказал что это - священная роща, а то с них станется сэкономить на деревяшках). День после пришествия Ракша пришлось пропустить - дождь лил как из ведра, но, стоило выглянуть солнышку, как я был в седле. Отец столь поспешный отъезд не одобрял (не назначил ли он мне смотрины?), но, выслушав прочувствованную речь о похищенном пленнике и проклятых колдунах, вернуться в Академию позволил. Теперь только дай добраться, а потом меня оттуда никакой силой не выковыряешь.

   Надо ли говорить, что теперь я не просто ехал без остановок, но еще и погонял? Содержатели придорожных гостиниц глядели вслед Великому Лорду, решившему путешествовать в самую распутицу, и молча крутили пальцем у виска. Меня ласково приветствовали все тридцать три весенних удовольствия: лужи лошади по брюхо, припекающее солнышко днем, лед по утрам и грязь - все время. Среди магов сопровождения остались только боевики, но и те по вечерам в голос матерились. А вот нате вам! Привыкли, понимаешь, к пентаграммам, разбаловались. Мне, может, тоже хочется, но нельзя. Пусть думают, как сделать телепорт для Разрушителя, у древних ведь получалось.

   В общем, в дороге мы провели двенадцать дней, что по такой погоде было выдающимся результатом.

   Первым знакомым, встретившимся мне в Академии, оказался, как ни странно, Першин. Я даже оробел. Маг заступил мне дорогу и принялся с жаром благодарить за спасенную жизнь. Почему меня, я так и не понял. С трудом подавил желание прижать его к груди, пожал руку и пошел к себе, весь такой грязный и вонючий, а молоденькие волшебницы с писком шарахались с моего пути.

   Следующие три часа ушли на то, чтобы отмыться от запаха лошадиного пота и свести трехдневную щетину, с которой я был похож на очень рослого Пограничного (еще одна новая проблема). Почему-то считается, что мужчина должен радоваться появлению растительности на лице. Тогда почему маги сводят ее притираниями? Надо добыть себе этих зелий или бороду отрастить.

   В дверь осторожно постучали - секретарь Нантрека пришел выяснить, в чем причина столь спешного приезда. Они думают, я забыл!

   - Хочу забрать назад пленного, которого вы у меня одолжили.

   Маг вежливо улыбнулся.

   - Вы подумали, куда его поместите? Учтите, Академия не приспособлена для содержания заключенных.

   - Отправлю в Шокангу пентаграммой. Мэтр Кентер должен быть готов его принять.

   - Повелитель Шоканги согласился сохранить этому отродью жизнь и предоставить убежище? - искренне поразился маг.

   - А как же! Он мне лично обещал.

   И это действительно так. Правда, папа добавил при этом: "Если от него что-то останется" и недоверчиво хмыкнул.

   - Что ж, тогда не вижу никаких причин медлить. Следуйте за мной!

   Королевская Академия велика, она вмещает в себя учебные корпуса и общежития, лаборатории, парк и резиденцию Ордена Магов, но вот застенков здесь нет. Поэтому допельгангера содержали в Замке Пепе - месте, о котором среди гатангийских уголовников ходят страшные истории. Уродливое четырехугольное строение располагается аккурат между двух Великих Холмов, в затопляемой разливами низине, от чего заключенные, как поговаривали, регулярно тонут все. Орден Магов, Королевский сыск и Инквизиция используют одиозную тюрьму для исполнения самой мрачной стороны правосудия, отсюда приговоренные отправляются на эшафот, а в некоторых случаях приговор исполняется прямо во дворе. По словам Тени, народное название тюрьма получила по имени одного весьма неравнодушного к своему делу дознавателя, в награду за трудолюбие удавленного сослуживцами. Даже будучи кристально чист перед законом, входя под эти своды, я чувствовал легкое беспокойство.

   Допельгангера вывели в комнату свиданий, умытого, причесанного, в новенькой тюремной робе. За правым плечом заключенного невозмутимо стоял мастер Ребенген.

   Перевертыш выглядел больным. Шрамы на его лице сочились сукровицей, кожа была бледная и желтоватая, на правой руке отсутствовал палец.

   - Вы как, в порядке, уважаемый?

   На слове "уважаемый" допельгангер сильно вздрогнул.

   - У меня все хорошо.

   Тут Тень вспомнил некоторые привычки моего добрейшего наставника, и я поменял стиль речи.

   - Ну, извини меня, мужик, я не сообразил тогда. Влез не подумав!

   - Ничего страшного, - вымучено улыбнулся несчастный.

   - Ты как, идти сможешь?

   Допельгангер затравленно зыркнул на тюремщиков.

   - Куда?

   - Отправишься в Шокангу.

   - З-зачем?

   - Жить там будешь. Или ты хотел к своим рвануть?

   - Пожалуй, нет.

   Я бы на его месте тоже возвращаться не стал - не оценят.

   - Тогда поднимайся. Переправишься сразу в Хемлен, место знакомое, там тебя ни те, ни эти не достанут. Отец ради такого случая разрешил орденскую пентаграмму поставить. Цени! Я, например, сюда верхом добирался.

   А уж как будет рад застрявший в поместье мэтр Кентер!

   Допельгангер отнесся к происходящему с подозрением, и все время косился на сопровождавшего нас мастера Ребенгена. Как я его понимаю! Тень Магистра был знаком с моим наставников всего три дня, но его до сих пор тянуло взять мага за горло. И это притом, что ничего серьезного от пойманного вора узнать не предполагалось.

   Так, постоянно спотыкаясь и шарахаясь, мы добрались до Академии, где я буквально запихал исходящего недоверием перевертыша в пентаграмму (между прочим, мне даже находиться рядом с ней не полагалось). Вот и славно! При всех своих странностях, папа не станет пинать деморализованного врага, если тот, конечно, не проговорится ему про покушение.

   - Знаешь что, Гэбриэл, - у мастера Ребенгена прорезался голос. - Я бы, на твоем месте, не рассчитывал на благодарность и не поворачивался к нему спиной.

   - Учту.

   - Если ты закончил, мне хотелось бы знать, каковы твои планы.

   Я пожал плечами.

   - Буду готовиться к выполнению обещания, данного Ракшу. Для начала, надо изучить описание будущего места действия в литературе. Потом, по возможности, отправить туда кого-нибудь вперед меня.

   - Разумно, - кивнул маг. - Председатель Нантрек предлагает завтра встретиться и все обсудить. Скажем, с третьим ударом часов.

   То есть, в девять утра.

   - Согласен!

   Сделав неотложные дела, я настроен был отдохнуть и поесть, благо как раз подошло время ужина, а до столовой оказалось ближе, чем до подушки. Мои мысли летели навстречу свежему хлебу и копченому мясу, а вокруг широкими кругами расходились шепотки. Спешащий на ужин народ тихо зудел у меня за спиной, слух Тени позволял различить отдельные фразы и часто повторяющееся "Ракш". Как интересно! Мне казалось, что встреча в Шоканге должна была быть секретной. Неужели, Серые все разболтали? Я замедлил шаг и прислушался.

   Разгадка оказалась изумительно простой - демон. Этот крылатый гад перед посадкой сделал круг над местностью, а может просто заблудился. На пути Ракша оказались минимум две деревни и оживленный тракт, погода стояла ясная, так что зрелищем громадной твари успели насладиться многие. Про авиев у нас мало кто знает - их в небе без увеличительной магии даже не видно, поэтому для большинства селян то была первая встреча с демоном. Равнодушным не остался никто. В Шоканге слухи еще можно было как-то контролировать, но от Хемлена до границы с Дарсанией полтора дня пути. Народ сделал свои выводы, а двенадцать дней - достаточный срок, чтобы эстафета слухов докатилась до Гатанги. 'Демоны пересекли границу Арконата!' - твердила молва на разные голоса. У меня возникло четкое ощущение, что в этот раз маги сами себя обманули.

   Добравшись до еды, я дал себе волю, набрал харчей, которых хватило бы на двух средних арконийцев, и понес все это к столу, про себя умиляясь простотой нравов, царящих в Академии. Дворяне и молодые маги сидели за одними столами и вполголоса обсуждали последние новости, парень с хорошо узнаваемой внешностью Великого Лорда (кажется, Каверри) гоготал над шуткой мелкого барона из Дарсании, и даже девицы из благородных, изучавшие немагические предметы отдельно от всех остальных, спокойно делили трапезу с волшебниками из простонародья. Это не означало, что господа внезапно возлюбили мужичье, скорее - талантливых чародеев старательно отделяли от корней, прививая в высокое общество.

   Я вспомнил обстоятельства своего путешествия и мысленно содрогнулся. Что было бы, если бы будущие правители росли в такой шизофренической обстановке, не хотелось даже думать.

   А вот и агенты влияния - ученики постарше, почти сплошь целители - глубокомысленно вещающие, что, если демоны в Шоканге и были, Драконис их наверняка прогнал. Удивительно ли, что, несмотря на неистребимое стремление людей сбиваться в стаи, в Академии никого всерьез не клюют?

   Я представил себе, что будет, если в этот цветник попадет воспитанник Серого Братства, и не сдержал улыбки. Моя благосклонность неожиданно досталась симпатичной девице в строгом ученическом платье, но с яркой ленточкой в волосах. В руках у красавицы был поднос с символической чашкой чая и яблоком. И этот хищный блеск в глазах...

   - Вы позволите?

   Я не возражал. В принципе, мест в зале было сколько угодно, но ко мне еще ни разу не подкатывались так откровенно. Чинно усевшись на стул, девица принялась шинковать яблоко ножом.

   - Вас давно не было видно, милорд, - завлекательно улыбнулась красавица. - Мы уже начали думать, что вы нас покинули.

   Полезно иногда иметь раздвоение личности: пока Тень Магистра исходил слюной, я быстро перебрал варианты ответа в поисках самого безобидного.

   - Отец приболел. К счастью, ему уже лучше.

   Она подцепила на вилку кусочек яблока, поднесла его к ослепительно белым зубам и осторожно куснула.

   - Бедняжка! Должно быть, дороги в такую погоду ужасны.

   - Не то слово! Но снадобья нельзя было переправлять порталом - слишком нестабильны. Проклятые волшебники...

   Надеюсь, такой ответ объяснит мою странную верховую прогулку - об отношениях нашей семьи с Орденом не знает только слепоглухонемой. Целители вполне могли отказаться ехать к Драконису.

   Покончив с делами, девушка переключилась на приятное.

   - Вы уже выбрали спутницу на бал?

   Если бы я еще о нем помнил.

   - Пусть это будет сюрпризом!

   Все верно, мне как-то незаметно сравнялось восемнадцать, и теперь я мог принимать участие в подобных мероприятиях. В конце весны, когда просохнут дороги (никто не станет переправлять пентаграммой кучу слуг и барахла) состоится первый в этом году бал, на котором традиционно присутствуют все старшие ученики Академии (включая магов). Не то, чтобы я мечтал увидеть королевский дворец изнутри (я - Великий Лорд, меня это не минует), но пора исполнять данный в Хемлене зарок - заводить полезные знакомства.

   Улыбчивая девица доклевала свое яблоко и, многозначительно качнув бедрами, ушла делиться добытыми сведениями с товарками. Ум и красота - страшное сочетание. Допельгангеры ей не конкуренты.

   Надо срочно заказать новый костюм (камзол с перешитыми пуговицами для бала не подойдет), выяснить у мастера Ребенгена, есть ли что-то, что участники мероприятия должны знать по умолчанию, освежить в памяти королевский этикет, и, естественно, найти спутницу на вечер. Заниматься Шестым Ракшем будет совершенно некогда. Ну и ладно, ждал же он тысячу лет и еще подождет! Отец прав - полгода на изыскания я у Первого выторгую как нечего делать. В конце концов, раньше такая серьезная экспедиция все равно не соберется.

   Я с чистой совестью отправился на боковую и никакие сны меня не тревожили.

   Утром оказалось, Первый Ракш имел свое представление об отпущенном мне времени.


***



В мире не так уж много людей, готовых усомниться в мудрости древних. При этом никого не удивляет, что свидетелями этой мудрости являются джентльмены, изучающие самозарождение мышей в грязном белье.



Глава 9


   Дверь грязного притона на улице Фонарщиков хлопнула, выпуская в предрассветный сумрак сгорбленную, шатающуюся фигуру. Укуренный до бровей клиент дешевого борделя неверным жестом пригладил всклокоченные волосы и побрел в сторону площади Зеркал, не обращая внимания на патрули Мобильной Стражи, утомленные долгой ночной вахтой. Вместе с ним сквозь вонючий сумрак расползались по домам другие любители запретных удовольствий, которых в Гатанге всегда было предостаточно.

   С каждым поворотом улицы, отдаляющим его от злачных кварталов, походка человека становилась увереннее, а осанка - ровнее. Перед выходом на площадь он уверенным жестом отряхнул плащ, выкинул в канаву горшочек со снадобьем, придававшим ему специфический запах бродяги, и водрузил на непослушные волосы щегольской бархатный берет. Осталось побродить по улицам еще полчаса, чтобы окончательно выветрились подозрительные ароматы, и можно отправляться в лавку, но лучше - в трактир. Желудок, избавленный от выпитого в притоне пойла, решительно требовал наполнения.

   Через час странный господин сидел за столом трактира, в котором завтракал ежедневно на протяжении десяти последних лет. Дородная хозяйка подавала "мастеру Тьяну" легкое пиво и пышные оладьи, про себя радуясь постоянству вкусов старого клиента. Тот добродушно улыбнулся и, припав к кружке, мысленно попрощался с талантливым преображенным, брошенным злой судьбой в пасть дракона. Помощник палача, наконец, согласившийся за немалые деньги отравить заключенного, никаких эмоций у мастера Тьена не вызывал - платить ему все равно не придется, наемник, слишком много увидевший и узнавший, будет мертв к следующему утру. Гораздо больше хозяина перевертышей волновало, почему преображенный так долго оставался живым. Местные колдуны определенно что-то придумали.

   Весь день прошел в переговорах с покупателями. Купец из Стаха, ни разу не заподозренный в контрабанде опия, может себе позволить обстоятельность и неторопливость, так что, если кто-то из собеседников обратил внимание на излишнюю задумчивость Тьяна, то виду не подал. Сегодня он не мог позволить себе полностью сосредоточиться на побочном заработке. В удаленности от метрополии есть много преимуществ и один большой недостаток - за все приходилось отвечать самому. Очередная буря пронеслась над городом, истончив и без того растянутую сеть агентов, требовалось принять решение: оставить планы неизменными, отдать приказ затаиться или наоборот - перейти в наступление. Тьяна одолевало желание убрать с доски несколько беспокойных фигур, в другом месте это сильно оздоровило бы обстановку, но в Арконате на освободившиеся должности немедленно набьется агрессивная молодежь, от чего ситуация может стать даже сложнее. В нынешнем составе руководство арконийского Ордена Магов, по крайней мере, не может добраться до ключевых фигур подполья. Сейчас страдают лишь неудачливые боевики и вновь внедряемые преображенные, а основной массив агентов реализует планы или ждет команды на выступление. Но и оставлять происходящее без внимания тоже нельзя, особенно ввиду смутных слухов о переговорах с демонами и выступлении Разрушителя на стороне короны. Быстро же колдуны подхватили разработанную в метрополии идею! Какой неприятно изобретательный противник.

   По улице Согласия в сторону замка Пепе прокатила карета с гербами королевской Академии и черно-красными флажками на крыше. Тьян сморгнул. Приезд в город одного из южных Лордов напоминал ему о провале крупнейшей силовой акции последнего времени. Нет, были и другие, успешные, но иногда хозяину перевертышей казалось, что пользу из их проведения извлекает кто-то другой.

   Взять, например, устранение двух западных Лордов. Хаоса на границе с провинцией не последовало, а на трон Дарсании взошел младший сын, никогда не ставший бы Повелителем при жизни брата. Малолетка оказался злым и бескомпромиссным. Опираясь на поддержку короля и магов, Лорд Сафар вырезал половину собственной гвардии и девять благородных семейств, замешанных в покушении на его родственников. Поголовье дворян Дарсании разом сократилось вдвое, а уцелевшие с бешеной энергией гоняли по провинции остатки тирсинских банд, надеясь таким образом добиться благосклонности господина. Стражи Ордена Магов буквально с боем вырывали у них немногочисленных пленников, чтобы придать их справедливому суду и, естественно, публичной казни.

   Где спекулянты, готовые наживаться на слухах о появлении в Шоканге тысяч лишних ртов? Запасы в королевских зернохранилищах не смогут перекрыть всплеск спроса, если он произойдет хотя бы в половине центральных городов. Вместо этого все знакомые Тьяну купцы увлеченно делили клиентуру дарсанийских коллег, а на робкие намеки на возможность сговора снисходительно улыбались: "Вы слишком мало живете в Арконате и не понимаете, чем это кончается!" Да, единственный купец, выставивший двойную цену за солонину, так и не смог пристроить в Гатанге свой гниющий товар - рынок оказался забит свежей говядиной. Из аферы так явственно торчали уши волшебников с их пентаграммами, что Тьян даже не пытался выявить ее организаторов.

   Где воины Предводителя Серого Братства, которым волей-неволей предстояло сыграть роль авангарда вторжения? Эти, без сомнения, уже тут - строят кузни и налаживают добычу торфа. Можно попытаться возбудить недовольство ремесленников, здорово напуганных появлением конкурентов, вот только недовольные жили в Каверри, а источник недовольства - в Шоканге, и встретиться им было не дано.

   Даже сектанты-Черепа неожиданно получили индульгенцию церкви!

   "Это все бред, умопомрачение, колдовство, лишенная всяких логических оснований вера в незыблемость королевства. Пока она существует, опрокинуть существующую власть без внешнего вмешательства невозможно. Количество реально обиженных или увлеченных поиском справедливости слишком незначительно на общем фоне, а достаточно нещепетильные слишком уверены в неотвратимости наказания. В эту точку и надо бить. Нужна катастрофа, событие, равное в сознании обывателей нашествию демонов, причем, нужна уже сейчас".

   За окном прокатила в обратную сторону карета с черно-красными флажками.

   "И у меня есть на этот счет некоторые мысли".


   Я проснулся рано с четким ощущением какого-то праздника, в смысле, ни единой мысли о занятиях. Да и пес с ними. До чего же приятно валяться в постели, вытянувшись во весь рост - на постоялых дворах далеко не всегда имелись подходящие Великому Лорду кровати. Учебное настроение никак не желало просыпаться. В крайнем случае, можно пропустить завтрак... Воспоминания о двух последних днях мохнатым комком заворочались в груди, и я упруго вскочил на ноги. Праздник, как же! Врагам бы такие праздники. Попытка не спеша устроить все дела полетела к Ракшам, потому что именно к ним я и направляюсь.

   Не знаю, какой добрый дух надоумил их, что лететь в Гатангу надо ночью, обычные демоны не смогли бы предсказать воздействие своего появления на людей, а наша столица - город беспокойный и без всяких тварей. Каким-то чудом все обошлось. Поспешность Первого тоже можно было понять - Третий выглядел даже хуже, чем допельгангер после замка Пепе, а от обезьяны с красивой золотистой гривой остался только комок тусклого меха. Вероятно, Ракш решил, что его братья достойны самого лучшего и подкинул их практически к дверям кабинета Главного Целителя.

   Той ночью меня разбудил протяжный, вибрирующий звук, имеющий свойство врезаться в память с первого раза. Маги были умные, они регулярно проверяли, помнят ли ученики Академии, для чего существуют Убежища, поэтому единственной мыслью, которая посетила меня тогда, стало: "Совсем сдурели". На моей памяти это был единственный раз, когда тревога объявлялась ночью. Сонные и недовольные ученики лениво отползали к дверям учебного корпуса. Поскольку серьезных нападений на Арконат давно не случалось, руководство Академии поддерживало традицию жестокими репрессиями и никому не хотелось попасть под раздачу.

   Компания из четырех Стражей и младшего наставника подкараулила меня на лестнице и под невнятное бормотание: "Надо... срочно... просим", увлекла куда-то в сторону. Я возмутился. Тогда меня ухватили за руки и за ноги и быстро-быстро понесли. От происходящего я так обалдел, что поначалу не сопротивлялся, зато потом проснулся полностью и тогда... Ругающийся и взвизгивающий (наставника тоже удалось увлечь в свалку) клубок тел выкатился на площадь перед Башней Магов, где уже горели факелы, бряцала сталь и вообще народу было слишком много для ночного времени. Очередной Ракш удачно дополнял статую "Четыре первых Лорда" (так и видишь, как основатель Дарсании пытается хряпнуть тварь по клювастой башке). Разглядев меня, демон мелодично курлыкнул и был таков. Под прицелом стрел и заклинаний осталось стоять человеческое воплощение Третьего и этот комок шерсти, который я в темноте принял за тужурку.

   Меня стали подталкивать к гостям. Я надавал по рукам самым наглым, сказал, что думаю о происходящем всем, кто готов был это слушать, а потом все-таки пошел: складывалось впечатление, что Ракш стоит на ногах из последних сил, будет неловко, если он грохнется в обморок.

   - Здравствуйте! Как добирались?

   Третий сфокусировал на мне взгляд и сурово нахмурился.

   - Когда отправляемся на юг?

   - Какой юг? - поперхнулся я. - Ты на ногах еле стоишь! К целителям вы отправляетесь, к целителям.

   Он тщательно обдумал эту мысль и вынужден был уступить доводам рассудка.

   - Разве что ненадолго.

   Я наклонился к Седьмому (с ним-то как объясняться?). Обезьяна вздохнула и перебралась мне на руки, оказавшись не по размеру тяжелой, а Третий для равновесия ухватился за плечо. В таком виде (один Ракш на руках, другой - за спиной) мы и отправились в лазарет. Попытки помочь мне никто не делал, только маги шептались о поражении дикой магией, да комендант послал вперед Стража, чтобы целителей предупредить.

   Следующие два часа я изображал из себя мамку капризули. Сначала уламывал Третьего, убеждая снять доспехи и довериться лекарю, потом до хрипоты препирался с лекарем, отказывающемся осматривать Седьмого (целитель упорно пытался запихнуть животное в виварий). Ни одного знакомого мага вокруг не было, а уйти, бросив Ракшей на произвол судьбы, я не решался. Совершенно же неясно, знают ли присутствующие о результатах прошедших в Шоканге переговоров! Авторитета за мной целители не чувствовали, возражали не по делу, в результате, пришлось подпустить им немного Тьмы, для большей убедительности. Приятно побледневшие волшебники утратили задор и согласились делать, что нужно, по крайней мере, до появления начальства. К тому моменту, как опоенный зельями и обмазанный ярко-желтой мазью Третий был уложен в койку, а остриженная на лысо обезьяна устроилась в гнездышке из мягких тряпок, первые лучи солнца уже коснулись флюгера на крыше Башни Магов. Возвращаться ко сну не имело никакого смысла.

   Я сходил в Убежище (отметиться и чисто по привычке), потом - в столовую (стучал в дверь и требовал завтрак). Повара, только-только загрузившие хлебные печи, могли предложить мне только ломоть холодной ветчины. Это меня немного отрезвило. Пошел приводить себя в порядок - мерзавец-Седьмой немилосердно линял, а от штанов разило лекарскими настойками и псиной. В все это время я был занят оживленным внутренним диалогом, а если проще - орал сам на себя.

   Тень Магистра, бродяга и рецидивист-уголовник, категорически требовал допустить его к принятию решений, пока я (папенькин сынок, рохля и баран-переросток) не загубил к едрене фене все свое светлое будущее. Мою блудную душу уязвило не столько грубое обращение (с ним поступали и хуже), сколько моя покладистость. И то, что укрощение демонов - священный Долг Лордов, его нисколько не убеждало. Мои права и обязанности, с его точки зрения, следовало описать четче, или уж сразу записываться в Орден Магов послушником. А что? Разрушитель - тот же волшебник, только наоборот.

   Идиотичность этой мысли стояла у меня в голове колом, парализуя способность рассуждать здраво. Тем временем, сорвавшийся с цепи дух уже составлял планы, кого я буду бить и каких почестей требовать. А с просьбами пусть приходят только в дневное время, по трое и приносят подарки!

   Наверное, со стороны я выглядел безумцем - отсутствующий взгляд, дергающиеся губы и нездоровая бледность на лице. Мне было, чего испугаться - мы еще никогда не расходились так сильно в оценке событий, словно действительно два разных человека. И главное, из-за чего?

   Тень разразился длинным списком уступок, сделанных мной всем и каждому совершенно бесплатно. Вся эта возня с Мудрилами, за которую я не потребовал даже денег. Правда, неясно, зачем деньги наследнику провинции... Я что, хочу просить их у отца? И потом отрабатывать, очаровывая будущих невест. За Первого Ракша Тень поставил мне плюс - демон рассматривался им как возможный союзник, а обдурить Немертвого, с точки зрения гатангийца, было как палец показать. Но при упоминании лже-Першина у вора началась форменная истерика. Сначала я должен был его убить, потом - не отдавать магам (еще раз убить), потом - не устраивать из-за него гонки по всему Арконату, то есть, позволить другим убить его в третий раз, и получить от всего этого моральное удовлетворение. Да иди ты ...!!!

   И главное, мог ли я представить, чтобы моего отца тащили куда-то против его воли, несмотря ни на какую надобность? Довод был убийственный.

   Острый язык гатангийского вора беспощадно гвоздил рохлю, готового работать и за себя, и за того парня, довольствуясь соображениями добродетели. Хуже того, даже не понимающего, какая интересная жизнь проходит мимо. Вокруг такие бабы ходят... Последнее обстоятельство Тень Магистра особенно ранило.

   Интересно, если я добуду ему бабу, он заткнется?

   Самое смешное - подействовало. Логика не помогала, ссылки на традицию - игнорировались, а при мысли о большой, теплой женщине вор-недомерок утратил воинственный настрой. А смысл? Он же - исторгнутая моим телом душа! Откуда у него телесные потребности?! В ответ меня окатила волна презрения и каких-то пошлых намеков. Жуть. Придется искать ему бабу, потому что к молоденьким волшебницам я этого извращенца не подпущу.

   На завтрак пришел усталый и разбитый. Ни Ребенген, ни Нантрек знать о себе не дали (спят, небось, с-сволочи). Я ковырялся ложкой в утренней каше, с тоской наблюдая приближение очередных неприятностей - к моему столику, не заморачиваясь подносом, шагал Ариан Каверри, старший сын своего отца, наследник северной провинции и авторитетный лидер студенческого сообщества, в круг общения которого я ни разу не попадал. Лучший ученик своего курса, сильный маг, при всем уважении к Ордену и королю, старающийся во всем проводить свою линию. Тень Магистра оценил острый взгляд и суровый прищур, обозначил его как "босса", хамить которому чревато последствиями. Я ведь хотел завести в Академии знакомства? Можно начинать.

   - Здорово, Гэб! - заговорщицки улыбнулся Ариан, подсаживаясь ближе. - Потолкуем?

   У меня ёкнуло сердце (откуда он узнал?...), но потом я понял, что в его исполнении простонародная речь - это такой способ вывести собеседника из равновесия. Ну-ну.

   - Привет, - улыбнулся я, стараясь не выходить из образа туповатого увальня (или кем меня тут считают).

   - Что это ты мутишь с магами? Не замечал за Шокангами такого!

   Я потупил взгляд как тихая монашка, стараясь заглушить в уме гнусные комментарии моей худшей половины. Хорошо быть невосприимчивым к магии - можно врать волшебнику и даже не напрягаться особо.

   - Знаешь, это как бы тайна.

   - Я никому не скажу!

   - Правда?

   - Да забери меня Магистр!

   Интересно, кто его воспитывал. Допустим, у меня душа - гатангийский вор, а этот-то откуда таких словечек нахватался?

   - Слышал что-нибудь про допельгангеров?

   - Да, - глаза Ариана заблестели.

   - Некоторые из них проникли в Орден. Потрошители готовят им ловушку и попросили меня помочь. Только тс-с-с! Иначе ничего не получится.

   - Я буду нем, как могила! Верь мне.

   Верю, он ведь не захочет портить отношения с Орденом и срывать тайную операцию Целителей из-за болтливого дурня-Шоканги. Теперь ответы на все глупые вопросы ему придется придумывать самому. Уверен, у него получится.

   Встреча с Нантреком так и не состоялась - старшие маги, прозаседавшие где-то всю ночь и вернувшиеся к шапочному разбору, развили бешенную активность. У добрых горожан даже мысли не должно было возникнуть о Ракше! Пусть лучше думают, что на территорию Академии пытались пробраться убийца - они сейчас кругом. И вот орденские Стражи козлами скакали по столице, ловя воображаемых диверсантов. Делать людям нечего...

   Два дня я посветил медитации, изматывающим тренировкам и чтению самых косноязычных трактатов. Тщетно. Одна моя половина хотела покоя и бездействия, а другая - решительных преобразований. Я буквально разрывался между взаимоисключающими эмоциями, титаническим усилием не позволяя истерике излиться на окружающих. Прошлый такой кризис протекал на фоне трудного путешествия и не бросался в глаза, но в Академии народ его не пропустит, и слава третьего Дракониса прилипнет ко мне намертво.

   Первым мое состояние заметил мастер Ребенген.

   - С тобой все в порядке, Гэбриэл? - заботливо поинтересовался бывший наставник.

   Я поморщился - Тень Магистра улюлюкал у меня в голове, категорически запрещая отвечать положительно.

   - Нет, у меня проблемы, наставник. Внутреннего порядка.

   - О! - чародей ухватил суть с полуслова. - Может, тебе снизить нагрузки? Ты целыми днями в библиотеке.

   Что характерно - пользы от этой библиотеки никакой. Маги собрали кучу книг о дохаосных временах, но о том, что творилось на юге материка после основания Арконата, никто не знал ничего достоверного.

   - Не поможет, - простые способы восстановления душевного равновесия я уже испробовал. - Тут другое. Посоветуйте, где в городе можно найти... доступных женщин?

   А что мне скрывать? Все равно не удастся уйти из Академии одному, к тому же, в те места, которые обычно посещал Тень, Великому Лорду ходить невместно.

   - О! - взгляд наставника стал таким понимающим. - Это легко. Есть очень приличное заведение, многие маги туда ходят...

   - Нет, общество магов мне, как бы, ни к чему.

   Ребенген истолковал мои колебания по-своему.

   - М-м... Да, о твоих способностях я как-то не подумал. В таком случае, предлагаю тебе навестить "Приют фей". Они работают днем.

   Очень удачно, потому что объяснять всем любопытствующим, где Шоканга шлялся всю ночь, я желания не испытывал. Не то, чтобы старшие ученики не интересовались тем же, чем и Тень, просто афишировать это было не принято.

   - Остался один вопрос, наставник... - Как бы ему объяснить, что у Великого Лорда нету денег?

   - Если ты об оплате, то не беспокойся, - отмахнулся Ребенген. - Твой отец регулярно интересуется, не появились ли у сына определенные интересы. Так что, кредитом ты обеспечен.

   Что ж, папа будет доволен. И здесь он! Это уже начинает немного раздражать, в конце концов.

   В итоге, сегодня, после утреннего ритуального визита к Ракшам, я собирался навестить бордель.

   Весь прошлый вечер Тень изводил меня воспоминаниями о своих многочисленных подружках. И что они находили в этом недомерке? Должно быть, деньги. Не следовало думать об этом так громко - Тень буквально взорвался негодованием. Он, де, никогда никому не платил, так, делал подарки. Ну-ну.

   Академию я покинул в сопровождении полудюжины телохранителей. Ребенген надавал мне в дорогу кучу невразумительных советов, но Тень их решительно отмел - призрачный вор был уверен, что проблем с противоположенным полом у него нет. Я старался убедить себя, что происходящее - не извращение (почти получилось), а окружающие вообще не замечали во мне ничего странного.

   "Приют фей" оказался большим четырехэтажным зданием с плотными шторами на окнах. В фойе, оформленном красным шелком, дожидались клиентов неожиданно много девиц разной степени раздетости. Мне показалось, что прелестницы разглядывают меня с каким-то хищным интересом, должно быть, Великие Лорды заходили сюда нечасто. (А вдруг - бастард? Нет-нет, они не станут так рисковать - мой отпрыск будет слишком бросаться в глаза). Тень уверенно перетягивал на себя фокус контроля - это драку он согласен был наблюдать со стороны, а с женщиной желал общаться лично. Да пес с ним! Но, если мы осрамимся, я ему это до конца дней не забуду.

   Вор выбрал неожиданно высокую красавицу с рыжей вьющейся шевелюрой (должно быть, тирсинку). Та бросила на товарок победоносный взгляд и повела меня наверх, мило воркуя и прижимаясь так тесно, словно мы взбирались по стремянке. Нас дожидалась комната на втором этаже, почти покои Лорда: все тот же шелк, тонкий запах благовоний, копии древних гравюр с весьма фривольными сюжетами. Атмосферу слегка нарушало отсутствие свечей - дневной свет уверенно пробивался сквозь шторы.

   - Желаете вина, господин? Возможно, кальян?

   Я отрицательно помотал головой. Тень предлагал плюнуть на запреты и расслабиться по полной, но... Пьяный Разрушитель? Оборони бог!

   Прелестница оставила в покое застежки на моем камзоле и каким-то неуловимым движением избавилась от своей одежды. Платье разноцветной волной лежало у ее ног, и она была вся такая... золотисто-розовая.

   О, да.

   Я не ощущаю человеческой ауры, для меня от совершенства мраморных статуй ее отличало именно это - податливая мягкость тела, теплый аромат кожи, влажный блеск глаз. Красавица призывно протянула руки, а потом с легким недовольством посмотрела мне за плечо. Лорд Гэбриэл обернулся бы и умер, но в тот момент моим телом почти целиком завладел Тенью Магистра, а гатангийскому вору уже приходилось попадать в неприятности, причем, в самый интимный момент. Поэтому я лежал плашмя носом в пол прежде, чем успел хотя бы ойкнуть. Спина зудела от близости какой-то магии, рядом грянулось еще одно тело, в нос ударил резкий запах. Я отлепился от паркета и встретил удивленный взгляд серых глаз, быстро заполняющихся чернотой зрачка. Меня замутило.

   Поймите правильно, однажды на моих глазах демон растерзал два десятка отцовских гвардейцев, так что, я знаю, как человек выглядит изнутри. Но смотреть в лицо красавице, плоть которой ниже шеи просто стекает с костей... В общем, вставать на ноги я не стал и полагаю - решение было правильным (кто знает, поможет ли мне моя невосприимчивость к магии против такой забубенной жути). Великий Лорд Шоканги бесстрашен по определению, а то, что на карачках... Кто это видит? Тень Магистра срочно взял дело в свои руки, поэтому, докостыляв до двери, я рванул не вниз, а вверх - на крышу. Знать бы, что среди врагов - только маги, предпочел бы положиться на Тьму, но что, если они взяли с собой лучника? Моя душа была против того, чтобы рисковать шкурой, а высоты боялся только один из нас.

   "Приют фей" словно вымер, но я надеялся, что по дневному времени все просто спали. Главное - соблюдать тишину, тогда проследить меня будет практически не возможно. Откидная лестница на чердак располагалась именно там, где вор ожидал ее увидеть (никакой фантазии!). Я осторожно, стараясь не вспугнуть голубей, прошел по стропилам и выглянул в слуховое окно.

   Путь был свободен - никто не пожелал разделить со мной пространство, полное черепичных скатов, ржавой жести и ветра. Сторожевых заклятий на крыше не было вообще, словно по ней и без меня частенько ходили. Где-то внизу звенело стекло и кричали люди, но моего внутреннего вора не беспокоили частности - сейчас мы находились в другой плоскости бытия, впрочем, хорошо знакомой. Тень Магистра считал крыши своей вотчиной и всегда старался передвигаться по ним. С его точки зрения, верхний ярус города имел над нижним целый ряд преимуществ: тихо, просторно, нет свидетелей и стражники не бегают. Хорошо, если не вспоминать, чем может закончиться один неосторожный шаг.

   Далеко уйти от "Приюта фей" не удалось: район оказался зажиточным, а значит, проулки между домами - слишком широким, чтобы их можно было легко перепрыгнуть (зато верхние этажи не нависали над нижними). Напрягаться в поисках кружного пути я не стал: чтобы выйти на эту сторону улицы, потенциальным преследователям пришлось бы оббежать полквартала (если допустить, что они вообще поняли, куда делся клиент). Вот и дальше пускай остаются в неведении!

   Я выбрал для спуска темный тупичок, лишь слегка пованивающий мочой (говорю же, район зажиточный). Осторожно выглянул на улицу. Никого. В смысле, никого, в ком можно было бы заподозрить наемного убийцу, враждебного мага и вообще - преследователя. Гатангийцы спешили по своим делам, с лотков продавалась та самая еда, запах которой интриговал меня весной, а меж почтенных горожан привычно шныряли какие-то оборванцы. И не подумаешь, что где-то рядом убили человека.

   С мрачным видом, не подразумевающим лишние вопросы и праздный интерес, я зашагал через толпу. Бывалые горожане невзначай отступали с моего пути и старательно смотрели в сторону. Еще бы нет! Чешет по городу всклокоченный верзила с резаной мордой и одет как-то слишком прилично - даже стражу не позовешь. Но в данный момент я неспособен был заботиться о чувствах окружающих. Происшедшее сильно выбило меня из колеи, не столько жестоким насилием, сколько моей реакцией на него. Сиганул как кролик! Конечно, оружие у меня при себе имелось чисто символическое, да и кольчугу в бордель не надевают, но можно же было хотя бы обругать сволочей! Сделать вид, что отступить меня заставляет не осторожность, а жестокие обстоятельства. Внутренний вор снисходительно ждал, когда компаньон перебесится - в его лексиконе слова "достоинство" и "благородство" имели значении сродни венерической болезни.

   Не вернуться ли мне, сказать "Бу!" телохранителям? Пусть им будет стыдно. Тень Магистра возражал зубами и когтями. Ладно. Да к песьей матери этих криворуких! Домой пойду.


   Ребенген терпеливо выслушивал жалобы Лорда Гэбриэла на испорченный отдых, сочувственно вздыхал и непрерывно растирал мерзнущие запястья. И ведь не то, чтобы в кабинете Нантрека было холодно - кирпичный щиток хорошо прогревал помещение даже лютой зимой. Все это от нервов.

   Он никогда не врал старшему Шоканге и не хотел начинать врать младшему, но председатель категорически запретил разъяснять юноше реальное положение вещей. В то утро в "Приюте фей" боевое заклинание убило не одну девушку, а четверых - всех, чьи окна оказались открыты. От зловонного эха враждебной магии следователей мутило - колдовство имело в своей основе жертвоприношение и вплотную подходило к определению самотворящегося проклятья. В Арконате подобное запрещено, этому не учат, да и не нужно такое - здесь. Все насущные задачи волшебства можно решить гораздо проще и чище. Ребенгену хотелось верить, что противники просто ни на что не способны без таких омерзительных подпорок.

   Но исполнено все было профессионально: собственную охрану заведения по-тихому притравили, пятерых сопровождавших Лорда телохранителей буквально нашпиговали стрелами, явившегося в неурочный час клиента зарезали. Если бы не тайная страсть Гэбриэла к хождению по крышам, злодеи вполне могли добиться успеха. В общей сложности, в холодные подвалы Замка Пепе перекочевало пятнадцать человек, а цель покушения - вот она, жива и здорова. Молодой Лорд горько сетовал о судьбе "бедной девочки". Лучше не давать ему сосредоточиться на жертвах.

   - Это просто ужас, что произошло, - сочувственно вздохнул чародей. - Орден выплатит виру семьям пострадавших. Если хочешь, повторим все прямо в Академии. В парке есть несколько уютных павильонов...

   Юноша помотал головой.

   - Не правильно это как-то, всего день прошел.

   - Некоторые предпочли бы отпраздновать счастливое спасение.

   - Да к Ракшам этих... Кстати, как там Ракши? Хочу с ними о деле поговорить.

   - Жить будут. Хотя персонал лазарета до сих пор на тебя дуется. Зачем было всех пугать?

   - А почему я должен был пристраивать демонов в одиночку? - немедленно вскинулся Лорд. - Меня никто не хотел слушать!

   - Извини, Гэбриэл, это наша вина, - с готовностью уступил маг. - Мэтр Нантрек до последнего скрывал причину устроенного ночью собрания, даже Глава Целителей не смог предупредить своих, что покинет Академию. Ничего личного! Просто предполагалось, что тайная встреча с королем действительно будет тайной. Что-то у нас не ладится последнее время с конспирацией...

   - Потому что ее слишком много!

   - Да, - не стал спорить Ребенген. - Но ты справился со всем просто превосходно. Поэтому мне велено передать тебе вот эту вещь. - Он выложил на стол серебряный медальон с тонкой гравировкой, почти единственный немагический знак власти, используемый в Арконате.

   Юноша откинулся на спинку кресла, закрыв глаза и беззвучно шевеля губами.

   - Так я и знал... Послушником - в Орден!

   - Зачем же послушником? - не понял чародей. - Это - знак доверенного лица, имеющего определенные полномочия. Заметь, не от Ордена Магов - от короля!

   - Тогда ладно.

   - Хочу заметить, что предъявить его ты сможешь не всем - мелкие чиновники и офицеры младше капитана не осведомлены о существовании королевских вестников.

   - Какой тогда в нем смысл?

   - Вспомни табель о рангах. Все, кто приносят клятву верности лично королю, поймут значение этих символов. От остальных ты сможешь добиться повиновения другим путем.

   Лорд Гэбриэл покрутил в руках медальон и спрятал его во внутренний карман камзола. Лицо юноши заметно смягчилось.

   Ребенген заключил, что председатель, как всегда, оказался прав: младший Шоканга вырос и больше не воспринимает их авторитет безоговорочно. Теперь его мнение нужно не просто учитывать в планах, но и узнавать заранее, во избежание таких вот разговоров. Причем, большая удача, что обновленный дух Лорда всего лишь потребовал власти, хуже было бы, если бы юноша превратился в эгоистичного подонка, каких полно среди обитателей городского дна. Предпосылки-то имелись... Но о проблемах объединения двух личностей в одну Ребенген старался не задумываться - слишком странно, лучше рассматривать происходящее как обычное достижение зрелости, и помнить: до мрачного величия Бастиана сыну еще расти и расти.

   - Гэбриэл, я хотел бы обратить твое внимание на причины некоторых текущих проблем. Осознаешь ли ты, что Арконат находится на пороге войны с неизвестным противником, обладающим неясной для нас мощью?

   - Так уж и на пороге? - усомнился Лорд.

   - Они засылают шпионов в войска, - скорбно поджал губы маг. - Это верный признак.

   - О! А с кем воюем?

   Чародей закатил глаза.

   - Если бы знать! Я не верю в заморские земли или тайные убежища, уцелевшие после стольких веков Хаоса. В связи с этим... - Ребенген прищурился на бывшего ученика. - Это правда, что кому-то удалось напугать Ракша?

   - Напугать - не напугать, но демонов у него таскают. Первый не доволен.

   - Полжизни бы отдал, что б узнать, куда деваются те твари. Досадно, что разведка пока работает только в одну сторону.

   - Это заметно, - помрачнел Лорд. - Кто им сказал, куда я пойду?

   - Мы выясняем. Если информатор в Академии, мы его найдем. Хуже, если они следили за мной и работали экспромтом.

   - То волшебство - экспромтом?

   - Да, маловероятно.

   Со всей возможной вежливостью Ребенген выпроводил из кабинета теперь уже точно бывшего ученика, ставшего неприятно наблюдательным и дотошным. А ведь какой чудесный был мальчик! Читал в библиотеке книжки и ничем больше не интересовался. Рука Лорда то и дело касалась потайного кармашка - скромное признание заслуг, решительно ничего не стоившее Нантреку, почти вернуло Гэбриэлу привычное благодушие.

   Для наставника конец ученичества всегда - сложный момент, полный одновременно гордости и досады. Воспитанник уходит в мир уже способным жить самостоятельно, но еще не идеальным, и с этим ничего не поделаешь. Это правильно, а значит - хорошо. Ребенген посидел минутку, наслаждаясь мыслями о вечном, а потом решительно выдохнул и поднялся. Дела, дела!


Глава 10


   Гатанга затаилась. Еще вчера сплетники увлеченно перемывали косточки обитателям Академии, смаковали слухи о демонах и странных экспериментах Мудрил, и вот - тишина.

   Арконийский Орден Магов нашел средство против иноземной напасти, и это был как раз тот случай, когда лекарство едва ли не хуже болезни - город наводнили Пограничные Стражи. Вооруженные до зубов маньяки бродили по улицам, с детской непосредственностью интересуясь жизнью горожан. Конечно, солдат сопровождали маги, но опытных командиров не хватало, к тому же, задумка состояла именно в том, чтобы дать зачарованным бойцам некоторую свободу действий. И это работало: в первый же день появления новоявленных ищеек во дворце был схвачен королевский писарь, один из поваров и двое конюших, а еще трое слуг бежали в неизвестном направлении.

   Мастер Тьян с болью в сердце наблюдал гибель своих подчиненных. Талантливые преображенные, долгие годы казавшиеся неотличимыми от своего окружения, оказывались выдернуты на свет, метались в поисках убежища и, зачастую, предпочитали пленению смерть. Из города удалось вывести не более десятка агентов, а ведь оставалась еще элита, внедренная в высшие эшелоны власти и - королевский бал, собравший в этом сезоне неожиданно много гостей. Даже если бы ему удалось предупредить их об опасности (рискуя тем немногим, что удалось сохранить), с это момента они все равно становились бесполезны - движущиеся мишени для Королевского сыска и особых частей Ордена Магов, почему-то именующих себя Целителями.

   Кто мог подумать, что Пограничные Стражи, для жителей внутренних регионов остававшиеся чистой абстракцией, могут оказаться настолько опасны? Тьян полагал, что напичканные магией уроды ориентируются на запах "хранителя тайн", который сам он никогда не принимал, но почему-то все равно ловил на себе задумчивые взгляды, словно вопрошающие: "Ты уверен?". И хозяин перевертышей прятал взгляд, боясь, что они прочитают ответ по его глазам.

   Но оставалась еще надежда, слабый шанс обернуть ситуацию себе на пользу.

   Дело в том, что оперативный совет Ордена и лично король привычно попытались соблюсти равновесие, в результате, в Гатангу прибыли представители двух сил, ни разу прежде не встречавшихся лицом к лицу: Пограничных Стражей Шоканги привел безумного вида капитан, а их россангийских коллег - лично старший сын Джеррола. Пока зоны ответственности отрядов разделяла Эт'Кемаи, но рано или поздно они должны были столкнуться.

   Что скажет известный буйно помешанный по кличке Драконис, когда его любимцев начнут убивать?


   Первый весенний бал был грандиозен. Акробаты и шуты, музыканты и зверятники развлекали благородную публику не покладая рук. Благодаря щедрости монарха, насладиться зрелищами и угощением смогли сотни людей, до этого посещавших дворец лишь единожды - для принесения присяги. Каждому маги вручали именной памятный знак, и все гости должны были миновать разноцветную шеренгу бойцов - бирюзово-голубых и черно-красных. Ребенген наблюдал за происходящим лично - помощник Главы целителей руководил отловом личностей, внезапно решивших отказаться от оказанной им чести (к моменту прибытия последнего экипажа таковых оказалось пятеро). Агентуре допельгангеров был нанесен суровый удар.

   Ребенген фланировал по залам дворца в шикарной новой мантии, удачно скрывающей болезненную худобу. Безмятежный вид чародея никого не обманывал - толпа раздавалась перед представителем власти, как стадо овец при появлении овчарки, а за его спиной обсуждение последних арестов возобновлялось с новой силой. Нечего и думать, чтобы поболтать с кем-нибудь запросто: в лучшем случае, собеседник свернет себе мозги, пытаясь разгадать тайный смысл слов чародея, а излишне слабонервного может вовсе хватить удар.

   А ведь всего год назад он мог спокойно отпускать шуточки про тайные слабости магов и люди смеялись!

   С трудом дождавшись, когда поток гостей иссякнет, Ребенген покинул парадную часть дворца и принялся бродить по крытым галереям, стараясь успокоить нервы видом безмятежной синевы. Выстроенная на высокой скале, королевская резиденция была лишена крепостных стен, и при взгляде в окно казалась летающим островом, но сейчас Ребенгену почему-то приходил на ум вбитый по рукоять кинжал (от кого-то он слышал, что каменное основание крепости столбом уходит вниз и вонзается в материковые породы). Зубила каменотесов ни разу не крошили древний камень - все постройки дворца причудливым лабиринтом теснились на вершине. Маленькие дворики, террасы и сады, пышно цветущие в керамических чашах. В многоярусном лабиринте хозяйственных помещений находилось место всему, начиная от извлеченных из древних руин статуй и кончая современными лосальтийскими поделками - стульчиками из гнутых корней. Под ногами чародея шуршали соломенные циновки (не ожидаешь увидеть такое во дворце, верно?), за величественной резной дверью обнаруживалась кладовка, полная пузатых медных кувшинов. Слуги, стянутые на обслуживание грандиозного банкета, не путались под ногами. Ребенген отдыхал душей. До тех пор пока не распахнул очередную дверь, а там...

   На крошечном пяточке внутреннего плаца в полном молчании тузили друг друга разноцветные бойцы, кровь заливала лица и мундиры, на брусчатке уже валялось два или три неподвижных тела. Маг замер, потрясенный зрелищем. Шур-шур-шур, в считанные секунды отряды собрались каждый на своей стороне двора, неспособных стоять самостоятельно притиснули к стенке. И только мрачные взгляды намекали чародею на несвоевременность его прихода.

   - Драться не хорошо, - сообщил Ребенген за дверь, вызывав раздражение у обеих фракций.

   Только теперь маг заметил, что в драке Пограничные не использовали оружие. Значит, это - не битва, а какая-то очередная особенность поведения, с которой Ребенгена не ознакомили. Но чародей знал, кому задать нужный вопрос. Он решительно направился назад, к парадным залам.

   - Бастиан, подскажи, когда встречаются две группы не знакомых ранее Пограничных Стражей, что они делают в первую очередь?

   Понимание пришло к Повелителю Шоканги мгновенно, решительно отодвинув чародея с дороги, он зашагал к выходу (к этому моменту Марвин успел преодолеть половину пути). Наверное, хозяев заранее предупредили, где будут размещены их бойцы, потому что путь до места стычки они одолели буквально за минуту.

   На плацу стояли полсотни мокрых Пограничных Стражей и обтекали. Кровь на мундирах была застирана и только заплывшие синяками лица напоминали о недавней драке. И где они только воду взяли? Учитывая, что некоторых бойцов пришлось бы окунать в нее целиком.

   Марвин пошел проверять состояние своих солдат лично, а Бастиан ограничился быстрым взглядом.

   - Они обзываются! - наябедничал хозяину бирюзовый.

   - А, может, мы не про вас, - хмыкнул нахальный черно-красный.

   - Ага, - поддакнул его сосед. - Может, мы про попугаев.

   Ребенген поморщился - оперение редких лосальтийских птичек почти в точности повторяло цвета Россанги.

   Мощный удар сшиб Пограничного на землю.

   - Не сметь оскорблять Лорда!!! - громыхнул Повелитель Шоканги.

   Ребенген постарался слиться со стеной. Толпа солдат единым движением опустилась на колени (в задних рядах кто-то грохнулся).

   - Виноваты, господин!

   Возмущению Бастиана не было предела.

   - Примите мои извинения, Лорд Марвин! Я не сумел привить им должное уважение к власти.

   - Не будем мелочны, - отмахнулся Россанга. - Извинения приняты. Надеюсь, это пойдет на пользу всем.

   Бирюзовые солдаты оказались сообразительными: если они и хотели сказать про оппонентов какие-то гадости, то оставили их при себе. Наблюдая за Лордами, чинно обсуждающими методы воспитания своего бесноватого воинства, Ребенген испытывал желание продегустировать королевские вина в количестве, волшебникам не рекомендуемом. Однако - нельзя! Всего через полчаса начнется второе по важности мероприятие дня - королевский совет. Весенний бал был хорошим поводом, чтобы собрать во дворце всех тех, от кого зависело поддержание закона и порядка в Арконате, причем - тайно (отлов допельгангеров не гарантировал, что у врага нет добровольных помощников). Отсутствие в толпе двух десятков доверенных лиц и так не бросалось в глаза, но, чтобы исключить любые слухи, придворные маги запустили среди танцующих пар подходящие иллюзии.

   В длинном, подчеркнуто строго оформленном зале Ребенген сидел рядом с Нантреком, занимая место Главы Целителей, который опять лечил нервный срыв (как это у него так ловко получается?). Вдоль стола рассаживались чиновники и военные, королю предстояло руководить собравшимися с тронного возвышения. Очень разумная традиция: Его Величество Джонатан седьмой отличался от своих подданных только более светлой кожей, рядом с громадами Великих Лордов монарх выглядел бы нашкодившим малышом.

   "Естественно! Породниться с одним из четырех означало бы нарушить равновесие - наш фетиш. Тысячу лет Арконат не менялся, нам удавалось обуздывать и кипучую энергию своих, и безудержную жадность чужих, и даже отчаяние обреченных. Допельгангеры удачно нащупали нашу слабость - жажду изменений, вкуса которых арконийцы никогда не испытывали. А главное (вот предательская мысль!) нужно ли нам оставаться прежними, если цель достигнута?"

   По правую руку от отца расположился Гэбриэл Шоканги, вытащить которого из бальной залы оказалось труднее всего - за наследником и будущим владыкой гуськом ходили потенциальные невесты. Юноша был безумно рад принять участие в королевском совете. На его груди висел амулет вестника, ставший причиной едких комментариев отца. Ребенген подозревал, что Бастиан просто ревнует - ему король никогда не жаловал ничего, кроме прощения. Что ж, у репутации Дракониса есть свои отрицательные стороны.

   Присутствующих можно было четко разделить на тех, кто в курсе происшедшего, и тех, для кого тайное противостояние оставалось действительно тайным: первые выглядели мрачно, вторые - тревожно-заинтересовано. Глава королевского сыска старательно поддерживал иллюзию спокойной уверенности (не идиот же он, в самом деле). Королевский герольд зачитал обращение монарха к подданным, в котором ожидаемым и понятным было только сакраментальное "во имя света и справедливости".

   Ребенген с тоской ждал, когда прозвучит закономерный вопрос:

   - А можно, так сказать, посмотреть...

   - Только не здесь! - подскочил на стуле благообразный священнослужитель (второй в иерархии отцов-инквизиторов). - Я уже один раз видел, мне хватило.

   - Ну-ну, патр Пимус, - благодушно пророкотал Повелитель Шоканги, что само по себе заставило знающих людей напрячься. - Мне казалось, что ваша задача не скрывать истину, а как раз наоборот.

   - При всем моем уважении, Лорд Бастиан, вы со своим сыном видитесь от случая к случаю, а у меня рабочий кабинет находится в Академии, прямо над библиотекой. Вы не представляете, с каким чувством я каждый день гадаю - придет или не придет!

   Его Величество позволил себе удивленное движение бровью - Джонатану седьмому регулярно приходилось успокаивать скандалы вокруг Дракониса. Намек на слабость отцовских чувств Лорд мог оппоненту не простить. Но на этот раз Повелитель Шоканги выглядел не оскорбленным, а довольным.

   "Как и предсказывалось. Теперь он будет ШАНТАЖИРОВАТЬ нас Разрушителем, господи помоги!"

   Лорд Гэбриэл примирительно поднял руку:

   - Те, кто готов рискнуть нервами, могут встретиться со мной на полигоне Академии. Я обещаю быть осторожным.

   - Сосредоточимся на неотложных делах, - пресек Его Величество начинающуюся склоку. - Свидетельство о Разрушителе, подтвержденное лично Мной и Орденом Магов, не подлежит сомнению само по себе.

   Ребенген следил за дебатами вполуха: во-первых, он не считал себя богом войны, во-вторых, на сегодня его задачей было рассказывать о допельгангерах, если ими кто-то заинтересуется. Тем более что предложить своим вассалам король мог не многое: восстановить старые Убежища, оборудовать новые и - ждать. Разумеется, такое положение людям не нравилось и Нантреку приходилось раз за разом повторять давно обсосанные аргументы.

   - Благодаря Ракшу мы знаем, что из Слияния выпали двенадцать демонов. То, что они войдут в армию вторжения, в обосновании не нуждается: совпадает география размещения врага, находят объяснение все особенности его тактики. Для нас особую опасность представляют четыре твари - три штурмовика и легкий пехотинец. Подчеркиваю, "пехотинец" в исполнении демона - тварь размером с быка и очень шустрая. Пограничные Стражи не смогут прикрыть границу сплошным щитом, Разрушитель не способен путешествовать пентаграммой, значит, демоны смогут безнаказанно перемещаться по территории королевства и атаковать любую цель, пока мы не придумаем что-то, способное лишить их мобильности.

   Отсюда логически вытекало, что все силы надо бросить на создание сети оповещения и укрепление Убежищ, которые, если уж рассуждать по закону, должны были поддерживаться в рабочем состоянии постоянно.

   - Не правильно мы все делаем, - прервал споры убежденный голос.

   - Лорд Гэбриэл видит какую-то ошибку в наших рассуждениях? - почтительно улыбнулся Нантрек.

   - Да. Вы считаете, что у нас нет преимуществ, тогда как Реальность - на нашей стороне. Какие в этом есть сомнения?

   Все взгляды скрестились на юноше.

   "В каком-то смысле... да. Мы получили желаемое, доказательство того, что Господь нас любит. Откуда тогда весь этот пессимизм?"

   Ободренный вниманием, Лорд Гэбриэл продолжал вещать, помогая себе простой жестикуляцией:

   - Должен существовать простой выход из положения, просто мы его не ищем. Отдавать инициативу в руки врага - не верное решение.

   - Адепт Тьмы может предложить что-то, исходя из своих особенных возможностей? - заинтересовался Джонатан седьмой.

   - Причем тут возможности? - отмахнулся юноша от короля и виновато покосился на отца. - Извини, папа, но полгода ждать не получится. Пятый Ракш - вот ключ к победе. Если у Первого будут развязаны руки, можно потребовать от него, чтобы он остановил тварей на границе. В конце концов, Предводители Хаоса созданы как оружие против демонов, пусть работают!

   - И Ракш согласится? - с сомнением протянул кто-то.

   - У Ракшей похитили брата и удерживают где-то больше тысячи лет, а у них пунктик на тему семьи. Вы полагаете, что они все простят и забудут? Не думаю. Те, кого мы так боимся, их даже не развлекут. А в случае, если орешек окажется демонам не по зубам, я поддержу их Разрушением, по-дружески.

   - Звучит совершенно безрассудно, - старший Шоканга покачал головой.

   - Ну, так предложи, как все это организовать по уму! Какой смысл трястись над сохранностью своей шкуры, если потом мне негде будет жить? И что, если допельгангерам самим придет в голову потребовать помощи Ракшей? Пара грязных пятен на месте крупных городов - не большая плата за быстрый захват территории.

   Собравшиеся тревожно затихли - обычным людям нелегко всерьез обсуждать противостояние с демонами, тем более - в Арконате. Здесь немногие видели тварь, но большинство способно объяснить разницу между Немертвыми и плохеньким големом, сбежавшем от колдуна - Орден Магов не давал арконийцам забыть, от чего защищают их Великие Лорды.

   Молчание нарушил король.

   - Каковы шансы, что экспедицию будут ждать?

   Нантрек небрежным жестом переадресовал вопрос Ребенгену.

   - Шансы на это не велики, - чародей старался не смотреть на Бастиана. - Их резидент знает про встречу с Ракшем, но не знает, чем она закончилась - лже-Першин выдал себя раньше. Магической связью на территории Арконата они не пользуются, значит, вести будут идти медленно, если вообще дойдут. К тому же, - Ребенген поднял взгляд на Повелителя Шоканги. - Там ему будет не опасней, чем здесь.

   - Надо ли мне напоминать о характерной внешности моего сына?

   - Внешность, это и минус и плюс. Если убрать несколько запоминающихся черт (совершенно не магическими способами), у непосвященного человека не возникнет никаких ассоциаций. Насколько я понимаю, агенты из Арконата на родину не возвращались. И вообще, учитывая, как мало они знают о месте своего рождения, важность известия о Ракше им не понять, возможно, оно просто затеряется.

   - Тем не менее.

   - Тем не менее, - не стал спорить маг.

   - Допельгангеры - это не самое главное, - похоже, Лорд начал уступать голосу разума. - Путь на юг долог, караванных путей туда нет. Серые не спускаются дальше побережья Феллы, а это месяц плавания вдоль Пустоши. И разминуться с врагами там будет невозможно!

   - Первый обещал доставить меня к южной границе, - напомнил Гэбриэл. - Думаю, так будет быстрее, чем морем.

   Бастиан посмотрел на сына со смесью досады и облегчения - рисковать наследником он не хотел, а отказаться от битвы ему мешала гордость.

   - Повелеваю Ордену Магов тщательно проработать этот вопрос, - постановил король. - У Лорда Бастиана не должно оставаться сомнения. Вы вправе требовать от Короны любую помощь.

   Присутствующие маги поклонились сидя.

   Вершители арканийских судеб вернулись на бал через полчаса, гораздо более оптимистичные, чем до начала совета. Гэбриэл шагал, гордо подняв голову, и медальон королевского вестника светлым пятном выделялся на черно-красном камзоле.

   - Не надо было вешать ему на шею эту штуку, - пробормотал Бастиан.

   Ребенген, с облегчением, отметил, что Лорд не сердится.

   - Ты не сможешь вечно ограждать сына от опасностей. Согласен, для первого дела все немного сложновато, но не забывай, - маг немного понизил голос. - Их там двое.

   Драконис поднял очи горе и решительно повернулся к чародею спиной, отказываясь обсуждать душевные проблемы сына.


   В один из дней середины весны жители Гатанги могли насладиться необычным зрелищем - Пограничные Стражи делили добычу. Очередной оборотень, каким-то чудом отбившийся от бирюзово-голубых, пересек мост через реку и угодил прямо в лапы черно-красных. Недолго думая, шокангийцы решили вернуть коллегам потерю.

   Битые полчаса два отряда Пограничных Стражей дарили друг другу пленника, который за это время успел дважды прийти в себя и попытаться сбежать. Простые горожане, всегда любившие жестокие развлечения, облепили набережные с обеих сторон Эт`Кемаи, обмениваясь нервными смешками и делая ставки. Крупную игру обломал неизвестный маг, наоравший на солдат и отобравший у них бесчувственную жертву. Погрустив о несправедливости бытия, бойцы разошлись по разные стороны реки, а в городском фольклоре появилось два свежих анекдота.

   Мастер Тьян скрипнул зубами и зарекся рассчитывать на сумасшедших.


Глава 11


   Наверное, священники правы и где-то там существует Провидение, или Реальность по-особенному относится к клятвам Разрушителя, потому что обещание, данное Ракшу, пришлось исполнять.

   Маги в лихорадочной спешке подбирали мне амуницию и составляли планы на все случаи жизни, но много времени это занять не могло, потому как - что там составлять, все равно заранее ничего неизвестно. Архивы Арконата содержали тонны литературы о дохаосных временах, но нужных сведений в них не могло оказаться по определению - Основатели выкинули из истории именно те, самые нужные мне две тысячи лет. Серые тоже ничем не могли помочь - они никогда не интересовались сплетнями с другой стороны континента (ну Зеферида, ну Тиран, ну что-то там распалось, да и пофиг), а в подготовку допельгангеров исторические экскурсы не входили.

   Тут надо было принимать во внимание временной масштаб: Пятый пропал за полтысячи лет до того, как основали наше королевство, но уже много позже наступления Эпохи Хаоса. В то время последователей Аркона не было в помине, еще существовала Гильдия Алхимиков, и вообще - все было не так, как сейчас. Нельзя исключать, что южане вообще забыли о демоне и нам всего лишь придется раскопать заброшенные руины. Лично я очень на это рассчитывал.

   Маги грызли локти и пытались гадать на коровьих копытах, а мне нужна была определенность. Куда идти, кого искать? Оставался еще один шанс - я отправился к Ракшам.

   С больничной койки на меня сурово взирал Третий, весь в мазях и припарках (целители утверждали, что кожа у него не только шелушилась, но и отслаивалась). Рядом отдыхала лысая обезьяна в штанишках на лямке с большой пуговицей. Хорошо иметь раздвоение личности! Пока Тень Магистра истерически ржал, я оставался совершенно спокоен.

   - Что успел сделать? - потребовал отчета Ракш.

   - Дата похода практически назначена, осталось утрясти детали. Скажи, не собирают ли твои братья литературу тех лет? Меня интересуют не философские труды, а что-нибудь вроде путевых заметок или переписки.

   - Дэнис такими вещами не интересуется, разве что у мелких в Ганту что-то есть.

   Кто из Ракшей - Дэнис, я не понял, но отметил, что Третий до сих пор считает демонов, обитающих в старой крепости, мелкими.

   - Как бы это узнать?

   - Сформулируй запрос точнее.

   - Меня интересуют личности или организации, которые на момент пропажи Шестого обладали значимой магической мощью, особыми навыками или войском. О том, кто способен пленить Ракша, обязательно должно быть упомянуто в летописях.

   Третий нахмурился.

   - Он посмотрит. Я сообщу, если будет что-то интересное.

   - А как...

   Глупый вопрос застрял у меня на языке. Все верно - Третий воспользовался Слиянием, специфической демонской особенностью, позволяющей им координировать действия на расстоянии без всяких знаков и пентаграмм. Именно для этого мне и нужен был такой спутник. Но я не ожидал, что внешне все будет выглядеть так легко.

   - И еще, если им попадутся карты...

   - Уже. Скажи своим: пусть ждут посылки.

   Искомые записи были доставлены почти со скоростью мысли - через два дня. Стопки хрупкой бумаги и рулоны карт сопровождала записка, от послания Первого отличавшаяся витиеватым подчерком и подчеркнутой учтивостью. Босс из Ганту сообщал, что пометил на картах (на случай, если Ракши запамятовали) линию южной Границы и места исчезновения тварей. От некогда дешевых книг, совсем не предназначенных для долгого хранения, исходил терпкий аромат трав и магии, поэтому прикасаться я к ним решился только в перчатках. Библиотекарь Академии, узнавший о появлении раритетов как по волшебству, висел у меня над душой, следя, чтобы стол был застлан чистой тканью, а для переворачивания страниц использовались специальные деревянные лопаточки. Сбоку от стола пристроился его помощник, заносящий в специальный амулет копии изученных страниц, чтобы потом все переписать. Может, предложить им ознакомиться с библиотекой Ганту на месте? Пожалуй, не стоит - эти двое могут и согласиться.

   Разобрать изменившиеся за века диалекты удавалось не без труда, я забросил все занятия (зачем они мне теперь?), кроме тренировок с оружием (а вот это может пригодиться). Тень Магистра поворчал и смирился. В конце концов, ему тоже не хотелось жить на руинах, а в дальних странствиях всегда можно надеяться на хабар.

   Старошонский и долийский я неплохо знал сам, а с текстами, хотя бы отдаленно напоминающими арабийский, мне помогал Ребенген. Четыре пачки писем (одна из них - любовных), две подшивки газет, зачарованных до состояния кованой меди, жизнеописание какого-то купца и куча памфлетов. Как ни странно, последние оказались полезнее всего.

   Для того чтобы люди разделили твое недовольство жизнью, недостаточно ругать повара и прачку, нужен другой масштаб. Печатные (а значит - популярные) брошюрки едко высказывались о властителях умов и судеб, соседних народах и всех тех, кто хоть что-то из себя представлял в глазах общественности. Главной сложностью было понять, когда авторы шутят, и расшифровать аллегории, на пояснение которых никто бумагу не тратил. Но тут делу помогали газеты, в которых те же темы излагались без нужных смысловых акцентов, зато предельно корректно. И знаете что? Это было намного увлекательнее, чем летопись. Я с головой ушел в попытки разобраться, какие страсти кипели в стране с труднопроизносимым названием, определенно происходящим от слова "Карбин". Ребенген поглядывал на меня с завистью - ему достались рукописные каракули.

   - Что-нибудь полезное? - в конце концов, не утерпел наставник.

   - Интересно люди жили, Серым бы понравилось! Жалко, что не долго. Факты я бы в суд не понес, но сплетни тут собраны знатные. Упоминают Гильдию Алхимиков, но неуважительно. Свою власть ненавидят люто, ближайших соседей высмеивают, а кое о ком говорят зло, но без души, видимо, боятся. Чудно: демонов кличут "боевыми артефактами", упоминают какую-то "отвращающую магию". Это что, защитные периметры на одного человека?

   - Нет, амулеты для опознания свой-чужой, по типу феллийских, их и сейчас используют в Пустоши. На одиночных демонов действует.

   - Тогда понятно. Кстати, о Пустоши и Приливах тут ни слова.

   - У тебя война есть?

   Я ткнул в газеты.

   - Только началась.

   - Смотри внимательней. У меня переписка десятью годами позже и там сильно другой тон. Вероятно, тот конфликт многое перевернул.

   Наставник оказался прав. Второй раз в жизни я читал записи свидетелей конца цивилизации, пусть не такого внезапного и сокрушительного, какой был в начале Эпохи Хаоса. Так же, как в свое время Робен Папарзони, авторы памфлетов и газет не видели надвигающейся беды. Беженцы из центральных районов континента, исподволь иссушаемых Пустошью, наводняли побережье, вызывая раздражение аборигенов, призывы "очистить" и "не пускать". Люди жаловались на дороговизну еды и топлива, не замечая того, что сама доступная им территория неуклонно сжимается. В возросшей активности демонов на границах современный человек безошибочно распознал бы признаки очередного Прилива, но власти не делали ничего, чтобы укрепить порядок и сделать запасы. Вместо этого они начали делить то, что есть.

   Я читал эту сагу о недальновидности, легкомыслии и жадности, пытаясь представить себе то время, когда Великие Лорды Арконата пойдут войной друг на друга. Определенно, руководство Ордена Магов надо причислить к лику святых, заодно с нашими королями - за тысячу лет не допустить ни одной (вообще ни одной!) внутренней свары. То, что осталось бы тут после драки, скажем, Шоканги и Каверри, Всевышний, однозначно, не стал бы любить.

   Я так задумался о высоком, что едва не пропустил важное.

   - Вот!

   - Что? - Ребенген с готовностью оторвался от манускриптов.

   - Вот почему Пятого понесло на юг! Он ведь все это читал, верно?

   Наставник сунулся было в тексты, ничего не понял и потребовал:

   - Переводи!

   - Тут написано, что со стороны Солтарской Унии (интересно, где это?) в бою принимали участие люди, не восприимчивые к магии. А ведь это первый признак Разрушителя!

   Наставник задумчиво пожевал губами.

   - Запиши-ка все поподробней. Надо разобраться.

   Я сгонял библиотекаря за бумагой и словарем (тут важней было не быстрое чтение, а точность перевода), а потом на сутки выпал из реальности. Результатом моих трудов стал конспект высказываний на интересующую нас тему за полгода.

   - М-м, - понимающе кивнул Ребенген, изучив записи. - Динамические щиты. Вот когда они начали применяться!

   Я промолчал, и наставник снизошел до объяснений.

   - Это обязательный элемент подготовки всех типов Стражей, хорошо защищает от рассеянной магии, но от направленной атаки практически бесполезен.

   Если я правильно понимал, рассеянная магия - это боевые амулеты, высвобождающие заранее заложенное заклинание по команде. В быту такие штуки не популярны - ворожба, направляемая колдуном лично, гораздо избирательнее и не требует столько сил. Но маги предпочитают не заниматься убийством в том странном состоянии, которое именуют Истинным Зрением, говорят, это очень неприятно - по-настоящему увидеть чью-то смерть (хотя, мой папа как-то справляется). Все странности прочитанного сразу встали на свои места: обороняющимся требовалось притащить сильных магов на передовую лично, пока они раскачивались, войскам был нанесен недопустимый урон. Государство с названием, напоминающим слово "Карбин", перестало существовать.

   - Солтарская Уния, стало быть, - глубокомысленно изрек наставник. - Встречал упоминания о ней раньше?

   - Ни разу.

   - Странно. Будем искать.

   И мы искали. В письмах, обрывках летописей, в тайных записях Основателей Арконата. Тексты, написанные на разных языках, отделялись друг от друга веками, за такое время самые простые названия умудрялись непредсказуемо измениться. Найденные мной Алтар и Сайту Ребенген решительно отверг:

   - Близость звучания не гарантирует сходства, возьми, к примеру, Стражей и стражу - ничего общего. Важна сущность. Слово "уния" намекает на необычный союз, а самыми странными коалициями на момент основания нашего королевства были всевозможные Общества, эдакий гибрид философских школ, религиозных орденов и светской власти. Увы, к последователям Аркона примкнуло только Общество Ищущих, поэтому хранить память об этих образованиях Основатели сочли излишним.

   - Общество Ищущих, это которое теперь Черепа? - припомнил я.

   - Да. Но они явно никого не похищали. В любом случае, кому принадлежали упомянутые Первым Ракшем острова, мы установить не можем. Я вообще не исключаю, что, вызывая Первого оттуда, неизвестные маги попросту пытались замести следы - к популярности эти типы явно не стремились.

   Тень Магистра едко высказался о ценности бумажного мусора. Ребенген дернул бровью и я понял, что позволил вору выругаться вслух.

   - Прошу прощения, наставник!

   - Ничего страшного. С мыслью я согласен, но выразить ее можно было бы изящней.

   Пришлось смириться с тем, что древние времена мне гораздо ближе и понятней, чем то, что происходило буквально пару веков назад. Оставалось надеяться, что совместный гений Потрошителей и Мудрил предложит мне какую-нибудь универсальную стратегию, следуя которой я добьюсь успеха где угодно. Верилось с трудом. По мере того как сборы подходили к концу, становилось ясно, что спасти Пятого я смогу только случайно.


   Совет, призванный обсудить стратегию и тактику Разрушителя, Глава Целителей пропускать не решился - так можно и перстень цехового мастера на стол положить. Ребенген был поставлен руководить усиленной охраной Башни Магов и ничуть об этом не жалел - в сборище собирались принять участие представители Серого Братства, а чародей очень хорошо помнил, что означает дискуссия в их исполнении. Естественно, вместо заявленного часа заседание проходило больше трех. Под конец старшему дознавателю было просто интересно, на сколько еще хватит терпения Бастиана, вынужденного наблюдать весь этот цирк лично.

   Но вот двери Башни Магов распахнулись, и порядком ошалевшие участники совещания потянулись на выход. Лорд Бастиан выглядел пугающе довольным, Гэбриэл даже не пытался скрыть облегчения, а Нантрек старался идти так, чтобы не попадаться Драконису на пути, но при этом сохранять достоинство. Ребенген дал знак усилить бдительность - сейчас любой диверсант одним ударом мог устранить половину руководства Ордена. Конечно, на территории Академии посторонних быть не должно, но мало ли... Взять, например, вон того студента, который вроде бы спешит по своим делам, но смотрит при этом на Лордов. И выражение лица у него такое странное...

   На принятие решения у Ребенгена было не больше секунды.

   - Гэбриэл, Тьма!

   Великий Лорд продемонстрировал молниеносную реакцию - по лику солнца словно пробежало облако, несколько человек одновременно охнули, а странного студента с ног до головы засыпало чем-то белым.

   - Взять его! - Ребенген указал на подозреваемого (голос предательски срывался).

   Орденские Стражи бережно подхватили студента под локти. Пережившие атаку Тьмы маги приходили в себя и начинали гомонить.

   - Теодор!!! - разгневанный Нантрек вытащил из-за пазухи связку бесполезных теперь камней. - Надеюсь, у вас объяснение?!

   - Похоже, - за прошедшие несколько секунд Ребенген полностью овладел собой. - На нас было совершено покушение.

   Лорд Гэбриэл закатил глаза и фыркнул, Бастиан зловеще прищурился.

   - Только без драк, только без драк! - мгновенно сориентировался председатель. - Отвечай, это правда?

   Незадачливый диверсант попытался ответить что-то дрожащими губами и разрыдался.

   - Сейчас мы вернемся в Башню и обсудим все подробней. Теодор!

   Едва вкусившие свободы маги хором издали что-то типа "у-у" и повернули назад.

   - Прошу остаться только глав Цехов и их помощников, - сжалился Нантрек. - Коменданту Академии выяснить последствия проявления Тьмы и доложить мне результат. Остальные могут быть свободны. И, господа, я очень надеюсь на вашу сдержанность!

   Все, чьего присутствия в Башне Магов не требовалось, стали очень быстро расходиться. Ребенген хмыкнул и последовал в зал, еще сохранивший эхо кипевших в нем страстей. Судя по всему, мнения сторон о том, что должен или не должен Разрушитель, сильно отличались. Чародей оглядел сдвинутые столы, опустевшие графины и дернул за рукав ближайшего Стража.

   - Надо бы воды принести.

   - И хлеба с сыром! - быстро сориентировался Гэбриэл.

   По лицу Повелителя Шоканги скользнула тень раздражения.

   - Сын, на твою жизнь только что было совершено покушение, прямо тут, в гнездилище этой ни на что не годной колдовской братии...

   - Да я понял, понял! Но я есть хочу.

   Сердиться на своего отпрыска Бастиан не мог, поэтому переключил внимание на несостоявшегося убийцу и мрачно улыбнулся.

   - Рассказывай! - приказал человек, жестокость и бескомпромиссность которого стала эталоном для целого поколения. - Все, что знаешь.

   Давясь слезами и соплями, несостоявшийся убийца начал каяться во всех грехах и к концу его исповеди даже твердость Бастиана дала трещину. Нантрек массировал виски, словно боролся с жуткой мигренью, а Глава Целителей демонстративно извлек из-под мантии пузырек и положил под язык какую-то зеленую гранулу.

   - Смотреть надо было за сестрой! - неожиданно разозлившись, рявкнул Лорд.

   - Ты не прав, - вздохнул Ребенген и Повелитель Шоканги заткнулся, потому что сам сознавал свою неправоту.

   Не все, далеко не все в Арконате могут позволить себе содержать охрану, подобную гвардиям Великих Лордов, и даже Великие Лорды предпочитают доверять своих детей королевской Академии, до сих пор считавшейся самым безопасным местом в стране. А этот парень, Микель Смолвок из Каверри, и дворянином-то не был - просто очень способный молодой маг. Его семья отличалась средним достатком, в Гатанге снимала целый этаж доходного дома и нанимала для присмотра за детьми няню, которая исчезла три дня назад вместе с самой младшей сестрой Микеля, белокурой крошкой трех лет от роду.

   - Надо было сразу к нам идти, - вздохнул Ребенген. - Может, и удалось бы их вытащить.

   - Они сказали, что убьют Диту, если я обращусь в Орден, и остальных всех тоже. - Юноша вскинулся. - Но вы ведь спасете ее? Вы должны ее спасти, я ведь все рассказал!

   - Мы будем искать и найдем, но скажи - ты потребовал от похитителей подтверждения, что девочка еще жива? Такие люди всегда стараются избавиться от обузы и не выполнять обещаний. Если принесенный тобой амулет сработал бы так, как я предполагаю, им вообще не пришлось бы снова с тобой говорить.

   Несчастный Микель разрыдался. Лорд Бастиан в ярости грохнул кулаком по столу и выметнулся из зала, едва не сбив с ног Стража, несущего наполненный графин и корзинку с бутербродами. Гэбриэл виновато улыбнулся и поспешил за отцом, непринужденно стянув по дороге обещанный хлеб и сыр.

   - Заноси, заноси! - помахал рукой председатель. - А ты утри сопли и вспоминай подробности. Теодор, вы ведь имеете опыт в таких делах, может, еще не все потеряно.

   - Я бы на многое не рассчитывал, - покачал головой Ребенген.

   К своему сожалению, старший дознаватель оказался прав - тем же вечером девочка и ее няня были найдены на дне обводного канала, элементарный ритуал позволял установить, что обеих убили в день похищения. Вопрос о том, являлась ли женщина жертвой или соучастником, остался между ней и богом.

   Ребенген впервые за долгое время до бровей накачался эликсирами - без них он просто не смог бы выполнять свои обязанности. Зелья дарили ясность мысли и приятное эмоциональное отупение, позволяющее с одинаковой усталой улыбкой говорить слова соболезнования и допрашивать подозреваемых.

   Непосредственных исполнителей злодеяния нашли легко - их выдали шлюхи. Старший дознаватель полагал, что женщины действовали не по собственной инициативе - у криминальных элементов столицы было свое извращенное понятие чести, в которое утопление маленьких девочек не входило. Глава Целителей поощрял такие взгляды (лучше иметь дело с плохенькими, но людьми, чем с законченными зверями), а циничные вожаки ночной братии понимали, что против объединенных сил Ордена и королевского сыска им не устоять. Сумевшими отличиться пожертвовали ради возможности и дальше бандитствовать потихоньку.

   Злодеи, корчась на дыбе, клялись, что целью похищения являлся выкуп, и ни в чем другом они участвовать бы не согласились. Как ни странно, Ребенген им верил - при всей своей беспринципности, гатангийские бандиты не лишены были чувства самосохранения. Все сходилось на некоем молодчике, недавно приехавшем из Дарсании и решившем быстро заработать, вот только Ребенген точно знал, что упомянутый человек, по меньшей мере, полгода мертв.

   - Пока мы не избавимся от их лицевого мастера, это будет повторяться вновь и вновь! - злобно щерился Нантрек. - Нельзя такое спускать, Тео! Это взорвет общество. Вся дрянь, вся мерзость полезет наверх!

   - Лицевой мастер, стало быть, - Ребенген устало потер лоб. - Может, устроить еще одну зачистку?

   - Не выйдет. Не понимаю, как горожане прошлую стерпели, но второй раз - не выйдет.

   - Значит, будем искать обычными методами. Надеюсь, он хотя бы не может сам себя изменять.

   Потратив на размышления и выяснения обстоятельств три дня, Ребенген сдался и отправился на встречу с Повелителем Шоканги - как бы ни были могущественны арконийские маги, одолеть столь хитроумного противника без помощи потенциальной жертвы не представлялось возможным.

   Великий Лорд явно ожидал этого визита. Все эти дни Бастиан вел себя подозрительно прилично - не трепал Нантреку нервы, не буянил и не пытался убить провинившегося студента. Так бывало, когда он напряженно планировал какое-то возмездие.

   - Ты уже в курсе наших изысканий?

   - Расскажи мне еще раз, - повел бровью Лорд.

   Ребенген подробно и обстоятельно изложил результаты расследования, потом перешел к описанию состоявшейся облавы и уже начал анализировать вслух отчеты младших дознавателей, когда обнаружил у себя под носом кружку с дымящимся травяным отваром.

   - Пей, - хмыкнул Лорд. - А то мои ребята в тебе уже сомневаются. Не перевертыш ли?

   Вспомнив внимательные взгляды Пограничных на входе, маг содрогнулся и вцепился в кружку.

   - Это все эликсиры.

   - Я так и понял.

   Некоторое время Ребенген старательно глотал, пытаясь разобрать состав зелья, но кроме мяты ничего не почувствовал.

   - Ну что, не ловятся у вас допельгангеры?

   - Почему не ловятся? Ловятся, конечно. Но вот ядро подполья, мозговой центр... Это не допельгангеры, это просто призраки какие-то! Каждый агент хоть раз получал приказы от Хозяина, но кто это - личность, группа лиц или вообще условное обозначение наивысшего приоритета - ни один из них не знает, так же, как названия собственной страны или конечной цели проводимой операции. В головах полная каша из догм и директивных установок, и ни тени вопросов: зачем и почему. Не понимаю, как Сандерсу удалось так сильно нас потрепать! Если бы не осадочный яд, большинство предпочло бы раствориться среди своего окружения, забыв про все обязанности. Ими непременно должен руководить кто-то, полностью владеющий ситуацией и неплохо мотивированный. Но, сколько еще пешек надо убрать, чтобы король лично сделал ход?

   Бастиан покачал головой.

   - Сомневаюсь, что его вообще можно втянуть в игру.

   - Для того, кто руководит из-за ширмы, он слишком хорошо разбирается в происходящем, - не согласился маг. - Чувствуется практика.

   - Ты зачем пришел?

   Ребенген собрал в кулак всю свою волю.

   - Нам нужно объединить усилия. Все говорит за то, что Хозяин избрал своим приоритетом истребление одной из династий Великих Лордов.

   - ... и начал с Шоканги, - мрачно усмехнулся Бастиан.

   - Начал, может быть, с Шоканги, а успеха добился в Дарсании. Впрочем, Сафар Дарсаньи - единственный прямой наследник, но у него есть кровные родичи, а у тебя - только Гэбриэл. Логически рассуждая, при равной степени защищенности, ему разумнее начать с вас. Я не призываю ослаблять защиту. Однако надо оговорить порядок действий, когда (не если, а когда!) эти ублюдки снова проявятся.

   - Все это замечательно, - Бастиан рассеяно вертел в руках чайную ложечку. - Но только Гэбриэл через две недели покинет Шокангу. Тебе не сказали?

   - Ах, как скверно! - поморщился маг.

   Самое очевидное следствие исчезновения наследника Шоканги - смена приоритетов Хозяина. Будет ли следующая жертва столь же удачливой, как Гэбриэл? Но главное, внимание неуловимого резидента привлечет именно то, о чем ему даже догадываться не следует...

   - Однако от этого ничего не изменится, - неожиданно добавил Лорд изменившимся голосом.

   Ребенген поднял взгляд и обомлел: вместо Повелителя Шоканги перед ним сидел... Гэбриэл. То же лицо, та же фигура, тот же привычный черно-красный камзол, и только перстни на руках да еще цепь владыки выдавали подмену.

   - Однако...

   - Заметь, иллюзией было то, что ты видел в начале, а это - просто грим.

   Ребенген закрыл глаза, пытаясь мысленно охватить новую перспективу.

   - Заманчиво, заманчиво... Но как развести во времени двух Лордов?

   - Для начала, их надо развести в пространстве. Бастиан вернется в Шокангу, Гэбриэл - останется в Академии. Никому и в голову не придет сверять время нашего появления на людях поминутно. Сейчас в провинции тихо, моего постоянного присутствия не требуется, достаточно будет посетить несколько знаковых мероприятий.

   - Но как?

   - Пентаграммой, мой друг, пентаграммой. Я-то могу ими пользоваться! Просто Ордену придется дать мне Ключи к вашей системе порталов, - тут Повелитель Шоканги гадко улыбнулся.

   - Дадим, дадим, куда денемся, - отмахнулся Ребенген. И пусть только председатель попробует возразить! - Но сможешь ли ты не только выглядеть, но и вести себя как Гэбриэл? Знаешь, по характеру вы сильно отличаетесь.

   - Ради такого дела - смогу, с твоей помощью, конечно. А мальчику вообще об этом знать не обязательно. Зачем волновать его перед отъездом?

   - Мудро.

   - И вот еще что, - взгляд Лорда потяжелел, и теперь не узнать его под гримом было просто невозможно. - Я хочу, чтобы Глава Целителей не знал о нашем милом розыгрыше. А Нантреку ты все расскажешь лично.

   - Но...

   - Никаких "но"! У вас кто-то свистит на сторону, и я не желаю рисковать делом из-за чужого недосмотра. Ресурсы Ордена можно будет задействовать через тебя - этому никто не удивится. А если допельгангеры неожиданно прозреют... Клянусь, все порталы вам придется настраивать заново!



От того, что у вас есть собственный дракон, все прочие никуда не денутся.




Глава 12


   Покушение на руководство арконийского Ордена магов просто невероятно оживило мое существование - все чародеи словно задались целью как можно быстрее отправить меня в поход, все равно - куда. Нет, я понимаю, что проблемы Ракшей неожиданно пересеклись с интересами Арконата, но впечатление было такое, словно от Разрушителя хотят избавиться. И устроенный в Академии погром, определенно, имел к этому какое-то отношение. Выпущенная без цели стихия Хаоса покинула меня не ровным кругом, а замысловатой загогулиной. Под ее воздействие попали два десятка орденских Стражей со всей амуницией и левое крыло Башни Магов, а узкий извилистый хвост дотянулся аж до подаренного дедом нынешнего короля поющего фонтана, мелодия которого в Академии раздражала абсолютно всех. Но это все были пустяки, хуже, если бы Тьму притянуло правое крыло с расположенными в нем порталами - их восстановлением Орден мог бы занимался веками. Так что, магам следовало бы меня поблагодарить. Вместо этого распробовавшие Тьму волшебники стали намекать мне, что мое обучение можно было бы продолжить дома.

   Не дождетесь!

   Выражаться понятнее магам мешала совесть - возможность для серьезной атаки они создали своими руками. Я с самого начала скептически относился к идее утвердить план моего похода коллегиально - не по арконийски это. Но, как видно, желающих брать на себя ответственность за быстрое и неверное решение не нашлось, поэтому будущие затрещины постарались размазать по как можно большему количеству затылков. Даже делегатов Серого братства пригласили, якобы, для полноты мировосприятия. Папа, лучше знакомый с человеческой натурой, наполнил карманы парадного мундира семечками. Я до такой глубины цинизма еще не дорос и приготовился честно страдать и слушать.

   Ехать никуда не пришлось - единственным достаточно защищенным местом, куда Орден мог пригласить такое количество важных гостей, оставалась Академия. Башня Магов приветствовала собравшихся неброской роскошью в немного старомодном стиле: полированное дерево, резной мрамор, витражи (ничего такого, за чем пришлось бы отправляться в Пустошь, но на взгляд от древних образцов не отличишь). Приглашенные, чинно переговариваясь, рассаживались в зале с меловой доской, сильно похожим на лекторий (вот только никто не предложит студентам такие удобные стулья), перед каждым - бумага, металлическое перо, чернильница (на случай, если возникнет желание что-то записать) и графин с водой.

   На мой взгляд, узкие скамьи с заусенцами были бы практичней - ни у кого не возникло бы искушения засидеться. А так, осталось только закуски разнести - здесь и заночуем.

   Худшие ожидания не оправдались. Серые честно предприняли попытку превратить совещание в балаган, но их усилия были сведены на нет председателем Нантреком, так энергично размахивающим увесистым медным молоточком, что становилось ясно: задержавшийся на трибуне сверх положенного получит этим инструментом в лоб. Желающих рискнуть здоровьем среди ораторов не нашлось. Выступающие излагали мысли на диво четко, хотя и однообразно. Я припомнил, что на третьем курсе Академии нам преподавали риторику, причем, не только в теории. Ученики самозабвенно тренировались друг на друге, а раз в год участвовали в особом турнире по болтливому искусству, но в тот момент меня подобные навыки не интересовали, значит, придется прослушать этот курс заново. Очень полезный навык, как оказалось.

   Серые тихо сопели от зависти: при всей их любви к совещаниям, организовать подобное они не могли (это я как свидетель заявляю). Единственно, что их уязвляло - отсутствие темы соблюдения гражданских прав.

   А ведь это были мои права!

   Сразу выяснилось, что полетать на Ракшах у меня не получится. Целитель из какого-то особого подразделения, ответственного за дальние путешествия, на пальцах и схемах разъяснил:

   - Вот линия, дальше которой Ракшам запретили появляться, а вот, по нашим расчетам, граница реальной Пустоши. До нее несколько недель пути на лошадях, если демоны вообще сумеют их перенести. Не побоюсь этого слова, но члены экспедиции сдохнут с голоду, если не выйдут в точности на какое-нибудь поселение. А уж какова вероятность...

   Традиционный путь морем вдоль побережья заключал в себе ту же опасность, разве что харчей можно было взять больше, зато и плыть предстояло дольше, рискуя встретить при этом посольство допельгангеров. Не в силах обойти естественные ограничения, выступающие толкли воду в ступе, склоняясь к необходимости бросить жребий и довериться Всевышнему, но тут вперед вышел мэтр Бигген и предложил третий способ сдохнуть - воспользоваться непроверенным древним артефактом. А конкретно: порталом для Разрушителей, расположенным в подземной резиденции Темного ордена. Да, да, тем самым, путешествовать через который я уже имел сомнительное счастье в прошлом году. Правда, не на южное побережье, а всего лишь в Ганту, но суть от этого не менялась.

   Бывший глава Цеха новых знаний, был просто очарован находкой и спел о ней целую оду, рискуя схлопотать молотком по темечку. Насколько я понял, остатки собственности Разрушителей, расположенной во владениях клана Сорсетов, маги фактически экспроприировали, благо дарсанийские бароны нашли в себе силы возразить. Еще бы! При той роли, которую они сыграли в покушении на меня, выпендриваться неуместно. В результате в резиденцию Темных набилось больше чародеев, чем всех Сорсетов вместе взятых. Да хоть бы и в половину меньше - только безумец встанет на пути у ошалевшего от любознательности волшебника.

   - Оказывается, используя гривну Разрушителя, слуги Сорсетов обнаружили три рабочие комбинации координат, - делился Бигген со всеми своим счастьем. - Естественно, определить, куда именно открывается портал, они не могли, и посылали э-э... добровольцев вслепую. Но мы расшифровали положение точек выхода, одна из них подходит нам идеально. Разрушитель окажется всего в двух сотнях лиг от южного побережья!

   При этом Бигген так хитро блестел глазами, что я пометил себе внимательнейшим образом изучить описание пресловутых порталов. С Мудрил станется отправить меня к Ракшу в задницу только для того, чтобы посмотреть, как действует магия предков. Мой скепсис увлеченные исследователи толковали в свою пользу (ну, как же, Великий Лорд заинтересовался их работой!) и без стеснения обсуждали, сколько раз мне следует пройти портал туда и обратно, чтобы получить достоверный результат.

   С этим надо было что-то делать. Срочно.

   - А давайте отправим вперед кого-нибудь с гривной?

   - Не получится, - процедил скучавший на заседании Ракш. - Мелкие ее куда-то затеряли.

   - Что значит "затеряли"?! - Тень Магистра едва не задохнулся от возмущения. - Это моя гривна! Пускай найдут немедленно!!!

   - Да вряд ли это поможет, сэр, - отмахнулся Бигген. - Ну, сколько в ней могло остаться Тьмы после хранения у тварей?

   Действительно. Учитывая, что особые свойства опознавательных знаков Темного ордена, наверняка, не были заложены в них изначально. Арконийские маги, например, способа хранить силу Разрушителя пока не придумали.

   А вот обитатели Ганту такую возможность имели.

   - О! ЯМ64-"бета" Тьму в такие круглые баночки разливал. Может, попробовать с ними?

   Все взгляды скрестились на бывшем демоне. На этот раз Третий молчал очень долго, очевидно, заставить босса Ганту расстаться с его сокровищами оказалось нелегко.

   - Он даст, - наконец сообщил Ракш. - Взаймы, с возвратом.

   Надо же, гривну мою свистнули, а теперь - с возвратом.

   - Мы немедленно опробуем этот вариант! - радостно возвестил Бигген.

   На том злосчастном заседании большинство магов отнеслось к предложению Мудрил скептически, предпочитая мусолить тему о корабле и промежуточных базах, на организацию которых у нас просто не хватало времени. Солидные, уверенные в себе волшебники не склонны были разбазаривать средства на авантюры. Но на выходе из Башни Магов нас ждал тот дурачок с амулетами, моя сила проявила себя во всей красе... И логика сдохла. Решение об использовании портала было принято почти единогласно. Маленькое "почти" обеспечил папа, потребовав компенсировать нашей семье причиненное беспокойство. Денег у Повелителя Шоканге было почти столько же, сколько у Ордена, давать привилегии одному Лорду в ущерб остальных трех никто не хотел, но у папы имелся свой резон:

   - При расширении границ Арконата, территория Финалле должна отойти Шоканге. Скажем, до рощи Парсид включительно.

   Дар речи потеряли все.

   - А что, Арконат планируется расширять? - осторожно уточнил один из Серых.

   - Я думаю о будущем, - скромно ответил папа.

   И Орден с радостью подарил ему Пустошь аж до самого Ганту. Они бы ему и демонов подарили всех, скопом, если бы в зале Третий не присутствовал.

   Необходимость использовать древний артефакт, возможно, находящийся на последнем издыхании, выведет из равновесия кого угодно. В других обстоятельствах Тень Магистра клевал бы меня до тех пор, пока я не выразил бы свое недовольство публично, но сейчас проницательный вор сидел во мне, как мышь под веником. Послушав откровения Микеля Смолвока, мы оба быстро осознали, с кем имеем дело - оказалось, что в мире есть еще кто-то, столь же жестокий и хитроумный, как мой отец, но при этом однозначно злонамеренный. Посторонним такое не понять! Поверьте, мне хотелось бы сказать, что Повелитель Шоканги не стал бы убивать заложников, но, положа руку на сердце - стал бы. Если цель того стоила, он готов был убить любое количество невиновных, но с этим я худо-бедно свыкся, убедив себя, что если папа и хватит где лишку, то это зло во благо. И вот равнодушные боги равновесия позволили мне посмотреть на подобное с другой стороны... Впечатлило. Я молился только, чтобы возможности допельгангеров были хотя бы немного меньше, чем у моего отца, потому что в противном случае шансов добраться до портала Разрушителей мне не оставят.

   Терзаний моих никто не понимал, особенно - проклятые колдуны, нечуткие и бессердечные. Даже мастер Ребенген ходил со стеклянным взглядом, забывая при встрече справиться о здоровье и пошутить. Потрошители просто с ног сбивались, стараясь как можно быстрее отправить меня в путь - все что у годно, лишь бы Разрушитель не маячил у них перед глазами. Добро же вам! Вот вернусь героем, и буду до конца дней мемуары писать, в келье хемленского монастыря (той, в которой на стенах ковры с девицами). Придут с просьбами, а я им даже ворота не открою.

   Впереди меня опять ждало путешествие верхом, теперь - в Дарсанию, для разнообразия - в пыли и по жаре. Тяжела ты, жизнь темного адепта.


   Ребенген провожал молодого Лорда в путь со смешанным чувством облегчения и тревоги. С одной стороны, неуловимому предводителю вражеского подполья будет гораздо трудней добраться до юноши на другом конце континента, а с другой... Как бы не нашлось там что-нибудь похуже допельгангеров. Рядом сидела печальная обезьяна с едва отросшей золотистой шерсткой.

   Седьмого в поход не взяли - слишком уж заметен. Да и здоровье его восстанавливалось медленно - младший Ракш, ходивший по отравленной земле руками, пострадал от воздействия Пустоши гораздо сильнее, чем его брат. Необычный больной до сих пор питался жидкой кашей и компотом из яблок.

   - Пойдемте, уважаемый, - Ребенген старался не думать о госте Академии как о животном. - Уверен, они вернутся с победой.

   Обезьяна протянула магу морщинистую лапу и заковыляла следом, в своих штанишках с большой пуговицей похожая на забавного карлика.

   Ребенген перепоручил Ракша целителям и решил целиком посветить себя самому сложному делу в жизни - ловле Хозяина перевертышей на живца. Он не верил, что врагов удастся обманывать долго - среди талантов Бастиана лицедейство не значилось. Магу нужно было спровоцировать оппонента на действия и при этом молиться, чтобы Хозяин не выбрал в качестве цели кого-то еще, кому Провидение не будет подыгрывать столь откровенно.

   - Да, - соглашался Нантрек. - Если бы ассассины в первую очередь явились к нашему доброму королю, я бы за благополучный исход не поручился. Какое счастье, что они не до конца понимают устройство Арконата!

   От упоминания об убийцах у Ребенгена начиналась мигрень - маг привык, что сам ловит преступников, а не преступники гоняются за ним. Однако время открытого конфликта еще не пришло - после весенних зачисток в Арконате установилась обманчивая тишина. Учащиеся Академии разъехались на лето, объем оперативной работы сократился до минимума и весь рабочий день старший дознаватель проводил в своем кабинете, придумывая изощренные проклятья для допельгангеров. Никаких других способов удовлетворить жажду деятельности чародею не подворачивалось.

   Арконийский Орден магов жил своей жизнью, младшие дознаватели и аналитики работали, не покладая рук, сопоставляя показания живых допельгангеров и выясняя подробности деятельности погибших. Никаких особых откровений, но перспективы вырисовывались пугающие: если Ребенген правильно понимал, то в активной фазе противостояния Арконат ожидали эпидемии, голодные бунты и паралич транспортной магии. Возглавляемый лично главой Целителей оперативный штаб бился над тем, чтобы проследить цепочки распространения приказов и выявить недостающие звенья, что оказалось совсем не просто - каждый допельгангер действовал в пределах небольшой, изолированной ячейки, а связные погибли первыми, словно были закляты как раз на такой случай. Старшего дознавателя решительно отодвинули в сторону - следователь по уголовным делам не очень подходил для нужд контрразведки. Чародей не обижался, но упорно пытался найти способ поучаствовать в веселье.

   Над столом Ребенген висел список ингредиентов, которые, по мнению экспертов, хранились в сожженной лаборатории лицевого мастера, и он горячо надеялся, что допельгангеры вынуждены будут восстанавливать запасы с нуля. Отследить специфические заклинания никто не брался, а вот опийный мак, применявшийся при изменении внешности в больших количествах, казался многообещающим следом. Через длинную цепочку доверенных лиц и посредников чародею удалось добиться от теневых хозяев Гатанги невозможного - обещания дать знать о крупных партиях зелья, не докатившихся до уличных распространителей (в иное время за такую покладистость торговцы запретным товаром покидали свою гильдию ногами вперед). Оставалось дождаться, когда лицевой мастер возобновит работу. То есть, опять ждать.

   Взбрыкнув, Ребенген потребовал себе списки арестованных с данными по возрасту, профессии, декларируемому происхождению, выполняемой в подполье задаче и дате внедрения, если она была известна. Просимое ему выдали сразу в виде аналитической записки толщиной в два пальца - дотошные целители классифицировали врагов по четырнадцати различным признакам, но со сделанными выводами коллегу не ознакомили. Дешевая тряпичная бумага, которую здоровенными связками выдавали всем (а вот нормального пергамента у начальства не допросишься), хранила на себе следы небрежности переписчика и подчищенные пятна чернил. Стиснув зубы, чародей пытался найти нечто, что десятки светлых умов не заметили без него.

   За какую нить потянуть? Какую блестящую комбинацию предложить, чтобы не выглядеть сунувшейся не в свою миску дворнягой? Ребенген сделал ставку на интуицию: он брал имена из одного списка и пытался придумать, какие задания мог бы поручить такому агенту, а потом проверял свои догадки по другим записям. Некоторые случаи даже его ставили в тупик. Например, понятно, когда допельгангеры внедряются в довольно сплоченную среду городских нищих, а вот каких целей они пытались достигнуть, копируя циркового урода? Или - глухонемого помощника гончара? Загадочно. И не выяснишь теперь - оба отбивались от группы захвата до последнего.

   Среди бесконечных списков затесался лист с коротким перечнем тех, кто ни в одну классификацию не попал - забавные исключения, вроде перевертыша с внешностью тирсинца или бабки-гадалки. Среди подобных персонажей Ребенген неожиданно обнаружил прозаического охранника караванов, ходивших, преимущественно, в Стах...

   Зачем? Зачем возиться с подменой тупого костолома, когда хитрую контрабанду легче провезти приказчику или какому-нибудь купцу? Ответ напрашивался сам собой: нечто ценное нуждалось в постоянном, ненавязчивом присмотре верного человека. Причем, направление не было приоритетным - для связи с транспортным порталом, предположительно, находящимся в нижнем течении Эт'Кемаи, использовалось около дюжины агентов.

   Этот след старший дознаватель решил разрабатывать лично.

   Следуя заповеди "Провоцируй!" Ребенген повадился встречать караваны, приходящие в столицу из Стаха, ходить среди встречающих, всматриваясь в лица, прислушиваться к разговорам, а один раз едва не заработал нож под ребра (его приняли за лазутчика конкурентов). Результат у хождения в народ оказался неожиданный - глава Цеха Целителей вызвал его для разговора.

   - Я вижу, мэтр, вы заинтересовались нашими южными соседями? - мягко интересовался пожилой маг, с внешностью весьма заурядной и никому не внушающей особого трепета.

   А зря. Не мэтр, не мастер, а господин Мурмалин (смешное имя, забавный человек) был воплощением той ипостаси Целителей, за которую члены Цеха заслужили свое обидное прозвище. Иногда ведь возникает необходимость исцелять не души, не тела, а общество, причем, от людей. И не от каких-то пошлых грабителей и убийц, которые способны разве что ближнего зарезать, а от тех, чье присутствие для королевства... вредно. Во всех странах и во все времена кто-то делал такую работу. Мудрые Основатели доверили ее той части магов, которые способны силой вырвать больной зуб у ребенка, но при этом испытывают отвращение к плоти мертвых животных. Кому, как не целителям решать, когда следует пожертвовать частью ради сохранения целого?

   Вопрос господина Мурмалина требовал четкого и исчерпывающего ответа.

   - Это логично, - отрапортовал Ребенген. - Допельгангеры родом откуда-то с юга, их магия перекликается с возможностями тамошних шаманов. Не может быть, чтобы южане совсем ничего не замечали!

   Потребности откровенничать со своим начальником старший дознаватель не испытывал. Мурмалин возглавлял самую одиозную часть Ордена магов половину жизни Ребенгена, но допельгангеры были серьезным провалом, за который главе Целителей еще предстояло заплатить. Ни задевать его, ни оказывать ему услугу чародей не спешил.

   - У вас есть конкретный след?

   - Нет, - легко признался Ребенген, неожиданно вспомнивший, что Бастиан запретил посвящать главу Цеха в свои планы. - Но других следов тоже не наблюдается.

   - Я могу свести вас с нашим агентом, проработавшим в Стахе двадцать лет. Он ответит на все ваши вопросы.

   То есть, даст дознавателю еще один длинный список без выводов.

   - Спасибо!

   Ребенген покинул кабинет начальства с довольными видом и с той же застывшей гримасой полчаса бродил по Башне магов. Потом оцепенение спало, и чародей рванулся к залу переноса, лихорадочно вспоминая, где сейчас по плану должен находиться Повелитель Шоканги. Им нужно было поговорить, срочно. Но, если Лорд успел покинуть Зенах, город, в котором имелось представительство арконийского Ордена, встретиться с ним будет нелегко - до недавнего времени Бастиан делал все возможное, чтобы затруднить передвижение волшебников по своей территории.

   В кой-то веки чародей был рад своим многочисленным обязанностям, потому что их сопровождали некоторые права - к транспортным пентаграммам его допустили без возражений, никто даже не пытался расспрашивать, куда и зачем метнулся старший дознаватель. Городскую резиденцию Великого Лорда Ребенген отыскал уже в сумерках. Бастиан пребывал в раздражении - по-хорошему, о таких визитах следовало извещать хотя бы за полдня.

   - Я не говорю про этикет, ибо бесполезно. Но одиннадцатый час уже, я собирался спать.

   - Один маленький вопрос, милорд, - суетился Ребенген, стараясь не обращать внимание на плечистых Пограничных, проникших в кабинет следом за ним. - Один ма-аленький вопросик.

   - Ну, раз уж ты здесь... Спрашивай.

   - Почему вы решили, что глава нашего Цеха не надежен? Он дал какой-то повод?

   Бастиан довольно сощурился, насладился смятением чародея, а потом снизошел:

   - Он замешан в контрабанде опия из Стаха.

   - Есть доказательства?

   - Не такие, чтобы можно было его шантажировать, но убедительные.

   - Только опий? Не что-то еще?

   - Какая разница? Я еще не разу не встречал преступника, способного вовремя остановиться. После разгона вольницы в Полых Холмах, его положение должно было пошатнуться, но меня совсем не радует необходимость разбираться с ним сейчас.

   Разглядывая тяжелые ворота резиденции Лорда снаружи, Ребенген мучительно пытался понять, за чей хвост держится. Кто пытается одернуть любопытного чародея - наймиты Хозяина или контрабандисты, защищающие свой доход? Еще неизвестно, кто опасней! Некоторые типы ради сохранения барышей вполне способны избавиться от одного-другого мага, не впервой. Обидно будет погибнуть не от происков врагов Отечества, а из-за каких-то уголовников.

   На следующий день в Башню зашел обещанный Мурмалисом знаток южных нравов - тощий, поджарый мужчина с невыразительным лицом.

   - Для начала, мне хотелось бы понять цель нашей встречи. Вас чем-то не устраивает написанный мной отчет?

   Ну, если исключить то, что прочесть его у дознавателя не было никаких шансов...

   - Ни в коей мере, - улыбнулся Ребенегн. - У меня профессиональный интерес. Вы знакомы с тамошней системой магии?

   - Знаком, но лично не практиковал.

   - Трудно в освоении?

   - Скорее - небезопасно. И бессмысленно. Надо понимать, мэтр, что возможности шаманов на три четверти обусловлены знанием свойств трав и минералов. Это яды и наркотики, использование которых в Стахе никак не регламентировано, иногда - довольно сложные эликсиры с непредсказуемыми побочными эффектами. Собственно магией шаманы не владеют, они не способны почувствовать потоки силы и создать для них носитель, все это заменяется мощным ударным воздействием, источником которого служит жертва, чаще всего - человеческая.

   - Замена, как я понимаю, не эффективная?

   - Хуже. Слабомодулированный поток энергии, не ограниченный знаком и накопителями, воздействует на тело заклинателя не меньше, чем на объект волшебства. Пара ритуалов, и шаман, вне зависимости от половой принадлежности, становится стерильным, навсегда. Что и обуславливает низкий процент одаренных в той местности.

   Не говоря уже о том, во что превращается сама местность... Не даром Основатели категорически запретили творить подобное в Арконате.

   - Такой стиль дает какие-нибудь преимущества?

   - При том уровне знаний, которым обладают южане - никаких.

   - А что вы скажите про наших новых оппонентов, допельгангеров? Имеют их возможности что-нибудь общее с шаманизмом?

   - Не знаю. Я ведь не видел их колдовские инструменты, понимаете? Осмотренные мной пленники - не шаманы, а классические маги, тут никаких сомнений быть не может.

   То есть, как раз главный колдун в облаву и не попался.

   Они выпили чаю, обсудили последние новости в целительных практиках, а потом гость откланялся, оставив Ребенгена размышлять о мотивах главы цеха. Пытается ли он таким образом намекнуть подчиненному, что Стах - ложный след, или искренне хочет помочь?

   В конце концов, Ребенген решил рискнуть и поведать свои подозрения председателю Нантреку.

   - Вот как, - отозвался старый маг и замолк надолго.

   - Мы списывали все странности происшедшего в прошлом году на лже-Сандерса, но как-то ведь он попал наверх! - Ребенген изо всех сил старался не выглядеть подчиненным, пытающимся подсидеть начальника. - Кто-то ведь рассказал им про слабости покойного Дарсаньи, про амбиции Браммиса, который их отнюдь не выпячивал. Прикрыл первых внедренцев, позволил создать форпост в Дарсании, с которым мы так намучались... И все это - незаметно?

   - Незаметно для Ордена, но не для Лорда, - пробормотал председатель. - Ты понимаешь, что для таких обвинений нужны веские доказательства?

   - Обычно мы действуем после первых подозрений.

   - Но не в момент кризиса и не с главой Цеха. Слишком многое сейчас зависит от руководства!

   - Вот именно.

   - Я буду думать, Тео. Наскоком тут ничего не сделаешь.

   И Ребенген остался со своими подозрениями, как с горячими пирожками - держать невозможно, на пол не положишь и выкидывать не хочется. Подумав, старший дознаватель засел у себя в кабинете и демонстративно углубился в изучение протоколов допросов допельгангеров.

   Он уже достаточно пометил территорию, чтобы взбудоражить ее обитателей, а лично ловить всех крыс ему не обязательно.



Глава 13


   Третий Ракш, сопровождавший меня в пути, оказался еще худшим собеседником, чем лже-Першин. Еще немного, и все решат, что благородный лорд здесь он, а не я - более высокомерного засранца мне встречать еще не приходилось. Нет, вслух он не хамил, но при этом вокруг смотрел так, словно осчастливил своим присутствием свинарник. Можно было подумать, что ему все должны, или (что вернее) он даже мысли не допускал, что его слова кто-то может ослушаться. На людей такое поведение действовало гипнотически, свободными от странных чар оставались только Пограничные Стражи (им что "спасибо, что "апчхи") и я, потому что никакая магия на меня не действовала в принципе. Зато мне становилось намного понятнее желание феллийских демонов избавиться от своего истарского начальства.

   Тень настойчиво советовал проучить зазнавшуюся тварь, но я пока колебался.

   В замок Сорсетов мы ехали не торопясь, потому что официальных поводов спешить не было. Уложились в десять дней - хорошее время для путешествия без помощи магии. Одиноко стоящая крепость на каменистом холме была со всех сторон окружена палаточным лагерем, а кое-где уже светились свежей побелкой мазанки под соломенными крышами - типичные для данной местности постройки. Тайный вход в подземелье расчистили и оборудовали удобным подъездом. Вокруг дюжинами сновали волшебники с таким одухотворенными лицами, что мне даже неудобно стало.

   Я выбрал парня попроще и окликнул:

   - Минуточку, уважаемый! Не подскажете...

   Тут он разглядел меня и - "Ох!" - хлопнулся в обморок. Да что ж это такое!

   Набежал народ, волшебника стали приводить в чувства, а вокруг меня стихийно образовалось свободное пространство пяти метров диаметром. Любой чародей, попытавшийся срезать путь через эту таинственную сферу, немедленно бледнел и шарахался в толпу. Вопрос на засыпку: что может написать такой вот субъект о встрече с Разрушителем в своих мемуарах?

   Так жить нельзя! Нужно придумать способ если не уменьшить влияние Тьмы, то хотя бы сократить дистанцию.

   Появился один из помощников Биггена (тот, что помогал на мне полигоне), мужественно улыбнулся и шагнул в пустоту.

   - Здравствуйте, сэр! Мы так рады вас видеть, так рады...

   Угу. Вон, уже побежали делиться радостью с окружающими.

   - Что, все настолько плохо?

   - Ну, как вам сказать, - замялся чародей. - Вы, наверное, не завтракали? Может, вам стоит сначала отдохнуть?

   Наверное, в этом предложении было рациональное зерно. Когда я устроился в одном из шатров, скинул дорожные доспехи и умылся, маги заметно расслабились, а когда закончил трапезу - даже заулыбались. Делаем пометку: голодным и с дороги мне ни с кем общаться нельзя - могут возникнуть недоразумения.

   Бигген, как и положено здравомыслящему чародею, появился тогда, когда все волнения уже закончились.

   - Возникли, гм, непредвиденные сложности, - сообщил маг. - Мы опробовали перенос в Ганту, все замечательно получилось, но... одно существо посоветовало нам проверить уровень энергии в системе, и даже объяснило - как. Так вот, учитывая удаленность южного побережья, переместиться туда вы сможете не более трех-четырех раз. Но мы изучаем возможность заново напитать порталы силой.

   - Три-четыре раза, - прикидывал я в уме. - Значит, если кто-то пройдет до нас...

   - ... то вы отправитесь туда без возможности вернуться тем же путем, - кивнул Бигген, удовлетворенный моей сообразительностью. - При этом за раз можно переместить четырех человек или груз того же веса.

   - Четырех таких как мы?

   А это серьезный вопрос: я один весил как два средних арконийца, да и Третий - отнюдь не хрупкий юноша. Мудрилы посовещались и решили, что древнее устройство лучше не перегружать. Мы с Ракшем, доспехи, оружие и харчи на первое время - вполне достаточно для того, чтобы перемещаться, не опасаясь развеяться по пути.

   Я сходил на склад и лично осмотрел то, чему предстояло обеспечить наше выживание на совершенно незнакомой территории. Увиденное мне не понравилось.

   - Не дрейфь! - снисходительно улыбался Третий, малость подзабывший, каково оно - быть смертным. - На месте разживемся.

   - Если будет, у кого, - вздыхал я и предвидел неприятности.

   Поскольку мой отъезд должен был оставаться тайной, официальный визит Великого Лорда Шоканги в Дарсанию продлился четыре дня - для всех я, не торопясь, ознакомился с находками в древнем храме, а затем вернулся домой. Тускло светящийся стеклянный пузырек - подарок демонов - делал иллюзию моего присутствия в отряде совершенной. Тем временем, в двух десятках метров под землей шли последние приготовления к походу Разрушителя. Третий Ракш, получив оружие и доспехи, немного подобрел и теперь возился, проверяя надежность и удобство амуниции. Бигген пытался читать мне лекцию об особенности эксплуатации порталов. Его помощники суетились, настраивая вокруг Знака какие-то амулеты. Я пытался заглушить испуганное бормотание и поскуливание Тени.

   Призрачный вор был в панике, да и самому мне икалось вовсю. Этой ночью нам приснился один из тех снов, которые я привык называть пророческими. Не предвидение в чистом виде, скорее - метафора происходящему. Я стоял у калитки, ведущий в тайный сад, но ни один цветок в нем не цвел. Не было порхающих в воздухе созданий и басовитых пчел-переростков, побуревшие листья свисали с высохших стеблей, чаши древних фонтанов наполнял серый прах, а на постаменте от безвестной статуи ярко белел человеческий череп. В храм золотого Пламени Шоканги пришла Пустошь. Волна беспокойства всколыхнулась в моей груди: что же произошло со спрятанным в руинах Знаком, фамильной реликвией, которую я поклялся хранить и защищать? Вещи приобрели траурные ореолы, воздух сгустился, как это бывает только во сне. Взрезая ткань видения, я сделал шаг вперед и проснулся в своем шатре, под барабанный бой сердца и встревоженные крики волшебников. Никаких конкретных предостережений сон не содержал, скорее - нагнетал общее ощущение опасности (будто раньше его было мало). Если бы у меня были какие-то сомнения в том, что в ближайшее время решится судьба Шоканги, то теперь они исчезли. Осталось убедиться, что причиной катастрофы стану не я - с этими постоянными выплесками Тьмы на юге меня примут за демона и прибьют просто по ошибке.

   С такими мыслями я встал на линии древнего знака. Бигген хотел толкнуть речь, но поймал мой взгляд и передумал. Масло в чаше разгорелось и сменило цвет с золотистого на голубой, портал заработал. Я поморщился от неприятных воспоминаний, вздохнул, стараясь быть готовым ко всему...

   ... и оказался в пространстве, полном чадящего пламени и спертого воздуха. На меня обрушилась какофония звуков: визг пробивающегося через реальность портала, вопли людей, грохот осыпающегося камня и гневный рев. Четко передо мной громоздилась самодельная баррикада из дикого камня, через которую уверенно пробивался какой-то крупный демон, весьма недовольный возникшим препятствием. С людьми можно было разобраться позже, а тварь требовала немедленной реакции - я привычным усилием сгруппировался и выбросил вперед волну Тьмы, почти не задумываясь о последствиях.

   Сразу стало заметно темнее и тише.

   Древний портал снисходительно отнесся к моей выходке. Демон, придушенно взвизгивая и теряя пластины брони, отступил в проделанный им же лаз, решив поискать счастья в другом месте. А вот с группой встречающих все оказалось сложнее: вокруг в изломанных позах валялось около дюжины бесчувственных тел. Маги, все как один. Это вызывало уважение - наши чародеи в близкий контакт с демонами старались не вступать. Судя по плошкам с маслом (Третий тушил на одном из пострадавших одежду) тут использовалась типичная тактика Пограничных Стражей, но обычные люди не решались подойти к твари вплотную, рискуя сгореть (и сгорая) заживо, поэтому на успех им рассчитывать не стоило. В общем, это удачно я зашел.

   - Ну, а дальше что? - недружелюбно поинтересовался Ракш.

   Слух Тени подсказывал мне, что из противоположенного завалу коридора к сраженным мною магам подбирается подкрепление. Начинать знакомиться с местными жителями мне казалось преждевременным, и я смирился.

   - Думаю, нам следует временно отступить.

   В конце концов, для того мы и экономили энергию на лишнее перемещение.

   - И задать кое-кому вопросы! - Третий взвалил на плечо волшебника с самым большим количеством амулетов на шее.

   Я обдумал возможные последствия и решил, что на моей родине этому парню делать нечего. Во-первых, совершенно непонятно, на что он способен, во-вторых, очень даже известно, на что способны мои сородичи. Да и тайну миссии рановато раскрывать...

   - Но отступать мы будем не в Арконат, - не делая паузы продолжил я и залил в нужную лунку масла (имелся в этом портале адрес, который мне по гроб жизни не забыть). - Заглянем в Ганту. Я там кое-кому услугу задолжал.


   Племя Малакима уходило от сетей ловцов двадцать лет, но везению рано или поздно должен был прийти конец. Потому что узкие карнизы Лабиринтных скал зеленели и плодоносили, не запятнанные серым прахом, а народ, прячущийся в бесконечных коридорах, оставался здоров телом и имел много детей. Подданным Вечных владык нужно было и то, и другое. Даже тайный дар, долгие годы служивший источником гордости и помогавший выжить, превратился в проклятье - за рабов с Талантом давали больше денег. Вожди и охотники племени находили все новые и новые тропки и коридоры, а пришельцы старательно обкладывали их ловчими амулетами, с которыми подгорные шаманы ничего не могли поделать. Народ, переживший и Смуту, и нашествие людоедов, оказался загнан в самое сердце скал. Припасы таяли, а охотники перестали возвращаться, теперь стало ясно, почему - приведенный ловцами монстр отлично ориентировался в подземелье, уверенно отыскивая дорогу к последнему убежищу племени.

   - Если тварь прорвется, я велю запалить жир, - мрачно сообщил шаманам одноглазый Варайя, остававшийся вождем самые тяжкие последние десять лет. - Наши женщины не будут ублажать серокожих ублюдков, а дети не станут гнуть спины на ловцов.

   Болтун Иракель, неожиданно обнаруживший себя верховным шаманом, молча кивнул - он знал о нравах Вечных владык несколько больше, чем ему хотелось, а потому решение вождя одобрял. Серокожие найдут здоровым рабам гораздо более разнообразное применение, и некоторым, в конце концов, это даже начнет нравиться. Иракель видел слуг, искренне считавших, что попасть к таким господам - большая удача. Что говорили эти постаревшие счастливцы, отправляясь, скажем, на плантации тростника, шаман уже не слышал - не мог.

   - Не торопись, вождь, - прошуршало каменное ухо. - Место там волшебное, сам знаешь, а предок Ульрука Мелкого говорил его отцу, что его племя прогоняло чудовищ из дома при помощи огня. Чем мы хуже предков Ульрука?

   - Это выбор шаманов, - кивнул Варайя.

   Вот именно. Подгорные шаманы не относились к изнеженным последователям выдуманных богов, и горячий прием был пришельцам гарантирован. Вождь не хуже Иракеля знал, чем грозит обладателям дара знакомство с владыками: неспособные подчиниться станут ходячей мишенью для молодых ловцов или пособием для начинающих заклинателей. Имея такой выбор, любой согласится сгореть дважды.

   - Вот, - шаман протянул вождю кожаный мешочек. - Добавь в масло, и его дым будет дарить благодать.

   - Спасибо, Болтун.

   Шарканье множества ног, бормотание и детский плач удалились по коридору. Шаману остался неяркий свет древнего орнамента, коптящие плошки и слабая надежда, что тварь пройдет мимо.

   Не повезло.

   Слушая, как монстр ворочает камни, которые племя таскало в коридор два дня, Иракель вспоминал всю свою короткую, нелепую жизнь. Неуемное любопытство, когда-то выгнавшее его на поверхность, глупый плен, долгие блуждания по всему побережью, от хозяина к хозяину и триумфальное возвращение домой, оплаченное дорогой ценой - пожизненным увечьем.

   А ведь он мог бы подарить племени боевую магию Вечных владык, ту самую, за которую заклинатели платили полным бесплодием, почему-то считавшимся признаком истинного волшебника. Это помогло бы выиграть немного времени... Но прежний верховный шаман отверг ядовитый дар. Дела даже не в том, что Учитель Малаким считал подобное волшебство порчей - крохотное племя не могло позволить себе терять стольких мужчин.

   Чудовище просунуло сквозь завал морду, и зал взорвался движением. Шаманы работали парами и в тварь летели плошки с маслом - один поджигал топливо, другой сильным пассом отправлял сосуд в цель. Наверное, заклинатели владык могли бы придумать что-то более действенное, но подземное волшебство особыми изысками не отличалось - наследием Малакима было знание зелий и трав. Плевать, главное, чтобы сработало. Монстр ревел и бился так, что содрогались горы.

   "Может, случится обвал, и на этом - все?"

   В азарте драки изменения в древнем орнаменте остались никем не замеченными. Голубое свечение внезапно усилилось, а затем незримая сила мудрого волшебства мягко вытолкнула Иракеля за пределы рисунка.

   Прямо под морду порывающейся твари.

   Шаман приготовился к смерти, но не к тому, что последовало - из древнего знака в пещеру выплеснулась тьма. Сознание Иракеля захлестнул непроглядный мрак, он не был ни холодным, ни горячим, ни душным, ни бездонным, никаким. Только вязкая, вкрадчивая чернота, обволакивающая чувства и разум. Откуда-то Иракель знал, что единственный способ избавиться от нее - забыть, убедить себя в том, что ее не существует. На это простое действие шаману потребовалась целая вечность.

   Возвращение сознания было мучительным и полным кошмаров. Иракель лежал, глядя в явно рукотворный потолок, подсвеченный немигающий белым светом, а его сердце пыталось выскочить из груди. Неподвижный воздух нес незнакомый, не поддающийся внятному описанию запах. Первой мыслью стало:

   "Ловцы!"

   Но почему тогда его не вынесли из подземелий, не сковали или не заперли? В обозримом пространстве вообще не было ни одной двери, только гладкие каменные проемы без намека на петли и замок. Все амулеты, включая каменное ухо, куда-то пропали. Ватная тишина обступала Иракеля, наждаком терзая разум. Его личный кошмар: он, слепой, немой и глухой, беспомощно шарящий вокруг и ожидающий удара.

   "А ведь мог бы остаться слепым"

   Что-то мелькнуло на краю зрения, и шаман поспешно поднялся, ловя пришельцев взглядом. Один - вылитый ловец, правда, одежда слишком дорогая, а вот второй... Такого крупного человека Иракелю видеть еще не приходилось, а он на своем веку много кого повидал. И дело не в том, что тот был на полголовы выше даже ловца - не каждый бык мог бы похвастаться такой мускулатурой. Сразу ясно было, что это тело никогда не знало голода и лишений, с самого рождения оно предназначалось для единственного дела - убивать.

   "Воин, несомненно. Где же растят таких ублюдков? И много ли их..."

   Иракель никак не мог определиться с происхождением своих пленителей. Для подданных Вечных владык им не хватало какой-то неуловимой черты, налета бесоватости, по которой опытный шаман всегда узнавал врага под любой личиной. Для наймитов с побережья эти двое слишком ухожены, а состоятельные работорговцы не пришли бы без охраны. В полумифических морских пиратов, внезапно высадившихся в Лабиринтных скалах (откуда до ближайшей воды сорок дней пути), Иракель категорически не верил. Оставалась еще попытка восточных княжеств вести свою игру - капитаны какой-нибудь тайной стражи вполне могли бы держаться так вот уверено и нагло.

   Оба стояли перед Иракелем и о чем-то говорили, жаль, что он не умел читать по губам. Воин задавал вопросы, сопровождая их бурной жестикуляцией, ловец многообещающе молчал. Шаман не спешил выдавать свое увечье. Кто знает, нужен ли им будет глухой раб? Наконец, терпение ловца иссякло, но перейти к решительным действиям он не смог - воин буквально вытолкал его в коридор, а через полчаса вернулся и лично принес пленнику миску наваристой похлебки. Где же слуги?

   Если верить чувству времени шамана, так продолжалось два дня. Воин терпеливо пытался растолковать что-то пленнику, приносил и раскладывал какие-то предметы, рисовал схемы. Иракель наблюдал за его действиями без малейшего проблеска мысли - присутствие этого юноши (лет двадцать всего) вгоняло его в ступор, напрочь убивая всякое соображение. Стоило крепышу появиться, и тьма застилала шаману глаза, а к горлу подступала неконтролируемая паника. Иракель готов был сдаться и попытаться объясниться с кем-нибудь еще, но альтернативой оставался раздражительный ловец - ни одного слуги рядом с пленником не появлялось, а далеко уходить от своей лежанки он не решался - все помещения вокруг казались совершенно одинаковыми. Не хватало еще заблудиться здесь...

   Надолго ли хватит терпения воина, и что сделает с Иракелем дорвавшийся до тела ловец? Ситуация складывалась отчаянная.


   Демон, атакованный мной у портала, оказался одним из похищенных. Он вернулся в Слияние, но про своих похитителей ничего толком рассказать не мог - он и прежде соображал не слишком хорошо. С субъективной точки зрения твари, с момента похищения прошло не больше минуты. Демон утверждал, что получил вызов по личному каналу и, пока пытался очистить сообщение от помех, внезапно оказался в подземелье.

   - Для того чтобы так точно врезаться в управляющие цепи, одного архива разработчиков недостаточно, - передал мне Третий мнение брата. - Тот, кто это сделал, ушел в понимании самотварящихся заклятий дальше феллийцев.

   То есть, с большой долей вероятности, похитители штурмовика были теми, кто нам нужен. Следовательно, у портала отбивались от демона их враги. Если удастся донести до украденного Третьим мага нашу позицию, он должен быть просто счастлив заложить негодяев с потрохами.

   Но невольный гость упорно молчал.

   Ракш предлагал перейти к физическому воздействию, но одно дело знать, что кого-то пытают, и другое - самому приказать сделать это. Пленника, не причинившего мне никакого зла, было откровенно жалко. Тощий, жилистый и невероятно заросший дедок не делал ни малейшей попытки сопротивления. Только смотрел глазами побитой собаки и молчал. Ох, ты горе мое...

   И потом, может оказаться, что он не знает ни одного доступного нам языка. Какой смысл тогда его калечить?

   В отсутствии собственных мыслей, пришлось искать идеи на стороне - у босса Ганту. Может, демон сможет предложить что-то дельное - возвращаться за советом в Арконат мне не хотелось.

   ЯМ-64 "бета" был полон скепсиса.

   - Вы же знаете - я лишен свободы воли, следовательно, не способен сделать правильное заключение о чем-либо.

   - Нам бы только понять, на каком языке его спрашивать!

   - А где его вещи? - деловито уточнил демон.

   Добыча, снятая с пленника, была невелика: два браслета, нечто, напоминающее плоскую раковину, связка амулетов из костей и пара мешочков с непонятными корешками.

   - Скажите, пожалуйста, это у него было при себе или на нем? - демон толкнул когтем раковину.

   - Какая разница?

   - Большая. Это - составной артефакт для перевода напряжения мышц кисти в звуковой код. К нему еще прилагаются серьги, для трансляции звуков на нервные окончания внутреннего уха. Очень полезная вещь, если органы речи имеют дефекты!

   - Ты хочешь сказать, что мы пытались разговорить немого?

   - Ага.

   - ...!

   - Зачем же так нервничать! К счастью, в моих запасах есть аналогичный амулет. Правда, за идентичность настройки я не ручаюсь, но что мешает нам попробовать?

   Окрыленные надеждой, мы вручили пленнику комплект говорящих артефактов и замерли в ожидании. Тот защелкнул браслеты на запястьях и уставился на нас не менее заинтересовано.

   - Не подействовало, - констатировал Третий.

   - Тот язык, на котором вы общаетесь, мне не известен, - мягко прошелестела раковина на далийском.

   - Хвала Всевышнему! - я дал себе слово, что по возвращении в Арконат пожертвую Церкви какую-нибудь книжку из собрания Браммиса.

   - Да погоди ты со Всевышним, - отмахнулся Третий. - Ну-ка, мужик, рассказывай, откуда был тот демон.

   Эта выходка переполнила чашу моего терпения. Не хватало еще, чтобы Великий Лорд уступил главенство твари!

   - Заткнись или сделаю фиалкой!!!

   Пару секунды мы пытались пронзить друг друга взглядами, а потом Ракш что-то такое разглядел на моем лице и счел за благо отступить.

   - Здравствуйте, уважаемый! Не беспокойтесь, вам не причинят вреда, - легенда для разговора с пленником у меня была готова заранее. - Мы просто хотим задать несколько вопросов о том существе, с которым вы сражались в подземелье. Видите ли, несколько ему подобных были похищены, и меня наняли для того, чтобы вернуть пропажу. Знаете ли вы, откуда появился тот демон, и кто им управлял?

   Но пленник не склонен был к излишнему доверию.

   - И кто же вас нанял? - скептически прошелестел амулет.

   - Ракш! - буркнул Третий, игнорируя мой свирепый взгляд.

   - А кто это такой?

   Тут уж пришла наша очередь удивляться.

   - Король демонов, - быстро сориентировался я.

   - Вы служите демонам?

   - Не служим, а сотрудничаем. И вообще, неужели те существа вам чем-то дороги?

   - Нет-нет, - помотал головой пленник, - если вы их заберете... назад, все будут просто счастливы! Но что я должен сделать?

   - Рассказать о похитителях, честно и правдиво. А потом мы вернем вас домой.

   Между бровями нашего собеседника собралась неуверенная складка.

   - Можете не волноваться о своих сородичах - демона мы прогнали.

   - О! Если так...

   Тщательно подбирая слова и часто замолкая, знахарь по имени Иракель начал делиться с нами тем знанием, которое я тщетно пытался отыскать дома. Не скажу, что все сразу стало кристально ясно, но в понимании ситуации мы здорово продвинулись.

   О прошлом гость рассказывал скупо. Для жителей юга история делилась на "до войны" и "после войны", а ушедших на север континента соотечественников они не помнили вообще. Повод для кровавой бойни был банален - Пустошь наступала. Хотя Прилива, так хорошо знакомого северянам, здесь не происходило, легче людям от этого не становилось - все уцелевшие (здоровые, тронутые Пустошью и откровенные уроды) толклись на крохотных пяточках плодородной почвы, вырывая кусок хлеба друг у друга изо рта. Терпения и щедрости надолго не хватило, началась бесконечная чреда схваток за урожай зерна, плодородное поле и даже человеческую плоть (южанин вполне спокойно говорил о соседстве с людоедами). Причем, дрались люди почти что голыми руками - магов и мастеров еще прежде извели правители, отчаянно ревнующие друг к другу тайное знание, а Гильдия Алхимиков тут не сохранилась даже в мифах. Истребление наследства предков велось под соусом дюжины культов, утверждения, что магия - зло и источник насилия, а чаще всего - из чистой зависти к одаренным. Делу помогало отсутствие демонов и стихийных зомби (последних еще в прежние эпохи зачистили добросовестные алхимики). Естественно, происходящее Всевышнему не нравилось и никакое подобие Разрушителя растерзанный юг не посещало.

   Соплеменники Иракеля оказались потомками членов какой-то магической школы, скрывшихся от гонений в подземельях, оставшихся от древних рудников. Племя пробавлялось мелким бытовым волшебством и целительством, вызывая у соседей попеременно обвинения в колдовстве и подозрения в богоизбранности. Тихая жизнь закончилась аккурат двести лет назад.

   На истосковавшееся по порядку побережье высадилось воинство под синими стягами Вечных владык. Для местных царьков, привыкших сраться из-за корзины фиников, появление серьезного противника стало как гром с ясного неба - континент считался сосредоточием цивилизации, наличие за кромкой прибоя сильного и агрессивного соседа оказалось для всех неприятным сюрпризом. Опираясь на классическое армейское сочетание - мечи и магия - Вечные владыки за два года установили контроль за всеми (по местным понятиям) обетованными землями.

   - Что за владыки?

   - Кто знает? Они не посещают континент, а с островов никто не возвращается.

   Избавившись от конкурентов, островитяне первым делом выполнили работу демонов - истребили лишних. И началась на юге новая эпоха - время охоты за людьми, потому что ничто другое владык не интересовало.

   - Зачем им лишние рты? - недоумевал я.

   - Чистые телом - на развод, остальные - работать. Есть такие места, где никто в здравом уме жить не согласится, но урожай там собрать еще можно. Туда рабов и гонят.

   Лет десять назад интерес владык докатился и до племени бородатого мага. Вождю предложили назначить цену за соплеменников, а после решительного отказа в горах появились ловцы.

   - Долинники бы этим тварям сами в ножки кинулись, - кривился Иракель. - А нас так просто не возьмешь!

   Как я понял, мы подоспели как раз к финалу противостояния, когда обозленные неудачами преследователи запустили в подземелье демона. На мой взгляд, кучка свободолюбивых дикарей не стоила таких усилий, но здешние ловчие, судя по всему, оказались исключительно принципиальными ребятами.

   - Они не в состоянии остановиться, - растолковывал мне Иракель и при этом странно косил глазом. - Подданные Великих владык все такие, но говорить об этом не принято - убьют!

   "А что - принято?" - чуть не ляпнул я, но вовремя остановился.

   Пришло время решать, какую степень откровенности мы можем позволить себе с чужаком. Он и так уже, мягко говоря, удивлен, а после пары моих вопросов удивление перейдет в манию. Много ли на юге людей, вообще ничего не знающих про самых одиозных местных злодеев?

   Иракель проницательно следил за изменением моего настроения.

   - Послушай, друг, - я предпринял попытку подвинуться ближе, поймал панический взгляд и вернулся на исходную. - Тебе нелегко будет это понять, но мы ничего не знаем о известных тебе землях. Мы не оттуда.

   - А откуда? - странно задребезжал амулет.

   - С севера. Очень дальнего севера.

   - Чушь! Там - бесплодная земля, на много дней пути.

   - Правильно, там Пустошь. А за ней - мы.

   Чувствовалось, что мои слова Иракеля не убедили.

   - Пойдем, сам посмотришь.

   Велика крепость Ганту и долог путь с нижних ее ярусов на верхние, особенно, если вспомнить, как ненадежно работают волшебные подъемники. На этом пути нам попадалось множество древних чудес и, естественно, демоны. Последних Иракель совершенно не боялся (сказывалось отсутствие опыта), но изумление они у него вызывали невероятное.

   - Кто эти удивительные существа?

   - Это и есть демоны.

   - Почему они такие разные?

   - Потому что их делали под определенные задачи, каждую тварь - под свою.

   - Вы делали?

   - Нет, их сделали древние маги, очень давно, еще до появления мертвых земель. Демоны принципиально неуничтожимы, они избавились от своих создателей и теперь живут здесь.

   - И так на севере везде?

   - Не совсем. Вообще-то, смертные и Немертвые плохо уживаются. Откровенно говоря, демоны людей едят. Но я - могуч как боги и в случае чего за себя не отвечаю. Так что, нас не тронут.

   Хотя, это интересный вопрос, почему они так поступают. Год назад я был для тварей всего лишь дичью, и вдруг - щелк! - уже что-то вроде начальника. Люди бы не смогли изменить свое отношения так быстро и так сильно, но то - люди.

   Обветшалые коридоры верхних ярусов Ганту вывели нас к поверхности. На песке, вылупившись на нас, сидела какая-то раскоряка. Я подозревал, что добраться до нас она может за два удара сердца (никто даже "о!" сказать не успеет), тем не менее, чувствовал себя в полной безопасности. Может, это логика Разрушителя, а может - результат самовнушения, не знаю, но буду пользоваться.

   Вокруг царил летний вечер. Разогретые солнцем пески тихо пели, остывая, а на самом горизонте горели освещенные последними лучами пики Белого предела, словно полоска расплавленного золота на фоне синевы. Южанин крутился волчком, обшаривая взглядом линию гор и окрестности Ганту. Было ясно, что местность он не узнает.

   - Я был в княжествах востока и на болотистых берегах запада, а на севере доходил до границы мертвых земель. Нигде нет гор, идущих точно с юга на север!

   - Почему - нет? - пожал плечами я (в конце концов, образец был у него перед глазами). - Вы вообще карту мира когда-нибудь видели?

   Вот теперь гость был готов для общения. Приятно, оказывается, чувствовать себя мудрым и снисходительно поучать окружающих, особенно, когда для них откровением кажется даже вводный урок географии для первого курса Академии. У южанина ко мне было не меньше вопросов, чем у меня к нему. Ракш, наблюдая за нами, пренебрежительно кривился.

   - Что будешь делать, если они захотят перебраться в Арконат?

   - Поговорю с отцом, - пожал плечами я (вряд ли с этими дикарями будет больше проблем, чем с Серыми). - Но сейчас предлагать это бессовестно - надо сначала с допельгангерами разобраться.

   Третий фыркнул - человеческими дрязгами он подчеркнуто не интересовался. По крайней мере, до тех пор, пока не выяснится, что наш и его враг - одно лицо. К вечеру было решено, что Иракель представит нас вождю.

   - Племя Малакима вам поможет! - оптимистично улыбался глухонемой колдун. - Каждый из нас мечтает отомстить ловцам! Без своих монстров они нам не опасны.

   Я испытывал невероятное облегчение: прыжок в никуда заменился выдвижением на заранее подготовленный плацдарм, удерживаемый дружественными аборигенами. А как далеко мы собираемся зайти в освобождении плененных на юге демонов, новым союзникам знать не обязательно.


***


Можно нацепить на волка овечью шкуру, но нельзя заставить его питаться травой.


Глава 14


   Человек, первые пятнадцать лет жизни звавшийся просто Э, настороженно крался по переходам Озерного замка, стараясь держаться как можно дальше от огромных, почти от пола до потолка, оконных проемов. За ним прогулочным шагом следовал Пограничный Страж, которому расположение дырок наружу было глубоко безразлично.

   Последний месяц изменил отношение отставного допельгангера к жизни гораздо сильнее, чем даже встреча с Разрушителем. Он познал такие глубины ужаса и отчаяния, о которых раньше даже не догадывался, и вместе с тем обрел странную твердость. Именно она позволила ему покинуть надежное чрево замка, когда пришло известие о возвращении здешнего Господина. Другого шанса у него не будет.

   По широкой парадной лестнице (единственной уступке статусу Великого Лорда в царстве фортификации) поднималась знакомая фигура. Разглядев светлую шевелюру, Э даже всхлипнул от облегчения.

   "Гэбриэл! С ним будет проще, чем с его отцом"

   - Сэр, сэр! - бросился перевертыш наперерез Великому Лорду.

   Человек на лестнице замедлил шаг, поджидая Э, и тот лишь в последний момент заметил неладное, шарахнувшись прочь.

   "Они что, тоже умеют налагать личины?"

   - Что, похож? - спросил Гэбриэл голосом своего отца.

   - Очень, - выдохнул Э и последним усилием собрал волю в кулак. - Выслушайте меня, сэр! Я молю о милосердии!

   Пограничный за спиной громко фыркнул. Э запоздало вспомнил, что Повелитель Шоканги и милосердие в понимании арконийцев несовместимы. Прежде он скептически относился к местным поверьям, но теперь подозревал, что они действуют верней иных проклятий.

   Отзывчивого человека драконом не назовут.

   - Что случилось? - спросил Лорд Пограничного поверх головы Э.

   - Мокрица его пожевал, - хмыкнул солдат. - Слегка.

   "Бессердечная скотина!"

   - Он что, вылез на мост? - поднял бровь Лорд.

   - Не, хотел топиться.

   - Я не топился! - возмутился Э. - Просто решил немного поплавать.

   - В озере? - изумился Лорд.

   - Ну... да.

   - Ну ты и ...

   Выслушав краткую, но емкую характеристику своих умственных способностей, Э и впрямь почувствовал себя идиотом, а ведь наставники безжалостно выбраковывали воспитанников с любыми дефектами.

   - Но я люблю плавать! - начал оправдываться он. - Мы всегда купались, когда было жарко.

   - Хочешь еще раз окунуться? - ласково поинтересовался Лорд и несчастный Э содрогнулся.

   - Я не могу здесь оставаться, - обреченно начал перевертыш, разом забыв припасенные аргументы. - Когда ОНО так близко.

   Как объяснить этим людям, что он уже две недели не может нормально спать? Стоит задремать, как перед внутренним взором вновь возникает теплое, солнечное утро, прозрачная вода и членистые щупальца, взрывающие поверхность. Охранники, заметившие странное поведение перевертыша со стены, успели вытащить его буквально в последнее мгновение. От когтей демона на ноге осталась длинная, болезненная царапина. Но самое главное, Пограничные Стражи находили инцидент ЗАБАВНЫМ. Они же любезно объяснили Э, что упомянутый Мокрица иногда пытается забраться в замок и его приходится гнать отсюда огнем.

   - Повезло тебе! Его уже лет сто никто не видел. Думали, спит.

   При мысли о беспощадных щупальцах, лезущих сквозь окна, Э начинало мутить.

   - Как же вы жить тут собирались? - пробормотал Лорд и перевертыш счел за лучшее промолчать.

   Молчание затягивалось. Э остро осознавал, что как бывший враг не заслуживает даже жизни, не то, что комфортных условий существования. Прежний хозяин привязал бы его за ноги и окунал в воду до тех пор, пока он не сошел бы с ума или не умер от ужаса.

   "Если откажет, придется прыгать со стены"

   Причем - во внутренний двор, потому что оказаться в воде, пусть и мертвым, Э был не согласен.

   - Ну, - нехотя начал Великий Лорд. - Есть у меня для тебя одна работа... Если возьмешься, отправишься со мной из замка пентаграммой.

   Э обмяк от облегчения, но полностью соображения не потерял.

   - А что надо делать?

   - Будешь сопровождать меня, пока я - Гэбриэл. Ты ведь с ним путешествовал, как он себя ведет - знаешь. Я бы, конечно, предпочел Тео взять, но он сейчас занят по горло.

   Перевертышу не нужно было объяснять, что это значит.

   "Изображать мишень и для своих, и для чужих. Отвлекать от объекта внимание. Спорить с Драконисом, направляя его поведение, на что никто из местных не решится, потому что это даже хуже, чем в воду залезть".

   И все равно Э согласился. Дело было даже не в возможности покинуть порчей тронутый Озерный замок. Затеяв свой обреченный бунт, перевертыш не рассчитывал вырваться из рук арконийцской охранки и очень долго воспринимал свое спасение как недоразумение или какой-нибудь трюк. Но время шло, и невыносимая легкость бытия начала явственно давить на сознание. Э заскучал. Никто не объяснял ему, чем занимаются закончившие свою карьеру агенты, им вообще не полагалось оставаться в живых. Эпатажное купание вопреки всем местным традициям стало всего лишь результатом отсутствия в его существовании цели и смысла. На самом деле перевертыш хотел окунуться в совсем другой омут, он жаждал риска, как запойный пьяница жаждет чарки.

   Так в сплоченных рядах врагов Арконата появился первый предатель.

   Угрызений совести по поводу этого обстоятельства Э не испытывал: несмотря на усилия наставников, любимое Отечество осталось для него понятием достаточно абстрактным, тогда как жизнь в Арконате имела плоть, вкус и цвет. Маги-язычники оказались не настолько омерзительны, как это внушалось ученикам, и под протекцией Повелителя Шоканги с ними вполне можно было сосуществовать. В конце концов, профессиональному шпиону просто хотелось знать, чем все закончится. А Хозяин перевертышей... Что - Хозяин? При таком количестве охранников у Хозяина просто нету шансов взять Э в оборот.

   На следующий день перевертыш покинул фамильный замок Великих Лордов Шоканги, уже будучи облаченным в привычную форму арконийского Ордена, только гораздо более опрятную и не хранящую чужих запахов. Висящая на шее цепочка с неброским амулетом означала, что применять магию ему запретили, но (что характерно) возможность такую оставили.

   "Поразительно! После таких событий и такая уверенность в себе. Вот когда сам начинаешь верить в незыблемость королевства"

   Знакомый дознаватель, с видом человека, мучимого зубной болью, объяснил перевертышу правила поведения - не ворожить, из расположения охраны не уходить и, в случае нападения, на защиту Пограничных особо не рассчитывать.

   Кормили хорошо. В отсутствии Лорда обязанности перевертыша были просты: запускать иллюзии, сорить и переставлять в комнатах мебель, передавать непосвященным в происходящее слугам выдуманные приказы, проверять на присутствие ядов и уничтожать доставляемую еду. Результатом последнего стало то, что за месяц Э заметно поправился. Теперь принять его за немолодого боевого мага мог только очень ненаблюдательный человек. В прежней жизни Э был бы примерно наказан, а Лорд Бастиан только рукой махнул:

   - Все равно о тебе известно всем, кому не надо.

   Во время частых визитов в хемленское поместье, где Лорд Гэбриэл якобы проводил лето, его отец учился двигаться и говорить как сын. И вот тут намечались большие проблемы, поскольку талантами перевертыша Лорд Бастиан, определенно, не обладал. Все, абсолютно все Повелитель Шоканги делал как минимум вдвое быстрее своего меланхоличного наследника. Быстрее двигался, быстрее говорил, быстрее принимал решения. Никто, единожды видевший шокангийских Великих Лордов, не перепутал бы отца и сына даже под личиной. Э, как мог, пытался выправить вопиющие несоответствия.

   - Считайте до трех прежде, чем что-либо сделать, - советовал он новому владыке. - А лучше, считайте про себя непрерывно.

   - Как же я смогу думать? - недоумевал Лорд.

   - Думать в этот момент, как раз, не надо.

   - Ты хочешь сказать, что мой сын - бездумный идиот?! - щетинился Драконис.

   - При чем же тут бездумный? - удивлялся Э и пытался выразить словами впечатления, оставшиеся от общения с Гэбриэлом. - Когда что-то происходит, ваш сын сначала уточняет, имеет ли это отношение к нему, потом выясняет, не может ли кто-нибудь решить проблему без него, и лишь затем начинает действовать. Получается раз-два-три как минимум.

   - Раз-два-три, значит? - бормотал про себя Лорд. - Ну, пусть только вернется. Я ему покажу - раз, два, три!

   Идея с внутренними монологами оказалась весьма продуктивной - теперь Драконису приходилось не только считать в уме, но декламировать про себя стихи, распевать навязчивые детские песенки. От одного сознания унизительности подобных действий величественные движения матерого хищника разбавлялись оттенком неуверенности. Добиться лучших результатов, не прибегая к методам своих наставников, Э не мог.

   - Может, вам лучше отказаться от посещения Академии?

   - Нет, - качал головой Лорд. - Гэбриэл собирался оставаться там еще два года и ни за что не изменил бы планов.

   - Это так, - вздыхал Э.

   С разницей темпераментов они худо-бедно справились, горделивая осанка вельмож была универсальным продуктом академического воспитания, а вот походка... Э подозревал, что перенять манеру движения Гэбриэла мог бы только очень талантливый перевертыш. Как описать непосвященному эту странную грацию, когда четкий, ритмичный шаг внезапно сменяется бесшумным скольжением, а из-под легкой грубоватости борца проступают вкрадчивые, неуловимые глазом жесты фокусника? Э мог описывать удивительное явление часами, то и дело срываясь на белый стих.

   - Вот как, - хмыкал Бастиан. - Это жулика он своего наружу выпускает.

   Объяснения Э не понял, но совет дал:

   - Подковы с сапог снимите, хотя бы на слух разница будет меньше.

   Великий Лорд старательно выполнял указания перевертыша, понимая, что лучшего мастера превращений ему не найти. Э подозревал, что в случае неудачи будет назначен главным виноватым, но остановиться не мог. День великого испытания неумолимо приближался.

   Естественно, устраивать клоунаду с переодеванием сразу в Академии король и Орден не позволили. Для начала, Повелителю Шоканги была устроена строгая проверка, проводил которую мэтр Ребенген, имевший с Драконисом какие-то общие интересы (не за пыточным ли станком?). Дознаватель придирчиво осмотрел маскировку Лорда, попросил его пройтись и сказать что-нибудь, а под конец вручил какой-то затянутый в бархат круглый предмет.

   - Знаю, носить неприятно, но эта штука позволит тебе не только выглядеть, но и ощущаться, как Гэбриэл. Академия набита магами, при близком контакте личина их не обманет.

   - Удачно! - хмыкнул Драконис и спрятал подарок под мундир (Э подозревал, что у Лорда там масса секретных карманчиков).

   - Ты просто не представляешь - на сколько. Время на операцию резко увеличивается, - маг недоверчиво зыркнул на перевертыша и закруглил выступление. - Теперь все зависит от тебя.

   Ха! Если бы так, то Лорду уже можно было бы выдавать утешительный приз. Все, абсолютно все возникающие проблемы решал Э, который процесс внедрения многократно отрабатывал с наставниками, а один раз даже удачно осуществил на практике. Перевертыш на всю жизнь запомнил главное правило: "Лучший способ произвести впечатление - не производить никакого впечатления". Поскольку на естественное поведение Дракониса стал бы рассчитывать только наивный, требовался отвлекающий маневр, простой по сути и изящный по исполнению. И осуществить его смог бы только сам Э. Перевертыш улыбнулся своей наглости и принял решение посетить Академию вторично.

   В один из ничем не примечательных вечеров, за неделю до начала занятий из странствий вернулся наследник Повелителя Шоканги. Гэбриэл выглядел даже более рассеянным, чем обычно (Драконис перед выходом наглотался каких-то эликсиров), а впереди катился румяный, жизнерадостный колобок - племянник мастера Першина, непонятно за какие заслуги занявший место личного мага молодого Лорда (в перспективе - главного волшебника провинции). На фоне шумного и болтливого волшебника тихоня-Гэбриэл смотрелся печальной тенью. Цель, поставленная перед собой Э, была блестяще достигнута.

   Перевертыш наскакивал на любого, пытающегося пообщаться с фальшивым студентом, убалтывая до бесчувственного состояния. Очень скоро и ученики, и преподаватели стали явственно сторониться общительного чародея.

   - Раньше ты держался тише, - бормотал Драконис.

   - Но ведь убедительно? - не сдавался Э.

   Через пару дней страсти улеглись, отец освоился на месте сына и перестал судорожно сжимать ладонь на месте отсутствующего меча. Внедрение вошло в следующую фазу - непосредственного общения - и тут перевертыш был спокоен: у Гэбриэла просто не было близких друзей, способных заметить изменение привычек.

   - Ты уверен? - обеспокоено хмурился Драконис. - Он что, вообще ни с кем не общается?

   - По моим наблюдениям, только с библиотекарем, - пожимал плечами Э. - Некоторые девицы были бы не против, но до откровенных предложений они еще не дозрели, а тонкой игры он просто не воспринимает. И вы не вздумайте!

   Великий Лорд провожал задумчивыми взглядами фигуристых чародеек, использующих последние теплые деньки как предлог превратить ученическую мантию во что-то совершенно непотребное.

   - Выберите книжку поинтересней и ни о чем не беспокойтесь.

   Но высидеть в библиотеке обычные для Гэбриэла четыре часа его отец не мог физически - от не находящей выхода энергии его начинало натурально трясти, а постоянно опаивать его успокоительным Э опасался - так и отравить недолго. Пришлось использовать вспомогательную легенду о совместных делах с Мудрилами - Драконис сосредоточился на общении с доверенными волшебниками, в основном, из Цеха Новых знаний. Неутомимые исследователи, по началу не понимавшие, что им делать с вельможным посетителем, заинтересовались возможностями мага с нетрадиционным образованием (как понял Э, интерес был взаимным) и досуг Повелителя Шоканги кое-как устроился.

   Теперь оставалось только дождаться ассассинов.

   Но первым настоящим испытанием стали все же студенты. Проблема оказалась волшебно проста: дети захотели стать героями. Уже достаточно большие, чтобы почувствовать свою силу, но в то же время слишком неопытные, чтобы осознавать слабость, молодые люди вообразили, что смогут заткнуть за пояс дипломированных чародеев из старшего поколения.

   После завершения лекций, которые Драконис дисциплинированно посещал вместо сына, к нему подошла примечательная компания: блестящий Ариан Каверри, а с ним юноша-маг из талантливых простолюдинов и дева-воительница из побочной ветви рода Дарсаньи (самого плодовитого семейства Великих Лордов).

   Следуя совету Э, Драконис сжал левой рукой кисть правой, чтобы удержаться от инстинктивного поиска оружия.

   - Слышал, что случилось с семьей Смолвока? - потребовал ответа Ариан.

   - Ну, допустим, слышал, - типичная заторможенность Гэбриэла получилась у отца сама собой.

   - Мы должны отомстить!!! Орден до сих пор не покарал злодеев, а все потому, что пострадавший - простолюдин. Мы должны взять правосудие в свои руки!

   - Как мы это сделаем? - уточнил Лорд, доподлинно знавший, какие силы брошены на расследование.

   - Я выяснил, что у Микеля была любовница в квартале кожевников. Уверен, она как-то связана с похитителями.

   Драконис, лично допрашивавший Смолвока, ни о какой такой таинственной зазнобе не слышал. О причинах сделанного допельгарнгерами выбора у него тоже было свое мнение - преступление выходца из Каверри бросило бы тень на хозяев провинции, единственных Лордов, не понесших серьезных убытков от демаршей чужаков.

   - Почему бы не сказать об этом наставникам?

   - Я не знаю, как ее зовут, - поморщился Ариан. - А тот малый не хочет говорить со стражниками, зато готов показать, где она живет.

   Дело запахло сильно и гнусно: пойти в знаменитые столичные трущобы на встречу с человеком, избегающим стражи, может решиться либо очень глупый, либо очень наглый авантюрист. Осталось понять, в кого целят - в Ариана, еще одну Дарсаньи или в Шокангу.

   - А причем тут я?

   - Говорят, девица - ведьма. Если она попробует нас приворожить, то на тебя магия не подействует.

   Драконис честно сосчитал в уме до четырех, а потом согласился.

   - Приворотное зелье, ха!

   Э, подробно изучавший неоднозначное влияние женщин на поведение мужчин, тактично промолчал. Вдруг Великие Лорды устроены иначе? Весь разговор он слышал в пересказе Дракониса, каждую пару фраз перемежавшего изысканной бранью.

   - Что вы кипятитесь, - примирительно заметил перевертыш. - Вспомните себя в молодости, разве вы никогда не вели себя безрассудно?

   - Я... - честность заставила Дракониса запнуться. - Меня от этого излечили, радикальным способом. И я никому не пожелаю такое испытать.

   - Тогда надо сообщить наставникам.

   - Гэбриэл сделал бы так?

   - Скорее всего, нет.

   - И мы не будем! Это явная ловушка. Молокососов заманивают, если эти не клюнут - займутся другими. Мы для чего тут столько времени сидим?!

   Перевертыш вздохнул и начал планировать миссию прикрытия. О квартале кожевников он знал только то, что появляться там не следует - убьют ("И съедят", - между делом добавил Драконис). Гниющие руины, зажатые между могучей Эт-Кемаи и ее вонючим притоком, населяли личности опустившиеся, отчаявшиеся, а то и вовсе безумные. Квартал был тщательно вычеркнут из столичной жизни, отделен от остального города водой и глухими заборами. Городская стража появлялась там раз в год, в начале весны, чтобы собрать трупы умерших за зиму бродяг, впрочем, от тошнотворного запаха в жаркие дни это не спасало. Разложив на столе подробнейшую карту Гатанги, Великий Лорд любезно просветил Э о причинах появления жутких трущоб посреди благополучной, в общем-то, столицы.

   Это место являло собой типичный результат благих намерений. Городские власти долго искали способ избавиться от кожевников с их смердящими чанами, и, наконец, нашли: после очередного потопа, разоренную ремесленническую слободу отдали под строительство жилья для пострадавших. А чтобы дело продвигалось быстрее (и у вышвырнутых на окраину кожевников не было времени возмутиться), от соблюдения обычных столичных правил строителей освободили. Окрестные жители вздохнули свободней, но ненадолго - вскоре им предстояло пожалеть об изгнании ремесленников.

   Дело обещало быстрые деньги. Желающих заработать нашлось много, а фантазия застройщиков соперничала только с их же жадностью: дома возводили без всякого плана и глупой заботы о ширине улиц, иногда - с тремя стенами вместо четырех и перегородками, напоминающими полотняные занавески, почти сплошь - без каминов и печей. Два или три раза практически завершенные здания падали под собственным весом. Естественно, что любой способный заработать деньги гатангиец спешил убраться из подобной дыры куда угодно, хоть на улицу Фонарщиков, а из тех, кто оставался, оказывалось очень трудно выбить плату за жилье. Через пять лет, когда доходы, взлетевшие было до небес, начали стремительно падать, обнаружилось, что найти нового хозяина для дорогой столичной земли невозможно - никто не желал покупать хаос по частям, мирясь потом с соседством падающих хибар и их вшивых обитателей. Квартал кожевников можно было приобрести только целиком и разобрать вручную, потому что гореть зачарованное от пожаров дерево не желало (студенты Академии неплохо заработали на защитных заклинаниях). Городские власти то ли не могли найти средств на снос этого кошмара, то ли боялись к нему подступиться, а король не желал пускать в столицу крупного собственника со стороны. Круг замкнулся. Так и стоял бывший квартал кожевников, постепенно ветшая, в ожидании следующего наводнения, которое смоет разом последствия всех человеческих глупостей, а пока сколько-нибудь жилыми там оставалась лишь пара крайних улиц.

   Короче говоря, любовница начинающего мага не могла жить в таком месте ни при каких обстоятельствах. Да и карта, скорее всего, была там практически бесполезна.

   Задумчиво водя по столу кончиком дорогого кинжала, Драконис посвятил перевертыша в план - Э предстояло стать ключевым звеном, связывающим Лорда с группой поддержки. Классическая схема: бойцы следуют не за объектом, а за его "другом", на которого и ложится вся ответственность за качество слежки и своевременный вызов помощи. Э льстило оказанное доверие, но он понимал, что Великий Лорд руководствуется исключительно логикой - в таком деле безопасней иметь в напарниках перевертыша, чем проверенного, но некомпетентного слугу. Драконис взвесил риски и сделал выбор.

   Осталось обсудить мелочи - условные знаки, порядок движения и взаимодействие с городскими властями.

   - В этом деле меня беспокоит одна вещь...

   Э поднял бровь: "Неужели только одна?"

   - Плохо, что из-за маскировки я не могу ворожить в полную силу, - Лорд щелкнул пальцем по бархатному мешочку.

   - А вы и не должны ворожить, - законно возразил Э. - Ваш сын этого не умеет.

   - И как я это объясню нападающим?

   - Не надо ничего объяснять! Ариан Каверри - сам по себе многообещающий боевой маг, он вполне способен протянуть время до прихода помощи, и, надеюсь, в эту вылазку он возьмет с собой не лизоблюдов. Дайте им вляпаться! Молодым людям полезно получать по шее.

   Мысль о возможности поставить кого-то в неловкое положение Драконису понравилась.

   - Но маскировочный амулет я все-таки доработаю.

   В четвертом часу следующего дня Э занял пост у ближайшего к кварталу кожевников моста через Эт-Кемаи. Драконис заверил его, что путать следы по городу студенты не станут, а если попробуют, Шоканга все равно найдет повод завернуть их сюда.

   Легко узнаваемую орденскую мантию перевертыш скатал на поясе, превратив в аккуратное брюшко, и закрыл сверху курткой ремесленника. Подумав, обул на ноги добротные сапоги без подков (мечту следопытов), а на голову нацепил типичную для простых гатангийцев шапочку, только подбитую двойным слоем войлока (просто на всякий случай). Даже у наблюдательных нищих его присутствие вопросов не вызывало - преуспевающий подмастерье в цветах гильдии краснодеревщиков всего лишь остановился подкрепить силы пирожком и стаканчиком сбитня.

   Команда юных мстителей появились у моста очень вовремя - с последним куском аппетитно прожаренного теста. Ариан Каверри решительно прокладывал путь сквозь толпу, и перевертыш в который раз задумался, почему этот блестящий юноша официально не считается Великим Лордом (надо все-таки разобраться со странными местными обычаями...). За Каверри следовал описанный Драконисом молодой маг, весь обвешанный амулетами с гербом своего патрона (вряд ли среди них имелось что-то убийственное, но вид у парня был боевой). В качестве силовой поддержки с Арианом шла дама - в руках девицы Дарсаньи был красиво окованный медью посох, который формально оружием не являлся, но то - смотря с какой силой бить. Драконис, не мудрствуя лукаво, нацепил ножны с мечом (дорвался-таки!) и словно сбросил с плеч три десятка лет - шаг его стал по юношески легок и упруг. Компания проследовала через мост с видом заправских заговорщиков.

   Э удовлетворенно вздохнул, кинул нищему как бы случайно оказавшуюся под рукой мелочь и двинулся следом за неугомонными студентами. Где-то на другой стороне реки два взвода Пограничных Стражей получили сигнал, что объект пришел в движение, и стали неспешно дрейфовать в его сторону.

   Очень скоро стало понятно, что Ариан понятия не имеет, куда его несет. Жалкий вид обитателей примыкавших к кварталу кожевников улиц привел юношу в недоумение (а уж как дивились нищие на Лорда!), вид крепкого деревянного забора, возведенного поперек мостовой, вообще вогнал в ступор. Тут бы новоявленным дознавателям и повернуть, но в преграде обнаружились кем-то предусмотрительно выбитые доски. Туда все и полезли.

   Э был уверен, что одного взгляда на руины окажется достаточно, чтобы отбить студентам все порывы к благородству - пытаться искать чью-то любовницу среди дерьма и отбросов могут только полные идиоты. И то, что так произойдет, понимал не только перевертыш. Комитет по встрече ожидал юных мстителей сразу за забором, студентов спасло то, что сидеть прямо в куче набросанного горожанами мусора нападающие не стали, и у незадачливых сыщиков оказалась пара секунд форы. Впрочем, Дрконис вынул меч еще по эту сторону преграды, следовательно, за исход боя можно было не опасаться.

   Сонную тишину осеннего вечера разорвали воинственные вопли, звон металла и надсадный треск какой-то слабосильной магии.

   Э посмотрел в щелочку, чтобы оценить ситуацию. Нападающие, скорее всего, перевертышами не были, так, головорезы местного значения. Кто подговорил их напасть на молодых дворян (а распознать отпрысков Великих Лордов можно под любым гримом), еще предстояло выяснить. Атакующей силой банды являлись два мага-недоучки, увешанных криво сляпанными амулетами - пыль под ногами даже для такого волшебника, как Э. Остальные налетчики, с их кистенями и кинжалами, против трех Лордов смотрелись как курьез (девица-то ничего себе дубиной машет!). Можно считать, что ситуация уже под контролем, осталось достигнуть дидактический эффект.

   Каверри и молодой маг пытались заломать противников голой силой, одновременно прикрывая своих от вредоносного воздействия. Дарсаньи и Шоканга отбивались от прочего сброда (Драконис успел походя зарезать двоих прежде, чем сообразил, что выделываться не стоит). Силы оказались практически равны, схватка затягивалась, и тут случилось неизбежное - Ариан Каверри пропустил удар. Можно быть сколько угодно хорошим боевиком в теории, но, когда доходит до причинения вреда живому человеку, сознание непроизвольно задерживает смертоносное заклятье. Этого мгновенного замешательства оказывается достаточно, чтобы проиграть более опытному сопернику. Напарник Каверри обнаружил, что оказался один против двоих, Дарсаньи отвлеклась на упавшего, и теперь от клинков убийц компанию защищал только боевой опыт Дракониса.

   Э выдержал паузу, дожидаясь, когда на лицах дурной молодежи появится тень раскаяния, и выпустил на врага хитрое ошеломляющее заклятье. Не готовые к подлому нападению наемники рухнули на мостовую, а перевертыш вышел на сцену, светясь от праведного гнева.

   - Ах, милорд, как вы могли! Уйти без сопровождающих!!! Вы же знаете, как о вас беспокоится ваш папочка!

   Драконис молча шевелил губами и Э подозревал, что это - не молитва.

   - Пойдемте же быстрей домой! Эти грязные улицы полны, - тут Э ловко пнул попытавшегося встать налетчика. - Всякого сброда.

   - Это правильно, - раздумчиво кивнул Лорд. - Потому что всемером на четверых они напасть не могли - не тот стиль.

   С таким выводом Э был полностью согласен - их всегда учили добиваться минимум трехкратного преимущества, и вряд ли его неизвестный коллега считался плохим учеником.

   Драконис взвалил на плечи бесчувственного Каверри, а перевертыш ухватил под ручки растерянных студентов (не очень разумная идея - нагружать лучшего бойца, но иначе без носилок тушу Великого Лорда им было не утащить).

   - Это вам урок, девочки и мальчики, даже Великим Лордам не стоит, очертя голову, соваться в сомнительные авантюры!

   А учитывая текущую ситуацию, Великим Лордам - в особенности.

   Впрочем, сейчас, когда в пустых подворотнях мелькали молчаливые тени Пограничных Стражей, и Э чувствовал себя достаточно уверенно. Ну, кто в здравом уме попрет на боевого мага и взвод солдат?

   - Выбираемся к проспекту?

   - Нет, срежем угол через квартал. Мы ведь ищем приключения, забыл?

   И они их явно найдут. Впрочем, не для того ли нужна была вся эта маскировка? Глупо, выманив врага из убежища, тут же бежать от него.

   "Главное, чтобы вепрь попался не слишком крупный, а то ведь можем и сами угодить на шашлыки!"

   Драконис шел неторопливо, умудряясь естественно и непринужденно сворачивать не туда - два раза они заходили в тупики, а один раз сделали петлю и оказались там, где уже побывали. Времени для мобилизации сил у противников было предостаточно.

   Маневры Лорда завели их в самое сердце квартала кожевников (не такой уж он и большой!). Теперь вокруг не было ни души, только темные, сырые щели улиц, опасно покосившиеся, незаселенные дома, сильный смрад засорившейся канализации. Жить здесь не желали даже нищие.

   Студенты устали от блужданий, да и сам Э все тяжелее переставлял ноги. Прикрывающие тылы и фланги Пограничные вынуждены были сомкнуть строй, чтобы не потеряться в лабиринтах улиц.

   "Надо предложить Драконису сдать тело солдатам - все равно болваны себя раскрыли".

   Очередной переулок вспух безымянной площадью, заваленной бессмысленным хламом - полусгнившими бочками, завалами из сломанных корзин. Все ставни здесь были давным-давно заколочены. Площадь покидали три узких прохода, Лорд кивнул на левый. Идущий впереди Пограничный Страж сунулся за угол и вылетел назад с развороченной грудью, под жуткий грохот и щелканье металлических осколков.

   Э уже приходилось слышать такой звук.

   "Дуло разорвало - без пушки остались, а может, и без стрелков. Очень удачно, для нас"

   - Засада!

   Драконис скинул тело Ариана в грязь, а перевертыш стал запихивать студентов в щель между стеной и бочками, гневно шипя в ответ на возмущение мага.

   - Мало тебе одного бесчувственного приятеля? Учти, следующему придется лежать в этой блевотине до прихода стражи! В лучшем случае, останется без сапог.

   Пограничные смыкали полукруг за спиной господина. Э убедился в повиновении студентов и сдвинулся так, чтобы прикрывать тыл, не прекращая при этом мысленно материть новое начальство. Не выдать ему ни одного боевого амулета!

   "Стою прямо как голый"

   А шутки-то кончились - из проулков, подворотен и темных ниш навстречу беглецам шагнули шесть теней и выстроились в атакующую позицию "Клыки и Крылья": трое встали сзади, поднимая щиты, трое вышли вперед, выбирая цели. Аура незнакомцев оставляла в гортани привкус затхлых сухарей и прокисшей мочи. Волосы у Э встали дыбом - ему было знакомо это ощущение. Такое чувство вызывали у него старшие наставники, те, кто муштровал практически сформировавшихся магов, а с неугодными расправлялся лично. На памяти Э ни одному отчаянно сопротивляющемуся ослушнику не удалось хотя бы подпалить полы наставнического плаща. И это - один на один. Но стоит ли лезть к Драконису с паническими криками, если схватки все равно не избежать?

   Не тратя времени на разговоры, тройка "клыков" швырнула в противников заклятье, похожее на сотню клинков из белого света. Э инстинктивно сморгнул, а пространство между ними вскипело буйством красок сложнейшего динамического щита. Великий Лорд растянул защиту от стены до стены и даже загнул сверху, копья света рассеялись в ней без следа. Перевертышу послышалось со стороны врагов встревоженное "О!", а потом Бастиан сорвал с шеи маскировочный амулет.

   Только теперь Э понял, в какие неприятности попали его бывшие сослуживцы: долгими месяцами копившееся раздражение Дракониса нашло выход. Синее пламя окутало фигуру Лорда целиком, волосы встали дыбом, а с пальцев сыпались искры, что творилось вокруг в ментальном плане, не поддавалось описанию вообще. Пограничные Стражи, молниеносно оценившие ситуацию, бросились плашмя, активируя защитные амулеты, и прикрываясь друг другом. Э остался стоять.

   "Потому что амулетов у меня все равно нет"

   И грянул гром.

   Пять (пять!) секунд потребовалось Драконису, чтобы уложить всех нападающих неопрятной кучей. Когда Э проморгался, жутко довольный собой Лорд поправлял крючки на маскировочном амулете, а Пограничные выбирались из убежищ и инспектировали амуницию, громко комментируя потери.

   Прибывшей к месту побоища городской страже оставалось только упаковать условно-живых диверсантов. На Э поглядывали странно, и было от чего: фиолетовая мантия приобрела нежно-салатовый оттенок, а кое-где отсутствовала вовсе. Хорошо хоть в теле дырок не было - Драконис виртуозно владел своей Силой.

   - Мои поздравления, э-э, коллега, - обратился к перевертышу старший в патруле. - Хорошая работа.

   Чуть обалдевший Э сообразил, что происходит: победу над врагом приписывают ему. А как иначе? Бастиан-Гэбриэл в маскировке и по легенде магией не владеет, Пограничные дерутся по другому, остается он - единственный официально участвовавший в деле маг.

   "Хозяин перевертышей будет в ярости. Впрочем, поздно уже об этом думать"


Глава 15


   Мастер Тьян крутил в руках бокал стахийского вина, лишь отдаленно напоминающего напитки его родины, и пытался оживить в памяти напутственную речь, которую произнес перед служителями Храма один из патриархов. Получалось плохо (все-таки столько лет прошло), вспоминались парадные рясы жрецов, влажная духота, стелящийся над толпой голос, а вот произнесенные тогда слова сохранились лишь в виде сухой справки, не вызывающей даже тени прежних чувств.

   То был действительно важный день. Патриархи готовили свое появление на севере давно, не проявляя ненужной торопливости и не сомневаясь в результате. Эмиссары Храма служили проводниками не только его воли, но и идей, которые отлично прижились в Стахе, успешно боролись за признание в Тирсине и совершенно не находили понимания в Арконате. Это противоречило всему историческому опыту. Как правило, крупным странам со сложившейся культурой управления навязать свою волю оказывалось легче, чем карликовым княжествам, близким к анархии (увлеченно режущие друг друга дикари могли просто не понять, что от них требуется). А уж королевство, разделенное на несколько крупных вотчин - просто подарок для интригана.

   Однако уже тогда Тьян знал, что в Арконате он будет не первым.

   В начале ставка делалась на оппозиционное религиозное течение. Для служителей Храма, в совершенстве владеющих искусством управления толпой, встать во главе остатков Общества Ищущих не стоило ни малейшего труда. Сотни тысяч исполнителей, фанатично верующих и готовых на все, множество тайных сторонников среди священнослужителей и простонародья... Казалось, с таким ресурсом ничего не стоит развесить представителей старых родов на стенах фамильных замков, а местных недомагов превратить в гонимое меньшинство. Тогда набирающая обороты экспансия запнулась на последнем - невозможности вбить клин между чародеями и обществом. Оказалось, что власти Арконата сами неплохо знают о своих слабостях, и готовую к противостоянию с Церковью секту Черепов разгромил Орден магов.

   Двадцать лет назад Тьян считал, что все недостатки планирования учтены. Служители Храма подготовили сотни агентов влияния, которых внедрили на ключевые позиции, не доверяя случайностям карьеры - просто заменив нужных людей. Такая тактика имела жесткие временные рамки (допельгангеры быстро теряли власть и влияние оригиналов), поэтому пик боевых возможностей агентуры следовало приурочить к крупному потрясению в жизни королевства - нашествию Немертвых (которое не состоялось), падению династии Лордов (которого не произошло) или войне с Серыми Рыцарями (которые самым наглым образом получили гражданство Арконата). А теперь уже и поднимать в бой некого - три четверти измененных безвозвратно потеряны.

   Тьян вспомнил доклады своего самого успешного орденского агента. Взобравшийся на вершину магической иерархии храмовник был уверен, что без прямого силового воздействия опрокинуть эту систему невозможно. Однако, бросив вызов Ордену, непоколебимо уверенный в своих силах волшебник проиграл Лорду, а всего через несколько месяцев Пограничные Стражи южной провинции сотнями резали ему подобных на улицах крупных городов. Что же еще не учли патриархи в путаном уравнении по имени Арконат?

   Хозяин Перевертышей поболтал в бокале ярко-желтую и неприятно терпкую жидкость, вместо легкости приносящую тошноту. В душе было так же муторно. За свою жизнь Тьян не опасался, хотя надежду на карьеру в Храме смело можно хоронить. Беспокоило то, что мысль о возвращении в метрополию не вызывает у него положенной радости.

   "Останься" - шептала часть души, о существовании которой Тьян не догадывался. - "Выйди в дверь и исчезни. Даже выходить не придется - уцелевшие связные не знают тебя в лицо. Одному из твоих перевертышей удалось что-то подобное".

   Тьян выплеснул омерзительное пойло прямо на ковер.

   Все! Сегодня вечером он сдаст дела преемнику, а завтра начнет долгий и опасный путь на юг. К демонам в глотку все эти внутренние голоса. Даже если опустить бытующие в Арконате предрассудки относительно высшей магии, Тьян никогда не сможет жить в стране, которую ЗАДУМАЛИ, под сенью божества, которому его почитатели даже имени не дают. Им вообще без разницы, есть ли оно: "Вселенная не хочет совершать самоубийство, равно как и Господь желает предоставить своим детям шанс искупить грехи...", так и так - слава Основателям.

   "А может, они правы" - на прощание буркнула мятежная часть души и замолкла, Тьян остался сидеть в кресле, беспомощно разевая рот, словно рыба куоми, которую на севере никто не видел. Дальше так продолжаться не может! Возвращение в метрополию является единственным выходом - он больше не в состоянии сражаться. Надо надеяться, что новый Хозяин окажется сильнее духом.

   Когда вечерние тени заполнили улицы, мастер Тьян вышел из дома, одетый в немаркий коричневый плащ, надежно скрывающий забитую амулетами и метательными звездами разгрузку. Впервые за долгие годы Хозяин перевертышей взялся за оружие. Предчувствия были нехорошие, намечался бой. А все почему? Потому что у кого-то не хватило терпения!

   Приказ о возвращении пришел еще месяц назад, но перед отъездом он должен был передать преемнику списки агентуры, сведения об источниках финансирования, нынешнее местоположение лаборатории лицевого мастера, а также самое ценное - архив с компроматом на аборигенов. Казалось бы, пустяк, если бы не безделица: их встреча должна была состояться в самом безлюдном месте Гатанги - заброшенном квартале у реки. То есть, до самого недавнего времени - заброшенном.

   Тьян поежился. На соседней улице гомонила компания местных чародеев, обнаружившая что-то интересное, скорее всего, эманации высшей магии, которой Тьея занимался здесь регулярно (кости жертв хранят ее следы практически вечно). По подворотням тенями шлялись Пограничные Стражи в издевательских бирюзовых костюмчиках. Городская стража в поте лица возводила вокруг квартала охранный периметр, но, к счастью, еще не замкнула его - перенести место встречи с эмиссаром было невозможно. Прошмыгнул по лабиринту рухнувших стен и покосившихся строений Тьян почувствовал, что исчерпал свое везение на два года вперед.

   На фоне таких переживаний встреча с преемником состоялась буднично - незнакомец вынырнул из темноты, послал предшественнику заклинание-ключ и снова отступил в глубину арки. Дом, некогда принадлежавший владельцу кожевенной мастерской, дыхнул на незваных гостей плесенью, свиток с адресами хранителей архива и связных поменял владельца за считанные секунды. Теперь официально Хозяином перевертышей стал другой, а Тьян превратился в его подчиненного, всего лишь одного из служителей Храма. Облегчение было невероятным.

   "Остальное - на явочной квартире. Здесь небезопасно" - жестами объяснил Тьян.

   "Почему?" - осторожничал преемник.

   Ответить Тьян не успел. В конце аллеи зашуршал мусор, хлипкие куски штукатурки скрипнули под тяжестью шагов. Из пустого дверного проема брошенного строения выступил Пограничный Страж, и веселенький цвет его мундира больше не выглядел забавным. Солдат не был похож на человека, скорее - на охотящегося зверя. Все, что успел разузнать Тьян про безумных воинов Лордов, стремительно пронеслось у него в голове. Боец явно находился в трансе и готов был убивать даже не за движение - за вздох (возможно, на дыхание он и ориентировался). Уйти от него нереально, пытаться убрать - самоубийственно: это сейчас Пограничный один, но, стоит его задеть, сюда мигом набежит целая толпа ему подобных, а на что они способны скопом, бывший Хозяин перевертышей однажды видел. Тьян замер в тени арки.

   Но преемник не настроен был сдаваться. Он сделал рукой неуловимый жест, и в бойца полетело заклинание забвения. Пограничный сбился с шага, замедлился, но упрямо наклонил голову и снова попер вперед. Новый Хозяин усилил давление - бирюзовый солдат не сдавался, он шел словно против ветра, встречая непонятную силу грудью.

   "И теперь - в точности на нас"

   У Тьяна волосы встали дыбом - до их убежища Пограничному оставалось метров десять. Внезапно откуда-то из руин раздался пронзительно переливчатый и явно призывный свист. Пограничный недовольно оглянулся, словно сейчас его отвлекли от какого-то безумно интересного дела ради сущего пустяка. Свист повторился. Солдат непонятно ругнулся и потрусил на зов.

   Храмовники, не сговариваясь, устремились прочь. Тьян показывал путь - он лучше знал местность. Через четверть часа, проскочив за спинами у городской стражи, они вырвались в большой город и замедлили шаг. Теперь за безопасность нового Хозяина Тьян не волновался - в крайнем случае, он объявит спутника тирсинцем и поручится за него лично. Они направлялись не в трактир и не в торговый квартал, а в крохотную лавку, купленную с прицелом на одного из связных, но так и не пущенную в дело. В запорошенных пылью комнатах не было заготовлено еды или питья - обмениваться ими на первой встрече считалось против правил. В темной нише под прилавком лежали девять толстых тетрадей - личные наблюдения Тьяна - и тонкая папка, над заполнением которой он работал весь последний месяц - систематизированные и упорядоченные выводы неудачника.

   Новый Хозяин обошел помещение, внимательно разглядывая убогую меблировку, но ничего не касаясь, подтащил к прилавку стул и присел на краешек. Тьян волей-неволей занял место управляющего и, поерзав на продавленном сиденье, принялся излагать то, что ни в одном отчете не найти - свое отношение к происходящему.

   О том, как поразительно легко удавались внедрения, как ненавязчиво и настойчиво перевертыши пытались раствориться в своем окружении нацело, забыв о существовании куратора, и как зелье, созданное для защиты от допроса, превратилось в средство контроля. Что Великие Лорды в этой стране действительно довольно крупные, а отсутствие золота на мундирах магов не означает недостаток власти. О специфическом местном отношении к водоемам и Границе, за которой древние демоны перестают быть сказкой. Про то, что шестеро детей в здешних семьях считается нормой, так как даже в самые неудачные годы родители сумеют сохранить двоих. И о заросших колючкой и змеиной лозой холмах без единого пепельного пятнышка, за которые никто не сражается, потому что вокруг полно земли поудобней.

   "А уроды на рыночной площади тут почти сплошь - ряженные. Из всех известных мне пар порченный младенец родился только у одной, где отец был тирсинцем. Впрочем, зачем об этом думать храмовнику? Высшие маги семей не создают"

   - С Пограничными Стражами вы уже познакомились, - вздохнул Тьян и, поколебавшись, добавил: - По поводу странного убеждения местных, что силы вселенной - на их стороне. Можете считать меня маразматиком, но где-то в чем-то это, похоже, работает. Даже предположив, что во сне я исповедуюсь лично Леону Нантреку, невозможно объяснить столько совпадений.

   - Согласен, - неожиданно кивнул новый Хозяин. - Патриархи допускают, что местные чародеи возродили искусство управления вероятностью. В древних архивах упоминается такая возможность.

   - Не слышал, чтобы здесь подобное практиковали, - с сомнением нахмурился Тьян.

   - Кто-то может пользоваться своей способностью неосознанно, - невозмутимо пожал плечами преемник. - Поэтому мне важно знать все излишне часто мелькающие в деле имена и особенно - участников собрания, на котором был осуществлен ритуал Конструктивного Предвидения.

   - Да-да, конечно. Измененный довольно подробно описал все, связанное к Кристаллом Хроноса. К сожалению, теперь сообщения того агента нельзя считать достоверными.

   - Кристалл тут ни при чем, впрочем, как и любые ритуалы. Прибыв сюда, я провел контрольную операцию, с местными наемниками и собственными бойцами. Полученный результат имеет не просто нулевую вероятность, она отрицательная. В первом же столкновении местные частично уничтожили, а частично захватили полную храмовую звезду. Причем - без потерь со своей стороны.

   - Шестерых высших магов?! Это какие же силы потребовались...

   - Двое. По моим данным, на момент столкновения дееспособными оставались местный подмастерье и ваш знакомый перебежчик. Даже если считать по максимуму, в группе было пятеро потенциальных волшебников, остальные - Пограничные Стражи, в схватке не участвовавшие.

   Тьян попытался осознать глубину возникшей проблемы. До сих пор ни в одной стране и ни один волшебник не смог устоять против преобладающих сил высших магов. Полная храмовая звезда считалась непобедимым боевым соединением, а ее члены, носящие шестиконечные символы совершенства, на юге получали прозвище "разрушителей", причем, совсем не в том смысле, какой вкладывают в это слово арконийцы. Некоторые народы вообще не считали их за людей, поскольку от частого применения высшей магии у ее адептов менялась не только психика, но и тела, а это производило на аборигенов незабываемое впечатление.

   - Да...

   - Как вы понимаете, прямая войсковая операция теперь даже не обсуждается - Храм не может позволить себе таких жертв.

   Проблемы для Храма означали проблемы для его служителя. Когда Тьян вернется, ему будут задавать вопросы, а он теперь не уверен даже в том, что видели его глаза.

   - Возможно, некоторые способности здешних магов сознательно утаиваются от общественности, - спокойно заметил новых Хозяин, наблюдая за предшественником. - Либо заменяются правдоподобным объяснением.

   Тьян скривился.

   - Сомнительно. Измененные годами занимали свои посты и никогда не докладывали о чем-то, похожем на заговор умолчания. Спецификацию тех же Пограничных Стражей мне легко удалось добыть, но как они могли на взгляд определять перевертышей по-прежнему неясно - агентов в их училищах у меня нет. Я подозреваю, что мы либо называем по-разному одни и те же вещи, либо имеем дело с побочным эффектом простого с виду явления.

   Тьян не хотел говорить, что постулаты Храма не описывают происходящее или (Всевышний оборони!) могут быть в чем-то неверны. Однако патриархам придется серьезно поработать над новыми толкованиями.

   В равнодушных глазах преемника промелькнуло что-то человеческое. Сочувствие? Понимание? Тьяну очень хотелось бы в это верить.

   - Как вы относитесь к горячительным напиткам?

   - Местным?

   - Обижаете!

   - Тогда - сугубо положительно.

   На пыльном прилавке появилась серебряная фляжка и маленькие стаканчики, тоже из серебра. Тьян позавидовал предусмотрительности нового эмиссара - сам он взять в дорогу запас не догадался. Прежде крепкие настойки его не привлекал, но сейчас ради возможности прикоснуться к прежнему миру он готов был рискнуть всем, даже тем, что в стакане может оказаться медленный яд.

   Напиток оказался именно таким, каким рисовала его память. Глоток расплавленного золота наполнил ноздри эхом фруктового аромата, мягко скользнул по пищеводу и растворился в желудке волной южного зноя, не оставив на языке терпкой горечи. Божественно!

   - Пусть путь ваш будет легким, - выдохнул преемник традиционную фразу прощания на родном языке.

   Тьян откланялся молча - ему не хотелось выглядеть тряпкой. Уже на улице он поймал себя на стр анной мысли: отставной эмиссар сожалел о том, что после того глотка не рухнул замертво. Было что-то неправильное в его возвращении на родину - таким, подобным сломанному мечу в парадных ножнах. Тьян чувствовал себя отравленным поцелуем, отправляемым внутренним чудовищем Арконата далекому южному врагу.

   "К демонам в глотку эти фантазии! Доберусь до дому, сяду перечитывать наставления патриархов, все сорок пять томов. А главное - пост и медитации, пост и медитации!"


   Новый эмиссар Храма в Арконате (а возможно и будущий правитель этой удаленной провинции), сердечно улыбался вслед предшественнику и праздно размышлял, успеет ли тот добраться до связного в Тирсине прежде, чем противоядие от новых ловушек перестанет действовать. Как повезет. Рисковать тем, что портал (пусть и промежуточный) попадет в руки еретикам, Хозяин перевертышей не мог - достаточно того, что факт существования служителей Храма стал известен местным властям. Патриархи предпочитали не создавать у новых подданных образ врага. Прежний Хозяин ему нравился - обстоятельный, терпеливый, наблюдательный. Именно такой и требовался Храму в предыдущем плане, но для текущей ситуации ему не хватало агрессивности. Патриархи желали нести в Арконат разрушение.

   Вся писаная история человечества доказывала, что проводниками воли и силы в обществе служит ограниченное число людей. Они подобны нервам, благодаря ним аморфная общность разумных существ способна действовать как единое целое, слаженно и осмысленно. Выжги нерв, лиши армию командиров, и она превратится в толпу слепцов, мечущуюся под ударами стихии. За то время, пока новые лидеры добьются признания и поймут, на что следует употребить полученную власть, любое государство можно захватить при помощи дюжины высших магов и, что самое забавное, посаженные на место правителей аборигены будут благодарны Храму за поддержку.

   Предшественник начал действовать в правильном направлении, но выбрал неудачный объект - слишком хорошо защищенный. На крупномасштабный террор теперь попросту не хватит сил, значит, нужно выбрать несколько второстепенных фигур, активных, но легкодоступных. И у Хозяина перевертышей были мысли на этот счет...


   Где-то далеко, в темноте квартала кожевников, к глухой арке (месту недавней встречи служителей Храма) подошли двое: безымянный Пограничный и его сержант. Постояли молча и ушли. Сержант оказался в сложном положении: подчиненный сообщил ему, что заметил нечто, похожее на н`нода, только меньше, а приказ был "искать необычное, все равно - что". Может ли н`нод считаться необычным только лишь из-за размера? Может, тьфу на него?

   Но что, если потом тварь найдут другие и станут дознаваться, почему Пограничные ее не заметили? Сержант вспомнил допрос, учиненный ему заезжим чародеем, и содрогнулся. Нет, лучше он признается сам. Господин, конечно же, проявит больше понимания и не станет мучить своего верного солдата странными вопросами. Решено! Лорду Марвину будет доложено про маленького н`нода.

***


Я жил и верил, что мироздание подобно часовому механизму, прекрасному в своем рациональном совершенстве. Я шел и видел, как впустую вращаются шестеренки случайностей, как маховики событий идут в разнос. Я плакал над безумием Творца, но перед смертью понял, что сам - пружина и ось

Глава 16


   Ребенген слушал увлекательную историю приключений Великого Лорда в квартале кожевников и понимал, что браниться с Бастианом бесполезно - в таком возрасте человека уже не исправишь. И потом, непробиваемая уверенность Дракониса в своих силах имела под собой основание - новых, доселе не встречавшихся врагов он скрутил, почти не напрягаясь, а четверо из шестерых при этом даже сохранили рассудок.

   Но в какой компании!!!

   Надеждам Ребенгена на то, что выживший допельгангер станет сиюминутной прихотью Великих Лордов, не суждено было сбыться. Хуже того, странное обаяние чужака подействовало не только на молодого Гэбриэла, но и на его умудренного годами отца. И вот теперь Бастиан притащил это двуличное существо на важнейшее совещание, представив своим советником по маскировке! В присутствии власть имущих перевертыш держался скромно и сидел, потупив взгляд. Прямо скажем, предприимчивый гад отлично вписался в высшее арконийское общество. Да пес бы с ним (от одной лишней гадюки это кубло не пострадает), но вот при мысли, что множество уважаемых чародеев хотя бы на минуту приняли эту наглую харю за почтенного мэтра Першина, у Ребенгена начинало ныть предплечье (во время допроса пленник изловчился укусить дознавателя за руку).

   Отравить, что ли, его по-тихому? Нет, Бастиан заметит.

   - Противостояние, определенно, перешло на новый уровень, - невозмутимо вещал председатель Нантрек. - В Арконат прибыли не просто вымуштрованные исполнители, но представители, так сказать, коренной нации. Принять их за арконийцев можно только темной ночью и под плащом. Что означает - агенты аутентичного вида у врага закончились. Мы можем себя поздравить!

   Нантрек присутствие допельгангера упорно не замечал. Наверное, это самая разумная политика - делать вид, что все идет как надо. Сидевший ближе всего к Лорду Глава Целителей изображал статую самого себя (даже не поймешь, что дышит). Вот уж без чьего присутствия Ребенген чувствовал бы себя намного спокойнее! Но повода не пустить на встречу одного из руководителей Ордена не было, а выказывать господину Мурмалину свои подозрения Нантрек не спешил.

   - Надеюсь, эти "коренные жители" рассказали что-нибудь новое об источнике всех несчастий? - поднял бровь Повелитель Шоканги.

   - Наши лучшие дознаватели работают над этим.

   Ребенген поморщился - в допросах такого уровня он предпочитал не участвовать. Сейчас психику задержанных методично крушили, используя весь богатый арсенал средств, изобретенных человечеством. Поскольку враги являлись магами и сопротивлялись изо всех сил, после окончания дознания их милосерднее будет усыпить. Что уж там говорить о достоверности информации!

   - Однако мы собрались здесь для другого, - в глазах председателя появился хищный блеск. - Что глубокоуважаемый Лорд Бастиан может сказать о боевых качествах чужаков? Целители утверждают, что их заклинания были весьма нестандартны.

   Повелитель Шоканги сокрушенно вздохнул.

   - Молодежь! Ничем, кроме своей кормушки не интересуются, будто за пределами Арконата и нет ничего.

   У Мурмалина задергалось веко - нападение на учеников Академии расследовали его лучшие люди.

   - Вы заметили что-то знакомое? - льстиво улыбнулся Нантрек.

   - Этим знакомым там смердит! Не знаю, кто кого обучал - они стахийских шаманов или стахийские шаманы их - но паттерны щитов совпадают с точностью до гармоник. Зная методы преподавания этой, с позволения сказать, магии, можно твердо заявить, что наставник у них один.

   - Шаманы не способны чувствовать потоки силы, - пробормотал Ребенген, вспомнив общение со знатоком стахийских нравов. - Для них характерны мощные ударные воздействия.

   Бастиан покосился на мага и решил проявить сострадание к старому другу.

   - А им чувствительность и не нужна, - принялся растолковывать Лорд. - Они формуют энергетические каналы неофитов через артефакт, являющийся идолом местного культа. Как таковой передачи знаний не происходит: внутрь посвященного засаживается подобие амулета, к которому этот, с позволения сказать, волшебник обращается посредством набора ключей - жестов или словесных формул. Извращение! Даже самая сложная матрица не может содержать больше двух дюжин комбинаций. Не спорю, каналы получаются шире, что имеет значение при жертвоприношениях, но способность манипулировать тонкими энергиями теряется навсегда. Люди-амулеты, вот кто это такие! Мерзость какая, прости господи...

   Ребенген почувствовал себя нерадивым учеником, только что провалившим экзамен. Не надо было пускать Дракониса на семинары...

   - У меня сейчас нет бойцов, имеющих опыт противостояния шаманам, - поджал губы Мурмалин. - Придется искать наставников в Тирсине.

   - Какие наставники, какой опыт, чего там уметь, я не понимаю? - искренне изумился Лорд. - Если это люди-амулеты, то и обращаться с ними надо, как с амулетами - диссипатор Соркарда в щит и нет проблем!

   Но Мурмалин успел уловить главное "если".

   - При всем моем уважении, сэр, поручиться, что возможности чужаков тождественны стахийским, вы не сможете, - покачал головой Глава Целителей. - А значит, необходимо тщательное исследование феномена, привлечение экспертов...

   Нантрек беззвучно пробормотал ругательство, а Ребенген испытал желание стукнуть своего начальника чернильницей по голове (той, что из цельного куска нефрита). Сказать Драконису, что он чего-то не может! Все, теперь Мурмалин для Бастиана - личный враг.

   - Говорите за себя, уважаемый! Ваша хроническая немочь не имеет ко мне никакого отношения. Я за четверть часа не только узнаю, но и продемонстрирую любому, шаманы это или нет. Моя сдержанность диктовалась исключительно заботой о подрастающем поколении (о чем неплохо задуматься и Вам!). Подобное зрелище не предназначалось для глаз леди.

   Ребенген не сразу сообразил, что под ранимой девушкой Драконис подразумевает девицу Дарсаньи, проломившую головы минимум двум налетчикам.

   - Замечательно! - председатель вклинился в разговор, не давая Мурмалину раскрыть рот. - Насколько я понимаю, речь идет о поединке? Гениальная идея! Молодым магам полезно будет увидеть работу профессионала. У дознавателей как раз есть один, гм, кандидат. Узнать у него что-то уже невозможно, но драться он еще способен.

   Лорд Бастиан устремил глубокомысленный взгляд парчовую занавеску, прикрывающую большую ученическую доску (сейчас там была начерчена схема канала контрабанды из Стаха, о чем кое-кому из присутствующих знать не полагалось). Стало слышно, как на стене равнодушно тикают часы, а в приемной секретарь обсуждает что-то с посетителем. Насколько Ребенген его знал, Повелитель Шоканги уже принял решение, но будет самозабвенно трепать окружающим нервы, пока те не попытаются выбить из него ответ силой.

   - Последнее время я очень занят. Накопилось столько дел! Даже не знаю...

   Пауза.

   Председатель скорбно покачал головой.

   - Как я вас понимаю! Значит, все-таки тирсинцы...

   - Но, возможно, мне удастся выкроить часок. Скажем, завтра в полдень.

   - Идеальное время! Не слишком рано и света достаточно. Будет ли вам удобно провести схватку на полигоне Академии?

   - Вполне.

   От столичной резиденции Повелителя Шоканги до полигона было ближе, чем собственно до столицы (один из прежних королей выразил свое недовольство поведением подданного, как сумел).

   На том и порешили. Совещание закончилось, практически не начавшись.

   Покинув кабинет Нантрека, Ребенген решил воспользоваться личными связями и поговорить с Лордом приватно. Бастиана он нагнал у выхода из Башни Магов и, с удовлетворением, отметил, что лукавый перевертыш направляется в зал переноса вместе со своим господином - по легенде, Гэбриэл на время оставил Академию, следуя воле своего отца (если бы Драконис продолжал игнорировать покушения на любимое чадо, это начало бы выглядеть подозрительно).

   - Не понимаю, как такие люди занимают руководящие посты! - вместо приветствия начал Лорд.

   Ребенген не стал уточнять, кого имеет в виду Повелитель Шоканги.

   - Просто все устали и нервничают. Столько всего произошло!

   - Я тоже устал, но это не превращает меня в идиота.

   - Я тебя умоляю! Делай скидку на размеры, между нами есть физическая разница.

   - Действительно, - убедившись в своем врожденном превосходстве, Бастиан подобрел. - Приходи завтра, увидишь много интересного.

   - Не сомневаюсь, - Ребенген попытался собраться с мыслями. - Скажи, а как ты определил, что в щит надо ставить рассекатель? - полюбопытствовал он.

   - Никак. Я всегда его туда ставлю.

   Маг хотел высказаться о глубине паранойи Лорда, но не стал - не при посторонних. Упоминать про осторожность тоже не стоило.

   - Надеюсь, завтра все закончится хорошо.

   - Перестань, Тео! Откуда такой пессимизм? Человек с искалеченной аурой в принципе не может противостоять полноценному магу. Это будет все равно, что избить слепоглухонемого.

   - Остается еще случайность.

   - Не будет никаких случайностей!

   - Аминь.

   В день поединка Ребенген пришел к транспортным пентаграммам за час до двенадцати и не прогадал - желающих посмотреть на сражающегося Лорда собралось едва ли не больше, чем на встречу с Ракшем (столица рядом), а добираться до полигона своим ходом никто не хотел. Комфортом зрителей Орден не озаботился - прибывшие мокли под мелким дождем на границе большого, углубленного на два метра в землю поля. Пришли бывшие подчиненные Сандерса, от простых Целителей отличавшиеся хорошей физической формой и военной выправкой, бренчали странными устройствами изнывающие от любопытства эксперты из Цеха Новых Знаний, у самого ограждения с благостными улыбками отиралась пара священников - святые отцы тоже не гнушались мордобоя. За спиной Главы Целителей маячил уже знакомый знаток стахийских нравов. Ребенген знал, что в толпе присутствуют и те трое, которые помогали Нантреку усмирить Бастиана, взбесившегося после смерти отца (по нынешним временам - живые легенды). Маг был уверен - Драконис не забыл обидчиков, но утешал себя тем, что Повелитель Шоканги не разменивается на отдельные личности, а мстит Арконийскому Ордену в целом.

   Повелитель Шоканги прибыл за пять минут до двенадцати в удобном крытом экипаже. Простой черно-красный мундир защищал Лорда разве что от непогоды - ни амулетов, ни брони Бастиан надевать не пожелал. Зато лже-Першин снова был рядом.

   - Наблюдай внимательно! - поучал его хозяин. - Тебе это важнее, чем им. Или ты думаешь, что о тебе забыли?

   Лорд неторопливо спустился к вычерченному на песке кругу и Нантрек подал знак начинать. Целители выволокли южанина на середину площадки, сняли смирительную рубашку, плотно расписанную блокирующими знаками, а потом быстро ретировались. Драконис остался стоять, терпеливо дожидаясь, когда противник изволит очнуться.

   На взгляд Ребенгена, слишком спокойно и расслабленно.

   Чужак атаковал молниеносно, не выдав своего намерения ни звуком, ни движением. Какое-то омерзительно несбалансированное заклятье, единственным назначением которого было рвать и калечить, ринулось в сторону Великого Лорда без особого прицела (в такую тушу захочешь - не промахнешься). Ребенген, никогда не любивший лишенную опорных знаков, спонтанную и непродуманную боевую магию смог оценить только мощность удара - такого хватило бы на пятерых. Разум отказывался верить в возможность отразить нечто подобное.

   Атакующее и защитное заклинание встретились точно на полпути между противниками - классика (Драконис явно рисовался перед зрителями). Титаническая мощь разрядилась в пространство россыпью безобидных искр, и в толпе пронеслось многоголосое "уф!". Большинство зрителей призвали Истинное Зрение и теперь стоически терпели ощущения, вызываемые магией чужака (самому Ребенгену хватило одного взгляда): шаманство как оно есть - противоестественное использование природных способностей, почему-то именуемое даром потусторонних сил.

   Мурмалин тянул шею, стараясь не упустить ни единого движения противников. Нантрек растирал запястья профессиональным жестом опытного боевика. Не к месту вспомнилось, что всего год назад кое-кто из присутствующих всерьез обсуждал возможность устранения Повелителя Шоканги, как только его сын пройдет необходимое для Великого Лорда посвящение стихиям. И, к слову сказать, Гэбриэл его уже прошел. А вчера никого не смутило, что Бастиан будет рисковать своим здоровьем. Не могли ли председатель и Глава Целителей действовать заодно?

   Ребенген начал потеть.

   Южанин встал, выпрямившись во весь рост (отнюдь не маленький), но Великому Лорду достал чуть выше подбородка, от чего выглядел скорее комично, чем угрожающе. Галдящих зрителей он словно не замечал.

   "Не знаю, из кого Основатели вербовали первых владык, но запаса там явно не осталось"

   Мудрилы вывесили за барьер какую-то медную штангу и едва не загремели следом за ней. Отважных исследователей затолкали в задний ряд.

   И началась игра кошки с мышью. Чужак атаковал - Великий Лорд оборонялся, величественно игнорируя возможности закончить бой одним ударом. Быстро выяснилось, что без предварительной подготовки южанин выдает только тот самый "магический плевок", который использовал первым, а все остальные его атаки предварялись хорошо различимыми демаскирующими жестами или фразами. Складывалось впечатление, что Драконис знает их все. Бастиан манипулировал динамическим щитом без видимого напряжения, волшебство мерцало и струилось вокруг него, словно невесомая шелковая кисея, но противник бился о нее, как муха о стекло.

   Убедившись, что чужак начинает повторяться, Великий Лорд сам перешел в нападение. От южанина полетели клочья. Драконис не вкладывал в заклинания какой-то безумной мощи, но щиты врага они проходили без видимого сопротивления. Злосчастного шамана кололо, драло, жгло, швыряло и полосовало. Схватка как таковая не состоялась - вместо боя происходило избиение. Южанин продержался минут шесть, на чистом упрямстве (а может, целители с эликсирами переборщили), после чего упал и больше уже не поднялся.

   Ребенген скосил глаза - если Нантрек и был разочарован результатом, то виду не показывал.

   Драконис поднял руку в жесте победителя и стал выбираться с полигона, непринужденно огибая глубокие воронки и участки спекшегося песка. Двое целителей с носилками спрыгнули на поле за своим подопечным, который, как ни странно, все еще дышал и даже немного дергался. Полигон был плохо приспособлен для эвакуации тяжелораненых - на крутой склон носилки пришлось затягивать вшестером, под едкие комментарии боевых магов и предложения добить страдальца. Ребенген зыркнул на лже-Першина: как тот отнесется к убийству соплеменника? Казалось, что перевертышу горько наблюдать глумление над бывшим кумиром. Обвалянный в грязи, истекающий кровью из ушей и носа южанин тихонько поскуливал.

   - Ну вот, - Драконис снисходительно потрепал своего спутника по плечу, вызвав у зрителей минутную дезориентацию. - А ты мне вчера что пел? "Непобедимые, несокрушимые"! Радуйся лучше, что они рабов боевым приемам не учат. Что рожу кривишь? Осадочный яд мы тебе выведем, дай срок, а вот коснись ты этой порченной ворожбы, вся тонкая энергетика была бы искорежена. Или ты думал, что не раб?

   Перевертыш развивать дискуссию не пожелал и Повелитель Шоканги перенес внимание на Ребенгена.

   - Сам-то чего-нибудь понял?

   - Нет. Я не силен в боевке.

   - Великолепный поединок! - вклинился в разговор знаток стахийских нравов. - Ваш противник полностью раскрыл свою сущность. Не остается никаких сомнений, что перед нами шаман!

   - Не вижу причин для оптимизма, - могильным голосом объявил Лорд. - Среди использованных им заклинаний я обнаружил три совершенно незнакомые конструкции.

   - Да, я заметил. Но особой искусностью они не отличаются.

   - Не понял, да? - поинтересовался Драконис почти ласково, от чего по спине Ребенгена толпой побежали мурашки.

   - У вас эти магемы затруднений не вызвали! - запротестовал заметивший странные взгляды знаток.

   На лице Повелителя Шоканги расцвела счастливая улыбка.

   Теперь даже Мурмалин осознал, что конец света, может быть, еще не наступил, но где-то там уже виднеется.

   - Вообще-то, вправлять мозги волшебникам не является моим Долгом, но раз уж тут больше нет никого... Начнем с того, что при тех же природных способностях шаман сильнее мага, причем, свои возможности получает через три месяца после посвящения, а не через двадцать лет непрерывных тренировок. Скажем прямо: это идеальные солдаты, дешевые в обучении и не способные отвлекаться на что-то еще. К мощному атакующему удару добавьте ритуальную магию, заточенную под жертвоприношения и емкие накопители. А теперь ответьте, почему стахийские шаманы сидят в своей пустоши и даже на границе с Тирсином почти не появляются?

   Ребенгена такая постановка вопроса смутила, председатель счел ниже своего достоинства вступать в дискуссию, и защищать честь Ордена досталось Мурмалину.

   - Потому, что с этим их рукомашеством они нормальному магу не противники, - буркнул Глава целителей.

   - Не совсем так, - Лорд поднял вверх палец. - Все стахийские шаманы используют в работе один и тот же набор ключевых фраз и жестов, вследствие чего любой тирсинский маг заранее знает, какое действо от них ожидать. Стахийцы ничего не могут с этим поделать - сами они не владеют секретом создания артефактов-матриц. Предсказуемость не дает шаманам реализовать свои преимущества. Но у этого типа было три новых ключа! Либо тот, кто его послал, владеет набором, альтернативным стахийскому, либо способен создавать матрицы по своему выбору. Предлагаю ориентироваться на второе. Значит, нам будут противостоять полчища людей-амулетов с непредсказуемыми свойствами. Уверенно противостоять им способен только опытный маг пятого-шестого уровня, таких за один год не выучишь, а умирать они могут не только от колдовства.

   - При массовом обращении одаренных они лишатся магов за два-три поколения! - не утерпел Ребенген. - Пример Стаха у нас перед глазами. Ритуальная магия в первую очередь бьет по потомству, а на восстановление популяции потребуются века!

   - Но то будут поколения, а нас они задавят здесь и сейчас!

   - Наши ученики погибнут раньше, чем получат необходимый опыт, - спокойно кивнул Нантрек. - Если война затянется, нас завалят мясом. Овцы затопчут волков.

   Вот теперь-то мысли присутствующих заработали в полную силу и в нужном направлении.

   - Значит, необходимо реализовать наш потенциал сразу и в полную силу, - резюмировал Мурмалин. - Будем готовить превентивный удар.

   - Вот-вот, - удовлетворенно кивнул Драконис. - И надеюсь, по возвращении с юга мой сын будет смотреть на жизнь более реалистично.

   - Ась? - встрепенулся Нантрек.

   - Гэбриэл просил меня воздержаться от поголовного истребления соплеменников Сандерса, а нам потребуется именно это - полное уничтожение. Не должно остаться ни учеников, ни наставников, вообще никого, кто может воссоздать впоследствии эту школу. Я бы даже нашему уважаемому королю не говорил о ней - слишком уж велико искушение.

   - Удобно для войны, но убийственно для волшебной традиции. Думаю, Основатели не зря сделали запретными некоторые области магии, не связанные с самотворящимся колдовством. Я понял вас, милорд.


Глава 17


   Племя горных дикарей приняло нас не то, чтобы радушно, но с воодушевлением. Нет-нет, вождь племени, одноглазый бандит по имени Варайя, не страдал наивностью: после стольких лет суровой борьбы за существование безоглядное доверие к чужакам стало бы признаком слабоумия. Но одного намека Иракеля на возможность избавления от демонов было достаточно, чтобы нас готовы были носить на руках, периодически подкидывая. Ручные твари Вечных владык всех вусмерть замумукали.

   Воспользоваться гостеприимством Варайи меня заставила крайняя нужда - необходимость изучить местное наречие. То, как легко мы смогли объясниться с Иракелем, ввело меня в заблуждение, оказалось, что правильным выговором шаман обязан исключительно амулету, а все его соплеменники хрипели, шипели и чмокали на безумной смеси далийского, арабийского и еще непонятно, чьего. Проще было рассматривать ее как отдельный язык, чем пытаться сравнивать с уже известными. Если бы ни это, я бы ни на один лишний день в горах не задержался.

   Начнем с того, что верхние горизонты древних выработок, в которых племя разместилось после отступления ловцов, в принципе не предназначались под жилье и не обеспечивали даже минимума комфорта. Сами дикари обработкой камня не занимались, поскольку на одном месте долго не задерживались. Кочевники подземных лабиринтов расстилали войлоки и шкуры прямо на полу заброшенных штреков, поперек прохода натягивались занавески, призванные имитировать уют, а между ними размещались люди - семьями, компаниями или по одному. Отдельная стоянка полагалась только шаманам (из-за пристрастия к вонючим зельям) и самому вождю. Что хуже: в плохо проветриваемых подземельях не было ни места, не материала для хорошего костра, поэтому пищу готовили один раз в несколько дней и ели холодной, а три четверти рациона составляли пресные сухари и солонина. Великий Лорд в принципе не может насытиться такой дрянью. Я съедал все, что готовы были выделить мне эти нищие бродяги, и никак не мог заглушить урчания в животе. А что такое голодный Разрушитель... Короче говоря, у меня тоже быстро появилась отдельная стоянка.

   Меж тем, Третий Ракш процветал. Его поведение изменилось разительно, словно бывший демон еще раз попал во Тьму - моим спутником овладела необыкновенная общительность. Языковой барьер его не сдерживал - любую проблему Ракш все равно решал так, как сам считал нужным, а окружающим оставалось либо смириться с этим, либо оказывать физическое сопротивление. Сначала дикари ругались и жаловались на Третьего вождю, потом заметили, что охотиться, шить гамаши и играть в нарды (суровую мужскую игру) у него получается ничуть не хуже, чем у местных. Прошло две недели, и Ракш уже на равных принимал участие в жизни племени, а я все еще набирал словарный запас.

   Когда Третий присоединился к охотничьей партии и заслужил всеобщее уважение, добыв какого-то козла, моя любознательность взяла верх над воспитанием. Я пристал к нему с расспросами:

   - Что это ты так с этими дикарями возишься? В Арконате я не заметил у тебя подобной широты души.

   Третий смерил меня мрачным взглядом.

   - Говорить буду один раз: я феллийцев никогда не любил и любить не собираюсь. Освободим брата и разойдемся, как в море корабли. Усек?

   Я попытался представить себе море, бегающие по нему корабли, и неожиданно понял, что для Третьего тысячелетий, прошедших после его превращения в демона, все равно, что не существует - Немертвые не способны меняться. Он помнит себя человеком и в его понимании наши феллийские предки трансформируются в арконийцев без всяких промежуточных стадий. От необычности такого ракурса кружилась голова.

   - А как это тебе удается? Я имею в виду сочетать человеческую память с тысячелетиями демонической жизни? Помнить, как все было до и как стало потом...

   Взгляд Третьего потяжелел.

   - Хочешь еще один шрам?

   - Спасибо, не надо! Я же только поговорить хотел.

   Но со мной общаться Ракш не пожелал, впрочем, это не означало, что мне не хватает общества.

   Ежевечерне за стаканом сомнительного отвара мы с Варайей обсуждали план дальнейших действий. Тема каждый раз была одна и та же: сколько демонов мы отправим к Ракшам в обмен на помощь следопытов племени.

   Я недоумевал:

   - Зачем охотиться на мелочь? Нам надо попасть на острова, главный демон - там! Если его освободить, власть Вечных владык падет.

   Потому что Первый их в порошок сотрет и пеплом пересыплет.

   - Однако, долго очень, - качал головой практичный Варайя. - Ничего мы с того иметь не будем - раньше умрем.

   - Если демоны начнут выходить из повиновения, враги могут забеспокоиться и пошлют сюда дополнительные силы!

   - Главное, чтобы монстров с ними не было, а с ловцами мы управимся.

   - Ну, вот как вы себе представляете мою охоту на демонов? Я же не могу бегать за ними по всему побережью!

   - Что-нибудь придумаем.

   Все шло к тому, что дальнейший путь мне придется проделать самостоятельно.

   Третий в переговорах с вождем не участвовал. Постепенно я приходил к выводу, что его стиль поведения - самый правильный. Никаких компромиссов! Стоит проявить хотя бы тень сострадания, и тебе немедленно садятся на шею. А так, если Ракш не сможет привлечь дикарей на нашу сторону, то хотя бы будет знать, как нам от них скрыться.

   Незаметно промелькнул месяц. Я начал понимать местную речь достаточно, чтобы объясниться с дружелюбным аборигеном, большего не требовалось - у так называемого "общего" языка тоже имелись свои диалекты, и совершенное владение наречием горцев не помогло бы мне в пути. Пора было выяснить, сумел ли Ракш разузнать дорогу хотя бы до ближайшего селения на поверхности, а еще лучше - до какого-нибудь караванного пути.

   Однако Провидение вновь решило поиграть с Разрушителем в игры.

   Я чинно обсуждал с молодыми шаманами возможности арконийской магии (это приблизительно как безрукий учил бы слепых вышивать крестом), но тут в пещере началась суета и моих собеседников куда-то позвали. Парни смылись, даже не пытаясь скрыть облегчение, но я знал, что завтра они все равно вернутся: даже пересказанные с чужих слов, традиционные для меня взгляды на магию были для них откровением. Например, забавные завитки простейшего опорного знака (такими балуются детишки, когда играют в волшебников) вызвали долгое сосредоточенное сопение. А в то, что чародеем можно стать, не нанося себе каких-то неисцелимых увечий, дикари так до конца и не поверили. Но это, по крайней мере, объясняло, почему местные женщины меня сторонятся (колдун - урод по жизни). Да было бы у них на что зариться...

   Шум в дальнем конце стойбища нарастал, и любопытство пересилило лень - я пошел выяснять, в чем там дело.

   В самой большой окрестной пещере собралось едва ли не все племя, в центре толпы переминались с ноги на ногу незнакомые мне люди, одетые гораздо цивилизованнее горцев, но при этом еще более грязные и оборванные. Преимущественно - старухи, окруженные оравой маленьких детей, с младенцами на руках и за спиною, несколько сгорбленных стариков с какими-то узелочками, один взрослый парень, но явно дебил. Необычная компания!

   Я не стал толкаться локтями (хотя мог), а остановился у стеночки, воспользовавшись острым слухом Тени. Радовало, что происходящее перестало быть для меня бесконечным "бу-бу-бу". Говорить я, может, еще и не очень, а вот понимать - вполне.

   Пришельцы просили у племени убежища, но им отказали в грубой форме. Суть их разногласий с дикарями и причину бегства в горы я упустил, застав только вынесение вердикта.

   - Возвращайтесь в свою долину, - сурово постановил вождь.

   - Но дети не одолеют обратный путь! На перевале снега по колено. Да и не сможем мы их там прокормить, нас осталось всего четверо!

   Старухи, как я понимаю, у них за работников не шли.

   - Нам самим нечего есть, и тут нет для вас места.

   - У вас находится место для чужаков, - заверещал оборванец, тыча в меня пальцем (как углядел-то!). - А кровным родичам - от ворот поворот?

   Я отчаянно соображал, как мне послать его так, чтобы Ракш не обиделся, но тут Варайя пришел мне на помощь:

   - Да иди ты к Владыкам, Пепе! Когда нас ловцы одолели, твой Йокабе хвост задрал и - в сторону. Конечно, куда проще чужими-то детьми от смотрителей откупаться! А теперь, когда вас самих в оборот взяли - бежите назад, мол, помогите, братцы. Бог поможет!

   - Пощади, Варайя! - заныл пришелец. - Нас самих селяне еле терпели, куда нам было твоих принимать.

   - Да заработать твои селяне хотели, одаренными налоги отдать. Тогда Йокабе согласился, вот пусть и получает то, что заслужил!

   Племя согласно роптало. В толпе я заметил Иракеля - на лице шамана мстительное злорадство мешалось с сочувствием. Интересно, а как он сам в рабы угодил?

   - Смилуйтесь! - Пепе на коленях ползал перед бывшими соплеменниками, хватаясь за полы халатов и зарабатывая пинки. - Йокабе всем сказал: "Малой кровью откупимся, а в горах да пещерах - всем не жить".

   Я уже представлял себе, как здешние холод и сырость влияют на здоровье, но, если бы мне приходилось выбирать, предпочел бы замерзнуть насмерть. Однако Великих Лордов учат жертвовать малым ради большего, так что, позиция Йокабе тоже была мне понятна - в конце концов, клан Варайи уцелел практически чудом. В жизни не существует простых решений.

   - Что мешает вам убить двух баранов? - раздалось из задних рядов и разгоряченные спорщики стали оборачиваться на Третьего. - Я правильно понял, с ловцами была тварь? Ушли они все вместе. Отнимем у них демона и поможем семьям воссоединиться, пусть родители сами заботятся о своих детях. Если узнать, каким путем они уходят...

   - Это-то как раз известно - дорога одна, - Варайя колебался, победила ненависть. - Освободим пленников, а ловцов - в пропасть. Мы покажем этим ублюдкам, что такое честная сталь!

   Новая идея быстро овладела толпой. Мое мнение эту компанию в принципе не интересовало.

   - Сколько у них бойцов? - потребовал Третий от ошарашенного Пепе.

   - Две дюжины и еще маги!

   - Колдунами займется демон. Две дюжины бойцов вам по силам?

   - Справимся, - оскалился Варайя. - Особенно если из засады.

   - А если демон рассыплется? - не удержался я. - Или сбежит, оставив нас колдунам?

   - Никуда ему от Слияния не деться, - отмахнулся Ракш. - А ты уж постарайся его не испортить.

   Прелестно! Он так говорит, будто результат воздействия Тьмы можно предсказать.

   Но обсуждать что-то было уже невозможно - все загомонили и засуетились, готовясь к вылазке. Я плюнул и пошел вытаскивать тюк с доспехами. Ненавижу энтузиазм!

   Под шумок женщины унесли плачущих младенцев в жилые пещеры и разговорами увлекли туда же испуганно таращащих глазенки детишек постарше. Изможденные старухи, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся женщинами лет по тридцать, робко присоединились к общей суете.

   Сборы были завершены с немыслимой скоростью (особенно учитывая, что бойцы племени в казарме не сидели), отряд собрался у ведущего к поверхности коридора часа через два. Стоило мне посмотреть на пещерное воинство, как я понял, что готовность Варайи разделаться с двумя дюжинами хорошо вооруженных людей... мягко говоря, слишком оптимистична. Всего собралось человек тридцать, что уже было удачей (не думал, что у племени столько боеспособных мужчин), так что о численном превосходстве можно было забыть. Железных доспехов или хотя бы кольчуг не имел никто, их заменяли плотные кожаные жилеты. Мечей хватило чуть больше, чем половине бойцов, а остальные были вооружены помесями кирки и топора, воинственно поблескивающими начищенными остриями и гордо именуемыми "клевец". Не спорю, убить такой штукой можно, если только противник согласится ждать, когда ты его стукнешь. Единственным серьезным оружием дикарей оказались составные луки из рогов какого-то местного животного. Да, такую красоту и серым оружейникам показать не стыдно! Но стрел к лукам было по семь штук на брата.

   - Я знаю, как мы победим: увидев нас, слуги Владык загнутся от хохота.

   - Не нервничайте, Лорд, - усмехнулся Третий. - Все равно победа будет за вами.

   Как это он умудряется произносить мой титул так глумливо? Ай, да пес с ним!

   Марш-бросок по горам я перенес хорошо, сказывался опыт путешествия по Фенале, тем более что по сравнению с Белым Пределом здешние виды не впечатляли - не хватало им масштабности. Лазить на перевалы не пришлось - Варайя срезал путь по тоннелям и расположил отряд на ночевку в получасе ходьбы от караванного пути, а утром посланный в разведку мальчишка подтвердил - ловцы не успели проскочить место предполагаемой засады, заночевав чуть дальше у ручья. Дикари собирались атаковать врага на выходе из каменистого урочища, надеясь использовать преимущество лучников и, в то же время, сохранить возможность для бегства.

   Я сидел за валуном и развлекался, подслушивая разговоры спутников. Больше всего людей беспокоила предстоящая встреча с демоном - вот так, в открытую лезть на тварь им еще не приходилось. Шаманы про свой опыт общения с Разрушителем старались не вспоминать, поэтому остальные не вполне понимали, что я собираюсь делать с монстром. Про то, что охранять пленников будут маги и солдаты, никого кроме меня не вспоминал, а зря - опыта сражения с волшебниками я не имел совершенно (в Арконате не нашлось лишних волшебников). Что будет, если здешние колдуны не пожелают падать в обморок? Но запугать себя я не успел. Варайя мастерски выбрал время выдвижения на позиции - разговоры еще не успели перейти от встревоженного "что будет?" к логичному "давайте не будем", а наши противники уже показались в пределах видимости.

   Вереница людей и всадников медленно тащилась по дороге, возглавляемая двумя странного вида фургонами, на мой взгляд, слишком тяжелыми для путешествия в горах. Между повозками грязно-серой горой возвышался демон. Эта тварь оказалась четырехлапой и комплекцией напоминала то ли кабана, то ли быка (массивный бронированный перед и относительно легкий зад), но движения при этом были однозначно хищные. Очевидно, на свои способности контроля слуги Владык особенно не рассчитывали, потому что чудовище буквально обмотали цепями, крепившимися к днищам тех самых телег. Радовало, что при таком положении дел быстро отправить демона в бой они не смогут, однако, оставалось неясным, сколько у противника магов.

   Караван полз сквозь теснину, сопровождаемый шорохом шагов, скрипами и цокотом. Время от времени кто-нибудь из всадников повелительно рявкал и щелкал кнутом, но больше для острастки, чем по причине неповиновения - привязанные за шеи и руки к длинным шестам, пленники шли вперед покорно, как овцы. Громко брякали цепи на ошейнике твари - демон чувствовал нас, а вместе с ним начали беспокоиться и его погонщики. Из фургона выбралась до бровей укутанная в темно-синий шелк фигура и обратилась к охране парой резких фраз. Следом показались еще двое, по их одеждам пробегали зеленоватые сполохи, в руках они держали длинные серебристые жезлы. Колонна замедлила ход и стала разворачиваться в боевые порядки, ядром которых, естественно, стал демон и колдуны.

   Острым слухом Тени я слышал, что в рядах дикарей началось брожение - вид чародеев с жезлами их пугал. Добро же! Посмотрим, как круты те будут без своих плащей и амулетов. Я потянулся вперед, заполнив ущелье невесомым пологом Тьмы, и магия потекла сквозь прорехи в ткани мира, как вода через решето. Первым рухнул тип, закутанный в шелка - словно из человека разом вынули все кости. Затем оживился демон, разглядывая мельтешащих у него под носом людей. Один из колдунов стукнул его погасшим жезлом по морде и мгновенно остался без руки.

   Все вскипело движением.

   В ущелье дождем посыпались стрелы, оборвавшие вопль искалеченного волшебника и жизни многих его спутников (железо надо носить, а не рассчитывать на отвращающую магию!). Следом за стрелами с воинственными криками устремились дикари (не слишком быстро, впрочем, ибо высоко и камни). Впереди всех горным козлом скакал Третий, единственный среди налетчиков боец в доспехах - ему достался второй маг, слишком долго пытавшийся добиться чего-то от амулетов. Я тоже поспешил вниз, но не потому, что мечтал кого-нибудь зарезать - демон практически освободился от цепей и у меня, в отличие от Ракша, уверенности в его лояльности не было.

   Массовая свалка на горной тропе разительно отличалась от преподанных мне видов боя. В тесном пространстве между валунами, людьми и лошадьми длинные мечи были бесполезны, охранники каравана орудовали короткими широкими тесаками, а задачей нападающих являлось создать локальное преимущество и навалиться втроем на одного. Противники почти не отвлекались на фехтование, широко практиковались удары в спину, голову и по ногам. Лезть в такую мясорубку желания не возникало.

   Я оббежал по дуге демона, с урчанием обдирающего с себя путы, снес голову рубящемуся с дикарем охраннику. Ко мне тут же устремились еще двое - доспехи и рост обозначали меня как главное зло. Одного из врагов я проткнул почти насквозь, едва не оставив меч в его ребрах (то ли Стражи так хорошо меня учили, то ли железо здесь было паршивое), удар второго пришлось отражать наручем. Мечом охранник владел превосходно, возможно, ему удалось бы меня одолеть, но со спины на него налетели дикари и практически забили своими топориками. Бой кончился до неприличия быстро.

   Варайя исполнял ритуальные танцы над трупами ненавистных ловцов, его подчиненные освобождали пленников и собирали трофеи, а я обернулся к демону, с неприятной целеустремленностью подбирающемуся к людям. Учитывая разницу в размерах, легко было представить, как кот охотится на мышей.

   - Остановись! Оставь их в покое и возвращайся к Ракшам.

   - Это еще почему? - нагло прищурилась тварь.

   Я вздохнул и подпусти ему еще немного Тьмы.

   - Кис-кис.

   - Мур? - заинтересовался демон, но тут же опомнился. - Не надо, понял, ухожу.

   И почти мгновенно скрылся из вида, только камушки по склону застучали.

   - Проклятье! Не расспросили его, как он попал к Владыкам.

   - Он тоже не помнит, - хмыкнул Третий. - Шел, шел по следу и, как говорится, пришел.

   Дикари поглядывали на меня с благоговейным трепетом. Да, не каждый может обратить в бегство чудовище, которому до холки достает только в прыжке. А может, их впечатлял вид закутанного в шелка трупа, теперь больше напоминавшего бурдюк с кровью (ни разу не видел, чтобы Тьма так действовала на человека!).

   За всей этой суетой и запоздалыми слезами мое внимание привлек пленник, которого никто не спешил освобождать. Подростки и женщины складывали в узлы отобранное у ловцов добро, мужчины таскали трупы к ближайшей расщелине, а он так и сидел, привязанный к палкам, не пытаясь привлечь к себе внимание. На моих глазах Иракель с сосредоточенным видом подошел, плюнул в него и, с видом человека, выполнившего свой долг, вернулся к прерванному занятию.

   Третий понял, что происходит, быстрей меня. Он подошел, парой взмахов кинжала освободил пленника и вздернул его на ноги.

   - Каждый может заблуждаться! - объявил Ракш. - Но позволять воле владык разделить родичей - неправильно.

   Надо отдать дикарям должное - они задумались. Варайя подошел, посмотрел, хмыкнул:

   - Ну что, Йокабе, кто из нас оказался прав?

   - Ты был прав, Варайя, а я сглупил, - смиренно отозвался Йокабе.

   - Больше ничего сказать не хочешь?

   Йокабе опустился на колени и ткнулся лбом в забрызганные кровь камни.

   - Простите меня, люди! Я виноват, я едва не погубил вас. Я позволил страху направлять мои мысли. Я посягнул на власть вождя, она оказалась мне не по силам. Я хотел как лучше... но все испортил.

   Варайя зорко огляделся по сторонам, оценивая настроение соплеменников - они явно не хотели больше крови. Удивительно миролюбивое племя создал этот Малаким!

   - Что сделано, то сделано. Вставай и займись чем-нибудь. Но слышать от тебя советов я больше не хочу!

   - Да, вождь.

   Только теперь я встретил взгляд Йокабе и понял причины покладистости мятежного лидера - в его глазах не было жизни. Казалось, он движется и говорит по инерции, просто чтобы никому не мешать. Не знаю, что произошло в этой их долине, но думаю, что за все свои заблуждения Йокабе заплатил сполна.

   Поскольку других демонов в ближайшее время не ожидалось, я вернулся в пещеры с первой группой горцев, уводившей раненных и ослабевших - остальным предстояло скрыть следы боя и позаботиться о добыче, которую нереально было перетащить за один раз. Бывших пленников изрядно нагрузили поклажей, но никто не роптал, желающих вернуться в долину тоже не было. Надо так понимать, что я стал свидетелей воссоединения родичей. Оно и правильно: демоны в горах скоро переведутся, а плодородную долину маленькому племени от соседей не отстоять.

   В пещерах наше возвращение вызвало триумф. Люди узнавали друг друга, лезли обниматься, толкались, плакали. Откуда-то набежали дети, появились те самые моложавые старухи, и все смешалось в безумном ликовании. Бойцы демонстрировали личные трофеи, хвалились подвигами (все одновременно), шаманы сосредоточенно выцапывали из толпы раненных и уводили лечить. В сторонке Йокабе прижимал к груди радостно лепечущего малыша лет четырех, и мне показалось, что печать смерти его отпустила.

   Всю ночь племя праздновало свою победу. В запасах ловцов оказалось достаточно выпивки, кроме того, дикари зарубили тащивших фургоны быков - в горах делать с ними все равно было нечего, а сами фургоны пошли на дрова. Люди серьезно рисковали обожраться до смерти. В коридорах до самого утра висел чад от подгоревшего мяса, и слышались песни, смысл которых под конец не могли разобрать даже сами поющие.

   Я обнаружил, что опыта участия в подобных пирушках у меня приблизительно столько же, сколько навыков реального боя - в теории знаю, морально готов, но никогда не участвовал. Тень подзуживал меня надраться. Наверное, я уступил бы искушению, но тут ко мне подошел Ракш и вручил целый кувшин чистейшей воды, хорошо хоть теплой.

   - Ну, ты и гад!

   - Лучше подумай о раненных. Для их исцеления шаманы использовали наговоры, а это примитивное, но волшебство.

   После такого довода Тень вынужден был смириться. В качестве компенсации мне вручили миску вяленных фруктов, половину из которых я не смог узнать по вкусу, и местное национальное блюдо - смесь мяса и чеснока, завернутую в большой тонкий блин. Подающая еду девица стыдливо прикрыла лицо платочком и ушла, многозначительно покачивая бедрами. Интересно, долго ли ей еще работать...

   Третий забросил в рот сушеную сливу и задумчиво прожевал.

   - Я тут размышлял над ситуацией и вот что подумал - слишком уж все совпадает по времени. Парни говорят, что раньше здешнему смотрителю отдавали одного - двух одаренных в год, почему Йокабе и ратовал за мирное сосуществование. Горцев, конечно, отлавливали потихоньку, но никаких кровожадных демонов на горизонте не появлялось. И вдруг приходят ловцы, жестко выгребают из поселения всех от двенадцати до шестидесяти, включая семейных, а непокорных попытаются зачистить. То, что делают эти Владыки, походит на поголовную мобилизацию. Они готовятся к войне.

   - Стариков и девок - в армию?

   - Ты просто не видел больших войн. Когда на кону победа, в бой гонят всех, от мала до велика.

   - А если местные не захотят воевать за Владык?

   - Думаешь, им оставят выбор? - цинично усмехнулся Ракш. - Либо - в строй, либо - на амулеты. Тут ведь некромантией не брезгуют, отсутствие у волшебников детей - первый признак. Ты лучше подумай, с кем они собираются воевать, учитывая, что весь Юг им и так подчиняется.

   Мне резко расхотелось пить. За всей этой суетой я как-то подзабыл главную причину нашего похода. Если Вечные владыки и осаждающие Арконат невидимки - суть одно, перспектива вырисовывается пугающая.

   - Завтра же поговорю с Варайей, если он способен будет говорить. Пора двигать к морю. Если вождь не даст проводников, придется идти самим. По крайней мере, одну дорогу мы здесь уже видели, должна же она куда-то вести.

   - Согласен, - кивнул Ракш и ушел квасить с охотниками.

   Сволочь!

   Я остался сидеть в своем углу, прислушиваясь к протяжным песням и пьяному хохоту. Так и проживу всю жизнь трезвенником. Надо будет улучить момент и напиться, хотя бы раз, с теми, кого не жалко.


   На дне каменистого урочища стоял человек, закутанный в синие шелка, а за его спиной почтительно замерли два взвода горных рейнджеров Патриарха Вальхалопади. Человек пристально разглядывал окрестные склоны и осыпи, ища признаки ожесточенного сражения, но взгляд натыкался только на свежую зелень и цветущую не по сезону колючку. Никаких пятен сажи, воронок в локоть глубиной или, скажем, оплывшего от жара гранита. Разум отказывался это понимать - только что, среди камней, в пятне бурой грязи он нашел маленькую серебряную брошку с шестиконечным символом совершенства. Посвященный Ратип встретил свой конец здесь. Проклятые горы словно проглотили высшего мага и теперь поглядывали на его собрата с интересом, словно решая, не съесть ли заодно и его.

   - Смотритель Агихар будет недоволен...


***

P\s Текст в процессе написания…





Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


home | my bookshelf | | Магистр Разрушения |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 59
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу