Book: Фея любви, или Выбор демонессы



Мария Николаева

ФЕЯ ЛЮБВИ, ИЛИ ВЫБОР ДЕМОНЕССЫ

Купить книгу "Фея любви, или Выбор демонессы" Николаева Мария

Часть первая

ДОМ, МИЛЫЙ ДОМ, или НОВЫЕ НЕПРИЯТНОСТИ

Глава 1

ВЫПУСКНОЙ ЭКЗАМЕН

Выпускные квалификационные экзамены — это ад. Нет-нет, это даже хуже! Это оживший наяву ночной кошмар. Самый худший из возможных. А уж если его еще и сдаешь кому-то подобному Милиону Разящему… В общем, тушите свет, гасите свечи.

А главное, конкретно этот списать ни в жисть не выйдет — у магистра Лимона не забалуешь. Не знаю как, но видит он всю комнату сразу и словно бы со всех углов; короче, еще никто не мог похвастаться, что сумел списать у него на экзаменах.

Я украдкой обвела взглядом аудиторию. Вся наша группа была в полном составе и сейчас напряженно пыталась сдать последний экзамен. Пять дроу, демон из алого клана, нимфа стихий, эльф-полукровка и я. Весьма разношерстная компания, ничего не скажешь. Но среди боевых магов такие группы не редкость, тем более Айлетт — государство многорасовое. Кстати, чистокровные среди нас лишь темные, всех остальных я именовала по наиболее сильному из проявившихся наследий. По той же причине не стала акцентировать внимание на себе — если честно, я до сих пор не совсем уверена, к какой расе следует себя отнести. Нет, любой задавший мне такой вопрос получит однозначный ответ: я — демон. Вот только наедине с собой я уже давно не столь категорична. Ведь с той же уверенностью меня можно было бы обозвать эльфом или нимфой, ибо и острые ушки и активный фейский дар наличествуют. Впрочем, не так давно, всего несколько месяцев назад, нашелся кое-кто, разъяснивший, что прежде всего я — человек. Считать наиболее слабую из составляющих главной непривычно и странно, но кое-какие сомнения поселить в моей душе ему удалось.

Но к Демону-королю все эти мысли! Сейчас мне нужно думать не о своем происхождении, а об экзамене. Вон как Снежа пишет — бумага почти дымится от ее усердия! Я украдкой посмотрела на однокурсницу. Карнелиа Снежная — нимфа-стихийница, что, собственно, и так понятно из имени. Девушка она нрава спокойного… ну в большинстве случаев. Как и у всех, у нее есть слабое место. В ее случае это Авьер Мрак, один из наших дровят. Чувство это взаимно, но с обеих сторон напоминает затянувшуюся военную кампанию: один осаждает, другой всячески держит оборону. Короче, развлекаются оба, а потому я не вмешиваюсь.

Ладно, кто у нас там дальше по списку? За спиной нашей холодной красавицы расположился Рыж. Но это для своих он Рыж, а для всех прочих Констан Орше — демон-берсерк. Вообще-то шансов на то, что у него проявится столь редкое наследие, было мало, так как у полукровок этот ген входил в активную фазу в единичных случаях. Рыжу не повезло. Почему не повезло? Так вхождение в силу сразу же означает, что тебя взяли на карандаш великие и сильные, а это, в свою очередь, приводит к пониманию, что все мало-мальски значимые решения будут принимать за тебя. Ведь вопрос выживания вида важнее желаний одного индивида. В общем, невесту ему уже подсунули — милую чистокровную девочку с подходящей родословной. Разумеется, мой приятель далеко не счастлив от такого поворота событий. Тем более девочка попалась с изюминкой… Н-да, влип он по полной. Вот только и в этом случае вмешиваться я не стану. Фейри не так уж и плоха, а за то, что она еще и Мая умудрилась приплюсовать к своему брачному договору, я и вовсе готова ее расцеловать. Нет, друга мне жалко, но политика в данном вопросе важнее. А пока истинный жрец дроу принадлежит Айлетту, то и все остальные темные ушастики будут послушно жить в мире с нами.

Я перевела взгляд на упомянутого «истинного жреца». Вот уж на кого Майсиль Красс походил меньше всего! Не знаю, как у дроу это получилось, но Май — невиннейшее из созданий. Нет, убивать он, разумеется, приучен и при необходимости действует довольно жестко, но вот его взгляды на жизнь… дите сущее. Вероятно, поэтому в женской половине нашей группы он будит исключительно материнские чувства.

Эх, позавидовать Рыжу, что ли? А что, Май — лучшее приобретение для его семьи со времени ее основания. Знала бы, какое чудо этот дровенок — сама бы прихватизировала. Маг-пространственник, да еще с такими правами и полномочиями… А Констан отбивается. Вот чего ему еще надо, а?

Ладно, сами разберутся, не маленькие. Тем более графу Орше я уже нашептала кое-что. Рыж меня за это убьет, конечно. Но я все-таки буду верить, что его отец не выдаст источник информации в моем лице, а просто дожмет сына, и дело с концом. Да, я само коварство. Но тому есть свои объяснения. Я ведь не только глава рода Лиршей (а уже одно это заставляет меня действовать определенным образом), но и тень на страже его величества Акнора Второго. Хотя, говоря откровенно, еще целых два месяца — лишь стажирующаяся тень. Окончательно в разведку меня введут в конце лета на закрытом приеме, где представят и королю и новым коллегам. Как сказала леди Витория Туманная, «если не передумаешь к тому моменту, разумеется». Передумывать я не собираюсь, но иллюзия выбора радует.

Но что-то я ушла от темы. Я же однокурсниками любуюсь, а не своей прекрасной персоной.

Кто там у нас дальше по списку? Мик? Ага, вон он за Маем спрятался. Хотя за нашим дровенком сделать это довольно проблематично. Итак, Миклай Сияющий. По внешности — чисто лесной эльф, по дару — нимф. Хотя в его случае с ходу и не разберешься. Думаю, он, как и я, просто не хочет причислять себя к ушастым родичам, вот и выставляет напоказ лишь фейские способности. Кстати, он еще одна жертва странной любви. На мой взгляд — странной. Потому что привязанность к малолетней темной владычице — это нечто за гранью понимания. Что удивляет не меньше, так это ответные чувства Йолы. Впрочем, она еще довольно юна, может, и передумает. Хотя лично я сомневаюсь, больно уж привязались они друг к другу. Вон даже сейчас каким-то чудом умудряются через два ряда общаться. А ведь магистр Милион их специально в разные углы рассадил.

Ладно, отвлечемся на время от этих двоих. Кто там у меня неназванным остался? Дей и Грей, кажется. С кого бы мне начать? Оба темных мальчика весьма любопытны, но каждый по-своему. Рисон Грейви — племянник нашей неподражаемой Мегеры, леди Лилеи Грейви, бессменного куратора всех боевых магов. В общем, именно любимая тетушка Грея регулярно раздает нам тумаки, если мы излишне увлекаемся и что-нибудь разносим. (Злополучную астрологическую башню нам до сих пор припоминают к случаю и без). А вот Дайран Крайсол, он проблема иного толка — дипломатического, ибо нацелился на эльфийскую леди старшей крови. Сама «дама сердца» совсем не против столь экзотического ухажера, но вот ее родственнички… Братец у нее еще куда ни шло, чудаковатый, но адекватный, чего я не могу сказать о кузене — глава эльфийской СБ как-никак. В общем, конкретно эту парочку влюбленных мне приходится держать в ежовых рукавицах, потому что если про их связь станет известно Ширею Элтори — пострадают все.

Н-да, весело у нас. А еще веселее станет, когда закончим институт. Представив, какое веселье мне предстоит после того как однокурсники расползутся по своим норам, я обреченно вздохнула и опустила очи долу. Разумеется, в тот же миг на глаза попался бланк экзаменационных ответов. Нет, он не был пуст, но и особым количеством необходимой информации не изобиловал. Закралась предательская мысль, что зря я тут приятелей разглядываю, раз с собственным билетом еще не разобралась. Но уж больно мудреные вопросы попались! Хотя чего еще было ждать от его вредности магистра Лимона?

Я с легким недовольством посмотрела на преподавателя, читающего что-то за своим столом. Как он при этом умудрялся отслеживать все происходящее в комнате, для меня оставалось загадкой. Впрочем, Милион Разящий сам по себе был не меньшей тайной. На вид — скучнейшее создание, да еще и теоретик до мозга костей. Обычно это поприще выбирали для себя люди со слабыми магическими способностями, но наш магистр был нимфом, причем ходили слухи, что чистокровным. (А на что способны чистокровные феи я уже видела — и, поверьте, это нечто действительно грандиозное!) Впрочем, его бесталанность была не единственной его странностью. Каким-то образом это скучное создание смогло привлечь внимание целых двух альвов, а это уже показатель, ибо беспутные воздушники абы к кому не пристают. Кстати, главное доказательство этого внимания сейчас активно подмигивало мне из-за спины Милиона, вопиюще нарушая все негласные правила этой лаборатории.

Нилрем. Древнейший из крылатых. Причем для самих альвов он едва ли не бог. Но для меня Нил — это Нил: родитель трех моих приятелей, главная головная боль магистра Лимона. Ну и локальный конец света, если его вдруг одолеет скука. Но до этого лучше не доводить.

Стук в дверь оказался настолько неожиданным, что у кого-то за моей спиной свалился на пол пронесенный украдкой учебник. Я быстро обернулась и сочувственно улыбнулась Мраку. В том, что он попался, я нисколько не сомневалась — наш магистр Лимон был на редкость злопамятен. Так что спасти от участи «раба на неделю» (как между собой мы называли тех, кто попал на отработки и дежурства у магистра Лимона) могло лишь чудо.

И оно не заставило себя ждать.

— Извините, — робким голосом произнес нарисовавшийся в дверном проеме букет незабудок. Все замерло. Даже нервное шуршание магического пера по листу бумаги смолкло, хотя отвлечь Снежу от экзамена почти так же невозможно как заставить магистра Милиона забыть о недобросовестно выучившем материал студенте с учебником под партой.

— Вам кого? — первым пришел в себя наш преподаватель, что, впрочем, было и неудивительно. Тон, кстати, у него вышел настолько сухим, что у меня в горле пересохло и запершило. А взгляд!.. Нет, об этом промолчу. Магистр Лимон в гневе — это слишком ужасный кошмар, чтобы им делиться.

— Эм… кхм… — Мальчишка-посыльный, высунувший свою моську из-за букета, испуганно вытаращил на Милиона глаза. Единственное, на что бедняга был сейчас способен — открывать и закрывать рот, словно выброшенная на берег рыбина.

— Ну?! — Недовольство нашего магистра лишь росло. Теперь оно гнетущей тишиной давило на плечи и мешало сделать полноценный вдох.

— Эй-эй, Мил, полегче. Пацаненка же инфаркт хватит! — Нил вернулся в мир живых и разумных в самый подходящий момент. Подскочив со своего места, альв с истинной грацией небесного народа проскользнул мимо злющего друга и тепло улыбнулся посыльному.

— Ну… вот. — И мальчик протянул нашему крылатому бедствию свою ношу. Мне почему-то стало смешно. Это выглядело очень забавно: огромный пушистый букет темно-голубых незабудок, протягивающий его ребенок и оторопело хлопающий ресницами Нил.

— Это точно мне? — уточнил альв, принимая дар.

— Вам, — уже увереннее кивнул мальчик. — И еще… там записка, но также просили передать… — Паренек, засмущавшись, пальчиком поманил Нила к себе. Тот послушно наклонился. Судя по застывшей на губах нашего общего бедствия улыбке, его очень уж забавляло все происходящее. Но даже альв не ожидал такого! На мгновение мальчик прижался губами к щеке своего адресата и произнес торжественно и громко: — С днем, солнце! Выйди из-за туч! — После этих слов парнишка вспыхнул до корней волос и сбежал, оставив Нила озадаченно крутить в руках букет цветов.

— День? Твой? Сегодня? — подозрительно спокойным тоном осведомился наш магистр. Почему-то смотреть на него в этот миг было жутковато.

— Как видишь. Хотя мне казалось, что это событие должно было случиться еще позавчера, — рассеянно отозвался Нил. Он уже обнаружил в букете послание и теперь тщательно изучал его. Судя по наметившейся меж бровей морщинке, приятного в записке было мало.

— И ты молчал?

Все тот же сдержанный интерес. Любопытно, нам уже пора эвакуироваться или пока есть шанс пережить грядущую бурю под столом?

— А что такого? — Нил на мгновение оторвался от записки и глянул на магистра. — Мил, я даже не уверен, что это сегодня, и если уж на то пошло, понятия не имею, сколько лет мне стукнуло.

— А это тогда что?

— Приглашение, видимо, — рассеянно улыбнулся альв, явно пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре.

— На свидание зовут?

— А ты ревнуешь? Если ревнуешь — я не пойду, — приклеив на лицо самую слащавую улыбочку из своего арсенала, почти пропел этот несносный альв. Вот только меня это не обмануло. Магистра Милиона, вероятно, тоже. Сейчас Нил был не здесь. Не знаю, кто и зачем послал ему этот букет, но это было не поздравление — напоминание.

— Да иди ты хоть в Бездну! — вспылил магистр Лимон и отвернулся. Разумеется, при этом его взгляд скользнул по партам и обнаружил нас. Настроение у него от этого лучше точно не стало. К счастью, причиной его недовольства стали не мы, а все тот же альв. — Ты мне, главное, занятия не срывай!

— Обещаю. Ладно, вот тебе цветочек в компенсацию за потраченные нервы. Улыбнись. — И Нил каким-то чудом всучил магистру Милиону одну веточку. Заметив мой заинтересованный взгляд, альв снова подмигнул и направился ко мне. — Держи, красавица. Пусть твой красноглазый упырь поревнует немного.

— Но это же тебе… — растерянно отозвалась я, принимая пушистый голубой веник.

— Мне и одного цветочка хватит.

И альв, отделив одно соцветие от других, лихо заправил его за ухо. Я нахмурилась. Вид у него при этом был как у побитого щенка, пронзительно-грустный. Впрочем, уже мгновение спустя он опять сиял улыбкой и фонтанировал жизнерадостностью. Показалось? Нет, в отношении Нила я давно поняла, что поспешно судить не стоит. Он как-никак «дурнейший из древнейших» — и да, в моем понимании это титул.



Глава 2

СТРАННОЕ ЧУВСТВО

Экзамен пролетел незаметно. Не прошло и двадцати минут с визита мальчишки-посыльного, а Милион уже рычал на нас, требуя немедленно освободить помещение. Пришлось повиноваться. Бланки с ответами на итоговый экзамен остались на столах, тогда как нас всех веселой гурьбой выставили за дверь.

Впечатления были смешанными. С одной стороны, вот она, окончательная свобода, осталось лишь дипломную работу защитить, а с другой — все равно как-то неуютно. Даже осознавая, что минимальный проходной балл я в любом случае наберу (ну не настолько я безнадежна, чтобы завалиться в теории!), все равно за результат я волновалась.

И вот он, момент истины. Хмурый магистр Милион выходит в коридор и жестом приглашает нас вернуться в аудиторию. Я на ватных ногах вхожу в комнату. Нет, ну действительно, чего я так трясусь? До диплома добралась, работой обеспечена, оценка уже ни на что не повлияет, но внутри все стянулось в тугой узел от волнения.

— Ну что я могу сказать? Все ожидаемо плохо. — Полные неподдельного разочарования глаза уставились на нас. Н-да, всегда знала, что магистр Лимон умеет утешать, у него это на лице написано крупными буквами. — Карнелиа, я ждал от вас большего. Но в любом случае это лучший результат в группе. — И магистр протянул Снеже квалификационный лист. Та растерянно его поблагодарила, но Милион пошел уже дальше по списку. — Констан, результат неплохой. Но вы могли бы и лучше. Майсиль, после наших практических занятий я был уверен, что вы меня не разочаруете, но, видимо, я вообще ошибся в вашем курсе. Столько ожиданий — и ничего. — Эта подчеркнуто-отстраненная вежливость напрягала. Магистр Лимон никогда много внимания церемониям не уделял, а здесь и сейчас… это было странно. Я так ушла в свои сомнения и мысли, что чуть не пропустила тот момент, когда было озвучено мое имя. — Крисса. По всем другим теоретическим дисциплинам вы показывали неплохие результаты, я даже хотел рекомендовать вас в качестве наблюдателя на нашу кафедру, но… — Милион сокрушенно покачал головой, показывая всю степень своего разочарования. И похвалил вначале вроде бы, но общее впечатление осталось ужасным. Что он говорил остальным, я уже не слушала — перебирала в голове все свои ответы и пыталась понять, где же могла там серьезно ошибиться. На мой взгляд, ответы были приемлемы и достаточно полны. Пространные сообщения, как, например, Снежа или Рыж, я не писала, но в общих чертах обрисовала ситуацию по каждому вопросу. Не высший балл, разумеется, но и не полный же ноль!

Пока я пыталась восстановить в памяти картину экзамена, все успели получить свои квалификационные листы, а кое-кто излишне быстрый даже сбежать. К сожалению, ничего путного мне так и не вспомнилось, только раз за разом возникал перед глазами растерянный Нил с букетом незабудок…

Кстати, а куда его дурнейшество скрылся? А главное — когда? Ведь, когда мы вошли сюда за результатами, Нила уже не было. Я попыталась вспомнить, проходил ли он мимо нас, пока мы ожидали итогов в коридоре… не было такого! Хм, и куда он мог деться?

Размышляя о неуловимости альвов, я рассеянно подхватила свои вещи и уже собиралась уходить, как меня остановили.

— И букетик ваш не забудьте. У меня здесь лаборатория, а не оранжерея, — указав на цветы, сухо напомнил Милион. И чего он такой злой? Ну, не ревнует же он, чес-слово! Обиделся, что альв умолчал о своем празднике? Так далеко не все отмечают свои юбилеи, а уж настолько древние личности, как наш Нил, и подавно такими мелочами не интересуются. Для них это все равно что для нас каждый новый месяц встречать с цветами и фейерверками — бессмысленнейшее занятие.

Решив не забивать свою голову лишний раз чужими проблемами, я подхватила свои вещи (букет в том числе) и выскочила в коридор. Как там сказал наш древнейший? «Красноглазого упыря своего подразни»? Вот этим и займемся!

Дойдя до приемной лорда-директора и в очередной раз никого там не застав (уже настолько привыкла к этому, что мимо стола секретаря пролетаю на автопилоте), я ногой открыла дверь. А что такого? Руки-то заняты. Да и, кроме нас двоих, тут никого нет. Секретари у Тиа надолго не задерживаются — либо сами сбегают, либо их прогоняют еще на испытательном сроке. Работоспособность лорда-директора ставит в тупик всех, но сам Себастиан считает свои способности чем-то обычным и от других ждет того же. Тиран он в общем-то. Как и все демоны-лорды, кстати сказать. Генетическая особенность.

Впрочем, Себастиан Арвишше не чистокровный демон. Его мать — альва. Вероятно, поэтому тиранит он не только окружающих, но и себя. В первую очередь себя.

И что я в нем, спрашивается, нашла? Ну, помимо миленькой альвийской мордашки, разумеется. Сильный? Не без этого. Самоуверенный? Угу, но только если не к месту; в те моменты, когда ему действительно следовало бы собой гордиться, он начинает лепетать какие-то глупые оправдания. Надежный? Бесспорно. Но, если честно, это все мелочи, ибо его главным достоинством является лишь одно: мой. Он — мой, и этого более чем достаточно, чтобы я могла закрыть глаза на все его недостатки.

Эгоистично и по-детски? Вполне возможно, но именно так я его и люблю. Как раз с детства, кстати.

Тиа ожидаемо находился за своим столом. И на звук распахнувшейся двери он даже не обернулся. Как читал очередное донесение, так и продолжал, разве что очки в тонкой золотой оправе поправил. Давненько я его таким сосредоточенным не заставала. Кстати, очки он носит только здесь, да и то почти в утайку. Не знаю, по какой причине он всячески скрывает этот факт. Возможно, просто боится, что засмеют, поправить зрение для мага его статуса — минутное дело. Впрочем, мне нравится. В очках он выглядит как-то очень уютно, ну и приятное дополнение: таким он показывается лишь мне одной.

— Ну как? Сдала? — не отрывая взгляда от документов, поинтересовался лорд-директор и рассеянно запустил пятерню в платиновые волосы. Видимо, читал он что-то действительно важное, потому что так поступал лишь в минуты наивысшей концентрации над проблемой.

— С горем пополам, — вздохнула я, падая в кресло, стоящее напротив его стола. Сумку с учебниками я бросила на пол, а вот букет аккуратно пристроила на коленях.

— А я тебе говорил учить все подряд, а не по заголовкам, — тут же откликнулся Тиа нравоучительным тоном.

— На это никакой памяти не хватит, — пробурчала я, откидываясь на спинку и уставившись взглядом в потолок. Рядом с Себастианом мне всегда было уютно, его присутствие действовало на меня успокаивающе… ну, если мы не ругались, разумеется. В противном случае между нами разве что воздух не воспламенялся. Впрочем, в последнее время ругаться с ним мне было лениво. Тем более и без него было где выпустить пар — уже полгода мы с бабушкой не разговаривали. Затянувшаяся семейная война вытягивала все силы. Хорошо хоть, что все студенты в общежитии живут, иначе мы бы точно уже друг друга поубивали! Марьяса Лиршей, в народе больше известная как Огненная, изволила упрямиться, а я, как и полагается дочери того же рода, отвечала ей тем же.

— Лично я помню всю программу квалификационных экзаменов до сих пор, — как бы между прочим сообщил Тиа, нарушив ровное течение моих мыслей.

Настроение у меня было странным, поэтому в ответ на эту реплику я лишь хмыкнула:

— Хорошо, поправлюсь: на это не хватит памяти нормального существа.

— То есть я, по-твоему, ненормальный? — полюбопытствовал Себастиан. Судя по шуршанию бумаг, документы он уже отложил в сторону и теперь полностью сконцентрировался на моей персоне.

— Ты — трудоголик, Тиа. Это ненормально, — переведя взгляд на его лицо, поставила диагноз я.

Он чуть заметно улыбнулся мне в ответ.

— Я просто люблю свою работу.

— Больше, чем меня? — тут же задала я напрашивающийся вопрос.

Тиа скорбно возвел взор к потолку.

— Знаешь, могу поинтересоваться тем же. Откуда этот веник? Насколько я помню, от всех цветочников в твоем окружении мы благополучно избавились.

Я невольно улыбнулась. Предыдущий «мальчик с цветами» в итоге стал мужем моей ба. Впрочем, ревность как таковая альвам не свойственна, у них свои взгляды на любовь и отношения. Вот только Тиа альв лишь наполовину, а больших собственников, чем демоны, этот мир не видывал.

— Это? — Я глянула на букет незабудок, лежащий у меня на коленях. Невольно вспомнился тот момент, когда мальчишка-посыльный вручал его. Странный сегодня день все-таки. — Это от Нила.

— И с каких пор ты стала принимать от него такие подарки, а, чудовище?

Я неопределенно пожала плечами. Мое отношение к Нилу было двояким. С одной стороны, я не могла им не восхищаться — он был старейшим представителем не только расы альвов, но и, вероятно, древнейшим существом нашего мира вообще. Тонкий, обманчиво юный, с этой своей извечной яркой улыбкой — и затаенной пустотой во взгляде. Рядом с ним было хорошо, словно под крылом какого-то древнего божества, доброго и мудрого. Но это была лишь одна сторона медали, а вот на ее обороте… Нил умел пугать. Одним взглядом льдисто-синих глаз он мог заморозить кровь в жилах. Он действительно был древнейшим, он очень многое видел, многое пережил. И для того, чтобы не давить на окружающих одним своим существованием, спрятался за маской веселого шута. Мне было его жаль. Но из-за этого мое восхищение им лишь росло. А еще раздражение, злость и острое желание схватить его и хорошенько встряхнуть. В общем, все сложно.

— Рядом с ним просто нельзя оставаться равнодушной, — задумчиво сообщила я. Себастиан, чуть заметно сдвинув брови к переносице, обманчиво легко спросил:

— Мне пора начинать ревновать?

— Можешь попробовать, — разрешила я и рассмеялась, рассмотрев на лице Тиа удивление. Все-таки дразнить его было крайне забавно. — Кстати, а ты знал, что у него сегодня день рождения?

— Сегодня? — Это известие его удивило. Кажется, Нил действительно не из тех, кто считает минувшие года.

— Угу.

— Постой, то есть букет доставили ему?

Вот теперь Тиа не на шутку встревожился. А следом его беспокойство передалось и мне. Нил, может, и был древнейшим, но из всех нас он был и самым неподготовленным к ударам судьбы. Когда столько живешь, то либо черствеешь душой, либо, напротив, каждую проблему встречаешь, как первую.

— Да. А что-то не так? — сразу же спросила я.

— Пока рано говорить. Крис, ты меня извини, но я думаю, что мне надо кое с кем поговорить. — Себастиан чуть виновато улыбнулся мне. Его очки уже покинули привычное место, и лишь легкий след на переносице напоминал об их недавнем присутствии. Мне захотелось протянуть руку и разгладить отпечаток, но я сдержалась. Судя по взгляду, Тиа сейчас был далеко.

— Да не вопрос, иди, куда хотел, — как можно веселее откликнулась я. — Ты только не забудь, что завтра сопровождаешь меня домой. Должны же мы с ба через кого-то общаться, верно?

Тиа слабо улыбнулся и тут же заверил, что сопроводит меня, куда мне только пожелается. На этом мы и расстались.

Странное беспокойное чувство, пробравшееся внутрь еще на экзамене, проросло внутри и окрепло. Списав это беспокойство на неизбежный скандал с ба, я поспешила к себе.

В замочную скважину

Нилрем Альсолар


Нилрем любил ночь; она была тем временем суток, которое дарило ему хотя бы видимость успокоения. А такие звездные ночи, как сегодня, он любил больше всего. Он никогда не считал себя романтиком, но сейчас, когда он вертел в руках прямоугольник плотной бумаги с указанием лишь времени и места встречи, чувствовал себя героем популярных эльфийских романов. С той лишь разницей, что доставленный утром букет незабудок, с которым передали это послание, был скорее маскировкой, чем подарком. И напоминанием. Большей частью напоминанием.

Вспомнив удивленное выражение лица магистра Милиона в тот момент, когда доставили цветы, Нил невольно улыбнулся. Только такие краткие, словно бы ворованные моменты и составляли счастье его жизни. А как Мил оскорбился, когда узнал, что букет — подарок на день рождения, о котором сам магистр был ни сном ни духом!..

Забавный все-таки мальчишка вырос. Совсем не похожий на свою властную бабку. И на тихую красавицу-мать тоже. Наверно, магистр бы сильно удивился, если бы узнал, что Нил помнил его не просто крохой, а пищащим красным комком плоти, только-только покинувшим материнское чрево.

Возможно, в тот миг и пришла в движение судьба самого альва… Когда помогаешь проникнуть в мир тому, кого в нем быть не должно, так и происходит. Милион не должен был родиться. А его семья не должна была погибнуть. Но желание двух женщин и их умение заводить нужные знакомства привели к тому, что случилось.

И, что забавно, Нил нисколько не жалел. Ни тогда, ни сейчас.

— Незабудки не лучший выбор, — негромко произнес он, почувствовав за своей спиной чужое присутствие.

— Зато ты здесь, — смутно знакомым голосом ответил пришедший. Нил знал всех чистокровных альвов и в лицо и по именам, но напрягаться и вспоминать конкретно этого не хотелось. Зачем? Тот и так все скоро расскажет.

— Я бы пришел в любом случае. Работа у меня такая — заплутавших детей на путь истинный наставлять.

— Работа? — хмыкнул пришедший. — Что-то не похоже, что ты себя ею утруждаешь!

— Я просто не вижу смысла излишне напрягаться. Дети имеют право играться с веревками, по крайней мере, до тех пор, пока не начинают затягивать петли друг у друга на шее.

— То есть раньше ты не видел смысла вмешиваться в нашу деятельность?

— Именно. Неужели вы думали, что я не замечу, как по миру носятся два десятка крылатых и заглядывают чуть ли не под каждый камень в поисках чего-то их интересующего, — с легкой иронией поинтересовался Нил. Он не спешил оборачиваться, по-прежнему с задумчивым видом изучая звездное небо. Температура воздуха была комфортной, благо конец весны в этом году выдался жаркий. И пока лишь эти мелочи волновали древнейшего из альвов.

— Но теперь все изменилось, верно? — со злой насмешкой спросил пришедший.

— Да, — против воли согласился с ним Нил. — Вы нашли то, что не стоило искать.

— Мы нашли то, что давно нужно было вернуть обратно! — в запале возразили ему. — Это наш дом! Наш город! Только наш!

Нил промолчал. Он не желал говорить на эту тему с юнцом. Но против воли перед глазами замелькали картины прошлого — настолько давнего, что оно, казалось, и не существовало вовсе. Яркий ослепительный свет… Белоснежные стены с легким, чуть угадывающимся нежно-голубым узором на камне… Алый кант по краям широких рукавов морозно-синей мантии отца, когда тот протягивал руки к яркому пульсирующему сердцу города… Вот и вся память. Всего-то три мелочи, но у остальных нет и этого. Странно, но помнил Нил лишь ту залу… ту клетку, в которую был заключен его отец и которую тот разбил без сожалений, обрекая целый народ на бессмысленное и бесконечное блуждание по миру.

— Чего вы хотите от меня? — устало поинтересовался древнейший из альвов, прекрасно понимая, что надеяться ему на что-либо поздно. Милосердия от жестоких детей не дождется никто, даже святой.

— Стань нашим солнцем, отец! — Звонкий женский голос. Знакомый голос, родной.

— И ты с ними? — с горькой улыбкой произнес Нил, все-таки оборачиваясь к пришедшим. Его любимое дитя, та, в кого он вложил всю душу. И он-то еще думал, что защитил ее от этих бессмысленных игрищ и чужих интриг! Милада, бедная запутавшаяся девочка… Неужели ей так тяжело было проститься с тем, что ей и не принадлежало никогда? Расэль не был ее мужчиной, всего лишь веха на пути — не более, но она не смирилась. И сейчас ее бунт, направленный против всего мира, основан лишь на этой свежей обиде, вот только вряд ли она это осознает.

— Да, — кивнула она. — Нам пора вернуться на свое место. Не считаешь?

— А если я откажусь? — не особо надеясь, что ему позволят уйти, полюбопытствовал древнейший.

— А если из-за тебя пострадают те, за кого ты так цепляешься в этом городе? Сколько ты здесь? Месяц? Год? Уже больше трех лет, папа! Как думаешь, сколько еще ветер будет тебя ждать, прежде чем сорвет со здешних домов крыши, чтобы выманить тебя? Это не наша земля. Нам не место среди остальных. Ты ведь знаешь это лучше других, верно?

Нил прикрыл глаза, позволяя давним воспоминанием вновь всплыть на поверхность. Бедствия, разрушения, несчастья… Они всегда шли по пятам за тем, кого проклял сам мир. И он позабыл об этом, поддавшись иллюзии домашнего тепла. Ветер не напоминал о себе? А что, если он сам заставил себя в это поверить? Что, если его не гонит вперед это чудовище исключительно потому, что он разучился его слышать? Может, буря уже на подходе? Может, эта небывалая жара — лишь предвестница куда большей беды?..

— Дайте мне три дня, — глухо произнес он. — После этого я буду в вашем полном распоряжении.



— Хорошо, что ты понял, папа.

— Мы будем ждать вас, аль-сол, — низко поклонился спутник Милады. Нил вновь не рассмотрел его лица. Впрочем, в этот момент личность этого альва его волновала меньше всего. Пришла пора прощаться. С городом и его жителями. И отчего-то от мысли об этом становилось больно где-то глубоко внутри. Надо же, привязался… Давненько он себе такого не позволял.

Глава 3

СЕМЕЙНЫЕ НЕУРЯДИЦЫ

Утро для меня началось привычно — с крика Бубля. Мой мохнатый будильник терпеть не мог, когда я спала больше него самого. Я, недовольно морщась, запустила в фамильяра подушкой. Разумеется, это его не заткнуло, а, напротив, перевело на новый уровень звука. Соседи простучали в стену что-то явно нелестное. Надо вставать.

Я неохотно разлепила глаза и посмотрела на этого вопящего монстра. Никогда бы не подумала, что этот ушастый комочек рыжего меха способен так кричать. Все-таки надо было в фамильяры брать не кролика, а золотую рыбку. Молчаливую, мирно рассекающую по аквариуму золотую рыбку… Мечта, а не фамильяр!

К сожалению, менять что-либо было поздно.

— Ну, проснулась, спящее чудовище? — ворчливо поинтересовался Бубль, высовывая мордочку из-за подушки. — Напоминаю, у тебя сегодня встреча с семьей. Помнишь о такой? Или совсем заучилась?

— О них, пожалуй, забудешь, — проворчала я, выбираясь из постели и направляясь в душ. Сама себе я в этот момент напоминала шального упыря. Вот почему так, а? Легла спать рано, отмечать сдачу последнего экзамена с остальными выпускниками не пошла, а чувствую себя так, словно приползла в комнату глубокой ночью после бутылки лучшего гномьего самогона. Неужели так перетрудилась? Но не могу сказать, что сильно себя напрягала учебой…

Ладно, контрастный душ и не таких упырей на ноги ставил.

Через полчаса я была вполне готова встретить новый день. Не сказать, что особо этому радовалась, но хотя бы не валилась с ног от усталости. В общем, к приходу Себастиана я кое-как пришла в себя. О том, что дома мне предстоит очередная затяжная баталия с несравненной Марьясой Лиршей, я старалась не думать.

Тиа пришел точно в назначенное время. И, разумеется, через окно. Эх, мало о нас по институту слухов ходит, пора новые подкинуть. Впрочем, мне поздно беспокоиться о своей репутации. Когда вся столица уже полгода обсуждает нашего незаконнорожденного ребенка, сплетни о столь экзотическом способе свидания — меньшее из возможных зол. Кстати, именно из-за «незаконнорожденного ребенка» я и разругалась с ба. Нет, против принятия в наш род Лиаль она почти не возражала (да и поздновато оно как-то было), Марьясу вывел из себя статус моей дочки. В общем, она была готова на все, чтобы Лиа перешла в статус законных отпрысков нашего славного семейства, для чего мне, разумеется, необходимо срочно выйти замуж за ее отца. Ба была готова сыграть свадьбу хоть завтра (ее связи при дворе и не такое позволяли), но тут уже уперлась рогом я.

Нет, я люблю Тиа, и я очень ему благодарна за то, что признал Лиа, но вот так бросать учебу посреди семестра ради сомнительного удовольствия чуть приблизить дату свадьбы? Да не в этой жизни! Знаю я этих тиранов доморощенных. Это вначале они говорят, что через год, мол, доучишься, а потом оказывается, что твое место либо на кухне у плиты, либо в детской у колыбели. Ну уж нет! Пока у меня не будет на руках диплома и бумаг о распределении на постоянное место работы — никаких мужей! Тем более демонической крови.

В общем, с ба мы не разговариваем уже полгода. Причем это противостояние доходит до абсурда. Например, на одном из королевских приемов, где Марьяса присутствовала в качестве придворного мага, а я на правах подруги наследника и его супруги, моя ба обнаглела настолько, что в качестве переговорщика использовала нашего короля. Как сейчас помню вытянувшееся лицо монарха, когда разозленная демонесса повернулась к нему и выпалила: «Акнор, скажи этой девушке, которая считает себя главой нашего рода, что она — полная дура». После чего развернулась и ушла, оставив меня смущаться и краснеть перед первым лицом государства. И ведь так было не единожды! Для передачи своих слов недостойной мне она использует всех подряд без исключений. В общем, безопаснее с собой Тиа таскать, тем более на него она по какой-то необъяснимой причине не злится. Впрочем, это не он же отбивается от брака. Думаю, в глазах Марьясы он такая же жертва моего дурного характера, как и она сама.

Как будто от того, что я выйду замуж на полгода раньше, что-то изменится! Подумаешь, приняла девочку в род… Нашла повод для паники. Сама же родила всего через семь месяцев после свадебной церемонии! Впрочем, накручивать себя до встречи с ба не стоит. Две демонессы в дурном настроении, да еще и на ограниченной стенами территории — это локальная катастрофа. Собственно, это еще одна причина, по которой мне нужен Тиа, — лорд-директор действует на меня успокаивающе. А это значит, что есть шанс, что сразу родовое гнездо мы по камушку не разнесем.

— Готова? — сворачивая тонкие воздушные крылья до их полного исчезновения, поинтересовался Себастиан.

— Насколько возможно, — пробурчала я.

— Девочки будут рады тебя видеть. Ты уже месяц их не навещала.

— Угу.

— Крис, пожалей детей, не устраивай хоть в этот раз шоу с порога.

— Если она не начнет свою скорбную песнь о поруганной чести рода, то и я не буду.

Тиа обреченно покачал головой. И он и Рельм, новый муж моей ба, пытались нас как-то примирить, но Марьяса заняла принципиальную позицию. Я же просто не желала отступать, тем более перетерпеть осталось не так уж и много — наша с Тиа свадьба была запланирована на последний день лета. И я твердо решила стоять на своем. Это ведь только кажется, что ради мира в семье следовало бы хоть на месяц перенести церемонию. Но моей ба если раз подчинишься — она всю следующую вечность будет диктовать свои условия. В общем, фиг вам, господа диктаторы. Как я сказала, так и будет. Либо не будет никак!

— Крисса, ну что вы как два барана…

— Себастиан, если ты намерен продолжать этот разговор, то сегодня я лучше останусь тут, а этот визит мы перенесем на другой день, — и так находясь в запальчивом состоянии, сухо произнесла я. Тиа почти не давил на меня, и я была ему за это благодарна, но вот иногда его желание привнести мир в мою семью раздражало. Тем более когда в его собственном семействе Бездна знает что творится!

— Что-то ты сегодня с самого утра не в духе. Плохо спала? — заботливо осведомился стоящий рядом мужчина и даже ручки протянул — проверить, нет ли у меня жара. Я позволила себя обнять. В кольце его рук этот мир казался не таким уж и плохим местом, да и мысль чуть приблизить пресловутую церемонию уже не выглядела такой уж ужасной.

К сожалению, на это лето у меня уже были планы. И они мало сочетались с началом семейной жизни.

— Голова тяжелая, как с похмелья, — пожаловалась я, наслаждаясь прохладой его ладони на лбу.

— Сейчас подлечу немного, — заверили меня, и тут же по жилам заструилось приятное ласковое тепло. Захотелось довериться обнимающим меня рукам, да так и уснуть… Вот только кто позволит?

Как только сеанс лечения завершился, Тиа тут же меня отстранил, окинул внимательным взглядом и, удовлетворившись увиденным, кивнул на дверь:

— Поспешим. Марьяса ждать не любит.

Я невольно хмыкнула; а то я не в курсе недостатков собственной ба!


Городской дом рода Лиршей располагался в самом центре Тейриза, недалеко от королевской резиденции и правительственных зданий. Вообще-то изначально это строение принадлежало моему деду, первому мужу Марьясы. Он хоть и был чистокровным человеком, но обладал не только титулом и богатством, но и влиянием на королевский двор.

Я, как и мой отец, выросла в этом старом доме. И кажется, как когда-то и мой блудный родитель, выросла из этих стен. Это было странно. Ведь раньше я не представляла жизни без всего этого. Без классических интерьеров старого поместья, без встреч с подругами в кафешках Золотого переулка, без балов и приемов, устраиваемых Марьясой и ее друзьями…

Теперь же мне неуютно здесь, дом слишком напоминает бабушку — никогда не угадаешь, какая опасность подстерегает тебя за этим пышным блеском.

Наверно, все дело в том, что я обзавелась своим жильем, и даже не одним. В ремесленной части Тейриза у меня есть небольшой домик-магазинчик, сослуживший мне пару лет назад неплохую службу. Там я открыла брачное агентство, и пусть этот период не был долгим, зато, бесспорно, был веселым. Собственно, многое в моей жизни началось с той нелепой задумки. По воле выпускной комиссии лишенная возможности практиковать магические искусства, я была вынуждена найти себе иное занятие. А кем еще могла стать та, кого в институте за способность из ничего создать приворотное зелье прозвали феей любви? Исключительно хозяйкой брачного агентства!

Что же касается моего второго владения, его появлением я также обязана своему недолгому любовному бизнесу. Поместье вместе с деревней и солидным участком леса мне подарил сам Акнор Второй, наш король, за помощь в решении личных проблем его сына. Владения мне, кстати, достались по соседству с имением рода Арвишше. Но Валь, вернее его высочество Валэр ди'Айлетт, еще та зараза и сводник, так что этому факту удивляться излишне.

— Может, ты уже сдвинешься с места, чудовище? Полюбоваться родным домом сможешь и после, — легко дернув меня за нос, ласково улыбнулся Тиа. На самом деле мне следовало любить свои визиты домой хотя бы за это. В стенах Айлеттского Института Маготворчества и Волшебства лорд-директор редко позволял себе такое.

— Пойдем. — Я выдавила из себя улыбку поувереннее и первой направилась к крыльцу. Дверь распахнулась почти моментально. Старый Персиль, наш дворецкий, всегда открывал быстро, порой мне даже начинало казаться, что он неотлучно находится в холле или обладает необъяснимым даром мгновенного перемещения к дверям из любой комнаты этого немаленького дома.

— Доброго дня, лорд, леди. Дети о вас уже спрашивали. Они в малой гостиной. Хозяйка же изволит музицировать.

Я чуть слышно хмыкнула — последняя фраза означала, что Марьяса не желает нас видеть, а потому беспокоить ее чревато началом активной фазы нашей пока холодной войны.

— Спасибо, Песси, — улыбнувшись старику, который еще отца моего нянчил, поблагодарила я. — Дорогу в гостиную мы найдем сами, а ты пока прикажи подать туда чай с твоим знаменитым пирогом.

— Будет исполнено, юная госпожа.

Как и сказал Персиль, детей мы обнаружили в малой гостиной. Мияла, жрица дроу, приставленная темными владычицами в качестве воспитательницы к моей приемной дочке, валялась на диване и читала какую-то книжку. А вот моя малышка возилась с Алианом на ковре. На мой взгляд, это было необъяснимо. Для девочки, родившейся среди темных эльфов и проведшей среди них столько лет, она слишком привязалась к мелкому. Ему ведь еще и года нет, разве может с ним быть интересно для нее? А ей вот было.

Никогда не забуду, как она впервые увидела его в колыбели, пухлощекого, смешного. Забавное было зрелище, удивление на лице дроу, даже столь юной, — не то, что можно часто наблюдать. Думаю, для Лиаль это была любовь с первого взгляда.

Хотя следует признать, эта привязанность оказалась взаимной. Алиан вместо того чтобы испугаться незнакомцев и закричать, требовательно потянул к нам свои ручки. Лиаль в тот момент даже отпрыгнула.

— Ой, оно живое! — с удивлением заявила она, а я запоздало поняла, что других детей в ее окружении не было вовсе. Никогда. А ведь ей было не меньше двух-трех десятков лет — чистокровные эльфы всегда развивались и взрослели медленно. Так что моя малышка, которая, будем объективны, была едва ли не старше меня, выглядела лет на пять.

— Разумеется, живое. Более того, оно — чистокровный демон. Тьфу, прицепилось! Он твой дядя, в каком-то роде. Сын бабушки Марьясы.

— Такой маленький?

— Ничего, еще вырастет.

— А еще есть? — тут же заинтересовалась Лиаль. Мияла в тот момент, надо сказать, выглядела такой же любопытной. В общем, как оказалось, дроу своих детей всегда держали раздельно. Жестокий все-таки народ эти темные эльфы. Впрочем, и среди них попадаются адекватные личности.

— А тебе одного мало?

— Ну, интересно же…

— Как-нибудь увидишь еще парочку, — не подумав, пообещала я.

— Правда? А когда?

— Когда у меня будет время добраться до их родителей.

— То есть сегодня? Ты же свободна!

Вспомнив этот эпизод, я невольно застонала. В тот раз Лиаль не отстала от меня до тех пор, пока я не провела ее по всем детским, к каким имела хоть какой-то доступ. В общем, пришлось заглянуть на чай к Эльке, потом завернуть к Свитти, а уж под конец добраться и до леди Олеф. Лиа была в восторге, я же устала так, как не уставала в самые тяжелые дни походно-боевой жизни.

Зато в доме ба девочкам было не скучно. Да и Песси было проще, что за малышом присматривали целых две эльфийки, пусть и черной масти. Так уж повелось, что слуг в этом доме было мало. Лишь самые доверенные допускались сюда, а таковых было, во-первых, немного, а во-вторых, большая часть из них уже пребывала в почтенном возрасте.

Заметив нас в дверях, Лиа тут же подскочила и, радостно улыбаясь, побежала… к кому, как вы думаете? Ну, разумеется, к Тиа! Я же всего лишь жизнь ей спасла, приняв в семью, это же такая мелочь! В общем, как и везде беспутным альвам за одну их улыбку достается то, о чем другим приходится лишь мечтать.

— Папка приехал! — сверкая счастливыми изумрудными глазами, эта обезьянка подпрыгнула и весьма бойко вскарабкалась на шею Себастиану. Я смерила эту картину ревнивым взглядом. Судя по раздраженному шипению с дивана, сделала так не только я. За исключением своего отца, Мияла весьма настороженно относилась к мужчинам, а уж защищать доверенную ей малышку считала своим долгом. — Ты же поиграешь с нами?

— Во что? — подозрительно поинтересовался у малышки Тиа, помня нашу фамильную любовь ко всяким сомнительным развлечениям.

— В подкроватных монстров!

Я заинтересованно приподняла брови. Об этой игре я слышала впервые, но, судя по названию, это что-то не менее занимательное, чем памятные «больничка» и «тюряжка».

— А это как? — спросила я, опасаясь даже представить, куда двух юных темных леди могла завести скука и неуемная фантазия.

— Это проще показать, — отмахнулась от меня Лиа, и уже подруге крикнула: — Миял, давай чего-нибудь нашего, фирменного!

Алиан, оставшийся на полу в одиночестве, ненадолго притих, а потом радостно залепетал что-то на своем младенческом языке. Я уже хотела подойти к нему и взять на руки, как в комнате внезапно потемнело, а потом из голодного мрака стали появляться светящиеся алые глаза. Это выглядело настолько жутко, что на мгновение я замерла, а потом, спохватившись, подхватила на руки ребенка. Миг — и иллюзия исчезла. Лишь неприятные мурашки ходят по спине, да радостно смеется красноволосый демоненок.

— Алу нравятся наши монстры, — гордо сообщила Лиа. — Они милые, правда?

Я оторопело кивнула. Прям обхохочешься, насколько милые! Впрочем, кое-кто эти их страшилки все-таки посчитал забавными.

— Крис, а вы точно не родные? — сквозь смех поинтересовался Тиа. Честно говоря, я уже тоже начинала сомневаться в этом вопросе. Или фамильное безумие у нас передается теперь воздушно-капельным путем?

Глава 4

ПТИЧКА В КЛЕТКЕ

С детьми мы провозились до позднего вечера. Марьяса так и не появилась, только Рельм забегал ненадолго, но сославшись на занятость, быстро исчез. То ли его, как и меня, нервировали детские иллюзорные представления, то ли моя ба и мужа приставила к делу, чтобы не мелькал перед глазами лишний раз в этот непростой жизненный период.

Иллюзии никогда не были моей сильной стороной. Впрочем, с надстихийными техниками у меня всегда было плохо. А вот Тиа довольно быстро включился в игру, правда, без особой фантазии. Он просто показывал детям реально существующих тварей и рассказывал, где какое страшилище живет и чем оно может быть опасно. Вышло довольно познавательно, даже мне было интересно, а уж девчонки и вовсе слушали его, открыв рты. Что же касается Алиана, то он просто радовался, глядя на движущихся монстров.

Мы засобирались обратно в институт, когда Ал, клевавший носом последние полчаса, наконец поддался усталости и уснул. Малыш долго боролся со сном, всматриваясь во все новых чудищ, дефилирующих по комнате, но в итоге все-таки закрыл глазки на минутку и засопел. Вручив ребенка подошедшему Персилю, мы спустились в холл. Девочки последовали за нами. Подобное случалось нечасто; как и все дети темных эльфов, они держались обособленно, стараясь не слишком надоедать взрослым.

— Мам, а когда мы в деревню отправимся? — внезапно спросила Лиаль. Я недоуменно посмотрела на малышку.

— Тебе Ала уже недостаточно? К Сею захотела? — Сейран, он же Сей, это младший сын герцога Нимара Арвишше и его наследник. В общем, Лиаль этот годовалый малыш приходился дядей, ну а Тиа соответственно братом.

— Это тоже, но вообще-то захотели тебя, — сообщила она, глядя не по-детски серьезными глазами. Запоздало вспомнилось, что прожила эта малышка не меньше меня. Это растянутое по времени взросление эльфов зачастую сбивало с толку, даже зная о нем доподлинно, все равно умудряешься обо всем позабыть с непривычки.

— Кто?

— Одна дама, она не представилась, но просила передать, что ты ей задолжала кое-что.

Я нахмурилась, ибо в голову приходила лишь одна сущность, способная не просто заявиться к ребенку, но еще и потребовать меня к себе. Может, мне снести к Демону-завоевателю ее храм? А то возомнила тут о себе… Вот кто ей позволял втягивать в наши разборки мою дочь, а?

— А больше эта дама ничего не сказала? — резко поинтересовалась я, хоть и понимала, что Лиа-то как раз здесь совершенно ни при чем.

— Нет, только велела передать, чтобы ты спала более чутко, а то тебя не дозовешься.

Я, кажется, поняла, кому обязана этим жутким утром. И хроническая студенческая усталость здесь явно была ни при чем. Вот ведь энергетическая сущность! Чтоб ей там на небесах икалось без перерыва!

— Хорошо, я учту. Что ж, видимо, придется внести в свои ближайшие планы визит в деревню, — с обреченным вздохом признала я. Сделка, заключенная с шальным божеством нашего мира, для меня все-таки имела значение. Да и настраивать против себя сущность такого уровня мне казалось слишком опрометчивым. — Вы со мной? — поинтересовалась я у девочек, хотя знала ответ наперед.

— Конечно же! — Лиа едва не прыгала от радости.

— Только Ал останется здесь. И мы всего на пару дней, — твердо произнесла я, не желая вступать в споры с собственным ребенком.

— Ладно, — обиженно буркнула Лиа и, не прощаясь, побежала наверх. Мияла, коротко извинившись за поведение подопечной, поспешила за малышкой.

— Что еще за долги? — поинтересовался Тиа, едва мы остались одни.

— Да так, мелочи. Не волнуйся, ничего серьезного, — заверила я. Не думаю, что мне поверили, но допрашивать не стали. К счастью для меня, альвы не любят ограничивать свободу окружающих. Главное — не выйти за границы альвийского доверия, в противном случае мне придется иметь дело с демонической тиранией. А два столкнувшихся лбами демона — это катастрофа. За примером даже ходить далеко не надо, — вон она, родная, музицирует в своей комнате и угрожает кровавой расправой всем, кто посмеет сунуться на порог ее убежища.


Отъезд в загородное поместье я запланировала на следующий полдень. Разослав всем знакомым весточки о том, что в городе меня пару дней не будет, я заехала за девочками, и уже все вместе мы отправились на площадь Трех порталов. Здесь, как всегда, было многолюдно. Девочки заинтересованно крутили головами по сторонам, я же пыталась не выпустить их из поля зрения, — уж слишком часто мои неприятности начинались на этой самой площади.

Дождавшись своей очереди, я протянула магу-пространственнику листок с указанием нужных координат. Тот, окинув нас хмурым взглядом, поинтересовался:

— Перемещаться все будете?

Наученная горьким опытом, я поспешила уточнить:

— Да, втроем. Я и девочки, — по очереди указав на Миялу и Лиа, закончила я. Так хоть шальных драконов в портал не затянет, а то знаем, проходили уже… В общем, лучше поостеречься.

— Хорошо, входите в круг. — Телепортист махнул рукой, указывая, куда именно нам встать. Я шагнула на нужное место лишь после того, как убедилась, что обе темные леди уже находятся внутри, на площадке переброса. — Внимание, активирую!

Миг — и мы на месте. Идеальный портал. Вот что значит никаких довесков к группе! Тихо, мирно, образцово, без всяких приземлений в болотах — мечта, а не телепорт!

Оказались мы точнехонько в точке выхода, расположенной на невысоком холме между деревней и моим поместьем. Собственно, из этого места и шли две тропинки — одна в сторону господского дома, а другая к крестьянским избам и храму, стоящему в излучине быстроводной речки.

— Хорошо-то здесь как! — радостно закричала Лиаль, вдохнув лесной воздух полной грудью. Мияла, наблюдавшая за девочкой, улыбнулась. Думаю, ей здесь тоже понравилось. Святилище Медеи, а именно такое название носила расположившаяся у храма деревушка, было местом жительства особенных людей. И далеко не все из них были людьми в полном смысле слова — многие из местных жителей были представителями малых народностей. Например, за моим домом следил самый настоящий домовой, в лесничих ходил леший, а за болотами присматривали русалки. Вероятно, поэтому и воздух здесь был каким-то волшебным. Мне нравилось появляться в этом месте, жаль, что пока я была ограничена во времени, но когда-нибудь я проведу здесь целый год, неспешно наблюдая за сменой сезонов.

К сожалению, пока это только мечта.

— Ну, куда вначале? Домой? Или сразу в храм? — поинтересовалась я у девочек.

— Домой. И может, позовем леди Олеф с Сеем? Или сразу к ним? А храм отложим на завтра?

Иного ответа можно было и не ждать — кроме альвов и детей, Лиа ничего и не нужно. Странно, что при таких увлечениях крылатыми к Нилу она относилась довольно настороженно. Впрочем, древнейший порой и меня пугал до дрожи в коленях.

— Ладно, в гости так в гости. У них тогда и переночуем, — прикинув, сколько времени уйдет на дорогу к поместью Арвишше и обратно, решила я. Надо ли говорить, что Лиаль была абсолютно счастлива? Все-таки у чистокровных эльфов странное отношение к семье. С другой стороны, у них есть на это причины.


В поместье Арвишше мы провели больше времени, чем собирались. Сей вцепился в Лиа всеми конечностями и орал во все горло, не желая отпускать. Леди Олеф смотрела на это с улыбкой влюбленной в свое чадо матери. Герцог Нимар благоразумно заперся у себя в кабинете загодя и, кажется, даже скастовал полог тишины. А вот юный наследник проявлял поистине демонический норов и отказывался отпускать от себя новую игрушку.

Меня же все сильнее снедало беспокойство. Медея больше не навещала ни меня, ни Лиаль, но почему-то казалось, что следовало спешить.

— Да оставайтесь, куда вы ночью поедете? — предложила альва, когда Сей наконец угомонился и уснул. Причем даже во сне он умудрился вцепиться в платье Лиа так, что невозможно было разжать его пальцы.

— Меня что-то беспокоит, — хмуро призналась я, зная, что леди Олеф меня поймет. Крылатые вообще доверяют своим предчувствиям.

— Что-то конкретное? — обеспокоенно спросила она.

Я неопределенно пожала плечами. Шут его знает, с этими предчувствиями никогда не разберешь, что действительно важно, а что следствие излишне напряженных будней.

— Тогда поезжай. Девочек оставь здесь. И тебе так спокойнее будет, и нам.

Я, потратив пару мгновений на обдумывание этого заманчивого предложения, кивнула. Втягивать Лиаль или Миялу в свои дела с Медеей я не собиралась. Эта вредная энергетическая сущность и без меня найдет к ним тропинку, так зачем упрощать ей задачу? Тем более от божественного внимания мне дочку хотелось бы уберечь. Хватит на семью и одной меня такой невезучей, двое это уже перебор, знаете ли.

— Хорошо, девочки останутся здесь. Завтра я либо сама за ними заеду, либо пришлю кого-нибудь.

— Да ты не волнуйся так, мне не в тягость, а Сей и вовсе в восторге будет. Ему тут одиноко одному.

И тут мне вспомнились все те монстры, коими мои девицы развлекались сами и развлекали моего мелкого дядюшку.

— Олеф! Вы только смотрите, чтобы они не заигрывались слишком.

— Уж как-нибудь с парочкой детей справлюсь, — не оценив мою панику по достоинству, хмыкнула альва. Это она просто еще с детьми из рода Лиршей не сталкивалась.

— С такими — вряд ли, — скосив глаза на горделиво подбоченившихся девочек, вздохнула я.

— Да что они сделают?

— Запугают до смерти. Эй, вы меня слышали? Без своих ужастиков, пожалуйста. Сей к вам еще не настолько привык. Вы меня слышали? Мияла, это большей частью твоих талантов касается.

— Мы постараемся, честно, — заверила Лиа, глядя на меня невинными глазками. Ха! А то я сама такой взгляд на Тиа не отрабатывала! Знаем мы все эти трюки, сами через них проходили.

— Девочки, я серьезно. Поверьте, я найду способ вас приструнить.

— А что мы делаем-то? — Теперь Лиаль возмутилась, да так искренне, словно я ее, безвинную, уже на судилище волоку.

— Вы знаете. И я больше не желаю говорить на эту тему. Одна жалоба на вас от леди Олеф — и Сея вы увидите в следующий раз в день его свадьбы с какой-нибудь благородной леди. Мы друг друга поняли?

— Да, леди мать, — придав лицу официально-деловое выражение, гордо произнесла Лиа. Обиделась. И что с такой сделаешь? Ничего. Сама ведь такая. Н-да, так вот она какая, извечная проблема отцов и детей… В роли ребенка все воспринималось как-то проще.

— Ладно, поговорим после моего возвращения. Леди Олеф, еще раз прошу прощения за беспокойство…

— Крисса, хватит! Мы — одна семья, помнишь?

Я невольно смешалась. Воспринимать родителей Тиа как друзей я научилась довольно быстро, а вот видеть в них родственников… Возможно, я просто до сих пор не могу поверить, что теперь все окончательно решено. Слишком долго мы с Тиа друг другу голову морочили.

Впрочем, сейчас было не место и не время размышлять об этом. Кивком попрощавшись с леди Олеф и одарив своих «милых малюток» предостерегающим взглядом, я направилась к конюшням. Пока не стемнело, надо было преодолеть большую часть пути. Один раз я в этом лесу уже заблудилась, и повторять это приключение желания не было вовсе.


Храм встретил меня ночной тишиной. Я несмело вошла внутрь, чувствуя себя едва ли не святотатцем. У демонов никогда не было своих богов, они никогда не уважали чужих, но вот перед этой статуей я чувствовала себя неуютно. С другой стороны, а что еще я должна чувствовать перед сущностью такого плана, задолжав ей целое желание?

В зале, кроме статуи уже знакомой мне женщины, ничего не было. Всего лишь святилище, созданное в дань традициям. Люди заходят сюда нечасто. Зачем крестьянам благословение богини-странницы? Незачем. Так что навещают это место редко, лишь старый жрец следит здесь за порядком.

— Ты хотела поговорить? — негромко поинтересовалась я, всматриваясь в деревянное лицо богини. Странное чувство, прежде я никогда не разговаривала с неодушевленными предметами.

Тишина. Ну не глупость ли пытаться разговаривать со статуями? Тем более что здесь-то поляны дурманящих цветов не видно. И как тогда прикажете общаться с этим энергетическим феноменом?

Решив для себя, что я сделала все, что было в моих силах, я отвернулась и зашагала к выходу. Но только я дошла до дверей, как позади послышался шорох одежд и недовольное ворчание.

— Тебя не дозовешься.

На том месте, где минуту назад была статуя, сейчас стояла Медея во плоти. Это было настолько удивительно, что я онемела. Интересно, этот эффект возник отчего? Это пыльца? Дым? Свойство звездного света, специально рассеиваемого и собираемого в этих витражах? Вариантов было много, но один казался безумнее другого. Богиня тем временем в раздражении тряхнула гривой золотых волос.

— И что за избранница мне попалась? Раньше все такие послушные были, только и делали, что сидели в храмах и ждали, когда до них снизойдут. А ты носишься непонятно где, сидишь под жуткой защитой, от попыток преодолеть которую я получаю стойкую мигрень. В общем, бедствие ты почище последнего аль-сола. У этого мечтателя был один пунктик — свобода.

— Давай ближе к делу, не то голова разболится уже у меня.

— Нашла чем испугать! Быстрее надо было приказы выполнять. Сейчас спешить все равно уже некуда. Упорхнула наша птичка. Лови ее теперь по всему миру, втолковывай, что она не права. — И внезапно: — Эй, Крис, может, поставишь в Тейризе мне святилище? А то вызывать тебя сюда каждый раз уж больно хлопотно.

— Какое к Демону-королю святилище?!

— Самое обыкновенное: четыре столба, одна крыша да статуя. Мне много не надо, я весьма скромное и удобное божество.

— Удобные божества не напоминают о себе без поводов!

— А у меня он есть. И очень даже веский! Наша птичка улетела.

— Какая еще птичка? — устало спросила я, понимая, что проще вызнать все необходимое и отправиться в поместье спать, а то ведь так и ночь потерять можно в бессмысленных разговорах. Это ей поговорить больше не с кем, а у меня, напротив, желающих хоть отбавляй.

— Нилрем, разумеется. Разве имеет смысл держаться за остальных?

Я внутренне похолодела. Перед глазами возник образ Нила с букетом в руках и затравленное выражение в глазах, лишь проскользнувшее, почти незаметное…

— Что произошло?

— Нашу птичку загнали в клетку. И ладно бы только загнали, но еще и убедили, что клетка для него — лучший выход. А он ведь не такой, он не выживет в заточении, — тяжело вздохнула Медея, и я заметила, как ее щеки расчертили влажные дорожки слез. Она действительно любила своего глупого альва.

— Ты хочешь, чтобы я его вернула? — прямо спросила я. Впрочем, будем честными, я в любом случае собиралась отправиться за Нилом, но если попутно удастся еще и от этого ее желания избавиться, было бы вообще отлично.

— Да. Но есть небольшая неприятность в этом деле.

— Какая?

— Твое слово. Ты обещала Нилу не вмешиваться в судьбы альвов, помнишь?

— Я имела в виду иное. И мне удалось выторговать некоторую свободу.

— Дело в том, Крис, что обещала ты не столько Нилу, сколько самому миру. А вот как трактовать твои слова будет он — большой вопрос.

— Чем мне это может грозить?

— Всем. Вплоть до полной потери способностей.

Замечательно! Всегда мечтала угробить полжизни на обучение всем тонкостям магического искусства, а потом по глупости потерять свой дар!

К сожалению, это все равно ничего не меняет.

— Я так понимаю, что может оказаться и так, что никакой реакции за этим не последует.

— Да. Твои слова можно трактовать двояко. Вот только заранее предсказать, какой вариант сыграет — невозможно.

— Ты умеешь утешать, — язвительно откликнулась я, поднимая глаза к потолку, вернее к расположенным под самой крышей витражным окнам. В темноте они казались темными провалами, ведущими в самое сердце Бездны. — Твоя просьба, несмотря ни на что, останется неизменной, верно?

— Да. Нил не должен погибнуть так. Он вообще не должен погибнуть. Не в этом веке, и хотелось бы, чтобы и не в следующем. Но так далеко я пока не заглядываю.

— Если я потеряю свой дар, ты тоже исчезнешь из моей жизни? — деловито поинтересовалась я. А что? Ба всегда учила меня видеть в происходящем не только плохие, но и хорошие стороны.

— Нет. Я не завязана на твою магию. Исключительно на кровь, — поспешила разочаровать меня Медея. Эх, а я ведь даже понадеяться успела… — Но если мое присутствие тебя так напрягает, я могу пообещать не беспокоить тебя, скажем, лет десять. Разумеется, если тебе вдруг захочется пообщаться, все мои святилища открыты для тебя в любой день и час.

Что-то мне кажется сомнительным предположение, что я без видимой причины попрусь на поиски этих ее храмов.

— Двадцать лет — и я хоть сейчас отправлюсь искать нашу птичку, — принялась торговаться я, попутно перенимая и манеру собеседницы обзывать Нила этим милым прозвищем.

— Эй, не наглей! Двенадцать.

— Да какой смысл мне ради двенадцати лет нормальной жизни способностями рисковать? Двадцать — и ни дня меньше.

— Крис, честное слово, я тебе понадоблюсь раньше. Давай остановимся на компромиссном решении? Пятнадцать лет — и всем будет хорошо.

Я задумалась. Раз она говорит, что понадобится, значит, во что-то я точно влезу. Впрочем, я и так регулярно влезаю во всякие неприятности и проблемы, а потому этим уже никого не удивишь.

— Ладно. Согласна на пятнадцать.

— И с тебя храм в Тейризе, — тут же внесла дополнение в наше соглашение эта ушлая сущность.

— Не наглей!

— Но так же нам всем удобнее будет. Сама же заметила, что неудобно сюда перемещаться из-за пустякового разговора. Да и времени, смотри, сколько потеряли, а ведь могли Нила еще в столице поймать!

Это, конечно, так, но возводить в сердце королевства храм неизвестно кому… Не то богиня, не то природное явление, не то сам мир… Демоны же засмеют, если узнают.

— Крис, я согласна на маленький, — заканючила она. Все-таки на божество Медея была похожа меньше всего. — Можно даже статую не в полный рост. Неудобно будет воплощаться, но чего не сделаешь ради дела.

— Ладно, посмотрим ближе к делу, — сдалась я. Все равно же не отстанет, а так хоть видимость, что окончательное решение принимаю я, останется. — С чего мне лучше начать поиски нашей птички? — спросила я, давая тем самым понять, что все-таки берусь за это неблагодарное дело. Как там сказал Нил? «Не влезай в жизнь альвов, не исправишь, лишь испортишь, что было»? Вот интересно, а его судьбу мне удастся исправить? Или я ввязываюсь в заранее проигранное дело?

— Разумеется, с самого начала. Ведь даже у нашей птички должна была быть жердочка, с которой она упорхнула, — откликнулась Медея. Она уже не обращала на меня внимания, неторопливо возвращаясь к своему месту, на постамент. Еще немного, и она вновь обернется фигурой из резного дерева.

— Значит, сперва в Тейриз, — вздохнула я, наблюдая, как каскад золотых волос шлейфом тянется за богиней. И как только она всем этим великолепием еще ни за что не зацепилась? Ведь щербин и выбоин в полу предостаточно.

— Именно. Ты только в своем охотничьем азарте о детях не забудь, — хмыкнула Медея и статуей застыла в центре зала. Что ж, последнее слово на сей раз осталось за ней. Но это ведь не последняя наша встреча, верно? А у демонов долгая злая память, так что мы еще отыграемся. Когда-нибудь и как-нибудь.

Да, о девочках бы не забыть. Леди Олеф не заслужила столь серьезное наказание в их лице. А вот моя ба — вполне. Так что сейчас в поместье и спать, а вот завтра с самого утра…

Давненько я не наводила шороху в столице. Пора бы это упущение исправить.

Глава 5

НАЙТИ ВЕТЕР

В Тейриз я ворвалась ураганом и им же пронеслась по улицам столицы. Забросив девочек в городской дом, я уверила старого Персиля, что все нормально (хотя моим горящим безумным огнем глазам он явно не поверил), попросила его присмотреть за мелкими и ни в коем случае не волноваться. Кажется, после последних моих слов он предпринял попытку схватиться за сердце. Я тут же скастовала общее исцеление, хотя надстихийная магия это вообще не мое. Результат, кстати, к нашему общему удивлению, вышел весьма приемлемым. У Песси даже лицо оживилось. Я снова его уверила, что все замечательно и никаких проблем не предвидится вовсе. На сей раз скептически хмыкнули девочки. Хором. Ну-ну. Как оказывается, меня здесь все изучили.

Отделавшись от этих скептически настроенных и излишне проницательных личностей, я велела вознице мчать к институту. Не доезжая до главных ворот я выскочила из коляски. Дом магистра Милиона располагался неподалеку. Насколько я помню, вся его семья преподавала в ИМВ — бабушка, мама, тетя. Но в результате какого-то эксперимента погибли все, кроме него. Собственно, поэтому нимф и выбрал теоретические науки — опасался повторения той давней беды.

Но это все на уровне слухов. Достоверно историю магистра Лимона знал, вероятно, лишь Тиа. Ну и Нил, возможно. Почему я думаю, что наш дурнейший в курсе? Просто альвы никогда не являются случайным людям, а значит, кое-какими сведениями обладает и он.

Если честно, я в доме Милиона прежде не бывала, но как его найти, знала. Впрочем, оказалось, пройти мимо было просто невозможно. На нужном месте обнаружилось монументальное трехэтажное здание старой постройки. Жутковатое зрелище. Знаю я такие дома, наш городской изначально тоже таким был, но ба, наплевав на историческую ценность, приказала изменить и фасад и интерьеры. Здесь же осталось все как было. Мрачно-серые гранитные стены, неширокие проемы окон, какой-то геометрический рисунок барельефа — и островерхая черная крыша. Если честно, я плохо представляла, как в таком месте можно жить. Жить же в этом строении в одиночестве и вовсе казалось мне острой формой мазохизма. Неудивительно, что магистр Милион производит такое впечатление, какие стены — такой и образ.

Робея перед этим мрачным и каким-то недобрым зданием, я неспешно приблизилась к высоким дубовым дверям. Такие только в фортах ставить — любой набег выдержат. Хотя этим отличаются все дома военной постройки.

Все-таки хорошо, что ба наш городской дом перестроила, жить в такой жути мне не хотелось бы.

Добравшись до крыльца, я поняла, что окончательно растеряла всякое желание входить внутрь. Ладно, не съест же меня этот дом, верно? Решив так, я дернула дверной молоток. Почему-то использовать магический звонок мне казалось небезопасным, словно это древнее строение за такое кощунственное действо окончательно на меня обозлится.

Нет, все-таки иметь хорошее воображение далеко не всегда полезно. При сложных пространных плетениях заклинаний оно, разумеется, помогает, но вот в такие моменты, как этот… Сейчас какой-нибудь призрак как нарисуется в дверях, как откроет…

Дверь неслышно отворилась аккурат в этот момент, а потому я не просто подпрыгнула на месте, но, кажется, еще и позорно взвизгнула. На пороге, к счастью, обнаружился не призрак, а магистр Лимон в домашней одежде. Возможно, именно из-за этой необычности его облика мне он показался каким-то потерянным.

— Крисса? — Он удивленно посмотрел на меня. Прозрачные серые глаза заметно расширились. Я же, увидев его в этот момент, встрепанного, в старой рубахе с непонятным цветочным орнаментом, впервые посчитала его миленьким.

Без привычной суровой маски на лице магистр Милион помолодел минимум вдвое. Кстати, а сколько ему лет? Почему-то раньше я не особо задавалась этим вопросом, но ведь я точно помню, что история с гибелью его семьи приключилась лет десять назад. А единственный оставшийся в живых мальчишка на тот момент только-только поступил в институт.

Демон-завоеватель! Он ведь не старше Констана!

— Ну проходи, раз пришла.

Чуть посторонившись, Милион пропустил меня в холл. Я послушно вошла внутрь. В помещении оказалось не менее мрачно, чем снаружи. Старые военные коллекции на стенах, темные ковры на полу, вычурные статуи в углах, уродливые массивные вазы… Я так засмотрелась по сторонам, что чуть не упустила из виду хозяина дома. Магистр Лимон явно не был отягощен излишним гостеприимством, поэтому, пустив меня в дом, сразу же направился по своим делам.

Я поспешила за ним. Если честно, оставаться наедине с этими интерьерами мне было как-то боязно.

— У тебя какое-то дело ко мне? — остановившись в гостиной, магистр наконец повернулся ко мне. Здесь свет казался ярче, и вообще, вероятно, это было самое уютное помещение во всем доме. Мой взгляд снова вернулся к хозяину этого мрачного жилища, и я в очередной раз внутренне подивилась такому несоответствию домашнего и институтского вариантов этого нимфа.

— А сколько вам лет? — Вопрос вырвался против моей воли. Да-да, всему виной не мое любопытство, а именно удивление. И вообще он преподавал нам два полных года, а я не знаю даже этой малости. Непорядок.

— Тридцать три. Еще глупые вопросы есть?

Я оторопело замотала головой. Он почти ровесник Тиа. Они же наверняка учились в одно время!.. Это знание совершенно отказывалось укладываться у меня в голове. Я-то привыкла видеть в нем кого-то вроде моей ба: неплохо сохранившегося мага, но уже более чем древнего. Впрочем, при Марьясе Лиршей эти мысли лучше не то что не озвучивать, а даже не допускать.

— Ладно, подождем, когда ты придешь в себя, — хмыкнул Милион и устроился на диване. Скользнувшая мельком на его губах улыбка выбила меня из строя еще секунд на пять. Начинаю подозревать, что общение с Нилом ему все-таки пошло на пользу. Или я совершенно ничего не знаю о своем преподавателе! Запоздало вспомнились слова Тиа о каких-то мифических приключениях этого нимфа. И почему я тогда не поверила лорду-директору? — Ну? Оттаяла? Может, наконец скажешь, с чем пришла?

А ведь точно — я же по делу! Мысленно встряхнувшись, я посмотрела в глаза сидевшего напротив меня мага и начала:

— Магистр, вы не видели…

Вот чего я не ожидала, так это столь бурной реакции. Я не успела даже закончить свой вопрос, а он уже припечатал:

— Нет! Он как бродячий кот — ходит, где хочет и сколько хочет, а возвращается, когда в голову взбредет.

Вопрос снят. И вообще я зря сюда пришла, сама же прекрасно это понимала.

— Прошу прощения…

Чувствуя себя под взглядом Милиона презренной букашкой, я начала отступать к двери. Вот только внезапно он снова изменился. Его лицо словно закаменело и приобрело привычное выражение.

— Записка на столе, — бросил мужчина и, вскочив с места, буквально пронесся мимо меня. Я с трудом выдохнула, отпускало медленно… Вообще-то необоснованный страх мне несвойственен, но есть несколько существ в моем окружении, которые умеют внушать ужас одним своим присутствием. Как оказалось, магистр Милион как раз из таких.

Мысленно встряхнувшись и вернув себя в рабочее состояние, я подошла к столу. Действительно записка. Странно, обычно альвы исчезают без лишних слов. С чего бы это Нил… Стало неуютно, почему-то сейчас казалось, что я влезаю не просто не в свое дело, а во что-то глубоко личное. Понятия не имею, какие отношения связывают этих двоих, на мой взгляд, это даже дружбой-то не назовешь, не то что чем-то большим, но вот сейчас… Мм… Но магистр бы не стал оставлять это письмо вот так, если бы там было нечто личное, верно? И щеки у меня горят совсем не от стыда.

Я протянула руку и развернула сложенный вчетверо лист.

«Больше не потревожу. Спасибо за все. Прости». Лаконично. Даже подписи нет. Интересно, первая фраза относится к его уходу? Или это последняя нотка в каком-то незавершенном разговоре?

Послевкусие того, что сейчас влезла во что-то совсем уж меня не касающееся, все-таки осталось. Записка обычная, каких много. Сама порой друзьям подобные посылаю, когда сбегаю из города в деревню. Правда, обычно причин писать первую фразу у меня нет вовсе, а последняя мелькает настолько редко, что можно по пальцам одной руки пересчитать тех, перед кем я не просто извинилась, а извинилась в письменной форме. Слова легковесны — в этом я согласна с альвами, но вот буквы, запечатленные на бумаге…

И вот тут-то я, наконец, поняла, что меня все это время смущало. И что так зацепило.

Альвы не оставляют посланий именно поэтому! Чтобы не мучить и не оставаться в чужой памяти. Слова исчезают, стираются со временем, подхваченные ветром, они уходят навсегда. В отличие от букв, начертанных на бумаге. Решение об их сожжении принимается уже другой стороной. Вот такая странная просьба помнить в излюбленной манере крылатых. Это ведь так просто читается между строк: хочешь — помни, не хочешь — сожги.

Я отдернула руки от записки, словно действительно обожглась. Не мне предлагали этот выбор, и по большому счету я вообще не должна была в это влезать. Их связывала не любовь, далеко не любовь, на нее эти два глубоко одиноких существа просто не способны сейчас, как и на дружбу, если честно. Но они привыкли к этому ощущению другого существа рядом, и сейчас совершенно не знали, что с этой привычкой делать.

Вот такие пироги… с бродячими котятами.

Искать Милиона и прощаться я не стала. Ему это не было нужно. Как, думаю, и мне. Этот мир в очередной раз шокировал меня, подкинув новую загадку. И я пока не знала, как использую ее в дальнейшем.

Тиа очень ценил Милиона, это я знала. И теперь уже мне самой предстояло решить, оставлю я его в покое или все-таки заставлю включить меня в узкий круг его близких знакомств. Магистр меня заинтересовал — не стану скрывать, возможно, так же, как когда-то заинтересовал древнейший из альвов. Вот только и проблем в будущем с ним ожидается не меньше, чем с Нилом.

Ладно, подумаем об этом позже. А пока — во дворец. Раз уж этот способ разузнать о нашем блудном альве не сработал, то второй уж точно должен!..

Через полчаса я уже неслась по королевскому дворцу, распугивая придворных и слуг. Остановить меня не пытались, — помнили, чьей внучкой я являюсь, а потому самые юркие лишь жались к стенам и пытались прикинуться деталью интерьера.

До кабинета Валэра ди'Айлетта, наследного принца нашего просвещенного королевства, я добралась в рекордные сроки. Впрочем, бывала я здесь довольно регулярно, а потому все удобные ходы давно были разведаны и заучены.

— Валь, разговор есть, — на бегу врываясь в кабинет наследного принца, бросила я. На трех важного вида посетителей я внимания обратила не больше, чем на толпу прочего люда в приемной, чьи недовольные крики стали аккомпанементом моему появлению.

Наследник престола на это отреагировал примерно так же, как всегда реагировал Тиа, то есть никак. Я же во все глаза на него уставилась. Вне официальных встреч и приемов Валь обычно скидывал личину и щеголял своим альвийским обликом, но здесь и сейчас это был именно наш принц — никому бы и в голову не пришло сравнить его с беспутными воздушниками.

Кстати, о том, что наш будущий правитель — чистокровный альв, знали единицы. Так что сейчас передо мной важно восседал на стуле не мой крылатый приятель, а темноволосый и зеленоглазый мужчина, лишь отдаленно его напоминающий.

— А можешь зайти через пару часов? — сухо осведомился принц. Секунду подумал, а потом добавил: — А лучше вообще завтра после обеда.

— Завтра после обеда меня в городе не будет! — возмутилась я. Ну не привыкла я, что меня столь явно игнорируют. — Так что давай сейчас!

— Вот скажи, чудовище, — почти полностью копируя интонации Тиа в минуты его недовольства моей персоной, начал Валь, — тебе ничего в окружающем пространстве странным не кажется? Ну люди там, дворцовые стены, сметенные к драконьей бабушке стражи на входе?

Кто-то из просителей в кабинете решился негромко хихикнуть. Разумеется, это окончательно уверило меня в том, что мое дело гораздо безотлагательнее, чем у какого-то весельчака.

— Но у меня же важное дело!

— Крис, поверь, у них тоже важные дела. У некоторых даже государственной важности. — Валь упрямо стоял на своем. С Элькой поссорился, что ли? Обычно он куда понятливее. Или он просто еще не в курсе?

— А у меня — общемировой! — тут же заявила я и, окончательно расставляя все по местам, выпалила: — Нил пропал!

— Он не пропал, он ушел, — равнодушно откликнулся наследник. — Такое, знаешь ли, с ним иногда случается.

— Но… — попыталась вразумить его я, но мне не дали и слова вставить.

— Зайди лучше к Иэлле. Выпьете чаю, успокоитесь, обсудите какие-нибудь детские проблемы, как все примерные жены и благородные дамы…

Вот именно в этот момент мое желание его треснуть чем-нибудь тяжелым оформилось окончательно. Вон например, тем толстенным томом со сводом торговых законов Айлетта. Чтобы уж точно мозг встал на место, а то он у него явно куда-то не туда поехал.

— То есть исчезновение божественного тебя не волнует? — внезапно успокоившись, напоследок уточнила я. Как оказалось, мое спокойствие было лишь иллюзией, иначе с чего это оно столь стремительно разлетелось на куски уже в следующий миг?

— Он уже большой мальчик, в нашем мире не заблудится. Нагуляется — вернется. Всегда возвращается, — пожав плечами, заявил Валь и виновато улыбнулся своим посетителям — мол, эти женщины, вы ведь знаете…

Рррр! И других слов у меня нет! Мысли озвучивать не стану, а то инфаркт хватит половину присутствующих, ибо благородные дамы не то что так не выражаются, а даже не знают о том, что такие вещи в природе существуют.

Эльфийской стрелой вылетев из кабинета, я, кажется, окончательно распугала посетителей Валя. Ну, так ему и надо! Мог бы потратить на меня пару минут и рассказать, в каком направлении скрылся его блудный родитель. Да и ментальная связь между столь близкими родственниками у альвов, если верить Сабрисе, присутствует. Может, Нил бы вернулся, если бы его просто позвали… Ууу, неблагодарные!

Кстати, Сабриса! Она ведь тоже дочка Нила! Эх, была же в институте — надо было сразу о ней вспомнить, а не мчаться на другой конец столицы к этому… принцу!

Но ладно, раз уж все равно я здесь, попробуем найти шефа. Или хотя бы ее супруга, ибо неуловимость Витории Туманной давно вошла в поговорку.

Обежав все помещения дворца, некоторые даже не единожды, но так и не найдя следов нужных мне личностей, я хлопнула себя по лбу и схватилась за кольцо. Есть у меня такой недостаток: магофоны и подобные им средства связи я использую лишь в самом крайнем случае. Да-да, я из тех идиотов, кто сначала обежит все комнаты, а потом пошлет зов и поинтересуется, где стоит искать.

Повернув на пальчике колечко с молочно-белым опалом камнем вниз, я мысленно потянулась к своему шефу. Та откликнулась как всегда незамедлительно. Это меня в ней всегда удивляло, я ведь пока лишь стажерка, а мне столько высочайшего внимания…

Я даже не успела озвучить свою мысль, как последовал короткий приказ: «Жди». Я недоуменно посмотрела на кольцо. Камень уже не мерцал, нить связи, едва установившись, тут же была оборвана.

Она вышла из-за угла минуту спустя. Вот так всегда, ищешь ее, ищешь, а пошлешь зов — и она перед тобой. И снова в новом образе. Запомнить внешность Витории Туманной невозможно — нимфа иллюзий каждый раз предстает под новой личиной. Сегодня она была сказочной феей с тускло светящейся внутренним светом кожей, водопадом серебристых волос и таинственными серо-сиреневыми глазами. Наряд, кстати, был выбран под цвет глаз и безумно ей шел.

Заметив мой восхищенный взгляд, она тепло улыбнулась:

— О, тенька моя! А что такая взмыленная? Экзамены у тебя ведь уже закончились.

Осведомленность леди Вит, как всегда, на высоте. Интересно, а про Нила она уже знает? Должна. Насколько я помню, за древнейшим с ее подачи следили, как, собственно, за всеми более-менее важными персонами Тейриза.

— Да вот подкинули мне тут работенку, — со вздохом призналась я. Все равно же узнает, так хоть от меня.

— А разве не я твой единственный и любимый шеф? — чуть улыбаясь, удивилась она.

— Вы, вы. Работенка неоплачиваемая, в счет долга.

— О-о-о, — протянула нимфа, глядя на меня с жалостью. Видимо, сама не раз попадалась в сети данных по глупости клятв. — И где это ты так проколоться умудрилась?

Я неопределенно пожала плечами. Помимо обещания, данного Медее, я умудрилась еще и рыцарям с архипелага кое-что задолжать. В общем, в прошлом году прокололась я по-крупному и не единожды.

Поняв, что распространяться об этом я не желаю, леди Вит легко сменила тему. Все-таки у меня удивительно мудрый шеф. Безмерно любопытный, конечно, но умеющий в нужный момент свое любопытство усмирить.

— И что ты должна сделать?

— Найти и вернуть одну упорхнувшую птичку, — со вздохом повторила я слова одной знакомой энергетической сущности. Вот странно, называть Нила божеством я могла запросто, а за Медеей признавала право на это звание с изрядным душевным скрипом. Впрочем, альва я так звала скорее в шутку, а вот иронизировать насчет статуса не то иллюзии, не то общего бреда (да-да, демоны не верят в богов, даже если здороваются с ними за ручку!) не выходило никак.

— Птичку? — Леди Вит заинтересованно склонила голову к плечу.

— Нил сбежал, слышали? — с обреченным вздохом поинтересовалась моя ушастая персона. Чувствовала я себя при этом почему-то виноватой, словно это меня приставили следить за нашим дурнейшим, а он взял и исчез прямо у меня из-под носа.

— О, так вот ты о какой птахе! — Она заливисто рассмеялась. Кажется, исчезновение древнейшего из Тейриза ее особо не заботило. Сговорились они тут все, что ли? — Слышала-слышала. Три альва покинули столицу вчера на закате. Среди них была и твоя пропажа. Куда они направились, как понимаешь, сказать не могу — не порталами они ушли, а улетели. Но по нашим прикидкам, куда-то в сторону моря и островов.

Эх, а ведь была надежда… Видимо, Сабриса для меня единственный выход. Остается надеяться, что хоть она воспримет произошедшее всерьез. Впрочем, стала бы волноваться я сама, если бы не просьба Медеи? Вряд ли. Альвы ведь именно такие — уходят, когда пожелают, и возвращаются без каких-либо причин.

К сожалению, объяснить всем, что сейчас не тот случай, не выдавая своего источника информации, невозможно. А признаваться в связях с этой подозрительной энергетической сущностью я не желаю. И так окружающие считают род Лиршей не совсем адекватным, не хватало их в этом окончательно убедить.

— Крис, ты это… не забудь сообщить Себастиану, что в очередную авантюру влезаешь. Давай на этот раз обойдемся без внезапных исчезновений, у него нервы все-таки не железные.

Я покраснела. Мало того что пристыдил не кто иной, как родной шеф, так еще и в точку попал. Я ведь действительно едва не забыла про Тиа. Да-да, есть за мной и такой недостаток — когда чем-то увлекаюсь, забываю обо всем на свете. И, кажется, в моем окружении это уже просекли, не зря же мне сначала Медея о девочках напомнила, а теперь вот леди Вит.

— Не забуду! — уверила я Туманную и выскочила за дверь. В голове упорно крутилась мысль, что Тиа как альв тоже чувствует этого их дурного бога. А значит, Сабриса совсем не обязательна.

В замочную скважину

Иэлла ди'Айлетт


Иэлла сидела в кафе напротив Свитти и жаловалась на жизнь. Долго, многословно, с примерами. Сидящая напротив нее эльфийка сочувственно улыбалась и кивала. Что поделать, в этом деле они были подругами по несчастью. Как-то незаметно из них, дипломированных магов, сделали домашних наседок. И кто? Родные мужья! Туда не ходи, этого не делай, лучше у колыбели посиди… А о том, что у детей нянек больше, чем нужно, а возродившаяся жажда деятельности гонит хоть куда-нибудь, и слышать не желают!

— Вот бы и женились на этих изнеженных курицах! — закончила свой рассказ супруга наследного принца. Свитти рассеянно покивала. В ее семье дела обстояли точно так же. А ведь она планировала работать в обеспечении магического правопорядка! И где эти планы теперь?

— Я тут подумываю в институте восстановиться. Не хочешь со мной? — озвучила свои мысли Савита.

— У бытовиков старшие курсы — скука полная, — скривившись, ответила принцесса.

— Ну, так идем к нам. Досдашь пару зачетов — и на боевой! — Свитти тут же загорелась новой идеей. Все-таки учиться в незнакомом коллективе в одиночку или вместе с подругой — это абсолютно разные вещи. А для будущих боевых магов сплоченность в группе всегда играла не последнюю роль.

— Да кто меня отпустит? — тяжко вздохнула Иэлла, уткнувшись носом в пиалу с подтаявшим мороженым.

Но Савиту Гросс было уже не остановить.

— Отпустят-отпустят! Мы их вынудим. Поставим такой ультиматум, что они сами нас в институт запишут! — Синие глаза Свитти загорелись таким энтузиазмом, что Элька невольно поежилась. Почему-то вспомнилась Крисса, с которой это милое создание эльфийских кровей обычно развлекались на пару.

— Например?

— Ну, Криськин эликсир еще никто не отменял. Станут как шелковые!

— А тебе о его последствиях напомнить? — ехидно откликнулась Иэлла. Она, конечно, свою дочку любила, но заводить ей братика или сестренку в ближайшие лет десять точно не планировала.

— Н-да, не вариант. Можно, конечно, их отлучить от тела… — В этот момент Элька скептично хмыкнула. Свитти мысленно признала, что да, вариант слишком хрупкий и весьма временный. — Придумаем что-нибудь. Кстати, о нашей блудной подруге. К тебе Крис когда в последний раз заходила?

— Месяц назад. А вот к Валю она не далее как утром заявилась. Нет, представляешь, к нему пришла, а про меня забыла! — Возмущению Иэллы не было предела.

— Вот и мне она лишь весточки шлет. И это подруга называется! Ведь наверняка во что-то влезла, а нам ни слова!

И столько праведного возмущения было в голосе, что Элька поняла подругу без лишних слов.

— Предлагаешь выяснить? — Теперь глаза загорелись и у темноволосой нимфы.

— А сможешь?

— Да запросто! — И, сняв с шеи кулончик с кристаллом магофона, Иэлла замерла. Глянув на напряженное лицо подруги, Свитти сразу поняла: с мужем разговаривает. — Нил исчез, — наконец произнесла Элька, возвращая подвеску на место. — Крисса, судя по всему, собирается за ним.

— Ясно, — протянула Савита, поворачивая голову к огромному окну, выходящему в сад. Несколько мгновений она молчала, а потом озвучила мысль, которая мучила их обеих: — Как думаешь, она о нас вообще вспомнит?

— Начинаю сомневаться, — хмыкнула в ответ темноволосая нимфа.

— Вот и я тоже. Кажется, нас окончательно списали со счетов.

— Напомним, что это далеко не так? — деловито поинтересовалась Иэлла, почувствовав в словах подруги второй смысл.

— Не мешало бы. А то кое-кто совсем уже оборзел и стал видеть в жене этакий элемент декора, — решительно припечатала Свитти и, переглянувшись с Элькой, окончательно убедилась в верности принятого решения. Действительно, не ждать же до осени.

Глава 6

НАША БАНДА СНОВА В ДЕЛЕ

В институт я вернулась позже, чем планировала. Все-таки эти бесконечные поиски хоть каких-то следов забрали драконову кучу времени. Что ж, теперь вся надежда на Тиа. И, если честно, мне немного не по себе от того, что снова придется начать подобный разговор. Ведь опять же поссоримся.

Иногда мне казалось, что Себастиан до сих пор видит во мне маленькую девочку, так и норовящую влезть в какую-нибудь неприятность типа подземелий под королевским дворцом или королевской сокровищницы. Нет, не стану отрицать, все это было: и сокровищницы, и подземелья, и даже старинные пыточные… Но я с тех пор все-таки подросла и поумнела!

Хотя, если честно, изменились не места действия, а моя причина появления в оных. Если раньше мной руководило любопытство, то теперь я лезу во все эти неприятности исключительно из чувства долга. Вероятно, следующим этапом взросления станет умение держать свой язык на привязи и не давать глупых обещаний. А то ведь все последние мои приключения происходили исключительно из-за неосмотрительных клятв.

Эх, а ведь Тиа еще не знает… И не узнает! Уж больно удачно исчезновение Нила произошло, да и направление его движения… В общем, если повезет, то к рыцарям на острова я заверну по дороге. Так и слово сдержу, и особой опасности себя не подвергну, а главное — своего крылатого-красноглазого особо не побеспокою.

Но прежде все-таки надо поговорить с Себастианом. И дело не только в вопросе поиска блудного альва. Не хочу я сбегать, ничего ему не сказав. И так поступаю не очень честно, утаивая часть информации о своей сделке с рыцарями. В общем, будет лучше пережить эту бурю сейчас. Тем более последние полгода я вела себя образцово идеально.

Пролетев парк и половину административного корпуса в режиме «леди спешит», я невольно затормозила в приемной лорда-директора. Нет, никого нового здесь не завелось. Если честно, то после ухода последней девушки с поста секретаря (каюсь, по моей вине, хоть и косвенной), больше попыток заполнить пустоту перед кабинетом местного высочайшего начальства не предпринималось. Видимо, Тиа посчитал, что самостоятельно справится с делами быстрее и лучше, чем если будет полагаться на какого-то нового персонажа с пока неопределенными способностями. Ну, Себастиан Арвишше — это Себастиан Арвишше. Если на него повесить еще и управление всей Ассамблеей Магистров, то он вряд ли это заметит, лишь подумает, что сутки как-то подозрительно сократились. Н-да, придется брать его график в свои руки. В противном случае я его видеть буду исключительно по праздникам, да и то по прямому приказу короля.

Но это мои мысли куда-то уж слишком далеко гулять ушли. Перед тем как мечтать о грядущей семейной жизни, не мешало бы разобраться с делами насущными. И первым пунктом в моих планах на ближайшее время стоит Нил.

Осторожно приоткрыв дверь, я заглянула в кабинет — очень там занят лорд-директор? Имеет смысл соваться с просьбами сейчас? Или лучше выждать до вечера и пригласить куда-нибудь на ужин?

Разумеется, мои манипуляции не остались незамеченными.

— Чудовище, чего тебе еще от меня нужно? — привычно, не отрываясь от своих бумажек, поинтересовался Себастиан. Интонации вполне нейтральны, разве только чуть-чуть отдают надвигающимся раздражением. Кажется, я все-таки не вовремя.

— Почему это сразу «нужно»? — оскорбилась я тому, что меня так быстро раскусили.

— Потому что когда тебе что-то нужно, ты скребешься в дверь тихо-тихо, смущенно-смущенно, а как заявляешься без дела — так сносишь все препятствия, не глядя и с ноги, — сообщил Тиа, словно это было общеизвестным фактом.

Эмм… не замечала. Нет, признаю, что все может быть и так, но на подобные мелочи я внимания обычно не обращаю. В отличие от некоторых излишне наблюдательных субъектов альвийских кровей.

— Итак, с чем пришла? — Лорд-директор, отложив все дела в сторону, задумчиво посмотрел на меня поверх сложенных домиком пальцев. Столь пристального внимания без видимых причин я удостоилась впервые. С чего бы это? Или разведка у Тиа работает даже лучше, чем у моего шефа?

— Хочу устроить себе небольшие каникулы перед зашитой, — легкомысленно улыбнувшись, ответила я. — Все равно еще месяц до самой сдачи диплома, так что успею.

— Что именно ты собралась успеть? — подозрительно осведомился Себастиан, зацепившись за мои слова. Я и не надеялась его заболтать, но попытаться все-таки стоило.

— Ну отдохнуть, развеяться там, по просторам любимой родины погулять… Нила найти.

— Нет.

Вот и весь сказ. Словно бы утратив всякий интерес к нашей беседе, Тиа пододвинул к себе документы и попытался уйти в них с головой. Ха! Как будто я позволю себя так откровенно игнорировать!

— Тиа, не будь букой. Я быстро. Ты скажешь мне, в каком направлении исчез наш бедовый знакомый, я сгоняю за ним — и сразу домой. Ты даже соскучиться по мне не успеешь!

— Охотно верю. Скучать мне будет некогда, так как буду вздрагивать от каждого шороха в приемной и ждать, что вот-вот ворвется кто-нибудь более осведомленный и сообщит, что ты в очередной раз пропала без вести. Так что давай сбережем друг другу нервы. Мой ответ не изменится: нет.

Н-да, вот упрямства Тиа в некоторых вопросах я не учла. Боюсь, сейчас даже мой более высокий социальный статус не поможет. Впрочем, все зависит от того, с какой стороны смотреть. В принципе назвать студентом меня уже нельзя, на диплом же я вышла, но, боюсь, на такую мелочь лорд-директор внимания не обратит. Как и на то, что я являюсь главой демонического рода, тогда как он от прав наследования отказался.

— Тиа, я бы с радостью осталась в Тейризе, но на этот раз я действительно не могу, — тяжело вздохнув, я решила говорить начистоту. Надеюсь, это оценят. — Это не очередная дурь, как ты, возможно, подумал. Это исполнение обязательства, которое я уже взяла на себя. Да, по глупости. Но тогда у меня не было возможности отказать.

— Крис, ну ты-то должна понимать, что это бессмысленно. Невозможно вернуть кого-то обратно против его воли.

— Но ты же сам отправился вслед за Нилом, когда он сбежал осенью в Арай Эль, — хмуро напомнила я.

— Это было другое. Крис, лучше тебе в это не вмешиваться. Это внутренние альвийские дела. Даже мое вмешательство расценили бы как внешнее, а уж твое…

Я посмотрела на него и внезапно поняла, что он волнуется. Действительно переживает за меня, а не стоит на своем из вредности. Остро захотелось подойти к нему, обнять со спины и прижаться щекой к его щеке, просто чтобы показать, что все хорошо. Но я не стала. Не хотелось переводить этот разговор в плоскость личных отношений.

— То есть ты все знаешь, — полуутвердительно произнесла я. — Кто еще? Валь? Он поэтому не стал со мной разговаривать?

— Разумеется, он знает. Вопрос в том, почему что-то стало известным тебе, — хмыкнул Себастиан. Он явно не хотел меня посвящать во внутренние дела крылатых больше необходимого минимума. К сожалению, я уже погрязла в них с головой.

— Потому что я должна, — в ответ пожала плечами я.

— Извини, Крис, но это не твое дело. Я серьезно, не искушай судьбу. Альвы вне твоей компетенции.

— Возможно. Нет, наверняка так и есть, — грустно улыбнулась я. — Но я просто не могу отказать в просьбе той, кто молила меня о спасении вашего глупого бога.

Я все-таки решилась произнести это вслух. Да и зачем скрывать? Тиа знает меня лучше, чем кто бы то ни было в этом мире. И он примет меня любой. По крайней мере, я не перестаю надеяться на это.

— Его не от чего спасать, — глядя мне прямо в глаза, произнес Себастиан. А ведь он действительно убежден в своей правоте.

Я чуть качнула головой и отвела взгляд. Выдерживать такое серьезное внимание со стороны лорда-директора было непривычно. Как-то так получилось, что о действительно важных вещах мы разговаривали крайне редко, словно опасались по-настоящему открыться. Да, даже понимая, что лучше друг друга нас не знает никто, мы пытались свести это знание в плоскость шутки. Гораздо легче прикрываться улыбками и взглядами, чем говорить о чем-то прямо.

Что ж, сыграем ва-банк.

— Я бы хотела с тобой согласиться, но не могу, — устало откинувшись на спинку кресла, произнесла я. Перед глазами, словно живая, предстала Медея — такая, какой я видела ее в последний раз, печальная, но готовая на все. Я не могу предать ее доверие. — Он погибнет в клетке. А вы все почему-то отказываетесь это замечать. Он не такой, как вы, Тиа. Он не просто альв.

— Я в курсе, — сухо произнес Тиа.

— Нет, — грустно улыбнувшись, качнула головой я. — Ты не видел того, что видела я. Ты просто не знаешь… а я не вправе открыть тебе глаза. Вы сами должны понять. И вашего глупого бога, и то проклятье, что он нес все это время на своих плечах. Но для этого прежде мне надо его вернуть.

— Значит, ты твердо решила вмешаться. — Не вопрос — констатация. А еще он смирился. Я поняла, что препятствовать мне не станут. Этому моему решению не рады, но запрещать ничего не будут.

— Решилась, — чуть переиначив его слова, ответила я. — Даже если после этого мир отнимет мой дар, и я превращусь в обычную пустышку.

— Что ж, хорошо. Иди. Но отпускаю я тебя в последний раз.

— Поверь мне, больше я не уйду. Так что я тебе еще успею тысячу раз надоесть. После этого дела мне обещали длительную передышку. — Теперь я улыбнулась шире. Мне действительно полегчало. Я рада, что рискнула начать этот разговор. Думаю, он был необходим нам обоим, чтобы окончательно все решить.

— Обещали? — Тиа удивился столь искренне, что я решила ничего не скрывать.

— Да, одна прекрасная леди, безумно любящая вашего бога. Та, чью любовь он раз за разом отвергал на протяжении этих долгих веков.

— Возможно, она просто слишком молода для него, — пожал плечами Себастиан.

Он не понял. Возможно, мои слова были слишком расплывчаты. Что ж, попробуем еще разок.

— Скорее, слишком стара, — усмехнулась я. — Тем более она искренне считает, что ее роль — это роль матери.

Вот теперь он понял. Это было понятно по глазам. Никогда не видела его столь шокированным… да и смотрел он на меня, как на божество.

— Крис… — неуверенно начал он, но я прервала его нетерпеливым жестом.

— Прости, но я обещала ничего лишнего не рассказывать. Она прекрасна — та, кто дала вам жизнь, удивительно нежна и прекрасна.

Я думала, что он улыбнется, но вместо этого его удивление сменилось сожалением. Тиа попытался это скрыть, даже взгляд отвел, но горькая складка, залегшая у губ, его выдала. Его явно не обрадовало мое знакомство с Медеей. Впрочем, радовало ли оно меня саму? Не очень.

— Знаешь, он называл тебя своей преемницей, но я не верил.

После этих слов и мне стало не по себе. Не знаю, какую роль Тиа попытался на меня в этот момент примерить, но она явно была не моей.

— Он ошибся. С его ношей мне не справиться, у меня своя есть. Так что рано он себя списал со счетов.

— Ты уверена, что его место именно здесь? — взяв себя в руки, спросил Себастиан.

Я неопределенно пожала плечами:

— Я знаю лишь, что меня просили его вернуть. И думаю, в его возвращении есть какой-то смысл. Но вряд ли мои мотивы и ее совпадают.

— В таком случае мне остается лишь довериться тебе.

— Спасибо. — Я, благодарно улыбаясь, выбралась из кресла и, обогнув стол, обняла Тиа. В конце концов, неприятная часть этого разговора закончилась, а значит, можно хоть немного отступить от церемониально-протокольной части.

— Не подлизывайся. Я все равно буду против, — произнес он, но, противореча словам, притянул меня ближе к себе. Я, плюнув на приличия, забралась на подлокотник его кресла. Все равно в кабинет лорда-директора редко кого приносит…

Вот только про вселенский закон подлости мне забывать не стоило. Как и о том, что с некоторых пор не я одна заваливаюсь к местному начальству как к себе домой. Альвы и в гостях-то чувствуют себя вполне свободно, а уж если имеют хоть какое-то право на визит…

— Привет, братишка! Привет, Крис. Можете меня не стесняться, — ярко улыбаясь, произнесла Сабриса Арвишше, устраиваясь в кресле, из которого я только-только выбралась. Все-таки наглость — альвийское счастье. И да, Саби, в отличие от Тиа, — чистокровная.

— Ты-то с чем пришла? — нисколько не смутившись появлению сестры, поинтересовался Себастиан.

— Да вот, проходила мимо, увидела целую делегацию у тебя под дверью, заинтересовалась. Но они там все такие вежливые, что даже постучать боятся, — весело пожала плечами Саби. Улыбка у нее была пакостная-пакостная, как у Нила в лучшие моменты его жизни. Впрочем, яблочко от яблоньки…

— Вот и хорошо, что мимо проходила. — Себастиан лишь шире улыбнулся. Не думала, что он способен радоваться приходу этого миленького бедствия. Они, конечно, родственники и все такое, но Сабриса Арвишше — это ходячее несчастье, причем в большинстве случаев для окружающих. — Кто вчера разнес лабораторный стенд по визуальному проектированию магических конструктов, не подскажешь? А то у меня тут уж больно путаные показания в докладах.

Саби как-то подозрительно быстро сорвалась с места и попыталась исчезнуть из виду. Не тут-то было. Дверь захлопнулась прямо перед ней, а Тиа прямо подобрался весь и чуть подался вперед, объятый охотничьим азартом.

— Это случайно, — жалобно протянула Сабриса, оборачиваясь. Вид она при этом имела такой невинный, что не знай я эту особу чуть лучше, поверила бы.

— Третий раз за этот месяц?

Эм… А смена-то растет, раньше большинство бедствий и разрушений в институте были на моем счету. Видимо, весело живут в этом году первогодки — у меня, помнится, весь первый курс прошел как в тумане из-за сильно возросшей учебной нагрузки. Кстати, интересно, а кто у них «визуалку» читает? Не зря же лабораторные стенды буквально сгорают на работе.

— Ну это не наша вина. Магистр Солан забыл упомянуть, что разномастные потоки визуальных линий не стоит замыкать друг на друга.

И вид невинный-невинный.

— Три раза подряд? — скептически хмыкнул Тиа.

— Ну, ты же знаешь, он бывает очень рассеянным. — Саби развела руками, давая понять, что ее совершенно точно обвинять не в чем. Я, не сдержавшись, рассмеялась. Солан Элтори был одним из двух лесных эльфов, решивших из Великого Леса податься к нам в институт по программе обмена опытом. Впрочем, причины у этого высокородного эльроу были вполне тривиальными. В Арай Эль он был известнейшим драконологом, а потому узнав, что наша Мадлен — золотой дракон, тут же решил поработать в ИМВ, поближе к объекту своего исследования.

Неудивительно, что в лаборатории «визуалки» стали гореть стенды — Сабриса оказалась явно не готова делить свою подружку с каким-то пришлым ушастым типом. А насколько назойливым и въедливым бывает Солан, когда дело касается его любимого хобби, я знаю из собственного опыта. На редкость увлекающийся тип.

Себастиан, коротко глянув на меня (осуждающе, разумеется, осуждающе — как же иначе?), перевел взгляд на сестру.

— Все с вами ясно. Но за порчу институтского имущества ты мне кое-что должна.

— Тиа! — Сабриса возмущенно воззрилась на брата.

— Оборудование денег стоит, и не малых. — Лорд-директор продолжал стоять на своем.

— Напиши отцу — он пришлет, — оскорбленно вскинула подбородок альва.

— У меня есть лучшее решение. — Улыбка Себастиана приобрела совсем уж скверный оттенок. — В качестве наказания ты отправишься вместе с Криссой за Нилом.

— Почему?!

— Потому что я так хочу, — пожал плечами Себастиан. — Но если тебе нужны еще причины, то все просто: ты его чувствуешь, а значит, с тобой Крис вернется быстрее.

Логично, ничего не добавишь.

Сабриса насупилась. Тиа взирал на это с легкой улыбкой человека, убежденного в собственной правоте. Осознав, что менять своего решения брат не намерен, она сдалась.

— Ладно, я согласна прогуляться по окрестностям. Вот только вместе со мной на эту экскурсию отправятся еще и Мадлен с Фейри.

— Нет, — решительно вмешалась я в их диалог. Хотелось бы, чтобы на этом все дикие предложения и закончились. Тащить с собой в неизвестность золотого дракона и чистокровную демонессу из рода берсеркеров я не хотела ни под каким предлогом. Впрочем, когда это с альвами что-то было по-моему?

— А вот и да! — не менее упрямо откликнулась Сабриса. — Без меня вы Нила не найдете. А Мадлен к семье не мешало бы заглянуть, пообщаться там, о своем житье-бытье рассказать…

Хорошо, это я готова принять и смириться. Но там ведь был и второй пункт.

— А Фей тут каким боком?

— Фей просто нужно уехать, — как само собой разумеющееся сообщила Саби, пожав плечами.

— Зачем?

— Чтобы отдохнуть и успокоиться. Все беды от мужчин. А их у нее двое. И вообще, без девочек я не поеду — чем не причина.

Н-да, последний аргумент явно перевешивает все. Мне нужна Саби в качестве стрелки компаса. И если ей нужны ее подружки, ничего не поделаешь.

— О, так у вас тут ознакомительная экскурсия ожидается! А записаться еще можно? — вваливаясь в кабинет, поинтересовалась Свитти. Я удивленно воззрилась на подругу. Так вот о каких посетителях Саби упомянула вначале. Только, боюсь, Савита не робела сюда войти, как выходило со слов альвы, а самым наглым образом грела уши под дверью.

Вот интересно, как она вообще попала в институт? Без магического пропуска попасть на территорию ИМВ практически невозможно. Впрочем, следом за ней на пороге кабинета нарисовалась Иэлла, а вот ее вполне можно было назвать «универсальной отмычкой» — будущая королева как-никак.

— Что вы тут делаете? — спросила я, переводя взгляд с одной подруги на другую. В последнее время у нас было не так много времени на общение; у них семья, дети, а у меня подготовка к выпуску, нескончаемые споры с ба и две темные девицы на шее.

— Да вот совесть твою ищем, — протянула Савита, не сводя с меня взгляда сердитых синих глаз. — Ты о нас вообще помнишь?

Не то чтобы мне сразу стало стыдно, но неуютно я себя малость почувствовала. Свитти я знаю с детства. А Иэлла мне очень помогла в самый непростой период, когда я и сама не знала, чего жду от себя и от жизни.

— Помню, — с покаянным выражением лица признала я.

— Ну, тогда мы тоже с тобой.

— Что — со мной?

— Отправляемся искать Нила! — радостно воскликнула Свитти, давая понять, что дальнейшему обсуждению это не подлежит.

Тиа рядом чуть слышно хмыкнул. Судя по всему, вмешиваться в женские разговоры он считал делом неблагодарным, поэтому делал вид, что его тут вообще нет. Не могу не признать, что это лучшее из возможных решений.

— Девочки, у вас семья, дети. Какие к драконьей бабушке поиски Нила? — попыталась образумить этих особ моя ушастая персона. Правда, в действенность слов я уже верила не особо.

— А у тебя разве не так? — возмутилась Свитти. Тиа рядом со мной уже ощутимо подрагивал от сдерживаемого смеха. — Более того, помимо детей — коих у тебя, к слову, двое, — тебя ждет защита диплома буквально на днях и свадебная церемония. — Теперь лорд-директор еще и кивал в такт слов. Сговорились они тут, что ли?

— Детей у меня — одна Лиаль. Мияла — дочка Мая, — решив опровергнуть хоть что-то, пробурчала я. С остальным спорить смысла не имело — именно так все и было.

— Но они обе на твоем попечении. Майсилю самому нянька нужна, — хмыкнула Свитти. Она некоторое время обучалась вместе с нами, поэтому на Мая успела насмотреться вдоволь.

Окинув девочек внимательным взглядом, я поняла, что они уже видят себя в этом приключении. Спорить с ними? Не хотелось. По себе знаю, как иногда давят все эти семейные обязанности. Ладно, используем последний довод.

— А вас мужья отпустят? — ехидно поинтересовалась я. Иэлла — жена наследника престола, будущая королева. Свитти — супруга не менее въедливого типа, бывшего шпиона, сейчас состоящего на службе в Отделе магического правопорядка. В общем, в согласии их благоверных я сильно сомневаюсь.

— А кто их спрашивать будет? — с вызовом вскинула аккуратный носик Элька. Судя по всему, Валь все-таки умудрился исчерпать, казалось бы, неиссякаемый лимит терпения нимфы раздора. Впрочем, каким непробиваемым упрямцем он может быть, я уже видела сегодня.

— Свитти? — Я посмотрела на свою белокурую подружку.

— Эля уже все сказала.

— Бунт на корабле, стало быть, — вставил Тиа. Он все-таки не удержался от комментария. Мои подруги тут же вскинулись, готовые отстаивать свои права на свободу передвижений чуть ли не с оружием в руках. — Дамы-дамы, я не против, честное слово. Не надо на меня так воинственно смотреть.

Свитти сразу же мило улыбнулась. Иэлла не спешила доверять словам лорда-директора, но враждебности в ее взгляде стало меньше.

Я обвела комнату взглядом. Сабриса. Элька. Свитти. А ведь довеском еще и Мадлен с Фейри идут… Интересный коллектив подбирается, ничего не скажешь.

— Наша банда снова в деле, — широко улыбаясь, подвела итог моя закадычная подружка. Спорить я не стала. Да и зачем? Я действительно была рада, что они, несмотря на все житейские неурядицы, все еще со мной. Уж вместе-то мы как-нибудь справимся!

Глава 7

НОВОЕ НАЧАЛО

Столицу мы покинули тем же вечером. Тиа, провожавший нас до портала, окинул прощальным взглядом мое «войско» и обозвал нас «бабьим бунтом». Я обиделась. Девочки лишь рассмеялись. Оно и понятно, это для меня поиски Нила — работа, а для них новое увлекательное приключение.

— Значит, так, — сурово глянув на нас, начал Себастиан свою наставительную речь. Без этого Тиа уже не был бы Тиа, верно? — Настройку портала я просчитал лично и, разумеется, с учетом Мадлен. Так что никаких неожиданностей быть не должно, но на всякий случай напоминаю: магофоны есть у всех здесь присутствующих, а кое-кто еще и иные способы связи имеет, а потому не действуем окружающим на нервы и сообщаем обо всех неприятностях сразу.

— Вас понял, шеф, — откозыряла я.

Свитти рассмеялась, ее явно забавляло все происходящее. Элька задумчиво хмурила брови, явно пыталась определить, как долго мы с Тиа можем балансировать на грани ссоры. Объяснять фее раздора, что это наше нормальное состояние бесперспективно — не поверит. Ничего, она еще привыкнет. Это раньше Иэлла почти не видела меня рядом с Себастианом, но вскоре, надеюсь, все изменится.

— Не паясничай, Крис. Если что не так будет — с тебя спрошу. И не я один. Не забывай, что у тебя тут целый цветник благородных и благороднейших подобрался.

— Помню-помню. Мы будем предельно осторожны.

— Хотел бы сказать, что верю, но давай не будем друг другу врать. Вы и осторожность понятия настолько далекие, насколько это вообще возможно. Поэтому мы с леди Вит решили доукомплектовать вашу бедовую группу хоть кем-то разумным.

— Тиа! — возмущенно воскликнула я. Тащить с собой еще и соглядатаев драгоценного шефа и любимого мужчины я не собиралась.

— Не волнуйся, ты их хорошо знаешь. Так что сработаетесь.

Я обреченно покачала головой. От опеки Себастиана мне не отделаться. Придется с этим смириться, как с неизбежным злом. Тем более если честно, мне приятна его забота. Тиа, конечно, нередко перегибает палку, но… я действительно его люблю. Именно таким.

— Ну что, голубки, наворковались? — нетерпеливо поинтересовалась Савита, то и дело оглядываясь по сторонам. Ах да, ее благоверный вполне может иметь свои «глаза и уши» на портальной площади.

— Уже иду, — откликнулась я и виновато улыбнулась Тиа. — Мне пора.

— Я знаю. Береги себя.

— Обязательно, — заверила я. Уж больно потерянным в этот момент выглядел мой крылатый-красноглазый, словно действительно боялся меня отпускать. Эх, видать, сильно я ему нервы потрепала в прошлом году своими внезапными исчезновениями. И ведь даже не извинилась как следует. И за что он меня только терпит? Будь я на его месте, уже прибила бы столь беспокойную особу. Или хотя бы под замок посадила.

— Буду ждать. — Поймав мою руку, Себастиан запечатлел на ладони легкий поцелуй и сразу же отступил. Меня же бросило в жар. Вот ведь вредный тип! Даже сейчас умудрился оставить последнее слово за собой.

На этом прощание подошло к концу. Девочки поспешили войти в телепортационный круг, я, чуть замешкавшись, отправилась за ними. Тиа остался позади. Перед тем как сработало заклинание перемещения, я еще успела увидеть его улыбку…

Мир мигнул и изменился. На душе было как-то муторно. Вроде бы и не сделала ничего предосудительного, просто не рассказала всего, а чувствую себя не в своей тарелке. Тиа отпустил, Тиа верит мне, а я…

— Кстати, может, кто-нибудь скажет, куда именно нас закинуло по воле лорда-директора? — весело поинтересовалась Свитти, крутя головой и изучая местность. Вышли из портала мы на холме вблизи какой-то деревни. Между деревьями на юге просматривалась водная гладь — не то большое озеро, не то уже море.

— Мы в дне пути от порта Флип, — ответила Сабриса. — А деревенька, расположенная внизу, носит название Затуманенная. Как вы поняли, туманы здесь явление не редкое.

— Бывала здесь раньше? — тут же заинтересовалась Свит.

Саби отрицательно качнула головой.

— Нет. Мне просто Себастиан рассказал. Вкратце, разумеется. Ну, насколько мой брат понимает краткость…

Я улыбнулась, прекрасно понимая, что альва имела в виду. Для Тиа не существовало незначительной информации — был за ним такой недостаток, так что я вполне могу представить, сколько всего пришлось выслушать бедной девочке.

— Может, он тебе еще и сказал, кого нам здесь ждать из его соглядатаев? — поинтересовалась я, пока мы спускались к деревне. Редкие прохожие с легким любопытством поглядывали на нас, но их интерес не был чем-то особенным — в такие отдаленные уголки королевства редко кто добирался порталом, предпочитая выходить в более цивилизованных областных центрах.

— Не было времени. — Саби чуть слышно хмыкнула. — Думаю, раз он об этом не упомянул, то проблем с ними не должно возникнуть.

Здесь я спорить не стала — Тиа был еще тем перестраховщиком. Как при таком отношении к жизни по молодости он умудрился собрать все возможные приключения? Загадка, причем не только для меня. Но факты вещь упрямая: в неприятности он влезал часто и с фантазией. Потом он это дело перерос… но опыт остался. И именно им лорд-директор и пользуется, просчитывая возможные последствия действий самых непоседливых студентов.

— Крис, я тут полюбопытствовала, где мы можем на ночь остановиться. — Сияющая, как отполированная золотая пуговица, Свитти вклинилась между мной и Сабрисой. — В общем, мне порекомендовали замечательное место! Пойдем скорее, а то все столики местные займут и нам придется ужинать в комнатах. — И подруга, схватив меня под локоток, потащила мое покорное судьбе тельце за собой. Пришлось веселее переставлять ноги, хотя, если честно, единственным моим желанием в этот момент было забраться на какой-нибудь диван или кровать и отрубиться до утра. В сознании заскреблась запоздалая мысль, что я забыла о своем «будильнике»…

Ну что я за беспамятная такая, а? Как можно было забыть о собственном фамильяре?! И ладно действительно золотой рыбкой был бы!..

Тяжело вздохнув, я мысленно поставила себе зарубку на память: надо связаться с Тиа и перепоручить ему все заботы о моем питомце. В противном случае по возвращении я оглохну от воплей маленького рыжего комочка меха.

В общем зале таверны действительно оказалось многолюдно. Или это заведение было единственным местом для отдыха в деревне, или оно и правда являлось популярным. Впрочем, меня особенности местных достопримечательностей волновали мало. Заняв один из последних свободных столиков (он оказался не слишком удачно расположен, почти в центре зала, в общей толчее), я обвела зал рассеянным взглядом… и тут же сняла с руки подаренное Тиа колечко. Свитти пыталась у меня что-то вызнать насчет заказа, но я лишь махнула рукой и велела ей подобрать что-нибудь на свой вкус. Я же крутила в пальцах кольцо-артефакт. Довольно простенькое на вид колечко — на тонком ободке все-то три камушка — обладало немалым могуществом, ну и, разумеется, немалой ценой. К счастью для семейного бюджета, покупала его не я. Этот подарок Тиа про себя я называла помолвочным, хотя лорд-директор в него ничего такого не вкладывал. Впрочем, с альвами вообще трудно, а уж если они наполовину еще и демоны… Жутчайшее сочетание, уж поверьте.

Чуть огладив центральный камушек, являющийся кристаллом магофона, я мысленно потянулась к своему крылатому-красноглазому…

На зов Себастиан откликнулся сразу. Я словно воочию увидела его за столом в рабочем кабинете, окруженного всеми этими бумагами неясной природы и назначения. Почувствовав легкое вторжение в свой разум, он отложил очередной документ, испещренный какими-то пометками, и извлек свой кристалл магофона.

— Привет, чудовище. Соскучилась уже? Или что-то случилось? — И если сперва голос Тиа лучился весельем, то к концу в нем прорезались взволнованные нотки.

— Бубль, — буркнула я, чувствуя, как щеки заливает предательский жар.

— Что — Бубль?

— Все — Бубль! Забыла я о нем! Не мог бы ты завернуть в мою комнату и… — Тут я замешкалась, ибо взваливать всю ответственность на него было как-то не слишком красиво. Тем более прокол-то был явно мой.

— И выслушать первым все, что он собирается потом сообщить тебе? — не скрывая своего ехидства, уточнил Себастиан.

Ладно, воспримем это как разрешение наглеть дальше.

— Угу. Именно это. А еще взять его к себе, любить и заботиться, пока меня не будет рядом.

Себастиан чуть слышно хмыкнул, я прямо видела эту его улыбку, теплую, но немного издевательскую.

— Предлагаешь перенести всю мою любовь к тебе на это трогательное и пушистое существо?

— Именно, — с широкой улыбкой откликнулась я, но потом, поймав одну не самую приличную мысль, добавила: — Только без излишних перегибов.

— Крис! — Вот теперь он точно смеялся. И над кем?

— Тьфу, пакость крылатая! Я имею в виду, не разбалуй мне его там! — Щеки уже пылали так, что на них можно было яйца жарить.

— А я ни о чем другом и не подумал, — с отчетливо слышимой невинной улыбкой ответили мне. Угу, а то я не в курсе, кто такие альвы и с чем их едят. Да я магистерскую диссертацию уже могу по этой расе защищать! — Ладно, до связи, чудовище. Постарайся и дальше обо мне вспоминать так же часто.

Вроде и попрощался самым нейтральным образом, и пристыдил. Умеют же некоторые!

Я сделала медленный вдох, постепенно возвращая сознание в нормальное русло. Магофоны я не особо любила, вероятно, поэтому и забывала о них при первой же возможности. Ментальная магия — одна из надстихийных, а у меня с этим определенные проблемы были всегда. Не могу сказать, что я полный и абсолютный бездарь, но вот приятных ощущений мне эти попытки прыгнуть выше головы никогда не дарили.

— Ну что? Наворковалась? Ведь только час как расстались, а все туда же! — Свитти ощутимо ткнула меня локтем в бок. Я ответила ей тем же.

— Не завидуй!

— Хочу и завидую. Адекватные мужчины в наше время — редкость, — заявила моя блондинистая подружка и переглянулась с Элькой. Три оставшиеся девицы за нашим столом вообще делали вид, что их здесь нет. Вероятно, еще не осознали, что выгонять мы их не собираемся. Впрочем, Сабриса это и так знала — не зря же посмела диктовать свои условия. Мадлен же для золотого дракона имела слишком робкий нрав. Так что в паре альва-дракоша заводилой в основном выступала Саби. Что же касается третьей девушки в этой компании первокурсниц, то Фейри мне нравилась. Молодая и довольно привлекательная демонесса из клана индиго весьма гармонично вписалась и в эту банду ходячих проблем (о Сабрисе и Мадлен иначе и не скажешь), и в мое окружение.

Возможно, я просто выделяю ее из общего числа из-за принадлежности к демонам, ибо сама отношу себя к той же расе, но девочка мне казалась весьма многообещающей. И Рыжу она подходила, как бы ни пытался мой приятель убедить всех в обратном. Впрочем, о любви речь не шла ни с одной из сторон. На мой взгляд, Фей вообще рано думать о любви, она еще ребенок. Но их союз мог выйти весьма неплохим и многообещающим.

— Все беды от мужчин? — продолжая смотреть на демонессу, поинтересовалась я. Фейри под моим взглядом чуть заметно покраснела.

— А ты как думаешь? Вот выйдешь замуж — поймешь, каково живется бедным домохозяйкам! — Свитти уже запылала. Кажется, ее основательно достали насаждаемые любимым мужем правила.

— Очень надеюсь, что мне удастся договориться с Тиа полюбовно, — пробормотала я.

— Ха! Всем так кажется, а потом выясняется, что жить очень опасно: без сопровождения не выходи, собираешься куда — заранее поставь в известность, работать — а зачем?.. В общем, Крис, ты лучше подумай, оно тебе точно нужно, а?

— Ну Тиа вроде как альв наполовину… ущемлять чужую свободу не станет…

— Ха! Элька, повтори-ка нашей подруге все, что рассказала мне. Пусть оценит!

Н-да, видимо, даже альвийское отношение к свободе теряется на фоне мужского деспотизма. Впрочем, может быть, девочки сильно перегибают палку. Да и с рождения их детей прошло не так много времени, а потому их супруги могли еще не отойти…

Выслушать Иэллу нам так и не довелось, ибо в тот самый момент, когда нимфа раздора решила начать, в дверях заведения нарисовалась новая парочка. С нашего места входа было не видно, но вот спор я услышала. Его сложно было не услышать.

— Вот всегда так! Сколько я должна тебе говорить, что надо меньше пить?! — громким командным голосом вещала какая-то дама. Судя по тому, как легко ей удалось перекричать всех собравшихся, легкие у нее были немаленького объема.

— Да что я выпил-то? Пол-литра пива, да еще и с рыбкой сушеной вприкуску! Разве это много? — довольно приятным басом возмутились в ответ. В моей голове что-то шевельнулось, уж больно знакомыми были интонации. К сожалению, с памятью у меня в последнее время творилось что-то неладное, а потому сразу вспомнить прибывших я не смогла.

— Но мы опоздали! Твердишь тебе, твердишь, а толку никакого! — Дама продолжала отчитывать своего спутника. Случалось это, видимо, весьма часто, уж больно будничными были ее недовольные интонации.

— Кончай трындеть, женщина, ничего непоправимого не случилось. Найдется твоя пропажа. Они просто не могут долго пребывать в спокойной тишине, а потому чем-нибудь точно себя выдадут.

Кто бы говорил! — мысленно хмыкнула я, вспомнив, наконец, кому принадлежат эти голоса. Самая странная парочка из когда-либо мной виденных! Гном и магиня! Причем если гном никакими особенностями, кроме приятного голоса, от своих соотечественников не отличался, то женщина для человека была поистине богатырских размеров. И познакомила этих двоих именно я. Йан ф'н Ррис, один из боевых вождей гномьих кланов, и Ванесса, Ванечка, не имеющая фамилии девушка родом из крестьянской семьи. Странная парочка, но сработались они быстро.

Так вот кого Тиа послал к нам на помощь!

Широко улыбаясь, я встала со своего места и замахала приятелям руками. Все-таки Себастиан в очередной раз не прогадал — мне приятны эти двое, а потому раздражать меня их присутствие рядом точно не будет.

В замочную скважину

Витория Туманная


Витории было не по себе. Она никогда не относила себя к личностям, страдающим особой формой чувствительности к грядущему, а потому редко придавала значение подобным ощущениям. Но сейчас переключиться на что-то иное просто не выходило. Дошло до того, что она сорвалась на муже, не вовремя нарисовавшемся на пороге ее кабинета. Решив, что дальше так продолжаться не может, леди Вит отправилась к единственному, с кем могла поделиться своими тревогами. По теням, разумеется, было бы быстрее, но что-то ей подсказывало, что силы ей еще пригодятся.

В Айлеттский институт она входила уже через час. Несмотря на надежды, что долгая прогулка выветрит все страхи и тревоги, этого не произошло. А тут еще и чужой ментальный всплеск заставил нимфу иллюзий сбиться с шага. Резко затормозив, она обернулась в ту сторону, откуда пришел пусть слабый, но настораживающий сигнал. Разумеется, это был именно тот злосчастный дом!

Выругавшись про себя и помянув недобрым словом оба поколения живших там женщин, Витория прибавила шагу. Мысль, тревожащая ее уже некоторое время, наконец окончательно обрела форму. И если сперва она шла просто посоветоваться, то теперь — убеждать. Все-таки Тейриз глава разведывательного отдела любила нежной и трепетной любовью существа, проведшего на его улицах все свое детство и юность. И ей очень-очень хотелось, чтобы столица продолжала стоять именно там, где и была когда-то основана.

Себастиан встретил ее за своим рабочим столом. Впрочем, насколько знала леди Вит, он и ночевал здесь же. Для этой цели была оборудована небольшая спальня за тайной панелью. За какой именно, Туманная не знала, впрочем, это ее особо и не интересовало, но сам факт немало говорил о сидящем напротив нее мужчине.

— Привет, все скучаешь? — с порога поинтересовалась женщина, снимая с себя сеть заклинания, рассеивающего чужое внимание.

— Зато тебе, кажется, скучать некогда, — произнес лорд-директор, даже не оторвав взгляда от счета, выставленного за ремонт разнесенного любимой сестренкой лабораторного стенда. Конкретно в этот момент он жалел, что Сабрисы не было поблизости, потому что поговорить с девчонкой хотелось все больше.

— Хочешь сказать, что не заметил? — возмутилась Витория, приземляя свой очаровательный зад на угол стола. Себастиан, скользнув взглядом по столь бесцеремонно устроившейся на его рабочем месте гостье, пожал плечами:

— Все в допустимых рамках. Тем более дом весьма неплохо экранирован.

— А твой институт — еще лучше. Ты это хочешь сказать? — Леди Вит была на взводе и явно не собиралась брать себя в руки. — А я с самого начала говорила, что все этим закончится! Нельзя было позволять ему заводить кого-то!

— Ты говоришь так, словно у Милиона бродячий кот завелся, — хмыкнул лорд-директор, все-таки откладывая бумаги в сторону. Со счетами он еще успеет разобраться, а вот Витория Туманная может начать творить глупости и безобразия прямо сейчас.

— Да лучше бы кот! Нашли бы похожего — и дело с концом. А вот с вашим непредсказуемым божеством такой номер не пройдет — он единственный!

— Нил будет счастлив услышать такую оценку из твоих уст.

— Себастиан, я не вижу тут поводов для смеха. У нас нестабильный разрушитель в центре столицы! Причем один раз он уже попытался отправить все сущее в Бездну.

— Это было давно. Мил уже не ребенок. Он знает, как удерживать в узде свой проклятый дар. Что же касается Нила… Ты ведь знаешь, что Крисса уже отправилась за ним.

Под конец своей речи он все-таки обеспокоенно нахмурился. Это пока она стояла рядом и самоуверенно улыбалась, отпустить казалось легко, а вот сейчас… Уж больно любят неприятности его маленькое чудовище.

— Волнуешься? Ну отправляйся тогда за ней, — внезапно совершенно другим тоном произнесла Витория. От прежних истеричных ноток не осталось и следа.

Себастиан растерянно посмотрел на свою гостью.

— Но…

— Побудь хоть немного эгоистом. Поверь, никто не поставит тебе это в вину, — убежденно произнесла нимфа иллюзий и внезапно, словно задумав нечто, улыбнулась: — И Милиона с собой прихвати. Пусть сам за своим сказочником бегает — и город целее будет, и он выплеснет свой негатив на что-нибудь другое. А то давненько мы его с цепи не спускали, не считаешь?

— Витория! Вот теперь ты говоришь так, будто Мил — пес бойцовской породы! — Себастиан возмущенно воззрился на улыбающуюся женщину. Та и не думала смущаться. Она всего лишь озвучила свои мысли — не больше, но и не меньше.

— Ну что? Когда отправляетесь?

— Не припомню, чтобы я соглашался.

— Ну ради меня, — заканючила Туманная, в очередной раз сменив ментальную маску. Это было привычно и понятно. Себастиан обреченно вздохнул. Он снова шел на поводу у этой женщины.

Впрочем, к ее чести, она этой слабостью лорда-директора злоупотребляла редко.

Глава 8

СКАЗОЧНОЕ ПРИВИДЕНИЕ

Утро для нас началось довольно поздно. Как-то незаметно накануне мы засиделись до поздней ночи. С Йаном и раньше было весело, а уж когда он разговорил Свитти да Иэллу… В общем, вначале мои подружки плакались гному, потом он их успокаивал и развлекал. Ваня сочувственно хлюпала носом. И только трио проблемных первогодок отправилось спать вовремя.

Вернее, я думала, что они отправились спать. Не тут-то было! Почувствовав запах свободы, они просто улизнули из таверны!

К сожалению, хватилась их я лишь утром, да и то не сразу.

Из комнаты я вышла не первая — Иэлла в общем зале уже вяло ковырялась ложкой в каше, да снаружи время от времени раздавался вскрик Ваньки и следующий за ним удар топора. В общем, как минимум двое из моей маленькой армии были уже на ногах. Кивком приветствовав принцессу, я устроилась напротив нее.

— Ты что такая вялая? Отвыкла от нормальной пищи?

— Если бы… Скорее я отвыкла от нормальной выпивки, вернее от ее последствий по утрам, — недовольно поморщилась темноволосая нимфа.

— Так нечего было соревноваться с Йаном в количестве выпитого, гнома не перепить, это даже ребенку известно, — наставительно произнесла я, стараясь скрыть улыбку.

Элька кинула на меня крайне раздраженный взгляд, но смолчала. Видимо, сама понимала, насколько сглупила, начав плакаться гному. У них же все неприятности и проблемы решаются посредством выпивки! Разумеется, и девушек наших он решил развеселить старым проверенным способом. Кстати, о девушках. Свитти вчера увлеклась даже больше Эли…

На лестнице раздался какой-то подозрительный шум и приглушенная ругань. Я с интересом посмотрела в нужном направлении. Любопытно же, кто это со стенкой поцеловался — Йан или Свит. Других кандидатур, на мой взгляд, в пределах этого дома просто не было.

Спустя секунду я убедилась в своей правоте. Это действительно был один из них, а именно Йан. Выглядел гном весьма помятым. Странно, обычно представителям этой расы такой цвет лица с утра несвойственен.

— Где этот ворюга? Где трактирщик? Я должен у него спросить, что он подливал в вино! Это уже ни в какие ворота… — Держась за перила, Йан громогласно изобличал виновника своего состояния и вызывал его на разговор. Впрочем, хозяин заведения заранее проникся и все осознал. Ибо на рабочем месте его не было, и объявляться на оном он явно пока не планировал. За прилавком стояла какая-то девчонка, бледнеющая с каждым словом гнома все сильнее. — Чего вылупилась, дура? Хозяина зови! Одна нога здесь — другая там!

— Нету его, он с утра уехал… за вином, — вжав голову в плечи и время от времени всхлипывая, ответила она.

Йан смачно выругался, но к девчонке лезть не стал, лишь прикрикнул, повелев подать рассолу и побольше. Видимо, пиво он здесь пробовать опасался, ничем иным столь странный для гнома выбор «утреннего лекарства» я объяснить не могла.

— Чего шумите с утра пораньше? — Хмурая Свитти нарисовалась на ступенях практически следом за Йаном. Судя по цвету ее лица, скосивший всех недуг не обошел и ее стороной. Н-да, какое странное чувство — не страдать за компанию с остальными.

— Да вот пытаемся понять, чем нас вчера опоили, — пробурчал Йан, недовольно принюхиваясь к принесенной ему полулитровой кружке. — Явная паленка, какие-нибудь тролли из грибочков гнали.

— Ну да, тут всего два варианта: либо качество напитка было плохим, либо количество — избыточным, — философски пожала плечами Савита, без какого-либо эльфийского изящества падая на скамью рядом со мной.

— Истину глаголешь, женщина. Но гномы знают свою норму, а потому первое намного вероятнее второго, — смешно шевеля рыжими усами, важно заявил Йан. И получил подзатыльник, прилетевший от неслышно подошедшей к нам Ваньки.

— Нечего было мешать! Мы вчера в четырех тавернах были, и в каждой ты к чему-то приложился. Пить надо меньше — здоровее будешь, — сурово произнесла Ванесса. Что удивительно, гном смолчал, лишь потер ушибленный затылок. Видимо, спорить с подругой он не захотел, а может, молчаливо признавал ее правоту.

— Кстати, раз уж почти все в сборе… Никто мелких не видел? — поинтересовалась Свитти, оглядывая нас немного повеселевшим взглядом. Видимо, проверенное средство от похмелья и ей пришлось по душе.

— Да спят еще наверно, — предположила я, но моя блондинистая подружка покачала головой:

— Нет их в комнате, я заходила. Более того, они и не ночевали там — постели нетронутые стоят.

Я выругалась, помянув по матушке и батюшке всех беглянок. И что им, спрашивается, здесь не сиделось? Приключений мало? Так я им устрою приключения! Вот как найду — так и устрою!

— Эй, за стойкой, вы наших спутниц не видели? Три девицы — две светленькие и одна темноволосая, — крикнула я, обращаясь все к той же несчастной, которая вначале пережила гнев Йана, а теперь вот и на мое недовольство нарвалась. Ну что поделать — неудачные дни случаются в жизни каждого, сегодня, судя по всему, не везло именно этой юной особе.

Девчонка испуганно замотала головой. Н-да, от такой ответа, пожалуй, не добиться. Да и не помню я, чтобы вчера она была в зале, а следовательно, и отход нашего бедового трио она видеть не могла. Печально. И где же мне их искать? В следующий раз буду брать с собой альвов побольше, чтобы отлучившихся крылатых помогали искать оставшиеся, а то с ними никаких нервов не хватит.

— Да не орите вы там, — раздался ворчливый голос из-под дальнего стола. К моему удивлению, его обладатель был весьма нетрезв. Либо он слишком поздно начал, либо, напротив, слишком рано. — Были девицы, помню… На привидений ушли смотреть, там их и ищите, не тревожьте сон честных людей…

— На привидений? — Я недоуменно посмотрела на тот стол, из-под которого раздавался голос, но отвечать мне явно не собирались. Пришлось вновь перевести взгляд на девчонку за стойкой. Мне было ее почти жаль — надо же было так попасть!

— Ну, это тут, неподалеку… отель с привидениями… спросите — покажут, — пробормотала она и сбежала от греха подальше на кухню. Работа работой, но нервы все же важнее. Понимаю ее.

— Что будем делать? — тяжело вздохнув, я посмотрела на своих спутников.

— А у нас есть выбор? — деловито поинтересовалась Свитти. — Искать, разумеется.

— Кого? Беглянок? Или привидения?

— Всех и сразу!

Синие эльфийские глаза пылали самым настоящим азартом. Неужели кое-кто действительно полагал, что сможет удержать мою деятельную подружку дома? Ну-ну. Вроде взрослый нимф, а мечтает, как ребенок.


Дом с привидениями был известен всей округе, поэтому долго искать нужное место не пришлось. Строение, кстати, оказалось действительно старым. Когда-то здесь, вероятно, жили зажиточные торговцы — двухэтажный домик с террасой, окруженный уже одичавшим садом, бесспорно, выделялся на фоне остальных деревенских зданий. Думаю, лет пятьдесят назад попасть в этот дом хотели многие местные жители — как на экскурсию. Теперь же от былого великолепия мало что осталось. Стены потемнели и потрескались, двери чуть покосились, ставни держались на честном слове, светлые занавески на окнах казались силуэтами призраков, довершала эту безрадостную картину кое-где сбитая черепица. Внутри наверняка сквозняки гуляют, а во время дождей и туманов (которые здесь, по слухам, явление частое) сырость проникает во все углы и щели. В общем, тут даже никаких особых слухов пускать не надо, глянешь на такой домик и сразу уверишься — только привидения здесь и живут.

— Красота, — произнесла Савита, окидывая придирчивым взором открывшуюся ей картину.

— А что? Спокойное, тихое место… сад, речка опять же рядом… подремонтировать бы немного, — это уже Йан. Он, в отличие от Свитти, взирал на домик, словно рачительный хозяин. Ну да, гномы же верят в призраков еще меньше, чем демоны. В принципе у наших рас довольно близкие взгляды на жизнь. Если бы это было известно изначально, еще до начала войн всех со всеми, можно было бы привлечь их на свою сторону. К сожалению, появились в этом мире демоны внезапно, причем внезапно в первую очередь для себя. Хотя теперь-то какая разница? На материке худо-бедно раздел территорий произошел. Осталось разобраться с тем, что творится на островах — и можно следующую вечность валяться на солнышке и тянуть через соломинку какой-нибудь эльфийский коктейльчик.

Пока я размышляла сразу обо всем на свете, «тихое место» одномоментно перестало таковым являться. Вначале что-то ощутимо громыхнуло, я даже на небо глаза подняла — уж не гроза ли. Небо встретило меня безмятежной голубизной, без намека на облака и скорую непогоду. А вот к грохоту добавился визг, высокий, громкий и совсем не женский. Мне стало любопытно. Остальным, видимо, тоже, ибо мы остановились в некотором отдалении и занялись любимым делом — наблюдением.

Вначале из дома в одних подштанниках выскочил полноватый мужчина средних лет. Собственно, именно он и был источником визга. Всклокоченные каштановые волосы с проседью, выпученные глаза — и нескончаемый, дрожащий на одной высокой ноте крик…

— Как здесь с привидениями, не знаю, но баньши уже найден. Правда, почему-то мужского пола, — оторопело подвела итог всему увиденному Савита. Остальные с ней молча согласились.

Впрочем, уже мгновение спустя стали понятны причины столь странного поведения мужчины: следом за ним из дома выскочили три привидения. Одно даже летело над землей, оглашая пространство протяжными стонами вперемешку со смехом. Два других оказались несколько более приземленными.

Хм, а разве они не смотреть на призраков собирались? Или они решили, что, прикинувшись своими, быстрее их найдут?

— Сабриса! Мадлен! Фейри! Что вы здесь творите? — Перекрикивая продолжавшего визжать мужика, я сурово уставилась на переодетых девиц. Впрочем, что значит переодетых? От призраков в них и были-то лишь развевающиеся белые одежды, наскоро состряпанные из простыней, да вуали из ажурных занавесок. Вредительницы они. Причем стыдом и совестью совершенно не отягощенные.

Услышав мой голос, девицы тут же стянули с голов полупрозрачные покрывала. Смирения, покорности или вины на открывшихся нашему взору лицах не было ни на медную монетку.

Мужчина, осознав наконец, что для привидений эти три бедствия как-то слишком материальны, заглох на мгновение, но только для того, чтобы набрать в легкие новую порцию воздуха.

— Они ваши? — уставившись на нас, возмущенно закричал он. — Забирайте сейчас же! Они мне весь бизнес испортят!

— Что за бизнес? — не поняла я. Было как-то странно выслушивать претензии от типа, стоящего посреди одичавшего сада в одних подштанниках.

— Крис, у него привидения фальшивые. Он честных людей дурит!

Оскорбленная в лучших чувствах Сабриса обвинительно ткнула пальчиком в сторону крикуна. Н-да, все с ними ясно, решили проучить. Это они могут.

— Так сюда за этим и приходят! — тут же возразил он. — Какой нормальный человек поверит в призрак! Ну вот хоть вы скажите этим детям! — И мужчина требовательно воззрился на меня. Лично мне с ним связываться хотелось все меньше, да и на месте девочек я поступила бы так же.

— Что сказать-то? — решив, что маги-боевики стоят за своих всегда и везде, даже если не правы, прикинулась дурочкой я.

— Что привидений не существует!

— А вы уверены, что их нет? — чуть понизив голос, спросила моя вредная особа.

— Разумеется!

— Они вам сами сказали или вы придумали?

Это уже таинственным шепотом и старательно округляя глаза. Окружающие притихли. Те, кто знал меня получше, уже раскусили мою игру, те, кто похуже, — непонимающе хмурили брови.

Иллюзии не мой конек, особенно материальные, но ради такого случая и поднапрячься немного можно…

— Да, сами-сами, насилу убедили, что нас нет, — прошелестел бесплотный голос. — А тут вы… не портите нам бизнес…

Мужик вытаращился на полупрозрачный силуэт старушки. Единственное, что он мог в этот момент, — открывать и закрывать рот, как вытащенный на берег толстый сом. Призрак с моей подачи подмигнул неудачливому дельцу. Краткое «бу!» — и нас внезапно стало на одного человека меньше. Хозяин гостиницы предпочел сбежать, оглашая окрестности диким визгом.

Я благодарно улыбнулась иллюзии и развеяла ее. Девочки смотрели на тающий призрак почти благоговейно.

— Настоящий призрак? Она ведь была настоящей! — Если начала Сабриса не очень уверенно, то под конец была твердо убеждена в своей правоте. Я украдкой глянула на радостное личико альвы.

— С чего ты взяла? — полюбопытствовала я, не решаясь так быстро разрушать эту детскую веру в чудо.

— Так это же бывшая хозяйка дома, бабушка сбежавшего толстяка. Ее портрет в холле висит! — восторженно произнесла Саби, у меня же все похолодело внутри. Я уже говорила, что с иллюзиями не дружу? Так вот в большинстве случаев они у меня просто не выходят.

Да нет, невозможно. Привидений не существует, потому что вырвать душу из цикла перерождений практически невозможно. Совпадение. Да-да, всего лишь совпадение. Ну, мало ли… Может, я просто где-то видела похожую старушку, а Сабриса домыслила остальное сама. Дети они ведь такие, верно?

Глава 9

ЗВЕРЬ НА ЦЕПИ

— Крис, я тебе говорила, что ты — чудо? — хлопнув меня по плечу, весело заявила Савита. Элька, как более молчаливая, поддержала ее кивком. Мы уже возвращались обратно к таверне и оставленным там вещам. Три проблемные девицы весело шагали чуть впереди — уж теперь-то из поля зрения их выпускать никто не собирался.

— Не припомню. Но можешь сказать это сейчас, — великодушно разрешила я. Свитти заливисто рассмеялась, Эля ей вторила. Последние полтора года именно этого мне и не хватало. Нет, я не против сугубо мужской компании, но во время неприятностей чаще всего недостает как раз этого ощущения принадлежности к чему-то родному и понятному, к девичьей банде. Я безмерно ценю Рыжа, среди парней он — мой первейший друг и помощник, но девочек мне не заменит даже он.

— Ты — чудо. С тобой всегда весело. — Свитти тут же воспользовалась моим разрешением. — И как только тебе удается собирать вокруг себя столько интересных людей и событий?

— Особенности происхождения и божественного благословения, — рассеянно откликнулась я, пытаясь разобраться в своих ощущениях. Было как-то неспокойно. Но в то же время я была уверена, что ничего плохого произойти не может. Просто что-то должно измениться, и мне нужно это не пропустить.

— А разве демоны верят в богов? — удивленно подала голос Иэлла.

— Не верим, — ответила я, а потом вздохнула и призналась: — Даже когда здороваемся с ними за руку при встрече.

— То есть все-таки верите? — Савита как всегда рассмотрела за моими словами нечто большее.

— То есть, — устало произнесла я, — мы не исключаем возможности, что такое событие может произойти. Но даже в таком случае почитания и веры от нас они не дождутся.

— Интересная концепция, — весело хмыкнула Свитти. — И очень удобная. Хочу — верю, хочу — нет. Мне нравится!

— Нисколько не сомневалась, — пробурчала я, продолжая вертеть головой по сторонам. Вот как понять, что должно произойти, если предчувствие столь слабое и не оформившееся? Опять Медея шалит?..

Хм, а ведь я сейчас сродни Майсилю, наверно. Но вот ему ничего не стоит пообщаться с покровительницей, а мне хоть ритуальную службу каждый раз устраивай!

К счастью, искать храм или — и того хуже — возводить новый мне не пришлось. Едва мы подошли к таверне, где провели прошедшую ночь, все тут же встало на свои места.

— Ну и где вас носит? — раздраженно поинтересовался Себастиан Арвишше, заступая нам дорогу. Смотрел он при этом на меня так, словно за минувший с нашей последней встречи день я как минимум умудрилась развязать новую мировую войну.

— Тиа? — оторопело спросила я. Мозг отказывался воспринимать действительность, особенно такую. Вместо привычной (и, будем откровенны, изрядно бесящей меня) серой мантии лорда-директора он был облачен в охотничий костюм. Такие любят носить лесничие, егеря, да и просто боевые маги на заданиях. Настолько неформальным последний раз я видела его драконову уйму лет назад!

— Не ждала?

В ответ на мой недоуменно-удивленный взгляд Тиа оскалился такой дружелюбной улыбкой, что меня словно кипятком обварили. Кажется, я начинаю припоминать, почему влюбилась именно в это невозможно нудное создание. Да-да, именно потому, что порой он бывает полной своей противоположностью.

Ответить мне не дали. Любимая подруга, чуть оттеснив меня в сторону, поспешила обратить на себя часть высочайшего внимания:

— О, Себастиан, привет! А что там за мальчик-одуванчик во дворе? Он с тобой?

Заинтересованно вытянув шею, она наблюдала за встрепанным русоволосым парнишкой. На солнце его пушистая шевелюра явственно отливала тусклой медью. Не заметить такого просто невозможно, так что я вполне могла понять любопытство подруги. Однако не мешало бы ей напомнить, — замужней подруги.

— Неужто не узнала? — удивился Себастиан, я же насторожилась — уж больно пакостный у него был в этот момент вид. — Эй, Мил, говорил же тебе: ходи так чаще! На тебя уже прекрасные дамы заглядываются!

Наверно, тогда у меня случился второй приступ остолбенизма за день. Болезнь редкая, обычно я ей не страдаю, но тут… Вначале Тиа в охотничьем костюме, теперь вот магистр Милион. Если в домашней одежде он показался мне всего лишь немного интересным, то сейчас…

— Он чистокровный, — негромко произнесла я, ни к кому не обращаясь. Разные ходили слухи, зачастую противоречивые, но сейчас я осознала, что полукровкой Мил быть не может. Такой животной притягательностью обладают лишь нимфы и феи, рожденные с полноценным даром.

— Нет, — это Тиа произнес мне на ухо. По спине побежали мурашки, разнося по телу тепло от его близости и дыхания. Зачем ему это было нужно, для меня осталось загадкой, ибо все любопытствующие уже отправились к магистру Лимону — рассмотреть это чудо поближе. — Его отец не был чистокровным. Поэтому Мил и получился таким… несовершенным.

Я нахмурилась, не понимая, что мог иметь в виду лорд-директор. Сейчас я воспринимала Милиона как чистокровного. Постепенно крепчающий фейский дар позволял мне находить в толпе отмеченных той же кровью и наследием. Савита — чистый закон, незыблемый и неискоренимый. Иэлла — пламя раздора, неустанно рассыпающее вокруг себя колючие злые искры. И Милион… Он был клубящимся мраком, неспокойным, жадным и безумно голодным зверем, которого кто-то посадил на цепь и постарался забыть о его существовании.

Ох…

Я невольно зажмурилась. Дикая красота чужой сущности притягивала, вынуждая сердце биться с перебоями, а дыхание почти замирать. Это было столь же прекрасно, насколько и жутко. Беснующийся зверь на цепи… зверь, чьи оковы я могу сорвать одной лишь силой воли.

И как я могла раньше не видеть всего этого? Я же столько раз встречала Милиона в стенах института! И ни разу… Стоп.

— Тиа, кто наложил на него все эти ограничения? — хмуро поинтересовалась я, не сводя напряженного взгляда с обманчиво-юного нимфа.

— Большей частью он сам. Кое-что добавила леди Туманная. Что-то — Нил. Ну и, разумеется, магия института.

— Зачем?

— Потому что для нечистокровного у него слишком много силы, Крис. И эта сила жаждет убивать. Она уже убивала…

Странно, вроде бы Тиа и не сказал ничего особенного, но я поняла. Гибель семьи магистра Милиона не была случайной. Вернее, была, но вовсе не неудачный эксперимент привел к такой трагедии. Что ж, теперь понимаю, почему он так неохотно подпускает к себе окружающих.

— Нил поэтому держался рядом с ним? — хмуро спросила я, чувствуя себя почему-то обиженной за Мила. Пытаться сблизиться ради того, чтобы нацепить новый поводок… это слишком низко! Даже для альва, считающего своим долгом исправлять чужие судьбы.

— Этот вопрос следовало бы задать Нилу, а не мне, — хмыкнул Тиа. — Ты же знаешь, наш божественный крайне не любит делиться своими мыслями и переживаниями.

— Мне сейчас очень хочется ему врезать. Хорошо, что он вне зоны доступа, а то точно не сдержалась бы.

— Сможешь сделать это после. Так и быть, для тебя я его даже подержу.

Я удивленно обернулась. Тиа улыбался, брать свои слова обратно он не спешил. Что ж, грех не воспользоваться такой возможностью.

— Запомни, ты обещал.

— Ну должен же хоть кто-то его воспитывать, — хмыкнув, пожал плечами Себастиан. Я рассмеялась. Нет, эти альвы все-таки доведут меня до ручки!

— Тиа, я не собираюсь быть мамочкой для вашего древнего бога.

— Нил — не бог, — упрямо поправил меня лорд-директор. Да-да, как называть его божественным — это без проблем, а как ставить его на одну ступень с той же Медеей — ни-ни! Впрочем, если я признаю право за Нилом называться так, то придется и для себя шить божественный саван, а этого мне бы очень не хотелось.

— Мне все равно, кто он. Не пытайтесь спихнуть на меня вашу ответственность!

— Но он же тебе нравится, — пожал плечами Тиа, словно констатировал очевидное.

— Но замуж-то я не за него выхожу! Тем более Мил мне тоже очень нравится. Такой как сейчас, почти свободный от ваших цепей…

Последнюю фразу я произнесла едва слышно. Мне было грустно. Я слишком хорошо понимала, что такое нестабильный дар. Сколько берсерков было уничтожено из-за того, что они не смогли найти свою точку контроля? Никто не считал. Даже Констан лишь чудом не оказался в их числе.

Отбивающийся сейчас от навязчивого внимания Свитти нимф тоже должен был быть отбракован. Почему он выжил? Как? Я не знаю, но это и не те вопросы, на которые я хотела бы знать ответы.

— Ну вот, я снова испортил тебе настроение. — Теплая ладонь опустилась на мою голову. Чужое воздействие на сознание было таким легким, что его можно было бы не заметить… Размечтался!

— Тиа! — Я недовольно прикрикнула на него. — Давай без альвийских штучек. Обещаю, что вот прям сейчас я не побегу снимать эти ваши оковы.

— А потом? — напряженно поинтересовался он.

— Потом — посмотрим, — честно призналась я. — Ладно, выкладывай, что вы тут делаете.

Себастиан, явно обрадовавшись смене темы, широко улыбнулся. Озорные искорки снова появились в его глазах и даже весьма оживились. Эх, чувствую, ничего хорошего я сейчас не услышу.

— Да вот решили с вами прогуляться. Вместе же веселее.

— С нами? — Я полностью обернулась, оказавшись почти вплотную к мужчине своей мечты. Будь сейчас иная ситуация, возможно, я бы даже растаяла. Но случай был явно не тот.

— А что? Ты против? — Себастиан Арвишше подозрительно уставился на мою персону. Н-да, предчувствия меня не обманули, ничего хорошего, абсолютно ничего. Отделаться от него мне точно не удастся.

Возможно, так даже будет лучше. Не вечность же мне все на своих плечах тащить, верно?

— Крис?..

Но этот разговор мы все-таки отложим, — смалодушничав, решила я. В конце концов, до часа «икс» еще уйма времени, может, оно как-то само разрешится. Ну а если нет… вот тогда и прибегнем к самому крайнему варианту.

— Рада я, рада, — проворчала, отступая на шаг и отворачиваясь. — Просто не ожидала подобного. Все это так неожиданно…

— То есть все-таки не рада. — Тиа как всегда все понял превратно. Впрочем, сама виновата, что даю ему повод лишний раз вспоминать о старых обидах и недопонимании между нами.

Плюнув на правила приличия, я обернулась и прыгнула ему на шею. Зарывшись носом в отросшие пепельно-светлые прядки у его уха, я прошептала:

— Рада, безумно рада!

И ведь не соврала. Впрочем, долго наслаждаться моментом мне не позволили.

— Крисса, кончай развратничать тут! Люди же смотрят! — возмущенно воскликнула Свитти, отстав от мальчика-одуванчика (да простит меня магистр Лимон, но называть его так я теперь буду долго) и вернувшись к нам.

— Не завидуй. А люди пусть отвернутся! — пробурчала я достаточно громко для того, чтобы меня услышали. Тиа рассмеялся, прижимая меня к себе одной рукой.

И, что примечательно, в тот момент я действительно была счастлива. Старые долги, обещания, чужие цепи и клетки — это же такая малость, когда тебя обнимают любимые руки, а весь мир стыдливо отворачивается в сторону. Ради таких моментов и стоит жить.

Глава 10

О ПЛАНАХ И ИХ РЕАЛИЗАЦИИ

Обсуждать планы на ближайшее будущее мы сели лишь в обеденное время. Если честно, меня все эти задержки стали уже раздражать. Вроде и не зависит ничего ни от меня, ни от остальных, а на нервы действует. Мы ведь не знаем точно, что там эти альвы задумали… Или знаем?

Я посмотрела на Тиа, потом медленно перевела взгляд на сидевшую напротив него Сабрису. Они ведь точно что-то знали. Не могли не знать. Вот только спрашивать сейчас, при всех, я не стану — слишком хорошо помню, сколько тайн хранят альвы и как трепетно к ним относятся. Впрочем, не без оснований, следует признать. Узнай остальные расы об истинных способностях этих беспокойных и ветреных существ, вряд ли многие и дальше будут закрывать глаза на их выходки. Их терпят лишь потому, что считают абсолютно безопасными.

И сейчас действия Нила вполне могут перечеркнуть все те иллюзии, что веками создавали вокруг себя поколения крылатых.

— Какие у нас планы? — невольно нахмурившись, нарушила тишину я. Затягивать дальше мне казалось глупым. И так полдня потеряли!

— А разве у нас есть варианты? — легкомысленно откликнулся Тиа, напоминая всем, что лорд-директор существо жутко нудное, но существующее исключительно в пределах столицы. Н-да, видимо, ближайшее время мне придется познакомиться поближе с его худшей частью. Впрочем, не с худшей — это я вру, просто с той, к которой я не привыкла. Плюс в силу особенностей моего воспитания я считала ее далеко не самой сильной его стороной. Да, я все время твержу Тиа, чтобы он вел себя чуть свободнее, но я никогда не говорила ему полностью отключать тормоза!

Так, Крис, спокойнее. Вполне вероятно, что это временное явление. Скоро все вернется на свои места, просто нужно немного переждать.

Я медленно выдохнула, пытаясь взять все эмоции под контроль. И ведь, что забавно, я прекрасно понимаю, что совсем не Тиа виновник моего раздражения. Злюсь я на всю эту ситуацию в целом, а к нему цепляюсь исключительно из-за того, что сейчас придираться больше не к чему.

— Вот и хотелось бы узнать, а есть ли у нас варианты, — проворчала я.

Себастиан продолжал сиять этой своей улыбкой. Саби вторила ему. Мил делал вид, что за нашим столиком оказался совершенно случайно. Свитти старательно строила ему глазки. (Пришлось пнуть подругу под столом, чтобы вернуть в здравомыслящее состояние). Фейри заинтересованно вертела головой по сторонам. Иэлла изволила обедать, и отвлекать ее от этого дела было неблагоразумным. Мадлен ушла куда-то в свои драконьи мысли и пока возвращаться явно не планировала. Йан и Ванька же после появления лорда-директора старательно прикидывались декорациями и ни во что не вмешивались. Очаровательная компания, ничего не скажешь!

— Вариант один, но подойти к нему можно по-разному, — произнес Тиа. У меня от бессильного раздражения зачесались кончики пальцев. Вот почему я не берсерк, а? Нет, я в курсе, что у женщин этот ген вообще не проявляется, даже если и есть, но так хочется отрастить коготки подлиннее… и почесать их о своего ближнего.

— Мне из тебя каждое слово щипцами тянуть?

— Не нервничай, Крис. У нас еще уйма времени. С этим порталом мы выиграли минимум три дня. На крыльях альвы передвигаются довольно быстро, но обычную усталость это не отменяет. Так что на данный момент Нил еще находится в центральной части страны.

— Так какого драко… — Кинув взгляд на Мадлен, я решила, что ругаться драконами сейчас немного неэтично, поэтому проглотив окончание слова, продолжила, не переходя на личности: — Тогда почему мы здесь? Не логичнее ли было перехватить его в другом месте?

— В каком, Крис? Мы чувствуем лишь направление их движения. Для создания точного портала этой информации крайне мало. Да и небо — это не дорога, никогда заранее не скажешь, в каком месте преследуемый тобой альв сменит направление движения.

— Тогда с чего ты взял, что они пролетят здесь?

Себастиан пожал плечами:

— Ни с чего. На самом деле они вряд ли будут приближаться к поселениям без надобности, намного вероятнее, что всю дорогу они будут придерживаться глухих мест.

— Тиа! — Я возмущенно воззрилась на мужчину.

— Дай закончить, чудовище, — хмыкнув, произнес он. — Но зато мы знаем, куда именно они держат путь.

— Знаете? — Мил впервые заинтересовался нашим разговором. Серые глаза требовательно уставились на Себастиана. Вот теперь я верю, что это наш магистр Лимон, так пригвождать взглядом к месту может лишь он.

— Разумеется, — это уже Сабриса. — Ни один альв не пропустит такого, даже если захочет. Едва они его нашли… это словно кипяток по нервам. — Девушка поскребла ноготком кожу на запястье. Видимо, ощущения были не самыми приятными.

— Да, пропустить было сложно, — рассеянно подтвердил Тиа. Замечательно! Так если они все знали, чего ради молчали?

— «Его» — это кого?

В отличие от меня, тратить силы на раздражение или злость Милион не стал. Мне бы его умение держать себя в руках.

— Наш город, — пожала плечами Саби; при этом выглядела она так, словно мы не понимаем очевидных вещей.

— А у вас он есть? — удивился магистр. Могу его понять: почти всю жизнь общаюсь с альвами, всеми способами пытаюсь добыть новую информацию о них, а про этот мифический город слышала лишь пару раз, да и то мельком. Впрочем, насколько я поняла, у Мила не было и этого. Нил не из тех, кто будет откровенничать… с посторонними. Хм, а разве я когда-то считала их посторонними? Пусть не друзья, но ведь что-то вроде того, разве нет?

— Разумеется, есть! Должны же мы были где-то появиться, верно? — фыркнула Сабриса, явно не горя желанием вдаваться в подробности. Традиционная альвийская скрытность. В общем, можно было бы уже и привыкнуть, но как же все это раздражает!

— И где сейчас этот ваш город?

Воспользовавшись паузой, я постаралась вернуть разговор к первоначальной теме, а именно к Нилу. Вопросы доверия и его отсутствия будем решать как-нибудь по ходу дела. Тем более ни покидать столицу надолго сама, ни лишать Тейриз присутствия лорда-директора на длительный срок я не планировала.

— На дне морском, — все тем же тоном откликнулась Сабриса. Информацией она делилась крайне неохотно.

— А чуть конкретнее?

— Аккурат между крайним из драконьих островов и человеческим архипелагом.

Хоть юлить и увиливать не стала, спасибо и на этом.

— То есть Нила ловить будем там?

— Именно. И не думай, что наша фора будет увеличиваться, — это уже Тиа. Видимо, Сабриса лимит слов на сегодня исчерпала. Но вряд ли это надолго, как только альва чуть отойдет от допроса, тут же вернется в прежнее благодушное состояние. Крылатые вообще отходчивы.

— Почему? Логично же предположить… — Я недоуменно посмотрела на Себастиана.

Он качнул головой, прерывая мою речь:

— Это над материком альвы передвигаются с остановками. Земля притягивает, держит. Над водой все иначе. Как только они окажутся над морем, то просто пронзят пространство. Я не могу объяснить, Крис. У каждой расы свои особенности при построении пространственных коридоров. Мы все используем разные законы. Уж ты в этом должна была убедиться хотя бы на примере демонов или тех же эльфов.

Я неопределенно пожала плечами. Пространственная магия — это не мое. О чем, кстати, я уже не раз упоминала. Мне безразлично, по каким законам работает то или иное явление, пока оно исправно выполняет свои функции. Вот зачем мне знать, что наши порталы без дополнительных пересчетов не переносят драконов (вернее переносят, но не туда, куда нужно), что демонические коридоры можно навести, не зная точной точки выхода, или что, например, те же эльфы вообще не заморачиваются расчетами масс и габаритов, а просто доверяются своему Лесу? Использовать эти знания я все равно нигде не смогу. Вот теперь еще и про альвов информацию подкинули.

Хм, «пронзают пространство», говоришь? Ожидаемо. Нет, правда. Это логично. Если их крыльям нужен отдых при длительных перелетах, то при перемещении над водой им просто негде было бы приземлиться. Конечно, у них должен быть способ обмануть природу!

— Перемещение моментально? — хмуро уточнила я, пытаясь прикинуть, успеем ли мы вовремя или, скорее всего, прикатим к самому финалу событий.

— Не совсем. И оно не сплошное, на длинных дистанциях обычно короткими прыжками пользуются. Так что еще день можно накинуть к тем трем, что я насчитал вначале.

Очаровательно. У нас три-четыре дня до катастрофы, а мы тут сидим и чаи распиваем!

— Что ж, тогда возвращаемся к началу: какие у нас планы? — со вздохом я повторила свой первоначальный вопрос. Надеюсь, хоть теперь я получу на него достойный ответ.

— Как я уже говорил, вариант у нас один, порт Флип. А вот способов до него добраться целых два. Можно в ближайшем форте боевых магов одолжить лошадей, а можно срезать путь и пройти напрямик через лес. В принципе и в том и в другом случае мы ничего не выигрываем во времени. Раньше завтрашнего утра точно в городок не прибудем, и это при условии, что всю ночь проведем в дороге.

Н-да, умеет он утешать. Ночь в лесу или в седле — это именно то, о чем мечтает любая девушка.

Эх, и почему я только Мая с собой не прихватила? Маг-пространственник нам сейчас очень бы пригодился. Впрочем, кто мне его теперь отдаст? У Констана очень предусмотрительный папа. Н-да, не удивлюсь, если выяснится, что у Майсиля уже своя комната есть в особняке Орше, а может, уже не только у него, но и у трех его дочек. Уж ушлый демон не упустит случая заполучить не только дровское божество с уникальным магическим даром, но и трех жриц, идущих к нему в комплекте. Вот чувствую — придется мне еще доказывать свои права на Миялку, иначе ведь заберет, демон бессовестный!

— Так, понимаю, цивилизованные пути — это не для нас, — со вздохом подвела итог услышанному моя персона. А то я Тиа не знаю! Чтобы он да побеспокоил кого-то, когда можно обойтись своими силами? Ха! Вместо этого он заставит страдать всех окружающих, а потом обзовет это закреплением пройденного в курсе боевой подготовки!

— На лошадях? В ночь? Ты убиться решила таким способом во цвете лет? — ехидно поинтересовался Себастиан.

— А то в лесу ночью убиться шансов меньше! — фыркнула я, хоть и понимала, что никто меня слушать не станет. Как лорд-директор сказал, так и будет, ибо его авторитет у остальных непререкаем.

— Да ладно, Крис! Ночь, лес, комары — романтика!

Еще и издевается, сволочь красноглазая! Знает же, насколько сильна моя любовь к зеленым насаждением. Ууу! Ненавижу!

Я, отодвинув от себя посуду, молча встала. Если он думает, что я опущусь до просьбы, он явно забыл, с кем имеет дело.

— Чудовище, ты куда собралась? — недоуменно спросил Тиа, заметив мои телодвижения.

— Вещи собирать, — веско произнесла я. Меня не останавливали. Какие умные все стали, прямо жуть берет!

Ладно, мы им еще припомним. Будет и на нашей улице праздник!

Глава 11

А НАМ БЫ В МОРЕ

Флип оказался обычным портовым городком. Небольшим, живущим исключительно за счет рыбной ловли и вялой торговли с островами. (Все-таки большая часть торговых путей на материке была сухопутной, а для некоторых товаров — портальной). Почему-то только теперь я поняла, насколько обособленно мы держались от людей островов все это время. Ведь действительно мы никогда не интересовались их жизнью. Почему так вышло? Ясно, что сначала мы были заняты выяснением отношений между собой. Но войны закончились шатким миром. Пусть мы все еще окончательно не нашли общего языка друг с другом, но решение не прибегать к боевым столкновениям без веских причин приняли единогласно.

— Почему никто из местных не попытался наладить торговые отношения с островами? — негромко поинтересовалась я, пытаясь понять, что изменилось бы от этого простого и верного решения.

— Ну почему не пытались? Крис, ты не одна такая умная. Попытки были, но ни к чему Они не привели. Люди не готовы идти на контакт с нами.

Я тяжело вздохнула. Что-то мне подсказывало, что это не так. Не могло быть так. Слишком в отчаянном положении они находятся. Думаю, предложи мы им помощь, они вцепились бы в эту возможность. Одной лишь верой сыт не будешь. Законы, традиции и догмы изменяемы, неизменны лишь упрямство и глупость. А значит, либо послали для переговоров не того, либо условия предложили не те. Жаль, что ба никогда не посвящала меня в нашу дальнюю внешнюю политику. Эльфы, дроу, демоны — этого сколько хочешь, а вот люди — ни-ни. Впрочем, я уже и сама поняла причины. Уж больно накладное наследство мне оставил дед.

Вот, казалось бы, чего ждать от самой слабой частички крови в твоих жилах, а ведь оказалась самой коварной! Из тех, что в конце игры выпадает краденым козырем из рукава шулера, меняя сразу весь расклад. Сколько я потратила нервов, опасаясь фей с их тройным троном и возможными планами на меня? Да и от династического брака с демоном чудом отбилась! Про эльфов и вовсе молчу — с первого дня как «принцессой» окрестили, так и не отставали. Но справилась же! Со всеми разобралась, живи себе дальше спокойно, а оно вон как оказалось.

Н-да, а ведь еще и Тиа надо рассказать… Но пока это лучше отложить, не до моих проблем сейчас.

— И что дальше делать будем? — хмуро поинтересовалась я. Чувствовала я себя отвратительнее некуда: ноги гудят, из волос хвойные иголки буду неделю выпутывать, а ведь еще колючек на одежду насобирала — хоть в ботанический сад вместо куста какого ставь!

— Сейчас — отдыхать. А вечером искать корабль.

Отдых… какое волшебное слово! У меня даже сил немного прибавилось. По крайней мере, есть шанс добраться до ближайшей таверны и завалиться спать в относительно чистую постель, а не в ближайшую канаву.


Будили меня, наверно, всем миром. А что поделать? Из вредности (хотя большей частью все же усталости) я на свою комнату столько полезных в быту заклинаний повесила. Впрочем, защита против упырей и вурдалаков меня особенно порадовала. Даже интересно стало, кого это я в мыслях так окрестила, что на автомате заклинание повесила? Нет, есть у меня предположения… хе-хе… но о них лучше помалкивать.

В общем, пока Тиа не догадался найти слабое место в контуре и влезть через окно, спала я сном младенца. Зато потом мне досталось. И за заклинания, и за полусонный посыл, который я выдала совершенно механически, без какой-либо мысли…

Короче, собирались на пристань мы долго, но весело. Весело было не всем, но хоть какое-то развлечение.

В результате до места мы добрались одновременно с темнотой. Ничего хорошего в этом не было, терять еще один день никому не хотелось. Большинство кораблей (корыт, будем честными) выходили в море с утренним отливом, но ловить капитанов в ранние часы совершенно бесперспективно. Они либо уже на борту, либо еще спят в обществе портовых девок. В общем, не успел поймать днем-вечером — потерял еще день. Плюс вспомним, что морской торговли тут почти никакой, соответственно корытца небольшие, плавают недалеко, да еще и чисто рыболовецкие.

Впрочем, не так уж все и плохо. Официально границы мы не закрывали, поэтому вялый обмен всякой мелочью все-таки идет. Впрочем, надежды поймать именно торгово-пассажирский кораблик мало, а потому лучше сразу приготовиться к тому, что на ближайшие дни домом может стать пропахший рыбой трюм. Нет, все-таки поймав Нила, я ему дам по шее! Чисто в профилактических целях.

— Итак, слушаем меня, — остановив нас, произнес Себастиан. Сейчас он вновь был предельно собран, от вчерашней легкой улыбчивости не осталось и следа. Что ж, признаю, действовать согласно ситуации он всегда умел. — В портовом районе Флипа есть три места, где можно нанять судно. Так что для скорости мы сейчас разделимся. Я с Милом отправлюсь в наиболее непредсказуемое и опасное место. Ваня с Йаном, вы и без меня знаете, где и что искать. Девушки, вам здесь лучше держаться вместе. Постарайтесь не влипнуть в историю за те полчаса, на которые я вас покину. В идеале вам лучше просто подождать в сторонке нашего возвращения. Вопросы?

— Куда нам идти? — спросила я, не желая, как он выразился, «стоять в сторонке». В конце концов, я боевой маг, а не кисейная барышня.

— Туда! — Тиа махнул рукой в сторону невысокого шумного здания, сейчас полного огней и голосов. В принципе логично. — Но лучше вам все-таки нас подождать. Не могу сказать, что женщин там не любят. Скорее, напротив, их там любят слишком сильно. Я понятно выразился, Крис?

— Считаешь, стоять здесь будет лучшей идеей? — хмыкнула я.

— Да, — решительно кивнул Себастиан, — потому что на улице они будут, во-первых, поодиночке, во-вторых, либо слишком трезвыми, либо слишком пьяными.

— Как будто мы не отобьемся! — с негодованием произнесла я. Нет, действительно, за кого он нас принимает?

— Отобьетесь, — не стал спорить Тиа. — Но наши шансы нанять корабль существенно снизятся. Так что лучше вам все-таки не лезть на рожон.

И ведь не поспоришь!

— Как скажешь, будем тише воды, — уверила я лорда-директора, пока он не решил приставить к нам кого-нибудь для страховки.

— Вот и хорошо. Полчаса, Крис. Большего я не прошу. — И он скрылся за ближайшим поворотом. Ваня и Йан, как оказалось, за время нашего разговора уже успели куда-то смыться.

Эх, если бы все было так просто… Не прошло и пяти минут, как Себастиан удалился по своим «мужским делам», как на горизонте появился проблемный тип.

— Ой, бабы!.. — И столько умиления в голосе, словно впервые женщину увидел. — А вам чавой-то тут надо?

— Корабль ищем, — буркнула я, рассматривая нарисовавшегося поблизости мужчину. Невысокий, плотный, средних лет — типичный человек в возрасте. А уж в полумраке и вовсе кажется, что он ничем не отличим, скажем, от того, что вывалился пять минут назад из кабака и уполз за угол.

— Да зачем оно вам? — продолжал допытываться подошедший. Он еще был относительно трезв и явно решил развлечь себя беседой перед продолжением банкета.

— Нужен. Если не можешь обеспечить — проваливай, — не желая ввязываться в бессмысленный разговор с подвыпившим человеком, раздраженно бросила я.

— Женщина на корабле — к беде, — сплюнув с причала, мрачно произнес моряк.

Такое поведение, если честно, меня оскорбило. Давненько на меня так не смотрели, да еще из-за каких-то глупых суеверий!

Я окинула быстрым взглядом девочек. Свитти, как и я, пришла в ярость, но более спокойная Иэлла пока сдерживала совсем не эльфийский темперамент нашей подруги. Фей отвлеклась на море и теперь ее не дозваться. Сабриса на слова мужика никак не отреагировала — впрочем, она альва, чего ей только не пришлось выслушать о себе, с тех пор как она была представлена ко двору. Мадлен же и вовсе в первую очередь считала себя драконом, так что от нее я особой реакции и не ждала. Что ж, отдуваться, видимо, как всегда, мне.

— А мы не женщины — мы ведьмы, — заявила я, подведя статусы женской половины нашей команды под общее арифметическое. А что? В среднем где-то так и выходит. Я уже полноценный маг (как, собственно и Ванесса, но она этого всего не слышала, а потому в подсчетах, можно сказать, и не участвует), мои подруги действительно дипломированные ведьмы, ну и три первогодки, рассчитывающие на это звание в будущем. Хотя если вспомнить характеры этих трех бестий… в общем, ведьмы они, чем угодно поклянусь!

— Да? — Нас смерили подозрительным взглядом. Видимо, зрелище сколько-то удовлетворительным не показалось, ибо улыбка на лице мужика стала наглее и увереннее. — А не похо… — И в этот момент растительная монстряшка, плод альвийско-эльфийской магии выползла из сумки Сабрисы. Как я не закричала в тот момент, не знаю. Возможно, привыкла уже к некоторым особенностям своего окружения. Но лучше относиться к этой твари не стала! Нормальные цветы не выползают из своих горшков и щупальца свои к мирным обывателям уж точно не тянут! Уж поверьте, зрелище это не для слабонервных. Моряк, как оказалось, особой смелостью не страдал. Узрев это чудо чудное, он весь побледнел и даже задрожал. Эх, перестарались! Его же сейчас удар хватит. Как же мы поплывем тогда?

— Эмм… — меж тем выдавил моряк из себя, а потом его словно в другой режим переключили: — Госпожи ведьмы, что ж вы сразу не сказали-то? Мы сейчас быстренько вам кораблик организуем! Вы только зверя… э-э-э… цветочек свой в горшочек верните, не дай боги, потеряется еще или затопчут случайно. Вы это… не извольте беспокоиться! Сейчас все будет!

И он испарился, словно никогда и не было. Какой быстрый малый.

Именно этот момент выбрали для своего возвращения отлучившиеся члены нашей группы. Тиа, проводив бегуна недоуменным взглядом, вопросительно посмотрел на меня. Я лишь пожала плечами. Он ведь все равно не поверит, что я ни при чем.

Ладно, пока на горизонте посторонних не видать, надо сделать внушение. А то скоро совсем от рук отобьются.

— Так, давайте, колитесь, кто еще контрабандой протащить чего решил? Про цветочек я поняла; оставить его было не с кем, да? — Я сочувственно посмотрела на Саби. О том, что в этот момент творилось у меня в душе на самом деле, лучше не знать. Вообще чудо, что я не придушила эту альвочку прямо там, на месте. А что? Две минуты — и концы в воду. Море рядом, ищи ее потом…

М-да, кровожадная я что-то. А все потому, что окружающие только и делают, что на нервы действуют. Спасу никакого нет!

Кстати про окружающих. Что-то уж больно затянулось это их молчание. Я обвела подруг недоуменным взглядом. И с чего вдруг молчим, а?

— Ну… — к моему удивлению, голос подал не кто-то из девиц (а от женской половины нашей группы всего можно ждать, это факт), а Себастиан.

— Да? — моя подозрительность резко повысила градус.

— Его действительно оставить было не с кем. Не с девочками же… На это же никаких нервов не хватит!

— Чьих? Моих?! Охотно верю! — негодующе фыркнула я. — И какую же контрабанду, позволь узнать, ты таскаешь с собой со вчерашнего дня?

— А сама как думаешь?

И Тиа осторожно достал из своей походной сумки рыжий мохнатый комочек. Н-да… с памятью мне точно надо что-то делать. Бубль спал; судя по тому, что голос он не подавал больше суток, отоспаться он решил впрок и сразу, чтобы потом было больше времени на мое воспитание.

— Поняла, осмыслила, каюсь, — виновато улыбаясь, ответила я. — Ладно, давай это пушистое наказание мне. Кстати, вероятно, корабль мы с девочками уже нашли. По крайней мере, нам его обещали. А ведьмам все-таки не врут.

К концу этой фразы улыбалась я уже довольно. А чего скрывать? Они все бегают, суетятся, ищут, а мы стоим себе в стороночке — и снимаем сливки. Красота!

Глава 12

О МОРСКИХ ЗМЕЯХ И МАГАХ-ТЕОРЕТИКАХ

Корабль нам нашли. И даже не такое уж откровенное корыто. Вот что значит репутация! С капитаном беседовали наши мужчины, оставив нас на палубе любоваться морскими пейзажами. Что ж, злиться на Тиа за это без толку, все равно в итоге он поступит по-своему. И если говорить откровенно, мне совсем не хотелось общаться с капитаном судна, — уж больно запоминающимся оказался вечерний поход в порт.

— Красота-то какая! — восторженно произнесла Фей, не отрывая взгляда от убегающей за горизонт водной глади. Я улыбнулась. Видеть столь искреннюю реакцию было приятно, словно это именно я подарила такое чудо. Бедная девочка, нелегко ей, наверно, пришлось… Будучи дочерью клана берсеркеров, Фейри с рождения была обречена стать разменной монетой в вопросах сохранения вида. Она даже моря не видела до этого момента!

— Да, очень красиво, — откликнулась Сабриса, приобнимая подругу за плечи. Мадлен как всегда молчаливо ее поддержала. Хорошо, что они сдружились. Я боялась, что воспитанницы герцога Арвишше не найдут себе места в учебной группе после полугодового отсутствия. Все-таки первоначально их путешествие к эльфам вместе с нами запланировано не было.

Я так увлеклась наблюдением за девочками, что невольно вздрогнула, когда на мое плечо опустилась рука Тиа.

— Зови остальных, Крис. Капитан готов выделить нам четыре каюты. Небогато, но хоть что-то. Тем более путешествие не должно быть слишком долгим.

Я, кивнув, пошла к замершим у борта первогодкам. Кричать в этом месте почему-то не хотелось, возможно, меня просто нервировало внимание матросов, которое и без того было полностью приковано к нам.

Впрочем, боевые маги быстро ко всему привыкают.


В море мы вышли с утренним отливом. К этому моменту выделенные нам каюты мы кое-как обжили. Места там, разумеется, было маловато, но к каким только условиям боевым магам в нашем лице не приходилось привыкать. В общем, не так страшно, как могло бы быть.

Я оказалась в одной комнате со Свитти и Элькой. И в отличие от меня, девочки, отвыкшие от условий приключенческой жизни, недовольно морщились и ворчали себе что-то под нос. Ну да, прибитые к стене на уровне пояса лежанки — это не королевские ложа, как и расположенные под ними сундуки — не гардеробные комнаты, но жить-то можно. Тем более плавание было рассчитано от силы дней на пять.

Впрочем, свыклись девочки с обстановкой довольно скоро. В какой-то момент мне подумалось, что даже ворчали они скорее для порядка, чем всерьез. Что меня действительно удивляло, это их спокойствие. Ни Свитти, ни Элька, казалось, не вспоминали о брошенных ими семьях.

— Девчата, а что, вас мужья не ищут? — полюбопытствовала я, устав гадать, куда те запропастились.

— С чего ты взяла? Ищут, конечно, — откликнулась Свитти. — У Эльки уже магофон сбоит от бесчисленных непринятых вызовов. Да и я уже, если честно, устала посылать к лешему своего любимого. Но ничего, пусть помучаются, а то совсем от рук отбились! — негодующе фыркнула моя подруга.

Я удивленно качнула головой. Что-то прежде я таких настроений у них не замечала. Эля и вовсе была идеальнейшей из женщин: милой, веселой и при этом покладистой. Свитти из другого теста, вечная бунтарка, умеющая ставить перед собой цели и к ним идти, но вот наша принцесса… Н-да, страшно представить, что необходимо было сделать Валю, чтобы терпение Иэллы подошло к концу.

Ладно, погуляют по миру, успокоятся и вернутся под крылышко семьи. Ну или терпение у их благоверных все-таки иссякнет, и они сами заявятся за своими драгоценными половинками. Хотя последнее — лучше без меня. Я люблю Валя и Анжея, но первый уже успел меня достать, а второй… Ну дядя Анжи, как я порой зову его из вредности, никогда не был мне особо симпатичен. Понятия не имею, что Свитти нашла в смазливом нимфе. Впрочем, она девочка взрослая, сама прекрасно справляется с порчей собственной жизни.

— Ты чего так тяжко вздыхаешь, Крис? Не рада компании Тиа?

Я уже говорила, что моя блондинистая подружка совсем не умеет быть тактичной?

— С чего ты взяла? — хмуро спросила я, устраиваясь в горизонтальном положении. Мой организм явно не спешил привыкать к постоянной качке и чувствовал себя далеко не самым лучшим образом.

— С того момента, как он появился, ты все мрачнее, — усаживаясь рядом с моей бренной тушкой, весело сообщила она.

— Тебе не приходило в голову, что я просто страдаю морской болезнью? — пробурчала я, мысленно пытаясь убедить свой организм, что на бороздящих просторы морей корытах жизнь все-таки возможна. Организм же верить в столь откровенную ложь отказывался.

— Тогда приступ начался еще на суше, — хмыкнула Савита.

Ну, с этим спорить было сложно. Настроение у меня испортилось заранее, просто теперь к этому еще добавились слабость, головокружение и тошнота. Если честно, на месте окружающих я бы побоялась к себе сейчас лезть.

— Ладно, вижу, что к общению ты не готова. Отдыхай пока. Эль, пойдем на палубу — морской ветер так бодрит!

Я вздохнула с облегчением; пара часов покоя мне была обеспечена.


Вот только отдохнуть у меня не вышло. Едва измученное постоянной качкой тело примирилось с действительностью и провалилось в сон, как корабль тряхнуло. Хорошо так тряхнуло. Меня подбросило на лежанке, и, если бы не врожденная ловкость, лежать мне на полу с синяками и переломами.

Тревожно забили в колокол. Шум голосов, крики, гомон. До меня долетали лишь отдельные звуки, отказываясь складываться в слова и фразы. Проклиная Нила и это корыто на все лады, я выбралась из каюты и заковыляла на палубу. Меня мотало по всему коридорчику, как камушек в детской погремушке. Хорошо еще, пространства лишнего было немного, только локти и ушибла. Надо сказать, в этот момент я очень позавидовала своему кролю, который явно решил впасть в спячку и реагировал на все крайне вяло, лишь огрызался, когда его пытались как-то расшевелить.

В конце концов я все-таки сумела забраться по лестнице и выйти на палубу. Здесь было настолько оживленно, насколько это вообще было возможно. Если честно, я и не предполагала, что на этом плавучем корыте столько народа. А главное, из-за этого бессмысленного всеобщего мельтешения никого знакомого не вижу!

— Да что, дракон вас сожри, у вас здесь творится?! — остановив первого попавшегося под руку матроса, рявкнула я. Тот, бросив на меня короткий взгляд, ответил почти без задержки:

— Дык дракон и творится. И жрут-с.

Н-да. Информативно.

— Кого жрут? — чуть спокойнее поинтересовалась я.

— Видимо, нас, — философски пожал плечами моряк. Ну да, действительно, какая мелочь! Впрочем, если это тот дракон, о котором я подумала…

— Мадлен! — пытаясь перекрыть всеобщий гомон, прокричала я. На секунду всеобщая суматоха затихла.

Девочки появились рядом. Причем не только Мадди с Сабрисой, но и мои подружки и даже Себастиан. Я уставилась на возможную причину всеобщей паники.

— Это не я, честно, — тут же поспешила заверить меня девушка. Впрочем, это я и так уже поняла: пока мы общались, корабль в очередной раз тряхнуло. Вновь послышались крики. Я попыталась вытянуть шею и рассмотреть, что происходит у дальнего борта, но обзор был загорожен полностью. Мадлен между тем продолжала: — И не дракон это вовсе. Так, морской змееныш, не очень крупный даже.

— Если он не очень крупный, почему нас трясет, как припадочную эльфийку у брачного ложа? — возмущенно воскликнула я, когда во время очередного толчка меня буквально впечатало в стоявшего рядом Тиа.

— Ну так он для морского змея некрупный, — смутившись, ответила Мадди.

— А для нас? — сухо спросила я.

— Ну раз в пять больше корабля…

У меня аж руки зачесались ее немножко придушить. Чисто в воспитательных целях. Все-таки информацию нужно преподносить четко и по делу.

— Насколько он опасен?

— Тут правильнее поинтересоваться, насколько хорошо мы плаваем? — едко улыбаясь, влез в мою беседу с драконессой Себастиан.

— У нас на борту полдюжины магов!

— Крис, моряки не зря его драконом назвали. Зверь жутко редкий, почти реликтовый, абсолютно неразумный, но главное — шкурой в крылатую родню пошел.

— Мы ему не родня, — тут же поправила Мадлен. Кажется, она не собиралась допускать и мысли о своей возможной связи с морским змеем. Вот только, к сожалению, сейчас это меня волновало меньше всего.

— И что? Неужели мы совсем ничего сделать не можем? Тиа! Должен же быть какой-то выход! — Я возмущенно уставилась на лорда-директора. Среди нас у него было больше всех шансов найти способ избавиться от реликтового монстра.

И именно этот момент морской змей выбрал для того, чтобы показаться мне на глаза. Поднырнув под днищем корабля (нас чуть не опрокинуло!), он показался всего в десятке метров от нас. Остроносая змеиная морда, увенчанная коллекцией костяных наростов, вынырнула из воды и замерла, с интересом рассматривая нас. Мы же в ответ во все глаза уставились на нее. Огромная темно-серая туша влажно поблескивала в свете стремящегося к горизонту солнца.

— Тиа? Ты точно ничего не надумал? — осторожно поинтересовалась я, медленно отступая назад. Мне совсем не улыбалось быть целью этой редкой морской зверюшки.

Но вместо него ответил Милион. Вернее, как ответил? Приказал:

— Отойдите к другому борту!

— Магистр? — Я недоуменно посмотрела на встрепанного мальчика-одуванчика. Морской ветер еще сильнее распушил его шевелюру, и теперь он казался даже младше меня самой.

— Мил! — Голос Тиа звучал предупреждающе, но Милион явно не собирался сейчас его слушать.

— Просто отойдите. Быстро! — Последние слова он буквально прорычал. На мгновение я даже дышать перестала — настолько жутко стало, словно под кожей холодный ветер пронесся от этого тона.

Это был совершенно не тот магистр, к которому я привыкла за время, проведенное в институте.

Сейчас он внушал не привычный трепет перед строгим преподавателем, а самый настоящий ужас. Немотивированный страх рождался внутри и крупной дрожью прошибал весь организм от макушки до пят. Я просто не могла взять себя в руки и прекратить это.

Тиа, подойдя со спины, обнял меня за плечи и увлек в сторону, на безопасное расстояние. В кольце его рук оказалось спокойнее, но я все равно не могла унять этой странной иррациональной дрожи. Сам мир умирал сейчас перед Милионом. Пространство перед ним плавилось, распадаясь на мелкие кусочки, и исчезало, не оставляя даже тени следа.

В этот момент я словно воочию увидела его внутреннего зверя, поднявшего худую морду, в предвкушении скалившего зубы… Он жаждал пищи — и видел ее перед собой. Сам наш мир был его пищей.

— Что это? — оторопело спросила я, наблюдая за тем, как Милион постепенно выстраивает перед собой каркас заклинания.

— Сила фей разрушения, которая никогда не знала мужских рук, — напряженно ответил Тиа, не сводя глаз с нашего магистра.

— Но, Мил…

— Не чистокровный. Избери его мать себе мужа из нимфов, родилась бы обычная девочка с даром княгини войны. Но родился Мил, такой вот ущербный.

— Он не ущербный! — возмущенно возразила я.

— Крис, как это ни назови, он не контролирует свой дар. Эта сила в любой момент может вырваться и погубить все в радиусе десятка километров.

— Но еще не погубила. Он справляется.

— Лишь благодаря колоссальным усилиям и его самого, и Ассамблеи Магистров, и лично моей.

Живое оружие — вот единственная причина, по которой Милиону оставили жизнь. И это задевало. Мне действительно оказалась небезразличной судьба этого странного нимфа. Каково ему жить в клетке, созданной по чужой воле из его собственных убеждений? Считать себя опасным зверем, сбереженным на крайний случай? Мне было бы страшно. Страшно потерять себя, страшно сознавать всю тщетность своей жизни. И просто страшно.

Боится ли он? Не уверена. Даже сейчас я не вижу его страха — лишь жажду спустить с цепи зверя.

Но он этого не сделает. Мил слишком ценит чужую жизнь, чтобы покориться инстинктам ради призрака удовлетворения. Теперь я понимаю, что Нил в нем нашел. И я сделаю все, чтобы блудный альв вернулся обратно. Как бы там ни было, но только древнейший сможет защитить магистра от этой силы и от самого себя.

Милион тем временем закончил все приготовления. Я не знаю, что видели моряки, которые замерли на палубе и испуганно таращились на разворачивающуюся битву взглядов между вихрастым парнишкой и морским змеем, но вот лично у меня проблем с видением не было никаких. Как я уже успела убедиться за последнее время, моя чувствительность к фейским способностям возросла. Вполне возможно, что увеличились и пресловутые способности «феи любви», но я уже давно не рисковала их опробовать на окружающих.

Но вернемся к Милиону. Клубок заклинания серым комом висел на уровне его груди и слабо пульсировал в ритме сердца. Это было странно, ибо я совершенно точно воспринимала эту субстанцию как первозданную пустоту. А какая жизнь может быть в абсолютной пустоте?

А ведь воздух подрагивает не только перед Милом, но и вокруг него. Под кожей снова прошел холодок. Теперь я отчетливо видела, что имел в виду Тиа. Магистр не в состоянии удержать весь поток; наполняющая его энергия рассеивается и окружает тело легким пологом, смертельно опасным для всего сущего.

Я опустила взгляд на доски палубы. Они неспешно пропитывались этой отправленной аурой. Еще немного, и дерево начнет гнить, несмотря на многочисленные слои пропиток и защитных чар.

— Сейчас! — Я сама не поняла, что заставило меня это выкрикнуть. Но Мил повиновался, не задумываясь. Возможно, в тот момент его сознания и не было в теле — уж больно страшным даром обладала его плоть, чтобы суметь вместить вместе с могуществом еще и душу.

Серый клубок пустоты устремился вперед, к своей цели. Морской змей, предчувствуя опасность, раскрыл пасть, угрожающе зашипел… и исчез. Просто перестал быть. И, если честно, я уже не была уверена, что он когда-либо существовал вообще.

— А неплохие теоретики у тебя в институте работают, — невольно передернув плечами, негромко произнесла я. Тиа в ответ ободряюще сжал мои плечи и отпустил.

— Я всегда нахожу лишь самое лучшее, — шепнул он мне на ухо, перед тем как уйти.

Двусмысленно прозвучало.

Рассеянно улыбаясь, я повернулась к катящемуся в море солнцу. Едва ли не впервые с того момента, как моя нога коснулась этой палубы, мне было здесь комфортно.

У Себастиана всегда получалось найти нужные слова. Не зря же из всех мужчин мира я выбрала именно его, верно?

Глава 13

О БУРЕ И МАГИЧЕСКИХ СОЗДАНИЯХ

Все-таки не зря в институте меня считали одним из главных магнитов для неприятностей. А уж в компании с тремя магнитиками поменьше (не могу же я не упомянуть новое проблемное поколение, верно?) моя неудачливость стала чем-то очевидным.

В общем, путешествие, начавшееся со встречи с реликтовой тварью, просто не могло запомниться всего одной проблемкой. Да, «проблемка» оказалась немаленьких размеров, но раз уж мы так просто (ладно-ладно, не так уж и просто, но лично мне это не стоило ровным счетом ничего) с ней справились, то следовало ожидать новых неприятностей. Разумеется, они не замедлили появиться.

Ветер поднялся к ночи того самого дня, когда нам повстречался морской змей. Ветер как ветер, ничего особенного, но моряки встревожились. Я тогда списала их волнение на пережитый от встречи с монстром стресс. Ошиблась.

Первой из нас неладное почувствовала Сабриса. На следующий день во время обеда она словно невзначай произнесла:

— Буря идет.

Обедали мы на палубе. Несмотря на поднявшийся накануне ветер, было солнечно и тепло. Услышав слова Саби, я машинально подняла глаза к небу. Насыщенно-синее, с легкой прозрачной перинкой облаков, оно совсем не обещало каких-либо природных катаклизмов.

— С чего ты взяла? — полюбопытствовала Свитти, весело хрумкая маринованным огурцом. К печеной с картофелем рыбе он подходил лучше всего. Правда, зря она на них так налегает, питьевой воды на борту достаточно, конечно, но все-таки в душный день жажда и так обеспечена, а она еще и на соленое наседает!

— Ветер крепчает, — пожала плечами Сабриса.

— Думаешь? Я ничего пока не заметил, — не давая возможности Свитти развязать очередной спор, произнес Тиа. Моя подружка тут же надулась. Она терпеть не могла, когда ее прерывали, хоть и редко это показывала.

— Но это так, — продолжала стоять на своем Саби.

— Не везет нам что-то, — сокрушенно произнес Себастиан, откидываясь назад и устремляя взгляд в небо. Я невольно подняла глаза, пытаясь понять, что он там высматривает. Небо. Обычное ясное небо. Ну не считать же эти легкие, почти прозрачные облачка да чуть прохладный ветерок предвестником бури! — Знаешь, Крис, — проникновенно продолжал он, — я начинаю верить, что неприятности следуют за тобой по пятам. То особо редкие морские твари на огонек заглядывают, то бури не по сезону. Может, правы были мужики, говоря, что бабы на борту к беде?

Я беззлобно ткнула его локтем в бок. Тиа с детской обидой глянул на меня. Я невольно восхитилась умению лорда-директора строить такие умильные рожицы. Вот чес-слово, у меня и вполовину столь очаровательно не получится!

— Ну и кто скажет капитану о надвигающейся буре? — вновь напомнила о грядущей проблеме Сабриса. Видеть эту альву настолько серьезной мне доводилось редко, но все равно нервничать я почему-то не спешила. Бури на морях не редкость. Тем более столько магов на борту, уж как-нибудь справятся с одним-единственным природным явлением.

— Он уже и без вас в курсе. Опытным морякам не нужен магический дар, чтобы предсказывать погоду, — проворчал Милион. Этот тон совершенно не вязался с его нынешним образом мальчика-одуванчика. Но от этого выглядел он лишь очаровательнее, сердитая милаха — чем не повод улыбнуться.

Кстати, матросы после случая со змеем прониклись к нему уважением. Даже предложили должность корабельного мага, но Мил вежливо отказался. Хотя, на мой взгляд, ему бы это подошло. А что? Бескрайняя свобода, ветер в лицо, спокойная работа… Из всех стрессов лишь редкие бури да еще более редкая морская живность… Красота! И ведь, что немаловажно, нет такого вечного раздражающего фактора как оболтусы-студенты!

— Ну раз с этой проблемой и без нас разобрались, продолжаем заниматься тем, чем и занимались последние пару дней, — спокойно улыбаясь, произнес Себастиан.

— Это чем же? — подозрительно уточнила я, не припоминая за собой никаких особых дел.

— Ничем. Это ведь лучшее занятие, разве не так?

Я пораженно кивнула. Услышать от лорда-директора что-то на тему отдыха — это нечто из ряда вон выходящее. Да за все время его нахождения на посту он ни разу не брал отпуск, даже выходные и те умудрялся просиживать у себя в кабинете. И тут внезапно такие слова?

— Себастиан, не шокируй девушку. Она явно не в курсе, что институт ты закончил с большим трудом, да и то лишь благодаря заступничеству отца, который в те годы еще занимал твой нынешний пост.

Теперь удивленно таращилась на Тиа не я одна. Н-да, представить занудного лорда-директора в числе неуспевающих студентов было просто невозможно. Это все равно что пытаться представить бескрылую птицу или неспособную плавать рыбу. Впрочем…

Вспомнив обо всех приключениях его бурной юности, я поняла, что поверить в слова Милиона вполне могу. Ведь не раз сама находила Себастиана под утро в очередном кабаке или игорном доме, причем в таком виде… О том, что тогда мне самой было лет семь — десять, лучше умолчать. Если бы моя ба была в курсе, по каким трущобам ее малолетняя внучка ползала в нежном детском возрасте, убила бы любимого ученика еще в те далекие годы.

— Мил, ты на меня-то тему не переводи. Твоя персона девушек интересует гораздо больше, — ухмыльнувшись, Себастиан ловко перевел стрелки на расположившегося рядом с ним магистра.

Надо ли говорить, что четыре пары заинтересованных женских глаз тут же уставилась на Милиона? Свитти так вообще едва сдерживалась, чтобы не засыпать нашего бывшего преподавателя вопросами. Думаю, окажись ее супруг сейчас поблизости, даже он — существо весьма рассудительное и хладнокровное — нашел бы повод для ревности.

Кому принадлежали оставшиеся три пары глазок? Нашему трио проблемок, разумеется. Мадлен и раньше выказывала некоторую заинтересованность магистром — впрочем, скорее профессиональную. Сабриса ни в чем не отставала от подруги, мне порой казалось, что у них совершенно одинаковые интересы. Да-да, бывали моменты, когда я воспринимала обеих воспитанниц герцога Арвишше за близняшек, настолько они ассоциировались у меня друг с другом. О том, что вместе эти две особы лишь последние пару лет, я то и дело забывала. И как раньше Саби существовала без Мадди? Такое вообще могло быть? Мне уже не верилось. Впрочем, я и не знала ее до того момента. Альва и ее драконесса появились в моей жизни одновременно, так что ничего удивительного в моей неспособности представить их по отдельности не было.

Но вернемся к Милу. Последние заинтересованные глазки принадлежали Фейри. Юная демонесса взирала на нашего магистра как на какое-то дивное чудо. Точно так же раньше она смотрела на Майсиля.

Н-да, умеет наш Мил заинтересовать барышень. Даже странно, что он все еще один. В этот момент как-то сразу вспомнилось мое внутреннее ощущение его дара, и я поняла: нет, не странно. Если разбавление крови князей войны приводит к такому результату, то ему не стоит связываться с женщинами других рас. Хотя, если на то пошло, с феями ему тоже лучше не начинать…

Печально. Особенно грустным это кажется для меня. Я так привыкла к тому, что мой дар помогает не только соединять сердца и судьбы, но и позволяет любви принести свои плоды, что сейчас, впервые столкнувшись с кем-то, кого мои способности скорее отравят, чем принесут счастье, мне стало не по себе.

Любой потомок Милиона будет обречен нести на своих плечах всю тяжесть его проклятия. И если одного мага-разрушителя Ассамблея Магистров еще может потерпеть рядом с собой, то нескольких — никогда.

Неудивительно, что все это время он жил один.

Почувствовав, что мое настроение как-то слишком стремительно упало вниз, я быстренько распрощалась с друзьями и направилась в каюту. Омрачать отдых остальным своим кислым видом мне не хотелось. Тем более дурнота от постоянной качки корабля хоть и прошла, но некоторая слабость осталась. Именно на это я и сослалась.

Упав на свою лежанку, я притянула к груди теплый сопящий комочек, в который по какой-то причине превратился мой ворчливый фамильяр, и уснула, убаюканная мерным покачиванием волн.


Пробуждение вышло неприятным и резким. Вот который раз уже здесь так происходит! Стоит только чуть задремать, как корабль начинает швырять по волнам, как какую-то скорлупку!

Надо ли говорить, что снова все повторилось по вчерашней схеме? Вначале меня изрядно помотало по коридору (синяков на локтях стало еще больше), потом, вскарабкавшись по лестнице, я вывалилась на палубу… с которой меня в тот же момент чуть не смыло за борт.

— Да куда тебя несет, дура? — Совсем неласково поприветствовав мою едва проснувшуюся персону, кто-то невежливо схватил меня за шиворот и затащил обратно. — Вот скажи, чего тебе в тепле и сухости не сидится, а? — Серебристо-стальные глаза, требовательно уставившиеся на меня, принадлежали магистру Милиону. — Себастиан, забирай свою малахольную, и советую впредь глаз с нее не спускать! — С этими словами меня, как мешок картошки, передали с рук на руки.

— Что это с ним? — негромко поинтересовалась я, когда дверь каюты, которую Мил делил с лордом-директором, закрылась.

— Девочки его достали. А он их послать сразу не может, вежливый слишком.

— Мы точно говорим об одном и том же существе? — потирая шею, в которую из-за нашего магистра впился жесткий ворот блузки, спросила я. Что-то его поведение мне не показалось очень уж аккуратным и уважительным.

— Ну его терпение тоже не безгранично, — пожал плечами Тиа.

Так, эту тему можно не продолжать. Из мужской солидарности он точно будет стоять на стороне Милиона, даже если тот кругом и всюду не прав.

— Кстати, а девочки где? Когда я проснулась, в комнате их не было.

— У Сабрисы они. Рози лечат.

— Рози? — вспомнила растительную монстряшку, коей присвоили это имя, и вздрогнула. Как бы меня ни убеждали некоторые ушастые персоны, что эльфийское наследие во мне активно, мой страх перед этим кошмаром садовода доказывает обратное. — Да что могло случиться с этой тварью?

— Саби беспокоится, что ее укачало. Она стала какой-то вялой, — сообщил Себастиан. Занятно, но ему, видимо, в этих словах ничего странным не показалось, тогда как у меня сказанное им породило одно лишь недоумение.

— Ты смеешься? Как этот кошмар садовода-любителя могло укачать? У нее даже желудка нет! Или есть? Эй, Тиа, а чем твоя сестричка кормит свою тварюшку?

— Да кто их знает? — присев на ступеньку лестницы, произнес лорд-директор. — Меня Саби к своей любимице не подпускает. А вот Свитти твою позвала. Теперь они там всей веселой компанией пытаются поставить диагноз.

— Бубль, кстати, тоже себя необычно ведет. Уже третий день спит. За все время лишь пару раз просыпался, да и то лишь для того, чтобы наорать на нас — мы слишком шумели, — обеспокоенно нахмурившись, сказала я.

Себастиан, схватив меня за руку во время очередного резкого крена корабля, притянул меня к себе и, усадив рядом, успокаивающе провел ладонью по моим волосам:

— Все нормально, Крис. Такое бывает.

Я доверчиво опустила голову на его плечо. Мне безумно хотелось ему верить.

— Уверен? — все-таки поинтересовалась я, удобно устроившись в его руках. Думаю, я могла бы просидеть так целую вечность.

— Да. Он часть твоей магии, — играя прядями моих волос, успокоил меня Тиа. Это было настолько естественно, что двигаться не хотелось вовсе. А в какой-то момент я даже поймала себя на мысли, что ритм моего дыхания совпадает с его ритмом. — Просто сейчас тебе нужно больше сил, чем обычно.

— Но он не… — Я испуганно вскинулась.

Себастиан, чуть заметно улыбаясь, притянул меня обратно.

— Нет. Сами по себе фамильяры не умирают. Они живут, пока жив их хозяин, или пока связь специально не разорвут магистры. С ним все будет хорошо.

Я окончательно расслабилась в его руках. Это было странно, но как-то правильно, что ли… Корабль скакал по волнам, по палубе отбивали ритм тяжелые капли воды, а я сидела, прижавшись к Себастиану, и дышала в том же ритме, что и он. И, если честно, в тот момент меня совершенно ничего не тревожило.

Глава 14

О ДОБРОТЕ УТРА И ПОЛЬЗЕ БОДРЯЩЕГО ДУША

Проснулась я полностью отдохнувшей, чего уже давненько не случалось. Впрочем, уже пару минут спустя после пробуждения этот вопрос отошел на второй план, так как каюта была явно не той, что я делила с девочками. Похожей — да, но не той. Попыталась вспомнить обстоятельства, при которых я вчера ложилась спать — и ничего. Вернее, появилась стойкая уверенность, что вместо того, чтобы отправиться в кровать, я, напротив, из нее выбралась.

Н-да, на провалы в памяти я не жаловалась даже тогда, когда набиралась на студенческих вечеринках.

Утвердившись в сидячем положении на лежанке, я принялась поправлять одежду. Блузка оказалась помятой со сна и наполовину расстегнутой. Темно-коричневые штаны свободного кроя из плотной ткани закрутились вокруг лодыжек и задрались на добрый десяток сантиметров. В общем, приличным мой вид точно не назовешь. И это я еще не видела своего отражения! Нисколько не сомневаюсь, что моя голова сейчас напоминает воронье гнездо. По крайней мере, на ощупь моя прическа оставляет желать лучшего. Красавица, ничего не скажешь.

Прислонившись спиной к стене, чтобы не так шатало от бесконечной болтанки, я попыталась пригладить этот кошмар на голове. Без расчески выходило плохо, а еще больно и жутко неудобно.

И надо же было Тиа выбрать именно этот момент, чтобы войти! Руки сами собой потянулись к тонкому тканому одеялу, но, к сожалению, оно меня спасти было не в состоянии. Этот вредный тип подошел к ближайшему сундуку, открыл его и протянул мне расческу. Ну просто сама доброта и вежливость!

— Может, у тебя еще и сменная одежда для несчастной девушки найдется? — язвительно поинтересовалась я, все-таки используя предоставленный предмет по назначению. Разбирать спутанные пряди было больно. Обычно на ночь я заплетала волосы в тугую косу; к сожалению, в этот раз мне было явно не до этого.

— А тебе это нужно?

— Ну раз уж ты демонстрируешь такую удивительную доброту, почему бы ей не воспользоваться? — пожав плечами, ответила я. Из-за пыточного инструмента в моих руках на глаза навернулись слезы. Разумеется, настроение от этого у меня лучше не стало.

— Тебе помочь? — участливо поинтересовался Тиа, подходя ближе. Я, раздраженно фыркнув, сунула ему расческу. Хочет мучиться — пожалуйста. Это даже на суше или в полный штиль не самое простое занятие, а уж в такую качку и вовсе одна большая проблема.

Себастиан, присев на лежанку рядом со мной, жестом заставил меня чуть повернуться. Я подчинилась. Тиа пытался действовать осторожно, даже нежно, но время от времени все-таки дергал спутанные пряди. Впрочем, это в любом случае было лучше моих собственных действий — в раздражении я всегда поступала излишне резко, даже себе во вред.

За недолгое время, прошедшее с моего пробуждения, главный вопрос отпал сам собой. Где я нахожусь, понятно без лишних слов. Но остались два не менее важных. Чтобы не сидеть в тишине, их я и озвучила:

— Что я тут делаю? И где магистр?

— Мил решил нам не мешать, поэтому сбежал к Йану с Ванькой. — Себастиан, проигнорировав первую часть вопроса, ответил лишь на вторую. Краем сознания я отметила этот факт, но решила пока не придавать ему значения.

— А нам было в чем мешать? — полюбопытствовала я, все еще не разобравшись, чего во мне больше — злости или покорности своей судьбе.

— Крис, ты уверена, что хочешь это услышать? — с прежней осторожностью разбирая мои волосы, негромко спросил мужчина. От этого спокойного голоса у меня по коже побежали табуны мурашек.

— А почему нет? Уж больно интересно выслушать и твою версию событий, — пробурчала я, пытаясь скрыть за словами то, насколько меня тревожит его близость.

Тиа чуть слышно хмыкнул. Видимо, ждать от него пространного ответа не приходится.

— Тебе вкратце? Ты уснула. Наша комната была ближе. Все.

Как и думала, информативно. И да, это был сарказм.

— А теперь то же самое, но с подробностями, пожалуйста, — продолжала стоять на своем я.

— Тебе с какими? Любопытствуешь, сколько раз я приложил тебя головой об стену, пока транспортировал твое тело по припадочно трясущемуся кораблю? — Ехидства в голосе за моей спиной было больше, а вот прикосновения расчески к волосам стали еще аккуратнее.

— В том числе. Но гораздо больше меня интересует, где спал ты сам.

— Разумеется, здесь. — Ну просто святая невинность. Если бы я в это еще верила!

— Где это «здесь» было конкретно? — Мои подозрения окрепли и почти превратились в уверенность. Все-таки Тиа в Тейризе и Тиа в роли бесшабашного спутника — это абсолютно разные личности.

— Понимаешь, корабль так швыряло… Разве я мог позволить девушке упасть с ее ложа? — И он улыбнулся, как кот, втайне от хозяйки облопавшийся сливок.

Высшая магия никогда не была моей сильной стороной, но вот стихийная… А уж в море, где воды и так больше чем надо, с использованием небольшого трюка проблем возникнуть не могло. Миг — и на Себастиана обрушивается целый водопад. Единственное, что я не учла, это свое близкое нахождение к этому вредному типу. Но ничего, за дело и пострадать немного можно.

— Крисса! — возмущенно воскликнул он, вскакивая на ноги.

— Сам виноват. Нечего было руки распускать, — фыркнула я, стряхивая с плеч крупные капли.

— Тебе мало воды снаружи? Где я, по-твоему, должен постель сушить? Там же льет как из ведра! — продолжал возмущаться Себастиан. Выглядел он при этом до того забавно, что я не смогла сдержать улыбки. Мокрые светлые пряди облепили лицо, с челки, ресниц и кончика носа срывались редкие капли воды, а с одежды и вовсе текло. Впрочем, охотничий костюм вряд ли промок — его делали на совесть, да и чаровали лучшие маги-бытовики.

Эх, ради такого зрелища не жалко пожертвовать собственной спиной! Но потяжелевшие от воды волосы и неприятно липнущая к телу ткань блузки все-таки немного портили этот момент. Да и сидеть на промокшем лежаке было неудобно — форменные брюки мага-боевика от дождя и снега чаруют весьма неплохо, но на сидение в луже они все-таки не рассчитаны.

Встав со своего места, я старательно отряхнулась. Если не считать спины и волос, в целом мой внешний вид можно признать удовлетворительным.

— Так что насчет сменной одежды для девушки? — Наглеть так наглеть. Тиа от такого заявления даже задохнулся, вытаращив на меня глаза.

Да-да, милый, я существо крайне вредное. Вся в тебя пошла. Так что кончай взирать на меня, как на какое-то чудо-юдо, и делись рубашками. Брюки, так и быть, я оставлю на тебе.

— Чудовище, мне вот любопытно, с чего это столько любви и ласки на меня вылилось с утра? Я это чем-то заслужил?

— А то не знаешь! — фыркнула я. — Скомпрометировал тут девушку в глазах ее преподавателя и думал, что я смирюсь?

Тиа обреченно возвел взор к небу и с легкой ехидцей в голосе поинтересовался:

— А с эльфами и альвами в обнимку кто засыпал? Я?

— Да кто тебя знает! — решив во что бы то ни стало не сходить с выбранной линии, фыркнула я. Тем более я никогда не оставалась с вышеназванными наедине. И вообще, то обстоятельство, что меня использовали вместо плюшевой игрушки, а я тут ничего не помню — это несправедливо!

Хотя, давайте честно, злюсь я не из-за этого. Я вообще не злюсь, если на то пошло. Мне просто любопытно наблюдать за этим Тиа. Он так сильно напоминает мне того подростка, который проводил со мною львиную долю своего времени, что невольно и я сама начинаю вести себя по-детски. Словно вновь возвращаюсь в те далекие времена, когда никого из нас не сдерживали никакие правила и законы.

Корабль в очередной раз тряхнуло. Я, не устояв на ногах, невольно пробежала пару шагов… и вновь оказалась в надежных объятиях. Прижавшись щекой к чужому плечу, я невольно вздрогнула, когда мне на шею упала холодная капля с его волос. Пришлось срочно сушиться. Совместное плетение воздуха и огня зародилось в кончиках пальцев и, постепенно разрастаясь, окутало нас жарким туманом.

Тиа, осторожно массируя пальцами мой затылок, задумчиво произнес:

— А ты прогрессируешь. Раньше тебе не удавалось сдерживать силу огня.

— Просто ты мне больше нравишься без хрустящей корочки, — фыркнула я, отстраняясь.

— Я тоже тебя люблю, чудовище, — легко откликнулся он. — Но если ты продолжишь в том же духе, одной испорченной репутацией не отделаешься.

Я невольно вспыхнула. И вовсе не от его слов. Просто жар, рожденный моим пламенем, все еще не ушел.

К счастью, объяснять это мне не пришлось. В этот момент кто-то совершенно незнакомый с правилами приличий забарабанил в дверь, а секунду спустя к этому грохоту добавилось еще и голосовое сопровождение:

— Эй, ребята, вы там еще помните, что нас на завтрак звали?

Свитти. Этот милый голосок я узнаю из тысячи.

— Не завидуй! — перекрывая шум, прокричала я. За дверью тут же все стихло. Я уж думала, что она решила удалиться, но не тут-то было. В следующее мгновение дверь распахнулась, и в помещении нарисовалась любопытная мордочка моей лучшей подруги.

— А что, есть чему? Ну я так не играю! — окинув взглядом представшую ее взору картину, возмутилась Свитти. — Что вы, как в детском саду!

— Ты что-то говорила про завтрак, — мягко напомнила я, не желая поддаваться на столь явные провокации.

— Дался тебе этот завтрак! Рядом с тобой такой мужчина, а ты…

Я оглянулась на Тиа. Он выглядел немного смущенным. Наверно, отвык от Свитти за те полтора года, когда она изображала из себя благородную замужнюю даму.

— Чтоб ты знала, мужчина от меня никуда не денется — он и так мой. А вот завтрак вполне может оказаться в чужом желудке, так что хватит глазеть на чужое имущество, и пошли уже смотреть, что там изобрел местный кок.

Проходя мимо подруги, я подцепила ее за локоток и вывела в коридор.

Поглядывая попеременно то на задумчивую рожицу Савиты, то на сбитого с толку Тиа, я улыбалась. Отчетливое ощущение, что в моей жизни наконец все оказалось на своих местах, не покидало. Думаю, это утро просто не могло начаться лучше!

Глава 15

ДРАКОНИЙ МЫС

Завтрак прошел в тихой семейной атмосфере. Вообще как-то незаметно я втянулась в это приключение, и мне даже стало нравиться наше путешествие.

Из-за непогоды устроились мы во внутренних помещениях корабля. Судно по-прежнему швыряло по волнам, из-за чего приходилось прилагать усилия, чтобы еда оставалась лежать в тарелках, а посуда не скакала по столу бешеными кроликами. Что странно, у отдыхающих от дежурств по палубе моряков таких проблем не возникало. Впрочем, для них эта буря была не первой, и вряд ли она станет последней. Все современные корабли были качественно закляты от крушений, а потому бояться ни им, ни нам было нечего. А наличие на борту такого количества магов и вовсе делало угрозу пойти ко дну из-за непогоды незначительной и не стоящей внимания.

Вот только привыкнуть к такой дикой качке было сложно.

Когда моя каша попыталась ускакать из тарелки в сто двадцатый раз, я возмущенно хлопнула ладонью по столу.

— И долго нас так швырять по волнам будет? — прожигая взглядом излишне подвижный продукт, поинтересовалась я.

— А это как повезет, — откликнулся сидящий слева от меня Себастиан. — С тобой на борту — дней пять минимум.

— А обычно? — чувствуя подвох, поинтересовалась я.

— Обычно к утру, максимум к обеду следующего дня, непогода сходила на нет.

Я невольно хмыкнула. Уважают все-таки мои таланты здесь! Даже те, о которых мне самой бы хотелось забыть. Н-да, фамильное проклятие собирать все встречные неприятности на очаровательные тылы никогда не подводит.

— Не так все плохо, — поспешила утешить меня Сабриса. — К завтрашнему утру качка должна прекратиться. А к вечеру и вовсе солнце выглянет.

Я хмуро посмотрела на Саби. Если она думала, что меня успокоит тот факт, что мучиться осталось лишь сутки, она ошибалась. Гоняться за своим обедом по всему кораблю мне не хотелось уже сейчас.

— И чем же мы будем заниматься все это время? — хмуро поинтересовалась я, пресекая очередную попытку каши сбежать из тарелки.

— Можем обсудить свои планы на ближайшее будущее и согласовать действия, пока есть такая возможность, — спокойно предложил Мил. Странно, но у него проблем со скачущей едой, как и у моряков, не было. Эх, знать бы, в чем секрет этого фокуса!

— А что их обсуждать? — отмахнулась я от поданной идеи. — План предельно прост: находим Нила, хватаем его за шкирку, тащим в укромный уголок, воспитываем… Тиа, ты, кстати, обещал его подержать, пока я буду устраивать воспитательную трепку. Если захочешь, ты тоже сможешь его чуть-чуть побить, Мил, — подумав, добавила я специально для магистра. А что? Ему ведь тоже необходимо куда-то выплескивать свое раздражение. Не все же реликтовых зверей уничтожать. — И домой!

— Как-то у тебя все слишком просто выходит, — пробурчал Милион.

— А что с ним цацкаться? Избаловали некоторые свое божество, а нам теперь мучайся, отлавливай, воспитывай! Пожестче с ним надо быть — и станет как шелковый, — убежденно произнесла я. Остальные посмотрели на меня так, словно я им предлагала с особой жестокостью расправиться с милым маленьким щеночком. Ну-ну. От этого и страдают. Нил из них веревки вьет, а они радуются.

— Что-то не замечал, чтобы ты была с ним слишком строга, — хмыкнул Себастиан.

Я неопределенно пожала плечами. Мои взаимоотношения с Нилом сложно было назвать однозначными.

— Что вы все о Ниле? У нас, между прочим, тоже планы были! — влезла в наши обсуждения Сабриса. Я посмотрела на альву. Девочка явно намеревалась отстаивать свои интересы до последнего.

— Если ты про Мадлен, то при первой же возможности мы завернем к ее родственникам, — заверила я, хотя совершенно не представляла, как можно убедить моряков пристать к острову, над которым парят десятки драконов, а в скалах расположилась еще сотня.

— Вообще-то ради этого придется дать изрядный крюк, — тут же влез Себастиан. Вот что ему стоило промолчать? Или так хочет понаблюдать за драконами в естественных условиях?

— Если вы против, мы и сами прекрасно справимся! — Реакция Саби не заставила себя ждать. Все-таки вспыхивала она совсем как демоны — быстро и беспричинно. Мадлен попыталась чуть успокоить свою подружку, но альву тихие увещевания драконессы лишь подстегнули: — Но это им нужна моя помощь, а не наоборот!

— Юная леди, а вы ни о чем не забыли? — спокойно поинтересовался Тиа, принимая позу лорда-директора за работой. Саби на мгновение сбилась с мысли, глянула на брата исподлобья и упрямо поджала губы. Что-то мне подсказывает, что спорить эти двое могут долго…

Следующие полчаса мы провели в нескончаемых выяснениях, кто кому чего должен. В какой-то момент к дискуссии семейства Арвишше подключилась Свитти (жажда справедливости в ней взыграла), потом, почувствовав назревающий конфликт, их попыталась разнять Иэлла… В общем, спустя еще десять минут в спор оказались втянуты все присутствующие. А главное, время пролетело совершенно незаметно.


К утру буря действительно пошла на убыль. За завтраком даже не пришлось охотиться за излишне подвижной кашей. Единственное, что омрачало день, — все еще не прекратившийся дождик. Лично мне сидеть в четырех стенах надоело до жути, но и вылезать наружу, на сырую и продуваемую со всех сторон палубу, не хотелось. Оставалось лишь ждать и верить, что прогноз Сабрисы относительно скорого появления солнышка сбудется в полной мере.

Впрочем, повод выбраться наружу представился несколько раньше, чем я думала. Дождь только-только прекратил стучать, доски еще даже не успели как следует просохнуть под ленивыми лучами едва-едва проглядывающего между облаками светила, как по кораблю пронесся крик: «Земля на горизонте!»

Под звуки бортового колокола я поднялась на палубу. Подошвы походных полусапожек скользили по мокрым доскам, но я упрямо двигалась в том же направлении, что и мои друзья. Прислонившись к борту, я хмуро посмотрела вперед. Насколько я помнила наш маршрут, никаких островов нам на пути встретиться было не должно.

— А это что? — подозрительно глядя на весьма недружественные очертания вдали, поинтересовалась я. Если честно, на ответ я особенно не рассчитывала; вряд ли кто-то из моих друзей прежде бывал в этих краях.

Но мне все-таки ответили:

— Драконьи острова.

Я обернулась на голос. Мадлен. Ну уж она-то точно знает, о чем говорит.

— И как мы тут оказались? — подозрительно осведомилась я.

На сей раз ответил мне Себастиан:

— Видимо, сбились с пути из-за бури… немного.

Вспомнив, как накануне он сам говорил про изрядный крюк, который придется сделать ради общества больших крылатых ящериц, я возмущенно воскликнула:

— Немного?!

— Ну на пару десятков километров всего. По морским меркам — сущая ерунда, — внес некоторую ясность Тиа. Эх, легче мне от этого точно не стало. Тем более в этот момент очнулась Сабриса. Просияв радостной улыбкой, она выдала:

— Раз уж мы все равно уже здесь, давайте заглянем к семье Мадлен. А то она их уже несколько лет не видела!

Я снова посмотрела на недружелюбно выглядывающие из воды скалы. Что-то мне подсказывало, что если мы пойдем просить капитана высадить нашу группу на берег, нас не поймут.

— И как ты себе это представляешь? — полюбопытствовала я. Сабриса посмотрела в том же направлении. Вероятно, ее выводы не очень отличались от моих, ибо ей хватило ума чуть смутиться.

И все-таки альва упрямо продолжала стоять на своем:

— Наверняка есть способ!

Я посмотрела на нее фирменным взглядом своей ба: предлагай, мол, дитя мое, я тебя внимательно слушаю — какие глупости ты еще сморозишь? Саби сразу же замолкла. Видимо, конструктивных предложений у нее не было. Я посмотрела на остальных. Интересно, есть еще желающие прогуляться до драконьих островов?

Оказалось, желающих было с избытком. Свитти таращилась на маячившую впереди скалу, как ребенок на любимую конфетку. Себастиан и Милион также не могли скрыть профессионального интереса, а уж Мадлен и вовсе смотрела вперед с таким ностальгическим выражением…

Тяжело вздохнув и заранее смирившись со своей судьбой, я спросила:

— И как до берега добираться будем?

— А у нас разве много вариантов? — Свитти дернула изящным плечиком. Взгляда от скалистого островка она так и не оторвала. — Корабль близко все равно подойти не сможет, здесь под водой много рифов, можем случайно и налететь.

— Вплавь тоже не вариант, — пробурчала я, пока эти энтузиасты от науки и собственного любопытства не заставили меня лезть в воду.

— И левитацию из вас тоже никто не освоил, — сокрушенно покачала головой Савита. Ну да, а кто громче всех кричал и доказывал преподавателю, что это самое бессмысленное из всех умений? Впрочем, к чести моей подруги, потом она все-таки сумела изучить и левитацию, пусть и на самом элементарном уровне.

— Я могу! — попыталась вставить слово наша драконесса, но мы тут же на нее шикнули.

— Мы знаем, что ты можешь, а вот они — нет. — Я кивнула на моряков, обеспокоенно посматривающих на внезапно показавшийся кусок суши. — И очень бы хотелось, чтобы так все и осталось в дальнейшем.

— А может, мы закончим фантазировать о несбыточном и просто выкупим шлюпку? — устав слушать наш спор, подал голос Милион.

— Мил, вот зачем ты так, а? — широко ухмыляясь, Себастиан ткнул приятеля локтем. — Мне было интересно послушать, до чего они там договорятся в итоге!

Свитти, раздраженно сверкнув глазами, бросила что-то подозрительно похожее на «мужчины!» и оскорбленно отвернулась. Я, решив не заострять внимания на поведении Тиа, поспешила озвучить то, что сейчас меня интересовало больше всего:

— Только один вопрос: а обратно мы как? На драконах?

Отпускать корабль мне не хотелось. В то, что капитан оставит корабль здесь и будет нас ждать, мне не верилось. Кто станет ждать психов, добровольно сунувшихся на один из драконьих островов?

— Можем и на драконах, — отмахнулся от моего вопроса Милион. Судя по всему, магистра слишком захватила возможность пообщаться с драконами на их территории, чтобы сейчас думать о чем-то еще.

Солан их тут всех покусал, что ли? Или интерес к огромным крылатым тварям теперь передается воздушно-капельным путем?

Осознав, что услышанной мне быть здесь не светит, я вновь повернулась к маячившему впереди куску скалы.

Ну, здравствуй, земля… и новые проблемы.

Часть вторая

ОСТРОВНОЙ КРУИЗ, или НАС МОРЕ И ВЕТЕР ЗОВУТ

Глава 1

О ДРАКОНАХ, ЖИВЫХ И ГИПОТЕТИЧЕСКИХ

В тот момент, когда наша лодка пристала к берегу, я была готова целовать землю. Никогда не думала, что обычное пятнадцатиминутное плавание будет стоить мне стольких нервов. Начнем с того, что управлять этим корытом никто из нас не умел, а попробовать внезапно захотели все. О том, как наше суденышко, управляемое сразу всеми, лавировало между выступающими из воды скалистыми гребнями, я вспоминать и вовсе не желаю.

Впрочем, много времени на празднование встречи с землей мне не дали. Едва мы ступили на берег, как нас накрыло тенью. В воздухе над нашими головами кружили три дракона. Вернее, если вспомнить, что на острове мужских взрослых особей нет ни единой штуки, — драконессы.

Глазами проследив за их полетом, я попыталась прикинуть их возраст. Та, что сверкала на солнце рубиновым блеском, размерами походила на Мадлен, что давало мне право предполагать, что в группе она была самой младшей. Две другие были явно постарше, да и расцветки довольно мрачной: одна — темно-зеленая, другая — серовато-черная. Впрочем, даже эти темненькие до габаритов Джалада в драконьем облике недотягивали. Так что на основании своих наблюдений я сразу же сделала вывод, что встречать нас явились довольно молодые и в силу возраста весьма любопытные особы.

Отойдя от берега, мы остановились в ожидании встречающих дам. Они спускаться не спешили, явно присматриваясь издали. Мадлен, разумеется, тут же вызвалась слетать успокоить девушек, но мы не дали. Зачем раньше времени демонстрировать козырную карту, до поры припрятанную в рукаве? Эх, придется что-то делать с порывистой безбашенностью нашего кошмарного трио. Ни Сабриса, ни Мадлен, ни Фейри явно не в состоянии удерживаться от поиска новых проблем. Не могу сказать, что это мне совсем не знакомо, но я хотя бы точно сознавала, что тылы у меня действительно прикрыты и серьезные проблемы точно не угрожают. У наших девиц этого нет. Совсем. Они бросаются в самую гущу, даже не задумываясь о возможных последствиях. Не завидую я их будущему куратору…

От этих мыслей меня отвлекло появление трех новых действующих лиц. Убедившись, что мы никакой угрозы им не несем, драконессы спустились вниз. Две из них так и остались в чешуйчато-крылатом обличье, а вот самая юная, алая, мигом перекинулась в ярко-рыжую конопатую девицу. На вид ей было лет четырнадцать, угловатая еще, с едва наметившейся грудью и узкими бедрами. В кожаных брюках и рубахе свободного кроя она больше походила на мальчишку. И только длинная толстая рыжая коса, спускающаяся до пояса, выдавала ее принадлежность к женскому полу.

Не могу сказать, что она была особо симпатичной, но яркой — бесспорно. Я уже успела убедиться, что во всех драконах есть какая-то внутренняя искра, отличающая их от остальных. Они притягивают взгляды, но скорее своей жаждой жизни, чем особо выдающимися внешними данными. Хотя Джалад образец совершенства — с этим не поспоришь. Но, как я поняла со слов Мадди, наш аметистовый знакомый исключение из правил.

Между тем рыженькая осмелела настолько, что приблизилась к нам. Окинув любопытным взглядом нашу компанию, она радостно воскликнула:

— О! Мужчины! Какой приятный сюрприз!

Я в тот же момент припомнила особенности драконьего менталитета и поспешила внести ясность, пока эта девочка не подумала, что наши мальчики — ее законная добыча.

— А вот и нет! Занят. Не советую. Драконо-гном — это уже слишком, — по очереди тыкая пальчиком в представителей мужской части нашей группы, произнесла я.

— Это да, — поддакнул мне Йан. — Мы, гномы, летать не приучены, высоты шибко боимся.

Рыженькая, чуть нахмурившись, внимательно посмотрела на гнома. Видимо, представить себе помесь дракона с гномом не смогла даже она, поэтому тут же переключилась на двух оставшихся представителей мужского племени.

— А эти двое точно заняты? — деловито спросила она, подходя ближе к Тиа и Милу.

— Абсолютно, — заверила я.

— Даже пушистенький? — протянув загребущую лапку к Милу, поинтересовалась девочка. Выглядела она настолько юной, что ее откровенно заинтересованные взгляды в сторону магистра меня малость нервировали. Ребенок ребенком, а все туда же!

— А не рановато интересуешься? — смерив ее подозрительным взглядом, я все-таки озвучила вопрос, который меня мучил.

— В самый раз! — гордо задрав курносый носик, заявила она. И я с удивлением поняла, что эта милая особа нравится мне куда больше робкой Мадди. Уж рыжая точно не пошла бы на поводу у альвы, скорее вынудила бы ее подстроиться под себя.

— А лет-то тебе сколько?

— Триста десять! — И столько гордости в голосе, что не знай я точно, что для драконов это еще ранняя юность, купилась бы на раз.

— А говоришь, что не ребенок, — хмыкнула я. — Дитя и есть. Так что хватит облизываться на моих спутников и представь уже своих подруг. Они скоро потеряют остатки терпения.

— Между прочим, это вы заявились незваными! — Рыженькая возмущенно подперла бока руками. Это смотрелось столь очаровательно и мило, что я улыбнулась.

— Ну должен же кто-то сделать первый шаг, верно? Если ни одна из сторон не выразит желание познакомиться, то и возможности такой не представится. Меня, кстати, Криссой зовут. А тебя?

Девчонка насупилась. Разговор явно шел не по тому сценарию, который она себе успела вообразить, и теперь драконесса просто не находила слов.

— Нана! Прекращай с ними нянчиться! — нетерпеливо рыкнула темно-серая. Сейчас она уже не казалась мне такой уж невзрачной. Пластины у нее на спине и хвосте, когти и костяные наросты казались скорее серебристыми, чем серыми. И они выгодно подчеркивали более темный цвет остальной чешуи.

— Нана? Тебя зовут так? — полюбопытствовала я, наблюдая, как щеки девчонки стремительно покрывает румянец.

— Для вас я госпожа Нандин!

Я уже говорила, что это дитя очаровательно? Так вот с каждым мгновением она нравилась мне все больше. Я даже начала подумывать, что алый — это цвет моего рода. Она бы неплохо смотрелась рядом с Марьясой…

Так, начинаю подозревать, что дракономания все-таки передается по воздуху!

— Да как скажешь, — покладисто согласилась я с ней. — Может, уже представишь нам своих подруг?

— А с чего ты взяла, что они именно подруги? Или ты встречала столько драконов, что уже способна на глаз определить их пол?

Кажется, эту маленькую вредину оскорбляет наличие у меня каких-то знаний о ее роде. Хотя если вспомнить, что в округе из людей лишь рыцари водятся, вряд ли можно предположить, что когда-нибудь здесь вообще велся какой-то диалог.

— А разве это не женский остров? — решив не скрывать своей осведомленности, поинтересовалась я.

Тут уже не выдержала черненькая. Мигом обратившись, она шагнула в нашу сторону.

— Откуда знаешь? — невежливо потребовала ответа темноволосая леди. Вот эта драконесса точно уже перешагнула рубеж совершеннолетия. По нашим меркам ей можно было дать лет двадцать — двадцать пять.

— Птичка одна нашептала.

— Какая птичка? — не выдержав, воскликнула Нана. Называть ее полным именем у меня не поворачивался язык, не доросла она еще до него.

— Канареечка. Желтенькая такая, — призналась я. С тех пор как Медея обозвала птахой Нила, я мысленно всех крылатых причислила к той же группе. И Мадлен в моих глазах была именно канарейкой, пронзительно-желтой, доверчивой птичкой.

— Все! Довольно! — чуть повысив голос, произнесла темноволосая. — Говорите уже, зачем пришли.

— Познакомиться. Пообщаться. Наладить контакты, — пожала плечами я. Тиа почему-то в эту беседу не вмешивался. Свитти с Элькой тоже изображали из себя идеальных спутниц. Из Мила без причины и вовсе слова не вытянешь. Ну а проблемное трио, проиграв мне в авторитете по всем параметрам, обсуждало что-то в сторонке между собой. О том, что у нас только что было еще два спутника, я уже забыла. Ванька и Йан, воспользовавшись суматохой, успели незаметно куда-то смыться.

— А вам зачем? — с подозрением глядя на нас, спросила старшая.

— Да просто так. Вернее, они просто так. А я по драконам научную работу писать собралась. Мне материал собирать надо.

Такого от меня не только драконы — свои не ожидали. Теперь на мою персону смотрели с не меньшим интересом, чем на встречающих нас драконесс.

— Что-то я не припоминаю такой темы в списках актуальных исследований, — слегка откашлявшись, произнес лорд-директор. — У нас этим никто не занимается.

— Вот мы с Милом и займемся. Он мне как раз место своего ассистента предложил.

Теперь уже закашлялся магистр.

— Что-то мне подсказывает, что Милион только сейчас об этом услышал, — хмыкнул Тиа, дружески похлопывая приятеля по спине.

— Но узнал же. И, между прочим, он сам об этом сказал. За язык его никто не тянул!

— Вообще-то я тогда выразил сожаление по поводу твоего недостаточного уровня…

— Прежде чем в чем-то отказывать, это обычно предлагают. Так что раз ты нарушил порядок, то и я решила, что могу это сделать, — адресовав Милу свою самую милую улыбку, пожала плечами я.

— Но я говорил всего лишь о месте наблюдателя на кафедре!

— Тебе что, жалко? Ассистента у тебя все равно нет. Не считать же Нила таковым. А тема вон стоит, интересная, захватывающая, неизученная. — И я невежливо ткнула пальчиком в направлении болотно-зеленой драконессы.

— Напоминаю, драконами у нас Солан занимается, — не сдержавшись, Тиа вновь влез со своими дополнениями.

— Он изучает другой аспект, — твердо произнесла я. — У него скорее теоретические изыскания. А мы зайдем с практической стороны.

И стоять на своем я была готова до последнего. Я ведь действительно собиралась заняться именно этой темой. Еще со времен своих бесед с Соланом я поняла, насколько перспективными могут быть исследования в этом направлении. Единственное, что до сего дня для меня оставалось неясным, — имя научного руководителя. Но сейчас, присмотревшись к магистру Лимону, я окончательно утвердилась в мысли, что, кроме него, никого не хочу.

— Ты твердо решила? — хмуро спросил Милион. Эх, всегда знала, что он весьма умный мужчина — знает, когда спорить можно, а когда лучше заранее со всем смириться.

— Разумеется, — подтвердила я.

— Получишь на защите балл ниже отличного — пролетишь. Я на бездарности свое время тратить не собираюсь.

А вот это уже хуже. Дипломную работу я давно скомпоновала, материала у меня было много, и большей частью он был удовлетворительного качества, но… из-за требований магистра придется кое-что переделать и улучшить. Что ж, будет мне дополнительный повод побыстрее завершить все дела и вернуться в Тейриз пораньше.

— Годится, — без малейших колебаний я приняла все условия. — Тиа?

— Да что с вами сделаешь? Занимайтесь чем хотите! Так и быть, вытрясу из магистров ассамблеи финансирование на новое направление исследований.

— Ты чудо! — счастливо улыбнувшись, сообщила я. Тиа лишь махнул рукой — что, мол, с тобой поделаешь! Что же касается магистра Милиона, он смотрел на драконов уже совсем другими глазами. Теперь для него они были скорее объектом изучения, чем миленькими юными леди.

Эх, а ведь могла отделаться сравнительным анализом рас или оценкой истинности альвийских легенд!.. Впрочем, так даже интереснее будет — драконами я еще всерьез не занималась.

В замочную скважину

Йан ф'н Ррис


Едва все отвлеклись, Ванька сразу же схватила его за плечо и буквально поволокла в сторону ближайшего скопления более-менее надежных скал.

Впрочем, камни здесь были повсюду, недружественные и голые. Они вырывались островерхими рифами из воды, прорастали из земли и тянулись к солнцу, словно какие-то экзотические растения.

В общем, гному было здесь спокойнее и легче, чем в каком-нибудь лесу, где за каждым кустом может прятаться опасность. На горных пустырях все проще — все на глазах. Вот и сейчас вся опасность — лишь три драконьих ребенка. Ну и упрямая баба, разумеется.

В конце концов, он же не мешок с картошкой, чтобы его так волочить!

— Да куда тебя несет, женщина? — вырвавшись из захвата, хмуро спросил Йан.

— Подальше от драконов. Или тебе так хочется с ними пообщаться поближе? — ворчливо откликнулась Ванесса, пробираясь дальше в расщелину между скалами.

— Но остальные…

— У них есть на это причины — у нас их нет. Так что пусть идут, нас они не потеряют. Тем более изначально у нас было свое задание. Напомнить тебе о нем? Или настолько поддался очарованию этих рептилий, что последнюю память отшибло?

— Да помню я, помню, — пробурчал Йан. Девиц им в сопровождение действительно подкинули в последний момент. Они уже к порту подходили, когда пришел приказ сделать крюк и подобрать одну группу, раз им все равно по пути. — Ладно, доставай камни, ворожить буду. Надеюсь, консервные банки еще не обнаружили мой маяк…

— А я ведь тебе говорила, что одного мало будет, но разве ты меня когда-нибудь слушал?

— Заткнись уже, женщина! Камни тишину любят!

— Между прочим, ты здесь шумишь больше всех. — Поставив точку в этом споре, Ванесса оскорбленно отвернулась. Присев на ближайший камень, она достала свой меч и занялась привычным делом. Оружие любит уход не меньше, чем домашние зверьки или люди.

Глава 2

ДРАКОНЬЕ ГОСТЕПРИИМСТВО

— Эй, вы там долго еще будете делить шкуру неубитого дракона? — видимо устав от ожидания, подала голос Нана.

— Прошу прощения, юная леди, но мертвые драконы нас совершенно не интересуют, — тут же поправил девочку наш Мил, при этом тон он подобрал из своих лекторских запасов. Рыженькая тут же стушевалась. Противопоставить что-либо магистру Лимону не могли даже самые дикие и неуправляемые студенты. Обычно хватало одного лишь взгляда, максимум — в особенных случаях — к этому добавлялись негромкие слова. Сдавались даже самые упорные.

— А какие тогда интересуют? — Почувствовав, что младшая подруга сдает, голос подала темноволосая драконесса.

— Настоящие. И вам не кажется, дамы, что продолжать эту беседу, не представившись, будет верхом неприличия?

— Рейсана, — чуть склонив голову к плечу, произнесла девушка. Потом положила ладонь на макушку рыженькой: — Это, как вы уже поняли, Нандин. А за моей спиной — Арисоль.

— Рей! — Нана, вывернувшись из-под чужой руки, возмущенно уставилась на подругу. Младшей явно не нравилось то, что сейчас происходило.

— Магистр Айлеттского Института Маготворчества и Волшебства Милион Разящий, — отвесив легкий поклон дамам, представился наш Мил.

— Себастиан Арвишше, лорд-директор Айлеттского института, — кивком поприветствовав драконесс, произнес Тиа.

— Остальные тоже представители вашего учебного заведения? — полюбопытствовала Рейсана, посматривая на нашу разношерстную группу.

— Ученики, — коротко ответил лорд-директор. Кажется, он твердо решил вести эту беседу самостоятельно. А ведь всего несколько минут назад за всех отдувалась бедная Криська!

— Эй! Я выпускница! — решила внести ясность моя вредность.

— Ты диплом сначала доведи до ума, — охладил мой пыл Себастиан, — а потом хвастайся.

Вместо того чтобы смириться, я просто дополнила список замеченных неточностей еще парочкой имен:

— А Свитти и Элька, кстати, уже давно отчислились!

— Мы восстанавливаемся! — тут же подала голос моя подружка. Затевать новую беседу на тему «а муж знает?» мне показалось немного неуместным, поэтому я решила продолжить этот разговор как-нибудь в другой раз.

— Так с какой целью вы прибыли на наш остров?

— Лично я до этого момента думал, что совершенно бесцельно, — виновато улыбаясь, пожал плечами Себастиан. — Но как оказалось, с научной. Если позволите, нам хотелось бы встретиться с вашими старшими. Тем более одна из моих учениц очень хотела посетить родные места и пообщаться с семьей. — И он махнул рукой в сторону кошмарного трио. Рейсана проследила взглядом за этим жестом…

— Мадлен?!

Кажется, темненькая драконесса знакома с нашей Золотинкой. Мадди, повернувшись на голос, растерянно посмотрела на драконессу.

— Рей?

О, а вот и узнавание. Не так все и плохо. Ага, она просто умудрилась игнорировать присутствие своей знакомой те полчаса, когда мы тут обменивались приветствиями. Удивительный талант!

— А ты что здесь делаешь?!

Это они выдали одновременно. Замечательное единодушие. Начинаю думать, что своей цели мы все-таки добьемся.

— Так, давай ты первая, — произнесла Рейсана, сурово глядя на более молодую драконессу.

Мадлен нерешительно приблизилась к нашей группе. Следом за ней подошли и Саби с Фей. Судя по озабоченной морщинке на лбу альвы, та была готова вмешаться в любой момент — свою подружку она точно в обиду не даст. Никому. Даже трем драконам. Не знаю, что и думать, — это безрассудная храбрость или все-таки полная глупость?

— Я тут с ними. — Мадди была сама краткость.

— Ты в своем репертуаре, — тяжело вздохнула темноволосая. — Подробности, Мадлен. Их должно быть чуть больше, чем ноль.

— Она моя сестра, что здесь непонятного? — Решив, что последнее высказывание было направлено против ее любимой подружки, в беседу вступила Сабриса. — Мы учимся вместе на первом курсе Айлеттского института. Сейчас путешествуем. Плыли мимо, Мадди захотела домой заглянуть, и вот мы здесь.

— Мадлен? — Рейсана вопросительно глянула на нашу Золотинку.

— Все так и есть, — подтвердила наша драконесса.

— И когда ты успела так обрасти связями на материке?

Мадди неопределенно пожала плечами. Насколько я знаю, она не особо любит общаться. Вернее, с Саби она может трепаться вечно и на любые темы, но вот всех остальных крайне неохотно подпускает к себе.

Хотя кто знает, как бы на ее месте вела себя я. Все-таки являться единственной в своем роде помесью дракона и эльфа нелегко. Тут вам и вынужденное вегетарианство (абсолютно непонятное остальным крылатым ящерицам), и любовь ко всякой растительности, да еще и романтизм с мечтательностью… В общем, исключение из всех правил.

— Ладно, вы отправитесь с нами. Думаю, старшим действительно будет любопытно вас послушать, — решила темноволосая драконесса. — Но свой багаж, Мадлен, потащишь на спине сама. Мы вам ездовыми драконами не нанимались!

Я оглянулась на нашу группу. Народу для одного дракона было все-таки многовато. Я уже собралась было озвучить свои сомнения, но в этот момент крылья развернули Сабриса с Тиа.

— Мы своим ходом, — пояснил Себастиан, заметив недоуменные взгляды встречающих нас особ.

— Альвы? — зачем-то спросила Рейсана, хотя это и так было очевидно. Из всех населяющих наш мир народов крылья были лишь у них. Ну и драконов, конечно, но в большинстве учебников разумной расой они не назывались.

— Именно, — подтвердил Тиа. — Мадлен, остальных переправить сможешь?

Мадди озадаченно посмотрела на нас. Для нее и трое было многовато, а нас осталось пятеро.

Но тут решение нашлось само.

— Пушистик, я подкину тебя, хочешь? — И Нана вновь приникла к магистру. Мил опешил. До этого момента так навязчиво к нему лез лишь Нил. Но альв не малолетняя девица, ему и в рожу дать можно, а вот как отбиться от юной особы, не причиняя ей физического вреда? Я прямо видела на лице магистра этот вопрос. Пришлось вмешиваться и спасать. Как-никак он теперь мой научрук.

— Хотим-хотим, — вклинившись между ними, закивала я, словно игрушечный болванчик. Заметив, что внимание рыженькой переключилось на меня, моя вредность тут же добавила: — И я с вами.

— Эй, я не тяжеловоз! — тут же возмутилась Нана. Пришлось отвесить ей подзатыльник. Чисто в воспитательных целях.

— Я вешу поменьше Мила. И, между прочим, обсуждать возраст и вес женщины некрасиво.

— Но я маленькая еще! Много на себе не унесу!

— Поверь, меня ты даже не заметишь. Тем более без меня твой «пушистик» к тебе и близко не подойдет, — веско высказалась я. Девчонка насупилась, но, видимо, поняла, что определенный резон в моих словах есть.

— Крисса! — осознав, что его только что продали с потрохами, возмущенно воскликнул магистр Милион. Я лишь нежно ему улыбнулась и беззвучно, одними губами сообщила: «Не волнуйся, Нилу мы не расскажем». Эх, надо было видеть выражение его лица…

В общем, до драконьего поселения добирались мы весело. Нана всячески красовалась перед Милом, явно решив его очаровать. Я смеялась. Остальные поглядывали на этих двоих чуть озадаченно, но вмешиваться не спешили.

Надо ли говорить, что двух отсутствующих магов мы так и не хватились? Впрочем, в оправдание скажу, в тот момент нам действительно было не до них.


К моему удивлению, драконье поселение оказалось самым обычным. Оно ничем не отличалось от моей собственной деревни. Единственное, что бросалось в глаза, — материал, из которого были возведены постройки. Если на материке большая часть домов была преимущественно деревянной, то здесь использовали камень. Но это было объяснимо, сам их остров представлял собой огромный булыжник. Впрочем, почему-то этот факт совсем не помешал драконам разбить в центре поселения небольшой сад. Как им это удалось, для меня было загадкой. Ведь за пределами их деревни даже трава и то почти не росла, а тут пусть чахлые, но деревья!

Приземлились мы на специальной выровненной площадке в некотором отдалении от жилых домов. Драконессы, едва касаясь лапами земли, тут же обращались в людей. Единственным исключением стали Мадди и Нана — им прежде пришлось ссадить нас, но сразу после этого они тоже поспешили принять более привычный мне облик.

— Вы всегда здесь находитесь в этом виде? — едва рыженькая подошла к нам, спросила я.

— Здесь не так много места, — недовольно глянув на меня, ответила Нана.

Я невольно кивнула, признавая логичность такого поведения. Если бы драконы пребывали постоянно в своем естественном облике, на этом острове даже пятидесяти особям было бы тесновато.

— Пойдемте. Ваш визит не остался незамеченным. Старшие уже ждут нас, — бросила Рейсана, проходя мимо нас. Следом за ней шла девушка примерно моего возраста с темно-русыми волосами, на солнце отливающими болотной зеленью. Так вот она какая, наша третья встречающая. Арисоль, если я не ошибаюсь.

Все-таки странные создания эти драконы, вроде и люди, но как бы и не совсем…

Пока Рейсана вела нас куда-то с одной лишь ей ведомой целью, я заинтересованно глазела по сторонам, пытаясь разглядеть как можно больше. Архитектура и план их поселения меня уже не интересовали, но вот люди… (Драконы, Крис, драконы!) Их было много и они с искренним любопытством провожали нас взглядами.

Кое-что мне показалось странным, но что именно, я поняла далеко не сразу. По какой-то причине светловолосых было очень мало, да и просто ярких цветов тоже. А я ведь после встречи с Джаладом решила, что странные раскраски для крылатых ящеров в порядке вещей. Но большинство драконесс и драконят были просто темноволосыми или русыми, а необычные оттенки проявлялись лишь бликами при ярком солнечном свете. Ни светло-лиловых макушек, как у Джала, ни золотистых; даже рыженькие и то встретились нам лишь пару раз. Это немного нервировало. В наших книгах всегда фигурировали драконы всевозможных оттенков, а здесь все казалось словно затемненным.

Лишь оказавшись на площади перед крепким двухэтажным строением, я сумела обнаружить группу драконов полностью удовлетворяющих моим ожиданиям. Но их было чуть больше десятка.

— Кто это? — дернув Мадлен за рукав, негромко спросила я. Девушка, проследив за моим взглядом, ответила:

— Драконы стихий. Их отцы были отмечены дарами природы.

— А остальные? — спросила я, хоть уже и сама поняла, что именно меня нервировало все это время. Вокруг было чрезвычайно мало магии. Солан как-то сказал, что присутствие любого дракона выравнивает магический фон, но здесь это почти не ощущалось.

— Они другие. Стоящие мужья попадаются крайне редко, — грустно улыбаясь, ответила Мадди. Впрочем, я и так уже поняла, что умыкнуть одинокого крестьянина или пастуха шансов куда больше, чем какого-нибудь мага, будь он человек, эльф или нимф. Создав такую традицию «брачных игр», драконы сами себя загнали в определенные границы и теперь страдали от этого.

Дальше продолжать эту тему было бессмысленно, да и невозможно: Рейсана доставила нас к месту назначения. Из здания, которое я посчитала чем-то вроде местной администрации или резиденции сильнейших и старейших, вышло несколько женщин. Все средних лет, ни одной старухи среди них не было. Это тоже показалось мне необычным, но я даже примерно не могла представить, в каком возрасте у драконов наступает старость. Возможно, в нашем мире просто еще нет ни одного достаточно пожившего дракона.

— Солнышко, ты вернулась? — остановив свой взгляд на Мадлен, тепло улыбнулась одна из вышедших дам. Она была светло-рыжей. Темных, кстати, среди старших женщин не было вовсе, сплошь яркие краски — аквамариновые, синие, алые, изумрудные.

— Нет, — встретившись глазами с говорившей, Мадди отрицательно качнула головой. — Я проездом. Просто хотела сказать, что со мной все хорошо. Я все-таки сумела собрать собственную общину. Хоть они и не драконы, но с ними интересно. И весело.

Теперь внимание всех собравшихся оказалось сконцентрировано на нас. Напряжение, до этого тревожно висевшее в воздухе, исчезло, сменившись живым и искренним интересом.

Что ж, за врагов нас тут не держат. Уже хорошо.

— Семья моей дочери — моя семья, — чуть улыбнувшись, произнесла рыжая драконесса. — Мы будем рады разделить с вами кров и пищу.

Эти слова поставили финальную точку. Нас приняли. И это открывало доселе неведомые возможности.

Счастливо улыбаясь, я посмотрела на Тиа. Сознавал ли он, что сейчас произошло нечто действительно чудесное? Что это не просто очередной бессмысленный визит, коими так любят хвастаться наши послы, а настоящий прорыв?

Поймав мой взгляд, Себастиан весело улыбнулся мне и беззвучно сказал: «Ты справилась, чудовище».

Что ж, могла и не сомневаться — он понял.

Вот так моя глупая выходка с пристраиванием дракона в демоническую семью обернулась чем-то новым и удивительным. Чем все это закончится? Да кто его знает! Но мне почему-то казалось, что здесь и сейчас все правильно. Ведь если фея любви и сводит чьи-то пути вместе, то это непременно к счастью. И не важно, кто это — отдельные личности, семьи или народы. Иначе просто не может быть.

Глава 3

РАЗВИЛКА ТРЕХ ДОРОГ

Я задумчиво лежала под деревом, покусывая высохший стебелек травинки, и смотрела на небо. Облака казались легкими и какими-то очень близкими. Казалось, протяни руку, сожми пальцы, и ты почувствуешь их влажную прохладу, просачивающуюся из твоей ладони.

Передышка. После бури, вынудившей нас просидеть в замкнутом пространстве почти двое суток, нам всем был необходим отдых. Я не спорила и не возражала. Я думала. И, надо сказать, чем дальше меня уводили мои мысли, тем тяжелее они становились.

Только ли неудачный выбор «мужей» повинен в постепенном вырождении драконов? Если честно, я не была так уверена. И то, что, возможно, часть вины за это лежит и на мне, угнетало.

— Что-то ты совсем невеселая, — устраиваясь рядом со мной, произнес Тиа. — Есть причины?

— Вполне возможно. — Чуть поменяв положение, я с удобством устроила голову на его коленях. Так было гораздо лучше. По крайней мере, спокойнее.

— Расскажешь?

— Чуть позже. Я сама еще не совсем разобралась.

— Ясно. Я подожду. Надеюсь, что это просто очередная твоя глупость, а не что-то серьезное.

Ответить мне было нечего. Я не могла даже в мыслях назвать свои неприятности пустячными, но сейчас очень хотелось… не соврать, нет, — именно поверить в то, что все мои возможные злоключения не представляют особого значения ни для окружающих, ни для меня.

— Ладно, вставай уже. Я вообще-то пришел тебя на обед звать. И, думаю, нам стоит поспешить, хотя бы из жалости к Милу. Он не заслужил такой судьбы, которая ждет его в когтях этого милого ребенка.

Я невольно улыбнулась. Нане явно пришелся по вкусу наш «пушистик». Впрочем, надежды на взаимность у нее нет. Прививку от такой тактики Милу еще его ручной альв сделал. Да и рано ей на мужчин поглядывать. Вот лет через пятьдесят может предпринять еще попытку, а пока хорошим девочкам на взрослых магистров и смотреть-то не стоит, не то что облизываться.

Хм, а ведь своим упорством эта девочка мне кое-кого напоминает…

Аккуратно утвердив меня в вертикальном положении, Себастиан чуть подтолкнул меня к выходу из садика. Я, вместо того чтобы последовать в указанном направлении, схватила его за руку и, повернувшись, озвучила так неожиданно пришедший в голову вопрос:

— Тиа, скажи, я в детстве была столь же настырной?

Молчание, последовавшее за этим, немного сбило с толку. Я ожидала любой реакции, от смеха до возмущенной отповеди, но точно не этого задумчивого молчания.

— Ты? — смерив меня непонятным взглядом, зачем-то переспросил он. — Тебе честно сказать? — Я кивнула. Стала бы я интересоваться, если бы меня устроил какой-то левый ответ. — Еще хуже!

Я недоуменно моргнула. Слишком внезапным оказался переход от серьезности к веселью.

— Крис, этому малолетнему монстрику до тебя еще расти и расти. Так что можешь не волноваться, в умении терроризировать объект своей привязанности ей тебя не превзойти. Да и Милион — не я, он так просто не сдастся. Ну что? Я тебя успокоил?

Не улыбнуться я не могла. Все-таки Тиа умеет поднимать настроение, когда задается такой целью. Жаль, что обычно его человеколюбия на это не хватает.

Обед прошел весьма живенько. Для драконов мы были чем-то новым и интересным, а потому многие стремились если не поговорить с нами, то хотя бы посмотреть вблизи, а возможностей для этого представлялось не так уж и много. Молодежь и дети крутились поблизости, они не заморачивались, чтобы придумать повод, а потому просто сновали туда-сюда, то и дело попадаясь на глаза. В большинстве своем это были подростки возраста Наны и дети чуть младше.

Взрослым же приходилось находить причины и оправдание, не для нас — для себя. Почему-то они стыдились своего интереса и пытались всячески обосновать каждый заданный вопрос. Меня это забавляло. Уж больно напоминало мои детские игры. В свое время я так же придумывала тысячу предлогов для того, чтобы приблизиться к ба и пообщаться с ней. Из-за работы во дворце и постоянной занятости она казалась мне кем-то недосягаемым.

Впрочем, на все это я бы и внимания не обратила в других обстоятельствах. Сейчас же все эти перемещения крупных крылатых ящериц вокруг лишали нас какой бы то ни было возможности обсудить подробности нашего дальнейшего пути. И пусть сейчас все драконы находились в человеческих ипостасях, меньше от этого их не казалось.

А собрать нашу разношерстную группу иначе как за обеденным столом возможности не было. Стоило только кому-то из нас закончить с трапезой, как этот «кто-то» тут же убегал в неизвестном направлении, причем случалось это всегда внезапно.

Впрочем, не одна я заметила такую закономерность. Едва обед подошел к концу (за столом к этому моменту остались лишь Тиа, я и Свитти с Элькой), лорд-директор окинул нас суровым взглядом и приказал явиться через полчаса к отведенному нам домику. Смотрел он при этом на моих подружек. Те неохотно кивнули, заверив, что будут в срок.

После этого внимание Себастиана переместилось на мою скромную персону:

— Крис, найди Милиона и сообщи ему о встрече. Я же займусь поисками своей блудной сестрички и ее непоседливых подружек.

Никаких возражений от меня не ожидали. Хотя их и не было. Понятное дело, что найти альва на открытом пространстве сможет лишь другой альв. А магистра я уже знаю достаточно, чтобы примерно представлять, где он может быть. Мил, как и я, любит тихие места, а в этом городке островков покоя было не так уж и много.

Кивнув Тиа, я направилась на поиски своего нового-старого наставника. Думать о том, что ради статуса его ассистента мне придется изрядно попотеть, сейчас не хотелось. Да и вообще настроение как-то незаметно поднялось, даже солнышко, казалось, светило как-то ярче и веселее.

Милиона я обнаружила сидящим на траве под яблоней. Она лениво роняла поздние белые цветы. На материке в это время года уже не найти цветущих плодовых деревьев, но здесь, казалось, само время текло иначе, медленнее, неспешнее. Впрочем, тут дело не во времени, а в его восприятии; взрослеют драконы медленнее, да и почвы здесь бедные. Лишь за счет изумрудных драконов здешние травки и выживают, но в развитии все-таки чуть притормаживают.

Нелегкая здесь жизнь, но они не жалуются. Странное племя, столько скрытой силы — и полное нежелание ее использовать. Нет, не так. Малочисленная группа драконов-магов использует все свои умения, но исключительно на благо своего народа. И, в отличие от демонов, которым в таких обстоятельствах наплевать на блага всех остальных, они не ставят выживание своего вида выше прочих.

Но что-то я отвлеклась, а передо мной поставлена вполне определенная задача. Впрочем, меня уже опередили. До того как я успела добраться к своей цели, к ней незаметно подкрались драконята в количестве семи штук.

Я остановилась. Мне было любопытно, что же предпримут эти любопытные создания.

А дети между тем каким-то образом добрались до Мила и, почувствовав его неспособность сопротивляться их миленьким личикам, окружили его со всех сторон. Мне стало его жалко. Все-таки подрастающее поколение это нечто особенное, с непривычки можно оказаться жертвой. Это только с виду они маленькие и очаровательные, а на самом деле достать могут посильнее некоторых взрослых.

Интересно, что этих забавных малышей заинтересовало? Ведь наверняка не просто так они сунулись к Милиону, инстинктивно чувствуют слабое звено и напирают.

— Ты вправду настоящий наставник? — допытывалась милая юная леди, на вид лет семи-восьми. На самом деле, думаю, эта девочка прожила раза в два-три побольше меня самой.

— Правда, — подтвердил Мил, еще не сознавая, что начало диалога с некоторыми личностями приравнивается к заблаговременной сдаче и полной капитуляции с последующей выплатой немалых контрибуций. В общем, попал магистр сразу и надолго.

— Самый настоящий? — поспешил уточнить серьезный мальчик. Он был ненамного старше любознательной девочки.

— Настоящее не бывает, — откликнулся Милион, подозрительно поглядывая на взявших его в кольцо деток. Профессионально, кстати, они его окружили. Хвалю. Чувствуется опыт.

— Нет, ты действительно всамделишный учитель? — с легким удивлением спросила первая девочка. Видимо, это обстоятельство никак не укладывалось в их маленьких головках.

— Да. Всамделишный, — отрывисто ответил Мил. Кажется, он понял, в каком положении очутился. Эх, магистр, с детьми вам следовало почаще общаться! Тогда бы и не прокололись в такой ситуации. Я вот после общения с Лиаль детей отваживаю одним взглядом и заранее. Ведь с ними что главное? Ни улыбки, ни увещевание, ни угрозы с мелкими пакостниками не работают, а потому самое важное — не подпускать их к себе слишком близко. Все остальное лишь полумеры.

— А чему ты учишь? — Этот вопрос в той или иной форме прилетел одновременно с разных сторон. Поднявшийся гвалт заставил магистра досадливо поморщиться. Милион терпеть не мог такую атмосферу, уж мы, его бывшие студенты, это знали лучше всего.

— Молчанию! — веско сообщил он. Дети, не ожидавшие такого резкого ответа от спокойного «пушистика» (с подачи Наны это определение плотно за ним закрепилось, особенно в молодежно-драконьей среде), настороженно замерли. Но Мила их жалобные рожицы не остановили. Он сурово свел брови на переносице и поинтересовался у притихших детишек: — Хотите покажу как?

Детки бросились врассыпную. То ли они почувствовали истинную силу нашего магистра, то ли просто испугались такой резкой смены настроения, — судить не возьмусь, но из поля зрения они исчезли молниеносно.

— Сурово ты с ними, — заметила я. Тяжелый взгляд магистра Лимона тут же остановился на мне. Н-да, понимаю я этих деток, чтобы выдержать такой взгляд, нужны годы тренировок. Или альвийская непробиваемость — ведь Нил-то как-то умудрился ужиться с ним.

— Если бы с тобой в детстве поступали так же, может быть, вышел бы какой-то толк.

— А как бы я без толка-то обходилась? Его и так, по всеобщим оценкам, во мне маловато. А так бы вовсе бестолочью стала. Непорядок, — легкомысленно улыбаясь, откликнулась я. После того как я сумела заглянуть в самую суть этого нимфа, мне было удивительно просто с ним разговаривать. Нет, я по-прежнему его опасалась, но в то же время сознавала, что он мне приятен и я совсем не прочь видеть его имя в списке своих друзей. С Нилом в свое время было точно так же.

— Ладно, говори, с чем пришла. Не просто же так ты по округе ходила и меня высматривала, — тяжело вздохнув и, видимо, смирившись с необходимостью общаться с моей персоной не только сейчас, но и в дальнейшем, Мил вопросительно посмотрел на меня.

— Тиа просил всех собраться. Он будет планы строить, а мы должны вдумчиво кивать в такт его словам, — пожала плечами я. Мне казалось, что это было и без того очевидным.

— Я догадываюсь, что учебные лекции и заслуженные нотации ты слушаешь точно так же. Что ж, буду иметь в виду, — спокойно произнес Милион, поднимаясь на ноги. Я досадливо поморщилась. Уповать на то, что магистр забудет об этом моем маленьком промахе, было абсолютно бессмысленно. А значит, возможность лишний раз похалявить следующую вечность мне не грозит. Печально…


В назначенное время собраться всем не удалось. Вернее мы-то пришли, но вот кошмарного трио (кажется, я окончательно привыкла их так обзывать) не было вовсе. А вот Тиа, раздраженный и в меру злой, пусть с опозданием, все-таки явился. Окинув нас недобрым взором, он скупо кивнул нам в сторону гостиной. Вероятно, это было такое приглашение располагаться поудобнее.

Ну мы и воспользовались этим его молчаливым предложением. Рассредоточившись по комнате (при этом от злющего Тиа все старались держаться как можно дальше, даже я), мы устроились и выжидательно уставились на инициатора этого сбора. Лорд-директор не спешил подавать голос, лишь обеспокоенно хмурил брови и мрачнел.

Что ж, тогда начну я. Других кандидатов в жертву демону все равно не предвидится.

— Где Сабриса? — полюбопытствовала я. Интуиция мне подсказывала, что именно в отсутствии альвы и заключаются причины столь сумрачного настроения Тиа.

— Считайте, что ее нет, — последовал сухой ответ.

Я удивилась:

— Как нет?

— Совсем нет, Крис.

— А девочки?

— О них также можешь забыть. Эти три особы выбыли из игры. Пока на время, но если будут продолжать в таком духе, и «навсегда» не за горами.

Интересно, что эти три несчастья могли такого сказать, что вывели из себя Себастиана? Раньше, кроме меня, никто не мог похвастаться этим умением.

— Постой, Тиа. Но как же мы без Саби отыщем Нила?

— Да было бы кого искать! — Он лишь отмахнулся от меня. — Отсюда город даже я чувствую.

— Но девочки… ты разве не будешь о них волноваться?

— Набегаются — сами вернутся, — пробурчал Себастиан. Видимо, сильно его сестренка достала. Обычно он более ответственно подходит к своим обязанностям. С другой стороны, Саби — альва, ее просто так не удержишь.

— Кстати, раз уж речь зашла о потерях, — внезапно подал голос Мил. Обычно говорил он редко и исключительно по делу, из-за этого я каждый раз невольно дергалась, когда он влезал в наши беседы. — Я говорю о Ванессе и ее приятеле. Они потерялись специально? Или о них просто позабыли все присутствующие?

Взгляд, коим магистр одарил всех нас, вогнал меня в краску смущения. О том, что в нашем отряде изначально были еще и Йан с Ванькой, я забыла давно и основательно.

— О них можешь не волноваться. У них свои пути. Они не впервые оказались на островах, а потому неплохо уже научились между ними перемещаться, — ответил Тиа. — Так что проблема заключается лишь в нас самих. В общем, выдвигайте предложения.

Тут-то мы все и призадумались…

Глава 4

НА ДРАКОНЕ ЧЕРЕЗ МОРЕ

— А почему мы не можем использовать уже проверенное средство? — полюбопытствовала я, когда устала от напряженной тишины, повисшей в комнате сразу же после слов Себастиана.

— Не просветишь нас, какое именно? — Тиа посмотрел на меня как на неразумное дитя.

— Драконов естественно, — как само собой разумеющееся произнесла я. Странно было, что эта мысль не пришла в голову остальным. Ведь вполне логично использовать тот ресурс, которого вокруг больше всего. А какой ресурс преобладает в драконьем поселении? Драконы, естественно!

— Ага, так они нас на своих хребтинах и потащат, — едко высказалась Свитти. Судя по лицам остальных, они были с ней полностью согласны. Эх, не выйдет из них дельцов. Ведь первейший закон любой сделки — найди, что предложить другой стороне так, чтобы они не смогли отказаться от твоих условий.

— Ну ведь можно же попытаться! Тем более у нас ведь есть неоспоримый аргумент для их убеждения!

Забавно, что в этот момент, не сговариваясь, мы все посмотрели на Мила. Кажется, о платежных единицах мы договорились единогласно… Ладно, почти единогласно. Магистр, судя по его лицу, был категорически против.

— Ни за что! — решительно ответил Милион, складывая руки на груди.

— Ну не будь букой. — Состроив просительную мордочку, я уставилась на своего преподавателя. Не может же он быть таким черствым, чтобы не поддаться при виде такого миленького личика, верно?

Он не поддался. Видимо, Нил уже успел привить ему иммунитет. Печально. Тогда придется заходить с другой стороны.

— Ладно, раз ты упираешься, в платежные единицы придется переводить кого-то другого, — со вздохом произнесла я.

Тут уж забеспокоился Тиа:

— Эй, чудовище, ты не забывай, что я занят, сама же говорила. Или уже успела передумать?

Я, посмеиваясь про себя, с задумчивым видом уставилась на лорда-директора. Тот под моим взглядом весь подобрался. Интересно, он действительно думает, что демон в моем лице так легко отступится от своей добычи? Ха! Да не в этой жизни!

— Боюсь тебя разочаровать, — проникновенно начала я, — но ты не единственный мужчина на этом свете, Тиа. Так что и помимо тебя я найду, что предложить изголодавшимся по мужскому вниманию дамам.

— Мне не нравится, как это звучит, — хмуро произнес Себастиан.

Я пожала плечами. Возможно, с обывательской точки зрения мое предложение не слишком высокоморально, но я уже научилась идти на некоторые сделки с самой собой. Тем более драконы — это такая уйма новых возможностей… Уверена, шеф оценит.

С этими мыслями я и перевернула перстенек с молочным опалом. Надеюсь, Витория не очень обидится, что я ее отрываю от обеда.

«Что у тебя еще случилось, бедствие ты мое ходячее?» — Она ответила почти моментально. В который раз подивившись такой оперативности, я вкратце изложила свой план. Леди Вит смеялась практически все время, пока я делала свои предложения… Н-да, чувствую, веселится шеф исключительно за мой счет. Не зря же я из «теньки» уже продвинулась до «ходячего бедствия», еще немного, и мне звание локальной катастрофы присвоят.

«Меня не перестают удивлять твои предложения. Вот какие мысли, мне интересно знать, живут в твоей хорошенькой головке? И как они вообще там уживаются? — продолжая смеяться, произнесла Витория Туманная. Кажется, настроение у нее сегодня хорошее. — Ладно, согласная я. Тем более идея уж больно интересная, а возможные результаты — это нечто совершенно невообразимое. В общем, жди! Я сейчас быстренько вытряхну из обеденной залы нашего монарха, разведу его на королевскую печать, настрочу нужный тебе договорчик… Думаю, через час все будет. Устраивает?»

Я лишь оторопело кивнула. Подобной оперативности от леди Вит я не ждала. Видимо, эта авантюра ей действительно пришлась по душе. Ну хоть кто-то меня понимает.

Довольно улыбнувшись, я открыла глаза.

— И что ты на этот раз натворила, чудовище? — подозрительно щуря алые глаза, поинтересовался лорд-директор. Судя по его недовольному виду, он был заранее против всех моих идей. Вот поэтому я и иду в первую очередь к леди Вит. Женщина женщину всегда поймет быстрее, а уж авантюристка авантюристку…

— Ничего особенного, просто обсудила с одной леди перспективы создания группы дальней разведки в здешних местах. А что? Место хорошее, спокойное. Не работа, а отдых.

— Думаешь, драконы обрадуются? — сердито спросил Себастиан.

Я состроила самую невинную рожицу:

— Двум десяткам бесхозных мужчин под боком? Что-то мне подсказывает, что они не будут против. Тем более сюда, в дальние и неизведанные земли, имеет смысл посылать лишь молодых магов. А какое это сказочное место для практики! Ты же первый оценишь все прелести этого дальнего дозора.

— А драконов ты куда потом девать будешь? Они ведь расползутся по всему материку!

— Эй! Они же маленькие! Безобидные! И вообще крайне полезные существа.

Себастиан тяжело вздохнул, смерил меня фирменным взглядом лорда-директора на посту и как-то обреченно произнес:

— Решила и драконов под себя подмять?

— И вовсе не под себя! — тут же возмутилась я. — Под государство!

— А то есть какая-то разница, — хмыкнул он.

Я лишь улыбнулась. Разница, бесспорно, была, но не принципиальная.

— Ладно, Тиа, ты со мной? Думаю, прежде чем нам перешлют черновые варианты договоров, имеет смысл пообщаться с местными старшими. Может, у них будут какие-то дополнения?

— Тебе не приходит в голову, что они могут просто отказать? — все еще хмурясь, полюбопытствовал Себастиан. Я не определенно пожала плечами. Как объяснить ему, что это все не просто так? Что, возможно, для драконов мое предложение — единственный шанс на спасение? Я ведь не случайно сделала акцент на том, что посылать будут именно магов.

Тем более со второй причиной постепенного вырождения драконов в скором времени я тоже надеюсь разобраться.


Разумеется, «нет» мне никто не сказал. Напротив, здешние старшие внимательнейшим образом выслушали мое предложение и сразу же попытались вдвое увеличить число потенциальных разведчиков. Насилу отбились. Сговорились на том, что в дальнейшем контингент будет увеличиваться и пополняться новыми кадрами, в том числе и за счет студентов, проходящих на острове практику на временной основе. Отдельно было оговорено, что посылать сюда будут исключительно магов, и исключительно неженатых.

От себя могу лишь добавить, что леди Вит желала видеть на острове лишь верных и преданных государству людей с последующим созданием целой разведгруппы с «крыльями» в виде собственных драконов. Последнее, разумеется, осталось между мной и моим шефом. Афишировать столь далеко идущие планы мы не собирались.

Впрочем, Тиа, думаю, и так все понял.

С другой стороны, все счастливы и довольны, так есть ли смысл придираться к подобным мелочам?

Кстати, отдельным пунктом были оговорены условия посещения драконами материка. Так как мы собирались установить постоянное сообщение между их островом и Айлеттом, это становилось более чем возможным. В результате мы пришли к решению, что молодым драконам стоит посещать государство исключительно в сопровождении магов, особенно на первых порах, так как наши законы и традиции им будет сложно понять и соблюдать. К взрослым особям, знакомым с жизнью остальных рас, никаких ограничений не предъявлялось. Единственное, что от них требовалось, — сообщить о своих планах в ближайшее отделение магического правопорядка.

В общем, это был самый быстрый контракт с представителем другого народа на моей памяти. А главное — какие перспективы!

— Хватит уже облизываться на драконов! Крис, у тебя сейчас такой взгляд, будто свои владения осматриваешь! — едва мы вышли из главного дома на площади, шикнул на меня Тиа. Я тут же смущенно потупила взор.

И чего он, спрашивается, злится? Айлетт — многонациональное государство. Мы любым рады. А уж драконам…

— Крисса! Погаси уже этот маниакальный блеск в глазах!

— Да не ворчи ты, — раздалось за нашими спинами. Я, обернувшись, увидела женщину с пепельными волосами. Драконесса, одна из старших. Заметив, что наше внимание переключилось на нее, она с улыбкой продолжала: — Это у нее так хозяйственность проявляется. К гнездовью это.

— Что, простите? — переспросил Тиа. Лично я в этот момент не была способна даже рот открыть, только внутри зарождался какой-то идиотский смех.

— Говорю, раз девочка начала проявлять здоровую хозяйственность, это в ней инстинкты заговорили. Желание «все в дом» — вернейший признак того, что она готова к продолжению рода.

И все-таки я захихикала. Уткнулась носом в плечо Тиа — и позорно заржала. А вот мой спутник оторопел. Кажется, с такой стороны он на эту проблему еще не смотрел. Мой смех перешел в жалкие всхлипы. Ой, не могу!..

Драконесса, довольная тем, что ее услышали, гордо удалилась по своим делам.

Нет, чую, мне совершенно точно понравятся драконы! На редкость удачное приобретение. И в обратном меня никто не переубедит.


Продолжать свой путь мы собрались тем же вечером. Едва леди Вит по теням передала мне необходимый пакет документов, мы их тут же все подписали. Также было решено, что первая группа магов прибудет на остров через пару недель. Драконы даже вызвались построить им крепость на том берегу, где мы впервые ступили на их земли.

О том, что наш дальний дозор будет жить отдельно и за пределами их селения, мы договорились по ходу дела. Нечего мальчикам отвлекаться на снующих туда-сюда симпатичных девочек, да и местным так привычнее. Впрочем, скопление любопытных юных созданий на территории будущей дозорной крепости сомнению не подлежало. Ну и Демон-король с ними! Неужели здоровые мужики не отобьются от внимания нескольких девиц?

Провожали нас всей деревней. Старшие обещали нам выделить двух драконесс. Так что я стояла и гадала, кто же из этих дам в итоге станет нашим временным транспортом.

К моему удивлению, от группы провожающих отделились уже знакомые мне русоволосая Арисоль и рыженькая Нандин. И если к первой у меня вопросов не было (молода, да, но не моложе Мадлен), то вторая своим появлением меня сильно озадачила.

— Нана? — отозвав девчонку в сторону, я вопросительно глянула на нее.

— Ага, я вас подкину. Ну в смысле мы вас вместе с Рисой подбросим до нужного места, — широко улыбаясь, заявила она.

— А тебе мама разрешила? — хмуро полюбопытствовала я. Украдкой глянув на Милиона, я убедилась, что тот счастлив находиться в такой компании еще меньше меня. Начинаю думать, что драконье упорство вполне сопоставимо с демоническим.

— Что мне, век под ее крылом куковать? — возмущенно вскинула курносый носик рыженькая драконесса. — Я уже взрослая!

— Как скажешь, — не стала спорить я. — Но зачем тебе это?

— Я тут с Мадлен пообщалась, она говорит, что учиться пошла. Я вот тоже хочу!

О, вот это новость! Я оглянулась на Тиа, проверяя, слышал ли он это. Он слышал.

— Ты подрасти сначала, а потом уже об институте мечтай, — с легкой насмешкой произнесла я, надеясь, что это милое дитя все-таки отступится от своей глупой идеи.

Ха! Как будто я бы на ее месте отступила!

— Я взрослая!

— И все-таки лет пятьдесят тебе следовало бы подождать.

— Почему это Мадлен можно, а мне нет? — тут же встала в позу рыженькая.

— Мадди старше тебя почти на полвека, — значительно произнесла я. Тиа не вмешивался. Видимо, он уже понял, что с присутствием Наны нам всем придется смириться. — Прием в институт в этом году уже завершен, — сразу же внесла ясность я. Если честно, тут я немного слукавила. В особенных случаях оставалась возможность внести в списки еще до трех имен на каждый факультет, но только до начала занятий. Это даже было прописано отдельным пунктом в правилах. Кстати, в свое время меня восстановили на пятом курсе именно в счет одного из таких мест.

— Ничего. Я подожду. Тем более сразу за учебу браться смысла нет. Надо сначала мир посмотреть, а вот потом можно и за парту.

Кажется, эта юная особа уже расписала свою жизнь на ближайшие лет пять и теперь намерена твердо стоять на своем. Еще одно дитя на моей шее… Или все-таки есть шанс сбросить это «чудо» на кого-то другого? Вот тут пришлось задуматься. Пусть я и говорила, что дракон неплохое приобретение для рода Лиршей, но не всерьез же!

Может, ее эльфам сплавить? А что? Солан расплачется от счастья! Хотя с Наной они вряд ли уживутся. Драконологу нужен кто-то вроде нашей Мадди — спокойный и флегматичный, способный терпеть все его заскоки на почве странной страсти к летающим рептилиям.

Перед моим внутренним взором вновь возникла картинка: Марьяса и Нана рядом. Она была слишком уж заманчивой, и я тут же усилием воли ее отогнала. Семейству Лиршей проблемных дам уже хватит. Еще одна — явный перебор. Или нет?

— Мне не нравится этот твой мыслительный процесс, — склонившись к моему уху, негромко произнес Тиа и, чуть выждав, добавил: — Он напрягает.

Я чуть виновато улыбнулась. Что поделать? Хозяйственность проявляется!

Глава 5

БАШНИ НАД ВОДОЙ

Летели мы почти в том же порядке, как и до драконьей деревни. Только теперь вместо золотой Мадлен у нас была болотно-зеленая Арисоль, на спине которой вполне комфортно расположились мои подружки. Так что мне опять пришлось составлять компанию Милу на спине Наны — во избежание. Направление нашему «клину» задавал то и дело вырывающийся вперед Себастиан.

Сложно сказать, сколько времени мы убили на этот полет, но в какой-то момент Тиа указал нам вниз.

На мой взгляд, там не было ничего интересного — только море и ничего, кроме него. Но наш проводник был твердо намерен стоять на своем.

— Но там же пусто! — растерянно прокричала я.

— Доверьтесь мне. Здесь все далеко не так, как кажется! — тут же ответил Себастиан. Пришлось смириться.

Драконы послушно спустились ниже. Я, обеспокоенно хмурясь, не отрывала взгляда от приближающейся водной глади. Блики заходящего солнца играли на поверхности всеми оттенками рыжего и золотого. Это было очень красиво, но знакомиться с этой красотой поближе меня все-таки не тянуло.

Все изменилось в один миг. Необъяснимо, но даже я, которая не отрывала от моря взгляд, пропустила тот момент, когда картина под нами изменилась. Не было больше бескрайней водной глади, ее прорывали насквозь и устремлялись в небо ажурные белые башенки с конусообразными крышами и забавными флюгерами. Белый мрамор на солнце вспыхивал лазоревыми бликами.

Я непроизвольно затаила дыхание, настолько сказочным и нереальным мне показалось увиденное. Такой ажурной легкости архитектуры и высоты башен нам не удалось добиться до сих пор, а здесь… удивительно.

Думаю, это место по праву могло считаться одним из чудес нашего мира. Кружевные своды арок, словно их не вырезали, а плели из мягкого податливого камня. Высокие окна, расцвеченные рисунками витражей. Сверху было не рассмотреть саму мозаику из стекла, но яркие краски и сама грандиозность работы поражали. Удивительные скульптуры, изображавшие крылатых людей и животных, украшали фасады и крыши.

Мне внезапно очень захотелось увидеть этот город целиком. Не несколько выныривающих из моря башен, а все-все: площади и скверы, дома и дворцы, мосты и мощенные камнем пешеходные дорожки, фонтаны и скульптуры, мозаики и витражи… В общем, все, что только мог мне предложить этот сказочный исчезнувший мир!

— Нам здесь приземлиться негде, — сделав широкий круг над одной из башен, громогласно заявила Нана.

Себастиан тут же появился рядом и указал на огромное пространство под сводами арки.

— Сгружай своих пассажиров туда, а потом обращайся сама. Там вполне безопасно. Помещения не должны были пострадать ни от воды, ни от времени.

Лично я не была бы так уверена. С другой стороны, ни один витраж не был разбит, а статуи не повредили ни вода, ни ветер — а значит, кое-какая защита здесь стояла, несомненно. И она явно превышала по мощности все известное нам. Ибо почти шесть тысячелетий на дне морском — и такая прекрасная сохранность!

Но в этот момент Нана легко переместила нас на площадку под крышей башни, и у меня в очередной раз все мысли вылетели из головы. Это не передать словами! Камень жил! Нет, правда. Я специально коснулась одной из стен! Лазурные прожилки испуганно дрогнули и разбежались в разные стороны, оставив под моей ладонью лишь белый мрамор. Пытаясь проследить их бегство, я подняла глаза наверх… и окончательно пропала. Прямо над моей головой пространство разрезали многочисленные своды, складывающиеся в потрясающую объемную картину не то звезд, не то паутины. Так бы и смотрела вечность!

А ведь и помимо этого тут было на что посмотреть. В нишах между тонкими колоннами стояли прозрачно-ледяные статуи. И я далеко не сразу поняла, что такие удивительно живые формы приняло обычное стекло. Пропитанное воздухом и рыжим солнечным светом пространство яркими искрами вспыхивало в глубине прозрачных тел. Ленивые лучи заходящего светила неохотно ласкали ажурный узор арок, тенями разрисовывая белоснежные плиты пола.

Очень захотелось спуститься ниже, в галереи с витражными окнами; наверняка там все еще прекраснее. Высокие, в два этажа цветные стеклянные мозаики и белые стены напротив, по которым медленно скользит яркий рисунок, следуя вслед за солнцем… Оттенок света со временем меняется — меняются и отраженные картины, яркость красок, резкость, положение узора… У меня в голове так ясно представилась эта сцена, что я едва не бросилась по винтовой лестнице вниз — и плевать, что большая часть помещений там затоплена.

— У меня просто нет слов. — Тишину нарушила Свитти. До этого момента все просто слонялись по этому пространству, рожденному четырьмя арками и крышей. Такая планировка всколыхнула какие-то воспоминания, но я не стала углубляться в свои мысли, вся сосредоточившись на созерцании.

— Не у тебя одной. Это всего лишь одна из дюжины охранных башен, а мне уже совсем не хочется двигаться дальше, — негромко ответил ей Себастиан. Я повернулась к озадаченному Тиа. Странно, у меня были противоположные желания.

— Ты не знал, что здесь нас ждет? — спросила я, вынуждая себя перейти из разряда существ созерцающих в число существ мыслящих.

— Откуда? Большинство из нас даже не верит в существование этих древних стен!

Я лишь пожала плечами. Нил знал про город точно. И не раз упоминал его при мне, нехотя, без особого желания, но упоминал… Проклятье! А ведь Медея взяла с меня слово, что этот город так и останется воспоминанием!

К сожалению, сделки с богами расторжению не подлежат. Особенно те, на которые идешь ради блага друзей. Как бы ни был прекрасен этот город, Нил для меня важнее. Кстати, а где сейчас причина наших злоключений? Да и вообще крылатые? Не могли же альвы, обнаружив свою святыню, оставить ее совсем без охраны.

— А где сейчас наш дурнейший? — решив начать с первого вопроса, поинтересовалась я.

— По пути сюда. И он не один. Мы нарушили охранный периметр, так что скоро все будут здесь.

А вот ответ и на второй мой вопрос. Впрочем, лучше бы я и дальше об этом ничего не знала.

— Я так понимаю, нам будут страсть как рады, так? — не скрывая ехидства, уточнила моя невезучая персона.

— Не без этого, — верно расшифровав мои интонации, усмехнулся Тиа. Ну да, он же у нас крылатый, что ему может грозить? Признают за своего — и дело с концом. С остальными все далеко не столь просто.

Поинтересоваться своей возможной дальнейшей судьбой я не успела — они появились одновременно и со всех сторон. И, что совсем плохо, совершенно бесшумно. Десяток серьезных крылатых ребят при оружии с суровыми лицами. Прежде я и помыслить не могла, что альвы вообще в состоянии состроить такую угрожающую мину!

К счастью, долго лицезреть эти недружественные к нам физиономии не пришлось. Откуда-то со стороны этой крылатой группы уничтожения всего и вся раздался удивленный голос:

— Себастиан? Крисса? Вы что тут делаете?

— Тебя спасаем, — верно выделив из числа одинаково неприятных мне альвов свое любимое несчастье, широко улыбнулась я. Нил опешил. Впрочем, он быстро взял себя в руки.

— А вас кто-то просил об этом? — сухо поинтересовался он. От удивления и радушия не осталось и следа. Эх, упертый он, если что решил, с пути не свернет.

— В этом месте принято говорить «спасибо», дубина! — И Милион от широты своей довольно мстительной души отвесил альву подзатыльник. Каким образом магистр оказался в тылу всех этих ребят при оружии, не знаю, но это произвело настоящий фурор. Надо ли говорить, что практически сразу нашего Мила попытались проткнуть чем-нибудь остреньким? К счастью, свою должность он занимает не за красивые глаза. Сталь спружинила о защитные чары и по инерции полетела обратно к своим владельцам.

Впрочем, останавливаться на этом никто не собирался. И во второй заход крылатые явно решили учесть умения своей жертвы, — клинки мечей вспыхнули знакомым лазоревым светом…

— Стоять! — Приказ Нила остановил оружие уже на подлете. — У тебя чувство самосохранения окончательно отказало?

— А что с тобой цацкаться? Уж я-то точно знаю, что по-хорошему ты понимать не научен, — равнодушно пожал плечами Мил. Кажется, его нисколько не нервировали замершие рядом лезвия. Завидное самообладание. С другой стороны, зная его способности… Правда, выпустив своего внутреннего зверя, он вряд ли сумел бы остановить его, одними лишь мечами тот бы не насытился. Его дар предпочитает иной тип пищи — живой, дышащий, а в идеале еще и мыслящий.

Хорошо, что Нил остановил его. Альвов все-таки не так много, чтобы терять их целыми группами.

— А ты что, такой хороший воспитатель, что решился взяться и за меня?

— У меня большой опыт в этом деле, — спокойно подтвердил Мил. И ведь не поспоришь! Студентов он переучивает на раз.

— Ну посмотрим-посмотрим, — хмыкнул Нил, после чего повернулся к остальным: — Свободны, ребята. С этими вторженцами я и сам справлюсь.

— Но, аль-сол…

— И все-таки я вас очень прошу, — с нажимом повторил он. Надо ли говорить, что на просьбу эти его интонации тянули меньше всего?

— Как прикажете. — И на площадке мы остались одни. Красота. А то у меня от этих крылатых типов мороз по коже.

— Ну вот теперь и пообщаться можно. Так что вас всех привело сюда? Да еще и такой странной группой. Нимфа закона, наследница престола, лорд-директор, магистр, два дракона. — На этом месте брови Нила чуть удивленно дернулись вверх. Кажется, такого он от нас не ожидал. — И всемирное бедствие.

Я онемела от такого определения. Это когда мне успели присвоить такой титул?

Впрочем, возмущение не помешало мне повторить еще раз наши объяснения:

— За тобой явились. И не надо вешать на меня собственные заслуги, крылатый. Мировое бедствие — это ты. Я пока статусом пониже.

— Уверяю, это ненадолго. С твоими талантами ты быстро меня перегонишь, — хмыкнул в ответ дурнейший из древнейших.

— Ты от темы-то не увиливай. Выкладывай давай, какого бога ради ты влез во всю эту авантюру? И почему никому не сказал ни слова?

— А должен был? — Вместо того чтобы смутиться, как полагается воспитанному созданию, этот альв лишь высокомерно вскинул подбородок. В этот момент мне очень захотелось напомнить Тиа, что он обещал кое-кого подержать, пока я его наказывать буду…

— Не поверишь, но это входит в перечень базовых социальных функций! — вспылила я. Нил неопределенно пожал плечами. Мое желание врезать ему только усилилось. Интересно, типы с оружием уже далеко улетели? Или остановились где-то поблизости и внимательно за всем происходящим следят? Эх, жаль, что я не альв — своих они на таком расстоянии без труда чувствуют.

Я быстро глянула на Тиа. К сожалению, по его лицу ничего нельзя было понять. Ладно, воздержимся от насилия еще немного.

— Крисса, хватит нести чушь! Ты прекрасно знаешь, что альвы уходят, не прощаясь.

Я скептически фыркнула. Угу, нормальные альвы так и делают, но кто здесь сейчас видит нормальных? У меня в окружении лишь самые исключительные. Один записки оставляет перед уходом, а второй и вовсе демон.

— И все-таки у меня есть основания считать, что сюда ты прибыл не по своей воле.

— Интересно, какие такие основания? — Вот теперь заводиться начал и Нил. Если честно, бесить древнейшего мне не хотелось, но, видимо, судьба у меня такая.

И ведь, что обидно, на Медею ничего не свалишь. Эта энергетическая сущность очень просила о ней не упоминать. Да замечательно! А от бешеного альва мне как отбиваться?

— Веские основания! Из проверенного источника, — буркнула я, прекрасно понимая, как жалко это звучит.

— Что ж, в таком случае я вполне могу считать наш разговор оконченным. Спасибо, что навестили. Не стоило утруждаться. Выход там, где вы вошли!

Рррр!

Огненный шар прочертил золотистую линию в сумерках. К счастью, разбился он не о Нила (остались бы от него тогда одни головешки), а о вовремя поставленный Милом щит. Впрочем, в тот миг счастьем я это точно не считала. Умудрилась даже подарить будущему наставнику весьма недружелюбный взгляд.

— Крисса! Возьми себя в руки! Иначе все наши договоренности теряют силу.

— Но, Ми-и-ил, — тут же заканючила я. Раздражение раздражением, а шанс примазаться к такому магистру, как наш Лимон, выпадает слишком редко, чтобы его так глупо упускать. — Ты и так поставил жуткие условия. Хотя бы не усложняй их!

— Место моего ассистента дорогого стоит, — хмуро напомнил он. И не поспоришь. Ладно, придется быть лапочкой. По крайней мере, в его присутствии.

— Ладно, твоя взяла. Не трону я этого вредного типа. Но прогонять даму в ночь — это ни в какие ворота не лезет! — возмущенно заявила я, показывая на уже тающий в море алый краешек нашего солнышка.

Остальные, как по команде, посмотрели в ту же сторону. Н-да, увлеклись мы этими разборками, даже как стемнело не заметили. Впрочем, с наступлением темноты в стеклянных скульптурах, стоявших в нишах, забрезжили постепенно крепнущие огоньки… Светильники? Удивительно!

— Ну что ж, раз уже стемнело, гнать сегодня я вас не стану. Собирайтесь, провожу вас в жилые помещения. Кстати, нам придется некоторое расстояние пролететь. Надеюсь, с этим у вас никаких проблем?

— Никаких, — раздраженно буркнула я. К счастью, обе драконессы все еще были с нами.

Впрочем, на мое недовольство никто внимания не обратил, все взгляды оказались прикованы к Нане и жертве ее посягательств. Как только рыженькая услышала о том, что нас ждет новый полет, тут же принялась лезть к Милу.

— Эй, пушистик, давай скорее. — Вцепившись в рукав Милиона, она тянула его к краю площадки. Магистр упирался. Хотя на его месте любой бы упирался — до морской глади внизу было ой как далеко, а полагаться на способности юной драконессы вовремя раскрывать крылья желания не было вовсе. — Да что ты такой упертый! Дождешься же! Поцелую!

Вот это уже было откровенной угрозой. Причем с пока неясными последствиями для окружающих. Все-таки Мил действительно был не самой безобидной личностью, да и особым контролем похвастаться не мог.

Я прямо видела, как на лице нашего магистра с бешеной скоростью сменяются мысли одна другой хуже. Он явно пытался прикинуть, что страшнее: малолетняя соблазнительница или угроза столкновения с морской гладью. Кажется, с каждым мгновением он все больше склонялся в пользу версии с прыжком в темную бездну. Даже не знаю, смеяться мне тут или плакать.

Ладно, вмешаюсь. Все равно лететь мне на спине этой же юной безобразницы.

— Эй, ребят, вы никого не забыли? — поспешив к ним, возмущенно крикнула я. Нана на секунду отвлеклась от своей жертвы. Мил тут же вырвался и, кажется, даже решил отращивать крылья самостоятельно, только бы не лететь на спине этой упертой особы.

— Так! Кончайте балаган! — прикрикнул на нас всех Себастиан. Повиновались все беспрекословно и быстро. Уже через две минуты мы снова летели на драконах. Правда, Нана обиженно сопела, но это все мелочи жизни.

А Нил?

Нила мы уломаем. Вот прямо с утра и займемся!

Глава 6

СРЕДИ КРЫЛАТЫХ

Комнаты, отведенные нам, оказались совершенно необыкновенными. Высокие потолки с теряющимся наверху объемным веерным рисунком, большие, полные воздуха пространства, удивительно тонкий рисунок на окнах. Я подошла ближе, пытаясь его рассмотреть. Что-то геометрическое или цветочное — точнее до рассвета не сказать, но проекция на белый пол или стену, вероятно, будет волшебным зрелищем. Пока же комнату освещали все те же стеклянные лампы-статуи. В моей комнате это были всевозможные цветы, с горящими теплым желтым светом бутонами. Надо сказать, в том же растительном стиле были выдержаны и остальные элементы: резные столбики кровати, ножки кресел и стола, украшения на поддерживающих свод колоннах… В коридорах же, как я поняла, все светильники — ростовые статуи людей. Там свечение теплилось в их груди, постепенно разрастаясь.

Удивительное место. Даже не верится, что это все было построено задолго до появления демонов в этом мире.

Впрочем, как бы меня ни удивляло и ни восхищало это место, усталость все-таки взяла свое, и я уснула. Всю ночь мне снилось что-то воздушное и легкое, перед глазами менялись анфилады комнат, а на последнем уровне города пол казался стеклянным, и внутри все замирало от проносившихся под ногами легких облаков и далеких-далеких полей, лесов и казавшихся игрушечными домиков…

Разбудил меня цветной солнечный лучик, скользнувший по лицу. Недовольно поморщившись, я открыла глаза и замерла. Все оттенки зеленого, золотого и алого смешивались в пространстве витража и создавали вокруг иллюзию сказочной поляны. По стенам ползли цветные тени, а воздух то и дело вспыхивал яркими стеклянными бликами.

А ведь это только одна комната!

Представить, сколько еще такой красоты меня окружает, я не смогла.

Внезапно захотелось своими глазами увидеть этот город возрожденным и парящим вместе с облаками.

Но это было что-то из разряда совсем уж несбыточных мечтаний.

Сделать Нила заложником этой сказочной клетки? Никогда. И пусть этот город признал и принял меня как родную, подарив свои навеянные сны, я все равно не собиралась приносить ему в жертву своего друга. Должен быть иной способ. Я уверена.

Вот только искать его должны сами альвы. В этом я им не помощник.

Я как раз собиралась покинуть комнату и отправиться на поиски остальных, как дверь вдруг распахнулась. В этот момент я стояла, прислонившись плечом к стене, и следила, как спроецированный узор витража накладывался на живые лазоревые прожилки камня. Это зрелище настолько зачаровывало, что выйти в коридор я собиралась уже без малого минут двадцать.

— Нравится, Крис? — войдя в комнату и обнаружив меня в этом счастливо-созерцательном настроении, поинтересовался мой гость. Им оказался Нил. Впрочем, это было ожидаемо. Кому еще из моих знакомых могли позволить свободно передвигаться по этому чудесному сказочному замку?

Между тем он приблизился ко мне и, встав рядом, посмотрел в том же направлении, что и я.

— Очаровывает, да? Вот это и есть наш покинутый город, — доверительно сообщил он, а потом едва слышно добавил: — Наша Альвисса.

Я вздрогнула и переспросила:

— Альвисса?

— Шшш, не повторяй. Никто из этих детей и знать не знает, какое имя носили эти стены тысячелетия назад. И думаю, это верно; они сами назовут свой новый дом. Зачем тянуть в будущее пережитки уже обратившегося в прах прошлого?

— Себя ты тоже причисляешь к праху прошлого? — хмуро спросила я.

— А это разве не так?

— Это не так, — убежденно произнесла я. Хотелось бы мне поделиться с ним своей уверенностью. К сожалению, это было невозможно. Да и упрямства ему не занимать.

— Не нам об этом судить, Крис, — с легкой улыбкой пожурил меня альв, а потом добавил: — Знаешь, ради этой красоты я не прочь стать прахом прошлого.

Ох, чувствую, исполнение взятой миссии не будет таким уж простым делом, как казалось вначале.

— Ладно, Крис, следуй за мной. Я провожу тебя в столовую. Все уже проснулись и сейчас ждут только тебя.

— А ты, значит, пришел разбудить девушку? — Я удивленно приподняла брови. Лично мне такое действо приличным не казалось. Мог бы и какую-нибудь альву попросить. Наверняка же среди всех этих крылатых найдется и парочка особ женского пола.

— Нет. Город давно мне сообщил, что ты проснулась. И я даже дал тебе достаточно времени, чтобы привести себя в порядок, — хмыкнул Нил. О моей патологической тяге к исполнению базовых правил приличий он знал не понаслышке. И считал очередной бабьей дурью!

Впрочем, иногда я была с ним согласна. Чаще всего это случалось после посещения дворцовых приемов, где все законы возвели в ранг абсолюта и тщательно исполняли на публике, и в то же время вдали от чужих глаз совершенно не придавали им значения.

В столовой меня ждал очередной сюрприз. В одном из кресел расположилась Милада. Она увлеченно кокетничала с каким-то альвом и, кажется, совершенно не замечала ничего вокруг. Меня такое поведение несколько озадачило. Я-то ее знала, как одну из значимых фигур эльфийской разведки, а тут такая неожиданность.

Я нахмурилась. Мужчина рядом с ней меня нервировал. Он совершенно не подходил альве, но Милада смотрела на него влюбленными глазами и, кажется, даже не понимала, что в очередной раз пошла по ложному пути. Нил, заметив мой взгляд, предупреждающе дернул за рукав — напоминал о прежних договоренностях.

Да-да, крылатый, я помню. В жизнь альвов не вмешиваюсь. Но это уж как-то слишком жестоко по отношению к ней, не находишь?..

Не в силах наблюдать за этим, я перевела взгляд на друзей. Мои спутники выглядели отдохнувшими и весьма довольными жизнью. Савита даже успела познакомиться с кем-то из альвов и теперь пыталась что-то выяснить. Мимолетно пожалев очередную жертву моей любимой подруги, я посмотрела на Тиа. Он, заметив мой взгляд, тепло улыбнулся и приглашающим жестом указал на место рядом с собой. Что ж, с моей стороны возражений не предвидится.

Завтрак прошел в довольно спокойной атмосфере, чего я, если честно, не ждала — все-таки явились мы незваными, да еще и с вполне определенной целью. Но нас, видимо, решили не воспринимать всерьез, тем более Нил уже совсем не походил на принуждаемого. Это было проблемой, но пока не особо значительной. Дурнейший, конечно, не зря заслужил это звание, и рассудка в его поступках маловато, да и упрям он сверх меры, но при желании переубедить его все-таки можно.

Нил, словно почувствовав мою решимость при первой же возможности зажать его в безлюдном уголке, исчез из помещения быстро и незаметно.

— И куда подевалось это создание? — негромко, но крайне раздраженно поинтересовалась я, внимательным взглядом окидывая комнату. Милада по-прежнему строила глазки своему собеседнику. У меня даже создалось впечатление, что ни меня, ни моих спутников она просто не заметила. Удивительно избирательное зрение. Впрочем, сейчас мне было не до влюбленной альвы. Тем более эта ее внезапная страсть вскоре сама сойдет на нет, а вот Нил вполне может влезть во что-то серьезное.

— Не волнуйся, Милион вышел вслед за ним, — откликнулся Тиа. Ха! Как будто это может меня успокоить! Напротив, зная нашего магистра, у меня теперь в три раза больше поводов для беспокойства. Они же ладят между собой, как рыцарь с драконом!

— И в каком направлении они ушли? — спросила я, обращаясь теперь уже конкретно к Себастиану. Кроме него, эту важную информацию мне все равно никто не сообщит.

Тиа вместо ответа возвел взгляд к потолку. Я тоже машинально подняла глаза.

— Что?

— В том направлении, говорю. — Теперь он показал наверх еще и пальцем. Что ж, пусть и со второго раза, но я все поняла. Благодарно кивнув, я направилась к выходу. Наверх так наверх, лестниц здесь, к счастью, немного.

Столовую я покинула, разумеется, не одна — какой-то альв попытался незаметно пристроиться за мной. Подивившись дилетантству некоторых крылатых, я благоразумно позволила пройти следом за мной до первого поворота, после чего активировала заклинание незаметности. Не могу сказать, что оно было одним из любимых, но стараниями леди Вит базовые навыки любой тени я выучила назубок.

Убедившись, что мой «хвост» отвалился, я направилась к винтовой лестнице, ведущей наверх. Надеюсь, эти два проблемных типа еще не успели окончательно разругаться. Все-таки способности у обоих выходят далеко за рамки обычных, и сталкиваться с их активным проявлением мне не хотелось.

К моему удивлению, разговаривали они почти мирно. Ну если не считать яда, сочившегося в голосах собеседников.

Решив не спешить с объявлением своего присутствия, я прислушалась.

— А ты времени зря не теряешь, — со знанием дела протянул Нилрем, хитро щуря бесстыжие глаза. В исполнении альва, выглядевшего лет на шестнадцать-восемнадцать, смотрелось это почти смешно. И грустно.

— Это ты сейчас о чем? — Милион недоуменно сдвинул брови. Знакомая по институтским будням морщинка прочертила его лоб, моментально добавив «мальчику-одуванчику» пару десятков лет.

— О том, что уже успел найти мне замену. Я удивлен, — ядовито откликнулся альв.

— Как будто от Криссы можно отбиться! — хмыкнул магистр. Я даже почувствовала себя польщенной. Впрочем, есть у меня подозрение, что заинтересовала нашего дурнейшего совсем не моя персона.

— При чем здесь Крис? — совершенно искренне удивился Нил.

— А ты разве не о ней? Тогда о чем?

Наивность некоторых не перестает меня удивлять. Я с трудом сдержала улыбку. Все-таки кое-кому следовало бы научиться лучше понимать альвов.

— Бездна! Мил, ты неисправим! Я о девушке, а ты о чем подумал?

— О девушке? Какой девушке? — Понимания в голосе магистра больше не стало. Тяжкий случай. — Ты говоришь о Нане? — О! Не так уж он и неисправим. Надежда на лучшее еще теплится. — Она же ребенок!

— Этот ребенок раз в десять больше тебя на этом свете пожил, — хмыкнул Нил.

— Однако это не меняет того факта, что она еще несовершеннолетняя, — тоном престарелого учителя благородных манер ответил Милион. Нет, мы совершенно точно с ним сработаемся! И чего это раньше он мне не нравился? Милейшее же создание!

— О, у тебя появились принципы? — ядовито подивился блудный альв.

— Боже, заткнись ты уже! Сил нет слушать твой бред.

— Да ладно, Мил, ко мне можно и по-простому. «Боже» я исключительно для чужих, а ты ко мне и по имени обращаться можешь. Я не обижусь. Вот чес-слово!

Вот в этом месте я не выдержала и все-таки рассмеялась, тем самым выдав свое присутствие. Милион тут же повернулся на звук. Нил, как я и ожидала, не пошевелился. Думаю, он с самого начала знал о том, что я рядом.

— Крисса?

— Ага. Забавно смотритесь вместе, а разговор и вовсе выше всяких похвал! — восхищенно произнесла я и даже хлопнула пару раз в ладоши. А что? Они меня действительно развлекли. Хочу этих представлений побольше и на постоянной основе!

— Подслушиваешь? — Магистр, видимо, решил меня пристыдить. Три раза «ха!».

— А также подсматриваю, — продолжая улыбаться, кивнула я.

— Прогрессируешь, однако, — хмыкнул Нил.

— А то! — гордо вскинула носик я.

— Всегда знал, что ты далеко пойдешь. Но, как я уже тебе говорил, судьбы альвов тебе не по зубам.

— Меня не интересуют все крылатые, Нил. Только один-единственный.

— Себастиан будет рад это услышать.

— Вряд ли, ибо речь сейчас совсем не о Тиа, — чуть слышно хмыкнув, честно призналась я. Впрочем, дело вовсе не в том, что меня не интересует мой крылатый-красноглазый. Просто интересует он меня в ином смысле, не как представитель какого-то народа или вида.

— Да? Ты меня удивляешь. И кто же этот несчастный? — продолжая ершиться, насмешливо поинтересовался альв. Я тяжело вздохнула. Почему-то сейчас я воспринимала его как обиженного на весь свет подростка и совершенно ничего не могла с этим поделать. Рядом с Милионом он всегда казался мальчишкой, упрямым, гордым и слишком ранимым, чтобы к нему можно было подобраться ближе.

— Ты, Нил.

— Очень жаль, Крис, но я принципиально не засматриваюсь на чужих девушек. Да и твоя увлеченность мной скоро пройдет.

Все-таки я не сдержалась и осуществила свою давнюю мечту. Схватив со столика вазу, от всей души запустила ее Нилу в голову. К сожалению, тот успел ее перехватить на подлете.

— Крисса! Это антиквариат! Он любит осторожное обращение! — Синие альвийские глаза уставились с таким возмущением, что мне почти стало стыдно. Почти.

— Знаешь, я тоже люблю осторожное обращение. Но ты почему-то обычно это в расчет не принимаешь.

Обойдя меня по дуге, Нил вернул вазу на место и спокойно произнес:

— Как и ты — мои слова. Если ты пришла продолжить наш вчерашний разговор, то ответ неизменен: я остаюсь здесь.

Медленно выдохнув, я подняла глаза на упрямца. Желание треснуть его чем-нибудь тяжелым по голове никуда не ушло. К сожалению, Нил не из тех, кого можно убедить одной лишь грубой силой, и давайте смотреть трезво — он посильнее меня будет, да и опытнее.

В общем, беседа обещала быть нелегкой. В поисках поддержки я посмотрела на Мила. Ну хоть он-то понимает?

Ха! Как будто мужчины хоть когда-то адекватно реагировали на чужие решения!

Ладно, Крисси, тебе не привыкать тащить все на своем горбу. Продолжаем.

Глава 7

МИССИЯ ЗАВЕРШЕНА?

Устало вздохнув, я снова посмотрела на Милиона. И вновь убедилась: от магистра помощи никакой не будет, скорее одни расстройства. А это сейчас не нужно ни мне, ни нашему дурнейшему.

— Нил, как насчет того, чтобы все обсудить наедине? — высказала свое предложение я, взглядом указав на лестницу, ведущую на следующий уровень башни.

— А не боишься?

— Чего?

— Того, что это предложение не так поймут? — осклабился альв. Таким он мне не нравился вовсе. Этими попытками все опошлить он унижал не меня — себя.

— Тиа мне доверяет.

— А мне? — обольстительно улыбаясь, поинтересовался Нил.

— А тебе доверяю я, — припечатала я, не желая продолжать этот бессмысленный спор.

— Эх, какая ты скучная… Неужели так не веришь в свою женскую привлекательность? — продолжая кокетничать и кривляться, полюбопытствовал его дурнейшество. Лично я от этого уже утомилась. Прошедшая злость оставила внутри ощущение непередаваемой усталости и безумно раздражающего бессилия. Как с ребенком, чес-слово! И слов не понимает, и опускаться до насилия не кажется правильным, а потому лишь сильнее бесишься внутри, но тщетно…

— Нил, а Нил, ну вот чего ты добиваешься? Если надеешься, что я отступлю, то зря. Я все равно буду стоять на своем, — не скрывая, что окончательно перегорела, произнесла я. Вот только альв совсем не собирался меня жалеть.

Иногда он действительно безумно напоминал ребенка, ранимого, безрассудного, зачастую действующего в ущерб себе, — и страстно жаждущего внимания. К сожалению, признавать этого он не желал, как, собственно, и любой другой подросток-максималист.

— Упрямая, да? А может, я еще упрямее, ты не думала об этом?

Н-да, не повезло альвам с их божественным.

Итак, с некоторой долей убежденности могу сказать, что на контакт Нил идти совершенно не собирается. Что ж, в таком случае прибегнем к совсем уж бесчестным методам. Впрочем, как всегда говорила моя ба, в убеждении мужчины, как и на войне, грязных трюков не бывает.

Приблизившись к альву, я едва уловимо коснулась его плеча и прошла мимо. Язык жестов зачастую работает там, где оказываются бессильны слова. И это практически незаметное прикосновение читается однозначно как просьба о помощи. Даже упрямясь, Нил вряд ли упустит возможность удовлетворить свое любопытство, а значит, последует за мной.

Именно с такими мыслями я подошла к лестнице и направилась на самый верх. И мне совсем не надо было оборачиваться, чтобы точно знать — Нилрем идет следом.

— Вот мы и одни. Выкладывай давай, из-за чего весь этот цирк. Сразу говорю: в твою внезапно вспыхнувшую страсть к моей персоне я не поверю.

Я, уже почти собравшись с мыслями, сразу же позабыла подготовленную речь и удивленно посмотрела на Нила. Мне совсем не нравился выбранный им тон и как он говорил о себе. Разве можно с такой силой ненавидеть свою жизнь?

Видимо, можно. И тем безнадежнее мне кажется возложенная Медеей на мои плечи миссия.

Впрочем, сдаваться я в любом случае не намерена.

— Что ж, ты прав, — внутренне встряхнувшись, твердо произнесла я. — Но твой побег был весьма своевременен и сыграл свою роль. Поэтому сейчас я вынуждена просить тебя об одном небольшом одолжении.

— Одолжении? — Нил с легкой заинтересованностью посмотрел на меня. Враждебности в его взгляде стало на порядок меньше.

— Именно, одолжении. Ты ведь помнишь, о чем была наша последняя беседа с Расэлем и ниэйскими князьями, так? — спокойно выдержав его взгляд, спросила я.

Альв тут же кивнул:

— Помню. Ты тогда сообщила о своей глупой сделке с рыцарями. Ради небольшой отсрочки ты согласилась посетить их острова.

— Все верно. И сроки поджимают.

— Тебя послала Витория?

Вот теперь Нил удивился. Он явно не ожидал, что мой шеф меня отпустит. Если честно, я тоже не думала, что леди Вит решится выпустить меня из столицы до конца лета, но она отпустила. Очередная проверка с ее стороны? Или Туманная не считает эту мою затею чем-то особенным? Не знаю, потому что…

— Мы не говорили с ней об этом, — негромко озвучила я свои мысли. — Ни я, ни леди Вит ни разу не возвращались к этой теме.

Нил чуть слышно хмыкнул, выражая свое отношение и к неосмотрительности Витории, и к моей глупости. Что ж, вероятно, он прав. Но я не могу отрицать тот факт, что сейчас это безумно-безрассудное обязательство, которое я по глупости на себя взвалила, благотворно для меня. Думаю, именно в этом умении все оборачивать себе на пользу и заключается главная особенность божественно-демонического благословения, которым отмечена моя скромная особа.

— И ты собираешься исполнить это нелепое обязательство?

— Разумеется, — решительно подтвердила я. Тут я не соврала. Даже не думала врать, а лишь использовала одну свою глупость ради другой. Умалчивание — это ведь не ложь, как и манипулирование, если уж на то пошло.

— И я тебе нужен… — Нил вопросительно глянул на меня, позволив мне самой завершить его фразу.

— В качестве удобного повода. Твое исчезновение подкинуло мне удачное оправдание путешествия к морю. К сожалению, Себастиан увязался следом. И теперь мы здесь. — Я раздосадованно развела руками. Правда, граничащая с ложью, балансирующая на самой грани… Проклятье! Еще немного, и я сама запутаюсь, какие мои мотивы искренни, а какие лишь прикидываются таковыми.

— И теперь тебе нужно новое оправдание для посещения островов? — Альв криво улыбнулся. Мои слова были созвучны его собственным мыслям. Он не верил, что важен нам, не хотел верить, поэтому так охотно и велся на эту историю с использованием его светлого образа в нечестной игре.

Ох, Нилка, что же нам с тобой делать, а? Как заставить тебя раскрыть глаза и наконец увидеть этот мир?

Ответов на эти вопросы у меня пока не было, а потому приходилось придерживаться выбранной линии.

— Именно. Впрочем, ты мне нужен не только в качестве возможного повода для посещения островов. — Все та же самоуверенная твердость. Слышала бы меня сейчас ба! Она бы мной гордилась. Так обманывать того, кто может слышать ложь! Семейные таланты не спрячешь. — Нил, ты воспринимаешь эту реальность тоньше остальных, а я не хочу обмануться. Я действительно хочу понять, что у них на этом архипелаге происходит, как они живут и можно ли что-то изменить хотя бы в долгосрочных перспективах.

Нил задумался. Сейчас это был уже не ультиматум — просьба о помощи. Нечестный ход? Более чем. Но я всего лишь использую все подаренные природой возможности, и женское коварство — одна из них.

— Себастиан, я так понимаю, до сих пор не в курсе.

— Я никому не рассказывала.

Честность — лучшее оружие. Забавно, да? Именно этому учат всех магов, избирающих главным направлением своей деятельности политику и управление. Да-да. Нас учат оборачивать правду в столько слоев и подтекстов, что она теряется на их фоне. В каком-то смысле это тоже магия, вероятно, самая сильная из доступных.

— Ясно. Только один вопрос: зачем тебе это?

— Я обещала.

— И только?

— Семейные обязательства. Это всего лишь старый долг, который тяготит меня, такое вот своеобразное наследство от предков. Думаю, сейчас это тебе должно быть понятно.

— Более чем, — скупо кивнул Нил. Кажется, решение он уже принял. И оно в мою пользу. — Хорошо, я согласен. Но сразу после того, как ты исполнишь свой долг, я вернусь сюда. Все-таки некоторые обязательства есть и у меня.

Я едва удержалась, чтобы не возразить. Сейчас было не время. Он слишком много думал об этом в последние дни и уже успел убедить себя, что ничего не теряет. Необходимо просто чуть встряхнуть его, вернуть прежнее ощущение жизни, — и Нил сам передумает. Главное не давить сейчас.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я.

— Эх, и не стыдно тебе прикрываться стариком? — театрально вздохнув, поинтересовался альв. От его плохого настроения не осталось и следа. Бывает же так!

— Да какой из тебя старик? Дите сущее! — негодующе хмыкнула я, невольно поддаваясь на эту его игру. — Собственно, поэтому любой каприз с твоей стороны никого не удивит. Даже если капризом станет экскурсия к рыцарям.

Нил задумчиво посмотрел на меня. Его губы продолжала кривить улыбка. Жутковатое зрелище, я скажу.

— Меня порой пугает твоя расчетливость. Себастиан хоть знает, какое ярмо собирается повесить на шею?

— Думаю, он догадывается, — легкомысленно улыбнулась я. — Тем более тебе я тоже такой нравлюсь.

— Не стану спорить, я к тебе неравнодушен. И ты этим нагло пользуешься! — Вот теперь он улыбнулся искренне. Да и взгляд его стал немного мягче.

— Значит, мир? — кокетливо взмахнув ресничками, я протянула ему руку. Нил сразу же ее принял и, галантно склонившись, скользнул губами по моей коже.

— Мир. — И тут же добавил: — Но исключительно на временных основах.

— Да как скажешь, — строя из себя легкомысленную дурочку, отмахнулась я и сразу же сменила тему: — Но ты уверен, что сможешь сыграть свою роль перед всеми?

Он повелся. Вот и все. Птичка попалась в расставленные силки.

— Крисси, неужели ты все еще во мне сомневаешься? — картинно возмутился альв. Он вновь напоминал мне того Нила, что своей неугомонностью не давал покоя никому в институте.

Что ж, осталось прояснить лишь один момент.

— Дело не в этом. Твои соратники согласятся тебя подождать?

— Им в любом случае пришлось бы, — пожал плечами крылатый, — контрольная зала все еще под водой. Море очень неохотно расстается со своими сокровищами, знаешь ли.

— То есть тебе пока здесь заняться нечем?

— Почему же? Местные интерьеры завораживают, ими можно любоваться часами…

— А то потом у тебя такой возможности не будет! — фыркнула я.

— Не будет. Аль-сол — пленник контрольной залы. Он не может покинуть ее. Вернее, круг его перемещений ограничен пятью комнатами по периметру сердца города.

Я нахмурилась. Так вот о какой клетке говорила Медея! Не думала, что ее слова следовало воспринимать так буквально.

— Нил… — начала я, еще точно не зная, что хочу сказать. Слов не было вовсе, а мысли разлетались, стоило только попытаться на чем-то сконцентрироваться. Впрочем, отвечать мне не пришлось, альв просто не дал мне и шанса что-то сказать.

— Не надо, Крис. Не жалей меня. Оно того не стоит.

И я промолчала. Не рискнула лезть к нему сейчас, когда он все еще склонялся к этому решению.

Мне всего лишь надо заставить его жить. Хоть один повод… необходимо найти одну-единственную причину…

И у меня будет на это время. Сейчас это самое важное.

— Ладно, крылатый. Пойдем обрадуем остальных. — Изобразив на лице ничего не значащую улыбку, я легко взлохматила светлые волосы Нила. Он обиженно шикнул на меня, я ответила заливистым смехом.

Всего лишь игра. И я впервые осознала, насколько тяжело ему было жить так. Внутренняя опустошенность и яркая улыбка на лице — это не то, что легко сочетать в себе одновременно.

Однако не могу не признать — это удобно.

Что ж, Нилка, сыграем на твоем поле и по твоим правилам.

Глава 8

ЭКСКУРСИЯ В ШАЛОНИЮ

Всех заинтересованных лиц мы обнаружили в столовой. Тарелки уже были убраны, но вот народу в помещении меньше не стало. Впрочем, возможно, эта комната давно служила у альвов для общих собраний — много места, много стульев, есть, где расположиться и побеседовать. Все-таки вряд ли над водой показалось много подходящих помещений, чтобы было из чего выбирать.

Возникновение на пороге Нила, сияющего, словно начищенная золотая пуговица, произвело определенный фурор, по крайней мере, взгляды большинства присутствующих тут же устремились на нас. Тиа же и вовсе нахмурился, разглядев, как этот глупейший альв панибратски меня обнимает за плечи. Эх, любит кое-кто действовать окружающим на нервы! И как только сумел дожить до своих лет с такой тягой собирать на свои тылы все окрестные неприятности?

— Ребят, я тут подумал, — пакостно улыбаясь, объявило это крылатое бедствие, — может, нам пока экскурсию какую организовать? Что тут сидеть? Места мало — народу много. Скука! А так хоть развлечемся немного.

— Экскурсию? — деловито уточнил Себастиан, не сводя с меня напряженного взгляда. Кажется, присутствие древнейшего в такой близости от меня крылатого-красноглазого нервировало.

— Именно! К рыцарям! — осчастливил Нил всех присутствующих этой радостной новостью.

— А почему к ним? — продолжал допытываться подозрительный лорд-директор. Но и древний альв сдаваться не собирался.

— Ну так у драконов, как я понял, вы уже были, — отмахнулся он, — а у нас здесь выбор не очень велик: либо они, либо рыцари. Так что с меня ознакомительный тур по Шалонийскому архипелагу! — радостно сообщил Нил, одним своим видом давая понять, что отбиться от его инициативы ни у кого не выйдет.

— С ума сошел? — на полном серьезе уточнил покинувший свое место Тиа. Эх, мог бы уже привыкнуть, что пытаться вразумлять наше всеобщее бедствие занятие абсолютно бесперспективное.

— А Крисса так не думает. Впрочем, если ты не хочешь с нами, я устрою для нее личный тур — интимный, так сказать. — Интонации, взгляды, жесты — все настолько многозначительное, что и сомнений не остается в том, какой смысл он вкладывает в свою речь.

Убью заррразу!

Нет, представляете, этот безумный альв, решительно притянув меня к себе, запечатлел у меня на виске поцелуй. Демонстративно! На глазах у всех!

Вывернувшись из объятий Нила, я подарила ему взгляд из серии «убью всех — одна останусь», после чего повернулась к Тиа. Он был зол. Нет, это не бросалось в глаза, но ощущалось кожей. А это жутковато, я скажу, чувствовать ревность альвов.

— Не думаю, что она согласится, — прорычал Себастиан, не сводя с нашего дурнейшего тяжелого алого взгляда. Как ему удалось прорычать фразу, в которой не было ни одного раскатистого звука, для меня осталось загадкой. Демонические гены, видимо.

— А давай ее саму спросим? — пакостно улыбнулся этот гад, прекрасно зная, что отказать я ему не смогу. Желание прибить его к драконьей бабушке и не мучиться больше стало почти непреодолимым. Интересно, Медея очень обидится, если я освобожу нашего Нила не только от будущей клетки, но и вообще от бытия?

Разумеется, на меня тут же оказались устремлены взгляды присутствующих. Я, внутренне содрогаясь от злости, молчала. Нил весьма изящно загнал меня в угол, и решения я, как назло, не видела.

— Крис? — Тиа чуть заметно нахмурился. Впрочем, сейчас им руководила уже не злость, а беспокойство, уж больно нетипичные реакции я выдавала.

Пришлось вымучивать из себя улыбку, более-менее подходящую к случаю.

— Мне эта идея тоже видится весьма интересной, — пожала плечами я, не отрывая взгляда от лица Себастиана. Он знал меня драконову уйму лет. Надеюсь, он поймет, что просто так я ничего не делаю, и подыграет.

— И мне! И мне! Я тоже — за! — весело пропела Свитти, выглядывая из-за спины Тиа. — Раз уж мы все равно здесь, почему бы не устроить себе обзорный тур по местным достопримечательностям? Когда еще такая возможность появится? Верно, Эль? — И Савита повернулась за поддержкой к нашей подруге.

Себастиан, недовольно хмурясь, посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Свитти и сдался. Было очевидно, что делает он это не совсем по своей воле, просто подчиняется обстоятельствам. И это было лучшим из возможных решений. Не знаю, поняла меня подруга или просто решила растянуть еще немного свой отпуск, отдыхая от мужа и семьи, но это ее вмешательство оказалось весьма своевременным.

Определенно так все выглядело гораздо правдоподобнее.

— Ладно, — сдался Тиа, озабоченно хмурясь, — но захватим эти земли лишь по самому краю. Нечего нам лезть на рожон. Вряд ли там особо нам обрадуются.

— О! Себастиан, ты как всегда видишь самую суть! — радостно воскликнул Нил. Он буквально фонтанировал энтузиазмом. Даже не верилось, что еще полчаса назад у него и намерений не было куда-то отправляться, сейчас он буквально рвется вперед. — А потому мы упираемся в самую главную нашу проблему: как попасть на острова, да так, чтобы нас там не заметили, а заметив, не приняли за чужаков.

Вот теперь и я задумалась. Уже привычный вариант — драконы — даже не рассматривался, так как понятие малозаметности с нашими юными леди совершенно не сочеталось.

— Так как, отправимся в турне по островам? Идеи есть? — Нил продолжал всех тормошить, явно рассчитывая на скорейшее начало нашего небольшого путешествия. Как ребенок, чес-слово.

— Ты у нас экскурсовод, ты и думай, — откликнулся Себастиан с некоторым недовольством. Судя по всему, прощать выходки нашего дурнейшего он не собирался.

— Эх, опять все на меня валите… Крис, вот скажи, почему ты с собой не взяла ни жреца, ни сказку?

Я озадаченно моргнула. Если с определением личности «жреца» у меня проблем не возникло (о том, что Майсиля пришлось оставить в столице, сама не раз жалела), то упомянутый Нилом второй персонаж поставил меня в тупик.

— Сказку? — переспросила я, пытаясь соотнести кого-либо из своих многочисленных знакомых с этим словом.

— Дракона вашего второго. Помнишь такого? — ехидно скалясь, поинтересовался альв. Я уже открыла было рот, чтобы сообщить нашему крылатому бедствию о том, что с Джаладом уж точно никак не связана, но мне не дали такой возможности.

— Дракона? Сказ… Сказочного?! — Арисоль буквально подскочила с места. Все взгляды тут же устремились к драконессе. — Вы видели живого фиолетового дракона?

— Скорее склочного, чем сказочного, — пробурчала я. — А также самоуверенного и самовлюбленного. — Да-да, Джалад оставил у меня не самые хорошие впечатления. Но красив, шельмец, бесспорно. Особенно в своем чешуйчатом обличье.

— Живого? — жадно продолжала допытываться Арисоль. Если учесть, что до этого все переговоры шли через Нану, то ее настойчивость казалась весьма странной.

— А какого еще? — фыркнула я, не желая уделять Джалу столько внимания. — Чучелами обзавестись еще не успели.

— Но… — Драконесса явно не хотела менять тему. И меня это почему-то раздражало.

— Да что в нем такого особенного? — вспылила я. В моей жизни и так достаточно проблем, зачем же еще взваливать на свои плечи проблемы чешуйчатых!

Арисоль от моего тона невольно вздрогнула и обиженно уставилась на меня. Сразу вспомнилось, что сопровождают нас не просто драконы, а драконьи дети. Как бы зрело они ни выглядели, но по факту их эмоциональный возраст меньше.

— Тише, Крис, не нервничай. Думаю, никто не будет против, если я сам все поясню, — продолжая сиять прежней раздражающей улыбкой, вмешался Нил. — Фиолетовые драконы, они же аметистовые, обладают в некотором роде абсолютной силой. Под их власть подпадают все без исключений. Правда, дар у них весьма ограниченный — сознание и разум. То есть в теории эти милые существа способны поменять небо и землю местами в голове любого.

Я нахмурилась, вспомнив, как умело очаровывал Джалад. Блеск чешуи, мягкий, словно льющийся, голос, взгляд… Он словно бы в один миг стал целым миром — и все это ровным счетом ничего не сделав!

— Один вопрос: аметистовые контролируют воздействие на других? Или это происходит само собой?

— Второе. Вернее, сами фиолетовые не считают воздействие, которое идет фоном, чем-то значимым.

— Не считают значимым? Да он воли лишил целый эльфийский отряд одним своим появлением! — вспомнила я.

Нил пожал плечами. Его явно не интересовали проблемы каких-то там ушастых. А ничего, что сейчас этот самый драконыш в Тейризе находится? А леди Вит знать не знает, насколько он на самом деле опасен!

— Реальные способности сказочных превышают этот нейтральный фон в сотни раз. Тем более от этого невольного воздействия закрыться можно, в отличие от того же направленного.

Замечательно! Знала бы, кого привезу с собой в столицу, придушила бы этого ящера-переростка еще в эльфийском лесу!

— То есть… он действительно существует? — благоговейно произнесла Арисоль.

— Существует-существует, — покивал Нил. — Фиолетовые всегда есть в мире. Просто обычно они живут вне ваших общин. В человеческой форме фоновое воздействие на окружающих меньше, а потому гораздо проще затеряться.

— Еще один дар мира? — хмуро спросила я.

— У драконов нет избранных, Крис, — тут же поправил меня наш дурнейший. — Они все отмечены благословением нашего мира. Просто, как и в случае с феями, у них весьма широкий спектр возможных врожденных способностей, и не все из них радуют своих обладателей.

Если честно, на драконов мне сейчас было плевать, как, впрочем, и на фей. Какая разница, у кого какие способности принято считать обычными?

Однако это не отменяло того факта, что с Джаладом мне придется серьезно поговорить… и, вероятно, даже попросить его покинуть территорию Айлетта. Самовлюбленный дракон с даром беспрепятственно влиять на сознание и разум — это не та достопримечательность, что украсила бы окрестности Тейриза.

— Давайте вернемся к первоначальной теме, — хмуро произнесла я, но время от времени мой взгляд все равно возвращался к двум юным драконессам. Не совершила ли я ошибку, связавшись с ними? Что я вообще знаю о крылатых ящерах?

Эх, а ведь час назад я считала свое решение с созданием группы дальней разведки практически гениальным. Торопишься, Крис. И куда только спешишь?

Украдкой вздохнув, я повернулась к Нилу. О драконах мы подумаем позже. Возможно, не так уж все и плохо; берсерки вон тоже считаются весьма опасными созданиями, но ничего, живут и никому не мешают…

— Ладно, так и быть, туман я вам сам обеспечу, — подарив мне улыбку, подмигнул Нил.

— Поясни, — не успевая за мыслями этого крылатого бедствия, попросила я.

— Полетите вы на драконах. А я прикрою.

— А силенок-то хватит? — подозрительно уточнила моя вредность. Уж больно быстро он предложил этот вариант, должен быть подвох, уверена.

— Крис, за кого ты меня принимаешь? Я лучший!

И Нил принял позу гордого победителя. Я невольно улыбнулась. Наблюдать за ним было забавно и тоскливо одновременно. Бесспорно, он великолепно умел играть свою роль, даже я время от времени умудрялась забывать о том, каким опустошенным зачастую бывает его взгляд. Думаю, он и сам порой теряется в своих личинах.

— Никто и не сомневается, — тоном, уверяющим в обратном, произнес Милион. Я, вспомнив о существовании магистра, тут же взглядом нашла его в комнате. Он был довольно далеко от нас, стоял, прислонившись к стене, почти полностью скрытый от чужих глаз тенью от колонны. Этот его выбор места и ядовитые интонации мне не понравились. Вечность! Ну прямо как дети!

— Имеешь что-то против? — хищно сощурив заледеневшие синие глаза, поинтересовался наш дурнейший. Второй, впрочем, умом недалеко от него ушел.

— Нисколько. Лучше скажи, когда ты планируешь отправиться на эту свою «экскурсию»?

— Сегодня после полуночи. Это лучшее время. Так что всех, кто собирается составить нам с Криссой компанию, прошу собраться здесь к этому часу. А сейчас отдыхайте. Ночью у вас такой возможности может и не представиться, — хмыкнул Нил и, по-прежнему пакостно улыбаясь, ушел. Дверь хлопнула чуть громче обычного. Кажется, у кого-то сдали нервы… Или мне только показалось?

— Крис, ты ничего мне не хочешь сказать? — негромко осведомился Себастиан, осторожно сжимая пальцами мой локоть и увлекая куда-то в сторону.

Эх, подозрительный ты мой, и как только догадался? Ладно, врать мне не впервой. Тем более мои слова — не ложь, это просто одна из версий правды.

К сожалению, легче на душе от этого не становилось. Печально.

Глава 9

АРХИПЕЛАГ

Людской архипелаг встретил нас туманом, плотным и вязким, как молочный кисель.

Вот уж в чем точно можно было не сомневаться, так это в собственной невидимости! Я даже собственных рук не видела, что уж говорить о заранее проигрышной позиции возможных наблюдателей со стороны острова.

Мысленно подивившись талантам нашего дурнейшего, я в очередной раз порадовалась своей хитрой задумке.

Знаю, нечестно обманывать близких, но эта часть плана прошла как по нотам. Нил считает, что помогает мне временно обезвредить Тиа, Тиа считает, что это путешествие служит для убеждения Нила в моей правоте. И оба в принципе правы! Просто ситуация, представшая их взору, не совсем полная.

Приземлились мы в небольшом леске, расположенном аккурат посередине между крупной деревней и портом. И сразу скажу, мне это место не понравилось. Чего-то окружающему миру не хватало, казалось, что он вроде бы и существует, но спит беспробудным сном. Я нахмурилась. Окружающее пространство я никогда не чувствовала в достаточной мере; это свойственно эльфам, а эта кровь во мне практически не проявилась.

И все-таки здесь было что-то не так…

К сожалению, уже в следующий миг я поняла, что именно.

Дождавшись, когда все их пассажиры утвердятся на земле, сопровождающие нас драконессы попытались сменить ипостась. Неудачно.

— Мы не можем перекинуться обратно. Не выходит, — тревожно сообщила Нана. Судя по тому, как нервно она мотала хвостом, ощущения были не из приятных. Впрочем, я еще помнила собственную беспомощность, когда оказалась в непосредственной близости от действующих антимагических амулетов.

Я хотела успокоить наших драконов и рассказать об особенностях данной местности и их обитателях, но в этот момент из чуть подтаявшего тумана вынырнул наш «экскурсовод».

— Так и думал. Вблизи их городов сложно колдовать, — сказал Нил и как-то сразу спал с лица. Ох, ведь точно! Ему же в одиночку пришлось прикрывать нас всех!

— Эй, ты как? — спросил Милион, чуть поддерживая наше личное бедствие. Альв, чуть запрокинув голову назад, посмотрел на своего помощника. Не знаю, какими кривыми дорожками ходят его мысли, но следующее высказывание Нила поставило в тупик всех:

— Поцелуешь — сразу оживу, — уверил он, приторно улыбаясь.

Как же этот альв любит действовать окружающим на нервы! И ведь зачастую делает это, почувствовав свою уязвимость. Пытается ударить на опережение… словно дикий зверек.

— А в лоб? — устало предложил Мил. Думаю, выходки крылатого ему успели надоесть еще в Тейризе, а потому большого значения его словам магистр не придавал.

— Ну можно и в лоб, если по-взрослому при посторонних стесняешься, — осклабилась эта мелкая язва.

Вот чего я не ожидала, так это того, что магистр выполнит пожелание вредного альва. Впрочем, не я одна. У Нила глаза и вовсе попытались принять форму квадрата, а как смешно он моргал!.. Не выдержав, я засмеялась. Он все-таки его уел!

Да-да, как это неугомонное бедствие и просило, его поцеловали. В лобик. Еще и по голове потрепали, словно ребенка, отправляемого любящим родителем в кровать.

— Ну что? Лучше? — с показной заботливостью поинтересовался Мил. Этот тон настолько не вязался с привычным мне образом магистра Лимона, что я удивленно моргнула раз, другой… А ведь Нил действительно выглядел сейчас гораздо лучше.

Так вот в чем дело! Магистр передал часть своего резерва нашему дурнейшему! Для этого и контакт ему понадобился более близкий. Уф, а я уж подумала, что в нашем полку безумцев прибыло. Что ж, коллективная сдача в ближайший дом с мягкими стенами и дружелюбным персоналом в очередной раз откладывается.

— Эй, а нам как быть? — недовольно сопя, напомнила о себе Нана. Если честно, я на секунду даже забыла о наших дракошах.

— Думаю, вам лучше вернуться домой, — сказала я, повернувшись к ним.

— А вы?

— Это человеческие земли. Наймем корабль. Не думаю, что здесь это станет проблемой.

— Но…

— Крисса права. Здесь мы уже справимся и без вас.

— Но я с вами хочу! — упрямо стояла на своем Нана.

— Невозможно, ты слишком заметна, — покачала головой я.

— Но его-то вы восстановили, а значит, и меня можете! — притопнула алая драконесса. Если учесть ее размеры и массу, вышло это довольно внушительно. Да уж, с драконом спорить — лишь нервы тратить.

Ладно, фиг с ней, с безопасностью, тем более сильно не обеднею.

Сжав в руке подвеску с невзрачным камушком, я шагнула к Нане и приложила другую ладонь к гладкому драконьему боку. Янтарно-алая чешуя оказалась очень теплой, почти обжигающей, словно камень, нагретый на солнце. Я и раньше замечала, что температура ее тела чуть выше, чем у той же Мадди, но теперь убедилась, что это как-то связано с ее эмоциональным состоянием.

На секунду подумалось, что спонтанно выбранная тема может обернуться целым направлением…

Но уже в следующее мгновение Нана, рассерженно шипя, отпрыгнула от меня. Когда она обратилась, моя ладонь оказалась аккурат на встрепанных рыжих волосах, и, кажется, юной драконессе этот жест показался слишком покровительственным. Что же касается накопителя, он был безвозвратно утерян. Вряд ли из облака мерцающей пыли, в который он обратился, можно что-то собрать. Эх, а я ведь к нему уже привыкла…

— А Риса? — заметив, что ее подружке помогать никто не спешит, возмутилась Нана.

— Нет, — твердо произнесла я. — Накопители нам еще понадобятся для маскировки. Да и не думаю, что твоей подруге так уж не терпится влезть в неприятности. Она не в пример тебя осторожнее.

— Но… — Рыженькая беспомощно посмотрела на напарницу. Ей явно не хотелось оставаться в нашей компании одной.

— Ты и сама знаешь, что так будет лучше, — пожала плечами я, а потом твердо произнесла: — Не дело втягивать в свои задумки других только за компанию.

— Ладно, — тяжело вздохнув, сдалась драконесса. — Возвращайся домой, Рис. Я потом с тобой свяжусь.

Арисоль, вытянув голову на длинной шее, кивнула своей подруге и почти сразу же после этого поднялась в небо. Взмах ее крыльев разогнал последние клочки тумана. Впрочем, темное тело на фоне ночного неба быстро потерялось, так что вряд ли ее кто заметил.

Проводив драконессу взглядом, я решительно повернулась к остальным:

— И куда теперь?

— А есть варианты? — хмуро поинтересовался Себастиан. С начала этого авантюрного путешествия он заговорил впервые.

— Ну как минимум два, — сообщил Нил, широко улыбаясь. Ему всегда нравилось действовать на нервы окружающим. Чем больше с ним общаюсь, тем сильнее убеждаюсь, что наш дурнейший живет по старому принципу: «сделал гадость — на душе радость».

— И куда сначала? В город? Или в деревню? — теперь обращаясь напрямую к альву, спросил Тиа.

Нил медленно обвел нас взглядом, таинственно улыбнулся, а потом хмыкнул:

— Сперва мы все сменим внешность. — И, подтверждая свои слова делом, начал меняться прямо на глазах.

Я еще на примере Валя поняла, что маскироваться крылатые умеют, Нил меня убедил в этом окончательно. За каких-то пять секунд его внешность поменялась разительно: светлая кожа чуть потемнела и погрубела, плечи раздались вширь, глаза выцвели до неопределенного серого цвета, черты лица стали более массивными.

— Себастиан, тебе нужно отдельное приглашение? — Голос у него тоже изменился, стал более низким и хриплым.

Тиа бросил недовольный взгляд на нашего дурнейшего, но подчинился. Теперь я следила за сменой облика с еще большим интересом. Вот только оказалось, что в случае с лордом-директором смотреть особо не на что. Сменился цвет глаз и волос — они стали заметно темнее, к бледной коже пристал легкий загар, но и только.

— Халтура, — хмыкнул Нил, изучив новый облик Тиа. — Чаще тренироваться нужно.

— Подождите, а как вы это сделали здесь? — Осознав, что демонстрации проходят не где-то, а на островах рыцарей, где магия по определению работает из рук вон плохо, спросила я.

— Это свойство организма, Крис. На силовые нити источников оно никак не завязано, — пожал плечами Нил. Останавливаться на этой теме он явно не собирался, а мне вот подумалось, что об альвах мы знаем, возможно, даже меньше, чем о драконах.

— То есть этот облик — настоящий? — спросила Элька. Думаю, ее не меньше моего это волновало — как-никак ее супруг половину всего времени проводит под такой вот личиной.

— Разумеется, — важно кивнул Нил. — И чем сильнее он отличается от исходного, тем опытнее альв.

А я-то все думала, почему крылатых так мало! Встретить их на улице практически невозможно, но я думала, что проблема заключается в значительно сократившейся численности, а оно вон как…

— Девушки, а вы чего ждете? — заметив, что больше никто не спешит изменять внешность, спросил Нил. — Савита, это большей частью тебя касается. Остальные дамы все-таки гораздо меньше привлекают к себе ненужное внимание.

Я посмотрела на подругу. На нашем фоне она действительно выделялась. Эльфийская кровь в ней оказалась довольно сильна, от мамочки ей достались и остроухость и красота. Вот уж действительно кого за человека даже сослепу не примешь!

Впрочем, Свитти не была бы собой, если бы просто подчинилась.

— А почему это только я! — тут же встала в позу моя подружка.

— Потому что остальных, хоть и с натяжкой, вполне можно принять за людей. Криссе вообще только свою остроухость нужно сгладить. Иэлла — нимфа раздора, так что ее внешность особых доработок не требует. Дракоша ваша хоть и рыжая, что не совсем желательно, но достаточно невзрачная…

— Эй! — тут же оскорбленно взвилась Нана.

Но Нил и не думал обращать на ее недовольство внимание, просто продолжал свою мысль:

— Так что остаешься лишь ты. Думаю, накопитель у тебя есть, а потому сделай уже со своим внешним видом хоть что-нибудь, и пойдем в город.

— Почему туда? — не сдержав любопытства, спросила я.

— Потому что так — веселее. — И Нил улыбнулся так многозначительно… В общем, на мгновение мне даже стало не по себе. Что самое страшное, я точно знаю, что развлекаться это вредное создание собирается исключительно за наш счет.

Эх, если бы я только знала, какой подставой это обернется, — прибила бы!

В город мы вошли утром. Внимания на нас никто особо не обращал. Я же смотрела по сторонам и все отчетливей понимала, что Изон мне не врал. Это место умирало. Хотя не место — люди. Это было заметно по изможденным лицам и потухшим взглядам. Большинство уже смирилось со своей гибелью, люди жили по инерции. Это было странно и страшно. Если лес и земля, где мы высадились, казалась мне просто спящими, то люди были словно заражены какой-то непонятной болезнью.

Это зрелище настолько выбивало из колеи, что на особенности архитектуры или быта я почти не смотрела. Не было желания выискивать нечто интересное, напротив, хотелось опустить взгляд и не поднимать его больше. Невозможное давящее ощущение…

Так мы бы и шли по центральной улице, нервно поглядывая по сторонам, если бы дорогу нам не заступил небольшой пеший военный отряд. Я машинально подняла глаза…

— О! Вот и вы, леди! Милорд не ошибся — вы пришли сегодня.

Прямо перед нами стоял уже знакомый мне рыцарь — приор, однажды пригласивший меня погостить на свой остров, Изон дю Маар. За прошедшие с нашей последней встречи полгода он почти не изменился, разве что седины в темных волосах стало чуть больше, да лоб прорезала новая беспокойная морщинка. Он был немолод, этот странный рыцарь. И я так и не смогла понять, что его заставило начать диалог тогда… Ну не верю я, что настолько важна для каких-то их планов!

— Да, вот и я, — глядя прямо на Изона, выдохнула я.

И тут из-за моей спины раздался холодный злой голос:

— Крис, ты ничего не хочешь мне сказать?

Себастиан. Кажется, я упустила свой шанс поделиться своими планами заранее.

— Прости, — беспомощно оглянувшись назад, неловко извинилась. — Я хотела… не знала, как начать…

Он не понял. Вернее, отказался даже попробовать понять.

— А я ведь надеялся, что ты достаточно выросла, — негромко произнес он, прожигая меня взглядом.

Слышать разочарование в его голосе было почти физически больно.

К сожалению, что-либо менять было поздно.

Но об этом подумаем позже!

Внутренне встряхнувшись, я перевела взгляд на одного из трех приоров местного рыцарского ордена.

— Вы обещали проводить меня в вашу стольную крепость.

— Я помню. Лон-град находится в одном дне пути отсюда. В глубине острова. Ваши спутники составят нам компанию?

— Разумеется, составим! — вклинилась Свитти, встав рядом со мной плечом к плечу.

Изон лишь кивнул, принимая это к сведению. Больше никаких вопросов с его стороны не последовало.

Глава 10

ГРОССМЕЙСТЕР СВЯТОГО ОСТРОВА

Весь день прошел в напряженном молчании. Возможно, тому виной был десяток рыцарей в сопровождении, но, вероятно, ребята действительно не ожидали от меня такого. Нил лишь загадочно сверкал глазами, да улыбался, словно какое-то божество — легко и светло.

А к вечеру мы достигли столицы Шалонии. Вернее, укрепленной военной крепости, которую какому-то безумцу пришло в голову обозвать так. Если честно, Лон-град меня удивил. У нас так давно уже не строили. Мы отказались и от высоких толстых городских стен, и от узких бойниц, и от охранных башен. И уж конечно мы уже сотни лет не рыли рвы! В общем, мне этот выкидыш древней классической боевой застройки казался дикой архаикой. Какой смысл в таких стенах, если любой маг земли обрушит их на раз — и всех погребет под обломками? Какой смысл в глубокой яме с водой, если среднестатистический водник использует ее против владельца?

Но это были наши реалии. К островам они явно не имели никакого отношения. Даже со всеми моими накопителями я бы вряд ли смогла сейчас обрушить замковые стены или поднять волну достаточной силы, чтобы снести ворота.

Остается лишь верить, что при свете дня эта крепость выглядит чуть дружелюбнее. Хотя особенно я на это не надеюсь.

Расселили нас сразу же по прибытии. Меня с девочками в женское крыло, наших мужчин, кажется, в казармы. Ужин подали в комнаты, попутно сообщив, что все встречи и разговоры отложены до завтрашнего дня.

Мне было неуютно. Острое чувство ошибочности столь неосмотрительных с моей стороны действий не спешило исчезать. Да и колючий взгляд Тиа…

Безумно хотелось найти его, извиниться, спрятать у него на груди лицо и уснуть, чувствуя его присутствие рядом. Странное, практически несвойственное мне желание.

Но, видимо, взаимное.

В отличие от узких бойниц внешних стен, в женском крыле были хоть и небольшие, но все-таки окна. Так что раздавшийся снаружи стук меня если и удивил, то самую малость.

— Поговорим? — спросил Тиа, когда я впустила его внутрь.

Я устало посмотрела на мужчину. Недовольства или злости я в нем больше не чувствовала, скорее легкое беспокойство. Вот только объясняться даже с таким Тиа желания не было.

Осознав это, я молча подошла к нему и просто обняла, именно так, как хотелось. Прижалась всем телом к такому родному теплу и, прикрыв глаза, замерла. Если повезет — не оттолкнет.

Мне повезло.

Справившись с удивлением (все-таки на нежности без причин меня тянет редко), Тиа неуверенно обнял меня одной рукой. Вторая же тем временем скользнула по моим волосам, сдернула ленту с косы и принялась лениво освобождать темные пряди от плотного эльфийского плетения.

— Я так понимаю, на беседы ты не настроена, — чуть слышно хмыкнул над моим ухом Себастиан.

— Устала, — честно призналась я, еще крепче сцепляя пальцы у него за спиной.

— Сама виновата. — Нисколько не сомневалась, что жалости от него мне не добиться. Впрочем, от него жалость я не приму. Ни от кого не приму, если честно.

— Угу, — пробормотала я, чувствуя, как усталость берет свое. Открыть глаза меня бы сейчас не заставил даже конец всего сущего.

— Иди в кровать, — легонько взлохматив волосы у меня на макушке, велел Тиа. Отпускать его совершенно не хотелось.

— Только если расскажешь мне сказку, — заупрямилась я, вспомнив свою детскую отговорку. Именно так я заставляла его в детстве провести со мной еще полчаса. Впрочем, очень ли я изменилась с тех пор? Все сильнее в этом сомневаюсь.

Тиа чуть слышно рассмеялся. Я тоже невольно улыбнулась; его смех рождал в груди такие приятные вибрации, что я просто млела.

— Еще скажи — отнеси меня в кроватку, — старательно подражая моим давнишним интонациям, произнес Себастиан. Теперь и мне стало смешно. Только я слишком устала, так что вместо того, чтобы свести все к шутке, я протянула:

— Можно и та-ак…

Тиа напряженно замер, я отчетливо услышала, как его сердце сбилось с привычного ритма.

— Соблазняешь? — с легкой усмешкой спросил Себастиан.

— Не сегодня, — честно ответила я, пряча зевок в складках его одежды.

— Ты неисправима, — вздохнул Тиа. Подхватил меня на руки и отнес к кровати. Надо ли говорить, что уснула я еще в процессе транспортировки?

Утром, когда я проснулась, как я и ожидала, Тиа рядом уже не было. Вряд ли он задержался после того, как я уснула. Впрочем, на мое настроение это никак не повлияло. Я выспалась, а значит — жизнь прекрасна!

Вот только наш мир делает все, чтобы я так думала как можно реже.

Стоило мне позавтракать (еду опять принесли в комнату), как в дверь настойчиво постучали. Слуги так не стучат. Да и девочки особой вежливостью не отличаются, так что я сразу поняла: вот и пришли по мою душу.

Почувствовав, как практически исчезнувшее беспокойство вновь начинает оживать в душе, я подошла к двери и открыла. В коридоре стоял Изон дю Маар собственной персоной. Необычно. Я думала, за мной пошлют какого-нибудь рыцаря средней руки, но нет — по мою душу явился сам приор. Как он там о себе говорил? «Владетель и герцог»? В общем, не самое последнее лицо в государстве.

— Доброе утро, миледи. Мой господин готов вас принять.

— Только меня? — Я вопросительно подняла бровь.

— Да, — решительно подтвердил мужчина. Я тяжело вздохнула. И почему по-крупному не везет исключительно мне?

— Ладно, ведите, — сдалась я. Амулетов, как накопительных, так и защитных, на мне было еще много, да и вряд ли меня собирались убивать, для этого уже было немало возможностей. Какой смысл тащить через полмира ради подобной мелочи?

Шли мы долго. Как я поняла, с женской половины попасть в апартаменты местного правителя напрямик было невозможно, а потому петляли мы долго, пару раз во внутренние дворы выходили, чтобы перейти из одного строения в другое. В какой-то момент мне даже подумалось, что такими переходами меня хотят запутать, но именно в этот момент мы и вышли в какой-то небольшой красивый садик. Со всех сторон он был окружен отвесными стенами без окон. Неприятное впечатление, я скажу, словно в золотой клетке оказалась.

Изон, не давая мне времени свыкнуться с этим тягостным чувством, направился дальше, к изящной беседке, оплетенной цветущей лозой. Пришлось чуть прибавить ходу. Я так разогналась, что чуть не налетела на внезапно остановившегося приора. Мужчина низко поклонился и произнес:

— Милорд, позвольте представить вам девушку, о которой мы говорили. Крисса Мария Лиршей. Леди, вам оказывает честь своим присутствием гроссмейстер ордена Святого острова Сиэль дю Сан.

Я посмотрела вперед. На скамье в беседке кто-то сидел.

Юноша, почти ребенок. Мне бы и в голову не пришло обратить на него внимание при других обстоятельствах. Невысокий, худенький; светло-русые, выгоревшие на солнце волосы небрежно обрезаны по плечи. Черты лица приятные, но впечатление портят глаза — пустые и ко всему безразличные. И я еще Нила считала жутким? Да этот мальчишка в сотню раз хуже!

— Потомок альфина? — уточнил юноша у Изона, без каких-либо эмоций глядя на меня. Вытерпеть такой взгляд и не передернуть плечами оказалось самым сложным.

— Так точно, милорд. — И я с удивлением поняла, что этот сильный мужчина, правитель, воин, преклоняется перед этим мальчишкой. Нет, я слышала от деда, конечно, что альфинов почитают как посланников божьих, но увидеть это своими глазами… Даже эльфы к своей Кирине не относятся с таким благоговением.

— В ней мало нашей крови.

— Но очевидно, что и эта малая часть очень сильна.

Первое удивление от встречи прошло. И я поняла, насколько сильно меня раздражает подобная манера вести разговор. Словно меня в комнате нет вовсе. Может, их женщины и бессловесные создания, но я не такая!

— Фейская сильнее, — хмыкнула я, намеренно вмешиваясь в размеренное течение их беседы. Изон в тот же миг обжег меня предупреждающим взглядом. Что же касается мальчишки, он этого словно бы и не заметил.

— И зачем она нам? — как ни в чем не бывало спросил юноша.

— Думаю, объединившись с ней, вы сумеете подарить благословение нашей земле.

— Объединившись? — Я возмущенно вскинулась. Меня подобное совершенно не устраивало, какой бы смысл эти двое ни вкладывали в свои слова.

— Да! Именно объединившись, — твердо произнес Изон, глядя на меня. — Ты же должна была это видеть, — откинув все эти «миледи», прямо сказал приор. — Наша земля гибнет. И люди вместе с ней!

Я покачала головой. Вступать в бессмысленный спор не хотелось. Люди — да. Земля же спала в ожидании того дня, когда последний из осквернивших ее исчезнет. Это было сложно объяснить, очередной выверт моего многогранного дара, думаю. Я просто знала это, как всегда знали эльфы.

— Ты все поймешь! Не сейчас — так в храме! — убежденно стоял на своем мужчина.

Я взглянула на мальчишку. Он уже смотрел куда-то в сторону. Но его взгляд по-прежнему не выражал ровным счетом ничего. Что же с ним должны были сотворить, чтобы ребенок стал настолько равнодушным к жизни? Не представляю. Даже во взгляде Нила эмоций было больше!

— Не думаю, что это произойдет, — вновь посмотрев на Изона, произнесла я.

Но мужчина меня словно не слушал. Вместо этого он вновь обратился к своему юному правителю:

— Мой господин?..

Вопросительные интонации в его голосе меня озадачили. О чем это он может спрашивать? А главное, как парнишка его должен понять?

— Все разрешится вскоре, — задумчиво произнес Сиэль дю Сан. — Я вижу это. Все будет хорошо, мой приор.

Мужчина, услышав это, улыбнулся краешком губ. Из-за шрама, идущего от угла его рта к подбородку, эта улыбка вышла какой-то кривой и пугающей. Впрочем, я никогда не относила себя к числу пугливых барышень.

— Пойдемте, миледи, — повернувшись ко мне, сурово сказал Изон. — Вам лучше вернуться в комнату. Думаю, женщины уже должны быть там. Они подготовят вас.

— К чему? — нахмурившись, обеспокоенно спросила я.

— К визиту в храм. Вашим спутникам также предоставят возможность взглянуть на наш мир изнутри. Это великая честь.

Я неопределенно хмыкнула. Не знаю, грозил ли мне этот визит какими-либо последствиями, но я твердо собиралась стоять на своем.

Было ли мне жаль этих людей, обреченных на медленное угасание? Немного. Но они сами приняли такое решение. Объяснять им ошибочность их жизни? Неблагодарное это дело…

Вот только старый долг, передающийся по наследству, тянул душу. Дед бы не сомневался. Думаю, даже отец рискнул бы и попытался найти выход.

А я?..

Я — демон. Это бессмысленно отрицать. Но я и человек.

Да, стоять на своем я намеревалась до конца, но я не была уверена в конечном результате. Ведь какими бы неприятными ни были долги, платить по ним рано или поздно придется.

Глава 11

ЕДИНСТВЕННОЕ РЕШЕНИЕ

До самого обеда чувствовала себя куклой, которую вертели то в одну, то в другую сторону, попутно наматывая слои какой-то грубой темной материи. Сама себе я больше свернутый в рулон ковер напоминала, а не живого человека. Собственно, когда я наконец доковыляла до зеркала (нормально в этом наряде ходить было просто невозможно), то лишь убедилась в своих внутренних ощущениях. Я была вся задрапирована в довольно грубую материю темно-серого цвета. На голове лежал тяжелый платок, завязанный каким-то хитрым образом. Открытыми были лишь лицо да кисти рук. И это летом! Да, оно только-только входило в свои права, но в этом наряде даже зимой было бы жарковато, а уже сейчас…

Безумно хотелось сбросить с себя эти тряпки и переодеться в привычные вещи. Не дали. Как только молчаливые женщины закончили свою работу, они вытолкнули меня в коридор, не дав произнести и слова. Там меня уже ждали. К моему удивлению, не только Изон дю Маар, но и девочки. Их наряды не очень-то отличались от моего собственного. Даже Свитти сверкала недовольными глазами из-под этого их тяжелого головного убора. Как кому-то удалось заставить мою любимую подружку натянуть это безобразие, я просто не представляла.

— Все в сборе? — быстро окинув нас взглядом, поинтересовался мужчина. — Тогда прошу следовать за мной.

Ха! Интересно, как он это себе представляет! Да в этом наряде я и трех шагов не сделаю! И думала я так не одна, если верить напряженному сопению моих спутниц.

Вот только Изона наше удобство совершенно не волновало. Он просто шел впереди, целеустремленно рассекая пространство. К счастью, далеко идти не пришлось. В какой-то момент он вывел нас в небольшой внутренний дворик.

Как я успела заметить во время блуждания по крепости, пространства между зданиями здесь были преимущественно маленькими и узкими из-за плотности застройки. Не знаю, как здесь жили люди, лично мне в крепости было неуютно. Слишком тяжелые стены, слишком мало открытого пространства. Я почти задыхалась.

— Вам туда, — кивнув на здание, которое возвышалось над всеми остальными, произнес Изон. Что меня удивило, так это полностью глухая стена, ни единого окошка. От этого зрелища стало еще тягостнее на душе.

— А где вход? — спросила я, поняв, что здание стоит к нам торцом.

— Вам туда, — взглядом указывая на неприметную дверцу, наставительно произнес Изон. — И будьте уважительнее.

Я снова посмотрела на строение. Выглядело оно крайне неприветливо. Плюс, кажется, для женщин был отдельный вход. Странная религия. Сколько ни думаю о ней, а все никак не могу понять. Даже с бесчеловечной жестокостью дроу мне было проще смириться, чем со слепым поклонением чему-то столь чуждому.

— Пойдем, Крис. — Любопытная Свитти нетерпеливо потянула меня за рукав. Иэлла и Нана уже ушли вперед.

— Да, идем, — кивнула я и, уже не оглядываясь на нашего проводника, направилась к неприметным дверям.

Если честно, столь монументальное строение нервировало. Мне казалось странным тратить внутри крепости столько места ради построения храма. Не так уж много свободного пространства в постройках военной направленности, чтобы позволять себе такие излишества. Но местные жители, видимо, считали иначе. Они были готовы сами ютиться в тесных казармах, но для своего бога места не пожалели. И это мне тоже казалось странным.

Внутри храм оказался не особо примечательным. Единственное, что можно было сказать с уверенностью, — он огромен. Но таким размерам нашлось свое объяснение: в меньшем здании просто не поместилась бы эта статуя. Каменный исполин, примерно в два человеческих роста, стоял в самом центре зала. От нас он был отсечен какой-то тонкой полупрозрачной стенкой. Я оказалась права, центральный вход был мужским. Женщинам же, видимо, даже не позволяли отчетливо рассмотреть изображение их бога.

Мы со Свитти подошли к самой перегородке. Думаю, в тот момент нами двигала одна причина — любопытство.

Пусть не очень четко, но я сумела рассмотреть статую. Мужчина, судя по внушительному развороту плеч, был облачен в какое-то дикое одеяние наподобие тех, в которые обрядили нас с девочками. Одна его рука лежала на рукояти выглядывающего из складок меча, другая опущена вдоль тела. Но в глаза в первую очередь бросалось другое. У изображенного мужчины не было лица. Совсем. Лишь гладко стесанный камень там, где должны были быть надбровные дуги, глазницы, нос и губы…

И эта безликость внезапно показалась мне знакомой.

— Знаешь, Свит, это изображение мне кое-что напоминает. Жаль, никого из эльроу поблизости нет.

В тот же миг мне прилетел от подруги довольно увесистый подзатыльник.

— За что?!

— Называть эльфов деревяшниками в лицо — это уже перебор.

— Но ты же сама постоянно твердишь, что нимфа!

— Это не отменяет моих эльфийских корней, — пробурчала Савита. — Так что у тебя за вопрос? Я, конечно, не чистокровный эльроу, но вполне себе ничего.

Я невольно хмыкнула. Как понимаю, ушастикам себя называть можно как угодно, ибо самому себе отвесить подзатыльник вряд ли получится.

— Мне эта статуя напомнила о безликих Ширея Элтори. Слышала о таких?

Савита посмотрела на меня та-ак многозначительно, что я сразу почувствовала себя полной дурой. Действительно, что это я? Род Гросс, к коему принадлежит леди Асторлея, мама Свитти, один из старших, а значит, что-то моя подружка определенно знать должна.

— Веришь, я ведь тоже о них сперва подумала, — призналась она, вновь устремив взгляд на высеченного из камня бога. — Думаю, эти люди поклоняются тому же богу.

— Богу? — Я удивленно моргнула. Никогда не думала, что у эльфов и людей может быть один объект поклонения. Это противоречило всякому здравому смыслу. — Безликие поклоняются кому-то особенному?

— Поклонялись, — поправила меня Свитти. — Он давно мертв, их бог. Именно в память о нем наши отряды тайной стражи носят такие костюмы.

Я задумчиво посмотрела на статую. Я действительно не ощущала здесь чьего-то присутствия. Это место было мертво и пусто. Или нет? Я нахмурилась, внезапно почувствовав легкое колыхание энергетических каналов.

Ощутив это, я опустила взгляд и всмотрелась вниз. Действительно, магическая жила проходила прямо под храмом. Вот только она была практически полностью исчерпана. Я вновь перевела взгляд на бога. Ни глаз, ни лица — лишь гладко стесанные грани камня.

Мертвый бог, зачем тебе столько силы? Куда ты тянешь ее?

Разумеется, он и не подумал мне ответить. Но кое-какие мысли у меня в голове возникли. Осталось лишь с кем-нибудь их обсудить. К сожалению, до Медеи мне сейчас было не добраться. А больше на такую тему и поговорить не с кем!

Обреченно вздохнув и решительно отложив беседы о богах, мертвых и не очень, я направилась к выходу. Это место давило. Оно вытягивало не только силы, но и само желание жить. Неудивительно, что эти люди, поклоняясь ему столько поколений, в конце концов пришли к такому финалу.

Ужин подали снова в комнаты. Если так нам намекали, что не желают видеть нас слоняющимися по крепости, своего они не добились. Не знаю, как остальные, но я, устав от сидения в четырех стенах, выбралась во двор. Останавливать меня не стали, только кидали издали подозрительные взгляды. Ничего, переживу.

Выбравшись во внутренний двор, я, к своему удивлению, обнаружила Нила. Альв сидел на плетеном заборчике и, запрокинув голову, смотрел вверх. Могу его понять, небо здесь можно было увидеть лишь таким образом, в противном случае взгляд то и дело упирался в глухие неприступные стены.

— Отдыхаешь? — поинтересовалась я, подойдя ближе. — Не думала встретить тебя здесь.

— Гуляю, — кинув на меня быстрый взгляд, произнес крылатый. Но уже в следующий миг он вновь смотрел вверх. — Почему-то в последнее время меня тянет под открытое небо. Очередная старческая блажь, наверно.

— Нил… — Я просто не знала, что ему сказать. Почему-то только сейчас я поняла, что мы действительно его теряем… почти потеряли. Он же выдохнул резко, болезненно, и с какой-то необъяснимой тоской посмотрел на меня.

— Чем сильнее злюсь, тем проще надевать эту маску беззаботности. Странно, да?

— А когда хочется кричать… — непроизвольно произнесла я, все еще не отойдя от пойманного взгляда. Он не злился сейчас, нет, ему было настолько тоскливо и больно, что он уже не мог это держать в себе.

— Я смеюсь. Защитная реакция, думаю. — И Нил широко и ярко улыбнулся. Жуткое чувство. Я никогда не хотела сходиться с ним так близко.

— Зачем ты это говоришь мне?

— Потому что ты… поймешь? — полувопросительно произнес он, вновь скосив на меня глаза.

Я лишь качнула головой. Эти слова были ложью, и Нил прекрасно это понимал, но он не собирался сдаваться. Сильный. Удивительно сильный и упрямый.

Снова подумалось, что при других обстоятельствах я вполне могла бы им увлечься. Не всерьез, нет, длительных отношений у нас бы не вышло, но вот яркий и бурный роман… Хорошо, что Тиа я встретила раньше. Не уверена, что смогла бы сдержаться в противном случае.

Нил, словно поняв, о чем я думала, мне подмигнул. А потом внезапно, без всяких переходов, перешел к другой теме:

— Ты ведь поняла, да?

— Что? — машинально спросила я, не сразу угнавшись за его мыслями.

— Тебя же водили в этот их храм?

— Да. Только не поняла зачем, — честно призналась я. После того как вернулась в комнату, я думала об этом. Ведь должен же был быть в этом действе какой-то смысл! И Изон, и этот его гроссмейстер точно его знали.

— Думаю, они надеялись, что он выпьет тебя. Но не учли количество амулетов, что на тебе сейчас висит. Ты ведь заметила это, да? То, что именно их бог высасывает жизни этих людей? Они жертвуют ему свою магию, свою удачу, свою жизнь… — Голос Нила звучал размеренно, и у меня вновь возникло ощущение, что через этого альва я говорю с самим миром. Как когда-то…

— Почему?

— Почему — что, Крис? Почему их бог так жесток? Потому что они поклоняются самой Смерти. Или почему они так спокойно принимают свою участь? Я не знаю. Это не объяснить. Но в одном я уверен, как ни убеждай их — они продолжат стоять на своем. — Нил замолчал. Мне тоже не хотелось ничего говорить. Не сейчас. Я просто стояла рядом с ним и, как и он, рассматривала кусочек темного ночного неба. Звезд видно не было, лишь темные облака лениво скользили куда-то вдаль. Мрачноватое зрелище. Такое же безнадежное, как и эта земля. — Знаешь, — внезапно произнес альв, качнувшись вперед и вперив в меня взгляд, — а ведь я могу предложить выход. Не должен, но могу.

— Выход?

— Да, из того тупика, в который ты зашла в своих мыслях. Ты и хочешь им помочь, и не можешь. Как человек ты им сочувствуешь. Как демон презираешь за слабость. Как фея мучаешься от неопределенности. А как эльф… Ненавидишь их, не так ли? Чувствуешь, что земля жаждет пробудиться от своего долгого сна, но для этого нужно уничтожить их, верно?

Я промолчала. Нил слишком глубоко копнул. Я сама еще не решалась заходить в своих мыслях столь далеко. Да, я сочувствовала Изону. Вероятно, в каком-то смысле он был мне симпатичен. Решительный, сильный мужчина, не побоявшийся начать свою войну, — я понимала его. Но вот оказавшись на острове… Если приор надеялся, что когда я увижу местные реалии, во мне пробудится чисто женская жалость, он ошибся. Демонам неведома жалость. Как и эльфам.

Но во мне все еще оставалось что-то от человека. И вероятно, эта часть оказалась намного больше, чем мне самой хотелось бы думать.

— И чего это будет тебе стоить? — негромко поинтересовалась я. Спасать горстку людей ценой жизни друга не буду. Бессмысленное это дело, я скажу, пытаться вытащить из трясины того, кто этого не хочет. Местные жители спасения не желали. Надеялись — да, но не желали.

Нил, словно поняв, какие мысли крутятся в моей голове, слегка улыбнулся.

— Мне? Ничего. Мир не станет мне мстить, если ты об этом. Тут проблема скорее этического плана.

— И ты готов пойти против своих убеждений?

— Ради тебя? Без колебаний.

— Звучит так, словно… — Я неопределенно махнула рукой. Отчего-то возможная влюбленность Нила в мою персону беспокоила. Нет, раздражала. Не потому, что я сама иногда думала об этом, нет, причина была в другом. Для него это было всерьез. Не должно было быть, но было. И эта неправильность бесила. Словно фальшивая нота в идеально сыгранной пьесе.

— Не забивай голову, — отмахнулся альв, — мы сейчас говорим о другом. Вы не хотите войны. Да и они к ней не готовы. Этими людьми движет отчаяние, а не жажда крови.

— И что ты предлагаешь?

— Я могу порвать их связь с этим странным божеством. Причем могу сделать все так, что они даже не почувствуют подмены. Я просто устраню главную причину, по которой они живут так, по которой их не принимает наш мир.

Я оторопело уставилась на Нила. То, что он сейчас сказал, было не просто невозможно — это противоречило самим основам бытия!

— Не смотри на меня так, Крис. Я ведь не сказал, что сделаю это в одиночку. Мне понадобитесь вы трое.

— Трое?

— Да. Ты, Мил и Савита.

Я все еще не понимала, вернее, были у меня кое-какие мыслишки, но уж больно бредовыми они казались. Чем классическое ниэйское трио способно помочь при данных обстоятельствах? Да, мы обладаем способностями фейских князей, но это не может быть так важно. Нет, в основе его плана явно лежит что-то другое.

— Да-да, не удивляйся. Савита — закон. Она удержит мир в равновесии во время нашего вмешательства. Мил — разрушитель. Если правильно направить его дар, он сумеет уничтожить не только проявление этого бога сейчас, но и вообще стереть саму память о нем из нашего мира. Ты… ну, у тебя особенная роль. Главная, я бы сказал.

— А ты? — решив не заострять внимание на собственной исключительности, я спросила о том, что меня волновало гораздо сильнее.

— А я буду вас направлять. У вас опыта не хватит согласовать свои действия.

И после этого он еще говорит, что основная роль у меня? Три раза «ха»!

— И когда мы начнем?

Нил спрыгнул со своего насеста и, сделав вид, что всерьез задумался, протянул:

— Мм… я думаю… — Потом внезапно подмигнул мне и спросил: — Сейчас?

Я рассмеялась. Все-таки этот альв неисправим. Впрочем, мне совсем и не хочется его исправлять. Нил — это Нил, дурное божество дурного народа.

Глава 12

ОДИН КОНЕЦ, ДРУГОЕ НАЧАЛО

На то, чтобы собрать во дворе всех, кого нужно, у нас много времени не ушло. Уже пятнадцать минут спустя мы вчетвером стояли в небольшом дворике у глухой храмовой стены. Свитти с любопытством крутила головой, явно собираясь что-то спросить, но пока не решалась. Милион был собран и хмур.

— Ну и что вы задумали? — окинув нас подозрительным взглядом, поинтересовался магистр. Судя по смурному виду, он совсем не горел желанием видеть всех нас в этот поздний час.

— Нечего кукситься, Мил! Ничего криминального, честное божественное! — нахально улыбаясь, уверил его альв. — Просто проведем небольшой эксперимент с мирозданием.

— Эксперимент? — Магистр насторожился еще больше. Не уверена, в курсе ли он, какими силами обладают собравшиеся, но, думаю, приблизительно оценить потенциал каждого из нас он в состоянии.

— Совсем крошечный, Мил, не волнуйся. — Нил продолжал заговаривать ему зубы. Думаю, даже наш дурнейший прекрасно понимал, что магистр — слабое звено в нашем плане. Подбить на авантюру меня или Свитти — не проблема, а вот его…

— И с чего вы взяли, что я буду принимать в нем участие? — сухо спросил Милион, поглядывая то на меня, то на Нила. Это он так зачинщиков пристыдить пытался. А ведь относительно организаторов он не ошибся…

Эх, становимся предсказуемыми… Стареем, что ли?

— А мы очень-очень тебя просим, — состроив умилительную гримасу, продолжал настаивать на своем альв. — Правда, Крис?

Пришлось кивать и глядеть таким же умоляющим взором, как и наш дурнейший. Впрочем, с ним мне в этом не соперничать — у него опыта побольше.

— Что за детский сад? — устало вздохнув, магистр запрокинул голову и посмотрел на клочок неба над головой. Ох, зря он это сказал.

— Хорошо, — Нил был сама покладистость, — давай по-взрослому. Ты нам помогаешь — и получаешь свою награду.

— Какую награду? — Магистр, не чувствуя подвоха, недоуменно нахмурил брови.

Я лишь озадаченно качнула головой. Мил, такое чувство, что ты впервые имеешь дело с этим пакостником!

— Меня, — мурлыкнул альв, старательно хлопая ресничками. На этот раз подзатыльник ему прилетел от моей вредности. Не время сейчас развлекаться.

— Магистр, все очень серьезно. Пожалуйста! — Я попыталась вложить в свои слова все чувства, какие мне сейчас были доступны. Не стану спорить, я не была уверена в результате на все сто процентов, но нужно было хотя бы попытаться.

— Но…

— Под мою ответственность, — выдохнула я, в этот момент действительно готовая взять на себя любой груз.

— Под мою, — поправил Нилрем. Сейчас, когда он и не думал паясничать, ему хотелось доверять. Не знаю, в чем дело, в интонациях или в его прямом уверенном взгляде, но я ему верила. — Я удержу тебя в случае чего, — это уже не мне, Милу. — Да и Свитти поддержит нас. Да, моя хорошая?

— А что от нас требуется-то? — с легким беспокойством спросила моя подруга.

— Работать на пределе возможного, — честно ответил альв. — Савита, по команде ставь полный купол отрицания. — Я невольно округлила глаза. Ничего себе требования! Купол отрицания ставили при магических казнях драконову кучу лет назад! Он был способен выдержать массированный залповый удар всей Ассамблеи Магистров. Правда, всего один, но больше обычно и не требовалось. Нил между тем продолжал наставлять мою подругу: — Растянешь его на весь храм. Сколько такой купол сможешь удерживать?

— С тем накопителем, что у меня есть, от силы четверть часа, — честно призналась она. Немного. Впрочем, решать не мне.

— Сойдет. Крис, Мил, нам с вами придется идти внутрь, — кивнув на здание храма, сказал альв. Я пожала плечами. Находиться под куполом отрицания удовольствие, конечно, ниже среднего, но как-нибудь протяну. — Причем с разных сторон. Крис, пойдешь одна. Будешь на подхвате. Мы же с Милионом попытаемся перебить эту связь.

— Шутишь? — сиплым голосом спросил магистр. Кажется, он только сейчас понял, во что именно влез. — Это невозможно. Реальные объекты — пожалуйста. Но ментальные нити не выйдет. Я недостаточно контролирую…

— Это мои проблемы, Мил, не твои, — прервал его наш дурнейший, хотя сейчас так его называть мне совсем не хотелось. — Крис?

— Не возражаю.

Милион тут же перевел взгляд на меня.

— Если я тебя не буду видеть, ты понимаешь, в какой опасности окажешься? — негромко спросил он. Я тяжело вздохнула. Странно было видеть панический ужас в обычно спокойных серых глазах.

— Ты контролируешь себя гораздо лучше, чем считаешь, — убежденно произнесла я. Нил чуть заметно благодарно мне улыбнулся, как будто мои слова действительно могли чем-то помочь нашему магистру.

— Насчет Криссы можешь не волноваться, Мил. Я свяжу вас троих. Ненадолго, моих сил хватит минут на пять, но я постараюсь удержать связку.

Я обреченно качнула головой. Вот ведь невозможное создание! Неужели так умереть хочется, что он совсем о себе не думает? Он ведь только вчера поднимал густые туманы, а теперь еще ментальную сеть держать вздумал. И все один, молча! Слов нет.

Отколов от ворота неприметную брошку, кинула ее Нилу. Альв механически поймал накопитель.

— Он не очень сильный, — пояснила я в ответ на вопросительный взгляд. — Надолго не хватит, но хоть чем-то поможет.

— А сама? — тут же поинтересовался он.

Я молча подняла руку и показала два колечка, одно из которых обеспечивало связь с леди Вит, а вот второе… Подарок Тиа, помимо того, что являлся магофоном, обеспечивал мне неплохую защиту и приличный резерв. Не зря же за такие простенькие с виду украшения приходится отваливать столько денег!

— Что ж, если все готовы, — Нил по очереди посмотрел на каждого из нас, — то можем начинать.

— Готовы-готовы, — проворчала Свитти, — давай уже быстрее.

— Один момент, драгоценная. — Достав откуда-то небольшой кинжал, альв ковырнул им палец. Глубоко, почти до кости. Я удивленно застыла, наблюдая за нашим дурным приятелем. Он, казалось, даже не заметил этой раны и направился к Савите. Разумеется, моя подружка отшатнулась. А кто бы не отшатнулся, когда к нему лезет явно невменяемый субъект? — Стоять! — резко приказал Нил. К моему удивлению, Свитти послушалась. Альв в тот же миг начертил у нее на лбу какую-то загогулину. — Одна есть. Следующая — Крис.

Я послушно шагнула к нему. Ну испачкает своей кровью, эка невидаль. В нынешнем цивилизованном обществе магия крови уже не в ходу, конечно, но у моей ба и не такие книжечки в библиотеке хранятся.

Когда Нил оторвал палец от моего лба, в голове зашумело. Весьма странное ощущение, скажу я вам. Словно морскую раковину к уху приложил и слушаешь шум далекого прибоя.

А в следующий миг в моей голове раздался сухой, безжизненный, какой-то незнакомый голос:

— Больше чем на пять минут меня все равно не хватит. Поспешим. Свитти, когда мы будем у дверей храма, ставь купол. Начали!

Я уже бежала вперед, к незаметному боковому входу, когда до сознания наконец дошло, что голос принадлежал не кому-то постороннему, а нашему Нилу. Мимоходом отметив этот факт, я потянулась к накопителю и активировала магическое зрение. В этот самый миг над нами захлопнулся купол отражения, полностью отсекая нас от окружающего мира…


Моя задача оказалась самой легкой. Понадобилось лишь подхватить обрывок ментальной нити, когда опустошенный Милион опустился на каменный пол зала по ту сторону перегородки. Нил стоял рядом с ним и, кажется, делился остатками силы.

Связка, которую альв поддерживал на протяжении нашего короткого «эксперимента», уже исчезла. В голове еще слегка шумело, но это уже был отходняк. Поставленный Свитти купол пока держался. Впрочем, мы еще и не закончили. Вернее, они закончили, а вот я не совсем.

Я задумчиво посмотрела на обрывок ментальной нити, ранее тянувшейся к статуе. Зная людей, я могу точно сказать, что совсем скоро она вновь прирастет обратно. И ради чего мы тогда старались? А значит, просто порвать недостаточно. Необходимо внести какое-то изменение…

Решение пришло внезапно, и было настолько бредовым, что даже понравилось мне. Вероятно, успей я хоть чуть-чуть все обдумать, подобной глупости я бы не сделала, но… не повезло.

Стоило мне прицепить обрывок ментальной нити к проходящей под храмом магической жиле, как статуя безликого бога пошатнулась и начала осыпаться. Я удивленно смотрела, как камень обращается в песок и с тихим шелестом разбегается в стороны. Вот истаяла треть статуи… половина… Процесс чуть замедлился. Из каменного центра словно что-то проклюнулось. Песок скользит дальше, постепенно обнажая деревянную сердцевину. Еще мгновение — и все кончено.

Наплевав на правила этого места, я решительно проложила себе путь сквозь тонкую перегородку и возмущенно уставилась на изображение Медеи. Деревянная статуя стояла на месте истаявшего идола. Нет, вы представляете? У камня оказалась деревянная сердцевина! Да еще и с ликом одной приставучей энергетической сущности!

— Ты знал! — Я указала обвиняющим перстом на Нила. Нисколько не сомневаюсь, что моя роль с самого начала состояла в том, чтобы подменить одного бога другим. Этот древний негодник просто не мог не просчитать все варианты. — Ты знал, что в итоге появится она!

— Разумеется, — весело скалясь, ответил альв. — Насколько мне известно, в нашем мире существует лишь одна особа с неотъемлемым и полным правом на приставку «божественная».

Ну это уже ни в какие ворота не лезет! Я ведь не собиралась возводить ей храмы! Медея, заполучив один, тут же потребует еще с десяток.

Ох, не стоило ее поминать…

— Убогонько тут как-то… — внезапно раздалось прямо у меня за спиной. — Где простор? Где свежий воздух?

— Зато места много, — пробурчала я себе под нос. Остальные эту энергетическую сущность, разумеется, не видели. Везет же!

— Крисса, я просила нормальный храм! В столице!

— Ну в каком-то смысле и это столица, — подпустив в голосе ехидную нотку, хмыкнула я. Милион вопросительно глянул на меня. Неужели услышал? Вот так и начинают ходить по свету слухи о невменяемости некоторых юных особ. И ведь не объяснишь, что какая-то подозрительная сущность прицепилась!

— Вывернулась, да?

Я загадочно улыбнулась. Отвечать вслух не хотелось, тем более такое решение меня действительно устраивало больше всего. Зачем нам в Тейризе храм какому-то подозрительному божеству? Незачем! Так что пусть тут стоит.

— Ну что, ребята, пойдем? Купол исчез, Свитти выдохлась уже, наверно.

Нил кивнул и, протянув Милиону руку, помог нашему главному герою подняться на ноги. Вот уж без кого у нас точно ничего бы не вышло.

— Думаешь, последнее слово за тобой? Ха! — фыркнула за моей спиной одна вредная энергетическая сущность. — Я умею быть благодарной. Лови!

Я машинально обернулась, но увидела лишь золотистые искры, летящие мне прямо в лицо. Чихнув, я вопросительно глянула на статую. Мне показалось, или выражение лица у этой милой особы стало каким-то уж слишком пакостным?

— Эй, Крис, ты чего? Давай быстрее! Заметить наше вмешательство благодаря Свитти никто не должен, но нечего этой пылью дышать! — прикрикнул на меня Нил. Я послушно прибавила ходу, решив с божественной благодарностью разобраться утром.

Вот только нормально отдохнуть мне было не суждено. Стоило закрыть глаза и забыться коротким сном, как я почувствовала, что меня тормошат.

— Чего еще? — не открывая глаз, пробурчала я, надеясь, что у пришедшего проснется совесть, и он исчезнет куда-нибудь подальше.

— Нил исчез, — сообщил мне взволнованный Тиа. — И я чувствую наш город.

Сон слетел в тот же миг. Оттолкнув Себастиана, я вскочила с кровати. Кинув взгляд за окно, я увидела лениво взбирающееся на небо солнце. С момента нашей общей авантюры прошло часов шесть, не больше. Видимо, наш дурнейший тоже не лыком шит и провернул отвлекающий маневр в точности, как и я.

— Вот же вредный тип! Ууу! Дотянуться бы до него! — Я в раздражении топнула ногой… и провалилась во внезапно открывшийся портал.

Это еще что за новость?!

В замочную скважину

Витория Туманная


Вот так всегда — кто-то один заваривает кашу, а остальным приходится ее расхлебывать. И надо сказать, на сей раз я даже не сомневалась в личности главного кашевара. Здесь на эту должность могла претендовать лишь она.

Но прежде чем переходить на личности, надо все-таки дослушать доклад.

— То есть как это — внезапно все наши амулеты начали работать? — удивленно спросила я.

— Вот так. Ни с того ни с сего, — проворчал Йан ф'н Ррис. Я точно знала, что гном терпеть не мог все эти «хитроумные магические штучки», как он нередко называл магофоны, но в таких случаях, как сейчас, он решительно переступал через некоторые свои странности и действовал строго в соответствии с полученными инструкциями.

— А Крисса где? — решив, что лучше получить все объяснения из первых уст, поинтересовалась я.

— А драконы ее знают! — раздраженно щелкнул языком Йан. — За этим вашим бедствием фиг уследишь. Портал она построила — и рыбкой в него.

Я почувствовала, как мои брови против воли поднимаются куда-то вверх.

— Портал? Крисса? Да она маскировочные чары до сих пор через раз накладывает. Какой к демонам портал?! — Последний вопрос я почти прокричала.

— Весьма недурственный. — Это уже Ванесса. Ее оценке можно было верить, она была одной из талантливейших выпускниц последних лет. И если гном в их паре отвечал за артефакты, то она обеспечивала магическую поддержку. — Но не наш, это точно. Больше на эльфийский природный прокол было похоже.

— Да что там у вас происходит?! — уже совершенно не сдерживаясь, потребовала ответа я.

— Ну дык мы и говорим. Рыцарские амулеты работать перестали, а наши начали, — по второму кругу начал свой доклад обстоятельный гном.

— Я не об этом! — нетерпеливо прервала его я. — Крисса! Что опять сотворила эта девчонка? И почему Себастиан за ней не присматривает? Чем он там вообще занят?

— Ищет, — пожал плечами гном. — Криссу и ищет. Жалко парня, совсем она его замучает.

Я хмуро посмотрела на жалостливого гнома. Мне тут только мужской солидарности не хватало для полного счастья. Не боевой отряд, а балаган!

— Все! Стоп! — решительно произнесла я. — К демонам Криссу и Себастиана. Действуем по третьему сценарию. Начинаем выборочную зачистку. Список у вас есть. По возможности без жертв среди местного населения.

— Принято. Действуем, — коротко отрапортовала Ванесса и оборвала связь.

Задумчиво прикусив губу, я уставилась на новый магофон. Этот кристалл стоил мне стольких нервов!.. Магистры ассамблеи ни за что не желали расставаться с новой игрушкой, так что пришлось напомнить им, как мало в нашем мире безгрешных…

К сожалению, силы даже этого магофона не хватило бы, чтобы пробиться к Криссе. Врожденная ментальная защита — качество редкое и нестабильное. Иногда, словно в насмешку, вызов доходит, но в большинстве случаев глухо…

Интересно, а знает ли сама девочка об этом? Сомневаюсь.

Ладно, понадеемся, что Себастиан, как лицо лично заинтересованное, найдет свое чудовище, прежде чем она влезет в крупные неприятности.

Мне же пора заняться делом.

Глава 13

АЛЬВИССА

Это было странно. Мгновение пустоты — и я стою в незнакомой комнате, наблюдая, как встающее солнце гонит по полу отблески витражной картины. Кусочки цветного стекла складываются в изображение прекрасной крылатой девы…

Да, комната незнакомая. А вот город отгадать совсем несложно. Альвисса.

Не знаю, как я сюда попала, но я — на месте. А значит, у меня еще есть шанс вправить мозги одному крылатому божеству. Но прежде необходимо сориентироваться. А для этого необходимо выбраться отсюда.

Обнаружив в нижнем ярусе башни выход на балкончик, я выглянула наружу, чтобы хотя бы примерно оценить, где я и куда идти.

Город предстал передо мной именно таким, каким я его видела во сне.

И он пел. Его мелодию создавали солнце и ветер. Нагретые башни едва уловимо вибрировали, рождая чистый высокий звук. Эта песня казалась продолжением нашего мира, как шелест листвы летом, шепот проливного дождя осенью, завывание метели зимой или ранняя капель весной.

Альвисса была плотью от плоти самого мира. И сейчас город был на своем месте. Скользил по небу вместе с облаками. Пока невысоко; он только-только оторвался от воды и начал подниматься ввысь, но совсем скоро…

Увидев перед глазами картину, как это все должно быть на самом деле, я внезапно очнулась. Прошлое. Да, то было прошлое. Не знаю, кому и когда посчастливилось увидеть парящий в небесах альвийский город, но это было давно. Слишком давно, чтобы сейчас ради подобных мгновений жертвовать другом.

Мысленно встряхнувшись, я вновь посмотрела на пустые улицы Альвиссы. Трудно представить, что когда-то она была полностью населена. По этим улочкам прогуливались крылатые, на этих ажурных мостиках, связывающих разные уровни дворцов в единую цепь, наверняка играли дети.

Я невольно вздохнула. Мне нравилось это место. Не могу сказать, что я была готова провести здесь всю жизнь, но время от времени наведываться было бы неплохо.

Ладно, хорошенького понемножку. Полюбовались пейзажем — и дальше пошли. Этажом ниже как раз есть мостик, ведущий к центру города, а именно туда мне и нужно.

Перед тем как вернуться в коридор, я на прощанье медленно скользнула пальцами по прохладному мрамору перил…

Тут-то меня и накрыло.

Я словно воочию увидела этот город, но не нынешний, пустой, а тот, каким он был тысячелетия назад. Тогда в нем еще бурлила жизнь. Картинки-воспоминания мелькали перед глазами.

Так уж было однажды. В тот раз сама земля Димиании начала со мной разговор. Вот только с моей исторической родиной меня связывала общая кровь — кровь Демона-короля. А сейчас? Альвов в моем роду точно не было! Уж в этом-то я убедилась сразу, как выяснила, к какому роду относился мой ушастый дедуля.

Но если дело не в общей крови — то в чем? Это перемещение, эти странные песни, наполняющие пространство, эти видения… Откуда все это?

Едва ли не впервые мне было страшно. Просто и беспричинно. И от этого было еще хуже. Я не привыкла к необоснованным паническим атакам. Меня вообще сложно испугать чем-то абстрактным.

Но сейчас мне было не по себе.

Покинув балкон, я кинулась к лестнице, ведущей вниз. Мне больше не хотелось любоваться местными видами, вперед меня гнало лишь одно желание: найти виновника всего этого и хорошенько дать ему по шее. А после пусть обстоятельно объясняет, что со мной творится. И как это безумие прекратить.

С этими мыслями я дернула за ручку очередную дверь в анфиладе комнат… и очутилась совсем не там, где думала оказаться.

Еще одно незапланированное перемещение. Отлично! Всю жизнь мечтала, чтобы за каждой новой дверью меня ждал новый мир!

Так, спокойно, Крис. Мало ли, вдруг эти неведомые силы, что сейчас играют тобой, как куклой, прислушиваются к твоим мыслям. Мы ведь любим наш безумный мир, верно? Так что спокойнее…

Закрыв глаза, я сделала медленный вдох, задержала на пару секунд дыхание и только потом выдохнула. Страх не исчез, но я больше не поддавалась панике. Всему должно быть логическое объяснение, а потому надо лишь найти того, кто мне его предоставит.

Именно в этот момент я поняла, что искомая личность находится за следующей дверью. Это было сродни прозрению. Или предвидению. В общем, никогда раньше подобным не страдала, и если честно, меня совсем не тянуло на повторение этого опыта.

Спокойно-спокойно-спокойно…

Приблизившись к двери, я осторожно ее приоткрыла и заглянула в щель. Прежде чем шагать вперед, необходимо убедиться, что там находится пока еще наш мир.

В первый миг меня ослепило. Часто моргая, я попыталась привести зрение в норму. Секунд через двадцать мне это удалось. На этот раз опыт я повторяла с еще большей осторожностью.

Света в комнате действительно было с избытком. Он наполнял все пространство. Но это я отметила лишь краем сознания, потому что я нашла наконец то, что искала. Нил стоял напротив светящейся хрустальной статуи и протягивал к ней руки. Золотистая дева стояла в той же позе.

Медея. Еще одна статуя нашей вездесущей приставучей сущности. Я нисколько не сомневалась, что именно ее лицо запечатлено в хрустале. Да и этот яркий свет, золотистый, живой… Это была она. Та, что просила меня не допустить Нила в этот зал. И теперь она сама тянула к нему руки.

Вот что за непоследовательное создание!

Досадливо цыкнув, я уже увереннее толкнула дверь и вошла в комнату. Нил тут же повернулся ко мне, удивленный, почти испуганный. В своем тяжелом темно-синем облачении с кроваво-алым кантом по краю он казался юным и беззащитным.

— Как я здесь оказалась? — потребовала ответа, прежде чем он успел прийти в себя.

— Думаю, просто захотела, — глядя на меня расширенными от удивления глазами, медленно произнес альв. Не выдержав моего взгляда, он принялся нервно оправлять широкие рукава своего одеяния. Сходство с ребенком усилилось.

— Объясни.

— Сила Кирины, — вздохнув, сообщил Нил. На меня он по-прежнему не смотрел, словно опасаясь увидеть что-то лишнее. — Объединение способностей всех эльфийских старших домов в одном теле. Помнишь вашего темного мальчика с даром мага-пространственника? Ты сейчас такая же, только совершенно необученная. Советую поменьше нервничать.

Хорош совет! Да от его слов мне только хуже становится!

— Я — не Кирина, — напомнила я. Разумеется, я — не она. Только чистокровные эльфы могут наследовать этот дар и это место. Я, к счастью, чистокровной не могла показаться даже спьяну.

— Вот и я так думал. Видимо, ошибался. — Нил вновь поднял глаза на меня, это вышло нерешительно, совсем по-детски, да и смотрел он в этот момент на меня как на какую-то диковинку.

Что удивительно, это не было наигранным. Я чувствовала, что он сейчас такой и есть, безумно юный и какой-то иной. Куда делись вся его колючесть и злость? Куда ушла удивительная твердость взгляда? Он словно исчезал…

Поняв, что происходит нечто совсем уж странное, я повернулась к статуе. Медея смотрела на нас грустно-грустно, но все равно продолжала тянуть руки, словно умоляя, чтобы ее ладони взяли в свои. И отдали всего себя без остатка.

Совсем не мать стояла здесь. Внизу, на поверхности, деревянная и какая-то близкая, она была именно матерью. Здесь — нет. Обнаженный хрустальный стан принадлежал женщине. Любовнице. Любовнице, требующей от своих мужчин полного поклонения и подчинения.

— Объяснись! — резко бросила я, обращаясь уже к статуе.

Нил, внезапно услышав мой голос, вздрогнул. А мгновение спустя в его глазах появилась и тень осмысленности. Замечательно. Хотя бы поговорить нормально получится.

Скосив глаза на статую и убедившись, что общаться со мной Медея не спешит, я повернулась к самой большой головной боли в своей жизни — к Нилу. И что, спрашивается, ему в Тейризе не сиделось?

— Что конкретно тебе объяснить? — чуть раздраженно спросил альв.

Я негромко хмыкнула.

— Вообще-то сейчас я обращалась не к тебе, а к ней. — Я кивнула на застывшую в хрустале девушку. — Но так как она со мной общаться пока не намерена, готова выслушать твою версию событий.

— А с чего ты взяла, что она вообще снизойдет до тебя? — полностью скопировав мои интонации, поинтересовался мужчина.

— Вероятно, потому, что прежде она это делала неоднократно? — предположила я, кривя губы в злой усмешке.

— Не думал, что у вас все зайдет так быстро и так далеко.

— Сошлись во мнениях относительно одного мужчины. Это, знаешь ли, женщин быстро делает если не подругами, то хорошими знакомыми, — все еще продолжая злиться, произнесла я. Меня раздражало все: и мои внезапно обретенные способности, и молчание Медеи, и упрямый взгляд Нила, зачем-то решившего положить себя на алтарь чужого блага. В общем, причин для бешенства было уйма. А потому я едва не искрила от внутреннего напряжения.

— И кого же вы так обсуждали? — словно не понимая, с чем играет, насмешливо поинтересовался этот дурной альв.

— Догадаешься сам? Или тебе подсказать? — Кончики пальцев начали тлеть. Опустив взгляд, я отчетливо видела это. Как и стреляющие алые искры, то и дело вспыхивающие на ногтях. Элька, если увидит, во что превратилась ее работа — прибьет. Она потратила часа два на мой маникюр!

Нил, проследив за моим взглядом, внезапно отошел в сторону и произнес:

— Сбрось избыток силы ей. Не знаю, кто и зачем это сделал, но тебе слишком резко открыли все заблокированные прежде внутренние каналы. Можешь перегореть.

И в этот момент я словно вновь услышала последние слова Медеи…

— Сволочь! — Сбросив все избытки магии в фаербол, я с превеликим удовольствием засветила его в статую. Разумеется, ничего с ней не случилось. Эта вредная сущность втянула его в себя, усилив свой внутренний свет. — Вот, значит, какова твоя благодарность? — Следующий огненный шарик получился больше размером и гораздо ближе к белому цвету по спектру. Его постигла та же учесть, что и первый. — Да чтобы еще хоть раз… хоть единый раз!.. — Завершающий удар у меня получился на славу. Ярко-белый фаербол, на который даже смотреть было больно, впечатался прямо промеж глаз этой прекрасной девы.

Уф, кажется, отпустило.

— Успокоилась? — участливо поинтересовался Нил откуда-то из-за моей спины. Как и когда он умудрился там оказаться, для меня осталось тайной. Впрочем, правильно сделал; боюсь, все пространство передо мной представляло зону поражения.

— Немного, — пробурчала я, чувствуя себя удивительно бодрой для той, кто только что слил минимум пять своих обычных резервов.

— Думаю, не ошибусь в предположении… — Нил нерешительно перевел взгляд с меня на статую.

— Именно. Во всем виновата она. И если она еще хоть раз передо мной появится — я ей это припомню! И внезапные перемещения. И предвидение. И все-все остальное!

— Спокойно, Крис. Не закипай. Здесь температура и так на десяток градусов подскочила. Испечемся же в замкнутом пространстве, — знакомо усмехнулся мне Нил, и я решила, что с истерикой действительно можно чуть погодить.

— Поговорим? — предложила я, устраиваясь прямо на полу. Бодрость бодростью, но в ногах правды нет.

— Поговорим, — кивнул Нил, зеркально повторяя мою позу напротив.

Что ж, пора переходить к главному.

Глава 14

ТАКОВ МОЙ МИР!

Прежде чем я успела собраться с мыслями и начать разговор, Нил негромко произнес:

— Крис, давай сразу договоримся, что о моем возвращении в Тейриз не будет и речи.

— Почему? — Возможно, вышло беспомощно, но удержаться от этого вопроса я не смогла. Ведь сейчас, окончательно поняв, какую цену с него стребует Альвисса, неужто он все еще грезит ей?

Нил посмотрел мне в глаза. Прямо, нисколько не скрывая своих чувств и не пряча их. Мне стало немного не по себе. Если несколько минут назад я воспринимала его как ребенка, то теперь он виделся мне седым старцем. И этот старец полностью отдавал себе отчет в своих действиях.

— Потому что поманить ребенка исполнением его мечты и потом просто все бросить — слишком жестоко.

— Милада? — поняла я. Так вот из-за кого Нил последовал за этими альвами-отщепенцами.

— Дело не только в ней.

Но она — одна из причин. Не везет мне что-то. Пытаться убедить Нила идти против воли дочери бессмысленно.

— А она в курсе, какую цену тебе придется заплатить за этот город, парящий в небесах? — устало полюбопытствовала я. Мне не нравилось обуявшее меня бессилие. Несколько минут назад во мне все пылало и я была готова схлестнуться даже с богом, но теперь не способна даже просто пойти против воли одного неразумного альва.

— Не думаю, что эта информация так уж ей необходима, — сухо сообщил Нилрем. Я скривила губы в понимающей улыбке. Ничего нового. Все-таки мы с ним удивительно похожи, по крайней мере, свой эгоизм по отношению к близким проявляем совершенно одинаково.

— Ясно. Что ж, давай тогда поговорим еще о чем-нибудь, — предложила я. Еще оставалась слабая надежда на то, что вскоре внутри меня встрепенется что-то живое. Пока же я чувствовала себя слишком опустошенной, не магически, нет, — душевно.

— Например?

— Почему способности Кирины проявились так внезапно? Есть предположения?

— Мы ведь уже решили, что во всем виновата она. — Нил чуть повернул голову в сторону статуи и даже махнул рукой, небрежно указывая на молчаливую третью участницу этой беседы. — Зачем же к этому возвращаться? Неужели тебя больше ничего не беспокоит?

— Я не о том. Мне просто не верится, что можно вот так, одним мановением руки, превратить мага с полностью отсутствующей составляющей дара управлять надстихийными потоками в чудовище типа меня.

— А кто тебе сказал, что эта составляющая отсутствовала? Крис, ты эльф! Да-да, я помню, что только на четверть. Но все эльфийское наследие выходит за рамки обычных стихийных техник. Так что отсутствовать способности у тебя не могли, а вот быть заблокированы — вполне.

— И обратно этот процесс, я так понимаю, не повернуть? — сухо уточнила я, в мыслях пытаясь прикинуть, как буду жить со всем этим ненужным мне могуществом. По всему выходило, что жить буду плохо и недолго.

— В теории, если правильно заблокировать некоторые энергетические каналы… — Нил с интересом посмотрел на меня. Судя по напряженному блеску синих глаз, размышлял он на темы, далекие от моего понимания. — Нет, Крис, лучше даже не пытаться. У тебя тонкое тело — сплошное месиво различных энергоканалов. Уж больно интересные гены тебе достались. В них даже я не разберусь.

Очаровательно. Утешил, называется. Хоть в петлю лезь, чес-слово!

Ладно, Крис, не нервничаем. Это сейчас крайне нежелательно. А то в первый раз воронка перехода ведь прямо под ногами открылась…

Я задумчиво посмотрела на пол под собой, даже ладонью на всякий случай проверила его наличие, а то мало ли что. Скакать бешеным пространственным кроликом по дюжине ближайших миров совсем не хотелось.

— Очень жаль.

— Да не волнуйся, привыкнешь. Обычно такие способности постепенно открываются, давая возможность хозяину худо-бедно свыкнуться с действительностью.

— Меня же толкнули в самое пекло и без подготовки, так? — Теперь мой недовольный взгляд уперся в статую. Сейчас, когда мне в очередной раз напомнили, кто виноват, вновь захотелось приложить эту особу чем-нибудь тяжелым. К сожалению, я уже успела убедиться, что фокус с огненными шарами, до какой температуры их ни нагревай, не проходит. А повторять дважды одну и ту же атаку, зная о ее бесполезности, казалось по-детски глупым.

— Вероятно, она посчитала, что тебе это понадобится. — Альв попытался вступиться за Медею. Я за это подарила ему такой ласковый взгляд, что он счел за благо не влезать в разборки двух женщин.

— Сейчас мне успокоительное нужно. А не какие-то левые способности.

— Ничего тебе не нужно. — Я недоуменно посмотрела на Нила. — А я тут, по-твоему, зачем сижу? Поверь, я — лучшее успокоительное.

Так вот что он делает! Вот кто на меня хандру навевает!

Разозлившись, я вскочила на ноги. А я-то еще думала, с чего это при таком подъеме магических сил в эмоциональном плане я ушла в глубокий минус! Тут просто один крылатый страстно жаждет, чтобы ему крылышки-то пообрывали…

— Крисса, не кипятись, ты же сама только что говорила про успокоительное.

— Ты мне зубы не заговаривай! Уселся здесь в четырех стенах и думаешь, что остальной мир не важен? Что с его желаниями можно не считаться? Так вот, не выйдет!

— Крисса, — с нажимом произнес Нил, также принимая вертикальное положение. — Тебе сейчас совершенно точно не рекомендуется поддаваться эмоциям.

Я насмешливо фыркнула. Тоже мне новость!

— Крисса, мы же не хотим с тобой, чтобы все это закончилось печально, — мягко, успокаивающе продолжал твердить альв.

Меня эта его внимательная доброта и почти родительская забота смешили. Как можно прислушиваться к тому, кто даже сам к себе не прислушивается?

Именно эту мысль я и озвучила.

Нил посмотрел на меня так устало, что, возможно, при других обстоятельствах мне бы стало его жаль. Но сейчас жалеть кого бы то ни было у меня не было желания.

Сила чуть туманила сознание, заставляя меня путаться в ощущениях и мыслях. Мне было непривычно быть такой… цельной. Теперь я поняла, о чем когда-то давно говорила Медея, предлагая это ненужное могущество в качестве дополнительной платы за наш договор.

Осколки различных наследий во мне так перемешались, что невольно перекрыли доступ к искрам полноценного дара. Ничего непоправимого; сейчас я видела это особенно отчетливо. Магические жилы и каналы внутри моего тела плотно переплетались и кое-где образовались застои энергии или узловые блоки, но это вполне можно было исправить, было бы желание.

Желания не было. Ни тогда, ни сейчас. Но раз уж я влезла в это безумие, надо стоять до конца.

Ведь даже Кирина — это еще далеко не вся я.

— Прекрати, Крис. Столько силы не выдержит даже твое тело. Давай пожалеем твоих близких, а?

— А ты своих жалеешь? — все так же беззаботно скалясь, поинтересовалась я. Сила пьянила. Почему-то казалось, что пожелай я сейчас — и у меня вырастут крылья. Не такие, как у альвов, нет, но что-нибудь не менее примечательное.

— Хорошо, Крис. Я согласен это обсудить. Но давай ты возьмешь себя в руки, ладно?

— Ну давай обсудим, — кивнула я, после чего задумчиво уставилась на свою ладонь. Хотелось чего-нибудь вкусненького. Мм… Клубнички? Вначале из самого центра моей ладони проклюнулся зеленый листик, потом еще один. Выглядело это довольно забавно. Кстати, а какой эльфийский род обладает даром ускорять рост растений? Впрочем, уже в следующий миг я забыла про свой вопрос. Мне он был больше не интересен. Зато созревшая клубничка оказалась действительно сладкой на вкус.

— Крисса! Да приди ты в себя, наконец! — Нил уже кричал. Я вопросительно подняла брови, попутно стряхивая с ладони сероватый прах, оставшийся от куста клубники. Хм, а вот это точно было что-то из ассортимента дроу. — Помнишь, до чего довели игры предыдущей Кирины?

Разумеется, я помнила. Теоретически я даже могла воскресить в сознании все воспоминания и мысли своей предшественницы — и такой дар в хранилище эльфийских родов был. Правда, вот с его «цветом» я определиться не могла.

— Крисса, — осторожно позвали меня, мягко-мягко, нежно; а если к этому прибавить еще и прикосновение ласковое, едва ощутимое… Подняв мой подбородок и касаясь его подушечками пальцев едва-едва, Нил заставил меня посмотреть ему в глаза. — Помнишь, о чем мы собирались поговорить?

Я чуть заторможенно кивнула. Туман в голове стал менее густым. Впрочем, эйфория все еще не покинула до конца.

— Пришла в себя? Отлично. Сбрось в статую лишнее и постарайся больше не отключать голову. Уж больно пугающе это выглядит со стороны. — И Нил отступил в сторону, пропуская меня к светящемуся силуэту хрустальной богини. На этот раз я не стала швыряться в нее заклинаниями, а просто сжала протянутые ладони.

Думать сразу стало легче.

Проклятье! Никогда не подумала бы, что от избытка магической энергии бывают такие проблемы.

— Очухалась? — хмыкнул Нил, едва я отпустила руки богини.

— Да. И готова продолжать разговор.

— Чтобы ты снова сорвалась и устроила здесь представление?

— Нет, чтобы ты наконец услышал хоть одно мнение, отличное от твоего собственного! — припечатала я.

Несколько мгновений мы молчали, сражение шло на уровне взглядов. Нил смотрел на меня, как бесконечно мудрый учитель на ребенка. Но авторитетом меня не задавить. Он это понял и, кажется, сдался.

— А кто, если не я, Крис? — отвернувшись в сторону, спросил этот дурной альв. — Ты ведь и сама хочешь увидеть наш город парящим в небесах.

— Думаешь, мало желающих на твое место? — вспомнив про тех, кто эту кашу и заварил, спросила я. Если горстка крылатых сумела отыскать этот город под водой, если они так жаждут вновь поднять его в небеса, пусть сами и жертвуют собой. Какое они имеют право возлагать на алтарь своих желаний чужую жизнь?

— Дело не в желаниях, а в возможностях. А таковые есть лишь у двоих. Я или Валь — вот и весь выбор. И уж поверь, мне уйти проще.

Это оспорить я не могла. В отличие от Валя, привязанного к Тейризу не только обязательствами перед своей молодой семьей, но и королевством, Нил располагал собой.

— Почему только вы? — устало спросила я, пытаясь понять, нащупать хоть какой-нибудь выход. Медея бы не стала настаивать на этой миссии для меня, если бы этого выхода не было, верно?

— Особенность дара в том, что только мужчины нашей семьи наследуют способность общаться с миром.

Ложь. Если бы главным критерием был пол, Медея никогда бы не снизошла до меня. А значит, надо просто открыть ему глаза. Убедить.

— С чего ты взял, что это так? — негромко поинтересовалась я. В этот момент почему-то вспомнился Милион — испуганный, уверенный, что совершенно не контролирует свой дар. — Кто вам вообще дал право делить способности по половому признаку? — с горечью произнесла я. Впрочем, если честно, я не была уверена, что эти слова — мои. Слишком много всего оказалось намешано внутри, быть эльфийским медиумом — это еще то удовольствие. — Что ты, что магистр — кто вам это сказал?

— Ты не понимаешь, Крис. В случае Мила все просто — лишь дарующие жизнь имеют право ее отнимать безнаказанно. Только женщины на самом деле знают ее истинную ценность. Природа мудра, она не принимает ненужных решений.

— Бред. В случае с детьми — согласна, в юности девочки мягче, эмоциональнее. Но даже в таком случае твое утверждение спорно, многое упирается в воспитание, в царящую вокруг атмосферу. Для взрослых же все эти разграничения и вовсе не имеют смысла.

— Но это реальность. Так есть. Это видение нашего мира!

— Значит, оно неверно!

— Не тебе судить.

— А кому?!

Вот теперь я завелась окончательно. Как объяснить тому, кто не желает слушать, что все не так, как ему видится? Что этот город принял меня в первую ночь, а его до сих пор остерегается? Как показать реальность такой, какой ее вижу я? Почему для него, запутавшегося и потерявшегося, ничего не стоит впустить меня в свой мир, а я, обладая такой силой, теряюсь? Почему меня наполняет лишь бессильный гнев, а не чувство сродства с окружающим пространством?

Бездна! Я ведь всего лишь хочу, чтобы этот слепец узрел наконец этот мир не через призму своего надуманного проклятия. Хотя бы раз. Хоть разочек…

— Уверена?

Медея. Она все-таки пришла. Появилась за моей спиной, легко коснулась плеч, склонилась над самым ухом. И шепнула — тихо-тихо, словно надеясь, что я не услышу.

И зачем только явилась? Поглумиться?

— Нет. Засвидетельствовать новую сделку. Если хочешь.

Цена?

— Ты знаешь.

Я горько усмехнулась. Так вот ради чего все это было! А я-то еще думала, чем заслужила столь высокое внимание… Забавно! До слез смешно!

— Прекрати истерику! — одернула она меня, словно по щеке ладонью хлестнула.

Я недоверчиво коснулась лица. Нил, заметив этот жест, недоуменно нахмурился. Он все еще ее не видел. Медея же золотым туманом вилась вокруг него, нежно и трепетно касаясь то волос, то лица, изредка ее пальцы касались его груди. Сейчас я не видела алой нити, что, по словам самого альва, привязывают крылатых раз и навсегда к предназначенному им человеку. Но я знала, что она там есть. Тонкая, готовая в любой миг порваться.

— Твое решение? — Оторвав взгляд от своего любимого ребенка, она посмотрела на меня.

Я тяжело вздохнула. Нил, услышав это, вопросительно чуть приподнял брови.

Как будто у меня был выбор.

— Раз ты настолько упрям, у меня просто нет иного выбора. Я покажу тебе свой мир, — решительно произнесла я и начала напевать когда-то услышанную от Медеи песню. В тот далекий миг я действительно была счастлива. Она подарила мне его — и этот мотив-откровение. Ведь все так просто, когда… — От сердца к сердцу — тонкие нити. От сердца к сердцу — алая прядь…

Что ж, покажем одному великовозрастному дурню, что он рановато себя хоронит. Тем более так забавно наблюдать за божеством в тот миг, когда оно осознает ошибочность своих суждений. Это прекрасно, когда глаза, не видевшие прежде красок мира, наконец удивленно распахиваются…

Наверно, это того стоит. Да, точно, это стоит целого мира.

Глава 15

ДОМ

Возвращаться в сознание мне не хотелось. Совсем. Я слишком хорошо помнила все последние события.

Внутри было пусто. И как-то глухо. А еще болезненно-тоскливо.

Обидно, знаете ли, в конце концов осознать, что тебя использовали. Да, это сделала сама Медея, но от факта божественности этой энергетической сущности легче не становится.

Меня использовали. Зазвали, заманили…

Впрочем, с самого начала к этому все и шло. С самой первой моей встречи с Нилом — и до последнего дня. И ведь не могу сказать, что меня не предупреждали! И Нил и Медея… Но я была бы не я, если бы прислушалась к ним. Так почему сейчас так муторно? Сама же и виновата.

Попыталась горестно вздохнуть — надо же постепенно возвращаться в мир живых, — не вышло… Что-то тяжелое лежало на моей груди, мешая сделать вдох полной грудью. От этой невозможности надышаться вдоволь уже неприятно тянуло внутри.

И как только раньше не заметила!

Приоткрыв один глаз, я возмущенно уставилась на сопящего поверх моего одеяла кролика. Это кто же такой умный на меня эту тяжелую скотину положил?

— Слезь с меня, чучело рыжее! — спихивая с груди свое персональное наказание, проворчала я. Но оказывается, Бубль уже вышел из своей бессрочной спячки, по крайней мере, завопил он как бодрствующий:

— Эй! Что ты делаешь?

— Ты тяжелый! — пояснила я, с некоторым удивлением рассматривая своего ушастого приятеля. Видеть его рядом было странно. Фамильяры существуют за счет осколков силы мага. А у меня оной быть больше не должно вроде бы… Но тогда как?

Я снова прислушалась к себе. На месте яркого огненного дара, коим я всегда гордилась — ведь он так походил на способности моей ба! — зияла пустота. Сомнений не было: Медея забрала все, что когда-то подарила.

Бубль, заметив мой пристальный взгляд, буркнул:

— Я невкусный.

— Чего? — не поняла я.

— Ты смотришь на меня с явным гастрономическим интересом. Напоминаю, я декоративный зверь, не мясной. Одни жилы — честное слово.

— Ладно, невкусный ты наш, скажи лучше, где мы?

— На корабле, — лаконично ответил кроль, поворачиваясь ко мне хвостом.

— Веришь, это я и без тебя уже поняла, — хмыкнула я, бросив взгляд по сторонам. Каюта была если не той же, что в прошлый раз, то весьма похожей. — Чуть поточнее можно? Сколько я без сознания провалялась? Что с Нилом? Куда делся этот его город? Где Тиа и девочки?

— Эй-эй, не части! Я тут один, на все вопросы разом не отвечу. Давай по порядку. И лучше начни ты, а то мне самому эта история известна в очень урезанной редакции.

О! В моем кролике наглость проснулась. Определенно жить он будет. Осталось лишь понять — почему?

Вот только выпытать необходимую информацию из фамильяра мне не дали. Дверь чуть слышно скрипнула, и в каюту вошел Тиа. Заметив его взволнованный взгляд, я предприняла попытку зарыться поглубже в одеяло. Вот только на нем своим мохнатым задом сидел мой фамильяр. Абсолютно бессмысленное и вредное создание!

— Очнулась?

Я осторожно скосила глаз на вошедшего. Себастиан совсем не выглядел раздосадованным или злым. С чего бы это? Я бы на его месте сразу же попыталась бы придушить вечно беспокоящую особу.

— Уже бузит, — с важным видом отрапортовал мой кроль. Ушастый предатель! Еще и нагло врет!

— Не было такого, — проворчала я из-под одеяла, ткнув пальцем Бубля под ребра.

— Вот видишь? Бузит!

— Значит, жить будет, — понятливо откликнулся Тиа. И когда только эти двое успели спеться? Не припоминаю, чтобы у них было так уж много времени на общение. — Как самочувствие? — это уже мне. И в усталых запавших глазах вновь мелькают искры волнения. Интересно, сколько времени он не спал из-за меня? Эх, а ведь вернемся, его совсем работой завалит…

— В норме, — буркнула я, чувствуя себя подозрительно неуютно. Совесть зверь не только вредный, но и голодный. Если уж проснулась, то грызет и грызет. Впрок, наверное.

— Вроде бы кое-кто обещал врать мне поменьше, — с легкой насмешкой напомнили мне, подходя ближе.

— Я и не вру. Все действительно в пределах ожидаемой нормы. — Тут мой взгляд остановился на Бубле. — Даже чуть сверх нее.

— Не желаешь облегчить душу и рассказать обо всем, что случилось? — предложил Себастиан, устраиваясь на табурете рядом с моим ложем. Теперь от его внимательного взгляда мне было никуда не деться.

— Давай сначала ты, — жалобно попросила я. — Я ведь исчезла из Шалонии внезапно не только для тебя, но и для себя.

— Да уж… — Тиа вздохнул, запустил пятерню в волосы и как-то растерянно взлохматил их. — Подняла ты нас всех на уши. Впрочем, и без тебя поводов побегать было предостаточно.

— Например?

— Уничтожены все следы существования альфинов, никаких документов, никаких свидетелей — полная пустота.

Внутри что-то неприятно царапнуло — и отпустило. Этот долг выплачен. Пусть не совсем мной, но так даже лучше.

— Сиэль дю Сан?

— Взят под стражу. Сложно сказать, что с ним будет. Витория узнала, что он пророк.

Я понимающе улыбнулась. Иметь такой козырь в рукаве мой шеф не откажется. Как она собирается договариваться с мальчишкой? Не моего ума дело. Леди Вит — дама талантливая, действует с выдумкой. Как-нибудь уломает.

— Изон дю Маар?

— Единственный из приоров оставлен в живых. Это твоими стараниями его не внесли в список на устранение? — внезапно спросил Тиа, сурово глядя на меня. Я, таинственно улыбаясь, неопределенно пожала плечами. — Крисса!

— Мне он понравился.

— А не староват? — ехидно осведомился мой крылатый-красноглазый. Неужто ревнует? Забавно.

— Себастиан! Он мне деда напомнил. Такой же твердый и решительный человек.

— Ладно, — чуть улыбаясь, он махнул рукой. — Готов признать, оправдалась.

Я закусила уголок губы, чтобы не рассмеяться, настолько забавно смотрелся сейчас мой крылатый-красноглазый. Несвойственное амплуа, но уж больно милое.

Впрочем, что-то я заигралась.

— А что решили делать с самой Шалонией? — убрав улыбку с лица, спросила я. Балансировать на грани между серьезным разговором и шуткой было привычно и легко.

— Наша верхушка обещала послать два корабля с продуктами. На первое время должно хватить. А после, Нил говорит, они и сами должны справиться. Лето только началось, урожай целиком погибнуть не успел, и вроде как больше и не должен.

— Угу, проклятие спало — принцесса свободна, — задумчиво протянула я.

— Это ты сейчас о себе?

— В некотором роде, — неопределенно качнула головой я. Если честно, мне все еще странно было воспринимать себя такой, словно у тебя вырвали кусок внутренностей. На первый взгляд ничего и не изменилось, но ощущается все совсем не так, как накануне.

— Может, тогда расскажешь, что у вас там произошло? — Тиа, не сводя с меня серьезного алого взгляда, чуть склонил голову.

— У нас? — спросила я просто для того, чтобы ослабить чужое давление. Не вышло.

— Да, между тобой и Нилом. — И взгляд алых глаз, серьезный, пробирающий до глубины души. Когда альвы не играют в ревность, а живут ей — это страшно.

— А он что сказал?

— Крис, ты уверена, что хочешь это знать?

Как-то сразу вспомнилось все, что обычно несет наш дурнейший, пытаясь увести разговор от неприятной ему темы. Нет, моя психика этого точно не выдержит. Все-таки у меня тонкая душевная организация. А у некоторых крылатых субъектов фантазия слишком бурная и абсолютно неуправляемая.

— Ну если вкратце, то я переместилась в Альвиссу…

— Альвиссу? — Тиа непонимающе нахмурился. Ох, точно! Нил же просил не выдавать! Пришлось виновато улыбнуться.

— Ваш город. В общем, я очутилась там. Сама не поняла как. Но, решив об этом не задумываться, отправилась на поиски Нила, тем для разговора с ним к тому моменту у меня скопилось изрядное количество. — Я замолчала, пытаясь не столько собраться с мыслями, сколько решить, как много информации стоит выдавать. Мне не хотелось ничего скрывать, но и излишне вдаваться в подробности будет ошибочным. — Ну… мы и поговорили, — развела руками я. Да уж, пересказ всех событий в моей интерпретации вышел рекордно коротким.

— Так поговорили, что у тебя большую часть магических каналов в теле пережгло? — сухо спросил Тиа. Обиделся? Не хотелось бы. Ладно, потом ему все объясню. Сейчас даже просто собраться с мыслями не выходит.

Стоп! Он сказал «большую часть»? Не все?!

Я удивленно уставилась на лорда-директора.

— Тиа, каков прогноз по моему восстановлению? — облизнув внезапно пересохшие губы, глухо спросила я.

— Неутешительный. Некоторые магические каналы основательно повреждены. Но, если хочешь знать, окончательно свой дар ты не утратила. Прежний уровень стихийной магии за несколько лет восстановишь, если особо лениться не станешь.

Я, не сдержав облегчения, счастливо выдохнула. Губы сами собой растянулись в улыбке. К Демону-королю надстихийные искусства! Осталась при своем, и ладно. Все равно к эльроу меня никогда не тянуло.

Тиа, заметив мою реакцию, тоже улыбнулся. Взгляд его смягчился. Кажется, все это время он боялся, что я неправильно восприму эту новость. Да я даже не верила в столь счастливый исход! Я ведь прекрасно знала, на что иду, затягивая Нила против его воли в мой мир-восприятие. Я не то что каналы пережечь, — с сознанием навсегда распрощаться могла!

— Я так понимаю, этот вопрос тебя интересовал больше всего. — Я кивнула. Зачем скрывать, когда и так все ясно? — Ладно, прежде чем я пойду искать тебе что-нибудь на завтрак, можешь спросить что-нибудь еще, — разрешил Тиа, неспешно поднимаясь на ноги. Тяжелый табурет он легко задвинул ногой под мою лежанку.

Ладно, остался последний вопрос, который следовало бы прояснить прямо сейчас, не затягивая.

— А как я здесь очутилась?

— Нил притащил, — проворчал Себастиан. — Собственно, хотелось бы, чтобы в следующий раз ты путешествовала другим транспортом.

— А он был здесь? — Я с надеждой посмотрела на Тиа. Если честно, я не была уверена, что мне удалось его убедить.

— И сейчас здесь, — хмыкнул он, а заметив мой взгляд, добавил: — Не веришь? Сама посмотри. Когда я шел сюда, они с Милионом как раз выясняли на палубе, кто кому чего и сколько должен. Свитти едва ли не аплодирует особо удачным оборотам речи.

Я улыбнулась. Представить своих подруг в таких декорациях я могла запросто.

— Поможешь? — односложно спросила я, протянув руку стоящему рядом мужчине.

— Одеться? — лукаво глянув на меня, предположил Тиа. Пришлось спешно краснеть и изображать из себя приличную даму, которой действительно стыдно в одной ночной сорочке находиться в каюте с посторонним мужчиной наедине. Хотя какой Тиа посторонний? Значит, неподходящее определение зачеркнем. Дважды. А какое добавим?

Я оценивающим взглядом прошлась по лорду-директору. Разумеется, от него это не укрылось. Тронувшую его губы усмешку я предпочла проигнорировать.

Что ж, констатирую: в моей каюте находится мужчина весьма привлекательный, не менее интересный… и безумно любимый.

— Крис? — решив, что пауза излишне затянулась, Себастиан напомнил о себе. Теперь краснеть на публику не пришлось — щеки вспыхнули таким жаром, что даже душно стало.

Эх, Криська, меньше с альвами общаться надо. Мень-ше! Они тебя хорошему точно не научат.

Взяв себя в руки, спокойно пояснила:

— Я говорю, на палубу подняться поможешь?

— Зачем? Отлежись пока лучше.

Я упрямо вскинула подбородок и продолжала стоять на своем:

— Хочу всем наглядно показать, что не дождутся!

— Чего? — едва заметно улыбаясь, продолжал допытываться лорд-директор. Как будто он меня плохо знает!

— Моей безвременной кончины, разумеется.

— Крис, мы не смеем даже мечтать, — сквозь едва сдерживаемый смех сообщил этот вредный тип.

Подушка попала ему прямо в голову. А что? Я меткая. На статуях с фаерболами тренировалась.

На палубе прямо у дверей обменивались любезностями Нил и Мил. Услышав их голоса, я остановилась на верхней ступеньке и прислушалась. Магистр, судя по интонациям, в очередной раз отчитывал за что-то альва. Сразу вспомнились старые добрые институтские деньки.

— Вот какого демона ты ведешь себя еще безрассуднее Криссы? Считаешь, мне мало проблем создает это ходячее несчастье, решил добавить?

— А тебя никто и не просил идти за мной, — с неменьшим запалом откликнулся наш дурнейший.

— Ну да. А чай с утра кто мне подавать будет? — с непривычным ехидством поинтересовался Мил. Невольная улыбка сама собой наползла на мое лицо.

— Между прочим, кто-то всегда жаловался, что я совершенно не умею его заваривать.

— Ничего, научишься со временем. Опыт страшная штука — ко всем приходит.

— Да какой опыт? Ты просто бурду какую-то пьешь! Это надо же так испортить благородный напиток!

Улыбка на моем лице стала шире. От этих их разборок веяло чем-то близким и уютным. Да, точно. От них двоих веяло родным домом. И как только я раньше этого не поняла?

— Мил, ты забыл ему напомнить, что тапочки по утрам подносить тоже входит в круг его обязанностей, — выбираясь наружу, вставила я.

— Эй! Я кто, по-вашему? Дрессированный домашний зверек? — возмущенно уставился на меня наш милый альв. Я неопределенно пожала плечами — кто тебя, мол, знает? Да и вообще, должна же и от альва в хозяйстве быть какая-то польза!

Магистр же сразу забыл о всех разборках и накинулся на меня:

— Очнулась? Ну что ты творишь, чудовище! Ты хоть примерно отдаешь себе отчет?

— А что такое? — наивно хлопнула ресничками я, решив, что детей и больных не бьют.

— Да ты чуть все магические каналы не пережгла в собственном теле! Чего ты этим хотела добиться? — продолжил упорствовать Милион. Волнуется.

Я посмотрела на него, потом перевела взгляд на замершего за его спиной Нила. Альв встретил мой взгляд удивительно серьезной миной. Неужели и его проняло? Не верится даже.

— Ну видимо, чего хотела, того и добилась, — легкомысленно махнула рукой я.

— Что ты за беспокойное создание? — устало улыбнувшись, вздохнул нимф. — Ты хоть понимаешь, сколько времени уйдет на твое полное восстановление?

— Лет пятнадцать, — предположила я, припомнив обещание одной божественной сущности. Что ж, учтем на будущее, что некоторые сделки лучше заключать лишь очень, очень хорошо подумав.

Часть третья

ПОСЛЕДНЕЕ ДЕЛО, или СВАДЕБНЫЙ ПЕРЕПОЛОХ

Глава 1

И СНОВА ДОМА

В Тейриз мы возвращались с победой. Не могу сказать, что с полной и безоговорочной, но, бесспорно, это не было поражением.

На портальной площади нас встречали. Не знаю, как леди Вит удалось перекрыть все пространство и убрать любопытствующих, но в середине дня у порталов было пусто, стояла одна лишь Витория Туманная — ярко-алая, почти пылающая. Я даже загляделась, не часто мой шеф так напоминал мне ба.

Впрочем, уже спустя секунду мое восхищение исчезло без следа — за спиной леди Вит обнаружился десяток бойцов при полном параде. Это с чего бы нам такая честь? Или боится, что без этого сопровождения мы быстренько разбежимся по своим углам?

— По какому поводу такая встреча? — поинтересовалась я у Витории, взглядом указав на ее сопровождение. Если честно, такое количество лишних людей при оружии нервировало.

— Не волнуйся, на сей раз не по твою душу, — чуть заметно улыбнулась глава разведуправления. Я вновь загляделась на нее. В этом облачении, с ярко-алыми волосами и теплыми карими глазами она очень напоминала демонов алого клана. А я всегда была излишне привязана именно к этой ветви своего народа.

— Да? А по чью?

— А ты догадайся, — ехидно предложила нимфа иллюзий, окидывая моих сопровождающих царственным взглядом.

— По мою, да? — тоскливо протянула Иэлла. Я обернулась на подругу. Радостной она от такой чести точно не выглядела.

— Именно. И скажи спасибо, что твоих подруг в похищении не обвинили. Насилу отмазала. — Витория укоризненно посмотрела на нашу принцессу. К моему удивлению, Элька и не думала смущенно опускать взор. Вместо этого она повернулась ко мне и деловито поинтересовалась:

— Крис, может, мне в посольстве Димиании убежища попросить, как думаешь?

— Зачем? — не поняла я.

— Разведусь, — решительно произнесла она. Тут даже я не нашлась, что сказать.

— Кто тебе позволит? — негодующе фыркнул Валь, появляясь откуда-то из-за спин воинов. На сей раз он был в своей естественной форме, то есть блондинистым, синеглазым и бесстыжим, как все альвы.

— А почему я должна интересоваться чьим-то мнением? — свысока глянув на своего крылатого супруга, поинтересовалась Иэлла. Хм, а ведь она действительно злится. Для нимфы раздора это странно, так как, постоянно наблюдая за тем, как гнев и нетерпимость влияют на других, сама Эля вела себя более чем сдержанно.

— Может, обсудим это в другом месте? — предложил Валь, взглядом скользнув по мне и Свитти. И с чего его вдруг не устраивает наше присутствие? Уверен, что это мы так на Эльку плохо влияем? Начинаю подозревать, что девочки нисколько не преувеличили степень своих проблем.

— А как же сопровождение? — Иэлла с негодованием посмотрела на «почетный караул». Кажется, этот семейный конфликт вот-вот перерастет в ссору на государственном уровне. Только вклиниваться между феей раздора и альвом как-то уж совсем невесело, да и не станут они никого слушать — слишком упрямы оба.

— Обождут, — веско высказался Валь. Спорить с ним ни у кого желания не возникло, даже Элька в конце концов смирилась со своей участью и, смерив мужа недовольным взором, кивнула:

— Хорошо. Поговорим.

На этом мы с ними и распрощались. Они удалились, а мы остались на растерзание леди Вит. Вернее, я осталась. Мои спутники волновали шефа лишь постольку-поскольку. Впрочем, это не помешало ей сделать парочку наблюдений.

— Кстати, а где вы половину отряда потеряли? И откуда это милое дитя взялось? — Надо ли говорить, что вопросы все адресовались только мне? На остальных леди Вит внимания не обращала вовсе.

В общем, она как всегда намеревалась вызнавать все у корня бед, а оным, разумеется, заранее была назначена именно моя ушастая персона. Несправедливо!

— Ну и где ваши малолетние девицы? — так и не дождавшись ответа с моей стороны, нетерпеливо повторила свой вопрос Туманная. — С вас же их родители и спросят.

Пришлось отвечать. Иначе ведь не отстанет.

— Да кто их знает? Нагуляются — сами вернутся, — пробурчала я. С Сабрисой я вообще на тему ее планов не разговаривала, а Тиа отмалчивался, даже на прямые вопросы отвечая весьма уклончиво. Уж скрытничать он умеет!

— Я-асно, — протянула леди Вит и обменялась взглядами с лордом-директором. Секреты? А почему без меня? Мне тоже интересно! — Ладно, а довесок откуда? Опять благотворительностью промышляешь? — И вид такой подозрительный-подозрительный. Странно, что меня вообще из Тейриза выпустили с таким-то отношением к моей персоне.

— Нандин — дракон. Она решила осмотреться немного в наших землях, — ответила я. Все равно скрывать что-либо от Витории Туманной бессмысленное занятие.

Вот только мой шеф и не думала воспринимать все как должное. Вместо этого она оглянулась на стоящих позади нее молчаливых солдат, нахмурилась и вперила тяжелый недовольный взгляд в меня.

— Крис, а ты не хочешь со мной прогуляться немного? — Не предложение, приказ. Отказывать главе службы внутренней и внешней разведки Айлетта в подобных мелочах не принято.

— Как пожелаете, — откликнулась я. Однако тяжкий вздох даже не попыталась скрыть. Уж как-то слишком быстро приключения решили взять меня в оборот по прибытии.

— Загляни ко мне, как освободишься, — прежде чем леди Вит успела меня куда-то увести, сказал Себастиан.

— Крис, и ко мне заскочи по дороге. Обсудим, как подтянуть ту халтуру, что ты выдаешь за дипломную работу, до приемлемого уровня. — Это магистр Милион. Обозвать его сейчас мальчиком-одуванчиком я бы не могла, слишком серьезным он выглядел. Словно это был уже какой-то другой Мил.

— Ну раз все назначают тебе свидания… — тут же ухмыльнулся Нил. Договорить я ему не дала, ответив всем и сразу:

— Обязательно.

На этом и разошлись. Тиа, предложив показать Нане институт, увел драконессу в свои владения. Милион помчался в свою лабораторию проверять, не разнесли ли что студенты, пока его не было на месте. А Нил привычно слинял, никому не сказав ни слова. В какой момент времени и куда исчезла Савита, для меня осталось загадкой. Впрочем, моя подруга в столице не пропадет, город она знает получше многих.

Мы же с леди Вит неспешно пошли вниз по главной улице, по дороге обмениваясь ленивыми, ничего не значащими фразами. Неподалеку в неприметном проулке располагался средней руки трактир. Думаю, туда мы и направлялись; Витория любила его и чувствовала себя там достаточно свободно, чтобы разговаривать не только о личном, но и о работе.

В общем зале питейного заведения из-за раннего часа было пустынно. Впрочем, насколько я помню, для моего шефа здесь всегда найдется укромный уголок. Вот и сегодня, едва мы появились на пороге, хозяин трактира, массивный мужчина смешанных кровей, встретил нас широкой улыбкой. Леди Вит лишь кивнула ему, как старому знакомому, и тут же утащила меня к ближайшему столу.

— Ну рассказывай, — едва я приземлилась на скамью, тут же велела нимфа. Хотя когда это она давала мне время собраться с мыслями? Любопытство Витории Туманной давно уже стало притчей во языцех.

— О чем? — вздохнула я, предчувствуя непростой разговор. Рядом с этой женщиной любая беседа рано или поздно превращалась в допрос. С пристрастием.

— Обо всем, — тут же откликнулась она и коварно улыбнулась. — Например, как ты дошла до жизни такой?

— Какой? — не поняла я. Вроде ничего сверхъестественного со мной давно не случалось. Да-да, все последние события вполне гармонично укладывались в мою биографию, катастрофа за катастрофой — это моя обыденная жизнь.

— Вот ты мне и расскажешь. — Улыбка шефа стала шире. — Должна же я знать, чего мне ждать от тебя в следующий раз, верно? И, кстати, куда дракона планируешь девать?

— Домой, — незамедлительно ответила я, ибо этот вопрос успела обдумать всесторонне. Не доверять же семейству Арвишше второго дракона!

— К кому?

— К себе.

— Ладно, с драконом все ясно. Новая игрушка для демонического рода. Ничего нового. Граф Орше с твоей подачи до сих пор носится с этим твоим «подарком», все никак налюбоваться не может. Такое диво — и в его руках!

Я невольно нахмурилась. Говорить о Мае, как о какой-то вещи, мне казалось неправильным. Он не заслуживал такого обращения.

— Не делай такое лицо, Крис! Вот налюбуешься с мое на бесконтрольных демонов, и все поймешь. У вас же тормоза отказывают напрочь — так и тянет похвастаться приобретением, показать его со всех сторон… Слов нет!

Я удивленно подняла глаза на негодующую нимфу. Кажется, папа Рыжа не сдержался и поспешил представить дровского жреца друзьям и знакомым по всем правилам. Любое усиление демонического дома не просто событие, это целое действо. Эх, жаль, что я это пропустила… В Тейризе подобные события случаются не часто.

— Ладно, кончай тут мечтать да ресничками хлопать, рассказывай уже обо всем по порядку. А то от Себастиана внятных ответов было не добиться. Только зря заряд магофона извела на него!

Отметив про себя тот факт, что Тиа имеет свой канал связи с моим шефом, я решила пока не заострять на этом внимания. Тем более леди Вит ни на какие вопросы отвечать не станет, пока не добьется своего.

Что же касается моего рассказа, придется, видимо, его редактировать по ходу дела. Ничего, мне не привыкать.

К моему удивлению, много времени на пересказ всех событий у меня не ушло, да и убирать пришлось не так много подробностей, как мне казалось нужным вначале. Умолчала я лишь об участии Медеи во всех событиях, даже об утраченных по глупости способностях и то не забыла упомянуть.

— Так что, как видите, я не скоро смогу быть вам полезной, — вздохнув, закончила я свой рассказ. Признаваться в собственной слабости странно, а уж для демона это было и вовсе чем-то сверхъестественным, но обманывать леди Вит казалось ошибочным.

К моему удивлению, ответили мне молчанием. Я посмотрела на своего шефа. Витория выглядела весьма задумчивой. Эх, как бы мне не пришлось пожалеть о своей откровенности прямо сейчас…

— Как думаешь, Крис, какой мой уровень управления энергиями? — внезапно поинтересовалась нимфа иллюзий. Я, внутренне уже приготовившись убеждать ее в своей потенциальной полезности для общего дела, к этому вопросу оказалась не готова.

— Вероятно, на уровне магистра? — предположила я, к своему удивлению припомнив, что при мне к ней ни разу не обращались как к представителю магического сообщества.

— Нет. На самом деле — никакой. Меня в свое время даже в институт не приняли — я не прошла базовый отбор, — огорошила меня Витория Туманная.

Это было невозможно! Глава теней всегда была ожившей сказкой, загадкой, которую невозможно разгадать. И тут вдруг такое!..

— Не забивай голову. Просто пойми, что для таких, как мы, магия — не самое важное. Достаточно отточить врожденные таланты и научиться их верно применять для дела. Это не требует ни огромного резерва, ни каких-либо сверхсил. И один раз я об этом тебе уже говорила. Среди моих теней магов практически нет, помнишь?

— Утешаете? — поняла я.

— А нужно? Мне казалось, что я просто делюсь опытом и открываю глаза на мир одной маленькой запутавшейся теньке. Ведь должен же это кто-то делать, верно?

Я невольно хмыкнула. Уж кого в моей жизни всегда было с достатком, так это всевозможных наставников и учителей.

— Значит, обузой я вам не стану.

— Ты ей никогда не была и не будешь. Но если ты все-таки хочешь уйти…

— Не дождетесь! — воскликнула я, не позволяя леди Вит даже задуматься на эту тему. А то ведь еще передумает со мной связываться. Куда я тогда пойду? К Марьясе? Ну уж нет! Две демонессы у подножия одного трона точно не уживутся.

— Что ж, в таком случае жди приглашения. Ты ведь не откажешься поучаствовать в одном небольшом дельце? — Витория, хитро прищурив глаза, выжидательно посмотрела на меня. Я невольно усмехнулась в ответ.

Как будто у меня есть выбор!

Моя жизнь просто не может быть простой и спокойной. Но в этом определенно есть своя прелесть.

Глава 2

ТРИ ДНЯ ДО ЗАЩИТЫ

Милион — зверь! Он даже хуже Себастиана, что, если честно, до сего момента мне казалось чем-то невозможным.

Едва леди Вит отпустила меня на все четыре стороны, магистр тут же взял меня в оборот. Изучив мою дипломную работу, он ее тут же забраковал. На корню! Просто взял и перечеркнул весь мой труд!

И лишь потом вызвался мне помочь с подбором материала. Ха! Как будто мне неизвестно, в чем заключается помощь нашего вредного магистра. В регулярной раздаче пинков, разумеется! Думаю, я и без такой помощи прекрасно бы обошлась.

Но делать было нечего — не идти же на попятный. Так что пришлось уйти с головой в работу, наплевав на все остальное.

Вот только «остальное» явно не собиралось забывать обо мне. По крайней мере, спокойно закончить опыт мне не дали.

— Мне кажется, или ты действительно от меня бегаешь? — подозрительно поинтересовался Нил, появляясь в моей комнате через открытую в связи с небывалой жарой балконную дверь. Эх, мало мне было слухов из-за подобных визитов Тиа, теперь к ним еще и этот дурной альв прибавится!

Лорд-директор будет счастлив.

— Все претензии к Милиону, — бросив на вторженца негодующий взор, буркнула я. — Он меня совсем загонял.

— Если бы хотела найти время…

Вот только я не собиралась давать ему возможность закончить эту фразу.

— Нил, не начинай! Ты не хуже меня знаешь, что когда он увлекается, ему глубоко безразличны твои личные проблемы и дела. Цель превыше всего, слышал?

Крылатый тяжело вздохнул. Судя по всему, нечто подобное ему приходилось выслушивать регулярно.

— Зачем ты вообще связалась с Милом? Мне казалось, что ты его даже на занятиях терпишь с трудом.

— Поняла, насколько ошибалась, — пожала плечами я, продолжая в это время обдумывать эксперимент. — Он не так уж и плох.

— И ради этого стоит так надрываться? — Нил взглядом указал на мой туалетный столик, сейчас превращенный в лабораторный стенд. Между различными магическими и алхимическими приборами (да простит Тиа мне их похищение из институтской лаборатории!) был втиснут стакан с прозрачной голубоватой жидкостью, от которой поднимался легкий дымок. Последний мой образец. Самый удачный, на мой взгляд. Но это мое мнение, а оно, как известно, с мнением научного руководителя вполне может и не совпасть.

— Разумеется, стоит, — ответила я на заданный вопрос. — Как и ты стоил затраченных на твое возвращение усилий.

К моему удивлению, этот разговор дался мне довольно легко. А ведь я думала, что не скоро смогу обсудить это с виновником тех событий…

— Крисса!

— Что такое?

— Это не игрушки! Ты хоть понимаешь, что тогда сотворила?

— Мм… переписала судьбу одного крылатого набело? — легкомысленно улыбаясь, предположила я.

— Считаешь это таким веселым? — сухо осведомился Нил. Судя по тону, сейчас он был готов перейти к таким радикальным методам воспитания, как небольшая порка. С чего это он такой серьезный? Его Милион, что ль, покусал?

— Считаю, что глупо тебе напрягаться по этому поводу сильнее, чем пострадавшей стороне в моем лице, — честно ответила я. Отвернувшись от незваного гостя, я подошла к столику и, перелив немного полученной жидкости в маленький флакончик, поинтересовалась через плечо: — А Мил сейчас где?

— Где-то в районе большого полигона, — незамедлительно откликнулся Нил.

— Откуда знаешь?

— Чувствую.

— И что он там забыл? — недоуменно поинтересовалась я, не рассчитывая на ответ. Это перемещения близких знакомых альвы в большинстве своем отслеживают, а вот дела и цели — это нечто выпадающее из зоны их контроля.

— Напряжение от общения с твоей персоной сбрасывает, думаю, — фыркнул альв. — С тобой без этого нельзя.

Я снова подарила этому крылатому взгляд, полный негодования. Заявился незваным, так еще и насмешничать тут пытается!

Так как отвечать на эту провокационную реплику я не собиралась, некоторое время мы провели в молчании. И только повесив через плечо специальную алхимическую сумку с образцами своего последнего зелья, я повернулась к альву.

— Проводишь? — деловито спросила я. Уж пока со мной будет Нил, своего загулявшего научрука я точно найду, куда бы ему ни взбрело в голову деться.

— А почему нет? — И альв, заговорщицки подмигнув, предложил мне руку. Вот ведь крылатый провокатор! Хотя другим я его даже представить не могу, а значит, нечего и пытаться его изменить.

Милиона мы действительно обнаружили на большом полигоне. Правда, не одного. Под куполом защитного плетения кружила небольшая алая драконесса.

— Вот ведь ящерица глупая! — воскликнул Нил, обнаружив рядом с нашим магистром неуправляемую девицу. Кажется, Нана в своем упорстве зашла слишком далеко. — Разве к нему можно лезть, когда он в таком состоянии?!

И бросился к ним. Напрямик! Прямо сквозь защитный купол!

Мне оставалось лишь стоять и смотреть.

Впрочем, было бы на что смотреть. Если бы кое-кто не бросился столь бездумно вперед, я бы ему сказала, что Милион прекрасно себя контролирует. Да, злится немного, но не больше обычного. Магистр у нас вообще любитель позлиться на глупых студентов. Вот и Нану он воспринимал точно так же, а значит, нашей рыженькой ничего, кроме небольшой трепки, не грозило.

Впрочем, когда бы я еще увидела, на что способны альвы, если подходят ко всему всерьез?..

Нил разогнал увлекшихся дуэлянтов по разным углам в мгновение ока. Даже обычно активную Нану успокоил одним лишь взглядом. Милиону же досталось все недовольство, на которое наш дурнейший был способен. Пришлось вмешаться, пока магистр действительно не разозлился всерьез.

— А может, оставим разборки на потом и просто разойдемся по домам? — предложила я, безрассудно влезая между древнейшим альвом и нимфом с даром разрушения. Теперь два пылающих негодованием взора уткнулись в мою незадачливую персону. Не самые приятные впечатления, но мне не привыкать, — как только на меня не смотрели. А уж драгоценная ба и вовсе одаривала своим гневом в последнее время регулярно.

К моему удивлению, на высказанное мной предложение ответили не мужчины, а рыжая девчонка.

— Давайте. Только я хочу жить не у тебя дома, а вместе с ним. — И Нана с детской непосредственностью ткнула пальчиком в Милиона.

Последовавшая за этим заявлением немая сцена, вероятно, была достойна увековечивания на полотне какого-нибудь мастера. Уж больно глупые лица у нас были. Даже альв и то удивился, что уж говорить о нас с Милом.

— Это невозможно! — категорически заявила я, взяв себя в руки.

— А почему этот, — выразительный взгляд на Нила, — может жить с пушистиком, а я нет?

— Потому что он не девушка. Ему о репутации волноваться не нужно, — продолжала стоять на своем моя вредность.

— Действительно, тут о репутации стоит волноваться мне, — чуть слышно прокомментировал мои слова Мил. Разумеется, наш дурной альв это расслышал и улыбнулся столь самодовольно, что ему тут же от меня прилетел подзатыльник. А нечего над моим научруком издеваться! У него и так работа неблагодарная и нервная.

— Крисса! — возмущенно воззрился на меня крылатый.

— Заслужил, — подвел итог увиденному Милион и тут же сменил тему: — Так что вы здесь забыли? Криссе вроде бы на полигон рановато ходить.

— Вот, — не желая обсуждать по десятому кругу свое временное бессилие, я протянула магистру склянку с опытным образцом.

— Что это? — подозрительно повертев в руках и посмотрев на свет флакончик, спросил он. Под крышку заглядывать магистр даже не пытался. Осмотрительный.

— То, о чем мы говорили, — пожала плечами я. Нил тут же навострил уши. Вот ведь пакость крылатая — шпионить удумал! А я-то гадала, с чего такая внезапная покладистость!

— Что это? Что? — любопытная Нана тут же закружила вокруг Милиона. Она даже ручки протянула, чтобы вырвать из рук магистра заинтересовавший ее пузырек и все рассмотреть самостоятельно.

— Детям из рук Криссы подозрительные составы брать запрещено, — наставительно произнес Мил, пряча опытный образец во внутренний карман. Нана тут же обиженно насупилась. Разумеется, магистр обратил на это внимания не больше, чем на мои старания. На редкость непробиваемый субъект. — Ладно, Крис, раз ты так уверена в этом своем составе… — А я уверена? Не припоминаю такого. — …Пойдешь в первом потоке защищающихся.

— Но это же через три дня! — ошеломленно воскликнула я, едва осмыслив его заявление.

— Ну да, — подтвердил этот твердолобый тип, — а тебе какая разница? Состав-то готов.

— А сопроводительная документация еще нет! — возмущенно напомнила я. Все-таки именно он был тем, кто уничтожил все мои записи — мол, ради стимула сделать все заново и лучше.

Вот только магистр Милион явно не желал меня понимать.

— А три дня тебе на что?

Просто нет слов!

— Да разве я успею?! — беспомощно простонала я.

— Если не будешь шляться с подозрительными личностями по окрестным паркам — успеешь, — уверил меня магистр. При этом улыбался он так, что мне очень хотелось протянуть ручки к его шее и подушить его немного… чисто в воспитательных целях.

— Эй, это кто тут подозрительная личность? — тут же попытался высказаться Нил, но нам, если честно, в тот момент было совсем не до его оскорбленных чувств.

— А если не успею, — обреченно простонала я, уже чувствуя подвох.

— Ну ты же понимаешь, что я беру к себе лишь лучших…

Это шантаж! Наглый безосновательный шантаж!

Вот только спорить с Милионом абсолютно бесполезно. По вредности он вполне способен соперничать со мной, а это показатель.

— Хорошо, три дня так три дня, — сдалась моя ушастая персона. Но я была бы не я, если бы не попыталась выторговать себе особые условия. — Но ты мне за это дашь дополнительный выходной среди недели!

— Ты еще даже работать не начала, а уже пытаешься диктовать свои условия?

— А не все ли равно? Платить-то мне будешь не ты, а институт.

— Попробуй предложить это Себастиану, посмотрим, что тебе скажет наш лорд-директор, — насмешливо хмыкнул Милион, складывая руки на груди.

Я представила себе это… и поняла, что лучше сдаться сразу. От своих принципов Тиа не отступится даже ради меня.

Ну ладно, не больно и хотелось…

— И долго ты еще собираешься здесь стоять? — грубовато поинтересовался у меня Мил. — Или думаешь, что все данные сами на бумагу строчками прыгнут? Марш домой, чудовище! И чтобы завтра к вечеру у меня на столе лежал черновик!

Вот интересно, зачем я вообще с ним связалась, а?

Глава 3

ПЯТЬ МИНУТ ПОЗОРА

В первый день на защиту выходили в основном бытовики. Это уже стало чем-то вроде традиции. У боевых курсов на разработку и воплощение идеи в жизнь уходило больше времени, да и обстоятельности в изготовлении наших работ требовалось больше — новая модификация боевого заклинания более непредсказуема и опасна, чем что-либо из ассортимента магов других специальностей.

Короче, у дверей актового зала компанию мне составляли сплошь малознакомые личности. Не то чтобы я не смогла вспомнить их имена, если бы чуть поднапряглась, но желания такого не возникало. У них, впрочем, тоже. Оно и понятно — комиссия за дверьми собралась серьезная. Помимо Себастиана, традиционно отмечавшегося на всех таких мероприятиях, за столом президиума оказались и такие известные личности, как Мегера всея института Лилея Грейви, леди Витория Туманная (неужто по мою душу?) и магистр Милион Разящий (этот точно — по мою).

В общем, было отчего волноваться. А ведь это если не считать обычных слушателей, просочившихся в зал от нечего делать или из любопытства. Представлять свою работу перед таким собранием боязно до дрожи в конечностях! К счастью, шла я во втором десятке, а значит, к моему появлению большинство наблюдающих должны будут устать от нудной чуши, из которой большей частью состоит любая речь, и слушать вполслуха. Собственно, в комиссии тоже не каменные идолы сидят, а значит, и их к третьему часу практически непрерывных выступлений должна одолеть усталость. Но на это мне можно не рассчитывать — на мою персону у них точно немного сил найдется. Из общей вредности, разумеется.

Собственно, так я себя и накручивала. Даже написанную на бумажке речь пробежала глазами лишь пару раз, несмотря на кучу свободного времени. Глупо? Бесспорно. С другой стороны, посмотрела бы я на вас на этом месте. Советы мы все давать горазды, а вот следовать им…

Внезапно за моей спиной какая-то девушка глубоко и резко задышала. Я оглянулась. Она выглядела настолько испуганной и смятенной, что почти задыхалась. Первая в списке, наверное. Ничем иным столь явный мандраж я объяснить не могла, все-таки маги весьма сдержанные создания, другие в нашей профессии не задерживаются.

Ее состояние заметила не только я; какая-то девица в той же форме, что и жертва паники, подошла к ней и, успокаивающе улыбаясь, произнесла:

— Да не волнуйся ты так, пять минут позора — и ты дипломированный маг. На этом этапе рубить уже не будут. Максимум — практиковать год запретят, но это нужно совершить какую-нибудь вопиющую ошибку.

Теперь уже я не сдержала горестного вздоха. Обидно быть уникумом даже в этом. Ведь два года назад, когда я получала первую магическую степень, Тиа личным указом запретил мне практиковать. Как бы это не повторилось вновь…

Глупо, наверно, бояться этого сейчас, когда я даже спичку зажигаю не с первого раза, но все равно — не хочу. Не хочу повторения той давнишней истории. Я ведь изменилась, повзрослела, поумнела, стала гораздо осторожнее относиться и к своим, и к чужим талантам…

Вот только заметят ли это члены комиссии? Поверят в меня? Или все снова обернется полным провалом? Страшнее всего вставать после падения. И сейчас эти две девицы с факультета общей магии напомнили мне об этом.

Следующие полчаса я провела, мысленно выстраивая последовательность событий в случае неудачного представления своего дипломного проекта. По всему выходило, что сбежать лучше сейчас — так хоть какие-то крупицы гордости удастся сохранить, в противном случае меня раскатают так, что я уже никогда не оправлюсь.

…И вот в тот момент, когда я наконец почти решилась совершить самую большую глупость в своей жизни и сбежать, меня втолкнули в аудиторию. Не ожидавшая такой подлости от студентов, я оказалась перед сидящим на небольшом возвышении президиумом. А за моей спиной в рядах амфитеатра переговаривались, делились мнениями и просто сплетничали случайные наблюдатели и прочие любопытствующие. Вот так я и оказалась между молотом и наковальней.

— Представьтесь, пожалуйста, и назовите тему своей работы, — сухим официальным тоном произнес сидящий в центре стола Себастиан. Н-да, подбодрил, называется. А вот леди Вит сразу же улыбнулась, стоило мне перевести взгляд на нее. Остальные выглядели также очень серьезными и сосредоточенными, особенно Мил. Ну да, его же репутация тоже зависит от моей защиты — как-никак он взялся за меня, абсолютно бесполезную сейчас, по мнению большинства присутствующих, студентку.

— Крисса Мария Лиршей, — коротко поклонилась я комиссии. Это было самым простым местом в моей защите, а вот начиная с самой темы исследования ожидались проблемы…

После всего случившегося я не могла оставить заявленную изначально тему работы, а потому мы с Милионом вытрясли из Себастиана специальное разрешение на замену оной по непредвиденным обстоятельствам. Тиа его нехотя нам выписал, даже не стал интересоваться, изучением какого вопроса мы планировали заняться. Это он зря, разумеется, но недельное отсутствие на рабочем месте не могло не сказаться, а потому работой лорд-директор был завален по самое горлышко.

Итак, что же стало моей темой? О, это особый разговор.

Как же мы с магистром ломали голову, чтобы найти лучшую!.. Для боевого мага выходить на комиссию без собственного адаптированного или модифицированного заклинания — нонсенс. Но я-то оказалась совершенно не в состоянии демонстрировать какие бы то ни было умения по управлению энергиями. Резерв-то у меня худо-бедно восстановился — немного, на самом донышке, но это уже был не абсолютный ноль. К сожалению, магических каналов это не касалось, а потому демонстрировать заклинания мне было преждевременно.

Собственно, поэтому нам с Милионом и пришлось так туго. Повезло лишь в одном: моей специализацией были политика и управление. Именно это нас и спасло. Точнее, спас словно бы невзначай заданный Милом вопрос: что самое важное для придворного мага?

Он спросил, а я ответила, не задумываясь, на автомате: самое главное не только распознавать влияния психотропных средств и веществ, но и прекрасно готовить их.

Нет, разумеется, этим жизнь придворного мага не ограничивается. Необходимо также на приемлемом уровне владеть и защитными и атакующими чарами, но на королей покушаются не так уж и часто, а политика дело грязное.

Так что основным все-таки является умение убеждать и стоять на своем. Любыми способами, любыми средствами.

Именно на это мы и решили сделать упор…

Но что-то взятая мной пауза как-то слишком затянулась.

— Итак, позвольте представить вам доклад на тему: «Контроль над разумом алхимическими средствами на примере экспериментального образца зелья подавления воли».

И тишина. Даже за моей спиной в рядах вольных слушателей установилось молчание.

Все-таки прав был Мил, когда сказал: «Очень добрая тема. Тебе подходит».

Кажется, теперь и остальные оценили ее значение для современного мира.

— Хочешь сказать, что добилась на этом поприще каких-то результатов? — недоверчиво хмыкнула Лилея.

— Да. Экспериментальный образец полностью оправдал себя.

— Крисса, передайте, пожалуйста, нам экземпляр сопроводительной записки. — Это уже Витория. И смотрит на меня шеф так, словно я собралась при всех устроить локальный конец света.

Я послушно протянула им сшитые атласной лентой листы бумаги. Размножить для всех любопытствующих они и без меня смогут.

Господа маги тут же заинтересованно уткнулись в результаты моих трудов. Тишина за спиной становилась все более заинтересованной и нетерпеливой. Вот только членов комиссии такие мелочи не волновали вовсе — они были заняты другим делом.

Мне казалось, что прошла целая вечность, когда наконец мой шеф первой отстранилась от документов.

— Та-ак, — решительно поднимаясь с места, протянула Витория Туманная. — Разработке присвоен гриф секретности. Прошу посторонних покинуть аудиторию. — Несколько минут было шумно и весьма суетливо. Оспаривать решение главы разведуправления Айлетта никто, разумеется, не стал, но недовольство высказывали многие. Как только за спиной последнего любопытного закрылась дверь, мне приказали: — Крисса, продолжай. Коротко и по всем основным пунктам. Кстати, будь добра, предоставь нам образец состава.

Приблизившись к столу, за которым расположился президиум, я поставила на угол небольшую баночку с составом, а потом начала свою речь с самого начала. Обоснование, новизна, описание недостатков первоначальных образцов, отчет по результатам опыта на лабораторных животных, вывод.

Уф, закончила.

Молчание, воцарившееся после моей речи, давило на нервы вполне осязаемо. Издеваются они, что ли?

— Крис, — внезапно подал голос Себастиан Арвишше. Я уже и забыла почти, что председателем комиссии является именно лорд-директор. — Крис, могу я тебя попросить забыть обо всем, о чем ты тут вещала последние полчаса?

— То есть… — Я озадаченно посмотрела на мужчину.

— Себастиан имеет в виду, что такое знание выпускать в мир не просто опасно — это равносильно катастрофе. Даже в качестве оружия с нашей стороны, так как рано или поздно оно попадет не в те руки. Так что я предлагаю всем присутствующим дать магическую клятву о неразглашении полученной здесь информации ни в каком виде под страхом смерти. — Леди Вит была собранна и серьезна. — Возражения?

— Никаких, — решительно заявила Лилея. — В нашем мире достаточно опасностей и без таких вот безрассудно-гениальных идей со стороны вчерашних детей.

— Не возражаю, — спокойно сообщил Милион. — Я увидел уже все, что хотел. Сам состав мне не нужен.

— Испытывал девчонку? А если бы она во время эксперимента половину общежития уничтожила? — Мегера была в своем репертуаре.

— Этого не случилось, так есть ли повод беспокоиться об этом сейчас?

— Поводов для беспокойства достаточно. Мы сейчас обсуждаем другую тему. И осталось прояснить лишь один момент. Крисса не может дать клятву в связи с ее состоянием. Есть желающие взвалить эти обязательства на себя? — Витория жалеть мои чувства явно не собиралась; впрочем, если это не касалось ее работы, она предпочитала говорить напрямик.

— Я могу, — почти одновременно произнесли Тиа и Мил. Покраснеть, что ли? А то как-то слишком много заботы…

Витория, посмотрев на меня, хмыкнула:

— Ну и кого ты выберешь жертвой? Кого тебе не жалко?

— Мне жалко обоих, — честно ответила я, а потом внезапно улыбнулась, широко, бесшабашно: — Так что я выбираю его! — и ткнула пальчиком себе за спину, указывая на опустевшие после решения комиссии о секретности ряды.

— Кого? — Леди Вит недоуменно нахмурилась.

— Нила, разумеется, — произнесла я, затылком чувствуя взгляд нашего дурнейшего. Странно, что его никто больше не заметил. Хотя прятаться при желании альв, бесспорно, умел.

— Вот кто тебя просил меня выдавать? — ворчливо поинтересовались с задних рядов. Голос (и его обладатель) постепенно приближался. — Как ты вообще меня заметила?

— Почувствовала, — пожала плечами я, поворачиваясь к проблемному приятелю.

— Меня родные дети почувствовать не могут, когда я этого не хочу, так что не надо мне врать.

Я многозначительно посмотрела на Нила, напоминая обо всем, что нас связало, а также сверхсекретном качестве этих связей, и произнесла:

— Ну, значит, я тебе ближе, чем они.

Нил усмехнулся. Он любил подобные недосказанности, которые при желании можно истолковать и так и эдак. Я, кажется, этим тоже заразилась от него. И Себастиан по этому поводу еще точно выскажется.

— Нил! Ты что здесь забыл?! — возмущенно вскочил с места Милион.

— А кто из нас развел секретность? Я же существо любопытное, ты ведь не хочешь моей смерти, верно? Вот и я себе такого не желаю. А что может быть страшнее смерти от неудовлетворенного любопытства? — И все это с невинной мордахой, с очаровательнейшей миной «я здесь самый милый и прекрасный, любите меня и лелейте».

— Господин божественный, — ядовито начала Витория, — это не отменяет того факта, что вас сюда не приглашали.

— Так я краем глаза! Да и что я пойму? Я же не специалист. — И широкая улыбка. Интересно, он намеренно всех злит? Подозреваю, что да. Но зачем? Отвлекает внимание? От чего?

Нахмурилась, пытаясь понять. К сожалению, так с ходу нашего дурнейшего не разгадать.

— Ладно, сдаюсь. Прогонять тебя все равно уже поздно — ты услышал достаточно. Так что дашь клятву, как и все присутствующие.

— Разумеется. Я и клятву Крис на себя возьму.

— Причина? — Леди Вит вперила в альва требовательный взгляд.

— Мм… Что бы такое сказать правдоподобное… Потому что дама просит? — ехидно скалясь, полувопросительно предположил Нил. Теперь назвать его мордаху невинной не вышло бы ни у кого — уж больно коварным он выглядел.

— А ты всегда идешь на поводу у дамы? — явно не поверив крылатому, хмыкнула леди Вит.

— У столь прекрасных и талантливых — всегда.

— Не замечала прежде.

— Просто раньше достаточно «прекрасных и талантливых» в моей жизни не было. — И это прозвучало как намек.

Та-ак. А что моего шефа связывает с этим крылатым? Уж больно враждебно они настроены по отношению друг к другу.

— Что ж, прекрасно. В таком случае нам всем лучше дать клятву. Сейчас.

— А как же мой диплом? — неуверенно пискнула я, напоминая о первоначальной цели этого собрания.

— Лучше бы, конечно, завернуть тебя с этим делом и не допускать в лаборатории ни под каким видом. Но, так и быть, степень мага ты заслужила. Однако о своем творении забудь сейчас же. В дипломном бланке тему выпускной работы мы запишем первоначальную, — решительно произнес Себастиан, окончательно расставляя все по местам.

Что ж, не так уж все и плохо. А клятва… Драконы с ней, с этой клятвой — нарушать ее я точно не буду.

Глава 4

МАГ — ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО

— И когда ты все успеваешь? — громогласно поприветствовал меня Констан, едва я вошла в нашу классную комнату.

Кажется, слухи о моей досрочной защите уже разлетелись по институту. Оперативно. Впрочем, за минувшие с моего поступления шесть лет я стала в некотором роде знаменитостью. Правда, поминали меня обычно в связи со всевозможными казусами или разрушениями.

Но то дела прошедшей молодости. Сейчас я точно стала осторожней.

— Как видишь, успеваю, — пожала плечами я, усаживаясь на край первого в ряду стола. Поступок абсолютно бескультурный, но я уже поняла, что исправляться мне поздно — с кем поведешься, от тех и нахватаешься. А у меня в круге близких знакомств кто не альв, тот эльф, причем темный. В общем, удивляться тому, что у меня испортились манеры, как-то глупо, да и поздно.

— И как оно? — поинтересовалась наша холодная нимфа, поднимаясь со своего места с явным намерением подойти ко мне. Не то чтобы я не любила Снежу, но как-то у нас с ней особых поводов для сближений не находилось. Приятельствовали — это да, но до полноценной дружбы наши отношения так и не дошли. Да и характерец у нее еще тот — никого слишком близко не подпускает.

— Попробуй — и узнаешь, — невольно усмехнувшись, ответила моя вредность. Не признаваться же, что моя защита прошла просто в сумасшедшем формате — то секретность, то всеобщие клятвы…

В общем, что-то мне подсказывает, что такое у нас случается не так уж и часто, а потому собственным опытом мне можно и не делиться.

— Ну и попробую! — Карнелиа оскорбленно отвернулась от меня и вернулась на свое место.

Мрак тут же попытался успокоить даму сердца:

— Да что ты волнуешься? Учишься лучше всех, тема надежная, проработанная. Защитишься! Тем более насколько мне известно, у вас уже было нечто подобное два года назад.

Эх, зря он к Снежной полез, пока она на взводе. К тому же отношения у них больше всего напоминают затянувшуюся битву: все ресурсы — как для защиты, так и для атаки — подходят к концу, а упрямство — ни-ни.

— На этот раз внешняя комиссия! И вообще не лезь! Не видишь, занята, — огрызнулась Снежа и уткнулась носом в тетрадь. Судя по напряженному взгляду и время от времени шевелящимся губам — речь повторяет. Серьезна, как и всегда. На мой взгляд, она даже слишком серьезна.

Решив сменить тему, я обвела взглядом всю нашу маленькую группу и поинтересовалась:

— Ладно, братцы-кролики, какие у нас новости? А то, можно сказать, меня тут целую вечность не было.

— Издеваешься? — рассерженно прошипел в ответ Констан. Ну да, о его «новостях» я осведомлена, ибо замешана по самые острые ушки. Впрочем, себе в оправдание скажу, что ни на чем не настаивала, а только сообщила главе демонического рода Орше, какие возможности упускает Рыж из-за своей вредности. Все остальное за меня сделало кредо демонов: «все для семьи, все в семью».

А что? Мы хозяйственный народ, очень. Вон даже я себе дракончика завела, а то шаталась она, вся такая бедная, бесхозная, на посторонних нимфов заглядывалась… А теперь нашей стала!

Полезное, кстати, приобретение. Даже Марьяса со мной согласилась. Впервые с самой зимы. А это уже показатель.

Пока я размышляла о тонкостях демонической психологии, высказаться решил тот, от кого этого совсем не ждали.

Дей, чуть привстав, чтобы привлечь к себе внимание присутствующих, совершенно будничным тоном произнес:

— Я сделал брачное предложение леди Рисолее Элтори. Ее брат меня поддержал. — И тишина. Кажется, даже Мрак, закадычный приятель этого темного интригана, был не в курсе!

— Шутишь? — недоверчиво спросила я. Все-таки именно эту разноцветную эльфийскую пару я считала главной институтской проблемой. Уж больно привязаны эльфы к своим женщинам, а мужей своим сестрам-дочерям и вовсе подбирают, как скаковую лошадь — долго, придирчиво и только чистых кровей.

— И не думал, — холодно ответил мне дроу, явно оскорбившись из-за моей недоверчивости. Да уж, нелегко с этими темными.

— С какими результатами? — перефразировала я свое восклицание в полноценный вопрос.

Дайран смерил меня взором, полным недовольства, и размеренно произнес:

— После моей защиты мы с Рис вернемся в Арай Эль. Солан предложил мне продолжить образование уже у них, в Школе использования природного волшебства. Я согласился, потому что вполне логично попытаться понять тот мир, к которому привыкла будущая жена.

— И ты твердо намерен вернуться в ШИП? — Да-да, я очень любопытна. Особенно когда пытаюсь понять, что вокруг меня вообще творится. Когда я уезжала из Тейриза, об этом и речи не шло, а тут внезапно уже давно все решилось! И когда только успели?

— Почему нет? Магия светлых хоть и отличается от нашей, но имеет в своей основе те же закономерности, — пожал плечами Дей, явно не делая из своего решения события. Н-да, на редкость флегматичный парень. — Это будет интересным.

Ладно, тут все ясно. Раз уже успел сговориться с Соланом за моей спиной, пожелаем удачи в дальнейшей жизни.

Но вряд ли с Ширеем пройдет все так же просто. Глава эльфийской СБ еще тот упрямец и интриган, а главное, на дроу у него явно имеется зуб.

Но влезать в личные проблемы цепного пса Расэля мне хочется еще меньше. Да и не все ли равно, что и когда связывало его остроухое сиятельство с темной жрицей? Мне достаточно и моего убеждения, что Альента и Ширей связаны, и крепко. Остальное — информация совершенно бесполезная, а местами еще и небезопасная.

В общем, сменим тему.

Я посмотрела на приятеля нашего мальчика-зайчика:

— Мрак? Ты с ним?

Темный, к которому я обращалась, медленно качнул головой. Он точно слышал о решении друга впервые, ничем иным столь несвойственное ему удивленное выражение лица я объяснить не могу.

— Я уже подал заявление на кафедру боевой магии, — растерянно отозвался дроу. И посмотрел на друга. Тот нахмурился и резко мотнул головой. Видимо, телепатические переговоры полностью провалились.

Эх, придется просить Раса присмотреть там за нашим героем-любовником. Нет, ну что придумали. Дроу в эльфийский лес! Одного! Без всякой защиты и каких-либо гарантий. Вот просто слов нет!..

Но долго возмущаться мне не дали — взяли в оборот уже мою несчастную персону.

Грей подкрался тихо и незаметно, как и полагается добропорядочному дроу. И, разумеется, со спины. А как еще нужно подходить к девушке, когда она изволит погрузиться в мысли и размышлять? Только так и никак иначе. По крайней мере, статистика сердечных приступов и дамских обмороков говорит именно об этом. Это еще хорошо, что у нас в комнате светло и солнечно, а вот подкрадись такой где-нибудь в полутемных коридорах… Н-да.

— А альвочку вы где потеряли? — положив руку мне на плечо, вкрадчиво поинтересовался этот темный тип. Я даже подскочила. А как иначе? Сидела себе на уголке стола, никого не трогала, а тут те на — чудо закопченное. Сам черный, глаза лиловые, сверкают не по-доброму, улыбка вообще на этом лице лет так сто назад в последний раз появлялась. Ночной кошмар, а не однокурсник!

— В твоем вопросе уже заложен ответ! — рявкнула я, все еще не в силах унять бешено колотящееся сердце. — Альвы ни перед кем не отчитываются. Нагуляется — сама вернется. Если повезет, то без мужей-детей.

— Крис, ну что ты нервная такая? Да и злая! — подал голос Миклай. Если честно, я уже почти забыла, что у нас в группе есть еще и такое чудо. Все-таки, общаясь преимущественно с Йолой, он стал довольно редко выступать на таких вот классных собраниях. — У него, может, травма какая, а ты сразу по больному…

Я, недоуменно моргнув, перевела взгляд на Мика. Он ответил мне сияющей светлой улыбкой, превратившей его в какое-то нереально-сказочное создание. Все-таки с внешностью нашему остроухому мальчику повезло — эльф эльфом, лесной, разумеется. Собственно, его словам, что дар у него чисто нимфячий, мало кто верит — уж больно явно влияние эльровской крови.

— Поясни.

— Не твое дело! — вместо Миклая ответил сам Рисон. Эх, не хотелось бы вмешиваться, но, кажется, дело в очередной раз по моей части.

Но высказаться по этому поводу я не успела. Дверь нашей комнаты попросту снесли ударом ноги.

Какого!..

Высказать все, что пришло в голову, я не успела, ибо, повернувшись, обнаружила на пороге дракона на грани смены ипостаси. Аметистового дракона, если быть точной. Очень вредного и, как недавно выяснилось, весьма опасного дракона.

Джалад. Драконыш внезапно исчезнувшей темной леди. Каким боком его к нам прибило? Сама задаюсь этим вопросом до сих пор. Ну сбежала хозяйка — лети себе, куда глаза глядят. А он вон у нас остался. Прижился, с Констаном приятельство водит, на нервы окружающим действует… Что в институте делает? А шут его знает! Вероятно, Тиа сам вызвался за этой чешуйчатой проблемкой приглядывать, с него станется.

Но вернемся к нашим баранам. К драконам то есть. Вернее, к одному конкретному представителю этого племени, если быть точной.

Да, я нервничаю, поэтому и сбиваюсь с мыслей и перескакиваю с пятого на десятое, но посмотрела бы я на вас, если бы вы узрели такое!..

Ячеистый блекло-лиловый узор то появлялся на бледной коже, то исчезал. Яркие глаза пылали в буквальном смысле слова, а губы, кривясь в недоброй усмешке, время от времени давали возможность насладиться прикусом здоровенной рептилии. Хорошо еще, что размеры тела он пока держал в пределах человеческой формы, уж драконом он бы точно у нас не поместился. Комнатка всего на десяток человек рассчитана, а не на взрослую ящерицу габаритами величиной со средний склад.

Наши дровята тут же оживились. Вот уж кто на опасность реагирует своевременно и адекватно. Может, поучиться у них чему? А то ведь сдуру себе такую же темпераментную тварюшку завела дома.

— Джалад! — только и успел воскликнуть Констан, поднимаясь со своего места. Дракон словно этого и ждал. Резко повернувшись на голос моего приятеля, он вперил в него тяжелый взгляд и не то прорычал, не то прошипел:

— Будь моим секундантом. Немедленно. Сейчас.

Приехали, называется. И с чего нам такое счастье? Или кто-то в последнее время активно вымаливал у богов-покровителей зрелищ полюбопытнее и покрасочнее?

Пойти, что ль, удавиться? А что, после дуэли дракона меня и так шеф придушит по-тихому, уж лучше тогда самой.

— По внутренним правилам университета секунданты необязательны, — протянула я, сама такого от себя не ожидая. Впрочем, тут же мстительно добавила: — А вот присутствие лорда-директора — непременно. Так что ты не по адресу.

— Солан этим уже озаботился. Однако по эльфийскому дуэльному кодексу должно быть не меньше двух свидетелей, — резко ответил Джалад, хлестнув меня взглядом. Теперь вот, чую, и моей ушастой вредности перепадут неприятности. — Крис, ты также следуй за нами, — приказал он и, развернувшись на каблуках, вышел. Лишь снесенная с петель дверь осталась напоминанием о происшедшем.

— Крис, пойдем, — проходя мимо, Констан чуть тронул меня за плечо.

— Но я не соглашалась, — попыталась возразить я.

— Уверена, что хочешь оспаривать решения взбешенного дракона? — хмыкнул Рыж.

Тяжко вздохнув, я уныло поплелась за приятелем. Ну раз вопрос стоит так, выбора у меня нет. Ни у кого из нас его нет.

Глава 5

ДУЭЛИ РАЗНЫЕ БЫВАЮТ

На всей обширной территории института лишь одно место можно было использовать как площадку для дуэли. Вернее, если вам не важно уединение и вы хотите устроить из поединка целое шоу, в вашем распоряжении несколько полигонов, как открытых, так и закрытых. Но вот для выяснения отношений с глазу на глаз место одно.

Между административным корпусом и столовой пристройкой есть небольшая рощица, деревья в ней хоть и не высокие, но пушистые, а потому с дороги, которой все пользуются, небольшую плоскую полянку совсем не видно. В общем, это место было идеальным для тайных вечеринок или таких же тайных поединков.

В мою бытность первокурсницей мы не раз собирались здесь с ребятами и гуляли до самого утра. Дуэль на моей памяти здесь случилась лишь однажды. Впрочем, я ее свидетельницей тогда стала случайно. Лилея Грейви, наша бессменная Мегера, полтора года назад здесь сражалась со своим теперешним мужем. Сражалась до смерти — и проиграла. Виори сохранил ей жизнь. Вот так все запутанно; правда, эта история со счастливым концом.

Закончится ли все хорошо на этот раз? Сомневаюсь. Ни Солан, ни Джалад на роль прекрасной девы, достойной подарка ценою в жизнь, не тянут. Да еще и упрямы оба до жути, а уж самоуверенности и самовлюбленности дракона на двоих с лихвой хватит! И ведь, что обидно, снова дуэль может вылиться в трехсторонний конфликт. Солан у нас кто? Он у нас брат главы эльфийской СБ! Глава старшего рода! А Джалад, если верить одной восторженной драконессе, — чудо чудное, чудо редкое. Нас за него драконы на ленточки порвут! Вернее, плакало соглашение, которое я с такими трудами заполучила для любимого королевства. И ведь как бы эта дуэль ни разрешилась, а виноваты в любом случае окажемся мы — на нашей ведь территории случилось это вопиющее безобразие.

Та-ак. Надо как-то с этим балаганом бесплатным кончать. Осталось только понять, что могу я, почти абсолютный магический ноль, противопоставить эльроу из старшего рода (силы много, с разумом, видимо, имеются некоторые трудности) и здоровенному дракону (о способностях этого реликтового монстра и вовсе вспоминать не хочется).

К тому моменту, когда мы с Констаном сквозь заросли просочились на поляну, здесь собрались все заинтересованные лица. Помимо горе-дуэлянтов присутствовали Рисолея Элтори и лорд-директор. Тиа был зол, как не вовремя разбуженный берсерк, но молчал. Видимо, опять оказался заложником правил: раз оба бойца не являются гражданами Айлетта, запретить он им ничего не может, ибо они действуют в строгом соответствии с негласными законами своих народов. Плюс они оба не являются студентами, а значит, и отчислениями им не пригрозить.

Да уж, единственный способ остановить эту дуэль силой — прибить обоих и тихонько здесь же и прикопать. Впрочем, проблем в политике от этого у нас меньше не станет. Даже если драконы своего не хватятся, то эльфы уж точно заметят и молчать не станут.

А значит, попытаемся все свести к диалогу.

— Извините, ребята, но прежде чем вы начнете мериться дуростью, можно мне кое-что прояснить?

И почему мне всегда больше всех надо?

— Ну попробуй, — рыкнул Джалад. На его лице в очередной раз проявился лиловый ячеистый узор. Вот какого дракона этот чешуйчатый кипятится? Он же рептилия! А рептилии хладнокровными должны быть, а не пытаться тут испепелить меня взглядом.

— Из-за чего весь сыр-бор? Может, вы одумаетесь и прекратите это безобразие?

— Не думаю, что это возможно, — совершенно спокойным тоном ответил мне Солан, подходя вместе со своей группой секундантов (Тиа и Рис ведь здесь в этом качестве, так?) ближе.

— Почему? — полюбопытствовала я, пытаясь понять, где вообще могли пересечься дорожки фиолетового дракона и эльфа из старшего рода Элтори. Нет, я понимаю, что Солан — драконолог и мог немало глупостей натворить, дорвавшись до аметистовой шкурки Джала. Но ведь тот ипостась меняет так редко, что как-то несколько недель кряду щеголял оставленными Мадлен шрамами на лице.

— Не ваше дело! — прорычал выведенный из себя дракон. Впрочем, от него я никакого внятного ответа и не ждала, поэтому вопрос свой адресовала большей частью эльфу. У ушастого же рассудок еще не совсем отказал, верно? Ну не пойдет же он на дракона с тонкой эльфийской шпагой! Впрочем, эксперимента ради он и не то учудит.

Демон-завоеватель! С кем я связалась-то? Кто не полный псих, тот просто интересная личность. Впрочем, кажется, преимущественно все оседают в первой группе. А главное, я ведь скоро и сама с ними свихнусь. Вместе в веселый дом сдаваться и поедем!

— Солан?

— Драконий закидон, — пожал плечами эльф, тем самым окончательно разозлив и без того балансирующего на грани Джалада.

Мгновение — и рядом с нами расправляет крылья большой и очень злой дракон.

— А ну, повтори? — прорычал аметистовый, склонив морду к своей жертве. — Духу хватит?

— Секунду-секунду… Мальчики, отмашку на начало боя никто не давал. Успокоились! Оба!

Теперь настала и моя пора беситься. Пусть способностей сейчас кот наплакал, но это ведь не повод вспоминать о чувстве самосохранения, тем более и раньше оно давало о себе знать нечасто. В общем, вклинилась я аккурат между Соланом и драконьей мордой. Незабываемые впечатления, я вам скажу.

— Тогда хватит тянуть дракона за хвост. Дотянулись уже! — рыкнул Джалад и, отвернувшись, отошел в сторону. Благо места на поляне было предостаточно. Нет, я не говорю, что появление взрослого представителя крылато-чешуйчатого племени никак не сказалось на свободной площади, но пространства для боя было еще предостаточно, да и нам, наблюдателям, особо тесниться к деревьям не нужно было.

— Солан, в двух словах, — какой леший между вами пробежал? — устало поинтересовалась я, окончательно примирившись с мыслью, что дуэль состоится.

— Трудности перевода, — пожал плечами эльф. — Некоторые наши знания о драконах оказались ошибочными. Например, тот зов, который я использовал во время наших прошлогодних занятий на природе, оказался вызовом на бой.

— Э-э-э… — протянула я, совершенно не понимая, откуда тогда в Джале столько злости. — И почему вы вспомнили об этом только сейчас?

— Да просто вспомнился он не ко времени. Кто же знал, что драконья ревность принимает такую форму, — протянул Солан. Впрочем, несмотря на скучающий тон, взгляд его выражал интерес. А еще Солан не сводил глаз с сияющего неземным светом аметистового драконьего тела. Как там его обозвал Нил? Сказка? Что ж, наш дурнейший как всегда попал в точку: именно на сказочное создание Джалад и походил больше всего.

Стоп. Какая к Демону-королю ревность?!

— Объясни.

— Понимаешь, я тут нашей Золотинке объяснял кое-что…

Золотинке? Нашей?! То есть Мадлен с подружками уже вернуться успела, а я ни сном ни духом…

Стоп-стоп. Это я не о том думаю.

В каком виде Джал должен был застать этого эльфа с ребенком, которого он взял под свое крыло, чтобы так вызвериться? И не пора ли мне самой подумывать о секундантах? Ведь если что-то из моих догадок окажется близким к правде — я его испепелю! Остатки резерва положу, но одним наглым ушастым в нашем мире станет меньше.

— Ладно, раз вопросов нет, я пошел…

— Стоять!

Вот только меня не услышали. Солан уже полностью сконцентрировался на драконе, который был перед ним. А ведь у меня еще были вопросы. И их было немало.

Битва началась внезапно, без какой-либо команды с нашей стороны. Мне кажется, они о нас и забыли-то сразу же, как оказались в непосредственной близости для нанесения удара.

Каких-либо ограничений в этой дуэли не было. Можно было использовать все имеющиеся в распоряжении способности. В общем, скорее маленькая война, где, как известно, все средства хороши, а не битва. За такими сражениями в большинстве случаев наблюдать неприятно. Это не показательный поединок, где все движения просчитаны и красивы, и даже не дуэль чести, где есть свои определенные правила и законы. О нет, это чистый хаос. Жестокий, бессмысленный и беспощадный.

Солан бил магией, бил на поражение, что было очевидно даже мне, лишенной всяких сил. Джалад лишь сильнее скалился, встречая новый удар грудью. Драконью броню было не так-то и легко пробить, даже драконологу оказалось непросто подбирать заклинания против нее.

К моему удивлению, Джал все еще не атаковал. Он защищался — да, но при всех своих талантах он не атаковал. Это было подозрительно. Впрочем, так казалось не только мне. Даже Солан выглядел все более сосредоточенным и напряженным. Эльф достаточно успел изучить крылатых ящеров, чтобы понимать — им несвойственна долгая игра с жертвой, а Джалад именно играл. Он красовался, подставляя тело под вспышки чужой магии, распахивая время от времени крылья и демонстрируя дивный узор из темных кровеносных сосудов на тонкой, почти светящейся перепонке, ловя аметистами гребня солнечные лучи…

Он очаровывал. Но не нас, нет. Сейчас у него была уже выбрана жертва. К сожалению, Солан явно слишком мало знал о том, кому бросил вызов.

Как там сказала леди Вит о теме моей защиты? Из соображений безопасности лучше забыть? А что нам делать с целым драконом, обладающим схожим с моей работой даром? О зелье мы забудем — без проблем. А с Джалом как? Где нам найти управу на его чешуйчатую морду?

Пока я думала, Солан предпринял очередную попытку. Теперь он атаковал не только магией, но и сталью. Белоснежная эльфийская рапира покинула ножны… Бездна! Он бы еще с зубочисткой против дракона пошел! Разницы никакой, чес-слово!

Впрочем, оказалось, что оружие Солан использовал не само по себе, а наполнив его каким-то специфическим плетением. Ибо от совершенно гладкого аметистового бока — ни единого сочленения чешуек не видно, словно цельный отполированный драгоценный камень! — откололся небольшой кусочек. Эльроу тут же широко улыбнулся. Ну да, еще не победа, но уже существенный шаг в ее сторону.

Угу, только и Джалад тут порхает вокруг него не просто так. Мне даже любопытно стало, чем же он ответит на этот выпад соперника.

Вот только увидеть окончание поединка нам было не суждено.

— А ну стоять! Оба! — Властный голос пронесся над поляной ледяной волной. Невольно передернув плечами, я попыталась найти его источник. Говорившей точно была женщина, но из-за использования магии тембр голоса был чуть изменен… И все-таки что-то знакомое слышалось совершенно точно.

К моему удивлению, поблизости новых зрителей не обнаружилось, лишь те же Тиа, Рыж, я да Рисолея наблюдали за этим безобразием. Даже из нашей группы боевых магов-выпускников никто этим эпохальным событием не заинтересовался.

Внезапно нас накрыла крупная тень. Я тут же подняла глаза. Дракон! А что еще я могла увидеть в небе над институтом? Ох, чую, даст мне леди Вит персональный пинок за нарушение статуса секретности! Нет, драконы совсем обнаглели — над Тейризом уже днем и без маскировочных чар летают!

Между тем золотая драконесса (Мадди, кто же еще это мог быть?) приземлилась. Места на поляне сразу стало как-то мало. Впрочем, в своей чешуйчатой ипостаси наша сбежавшая девица пребывала недолго, едва с ее спины спрыгнули две темные леди, она тут же вернулась в человеческую форму.

Та-ак, приехали. Вернее, прилетели. Это еще что за новые находки?

Присмотревшись, я поняла, что «находки» не такие уж и новые. Вернее, одна из них. Альентину я худо-бедно узнала. Вот и пропавшая жрица вернулась. Да еще и с компанией! Рядом со старшей Маевой дочкой обнаружилась еще одна темная леди — чернокожая, с коротким ежиком белых волос и в вызывающем черном костюме а-ля вторая кожа.

В общем, по здравом размышлении, лучше одна дуэль дракона с эльроу, чем две женщины-дроу.

— Что здесь происходит?! — вперив руки в бока, Альента требовательно посмотрела на виновников представления. Джалад как-то сразу сдулся. Почему-то этот дракон, в обычной жизни способный на очень и очень многое, всегда шел на поводу у этой темной леди. Впрочем, к моему удивлению, оружие убрал и Солан. Лесной-то с чего решил повиноваться темной? Чем дальше, тем страньше.

Самое забавное, что мне безумно хотелось повторить вопрос темной леди: «Вот какого дракона здесь происходит, а?»

Глава 6

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЖРИЦЫ

— Ты долго, — только и сказал Джалад, возвращаясь в человеческую форму. Сейчас он выглядел образцом спокойствия и благодушия, даже не скажешь, что несколько минут назад бросался на все, что двигалось или смело ему возражать.

— Я спросила, что здесь происходит? — Альента повторила свой вопрос, переводя тяжелый немигающий взор с одного дуэлянта на другого. Если честно, я бы на их месте не только уже попыталась самоубиться о ближайшее дерево, но даже закапываться начала.

— А разве Золотинка тебе еще не наябедничала? — хмыкнул Джал, отворачиваясь.

Не могу понять, какие отношения связывают его с Альентой. С одной стороны, темная жрица сразу представила дракона своим питомцем, что бы это ни означало. Но с другой — порой Джалад держался слишком уж независимо.

— Хотелось бы выслушать и твою точку зрения, — холодно произнесла темная, давая понять, что уйти от ответа у мужчины не выйдет.

— Я просто защищал то, что необходимо защищать, — безразлично пожал плечами Джал и, без лишних слов повернувшись к нам затылком, направился в сторону столовой.

Ладно, шут с ними, с драконами. У меня тут проблемка посерьезнее вырисовывается. Две взрослые темные леди, вероятно обе — жрицы… Да это не просто проблемка, это целая катастрофа!

— О, рыжий! И ты тут! — заметив Констана, Альента широко улыбнулась и, бесцеремонно схватив свою спутницу за руку, поволокла ее к моему приятелю. Пришлось идти следом. Должна же я разобраться в происходящем.

— Приветствую, драгоценнейшая, — галантно поклонившись старшей дочке Мая, Констан перевел взгляд на вторую дроу. — А кто эта прекрасная темная леди?

— Хватит нам льстить, демонюга! Это та, о ком я тебе говорила, — моя сестра Ежелия. Можно просто — Жель.

Я во все глаза уставилась на последнюю из трех дочек нашего дровенка. Она на Мая не была похожа вовсе. Если Альента была копией отца, а у Миялы, хоть и с некоторым трудом, все-таки удавалось найти общие черты с родителем, то эта женщина его не напоминала вовсе. Черты лица у нее тяжелее, чем у Майсиля. Если наш дровенок и в пятьсот лет казался подростком, то Ежелия выглядела именно женщиной, уверенной, закаленной, взрослой.

— Мое почтение, леди. Счастлив наконец познакомиться. — Рыж продолжал расточать улыбки и комплименты. Меня это начинало раздражать. В конце концов, у него невеста есть. Вот пусть ей глазки и строит, а не на посторонних темных жриц заглядывается.

— Взаимно. — Ежелия посмотрела на Констана и чуть склонила голову, но в следующее мгновение перевела взгляд на меня. Глаза у нее оказались такими же серыми, как у отца. На фоне темной кожи они выглядели довольно жутковато. — Может, представите и остальных?

Альента быстрым взглядом обвела поляну, по очереди останавливаясь на мне, Тиа, Солане и Рисолее. Я озадаченно нахмурилась: а знает ли их наша темная леди? Нет, с эльфами она должна быть знакома — как-никак с нами провела полгода в Арай Эль, а вот Себастиан перед ней вроде бы не мелькал. Впрочем, когда подобные мелочи смущали самоуверенных темных леди?

— Жель, эта леди неопределенных кровей. — Догадайтесь, о ком это она! Да-да, меня обласкали по полной. — Крисса Мария Лиршей. Не верь глазам, именно эта безобидная — спасибо, что не невзрачная! — особа разрушила всю тщательно выстраиваемую внешнюю политику нашей общины. Да, она — из рода Эллей.

— Кирина? — сухо уточнила темная, чуть сощурив холодные глаза. Я, невольно вспомнив об истинном могуществе эльфийских земных богов, вздрогнула. Вот уж что точно не для меня! Пусть лучше кто-то другой разбирается со всем этим безобразием. Без меня.

— Нет. Есть вероятность, что в наследство вступит ее дочь. Темная леди, кстати.

— Полукровка, — напомнила я. — Именно из-за этого, между прочим, ее клан и был вырезан.

Все-таки с чувством самосохранения у меня действительно что-то не так. Чем иначе объяснить мою маниакальную страсть влезать с комментариями там, где это совершенно не нужно? Да, убийство целого темноэльфийского дома меня задело за живое, иначе спасенный из руин ребенок никогда не стал бы мне дочерью, но стоит ли ради высказывания своего мнения подставляться под удар? Не думаю.

— И все-таки внешность у нее наша. Потому я и говорю, что это будет крайне забавно: темная леди на троне Великого Леса! Эта шутка достойна нашего времени, — хмыкнула Альента. Ежелия, к моему удивлению, тоже растянула губы в улыбке.

Ну и Демон-завоеватель с ними! В любом случае я не собираюсь отдавать свою дочь эльроу. Как бы мне ни нравился Расэль, но насильно тянуть Лиаль к алтарю ради блага ушастиков я не стану.

— Ладно, возможность познакомиться с юной Кириной тебе еще представится, именно Мияла присматривает за ней, — коротко пояснила Альента и перевела взгляд на эльфов. — Эта парочка эльроу принадлежит к роду Элтори.

Светлые брови Жели чуть заметно дрогнули.

— К тому самому роду? — В холодном стальном взгляде, остановившемся на Солане, промелькнул интерес.

— Другая ветвь, — отмахнулась старшая жрица, но некоторая напряженность жеста ее выдала. Итак, все снова упирается в Ширея Элтори. Мне даже любопытно, что этих двоих связывало, и насколько серьезно это было. — Солан и Рисолея Элтори представители главной семьи рода. Собственно, этот эльфик — глава рода.

— Поняла. — Интереса в глазах Ежелии заметно поубавилось. — А альв?

Услышав такое обозначение Тиа, я невольно усмехнулась. Себастиан Арвишше действительно безумно напоминал внешне крылатых — ростом, фигурой, чертами лица, цветом волос. Однако это все было внешним. По воспитанию и характеру он был скорее демоном. По крайней мере, в подавляющем большинстве случаев у него были именно их реакции.

— Себастиан Арвишше — лорд-директор Айлеттского Института Маготворчества и Волшебства, — прежде чем Альента успела что-либо вставить от себя, произнесла я.

— Рад видеть вас на своей земле, — чуть улыбнулся Тиа, тем самым расставляя все по своим местам. Да, темные леди — лишь гостьи. Незваные, но их пока готовы терпеть.

— А уж мы-то как рады здесь находиться… — негромко хмыкнула Ежелия.

— Раз с представлениями мы закончили, может, вы сообщите мне о цели вашего визита? — сияя официальной улыбкой, поинтересовался Себастиан.

— Конкретно сейчас мы явились, чтобы прекратить дуэль, — пожала плечами Альента. — А если вас интересует цель нашего визита в столицу, причина вот в этом демоне. — И темная, чуть заметно улыбаясь, ткнула пальцем в Рыжа. Судя по выражению его лица, ткнула она весьма болезненно. Кажется, в полку воспитателей Констана прибыло.

И вот еще любопытная мыслишка: с чего я взяла, что только демоны рассматривают пополнение в семье с позиции пользы? Ведь дроу не менее расчетливы!

Да уж, посочувствовать ему, что ль? Оказаться в заложниках интересов двух народов — то еще удовольствие. Зато скучать ему точно не придется — с такими-то родственничками.

— А как Мадлен вас нашла? — Тиа явно был намерен выпытать из своих гостей всю возможную информацию. В некоторых вопросах лорд-директор бывал настырнее леди Вит.

— Мы столкнулись по дороге в город. Кстати, Рыжий, ты не говорил, что у тебя такая очаровательная невеста, — внезапно усмехнувшись, Альента снова повернулась к моему приятелю. — При должном воспитании из нее выйдет толк. А уж воспитанием мы с Желей озаботимся.

Заметив панический взгляд Констана, я невольно засмеялась. Кажется, кое-кому теперь точно не отбиться от свадьбы. Если уж даже темные леди признали Фейри достойной спутницей жизни для своей новой живой игрушки, тут уже не отобьешься.

Внезапно со стороны административного корпуса зашуршала листва. Повернув голову, я увидела, как вначале на поляну пробирается Милион, а следом за ним Нана и Нил.

— О, это вы? — с некоторым удивлением отметил магистр. — А мне сказали, что здесь дракон какой-то беснуется. Хотел вот посмотреть…

Я, хмыкнув, перевела взгляд на рыженькую драконессу. Понять, кто сообщил Милу эту информацию, было легко. Но вот какими судьбами Нандин в очередной раз оказалась в обществе нимфа? И как только отвадить настырную девицу от магистра? Ведь только все испортит!

Милион меж тем повернулся к Мадлен.

— О, привет. — Легкая улыбка непривычно скользнула по его губам. — Так это твоих рук дело?

— Не-а, — мотнула головой наша Золотинка. — Тут Джалад дуэль затеял, а леди его остановили.

Мил с интересом посмотрел на двух темных владычиц, задумался на секунду — и пошел знакомиться. Я перевела взгляд на нашего альва. Вообще-то присматривать за магистром должен именно он!

Нил нагло улыбнулся мне — мол, я сам все знаю, не лезь. Ну да, ну да, знаем мы таких… Вначале они искренне твердят, что в курсе всего происходящего, а потом города по камушку собирать приходится.

Кстати, а ведь Нана не первая драконесса, прицепившаяся к Милу! Некоторое время назад Мадди тоже можно было весьма часто встретить в обществе этого нимфа. И чего это только к нему всякое безобразие притягивает, а? То древнейший альв, то пара мелких драконесс…

— Может, обедать уже пойдем? — пробурчала я, желая перенаправить внимание присутствующих в новое русло. А то ведь, зная мою удачливость, к Милиону еще и двух темных леди «притянет». И вот это совершенно точно будет излишним!

— Действительно, леди, вы не желаете составить нам компанию? А после я лично проведу вам экскурсию по территории институтского комплекса. — Себастиан тут же поддержал мою затею.

Ежелия пожала плечами. Ей явно было безразлично, куда и с какой целью идти. Альента же, клещом вцепившись в Констана, согласилась и на обед и на экскурсию. Единственное, настояла, чтобы Рыж сопровождал их с сестрой на правах старшего родича.

Ха! С каких это пор женщинам-дроу понадобилось сопровождение? Тоже мне, эльровские принцесски! А уж по поводу возраста и вовсе все тысячу раз оспорить можно — Констану чуть больше тридцати, а этим двум дамам давно за сотню перевалило.

Но раз леди хотят — леди получат.

И да, Рыж, прости, но твоим мнением здесь никто интересоваться не станет.

Вот согласился бы на свадьбу с Фей сразу, сколько бы проблем удалось избежать! А теперь уже поздно сожалеть, ага.

Глава 7

ТЕНЬ БЕЗ МАСКИ

С темными леди провозились до самого вечера. Впрочем, от меня никто не требовал сопровождать их повсюду, но я была бы не я, если б упустила такую возможность понаблюдать за дочками Мая и составить окончательное мнение. Помнится, Альента мне вначале абсолютно не понравилась, но постепенно она реабилитировала себя в моих глазах. Что же касается Ежелии, она оставалась темной лошадкой.

Примерно с такими мыслями я и вернулась в общежитие. Дверь подалась привычно легко; шагнув в заполненную вечерним сумраком комнату, я не сдержала вздоха. Тяжеленький выдался денек. Хотя нет — все последнее время было таким.

Вероятно, именно из-за общей усталости я сразу и не сообразила, что в комнате, помимо меня, был кто-то посторонний.

— И где ты ходишь? Уже темнеет за окном, а ты за целый день сюда не заходила ни разу, — произнесла сидящая в моем кресле женщина, лениво почесывая за ухом моего же кролика. Бубль млел. Таким расслабленным и довольным я его уже тысячу лет не видела. Вот ведь ушастый предатель! Надо было все-таки золотую рыбку заводить. — Чуть меньше эмоций, тенька. Кровожадность тебе не к лицу.

— Леди Вит? — удивленно спросила я. Странно, я ее не узнала. Прежде находила в толпе на раз, а сейчас, оставшись буквально один на один — не узнала. Ужасное чувство, сродни беспомощности.

— Именно, — кивнула она.

Я зажгла лампу, чтобы получше рассмотреть свою гостью. Миловидная, довольно миниатюрная женщина с приятными чертами лица, но не красавица. Слишком широкие брови, глаза на их фоне теряются, да и оттенок радужки какой-то невзрачный. Ресницы густые, но короткие, нос прямой, губы чуть полноватые. Плюс к этому темно-русые волосы собраны как-то слишком небрежно, отчего она выглядела неопрятно.

Ох, а ведь я впервые смогла рассмотреть ее в таких подробностях!

— Э-э-э… леди Вит… — Не найдя слов, я неопределенно махнула в воздухе рукой.

— Ты права, сейчас я без маски. Немногие меня видели такой. Думаю, поэтому ты и не узнала меня сразу. Как и все маги, ты ориентируешься не только на зрение, но и на чувство силы. Когда вокруг меня вьются иллюзии, ты без проблем меня находишь в толпе. Но стоит их убрать, пройдешь мимо, даже не подумав, что женщина, которую ты случайно толкнула плечом, — глава разведуправления Айлетта.

— Но почему… С чего такая честь? Тем более теперь! — Я ничего не понимала. Не было никаких предпосылок для этой встречи. Никаких! Так откуда такое внезапное доверие?

Наверно, я должна была чувствовать себя польщенной, но ничего подобного не было и близко. Если честно, это нервировало и пугало.

— Как я тебе уже говорила, магические способности и объем резерва для тени не главное, — пожала плечами Витория. — Так что для меня никакой особой разницы между теперь и тогда нет. Просто настало время. Я с самого начала планировала ввести тебя в свой круг доверия. Или ты считаешь, что я всем подряд даю такие вещицы? — внезапно хмыкнула она, взглядом указав на мой перстень. Я невольно опустила глаза на колечко. Не скажу, что у меня совсем не было сомнений на этот счет, но я заставила себя не заострять внимания на этом. Как оказалось, зря.

— И что это значит? — сухо спросила я, невольно чувствуя некоторую враждебность по отношению к этой женщине. Нет, я с самого начала знала, что мной играют, как куклой, — что поделать, такова роль любой тени, — но к столкновению с реальностью лицом к лицу оказалась не готова.

— Помнишь наш разговор год назад?

— Какой?

— О семье и семейных ценностях. Я тебе тогда еще посоветовала держаться за Себастиана.

— Ну?

— Речь тогда зашла и о детях.

Я растерянно посмотрела на своего шефа. В тот раз мне это показалось не более чем неудачной шуткой.

— Я обещала тебе напомнить о твоих словах, когда все закончится. Вот и напоминаю.

— Но… — начала я и снова замолчала. Я просто не знала, что сказать. У меня было тысячу доводов в пользу того, что сейчас не время, не место… Проклятье! С другой стороны, а будет ли когда-нибудь время? Настанут ли для нас спокойные деньки? Не рыцари, так эльфы. Не эльфы, так драконы. Проблемы и трения у нас будут всегда.

— Незаменимых людей нет, помнишь?

— Вы и не человек. Вы — фея иллюзий.

— Между прочим, почти бесталанная фея, — хмыкнула Витория, откидываясь на спинку кресла. Бубль ласково ткнулся носом в ее ладонь, напоминая о том, что его нужно гладить. Молчаливый фамильяр — это настолько редкое зрелище!..

— На что вы намекаете?

— Я не намекаю. Я говорю прямо. Если завтра вечером ты все-таки решишь явиться на известное тебе мероприятие, то следующие пару лет отдуваться за все события в Тейризе и окрестностях придется лично тебе.

— Я не готова… — оторопело прошептала я, с трудом шевеля помертвевшими губами. Это было слишком внезапно. У меня и в мыслях не было…

— Никто не готов. Думаешь, я так жаждала заполучить эту должность? Ха! Она мне досталась в наследство, так что пришлось впрягаться, хотелось того или нет. У тебя же есть выбор.

— И вы позволите мне остаться при моих знаниях, если я откажусь? — недоверчиво спросила я.

— Ну я все-таки фея иллюзий. Поверь, у меня есть возможности устроить все так, что ты и не вспомнишь об этом разговоре.

Н-да. Ситуация.

— Почему я?

— Потому что у тебя талант, тенька. Пусть многие назовут это умением влипать в неприятности, но мы-то с тобой знаем, что каждая твоя неудача в итоге оборачивалась большой победой. Когда-то мне сказали, что я обладаю таким же даром, но по сравнению с твоим — это ничто.

Я тяжело вздохнула. Мои знания о происходящем в столице были весьма скудны. У меня редко выдавалась свободная минутка, а потому основные события я отслеживала преимущественно через ребят. Самые важные сплетни всегда со вкусом обсуждались в нашем классе, но не более того.

— Все еще сомневаешься? Что-то прежде я не замечала этого за тобой. Помнишь, в каком настроении ты предстала передо мной, когда решила «уйти в тень»? Решительная, целеустремленная, готовая на все… Что изменилось, Крис?

— Я только окончила институт, мои знания о внутреннем устройстве столицы и расстановке сил минимальны. Как я смогу координировать происходящее, если и понятия не имею о том, что вокруг творится?

Витория усмехнулась:

— Думаешь, это известно мне? Не льсти мне. Никому такое не под силу. Я только держу глаза и уши открытыми, вот и все. Остальное происходит само. Как, например, в случае с тобой. Я ведь и не думала привлекать тебя к своей деятельности, а смотри, чем все обернулось. Не заупрямься ты тогда, и быть бы войне. — Я промолчала. Мне было тяжело выдерживать ее взгляд. Она надеялась на меня, она верила в меня. И это давило на плечи неподъемной тяжестью. — Ладно, вижу, ты пока не готова к этому разговору. Что ж, убеждать не буду, обдумай все сама. Сейчас же обсудим другое дело. Собственно, именно из-за него я тебя тут и дожидаюсь уже два часа. — Вот теперь под насмешливым взглядом шефа я смущенно потупила взор. Впрочем, долго смущаться мне не пришлось, уже в следующий миг леди Вит серьезным тоном поинтересовалась: — Помнишь герцога Онира Марульского?

Я, решительно отбросив в сторону лишние сомнения, тут же включилась в новую тему:

— Разумеется. Вы все никак не могли найти, за что зацепиться, чтобы свергнуть его фигуру с пьедестала открытой оппозиции.

Да уж, Онир Марульский был фигурой такого плана, что даже я, редко интересующаяся реальной политикой королевства, была о нем наслышана. Он стоял во главе оппозиционной группировки, радеющей за возобновление войны и возврат утраченных территорий.

И именно благодаря моей «удачливости» удалось выяснить, что он был связан с рыцарями Шалонийского архипелага. К сожалению, официально предъявить ему обвинение, кроме контрабандной продажи серебра, было невозможно. Даже попытки доказать, что поставляемый им металл использовался для изготовления запрещенных символов, ничего не дали — он, дескать, не отвечал за то, как использовали на островах сырье.

— Именно. Любое наше прошение в Совет лордов растворялось в кабинетах, ибо «сведения недостоверны, а обвинения беспочвенны». Но после операции в Шалонии у нас на руках оказались неоспоримые доказательства. Некоторое время назад мне сообщили, что делу наконец дали ход.

— Значит?.. — полувопросительно произнесла я, ибо все еще не была знакома с внутренней кухней нашего ведомства.

— Значит, с минуты на минуту начнется задержание предателя и опасного преступника, прикрывавшегося маской общественного и политического деятеля. И, думаю, это тебе следует увидеть собственными глазами. Как-никак это была твоя первая цель. И первое дело.

Я с некоторым сомнением посмотрела на Виторию. Нет, мне было интересно, очень. Но я просто не представляла, чем мое присутствие при операции может помочь.

— Но я же не знаю, что надо делать!

— Стоп-стоп, — заметив мои колебания и правильно определив их причину, леди Вит встала с места. Бублик недовольно дернул ухом, но смолчал. Почему со мной он не такой смирный? С кем угодно, но не со мной. — Не путай теней и тайную стражу. На взгляд обывателя, мы одно и то же, но это не так. Мы лишь глаза и уши. Устранять и убивать — это без нас. Нет, разумеется, мы обучены и этому ремеслу, но прежде всего мы должны быть незаметны, а какая незаметность, если позади волочится кровавый хвост?

Я неопределенно пожала плечами. Мой шеф и прежде мне твердила о том, чтобы я поменьше влияла на события и не оставляла следов, но так прямо она об этом говорила впервые. Впрочем, было бы желание — давно бы сама до всего дошла.

— Ну что? Ты идешь?

Больше я не раздумывала ни секунды:

— Разумеется!

И улыбнулась. Возможно, это только временная иллюзия, но сейчас мне казалось, что с плеч свалилась целая гора.

— Тогда пошли искать это вашего мальчика-телепортиста. Иначе мы не успеем насладиться этим зрелищем.

— Мая? — озадаченно переспросила я.

— Именно его. Надеюсь, семейство Орше не будет возражать, если мы разочек используем его таланты, не ставя их в известность. — И Витория заговорщицки мне подмигнула. Что-то мне подсказывает, что этот ее «разочек» в скором времени обернется вербовкой на постоянной основе. Некоторым просто невозможно отказать.


Май открыл проход по нужным координатам, даже не поинтересовавшись, зачем нам это надо. Так что задорную улыбку леди Вит, вновь нацепившей яркую маску, было сложно истолковать как-то не так. Майсиль попал, и попал конкретно. Но уж тут я вмешиваться точно не буду. Когда игрушку делят демоны, с одной стороны, и разведка — с другой, безопаснее отойти в сторонку, а лучше вовсе исчезнуть с горизонта.

Но вернемся к шоу, ради которого я и покинула территорию института в вечерние часы, даже не оповестив Себастиана (за что мне определенно еще влетит, как надумаю вернуться). Мероприятия по задержанию опасного преступника проводились с поистине герцогским размахом. Подъезд к дворцу, где без труда могли разминуться три экипажа, был полностью заполнен людьми. В основном это были личности в темно-серой форме хранителей правопорядка, но попадались и матово-черные плащи тайной службы. Впрочем, никто не делал из происходящего тайну, а потому у главного входа я заметила парочку магов в ярких одеждах служителей информационного бюро. Ох, чую, завтра с утра красочные картины сегодняшнего задержания будут на первых полосах всех газет Тейриза! Вот что значит действовать с размахом.

— Ну как тебе? Оценила плоды своих усилий?

— Невероятно, — пробормотала я. В общую толчею ни я, ни леди Вит не лезли. Я так поняла, наша позиция была исключительно наблюдательной. А еще я наконец до конца осознала все, что Витория говорила мне прежде.

Наша работа незаметна, о ней вообще мало кто знает из простых обывателей, но между тем она действительно важна. Все-таки не зря ведомство леди Вит называют «тенями». Мы просто бесплотные создания, время от времени подталкивающие события в нужном направлении. Никто нас не хвалит и никто не судит — мы сами себе судьи. Жуткое чувство, ведь просчитайся кто из нас, расхлебывать придется всем.

Заметив, как серая масса людей раздалась по сторонам, освобождая проход к маленькой тюремной повозке, я вновь сконцентрировала внимание на происходящем.

Их вывели под вспышки фотографических заклинаний. Трое мужчин — герцог и два его ближайших помощника. Растерянные, мечущиеся взгляды выдавали их с головой, хоть они и пытались сохранить лицо, а кто-то даже сыпал угрозами в адрес всех и вся.

— Что с ними будет?

— Герцога, скорее всего, лишат всех титулов и званий. Его имущество, за исключением небольшого денежного довольствия семье, отойдет короне. Подельников, думаю, отправят на плаху. Что же касается дальнейшей судьбы его бывшей светлости… Трудно сказать, есть два пути: либо спровадят вслед за помощниками, либо отправят в изгнание. Многое зависит от того, найдутся ли в нашем королевстве высокопоставленные идиоты, готовые сейчас вступиться за него.

Я вздохнула, невольно подумав, что если кто и сунется помогать опальному герцогу, то его быстро возьмут на карандаш в моем ведомстве. Так даже лучше будет. Всегда хорошо иметь хоть примерное представление о потенциальных противниках.

Занятно. А ведь я уже считаю ведомство леди Вит своим, хотя еще и часа не прошло, как отбивалась.

Невольно улыбнувшись собственным мыслям, я повернулась к шефу:

— Один вопрос. Можно?

Та посмотрела на меня внимательными синими глазами. Впрочем, даже сейчас, сквозь эту яркую маску, я видела ее настоящий облик — невзрачную, но безумно сильную женщину. И я восхищалась ей, наверно, сильнее, чем когда-либо прежде.

— Вопрос? Задавай. — Кивок и чуть настороженный взгляд.

— Как долго мне придется вас замещать?

— Года полтора-два. При этом никуда сбегать из столицы я не собираюсь, так что поддержать там или помочь советом — это в любой момент. А вот все остальное — вряд ли.

Я задумчиво кивнула.

— Мне расценивать это как согласие? — усмехнулась леди Вит с каким-то странным облегчением. Впрочем, мне тоже казалось, что в этот момент у меня за спиной выросли крылья.

— А это уж как вам будет угодно, — весело улыбнулась я.

— В таком случае я зайду за тобой завтра. Будь готова к шести. И да, поставь Себастиана в известность, что, возможно, вернешься после наступления комендантского часа.

И Витория Туманная исчезла. Вот только что была — и вот ее нет.

Я невольно покачала головой. А ведь мне добираться отсюда своим ходом и потом еще с лордом-директором объясняться…

Сегодня был явно не мой день.

Глава 8

ВЕЧЕР ДЛЯ СВОИХ

О том, чего мне стоил разговор с Тиа, я промолчу. Орал он на меня долго и с удовольствием. А уж когда я заикнулась о том, что и назавтра вернусь чуть позже допустимого… В общем, леди Вит меня подставила по-крупному. И ведь, главное, сама же прекрасно знала, что так и будет.

Эх, иногда кажется, что окружающие меня личности просто соревнуются, кто вреднее.

Но ладно, отложим эти бесперспективные мысли и вернемся к насущным проблемам. Например, к тому, что надеть. Вечер меня ожидает совсем не простой, а если учесть еще и тот факт, что в скором времени на меня повесят управление всеми делами… Стремительная карьера, ничего не скажешь.

Леди Вит появилась точно в назначенный час. Я к тому моменту уже успела изрядно себя накрутить, а также перемерить с десяток нарядов. В итоге, плюнув на все, остановилась на форменном институтском платье. Вообще-то его я надевала нечасто, предпочитая пользоваться правом ведьм с боевого факультета на ношение широких немарких брюк и весьма удобной блузки свободного кроя. Но визит нам предстоял-таки официальный, а потому такую вольность с моей стороны могли и не оценить. В общем, платье — не самый худший вариант.

Витория мой внешний вид оценила. Смерив меня внимательным взглядом, она одобрительно кивнула. Сегодня она, кстати, была шикарной блондинкой, с прямым взглядом светло-голубых глаз и осиной талией, которую прекрасно подчеркивал синий атласный пояс.

Короче, я на ее фоне выглядела серой мышкой. Темные волосы зачесаны назад и заплетены в косу плотного плетения, наряд неопределенно-коричневого цвета с выцветшей нашивкой факультета на плече (специально такое откопала в недрах гардероба, чтобы издали угадать специализацию не могли)… Впрочем, я никогда особой красотой не блистала. Кожа бледная, глаза прозрачно-голубые, брови почти черные, волосы темно-русые, с холодным отливом. Единственное в моем облике, на чем мог задержаться взгляд — чуть заостренные кончики ушей. При внешности типичной человечки столь явное наличие предков-эльфов многих ставило в тупик.

Хотя сегодня я и не планировала выделяться. Как я поняла, излишне приметная внешность для тени скорее минус, чем плюс. Единственное исключение — леди Вит, но в ее случае это было скорее верно разыгранной картой. Вот такие дела.

У ворот института нас ждала закрытая карета. Каких-либо опознавательных знаков я на ней не заметила, но что-то мне подсказывало, что вряд ли возница, приветствовавший нас скупым кивком, так прост, как желает казаться. Думаете, паранойя? Вполне возможно. С другой стороны, при моей работе некоторая степень паранойи даже полезна, так что пусть живет, меня развлекает.

Ехали мы недолго, но как бы ни хотелось подсмотреть маршрут, мне такой возможности не дали. Наглухо закрытые тяжелые шторки надежно скрыли от меня тайну этого небольшого путешествия.

Нечестно. Я, значит, вскоре должна буду пахать, не разгибая спины, на любимое отечество, а мне даже подсмотреть, куда и как мы ехали, не дали! И где, спрашивается, здесь справедливость?

Хотя и так ясно — она там, где нас нет. Вероятно, еще один вселенский закон.

Наконец мы приехали. Выскочив из кареты, я разочарованно выдохнула. Мы находились во внутреннем дворе какого-то дворца, наступающие сумерки скрадывали краски, а потому дом казался невзрачно-серым, с редкими ало-желтыми росчерками солнечных лучей. Замечательно. Да я мимо проходить буду — не узнаю этот дом! Потому что это внешние фасады украшают всевозможными способами, а вот внутренние территории почти везде одинаково безлики.

Интересно, с чего это такая секретность? Или леди Вит просто изволит развлекаться за чужой счет?

Лично я больше склоняюсь ко второй версии. Она как-то более правдоподобна.

— Что встала как вкопанная? — хмыкнула Витория, взяв меня за локоть. — Пойдем. Тебя ждут незабываемые впечатления.

И почему мне совсем не нравятся ее слова? Интуиция? Или все-таки это нежно взлелеянная паранойя дает о себе знать?

Очень бы хотелось, чтобы было второе, но по опыту говорю: плохие предчувствия оправдывают себя в девяти случаях из десяти.

Леди Вит между тем провела меня через заднюю дверь в помещения для слуг. Интересные у них тут порядки, ничего не скажешь. Впрочем, церемонии посвящения проводят во многих организациях, и зачастую они сводятся лишь к тому, чтобы посмеяться за счет новеньких. Своеобразная проверка на вшивость, любопытно же, как поведет себя тот или иной человек в нестандартной ситуации. Эх, если бы мне во всем этом отводилась роль стороннего наблюдателя!..

Ладно, прорвемся как-нибудь.

— Ну вот мы и на месте, — остановившись у неприметных дверей, произнесла Витория. — Значит, слушай меня. Сейчас мы войдем в огромную залу. Шторы там наглухо завешаны, освещение скудное, в основном свечи, пламя вздрагивает от каждого неловкого движения. Впрочем, узнать знакомых там несложно. Совсем иначе дело обстоит с теми, кого прежде не встречал. Главное, не паникуй. Запомни твое правило на сегодня: спокойствие и ничего, кроме спокойствия. Уяснила?

Я оторопело кивнула. Могла бы и пораньше посвятить меня во все это безобразие! Может, я бы еще раз десять подумала, прежде чем влезать во все эти развлечения-приключения.

— Вот и хорошо. И помни: от меня — ни на шаг.

На сей раз моего ответа дожидаться не стали. Вместо этого леди Вит решительно дернула дверь на себя, а в следующий миг втолкнула меня в пропахшее свечным воском помещение. Темно и шумно — это стало моим первым впечатлением. Потом глаза привыкли к полумраку, да и слух стал тоньше. Не так уж громко общались местные обитатели, просто переход из сонной тишины коридора в наполненную негромким шепотом залу оказался слишком внезапным.

— Пойдем, Крис, — негромко позвала меня леди Вит. — Нас уже заметили, теперь необходимо выразить свое почтение…

Поинтересоваться «кому» я не успела — ответ был ясен, как летний день. Акнор Второй, король нашего славного королевства. Пусть мы и не были близко знакомы, но друг друга знали в лицо, и узнать его для меня не составило труда.

— Приветствую ваше величество. — Витория насмешливо, но в то же время церемонно поклонилась.

— Рад видеть тебя, моя верная тень. Что-то ты сегодня поздно, — по-доброму упрекнул ее правитель.

— Да вот, пришлось сделать небольшой крюк, чтобы подхватить одну миленькую теньку. Кстати, знакомьтесь — моя гордость. — Витория изящно отошла в сторону, тем самым вынудив меня ступить в пятно света от канделябра. — Моя лучшая тень. Когда-нибудь она заменит меня. — Все это было сказано тем особенным полушутливым тоном, в котором охотнее видят шутку, чем истинные намерения.

— О, леди Витория, это случится еще нескоро, — приняв ее слова за кокетство, поспешил уверить Акнор. Я же с трудом удержалась от невежливого и абсолютно неуместного сейчас смешка.

— Кто знает, кто знает… — задумчиво протянула леди Вит, но ее слова вновь не были поняты. Да уж, пудрить мозги окружающим мой шеф умеет виртуозно. — Прошу нас простить, ваше величество, но мою спутницу необходимо представить всем.

— Разумеется, иди. Но я надеюсь, что в этот вечер ты подойдешь ко мне не раз.

— Всенепременно, — уверила монарха Витория и увела меня, даже не дав толком попрощаться с королем.

Потом был Карл, глава Отдела магического правопорядка и супруг леди Вит по совместительству, но с ним мы распрощались довольно быстро, даже парой слов не перекинулись. Далее нимфа столкнула меня нос к носу с мужем Свит. Что здесь забыл бывший шпион Ниэйи? Может, его перевербовали, а может, так присматривать за ним надежнее. Но это не так и важно. С ним я тоже едва успела поздороваться. Ну как поздороваться? С моей стороны это было именно приветствием, а вот он прошипел нам вслед что-то явно недружественное.

А я что? Я просто мимо проходила.

— Привет, дядя Анжи, как дела? Проблемы на семейном фронте не мучают? — вот и все, что успела сказать. И не моя вина, что он с родной женой договориться не может.

Впрочем, долго ехидничать мне не пришлось. Сама пала жертвой семейных разборок.

Не знаю, как сюда пробралась Марьяса Лиршей, но увидеть друг друга мы явно оказались не готовы.

— Что ты здесь делаешь?! — возмущенно потребовала ответа демонесса, уверенно заступив мне путь.

Если честно, я бы хотела задать своей ба тот же вопрос. Но то ли наглости во мне сегодня было маловато, то ли наконец пробудилось от летаргического сна чувство самосохранения… В общем, ответить я не успела, это сделала леди Вит.

— А как ты думаешь? — довольно враждебно спросила нимфа иллюзий.

— Я не тебя спрашиваю, Туманная.

— Но, между тем, отвечаю тебе именно я.

— Отлично! Тогда у меня только один вопрос: Себастиан в курсе?

— Да, — выдавила я из себя.

— Бедный мальчик… — тяжко вздохнула моя ба и, отвернувшись, направилась к какой-то группе. Н-да, пообщалась с родственницей, называется.

— Ты не волнуйся, она остынет, свыкнется с этой мыслью, и все вернется на круги своя.

— Угу, — пробормотала я. Но чувствовать лучше себя от этого не стала.

— Ладно, раз с главными лицами этого мероприятия мы поздороваться успели, теперь можно пройтись и по остальным. — Леди Вит произнесла это с таким неугасаемым оптимизмом, что я невольно вздохнула. Разумеется, это не осталось незамеченным. — Да не вздыхай ты так, — насмешливо хмыкнула она, — много имен и лиц тебе запоминать не придется. Здесь сейчас лишь новички и главы оперативных групп, что за них поручились.

И тут до меня наконец дошло, что Витория Туманная вряд ли отбирает всех сотрудников самостоятельно. Запоздало, н-да. Проклятье! И что меня тогда заставило искать именно ее? Почему не додумалась просто обратиться в ближайший центр вербовки? Нет, определенно легкие пути — это не про нас.

— Неужто устрашилась собственной вопиющей наглости? — засмеялась леди Вит, без труда поняв, в какое русло попали мои мысли.

Я, проворчав что-то неопределенное, поспешила напомнить шефу о цели нашего визита. О собственной дурости я подумаю как-нибудь в другой раз.

От группы к группе мы переходили бесчисленное число раз. Меня представляли, иногда по имени, иногда просто давали лишь скупую характеристику. Моя роль при этом чаще всего сводилась к старому доброму наказу «улыбайся и кивай». Голова уже пухла от тех сведений, что в нее попытались разом впихнуть, но, казалось, конца и края всему этому безобразию не предвидится.

— Леди Вит, еще долго? — не выдержав, попросила я пощады.

— Ну если ты устала, на этом можем и закончить, — пожала плечами она, вызвав у меня острое подозрение, что и половины из состоявшихся знакомств было бы достаточно для моей дальнейшей работы.

Кажется, я поняла, почему они с Нилом не могут найти общий язык: оба настолько привыкли развлекаться за чужой счет, что общение друг с другом приводит их в состояние внезапной дисгармонии. Другими словами, им не нравится самими быть объектами нападок, но и вести себя иначе они уже не могут.

Так, что-то меня унесло не в ту степь…

— Леди Вит, а как скоро вы планируете покинуть свой пост? — Вот уж что меня точно интересовало больше, чем прохладные отношения древнего альва с главой айлеттской разведслужбы.

— Через месяц-другой. Посмотрим, как быстро ты войдешь в курс дела. Не волнуйся, бросать тебя в самую гущу событий неподготовленной я не собираюсь. Да и спокойно у нас все. Ну более или менее.

Оптимистично звучит. Особенно последняя фраза.

Впрочем, когда это со мной все было иначе? У меня не жизнь, а одно сплошное приключение!

Глава 9

СВАДЬБА. ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ

Я так забегалась со всеми этими происшествиями и событиями, что известие о том, что до предполагаемой даты свадьбы осталось всего двадцать дней, застало меня врасплох.

И ладно бы я сама об этом вспомнила. Так нет! От моей дражайшей ба пришло сообщение с напоминанием о мероприятии, которое обычно предшествовало рассылке приглашений, а именно представление жениха и невесты всем любопытствующим. Разумеется, летом в душной каменной столице оставалось не так уж много народа, но вот ради такого редкого явления, как прием у самой Марьясы Лиршей, вполне вероятно, найдется немало желающих немного отступить от привычного порядка вещей.

Эх, а ведь я, настаивая на свадьбе именно летом, втайне надеялась, что удастся обойтись без лишнего шума… Ну да, ну да, святая наивность — мое второе имя.

В общем, в записке моя ба любезно напоминала, что к завтрашнему вечеру меня ожидают дома, причем прилично одетую, с нормальной прической и подобающим случаю макияжем. Короче, явно ждали кого-то другого, но придется идти мне.

Да уж, загоняла меня леди Вит, если я даже о собственной свадьбе забыть умудрилась. А ведь и с ба я после той встречи на шабаше королевской разведки не разговаривала. Так что у меня есть все шансы перевести небольшой семейный конфликт на новый уровень.

Кстати, любопытно — а жених-то помнит? Ведь у Себастиана работы ничуть не меньше! Интересно, ему Марьяса тоже прислала отдельное приглашение? Или понадеялась на присущее ему чувство ответственности?

Представив, в какой скандал все выльется, если Тиа не появится на приеме, я засмеялась. Да уж, шутка будет вполне достойной моей репутации. Но ба после этого меня точно убьет. Почему меня? Да потому что вредная Криська во всем виновата априори. Даже в забывчивости своего жениха. Впрочем, это мелочь, ибо также моя вредность виновна в неурожае на юге, гибели тотемных эльфийских лесов на востоке, наводнении на севере, падении древних религий на западе. Ну и в парочке мировых экономических кризисов. Действительно, как же они все без меня возникнуть-то могли?

Та-ак, спокойно, спокойно… Заводиться перед визитом в поместье рода Лиршей уже чревато концом света локального масштаба, но Тейриз все равно жалко. Да и средств на восстановление у нас может не хватить, а у займов в гномьих банках ужасающие проценты.

В общем, сегодня стоит немного изменить маршрут своих перемещений. О, кстати, заодно узнаю, в какой стадии находится мой перевод на следующий курс. А то из-за Витории я совершенно забыла о Милионе, а магистр за такое по головке точно не погладит. Н-да, везет мне на трудоголиков. Хоть самой на двадцатичетырехчасовой рабочий день переходи!

Лорд-директор, разумеется, обнаружился в своем кабинете. В такие моменты и начинаешь думать, что кое-кто и ночует в этом кресле в обществе своих бумаг и договоров.

— Привет, Тиа! — весело приветствовала его я, решив, что лучше подать голос сразу, иначе меня могут не заметить. И, не дожидаясь ответа, перешла к интересующей меня теме: — Ты помнишь?

— Я-то помню, — откликнулся мужчина, устало потирая переносицу. Вроде утро только наступило, а он уже выглядит так, что будь я его начальником, отправила бы в отпуск месяцев так на пять. — А вот тебе, видимо, Марьяса напомнила. Вовремя я ей это сделать посоветовал, — хмыкнул этот вредный тип. Так вот, значит, кого мне надо благодарить за утреннее послание!

— А сам напомнить не мог? — проворчала я, привычно устраиваясь в кресле, расположенном напротив его стола.

— Я стараюсь не вмешиваться в чужие семейные разборки.

— Это уже твои семейные разборки!

— Пока нет.

— Спорное заявление.

— Да нет, в случае с тобой — весьма оправданная осторожность. А то еще и сглазить могу случайно.

Репутация наше все!

— Ладно, отложим пока личные вопросы, — решительно произнесла я и перешла ко второму пункту: — Милион сильно злится?

— На что? На то, что ты уже почти три недели пропадаешь где-то? Нет, злится он в самый раз. А вот еще пара дней, думаю, и он решит, что такой ассистент ему даром не нужен.

— Но ты же понимаешь… — жалобно протянула я, надеясь получить поддержку.

— Ошибаешься. Не понимаю. Потому что меня ты в известность также не поставила. По какой-то причине передо мной отчитывается лишь Витория. И я, если честно, не понимаю, зачем ей это нужно.

Я вздохнула:

— Стыдишь, да?

— А у тебя есть совесть? Крисса, поверь, если бы она у тебя завелась, я бы узнал об этом первым.

Конструктивный диалог, ничего не скажешь. Так пристыдить, не повышая голоса, может лишь он. На несчастных студентах тренировался, упырь красноглазый!

— Кстати, если на этом у тебя все, я бы предпочел вернуться к работе. Мне нужно разгрести дела, чтобы освободить завтрашний вечер.

Вот ведь вредный тип! Разве так общаются с любимыми девушками?

Хотя я сама не лучше. Надо поспешить, если хочу выцарапать у Витории себе выходной на завтра. А то шеф у меня зверь страшный и жутко злопамятный.

Утро следующего дня у меня наступило в полдень. Впрочем, если учесть, что леди Вит выпустила меня из своего кабинета лишь с первыми лучами солнца, спала я от силы часа три.

Кряхтя и шатаясь, выбралась из-под одеяла. Бубль как-то сочувственно посмотрел мне вслед (странно, обычно жалость ему не свойственна, от слова «совсем»). В ванну я ввалилась, еще толком не проснувшись. И первым же делом приласкала заклинанием от высшей нежити родное зеркало.

О! Магия вернулась!

Ан нет, не вернулась. Все, что было в резерве, сеточкой белых разводов замерло поверх моего родного отражения.

Интересно, сколько раз меня сегодня поприветствуют столь оригинальным способом? Судя по сероватому цвету лица, глубоким теням под глазами и сеточке лопнувших сосудиков, мне предстоит сбиться со счета, и не раз. Н-да, некоторые зомби посвежее будут. Может, сразу в саван завернуться? Волосы распустим, платье наденем какое-нибудь беленькое мешковатое. Ветер, вой, прочие спецэффекты… Красота! Хоть охоту на некромантов начинай.

Хороший праздник у нас будет. Занимательный.

— Бубль, у нас некромантов в институте случайно нет? — крикнула я, точно зная, что мой кроль меня услышит.

— Боюсь, тебя поднять уже не смогут. Трупы, перешедшие в эту стадию разложения, анимации не подлежат, — тут же напомнили мне прописные истины. — И, кстати, некромантия у нас запрещена.

Угу, точно. Уже лет двести. Ее же теперь только некоторые демонические роды практикуют, да и то как особенность наследия, так что там скорее теория, чем практика. Кстати, мне тоже давали какие-то общие основы по настоянию ба, но как-то с нежитью у меня не срослось. Ну если не считать русалок, с которыми я подружилась у себя в имении. Но тогда это были чудеса коммуникации, а не магии.

— А что тогда посоветуешь?

— Что-нибудь радикальное.

— Например?

— Топор, веревку или меч, — пробурчал Бубль в ответ.

— Предлагаешь мне самоубиться? — мрачно пошутила я. Впрочем, совет вполне правомерен — меня сейчас не в каждом похоронном бюро в человека перегримируют.

— Да нет, образ дополни. Ты произведешь фурор.

Это уж точно. И на фейерверк тратиться не надо будет, меня встретят такими слаженными залпами, что световое шоу обеспечено.

— И все-таки на собственном обручении мне хотелось бы выглядеть живой, а не каким-то трупом невесты.

— Тогда об этом следовало позаботиться раньше, — ворчливо ответили мне. И ведь не поспоришь. Сегодня сетовать как-то поздно. Я уже через пару часов дома должна быть, к приему одеваться, а тут из комнаты выйти страшно — вдруг какой борец с нежитью на горизонте появится.

Потратив полтора часа на приведение себя в более-менее живой вид, я проснулась. Но и только. Внешне моя бодрость никак проявляться не желала. Все те же тени под глазами, все та же сероватая от недостатка солнца кожа… Мы с Тиа составим замечательную пару. Упырь и упырица! Да это станет событием года.

Бубль, заметив мое дефиле перед зеркалом, пробурчал что-то трагичное и сочувственное. Кажется, это была репетиция похоронной речи. Очаровательно.

Пока я решала, запустить в это вредное рыжее создание ближайшим пуфиком или подойти и мстительно дернуть за ухо, в дверь уверенно постучали. Открывать совершенно не хотелось. Как и показываться в таком виде перед кем-либо.

Вот только мой визитер явно не желал уходить. Он лишь все более настойчиво и методично долбил в дверь.

— Открой уже! Может, увидев тебя, он испугается и сбежит, — недовольно проворчал мой кроль. Иногда мне кажется, что Бубль считает, что меня создали специально для его комфорта.

Ладно, посмотрим, кому это так не терпится со мной пообщаться.

И только бездумно распахнув дверь, поняла, что следовало бы поинтересоваться личностью визитера заранее.

— О, привет, чудовище! Когда умереть успела? — радостно улыбаясь, приветствовала меня леди Вит. — Вчера вроде живой домой отправляла.

— Вообще-то это было сегодня. Утром, — мстительно напомнила я. Хотя надеяться на то, что в моем драгоценном шефе проснется совесть — занятие, полностью лишенное перспектив.

— Не придирайся к мелочам. Ладно, давай работать.

— Что? Опять?! — Это уже издевательством попахивает!

— Да нет, я не о том, — отмахнулась от ужаса на моем лице Витория, а потом задала совсем уж внезапный вопрос: — Ты сказки любишь?

— Смотря какие.

— Добрые, детские. Впрочем, в твоем детстве такие вряд ли были. Ну про добрую фею, например. Она там еще некрасивую дальнюю родственницу до полуночи превращает в само совершенство. Знаешь такую?

Я неопределенно пожала плечами. Со сказками у меня до последнего времени было напряженно. А среди альвийских историй я что-то такой сюжет не припоминаю.

— И в чем подвох? — подозрительно осведомилась я, твердо зная, что в случае с моим шефом без подвохов никак не обойдется.

— В том, что карета оказывается тыквой, лошади — крысами, а жених — слепым, глухим, и вообще возлюбленную лишь по туфельке узнать может. Фетишист, одним словом.

— Вот вы сейчас о чем? Намекаете, что зря я во все это влезаю? А разве не вы недавно убеждали меня поскорее привязать к себе Тиа, пока не одумался и не сбежал?

— Это я тебе сказку пересказывала. Древнюю народную мудрость, кстати.

— А делать-то что будем?

— Я же сказала: красоту наводить. А то твоим лицом сейчас только детей пугать.

Я невольно хмыкнула, вспомнив милые проказы своих деток. Думаю, им бы мой внешний вид даже понравился.

На реанимацию моего бедного организма и доведение его до всеобщих эстетических стандартов леди Вит убила часа три. Адептом какой великой силы она является, не знаю, но в итоге я все-таки стала похожа на живого человека, а не на пресловутый труп невесты.

— Ну как? — спросила она, обращаясь почему-то не ко мне, а к Бублю.

Кроль сосредоточенно засопел, внимательно меня изучая. Прям председатель строгого жюри на конкурсе красоты. Эстет ушастый.

— Сойдет, — наконец подвел итог мой фамильяр. — Краше все равно не сделать.

Диванный пуфик все-таки полетел в его сторону. Неблагодарная зверюга! И его я кормлю?!

Глава 10

РОДИТЕЛИ, ДЕТИ И ПРОЧИЕ ГОСТИ

На приеме собрался весь свет не только Айлетта, но и двух соседних государств. Как ба удалось выцыганить у эльроу их монарха, наверное, до конца дней моих останется загадкой, ибо Светоч лес не покидает ни под каким предлогом. Но он явился. Не один, конечно, в сопровождении мрачного Ширея и пятерки безликих. Впрочем, даже этот факт был не способен сегодня испортить мне настроение.

Да-да, настроение у меня все-таки поднялось. Стараниями леди Вит, разумеется. А как иначе! Приятно же увидеть в зеркале свое посвежевшее лицо, когда, как выразился мой кроль, до этого боролась с первыми признаками разложения. Н-да, загоняли меня практически вусмерть. Вероятно, поэтому и помогли — совесть загрызла. Хотя представить себе, чтобы леди Вит страдала таким недугом, не могу. Для главы разведывательного управления совесть — непозволительная роскошь.

Ну и драконы с ними! Что я все о своем шефе? Сегодня мой день, так что не будем его портить воспоминаниями о рабочих буднях. Тем более я уже тысячу лет не надевала парадных платьев. Если честно, первые минут пятнадцать ткань юбки казалась мне неоправданно легкой и струящейся, она путалась в ногах и стесняла движения. Да и корсет раздражал. Но я довольно быстро вспомнила, как надо ходить, дышать, жить во всем этом безобразии. В общем, в темно-алом платье, украшенном золотым шитьем, я казалась себе почти совершенством.

Вниз я пока не спускалась, лишь поглядывала украдкой, как приветствуют прибывающих гостей Марьяса и Рельм. Время от времени рядом с ними появлялись Мияла с Лиаль или Нандин, но непоседливые девицы быстро исчезали. Разумеется, детей обычно на приемы не допускали, но такие вот встречи по семейным поводам были исключением.

Правда, что-то моя ба немного переборщила с размахом мероприятия. Впрочем, меня это нисколько не удивляет. Когда это она останавливалась на малом, если могла заполучить нечто большее? Тем более мероприятие-то со смыслом: чем больше гостей — тем меньше шансов передумать.

Да-да, такие приемы проводят ради того, чтобы жених или невеста в последний момент не сдали назад. Своеобразная репетиция свадьбы, а также уверение всех близких и дальних знакомых, что решение обдумано, взвешено и обратному ходу не подлежит. Но это все в теории. На практике же будущие супруги порой умудряются так рассориться за эти два десятка дней подготовки к самой церемонии, что порой еще несколько лет не разговаривают. Впрочем, это уже скандал, причем из той серии, что будет обсуждаться годами.

Мне подобные перспективы не грозили. Тиа редко шел на конфликт, да и смысла мериться с ним упрямством у меня нет. Так что, если не разругаюсь с драгоценной ба и не пошлю все ближайшим лесом к троллям в степь, все будет хорошо.

В общем, постараемся до этого все-таки не довести.

О! Снова сюрприз. Мисса появилась. Вообще-то эта рыженькая лисичка когда-то училась вместе с нашей группой на боевом факультете, но после завершения обязательного четырехлетнего курса покинула институт. Как потом выяснилось, из-за нехватки средств на продолжение обучения. Так что последние два года она являлась послом Айлетта в Арай Эль. Но уже совсем скоро собиралась вернуться и закончить наконец образование. Может, даже в грядущем учебном году восстановится. А что? Компания Свитти и Эльке будет. Втроем-то безобразия устраивать в институте точно интереснее.

Кстати, раз уж речь зашла об интересе… Мне вот любопытственно: кого еще могла позвать моя драгоценнейшая бабуля? Уж больно неординарно она подбирала круг гостей, от девчонки из небогатой торговой семьи до Светоча лесных эльфов!

Я, украдкой просунув свой любопытный носик между столбиками перил, пыталась рассмотреть, кто успел явиться до того момента, как я заняла свой наблюдательный пункт.

Хм, а немало гостей пришло, пока я доводила свой внешний вид до совершенства! В основном это были представители демонической диаспоры Айлетта и мелкое дворянство, никого из моих близких знакомых. Ну да, ну да, первыми же обычно прибывают те, кто не может себе позволить ни секунды опоздания. А дружба с хозяевами дома дает если не право, то хотя бы возможность чуть задержаться в дороге.

О, кустик!.. Судя по тому, что он перемещается по холлу, это Елка пришел. Из всех лесных эльфов лишь он таскает на голове всевозможные сорняки. Сегодня, кстати, это какой-то низкорослый цветочек с ярко-розовыми бутонами. Занятное зрелище, будет потом что обсудить с ребятами.

Кстати, о прическах — интересно, почему это Расэль сегодня без перьев в волосах? Я уже так привыкла видеть его условно пернатым, что это даже как-то странно. Или Ширей по дороге из императорской головы все украшения повыдергивал? А что? Этот вполне может.

Пока я размышляла о странностях лесных ушастиков из старших семей, в холле появились новые действующие лица, а точнее семейство Орше с сопровождающими их лицами. Лиц, кстати, было много. Начнем с того, что Констан прибыл под ручку не со своей объявленной невестой, а с Карнелией. Впрочем, Фейри на это не обиделась, зацепившись за Майсиля. Но ладно бы этим все и ограничилось, так нет же! Рядом с главой семейства собралась целая толпа… дроу. Начиная с Альенты и Ежелии и заканчивая мальчиками-зайчиками из моей группы. Темные леди по случаю приема облачились в умопомрачительные темно-синие наряды: четкая линия лифа и полупрозрачная ткань юбки практически не оставляли простора для фантазии. И, судя по взглядам, бросаемым Мраком на идущую впереди парочку, состоящую из демона и нимфы, скандала нам не избежать.

Н-да, веселенький нас ждет вечер. Особенно если еще и Альента с Ширеем сцепятся, что с этой парочкой случается регулярно.

Следующими прибыли мои родители. Вот кто тихо-мирно, не привлекая к себе особого внимания, проскользнул в помещение и тут же затерялся в толпе! Итак, па и ма не заблудились в южных степях и предпочли сплавить единственную дочь замуж самолично. Даже не знаю, радоваться такому повороту событий или готовиться к проблемам. Ладно, поживем — увидим.

Следом за моими блудными родителями на пороге нарисовался дядюшка Анжей, разумеется, с супругой. Впрочем, недовольный вид «супруги» говорил сам за себя. В общем, Свитти была готова убивать кого угодно, лишь бы нашелся хоть сколько-нибудь весомый повод. Причем в таком состоянии для нее «весомым поводом» являлся даже случайно брошенный в ее сторону взгляд.

Эх, отвлечь бы ее, пока здесь все смертоубийством не закончилось. Я, конечно, не имею ничего против хорошей доброй традиции «если свадьба, то и драка», но до самой церемонии хотелось бы воздержаться от этих излишеств. Жаль, что спуститься к Свитти и принять удар на себя не смогу. До появления жениха и его семьи невесты не должно быть ни видно, ни слышно. Глупо, конечно, но сегодня мы с Тиа будем старательно изображать из себя сиамских близнецов.

Тяжело вздохнув, я проводила взглядом раздраженную подругу. Остается лишь верить, что Анжей воздержится от комментариев, иначе взрыв будет неминуем.

Да и Себастиану не мешало бы поторопиться. Я, конечно, из отчего гнезда уже вылетела, но ведь если его разнесут, то Марьяса переселится не к кому-нибудь, а ко мне! Да, это звучит страшно. Две взрослые демонессы с устоявшимися взглядами на свою (и чужую) жизнь в одном пространстве не уживаются. От слова совсем!

На мгновение представив себе эту безрадостную картину, я вздрогнула всем телом. Если два года назад у меня было лишь смутное предчувствие, что с бабулей я не уживусь, то теперь оно обернулось стойкой уверенностью. Нам с ба хватало трех минут, чтобы разругаться, устроить небольшой фейерверк и разойтись по своим углам до следующего раза. Что поделать — демонический темперамент, будь он неладен!

Кстати, о демонах… Это кто такой там нарисовался? Неужто Дарий с моей сестренкой? А почему я не в курсе? Темно-серое платье, украшенное серебряным шитьем, весьма красноречиво обтягивало заметно округлившийся живот моей младшей родственницы. Эй! Я вам глава клана — или кто? Почему я не в курсе?

Желание выбраться из укрытия и устроить небольшие семейные разборки было настолько сильным, что я почти плюнула на все правила и традиции… но меня удержали на месте. Обернувшись назад, я заметила пристроившуюся рядом со мной Лиаль. Девочка, поймав мой взгляд, вырази — тельно приложила палец к губам. А-а-а… все ясно, они тут в прятки играют, а я чуть не выдала наше убежище. Уж на мою кипящую праведным гневом особу обернулись бы все присутствующие.

Ладно, так и быть, Дария распну в каком-нибудь уголочке тихо и незаметно. А то взяли моду от главы рода скрывать его пополнение! Яллису бы тоже проучить не мешало, но беременных не бьют. Да и сестренка у меня очень чужому влиянию подвержена, а значит, виноват в любом случае Дар. Вот пусть и отвечает!

Пока я придумывала, как бы проучить супруга своей любимой родственницы, парочка успела скрыться из виду. Ладно, даже если они затеряются среди гостей, найти двух послов соседней державы у нас в столице не так уж и сложно — заметные фигуры, от людской молвы не скроешься.

Я так ушла в свои мысли, что чуть не пропустила прибытие Тиа. Семейство Арвишше появилось в полном составе. Даже Сея с собой взяли, изверги!

Лиа, заметив, куда я смотрю, чуть ткнула меня локтем — тебе, мол, пора. Я, растерянно потрепав дочь по голове, неловко кивнула. Если до этого момента происходящее мне было безразличным и можно было просто наблюдать за вереницей гостей, то теперь внутри словно что-то затрепетало. Странное чувство, испуг — не испуг, волнение — не волнение…

Эх, ладно, не съедят же меня там. Разве что понадкусывают немного…

Незаметно покинув свое убежище (не выдавать же Лиа, пусть играет), я направилась к лестнице, ведущей на первый этаж, к гостям. Считается, что выход невесты к жениху — это апофеоз грации и красоты. Так ли это, сказать не могу, но коленки у меня тряслись так, что, вероятно, со стороны я казалась припадочной. Зато теперь понятно, почему невеста от жениха не отходит — не может просто, так и перемещается исключительно на его тяговой силе.

Поймав себя на последней мысли, я невольно хихикнула и почти рухнула Тиа в объятия. Он, к счастью, настолько привык к моим выходкам, что поймал меня еще на подлете, а то быть бы мне первой невестой, распластавшейся перед семьей жениха.

— Крисса, вы само изящество, — с улыбкой произнес герцог Нимар. Несмотря на его серьезный вид, у меня сразу возникли сомнения в правдивости его слов. Издевается же наверняка! Какое к драконам изящество? Да я последние три ступени чуть кубарем не пролетела!

Но вместо того чтобы краснеть от гнева, я скромно потупила взор и благодарно улыбнулась.

— Я тоже счастлива лицезреть вас, лорд Нимар и леди Олеф. Сабриса, Мадлен, прошу, чувствуйте себя как дома.

Ответные улыбки девочек были куда более искренними. Они заговорщицки мне подмигнули и поспешили скрыться в толпе, оставив обязательно-протокольную часть на родителей и брата.

Мне же пришлось простоять рядом с ба и герцогом Арвишше еще с десяток минут, прежде чем эти взаимные расшаркивания закончились. Нимар, кивнув мне на прощанье, увел супругу с сыном куда-то в глубь особняка. Марьяса уже переключилась на новых гостей, а я осталась один на один с Тиа. И с нервами. Причем последние явно побеждали в схватке за обладание моим вниманием.

— Ты как? — заботливо поинтересовался Тиа, едва мы отошли в сторону.

— Как-как… — проворчала я. — Ноги не держат, в голове каша, а я вместо того, чтобы забиться в ближайший уголок и успокоиться, должна улыбаться и изображать товар на смотре.

— Ну значит, все нормально. — Я возмущенно воззрилась на этого предателя. — Если злишься и шипишь — точно в норме. А то на мгновение мне показалось, что в обморок бухнешься, — ехидно произнесли у меня над ухом, окончательно выводя из себя. Нашел над чем смеяться!

— Демонессы — не барышни-цветочки! — рассердившись, топнула ногой я. Тиа лишь улыбнулся.

Я же, сама того не заметив, избавилась от всякой нервозности. Возможно, этот вечер будет не таким уж и плохим.

Глава 11

НЕВЕСТА СБЕЖАЛА?

К концу вечера я устала улыбаться. Мышцы лица, казалось, одеревенели. А Тиа хоть бы хны! Последние полчаса я мстительно наступала ему на ноги, пытаясь хоть как-то согнать с его лица это благостное выражение. Не помогало. Разумеется, меня это лишь сильнее раззадоривало.

Себастиан же, не меняя выражения лица, подводил меня то к одной группе гостей, то к другой. Нас поздравляли, осыпали комплиментами и сомнительными пожеланиями. Я терпела, украдкой поглядывая по сторонам и прикидывая возможные пути к побегу. Периодически натыкалась на такие же дикие взгляды подруг. (Свитти и Эльку конвоировали их супруги и отпускать от себя явно не собирались.)

Присутствующие здесь же Витория и Карл Майшше, наблюдая за нами, откровенно забавлялись. Уж интерпретировать взгляды эта парочка умела как никто другой, иначе бы не возглавляли столько времени свои ведомства. Ох, чую, шеф потом долго мне будет припоминать этот вечер…

Впрочем, долго страдать на этот счет Тиа мне не дал, подхватив под локоток и в очередной раз устремляясь лишь к одной ему ведомой цели. На этот раз целью оказались эльфы. И, разумеется, в их числе обнаружилась остроухая «блондинка» с кустом на голове. Елка широко и радостно улыбнулся.

— Тиа, принцесса! А я вас как раз ищу, — воскликнул посол эльроу, ослепляя лучезарной улыбкой. Мне сразу же захотелось оказаться где-нибудь в другом месте. Для бедной меня Марсельян Элрон был слишком яркой фигурой, где бы он ни появлялся, его оказывалось слишком много. И, как назло, в лучшие друзья этот тип записал именно моего Тиа!

Выслушав ушастика до конца (задача, сразу скажу, не из легких, я от этого подвига сразу отказалась), Себастиан рассыпался в ответных комплиментах. Елка зарделся от удовольствия.

Тиа, пока наш приятель приходил в себя, подло ущипнул меня за локоть, напоминая о том, что и мне время от времени необходимо подавать голос. Выдавив из себя улыбку, я не самым искренним тоном произнесла:

— Прекрасно выглядишь сегодня. Этот цветок тебе очень идет.

Угу, только для горшка он бы подошел больше. Или для клумбы. Хотя чего я хочу от эльроу из старшего дома? У них там альвы через поколение в предках встречаются!

— Спасибо, принцесса. Кстати, напоминаю про ниэйское вино. Ты мне должна.

Я опешила. Так резко Елка переключался лишь на предсказания, но отправляться к нимфам ближайшее время я не собиралась… кажется.

— Ель, я не уверена, что у меня будет такая возможность, — попыталась увильнуть от уплаты этого долга я. Но не тут-то было!

— Будет! — припечатал он. — Так что, будь добра, поделись бутылочкой со старым хорошим другом.

— Угу, — безрадостно произнесла я, про себя гадая, какими судьбами я окажусь в Ниэйе и как скоро это произойдет. Если честно, такое путешествие казалось мне почти нереальным. Вот только Елка на моей памяти еще ни разу не ошибался, а значит…

Эх, опять куда-нибудь влезу. Любопытно, это случится до или после свадьбы?

Вот только долго размышлять мне на эту тему не пришлось, на глаза попались личности, которых я вообще не ожидала увидеть. У дальней стены, активно жестикулируя и что-то объясняя, обнаружилась Милада. Она стояла рядом с Кайлом и Ниналь, четой эльфов, связанных кровным родством с самим Светочем. Впрочем, удивило меня совсем не присутствие высокородных эльроу — таких в этой зале было с избытком. Именно Милада сбила меня с мыслей, последний раз я видела ее в Альвиссе, и тогда она не отрывала влюбленного взгляда от какого-то крылатого типа. Если честно, ни об альвийском городе, ни о тех несчастных, которые желали его возродить, думать не хотелось. Слишком много неприятных воспоминаний.

Впрочем, это не мешало мне время от времени возвращаться в тот небесный град во снах. Но это было моей маленькой тайной, которой я ни с кем не собиралась делиться.

— Кого ты там углядела? Миладу? Она тут случайно. Искала Кайла, а он вместе с супругой Расэля сопровождает.

И снова я не стала спрашивать о судьбе альвийского города и тех мечтателей, что так надеялись поднять его в небо. Милада была здесь, она выжила, а значит, и остальные, возможно, не пострадали.

Но думать об этом было неприятно, а потому я решительно перевела разговор на эльфов.

— А одного Ширея эльфийскому монарху мало? — ворчливо поинтересовалась я.

— Мне — много, — честно откликнулся обнаружившийся в трех шагах от нас Рас. — Это Ширею меня мало.

— Такой плохой монарх? — участливо спросила я, переключаясь на вредного эльроу. Мы с Расэлем друг друга уважали, но уважать еще не значит терпеть.

— Такой верткий монарх. Рей искренне думает, что в два глаза за мной не уследить, — широко ухмыльнулся Расэль. Я тут же оглянулась в поисках упомянутого эльфа. Ширея поблизости действительно не обнаружилось.

Я, невольно посочувствовав коллеге, хмыкнула. Хорошо, что у нас король вполне адекватный, а то пришлось бы, как некоторым, носиться по всей стране в поисках ушедшего в загул монарха.

— Кстати, мои поздравления жениху и невесте, — официальным тоном начал было Рас, но я уже так устала от всевозможных вариантов этой фразы, что ответила, не задумываясь:

— Знаешь, куда можешь их засунуть?

— Крисса! — Тиа тут же дернул меня за локоть. Не больно, но неприятно.

— Догадываюсь, — осклабился понятливый Рас. Уж он-то точно знал, каково быть в центре ненужного официоза. — Ладно, развлекайтесь, а мне пора, — внезапно ретировался эльфийский монарх. Впрочем, уже несколько мгновений спустя стало понятно почему, — мимо нас промчался рассерженно шипевший Ширей. Сообщать ему о том, что Рас только что был здесь, мы, разумеется, не стали.

— Как думаешь, найдет? — негромко поинтересовалась я у Тиа, едва глава эльфийской СБ затерялся в толпе.

— Не раньше, чем Расэль набегается, — пожал плечами лорд-директор. Для него это было чем-то обыденным. Странно, мне раньше казалось, что он не настолько близко знаком с ушастыми. Впрочем, я и его знакомству с леди Вит вначале значения не придала, а как оказалось, зря. Ладно, у всех могут быть свои небольшие тайны и секретики, это неизбежно.

— Устала? — внезапно поинтересовался Тиа. А ведь мне уже стало казаться, что он поставил своей целью загнать меня до смерти. А что? Может, у них с леди Вит заговор против моей персоны. Глядишь, потом еще и наследство на двоих поделят. — Мне не нравится этот блеск в твоих глазах, он малость отдает безумием. Думаю, тебе все-таки стоит немного отдохнуть.

С этими словами Тиа подвел меня к удачно расположившимся в тени Нилу и Милу. Компанию этим двоим уже традиционно составляла Нана. Наша юная драконесса старалась проводить как можно больше времени поближе к неприступному магистру. Нил ржал. Мил отбивался. В общем, все развлекались в меру сил и умений.

— Господа, я оставлю на вас ненадолго свою даму.

— Не волнуйся, обещаем, что никто с нескромными предложениями к ней сунуться не посмеет! — тут же откликнулся альв и, широко улыбаясь, пакостно заключил: — Ну кроме нас, разумеется.

— Тиа, ты, помнится, обещал его подержать, пока я воспитывать буду, — мстительно улыбаясь, произнесла моя вредность.

— Раз обещал — сделаем, — с серьезной миной заверил Себастиан и деловито уточнил: — Сейчас?

— Мил, они меня обижают! — тут же заныл Нил, мигом забыв про всю свою древность. Да даже Лиаль ведет себя более зрело!

— Крисса, Себастиан, готов вам помочь в деле его воспитания. — Милион был предельно серьезен. Разве что серые глаза чуть искрились от глубоко спрятанного смеха.

— И ты? Предатели! Вот возьму и уйду от вас!

— Куда? — не сговариваясь, в три голоса спросили мы и тут же рассмеялись. Кажется, к присутствию этого крылатого бедствия в Тейризе все уже привыкли. Еще немного, и он станет еще одной достопримечательностью нашего города, как королевский дворец, например, или вновь возведенная астрологическая башня института.

— Мало, что ли, мест на земле? — обиженно пробурчал Нил, отворачиваясь. К нашему удивлению, утешать его принялся не кто-то из нас, а Нана. Юная драконесса, до этого довольно ревниво поглядывавшая на альва и относившаяся к нему весьма прохладно, обняла его и, доверчиво прижавшись к удивленному крылатому, произнесла:

— Я тебе свою пещеру отдам. Хочешь?

На этот раз ржали все, лишь Нандин недоуменно хлопала ресничками, не в силах понять, что так развеселило нашу безумную компанию.

— Спасибо, — сквозь смех и слезы произнес Нил, — только ты меня и понимаешь.

Нана тут же приободрилась и стала выглядеть намного увереннее. Все, спелись. Даже жалко Милиона. Если уж Нил возьмется за дело всерьез, да еще и Нану подключит…

Прощайте, тихие спокойные дни, мне будет вас не хватать.

Тиа тем временем пришел в себя. Смерив нас фирменным взглядом лорда-директора, он произнес:

— Ладно, господа, Крис оставляю на вас. Смотрите у меня! Я скоро. — Последнее уже было адресовано мне.

Проводив взглядом Себастиана, я схватила за руку Нану и повернулась к мужчинам:

— Мы отлучимся ненадолго.

— Куда? — попытался остановить нас Нил, но мой ответ отбил у него всякое желание идти следом.

— В дамскую комнату. Или туда вы тоже отправитесь с нами?

Нана негромко хихикнула, видимо представив это шествие. Разумеется, мужчины тут же сдались. А мне только это и было нужно.

В просторном помещении, отведенном специально для уставших от затянутых корсетов дам, было прохладно. В настежь распахнутое окно влетал уже прохладный августовский ветер, напоминавший, что от лета остался лишь самый край. Уже совсем скоро начнут желтеть первые листья, а следом придут и дожди…

Впрочем, мое внимание привлекла не столько развевающаяся занавеска, сколько две дамы, расположившиеся в непосредственной близости от нее. Иэлла сидела в кресле и потягивала сок через трубочку из высокого стакана. Свитти с остервенением мыла руки в небольшом тазу, предназначенном для застирывания случайных пятен на вечерних туалетах.

Собственно, в этой комнате (ну и в трех смежных с ней) было все необходимое для любой нормальной женщины: напитки, чистая вода и моющие средства, разноцветные нитки и шитье, возможность чуть ослабить шнуровку корсета вдали от чужих глаз.

— Сбежали? — подходя к подругам, ехидно поинтересовалась я. Нана, как только я ее отпустила, тут же ускакала в соседнее помещение, дарующее еще большее уединение. Тем лучше.

— В дамскую комнату мужей, к счастью, не пускают, — пробурчала Савита, деловито сворачивая мыльному куску шею. Ну движения ее пальцев больше всего напоминали именно это действо. Мыло, не выдержав такого надругательства, рыбкой выскользнуло у нее из рук и упало в воду. Свитти раздраженно выругалась.

Н-да, знатно дядя Анжи достал свою супругу… Доиграется ведь еще!

— А как же горничные или камеристки? — ехидно уточнила я. Девочки уставились на меня так, словно сейчас убьют, лишь бы эта идея не достигла ушей их дражайших половинок. — Неужели все так плохо? — уже без тени юмора поинтересовалась я. Видеть своих подруг такими мне было неприятно. К сожалению, их мужьям я сочувствовала ничуть не меньше.

Свитти медленно ополоснула руки в помутневшей от мыла воде и, не отрывая взгляда от поднятой ряби, задумчиво спросила:

— Крис, скажи, ты уверена, что это тебе надо? Церемония, подарки, семейная жизнь… Ты действительно уверена, что все будет именно так, как хочешь? Ты же магиня, в конце концов. Дипломированная. Так стоит ли лишь из-за некоторой известности при дворе затевать все это?

Умеет же Свитти подбирать нужные слова. Я люблю Тиа, это факт. Но стоит ли ради этой любви ломать устоявшийся быт? Я ведь прекрасно понимаю, о чем мне тут толкует подружка. Для магов законы общества не столь суровы, а уж для боевиков и вовсе делается исключение на исключении. Да если бы не моя известность при дворе (внучка самой Огненной как-никак), никому бы и дела не было, в каких отношениях и с кем я состою. Списали бы все на распущенность колдунов и ведьм и успокоились. Но Марьяса Лиршей слишком заметная фигура, чтобы не рыться в жизни ее и окружения. А бабулю лучше бы не злить.

— Крис, не слушай ты ее, если хочешь, то… — Элька попыталась исправить ситуацию, но, кажется, сама не нашла причин, чтобы оправдать грядущую церемонию. А ведь поначалу они обе пытались меня выдать за Тиа в максимально сжатые сроки. Так что за этот год изменилось? И не изменится ли мое собственное отношение через год?

— Мне казалось, что все не так ужасно, — невольно произнесла я, отводя взгляд. Почему-то стало грустно. Не только за подруг — за всех нас.

— Оно и не ужасно. Просто почему-то после брака мужчины утрачивают способность слушать. Словно им это больше не надо. Словно заполучив нас, они приобрели не спутницу жизни, а верную беспрекословную рабыню, — негромко высказала свои наблюдения Иэлла. В отличие от Свитти, мгновенно вспыхивающей от любого слова, нимфа раздора была осторожнее, вдумчивее и наблюдательнее, но от этого легче ей не было.

— Да уж, слов они точно не понимают! — раздраженно фыркнула Савита, после чего повернулась к окну и решительно дернула занавеску в сторону. Ткань надсадно затрещала — силу сдерживать моя подруга явно не собиралась.

— А какие еще есть варианты?

— Посольство Димиании. Но это уже совсем на крайний случай.

— Ни в одной из вас нет крови демонов. Их законы вам не помогут, — невольно улыбнувшись, напомнила я. Сама эта идея казалась мне не более чем забавным фарсом.

— Устроим женскую революцию — и введем свои законы, — решительно произнесла Свитти, и я поняла, что шутки кончились. Анжей все-таки довел ее. И единственное, что я сейчас могу сделать — попытаться направить ее энергию в мирное русло. — Вы со мной?

Я подозрительно глянула на увлекшуюся новой идеей подругу:

— Делать революцию?

— Пока лишь совершать побег! — негодующе фыркнула Свитти и указала на окно. — Второй этаж — сущая мелочь. Плюс у вас под этим окном всегда какие-то пушистые цветочки росли, не расшибемся.

— А дальше куда? — хмуро поинтересовалась Иэлла. Ей идея Свитти явно не пришлась по душе.

— Да хоть куда! Лишь бы подальше от всего этого безумия!

Пытаться образумить Свитти — все равно что пытаться остановить летящего дракона. Бесперспективно.

— А может, в агентстве перекантуемся? — сама не зная зачем, ляпнула я. Девчонки тут же посмотрели на меня, и в их глазах было столько надежды и благодарности… Ну не могла я забрать свои слова обратно. Это же все равно что голодного щенка сначала подманить едой, а потом пнуть под брюхо!

— Так чего мы ждем?!

И как-то незаметно энтузиазмом Савиты заразились все. Вероятно, мне просто не хватало приключений.

Так почему не пуститься в новые?

Глава 12

СТАРОЕ НОВОЕ ДЕЛО

Несмотря на все мои опасения, о нашем внезапном исчезновении с приема в утренних газетах не было ни слова. То ли мужья моих подруг уже смирились с внезапными отлучками своих драгоценных половинок, то ли решили дать время, чтобы они перебесились. Второе, кстати, вполне могло быть правдой, особенно если Себастиан успел вовремя влезть в это дело и вставить пару крепких слов.

Ладно, с подругами все ясно. Сбежали и сбежали. А что со мной? Я в своем статусе беглянки все еще сомневалась. Не со свадьбы же удрала, верно? Да и на приеме показалась всем желающим, а потому мое исчезновение если и подействовало кому-то на нервы, то исключительно моим близким — родителям, ба и Тиа.

Впрочем, последний уже должен был привыкнуть к моим выходкам, и, будем честными, вчера он слишком давил на меня своим присутствием. Словно опасался, что я в любой момент дам деру.

С другой стороны, а разве не так я и поступила, едва он ослабил бдительность?

Н-да, странная ситуация.

Но ее обдумаем позже, а пока нам предстоит уборка. Генеральная. Ибо в последний раз здешние полы и стены видели тряпку два года назад.

Благо рабочей силы у меня в достатке.

Порадоваться этому я не успела. Из-под потолка раздался ехидный голосок.

— Хозяюшка, пауков выселять? Или оставим их на развод? Их тут у тебя уже пара семей точно! — поинтересовалась Свитти, дразня меня и тем самым развлекаясь.

— А под полом точно мыши завелись. Я ночью отчетливо слышала писк! — Это уже Элька с кухни. Видимо, решила добавить пару замечаний и от себя. Хорошие у меня подруги, сочувствующие…

— Последняя мышь тут повесилась еще в позапрошлом году. От голода! — вместо меня сочла нужным ответить моя подруга, приводившая в порядок потолок в гостиной. Из всех нас основами левитации кое-как владела лишь она. О том, что можно просто попросить стремянку у соседей, никто из нас, разумеется, не вспомнил.

— Не нравится жилье — ищите другое, — достаточно громко, чтобы меня услышали обе вредные особы, проворчала я.

Если я рассчитывала этим их угомонить, то определенно просчиталась. Свитти и смирение — совершенно несовместимые друг с другом понятия.

— Мы свое проживание отрабатываем, между прочим! Сейчас паутину с углов снимем, пыль всю выметем — и хоть снова клиентов начинай принимать. Кстати, Крис, не хочешь тряхнуть стариной? Помнишь, какие странные пары у тебя поначалу получались? То оборотень с феей света, то нимфа с троллем… Красота!

Ох! Кстати, Ари с Хрином до сих пор неподалеку живут. Надо будет пригласить их на чай. Да и посмотреть на семейную жизнь тролля-кузнеца с нимфой-швеей любопытно. Может, хоть у них все получилось? А то начинаю сомневаться в собственных силах. У Мила вон тоже дар имеет изначально светлую природу, но из-за разбавленной крови нашего магистра порой его способности оборачиваются против владельца.

Подтверждать свои подозрения мне совсем не хотелось; если честно, после историй подруг я боялась возможных последствий, но посмотреть правде в глаза рано или поздно придется.

Так что, побродив еще несколько минут по комнатам с метелкой для пыли и заслужив два рыка «лучше иди убирай в другом месте», я все-таки решила предпринять вылазку наружу.

Для того чтобы добраться до швейной мастерской Ари у меня много времени не ушло. Здесь за последние два года ничего не изменилось. Даже замужество не заставило нимфу закрыть лавку или переехать. Впрочем, назвать полноценным домом кузню Хрина можно было лишь с сильной натяжкой, так что вполне логично, что после свадьбы парочка решила обосноваться на территории супруги.

Бросив взгляд на заметно поднявшееся солнце, я прикинула, что тролля в этот час дома быть не должно. А потому была вероятность просто поболтать с Ари о своем, о девичьем, не отвлекаясь на присутствие особей мужского пола.

Едва я только нарисовалась на пороге, как на меня тут же налетела выбежавшая на звон колокольчика нимфа.

— О, Крис, ты-то мне и нужна! — огорошила она, вцепившись в мои плечи мертвой хваткой. Кажется, супружество с троллем пошло ей на пользу. По крайней мере, раньше я за ней такой силы не замечала.

— Что-то случилось? — ожидая худшего, спросила я.

— Да, моей подруге нужна твоя помощь, — сообщила Ариадна, и у меня не возникло сомнений в том, что помогать придется.

— Помощь кого? Мага? — безрадостно осведомилась я. Отказывать Ари мне не хотелось, но в ближайшее время маг из меня был никудышный, хоть и вполне дипломированный.

Впрочем, нимфа тут же поспешила меня «успокоить»:

— Нет, феи любви. А то крутится вокруг нее какой-то подозрительный тип. На афериста похож, а она все — любовь, любовь.

— А кто у нас подруга?

— Нимфа виноделия.

Что, у нас в Тейризе и такие водятся?

Впрочем, эти мысли я озвучивать не стала. Зачем же расписываться в своей полной профнепригодности?

С другой стороны, Ариадна никогда язык за зубами держать не умела, а потому тут же все выболтала:

— Власава всего год как к нам переехала. Она прошлым летом обедневшие виноградники купила, ну и винодельню старую. Но там работы непочатый край. Вот она и наняла себе в помощники какого-то приблудного эльфа. Он обещался ей помочь с выращиванием винограда — мол, старому вторую жизнь подарит, а новый расти под его присмотром быстрее будет.

— Обманул? — деловито поинтересовалась я.

— Нет, но девке голову заморочил. А она молодая еще совсем, зеленая. Ее из Ниэйи никто отпускать не собирался, а она уперлась, и ни в какую! Хочу, мол, в Тейриз — и точка.

— Да что она у нас забыла-то?

— Местные сорта винограда, — чуть заметно поморщилась Ари. — Они хоть и плохонькие, но Власа захотела попробовать и с ними поработать. Плюс кое-какие из ниэйских сортов вполне способны здесь прижиться…

Все ясно. Энтузиаст своего дела. Таким на месте точно не усидеть.

— Ладно, погляжу я твою подругу и ее ухажера, — устало вздохнула я.

Если честно, возвращаться к практике брачного агентства я не собиралась, но разве откажешь подруге? Мы хоть и виделись в последний раз уйму времени назад, но взаимной симпатии долгая разлука не убила. Да и некоторое чувство вины из-за того, что Ари в свое время оказалась жертвой одного из моих зелий, играло свою роль. Вернее, жертвой был Хрин, но тут большой вопрос, кому приходится хуже — тому, кто выпил приворотного зелья, или объекту его «пламенных чувств». Лично мне всегда казалось, что второе — хуже. Впрочем, это, вероятно, из-за того, что в свою очередь я также от этого пострадала.

— Когда я с ними познакомлюсь? — наконец полюбопытствовала моя ушастая персона, решив оставить ностальгические воспоминания на далекую старость.

— Сейчас! Я только девочек предупрежу, что отлучусь на полчасика, — заявила Ари и, не дожидаясь возможных возражений, убежала в задние комнаты. Мне оставалось лишь недоуменно смотреть ей вслед. Раньше она работала одна, но за последние два года ее дела, видимо, пошли в гору, и она обзавелась наемными работницами.


Власава оказалась весьма миловидной девочкой; именно девочкой, а не девушкой. На вид ей было лет шестнадцать, невысокая, хрупкая блондиночка с осиной талией и едва наметившейся грудью. Да и в жестах, интонациях и взглядах было что-то от музы. Впрочем, как вскоре выяснилось, не зря мне так показалось. Мамой моей новой знакомой именно муза и была. Я тут же прониклась к Власе сочувствием — что такое нимфа искусств в роли родной матери, я знала по собственному опыту. Но мне хоть повезло унаследовать внешность от отца.

В общем, на самом деле Власава оказалась моей ровесницей, но выглядела при этом лет на семь младше и раз в десять наивнее. Так что понять желание Ариадны защитить это невинное создание было совсем не сложно. Власу хотелось оберегать. Впрочем, у некоторых личностей эта царящая вокруг нее атмосфера детской невинности вызывала прямо противоположные чувства.

Что ж, раз с нимфой виноделия разобрались, не мешало бы взглянуть на виновника моего визита. Поинтересовавшись у Власы, где сейчас ее помощник, мы узнали, что в это время он всегда находится на виноградниках. Мы благодарно кивнули и сказали, что пойдем поздороваемся и с ним. Девушка восприняла это как должное и просила заходить еще.

Выйдя за двери винодельни, я невольно вздохнула. Ариадна понимающе посмотрела на меня. Видеть такую наивность и веру в других было почти больно. На фоне таких детей порой кажешься сам себе чудовищем.

Впрочем, демонам точно живется проще, а потому нечего и жалеть.

До виноградников далеко идти не пришлось. Они начинались прямо за винодельней. Искомый объект обнаружился, едва мы свернули на протоптанную между лозами дорожку. Судя по тому, что висевшие гроздья лишь только-только начали темнеть, растущие здесь сорта были поздними.

Впрочем, о винограде я забыла сразу же, как рассмотрела мужчину.

Эльф на эльфа не походил вовсе. Единственное, что его объединяло с эльроу — остроухость. В остальном он был ожившей иллюстрацией того, как не должны выглядеть уважающие себя ушастики. Начнем с того, что волос у него на черепе не было вовсе. Да-да, впервые в истории зарегистрирован лысый эльф! Так над собой даже дроу не издевались.

А уж шрамы через всю морду и вовсе не из тех украшений, коими способен гордиться любой из представителей дивного остроухого племени.

Н-да, понятно, почему Ари восприняла в штыки привязанность юной подруги к этому эльроу. Да у этого типа на роже написано, что он бандит в десятом поколении!

— Добрый день, э-э-э…

— Шрам.

Угу, я вижу. Но на эльфийское имя это похоже мало. Но ничего не поделаешь — везет мне на странных ушастиков.

— А я Крисса.

Он хмыкнул:

— Не эльфийское это имя.

— Да твое тоже как-то не так звучит, — огрызнулась я, еще в прошлом году замаявшись объяснять остроухим, что я демон, а не эльроу. Мне, кстати, так и не поверили. Что ж, как показали недавние события, возможно, не так уж они были и не правы.

— Ладно, — согласно кивнул Шрам, признавая мое право называться, как хочу. — С чем пришли?

— На тебя посмотреть, — честно ответила я.

— У нас здесь виноградники, а не музей уродцев, — пробурчал эльф и отвернулся. Видимо, аудиенция у его светлости закончена. Н-да, забавный ушастик.

Я повернулась к Ариадне. Та бросила весьма выразительный взгляд в спину на удаляющегося эльроу. Сомневаться в честности этого типа у нее были все основания. Но я все-таки склонялась к несколько иной точке зрения.

— Разберемся, — ответила я на невысказанный вопрос нимфы. Дельце действительно предстояло не из легких. Но на самый крайний случай у меня имелся запас собственноручно сваренных зелий. Впрочем, до этого хотелось бы не доводить.


Однако до крайних мер мы все-таки дошли. Примерно через неделю ежедневных визитов к Власе. Впрочем, оно и понятно. Странно, что моего терпения вообще хватило настолько. Просто любое мое появление за обеденным столом вызывало у Шрама на лице такую скептическую мину, что мне очень хотелось в него запустить ложкой. Но не на глазах же у ребенка! Тем более Власава смотрела на нас с такой детской доверчивостью и верой в добрых сказочных героев, что образцово себя вела не только я, но и эльф.

В общем, долго так продолжаться не могло. Так что в один из своих визитов я, воспользовавшись доверчивостью Власы, подлила Шраму общеукрепляющего собственного производства. Эффект не заставил себя долго ждать. К моему удивлению, положительный. Так как я совершенно не ожидала от этой ушастой страхолюдины каких-либо нежных чувств к нимфе, то оказалась к такому не готова. Я-то просто вывести его на чистую воду хотела, а не устраивать для девочки романтическое испытание в две недели.

Короче, ретировалась я сразу, как поняла свою ошибку. Скомканно попрощалась, пожелала Власе удачи и позорно сбежала успокаивать Ари. Подумаешь, подозрительный эльф! Она же тролля приметила — и ничего, живет как-то. Вот и подруга у нее справится. Ну я надеюсь…


Дней десять от Власы ничего не было слышно. Я же маялась, ибо разбуженная совесть не переставая меня грызла. Девочки, наблюдая мои метания, уже откровенно посмеивались. Мне даже хотелось сделать им гадость и напомнить про мужей, а то они как-то слишком в свободу заигрались. Две недели не давать о себе знать — тоже не де