Book: 1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом



1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Алексей Валерьевич Исаев

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Купить книгу "1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом" Исаев Алексей

Пролог. Перемены на Западном фронте

Когда 31 января 1945 г. передовыми отрядами армий 1-го Белорусского фронта были захвачены плацдармы на Одере, разница между положением советских и англо-американских войск была огромной. Союзники СССР по антигитлеровской коалиции только-только оправились от сильного удара, нанесенного им немецким наступлением в Арденнах. Передовые советские части стояли на Одере в 70 км от Берлина, а войска союзников находились в сотнях километров от него на западной границе Германии. Более того, наступление на «Линию Зигфрида» в районе Эйфеля, начатое 28 января силами 1-й и 3-й американских армий, через три дня было остановлено Эйзенхауэром. Продвижение вперед было непропорционально потерям. Это стало одной из причин того, что на Ялтинской конференции Берлин был отдан в советскую зону оккупации.

Однако в феврале и марте 1945 г., когда советские фронты на берлинском направлении переживали кризис на флангах, англо-американские войска провели ряд операций, приблизивших их к немецкой столице.

Первым шагом стало продвижение к Рейну, начавшееся 8 февраля 1945 г. с наступления 1-й канадской армии из района Неймегена. 23 февраля к наступлению присоединились 1-я американская армия Ходжеса и 9-я армия Симпсона. Две армии начали наступление с рубежа реки Рур навстречу канадцам. Общий замысел наступления союзников предусматривал окружение немецких войск на западном берегу Рейна. 3 марта американские и англо-канадские войска соединились у немецкого города Гельдерна. 7 марта с захватом железнодорожного моста через Рейн у Ремагена был образован первый плацдарм союзников на восточном берегу реки. Это был единственный мост через Рейн, доставшийся союзникам неповрежденным. Для уничтожения моста у Ремагена были привлечены все средства, начиная от традиционной артиллерии и экзотических подводных диверсантов и заканчивая «чудо-оружием». По мосту было выпущено 11 ракет «Фау-2», что было единственным применением ракет в тактических целях. Для уничтожения моста была сформирована специальная группировка, состоявшая из 8 бомбардировщиков «Арадо-234» (из 76-й бомбардировочной эскадры) и примерно 30 «Me.262» из I группы 51-й бомбардировочной эскадры. Первый налет не привел к успеху, равно как и следующие 12. В конце концов бомбардировщику «Арадо-234» удалось повредить один мостовой пролет, но инженерные подразделения американцев быстро его исправили. Но в конце концов сильно поврежденный мост рухнул сам по себе, от близкого разрыва тяжелого снаряда. Однако к тому моменту американцы переправили на плацдарм пять дивизий, и разрушение моста запоздало.

Далее немецкое командование попало в типичную для стороны, вынужденной вести пассивную оборону, ловушку. Командующий группой армий «Б» Модель считал, что американцы начнут прорыв с северного фаса плацдарма у Ремагена с целью обеспечить форсирование Рейна своим соседям. Командующий оборонявшейся по периметру плацдарма 15-й немецкой армией фон Цанген считал более вероятным направлением удара центральную часть плацдарма. Однако последнее слово было за Моделем, и LIII корпус Байрлейна, в котором было сосредоточено большинство танков 15-й армии, занял оборону на северном фасе Ремагенского плацдарма. Здесь на реке Зиг была создана наиболее прочная оборона. В центре оборонялся второй по силе LXXIV корпус, а южный фас плацдарма занимал самый слабый LXVII корпус.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Американские солдаты у башенок знаменитого «моста Людендорфа». Захват моста через Рейн у Ремагена не только облегчил союзникам наступление на восток, но и определил их стратегию


Вопреки ожиданиям Моделя удар был нанесен в центре Ремагенского плацдарма. Начавшаяся 25 марта операция американских войск под кодовым наименованием «Вояж» уже на следующий день привела к обвалу немецкой обороны. Танки и «Ягдтигры» корпуса Байрлейна были просто обойдены. Уже 29 марта танковая колонна 1-й американской армии, пройдя за день 70 км, оказалась в 25 км от Падеборна, глубоко в тылу войск группы армий «Б». После короткого, но кровопролитного сражения у Падеборна 1 апреля кольцо окружения вокруг немецкой группировки в Руре замкнулось. В гигантский «котел» попали около 370 тыс. человек. 28 марта Рур был объявлен «фестунгом», и вместо отступления на восток Модель решил его оборонять. В свою очередь, американское командование в лице Эйзенхауэра приняло решение сосредоточить усилия на периметре «котла», стремясь разбить окруженные войска противника. С этой целью 9-я американская армия была передана из состава 21-й группы армий Монтгомери в 12-ю группу армий Бредли.

Англичане были отнюдь не в восторге от принятых Эйзенхауэром решений. 1 апреля 1945 г. Черчилль пишет президенту Рузвельту:

«…Русские армии на юге, судя по всему, наверняка войдут в Вену и захватят всю Австрию. Если мы преднамеренно оставим им и Берлин, хотя он и будет в пределах нашей досягаемости, то эти два события могут усилить их убежденность, которая уже очевидна, в том, что все сделали они. Поэтому мое мнение таково, что с политической точки зрения мы должны вклиниться в Восточную Германию настолько глубоко, насколько это возможно, и, разумеется, захватить Берлин, если он окажется в зоне досягаемости»[1].

Однако умирающий Рузвельт (американский президент скончался 12 апреля) уже не мог повлиять на верховного главнокомандующего союзными экспедиционными силами в Западной Европе. Эйзенхауэр имел достаточные полномочия для проведения в жизнь принятых им решений. В своих воспоминаниях он впоследствии объяснял логику своих действий следующим образом: «Естественной целью за пределами Рура являлся Берлин – символ остававшейся немецкой мощи. Его взятие было важно как психологически, так и политически. Но, на мой взгляд, он не являлся ни логичной, ни наиболее желанной целью для войск западных союзников. Когда в последнюю неделю марта мы стояли на Рейне, до Берлина оставалось триста миль. На пути к нему, в двухстах милях от нашего фронта, лежала река Эльба, служившая значительным естественным препятствием. Русские войска прочно закрепились на Одере, захватив плацдарм на западном берегу этой реки, всего в тридцати милях от Берлина. Возможности наших тыловых служб по обеспечению войск, в том числе способность доставки на фронт до 2 тыс. тонн грузов ежедневно средствами транспортной авиации, позволяли обеспечивать продвигавшиеся головные колонны через Германию. Но если бы мы задумали бросить достаточную группировку, чтобы форсировать Эльбу с единственной целью овладеть Берлином, то возникли бы следующие осложнения. Первое: по всей вероятности, русские окружили бы Берлин задолго до того, как мы подойдем туда. Второе: снабжение крупной группировки на таком расстоянии от основных баз снабжения, расположенных к западу от Рейна, привело бы к практическому отключению войск от боевых действий на всех остальных участках фронта. Идти на такое решение я считал более чем неразумным: оно было просто глупым решением. Помимо окружения Рура нужно было срочно решить еще несколько крупных задач»[2].

Таким образом, со стороны американского командования имел место сознательный отказ от участия в битве за Берлин. После того как у Монтгомери отобрали 9-ю американскую армию, перспектива прорыва к немецкой столице англичан была тем более туманной. Впоследствии это решение Эйзенхауэра стало объектом резкой критики, т.к. вместо почетной миссии взятия Берлина американским солдатам пришлось вести бои с окруженными немецкими войсками. К 18 апреля рурский «котел» окончательно развалился. 21 апреля командующий группой армий «Б» Вальтер Модель покончил жизнь самоубийством. Всего американскими войсками в Руре было взято в плен 317 тыс. человек – больше, чем в Сталинграде и в Эль-Аламейне, вместе взятых. Это стало некоторым утешением за ускользнувший из рук Берлин.

Цейтнот

Первые проработки плана наступления на Берлин, согласно мемуарам Г.К. Жукова, появились еще в ноябре 1944 г., когда 1-й Белорусский фронт стоял на Висле. В результате Висло-Одерской операции были захвачены плацдармы на Одере в 70 км от Берлина. В середине февраля 1945 г. армии фронта даже получили директивы на удары в направлении Берлина. К тому моменту войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов вклинились на территорию Германии до Одера, оставив на флангах крупные группировки противника в Восточной Померании (к северу от вбитого до Одера клина) и Силезии (на юге).

Однако вновь созданная немцами группа армий «Висла», усиленная свежесформированными и переброшенными с других участков фронта дивизиями, оказалась прочнее, чем представлялось поначалу. Февральское наступление 2-го Белорусского фронта К.К. Рокоссовского в Померании забуксовало, затем последовал контрудар немецкой 11-й армии из Померании во фланг войскам на берлинском направлении (операция «Солнцестояние»). Наступать на Берлин, отвлекая значительные силы на прикрытие флангов, было рискованно. Дело было не только в возможности контрударов противника, но и в недостаточном количестве войск, которые могли быть использованы для удара в направлении немецкой столицы. Половина общевойсковых армий 1-го Белорусского фронта в феврале 1945 г. стояла фронтом на север, в сторону Балтийского моря, а не в сторону Берлина. Директивы на Берлинскую операцию пришлось положить под сукно.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Старая рейхсканцелярия. Балкон был пристроен по требованию Гитлера в первые годы его власти для общения с народом


Март 1945 г. был посвящен ликвидации фланговых угроз. Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов развернулись своими главными силами на север и юг соответственно. Последовал ряд ударов, в результате которых была очищена от противника Восточная Померания, нанесено поражение 3-й танковой и 2-й армиям группы армий «Висла». Также в марте нанесен ряд тяжелых поражений группе армий «Центр» в Верхней и Нижней Силезии. Главной ударной силой этих операций стали четыре танковые армии двух фронтов.

Однако о наступлении на Берлин не забывали. В то время как гремели бои в Померании, стоявшие на Одере армии 1-го Белорусского фронта занимались расширением захваченных плацдармов. Противником советских войск в этих боях стала немецкая 9-я армия, подчиненная группе армий «Висла». Ряд последовательных ударов принес успех. К концу марта 1945 г. в 60 км от Берлина был образован Кюстринский плацдарм, ширина и глубина которого позволяли собрать на нем крупную ударную группировку для наступления на столицу Третьего рейха.

Обеспечив себя в марте крупным монолитным Кюстринским плацдармом, Г.К. Жуков не собирался останавливаться на достигнутом. На 3 апреля 1945 г. было назначено начало частной операции по объединению плацдармов 33-й и 69-й армий у Франкфурта-на-Одере. Ликвидацией фракфуртской группировки противника Жуков собирался обеспечить себе более широкое поле выбора направления главного удара. Приказ на наступление на Франкфурт был подписан 26 марта, а к 28 марта были разработаны два плана наступления на Берлин. Они получили наименование вариантов «А» и «Б». По плану «А» предполагалось наступать на немецкую столицу, сосредоточив главные силы фронта на Кюстринском плацдарме. По плану «Б» основная ударная группировка сосредотачивалась на плацдарме у Франкфурта-на-Одере, захват которого собирались начать 3 апреля. Вариант «Б» предусматривал сосредоточение на Франкфуртском плацдарме 8-й гвардейской, 69-й и 33-й общевойсковых армий. На Кюстринском плацдарме оставалась 5-я ударная армия, усиленная 11-м танковым корпусом. 1-я гвардейская танковая армия должна была наступать в полосе 69-й армии, а 2-я гвардейская танковая армия – в полосе 8-й гвардейской армии. Тем самым главный удар войск 1-го Белорусского фронта должен был наноситься в обход трудного для наступления участка местности перед Кюстринским плацдармом – Зееловских высот. Даже само по себе образование второго крупного плацдарма рассеивало внимание противника. Немцам пришлось бы держать резервы на подступах к обоим плацдармам. Прорыв с одного из них означал перемалывание резервов немецкой 9-й армии по частям, сначала близлежащих, а потом спешно переброшенных с неатакованного периметра второго плацдарма.

С двумя вариантами плана операции, в прекрасном расположении духа, Г.К. Жуков отправился 29 марта в Москву на прием к И.В. Сталину. На тот момент у него были все основания считать, что время еще есть. Войска 2-го Белорусского фронта еще штурмовали Данциг и Гдыню, в Силезии в самом разгаре было наступление 1-го Украинского фронта. Скорого высвобождения войск Рокоссовского и Конева ожидать не приходилось, и судьба Франкфурта-на-Одере казалась уже решенной. Однако выбор варианта «А» или «Б» стал выбором политическим, а не военным. Крушение немецкого фронта на западе и не вполне очевидные планы союзников относительно Берлина побудили советское верховное командование не затягивать с наступлением на немецкую столицу.

В Москве командующего фронтом ждал сюрприз. Жуков вспоминал:

«29 марта по вызову Ставки я вновь прибыл в Москву, имея при себе план 1-го Белорусского фронта по Берлинской операции. Этот план отрабатывался в течение марта штабом и командованием фронта, все принципиальные вопросы в основном заранее согласовывались с Генштабом и Ставкой. Это дало нам возможность представить на решение Верховного Главнокомандования детально разработанный план.

Поздно вечером того же дня И.В. Сталин вызвал меня к себе в кремлевский кабинет. Он был один. Только что закончилось совещание с членами Государственного Комитета Обороны.

Молча протянув руку, он, как всегда, будто продолжая недавно прерванный разговор, сказал:

– Немецкий фронт на западе окончательно рухнул, и, видимо, гитлеровцы не хотят принимать мер, чтобы остановить продвижение союзных войск. Между тем на всех важнейших направлениях против нас они усиливают свои группировки. Вот карта, смотрите последние данные о немецких войсках.

Раскурив трубку, Верховный продолжал:

– Думаю, что драка предстоит серьезная…

Потом он спросил, как я расцениваю противника на берлинском направлении»[3].

Что интересно, в своих мемуарах Георгий Константинович даже не стал вспоминать о двух вариантах операции. Впоследствии о втором плане наступления 1-го Белорусского фронта ходили самые фантастические легенды. Наиболее существенным недостатком варианта «Б» была потеря времени на объединение плацдармов 33-й и 69-й армий и разгром многочисленного гарнизона Франкфурта-на-Одере. В этих условиях выбор варианта «А» становился очевидным. Нужно также сказать, что корректировка мартовских планов вряд ли бы облегчила принятие решения о направлении наступления. Одновременно объединить Кюстринский плацдарм и захватить Франкфурт-на-Одере было бы проблематично.

Следующим шагом стало привлечение к Берлинской операции застрявшего в Верхней Силезии 1-го Украинского фронта. Жуков вспоминал:

«Обратившись к А.И. Антонову, Верховный сказал:

– Позвоните Коневу и прикажите 1 апреля прибыть в Ставку с планом операции 1-го Украинского фронта, а эти два дня поработайте с Жуковым над общим планом»[4].

Для командующего 1-м Украинским фронтом визит в Москву также стал неожиданностью, но неожиданностью приятной. И.С. Конев прибыл в Москву 31 марта 1945 г. Еще в феврале 1945 г. его войска начали наступление с прицелом на Дрезден. Тогда его пришлось остановить на рубеже Нейсе и развернуть в сторону флангов. Однако берлинское направление с точки зрения подготовки наступательных планов не было в новинку для Ивана Степановича. Теперь ему предстояло действовать куда ближе к Берлину, чем планировалось в феврале 1945 г.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

СУ-76М где-то в Германии. САУ этого типа в 1945 г. были вторым по распространенности образцом бронетехники Красной армии после Т-34-85.


На следующий день после приезда Конева состоялось совещание с участием командующих двумя фронтами. Приглашать в Москву накрепко засевшего под Данцигом К.К. Рокоссовского было бессмысленно. С его поздним вступлением в борьбу за Берлин Верховный уже смирился. 1-й Украинский фронт вел наступление в Силезии в первую очередь за счет перегруппировки танковых армий. Свернуть операцию и перебросить две танковые армии, а также артиллерийские части на берлинское направление было проще.

Итогом работы в Москве стала выработка общего плана наступления на Берлин. Г.К. Жуков вспоминал: «1 апреля 1945 года Верховный Главнокомандующий заслушал доклад А.И. Антонова об общем плане Берлинской операции, затем – мой доклад о плане наступления войск 1-го Белорусского фронта и доклад И.С. Конева о плане наступления войск 1-го Украинского фронта»[5].



Результаты совещания были закреплены директивами Ставки командующим войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов на подготовку и проведение Берлинской операции. Они были подписаны 2 и 3 апреля соответственно.

Директива Ставки ВГК № 11059 командующему 1-м Белорусским фронтом не оставляла сомнений относительно выбора варианта плана операции: «Главный удар нанести с плацдарма на р. Одер западнее Кюстрина силами четырех общевойсковых армий и двух танковых армий»[6]. Гарнизон Франкфурта-на-Одере получил отсрочку от смерти, но ненадолго.

Помимо отказа от заманчивого плана с двумя плацдармами на Одере Жукову предстояло проглотить еще одну горькую пилюлю. Одним из пунктов директивы Ставки ВГК шло следующее: «Танковые армии ввести на направлении главного удара после прорыва обороны для развития успеха в обход Берлина с севера и северо-востока». То есть танковые армии должны были выйти на Эльбу и тем самым исключить выход союзников к Берлину с запада.

Это, очевидно, политическое решение фактически означало исключение танковых армий 1-го Белорусского фронта из борьбы за немецкую столицу. Более того, директива Ставки направляла танковые армии в сторону от тылов немецкой 9-й армии. Тем самым создавалась угроза того, что сбитые с одерского фронта корпуса армии Бюссе отойдут в Берлин и их придется выковыривать из бетонных и каменных зданий большого города. Предотвратив возможность захвата Берлина союзниками, 1-й Белорусский фронт рисковал получить в своем тылу «фестунг» (крепость), рядом с которым Познань и Бреслау могли показаться детскими шалостями. Перед Жуковым стоял один из самых трудных выборов за всю войну.

Кокон из танковых армий

Нет сомнений, что директива Ставки на проведение Берлинской операции командующего 1-м Белорусским фронтом совершенно не устраивала. Однако открыто спорить с решением Ставки и самого Сталина было бессмысленным занятием. Это грозило отстранением от командования фронтом. Тем более несколькими месяцами ранее сам Жуков сменил на посту командующего 1-м Белорусским фронтом К.К. Рокоссовского. Прямой отказ от выполнения указаний сверху мог привести к возвращению на фронт прежнего командующего. Бездумное следование приказу бросить танковые армии на Эльбу в обход Берлина с севера грозило большими потерями в штурме Берлина в варианте набитого войсками «фестунга».

Одновременно определенные ограничения на диапазон принимаемых решений оказывала специфика сложившейся к апрелю 1945 г. обстановки. От Кюстринского плацдарма до Берлина было всего 60 км. Соответственно наиболее распространенное и логичное решение с отсечением от города стоящих на дальних подступах к нему войск противника было труднореализуемым. В отсутствие политического фактора два фронта могли ударить навстречу друг другу танковыми армиями, отсекая от Берлина главные силы защитников одерского фронта. Но ввиду новых директив Ставки пришлось бы для этого сговариваться с Коневым, что было почти невозможным. Впрочем, у Жукова уже были некоторые «домашние заготовки» времен разработки планов наступления на Берлин одним фронтом.

Но для начала нужно было получить «добро» от Ставки на некоторые изменения. В своих воспоминаниях он описал это следующим образом:

«Директивой Ставки предусматривалось как 1-ю, так и 2-ю гвардейские танковые армии ввести в сражение для удара по Берлину с северо-востока и для обхода его с севера. Однако во время проигрыша операции у меня и руководящего состава штаба фронта возникли серьезные опасения за успешный прорыв обороны противника на главном направлении фронта, особенно в районе сильно укрепленных Зееловских высот, находившихся в 12 километрах от переднего края немецкой обороны.

А так как сосед справа, 2-й Белорусский фронт, начинал наступление на четверо суток позже нас, всякая задержка с прорывом обороны противника могла создать для фронта очень невыгодную оперативную обстановку. Чтобы гарантировать фронт от всяких случайностей, мы приняли решение поставить 1-ю гвардейскую танковую армию генерала М.Е. Катукова в исходное положение за 8-й гвардейской армией В.И. Чуйкова, с тем чтобы в случае необходимости немедленно ввести ее в дело в полосе 8-й гвардейской армии.

Взяв на себя ответственность за изменение задачи, изложенной в директиве Ставки, я все же посчитал своим долгом доложить об этом Верховному Главнокомандующему.

Выслушав мои доводы, И.В. Сталин сказал:

– Действуйте, как считаете нужным, вам на месте виднее»[7].

Получив разрешение на ввод танковых армий на нужном ему направлении, командующий 1-м Белорусским фронтом 12 апреля выпустил пакет директив на наступление. В отличие от своих коллег, писавших пространные директивы всем армиям сразу, Г.К. Жуков ставил задачи подчиненным ему армиям несколькими частными директивами, разделив объединения своего фронта на несколько групп. Командующий фронтом частной постановкой задач разделил их на «форвардов», «полузащитников» и делегацию для встречи с американскими войсками на Эльбе. Построение директив было стандартным: данные о противнике, соседи, задачи по рубежам на первые четыре дня наступления и конечная задача в операции.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Советский солдат с «фаустпатроном». Гранатометы часто становились трофеем Красной армии и широко использовались в войсках.


Первой по номеру была частная директива № 00539/оп, адресованная лично командующим 5-й ударной, 8-й гвардейской, 1-й и 2-й танковыми армиями. Эти четыре армии были «форвардами», которым предстояло наступать непосредственно на Берлин с Кюстринского плацдарма.

Основной удар по городу Берлину должна была нанести 8-я гвардейская армия В.И.Чуйкова. Ее задачей по частной оперативной директиве №00539/оп было:

«прорвать оборону противника на участке: ст. (1 км юго-вост. Гольцов), Г[осподский] Дв[ор] (2 км вост. Заксендорф) и, развивая удар в общем направлении, Зеелов, Требнитц, Гарцау, Дальвиц, Силезский вокзал, Шарлоттенбург, овладеть рубежами:

а) в первый день операции – Альт-Розенталь, Ной-Энтемпель, Лицеи;

б) во второй день операции – Гарцин, выс. 78,2, оз. Максзее;

в) в третий день операции – искл. Альт-Ландсберг, вост. окр. Хоппегартен, Калькберге.

В дальнейшем овладеть пригородами: Марцан, Фридрихсфельде, Карлсхорст, Каульсдорф, Мальсдорф, Дальвиц, центральной частью г. Берлина и на шестой день операции выйти на восточный берег оз. Хавель»[8].

«Запас прочности» у армии В.И. Чуйкова для выполнения поставленной задачи был небольшой. Перед Висло-Одерской операцией соединения 8-й гв. армии насчитывали около 6 тыс. человек, а перед Берлинской операцией большинство дивизий недотягивало до 5 тыс. человек. Численность стрелковых рот дивизий 8-й гв. армии была примерно 50% от штатной. В целом состояние соединений 8-й гв. армии было достаточно характерным для войск, находившихся в подчинении Г.К. Жукова перед Берлинской операцией.

Правым соседом 8-й гвардейской армии была 5-я ударная армия Н.Э. Берзарина. Ей в указанной частной директиве была поставлена задача:

«прорвать оборону противника на участке: отм. 9,3 (2 км сев. Цехин), Гольцов и, развивая удар в общем направлении, Цехин, Ной-Харденберг, Грунов, Везенталь, Блюмберг, Бланкенбург, Тегель, овладеть рубежами:

а) в первый день операции – искл. Альт-Фридлянд, Ной-Харденберг, искл. Альт-Розенталь;

б) во второй день операции – искл. Претцель, Рульсдорф;

в) в третий день операции – искл. Люме, Куммензее, Альт-Ландсберг.

В дальнейшем овладеть северо-восточной и северной частью г. Берлина и на шестой день операции выйти на восточный берег оз. Хавельзее»[9].

Если наложить эту задачу на карту, то получается наступление в западном направлении темпом 14–15 км в сутки с захватом северной части Берлина.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командующий 1-м Белорусским фронтом Г. К. Жуков изучает обстановку по карте


Если отягощенные массой артиллерии и тяжелой бронетехники общевойсковые армии были сильны своим ударом, то танковые армии должны были стать легким, но гибким и дальнобойным инструментом ведения операции. Преимуществом танковых объединений являлись большее число средних танков и САУ, а также наличие мотопехоты. Плановое использование двух танковых объединений 1-го Белорусского фронта в битве за Берлин было довольно необычным.

Перспектива далее использовать могучие танковые армии для выстраивания их перед союзниками на Эльбе с плакатиками «Ты туда не ходи, ты сюда ходи!» Жукова, конечно же, не устраивала. Поэтому предложенному Ставкой плану Георгий Константинович в своих частных директивах не последовал. Разумеется, никто не собирался бросать танкистов на тесные улицы Берлина. Сложности использования танковых соединений в крупном городе были очевидны, и поэтому 1-я и 2-я гв. танковые армии должны были лишь подготовить Берлин к штурму общевойсковыми армиями. Обе танковые армии Жуков предполагал вводить в прорыв на рубеже, лежащем примерно на полпути между исходными позициями и задачей первого дня 5-й ударной и 8-й гвардейской армий.

На второй день после ввода в прорыв 2-я гв. танковая армия должна была: «выйти в район: Биркенвердер, Хейлигензе, Розенталь, Шенвальде.

В дальнейшем одним корпусом захватить переправы через Гогенцоллерн-канал на участке Ораниенбург, Геннигсдорф и овладеть плацдармом на его зап. берегу. Главными силами армии ударом на юг, во взаимодействии с 1-й гв. ТА, овладеть северо-западной частью г. Берлина до линии железной дороги Бернау, Панков, Шарлоттенбург, ст. 1 км вост. Ваннзее»[10].

Если расшифровать эту задачу, то танковая армия С.И. Богданова должна была обойти Берлин с севера и повернуть на его северо-западную окраину. Тем самым выстраивалась «пробка» между защитниками немецкой столицы и резервами, которые могли подойти им на выручку с северо-запада и запада. Одновременно захватывался перспективный плацдарм на Гогенцоллерн-канале для вооруженной делегации по встрече с союзниками.

Задача 1-й гв. танковой армии была симметричной задаче 2-й гв. танковой армии относительно центра Берлина. На второй день после ввода в прорыв армия М.Е. Катукова должна была: «овладеть районами: Марцан, Карлсхорст, Шеневейде, Копеник, Фридрихсхаген, Ноенхаген.

В дальнейшем ударом на юго-запад, во взаимодействии со 2 гв. ТА, овладеть районом: Шарлоттенбург, Вильмерсдорф, Целендорф, Лихтенраде, Рудов, приг. Трептов, Нейкельн»[11].

Перечисленные в задачах 1-й гв. танковой армии названия – это в основном не районы самого города Берлин, а его пригороды. Районами Берлина среди вышеперечисленного являются Шарлоттенбург, Вильмерсдорф, Трептов и Нейкельн. Описанным в директиве № 00539/оп маневром 1-й гв. танковой армии защитники города изолировались от подхода резервов с юга и юго-востока. Ни 1-й, ни 2-й танковым армиям не ставилась задача водрузить красное знамя над Рейхстагом. Их задачей был быстрый прорыв на окраины Берлина и захват пригородов по периметру города. Шесть танковых и механизированных корпусов по плану «обволакивали» немецкую столицу, подобно тому как паук заматывает жертву в паутину. Тем самым Берлин блокировался и подготавливался к генеральному штурму с запада 8-й гвардейской и 5-й ударной армиями. Через Силезский вокзал к центру города должна была идти пехота армии Чуйкова, а не танки Катукова. По первоначальному плану операции участие танковых армий в уличных боях было минимальным. Они должны были только предотвратить усиление гарнизона.

Справа и слева от «форвардов» главной ударной группировки 1-го Белорусского фронта должны были наступать две пары армий-«полузащитников». Слева от «форвардов» в роли «полузащитников» выступали 69-я и 33-я армии. Этим двум армиям была поставлена задача единой частной директивой № 00543/оп. 69-я армия должна была стартовать с южной части Кюстринского плацдарма и наступать по маршруту, параллельному направлению движения главной ударной группировки фронта. Тем самым армии на направлении главного удара избавлялись от необходимости растягивать фланги. Директивой № 00543/оп предполагалось участие армии В.Я. Колпакчи в штурме немецкой столицы: «на шестой день операции овладеть юго-восточной и южной частью города Берлин и выйти на юго-восточный берег оз. Хавель»[12].

33-я армия В.Д. Цветаева должна была перейти в наступление с северного фаса захваченного в феврале 1945 г. плацдарма на Одере. В первую очередь две армии-«полузащитника» должны были реализовать задуманное еще в конце марта объединение плацдармов. Вспомогательными ударами по сходящимся направлениям 33-я и 69-я армии должны были сомкнуть фланги и окружить «фестунг» Франкфурт-на-Одере. Однако главная задача той и другой армий лежала далеко на западе от последнего немецкого плацдарма, на восточном берегу Одера. Конечной задачей 33-й армии было, «обеспечивая свой фланг с юга и юго-запада, наступать в общем направлении Кенигс-Вустерхаузен, Михендорф, Бранденбург»[13]. Это вполне соответствовало директиве Ставки. Двигаясь на запад, 33-я армия должна была одновременно оттеснять противостоящего противника на юго-запад, отбрасывая его части в направлении стыка с 1-м Украинским фронтом.

Севернее «форвардов» должны были наступать правые «полузащитники» в лице 3-й ударной и 47-й армий. Им Г.К. Жуков поставил задачи частной оперативной директивой № 00542/оп. По первоначальному замыслу операции ни Егоров, ни Кантария, ни капитан Неустроев из 3-й ударной армии не должны были оказаться у Рейхстага. Если бы все развивалось по частной оперативной директиве № 00542/оп, их имена никогда не стали были известны миллионам сограждан. Получившая впоследствии славу покорителя Рейхстага 150-я стрелковая дивизия Шатилова, как и десятки других соединений на берлинском направлении, прошла бы мимо немецкой столицы, выполняя свою узкую задачу. 3-я ударная армия В.И. Кузнецова должна была наступать параллельно главной ударной группировке фронта, не входя в Берлин. Если конечной целью «форвардов» было озеро Хавельзее, то 3-я ударная армия должна была обойти его с севера и «заглянуть» за него. Конечной задачей армии было «на восьмой день операции овладеть районами: Геннигсдорф, Бризеланг, Фарлянд, Кладов, Гатов, Шпандау»[14]. Армия В.И. Кузнецова единственная из общевойсковых армий 1-го Белорусского фронта получила на усиление подвижное соединение – 9-й танковый корпус. Справа от 3-й ударной армии должна была наступать 47-я армия. Ее конечной целью был выход на р. Эльба. Плановый темп наступления 3-й ударной и 47-й армий составлял примерно 15 км в сутки.

Двум армиям на правом фланге 1-го Белорусского фронта задачи ставились раздельно. Связано это было скорее с языковым барьером – одной из них была 1-я армия Войска Польского. Частной оперативной директивой №00541/оп польским войскам предписывалось форсировать р. Одер и уже в первый день наступления выйти к Альте-Одер и захватить плацдарм на его западном берегу. На второй день операции 1-я польская армия должна была форсировать Альте-Одер и далее наступать на запад. Для форсирования двух водных преград армия получала 274-й батальон особого назначения (амфибий). На одиннадцатый день операции польские части должны были выйти на р. Эльба.

Правым соседом 1-й польской армии была 61-я армия П.А. Белова. Она занимала позиции на правом фланге 1-го Белорусского фронта и примыкала к 49-й армии 2-го Белорусского фронта. По частной директиве № 00540/оп 61-я армия должна была форсировать Одер и уже к исходу дня 16 апреля овладеть обширным плацдармом на его западном берегу. Что интересно, именно в частной директиве 61-й армии мелькает в явном виде дата начала наступления – 16 апреля. Во всех остальных директивах написано только: «Время начала наступления согласно моим личным указаниям».

После форсирования Одера 61-я армия должна была наступать на запад, «обеспечивая свой правый фланг от контрударов противника с севера и северо-запада». Конечной целью наступления был выход на р. Эльба. Расположение армии П.А. Белова на фланге означало, как вполне вероятный вариант действий, оборону фронтом на север, подобно февралю 1945 г.

Ни 61-я армия, ни 1-я польская армия не получали средств усиления класса артиллерийских дивизий. Тем самым они радикально отличались по составу как от «форвардов», так и от «полузащитников», составляя делегацию для встречи с союзниками на Эльбе. Видимо, считалось, что на периферии обороны Берлина эти две армии встретят слабое сопротивление противника. 61-й армии также подчинялся 7-й кавалерийский корпус, который можно было применить при слабом противодействии противника. На этом фоне несколько странно выглядит оценка противника, данная в директиве № 00540/оп. Предполагалось, что 61-й армии противостоят в первой линии 1-я дивизия морской пехоты, 11-я моторизованная дивизия СС, 610-я пехотная дивизия особого назначения, 503-й танковый батальон («тигров»?), а в качестве резерва указывалась 10-я моторизованная дивизия СС. В действительности последняя (10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг») к тому моменту уже находилась в подчинении группы армий «Центр» и дислоцировалась в районе Герлица.



Цейтнот II. Маленькая тайна Маршала Конева

Плох тот солдат, что не мечтает стать генералом, и плох тот военачальник, что не хочет войти в столицу противника. Да и для простых солдат участие в боях за главный город врага было мечтой, которую они лелеяли в ледяной воде переправ, в бесконечных маршах и в становившихся на многие месяцы домом окопах. Многие трудные и кровопролитные сражения сотрутся из памяти людей в послевоенные десятилетия. Только в глубине души вернувшиеся с войны солдаты и офицеры будут знать, что самым трудным и запоминающимся был бой у никому не известной деревушки. Но лишь нескольким сражениям суждено будет стать символами войны, и среди них обязательно будет битва за вражескую столицу.

Задача, поставленная войскам 1-го Украинского фронта директивой Ставки ВГК № 11060 от 3 апреля 1945 г., в принципе не предусматривала их участия в сражении собственно за Берлин. Цели операции формулировались Ставкой следующим образом:

«1. Подготовить и провести наступательную операцию с целью разгромить группировку противника в районе Коттбус и южнее Берлина. Не позднее 10–12 дня операции овладеть рубежом Беелитц, Виттенберг и далее по р. Эльбе до Дрездена. В дальнейшем, после овладения Берлином, иметь в виду наступать на Лейпциг.

2. Главный удар силами пяти общевойсковых армий и двух танковых армий нанести из района Трибель в общем направлении на Шпремберг, Бельциг»[15].

Иван Степанович Конев прекрасно понимал, что значит стать покорителем Берлина в глазах потомков. И потому даже в исходный план операции были заложены меры, позволяющие оспаривать славу захвата лежавших так близко и так далеко улиц немецкой столицы. Так же как и Жукову, ему пришлось подготовить план наступления войск своего фронта, идущий вразрез с директивами Ставки.

Если в адресованной Жукову директиве было четко сказано «овладеть столицей Германии городом Берлин», то Коневу предписывалось лишь «разгромить группировку противника […] южнее Берлина», а о самом Берлине ничего не сказано. Как признается сам Конев в своих воспоминаниях, лазейка была найдена в разграничительной линии между двумя фронтами. Он написал об этом так: «Обрыв разграничительной линии у Люббена как бы намекал, наталкивал на инициативный характер действий вблизи Берлина. Да и как могло быть иначе? Наступая, по существу, вдоль южной окраины Берлина, заведомо оставлять его у себя нетронутым справа на фланге, да еще в обстановке, когда неизвестно наперед, как все сложится в дальнейшем, казалось странным и непонятным. Решение же быть готовым к такому удару представлялось ясным, понятным и само собой разумеющимся»[16].

Сейчас, когда нам доступны директивы Ставки обоим фронтам, лукавство этой версии видно невооруженным глазом. При этом Конев почему-то упускает из виду, что задачи фронта в вышепроцитированной директиве были достаточно четко сформулированы на глубину, гораздо большую, нежели рубеж обрыва разграничительной линии. В директиве Ставки ВГК № 11060 четко указывается, что от 1-го Украинского фронта требуется овладеть «рубежом Беелитц, Виттенберг и далее по р. Эльба до Дрездена». Белитц лежит намного южнее окраин Берлина, примерно на меридиане Франкфурта-на-Одере. Далее войска И.С. Конева нацеливаются на Лейпциг, т.е. вообще на юго-запад.

К слову сказать, сам по себе обрыв разграничительной линии у Люббена мог означать возможность ее поворота от этой точки на юг. В январе и феврале 1945 г. И.С. Коневу постоянно приходилось разворачивать войска на свой южный фланг. Такое же событие могло иметь место в ходе наступления на Берлин. В этом случае о прорыве к Бранденбургу пришлось бы забыть, как пришлось в феврале 1945 г. забыть о выходе к Эльбе.

Особую роль в сражении должны были сыграть 3-я гвардейская танковая армия П.С. Рыбалко и 3-я гвардейская армия В.Н. Гордова. Очевидно, что быстрее всего можно было выйти к Берлину подвижными соединениями. Однако Конев был человеком трезвомыслящим и поэтому понимал сложности ведения боев в городе крупными механизированными соединениями. Поэтому предполагалось задействовать в боях за Берлин пехоту 3-й гвардейской армии.

В общей директиве войскам фронта № 00211/оп от 8 апреля 1945 г. возможное участие 3-й гв. армии в сражении за Берлин предполагалось более чем скромным: «Подготовить одну стрелковую дивизию для действий в составе особого отряда 3 гв. ТА из района Треббин на Берлин». Задача армии в том виде, в котором она была поставлена В.Н. Гордову, формулировалась в выражениях куда более сильных:

«Армия со средствами усиления прорывает оборону противника на зап. берегу р. Нейсе на участке (иск.) Форст, (иск) перекресток шоссе и автострады, 1 км юго-восточнее Клейн-Бадемейзель, уничтожает противостоящего противника и, стремительно развивая наступление главными силами в обход Коттбус с юга, выходит на рубеж (иск.) Цоссен, Беелиц, Нимчек, откуда главными силами атакует Берлин с юга и одним СК с юго-запада»[17].


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Строительство типичной для Германии баррикады поперек улицы. Стенки такого сооружения образовывали деревянные брусья или рельсы, а заполнялось оно камнями и землей. Подобные баррикады не преодолевались танками и выдерживали попадание снарядов до 152-мм калибра


Между «главными силами атакует Берлин» и «одной стрелковой дивизией для действий в составе особого отряда» лежит пропасть. Неясным остается вопрос, как И.С. Конев предполагал вывести из боя против котбусской группировки противника всю 3-ю гв. армию и в полном составе бросить ее на Берлин. Возможно, предполагалось использование для прикрытия фланга полученных от Ставки резервов в лице 28-й и 31-й армий. Возможно также, что имелась надежда на быстрое свертывание обороны противника и общую дезорганизацию немецких войск к юго-востоку от Берлина.

В решении командующего 3-й гв. армией присутствовали такие слова:

«…нанося главный удар в обход Коттбуса с юга в направлении Фетшау, Гольсен, Лукенвальде, во взаимодействии с 3 гв. ТА главными силами выйти на рубеж (иск.) Цоссен, Беелитц, Нимечек, откуда двумя стрелковыми корпусами (120 и 76 СК) нанести удар по Берлину с юга и одним СК (21 СК) с юго-запада»[18].

Генерал Гордов несколько модернизировал поставленную Коневым задачу. Хотя в общем описании задачи армии присутствовал оборот «в обход Коттбуса», ось ее наступления проходила через сам город Коттбус. Разграничительная линия между корпусами, проходившая через Коттбус на Фетшау, делила армию на две части. Севернее ее должны были наступать 76-й и 120-й стрелковые корпуса, а южнее – 21-й стрелковый корпус. 76-й стрелковый корпус должен был захватить переправу через Шпрее у Дебрика, севернее Коттбуса, 120-й стрелковый корпус – в районе самого Коттбуса и 21-й стрелковый корпус – южнее Коттбуса. Город Коттбус несколько самонадеянно предполагалось захватить «передовым отрядом» 120-го стрелкового корпуса. Решение В.Н. Гордова можно объяснить стремлением захватить и использовать крупное шоссе, которое в случае простого обхода Коттбуса стало бы рокадой для контрударов противника. Немцы смогли бы в условиях лесных массивов перемещать крупные массы войск от Форста к Коттбусу и обратно. Одновременно захват крупной трассы вытеснял противника в труднопроходимый район к северу от Коттбуса.

Если 3-й гвардейской армии на правом фланге фронта И.С. Конев поставил задачу без обиняков, то в отношении участия 3-й гв. танковой армии в сражении за Берлин первоначально были сделаны указания общего характера. Сложившийся к 8 апреля первоначальный план операции был еще достаточно осторожным. Он предусматривал выход 3-й гв. танковой армии в район к западу от Берлина: «Ком. фронта ориентировал командующего армией о последующей задаче 3 гв. ТА в общем направлении на Бранденбург»[19]. Бросок на Берлин пока имел самые общие контуры. В директиве войскам фронта № 00211/оп от 8 апреля Конев приказывал Рыбалко: «Иметь в виду усиленным танковым корпусом со стрелковой дивизией 3-й гвардейской армии атаковать Берлин с юга»[20].

Характер использования 3-й гв. танковой армии поначалу шел вразрез с типичным для И.С. Конева вариантом с вводом механизированных объединений в бой, а не в прорыв. Согласно все той же директиве командующего 1-м Украинским фронтом № 00211/оп от 8 апреля 1945 г. 3-ю гв. танковую армию предполагалось ввести в прорыв с рубежа р. Шпрее в полосе 3-й гвардейской армии. Такое использование наиболее мощного средства ведения маневренных операций соответствовало указаниям, данным И.С. Коневу в директиве Ставки ВГК № 11060: «Танковые армии и общевойсковые армии второго эшелона ввести после прорыва обороны противника для развития успеха на направлении главного удара»[21]. Танковую армию предполагалось ввести в сражение только после выхода пехоты общевойсковых армий на рубеж р. Шпрее. Согласно журналу боевых действий 3-й гв. танковой армии этот вариант был в основном утвержден командующим фронтом 9 апреля. Руководствуясь первоначальным планом операции, П.С. Рыбалко приказом № 022/оп от 1.30 13 апреля описывал условия ввода армии в сражение следующим образом: «3 гв. ТА вводится в прорыв на участке 3 гв. А с рубежа р. Шпрее южнее Коттбус и, стремительно развивая наступление в общем направлении Калау, Люккау, Люкенвальде, к исходу Д+3 овладевает районом Китлиц, Шлапендорф, Фостлих-Дрена, Калау»[22]. Сообразно этому он поставил своим подчиненным задачу «войти в прорыв с рубежа р. Шпрее на участке (иск.) Коттбус, Галингхен, имея в первом эшелоне 6 и 7 гв. ТК и во втором эшелоне, за левым флангом 9 МК»[23]. 6-й гв. танковый корпус должен был одной бригадой содействовать штурму Форста, переправиться через р. Нейсе в ночь на Д+2 (т.е. в ночь на второй день операции), содействовать 3-й гв. армии в захвате Коттбуса и в ночь на Д+3 форсировать Шпрее южнее Коттбуса. 7-й гв. танковый корпус также должен был в ночь на Д+2 форсировать Нейсе, а в ночь с Д+2 на Д+3 – Шпрее. Некий налет «коневщины» имело только участие 6-го гв. танкового корпуса в штурме Форста и Коттбуса.

Однако 14 апреля И.С. Конев во изменение ранее отданных распоряжений дал указания об использовании танковой армии П.С. Рыбалко с первого дня операции. Во изменение предыдущего приказа командарм в 22.30 14 апреля издает новый приказ № 023/оп:

«1. 6 гв. ТК с дивизионом 40 ПАБР в период артподготовки выйти на исходный рубеж – лес вост. р. Нейсе на участке Гросс-Бадемейзель, Клейн-Бадемейзель, имея передовую бригаду непосредственно за боевыми порядками 21 СК, не позже Ч+3 форсировать р. Нейсе и, наступая непосредственно за боевыми порядками 21 СК, обогнать пехоту на рубеже Носсдорф, Зиммерсдорф, к исходу Д+1 передовой бригадой захватить плацдарм на западном берегу р. Шпрее на участке Мадлов, Галлинхен, главными силами корпуса к исходу Д+1 овладеть районом Кикебуш, (иск.) Фрауендорф, Хугон, (иск.) Хазов.

[…]

2. 7 гв. ТК в период артподготовки выйти на исходный рубеж – лес вост. р. Нейсе на участке Клейн-Бадемейзель, Эрленхольц, имея передовую бригаду (56 гв. тбр) непосредственно за боевыми порядками 102 СК, не позже Ч+3 форсировать р. Нейсе и, наступая непосредственно за боевыми порядками 102 СК, обогнать пехоту на рубеже Зиммерсдорф, Клейн-Кельциг, к исходу Д+1 передовой бригадой захватить плацдарм на западном берегу Шпрее на участке Фрауендорф, Нейхаузен, главными силами корпуса к исходу Д+1 овладеть районом Фрауендорф, Нейхаузен, (иск.) Роггозен»[24].

9-й механизированный корпус должен был наступать во втором эшелоне армии. 16-ю самоходно-артиллерийскую бригаду на ленд-лизовских СУ-57 предполагалось использовать для прикрытия левого фланга армии, а 57-й гв. тяжелый танковый полк (единственная часть армии Рыбалко, вооруженная ИСами) оставался в резерве командарма.

Приказы двум передовым корпусам словно написаны под копирку: «в период артподготовки выйти… не позже Ч+3 форсировать… к исходу захватить плацдарм…» По новому решению командующего фронтом танковая армия должна была форсировать р. Нейсе в боевых порядках пехоты, а в дальнейшем обогнать пехоту примерно на трети пути от Нейсе до Шпрее и к исходу первого дня наступления захватить плацдармы на р. Шпрее. Для ускорения продвижения вперед 6-й гв. танковый корпус уводился с линии Форст – Коттбус, оставляя штурм этих узлов сопротивления противника пехоте. Стрелковым корпусам общевойсковых армий также предписывалось выбросить передовые отряды для захвата плацдармов на Шпрее. Далее от танкистов Рыбалко ожидался стремительный прорыв в глубину. По приказу № 023/оп передовые отряды 6-го и 7-го гвардейских танковых корпусов (по одной бригаде) на второй день наступления должны были захватить Дубен и Люккау соответственно. Эти пункты лежали в 60–70 км от Нейсе. Тем самым темпы операции были ускорены, по крайней мере, на треть: к Дубену и Люккау нужно было выйти на сутки раньше, чем по первоначальному плану наступления. Конев явно решил прорваться к Берлину первым. При этом подчиненных о перспективах покорения немецкой столицы он не информировал. В отчете штаба 3-й гв. танковой армии по итогам операции отмечалось: «Наступление на Берлин не входило первоначально в задачу 3 гв. ТА»[25].

Поставленной в центр построения ударной группировки 1-го Украинского фронта 13-й армии Н.П. Пухова по первоначальному плану операции досталась роль связки между двумя крупными танковыми таранами. Директивой № 00211 от 8 апреля 13-й армии предписывалось «форсировать реку Нейсе, прорвать оборону противника на участке Клайн-Бадемейзель, (иск.) Клайн-Зэрхен и наступать в общем направлении Гросс Кельциг, Дребкау, Мюнххаузен, Шлибен, Цана»[26]. Ввод в прорыв танковой армии в полосе наступления 13-й армии первоначально не предполагался. Кулак, взламывающий оборону для ввода в брешь крупных танковых масс, должен был действовать южнее, где войскам 5-й гвардейской армии И.С. Коневым предписывалось: «форсировать р. Нейсе, прорвать оборону противника на участке Клайн-Зэрхен, Мускау и развивать удар в общем направлении Гойерсверда, Швепнитц, северо-западная окраина Дрезден»[27]. Содействовать пехоте 5-й гв. армии А.С. Жадова должен был 4-й гв. танковый корпус П.П. Полубоярова. Всего для непосредственной поддержки пехоты в составе армии А.С. Жадова к началу операции было 115 танков и САУ. 4-ю гв. танковую армию предполагалось «ввести в прорыв на участке 5-й гв. армии с рубежа р. Шпрее и, стремительно развивая наступление в общем направлении Гросс-Решен, Финстервальде, Шлибен, Цана, к исходу третьего дня операции овладеть районом Задо, Финстервальде, Гохра, Зархен»[28]. Отметим, что участие в сражении за Берлин танкистов Д.Д. Лелюшенко даже в форме некоего «особого отряда» пока не предполагалось. Назначенный в качестве конечной точки город Цана располагался к юго-западу от немецкой столицы, на полпути от Берлина до Лейпцига.

Точно так же, как в случае с 3-й гв. танковой армией, первоначально 4-ю гв. танковую армию предполагалось использовать по канонам советской военной науки и вводить в прорыв с рубежа р. Шпрее. Командующий 4-й гв. танковой армией Д.Д. Лелюшенко впоследствии вспоминал: «В первой директиве штаба фронта [т.е. директиве № 00211 от 8 апреля 1945 г. – А.И.] требовалось осуществить ввод в прорыв 4-й гвардейской танковой армии лишь тогда, когда 5-я гвардейская армия форсирует р. Шпрее и захватит плацдарм. В этом случае пехоте из армии Жадова предстояло с боями пройти от р. Нейсе до р. Шпрее добрых 35–40 км, затратив как минимум 2 дня. Серьезно задумались над этим вопросом военные советы нашей и 5-й гвардейской армий. Дело осложнялось тем, что войска Жадова имели мало танков для непосредственной поддержки пехоты. Следовательно, он не мог бы стремительно развивать наступление, а противник получил бы возможность планомерно отходить на следующие рубежи, одновременно подтягивая резервы из глубины, тем более что Берлин был рядом. Это позволило бы ему организовать оборону на р. Шпрее, подготовиться к встрече нашей танковой армии, организованным огнем и инженерно-минными заграждениями застопорить развитие нашего успеха»[29].

Стоит отметить, что и по плану операции 5-й гв. армии требовалось два дня на продвижение к Шпрее. Задача располагавшейся на левом фланге главной ударной группировки 1-го Украинского фронта 5-й гв. армии была не из легких. Вследствие того, что войскам фронта в феврале – марте 1945 г. пришлось отвлекать значительные силы на фланги, к началу Берлинской операции не был ликвидирован опорный пункт противника в районе города Мускау. Здесь немецкие войска удерживали плацдарм на восточном берегу Нейсе. Форст и Мускау как бы образовывали «геркурлесовы столпы», «угловые столбы», ограничивавшие полосу советского наступления с севера и юга. Форст попал в полосу 3-й гв. армии, а Мускау – в полосу 5-й гв. армии. Если остальные армии начинали операцию с форсирования Нейсе, то армия А.С. Жадова должна была вначале ликвидировать вражеский плацдарм. Сразу форсировать Нейсе мог только один правофланговый 32-й стрелковый корпус 5-й гв. армии. 32-й стрелковый корпус строился для наступления с форсированием реки в два эшелона, 34-й стрелковый корпус должен был наступать на Мускау в одноэшелонном построении, а 33-й стрелковый корпус составлял второй эшелон 5-й гв. армии.

За два дня до начала операции Д.Д. Лелюшенко получил указание командующего 1-м Украинским фронтом сразу ввести в бой сильные передовые отряды 4-й гв. танковой армии для ускорения взлома всей тактической глубины обороны противника. Предполагалось, что, как только 5-я гв. армия захватит плацдарм на западном берегу р. Нейсе и наведет мосты, передовые отряды танковой армии обгонят пехоту, чтобы к утру 17 апреля с ходу форсировать Шпрее. Тем самым формат использования обеих танковых армий становился традиционным для И.С. Конева вводом в бой в первый же день наступления.

Отказ от ввода 4-й гв. танковой армии с рубежа р. Шпрее заставил сместить ее из полосы 5-й гв. армии на стык 13-й и 5-й гв. армий. Также в полосу 13-й смещалась часть сил 3-й гв. танковой армии. Причина этого проста. В случае успешного прорыва обороны противника полосы наступления армий постепенно расширяются. Происходит это за счет свертывания обороны противника в сторону флангов и естественного разворота фланговых армий во фланг и тыл обойденных прорывом соединений врага. Это позволяло планировать ввод танковых армий в прорыв в полосе одной общевойсковой армии. Сдвиг рубежа ввода обеих танковых армий назад, естественно, вызвал перекрытие полосы 13-й армии. Так армия Н.П. Пухова получила подарок судьбы – поддержку крупных танковых соединений с первого дня операции. До судьбоносного решения вводить танковые армии в бой пехоту 13-й армии должны были поддерживать всего один танковый полк и четыре самоходно-артиллерийских полка (97 танков и САУ).

Интересно отметить, что существенные изменения планов И.С. Конева последовали после того, как вечером 9 апреля 1945 г. директивой Ставки ВГК № 11064 генерал армии В.Д. Соколовский был назначен заместителем командующего 1-м Белорусским фронтом. До этого Соколовский занимал должность начальника штаба 1-го Украинского фронта. Василий Данилович Соколовский был давним соратником Г.К. Жукова (он был его начальником штаба еще в период битвы за Москву), и при таком начальнике штаба вряд ли была возможность всерьез строить планы по самостоятельному броску на Берлин. Место Соколовского занял генерал армии И.Е. Петров. Последний был 25 марта 1945 г. снят с должности командующего 4-м Украинским фронтом за срыв наступательной операции и введение в заблуждение Ставки относительно истинного положения войск фронта. И.Е. Петров с Г.К. Жуковым по службе напрямую не пересекался. Поэтому при новом начальнике штаба фронта И.С. Конев мог перетряхивать задачи армий и планировать поворот крупных сил на Берлин.

Таким образом, еще в период подготовки Берлинской операции в нее было заложено внутреннее напряжение, обусловленное стремлением И.С. Конева участвовать в боях собственно за Берлин. Это стремление стало дезорганизующим элементом, приведшим к существенным отклонениям в ходе боевых действий от первоначальных планов советского верховного командования.

Одерский фронт. Повторить Ржев!

В тот день, когда в штабе 1-го Белорусского фронта были подготовлены два варианта плана наступления на Берлин, Гейнц Гудериан как начальник Генерального штаба германских вооруженных сил присутствовал на совещании в бункере у Гитлера. Ему пришлось защищать командующего 9-й армией Бюссе от нападок фюрера. Незадолго до этого 9-й армией был потерян Кюстрин, а попытка контрудара по советскому плацдарму обернулась провалом с большими потерями. Закончилось все перепалкой между фюрером и начальником Генерального штаба. Формально Гудериан был отправлен в шестинедельный отпуск, но в действительности это было равносильно отставке.

Новым начальником Генерального штаба стал генерал пехоты Ганс Кребс. Этот молодой по немецким меркам генерал (47 лет) застрелился 1 мая 1945 г. и не написал «Воспоминаний солдата» («Утраченных побед», «Окопной правды», «Пострадавших от фюрера»). Поэтому он остался для многих темной лошадкой, сменившей «блестящего» Гудериана. Например, английский историк Тейлор, описывая это назначение, пишет, что фюрер «снял Гудериана с поста начальника штаба и назначил угодливого Кребса»[30]. В действительности как штабист Кребс был явно сильнее своего предшественника. По крайней мере, его карьера была карьерой высокопоставленного штабиста на Восточном фронте с большим опытом и заметными успехами. В 1941 г. Кребс был военным атташе в Москве. Он вообще был специалистом по России – служил в 1930-х в отделе иностранных армий Востока и даже сносно говорил по-русски. С началом войны с СССР Кребс вернулся в Германию и служил в ОКХ. С января 1942 г. по январь 1943 г. Кребс был начальником штаба 9-й армии, т.е. прошел штабистом жесточайшее позиционное сражение под Ржевом. Несомненно, что непосредственное участие в ряде успешно проведенных оборонительных операций в районе Ржевского выступа стало одной из причин назначения Кребса начальником Генерального штаба. Именно за Ржев он был в апреле 1943 г. повышен в звании до генерал-лейтенанта. После повышения в звании последовал шажок на ступеньку вверх по служебной лестнице – с марта 1943 г. по сентябрь 1944 г. Кребс занимал должность начальника штаба группы армий «Центр», а затем до 17 февраля 1945 г. – начальника штаба группы армий «Б» на Западе. Рыцарский крест Кребс получил 26 марта 1944 г. за свою деятельность в качестве начальника штаба группы армий «Центр», а Дубовые листья – 20 февраля 1945 г. как начальник штаба группы армий «Б». С 17 февраля 1945 г. Кребс стал начальником оперативного отдела ОКХ, а затем он сменил Гудериана на посту начальника Генерального штаба и вошел в историю именно в этом качестве.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Генерал пехоты Ганс Кребс, последний начальник Генерального штаба германской армии


Ассоциации с Ржевом, несомненно, присутствовали при принятии решения о назначении Кребса. Точно так же неслучайным представляется выбор именно «9-ки» для обозначения армии на защите Берлина. Когда-то именно 9-я армия устояла под Ржевом под ударами Жукова и Конева, нынешних командующих фронтами на берлинском направлении. Одной из призрачных надежд фюрера было повторение под Берлином событий 1942 г., когда советские наступления увязли в немецкой обороне.

На берлинском направлении. Перед лицом численного превосходства советских войск и владения ими стратегической инициативой немецкое командование искало ключ к успеху в совершенствовании тактики вывода обороняющихся войск из-под мощного удара советской артиллерии. Основным руководящим документом для группы армий «Висла» был подписанный Гитлером приказ от 30 марта, гласивший:

«Я требую, чтобы вся группа армий от командующего до последнего солдата понимала, что успех в грядущей битве может быть обеспечен духом энергичной обороны и фанатичным упорством. Сражение за Берлин обязано и будет решающей победой в обороне.

В частности, я приказываю:

1. Группа армий выводит части, которые ведут бой в первой линии, назад для создания необходимой глубины обороны на участке каждой дивизии.

2. В трех-шести километрах позади от передовой должна быть определена и оборудована главная линия сопротивления. Эта линия будет занята по приказу командующего незадолго до выявленного времени начала вражеской атаки. Нет оснований считать, что ожидаемая массированная артиллерийская подготовка противника поразит всю глубину нашей обороны.

3. На расстоянии от восьми до десяти километров от передовой линии обороны занимают позиции объединенные силы фольксштурма и учебных частей люфтваффе.

4. Немедленно переместить артиллерию на такую глубину, чтобы основная часть батарей могла обеспечивать заградительный огонь в области между передовой линией обороны и главной линией сопротивления. Позиции артиллерии должны располагаться на второй позиции (в 8–10 км от передовой) или за ней.

Постоянные позиции артиллерии могут располагаться только позади основной линии сопротивления. Основная часть зенитной артиллерии должна быть аналогичным образом оттянута за второй позицией.

С передачей 10-й танковой дивизии СС в состав группы армий «Центр» все моторизованные соединения должны быть отведены назад с тем, чтобы они могли контратаковать без задержек. Их готовность должна быть проверена на соответствующих учениях»[31].

Путь к столице Германии советским войскам преграждала 9-я армия. С момента захвата плацдармов на Одере она непрерывно усиливалась. К моменту начала Берлинской операции состав и расположение соединений армии Бюссе были следующими. На крайнем левом фланге 9-й армии оборонялся CI армейский корпус генерала Вильгельма Берлина. Позиции на левом фланге корпуса, примыкая к частям 3-й танковой армии, занимала 5-я егерская дивизия. Это было старое, хорошо подготовленное соединение. Дивизия прошла войну на востоке с ее первого дня и до последнего сражения на подступах к Берлину. 5-я егерская дивизия благополучно избежала сокрушительных ударов «Багратиона» летом 1944 г. и Висло-Одерской операции января 1945 г. В том и другом случае дивизия оказывалась в стороне от главного удара советских войск. Однако бесконечно везение продолжаться не могло, и 5-я егерская дивизия серьезно пострадала в ходе Восточно-Померанской операции в марте 1945 г. Большие потери в мартовских боях заставили спешно пополнять соединение за счет персонала люфтваффе, полиции и частей фольксштурма. Характерной особенностью «егерской» дивизии был несколько ослабленный состав по сравнению с обычными дивизиями: два полка пехоты вместо трех. Командовал 5-й егерской дивизией генерал Фридрих Зикст. Он был назначен на эту должность еще в августе 1944 г., когда дивизия стояла на Висле.

Следующим соединением в цепочке обороны 9-й армии была 606-я пехотная дивизия. Она была наспех собрана из штаба австрийского происхождения и разнообразных частей, в том числе батальона бременской полиции, батальона «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» и других. Тем не менее 606-я пехотная дивизия могла похвастаться трехполковым составом: полки «А», «Сатор» и «Роде». Командовал дивизией генерал-майор Максимилиан Росскопф.

Еще одним наспех сформированным соединением была 309-я пехотная дивизия «Берлин». Она также была трехполкового состава, стандартного для пехотных дивизий вермахта: полк «Великая Германия», 365-й и 652-й гренадерские полки. 309-й артиллерийский полк состоял всего из одного дивизиона. Командовал дивизией, носившей имя столицы рейха, генерал-майор Генрих Фойгхтсбергер. Для 42-летнего Фойгхтсбергера это была вершина карьеры: он получил звание генерал-майора только 1 апреля 1945 г. До этого он командовал танко-гренадерским полком, воевал в Африке, на плацдарме у Запорожья, под Кривым Рогом и Одессой.

Занимавшие оборону в первой линии 5-я егерская дивизия, 606-я и 309-я пехотные дивизии входили в состав CI армейского корпуса генерала артиллерии Вильгельма Берлина. Резервом корпуса была 25-я танко-гренадерская дивизия генерал-лейтенанта Арнольда Бурмейстера, ветерана сражения за плацдармы. Формально соединение с этим номером начало Вторую мировую войну в качестве пехотной дивизии и было переформировано в моторизованную пехотную дивизию осенью 1940 г. Войну с СССР начала в составе 1-й танковой группы в группе армий «Юг». Далее дивизия не вылезала с Восточного фронта до лета 1944 г. Здесь она была уничтожена в ходе разгрома группы армий «Центр» в Белоруссии. После этого дивизия была восстановлена на Западе.

Помимо 25-й танко-гренадерской дивизии подвижными резервами корпуса генерала Берлина были 111-я учебная бригада САУ «Штурмгешюц» и боевая группа «1001 ночь» майора СС Бланкбойса. Последняя состояла из 560-го танко-истребительного батальона «Сулейка», из трех рот «Хетцеров», четырех рот самоходных орудий и разведывательного батальона «Гарем» со счетверенными зенитными орудиями, мотоциклистами, 75-мм буксируемыми и самоходными пушками. Сопровождающей пехотой для этих частей самоходок служила рота из 600-го парашютного батальона СС.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Обучение фольксштурмистов. Этим людям в очках и шляпах завтра предстояло выдержать удары советских танков. Преподаватель в повязке со свастикой символизирует «партийное начало» в создании фольксштурма


Участок фронта на Зееловских высотах занимал LVI танковый корпус. Управление LVI танкового корпуса стало последним резервом, прибывшим в состав 9-й армии – его включили в состав армии 12–13 апреля. Соответственно только 10 апреля командиром танкового корпуса был назначен генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг. Ему подчинялись 9-я воздушно-десантная дивизия, 20-я танко-гренадерская дивизия и танковая дивизия «Мюнхеберг».

Первым соединением, занимавшим оборону в первой линии в составе корпуса Вейдлинга, была 9-я воздушно-десантная дивизия. Отмечу, формально она называлась именно воздушно-десантной (Fallschirm-Jaeger-Division), а не авиаполевой (Luftwaffen-Feld-Division) дивизией. С точки зрения организационной структуры дивизия не имела никакого отношения к парашютистам, это была обычная пехотная дивизия трехполкового состава (25, 26 и 27-й парашютные полки, 9-й парашютный артиллерийский полк). Однако формирование соединения из частей люфтваффе неизбежно наложило свой отпечаток на его облик. В отличие от соединений, сформированных по штату ПД-44, ее полки были трехбатальонными. 25-й полк 9-й парашютно-десантной дивизии состоял из батальона спецподразделения Скорцени, батальона «Бранденбург» и батальона подготовленных парашютистов. Непосредственное отношение к воздушно-десантным войскам Германии имел также командир дивизии – генерал парашютных войск Бруно Брэуер. Он пришел в десантники еще до войны и участвовал в высадке на Крите в 1941 г., за которую получил Рыцарский крест.

Вторым соединением в линии обороны LVI танкового корпуса была 20-я танко-гренадерская дивизия. Это была типичная для германской армии система, когда подвижные соединения ставились в первую линию обороны. 20-я моторизованная пехотная дивизия прошла польскую, французскую кампании, а затем вступила на территорию СССР в составе 3-й танковой группы. В июле 1943 г. 20-я моторизованная пехотная дивизия получила наименование танко-гренадерской и просуществовала в таком качестве до самого конца войны. Командовал 20-й танко-гренадерской дивизией полковник Георг Шольце. Он участвовал в войне с СССР с первого дня в качестве командира батальона 900-го учебного полка. По итогам действий в кампанию 1941 г. получил Германский крест в золоте. В феврале 1943 г. он получил Рыцарский крест. 20-ю танко-гренадерскую дивизию полковник Шольце возглавил в январе 1945 г.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Совещание в штабе 9-й армии 11 марта 1945 г. Над картой склонился командующий армией Бюссе. За спиной Гитлера стоит командующий 6-м воздушным флотом Грейм (в очках). Крайний слева – командир CI корпуса генерал Берлин


Танковая дивизия «Мюнхеберг» была сформирована в феврале – марте 1945 г. из различных учебных частей и почти сразу пошла в бой. Три батальона танко-гренадерских полков дивизии попали в окружение в ходе сражения за Кюстрин в марте 1945 г. Вместо них были наспех сформированы три новых с использованием курсантских частей, фольксштурма и гитлерюгенда. Командовал «Мюнхебергом» генерал-майор Вернер Муммерт, ветеран войны на Восточном фронте. Он с самого начала Второй мировой войны служил в разведывательном батальоне танковых дивизий. За кампанию 1941 г. получил Германский крест в золоте, за сражение под Ржевом летом 1942 г. – Рыцарский крест, за бои под Черкассами зимой 1943/44 г. – Дубовые листья к Рыцарскому кресту. Звание генерал-майора он получил 1 февраля 1945 г., и командование «Мюнхебергом» было его первой генеральской должностью.

Следующим в линии был XI танковый корпус СС генерала СС Матиаса Клейстеркампа. В его состав к началу сражения входили 303-я пехотная дивизия «Добериц», 169, 712-я пехотные дивизии и танко-гренадерская дивизия «Курмарк» с 502-м тяжелым танковым батальоном. 303-я пехотная дивизия была сформирована в учебном лагере Добериц. Возглавил соединение полковник Ханс-Вольфганг Шейнеманн. Дивизия «Добериц» получила первый боевой опыт в боях на Кюстринском плацдарме в феврале 1945 г. и потеряла свой фузилерный батальон в сражении за Кюстрин в марте. 169-я пехотная дивизия была своего рода «консервами». Она несла службу с 1941 г. в Норвегии и Финляндии и прибыла на фронт только в марте 1945 г. В отличие от возглавлявшихся полковниками новых дивизий, 169-й пехотной дивизией командовал генерал-лейтенант Георг Раджей. 712-я пехотная дивизия была сформирована 26 марта 1945 г. с использованием частей разросшегося «Курмарка». Командовал дивизией генерал-майор Йоахим фон Зигрот. 732-й и 745-й гренадерские полки дивизии были сформированы из 1239-го и 1241-го гренадерских полков, бывших курсантских школ «Вецлар» и «Дрезден».


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командир XI танкового корпуса оберстгруппенфюрер генерал войск СС Матиас Клейнстеркамп (убит в районе Хальбе 30 апреля 1945 г.)


В резерве XI танкового корпуса СС была танко-гренадерская дивизия «Курмарк» полковника Вилли Лангейта. Генеральское звание он получил уже в ходе боев за Берлин. Лангейт был ветераном-танкистом Восточного фронта с первого дня войны с Советским Союзом, прошедшим Сталинград и командовавшим с 1944 г. танковым полком элитной «Великой Германии», а затем ее учебной бригадой. «Курмарк» был сформирован в феврале 1945 г. из учебной бригады «Великой Германии». Дивизии Лангейта был подчинен 502-й тяжелый танковый батальон СС, вооруженный «Королевскими тиграми». Организационно дивизия заметно отличалась от других танко-гренадерских соединений. В ее составе был всего один танко-гренадерский полк вместо двух, но одновременно вместо обычного для таких дивизий танкового батальона был танковый полк.

Особняком в ряду соединений армии Бюссе стоит гарнизон «крепости Франкфурт». Здесь были «замурованы» около 14 тыс. человек под командованием полковника Эрнста Бихлера. «Фестунг» здесь был создан вполне современный: на периметре его обороны были даже ДОТы из танковых башен.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Строительство баррикады на мосту перед площадью Бель-Альянс в Берлине. Этой баррикаде предстояло закрывать дорогу к Рейхсканцелярии в апреле 1945 г.


Южное крыло 9-й армии составлял V горный корпус СС под командованием генерала СС Фридриха Екельна. В его состав входили 286-я пехотная дивизия, 32-я добровольческая пехотная дивизия СС «30 января» и 391-я охранная дивизия. Так как немецкое командование не ожидало советского наступления в районе Франкфурта-на-Одере, 12 апреля 1945 г. было решено вывести 32-ю пехотную дивизию СС из состава V горного корпуса. К 18 апреля она должна была сосредоточиться за боевыми порядками XI танкового корпуса СС как средство для проведения контратак.

Интересно отметить, что оборонявшиеся против главных сил 1-го Белорусского фронта немецкие корпуса к началу сражения имели примерно одинаковую структуру: три пехотных (за единственным исключением – 20-я танко-гренадерская дивизия) соединения в первой линии и одно подвижное соединение во второй линии.

В резерве командующего 9-й армией была 156-я учебная пехотная дивизия генерала Зигфрида фон Рековски. В отличие от дивизий, сформированных по штату ПД-44, все три ее полка (1313, 1314 и 1315-й гренадерские полки) были трехбатальонными. Незадолго до сражения она была переименована в 156-ю пехотную дивизию. Также генерал Бюссе добился того, чтобы в его подчинение из резерва ОКВ была передана 18-я танко-гренадерская дивизия. Она также относилась к числу соединений, разгромленных в Белоруссии и восстановленных по штату 1944 г.

Вообще можно сказать, что для обороны Берлина были собраны преимущественно свежесформированные соединения. Старые дивизии вермахта и войск СС были разбросаны по другим участкам фронта или же просто уничтожены. Эсэсовские дивизии были в Венгрии, 8, 16 и 17-я танковые дивизии обороняли Верхнюю Силезию. Соединения, сформированные до войны, прошедшие Польшу в 1939 г., Францию в 1940 г. и первые два года кампании на востоке, были редкостью среди защитников столицы. 5-я егерская дивизия, чудом занесенная в 9-ю армию, смотрится среди своих соседей настоящим динозавром. По той же причине в обороне Берлина участвовало крайне мало бригад штурмовых орудий. Они остались в Курляндии, были потеряны в Восточной Пруссии и Восточной Померании. В обороне Берлина участвовали только 243-я, 249-я бригады штурмовых орудий, находившиеся на переформировании в берлинском округе, и батальон штурмовых орудий V горного корпуса СС, вооруженный итальянскими САУ «Семовенте».


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командующий группой армий «Висла» генерал-полковник Готтард Хайнрици


Несмотря на то, что большинство соединений на берлинском направлении были недавно сформированы, их «боевая численность» была доведена до высоких значений (см. таблицу). Даже недавно прошедшая разгром в Восточной Померании 5-я егерская дивизия была доведена до «боевой численности», которой могли бы позавидовать многие пехотные дивизии вермахта в середине войны. Обращаю внимание на высокую «боевую численность» эсэсовской пехотной дивизии и 9-й воздушно-десантной дивизии. Эти не относившиеся к вермахту формирования имели свои штаты и, несмотря на схожесть с организационной структурой армейских формирований, превышали «боевую численность» ПД-44 в 6410 человек. Власовская 600-я пехотная дивизия также превышала по своей «боевой численности» штат соединений вермахта. Хотя ее присутствие в данной таблице скорее формальность. После наступления локального значения 13 апреля 1945 г. начальник штаба 9-й армии полковник Хольц рапортовал ОКХ «В связи с некомпетентностью дивизии во время сегодняшней атаки и поступившими сведениями о недисциплинированности дивизии, предлагается разоружить ее и перевести в другой район». В итоге дивизия РОА была передана в подчинение группы армий «Центр». Несмотря на попытки Шернера отправить власовцев на фронт, командир дивизии Буняченко увел своих людей в Богемию, и в сражении за Берлин соединение не участвовало.


«БОЕВАЯ ЧИСЛЕННОСТЬ» СОЕДИНЕНИЙ 9-Й АРМИИ НА 10 АПРЕЛЯ 1945 Г.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Lakowski s.49


Общая численность 9-й армии была около 200 тыс. человек, 2625 орудий (в том числе 695 зенитных пушек). Армейская артиллерия состояла из трех народно-артиллерийских корпусов. 406-й народно-артиллерийский корпус полковника Бартелса располагался в районе Врицена. 408-й народно-артиллерийский корпус подполковника Адамса занимал позиции севернее Зеелова и 404-й народно-артиллерийский корпус полковника Фогта – южнее Зеелова. Также в районе Зеелова, Летцена и Мюнхеберга действовал тяжелый железнодорожный артиллерийский дивизион.

Всего в составе группы армий «Висла» было 754 боеготовых танка, 30 в краткосрочном и 43 в долгосрочном ремонте. Это дает боеготовность 91%, очень высокий показатель для заключительного периода войны. Распределение техники по соединениям см. в приложении.

Очевидным способом хоть в какой-то мере компенсировать количественное превосходство противника было инженерное оборудование местности. Для этого в распоряжении немецкого командования было два с половиной месяца, если считать с момента захвата первых плацдармов на Одере.

Передовая линия главной оборонительной полосы называлась «позиция Харденберг» (Hardenberg-Stellung). Она проходила по Зееловским высотам и вдоль русла Альте-Одера. «Позиция Харденберг» состояла из двух-трех линий траншей и прикрывалась инженерными заграждениями различных типов. На этой линии располагались позиции пяти зенитных полков 23-й зенитно-артиллерийской дивизии, поставивших свои орудия на прямую наводку. 53-й и 185-й полки занимали оборону в районе Кунерсдорфа и Кваппедорфа, 7-й полк – между Гузовом и Долгелином и 35-й и 140-й полки – в районе Шенфлиса.

Позади главной линии обороны находилась так называемая «позиция Штейн» (Stein-Stellung). Она должна была стать опорой для мобильных резервов, наносящих контрудары. Одновременно «позиция Штейн» должна была играть роль отсечной позиции, предотвращающей немедленный выход в тыл другим участкам главной полосы обороны. Такая же отсечная позиция была оборудована поперек шоссе Франкфурт – Берлин.

Третья оборонительная полоса, призванная предотвратить прорыв советских танковых соединений, получила наименование «позиция Вотан» (Wotan-Stellung). Поскольку материалов для ее строительства уже не хватало, «позиция Вотан» состояла из цепочки подготовленных к круговой обороне городов и деревень. Пространство между этими опорными пунктами обороны прикрывалось огнем и перегораживалось противотанковыми препятствиями. Наиболее крупными опорными пунктами «позиции Вотан» были Фюрстенвальде, Мюнхеберг, Штернебек и Эберсвальде.

Группа армий «Центр». К югу от заслона, поставленного на пути к Берлину группой армий «Висла», находились войска 4-й танковой армии, подчиненной штабу группы армий «Центр». Группа армий «Центр» была в апреле 1945 г., пожалуй, самым боеспособным объединением немецких войск, возглавлявшимся твердым и энергичным командующим.

Однако группе армий «Центр» не удалось в полной мере реализовать свой потенциал в сражении за немецкую столицу. Главной трудностью планирования оборонительного сражения, особенно в условиях острого недостатка сил, является правильная оценка замыслов противника. Немецкое командование в первой половине апреля ошибочно предполагало, что направлением главного удара Красной Армии в полосе группы армий «Центр» будет Саксония. Считалось, что такой удар приведет к разделению Германии надвое и встрече с американцами на Эльбе. То есть предполагалось, что союзниками по антигитлеровской коалиции будет применен в стратегическом масштабе традиционный для операций по уничтожению «котлов» прием дробления окруженной группировки на части и их последовательное уничтожение. Поэтому сильные резервы группы армий «Центр» были сконцентрированы не на направлении будущего главного удара 1-го Украинского фронта, а намного южнее, в районе Герлица. Крупными подвижными резервами немцы планировали сохранить связь между северной и южной Германией, удержать хотя бы узкий коридор между ними.

Под Герлицем в феврале и начале марта 1945 г. уже были собраны соединения танкового корпуса «Бранденбург» и другие танковые и танко-гренадерские дивизии. В конце марта они были усилены танковым соединением, выведенным с берлинского направления. После эвакуации Альдтамского плацдарма части 10-й танковой дивизии СС «Фрундсберг» 27 марта были погружены в эшелоны на Штеттинском вокзале и отправились далеко на юг. В конце февраля уже были планы передачи дивизии в состав группы армий «Центр», но тогда этому помешала Восточно-Померанская операция. Уже 29 марта первые части 10-й танковой дивизии СС были выгружены в Бризене. Однако вскоре последовал приказ Шернера следовать еще дальше на юг, в район Герлица. Еще в то время, когда некоторые части «Фрундсберга» еще были в пути из Штеттина в Бризен, дивизия была погружена в эшелоны и отправилась на новое место. 2 апреля началась разгрузка из эшелонов в районе Лихенау, к востоку от Герлица. Здесь «Фрундсберг» оставался до самого начала советского наступления. Формально дивизия на 15 апреля 1945 г. подчинялась ОКВ.

В конце марта и начале апреля 1945 г. парашютно-танковый корпус «Герман Геринг» действовал в Верхней Силезии. 11 апреля 1-я парашютно-танковая дивизия получила приказ на сосредоточение в районе Герлица. Танки и артиллерия следовали по железной дороге, а колесный транспорт был отправлен своим ходом. Сосредоточившийся в районе южнее и западнее Герлица «Герман Геринг» поступил в подчинение XXXVIII танкового корпуса. Командованию дивизии предписывалось быть в готовности к действиям в северном и восточном направлении от места дислокации. Фердинанд Шернер собрал крупные силы в районе Герлица, ожидая удара советских войск на запад и юго-запад к Эльбе на дрезденском направлении.

Поступавшая от разведки информация привела к метаниям и полумерам. 6 апреля дивизия «Сопровождение фюрера» получила приказ на переброску в район Герлица. В назначенное место она прибыла 8 апреля. После четырех дней отдыха в новом месте расквартирования дивизия 12 апреля получила приказ на новый марш. К 13 апреля дивизия «Сопровождение фюрера» своим ходом вышла в район Грауштайн (7 км восточнее Шпремберга). В итоге «Сопровождение фюрера» стала едва ли не единственным подвижным соединением, с самого начала сражения находившимся в подходящем для отражения советского наступления на Берлин месте. Следует отметить, что перемещения дивизии не были отслежены советской разведкой. В «Справке о группировке войск противника перед 1-м Украинским фронтом на 15.4.45 года» было сказано следующее: «Сняты с учета как отошедшие к 4-му Украинскому фронту в связи с изменением границы фронта – 16 тд и тд «Охрана фюрера» (так у нас переводили Fuehrer-Begleit-Division. – А.И.[32]. По информации разведуправления Генштаба Красной Армии о перемещениях противника с 1 по 17 апреля дивизия «Сопровождение фюрера» была выведена в резерв, т.е. соединение фактически исчезло с горизонта советских разведчиков.

Также не была выявлена советской разведкой перевозка в 4-ю танковую армию 344-й пехотной дивизии. По данным разведки 1-го Украинского фронта, дивизия находилась на 14 апреля в районе Граца. 344-я пехотная дивизия была окружена и фактически разгромлена в начальной фазе Верхне-Силезской операции. Однако в Германии 1945 г. потрепанные в боях соединения быстро восстанавливали. Командовал 344-й пехотной дивизией генерал Эрвин Йолассе. Он начал войну с СССР командиром батальона, был дважды тяжело ранен (в ноябре 1941 г. и в октябре 1943 г.). Всю войну Йолассе был не пехотным, а мотопехотным командиром. 344-ю дивизию он принял в марте 1945 г.

Фронтом на восток на рубеже Нейсе оборонялись V армейский корпус и танковый корпус «Великая Германия». К 9-й армии группы армий «Висла» своим северным флангом примыкал V армейский корпус. В его состав на 15 апреля 1945 г. входили 342, 214 и 275-я пехотная дивизии и боевые группы двух эсэсовских дивизий – 35-й и 36-й.

Южнее V армейского корпуса находились позиции танкового корпуса «Великая Германия» генерала Георга Яуера. В состав корпуса к началу советского наступления входили танко-гренадерская дивизия «Бранденбург», 464-я пехотная дивизия, 615-я дивизия особого назначения и боевая группа 545-й народно-гренадерской дивизии.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ФВ-190 разных серий на аэродроме. Справа – новейший «длинноносый» FW-190D-9 с мотором водяного охлаждения


Авиация. Для сражения за столицу Германии немецким командованием была собрана достаточно крупная авиационная группировка. Она сложилась в последние месяцы войны. На 10 января 1945 г. из 4566 боеготовых самолетов люфтваффе в 6-м воздушном флоте в Польше были собраны 822 самолета, а в 3-м воздушном флоте на западе Германии – 1304 самолета. То есть наиболее многочисленная группировка ВВС Третьего рейха была собрана в воздушном флоте, противостоящем западным союзникам СССР. Связано это было, как нетрудно догадаться, с проведением немцами наступления в Арденнах. В середине января 1945 г., с началом Висло-Одерской операции и обвалом немецкого фронта на Висле, авиасоединения истребителей и ударных самолетов начали постепенно стягиваться на берлинское направление. В итоге к 9 апреля 1945 г. распределение сил люфтваффе кардинальным образом изменилось. Впервые с 1941–1942 гг. численность одного отдельно взятого воздушного флота на Восточном фронте превысила численность самолетов в ПВО Германии, т.е. в воздушном флоте «Рейх». Авиационные силы воздушного командования «Запад» (бывший 3-й воздушный флот) вообще скукожились до 127 боеготовых самолетов, менее десятой части, имевшейся в январе 1945 г. Прореживанию подвергся также 4-й воздушный флот на южном участке советско-германского фронта, в котором осталось 328 самолетов (в январе 1945 г. их было 588). Точкой приложения основных усилий поредевших ВВС Германии стал центральный участок советско-германского фронта. Из 3331 боеготового самолета в люфтваффе в целом без малого половина, 1524 машины, были собраны в 6-м воздушном флоте на берлинском направлении. В это число входили: 641 дневной истребитель, 20 бомбардировщиков, 533 штурмовика, 86 ночных бомбардировщиков, 59 стратегических разведчиков, 185 ближних разведчиков. Таким образом, под Берлином было собрано 75% имевшихся на тот момент в люфтваффе штурмовиков (преимущественно ФВ-190) и практически половина всех дневных истребителей. В некоторой степени это напоминало ситуацию лета 1943 г., когда для проведения операции «Цитадель» немцами под Курск были стянуты крупные силы авиации за счет оголения других направлений. Помимо 6-го воздушного флота на берлинском направлении могли действовать силы воздушного флота «Рейх», т.е. ПВО Германии. В его составе на 9 апреля 1945 г. насчитывалось 993 самолета, в том числе 389 дневных и 480 ночных истребителей.

Силы и средства I. Последняя надежда тысячелетнего рейха

Что из себя представляли стоявшие у стен Берлина армии? Одной из отличительных особенностей армии, находящейся в глубоком кризисе, является раскручивание маховика мобилизации, часто с элементами хаоса. Нехватка рабочих рук в промышленности, недостаток офицеров, спешное обучение новобранцев – со всем этим приходилось мириться перед лицом грозящей стране опасности. Дивизии, корпуса и армии перемалываются в «котлах», и для поддержания боеспособности армии требуется непрерывно восполнять потери и формировать новые соединения. В той или иной форме этот процесс проходила Польша в сентябре 1939 г., Франция в июне 1940 г. и СССР в 1941 г. В Германии резкое форсирование темпов мобилизации имело место в последний год войны. Если за первое полугодие 1944 г. в действующую армию из армии резерва было передано 1 130 000 человек, за второе полугодие – 1 426 500 человек (всего за год 2 556 500 человек), то только за I квартал 1945 г. – 1 626 500 человек[33]. В отличие от «перманентной мобилизации» СССР, процесс «тотальной мобилизации» в Германии пришелся на заключительный период войны, и контингенты многих возрастов были исчерпаны. Поэтому источником пополнений стали младшие возрасты и реструктуризация армии. В феврале 1945 г. к прохождению курса военного обучения был привлечен контингент рождения 1928 г., то есть 16-летние и 17-летние подростки. В марте 1945 г. было отдано распоряжение о призыве контингента 1929 г. рождения. Реструктуризация армии происходила за счет изъятия личного состава из люфтваффе, кригсмарине и вспомогательных служб. Так, на совещании у Геббельса (назначенного имперским уполномоченным по осуществлению тотальной мобилизации) 23 января было принято решение, по которому люфтваффе к 10 февраля высвобождало 112 тыс. человек для использования в наземных боях. Наряду с передачей сухопутным войскам части своего личного состава люфтваффе сформировало четыре парашютно-десантные дивизии, с 8-й по 11-ю. Никакой парашютной подготовки у этих соединений не было, и формировались они по штатам, близким к обычным пехотным дивизиям. Изъятие личного состава производилось также из военно-морского флота. Кригсмарине передало в армию около 25 тыс. человек. Также на рубеже 1944–1945 гг. из моряков были сформированы три дивизии морской пехоты.

«Тотальная мобилизация» также неизбежно затрагивала все население ведущей войну страны. Приметой времени стали отдельные батальоны, подчинявшиеся не вооруженным силам, а национал-социалистической партии. Назывались они фольксштурм и формировались по указу Гитлера от 25 сентября 1944 г. В фольксштурм призывались способные держать оружие мужчины от 16 до 60 лет. Поскольку мужчины от 18 до 40 лет (и даже старше) уже были востребованы армией, основным контингентом фольксштурмистов стали старики. В отличие от частей вермахта, люфтваффе и войск СС батальоны фольксштурма использовались в том же районе, где их формировали. Переброски батальонов фольксштурма между различными участками фронта не практиковались. В сущности, силы призванных в фольксштурм распылялись между мелкими частями численностью до батальона. Даже попытки вооружать батальоны фольксштурма артиллерией не изменяли общей тенденции размазывания их тонким слоем по всей территории Германии. При этом сама жизнь заставляла использовать фольксштурмистов для восполнения потерь соединений вермахта.

Нумерация батальонов фольксштурма включала две цифры, разделенные дробью. Числитель обозначал номер «гау» (Gau – единицы политического деления Германии), в котором формировался батальон, а знаменатель – номер батальона в округе. Например, сочетание цифр 3/115 обозначало 115-й батальон в «гау» Берлин. Часто номер «гау» пропускался, и батальон фигурировал в донесениях под трехзначным номером или же назывался по имени города, в котором был создан.

Одной из главных причин формирования батальонов фольксштурма партийными чиновниками было снизившееся после 20 июля 1944 г. доверие Гитлера к армии. Партийный оттенок формирования привел к определенным трениям с вермахтом и требованию того, чтобы командиры фольксштурма были «верными и надежными национал-социалистами». Первые семь батальонов фольксштурма пошли в бой в октябре 1944 г. в Восточной Пруссии, и этот дебют был неудачным – они почти сразу же попали в плен. Боеспособность фольксштурма немецкие армейские командиры оценивали невысоко. Также были существенные претензии к темпам формирования батальонов фольксштурма. Комендант крепости Познань генерал Маттерн на допросе в плену высказался о процессе создания немецкого ополчения так: «Однако это дело – организация и создание этих формирований – было передано партийному руководству, которое подняло вокруг этого вопроса большой шум, но мало сделало»[34]. Аналогичным образом высказался генерал-лейтенант Вильгельм Райтель, командир пехотной дивизии «Бервальде», бывший начальник артиллерии 4-й танковой армии: «Фольксштурм велик по своему замыслу, но военная его значимость весьма незначительна. Тут играют роль возраст людей, плохая их военная обученность и почти полное отсутствие вооружения. Батальоны фольксштурма, которые мне довелось видеть, были очень плохо обмундированы и еще хуже вооружены»[35]. Ему вторит полковник Генрих Янус, командир полка в дивизии «Меркиш-Фридланд», воевавший на Востоке в 1941–1942 гг.: «Фольксштурм, как военная сила, не оправдал себя, немецкое военное командование в расчеты формирований фольксштурма не принимает еще и потому, что фольксштурм подчинен не военному, а политическому руководству»[36].

В целом концепция «народной войны» пустила глубокие корни в Германии последних месяцев войны. В частности, было создано семейство стрелкового оружия «Фольксгевер» (народная винтовка), создававшееся специально для фольксштурма. Это были упрощенные образцы магазинных винтовок под стандартный винтовочный патрон 7,92Х57 мм. В рамках программы «народного» вооружения был даже разработан и запущен в серийное производство реактивный истребитель Нс-162.

Несмотря на декларации относительно народной войны и сопутствующие декларациям мероприятия вроде формирования фольксштурма, наиболее эффективным средством борьбы в руках немецкого командования оставались танковые и моторизованные соединения. Большинство немецких подвижных соединений, действовавших в полосе 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов, опирались на штаты, разработанные в 1944 г. Штат немецкой танковой дивизии апреля 1944 г. предусматривал численность личного состава соединения 14 727 человек при «боевой численности» (Kampfstaerke) 9307 человек. Ядром танковой дивизии образца 1944 г. был танковый полк двухбатальонного состава. Один батальон должен был вооружаться танками Pz.Kpfw.IV, а второй – Pz.Kpfw.V «Пантера». По своей структуре батальоны были идентичными и состояли из четырех рот по 22 танка в каждой и штабной роты из трех командирских машин. Новинкой в штате было включение в штабную роту специальных зенитных танков – четырех 37-мм автоматических зенитных пушек на шасси Pz.Kpfw.IV. В ноябре 1944 г. последовали сокращения штатов танковых рот: теперь по штатам K.St.N.1177 Ausf.A, Ausf.B и K.St.N.1177а насчитывалось по 17, 14 и 10 танков соответственно. Иногда в танковые полки танковых дивизий попадали «Хетцеры», разработанные изначально для противотанковых дивизионов пехотных дивизий.

Изменения в ходе войны затрагивали преимущественно танковый полк соединений. В целом организация немецкой танковой дивизии не претерпела существенных изменений, вносившиеся коррективы касались в основном перевооружения на новую технику. Так, противотанковый дивизион теперь вооружался самоходными, полностью бронированными истребителями танков. Как правило, в этой роли выступали САУ «Штурмгешюц», но в 1945 г. все чаще встречались Jagdpanzer IV/L70(V) с 75-мм пушкой с длиной ствола 70 калибров. По штату предполагалось иметь в дивизионе две роты по 14 САУ и 3 САУ в роте управления. При этом в противотанковом дивизионе сохранялась одна батарея буксируемых 75-мм противотанковых пушек (12 орудий). Видимо, считалось необходимым сохранить некоторое количество буксируемых пушек в роли универсальных орудий, помимо своего прямого назначения способных участвовать в артиллерийской подготовке.

По-прежнему (фактически неизменно с начала войны) в танковой дивизии мотопехота была представлена двумя танко-гренадерскими (мотопехотными) полками двухбатальонного состава. Мотоциклетный батальон, сделавший мотоциклистов одним из символов «блицкригов», из штата 1944 г. исключался. По штату 1944 г. предполагалось иметь один из четырех мотопехотных батальонов на БТР «Ганомаг». Кроме того, в дивизии был разведывательный батальон, по организационной структуре близкий к мотопехотному батальону на БТР. В его составе было 56 БТР Sd.Kfz.251, 16 бронеавтомобилей Sd.Kfz.234 (16 машин с 20-мм пушкой, 3 машины с 75-мм короткоствольной пушкой) и 55 Sd.Kfz.250. Всего в танковой дивизии по штату было 290 бронетранспортеров, включенных не только в состав мотопехотных батальонов, но и в состав саперных и артиллерийских подразделений. Основной задачей БТР была защита личного состава от осколков снарядов и авиабомб противника. Поэтому БТР включались в звенья управления – штабные роты частей. Противоосколочное бронирование бронетранспортеров должно было повысить выживаемость офицеров и снизить вероятность потери управления. Также с целью защиты от осколков в дивизии имелись самоходные артиллерийские установки в артиллерийском полку. Один из дивизионов артиллерийского полка вооружался САУ «Хуммель» и «Веспе» с 150-мм и 105-мм гаубицами соответственно. Точно так же структура танковой дивизии была пронизана зенитными средствами. Несмотря на наличие зенитного дивизиона, почти все части дивизии имели свои собственные 20-мм зенитные автоматы в количестве двух-трех единиц. Они присутствовали в каждом дивизионе артиллерийского полка, в ротах поддержки мотопехотных батальонов (по шесть единиц). В танковом полку были зенитные САУ на танковом шасси и шасси полугусеничного тягача, в разведывательном батальоне – на шасси БТР и в штабе дивизии – на шасси полугусеничного тягача.

Существенные изменения в штатах 1944 г. коснулись структуры танко-гренадерских дивизий. Период увлечения танко-гренадерскими дивизиями в 1943 г. прошел. Теперь дивизии выровняли под структуру обычной пехотной дивизии, только на автомашинах. Так же как и пехотные дивизии, ядро танко-гренадерских состояло из шести батальонов. Вместо танкового батальона в мотопехотной дивизии 1942 г. они получали батальон САУ «Штурмгешюц» из трех рот по 14 самоходок в каждой. На практике батальоны САУ танко-гренадерских дивизий действовали в смешанном составе – в них встречались и «Штурмгешюцы», и Jagdpanzer (общее название полностью бронированных истребителей танков), и Pz.Kpfw.IV, и «Пантеры». Помимо батальона «Штурмгешюцев» САУ этого типа могли присутствовать в двух ротах истребительно-противотанкового дивизиона соединения. Таким образом, танко-гренадерские дивизии стали одной из точек накопления «Штурмгешюцев» в вермахте и войсках СС. САУ «Хуммель» и «Веспе» в артиллерийском полку танко-гренадерских дивизий по штату отсутствовали, оставаясь привилегией танковых дивизий. Мотопехотные батальоны на БТР в танко-гренадерской дивизии по штату также отсутствовали.

По средней численности танкового парка немецкие танковые и танко-гренадерские дивизии, как правило, уступали аналогичным соединениям противника. Однако завершающий период войны характеризовался созданием в Германии совершенных образцов танков и самоходных установок, превосходивших по ряду параметров технику противника. Немцам удалось спроектировать и запустить в серийное производство в разгар войны новый средний танк для самостоятельных механизированных соединений – Pz.Kpfw.V «Пантера». Он был создан на основе опыта начального периода войны и по уровню бронезащиты и вооружения превосходил аналогичные по своему назначению танки союзников – Т-34, «Шерман» и «Кромвель». Попытки сравнивать «Пантеру» с ИС-2, основываясь на примерном равенстве массы этих двух танков, на самом деле некорректны. ИС-2 был танком качественного усиления, т.е. боевой машиной, придававшейся отдельными полками стрелковым и механизированным соединениям на направлении главного удара. Аналогом ИСов в германской армии были тяжелые танки «Королевский тигр». «Пантера» штатно шла на укомплектование танковых полков самостоятельных механизированных соединений – основной единицы ведения маневренных действий. В этом качестве «Пантера» отвечала требованиям второй половины войны: сильно бронированный лоб, 75-мм пушка в 70 калибров длиной. В последний год войны на «Пантерах» были постепенно устранены «детские болезни». В частности, маска орудия получила «бороду», препятствующую рикошету попавших в нее снарядов в крышу корпуса. К концу войны танки все чаще стали привлекаться для борьбы с бронеобъектами – танками и САУ противника. Длинноствольное орудие «Пантеры» было для этого как нельзя более подходящим. Его бронебойные снаряды были способны поражать даже ИС-2. Аналогичное по баллистике 75-мм 70-калиберное орудие устанавливалось на истребители танков PanzerjagerIV/L70(V). Эти САУ ввиду своих высоких характеристик иногда вводились в танковые батальоны вместо танков Pz.Kpfw.IV и Pz.Kpfw.V «Пантера». В целом орудия с высокими характеристиками стали отличительной чертой немецких танков и САУ второй половины войны.

Помимо танковых и танко-гренадерских дивизий в вермахте и войсках СС существовали части качественного усиления – тяжелые танковые батальоны и бригады штурмовых орудий. Тяжелые танковые батальоны вооружались танками «Тигр». К 1945 г. они были практически полностью перевооружены на танки «Королевский тигр». Замысел вооружения вермахта тяжелым танком появился еще до нападения на СССР. На совещании, проводившемся 26 мая 1941 г., задачи тяжелого танка формулировались как создание «стержня (Spitze) из 20 тяжелых танков для каждой танковой дивизии». Они должны были иметь повышенные возможности поражения танков противника и лучшую защиту. Идея создания машины, обладающей мощными противотанковыми возможностями и эффективной защитой, последовательно реализовывалась немцами. Задача вооружения танка длинноствольной 88-мм пушкой с баллистикой зенитки Flak41 была поставлена, еще когда «Тигр» только-только начинал разворачиваться. Несмотря на все возникшие сложности, новый 68-тонный тяжелый танк был запущен в производство и сравнительно широко применялся в 1945 г. Выдвинутая в мае 1941 г. идея «стержня» танковой дивизии, однако, не получила реализации на практике. «Тигриные» роты просуществовали короткое время в нескольких элитных соединениях. В дальнейшем «Тигры» попадали в танковые полки разве что вследствие хаоса снабжения бронетехникой. Основной формой организации для «Тигров» был тяжелый танковый батальон – отдельная часть, которая могла быть придана как единое целое или отдельными ротами пехотному, танковому или танко-гренадерскому соединению. По существовавшему на начало 1945 г. штату батальон «Тигров» насчитывал 45 тяжелых танков (три роты по 14 танков и 3 танка в штабе батальона), 5 ремонтно-эвакуационных танков («Бергепантера»), 11 зенитных танков, 34 тягача и 171 автомобиль.

Основной проблемой немецких танков новых типов были слабые маршевые возможности. То есть при совершении длительных маршей они быстро выходили из строя. Этот недостаток был особенно чувствительным в условиях преимущественно оборонительных боев. В обороне часто не удавалось угадать направление удара противника, и танковые соединения были вынуждены форсированным маршем выдвигаться к месту прорыва уже в разгар боев. Усугублялась ситуация нехваткой топлива. Вследствие этого немало «Тигров» и «Пантер» было попросту брошено на обочинах дорог из-за поломок и израсходования топлива. Однако перенос боевых действий на территорию Германии существенно ограничил пространство, на котором велись боевые действия. Расстояние, которое нужно было проходить в процессе оборонительных боев, сократилось. Поэтому иногда даже капризные «Королевские тигры» проходили необходимое для решения поставленных задач расстояние.

Второй после батальонов «Тигров» разновидностью частей качественного усиления были бригады САУ «Штурмгешюц». Батальоны штурмовых орудий существовали с первого дня войны с СССР, и роль САУ этого типа неуклонно возрастала. В 1944 г. батальоны «Штурмгешюцев» переименовали в бригады с сохранением прежней нумерации. К 1945 г. было два штата бригады штурмовых орудий: 45 машин (33 штурмовых орудия StuG и 12 штурмовых гаубиц StuH) и 31 машина (22 штурмовых орудия StuG и 9 штурмовых гаубиц StuH). Более распространенным был второй вариант организации. В советских мемуарах штурмовые орудия чаще всего проходят под наименованием «Фердинанд». В завершающем периоде войны в штат бригад «Штурмгешюцев» включили пехотинцев в форме «гренадерской батареи сопровождения» (Begleitgrenadier-Batterie) по штату K.St.N.448 от 1 декабря 1944 г. По своей структуре «батарея сопровождения» представляла собой роту из трех взводов пехотинцев и взвода саперов. Основным вооружением пехотных взводов были «Штурмгеверы».Отделения взводов численностью по 11 человек вооружались 7 «Штурмгеверами», 3 самозарядными винтовками и 1 пулеметом. Всего в составе «батареи сопровождения» было 2 офицера, 28 унтер-офицеров и 168 рядовых, вооруженных 61 карабином, 27 самозарядными винтовками и 96 «Штурмгеверами».

Несмотря на то что Вторая мировая война получила наименование «войны моторов», большая часть войск враждующих сторон передвигалась пешим порядком. Подход в СССР и Германии к штатной организации пехоты был принципиально различным. В СССР разрабатывался некий теоретически обоснованный штат, который на практике соблюдался при переформировании соединения или же формировании дивизии с нуля. Находящиеся на фронте соединения чаще всего заметно отличались по своему численному составу от назначенного штата. Особенно ярко это проявлялось во второй половине войны, когда дивизии реже выводили на переформирование. В Германии штат приближали к реальному состоянию дивизий на фронте. Если несколько упростить этот процесс, то немецкое командование закрепляло уже сложившуюся практику как новый штат. После тяжелых боев 1941–1942 гг. многие дивизии на Восточном фронте воевали в шестибатальонном составе. Это означало, что три потрепанных пехотных батальона в полку сводились в два удовлетворительной комплектности. После Курской дуги эта практика была закреплена. Осенью 1943 г. был введен штат пехотной дивизии «нового образца» (nA), в которой трехбатальонные пехотные полки заменялись на двухбатальонные. Таким образом, количество пехотных батальонов в дивизии падало с девяти до шести. Разведывательный батальон, который был одной из немногих моторизованных частей немецкой пехотной дивизии, переформировывался в дивизионный фузилерный батальон, по организации аналогичный пехотным батальонам. Последнее нововведение отражало сложившуюся в войсках практику, когда разведывательный батальон применялся как пехотный. Отличие было только в том, что он подчинялся непосредственно штабу дивизии. Общая численность личного состава дивизии «нового образца» составляла 13 674 человека, в том числе 1774 человека в тыловых частях дивизионного подчинения. Это было существенно меньше численности личного состава в старой девятибатальонной дивизии – 16 тыс. человек (в том числе 2 тыс. человек тыловых частей).

В сущности, нехватка личного состава привела к постепенной деградации немецкой пехоты, которая в начальном периоде войны являлась опорной плитой «блицкригов». В заслонах из пехотных дивизий увязали контрудары советских мехкорпусов в июне 1941 г., пехотные дивизии принимали и добивали окруженных в многочисленных «котлах». Изначально ослабленные пехотные дивизии второй половины войны уже не были способны на те достижения, которые были обычными в 1941 г. Дивизии «похудели» и лишились возможности формирования подвижных боевых групп из разведывательного батальона, противотанкистов и саперов.

В 1944 г. развитие организации немецкой пехотной дивизии продолжилось в плоскости снижения численности личного состава. Появился штат «пехотной дивизии 44» (I.D.44). Общая численность личного состава ПД-44 сокращалась до 12 769 человек (333 офицера, 70 чиновников, 2153 унтер-офицера и 10 213 рядовых). Из общей численности 12 769 человек 2380 человек было в тыловых частях и 750 человек – в запасном батальоне. Вместо 5072 лошадей в пехотной дивизии «нового образца» в ПД-44 было 3979 лошадей. Численность автомобильного парка сокращалась незначительно. Если в дивизии «нового образца» полагалось по штату 147 легковых автомобилей и 305 грузовых, то в дивизии-44–145 легковых и 303 грузовых. Количество мотоциклов сокращалось со 156 до 141[37]. Штатная численность «добровольных помощников» (Hiwi) дивизии уменьшалась с 1637 до 1466 человек (1164 в передовых подразделениях и 302 в тылах). Численность немецкого персонала ПД-44 составляла, таким образом, 11 303 человека[38]. Штатная «боевая численность» (Kampfstaerke) ПД-44 составляла 6410 человек (без учета запасного батальона). Следует отметить, что формирования войск СС не копировали существовавших в вермахте штатов. В частности, войск СС не коснулся переход на организацию пехотной дивизии «нового образца». Поэтому штат добровольческой пехотной дивизии СС был более многочисленным – 16 763 человека (в том числе 1755 человек в тыловых частях)[39]. Доля «хиви» в добровольческой пехотной дивизии СС в передовых и тыловых частях составляла 1125 и 414 человек соответственно. Как мы видим, штатно добровольческая дивизия СС была ближе к пехотной дивизии начального периода войны, нежели изыскам 1943 и 1944 гг.

Снижение количества личного состава стремились компенсировать техникой. Важным новшеством в организации дивизий «нового образца» и ПД-44 стало их насыщение полностью бронированными САУ, способными бороться с танками. С самого начала войны стандартным для пехотных дивизий был противотанковый дивизион, оснащенный буксируемой артиллерией. Поначалу буксируемые противотанковые пушки только усиливались качественно: вместо «дверных молотков» (37-мм ПАК-35/36) немецкая пехота получила сначала 50-мм ПАК-38, а с 1942 г. во все возрастающих количествах противотанковая артиллерия дивизий стала получать 75-мм противотанковые орудия. Самоходная противотанковая артиллерия поначалу была привилегией подвижных соединений. В пехотной дивизии «нового образца» 1943 г. в противотанковом дивизионе по штату полагалось две роты по двенадцать 75-мм противотанковых пушек.

Однако качественный скачок произошел в середине войны, когда в вермахте все большую роль стали играть САУ «Штурмгешюц». Разумеется, не обошла эта мода стороной пехотные дивизии. По штату ПД-44 один из противотанковых дивизионов перевооружался по штату K.St.N.1149 от 1 февраля 1944 г. на роту САУ «Штурмгешюц». Версия этого штата Ausf.A предусматривала 10 самоходок, версия Ausf.B – 14. Таким образом, противотанковый дивизион пехотной дивизии 1944 г. состоял из роты буксируемых 75-мм противотанковых пушек (12 орудий), роты САУ «Штурмгешюц» и роты зенитных орудий. Эта организация не была оторвана от реальности. Именно такую структуру и численность орудий и САУ имел, например, противотанковый дивизион 309-й пехотной дивизии «Берлин», державшей оборону перед Кюстринским плацдармом.

Однако САУ «Штурмгешюц» была довольно дорогим удовольствием для ее разбазаривания по пехотным дивизиям. Решение было найдено к 1944 г. В августе – сентябре 1943 г. инженерами фирмы BMM (Boehmisch-Mahrish-Maschinenfabrik – так в оккупации назывался чехословацкий завод ЧКД) был разработан эскизный проект легкой, полностью бронированной САУ, функционально аналогичной «Штурмгешюцу». Первоначально предполагалось развернуть на мощностях BMM производство StuG.IV, однако перестройка производства была бы слишком долгой, и инженеры чехословацкого завода выдвинули предложение построить самоходку по собственному проекту. Проект был одобрен, воплощен в металле, а уже в апреле 1944 г. началось серийное производство САУ под названием «75-мм штурмовое орудие нового типа на шасси Pz.Kpfw.38(t)» (Sturmgeschutz nA mit 7,5 cm PaK 39 L/48 Auf Fahzgestell PzKpfw 38(t)). Шасси САУ было разработано на основе узлов и агрегатов легкого танка Pz.Kpfw.38(t), однако полной взаимозаменяемости с легким танком не было. «Штурмовое орудие нового типа» было полностью бронировано, причем лобовая броня толщиной 60 мм под большим углом наклона могла держать не только осколки, но и снаряды танковых орудий. Вооружалась самоходка 75-мм орудием длиной ствола 48 калибров в маске «свиное рыло». Важным преимуществом орудия было отсутствие дульного тормоза, поднимающего облака пыли при стрельбе. Основным достоинством САУ фирмы BMM была дешевизна и простота в производстве. Фактически был создан массовый аналог хорошо себя зарекомендовавшего «Штурмгешюца».

В августе 1944 г. были созданы первые четыре роты истребителей танков на «штурмовых орудиях нового типа» в составе 15, 76, 335-й пехотных дивизий и 20-й дивизии войск СС. В сентябре 1944 г. началось формирование рот истребителей танков в составе гренадерских (пехотных), народно-гренадерских и дивизий войск СС. По штату в роте должно было быть 14 САУ: три взвода по четыре линейных истребителя танков плюс один командирский (с дополнительной радиостанцией Fu8) и один линейный во взводе управления. С 4 декабря 1944 г. самоходка получила наименование «Хетцер» (егерь, прикармливающий зверя).

Помимо противотанковых рот пехотных дивизий «Хетцерами» вооружались отдельные роты истребителей танков корпусного и армейского подчинения. В частности, на берлинском направлении действовала 1129-я отдельная рота истребителей танков в составе V горного корпуса СС. На 15 марта 1945 г. была сформирована 81 рота истребителей танков, из которых 51 рота действовала на советско-германском фронте (529 «Хетцеров», из них 359 исправно). К 10 апреля 1945 г. на советско-германском фронте было 915 «Хетцеров» при общем числе танков и САУ на Востоке 3851 машина. То есть Jagdpanzer 38 «Хетцер» составляли почти четверть от общей численности бронеединиц на Восточном фронте. Как замена 75-мм буксируемых противотанковых пушек «Хетцеры» были переходом на качественно новый уровень. Теперь выживаемость противотанковой артиллерии пехотных дивизий существенно повысилась. Jagdpanzer 38 мог защитить экипаж не только от осколков снарядов и авиабомб в период артиллерийской и авиационной подготовки наступления, но и от ответного огня наступающих танков.

Появление «Хетцера», разумеется, не означало отказа от «Штурмгешюцев» как таковых. Последние модификации САУ StuG.III и StuG.IV были намного совершеннее примитивного «Хетцера»: просторное боевое отделение, командирская башенка. «Штурмгешюцы» оставались во многих пехотных дивизиях до самого конца войны. Они в 1945 г. также оставались в составе отдельных бригад и включались в состав танковых и танко-гренадерских дивизий. «Штурмгешюцы» были едва ли не самым распространенным типом немецкой бронетехники в конце войны. Из 3851 танка и САУ на Восточном фронте на 10 апреля 1945 г. «Штурмгешюцев» разных типов (StuG.III, StuH.42 и StugG.IV) было 1211 штук, т.е. около трети.

Снижение качества подготовки немецкой пехоты нарушило отлаженное взаимодействие между пехотой и САУ «Штурмгешюц» или другими САУ, выступавшими в роли истребителей танков. Поэтому 20 октября 1944 г. во все группы армий и отдельные армии было разослано распоряжение об организации «взвода сопровождения» (Grenadier-Begleitzuegen) для САУ «Штурмгешюц» и истребителей танков в пехотных, гренадерских, народно-гренадерских, горных и егерских дивизиях. Решение было по сути аналогичным формированию «батарей сопровождения» в бригадах штурмовых орудий, о которых было сказано выше. Необходимость такого подразделения в пехотных соединениях формулировалась следующим образом:

«Практический опыт неизменно свидетельствует, что повсюду, где противотанковые САУ и штурмовые орудия применяются в тесном взаимодействии с пехотой, даже при использовании небольших сил достигаются решительные успехи в наступлении и обороне. Там, где это взаимодействие было плохо организовано или отсутствовало вовсе, боевые задачи часто не выполнялись или выполнялись с непропорционально высокими потерями. Поэтому штурмовые орудия и противотанковые САУ не должны действовать в одиночку ни в одной фазе боя»[40].

Пехотинцам, выделенным для прикрытия САУ, нужно было пройти специальный курс обучения, причем в приказе было сказано: «В гренадерское сопровождение выделяются лучшие бойцы дивизии». Предполагалось каждую батарею САУ эскортировать на поле боя отделением пехотинцев. По штату взвод сопровождения состоял из 1 офицера, 5 унтер-офицеров и 55 рядовых[41]. Вооружение взвода составляли 58 «Штурмгеверов» и 3 карабина. Таким образом, сопровождающие САУ пехотинцы поголовно вооружались автоматическим оружием. Карабинами вооружались водители транспортных средств взвода – мотоцикла и автомобиля. В составе немецкого «взвода сопровождения» также было 12 саперов.

Несмотря на сохранившееся до конца войны стремление немцев держать сильное артиллерийское звено в дивизиях, Германию затронула общая тенденция укрупнения организационных структур артиллерии. Первой ласточкой на этом поприще стала 18-я артиллерийская дивизия, сформированная по указанию фюрера 07.09.1943 г. (согласно журналу боевой деятельности организационного отдела Генерального штаба) на базе расформированной 18-й танковой дивизии. Следующим этапом стало создание так называемых народно-артиллерийских корпусов. Они были сформированы путем сведения частей артиллерии резерва ОКХ. Каждый корпус насчитывал в своем составе от 13 до 15 батарей, то есть народно-артиллерийские корпуса были несколько сильнее, чем дивизионные артиллерийские полки.

Например, 405-й народно-артиллерийский корпус состоял из:

восемнадцати 75-мм полевых орудий (Feldkanonen 40);

восемнадцати 105-мм легких полевых гаубиц (leFH18/40);

двенадцати 105-мм пушек (Kanone 18);

двенадцати 122-мм трофейных советских гаубиц (schwere feldhaubitze 396 (r));

двенадцати 152-мм трофейных советских гаубиц (Feldhaubitze 433 (r)).

Такое вооружение было типичным для народно-артиллерийских корпусов заключительного периода войны.

Силы и средства II. Стальной кулак и воздушный молот

Танки, танковые части и соединения были одними из главных героев Второй мировой войны. Во второй половине войны организация танковых и самоходно-артиллерийских частей и соединений Красной Армии отличалась большим разнообразием. Если в июне 1941 г. танковые соединения были скроены по одному шаблону, то в 1945 г. от форм и видов организации бронетанковых частей рябило в глазах. Однако у них существовала четкая иерархия. Т-34, промелькнувший в хронике или запечатленный на фотографии, мог быть чернорабочим войны, а мог принадлежать к элитному соединению. С первого взгляда, без точной идентификации снимка или фрагмента хроники, этого понять было нельзя.

Низшей формой существования танков были отдельные танковые полки. Они предназначались для непосредственной поддержки пехоты и подчинялись общевойсковым командирам. Собственно, такое применение танков было известно еще в Первую мировую войну. Они поддерживали атаку пехоты, становясь для нее тараном и щитом. По штату отдельный танковый полк насчитывал 21 танк. В 1945 г. это чаще всего были Т-34–85. В том же формате существовали тяжелые танки ИС-2. Однако части, вооруженные ИСами, назывались отдельными тяжелыми танковыми полками (оттп), и с момента формирования им присваивалось гвардейское звание. По штату полк насчитывал 21 ИС-2 и 374 человека личного состава. Первая задача полков ИСов была аналогична обычным отдельным танковым полкам – непосредственная поддержка пехоты. Однако высокие характеристики ИСов выделяли их из рядов чернорабочих войны. Отдельные гвардейские тяжелые танковые полки чаще всего были средством РГК, придававшимся стрелковым соединениям на направлении главного удара.

Второй задачей полков на ИСах была поддержка механизированных соединений. Здесь они решали задачу борьбы с тяжелой бронетехникой противника. Фактически в СССР была реализована предложенная немцами в мае 1941 г. для «Тигров» схема «стержня» танковых дивизий. Многие советские танковые и механизированные корпуса получили такой «стержень» – полк ИСов.

Отдельные танковые бригады были следующей после полков ступенькой в организации танковых войск. По сути своей танковая бригада была готовой боевой группой, включавшей танки, мотопехоту, легкую артиллерию и инженерные средства под управлением одного командира. Однако отдельные танковые бригады все еще оставались средством непосредственной поддержки пехоты. Они отдавались в подчинение общевойсковых командиров и действовали вместе со стрелковыми частями и соединениями. Характер их использования не сильно отличался от английских «ромбов» в 1916 г. Никаких глубоких прорывов от них не ожидалось. Хотя бы ввиду малочисленности: по существовавшему в 1945 г. штату танковая бригада насчитывала 65 танков Т-34 и батальон мотопехоты. Отдельные тяжелые танковые бригады в этом отношении не были исключением, менялся только основной тип танка – в них насчитывалось по 65 ИСов. Тяжелые танковые бригады были мощным тараном для взлома обороны противника на направлении главного удара, оставаясь при этом средством непосредственной поддержки пехоты. Надо сказать, что к 1945 г. часть функций по непосредственной поддержке пехоты взяли на себя САУ. Но о них речь пойдет чуть позже.

От танковых бригад оставался всего один шаг до самостоятельного механизированного соединения, каковым являлся танковый или механизированный корпус. Появившись в 1941 г., танковые бригады стали тем «кубиком», из которых с 1942 г. собиралось ядро танкового корпуса. Танковый корпус 1945 г. включал три танковых и одну мотострелковую бригаду. Такое соединение уже могло использоваться для глубокого прорыва и самостоятельных действий в глубине. Это уже была высшая форма существования танков, хотя внешне все оставалось неизменным: бригады корпусов по штату имели все те же 65 танков Т-34–85. Танковые армии, объединявшие два-три танковых и механизированных корпуса, становились средством окружения крупных группировок противника. Это была элита танковых войск, могучий, но тонкий и сложный инструмент ведения войны. Их старались беречь во время прорыва обороны противника, чтобы затем бросить в образовавшуюся брешь для охвата и обхода, разгрома резервов, а также для захвата важных пунктов в глубине. Именно самостоятельные танковые соединения определили лицо Второй мировой войны.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Танк ИС-2 на улице немецкого города. Тяжелые ИСы применялись в основном в полках и бригадах непосредственной поддержки пехоты


Общемировые тенденции развития вооруженных сил неизбежно затрагивали армию СССР. Если в начале войны самоходная артиллерия была сравнительно мало распространена, то в 1944–1945 гг. доля САУ в общем числе бронетехники существенно возросла. В ходе войны Красная Армия также постепенно насыщалась самоходно-артиллерийскими установками, дополнявшими танки и заменявшими артиллерию. Перед началом Висло-Одерской операции в войсках 1-го Белорусского фронта насчитывалось 1950 танков и 1245 САУ, т.е. САУ составляли почти 40% всей бронетехники. При этом значительная часть танков входила в танковые армии, повышая тем самым долю САУ в подчинении стрелковых соединений. В Берлинской операции в составе 1-го Белорусского фронта насчитывалось уже 1417 САУ различных типов.

Самой распространенной САУ Красной Армии была СУ-76. Она не была столь же защищенной, как серия ИСУ (на шасси тяжелых танков ИС) или даже СУ-85/СУ-100, но создание СУ-76 означало появление в Красной Армии самоходного лафета для основного дивизионного орудия. Тем самым 76-мм артиллерия получала возможность сопровождать наступающие части в атаке своим ходом, а не перекатыванием на руках. При этом расчет самоходного орудия не лишался нормального обзора, как это было на полностью защищенных броней САУ. К.К. Рокоссовский писал: «Особенно полюбились солдатам самоходные артиллерийские установки СУ-76. Эти легкие, подвижные машины поспевали всюду, чтобы своим огнем и гусеницами поддержать, выручить пехоту, а пехотинцы, в свою очередь, готовы были защитить их от огня вражеских бронебойщиков и фаустников»[42]. Следует отметить, что в производственном отношении СУ-76 была наследником танка Т-70. Выпуск этих танков был свернут в пользу СУ-76, загрузив мощности советского автомобильного производства.

Первоначально полки САУ в Красной Армии были средством РГК. Постепенно они стали включаться в состав механизированных соединений и объединений. Танковые армии с апреля 1943 г. получили два штатных самоходно-артиллерийских полка. Еще раньше, в январе 1943 г., в штат танкового и механизированного корпуса включили полк САУ смешанного состава (СУ-76 и СУ-122). В середине 1943 г. эти полки были переведены на штат № 08/218 тяжелого самоходно-артиллерийского полка (361 человек, 12 СУ-152). В конце 1943 г. взамен истребительно-противотанкового полка с буксируемыми пушками в состав танкового и механизированного корпуса стали включаться полки СУ-76 штата № 010/484 (225 человек, 21 СУ-76), а вместо истребительно-противотанкового дивизиона – полк СУ-85 штата № 010/483 (230 человек, 16 СУ-85 и 1 Т-34 во взводе управления). Кавалерия также не была обойдена вниманием – с середины 1943 г. в состав кавалерийского корпуса включался полк СУ-76.

Спецификой организации советской самоходной артиллерии последнего периода войны стало включение в штат полков и бригад САУ мотострелков и саперов. По штату № 010/462 самоходно-артиллерийского полка РВГК на СУ-85 (позднее СУ-100) и штату № 010/461 самоходно-артиллерийского полка ИСУ-152 помимо четырех батарей САУ в подчинении штаба полка была рота автоматчиков и саперный взвод. В самоходно-артиллерийской бригаде на СУ-76 штата № 010/508 1944 г. был целый батальон автоматчиков. Тем самым самоходные установки получили свою собственную, закрепленную за ними мотопехоту. Все говорит о том, что, столкнувшись с проблемой взаимодействия придаваемых САУ и поддерживаемой пехоты, ее решили в лоб, включением минимально необходимого числа пехотинцев в полк САУ. Следует отметить, что немецкое командование пришло в самом конце войны к абсолютно аналогичному решению – «батареям сопровождения» в бригадах штурмовых орудий. Своя пехота в самоходно-артиллерийских частях позволяла сглаживать проблемы взаимодействия при подчинении полков САУ пехотным соединениям. Изначально обученные для совместных действий с самоходками пехотинцы, несомненно, были надежнее назначенных на бегу, за несколько часов до боя бойцов.

Самоходную артиллерию в конце войны также получили даже стрелковые дивизии Красной Армии. В начале 1944 г. был утвержден штат № 04/434 самоходно-артиллерийского дивизиона трехбатарейного состава (184 человека, 12 СУ-76 и 1 СУ-76 или Т-70 во взводе управления). Сформированные по этому штату отдельные самоходно-артиллерийские дивизионы (ОСАД) заменили в ряде стрелковых дивизий отдельные истребительно-противотанковые дивизионы. Не все стрелковые дивизии успели до конца войны получить дивизионы СУ-76 и остались с буксируемой артиллерией в качестве дивизионного противотанкового средства. Таким образом, организационно СУ-76 выступали в той же роли, что и «Хетцеры» в немецких пехотных соединениях. СУ-76, конечно, была неважным танкоборцем вследствие слабого бронирования. После войны стрелковые дивизии получили танкосамоходный полк с СУ-100. Однако включение в стрелковые и подвижные соединения этой самоходки было, безусловно, шагом вперед по сравнению с буксируемыми противотанковыми пушками 45-мм, 57-мм или 76-мм калибра.

Существенным пробелом в структуре и материальной части советской самоходной артиллерии было отсутствие САУ в артиллерийских полках соединений. В СССР САУ с орудиями навесного огня не имелось. Отсутствие САУ этого класса оставалось существенным недостатком в системе вооружения армии СССР до 1960-х годов. Установка в ходе войны на бронированное шасси артсистем, конструктивно аналогичных орудиям навесного огня, таких как 122-мм гаубицы М-30 (СУ-122) или 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 (ИСУ-152), лишала их возможности вести огонь подобно своим несамоходным прародителям. Ничего подобного немецким «Веспе» и «Хуммелям» и американским «Пристам» в Красной Армии не было. Это существенно снижало возможности самостоятельных действий советских танковых и механизированных корпусов – самоходки у немцев и союзников шли в наиболее ценные самостоятельные механизированные соединения. Наличие САУ в артиллерийском полку способствовало выживаемости артиллерии в обороне и наступлении.

Если в 1941 г. больным местом РККА были механизированные части и соединения, то в 1945 г. слабым местом Красной Армии были стрелковые дивизии. Причем проблема была отнюдь не в несоответствии штатной структуры соединения его задачам в бою и операции. Штаты стрелковых дивизий прошли проверку четырьмя годами войны, эволюционировали в сторону улучшения управляемости и боевых возможностей. Однако реальная численность личного состава как гвардейских, так и обычных стрелковых дивизий была в 1945 г. едва ли не вдвое ниже штатной. Сам штат стал абстракцией, влиявшей в большей степени на артиллерийское вооружение дивизий.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Советская пехота на марше. У одного из бойцов виден «фаустпатрон» на плече


В сущности, Красная Армия в середине войны столкнулась с той же проблемой нехватки личного состава, которая терзала вермахт. Бешеная гонка формирования новых соединений для восстановления фронта после окружений 1941–1942 гг. завершилась, и в полный рост встала проблема поддержания численности имеющихся дивизий. Для решения этой проблемы летом 1943 г. был принят урезанный штат стрелкового полка в дивизии штата №05/550. Общая численность стрелкового полка снизилась с 2443 человек до 2017 человек. Соответственно общая численность стрелковой дивизии по штату №05/550 теперь составляла 9380 человек.

Последние штаты стрелковых соединений были приняты в декабре 1944 г. Это были штаты № 05/40 от 18 декабря 1944 г. гвардейской и обычной стрелковых дивизий. По штату в гвардейской стрелковой дивизии должно было быть 11 706 человек, 1155 лошадей, 342 автомашины, 77 автотягачей, 53 мотоцикла. Пехотным ядром соединения были три стрелковых полка, численностью по 2725 человек каждый. В свою очередь, стрелковые полки разделялись на три батальона. По штату батальон насчитывал 670 человек. Отражением опыта войны было наличие в структуре полка двух рот автоматчиков численностью по 98 человек. Штатная численность стрелковой роты стрелкового батальона была 144 человека. Помимо стрелковых рот в батальоне были пулеметная, минометная роты и батарея противотанковых пушек.

Артиллерийское вооружение гвардейской стрелковой дивизии штата №05/40 состояло из восемнадцати 45-мм противотанковых пушек, восемнадцати 57-мм противотанковых пушек, двенадцати 76-мм полковых пушек, восьмидесяти девяти 82-мм минометов, тридцати восьми 120-мм минометов, двадцати четырех 76-мм дивизионных пушек, двенадцати 122-мм гаубиц и двенадцати САУ СУ-76М (для дивизий с ОСАД). На первый взгляд артиллерия дивизии 1945 г. вызывает устойчивое чувство дежавю с 1941 г. Точно так же в стрелковой дивизии были гаубичный и пушечный артиллерийские полки. К ним прибавился минометный полк. Однако в отличие от 1941 г. 152-мм гаубицы в штате артиллерии дивизии 1945 г. отсутствуют. Разделение на полк механической и гужевой тяги также отсутствовало. Однако вместо этого над гаубичным, пушечным и минометным полками в 1945 г. присутствовала управленческая надстройка – штаб артиллерийской бригады. Это существенно повышало уровень управления артиллерией за счет того, что в штабе бригады были радиостанции для связи с полками. Следует отметить, что помимо минометного полка 120-мм минометы присутствовали в каждом стрелковом полку. Также на уровне полковой артиллерии использовались 57-мм противотанковые пушки.

Обычная стрелковая дивизия имела схожую с гвардейской стрелковой дивизией организационную структуру, но незначительно отличалась от нее по численности. По штату № 05/40 в стрелковой дивизии было 11 780 человек (1135 офицеров, 3098 сержантов, 7547 рядовых), 1196 лошадей (55 верховых, 387 артиллерийских, 754 обозных), 437 автомобилей (15 легковых, 313 грузовых, 32 специальных, 77 автотягачей). Стрелковый полк штата № 05/41 обычной стрелковой дивизии насчитывал 2389 человек (182 офицера, 687 сержантов и 1520 рядовых). Точно так же в каждом стрелковом полку было две роты автоматчиков. Стрелковые батальоны имели численность 555 человек при численности стрелковых рот 104 человека. Разница между гвардейской и обычной стрелковыми дивизиями была в численности взвода. В гвардии он насчитывал 41 человека, а обычный – 28 человек.

Помимо советских стрелковых дивизий в боях на территории Германии участвовали пехотные дивизии двух армий Войска Польского. В целом польские пехотные соединения воспроизводили структуру стрелковой дивизии Красной Армии. Всего по штату в польской пехотной дивизии насчитывалось 11 465 человек, в том числе 1252 офицера, 3257 сержантов (подофицеров) и 6956 рядовых. Все вооружение польских дивизий было советского образца. Также они получали боевую и вспомогательную технику, поступающую в СССР по программе ленд-лиза. В среднем польские дивизии имели лучшую укомплектованность личным составом, чем советские стрелковые дивизии. Однако бичом пехотных дивизий армии Войска Польского была нехватка офицерского состава.

Если в строительстве танковых войск Красной Армии отчетливо прослеживаются следы копирования иностранного опыта, то артиллерийские соединения, напротив, были «визитной карточкой» советского военного строительства. Исключение из штата стрелковой дивизии в июле 1941 г. 152-мм гаубиц и ликвидация корпусного звена привели к появлению большого количества отдельных артиллерийских частей. Полки обычной и противотанковой артиллерии подчинялись напрямую армиям и фронтам. Следующим шагом стало укрупнение форм организации артиллерии. В конце октября и начале ноября 1942 г. началось формирование артиллерийских дивизий РГК. Они объединяли под одним управлением несколько гаубичных, пушечных и истребительно-противотанковых артиллерийских полков, дивизион артиллерийской разведки и корректировочную эскадрилью. 6 декабря 1942 г. по постановлению Государственного комитета обороны № ГОКО-2428сс в артиллерийские дивизии было введено бригадное звено, объединявшее артиллерийские полки в бригады.

Бригадное звено управления существовало и вне артиллерийских дивизий. В частности, постановлением ГОКО-3248сс от 23 апреля 1943 г. были сформированы десять истребительно-противотанковых бригад РГК. Каждая бригада включала два истребительно-противотанковых артиллерийских полка 76-мм пушек (по 20 орудий) и один истребительно-противотанковый артиллерийский полк 45-мм пушек (20 орудий).

В 1943 г. был сделан следующий шаг – артиллерийские дивизии были объединены в корпуса. Всего в артиллерийской дивизии на тот момент по штату должно было быть 244 орудия и 108 минометов. Штатно корпус состоял из двух артиллерийских дивизий прорыва и одной гвардейской минометной дивизии.

На 1 января 1945 г. в действующей армии насчитывалось 7 артиллерийских корпусов прорыва, 33 артиллерийские и 5 минометных дивизий. Всего в Красной Армии было на тот момент 10 артиллерийских корпусов прорыва, 37 артиллерийских и 7 гвардейских минометных дивизий.

Силы и средства: 1-й Белорусский фронт

С того момента, как передовые отряды нескольких армий 1-го Белорусского фронта захватили плацдармы на Одере в 70 км от Берлина, до начала Берлинской операции прошло два с половиной месяца. У немцев было более чем достаточно времени на построение обороны на подступах к Берлину и сосредоточение на одерском фронте переброшенных с других участков дивизий. Но время, потраченное на устранение фланговых угроз, не было потеряно впустую. Те армии, которые в феврале 1945 г. стояли фронтом на север, защищая фланг, теперь можно было использовать на направлении главного удара. Также в результате Восточно-Померанской операции высвободились и в итоге участвовали в битве за Берлин целых четыре армии – 2-й Белорусский фронт К.К. Рокоссовского. Им был доверен участок от Штеттина до Балтийского моря.

По большому счету общий результат борьбы февраля – марта 1945 г. был в пользу советских войск. В пассиве было потерянное время, в активе – разгромленные дивизии немецких 3-й танковой и 2-й армий. Те соединения, которые группа армий «Висла» могла раньше рокировать под Берлин, были частью уничтожены, частью пленены, частью оставались в устье Вислы в «лагере вооруженных военнопленных». В сущности, советским командованием был реализован на практике принцип «бить противника по частям». Теперь пришел черед 9-й армии.

В итоге мартовских боев и последовавшей за ними перегруппировки прочность строившейся на одерском фронте обороны должны были проверить 70 стрелковых дивизий, сосредоточившихся на довольно узком 172-км фронте. Из них 36 дивизий было сконцентрировано на 41-км фронте на направлении главного удара.

Ключевую роль в предстоящей операции должны были сыграть танковые армии 1-го Белорусского фронта. От эффективности их действий во многом зависело, станет ли одерский фронт мясорубкой наподобие Ржева или же советские части ворвутся на улицы Берлина. Бросок от Вислы до Одера и напряженные бои на флангах неизбежно привели к существенному снижению числа боеготовых боевых машин в обеих танковых армиях 1-го Белорусского фронта. Помимо боевых потерь танки элементарно изнашивались. Для нового сражения требовалось пополнение. 1-я гв. танковая армия М.Е. Катукова получила на доукомплектование до начала Берлинской операции 200 танков Т-34–85, 43 ИС-2, 20 ИСУ-122, 27 СУ-100 и 21 СУ-76. Из числа танков первоначального состава армии к дальнейшей эксплуатации после ремонта было допущено всего 92 Т-34–85, 14 СУ-85 и 18 СУ-76. К 14 апреля 1945 г. в составе 1-й гв. танковой армии насчитывалось 292 Т-34–85, 42 ИС-2, 21 ИСУ-122, 14 СУ-85, 27 СУ-100, 39 СУ-76 и 70 СУ-57[43]. Таким образом, танками армия была обеспечена на 60%. Как мы увидим далее, комплектность на две трети штата была типичной для советских танковых армий в Берлинской операции. Комплектность по танкам Т-34 в 104% перед Висло-Одерской операцией осталась далеко позади. С 14 апреля 1-й гв. танковой армии был подчинен 11-й танковый корпус И.И. Ющука, имевший к началу операции в строю 151 танк Т-34 (плюс 20 в ремонте), 21 ИС-2, 6 СУ-85, 14 СУ-100 и 21 СУ-76[44]. Ни одна из бригад корпуса И.И. Ющука не имела штатного количества танков (65 единиц). 20-я танковая бригада имела 39 танков, 36-я танковая бригада – 52, 65-я танковая бригада – 48. Армия Катукова стала трехкорпусной, что тоже было своего рода стандартом для Берлинской операции.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

«На Берлин!» Грузовик «Студебеккер» с орудием на буксире из состава 1-й армии Войска Польского. Апрель 1945 г.


Следующим на очереди на пополнение техникой был второй танковый меч Жукова, вторая танковая армия его фронта. За две недели до наступления на Берлин 2-я гв. танковая армия отнюдь не поражала комплектностью бронетехникой. На 1 апреля в ней насчитывалось исправными всего 78 Т-34, 12 ИС-2, 80 М4А2 «Шерман», 15 ИСУ-122, 31 СУ-100, 14 СУ-85, 26 СУ-76 и 4 СУ-57 [45]. Трехкорпусная армия по числу танков недотягивала до штатной численности одного танкового или механизированного корпуса. Общую картину несколько сглаживала 31 новенькая СУ-100, поступившая в конце марта 1945 г. и еще не успевшая побывать в бою. Поступление танков и САУ на доукомплектование 2-й гв. танковой армии началось 5 апреля 1945 г. Всего для армии на станцию Швибус (западнее Познани) подали под разгрузку 14 эшелонов. С эшелонами прибыли 392 единицы бронетехники (200 Т-34, 21 ИС-2, 26 ИСУ-122, 15 СУ-100, 30 СУ-76 и 100 М4А2) [46]. В результате ремонта старых и получения новых танков и САУ 2-я гв. танковая армия к началу Берлинской операции имела 685 боевых машин (310 Т-34, 33 ИС-2, 184 М4А2, 41 СУ-122, 46 СУ-100, 15 СУ-85 и 56 СУ-76) [47]. Несмотря на поступление новых танков, комплектность танковых армий к началу наступления на Берлин была существенно ниже той, с которой они стартовали в январе с вислинских плацдармов.

Помимо элиты танковых войск, танковых армий, войска 1-го Белорусского фронта имели достаточно сильный состав подразделений непосредственной поддержки пехоты. На 15 апреля 1945 г. танковые части 8-й гв. армии насчитывали: 7-я отдельная тяжелая танковая бригада – 64 ИС-2, 34-й гв. тяжелый танковый полк – 18 ИС-2, 259-й танковый полк – 10 Т-34, 65-й танковый полк – 17 Т-34, 1087-й самоходный артполк – 18 СУ-76, 694-й самоходный артполк – 10 СУ-76, 1061-й самоходный артполк – 14 СУ-76, 371-й гв. самоходный артполк – 10 СУ-76, 394-й гв. тяжелый самоходный артполк – 14 ИСУ-152. Таким образом, слабые по численности личного состава дивизии армии Чуйкова обладали внушительным танковым тараном из 82 тяжелых танков ИС-2.

Не менее внушительными были танковые силы соседней 5-й ударной армии. Для непосредственной поддержки пехоты Н.Э. Берзарину достались две гвардейские тяжелые танковые бригады – 11-я и 67-я. Кроме того, в составе 5-й ударной армии были 220-я отдельная танковая бригада (26 Т-34) и 92-й инженерно-танковый полк (15 Т-34 тральщиков). Всего в составе танковых частей армии насчитывалось 353 бронеединицы (128 ИС-2, 41 Т-34, 3 Т-70, 134 СУ-76, 26 ИСУ-122 и 21 ИСУ-152) [48]. Большое количество СУ-76 объясняется наличием самоходно-артиллерийских дивизионов в каждой из девяти дивизий 5-й ударной армии. В ОСАДах было сосредоточено 94 СУ-76, от 7 до 13 в каждой дивизии.

Как мы видим, по числу тяжелых танков ИС-2 две общевойсковые армии вдвое крыли обе танковые армии главной ударной группировки, как бык овцу. В рамках решения проблемы небольшого боекомплекта советского тяжелого танка в 7-й гв. тяжелой танковой бригаде боекомплект каждой машины был доведен до 42 выстрелов вместо 28 штатных. Мощные 122-мм орудия ИСов должны были разрушать опорные пункты противника и гарантированно поражать любые танки противника в засадах и в случае контратак. В связи с этим обращаю внимание, что самоходных артиллерийских полков на специализированных истребителях танков типа СУ-85 и СУ-100 в составе 8-й гвардейской и 5-й ударной армий не было. Две сотни ИС-2 с лихвой компенсировали отсутствие САУ истребителей танков. Всего для непосредственной поддержки пехоты на 1-м Белорусском фронте выделялось 1164 танка и САУ. Всего же в распоряжении Г.К. Жукова к началу операции было 3059 танков и САУ.

Армии, находившиеся на второстепенных направлениях, имели, разумеется, куда более скромную поддержку бронетехникой. 3-я ударная армия имела всего 136 танков и САУ, но количество бронеединиц было доведено до 333 штук за счет подчинения армии В.И. Кузнецова 9-го танкового корпуса. В 69-й армии были 244 танка и САУ, в 33-й армии – 158, в 47-й армии – 101. Бронетехника правофланговой 61-й армии была представлена всего тремя полками СУ-76: 1899-м (11 СУ-76 в строю на 15 апреля), 312-м (21 СУ-76) и 1811-м (20 СУ-76). Зато 61-й армии передавался 286-й батальон особого назначения (амфибий), прибывший незадолго до начала операции. На 15 апреля 286-й батальон ОСНАЗ насчитывал в строю 99 амфибий «Форд». Они должны были обеспечить армии Белова рывок через Одер.

Артиллерийский «кулак» 1-го Белорусского фронта был не менее мощным. Запрашивая у И.В. Сталина пополнение людьми и техникой 28 марта 1945 г., Г.К. Жуков первый пункт заявки посвятил «богу войны» – артиллерии: «Дополнительно усилить фронт двумя артиллерийскими дивизиями [3 ад прорыва], одной дивизией М-31 трехбригадного состава, тремя-четырьмя истребительно-противотанковыми бригадами, четырьмя полками М-13 [1 див. М-31] и тремя артиллерийскими зенитными дивизиями» [49]. В квадратных скобках показана карандашная правка документа. Эта заявка была удовлетворена верховным командованием в урезанном виде. 1-му Белорусскому фронту был передан 3-й артиллерийский корпус прорыва в составе 2-й и 18-й артиллерийских дивизий. Матчасть на гусеничной тяге и тяжелые грузы артиллерийского корпуса прибывали 16 эшелонами до 8 апреля 1945 г. Остальная техника дивизии двигалась походом. Не дав Жукову три артиллерийские дивизии прорыва, командование компенсировало артиллерию реактивными минометами. 1-й Белорусский фронт получил две гвардейские минометные дивизии вместо одной запрошенной. Они также прибывали по железной дороге и походом в период 6–8 апреля 1945 г.

Каждая из двух общевойсковых армий-«форвардов» (5-я ударная и 8-я гвардейская) получила для усиления две артиллерийские дивизии прорыва. Прибывшие в ответ на заявку Сталину от 28 марта 2-я и 18-я артиллерийские дивизии были переданы 5-й ударной и 8-й гвардейской армиям соответственно. Все остальные армии фронта имели по одной артиллерийской дивизии прорыва или не имели таковых вовсе.

Для советского командования новая тактика немецкой обороны, призванная вывести войска из-под мощного артиллерийского удара, не была секретом. Исчерпывающая информация о готовящемся маневре была получена от пленных. Так, в журнале боевых действий 5-й ударной армии указывалось: «По показаниям пленных, был отдан приказ: в случае решительного наступления русских отвести (накануне) основную массу пехоты на вторую оборонительную линию, подготовленную на удалении 2–5 км от первой. В траншеях первой линии оставить по одному отделению от роты» [50] . Соответственно задачей войск в подготовительный период стало «вскрыть, где проходит истинный передний край (принимая во внимание последние данные разведки об оттягивании артиллерии противником на Зееловские высоты), чтобы не выпустить зря 2000 вагонов снарядов» [51] . Как мы видим, понимание принципов построения обороны на берлинском направлении имелось достаточно отчетливое.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Копия графического отображения данных разведки группы армий «Висла» о сосредоточении советской артиллерии. Самый большой «молот» – напротив Зееловских высот


Еще одним ответом на отвод обороняющихся частей противника назад стало увеличение глубины поражения обороны противника в ходе артиллерийской подготовки. Ее продолжительность была определена в 20–30 минут на глубину до 10–12 км, а полосе 8-й гвардейской армии – до 17–19 км. Для нанесения короткого, но мощного удара на 175-километровом фронте плацдарма было сосредоточено 14 038 орудий и установок реактивной артиллерии (без учета артиллерии двух танковых армий и 3-й армии, а также 45-мм и 57-мм противотанковых пушек). Только ствольной артиллерии (без 45-мм и 57-мм противотанковых орудий и зениток) было собрано 12 629 единиц. На направлении главного удара фронта в 44-километровой полосе Гюстербизе, Подельциг средняя плотность достигала 189 стволов и установок реактивной артиллерии на 1 км фронта. На направлении главного удара армий плотность была еще выше: 286 на 1 км в 5-й ударной армии, 270 на 1 км в 47-й армии, 268 на 1 км в 8-й гв. армии, 253 на 1 км в 69-й армии и 266 на 1 км в 3-й ударной армии. Только для обеспечения работы артиллерии в первый день операции был запланирован расход 1 147 659 снарядов и мин, 49 940 реактивных снарядов. На каждый стрелковый полк в армиях, действующих на направлении главного удара, приходилось от 1,4 до 2,4 артиллерийского полка.

Одной из «изюминок» Берлинской операции стало нештатное применение в ней прожекторов. Зенитные прожекторы было решено использовать для освещения поля боя и ослепления противника в первый день наступления с Кюстринского плацдарма. Всего привлекалось 143 прожекторные установки. Они изымались для этого из фронтовой прожекторной роты и прожекторных частей 5-го корпуса ПВО. Прожекторы были распределены по армиям следующим образом: 3-й ударной армии – 20 установок, 5-й ударной армии – 36, 8-й гвардейской армии – 51 и 69-й армии – 36. Позиции для прожекторов были выбраны и оборудованы заблаговременно. Прожекторы располагались по фронту на удалении 150–200 м один от другого и в 300–800 м от переднего края. Предполагалось, что прожекторы могли дать лучи на глубину до 5 км.

В сущности, прожекторы были новым решением старой проблемы организации наступления в предрассветные часы, когда еще достаточно темно. В этом отношении Берлинская операция вовсе не была первым сражением, начинавшимся затемно. Так, для облегчения ориентирования пехоты в ночных условиях в ходе прорыва обороны на Сандомирском плацдарме в январе 1945 г. артиллерия обстреливала населенные пункты в направлении наступления 122-мм осветительными снарядами. Там же для продвижения в темноте командиры отделений вешали на спину наполовину затемненный фонарь, а подчиненные следовали за движущимся вперед огоньком. Широко применялись светосигнальные ракеты, ось наступления батальонов обозначалась трассирующими снарядами. Жуковская задумка с прожекторами по сути своей была продолжением этих ухищрений, попыткой радикально решить проблему боя передовых батальонов.


Предусмотреть абсолютно все даже при самой тщательной подготовке невозможно. Инструментом, позволяющим влиять на изменяющуюся обстановку, всегда были резервы. Их не ставили в первую линию, а держали до поры до времени в глубине в готовности бросить свой вес на чашу весов сражения. В первом абзаце заявки Сталину на дополнительные силы и средства для наступления после артиллерийских и минометных дивизий карандашом было написано «армия Горбатова». Действительно, 1-й Белорусский фронт получал 3-ю армию А.В. Горбатова, высвободившуюся после боев в Восточной Пруссии. 40 эшелонов с пехотой, артиллерией и тяжелыми грузами прибывали 7–17 апреля 1945 г. Артиллерия на механической тяге, на конной тяге и обоз двигались походом. В назначенном районе в глубине построения войск фронта 3-я армия должна была сосредоточиться уже после начала операции – 20 апреля 1945 г. Где и когда ей придется пойти в бой, не знал не только командарм, но и сам Г.К. Жуков.

Козыри Маршала Конева

В положении, которое занимали войска И.С. Конева, были свои очевидные преимущества и не менее очевидные недостатки. Если в результате боев в Померании 1-й Белорусский фронт получил возможность собраться в кулак на 175-км фронте, то 1-й Украинский фронт занимал гигантскую дугу от немецкой реки Нейсе недалеко от Берлина до польского города Кракова. Сокрушение войск группы армий «Центр» в Силезии не состоялось. Операцию по окружению Силезии пришлось просто свернуть ввиду изменившейся обстановки на западном фронте. К началу Берлинской операции 1-й Украинский фронт был разбросан на фронте 390 км от Гросс-Гастрозе до Кракова. Кроме того, в тылу фронта был окружен гарнизон Бреслау, на периметре которого сидела 6-я армия. На эти почти четыре сотни километров и чемодан без ручки в лице Бреслау у Конева была 71 дивизия, столько же, сколько у Жукова.

Однако в таком расположении был один плюс, перевешивавший многие недостатки. Активность войск 1-го Украинского фронта на берлинском направлении доселе была минимальной. Напротив, в течение марта 1945 г. фронт вел активные боевые действия в Верхней и Нижней Силезии, в стороне от Берлина. Поэтому при соблюдении мер маскировки удар на новом направлении мог стать для противника неожиданным и сокрушительным. Резервы группы армий «Центр» также группировались в стороне от берлинского направления и не могли быть быстро выдвинуты навстречу удару с рубежа реки Нейсе.

Решающую роль в предстоящем сражении должны были сыграть две танковые армии: 3-я гв. танковая армия П.С. Рыбалко и 4-я гв. танковая армия Д.Д. Лелюшенко. И.С. Конев планировал решительным маневром этих армий снискать себе славу покорителя Берлина. Поэтому имеет смысл остановиться на их состоянии и вооружении поподробнее.

3-я гв. танковая армия не участвовала в Верхне-Силезской операции 1-го Украинского фронта и могла потратить оставшийся до начала Берлинской операции месяц на пополнение людьми и техникой и подготовку к предстоящим боям. Работа предстояла большая: после январских и февральских боев, а также контрудара противника под Лаубаном танковая армия П.С. Рыбалко являла собой жалкое зрелище. На 10 марта 6-й гв. танковый корпус насчитывал в строю 49 танков и 34 САУ, 7-й гв. танковый корпус – 19 танков и 3 САУ, 9-й механизированный корпус – 27 танков и 21 САУ, 50-й мотоциклетный полк – 6 танков, 14 бронетранспортеров. Только 57-й гв. тяжелый танковый полк, получивший 20 новых танков ИС-2, был достаточно боеспособным, и поэтому его включили в систему обороны 48-го стрелкового корпуса 52-й армии. Армия П.С. Рыбалко приводила себя в порядок на подступах к Бреслау. В случае попытки противника прорваться к осажденному городу потрепанные корпуса танковой армии могли преградить ему дорогу. Но в марте 1945 г. на внешнем фронте окружения Бреслау было тихо. Только по ночам над расположением войск армии стрекотали двигатели транспортников, летавших в «котел».

Поскольку 3-я гв. танковая армия наступала, подбитые боевые машины эвакуировались и могли быть восстановлены. Но ремонтный фонд был, конечно же, не единственным источником пополнения техникой. В течение марта месяца на пополнение армии поступило 187 танков и 75 САУ, 4360 человек. К началу Берлинской операции в составе 3-й гв. танковой армии насчитывалось исправными 397 Т-34–85, 12 Т-34–76, 22 ИС-2, 51 ИСУ-122, 39 СУ-100, 27 СУ-85, 45 СУ-76 и 39 СУ-57 [52].

Распределение этих боевых машин по корпусам и отдельным частям было следующим. 6-й гв. танковый корпус к началу Берлинской операции имел в строю исправными 133 танка и 49 САУ. 51-я танковая бригада корпуса насчитывала 40 танков, 52-я гв. танковая бригада – 37 танков, 53-я гв. танковая бригада – 38 танков. 7-й гв. танковый корпус имел в строю 133 танка и 54 САУ. 54-я гв. танковая бригада корпуса насчитывала 39 танков, 55-я гв. танковая бригада – 43 танка, 56-я гв. танковая бригада – 42 танка. 9-й механизированный корпус имел в строю 105 танков и 50 САУ. Соответственно 69-я механизированная бригада насчитывала 19 танков, 70-я механизированная бригада – 20 танков, 71-я механизированная бригада – 18 танков, 91-я танковая бригада – 38 танков. 57-й гв. тяжелый танковый полк насчитывал 22 танка ИС-2, 16-я самоходно-артиллерийская бригада – 39 САУ.

Напомню, что численность танковой бригады по действовавшему на весну 1945 г. штату составляла 65 танков Т-34, штатная численность тяжелого танкового полка и самоходно-артиллерийского полка – 21 машина. По штату 1944 г. танковый корпус должен был иметь 208 танков Т-34 и 49 САУ. Таким образом, при средней численности танковой бригады около 40 машин, части 3-й гв. танковой армии были укомплектованы танками примерно на две трети штата. Однако, поскольку танковые армии были одним из главных средств борьбы, армия П.С. Рыбалко была пополнена личным составом почти до штатной численности. К 16 апреля 1945 г. армия имела 50 266 человек личного состава, что составляло около 90% штата. Однако армия к началу сражения за Берлин находилась в худшем состоянии, чем перед началом кампании 1945 г. К началу Висло-Одерской операции 3-я гв. танковая армия имела 55 674 человека личного состава, что составило 99,2% штатной численности. Укомплектованность танками и САУ перед Берлинской операцией также была хуже, чем перед Висло-Одерской: в январе 1945 г. в армии П.С. Рыбалко было 640 танков Т-34–85, 22 Т-34–76 (танков-тральщиков), 21 танк ИС-2, 63 ИСУ-122, 63 СУ-85, 63 СУ-76, 49 СУ-57. Бригады перед Висло-Одерской операцией имели практически 100-процентную комплектность. В сражение за Берлин армия П.С. Рыбалко вступала в куда худшем состоянии.

Выведенные после окончания Верхне-Силезской операции в район Оппельна три корпуса 4-й гв. танковой армии начали марш на берлинское направление 7 апреля. Марш в район Зорау протяженностью 400–450 км проходил в период с 7 по 12 апреля. Проведение крупной наступательной операции после кровопролитных боев февраля – марта настоятельно требовало пополнения техникой. В период подготовки к операции 4-я гв. танковая армия получила с заводов промышленности 241 танк и САУ (215 Т-34–85, 11 ИСУ-122 и 15 СУ-76). Еще 20 танков ИС-2 поступили с ремонтных баз фронта. Качество пополнения не вызвало бурных восторгов. В отчете управления бронетанкового снабжения и ремонта указывалось: «Прибывшие механики-водители с новыми танками подготовлены были слабо, не имели достаточной практики вождения, не имели практических навыков в обслуживании, слабо знали периодичность осмотров и обслуживания танков» [53].

Всего к началу Берлинской операции в составе 4-й гв. танковой армии насчитывалось исправными 412 танков и САУ (265 Т-34, 26 ИС-2, 10 ИСУ-122, 2 СУ-122, 28 СУ-100, 10 СУ-85, 27 СУ-76, 48 СУ-57 и 1 «Валентайн»)[54]. Еще 83 танка и САУ числились в ремонте. Для трехкорпусной армии четыре сотни танков – это не так много. Перед началом Висло-Одерской операции тогда еще двухкорпусная и не гвардейская 4-я танковая армия насчитывала боеготовыми аж 750 танков и САУ. Наличие танков и САУ перед Берлинской операцией составляло лишь 38% от штатной численности. Распределение боевых машин по частям и соединениям 4-й гв. танковой армии перед битвой за Берлин показано в таблице.


РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ТАНКОВ И СУ ПО ЧАСТЯМ И СОЕДИНЕНИЯМ 4 ГВ. ТА НА 20.00 15.4.45 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Таблица составлена по ЖБД 4-й гв. ТА (ЦАМО РФ, ф. 323, оп. 4756, д. 87, л. 5).


В таблице не показан 13-й гв. тяжелый танковый полк, который ни одного боеготового ИС-2 не имел, его матчасть на 15 апреля ограничивалась одним танком в среднем и одним в капитальном ремонте. 91-й инженерно-танковый полк был единственной частью 4-й гв. танковой армии, в которой имели танки Т-34–76, все остальные перевооружились на Т-34–85. Для танков-тральщиков пушка не была основным «орудием труда», и длинный ствол только мешал бы при подрыве тралом мин. Также в армии сохранились почти антикварные по меркам 1945 г. СУ-122. Эта самоходка со 122-мм гаубицей на шасси танка Т-34 выпускалась короткое время, уступив место ИСУ-122 и ИСУ-152.

Как видно из таблицы, 5-й гв. механизированный корпус, понесший большие потери в ходе Верхне-Силезской операции в марте месяце, так и не был укомплектован техникой к началу битвы за Берлин. Командование армии предпочло довести до уровня 60% штата два старых корпуса и оставить на голодном пайке новый. Прибывших на пополнение танков и самоходных установок едва хватило, чтобы подтянуть численности 10-го гв. танкового и 6-го гв. механизированного корпуса. Кроме того, по приказу И.С. Конева 5-й гв. механизированный корпус сдал немногочисленные оставшиеся после Верхне-Силезской операции боевые машины 31-му танковому корпусу 4-го Украинского фронта. Только 14 апреля 1945 г. на укомплектование 5-го гв. мехкорпуса поступили 11 ИСУ-122, 15 СУ-76 и 30 танков. По иронии судьбы именно этому корпусу придется сражаться с последними резервами немцев в лице армии Венка.

Перспективы использования вновь приобретенного механизированного корпуса, по численности танков не дотягивавшего до бригады, были, прямо скажем туманные. В сущности, третий корпус армии стал для Д.Д. Лелюшенко тем самым чемоданом без ручки, который и бросить жалко, и нести неудобно. Относительную ценность представляла пехота корпуса – к началу операции она насчитывала 11 135 человек. Командующий 4-й гв. танковой армией поставил 5-му гв. мехкорпусу задачу «обеспечить левый фланг армии от возможных ударов противника с юго-запада» [55]. Буквально за два дня до начала наступления на Берлин 5-й гв. мехкорпус сменил командира. Вместо генерал-майора танковых войск Б.М. Скворцова был назначен генерал-майор танковых войск Иван Прохорович Ермаков. До этого И.П. Ермаков был командующим бронетанковыми и механизированными войсками 3-й гв. армии. Причиной смены командира были не просчеты в командовании соединением, а состояние здоровья Б.М. Скворцова. Талантливый генерал-танкист, герой Сталинграда и Курска, умер уже в 1946 г. от анемии сердца.

Состояние с укомплектованностью техникой частей армии Д.Д. Лелюшенко иллюстрирует наличие техники в бригадах и полках 10-го гв. танкового корпуса (см. таблицу).


РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ТАНКОВ И САУ ПО БРИГАДАМ И ПОЛКАМ 10-ГО ГВ. ТАНКОВОГО КОРПУСА ПЕРЕД БЕРЛИНСКОЙ ОПЕРАЦИЕЙ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Таблица составлена по ЖБД 10-го гв. ТК (ЦАМО РФ, ф.323, оп. 4756, д. 89, л. 6).


Разница с данными в предыдущей таблице объясняется естественным движением техники между состоянием «боеготовая» и «в ремонте», а также прибытием танков с рембаз фронта и с заводов промышленности. Так, по армейскому журналу боевых действий в 10-м гв. танковом корпусе на 20.00 15 апреля числится 168 танков и САУ боеготовыми и 29 – в ремонте. Также в таблице по 10-му гв. танковому корпусу не показан 425-й гв. самоходно-артиллерийский полк, который в операции не участвовал, так как находился на переформировании.

Как мы видим, состояние бригад и полков 10-го гв. танкового корпуса далеко от идеала: части корпуса были укомплектованы техникой примерно на две трети. В корпусе насчитывалось 74 легковые, 730 грузовые, 154 специальные автомашины и 7 мотоциклов. Штат танкового корпуса предусматривал около 1300 автомашин, так что 10-й гв. танковый корпус недотягивал до штата примерно на треть. Только один численный показатель состояния корпуса был на высоте. Советское командование справедливо оценивало танковые войска как основу успеха операции, и поэтому корпус был укомплектован личным составом практически по штату. К началу операции он насчитывал 10 425 человек (1517 человек офицерского состава, 3650 сержантского и 5258 рядового состава). На фоне стрелковых дивизий 1945 г. численностью 4–5 тыс. человек при штате 11 тыс. человек танковый корпус почти в штатной численности солдат и командиров смотрелся очень хорошо. Всего в боевых частях танковой армии Д.Д. Лелюшенко перед битвой за Берлин насчитывалось 42 481 человек.

Резюмируя все вышесказанное, можно оценить состояние находившегося в руках И.С. Конева «танкового меча» как удовлетворительное, но не блестящее. «Запас прочности» двух танковых армий на случай столкновения с крупными резервами противника в глубине обороны был небольшой.

Благоприятствовал плану Конева тот факт, что его главный козырь, танковые армии, в сжатые сроки скрытно от противника перебрасывались на новое направление главного удара. Обе танковые армии 1-го Украинского фронта, задействованные в марте 1945 г. в Верхне-Силезской операции, рокировались с левого крыла фронта на правый. 3-я гвардейская танковая армия выводилась в район южнее Зоммерфельда в полосу 13-й армии. 4-я гвардейская танковая армия выводилась в район южнее Зорау в полосу 5-й гвардейской армии. Выдвижение танковых армий в новые районы сосредоточения происходило в период с 8 по 14 апреля. Первой в период с 8 по 10 апреля из района Оппельн в район Трибель выдвигалась 4-я гв. танковая армия. В период с 11 по 14 апреля из района Бунцлау в район Гассен выходила 3-я гв. танковая армия. В целях маскировки движение танковых частей и соединений производилось только ночью. Скрытности перегруппировки способствовали леса в районах сосредоточения войск. К 15 апреля все танковые соединения двух армий вышли в новые районы сосредоточения. Отследить эту рокировку немцы уже просто не имели времени.

Если в пользу танковых армий работало их скрытное выдвижение в новый район, то залогом успеха 3-й гв. армии должен был стать мощный артиллерийский кулак. Армия В.Н. Гордова не выделялась в ряду других объединений на берлинском направлении. К началу Берлинской операции в ее составе были девять стрелковых дивизий в трех корпусах. Численность дивизий колебалась от 4949 до 5347 человек. «Запас прочности» таких соединений был небольшим. При этом армии предстояло прорвать оборону, а затем идти на Берлин. Для успешного выполнения этой задачи требовалось минимизировать потери на этапе прорыва обороны противника. Этого Конев и Гордов планировали достичь за счет сильной артиллерийской поддержки. 3-я гв. армия получила две артиллерийские дивизии прорыва – 1-ю и 25-ю, по семь артиллерийских бригад каждая. Противотанковый резерв армии составляла 7-я гвардейская истребительно-противотанковая бригада. Всего в армии Гордова к началу операции насчитывалось:

Минометы:

     82-мм – 520;

     120-мм – 577;

     160-мм – 64;

Орудия:

     45 мм – 137;

     57-мм – 5;

     76-мм полковых – 57;

     76 мм дивизионных – 475;

     100-мм – 28;

     105-мм – 4;

     122-мм гаубиц – 295;

     122-мм пушек – 11;

     152-мм гаубиц – 63;

     152-мм пушек-гаубиц – 59;

     203-мм – 23;

Реактивная артиллерия:

     М-13–48 установок;

     М-31–72 установки;

Всего 2202 (без реактивных минометов)[56].


Из указанного количества стволов 293 орудия были в полосе 76-го стрелкового корпуса, а 1909 – сосредоточены в полосе прорыва 120-го и 21-го стрелковых корпусов на фронте шириной 8 км. Плотность артиллерии составляла 239 стволов на километр фронта, вполне на уровне армий 1-го Белорусского фронта на подступах к Зееловским высотам. Укомплектованным едва ли на 50% стрелковым ротам прокладывали дорогу более чем 2 тыс. орудий и минометов, не имевших проблем с боеприпасами. Интересно отметить, что орудий новых типов сравнительно немного – всего пять 57-мм ЗИС-2, двадцать восемь 100-мм БС-3 и шестьдесят четыре 160-мм миномета. Ядро артиллерии составляли старые добрые 76-мм пушки ЗИС-3 и 122-мм гаубицы М-30. Однако если артиллерийская поддержка 3-й гв. армии была выше всяких похвал, то состояние ее танковых войск оставляло желать много лучшего. Крупных масс тяжелых ИСов, как в 8-й гвардейской и 5-й ударной армиях, у В.Н. Гордова не было. 25-й танковый корпус 3-й гв. армии на 15 апреля представлял собой жалкое зрелище. В 111-й танковой бригаде было 4 боеготовых танка и 6 в ремонте, в 162-й танковой бригаде – ни одного боеготового и 7 танков в ремонте, только 175-я танковая бригада могла похвастаться 22 боеготовыми танками при 7 в ремонте, входивший в состав корпуса 262-й гв. тяжелый самоходно-артиллерийский полк насчитывал 15 боеготовых ИСУ-152 и 9 в ремонте [57]. Отдельные танковые части 3-й гв. армии принципиально не изменяли ситуацию. 87-й отдельный тяжелый танковый полк насчитывал всего 11 боеготовых танков и еще 3 в ремонте. 938-й самоходно-артиллерийский полк насчитывал боеготовыми только 9 СУ-76. В некоторой степени плачевное состояние танковых войск 3-й гв. армии сглаживалось вводом в бой в ее полосе 3-й гв. танковой армии.

«Фаустники»

Одной из острых проблем, возникших перед Красной Армией в 1945 г., стало массовое применение противником ручного противотанкового оружия. Сорок пятый настолько прочно ассоциируется с фаустпатронами, что имеет смысл посвятить этому вопросу отдельный раздел. Динамореактивные гранатометы фаустпатрон («панцерфауст») и вооруженные ими солдаты – «фаустники» – стали головной болью советских танкистов и пехотинцев. Последнее отнюдь не оговорка: гранатометы активно использовались немцами как «карманная артиллерия» мелких подразделений. Ввиду большого веса боевой части фаустпатроны обладали заметным разрушительным действием. Массовое применение фаустпатронов наблюдалось уже в первые дни Висло-Одерской операции и достигло пика в боях за немецкие города в феврале – марте 1945 г.

Однако на долю «фаустников» приходилась все же куда меньшая часть потерь, чем на артиллерийский огонь. По статистике, собранной на 1-м Украинском фронте за период с 12 января по 5 апреля 1945 г., наблюдалась следующая картина. Из числа 37 потерянных фронтом ИС-2 25 машин было поражено артснарядами, 5 фаустпатронами и 7 подорвались на минах. Из числа 1235 потерянных войсками Т-34 1072 было поражено артснарядами (в основном 88-мм), 115 фаустпатронами, 33 авиапушками, 13 подорвались на минах и 4 было разбито авиабомбами. Столь же массовая, как Т-34, самоходная установка СУ-76 демонстрировала схожую картину: 296 САУ были поражены артиллерией, 16 фаустпатронами, 3 авиапушками, 8 подорвались на минах и 4 разбито авиабомбами. Как мы видим, фаустпатроны существенно отставали от огня артиллерии в качестве причины потерь советских танков. Огнем артиллерии (точнее, огнем танковых и противотанковых пушек) было поражено в 5–10 раз больше танков, чем «фаустниками». Другой вопрос, что говорили о них, в отличие от привычных «болванок», намного больше. Вследствие этого могло создаться впечатление о решающей роли ручного противотанкового оружия в борьбе с советской бронетехникой в последние месяцы войны.

Однако, несомненно, фаустпатроны стали важным моральным фактором, сковывавшим действия танковых частей в борьбе за города. Не в последнюю очередь потому, что попадания «фаустов» чаще всего приводили к гибели экипажа.

Может возникнуть закономерный вопрос: «Почему не получили широкого распространения противокумулятивные экраны на танках и САУ?» Опыт-то был получен еще в январе – марте 1945 г. Соответствующая доработка танков перед Берлинской операцией теоретически могла снизить потери бронетехники от фаустпатронов. Якобы экипажи были вынуждены самостоятельно приваривать к танкам кроватные сетки. Однако такая возможность спасти жизни танкистов существует только теоретически. Испытания экранов проводились, но результаты этих испытаний были разочаровывающими. Разумеется, ни о каких кроватных сетках не могло быть и речи. Такая сетка слишком мягкая и при попадании гранаты фаустпатрона просто промнется до брони.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Фольксштурмист рассматривает пробоины от «фаустпатронов» в бортах башни и корпуса советского танка Т-34-85


Во 2-й гв. танковой армии проходили испытания сетчатые экраны, набранные из стального прутка диаметром 4 мм с шагом 40 мм. Получившаяся сетка укреплялась на кронштейне на расстоянии 600 мм от борта танка. Результаты испытаний были следующими:

«Выстрел из фауста «2» (модернизированный фаустпатрон для тяжелых танков) производился по танку с расстояния 12 метров [типичной дистанции применения этого оружия в уличном бою. – А.И. ]. В результате выстрела поверхность сетки была разорвана на площади 4200 кв. см и имела прогиб в сторону брони. Пробоина в наклонном листе борта танка была сквозной, эллипсной формы, с малой осью, равной 30 мм. Отверстие на внутренней стороне брони отклонений в размерах не имело» [58].

«Модернизированный фаустпатрон» – это «Panzerfaust 60M» или «Panzerfaust 100M». Вторым вариантом экрана, испытанного управлением бронетанкового снабжения и ремонта 2-й гв. танковой армии, был стальной лист толщиной 1,5 мм, укрепленный так же, как сетка. «Выстрелом из фауста «2» с того же расстояния лист был разорван, пробоина в нижней части башни была сквозной, круглого сечения, диаметром 30 мм»[59].

Последний эксперимент был воспроизведен на НИИ БТ полигоне в Кубинке обстрелом оснащенного штатными экранами-«шурценами» трофейного танка Pz.Kpfw.IV. Попадание фаустпатрона (судя по прилагавшемуся к отчету снимку «Panzerfaust 60M» или «Panzerfaust 100M») в экран привело к его разрушению и поражению башни танка. Кумулятивная струя пробила башню Pz.Kpfw.IV от борта до борта насквозь.

Некоторый эффект от преждевременного срабатывания фаустпатрона все же наблюдался. Если граната фаустпатрона попадала в неэкранированный танк, то диаметр пробоины достигал 70 мм (чаще 45–50 мм), с конусообразным отколом с внутренней стороны брони диаметром выходного отверстия до 80 мм. Таким образом, экран не давал решения проблемы защиты танков от поражения фаустпатронами наиболее распространенных в 1945 г. модификаций. Экраны из тонкой листовой брони защищали в лучшем случае от пуль противотанковых ружей, кумулятивных снарядов калибром около 75 мм и ухудшали условия пробития брони бронебойными снарядами небольших калибров.

Столь же разочаровывающими были результаты экранирования в других частях 1-го Белорусского фронта. Так, в отчете 7-й гв. тяжелой танковой бригады указывалось: «Приварка кронштейнов рем. силами бригады не дает должных результатов вследствие большой силы взрыва (от фаустпатронов), кронштейны не выдерживают» [60]. Картина, как мы видим, такая же, как на испытаниях во 2-й гв. танковой армии и на Кубинке – разрушение экрана с пробитием брони.

Единственным встреченным автором документом, в котором позитивно оценивались экраны, была сводка боевого опыта 5-й ударной армии. В подчиненных армии танковых частях устанавливался сетчатый экран, сваренный из прутка на раме. Экран устанавливался на бортах корпуса и башни, а также крыше башни на расстоянии 200 мм от брони. Обстрел привел к незначительному разрушению экрана и отметине-лунке на броне. Тип использованного для испытаний в 5 ударной армии противотанкового гранатомета, к сожалению, не указывался. Скорее всего, это был менее мощный Panzerfaust 30 (Фаустпатрон 1). Возможно также, что определенное влияние на успех испытаний оказал тот факт, что экранами оснастили тяжелый танк ИС с более толстой броней. По результатам испытаний неизвестное количество танков и САУ 5-й ударной армии оснастили экранами и использовали в боях за Берлин.

Однако в целом можно констатировать, что массовая установка экранов на танки и САУ, наступающие на Берлин, была бы бесполезной тратой сил и времени. Экранировка танков только ухудшила бы условия посадки на них танкового десанта. Боевые машины все равно бы поражались «фаустниками». Кроме того, как отмечалось в отчете той же 5-й ударной армии по Берлинской операции, увидев экранированные танки и САУ, немцы стремились поражать их выстрелами с верхних этажей зданий. Танки не экранировались не потому, что мешала косность мышления или отсутствовали решения командования. Экранировка не получила широкого распространения в последних сражениях войны вследствие доказанной опытным путем ее низкой эффективности.

В сводке боевого опыта 2-й гв. танковой армии впоследствии отмечалось: «Широкое применение получило индивидуальное оружие «фаустпатрон» и «офенрор». Введение на вооружение этих реактивных средств объясняется необходимостью увеличить средства борьбы с танками, при отсутствии противотанковых средств дальнего боя»[61]. Обратите внимание: «при отсутствии противотанковых средств дальнего боя». То есть противотанковые пушки были, безусловно, более эффективным оружием против танков, чем фаустпатроны. Однако их оставалось мало, и батальоны фольксштурма их почти не получали. В этих условиях ручное противотанковое оружие было единственным средством борьбы с многочисленными советскими танками и САУ. Без них эффективность фольксштурма упала бы до нулевой отметки. В сущности, фаустпатроны стали заметными на фоне общего снижения потерь от обычных средств борьбы – противотанковых орудий и танковых пушек.

Воздушный молот

Надо сказать, что у Г.К. Жукова были все возможности правильно оценить обстановку в воздухе на берлинском направлении. Поэтому для последнего броска на Берлин Жуков запросил у Верховного дополнительные силы авиации. Еще 10 марта 1945 г. он писал Сталину:

«Для проведения предстоящей операции фронт имеет: 353 бомбардировщика, 619 штурмовиков, 1002 истребителя, 126 разведчиков и корректировщиков, две дивизии ночников По-2. Для проведения операции имеющейся во фронте авиации мало.

Фронту необходимо иметь:

бомбардировщиков – 700–750, штурмовиков – 720, истребителей – 1440.

Прошу:

1. К началу операции усилить фронт двумя бомбардировочными корпусами, из них один корпус Ту-2, один Пе-2. Корпус Ту-2 необходим для разрушения крупных опорных пунктов и зданий на подступах к Берлину и в самом городе.

Для борьбы с истребительной авиацией противника и для надежного обеспечения бомбардировочной и штурмовой авиации усилить фронт одним истребительным корпусом.

2. Для укомплектования частей авиации и создания минимально необходимого строевого резерва подать самолетов: Пе-2–50 шт.; ТБ-3–30 шт.; Ил-2–140 шт.; Як-3–100 шт.; Як-9ДД – 90 шт.; «Кобра» – 80 шт.; По-2–80 шт. Летчиков на Ил-2–40; «Кобра» – 60; Ла-7–20; Пе-2–20 экипажей.

3. Для разрушения крупных опорных пунктов бомб калибра 1000 кг – 1500; 500 кг – 4000 и 250 кг – 500 [штук]»[62].


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Штурмовики Ил-2 над немецким городом. Самолеты этого типа составляли основу советской ударной авиации


Первое, что бросается в глаза, это наряд сил для проведения наступления на Берлин. Жуков просил довести боевой состав авиации фронта (т.е. 16-й воздушной армии) c 2 тыс. самолетов примерно до 3 тыс. самолетов. Это было довольно большое число для одного оперативного объединения. Так, перед Висло-Одерской операцией в 16-й ВА было 2,4 тыс. самолетов, перед битвой на Курской дуге – 1 тыс. самолетов.

Не менее любопытна эта заявка в отношении номенклатуры запрашиваемой авиатехники. Как мы видим, Жуков достаточно трезво оценивал возможности «рабочей лошадки» советских ВВС штурмовика Ил-2 по разрушению прочных строений. Основным калибром бомб, применявшимся «илами» и «пешками», были ФАБ-100, недостаточно эффективные против железобетонных конструкций. Поэтому Жуков прямым текстом указывал на необходимость использования Ту-2, имевшего большую бомбовую нагрузку (3 тонны). Под бомбардировщики также заказывались авиабомбы больших калибров (см. последний абзац заявки).

Позднее, 28 марта 1945 г., заявка была снижена с авиакорпусов до авиадивизий на самолетах тех же типов, т.е. Ту-2 и Пе-2. Причем было это сделано карандашом по уже напечатанному тексту. Однако исправления оказались излишними. Заявка Жукова была удовлетворена в полном объеме. В ходе подготовки к операции в 16-ю воздушную армию из резерва Ставки прибыли: 6-й бак под командованием генерал-майора авиации И.П. Скока (две бад на Ту-2); 1-й гвардейский иак, возглавляемый генерал-лейтенантом авиации Е.М. Белецким; 113-я бад (Ту-2, вошла в 6-й бак), 188-я бад (Пе-2) и 240-я иад.

Жуков получил ровно то, что запрашивал. ВВС 1-го Белорусского фронта начали наступление на Берлин, имея четыре авиадивизии на Пе-2 и три на Ту-2. Это позволило укомплектовать один корпус «пешками», а второй – Ту-2. Следует отметить, что в составе 2-й и 4-й воздушных армий, поддерживавших соседние 1-й Украинский и 2-й Белорусский фронты соответственно, вообще не было авиадивизий на бомбардировщиках Туполева. Более того, в 16-й воздушной армии 1-го Белорусского фронта были собраны практически все Ту-2, имевшиеся в советских ВВС. Будучи самым скоростным советским фронтовым бомбардировщиком и абсолютным рекордсменом по бомбовой нагрузке, Ту-2 составляли всего 9% парка самолетов этого класса. Он не стал основным средним советским бомбардировщиком, каким даже в последние дни оставался созданный в предвоенной спешке Пе-2.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Бомбардировщик Ту-2. Это был лучший советский фронтовой бомбардировщик, способный нести бомбы калибром до 1000 кг


Всего 16-я воздушная армия к началу операции имела 28 авиадивизий и 7 отдельных авиаполков. В армии насчитывалось 3033 исправных боевых самолета, в том числе 533 дневных и 151 ночной бомбардировщик, 687 штурмовиков, 1548 истребителей, 114 разведчиков и корректировщиков. Цифры, как мы видим, достаточно близкие к тем, которые указаны в заявке Жукова от 10 марта. Георгий Константинович хотел 3 тыс. самолетов, и он их получил. В истории 16-й ВА позднее отмечалось: «Ни одно оперативное объединение Военно-Воздушных Сил за всю войну не имело столь большого боевого состава, как 16-я воздушная армия к началу Берлинской операции» [63].

Даже с учетом того, что немецкие ВВС испытывали жесточайшую нехватку топлива, сражение в воздухе над Кюстринским плацдармом, Зееловскими высотами и самим Берлином обещало быть жарким. Помимо всего прочего у советских пилотов наконец было достаточно много целей в воздухе. Несмотря на то, что основным типом самолета в 6-й ВФ был ФВ-190, значительную часть из них составляли штурмовики, пилоты которых не обучались ведению воздушного боя. Да и вообще качество подготовки немецких пилотов сильно упало. Все это не замедлило сказаться на результатах воздушных боев. Немало советских летчиков-истребителей станут асами в последние дни войны под Берлином.

Каково же было итоговое соотношение сил ВВС сторон перед битвой за Берлин? Советская авиация на берлинском направлении была представлена тремя воздушными армиями. 4-я ВА подчинялась 2-му Белорусскому фронту, 16-я ВА – 1-му Белорусскому фронту и 2-я ВА – 1-му Украинскому фронту.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

* в числителе 6 ВФ, в знаменателе ВФ «Рейх».

** дневные истребители.


Как мы видим, на стороне воздушных армий трех фронтов было примерно трехкратное превосходство в истребителях и штурмовиках и подавляющее – в бомбардировщиках. Общее превосходство без учета воздушного флота «Рейх» было более чем четырехкратным. Учет за немцев «Рейха» давал соотношение сил в воздухе 3,5:1 в пользу ВВС Красной Армии.

Интересно отметить, что по числу разведчиков наблюдался практически паритет. Действительно, в условиях если не полного господства, то очевидного преимущества противника в воздухе, самолет в качестве разведчика мог принести больше пользы наземным войскам, чем в роли истребителя или ударного самолета. Пролет одиночного разведчика мог остаться попросту незамеченным и безнаказанным. Поэтому одной из главных задач, решавшейся немецкими ВВС в последние месяцы войны, была разведка в интересах наземных войск. В роли разведчиков в 1945 г. выступали соответствующие версии бомбардировщика Ю-88, Ю-188 и истребителей Ме-410, Ме-109. Тактическую разведку осуществляли хорошо известные «рамы» ФВ-189 и легкомоторные «Шторхи». Вообще в ходе всей войны разведывательной авиации в люфтваффе уделялось особое внимание. Разведчики всегда составляли заметную долю в общем числе самолетов немецких воздушных флотов. Теперь им предстояло отслеживать танковые колонны, направляющиеся к столице Третьего рейха.

Распределение сил воздушных армий 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в точности соответствовало планам Жукова и Конева. Наступление 5-й ударной армии должен был поддерживать 3-й бак (Пе-2), а удар 8-й гв. армии в направлении Зеелова – могучий 6-й бак (Ту-2) вместе с 221-й бад (А-20) и 188-й бад (Пе-2). Также каждая пара «общевойсковая + танковая армии» должна была поддерживаться штурмовым авиакорпусом. «Пристяжные» в лице, с одной стороны, 3-й ударной и 47-й армий, и с другой стороны – 69-й армии получали более скромную авиаподдержку – по одной дивизии штурмовиков. 1-я польская армия поддерживалась смешанной польской авиадивизией ВВС Войска Польского. Таким образом, в плане использования ВВС 1-го Белорусского фронта четко просматривается таран из бомбардировочного и штурмового авиакорпусов, выделенный для поддержки наступления 5-й ударной и 8-й гв. армий. Причем «воздушный молот» для армии Чуйкова был даже более «увесистым» за счет большей бомбовой нагрузки Ту-2. Это неудивительно, ведь 8-й гв. армии предстояло штурмовать Зееловские высоты.

Распределение сил 2-й воздушной армии 1-го Украинского фронта было не менее «говорящим» о намерениях И.С. Конева. Одна 3-я гв. армия получала поддержку 2-го гв. штурмового и 4-го бомбардировочного корпусов. Еще одна пара из бомбардировочного и штурмового авиакорпусов выделялась для поддержки уже двух армий, 5-й гвардейской армии и 13-й армии. После ввода в прорыв танковых армий они получали по одному штурмовому авиакорпусу. Таким образом, вырисовывается отчетливый акцент в распределении авиации в пользу получившей тайную миссию 3-й гв. армии.

Зееловские высоты в свете прожекторов

Разведка боем

Как граду 100-килограммовых «чемоданов» 203-мм калибра могут предшествовать одинокие пристрелочные выстрелы из 122-мм гаубицы, так перед большим наступлением на Берлин состоялось наступление малое. Еще до того, как в штабы армий ушли директивы на проведение Берлинской операции, 11 апреля Г.К. Жуков направил командующим 3-й ударной, 5-й ударной, 8-й гвардейской, 69, 33 и 47-й армиями общую директиву № 00534/оп на разведку боем.

Командование 1-го Белорусского фронта явно питало определенные надежды относительно возможности отхода противника на второй оборонительный рубеж. В частности, в своей директиве №0028/оп от 13 апреля на проведение разведки боем командующий 69-й армией В.Я. Колпакчи указывал: «В случае обнаружения отхода противника на второй оборонительный рубеж, быть готовым преследовать его»[64]. Стремление к развитию успеха разведки в прыжок «малой кровью» сразу ко второй полосе обороны отчетливо прослеживается и в других армиях.

Наиболее сложной была задача проведения разведки боем для 5-й ударной армии. Поскольку советское командование стремилось скрыть ввод на Кюстринский плацдарм 3-й ударной и 47-й армий, разведку боем было решено проводить частями дивизий, ранее занимавших оборону в полосах прибывающих армий. Соответственно 5-й ударной армии пришлось пробовать на прочность оборону противника не только в своей полосе, но и в полосе двух соседних армий.

В результате двух-трехчасового боя привлеченные к разведке батальоны 5-й ударной продвинулись на некоторых участках до 400 метров и были остановлены сильным огнем. Однако уже предварительные результаты разведки боем продемонстрировали, что противник основную массу пехоты и артиллерии держит на втором рубеже. Оборона между передним краем и вторым рубежом была построена на сопротивлении отдельных огневых точек, опорных пунктов и самоходной артиллерии. Командованием 5-й ударной армии был сделан вывод: «Проводить полную артподготовку по первому рубежу и прилегающей к нему тактической глубине не имело смысла» [65].

Было решено продолжить действия разведбатальонов, усилив их боевой состав. В 15.00 14 апреля, после 15-минутного огневого налета, наступление повторилось. Всего на втором этапе к разведке боем привлекались 8 стрелковых полков, 5 минометных бригад, 2 минометных полка, 10 артиллерийских полков, 7 артиллерийских бригад, дивизион особой мощности и 3 танковых полка (27 Т-34, 52 ИС-2, 27 ИСУ-122). В усиленном составе ведущие разведку части 5-й ударной армии продвинулись к 19.00 на 2–2,5 км. В результате действий 32-го стрелкового корпуса в районе Гольцова был окружен и фактически уничтожен батальон 90-го полка 20-й танко-гренадерской дивизии. За день артиллерией армии Н.Э. Берзарина было израсходовано 16 320 выстрелов, в том числе шестьдесят 305-мм (!!!) и сто 203-мм.

Войска 47-й армии начали разведку боем в 7.30 14 апреля тремя своими батальонами и одним батальоном из состава 5-й ударной армии. В начале боя командиры корпусов информировали командование армии о том, что противник не оказывает серьезного сопротивления и отходит на вторую полосу обороны. Получив такие обнадеживающие донесения, командующий армией принял решение ввести в бой дополнительно по одному батальону от дивизий первого эшелона. В итоге удалось вклиниться в оборону противника на 1–1,5 км. Однако предварительная оценка действий противника как отхода на вторую полосу не оправдалась. Сопротивление было очень сильным. По итогам разведки боем был сделан вывод, что в первой полосе обороняются главные силы противника. Вклинение советских войск на северной оконечности плацдарма было с беспокойством оценено противником. Бюссе позднее писал: «В полосе CI корпуса противник продвинулся более чем на 5 км к Врицену. Плацдарм в этом секторе достиг глубины 15 км и мог быть использован для сосредоточения крупных сил»[66].

По решению В.И. Чуйкова разведка боем 14 апреля проводилась в полосе каждого из стрелковых корпусов 8-й гв. армии. Для выполнения трудной и неблагодарной задачи проверки на прочность обороны противника привлекались штрафники. Каждая из штрафных рот получила батарею СУ-76 и взвод саперов. В случае слабого сопротивления противника (т.е. его отхода на вторую линию обороны) в полной готовности для развития успеха держались по одному батальону от 57, 27, 74 и 79-й гв. стрелковых дивизий. В том случае, если бы немецкие части попытались выйти из-под удара советской артиллерии, пространство между передним краем и основной линией обороны было бы занято сильными отрядами советских войск.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Солдаты 25-го парашютно-десантного полка 9-й парашютно-десантной дивизии


В 7.40 14 апреля после 10-минутной артподготовки в сопровождении огневого вала начали разведку штрафники и два стрелковых батальона обычных войск. К исходу дня введенные в бой батальоны дивизий 8-й гв. армии продвинулись на 1,5–3 км. Возникший в результате локальный кризис вынудил командование 9-й армии отдать приказ на выдвижение вперед находившейся в резерве дивизии «Курмарк». К вечеру 14 апреля дивизия сосредоточилась в районе станции Долгелин, во втором эшелоне.

Для проведения разведки боем командующий 69-й армией приказал выделить два стрелковых батальона. Поддерживать их должны были пять-шесть Т-34 и две батареи СУ-76. В 7.30 14 апреля после 10-минутного артиллерийского налета они поднялись в атаку. Атакующим удалось ворваться в первую траншею. Попытки пробиться ко второй траншее были отражены сильным огнем и контратаками частей 712-й и 169-й пехотных дивизий. К 12.00 батальоны отошли в исходное положение. Бюссе писал о результатах этих атак: «На правом крыле XI танкового корпуса СС были отражены все атаки с большими потерями для противника»[67].

Общие потери танков и САУ 1-го Белорусского фронта за 14 апреля составили 31 машину сгоревшими, 29 подбитыми и 29 были выведены из строя по другим причинам [68].

15 апреля разведка боем возобновилась лишь на отдельных участках. Наступательный порыв на второй день малого наступления сохранила 5-я ударная армия. В результате ее решительных действий немецкая 20-я танко-гренадерская дивизия была сбита с занимаемых позиций. В связи с этим немецким командованием был сделан вывод, что нельзя оставлять эту дивизию в первой линии. Предполагалось заменить ее танковой дивизией «Мюнхеберг». Также было принято решение использовать управление LVI танкового корпуса Гельмута Вейдлинга. В подчинение Вейдлингу с 15.30 15 апреля были переданы из XI танкового корпуса СС 20-я танко-гренадерская и 9-я воздушно-десантная дивизии, а из резерва – дивизия «Мюнхеберг».

На второй день разведки боем к боевым действиям присоединилась 3-я ударная армия. Наиболее результативным было наступление на левом фланге армии, на стыке с 5-й ударной армией. Продвижение за день боя составило 3 км, были заняты первая и вторая траншеи противника. Совместными усилиями войска 3-й и 5-й ударных армий выровняли в результате разведки боем излом линии фронта на стыке друг с другом.

Помимо 3-й ударной армии новичком в разведке боем 15 апреля стала 1-я Польская армия. Она частью сил 2-й и 3-й пехотных дивизий при поддержке артиллерии форсировала Альте-Одер у Гюсте-Бизе на фланге 47-й армии. 61-я армия в разведке боем 15 апреля по-прежнему не участвовала. Причины этого неясны, но действия армии П.А. Белова явно находились в противоречии с директивой командующего фронтом №00534/оп. 61-я армия провела разведку боем в своей полосе только 16 апреля, когда уже началось общее наступление.

Снижение интенсивности боевых действий неизбежно сказалось на темпах потерь. Общие потери техники войск 1-го Белорусского фронта за 15 апреля составили 15 танков и САУ сгоревшими, 10 подбитыми и 9 выведенными из строя по другим причинам[69].

Дневное донесение 9-й армии 15 апреля начиналось словами: «Противник не начал сегодня наступление, как это ожидалось». Свою роль сыграло также то, что 15 апреля было воскресенье. Использование расслабляющего воздействия выходного дня также было расхожим приемом ведения боевых действий. Все хорошо помнят воскресенье 22 июня 1941 г.

Снижение активности 15 апреля в какой-то мере дезориентировало противника относительно сроков начала советского наступления. Командир LVI танкового корпуса Гельмут Вейдлинг на допросе в плену позднее сообщил: «Однако то, что русские после действий своих разведотрядов 14 апреля 15 апреля не наступали, ввело наше командование в заблуждение, и когда мой начальник штаба – полковник фон Дуффинг от моего имени сказал начальнику штаба 11 тк СС 15 апреля, что нельзя менять 20 мд дивизией «Мюнхеберг» накануне русского наступления, начальник штаба 11 тк ответил: «Если русские сегодня не наступали, значит, они предпримут наступление только через несколько дней». Таково было мнение и других высших офицеров 9-й армии»[70].

Но, разумеется, введение противника в заблуждение относительно действительной даты наступления даже не декларировалось в жуковской директиве № 00534/оп. Основной эффект от двухдневной пальпации обороны противника с применением авиации и двенадцатидюймовой артиллерии был сугубо практического свойства. Проведенная советскими войсками на Кюстринском плацдарме 14 и 15 апреля разведка боем сыграла весьма важную роль. Хотя продвижение вперед исчислялось в лучшем случае 3–4,5 км, удалось «прощупать» оборону немцев. Наступающие избежали вполне вероятной возможности нанесения первого удара в пустоту. Также к началу операции на некоторых участках сложилась своеобразная обстановка, когда исходными позициями для наступления советских войск стали бывшие немецкие окопы. Вся полоса заграждений, в первую очередь минные поля, на бывшем переднем крае немцев осталась позади.

16 апреля. Первый день

Возможность отхода немцев из первых траншей беспокоила командующих армиями. Поэтому в последние часы перед наступлением продолжалось прощупывание обороны противника. Например, по приказу В.И.Чуйкова разведать состояние первой линии обороны противника нужно было в 22.00 15 апреля и в 2.00 16 апреля. Разведчики обнадежили: «Результаты ночных разведывательных действий показали наличие войск противника в первых траншеях»[71].

В пять утра московского времени 16 апреля (три ночи берлинского времени) в предрассветной мгле вертикально вверх взметнулся белый луч прожектора. Хорошо видимая на многие километры вокруг воткнутая в «небесную твердь» ослепительная игла была сигналом для начала артиллерийской подготовки.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командный пункт перед Зееловскими высотами. Апрель 1945 г. Слева направо: командующий 8-й гв. армии генерал-полковник В.И.Чуйков, член Военного совета фронта генерал-лейтенант К. Ф. Телегин, командующий артиллерией фронта генерал-лейтенант артиллерии В.И.Казаков


В 5.15 на фронте 8-й гв. армии начался последний, еще более мощный огневой налет артиллерии дивизий, корпусов и армии в основном по тем же объектам, что и первый. Сила удара нарастала в результате увеличения темпа огня, а также вследствие того, что в огневое поражение включалась основная масса реактивной артиллерии. Как правило, залпы реактивной артиллерии производились «внакладку» на огонь ствольной артиллерии по важнейшим опорным пунктам и узлам сопротивления на первой и второй полосах обороны. К 5.25 мощь огня артиллерии была наивысшей. В этот момент были включены прожекторы, и пехота при поддержке танков и САУ поднялась в атаку.

Воспоминания немцев об артиллерийской подготовке продолжительностью 2,5 часа и более – это всего лишь неправильная интерпретация продолжительности канонады. Собственно артподготовка на направлении главного удара длилась 20–30 минут, а последовавший за этим огонь артиллерии уже был направлен на поддержку атаки пехоты и залпы по заявкам командиров частей и соединений.

Главная ударная группировка. В первой линии в 5-й ударной армии было пять стрелковых дивизий: все три ее корпуса строились в два эшелона на фронте 9 км. Противостояли войскам 5-й ударной армии (с севера на юг) 652-й гренадерский полк 309-й пехотной дивизии, 25-й и 26-й парашютно-десантные полки 9-й парашютно-десантной дивизии.

В 5.00 в восьмикилометровой полосе наступления 5-й ударной армии 1999 стволов артиллерии и 306 установок реактивной артиллерии начали артиллерийскую подготовку. 20 минут спустя в наступление при свете прожекторов перешли пехота и танки.

Впоследствии в сводке боевого опыта 5-й ударной армии результаты использования прожекторов описывались следующим образом:

«Прожекторы мощным светом должны были осветить путь танкам и пехоте (перешедшим в атаку в 5.15) и ослепить противника. Освещением преследовалась цель – сделать возможной атаку ночью при свете, создать невыгодные условия для противника. Бой должен был быть обеспечен освещением с 5.15 до наступления рассвета на глубину до 3 км.

Всего перед фронтом двух стрелковых корпусов (правофланговый и средний) было поставлено на позиции 26 прожекторов на фронте до 5 км. Прожекторы устанавливались в одном километре от переднего края с интервалом в 200–500 м.

Прожекторы были введены в действие своевременно, но ожидаемого эффекта они не дали. Причиной этому было:

а) неблагоприятная погода (дымка);

б) после артподготовки передний край противника был окутан сплошным облаком дыма и пыли, которые свет прожекторов не пробивал;

в) из 26 прожекторов не действовало 12. Пять прожекторов были выведены из строя пулеметным огнем противника в самом начале боя, один оказался неисправным, и остальные не действовали благодаря слабому контролю офицерского состава прожекторного полка.

В связи с этим вместо сплошного освещения и ослепления противника прожекторами слабо освещались отдельные полосы на расстояние не дальше как до переднего края противника» [72].

Однако от прожекторов зависел лишь короткий отрезок времени в самом начале дня. Далее армия Н.Э. Берзарина наступала традиционными методами. Наибольший успех сразу же определился на правом фланге армии. 26-й гв. стрелковый корпус вышел на линию железной дороги Лечин – Зеелов, а в 14.00 повторной атакой сбил противника с этого рубежа. К 20.00 корпус продолжал бой уже в 3 км западнее.

Серьезным препятствием на пути продвижения частей 5-й ударной армии стала густая сеть каналов, идущих параллельно линии железной дороги. Мосты через эти каналы были взорваны, брустверы и траверсы – густо заминированы. Только на одном мосту через канал Гаупт Грабен (1 км западнее Лечина) при восстановлении переправы было потеряно убитыми и ранеными 80 человек. Потери бронетехники 5-й ударной армии в первый день наступления составили 4 Т-34, 1 ИС-2 и 1 СУ-76 сгоревшими, 8 Т-34 и 16 ИС-2 подбитыми.

Стрелковые корпуса 8-й гвардейской армии были построены в линию на фронте 13 км. Каждый из трех корпусов, в свою очередь, имел двухэшелонное построение: две стрелковые дивизии в первом эшелоне и одна во втором. Участок прорыва шириной 7 км находился на правом фланге армии. 8-й гв. армии противостояли части 20-й танко-гренадерской дивизии, усиленные подразделениями танковой дивизии «Мюнхеберг», и три полка 303-й пехотной дивизии.

Части армии В.И.Чуйкова перешли в наступление после 25-минутной артподготовки при свете прожекторов. Танки и САУ, действовавшие в боевых порядках стрелковых частей, атаковали с включенными фарами. Эффект от прожекторов командующий 8-й гв. армией впоследствии оценивал скептически: «Должен сказать, что в то время, когда мы любовались силой и эффективностью действия прожекторов на полигоне, никто из нас не мог точно предугадать, как это будет выглядеть в боевой обстановке. Мне трудно судить о положении на других участках фронта. Но в полосе нашей 8-й гвардейской армии я увидел, как мощные пучки света прожекторов уперлись в клубящуюся завесу гари, дыма и пыли, поднятую над позициями противника. Даже прожекторы не могли пробить эту завесу, и нам было трудно наблюдать за полем боя»[73].

Осью наступления армии Чуйкова стала «Рейхсштрассе №1». Точно так же, как и части 5-й ударной армии, его дивизии пробивались через насыщенную инженерными заграждениями сеть каналов. Первой остановкой на пути к Берлину стали отнюдь не Зееловские высоты. К середине дня наступающие вышли на рубеж канала Гаупт Грабен, где встретили ожесточенное огневое сопротивление противника. Канал также прикрывали своим огнем окопанные танки и САУ. Фактически Гаупт Грабен был естественным противотанковым рвом, пересекавшим практически всю полосу наступления главной ударной группировки фронта. Даже тяжелым ИСам в данной ситуации пришлось туго. Атаку на этом участке поддерживала 7-я гв. тяжелая танковая бригада. К Гаупт Грабену полки ИСов подошли к 12.00 16 апреля. Имея перед собой естественное препятствие, ИСы не смогли преодолеть хорошо организованного противотанкового сопротивления противника и искали возможность переправиться через канал. На рубеже Гаупт Грабена танковые полки бригады понесли тяжелые потери: 105-й полк потерял 10 танков сгоревшими, 4 танка подбитыми и 1 подорвавшимся на мине, 106-й полк – 6 танков сгоревшими и 1 подбитым. Напомню, что в оборонявшейся на этом направлении дивизии «Мюнхеберг» было 10 «Тигров» и 20 «Пантер». Решением командира 7-й гв. танковой бригады полковника Н.Н. Юренкова из второго эшелона был введен на новом направлении 104-й танковый полк, но он также был остановлен на рубеже Гаупт Грабена. Для форсирования требовалась артиллерийская поддержка.

В.И. Чуйков писал об этом эпизоде: «Особенно упорное сопротивление противник оказал на канале Хаупт, который проходит по долине, огибая подножие Зееловских высот. Вешние воды сделали его глубоким, непроходимым для наших танков и самоходных орудий. А немногочисленные мосты обстреливались артиллерийским и минометным огнем из-за Зееловских высот и прямой наводкой закопанных и хорошо замаскированных танков и самоходных орудий»[74].

К 18.00 была подтянута артиллерия, и после ее огневого налета, введя вторые эшелоны дивизий, части 4-го гв. стрелкового корпуса преодолели рубеж Гаупт Грабена и лишь к вечеру 16 апреля вышли к подножию Зееловских высот. Поддержать прорыв пехоты на высоты танки и самоходные установки не могли – крутизна ската высоты была непреодолима для большинства из них, а атаковать высоту по шоссейным дорогам не было возможности, т.к. они перекрывались обширными минными полями. Минные поля были обезврежены только к исходу дня.

В бой вступают танковые армии . Крупные механизированные объединения, каковыми являлись танковые армии, были эффективным, но достаточно громоздким инструментом ведения боевых действий. Сотни танков, самоходных установок и тысячи автомобилей и тягачей могли запрудить даже развитую дорожную сеть. Необходимость выдвижения на исходные позиции для наступления через реку вынуждала тщательно планировать переправу танковых армий. Задержка на переправах могла привести к фатальному запаздыванию с вводом армий в прорыв. Нельзя было также сбрасывать со счетов авиацию противника и «чудо-оружие», способное разрушить наведенные мосты в самый неподходящий момент. Поэтому танковые армии 1-го Белорусского фронта начали втягиваться на Кюстринский плацдарм еще до того, как определилась сила сопротивления противника. Ввод в прорыв предусматривался в первый день наступления, и пересекать реку первые подразделения должны были ночью и рано утром. Артиллерия обеих танковых армий выдвинулась на плацдарм заранее и участвовала в общей артподготовке.

Выдвижение к переправам обеих танковых армий началось еще в ночь на 15 апреля, а переправа шла под аккомпанемент артподготовки. К середине дня 16 апреля махина двух танковых армий была сосредоточена на плацдарме. Держать переправившиеся армии во втором эшелоне в ожидании «чистого прорыва» было бессмысленно. Несмотря на предусмотренный в плане операции ввод в прорыв, танковые армии 1-го Белорусского фронта были введены в бой уже в первый день наступления.

Г.К. Жуков мотивировал свое решение так: «К 13 часам я отчетливо понял, что огневая система обороны противника здесь в основном уцелела и в том боевом построении, в котором мы начали атаку и ведем наступление, нам Зееловских высот не взять. Для того чтобы усилить удар атакующих войск и наверняка прорвать оборону, мы решили, посоветовавшись с командармами, ввести в дело дополнительно обе танковые армии генералов М.Е. Катукова и С.И. Богданова. В 14 часов 30 минут я уже видел со своего наблюдательного пункта движение первых эшелонов 1-й гвардейской танковой армии»[75] .

В течение ночи на 17 апреля войска 2-й гв. танковой армии совместно с частями 5-й ударной армии продолжали наступление и частью сил (9-м гв. танковым корпусом) вышли к реке Фриландерштром. По данным пленных и боем было установлено, что этот рубеж является главным оборонительным рубежом. Бригады 9-го гв. танкового корпуса были встречены упорным сопротивлением и контратаками.

Схема вступления в бой 1-й гв. танковой армии была в целом схожей с вводом в сражение 2-й гв. танковой армии. Передовые отряды армии М.Е. Катукова с 7.10 начали выдвижение за наступающей пехотой. Главные силы армии по мере прохождения переправ выходили на назначенные маршруты. Бригады армии Катукова постепенно расходились по имевшимся в назначенной полосе крупным и мелким дорогам, ставшим осями их наступлений. К 17.00, встретив в Зеелове сильную противотанковую оборону противника, 44-я гв. танковая бригада пыталась обойти его с юга. 40-я гв. танковая бригада отклонилась от «Рейхсштрассе №1» к югу. При выходе на свой маршрут бригада завязала бой в районе Людвиглуста, используя в качестве оси наступления вспомогательную дорогу к югу от шоссе. На левом фланге армии 8-й гв. механизированный корпус тем временем вел бой за две железнодорожные станции. 1-я гв. танковая бригада вела бой за станцию Долгелин, 20-я гв. танковая бригада – станцию Либбенихен (южнее Долгелина). В целом можно сказать, что бригады трех корпусов 1-й гв. танковой армии к вечеру 16 апреля выстроились в ряд по линии железной дороги, идущей в основании Зееловских высот.

Потери техники 1-й гв. танковой армии 16 апреля составили 13 танков сгоревшими, 17 танков подбитыми, 4 СУ-76 подбитыми и 2 СУ-85 сгоревшими. Такие потери никак не подходят под определение «тяжелые». Потери характеризуют действия армии М.Е. Катукова как отдельные стычки с противником.

Ввод в бой 1-й танковой армии несколько дезорганизовал маневр артиллерии 8-й гв. армии. В.И.Чуйков вспоминал: «Когда танковые соединения начали проходить боевые порядки 8-й гвардейской армии, на дорогах стало еще теснее, а сойти с них в сторону было невозможно. Танки 1-й гвардейской буквально уперлись в наши тягачи, перетаскивавшие артиллерию, в результате чего маневр вторых эшелонов дивизий и корпусов оказался скованным. Должен сказать, что 8-я гвардейская армия располагала и своими немалыми танковыми силами» [76].

Говоря о собственных танковых силах, В.И.Чуйков не лукавил: даже с учетом потерь в первый день наступления в его распоряжении оставалось 55 ИСов, 22 Т-34, 6 СУ-152 и 47 СУ-76. Однако, как показало дальнейшее развитие событий, брешь в обороне противника образовали все же самостоятельные механизированные соединения, а не поддержанная ИСами пехота.

Правая «пристяжная». Северная часть Кюстринского плацдарма была исходными позициями для войск 3-й ударной и 47-й армий. Этим двум армиям ставилась задача одной частной директивой, и они как бы образовывали правую «пристяжную» в тройке наступающих с плацдарма групп войск.

К «корневой» ударной группировке непосредственно примыкала полоса 3-й ударной армии. Армия строилась в два эшелона на фронте 11 км. В первом эшелоне находились 12-й гвардейский и 79-й стрелковый корпуса, а во втором – 7-й стрелковый и 9-й танковый корпуса. В свою очередь, корпуса также эшелонировали свои боевые порядки с двумя стрелковыми дивизиями в первой линии и одной – во второй. Участок прорыва в центре построения армии имел ширину 6 км. Непосредственная поддержка пехоты осуществлялась отдельными частями танков и САУ. Основным противником войск 3-й ударной армии были части 309-й пехотной дивизии, полк «Курмарка» и правый фланг 606-й пехотной дивизии.

Точно так же, как и войска главной ударной группировки, соединения 3-й ударной армии столкнулись с трудностями форсирования каналов в полосе своего наступления. Таким препятствием для них стал канал Позедин Грабен, к дивизии вышли в середине дня. Успеха в форсировании канала Позедин Грабен в 18.00 добилась 150-я стрелковая дивизия, будущий покоритель Рейхстага. Дивизия стала лидером первого дня наступления и пробилась к дороге Ной-Левин – Ной-Требин. Максимальное продвижение войск 3-й ударной армии составило 8 км.

Находившаяся на северной оконечности Кюстринского плацдарма 47-я армия занимала фронт 8 км всеми своими стрелковыми корпусами в линию. Фронт прорыва составлял 4,3 км. Противником войск 47-й армии была 606-я пехотная дивизия.

Оперативная обстановка в полосе 47-й армии была и простой, и сложной одновременно. Немецкая оборона на берлинском направлении опиралась своим северным крылом на междуречье Альте-Одера и Одера. Необходимость форсирования сразу двух водных преград естественным образом снижала требования к инженерной подготовке местности. Поэтому первым серьезным узлом оборонительного рубежа группы армий «Висла» стал город Врицен. Его опоясывало кольцо обороны, от которого лучами отходили линии обороны перед Кюстринским плацдармом. Соответственно 47-й армии можно было захватом Врицена или его обходом с юга преодолеть на небольшом пространстве сразу все позиции главной полосы обороны. Следующим рубежом стала бы уже тыловая «позиция Вотан».

Поскольку 47-я армия не относилась к числу «счастливчиков», в полосе которых были установлены зенитные прожекторы, артиллерийская подготовка в ее полосе началась в 5.50 16 апреля. Она длилась 25 минут вместо 30 минут по плану. Огневой вал проводился в условиях полутемного времени, сильного предрассветного тумана и задымления поля боя от разрывов снарядов только что проведенной артподготовки.

На всем фронте прорыва пехота дружно поднялась в атаку и, не встречая серьезного сопротивления, начала движение за огневым валом. К 11.00 войска 47-й армии прорвали первую позицию главной полосы обороны, овладели Карлсбизе, Ной-Левином, Ной-Барнимом, Альт-Левином и вышли ко второй позиции.

Ухудшение ситуации заставило немцев выдвинуть навстречу войскам 47-й армии из района севернее Врицена боевую группу «1001 ночь» майора Бланбуа. Ядром боевой группы был 560-й истребительно-противотанковый батальон СС, вооруженный «Хетцерами». Танков в 47-й армии было немного, и основной целью «Хетцеров» стала наступающая советская пехота. При этом в 47-й армии был 1825-й самоходный артполк СУ-100, способных поражать «Хетцеры» на всех дистанциях боя. Потери бронетанковых частей армии Ф.И. Перхоровича за 16 апреля составили 6 СУ-76 и 1 СУ-100 сожженными, 2 ИС-2 и 3 ИСУ-122 подбитыми. Продвижение армии за день составило 4–6 км.

Несмотря на то что 47-я армия не выполнила задачу дня, противостоявшая ей 606-я пехотная дивизия прекратила свое существование как боеспособное соединение. В общем-то, второстепенный участок фронта к югу от Врицена стал для немецкого командования источником головной боли и пожирателем немногочисленных резервов. Уже в первый день по приказу Гитлера на направление наступления 47-й армии также выдвигалась из резерва 25-я танко-гренадерская дивизия.

Левая «пристяжная». На южной оконечности Кюстринского плацдарма на фронте 18 км были выстроены в одну линию три стрелковых корпуса 69-й армии В.Я. Колпакчи. Армия сосредотачивала усилия на своем правом фланге (примыкающем к полосе 8-й гв. армии), где на участке прорыва шириной 6 км концентрировались шесть стрелковых дивизий.

После синхронной с остальными армиями фронта артиллерийской подготовки войска 69-й армии перешли в наступление и к 7.30 преодолели первый оборонительный рубеж с 3–4 линиями траншей. С подходом ко второму оборонительному рубежу войска армии В.Я. Колпакчи встретили сильное огневое сопротивление и дальнейшего успеха в продвижении не имели. Объединить прорывы в полосе 69-й и 8-й гв. армий в первый день наступления не удалось.

В полосе 69-й армии подразделениям 169-й и 712-й пехотных дивизий удалось не только сохранить целостность фронта, но и частично вернуть утраченное. При поддержке 2-й роты 502-го тяжелого танкового батальона противник в 18.00 выбил подразделения 41-й стрелковой дивизии из Шенфлиса. Немецкая авиация также могла похвастаться успехом локального значения: была разрушена переправа через р. Одер в полосе 69-й армии грузоподъемностью 30 тонн.

Действия 33-й армии В.Д. Цветаева к югу от Фракфурта-на-Одере были на начальном этапе операции изолированы от наступления с Кюстринского плацдарма. 33-я армия занимала фронт 64 км тремя корпусами и двумя УРами. 115-й и 119-й УР занимали фронт 24 км и 23 км соответственно. На оставшемся фронте было выделено два участка прорыва. Это был участок прорыва шириной 3,5 км в полосе 62-го стрелкового корпуса южнее Брискова и участок прорыва шириной 3 км севернее Брискова на стыке 16-го и 38-го стрелковых корпусов. Соответственно к югу от Брискова советским войскам противостояла 32-я дивизия СС «30 января», а к северу – 286-я пехотная дивизия. Оба соединения принадлежали к V горному корпусу СС.

Поскольку на занимаемых 33-й армией плацдармах не планировалось использования прожекторов, артиллерийская подготовка в полосе ее наступления началась позже других – в 5.45 утра 16 апреля. Атака стрелковых частей началась в 6.15. Атаковав противника, войска армии вначале встретили упорное сопротивление. Безуспешный бой продолжался почти до 11.00 16 апреля. Однако в конечном итоге немецкие части не выдержали натиска и стали отходить. Сопротивление противника на следующем рубеже обороны войскам В.Д. Цветаева преодолеть не удалось. За день боя войскам 33-й армии удалось продвинуться лишь на 5–7 км.

Одна из причин умеренного успеха войск В.Д. Цветаева называется в журнале боевых действий армии: «После проведенной по всему фронту нашими войсками в ночь на 15.4.45 г. разведки боем противник, сделав для себя правильный вывод о готовящемся нашем наступлении, в течение 15.4.45 г. и первой половины ночи с 15 на 16.4 сменил значительную часть огневых позиций артиллерии и этим самым вывел из-под огня нашей артиллерии свои артиллерийские средства и таким образом сумел сохранить за собой возможность во время нашей атаки обрушиться сильным артиллерийским огнем на боевые порядки наступающих частей нашей армии, в результате чего темп атаки был резко снижен и наша пехота понесла значительные потери от артогня противника» [77].

Форсирование Одера. Наступление 1-й Польской армии началось в 4.15 16 апреля, когда польские части начали форсирование Альте-Одера в северной части плацдарма 47-й армии. В этом месте Альте-Одер течет практически перпендикулярно Одеру, и его форсирование выводит во фланг и тыл немецким войскам на рубеже Одера. Успех форсирования в месте слияния Одера и Альте-Одера позволил перейти к форсированию реки во всей полосе армии. В целом можно оценить действия польских войск в первый день операции как успешные: им удалось форсировать Одер и Альте-Одер, сбить немецкие части с передовых позиций и образовать крупный плацдарм.

61-я армия в первый день наступления проводила разведку боем, т.е. то же, что уже сделали другие армии фронта 14 и 15 апреля. По ее итогам в 20.40 16 апреля П.А. Белов приказал в 0.20 17 апреля начать форсирование Одера выделенным от каждого корпуса батальоном, а в 6.05 начать артподготовку наступления. Артподготовка должна была продолжаться до 6.50, а форсирование реки главными силами 61-й армии под ее прикрытием планировалось начать в 6.20.

Действия авиации. Ограничения по дальности большинства артиллерийских орудий фронта, не позволяющие доставать до оттянутых назад артиллерийских батарей противника, могла в какой-то степени восполнить авиация. Однако та же дымка, которая свела на нет эффект от использования прожекторов, осложнила действия авиации. С рассвета и до полудня район базирования авиации, равно как и район целей, был закрыт туманом и дымкой при видимости менее 500 м. Вследствие этого график авиационной подготовки в первой половине дня выполнен не был. Запланированные массированные удары штурмовиков и бомбардировщиков не состоялись. Их действия свелись к работе мелкими группами. Лишь во второй половине дня, с улучшением погоды, напряжение боевой работы авиации возросло.

При этом нельзя не отметить нескольких несомненных успехов советской авиации. В результате ударов с воздуха взлетел на воздух эшелон с боеприпасами в районе Фюрстенвальде. В его 17 вагонах было 7000 гаубичных выстрелов. Жертвами советских летчиков также стала батарея железнодорожной артиллерии в районе Мюнхеберга. Все три ее 280-мм пушки были выведены из строя.

Всего самолетами 16 ВА было выполнено 16 апреля 5342 самолето-вылета (109 – бомбардировщиками По-2 ночью, 1315 – бомбардировщиками, 1383 – штурмовиками, 2545 – истребителями днем). По плану предполагалось в первый день выполнить 8126 самолето-вылетов. Недобор пришелся в основном на штурмовики и истребители. Бомбардировщики план даже немного перевыполнили.

Дебют Ту-2 на одерском фронте был достаточно осторожным. Бомбардировщики 6-го бак тремя волнами произвели 505 самолето-вылетов. Выполняли задание по основным целям 290, по запасным целям 35 самолетов. Не выполнил задания 181 экипаж из-за невылета истребителей прикрытия и неисправности матчасти. Было сброшено 9 ФАБ-1000, 38 ФАБ-500, 22 ФАБ-250, 27 ЗАБ-100. Бомбардировщики Туполева делали ту работу, ради которой их вытребовал Жуков у Сталина, – били немецкую оборону тяжелыми авиабомбами.

«Невылет истребителей прикрытия» не был надуманным предлогом. Однако наличие у противника значительных сил авиации не позволяло расслабляться. В истории 1-го гв. иак отмечалось: «Четыре группы истребителей не встретились с бомбардировщиками, часть которых выполняла боевую задачу без прикрытия и понесла потери от истребителей противника. Под удар попадали в том числе и ценнейшие Ту-2. Так, группа из 21 Ту-2 из 326-й бад, не встретившись с истребителями прикрытия, получила команду с ВПУ 16-й воздушной армии идти на цель без прикрытия. В районе цели она была атакована шестью ФВ-190, и два Ту-2 были сбиты»[78]. Это были одни из немногих Ту-2, потерянных в ходе Берлинской операции.

В целом активность немецких истребителей в первый день сражения была достаточно высокой. Их жертвами стали 13 самолетов: 3 Ту-2, 3 Б-25, 1 Пе-2, 2 Ил-2, 1 Як-9, 1 Р-39 «Аэрокобра» и 2 Ла-7. Также на счет пилотов-истребителей люфтваффе может быть отнесена часть самолетов 16-й ВА, не вернувшихся с боевого задания. Таковых было 54 машины. В свою очередь, советские летчики-истребители заявили об уничтожении в 140 воздушных боях 165 самолетов противника. Все они были идентифицированы как истребители, но скорее всего значительная часть была штурмовиками. Связано это было с тем, что штурмовики ФВ-190Ф в воздухе было трудно отличить от истребителей ФВ-190А.

В бой с советскими истребителями немецкие пилоты вступали неохотно, за исключением тех, кто летал на новейших FW-190D-9. «Доры-9» были сразу же замечены советскими летчиками. В журнале боевых действий 16-й воздушной армии указывалось: «Несколько групп ФВ-190 в составе 6–8 самолетов с жидкостным охлаждением были отмечены нашими истребителями во время воздушных боев. Эти ФВ-190 в бой вступали охотно, преимущественно на вертикальных фигурах»[79].

Недостаток топлива ставил перед немецкими ВВС дилемму: активные действия в первые два или даже три дня сражения или спорадические удары по наступающим советским войскам в течение длительного времени. Был сделан выбор в пользу концентрации усилий в первые дни наступления на Берлин. Еще одной альтернативой люфтваффе в битве за Берлин был выбор между ударами по переправам через Одер или непосредственным воздействием на наступающие советские части. Здесь не было сделано определенного выбора – ударам подвергались и войска на поле боя, и переправы. На обоих поприщах были достигнуты частные успехи. В полосе 69-й армии 16 апреля была разрушена переправа грузоподъемностью 30 тонн.

Вместе с другими немецкими самолетами 16 апреля взлетели десять Ме-109, пилотируемых летчиками-добровольцами. Они принадлежали 104-й эскадре штурмовиков и должны были выполнить самоубийственную атаку мостов через Одер в стиле японских камикадзе. Несмотря на то что идея Totaleinsatz (самоубийственной атаки) неоднократно обсуждалась в люфтваффе, этот эпизод был единственным известным примером ее практической реализации в атаке наземных целей. Результаты этой атаки неизвестны. Возможно, переправа 69-й армии стала жертвой этих «камикадзе».

Этот случай не был единичным. Кадет Эрнст Бехль из специального добровольческого подразделения люфтваффе на ФВ-190 с подвешенной 500-кг бомбой в 17.35 совершил таран понтонного моста в районе Целлина (47-я армия). По донесениям истребителей эскорта, мост был поражен, однако в советских документах не удалось обнаружить каких-либо упоминаний о разрушении переправы в полосе 47-й армии.

Всего советскими постами ВНОС было отмечено около 1000 самолето-вылетов авиации противника. 16-я воздушная армия в первый день сражения выполнила 5342 самолето-вылета (109 ночными бомбардировщиками, 1315 бомбардировщиками, 1383 штурмовиками, 2545 истребителями). Советская сторона претендовала на 165 сбитых самолетов противника. Собственные потери составили 87 самолетов (8 сбито зенитной артиллерией, 13 истребителями противника, 54 не вернулось с боевого задания).

Итоги первого дня наступления. Зная последующее развитие событий, невольно испытываешь искушение назвать первый день особо значимым, если даже не решающим. Точно так же на детской фотографии будущей знаменитости мы пытаемся разглядеть черты гения или злодея, которым он стал впоследствии. Однако внимательное рассмотрение событий 16 апреля не позволяет сделать вывод о влиянии именно этих событий на форму операции. Берлинская операция сильно отклонилась от планов двух фронтов, но ломка первоначального замысла произошла не в первый день сражения.

Дневное донесение в ОКХ из штаба группы армий «Висла» 16 апреля начиналось достаточно бравурно: «На фронте 9-й армии противник перешел к ожидавшемуся решающему крупному наступлению. Атака была поддержана сильнейшим 2,5-часовым ураганным огнем из 2500 стволов артиллерии и 1600 стволов реактивной артиллерии с общим расходом боеприпасов в объеме приблизительно 450 000 выстрелов, а также волнами бомбардировщиков и штурмовиков в объеме около 2000 самолето-вылетов. Противник также использовал около 450 танков. Благодаря расположению главной боевой линии и глубокому эшелонированию собственных артиллерийских позиций эффект вражеского обстрела не идет ни в какое сравнение с высоким расходом боеприпасов»[80].


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Подбитая САУ «Штурмгешюц» на подступах к Берлину. Крыша самоходки сорвана взрывом боекомплекта


Однако детализация обстановки уже не создавала впечатления крупного успеха в обороне: «На направлении главного удара противника по обеим сторонам от шоссе Кюстрин – Мюнхеберг сильные вражеские части, поддержанные двумя группами танков, смогли оттеснить наши войска на несколько километров и закрепиться у Зееловских высот. Контрудар танковой дивизии «Курмарк» пока не принес успеха.

На разграничительной линии между LVI танковым корпусом и CI армейским корпусом противнику, поддержанному двумя группами танков, удалось во второй половине дня добиться вклинения глубиной 6 км. Мероприятия по ликвидации этого разрыва шириной 5 км уже приняты, для этого использованы последние резервы.

На северном участке главного удара противника к востоку от Врицена враг сумел добиться вклинения глубиной 5 км. Из района вклинения его крупные подразделения, поддержанные танками, начали наступление в северном и южном направлении с целью охвата оставшихся на линии фронта по обеим сторонам прорыва частей. Положение в этом районе в данный момент неясно»[81].

Для предотвращения прорыва фронта из резерва ОКХ командованием группы армий «Висла» была запрошена 18-я танко-гренадерская дивизия полковника Рауша. Разрешение на переподчинение дивизии 9-й армии последовало в 19.10 16 апреля. С получением разрешения дивизия немедленно снялась с места в полосе 3-й танковой армии и отправилась в район Букова и Мюнхеберга.

Бюссе называл 16 апреля «большим успехом в обороне с учетом неравенства сил». Оговорка относительно неравенства сил носит существенный характер. Советским войскам просто не удалось добиться решительного результата в первый же день наступления.

Однако проволочки с наступлением на Берлин, конечно же, не вызвали восторга в Москве. Вечером 16 апреля состоялся телефонный разговор между Верховным Главнокомандующим и командующим 1-м Белорусским фронтом. Жуков описывает его следующим образом:

«Вечером я вновь доложил Верховному о затруднениях на подступах к Зееловским высотам и сказал, что раньше завтрашнего дня этот рубеж взять не удастся.

На этот раз И.В. Сталин говорил со мной не так спокойно, как днем.

– Вы напрасно ввели в дело 1-ю гвардейскую танковую армию на участке 8-й гвардейской армии, а не там, где требовала Ставка, – сказал он резко и добавил: – Есть ли у вас уверенность, что завтра возьмете зееловский рубеж?

Стараясь быть спокойным, я ответил:

– Завтра, 17 апреля, к исходу дня оборона на зееловском рубеже будет прорвана. Считаю, что чем больше противник будет бросать своих войск навстречу нашим войскам здесь, тем легче и быстрее мы возьмем затем Берлин, так как войска противника легче разбить в открытом поле, чем в укрепленном городе»[82].

Также, по версии Жукова, именно в этом разговоре ему было сообщено, что планируется дать Коневу приказ поворачивать две танковые армии на Берлин, а Рокоссовскому ускорить форсирование Одера и ударить по Берлину с севера.

Попробуем проанализировать этот диалог. Противоречие между направлением наступления 1-й гв. танковой армии и указаниями Ставки имело место еще в подготовительный период операции. Ставка требовала от Г.К. Жукова «танковые армии ввести на направлении главного удара после прорыва обороны для развития успеха в обход Берлина с севера и северо-востока». Но как мы знаем, по разработанному Жуковым плану 1-я гв. танковая армия должна была «обволакивать» Берлин обходом с юга. Таким образом, конфликт на почве разницы между заказанными Ставкой и действительными направлениями ударов танковых армий был заложен в план операции. Возникновение этого конфликта было неизбежным и предсказуемым. Умеренные успехи первого дня наступления 1-го Белорусского фронта только усугубили неудовольствие Верховного.

Но главное, что следует отметить, это существенное ускорение событий в изложении Г.К. Жукова. И.С. Конев получил разрешение повернуть танковые армии на Берлин только на следующий день, 17 апреля. В своих воспоминаниях Иван Степанович датирует разговор со Сталиным относительно этого поворота именно 17 апреля. Боевое распоряжение командующим 3-й и 4-й гвардейскими танковыми армиями о смене направления наступления вообще датировано 1.40 ночи 18 апреля. Директива Ставки ВГК № 11071 командующему 2-м Белорусским фронтом наступать «в обход Берлина с севера» последовала не вечером 16-го, а в 4.00 18 апреля.

Таким образом, просматривается сжатие Жуковым в «Воспоминаниях и размышлениях» событий двух дней в один. В первый день операции войска 1-го Белорусского фронта только подошли ко второй полосе обороны противника, «позиции Харденберга». Некоторые армии (69-я) только прикоснулись к ней.


ИТОГИ ПЕРВОГО ДНЯ НАСТУПЛЕНИЯ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Общие потери техники 1-го Белорусского фронта в первый день наступления составили 71 танк и САУ сгоревшими, 77 танков и САУ подбитыми и еще 40 выведенными из строя по другим причинам[83].

17 апреля. Вторая полоса обороны

Главная ударная группировка. Не прекращая боевых действий в ночь с 16 на 17 апреля, 5-я ударная и 2-я гв. танковая армии на всем фронте наступления вышли на рубеж реки Альте-Одер. Однако успешный захват плацдармов на западном берегу Альте-Одера не означал немедленного развития наступления. Серьезные трудности встретила постройка переправ для танков и артиллерии под огнем противника. Хотя танки не смогли форсировать канал, они обеспечили его преодоление пехотой. Позднее в своем выступлении на научной конференции, посвященной изучению опыта Берлинской операции, бывший заместитель командующего фронтом В.Д. Соколовский высказался об этом эпизоде так: «…танки помогли пехоте огнем с места; если бы не было этой лавины танков, которые, буквально выстроившись на вост. берегу этого канала, мощным огнем своих орудий помогали нашей пехоте, а позднее и артиллерии, то операция на этом участке фронта могла бы принять затяжной характер» [84].


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командир 1-го механизированного корпуса С.М. Кривошеев


Единственным участком, где не требовалось форсировать Альте-Одер, был левый фланг армии в полосе 9-го стрелкового корпуса. Здесь же был введен из второго эшелона 2-й гв. танковой армии 1-й механизированный корпус. Планом операции предусматривалось использовать мехкорпус С.М. Кривошеева на правом фланге армии для отражения контрударов противника с севера. Однако первоначальная схема наступления уже в первый день полетела к черту, и 1-й мехкорпус был выдвинут в первую линию на левом фланге армии. Здесь ему сопутствовал неожиданный успех, фактически определивший судьбу «одерского фронта». Оборонявшиеся на этом направлении части 9-й парашютно-десантной дивизии не проявили должной стойкости в обороне. Передовой отряд 1-го мехкорпуса, 37-я мехбригада вышла вместе со стрелковыми частями к Гузову, а от него устремились на север вдоль «Рейхсштрассе № 167». Тем самым бригада двигалась по западному берегу Альте-Одера за спиной у обороняющегося на рубеже реки противника. К 17.30 передовая бригада корпуса С.М. Кривошеева захватила Платков и переправу через Альте-Одер у Платкова. Мост был заминирован, но быстрый прорыв советской мотопехоты не позволил его взорвать. Захватом Платкова также была пробита следующая немецкая линия обороны – «позиция Штейн» (Stein Stellung). Не останавливаясь на достигнутом успехе, к 19.00 две бригады заняли еще один пункт на шоссе – Ной-Харденберг. Прорыв по шоссе частей мехкорпуса С.М. Кривошеева был в масштабах позиционных боев практически безостановочным. К 21.00 37-я бригада вышла к р. Штобберов, завязав бой за плацдарм на западном берегу реки. К 2.00 была захвачена деревня Карлсдорф на западном берегу реки. Немецкая оборона была словно проткнута спицей на большую глубину.

Наметившийся прорыв был немедленно использован командующим 2-й гв. танковой армией. На направление действий 1-го мехкорпуса был рокирован застрявший у переправы 12-й гв. танковый корпус. Используя прорыв у Гузова, к 20.00 17 апреля войска 5-й ударной армии продвинулись на 8–14 км, пересекли «Рейхсштрассе № 167» и подошли к подножию Зееловских высот, которые на этом направлении проходили западнее, чем в полосе 8-й гв. армии. Фактически армия Н.Э. Берзарина на второй день наступления вышла на рубеж, являвшийся задачей первого дня наступления.

Успешный дебют в операции 1-го мехкорпуса оказал влияние на действия соседей. Наибольший успех 8-й гв. армией и 1-й гв. танковой армией был достигнут на стыке с 5-й ударной армией, в полосе обороны 9-й парашютной дивизии. Здесь впритирку к 1-му мехкорпусу наступал 11-й танковый корпус. К исходу дня головная 65-я бригада 11-го танкового корпуса продвинулась в глубину немецкой обороны дальше всех частей танковой армии Катукова. Успеху в значительной степени способствовали условия местности – корпус И.И. Ющука шел по северной кромке Зееловских высот. Остальные бригады корпуса, пытавшиеся наступать на высоты с востока, были вскоре развернуты на направление наступления успешно прорвавшейся в глубину обороны противника 65-й танковой бригады.

Куда хуже дела шли в полосе 8-й гв. армии. Наиболее упорное сопротивление противник оказывал на шоссе Зеелов – Мюнхеберг. По обеим сторонам от шоссе занимали позиции четыре зенитных артполка, насчитывавшие около 200 зенитных орудий, из них 50% – калибром 88 мм. Близость крупного города с развитой системой ПВО неизбежно оказывала влияние на характер боевых действий.

К исходу дня М.Е. Катуков решил развернуть главные силы своей армии на направление наступления 11-го танкового корпуса. Позднее на военно-научной конференции ГСВГ, посвященной Берлинской операции, Катуков описывал свои действия так: «У меня под Зееловом обход обозначился на правом фланге, и я принял на себя тяжелую ответственность: снял 11-й гв. тк и 8-й гв. мк, прикрылся истребительной артиллерией, оставил две бригады у тов. Чуйкова, а ему сказал: «Я пошел, если удачно – за мной».

Потери 1-й гв. танковой армии за 17 апреля можно характеризовать как умеренные. Они составили 13 Т-34, 3 ИС-2, 1 СУ-100, 2 СУ-76 сгоревшими, 24 Т-34, 1 СУ-100, 2 СУ-85 – подбитыми. При этом успешнее всего наступавший 11-й танковый корпус потерял 5 Т-34 сгоревшими и 6 Т-34 подбитыми. Катуков позднее говорил: «Все, кто высунулся вперед, моментально горели, потому что на высотах стоял целый артиллерийский корпус противника, а оборона немцев на Зееловских высотах сломлена не была».



1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Разбитая САУ «Хетцер»


Если М.Е. Катуков мог сказать «ну я пошел» и развернуть корпуса на перспективное направление, то армия В.И.Чуйкова была вынуждена в ожидании успеха танкистов 17 апреля продираться через Зееловские высоты в пределах назначенной полосы. В донесении группы армий «Висла» в ОКХ эти события описывались так: «Атакующий из Дольгелина и Фридерсдорфа в юго-западном направлении противник был остановлен контратакой танковой дивизии «Курмарк» и отброшен до центра Дольгелина и района к западу от Фридерсдорфа»[85].

Левая «пристяжная». Достижением ночи с 16 на 17 апреля в 69-й армии стал захват 247-й стрелковой дивизией Шенфлиса, отбитого накануне немецкой контратакой. В 10.30 после 30-минутной артподготовки войска армии В.Я. Колпакчи перешли в наступление. Однако, встреченные сильным огневым сопротивлением из широко развитой системы траншей, прикрытой сплошными противотанковыми и противопехотными минными полями, части 69-й армии 17 апреля особых успехов не достигли.

К 11.00 подразделениями 25-го стрелкового корпуса был захвачен Мальнов. В дневном донесении группы армий «Висла» в ОКХ этот эпизод был описан лаконично, но вполне однозначно: «В результате охватывающих ударов врага, поддержанных 60 танками, во второй половине дня был потерян Мальнов. Гарнизон уничтожен»[86]. Однако общее продвижение 69-й армии составило всего 1–2 км и совершенно не соответствовало понесенным потерям.

33-я армия на своем «выселке» под Франкфуртом-на-Одере перешла в наступление 17 апреля позже других: в 11.00 после 30-минутной артиллерийской подготовки. Однако если командование армии оценивало продвижение своих соединений как «незначительное», прорыв 16-го стрелкового корпуса вызвал серьезную тревогу в стане противника. В дневном донесении группы армий «Висла» ситуация описывалась следующим образом: «К югу от Франкфурта нас атаковали 4–5 дивизий противника при поддержке танков и прорвались до рубежа восточнее шоссе Мюлльрозе – Франкфурт. Для ликвидации угрозы в бой вводится танко-гренадерская дивизия СС «Недерланд» [87]. Угроза, как мы видим, считалась достаточно серьезной, чтобы для ее парирования планировалось задействовать одну из двух эсэсовских дивизий, снимаемых из 3-й танковой армии. Однако признания своих достижений в виде выплывающего из тумана айсберга свежего соединения противника В.Д. Цветаеву удалось избежать. Изменение обстановки 18 апреля заставило немцев задействовать «Недерланд» на другом направлении.

Правая «пристяжная». 47-я армия по итогам дня 16 апреля могла быть признана одной из наступавших относительно успешно. Однако, осознавая слабости своей обороны в районе Врицена, немецкое командование выдвинуло в полосу 47-й и 3-й ударной армий один из своих немногих резервов – 25-ю танко-гренадерскую дивизию. Впоследствии советские войска захватили приказ командира дивизии № 47 на 17 апреля, что позволяет несколько прояснить цели и задачи соединения. 25-я танко-гренадерская дивизия занимала оборону во втором эшелоне на рубеже Альте-Одера в готовности отражать советское наступление уже утром 17 апреля. Ввод в бой немцами резервов естественным образом замедлил наступление 47-й армии, и дальнейшее продвижение вперед было незначительным. За день корпуса армии Ф.И. Перхоровича продвинулись на 4–5 км. Лидером наступления 17 апреля 47-я армия не стала.

Сосед слева 47-й армии, 3-я ударная армия наступала 17 апреля в двухэшелонном построении. 7-й стрелковый корпус оставался во втором эшелоне – В.И. Кузнецов берег его для действий в Берлине и на ближних подступах к городу. Как показали дальнейшие события, он не ошибся. Таким образом, 3-я ударная армия двигалась вперед в глубокоэшелонированных порядках, имея в первой линии лишь четыре стрелковые дивизии из девяти. Они вышли к реке Фриланденштром, а 12-й гв. стрелковый корпус даже форсировал ее частью сил 23-й и 33-й стрелковых дивизий. Продвижение 3-й ударной армии за 17 апреля составило 6–8 км. С оперативной точки зрения армия В.И. Кузнецова вклинилась во вторую (главную) полосу обороны.

Однако немецкое командование также не было довольно результатами второго дня боев под Вриценом. В дневном донесении группы армий «Висла» этот эпизод был описан следующим образом: «Удар 25-й танко-гренадерской дивизии по превосходящим танковым силам врага, направленный против грозящего прорыва противника из района к востоку и юго-востоку от Врицена, не получил развития. Принужденная к обороне, дивизия приступила к ударам по сильным вражеским клиньям на линии южнее Ной-Треббин – Хетцдорф – Близдорф и в настоящее время ведет тяжелые оборонительные бои»[88].

Помимо прочего, ценный резерв 9-й армии в лице 25-й танко-гренадерской дивизии был израсходован для стабилизации обстановки на второстепенном направлении. Наступление 47-й и 3-й ударной армий было задержано, но ценой отказа от ее ввода на главном направлении. Если бы она была выдвинута немного южнее, «прокола спицей» обороны парашютистов 1-м мехкорпусом могло не состояться.

Форсирование Одера. На второй день наступления 61-я армия П.А. Белова наконец начала запланированное форсирование Одера. В 6.05 началась артиллерийская подготовка, продолжавшаяся до 6.50. В 6.20 под прикрытием артогня войска 61-й армии начали переправу через Одер. Однако 56-му полку 5-й егерской дивизии удалось предотвратить дальнейшее расширение плацдарма. Всего за день через реку переправились до четырех полков с артиллерией.

Война в воздухе. Расшатать немецкую оборону и тем самым ускорить забуксовавшее наступление можно было ударом с воздуха. Однако Ту-2 6-го бак над позициями немцев на Зееловских высотах так и не появились. 29 бомбардировщиков 6-го бак, вылетавшие на задание, к цели не пробились и были вынуждены возвратиться обратно. Действия 3-го бак, 9-го шак и 11-й гв. шад ограничились только несколькими вылетами на разведку погоды. Из бомбардировщиков пробились в район боевых действий 8-й гвардейской и 5-й ударной армий лишь экипажи 188-й и 221-й бад. Они мелкими группами нанесли несколько ударов по артиллерии противника в районе Врицена, Дидерсдорфа, Лицена и опорным пунктам Альт-Розенталю, Требнитцу, Гельсдорфу, выполнив 129 вылетов. Будучи разбросаны на широком фронте, эти удары существенно повлиять на обстановку не могли.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Захваченная советскими войсками в районе Зеелова немецкая артиллерия


Всего за 17 апреля 16-й и 18-й воздушными армиями было произведено 1658 самолето-вылетов (803 бомбардировщиками ночью, 180 бомбардировщиками, 101 штурмовиками, 574 истребителями днем). Это было более чем в три раза меньше, чем в первый день операции. Из 1658 произведенных самолето-вылетов 885 произведено частями 16 ВА, 773 самолето-вылета произведено 18 ВА. То есть большая часть вылетов пришлась на ночное время, когда ювелирного поражения позиций противника ожидать не приходилось.

Интенсивность сражения в воздухе ввиду плохой погоды снизилась. В проведенных 16 ВА 25 воздушных боях сбито 46 самолетов противника, из них 2 Ю-87, 3 Ме-109, 41 ФВ-190. Собственные потери составили 22 самолета, из них боевых потерь 17 самолетов.

Итоги дня. Если отсутствие громких успехов в первый же день операции командующему 1-м Белорусским фронтом могли простить, то низкий темп наступления и на следующий день уже начинал беспокоить. Неприятный разговор со Сталиным, который Жуков датирует вечером предыдущего дня, 17 апреля, выглядит более логичным. Кроме того, это стыкуется с «добро», данным И.С. Коневу на поворот на Берлин именно 17 апреля.

Объективным результатом второго дня наступления стал прорыв немецких линий обороны «позиция Харденберг» и «позиция Штейн» в полосе 5-й ударной армии. За счет, безусловно, успешного прорыва 1-го механизированного корпуса армия Н.Э. Берзарина 17 апреля добилась наибольшего продвижения из всех армий 1-го Белорусского фронта. Наметилось направление, на котором вскоре был осуществлен прорыв обороны 9-й армии на подступах к Берлину.

Прорыв механизированного корпуса С.М. Кривошеева вдоль «Рейхсштрассе № 167» был замечен противником. В дневном донесении штаба группы армий «Висла» в ОКХ отмечалось: «В среднем районе главного удара в полосе LVI танкового корпуса противник сумел, используя крупные силы танков, прорвать наши линии охранения и добиться глубоких вклинений. Переброшенная сюда 18-я танко-гренадерская дивизия перешла к контрнаступлению по обе стороны от Нижнего Гёрлсдорфа» [89]. Переданную группе армий «Висла» из резерва ОКХ 18-ю танко-гренадерскую дивизию было решено использовать для восстановления рассыпающейся обороны 9-й воздушно-десантной дивизии. 30-й и 51-й полки 18-й танко-гренадерской дивизии были сосредоточены в лесах по обе стороны от Вулькова. Однако 17 апреля дивизия не успела принять участие в боевых действиях, прочность обороны ее частей советским войскам предстояло проверить на следующий день.

В качестве средства сдерживания прорыва наступающих советских войск немецкое командование продолжало стягивать в 9-ю армию дивизии с неатакованных или, по крайней мере, подвергшихся слабому воздействию участков. Намеченные контрмеры были отражены в дневном донесении группы армий: «В ожидании завтрашних ударов противника, которые тот нанесет с применением всех сил на упомянутых направлениях главного удара с целью раздробить наш фронт и прорваться к имперской столице, группа армий приняла решение, не считаясь ни с чем, обнажить фронт 3-й танковой армии и перебросить добровольческую дивизию СС «Нордланд» в район западнее Зеелова и добровольческую дивизию СС «Недерланд» для предотвращения прорыва южнее Франкфурта» [90]. Две восстановленные после боев в Восточной Померании эсэсовские дивизии должны были стать сменой постепенно теряющих боеспособность дивизий первой линии. Вместе с двумя дивизиями перебрасывался 503-й батальон тяжелых танков СС. К полуночи 17 апреля первые подразделения «Нордланда» и «Недерланда» пришли в движение.


ИТОГИ НАСТУПЛЕНИЯ 17 АПРЕЛЯ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


Общие потери техники 1-го Белорусского фронта 17 апреля составили 79 танков и САУ сгоревшими, 85 танков и САУ подбитыми и еще 15 выведенными из строя по другим причинам [91]. Таким образом, потери техники на второй день наступления несколько возросли. Что интересно, противник в этот день претендовал только на 106 уничтоженных советских танков.

18 апреля. В обход Зееловских высот

Главная ударная группировка. Задачей главной ударной группировки было развить успех, наметившийся на стыке 5-й ударной и 8-й гвардейской армий. При этом советские войска встретили противодействие выдвинутых в полосу 9-й армии дивизий СС «Нордланд» и «Недерланд». Первоначально вторая должна была отправиться под Франкфурт-на-Одере, но в итоге была подчинена XI танковому корпусу СС. Связано это было с трудностями, возникшими с вводом в бой «Нордланда» в составе LVI танкового корпуса. Командующий LVI танковым корпусом генерал Вейдлинг впоследствии на допросе в советском плену описывал сложившуюся ситуацию:

«Чтобы предотвратить дальнейшее расширение прорыва между 56-м тк и 11-м тк СС и одновременно попытаться войти в связь с 11 тк СС, я приказал дивизии «Нордланд» сосредоточиться и 18 апреля утром нанести контрудар из района юго-восточнее Янсфельде (восточнее Мюнхеберга) на юго-восток. Приказ не мог быть выполнен из-за отсутствия бензина. Командир мд СС «Нордланд» весь день просидел у меня на КП, только к вечеру 18 апреля дивизия получила бензин»[92].


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командир LVI танкового корпуса генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг


Не имея возможности нанести контрудар, «Нордланд» вел оборонительные действия своими танко-гренадерскими полками, выступая как пехота. Действия 18-я танко-гренадерской дивизии Вейдлинг позднее оценил следующим образом: «18 мд сумела ценой больших потерь задержать дальнейшее наступление русских, но ликвидировать разрыв между 56-м тк и 101-м ак она не сумела». Дивизия «Недерланд» действовала на левом фланге XI танкового корпуса СС, стремясь предотвратить прорыв по северной кромке Зееловских высот. Таким образом, вводом в бой резервов немецкое командование стремилось заткнуть наметившийся прорыв «пробкой» из двух эсэсовских дивизий и одной армейской танко-гренадерской дивизии, занявших оборонительные позиции. В свою очередь, наступающая главная ударная группировка войск Жукова начала обтекать воздвигаемую на их пути «пробку» из эсэсовских частей с флангов.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Легкораненые в ожидании эвакуации. Апрель 1945 г.


Натыкавшиеся на воздвигнутую немцами «пробку» советские соединения успеха не имели. Так, развернутый накануне на направление наметившейся в немецкой обороне бреши 12-й гв. танковый корпус 2-й гв. танковой армии наступал 18 апреля на Херменсдорф. Однако здесь он был встречен усиленной частями «Нордланда» и 18-й танко-гренадерской дивизии немецкой обороной. Здесь же в «пробку» уткнулись одна бригада 1-го мехкорпуса и 11-й танковый корпус И.И. Ющука.

Однако упорный поиск слабых мест в немецкой обороне принес свои плоды. Главным героем дня снова стал 1-й механизированный корпус. Он наступал в обход «пробки» с севера, вторгаясь в полосу соседней 3-й ударной армии. К 12.00 был захвачен Ригенвальде. К 16.30 37-я мехбригада корпуса вышла на окраину Бацлова, но была остановлена сильным огнем. Начались поиски возможности продвинуться дальше в направлении Илова, обойдя Бацлов с юга. Разведка завязала бой на восточной окраине Илова уже в 18.00 18 апреля. Это означало, что «пробка» обойдена и остается всего один шаг до прорыва к третьей оборонительной позиции немцев.

На перспективное направление были немедленно развернуты основные силы 2-й гв. танковой армии, включая 9-й гв. танковый корпус. Таким образом, к исходу 18 апреля в районе Ригенвальде на подступах к Бацлову были собраны в готовности к прыжку вперед крупные силы советских стрелковых и механизированных соединений.

По той же схеме – обход «пробки» с фланга – развивались события на направлении наступления 1-й гв. танковой армии. Однако здесь события развивались медленнее. Развернув на направление намечающегося успеха корпуса своей армии, М.Е. Катуков, словно иголка, потянул за собой нитку – стрелковые соединения 8-й гв. армии. Поскольку быстрого прорыва не получилось, ни о каком отставании пехоты от механизированных частей не могло быть и речи. 4-й гв. стрелковый корпус 8-й гв. армии наступал по пятам 11-го танкового и 11-го гв. танкового корпусов.

11-й гв. танковый корпус и 8-й гв. механизированный корпус армии Катукова стремились втиснуться в промежуток между «пробкой» и линией обороны XI танкового корпуса СС на подступах к Мюнхебергу. Для этого корпуса развернулись на юг, почти перпендикулярно линии наступления на Берлин. Тем самым они должны были выйти в тыл немецким войскам, обороняющимся на Зееловских высотах. К 19.00 18 апреля 8-й гв. механизированный корпус вышел к Марксдорфу, а к концу дня занял его. Тем самым был произведен глубокий охват оборонявшихся перед фронтом 8-й гв. армии и 69-й армии соединений немецкого XI танкового корпуса СС. Но в целом 1-я гв. танковая армия оставалась аутсайдером наступления на Берлин, продвижение 2-й гв. танковой армии было большим как в абсолютном исчислении, так и в отношении преодоления рубежей немецкой обороны.

Тем временем оборона XI танкового корпуса СС фронтом на восток пока еще сохраняла свою прочность. Попытки наступления левофлангового 28-го гв. стрелкового корпуса 8-й гв. армии были безуспешными. Стрелковые дивизии армии В.И.Чуйкова постепенно снимались с места и обходили Зееловские высоты с севера.

Правая «пристяжная». Главным достижением 3-й ударной армии стало преодоление реки Фриланденштром и выход на направление, не перекрывавшееся «Нордландом» и «Недерландом». Нужно было лишь протолкнуть войска через наведенные переправы и идти вперед. Ввиду того, что через Альте-Одер (Фриландерштром) было наведено всего две переправы, у них образовалась толчея, усугублявшаяся спорадическими ударами авиации противника. Канал по двум переправам пересекали части 2-й гв. танковой армии, танки и САУ непосредственной поддержки и тылы дивизий. Переправа артиллерийских частей затянулась. Поэтому лишь к исходу дня 18 апреля артиллерия подошла ближе к пехоте и войска 3-й ударной армии все же продвинулись вперед. За день 79-й стрелковый корпус продвинулся на 5–6 км, а 12-й гв. стрелковый корпус – 4–5 км. 79-й стрелковый корпус преодолел не только главную полосу обороны, но и ее западное ответвление. На пути армии В.И. Кузнецова оставалась тыловая полоса обороны одерского фронта.

В 21.00 18 апреля боевым распоряжением штаба 1-го Белорусского фронта № 10479 9-й гв. танковый корпус 2-й гв. танковой армии был передан в подчинение командующему 3-й ударной армией. Корпусу была поставлена задача: войти в прорыв на фронте Меглин – Бацлов и наступать на Претцель и Бернау.

18 апреля также стало днем развала немецкой обороны под Вриценом под ударами 47-й армии. К исходу дня уже шли уличные бои в самом городе, который был полностью оставлен гарнизоном к полуночи. По итогам дня командир CI армейского корпуса генерал артиллерии Берлин был смещен и заменен командиром 5-й егерской дивизии генерал-лейтенантом Зикстом.

Левая «пристяжная». Интенсивность боевых действий в полосе 69-й армии 18 апреля существенно снизилась. Ее направление наступления окончательно лишилось привлекательности в глазах командования.

Обстановка, сложившаяся севернее и южнее Франкфурта-на-Одере, заставила немецкое командование принять решение об эвакуации гарнизона и усилить его частями оборону на западном берегу. Всю ночь с 18 на 19 апреля из Франкфурта-на-Одере выводились войска, и в 5.29 (берлинского времени) 19 апреля мост через Одер был взорван. Гарнизон, успешно избежавший окружения в начале апреля 1945 г., теперь шествовал напрямую в новый гигантский «котел».

Форсирование Одера. Пока основные силы фронта продирались через череду полос обороны и мешанину каналов и озер, на правом фланге фронта расширяла плацдарм на Одере 61-я армия. К исходу дня наступающие продвинулись на 2 км. Пока это было второстепенное направление, но близился момент, когда 61-й армии предстояло прикрывать фланг идущих на Берлин войск главной ударной группировки фронта.

Инженерными частями 61-й армии к 5.45 18 апреля была построена понтонная переправа у Ной-Глицена грузоподъемностью 16 тонн. Переправа позволяла начать переброску на плацдарм самоходных артполков. Однако немецкая авиация не позволяла расслабляться. В 10.35 построенный мост был разбит бомбардировкой с воздуха. Пока восстанавливался понтонный мост, переправа войск шла с помощью паромов. Переправить самоходки помогло братство по оружию. Два самоходных артполка были рокированы к построенной польскими войсками Цольбрюккенской переправе. К 20.00 18 апреля полки уже были на западном берегу Одера.

Война в воздухе. 18 апреля погода над полем битвы несколько улучшилась, интенсивность действий авиации сторон возросла. Это хорошо видно по описанию событий дня: немецкие самолеты активно атаковали переправы на Одере.

Однако погода оставалась неустойчивой: дымка, туман, дожди и ограниченная видимость продолжали сковывать ВВС фронта. 6-й бак на новейших бомбардировщиках, на которые возлагали большие надежды, пока их не оправдывал. Самолеты не поднимались в воздух из-за плохих погодных условий, плохой видимости над аэродромами, затруднявшей сбор самолетов и посадку после выполнения задания. Командование было в ярости. Командира 6-го бак попросили отпустить телеграфистку и лично взять ленту. Далее на него обрушились гром и молнии:

«Лично Скоку. Все бомбардировщики армии ведут активную боевую работу, вы же бездействуете, трусливо боитесь выпускать своих бомбардировщиков. Погода в районе ваших истребителей прекрасная, в районе целей безоблачно, при видимости до 10 км. Что же вам еще нужно, чтобы нормально вести боевую работу? […]

Полковник Скок. Мне все ясно. Погода в районе истребителей и цели хорошая, а на моих аэродромах, не долетая 30 км до истребителей, отвратительная, и нет никакой возможности вести боевую работу» [93].

Надо сказать, что прецеденты, когда над целью погода удовлетворительная, а над аэродромами плохая, были не единичными. С теми же проблемами сталкивались немцы на Балатоне в январе 1945 г. Так или иначе, полноценного использования воздушного молота из авиакорпуса Ту-2 на третий день операции не состоялось.

Главные силы авиации работали 18 апреля достаточно интенсивно. Удары в полосе 69-й армии силами перенаправленных с острия главного удара 188-й и 221-й бад решительного результата не принесли. Бомбардировщики 221-й бад при этом встретили сильнейшее противодействие истребителей и зениток врага и понесли тяжелые потери: семь экипажей не возвратились на свои аэродромы.

В течение дня летало (без 18 ВА) 1822 самолета (52 По-2 ночью, 235 бомбардировщиков, 587 штурмовиков, 948 истребителей днем), произведено 4287 самолетовылетов (393 бомбардировщиками ночью, 261 бомбардировщиками днем, 1252 штурмовиками, 2381 истребителем днем). Из 4287 произведенных самолето-вылетов – 4032 произведено частями 16 ВА, 255 ночью произведено 18 ВА.

В проведенных 162 воздушных боях по донесениям летчиков 16-го ВА был сбит 151 самолет противника, из них 141 ФВ-190, 9 Ме-109, 1 Хш-126. Собственные потери составили 64 самолета. Из них 6 самолетов были сбиты истребителями, не вернулись с боевого задания – 47 самолетов, подбитые разбились на посадках – 4 самолета, потерпел аварию после выполнения боевого задания – 1 самолет.

Итоги дня. В течение 18 апреля войска 1-го Белорусского фронта продолжали методично перемалывать немецкую оборону на позициях, преграждающих путь с Кюстринского плацдарма в Берлин. Вводом в бой последних резервов (18-й танко-гренадерской дивизии, дивизий «Нордланд» и «Недерланд») на направлении наметившегося прорыва обороны немецкому командованию 18 апреля еще удалось предотвратить обвал фронта.

Однако советские танковые армии постепенно обтекали встретившиеся им немецкие резервы, расходясь в разные стороны. 1-я гв. танковая армия отклонялась к югу, а 2-я гв. танковая армия – к северу. Поскольку переброшенные немцами резервы не имели возможности наносить контрудары, им оставалось лишь подпирать фронт. Статичную позицию можно было обойти, что и было сделано советскими подвижными соединениями на следующий день.

Командующий LVI танковым корпусом генерал Вейдлинг вспоминал: «18 апреля русские продолжали расширять прорыв между 56-м тк и 11-м тк СС, а равно между 56-м тк и 101-м ак, оказывая одновременно давление с фронта на части 56-го тк». Интересно отметить, что 18 апреля последовала смена командира 9-й воздушно-десантной дивизии. Оборона дивизии стремительно рассыпалась, и последовали оргвыводы. Вейдлинг освободил от должности генерала парашютно-десантных войск Бруно Бройера и назначил вместо него полковника Гарри Германа, также ветерана воздушно-десантных войск.


ИТОГИ НАСТУПЛЕНИЯ 18 АПРЕЛЯ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


Общие потери техники 1-го Белорусского фронта 18 апреля составили 65 танков и САУ сгоревшими, 86 танков и САУ подбитыми и еще 13 выведенными из строя по другим причинам [94].

19 апреля. Плотина рухнула

Если в первые три дня сражения командующий фронтом ограничивался разносами и требованиями улучшить технику ведения наступления, то на четвертый день Жуков решил перекроить план наступления. Ранним утром 19 апреля из штаба фронта в войска пришла директива № 00567/оп, в которой радикально изменялись направления наступления и разграничительные линии для армий правого крыла фронта. 47-я, 3-я и 5-я ударные армии должны были повернуть на юго-запад и наступать непосредственно на Берлин. Разграничительные линии между тремя армиями получили излом в юго-западном направлении и заканчивались теперь в пригородах Берлина. Тем самым был сделан очередной шаг к тому, чтобы 150-я стрелковая дивизия вместо действий на периферии сражения штурмовала Рейхстаг. С оперативной точки зрения смысл директивы № 00567/оп очевиден: обойти плотный заслон на «Рейхсштрассе № 1» и ворваться в Берлин с северо-востока.

Главная ударная группировка. В ночь с 18 на 19 апреля войска 2-й гв. танковой армии не прекращали боевых действий и добились существенных успехов, позволивших успешно наступать при свете дня. Ночью были взяты Бацлов и Илов. Армия С.И. Богданова по-прежнему успешно выполняла энергичный маневр в обход «пробки» их двух эсэсовских дивизий, воздвигнутой Вейдлингом. Поскольку 9-й гв. танковый корпус был временно подчинен 3-й ударной армии, танковая армия действовала в двухкорпусном составе.

В течение дня 19 апреля войска 2-й гв. танковой армии, сломив сопротивление противника на «позиции Вотан», успешно продвинулись в западном направлении, пройдя с боями до 30 км. Лидером наступления, продвинувшимся на 30 км, был 1-й механизированный корпус. Однако для прорыва в глубину корпусу С.М. Кривошеева пришлось выйти в полосу соседней 3-й ударной армии и нарушить первоначальную схему взаимодействия между стрелковыми корпусами 5-й ударной армии и подвижными соединениями 2-й гв. танковой армии.

Собственно со стрелковыми соединениями армии Н.Э. Берзарина из состава танковой армии С.И. Богданова взаимодействовал только 12-й гв. танковый корпус. Успех танковых армий позволял постепенно наращивать темп продвижения общевойсковых армий. При поддержке танкистов 26-й гв. стрелковый корпус и правый фланг 32-го стрелкового корпуса (60-я гв. стрелковая дивизия) сбили противника с рубежа восточнее Ригенвальде и, развивая наступление по открытой местности в направлении Рейхенберг, Илов, Грунов, продвинулись за сутки на 10,5 км. Остальные дивизии 5-й ударной армии пока продвигались медленнее, перемалывая «пробку» эсэсовских дивизий и не позволяя им вести активные действия в направлении флангов.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Брошенная противотанковая пушка ПАК-40 и ее тягач. Удары советской авиации мешали организованному отходу немецких войск


Рецепт с обходом «пробки» с фланга был очевиден, но протискиваться через узкую щель между ней и Зееловскими высотами было непросто. По замыслу М.Е. Катукова, 11-й и 11-й гв. танковые корпуса 1-й гв. танковой армии должны были прорвать оборону противника и выйти на восточную и юго-восточную окраину Берлина. 8-й гв. механизированный корпус во взаимодействии с левым флангом 29-го гв. стрелкового корпуса должен был ударить в направлении Фюрстенвальде в тыл группировке противника, обороняющейся на Зееловских высотах.

Однако быстрого прорыва 19 апреля еще не получилось. Фактически армиям Катукова и Чуйкова пришлось расколоть «пробку» надвое, прорвавшись на стыке между двумя эсэсовскими дивизиями. 11-й гв. танковый корпус с утра 19 апреля пытался внезапным ударом овладеть Мюнхебергом, но встретил организованное сопротивление противника и успеха не имел. Город Мюнхеберг обороняли части танковой дивизии «Мюнхеберг», снятые с Зееловских высот. С 13.30 танковый корпус А.Х. Бабаджаняна совместно с 29-м стрелковым корпусом начал наступление в обход Мюнхеберга с юга. Одновременно город с фронта атаковали стрелковые дивизии 8-й гв. армии. К 18.00 сопротивление защитников Мюнхеберга было сломлено. К 18.30 части 82-й гв. стрелковой дивизии ворвались на окраину города, а к 21.00 он был полностью очищен от противника. В боях за Мюнхеберг 7-я гв. тяжелая танковая бригада потеряла 2 танка сгоревшими и 7 танков подбитыми.

После того как угроза со стороны Мюнхеберга была устранена, корпус А.Х. Бабаджаняна, обходя город с юга, продолжил наступать в юго-западном направлении. К полуночи танкисты А.Х. Бабаджаняна овладели Шенфельде, населенным пунктом к юго-востоку от Мюнхеберга. 8-й гв. механизированный корпус И.Ф. Дремова в первой половине дня вел бой фронтом на юг с частями «Недерланда», но продвижения не имел. Во второй половине дня М.Е. Катуков развернул корпус И.Ф. Дремова на направление наступления корпуса А.Х. Бабаджаняна.

Несмотря на то что корпуса армии М.Е. Катукова не выполнили поставленных на день задач, немецкая оборона на «позиции Вотан» (Wotan-Stellung) маневром в обход Мюнхеберга была прорвана. Потери техники 1-й гв. танковой армии за 19 апреля составили 20 Т-34, 2 ИС-2, 2 СУ-100, 1 ИСУ-122, 4 СУ-85 6 СУ-76 сгоревшими, 13 Т-34, 1 ИС-2, 5 СУ-100, 3 СУ-85, 1 СУ-76 подбитыми[95].

Войска 8-й гв. армии 19 апреля в полной мере разделили успехи и неудачи 1-й гв. танковой армии. В 10.00 по приказу В.И. Чуйкова 4-й и 29-й гв. стрелковые корпуса провели разведку боем с целью выявить систему обороны противника. В 12.30 частями 4-го гв. стрелкового корпуса и в 13.30 частями 29-го и 28-го гв. стрелковых корпусов возобновили наступление после 30-минутной артподготовки. 4-й гв. стрелковый корпус действовал совместно с 11-м танковым корпусом у Букова и Дамсдорфа. 29-й гв. стрелковый корпус во второй половине дня овладел Мюнхебергом. 28-й гв. стрелковый корпус, как нитка за иголкой, обтекал северный фас Зееловских высот, вел бой фронтом на юг и юго-запад.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

САУ Panzerjaeger IV (V) L70, брошенная при отступлении на подступах к Берлину. Апрель 1945 г.


Правая «пристяжная». Войска 47-й армии 19 апреля прорвали оборону противника на рубеже Врицен – Кунерсдорф. Далее, сообразно директиве № 00567/оп, армия Ф.И. Перхоровича изменила направление наступления с северо-запада на запад и юго-запад. Серьезную помощь в продвижении вперед оказал 9-й гв. танковый корпус 2-й гв. танковой армии.

Используя успех 9-го гв. танкового корпуса, 129-й стрелковый корпус 47-й армии уже к исходу 19 апреля вклинился в оборону противника более чем на 5 км. Итоговое продвижение корпуса за день составило 12 км. Вечером 19 апреля сложилась обстановка, при которой левофланговый 129-й стрелковый корпус значительно выдвинулся вперед, а два других корпуса 47-й армии оставались позади. Вместо того чтобы использовать брешь в обороне противника в полосе 129-го стрелкового корпуса для удара во фланг обороняющимся перед ним частям противника, они продолжали безуспешные атаки на прежнем направлении. Обходной маневр начался только поздно вечером по приказу командующего армией.

В результате быстрого продвижения левого фланга и увязания в лесных боях правого фланга 47-й армии войска Ф.И. Перхоровича развернулись фронтом на северо-запад, хотя директива № 00567/оп требовала разворота на юго-запад. Ввод в прорыв в полосе 47-й армии 7-го гв. кавалерийского корпуса не был осуществлен, т.к. оборона противника прорвана не была. Корпус оставался во втором эшелоне.

Выполняя директиву № 00567/оп, 3-я ударная армия 19 апреля начала поворот на юго-запад, выходя в новые разграничительные линии. Армия В.И. Кузнецова пробивалась вперед по следам сразу нескольких механизированных соединений. Армию поддерживали 9-й гв. и 9-й танковые корпуса, во второй половине дня 19 апреля в ее полосу вышел 1-й механизированный корпус. Нельзя сказать, что армия пришла на все готовенькое. Стрелковые корпуса 3-й ударной армии добивали узлы сопротивления, обойденные механизированными соединениями. Это позволяло танкистам смелее продвигаться вперед и не тратить времени на блокирование обойденных гарнизонов противника.

К концу дня корпуса 3-й ударной армии перешли к преследованию противника в лесу Претцелер Форст. Ввиду множества лесных завалов, противотанковых рвов и противотанковых минных полей на основных дорогах всю тяжесть боев по очищению лесного массива приняла на себя пехота.

Левая «пристяжная». В связи с тем, что 8-я гв. армия потянулась за 1-й гв. танковой армией, разграничительная линия между армиями В.И.Чуйкова и В.Я. Колпакчи была перенарезана. Теперь 69-я армия получила часть полосы 8-й гв. армии. Дальнейшая судьба 69-й армии зависела от успешности действий Катукова и Чуйкова.

33-я армия 19 апреля приостановила наступление. Активные боевые действия ограничились занятием оставленного противником плацдарма на восточном берегу Одера. По показаниям пленных было выяснено, что плацдарм эвакуирован и на нем оставлено только слабое прикрытие. Фактически 19 апреля стало днем смены стратегии: от расширения плацдарма по всем направлениям к сосредоточению усилий на его западном и северо-западном фасе.

Форсирование Одера. Войска 61-й армии на правом крыле 1-го Белорусского фронта 19 апреля продолжали бои за расширение плацдарма на западном берегу Одера. На плацдарме плечом к плечу действовали 89-й и 9-й гв. стрелковые корпуса. Продвижение корпусов за день составило около 1 км. Переправленный на плацдарм 312-й самоходно-артиллерийский полк (20 СУ-76) в течение дня поддерживал 415-ю стрелковую дивизию. 286-й батальон амфибий переправлял через Одер людей и технику, потеряв за день два «Форда». Армия П.А. Белова вышла к Альте-Одеру и должна была на следующий день его форсировать. 1-я армия Войска Польского 19 апреля левым флангом форсировала Альте-Одер севернее Врицена и продвинулась на 2–3 км.

Война в воздухе. Метеообстановка по-прежнему ограничивала действия авиации. Днем 19 апреля по причине низкой облачности бомбардировщиками боевая работа велась ограниченно. В основном летали штурмовики и истребители.

Всего летал 1741 самолет (144 По-2 ночью, 167 бомбардировщиков, 514 штурмовиков, 916 истребителей днем). Ими произведено 4398 самолето-вылетов (444 самолетами По-2 ночью, 168 бомбардировщиками, 1413 штурмовиками, 2373 истребителями днем).

В 150 воздушных боях истребителями 16-й воздушной армии было сбито 112 самолетов противника, из них 108 ФВ-190, 4 Ме-109. Свои потери составили 44 самолета, из них боевых 43. Истребителями противника были сбиты 3 Ил-2, еще 3 Ил-2 стали жертвами зениток, не вернулись с боевого задания 35 самолетов (6 Пе-2, 8 Ил-2, 9 Ла-7, 9 Як-9, 1 Як-3, 1 Р-39, 1 По-2). 2 Ил-2, подбитых огнем зениток, разбились при посадках.

Итоги дня. Самым существенным результатом боевых действий 19 апреля стала полная реабилитация 1-й гв. танковой и 8-й гв. армий. Они сумели расколоть оборону противника в районе Мюнхеберга, обеспечив себе свободу действий как в западном, так и в юго-западном направлении. Напротив, армии на правом крыле фронта не оправдали надежд, которые на них возлагались директивой № 00567/оп. Дружного поворота на юго-запад и прорыва к Берлину не получилось. Но, так или иначе, «позиция Вотан» была взломана как в полосе 8-й гв. армии, так и в полосе 3-й и 5-й ударных армий.


ИТОГИ НАСТУПЛЕНИЯ 19 АПРЕЛЯ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


Общие потери техники 1-го Белорусского фронта 19 апреля составили 105 танков и САУ сгоревшими, 76 танков и САУ подбитыми и еще 8 выведенными из строя по другим причинам[96]. В расчете на подбитые и сгоревшие это был день наибольших потерь в бронетехнике за время наступления.

20–22 апреля. Выход на подступы к Берлину

Прорыв «позиции Вотан» позволил наступающим советским войскам резко нарастить темпы своего наступления на Берлин. Если в предыдущие дни продвижение составляло иной раз единицы километров, 20–21 апреля счет пошел уже на десятки километров. Одновременно произошла смена ролей в наступающих ударных группировках 1-го Белорусского фронта. Поиск слабого места в обороне противника привел к тому, что 2-я гв. танковая армия вышла из полосы 5-й ударной армии, с которой она начинала операцию. Главная группировка разделилась, и от «тройки» построение фронта разделилось на два крыла, наступающих по сходящимся направлениям. 47-я, 3-я ударная армии и 2-я гв. танковая армия устремились к Берлину с северо-востока. Эти армии составляли правое крыло фронта. 5-я ударная, 8-я гвардейская армии и 1-я гв. танковая армия двигались к немецкой столице вдоль «Рейхсштрассе №1». Они составили левое крыло фронта. В центре между правым и левым крылом фронта оборонялся LVI корпус Вейдлинга. 69-я и 33-я армии на левом фланге, 61-я и 1-я польская армии на правом фланге обособились от остальных армий и ушли на периферию сражения.

Правое крыло фронта. Вырвавшись из лесного массива Претцелер Форст, 2-я гв. танковая армия разошлась веером. Корпуса армии С.И. Богданова наступали на запад, юго-запад (к Берлину) и юг. В центре построения армии двигался 1-й механизированный корпус. В 21.50 20 апреля Жуков потребовал от командующего 2-й гв. танковой армией как можно быстрее выйти к Берлину:

«2-й гвардейской танковой армии поручается историческая задача: первой ворваться в Берлин и водрузить Знамя Победы. Лично Вам поручаю организовать исполнение.

Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу: не позднее 4 часов утра 21 апреля 1945 г. любой ценой прорваться на окраину Берлина и немедля донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе»[97].


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командующий 1-м Белорусским фронтом Г.К.Жуков на командном пункте перед Зееловскими высотами. Апрель 1945 г.


В отчете, составленном штабом 2-й гв. танковой армии по итогам операции, получение приказа ворваться в Берлин датируется 20.00 20 апреля. Получив директиву командующего фронтом, С.И. Богданов ее просто проигнорировал. Никакой отправки лучших бригад в Берлин не состоялось. Контрольное время 4.00 утра 21 апреля, назначенное Жуковым, в своих текущих приказах командующий армией даже не упоминал. Фактически Богданов направил прикоснуться к берлинской мостовой только один 1-й механизированный корпус, и так наступавший в сторону немецкой столицы. К утру 21 апреля 1-й механизированный корпус двигался двумя группами вдоль «Рейхсштрассе № 2» и «Рейхсштрассе № 158». К 13.00 219-я танковая бригада и 35-я механизированная бригада заняли Мальхов и вышли на окраину пригорода Вейсензее. 37-я механизированная бригада вышла к Вейсензее к 17.00. Помимо фольксштурмистов Вейсензее обороняли отошедшие с одерского фронта остатки 9-й воздушно-десантной дивизии. Для прорыва по улицам Вейсензее советскими танкистами была использована традиционная для городских боев «елочка»: идущие впереди по сторонам улицы два танка вели огонь, правый по левой стороне улицы, левый по правой; идущие позади на дистанции 30–40 метров ИСУ-122 подавляли обнаруженные огневые точки противника. Позади ИСУ-122 шли два танка, которые вели огонь по верхним этажам зданий. Бронетехника дополнялась перекатываемыми на руках орудиями, задачей которых было поражение огневых точек в подвалах. Пробиваясь штурмовыми отрядами по улицам Вейсензее, обходя забаррикадированные улицы, корпус С.М. Кривошеева к 23.00 22 апреля всеми бригадами вышел на южную окраину пригорода Вейсензее и завязал уличные бои в самом Берлине.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Брошенная техника и трупы на обочинах дорог на подступах к Берлину. Их уже никто не считал


12-й гв. танковый корпус содействовал продвижению 5-й ударной армии фланговыми атаками по обороняющемуся перед фронтом армии Берзарина противнику. 9-му гв. танковому корпусу С.И. Богданов приказал: «Всеми силами пробиваться в западном направлении и к исходу 21.4.45 овладеть Геннигсдорфом. После выхода в район Геннигсдорф и овладения переправами через Гогенцоллерн-канал, оставив прикрытие на север, главными силами резко повернуть на юг и овладеть Шпандау»[98]. Сообразно поставленной задаче, 9-й гв. танковый корпус обошел Берлин и к 8.00 22 апреля вышел на восточный берег Гогенцоллерн-канала. На другом берегу канала находился назначенный командармом как конечная цель очередного этапа наступления Геннигсдорф. К 19.00 22 апреля канал был форсирован мотопехотой, и началась постройка переправы.

С утра 20 апреля 47-я армия наконец смогла выполнить заказанный директивой № 00567/оп маневр с разворотом фронтом на юго-запад. За день войска 47-й армии, наступая в пространстве между «Рейхсштрассе № 2» и «Рейхсштрассе №158», продвинулись на 15–22 км в направлении Берлина. С 16.00 артиллерия 47-й армии вела деморализующий огонь на дальних прицелах по Берлину. 21 апреля наступление 47-й армии на Берлин продолжилось прежним темпом. Еще в ночь с 20 на 21 апреля войска Ф.И. Перхоровича завязали ночной бой за Бернау совместно с танкистами 1-го мехкорпуса. Бернау был захвачен мехкорпусом С.М. Кривошеева, а отдельные очаги сопротивления добивала пехота 47-й армии. Отставание 1-й армии Войска Польского вынуждало Ф.И. Перхоровича часть сил своей армии развернуть по дуге для прикрытия фланга фронтом на север. В 13.30 21 апреля наступающие войска 47-й армии перерезали окружную берлинскую автостраду в районе Буха. Но частям 47-й армии не пришлось познать вкус славы покорителей Берлина. На следующий день армия была развернута от Берлина на запад, на внешний фронт окружения города.

3-я ударная армия 20 апреля наступала в направлении, заданном директивой № 00567/оп, т.е. двигалась на Берлин вдоль «Рейхсштрассе №158». Войска армии В.И. Кузнецова прошли с боями лес Претцелер Форст и, выйдя из лесного массива, захватили узел дорог на «Рейхсштрассе № 158» – город Вернойхен. С 13.30 20 апреля артиллерия 79-го стрелкового корпуса начала обстрел Берлина. 3-я ударная армия сохраняла глубокоэшелонированное построение с четырьмя дивизиями в первой линии. В ночь с 20 на 21 апреля войска 3-й ударной армии продолжали наступление. Ранним утром соединения армии поочередно выходили на кольцевую автостраду. Первой в 6.30 пересекла Берлинерринг 171-я стрелковая дивизия 79-го стрелкового корпуса. Преодолев Берлинерринг, корпуса 3-й ударной армии завязали бои за пригороды Берлина.

Левое крыло фронта. Прорыв «позиции Вотан» произошел на флангах LVI танкового корпуса. Однако сбитый с позиций корпус сохранял относительную боеспособность и стал ядром сопротивления на пути последнего броска на Берлин 5-й ударной армии и части сил 8-й гв. армии.

В то время как 2-я гв. танковая армия, 3-я ударная армия и 47-я армия быстрыми темпами двигались к пригородам Берлина и начали обстрел города артиллерией, 5-я ударная армия замедлила свой бег вперед перед Штраусбергом. Относительный неуспех стрелковых соединений 5-й ударной армии разделил 11-й танковый корпус, вышедший после обхода Букова на подступы к Штраусбергу. По итогам дня Н.Э. Берзарин решил использовать успех своего правофлангового корпуса и соседней 3-й ударной армии для обхода позиций противника у Штраусберга.

Захват 12-м гв. танковым корпусом Альт-Ландсберга в тылу группировки противника у Штраусберга, а также заходящий маневр 26-го гв. стрелкового корпуса привели к обвалу немецкой обороны перед фронтом 5-й ударной армии. Утром 21 апреля Штраусберг пал. 26-й гв. стрелковый корпус прошел за день 24–25 км и присоединился к армиям правого крыла, ведущим бой за пригороды Берлина.

Командир LVI танкового корпуса Вейдлинг вспоминал: «20 апреля сильно побитые части 56-го тк вели бои на линии Гартенштадт (севернее Штраусберга), Клостнрдорф, Хозенхольц, Дамсдорф, Мюнхеберг. Это был самый тяжелый день для моего корпуса и, пожалуй, для всех немецких частей; части, понесшие огромные потери в предыдущих боях, измотанные и усталые до крайности, не могли больше выдержать огромный натиск превосходящих русских войск и к 21 апреля отошли в район Зеберг (2 км юго-зап. Альт-Ландсберга), южнее Альт-Ландсберга, севернее Брухмюле, южная оконечность оз. Бец-Зее (6 км восточнее Альт-Ландсберга), западная окраина Хенникендорфа (8 км южнее, юго-западнее Штраусберга)»[99].


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Брошенная в полосе наступления 3-й ударной армии 75-мм полевая пушка одного из народно-артиллерийских корпусов. В конце войны в бой пошли даже малораспространенные в вермахте орудия


Описанный Вейдлингом рубеж отхода его корпуса означал сохранение позиций поперек «Рейхсштрассе №1» даже 21 апреля. Сохранение ядра сопротивления на шоссе привело к замедлению в продвижении к Берлину 8-й гв. армии. К вечеру 20 апреля стрелковые дивизии 8-й гв. и 5-й ударной армий выстроились подковой вокруг сбитых с «позиции Вотан» остатков корпуса Вейдлинга. Это вывело две армии главной ударной группировки фронта в разряд аутсайдеров в сражении за Берлин. Обвал обороны LVI танкового корпуса в районе Альт-Ландсберга 21 апреля позволил войскам 8-й гв. армии ускорить свой бег к Берлину. Однако решительный результат был достигнут за счет оправдавшей себя тактики «нитка за иголкой» по следам 1-й гв. танковой армии.

Прорвавшись через «позицию Вотан» южнее Мюнхеберга, 1-я гв. танковая армия вклинилась глубоко на юго-восток в разрыв между LVI танковым корпусом и XI танковым корпусом СС. Еще в ночь с 19 на 20 апреля 11-й гв. танковый корпус вышел к реке Лекниц. К 13.00 был наведен мост, и началось форсирование реки танковыми бригадами. Следующим препятствием на пути корпуса А.Х. Бабаджаняна стали озера Штиниц и Кальк, соединенные каналом. Они находились намного южнее «пробки» на «Рейхсштрассе №1», образованной остатками корпуса Вейдлинга, но сама природа давала разрозненным немецким частям возможность к сопротивлению. В междуозерье находился город Калькенберге, превращенный в опорный пункт и оборонявшийся танками, артиллерией и пехотой. В обход озерного дефиле была отправлена 44-я гв. танковая бригада, которая в 19.20 захватила исправный мост у Тасдорфа и, преследуя отходящего противника, в 2.00 22 апреля пересекла Берлинерринг. Остальные бригады 11-го гв. танкового корпуса были отправлены по ее маршруту.

8-й гв. механизированный корпус с утра 20 апреля наступал на юг и юго-запад в тыл XI танковому корпусу СС. К 16.00 части корпуса И.Ф. Дремова вышли к Шпрее западнее Фюрстенвальде. Мотопехотой был захвачен плацдарм, и началось строительство переправы. Когда к 2.00 был готов 60-тонный мост через Шпрее, последовал приказ М.Е. Катукова: переправу прекратить и понтонный парк снять. Окружение 9-й армии было поручено другим соединениям, а корпус возвращался на берлинское направление. К утру 21 апреля 8-й гв. механизированный корпус вернул на северный берег части, форсировавшие Шпрее, и повернул в направлении Берлина.

К цепочке озер мехкорпус вышел южнее той точки, где ее преодолел 11-й гв. танковый корпус. Здесь в озерном дефиле располагался город Эркнер. Ранним утром передовой отряд корпуса ворвался в Эркнер, вышел к железнодорожному мосту и взял его под обстрел. В 16.00 мехкорпус И.Ф. Дремова форсировал канал в районе Эркнера, приспособив для этого частично подорванный железнодорожный мост.

Смелый прорыв корпусов армии М.Е. Катукова через озерные дефиле позволил войскам 8-й гв. армии вырваться из цепких объятий LVI танкового корпуса. 21 апреля был выполнен обходной маневр 29-м гв. стрелковым корпусом через Тасдорф и Калькенберге. 22 апреля по маршруту 8-го гв. механизированного корпуса через Эркнер был брошен на Берлин 28-й гв. стрелковый корпус. С утра 22 апреля соединения 8-й гв. армии завязали бои за пригороды Берлина.

Оставшиеся на периферии. Вследствие неуспешного наступления в первые дни операции 69-й армии естественным образом досталась задача загонщиков для окружаемых к юго-востоку от Берлина немецких соединений. Отход противника стал хорошо заметным, 69-я армия продвинулась за день 20 апреля на 10 км, развернув фронт на юго-запад и юг. Продвижение 21 апреля составило уже 20 км, развернувшись фронтом на юг в полосе 40 км. Напротив, 33-я армия 20–21 апреля практически не продвигалась вперед.

Форсирование Одера. 61-я армия 20 апреля форсировала Альте-Одер. 397-я стрелковая дивизия 89-го стрелкового корпуса при содействии 286-го батальона ОСНАЗ форсировала несколько рукавов Альте-Одера к юго-западу от Брайлица и захватила город Фалькенберг на «Рейхсштрассе №167». 21 апреля части 61-й армии развивали наступление с занятого плацдарма. Продвижение частей армии П.А. Белова за день составило 4–8 км.

Развитие наступления польских войск с захваченного 19 апреля плацдарма поначалу запаздывало за продвижением основных сил 1-го Белорусского фронта. 20 апреля разрыв между правым крылом 47-й армии и 1-й Польской армией составил 20 км. На следующий день 1-я Польская армия, левый фланг которой увлекало стремительное продвижение 47-й армии, постепенно разворачивалась фронтом на северо-запад. К исходу 21 апреля войска армии вышли на рубеж Трампе, Данневиц, Рюдниц, Шметцдорф. Продвижение польской армии за день составило 8–25 км.

Поскольку форсирование Одера и Альте-Одера войсками 2-го Белорусского фронта запаздывало, задачей 1-й Польской и 61-й армий стало прикрытие северного фланга 1-го Белорусского фронта. Обе армии постепенно разворачивались фронтом на север. Естественным рубежом для обороны фронтом на север был Финов-канал.

После взлома «позиции Вотан» и выхода на подступы к Берлину сражение распалось на три: бои за сам город, хальбский «котел» и периферийное сражение на внешнем фронте окружения немецкой столицы. Соответственно тройка ударной группировки 1-го Белорусского фронта распалась. В уличных боях за Берлин из состава войск фронта участвовали 1-я и 2-я гвардейские танковые армии, 8-я гвардейская армия, 3-я и 5-я ударные армии. В позиции загонщика для окруженных к юго-востоку от Берлина соединений 9-й армии оказались 33-я и 69-я армии. Вскоре к ним присоединилась находившаяся в резерве 3-я армия А.В. Горбатова. На внешнем фронте окружения Берлина действовали 47, 61-я армии и 1-я армия Войска Польского.

Обсуждение

В силу ряда обстоятельств Зееловские высоты стали жупелом сражения за Берлин. Однако в действительности это была достаточно ограниченная область, затрагивавшая только полосы наступления 8-й гв. и 69-й армий. Уже подразделения соседа справа 8-й гв. армии, 5-й ударной армии, видели Зееловские высоты в лучшем случае в бинокль. При этом нельзя сказать, что 3-я и 5-я ударные армии пробивались с Кюстринского плацдарма намного большими темпами, чем 8-я гв. армия.

В этом разделе читатель чаще встречает слова «форсирование», «переправа», чем «высоты». Командующий 2-й гв. танковой армией С.И. Богданов вспоминал: «Местность, изобилующая сетью озер, каналов, стесняла маневр танков, и танковые части для преодоления значительного препятствия (оросительный канал, который долго преодолевался пехотой) затрачивали много времени, т.е. объездных путей по причине слабого грунта устроить было нельзя, а восстанавливать или наводить переправу на месте взорванной противником по той же причине было невозможно. Танки вынуждены были искать обходные пути или удобные места для устройства переправ. Все это связано было с потерей времени, а следовательно, с потерей темпа наступления. Если сюда прибавить упорное сопротивление и организованную защиту немцами возможных мест переправы танков, то станет ясным, в каких тяжелых для танков условиях действовали наши части»[100] .

Такие же слова про реки и каналы мы находим в журнале боевых действий 4-го гв. стрелкового корпуса 8-й гв. армии: «Еще более серьезным препятствием на пути наших войск была система озер, рек и каналов, расположенных в глубине обороны до самого города»[101].

Преодоление многочисленных каналов серьезно замедляло темпы продвижения советских войск. Для продвижения вперед артиллерии и танков приходилось строить переправы под огнем противника. Затем у переправы выстраивалась пробка из тракторов с орудиями на буксире, танков, автомашин и гужевых повозок пехоты. Например, через переправу у Платкова проходила пехота и артиллерия 5-й ударной армии, боевые и вспомогательные машины 12-го гв. танкового корпуса. Главу о преодолении одерского рубежа войсками 1-го Белорусского фронта следовало бы назвать не «Зееловские высоты», а «ирригационные каналы», но это было бы чересчур эксцентрично.

Но не следует думать, что взлом обороны перед Кюстринским плацдармом был унылым и дорогостоящим перемалыванием немецких дивизий, опирающихся на систему каналов и инженерных заграждений. Если схематически изобразить линии, по которым происходил прорыв обороны 9-й армии, то получится буква «Х» или два поставленных рядом математических знака: «><». 1-я и 2-я гв. танковые армии сначала протиснулись смежными флангами между Гузовом и Герльсдорфом, затем, встретившись с резервами, разошлись к межозерному дефиле к югу-западу от Мюнхеберга и лесу Претцелер Форст. Танковые армии увлекали за собой стрелковые соединения. Особенно ярко это проявилось в наступлении 8-й гвардейской армии, шедшей по пятам корпусов армии М.Е. Катукова.

Однако штурм собственно Зееловских высот и обходные маневры дорого стоили 8-й гв. армии, учитывая изначально слабый состав ее соединений. К сожалению, автору не удалось обнаружить детальных данных по динамике потерь армии В.И.Чуйкова. Но имеются данные по численности стрелковых дивизий 8-й гв. армии к началу операции и к моменту прорыва одерского рубежа обороны. Разница между численностью девяти стрелковых дивизий армии Чуйкова на 10 и 20 апреля 1945 г. составила 11 412 человек. С учетом корпусных частей и средств усиления потери 8-й гв. армии в прорыве одерского рубежа можно оценить в 12–13 тыс. человек. Некоторые дивизии «просели» до численности немногим более 3 тыс. человек.

Потери техники также были довольно серьезными. За период с 10 по 20 апреля 1945 г. 8-я гв. армия потеряла 54 ИС-2, 22 Т-34, 19 ИСУ-152, 58 СУ-76 [102]. В танковых частях армии на 20 апреля осталось 32 ИС-2, 31 Т-34 (с учетом прибывшего пополнения), 2 ИСУ-152, 45 СУ-76.

По неутешительным итогам боев последовали оргвыводы. Решением Военного совета армии командир 29-го гв. стрелкового корпуса генерал-майор А.Д. Шеменков был отстранен и его место занял командир 82-й гв. стрелковой дивизии генерал-майор Г.И. Хетагуров. Вместо Хетагурова командиром его дивизии стал заместитель командира 27-й гв. стрелковой дивизии Герой Советского Союза гвардии генерал-майор М.И. Дука.

69-я армия в ходе разведки боем и в первые дни наступления понесла потери несколько меньшие, чем 8-я гв. армия. Потери армии В.Я. Колпакчи с 10 по 20 апреля 1945 г. составили 1685 человек убитыми, 6175 ранеными, 512 небоевые и ранеными, а всего 8372 человека [103].

Потери танковых армий были намного ниже общевойсковых армий. В период боев с 16 по 21 апреля соединения 2-й гв. танковой армии понесли следующие потери. 9-й гв. танковый корпус потерял 26 человек убитыми и 581 человека ранеными. Потери техники сгоревшими составили 28 Т-34, 2 ИСУ-122, 2 СУ-100, подбитыми: 30 Т-34, 2 СУ-100, 1 ЗСУ М-17. 12-й гв. танковый корпус потерял 148 человек убитыми и 565 ранеными. Корпусом было потеряно 43 Т-34 сгоревшими, 48 Т-34, 2 ИС-2, 1 СУ-100, 2 СУ-76 подбитыми. 1-й механизированный корпус потерял 91 человека убитыми и 384 ранеными. Потери бронетехники составили 20 «Шерманов», 1 СУ-76 сгоревшими, 59 «Шерманов», 1 СУ-76, 1 ИСУ-122 подбитыми.

11-й танковый корпус потерял с 16 по 22 апреля 369 человек убитыми и 1291 человека ранеными. Потери техники составили 41 Т-34, 3 ИС-2, 2 СУ-76 сгоревшими, 94 Т-34, 6 ИС-2, 13 СУ-85/СУ-100 и 5 СУ-76 подбитыми [104]. При сравнении потерь корпуса И.И. Ющука с потерями корпусов 2-й гв. танковой армии, приходится характеризовать потери людей и техники 11-го танкового корпуса как высокие. Видимо, это одна из причин, по которой корпус не был упомянут в приказе И.В. Сталина № 339 о прорыве укрепленной полосы.

Общие потери техники 1-го Белорусского фронта с 16 по 22 апреля составили 531 танк и САУ сгоревшими, 531 танк и САУ подбитыми (вот такая гримаса статистики) и еще 94 выведенными из строя по другим причинам[105].

При описании Берлинской операции неизбежно напрашивается сравнение действий 1-го Белорусского фронта, руководимого Г.К. Жуковым, и 1-го Украинского фронта, возглавлявшегося И.С. Коневым. Подробнее наступление 1-го Украинского фронта будет рассмотрено в следующем разделе, поэтому здесь имеет смысл сказать несколько общих слов. В отличие от группы армий «Центр» подвижные резервы группы армий «Висла» вводились в систему обороны не после высасывавшего последнее горючее протяженного марша. Танко-гренадерские дивизии, которые немцы бросали под паровой каток наступления 1-го Белорусского фронта, стояли достаточно близко к Кюстринскому плацдарму. Кроме того, их было больше, и они могли заполнять возникавшие бреши в обороне. Если не считать выведенных в первую линию еще в период разведки боем «Мюнхеберга» и «Курмарка», немецким командованием были выдвинуты четыре новых соединения: 18-я и 25-я танко-гренадерские дивизии и дивизии СС «Нордланд» и «Недерланд». Постепенно перемалывая стоявшие в первой линии дивизии, наступающие войска 1-го Белорусского фронта натыкались на новые полки и дивизии на новых линиях обороны.

Тайное становится явным

Лесистые районы у Нейсе благоприятствовали скрытному накоплению войск для наступления. Но, как и любую крупную операцию, готовящееся наступление 1-го Украинского фронта не удалось полностью сохранить в тайне. Одним из источников информации противнику стали перебежчики. Как позднее показывал на допросе в советском плену офицер для поручений немецкого 544-го полка, в период с 4 по 7 апреля 1945 г. в районе Гросс-Бадемейзель были задержаны три перебежчика с советской стороны, в том числе один лейтенант. Они сообщили, что на этом участке 10 апреля должно начаться советское наступление к Берлину. В действительности операция началась на шесть дней позже. Однако эти данные побудили немцев выдвинуть на левый фланг своей 4-й танковой армии дивизию «Сопровождение фюрера».

15 апреля, как только стемнело, усиленные стрелковые роты переправились на западный берег Нейсе. Их задачей было проведение разведки в полосе наступления. Однако попытки разведчиков продвинуться вперед и вклиниться в оборону противника натолкнулись на организованное и сильное огневое сопротивление немцев. В ходе ночного боя было установлено, что противник оставил первые траншеи и отошел во вторые. Именно это и ожидалось, и такая тактика немцев предусматривалась планом артиллерийской подготовки.

Артиллерийская и авиационная подготовка началась в 6.15 утра 16 апреля. После короткого налета по первой траншее вся масса артиллерии обрушилась на вторую траншею. Град снарядов и бомб заставил обороняющихся уйти в укрытия и не препятствовать наведению штурмовых мостиков. Одновременно на берег подвезли лодки для переправы пехоты. В 6.55, когда артиллерия перенесла огонь в глубину, было задействовано еще одно средство прикрытия переправы – дымовая завеса. Под ее прикрытием усиленные батальоны дивизий первого эшелона начали форсирование Нейсе. Первыми двинулись через реку головные роты этих батальонов по штурмовым мостикам и на подручных плавучих средствах.

После того как эти роты захватили плацдармы на западном берегу реки и закрепились на них, саперы приступили к наводке мостов, по которым и началась переправа первых эшелонов главных сил. Понтонные мосты на лодках НЛП были наведены через 50 минут, мосты для 30-тонных грузов через 2 часа; мосты на жестких опорах под грузы до 60 т были построены в течение 4–5 часов. Переправа первого эшелона главных сил была закончена за один час, в течение которого артиллерийская подготовка не прекращалась. Теперь предстояло развить наступление с захваченных плацдармов.

От Нейсе до Шпрее

День первый. На правом фланге главной ударной силой группировки 1-го Украинского фронта наступала 3-я гв. армия В.Н. Гордова. Боевой порядок армии строился в два эшелона. В полосе наступления 3-й гв. армии находился город Форст, превращенный немцами в крупный опорный пункт оборонительного рубежа на реке Нейсе. Оборонял Форст 554-й полк 342-й пехотной дивизии.

Соединения 3-й гв. армии атаковали Форст с фронта и одновременно начали его обходить с юга. Продвижение стрелковых и танкового корпусов армии В.Н. Гордова за день боя составило 4–6 км. Прорыв был расширен по фронту до 10 км. Продвижение войск 3-й гв. армии пока отставало от графика, хотя для наступления с форсированием водной преграды 4–6 км было все же неплохим результатом.

Во второй половине дня удар 3-й гв. армии был поддержан 6-м гв. танковым корпусом. 3-я гв. танковая армия также двигалась вперед южнее Форста, в обход немецкого опорного пункта. Дневное продвижение 21-го стрелкового корпуса 3-й гв. армии и 6-го гв. танкового корпуса 3-й гв. танковой армии составило 9 км. Это было пока вдвое ниже планового темпа наступления, предусматривавшего прорыв в первый день операции на 18 км.

13-я армия наступала в центре построения главной ударной группировки 1-го Украинского фронта. Правое крыло армии поддерживалось 7-м гв. танковым корпусом 3-й гв. танковой армии. Несмотря на то что бригады 7-го гв. танкового корпуса переправились через Нейсе в среднем позже своего соседа справа – 6-го гв. танкового корпуса, – их продвижение вперед проходило более бодрыми темпами, он продвинулся вместе с пехотой за день на 13 км. Находившийся во втором эшелоне 3-й гв. танковой армии 9-й механизированный корпус переправлялся вечером 16 апреля по следам 7-го гв. танкового корпуса. Пока его время еще не пришло – он должен был пойти в бой после выхода армии на оперативный простор.

На левом фланге 13-й армии после захвата плацдарма во второй половине дня в бой был введен 10-й гв. танковый корпус 4-й гв. танковой армии. Продвижение за день было умеренным – 10 км. Начавшийся рано утром с перебежки по штурмовым мостикам процесс переправы через Нейсе советских корпусов и дивизий продолжался весь день. Находившийся во втором эшелоне 13-й армии 24-й стрелковый корпус к исходу дня заканчивал переправу через реку и сосредотачивался на ее западном берегу. Части 6-го гв. механизированного корпуса 4-й гв. танковой армии также потратили большую часть дня на прохождение по переправам, наведенным через Нейсе в районе Кебельна. После толчеи и пробок у мостов они сосредотачивались в лесах на западном берегу Нейсе. Поток людей и техники не остановился даже вечером. За 6-м гв. механизированным корпусом двигался 5-й гв. механизированный корпус армии Д.Д. Лелюшенко. Так же как и на Кюстринском плацдарме, танковые армии были введены в бой в первый день наступления.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командующий 1-м Украинским фронтом И.С. Конев. Апрель 1945 г.


Сдержать силами двух пехотных дивизий и батальонов фольксштурма удар нескольких советских армий, в том числе танковых, было, конечно же, нереально. Замедлить советское наступление немцы могли только вводом в бой резервов. Однако здесь сыграла роковую роль ошибка в оценках планов противника. Ожидаемое германским командованием советское наступление на рассечение Германии надвое через Саксонию не состоялось, вместо этого был нанесен удар на берлинском направлении соединенными силами двух фронтов. Поэтому подвижные резервы группы армий «Центр» оказались в районе Герлица, далеко к югу от направления главного удара 1-го Украинского фронта. В районе Коттбуса и Шпремберга с ходу могли быть задействованы 21-я танковая дивизия и дивизия «Сопровождение фюрера». 16 апреля обе дивизии были выдвинуты на рубеж железной дороги Форст – Вейсвассер. 21-я танковая дивизия оседлала трассу Бреслау – Берлин, а «Сопровождение фюрера» – шоссе на Шпремберг.

Единственным соединением, которое немцы смогли выдвинуть из района Герлица к Шпрембергу и Коттбусу, стала дивизия СС «Фрундсберг». Дислокация частей 10-й танковой дивизии СС бригаденфюрера Хармеля на 15 апреля также была ориентирована на действия в Саксонии, она находилась в районе восточнее Герлица. Около полудня 16 апреля штаб «Фрундсберга» получил приказ выдвинуться на север, в район Бауцена. «Фрундсберг» выдвигался своим ходом, что было сопряжено с немалыми трудностями в условиях нехватки горючего. Понимание того, что направлением главного удара советских войск является район Коттбуса и Шпремберга, пришло уже слишком поздно. Тыловые части дивизии были вынуждены слить все топливо для боевых подразделений и остаться в Баутцене. На остатках горючего эсэсовцы двинулись дальше на север занимать оборону между Коттбусом и Шпрембергом.

17 апреля. Борьба с резервами. Второй день наступления ознаменовался первым столкновением подвижных соединений сторон. Немецкая 21-я танковая дивизия перешла к контратакам против передовых частей 3-й гвардейской и 3-й гвардейской танковой армий, но успеха не добилась. Первый раунд был выигран.

Эсэсовская дивизия к участку прорыва попросту опаздывала. 17 апреля разведывательный батальон «Фрундсберга» вышел в районе Коттбуса, основные силы дивизии сосредоточились в районе Шпремберга. Развернув командный пункт дивизии в город Ройтце, западнее Шпремберга, Хармель получил от командующего 4-й танковой армией Грассера приказ контрударом закрыть брешь между Коттбусом и Шпрембергом. Однако 17 апреля эти задачи еще оставались на бумаге. Армии 1-го Украинского фронта хотя и отставали от плановых темпов, но уверенно продвигались вперед.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ИСУ-152 на марше. 1-й Украинский фронт, апрель 1945 г.


Эта уверенность была замечена в Москве. Вечером 17 апреля состоялся разговор по ВЧ между И.В. Сталиным и И.С. Коневым. В интерпретации И.С. Конева этот разговор выглядел так:

«Сталин вдруг прервал меня и сказал:

– А дела у Жукова идут пока трудно. До сих пор прорывает оборону.

Сказав это, Сталин замолчал. Я тоже молчал и ждал, что будет дальше. Вдруг Сталин спросил:

– Нельзя ли, перебросив подвижные войска Жукова, пустить их через образовавшийся прорыв на участке вашего фронта на Берлин?

Выслушав вопрос Сталина, я доложил свое мнение:

– Товарищ Сталин, это займет много времени и внесет большое замешательство. Перебрасывать в осуществленный нами прорыв танковые войска с 1-го Белорусского фронта нет необходимости. События у нас развиваются благоприятно, сил достаточно, и мы в состоянии повернуть обе наши танковые армии на Берлин.

Сказав это, я уточнил направление, куда будут повернуты танковые армии, и назвал как ориентир Цоссен – городок в двадцати пяти километрах южнее Берлина, известный нам как место пребывания ставки немецко-фашистского Генерального штаба.

– Вы по какой карте докладываете? – спросил Сталин.

– По двухсоттысячной.

После короткой паузы, во время которой он, очевидно, искал на карте Цоссен, Сталин ответил:

– Очень хорошо. Вы знаете, что в Цоссене ставка гитлеровского Генерального штаба?

– Да, знаю.

– Очень хорошо, – повторил он. – Я согласен. Поверните танковые армии на Берлин.

На этом разговор закончился»[106].

Сразу хочется отметить несколько несообразностей в этом диалоге. Во-первых, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии 1-го Белорусского фронта с первого дня операции были введены в бой, и И.В. Сталин прекрасно это знал. Вывод их из боя потребовал бы дополнительного времени. Марш на юг в полосу 1-го Украинского фронта также означал потерю времени. При этом до Берлина войскам Г.К. Жукова было идти меньше 70 км, и они в течение первых двух дней операции все же продвигались вперед, пусть и не с плановыми темпами. Во-вторых, вечером 17 апреля самому Коневу было нечем похвастаться: его войска, несмотря на ввод в бой танковых армий, еще не форсировали Шпрее. Выход на оперативный простор еще только намечался. Поэтому версия Конева о содержании разговора с Верховным представляется не слишком убедительной. Скорее всего, имела место санкция на реализацию «домашних заготовок» командующего 1-м Украинским фронтом на фоне относительного неуспеха Жукова на Зееловских высотах.

Получив разрешение Верховного, И.С. Конев сразу же отдал приказ танковым армиям поворачивать на Берлин:

«Во исполнение приказа Верховного Главнокомандования приказываю командарму 3-й гв. ТА:

1. В течение ночи с 17 на 18.4.45 г. форсировать р. Шпрее и развивать стремительное наступление в общем направлении Фетшау, Гольсен, Барут, Тельтов, южн. окраина Берлина.

Задача армии в ночь с 20 на 21.4.45 г. ворваться в город Берлин с юга.

2. Командарму 4-й гв. ТА в течение ночи с 17 на 18.4.45 г. форсировать р. Шпрее севернее Шпремберга и развивать стремительное наступление в общем направлении Дребкау, Калау, Даме, Лукенвальде.

Задача армии к исходу 20.4.45 г. овладеть районом Беелитц, Тройенбритцен, Лукенвальде.

В ночь с 20 на 21.4.45 г. овладеть Потсдамом и юго-западной частью Берлина»[107].

Поворот танковых армий почти на 90 градусов относительно их первоначального направления наступления был для И.С. Конева привычным делом. В январе и феврале 1945 г. он постоянно был вынужден разворачивать на юг 3-ю гв. танковую армию. Теперь в той же стилистике начиналась битва за немецкую столицу.

18 апреля. Прорыв через Шпрее. Перетряска первоначального плана операции и разворот танковых армий на Берлин на задачах общевойсковых армий 1-го Украинского фронта пока не сказывались. На 18 апреля командующий 3-й гв. армией В.Н. Гордов поставил задачу подчиненным ему соединениям выйти главными силами на восточный берег р. Шпрее, с ходу форсировать ее и к утру 19 апреля овладеть городом Коттбус. В целом это укладывалось в первоначальный план операции. Напомню, что 3-я гв. армия должна была пробиться через Коттбус на Форшау и далее наступать на Берлин с юга.

Основные боевые действия 18 апреля в полосе 3-й гв. армии развивались вокруг Форста, к которому начали подходить немецкие резервы с неатакованных участков фронта. 76-й стрелковый корпус ударом части сил 287-й стрелковой дивизии с севера и северо-востока и силами 149-й стрелковой дивизии с юга и юго-запада после упорных уличных боев овладел Форстом. Остатки гарнизона были выбиты из города в северном направлении. Два других корпуса 3-й гв. армии вели бои на широкой дуге от «Рейхсштрассе №112» до автобана Берлин – Бреслау. В целом наступление 3-й гв. армии никак не назовешь «стремительным»: средний темп продвижения по итогам трех дней операции составил 6 км в сутки.

Директива И.С. Конева была получена командованием 3-й гв. танковой армии в 3.40 18 апреля. Немедленных изменений в задачах корпусов армии П.С. Рыбалко не произошло – до поворота на Берлин нужно было сначала форсировать Шпрее. 7-й гв. танковый корпус в 13.00 передовой 56-й гв. танковой бригадой форсировал реку у Мук Неймюлле (к северу от Шпремберга). Глубина брода у Мук Неймюлле составляла около 1 метра, и танки форсировали реку методом слепого вождения, при закрытых и герметизированных подручными средствами люках механика-водителя. Соседний 6-й гв. танковый корпус действовал менее успешно – он полностью вышел на канал Флисс, но форсировать его не смог вследствие сильного сопротивления противостоявших ему частей 21-й танковой дивизии противника.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Форсирование Шпрее войсками 3-й гв. танковой армии. Деревянные вешки обозначали брод для танков, пересекавших реку, погружаясь до «ресничек» люка механика-водителя


Во второй половине дня 18 апреля в район боевых действий 3-й гв. танковой армии, а точнее, в 7-й гв. танковый корпус выезжал И.С. Конев. Как лаконично отмечается в журнале боевых действий армии, командующий фронтом «дал ряд указаний, ускоряющих выход армии в оперативную глубину» [108]. Судя по всему, именно в этот момент было принято решение протолкнуть через игольное ушко у Мук Неймюлле все три корпуса армии Рыбалко. По направлению к переправе был развернут от канала Флисс 6-й гв. танковый корпус, а потом и двигавшийся во втором эшелоне 9-й механизированный корпус. Уже в 19.00 18 апреля через Шпрее переправилась передовая 53-я гв. танковая бригада 6-го гв. танкового корпуса. Лидер наступления армии Рыбалко, 7-й гв. танковый корпус, развивал наступление по западному берегу Шпрее. Контратаки частей 21-й танковой дивизии из района Копац (западнее канала Флисс) в направлении столь удачно захваченной переправы были успешно отражены. Группировка противника в Копаце также была атакована с востока 58-й стрелковой дивизией 3-й гв. армии. Грамотное сочетание обороны и наступления свело немецкий контрудар на нет.

В целом можно констатировать, что 18 апреля судьба немецкой обороны в междуречье Нейсе и Шпрее была решена. Не имея в достаточном количестве резервов для прикрытия рубежа реки Шпрее, немецкое командование было вынужденно занимать очаговую оборону. Она относительно свободно взламывалась наступающими советскими войсками через промежутки между занятыми участками. Так коттбусское направление было занято 21-й танковой дивизией, а шпрембергское – 10-й танковой дивизией СС и дивизией «Сопровождение фюрера». Однако по глухим лесным дорогам части 7-го гв. танкового корпуса проскочили между ними и вышли к Шпрее там, где их никто не ждал. В течение ночи с 18 на 19 апреля части 3-й гв. танковой армии безостановочно переправлялись через Шпрее. Уже к рассвету 6-й и 7-й гв. танковые корпуса переправились целиком, а из состава 9-го механизированного корпуса были переправлены две бригады.

Командующий 4-й гв. танковой армией Д.Д. Лелюшенко получил приказ о повороте на Берлин намного позже своего коллеги – только в 13.15 18 апреля. Но даже запоздавший приказ еще опережал события. Соединения армии пока только нащупывали слабое место в обороне противника на рубеже Шпрее. Столкнувшись с упорным сопротивлением резервов противника в районе Шпремберга (дивизий «Фрундсберг» и «Сопровождение фюрера»), 4-я гв. танковая армия стала 18 апреля обтекать его с севера и юга, стремясь выйти к Шпрее за пределами города. Успех должен был сопутствовать либо 10-му гв. танковому корпусу севернее Шпремберга, либо 6-му гв. механизированному корпусу южнее города. Соответственно 5-й гв. механизированный корпус выводился в узел дорог во втором эшелоне в готовности развить успех 10-го танкового или 6-го гв. механизированного корпуса. Почему 5-й гв. механизированный корпус плелся во втором эшелоне, понятно – низкая укомплектованность матчастью не обещала громких успехов.

Кому будет сопутствовать удача, днем 18 апреля еще было неясно. Вечером 18 апреля 6-й гв. механизированный и 10-й гв. танковый корпуса разделяли 8 км. В промежутке между ними находилась потрепанная, но еще достаточно активная танковая группировка противника, лишь в ограниченной мере скованная с фронта действиями 5-й гв. армии. Ее контрудары еще могли создать кризисную ситуацию и замедлить наступление армии Рыбалко. Продвижение 4-й гв. танковой армии за 18 апреля составляло 6–7 км на правом фланге и до 10 км на левом. Вместе с тем на правом фланге, сместившемся на меньшее число километров, уже была переправа для танков.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

«На Берлин!» Установка реактивных минометов на шасси «Студебеккер» на марше. 1-й  Украинский фронт, апрель 1945 г.


Вскоре 10-й танковый корпус быстро двинулся вперед, практически не встречая сопротивления противника. Незначительные гарнизоны фольксштурма в наиболее крупных населенных пунктах либо разбегались, либо сдавались. Нужно было сосредотачивать усилия на направлении, быстрее выводившем на Берлин. Поэтому Лелюшенко 19 апреля в 2.40 направляет командующим корпусами директиву, в которой 5-й механизированный корпус рокируется на правый фланг и ставится в затылок правофланговому 10-му гв. танковому корпусу.

Таким образом, в ночь с 18 на 19 апреля танковые армии 1-го Украинского фронта, форсировав Шпрее, вышли на оперативный простор. На третий день наступления две танковые и две общевойсковые армии смогли преодолеть всю глубину обороны противника на р. Нейсе. Крупных резервов для контрударов или восстановления фронта у немцев на этом направлении не было. Путь на Берлин был открыт.

Однако в своем первоначальном виде план командующего 1-м Украинским фронтом реализован не был. Наибольшее беспокойство вызывали перспективы использования в битве за Берлин пехоты 3-й гвардейской армии. Развитие событий на правом фланге главной ударной группировки вызвало неудовольствие командования фронта. И.С. Конев вспоминал: «Армия Гордова 21 апреля продолжала драться с ожесточенно сопротивлявшейся коттбусской группировкой противника, фактически уже находившейся в полуокружении, отрезанной от коммуникаций, прижатой к болотистой пойме реки. Выразив неудовольствие командарму 3-й гвардейской за промедление в ликвидации этой группировки, я выделил ему в помощь крупные авиационные силы – 4-й и 6-й бомбардировочные корпуса, 2-й и часть 6-го истребительного корпуса и 2-й гвардейский штурмовой авиационный корпус. Кроме того, командарму было приказано ввести в дело 25-й танковый корпус, находившийся у него во втором эшелоне. Однако при ликвидации коттбусской группировки Гордов, по существу, так и не использовал его по назначению. Слов нет, в районе Коттбуса у противника была сильная противотанковая оборона, да и сама местность не особенно благоприятствовала действиям танков. Тем не менее, на мой взгляд, в начале и в середине боев под Коттбусом Гордов излишне медлил и неуверенно использовал танки. Подчас он неохотно склонялся к быстрым маневренным действиям и к связанному с ними правильному и решительному использованию подвижности танковых войск»[109].

Если быть точным, то 25-й танковый корпус просто не имел танков для их «уверенного» использования. Он сначала участвовал в наступлении одной 175-й танковой бригадой, остальные бригады ожидали поступления танков из ремонта и от промышленности. Темпы поступления боевых машин в корпус были, прямо скажем, недостаточными для доведения его численности до штатов. К 20 апреля 1945 г. 111-я танковая бригада 25-го танкового корпуса насчитывала 30 боеготовых танков и 2 в ремонте, 162-я танковая бригада – 20 боеготовых танков, 175-я танковая бригада – 16 боеготовых танков и 6 в ремонте, 262-й гв. тяжелый самоходный артполк – 10 боеготовых ИСУ-152 и 5 в ремонте и 1 ИСУ-122, 1451-й самоходно-артиллерийский полк – боеготовыми 1 СУ-85 и 15 СУ-76 [110]. В условиях низкой комплектности мотострелковых подразделений своих бригад 25-й танковый корпус был соединением, лишь условно пригодным для маневренных действий.

Только 22 апреля город Коттбус наконец был захвачен. Всего в боях за Коттбус советскими войсками были взяты около 1500 пленных, захвачены 100 танков и САУ, 2000 автомашин и другое военное имущество. Также в городе был захвачен завод, производивший самолеты ФВ-190. Однако в сравнении с немецкой столицей даже такой крупный промышленный центр и узел дорог, как Коттбус, казался мелочью. Вместо почетной роли покорителей Берлина, которую им готовил И.С. Конев, стрелковые корпуса армии В.Н. Гордова втянулись в трудное и неблагодарное дело разгрома группировки, собранной немцами для флангового контрудара и латания взломанного фронта. Она была недостаточно сильна, чтобы нанести серьезный контрудар, но еще достаточно боеспособна, чтобы осложнить наступательные действия советских войск в районе Коттбуса. Увязание в боях за «угловой столб» исключило 3-ю гв. армию из числа потенциальных покорителей Берлина.

Танки идут на Берлин. Разворачивая танковые армии на Берлин, И.С. Конев серьезно рисковал. Конечно, организация советских танковых войск к 1945 г. значительно изменилась к лучшему. Однако типичная для 1945 г. низкая комплектность личного состава и свойства собственно механизированных соединений создавали серьезные трудности в использовании танковых армий в захвате крупного города. Разработанный еще до начала операции план с вводом в бой за Берлин трех стрелковых корпусов 3-й гв. армии своего развития не получил. Армия В.Н. Гордова увязла в боях за «угловой столб» Коттбус и не могла оказать содействие наступлению танковых армий.

Некоторый оптимизм внушало хорошее состояние танковых армий. Сокрушение обороны противника между Нейсе и Шпрее прошло достаточно гладко, и танковые армии не понесли потерь, существенно влиявших на их боеспособность. С 16 по 20 апреля танковая армия П.С. Рыбалко потеряла всего 53 танка и 19 САУ. Основные, наиболее тяжелые потери были еще впереди.

Глубокий прорыв танковых армий также создал предпосылки для окружения крупной группировки немецких войск в лесах к юго-востоку от Берлина. V армейский корпус немецкой 4-й танковой армии был окончательно отсечен от ее основных сил. Вечером 19 апреля он был переподчинен 9-й армии. Бюссе немедленно приказал своему новому соединению оставить на Нейсе лишь слабую завесу и выстраиваться фронтом на запад от Люббена до Хальбе, прикрывая от советских танковых корпусов тыл 9-й армии. Ценным приобретением для Бюссе стала действовавшая в составе V армейского корпуса 21-я танковая дивизия. Она была подчинена непосредственно штабу 9-й армии.

До Берлина – 30 км. 20 апреля 1945 г., в 56-й день рождения Адольфа Гитлера, к его столице в маршевых колоннах шли советские танки. Колонна в 360 танков и 700 других машин была зафиксирована немецкой авиаразведкой в районе Люббена. Не встречая серьезного сопротивления, советские танкисты на всех парах неслись к Цоссену. 6-й гв. танковый корпус, очистив от противника Люббенау, на рассвете овладел Гольсеном. Корпус двигался двумя колоннами вдоль двух автострад с задачей к утру 21 апреля ворваться в Берлин. На тот момент он насчитывал 113 танков и 42 САУ. Вскоре головная походная застава 53-й гв. танковой бригады корпуса в составе трех танков внезапно ворвалась в Барут и рассеяла до 1000 человек пехоты противника. На железнодорожных платформах в Баруте было захвачено 8 исправных танков, которым так и не суждено было вступить в бой. К 13.30 передовая 53-я гв. танковая бригада заняла Барут. К вечеру 20 апреля она вышла к внешнему кольцу обороны Берлина. Задачей 7-го гв. танкового корпуса также был выход к Берлину к утру 21 апреля. Смешавшись с частями 4-й гв. танковой армии, корпус 20 апреля наступал левее 6-го гв. танкового корпуса. На тот момент в нем насчитывалось 89 танков и 57 САУ. К 10.00 корпус занял Люкау. К концу дня его передовые части преодолели болотистую пойму к западу от Барута и вышли к Куммерсдорфу. Не следует путать этот населенный пункт с Куммерсдорф Гут, где располагался немецкий полигон артиллерийского вооружения.

Однако Конев был недоволен действиями Рыбалко 20 апреля. В 17.30 командующий фронтом адресует командующему танковой армией боевое распоряжение следующего содержания:

«Опять двигаетесь кишкой. Одна бригада дерется, вся армия стоит. Приказываю: рубеж Барут, Лукенвальде через болото переходить по нескольким маршрутам развернутым боевым порядком. Смелее маневр по преодолению рубежа Барут. Исполнение донести»[111].

Что интересно, в своих достаточно подробных мемуарах «Сорок пятый» И.С. Конев не приводит этого распоряжения и вообще никак не комментирует свое неудовольствие относительно наступления 3-й гв. танковой армии.

4-я гв. танковая армия 20 апреля фактически двигалась в маршевых порядках. 10-й гв. танковый корпус шел на северо-запад колонной, в которой лидировала 61-й гв. танковая бригада. К исходу дня 20 апреля бригада достигла леса в 5 км юго-восточнее Ениккедорфа, т.е. «Рейхсштрассе № 101». 5-й гв. механизированный корпус армии Д.Д. Лелюшенко наступал на Ютеборг и в 20.00 вышел к Даме. Только 6-й гв. механизированный корпус в отрыве от основных сил армии вел бои под Шпрембергом.

К вечеру 20 апреля командующий фронтом начинает отчетливо понимать, что его план прорыва к Берлину рушится на глазах. В 19.40 Конев торопит Рыбалко и Лелюшенко:

«Войска Маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю сегодня ночью ворваться в Берлин первыми. Исполнение донести»[112].

До пригородов Берлина оставалось пройти всего около 30 километров. 4-я гв. танковая армия из приказа исключалась, т.к. к тому моменту она уже практически полностью развернулась фронтом на запад. Получив распоряжение командующего фронтом о продолжении наступления ночью, командующий 3-й гв. танковой армией отдал приказ выйти в район круговой Берлинской автострады. Корпуса предполагалось впервые с начала операции развернуть в линию. Это позволяло «прощупывать» оборону Барут-Цоссенского рубежа на широком фронте и находить в ней слабые места.

Вечером 20 апреля в сражение за Берлин был введен еще один участник. Завершившееся сражение за Восточную Пруссию позволило советскому командованию использовать войска 3-го Белорусского фронта для усиления берлинского направления. 1-й Украинский фронт получил 28-ю армию генерал-лейтенанта А.А. Лучинского и 31-ю армию генерал-лейтенанта П.Г. Шафранова. Армия Лучинского 20 апреля была переправлена через Нейсе и сосредоточилась во втором эшелоне главной ударной группировки фронта. Сказать, что 28-я армия была сильно потрепана в боях за Восточную Пруссию, это не сказать ничего. Численность стрелковых дивизий армии упала до самых низких величин за всю войну. Дивизии 3-го гв. стрелкового корпуса насчитывали от 2795 до 2991 человека, 20-го стрелкового корпуса – от 3553 до 4053 человек, 128-го стрелкового корпуса – от 4147 до 4262 человек. Целиком 28-я армия насчитывала всего 38 тыс. человек.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Баррикада специальной постройки на подступах к Берлину. В случае прорыва советских танков сооружения их бревен и земли в верхней части баррикады подрывом специальных зарядов опрокидывались вниз и перегораживали проезд


Однако даже 3–4 тыс. дивизии были лучше, чем ничего. 20 апреля в 20.00 командующий 28-й армии устно приказывает командиру 128-го стрелкового корпуса и 61-й стрелковой дивизии 21 апреля в 2.00 начать погрузку на автомашины фронтовых автомобильных частей. На автомашинах стрелковый корпус и дивизия в 7.00 21 апреля должны были выступить из занимаемого района и к 14.00 того же дня сосредоточиться в районе Гольсена (город на «Рейхсштрассе № 96» южнее Барута). После выгрузки из грузовиков соединения должны были пешим маршем выйти в район Тельтова. Задачей частей армии Лучинского было содействовать танковым частям на подступах к городу.

Черный день маршала Конева. Планам командующего 1-м Украинским фронтом относительно выхода 21 апреля на улицы германской столицы не суждено было сбыться. В лесисто-озерной полосе между Барутом и Цоссеном темп был потерян. Войска 3-й гв. танковой армии встретили здесь внешнее кольцо обороны Берлина. Оно прикрывалось многочисленными заграждениями – завалами, рвами, минными полями, ДОТами. Также навстречу советской танковой армии была выброшена 218-я бригада штурмовых орудий.

Танковой армии Рыбалко в ночь с 20 на 21 апреля и днем 21 апреля пришлось пробиваться через узкое дефиле между двумя болотами к востоку и западу от Барута и леса севернее него. В этом месте через Барут на Цоссен проходили шоссе и железная дорога. Севернее этого дефиле был крупный лесной массив с цепочкой озер, пересекавших направление наступления 3-й гв. танковой армии. Естественные препятствия были дополнены искусственными сооружениями. Промежутки между озерами перекрывались противотанковыми рвами, немногочисленные лесные дороги – завалами. Нельзя не отметить, что И.С. Конев недооценил построение обороны Берлина по принципу кольца на ближних подступах к городу. Оборонительные рубежи словно опоясывали его, и даже занятие их разрозненными отрядами замедляло прорыв танковых соединений непосредственно к Берлину с любого направления.

Наличие узостей на Барут-Цоссенском рубеже также благоприятствовало последнему усилию люфтваффе по сдерживанию советского наступления. Авиасоединения немцев отвлеклись от воздействия на войска 1-го Белорусского фронта и занялись находившимися на острие наступления на Берлин соединениями 1-го Украинского фронта. В этот момент авиация 2-й воздушной армии находилась в процессе перебазирования на новые аэродромы, которое началось именно 21 апреля. Замысловатые маневры Конева заставляли авиасоединения следовать за танковыми армиями с риском попасть под атаки прорывающихся на запад окруженцев. Так, например, авиаполки 1-го штурмового авиакорпуса с утра 21 апреля перебазировались на аэродром Цвитов (7 км южнее Калау). В 20–25 км в тылу этого аэродрома продолжала вести бои в полуокружении шпрембергская группировка противника. Вскоре пробивавшиеся из окружения немецкие части вышли к аэродрому. Батальонам аэродромного обслуживания двух перебазировавшихся авиаполков пришлось вести бой в качестве пехотинцев. Встретив сопротивление аэродромной команды, окруженцы отказались от лобовых атак и предпочли обойти аэродром стороной.

Обстановка в воздухе не замедлила сказаться на наступлении войск Рыбалко. В журнале боевых действий 3-й гв. танковой армии отмечалось: «Авиация противника группами по 20–25 самолетов бомбила боевые порядки частей корпусов. Действий нашей авиации не отмечалось»[113]. Атаки, производившиеся реактивными Ме-262, создали определенные трудности советским зенитчикам. Стандартное упреждение, рассчитанное на поршневые самолеты, оказывалось совершенно недостаточным для реактивных машин.

Но у люфтваффе, конечно же, не было достаточно сил для того, чтобы остановить танковую армию. Наступил момент, когда решалось, кто будет покорителем Берлина. Наиболее щекотливым было на тот момент положение 6-го гв. танкового корпуса В.А. Митрофанова. Пресловутое дефиле и шоссе на Цоссен находились в его полосе наступления. Вследствие этого корпус 20 апреля был лидером наступления 3-й гв. танковой армии. Уже к 16.00 53-я гв. танковая бригада 6-го гв. танкового корпуса вышла на подступы к Вюнсдорфу и была остановлена завалом на «Рейхсштрассе № 96». Вслед за ней двигалась 52-я гв. танковая бригада.

В.А. Митрофанов построил свой корпус в две колонны. Одна наступала вдоль «Рейхсштрассе № 96», а вторая – по лесным дорогам параллельно автостраде. Ночь с 20 на 21 апреля прошла в поиске лазеек в завалах и заслонах на Барут-Цоссенском рубеже. Наиболее результативный маневр был предпринят 52-й гв. танковой бригадой. В 17.00 бригада ушла с шоссе и углубилась в лес к востоку от него. Батальон 52-й гв. танковой бригады по лесным дорогам пробился в глубь обороны противника и к 21.00 овладел Топхином. Занятие этого населенного пункта означало преодоление всех трех построенных в районе Цоссена немецких рубежей обороны. Однако существенно отклонившийся от оси наступления армии передовой отряд бригады вскоре был фактически изолирован – немцы в полночь восстановили линию обороны за его спиной. Оборону с опорой на преодоленный отрядом противотанковый ров между двумя озерами заняли полк связи и батальон фольксштурма. Только к 4.00 21 апреля основные силы 52-й гв. танковой бригады обходным маневром вышли к Топхину.

51-я и 53-я гв. танковые бригады наступали вдоль шоссе и за день не смогли пробиться не только к Берлину, но и к Цоссену. К 16.00 20 апреля 53-я гв. танковая бригада вышла к заслону на «Рейхсштрассе № 96», построенному учебным танковым полком немцев из Вюнсдорфа. Попытка обойти заслон успеха не принесла. Повторная атака прикрытого огнем завала на шоссе была предпринята 51-й гв. танковой бригадой, шедшей по следам своего предшественника. Результат атаки был прежним, и 51-я бригада ушла с шоссе в лес. Так все танковые бригады 6-го гв. танкового корпуса постепенно сместились с «Рейхсштрассе № 96». Опирающийся на болота заслон в какой-то мере выполнил свою задачу.

Тем временем 22-я гв. мотострелковая бригада 6-го гв. танкового корпуса пробивалась через леса к востоку от «Рейхсштрассе № 96». С утра 21 апреля на ее маршрут была приказом В.А. Митрофанова развернута 51-я гв. танковая бригада. К 14.00 21 апреля 51-я гв. танковая и 22-я гв. мотострелковая бригады заняли Церенсдорф и вышли вровень с 52-й гв. танковой бригадой в Топхине. Однако попытка пробиться к своим товарищам, изолированным в Топхине, успеха не имела – 51-я гв. танковая бригада потеряла два танка и была вынуждена отступить. Но эти трудности уже носили локальный характер. Оборона Барут-Цоссенского рубежа была взломана на всю глубину, и от засад немцы были вынуждены перейти к контратакам в тщетной надежде «запечатать» прорыв. Около 19.00 51-й гв. танковой и 22-й гв. мотострелковой бригадам прошлось отражать контратаки, проводившиеся силами 6–10 танков и «Штурмгешюцев». 53-я гв. танковая бригада днем 21 апреля преуспела в обходе завала на «Рейхсштрассе № 96», помешавшего пробиться к Цоссену ночью. Дальнейшее продвижение бригады было остановлено в межозерном дефиле.

7-й гв. танковый корпус и 91-я танковая бригада 9-го механизированного корпуса во второй половине дня 20 апреля пробивались через Барутский лес. В ночь с 20 на 21 апреля частям корпуса пришлось двигаться на запад, перпендикулярно оси наступления 3-й гв. танковой армии. К концу дня его передовые части завязали бои за Рехаген к юго-востоку от Цоссена. Корпус наступал в непосредственной близости от Куммерсдорфского полигона. Однако собственно полигон остался на левом фланге 7-го гв. танкового корпуса. Из числа задействованной на полигоне техники в бой вступили только один танк «Тигр» без двигателя и 75-мм противотанковая пушка. Они обороняли мост через «Королевский ров» к юго-востоку от полигона. Ранним утром к переправе подошли советские танки. Скорее всего, это было подразделение 56-й гв. танковой бригады. После короткой перестрелки защитники оставили танк и орудие перед лицом превосходящих сил наступающих советских частей. Однако наступление через полигон было сочтено бесперспективным, и 7-й танковый корпус наступал через Куммерсдорф только одной 56-й гв. танковой бригадой. 54, 55-я гв. и 91-я танковые бригады наступали параллельно «Рейхсштрассе № 96». В 15.00–16.00 они были остановлены противотанковым рвом в межозерном дефиле к юго-востоку от Вюнсдорфа. Трофеями 7-го гв. механизированного корпуса 21 апреля стали 36 танков, 6 орудий, 20 бронетранспортеров и 17 тягачей противника.

За день боя войска 3-й гв. танковой армии прошли пятнадцатикилометровую лесную полосу заграждений, обороняемых пехотой, танками и САУ противника, и вышли к каналу Нотте. В сравнении с шестидесятикилометровым рывком в предыдущий день это было лишь маленьким шажком вперед. Фортуна безжалостно отворачивалась от Конева. Ухудшение погодных условий 21 апреля и необходимость перебазирования на новые аэродромы существенно снизили возможности авиации 2-й воздушной армии по поддержке наступления Рыбалко с воздуха. Всего 2-й воздушной армией за день было произведено 845 самолето-вылетов, из них 265 – на поддержку левого крыла 1-го Украинского фронта. Гонка за Берлин была фактически проиграна И.С. Коневым. 21 апреля войска 3-й ударной и 2-й гв. танковой армий 1-го Белорусского фронта ворвались на северо-восточную окраину Берлина.

Чтобы избежать досадных задержек в продвижении к Берлину, И.С. Конев 21 апреля принял решение о максимальном усилении 3-й гв. танковой армии. В ночь на 22 апреля П.С. Рыбалко был переподчинен 10-й артиллерийский корпус прорыва, 25-я артиллерийская дивизия прорыва, 23-я зенитная артиллерийская дивизия и 2-й истребительный авиационный корпус. Последние два явно были последствием последней выходки немецких ВВС под Цоссеном. Артиллерийские соединения прорыва были призваны скомпенсировать недостаток гаубичной артиллерии, остававшийся серьезным недостатком советских самостоятельных механизированных соединений до самого конца войны.

События на Барут-Цоссенском рубеже оказали непосредственное воздействие на наступление двух корпусов 4-й гв. танковой армии. В 14.55 21 апреля Д.Д. Лелюшенко отдал командиру 10-го гв. танкового корпуса следующий приказ:

«Подтверждаю мой устный приказ.

Обходя Лукенвальде, продолжать стремительное наступление в направлении Верехольц-Ребрюкке, Штансдорф, Цедендорф. С хода 21.4.45 овладеть юго-западной частью Берлина. Требую особой решительности и стремительности действий»[114].

Судя по оговорке про устный приказ, решение об изменении направления наступления 4-й гв. танковой армии было принято, по крайней мере, утром 21 апреля. Такой приказ явно был реакцией на медленное продвижение 3-й гв. танковой армии в ночь с 20 на 21 апреля. Армия Лелюшенко разворачивалась для наступления вдоль «Рейхсштрассе № 101» на Берлин. Указанные в приказе Штансдорф и Цедендорф – это уже пригороды Берлина. Вместо Биелица (в 20 км южнее Потсдама) по приказу от 19 апреля 10-й гв. танковый корпус должен был идти прямо на Берлин. Остальные соединения танковой армии Д.Д. Лелюшенко пока еще действовали по директивам, полученным ранее. 5-й гв. механизированный корпус 4-й гв. танковой армии с утра 21 апреля занял Ютеборг и, продолжая выполнять прежнюю задачу, наступал на Троенбритцен. Продвижение корпуса за день составило 35 км, он двигался все быстрее и быстрее. Поворот одного корпуса на Берлин был максимумом того, что можно было себе позволить в тот момент. Правый фланг нацеленной на Берлин ударной группировки 1-го Украинского фронта был и так сильно растянут. Полностью отказаться даже от построения завесы фронтом на запад было бы уже шагом на грани авантюры.

В войсках восприняли новые приказы с нескрываемым энтузиазмом. Бывший командир 63-й гв. танковой бригады вспоминал: «В бригаду прибыли командарм Д.Д. Лелюшенко и командир корпуса Е.Е. Белов. Командарм возбужден, лицо его сияет.

– Готовы, челябинцы, штурмовать Берлин?

– Так точно, товарищ генерал! – с необычайным задором отвечают танкисты»[115].

Сражение за Барут-Цоссенский рубеж не обошло стороной даже 61-ю стрелковую дивизию, только-только переданную фронту 28-й армии. Выполняя приказ командования фронта, в ночь с 20 на 21 апреля дивизия приступила к погрузке на автомашины. Пассажирами становились не только люди, но и лошади. Фактически вся стрелковая дивизия с обозом грузилась в автомашины для быстрой переброски ближе к Берлину. В 14.00 61-я стрелковая дивизия проследовала Гольсен, и в 22.00 авангард соединения завязал бой в 1 км восточнее Куммерсдорфа. Для перевозки 152-й и 130-й стрелковых дивизий автомашин не хватило, и две эти дивизии 21 апреля двигались пешим маршем. Первая должна была перевозиться 22 апреля, а затем автомашины возвращались для погрузки 130-й стрелковой дивизии. Конечной точкой для всех трех дивизий оставался Тельтов.

В целом 21 апреля 1945 г. было для И.С. Конева самым черным днем Берлинской операции. Его надежды на единоличное покорение столицы рейха растаяли как последний снег под апрельским солнцем. Все задуманные им ходы не достигли успеха. Армия Гордова не смогла взять Коттбус и высвободить силы для наступления на Берлин. Танковая армия Рыбалко завязла в перегороженных завалами и противотанковыми рвами лесах под Цоссеном. Спешный поворот на Берлин танковой армии Лелюшенко уже не давал немедленного результата. Кроме того, 4-й гв. танковой армии все равно пришлось бы преодолевать кольцо укреплений на дальних подступах к немецкой столице.

Однако топтание перед Барут-Цоссенским рубежом не могло занять более двух-трех суток. Возможности разрозненных немецких частей по сдерживанию прорыва на Берлин крупных механизированных соединений были не бесконечны. Сутки на удержание Барут-Цоссенского рубежа уже были большим достижением. 22 апреля наступление армии Рыбалко значительно ускорилось. Введенный в бой из второго эшелона 9-й механизированный корпус Н.П. Сухова стал лидером наступления 3-й гв. танковой армии. 22 апреля он на широком фронте вышел к каналу Тельтов.

Захватив город Цоссен, 6-й гв. танковый корпус был остановлен взорванным мостом. Для переправы через канал части корпуса В.А. Митрофанова воспользовались бродом к востоку от города и приспособили для переправы неумело взорванный железнодорожный мост. Тем временем ставка германского Генштаба эвакуировалась из бункеров в районе Цоссена. В 13.00 22 апреля поступил приказ Гитлера передислоцировать Генеральный штаб в Потсдам-Айхе, в казармы военно-воздушных сил. В 14.00 последняя колонна автомашин миновала входные ворота комплекса Майбах II. Следующим обитателем комплекса под Цоссеном стала Группа Советских войск в Германии (ГСВГ).

Вырвавшись из лесов в районе Цоссена, 6-й гв. танковый корпус стремительно продвигался вперед. За день корпус прошел 30 км и к исходу дня 22 апреля передовой 54-й гв. танковой бригадой вел бой за овладение Штансдорфом (на южном берегу канала Тельтов). Также в боевых порядках 3-й гв. танковой армии 22 апреля действовала 61-я гв. стрелковая дивизия 28-й армии, переброшенная на автомашинах к Берлину.

Однако задержка на время около полутора суток с выходом к южным окраинам Берлина радикально изменила обстановку на направлении наступления армии Рыбалко. LVI танковый корпус был отброшен в Берлин, и его соединения заняли оборону по периметру города. Собственно на берегу Тельтов-канала советских танкистов вначале встретили зенитчики и фольскштурмисты, но вскоре к ним присоединились подразделения 20-й танко-гренадерской дивизии.

Задержка по времени с прорывом к Берлину войск 1-го Украинского фронта оказала влияние не только на характер и силу сопротивления противника на южных окраинах немецкой столицы. Действующим фактором стала снявшаяся с позиций на Нейсе и Одере немецкая 9-я армия. Прорыв к Тельтову за ее спиной уже не мог остаться без последствий. Поддержку 3-й гв. танковой армии на канале Тельтов могла оказать только 61-я стрелковая дивизия 28-й армии. 152-я и 130-я стрелковые дивизии 28-й армии получили приказ генерала Лучинского 23 апреля развернуться фронтом на восток. Первая должна была прикрывать берлинское, а вторая – цоссенское направление. Нужно было предотвратить прорыв в Берлин окружаемой 9-й армии.

23 апреля к Берлину приблизился 10-й гв. танковый корпус 4-й гв. танковой армии. В 12.40 составлявшая передовой отряд корпуса 62-я гв. танковая бригада вышла к каналу Тельтов в районе Штансдорфа. Здесь советских танкистов встретили взорванные мосты и сильный огонь с противоположного берега канала. Для боев в городе 10-му гв. танковому корпусу была придана пехота. Д.Д. Лелюшенко вспоминал: «Получив разведданные, Белов напряженно готовил войска корпуса к форсированию канала Тельтов. В тот же день [23 апреля. – А.И .] маршал И.С. Конев передал нам в оперативное подчинение 350-ю стрелковую дивизию из 13-й армии под командованием генерал-майора Г.И. Вехина. Это было очень кстати, так как настоятельно требовалась пехота для создания боевых групп при штурме Берлина»[116].

23 апреля наступило временное затишье. Рыбалко принял решение дать войскам отдых, привести в порядок матчасть и подтянуть тылы. В лихорадочной гонке на Берлин наступила пауза. Речи о том, чтобы войти в Берлин первыми, уже не было. Предстоял совместный с войсками 1-го Белорусского фронта штурм города, требовавший серьезной подготовки.

Прорыв обороны противника на Нейсе и Шпрее, несмотря на отставание от графика, прошел сравнительно гладко. Потери личного состава войск 1-го Украинского фронта за период с 10 по 20 апреля 1945 г. составили:

убитыми – 6024 человека;

ранеными – 25 204 человека;

пропавшими без вести – 310 человек;

заболело с эвакуацией в госпиталь – 2442 человека;

небоевые потери – 467 человек.

Итого – 34 447 человек[117].

Потери бронетехники войск И.С. Конева в начальный период Берлинской операции можно оценить как умеренные. Было безвозвратно потеряно 179 танков, 85 САУ всех типов, итого – 264 бронеединицы[118].

Однако перспективы стать покорителем Берлина становились для Конева все более туманными. Он располагал на южных подступах к Берлину, на берегу сильно укрепленного канала Тельтов, танковой армией (Рыбалко) и главными силами одной слабой общевойсковой армии (Лучинского). Вторая танковая армия (Лелюшенко) была разбросана на обширном пространстве к юго-западу от Берлина. На правом фланге нацеленной на Берлин группировки 1-го Украинского фронта начал образовываться обширный хальбский «котел», грозивший наводнением тылов массами прорывающихся из окружения частей. У Конева появились веские причины проклинать тот час, когда он отказался точно следовать директиве Ставки от 3 апреля 1945 г.

Венк и Штайнер спешат на помощь

Группа Штайнера. Первое упоминание об армейской группе Штайнера появляется в немецких документах сразу же после прорыва «позиции Вотан» одерского рубежа обороны. Тогда ударом 2-й гв. танковой армии 3-й ударной и 47-й армий были разобщены смежные фланги CI армейского корпуса и LVI танкового корпуса. В ночь на 21 апреля генерал войск СС Штайнер получил приказ начать наступление с плацдарма в районе Эберсвальде на юг с целью восстановить локтевую связь между CI и LVI корпусами. На тот момент Феликс Штайнер числился командиром III танкового корпуса СС. Штайнер командовал корпусом с момента его формирования и лишь ненадолго оставлял свой пост в феврале – марте 1945 г., возглавив 11-ю танковую армию. После того как из состава III танкового корпуса СС были изъяты дивизии СС «Нордланд» и «Недерланд», Штайнер фактически остался командующим без армии. Однако вскоре корпус начал наполняться спешно формируемыми войсками. Одной из первых его частей стал полк СС «Солар», сформированный из «истребительных отрядов СС», в том числе 600-го парашютного батальона СС, предназначенного для спецопераций. Во время Арденнского наступления он должен был захватить Эйзенхауэра. Также для корпуса Штайнера восстанавливалась из вывезенных в Свинемюнде остатков 4-я дивизия СС «Полицай».

В 14.55 21 апреля Гитлер направил в армейскую группу Штайнера телеграмму:

«Первоочередной задачей армейской группы Штайнера является наступление с севера силами полицейской дивизии СС, 5-й егерской и 25-й танко-гренадерской дивизий, которые можно высвободить, заменив частями 3-й дивизии морпехоты, с целью восстановить сообщение с LVI танковым корпусом, стоящим под Вернёйхеном и юго-восточнее него, и удерживать его любой ценой.

Всем воинским частям запрещается отступать на запад. Офицеры, которые не следуют безоговорочно этому указанию, должны быть заключены под стражу и немедленно расстреляны. Вы лично отвечаете передо мной Вашей головой за выполнение этого приказа.

От успешного выполнения Вашей задачи зависит судьба столицы майского Рейха.

Адольф Гитлер»[119].

В этом документе впервые появляется наименование «армейская группа» применительно к подчиненным эсэсовскому генералу войскам. Также в подчинение Штайнеру передаются 5-я егерская и 25-я танко-гренадерская дивизии. Следует отметить, что 20–21 апреля вследствие отставания 1-й польской армии от 47-й армии в построении советских войск имелся разрыв, удар по которому мог привести наступающих в некоторое замешательство. Для прикрытия разрыва между 47-й и 1-й польской армиями по приказу Г.К. Жукова выдвигался 7-й гв. кавалерийский корпус – старый знакомый Штайнера по боям в районе Арнсвальде.

Однако уже к моменту своего появления приказ армейской группе Штайнера не соответствовал обстановке – наступающие советские войска через Бернау прорвались к Берлину. Поэтому в тот же день из штаба группы был получен новый приказ, в котором комбинировались наступательная и оборонительная задачи. На Штайнера взваливалась ответственность за довольно протяженный участок фронта от Финов-канала до Шпандау: «III танковый корпус, преобразованный в группу Штайнера, с этого момента принимает на себя оборону участка Шпандау (включительно) – Ораниенбург – Финовфурт (включительно)».

При этом никто не снимал со Штайнера наступательной задачи. Командиру вновь созданной армейской группы предписывалось:

«Развернуть наступление из района Церпеншлёйзе силами ударной группировки, которую следует сформировать незамедлительно, чтобы нанести противнику глубокий фланговый удар, отрезать и уничтожить его передовые отряды и своими мобильными действиями нанести максимальный урон вражеским танковым группам. Наступление следует начать как можно раньше».

Таким образом, направление контрудара сместилось от плацдарма Эберсвальде дальше на запад. Теперь осью наступления должна была стать «Рейхсштрассе № 109». В состав армейской группы Штайнера продолжали прибывать различные части вермахта и войск СС, в том числе дивизион реактивных минометов народно-артиллерийского корпуса. Также в Цеденик прибыл первый эшелон с частями 3-й дивизии морской пехоты и части 15-й латышской дивизии СС. 22 апреля ударная группировка Штайнера постепенно сосредотачивалась в назначенном районе, но в наступление не переходила.

Во второй половине дня 22 апреля на докладе в Рейхсканцелярии Йодль и Кребс были поставлены в тупик вопросом Гитлера: «А где Штайнер с его армией?» В итоге в 17.15 из Рейхсканцелярии в штаб группы армий «Висла» была отправлена телеграмма: «III танковому корпусу СС категорически приказывается выступить непосредственно сегодня. Фюрер ждет, что наступление начнется еще сегодня. Генерал Кребс лично свяжется со Штайнером позднее».

Командующий группой армий «Висла» Хайнрици оттранслировал этот приказ Штайнеру:

«Приказанное мною 21.4.1945 глубокое фланговое наступление против рвущихся на запад вражеских войск следует начать сегодня вечером, не дожидаясь подхода остальных частей ударной группировки. Главной целью наступления является район от Вензикендорфа до Вандлитца и автотрассы к востоку от него.

Я надеюсь, что Вы приложите для успеха этого наступления всю Вашу энергию и решимость. О времени выступления доложите мне»[120].

Если рассматривать ситуацию с точки зрения действий войск 1-го Белорусского фронта, то сама по себе идея контрудара группы Штайнера не кажется совсем уж безнадежной. 3-я ударная и два корпуса 2-й гв. танковой армии развернулись к Штайнеру спиной, начав наступление на северные пригороды Берлина. 47-я армия наступала фронтом на запад в направлении Потсдама через северо-западные пригороды Берлина: Хелингензее, Геннигсдорф. Войска армии Ф.И. Перхоровича готовились к форсированию Гогенцоллерн-канала и Хавель-зее. На направлении наступления армейской группы Штайнера находились растянутые по фронту польские дивизии.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Танки Т-34-85 и истребители танков СУ-100 в лесу недалеко от Берлина. На машины уже нанесены белые полосы на случай встречи с союзниками


Наступление войск Штайнера началось утром 23 апреля, но успеха не имело. Более того, наступающая ударная группировка под нажимом с востока была вынуждена отступить и оставить плацдарм на южном берегу канала. Командующий 1-й польской армией вспоминал об этом эпизоде: «К полудню 23 апреля наши соединения, тесно взаимодействуя с советскими кавалеристами, форсировали канал в районе Ораниенбурга и разбили 3-ю морскую дивизию противника, спешно переброшенную с другого участка фронта»[121].

Сохранившиеся документы позволяют восстановить состав группы Штайнера. Это было типичное для заключительного периода войны лоскутное одеяло из отдельных частей. Подробнее состав группы Штайнера см. в приложении.

Пользуясь случаем, в середине дня 23 апреля Штайнер просит передать ему из подчинения 9-й армии дивизию СС «Нордланд» и 25-ю танко-гренадерскую дивизию. Вывод из полуокруженного на тот момент Берлина «Нордланда» мог вызвать только усмешку. Однако эвакуация плацдарма в Эберсвальде и использование снятых с него частей для нового контрудара были вполне возможны.

Вечером 23 апреля в дневном донесении группы армий «Висла» сообщалось:

«25-я танко-гренадерская дивизия, 7-й танко-гренадерский полк СС (Солар) и 3-я дивизия морской пехоты (последние части покинули остров Воллин) перебрасываются в район северо-западнее Ораниенбурга в распоряжение группировки Штайнера».

Состояние восстанавливаемой после разгрома в Восточной Померании 4-й дивизии СС «Полицай» было жалким. По показаниям пленного из состава 7-го танко-гренадерского полка, захваченного частями 61-й армии под Эберсвальде, полк состоял из трех батальонов по четыре роты в каждом. В ротах насчитывалось по 20 активных штыков, четыре ручных пулемета.

Подкрепления тонким ручейком лились в группу Штайнера. В дневном донесении группы армий «Висла» указывалось, что 24 апреля из Свинемюнде выехали три из тринадцати эшелонов с остатками 7-й танковой дивизии. Также Штайнеру были присланы пять маршевых батальонов Кригсмарине – около 2200 человек под командованием фрегаттен-капитана Прейсса. Вооружить их предполагалось «за счет того оружия, которое можно отобрать у пожилых солдат и батальонов фольксштурма».

Утром 25 апреля группа Штайнера перешла в очередное наступление в районе Германсдорфа. Войска, подчиненные III танковому корпусу СС, в очередной раз перешли в наступление, опять сменив исходные позиции и конечную цель контрудара. На этот раз острие удара немецких войск было нацелено на Шпандау, к западу от Хавеля. Как показали более поздние события, цель контрудара была не такой уж бессмысленной. Переправы у Шпандау держали части Гитлерюгенда, и они смогли усидеть на них до момента капитуляции Берлина. Именно район Шпандау стал одной из точек, через которые остатки Берлинского гарнизона пробивались на запад 3 мая 1945 г. Утром 25 апреля ситуация была намного более благоприятной, чем 3 мая. Несмотря на прорыв советских войск в направлении Потсдама, еще удерживались позиции на Тельтов-канале к юго-востоку от Берлина. Форсирование Тельтов-канала 3-й гв. танковой армией началось только 25 апреля. То есть 25 апреля все пространство к востоку от Шпандау до Берлина находилось под контролем немецких войск. Одновременно в район Науэн был переброшен XLI танковый корпус армии Венка, ставший оппонентом советских войск в этом районе.

Итак, утром 25 апреля наступление началось. Однако польские части активными действиями воспрепятствовали развитию наступления. В утреннем донесении группы армий «Висла» итоги предыдущего дня были описаны следующим образом: «Наступление 25-й танко-гренадерской дивизии было остановлено севернее Герменсдорфа из-за многочисленных атак противника со всех сторон. Вечером (25 апреля) наши ударные отряды были оттеснены к опушке леса в 1 км к северо-западу от Герменсдорфа».

В мемуарах командующего 1-й польской армией эти события описывались как бои, шедшие с переменным успехом:

«Уже следующий день показал, что противник питает самые агрессивные замыслы. На рассвете части 25-й моторизованной, 3-й морской и 4-й полицейской дивизий нанесли контрудар в районе Зандхаузена. Особенно сильный нажим был произведен в стыке между 5-м и 6-м пехотными полками. Не выдержав натиска, они отступили на три километра. При этом командир 2-й пехотной дивизии полковник Суржиц допустил оплошность, оставив врагу небольшой плацдарм на южном берегу канала Руппинер. Остановить немцев удалось благодаря мужеству и находчивости артиллеристов 2-й гаубичной бригады полковника Казимира Викентьева и противотанковой артиллерийской бригады полковника Петра Дейнеховского. Они выставили орудия на прямую наводку и в упор расстреливали контратакующих. Освобождение от врага территории южнее Зандхаузена продолжалось два дня – промах Суржица стоил дорого. Правда, он был молодым комдивом. Видно было, что полковник тяжело переживает неудачу, как, впрочем, и недавний командир этой дивизии Я. Роткевич»[122] .

Дальнейшее развитие событий отражено в очередном дневном донесении группы армий «Висла» от 26 апреля: «Продолжающееся наступление 25-й танко-гренадерской дивизии с целью расширения нашего плацдарма севернее Гермендорфа не дало результатов. Вражеские контратаки с юго-запада, юга и юго-востока, предпринимавшиеся силами до одного батальона при поддержке танков, частично отражены. Вечером после сильной огневой подготовки противник возобновил контрнаступление».

Большой и жирный крест на действиях группы Штайнера поставила 61-я армия. После ликвидации плацдарма у Эберсвальде войска армии П.А. Белова силами 89-го стрелкового корпуса 27 апреля переправились через канал Гогенцоллерн и перешли в наступление по северному берегу канала. Такой маневр означал выход в тыл группировке Штайнера. Утром 29 апреля правофланговые соединения 61-й армии вышли к Фосс-каналу – последней водной преграде перед флангом и тылом группы Штайнера. Одновременно наступающие южнее Гогенцоллерн-канала части 80-го стрелкового корпуса 61-й армии вышли в район Ораниенбурга и тем самым создали непосредственную угрозу войскам Штайнера у Гермендорфа (к западу от Ораниенбурга). Остатки группы Штайнера отступили к Эльбе.

Армия Венка. С замыканием 22 апреля кольца окружения вокруг главных сил 9-й армии судьба Берлина была решена. «Одерского щита», на который так надеялось командование группы армий «Висла» в сражении за столицу, больше не существовало. С практической точки зрения наиболее целесообразным был переход к выполнению плана «Альпийской крепости», т.е. эвакуация высшего военного и политического руководства в Берхтесгаден. Однако принятое Гитлером решение оставаться в столице означало продолжение битвы за Берлин. Ввиду наметившегося окружения города нужны были новые войска, способные нанести извне деблокирующий удар.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Командующий 12-й армией Вальтер Венк


Как ни странно, такие войска нашлись. Правда, позиции они к тому моменту занимали фронтом на запад – их противниками были американцы. Но в апреле 1945 г. в районе Берлина Западный и Восточный фронты стояли уже так близко друг к другу, что расстояние между ними могло быть преодолено даже пешим маршем. Поэтому с некоторым риском можно было сыграть в старую игру германских штабистов – «перебросить резервы с запада на восток». Было решено развернуть на восток стоявшую на Эльбе 12-ю армию Вальтера Венка. Это решение фельдмаршал Кейтель в мемуарах приписывает себе, хотя иногда говорят, что его автором был Йодль. Последний тщательно изучил недавно захваченные у союзников документы, в которых были обозначены зоны оккупации Германии после войны. Обозначенная на прилагавшейся к ним карте граница между американской и советской зонами позволила Йодлю сделать вывод, что американцы далеко за Эльбу не пойдут. Соответственно риск с поворотом 12-й армии на восток в безвыходной ситуации представлялся оправданным. Так или иначе, сообщить Венку о новых задачах должен был лично Кейтель.

Генерал-фельдмаршал Кейтель прибыл на командный пункт 12-й армии около 2.00 23 апреля. Поприветствовав уставившихся на него офицеров прикосновением маршальского жезла к фуражке, он сразу указал на карту. В своих воспоминаниях он описал свой визит так: «Я выехал в расположение 12-й армии Венка прямо из Рейхсканцелярии на служебном автомобиле. […] С глазу на глаз я кратко обрисовал Венку сложившуюся под Берлином ситуацию и добавил только, что вижу единственный путь спасения фюрера в прорыве его армии к столице и соединении с 9-й армией. Теперь все зависит от него, в противном случае останется только пойти против воли фюрера и «похитить» его из Рейхсканцелярии… Венк вызвал начальника своего штаба оберста генштаба Гюнтера Райххельма. На штабной карте я показал им обстановку на берлинском направлении, во всяком случае ту, что была там сутки тому назад. Потом оставил их вдвоем, а сам отправился ужинать, пока Венк диктовал приказ по армии, копию которого я собирался отвезти фюреру»[123].

Что же собой представляла армия, ставшая последней надеждой «Тысячелетнего рейха»? История появления армии Венка столь же необычна, как и ее последняя миссия. Успехи союзников на западе не только заставили советское командование поторопиться с ударом на Берлин, но и вынудили немцев создавать новый фронт взамен рухнувших позиций на Рейне. Когда в конце марта 1945 г. закрылся рурский «котел», Гитлер приказал ОКВ сформировать новую армию на Эльбе, в районе Дессау и Виттенберга. Армия должна была формироваться из только что поставленных под ружье младших возрастов (17– и 18-летних) и персонала RAD. Существующей пока еще только на бумаге армии была поставлена задача:

«Собраться в Гарце, западнее Эльбы. Атаковать в западном направлении с целью освободить группу армий Б. Образовать цельный фронт путем рассечения сил западных союзников и проведения широкомасштабных операций».

Так с самого начала новой армии досталась роль «спасителя утопающих», призванного прийти на помощь попавшим в безвыходное положение войскам. Однако на тот момент у армии не было даже номера и штаба. Эти две проблемы оказалось решить проще всего. Штабом новой армии стало управление разгромленной в Восточной Пруссии группы армий «Север». Оно прибыло по морю в период с 12 по 15 апреля. Вместе с ним прибыли штабы нескольких переставших существовать корпусов. Армии был назначен вакантный с 1943 г. номер – «12». Теперь дело было за командующим. На эту должность был назначен генерал танковых войск Вальтер Венк. Это был опытнейший штабист, воевавший на востоке с июня 1941 г. Звездным часом его карьеры стало восстановление фронта, рухнувшего после окружения армии Паулюса в ноябре 1942 г. Тогда он в качестве начальника штаба 3-й румынской армии формировал из отходивших и даже бегущих солдат и командиров отряды, занимавшие новый фронт в голой степи. Задача 12-й армии была схожей с той, что решал Венк в ноябре 42-го. Только теперь новый фронт создавался не в приволжской степи, а в сердце Германии.

В начале апреля 1945 г. Венк находился далеко от фронта, в Баварии, на лечении после автомобильной аварии в Восточной Померании, жертвой которой он стал в феврале. Утром 6 апреля выздоравливающий Венк был разбужен телефонным звонком. На другом конце провода был главный адъютант вермахта генерал Бургдорф, возглавлявший управление кадров. Он сообщил, что на следующий день Венка ждут в ставке фюрера в связи с назначением командующим 12-й армией. Когда опешивший генерал поинтересовался, что это за армия и почему он еще о ней не слышал, последовал ответ: «Вы узнаете все, что нужно, от фюрера лично. Армия только еще создается». 7 апреля он уже предстал перед Гитлером в новом качестве. Венк узнал, что ему предстоит образовать «цельный фронт путем рассечения сил западных союзников и проведения широкомасштабных операций».

Формально штабу генерала Венка для «широкомасштабных операций» было подчинено десять формируемых дивизий, «последний призыв» Третьего рейха:

1) танковая дивизия «Клаузевиц»;

2) танко-гренадерская дивизия «Шлагетер»;

3) пехотная дивизия «Потсдам»;

4) пехотная дивизия «Шарнхорст»;

5) пехотная дивизия «Ульрих фон Гуттен»;

6) пехотная дивизия «Фридрих Людвиг Ян»;

7) пехотная дивизия «Теодор Кернер»;

8) пехотная дивизия «Фердинанд фон Шилль»;

9) пехотная дивизия из северной Германии (так и не прибыла в район действий 12-й армии);

10) танковая дивизия СС в южной Германии, формируемая из учебных подразделений СС (была введена в бой до того, как 12-я армия закончила формирование).

Соединения получили имена немецких национальных героев, в основном наполеоновской эпохи. Хотя среди них был и средневековый рыцарь фон Гуттен, и казненный за диверсии в Руре в 1923 г. Шлагетер. Несмотря на нехарактерные для вермахта «именные» обозначения, пехотные дивизии 12-й армии формировались по армейским стандартам ПД-44, т.е. состояли из трех полков по два батальона каждый.

Единственная танковая дивизия 12-й армии к моменту назначения Венка существовала только на бумаге. Приказ на формирование танковой дивизии «Клаузевиц» последовал только 4 апреля 1945 г. Она стала последней танковой дивизией, сформированной в Третьем рейхе. Вскоре после формирования дивизии «Клаузевиц» и «Шлагетер» были разгромлены в боях с 9-й американской армией. В последнем наступлении 12-й армии ни одному механизированному соединению участвовать не пришлось. Последней надеждой Третьего рейха стали не «Королевские тигры» и «Пантеры», сопровождаемые гробообразными БТРами, а несколько пехотных дивизий.

В течение двух недель, прошедших от начала формирования 12-й армии до прорыва советских войск к Берлину, дивизии Венка успели вступить в бой с американцами. Подробности этих схваток не столь важны для нашего повествования, поэтому можно ограничиться одной фразой «внешний фронт окружения». Противником 12-й армии были американские дивизии, находившиеся на внешнем фронте рурского «котла». Они были заведомо слабее, чем главные силы американских войск, сокрушавшие окруженную группу армий «Б». Опираясь на Эльбу как естественную преграду, свежеиспеченные дивизии 12-й армии дали им бой. Наиболее напряженным было сражение за захваченный американскими частями плацдарм у Барби. Однако амбициозные планы Венка относительно плацдарма Барби и других направлений были похоронены с приездом к нему в штаб Кейтеля. Венк снова возвращался на Восточный фронт.

Строго говоря, леденящее дыхание танковых армий на своем затылке Венк ощутил еще до поворота на восток по приказу Кейтеля. Первым соединением 12-й армии, вступившей в бой с советскими войсками, стала дивизия «Фридрих Людвиг Ян». Она формировалась из персонала RAD и находилась глубоко в тылу стоявшей фронтом на запад 12-й армии. В дивизии имелось в наличии 285 офицеров, 2172 унтер-офицера и 8145 солдат, вооруженных 900 пистолетами из 1227 по штату, 826 винтовками из 3779 по штату и 1060 «Штурмгеверами» из 1115 по штату. Пистолетов-пулеметов было 0 (ноль) из 400 по штату. Из 9 штатных 75-мм противотанковых пушек ПАК-40 не было ни одной, 105-мм гаубиц leFH – также ни одной. Зато из 2700 штатных фаустпатронов налицо были все 2700 штук.

23 апреля формирующаяся дивизия попала под удар наступающей на Берлин с юга 4-й гв. танковой армии. Она была быстро разгромлена и отступила на север, в Потсдам. Командующий танковой армией Д.Д. Лелюшенко впоследствии вспоминал об этом эпизоде: «К нам привели пленного полковника, он показал, что дивизия сформирована в первых числах апреля из юношей 15–16 лет. Я не выдержал и сказал ему: «Зачем же вы накануне неизбежной катастрофы гоните на убой ни в чем не повинных мальчишек-подростков?» Но что мог ответить он на это? У него лишь судорожно шевелились губы, конвульсивно подергивалось веко правого глаза и дрожали ноги»[124].

Однако потеря дивизий на западе и востоке была скомпенсирована новыми соединениями. Вместе с новой задачей Венк получил новые войска, доселе находившиеся в непосредственном подчинении OKH (верховного командования сухопутных войск). Это были XLI корпус Хольсте и XXXIX корпус Арндта, также располагавшиеся на Эльбе фронтом на запад. Кейтель позднее писал: «Своей властью я подчинил танкистов Хольсте командованию 12-й армии и объяснил своему бывшему однополчанину, что от его успеха или неудачи в конечном итоге зависит судьба 12-й армии и столицы рейха»[125]. Это означало, что в подчинении Венка оказывались все войска к западу и юго-западу от Берлина, разбросанные на довольно широком фронте. Что интересно, в подчинение группы армий «Висла» 12-я армия не передавалась. В распоряжении Хайнрици осталась только 3-я танковая армия в Западной Померании. Окруженная 9-я армия также перешла в прямое подчинение ОКН.

Вечером 23 апреля в штабе 12-й армии была получена телеграмма, официально закреплявшая новые задачи. Она гласила: «Первоочередная задача 12-й армии состоит в том, чтобы силами XLI танкового корпуса (генерал Хольсте) атаковать противника между Шпандау и Ораниенбургом и отбросить его за реку Хафель». То есть главную задачу получил только что подчиненный Венку корпус Хольсте, находившийся к западу от Берлина. Ему же (Хольсте) подчинялся XXXIX танковый корпус.

Командование 12-й армии 24 апреля подготовило для подчиненных ему войск следующий приказ:

«а) XLI танковый корпус оставляет на Эльбе только слабое охранение, основные же силы перебрасывает на оборонительную линию восточнее Бранденбурга – по линии озер между Потсдамом и Бранденбургом – к западу от Ной-Фербеллин, обращенную фронтом на восток, и ищет соприкосновения с тыловыми подразделениями группы армий «Висла».

б) Командующему ХХ армейским корпусом, генералу кавалерии Келеру, чей штаб вновь полностью боеспособен, ставится задача подготовить и вести сражение фронтом на восток. Дивизию «Шарнхорст» следует в основном использовать согласно предыдущему приказу в районе плацдарма Барби. Боеспособные части корпуса следует немедленно развернуть на Эльбе между Косвигом и Дессау фронтом на юг. Дивизия «Гуттен» перебрасывается в район Бельциг и подчиняется дивизии «Кернер».

в) Дивизия «Гуттен» ночью выходит из соприкосновения с противником, оставляя лишь слабое охранение в ключевых точках предшествовавших боев и на переправах, и марширует за один переход через Грейфенхейнихен в Виттенберг.

Задача для дивизии «Гуттен»:

Защита плацдарма Виттенберга фронтом на восток и северо-восток и выставление охранения на Эльбе фронтом на юг между Виттенбергом и Косвигом.

Подчиняется командованию ХХ армейского корпуса (см. соответствующее распоряжение в предыдущем разделе).

г) Дивизия «Кернер» концентрируется в районе Бельциг. Ее задача – обеспечение охранения и разведка в северо-восточном, восточном и юго-восточном направлениях, установление контакта с дивизией «Гуттен» к северу от Виттенберга. Подчинение ХХ армейскому корпусу.

д) Дивизия «Шилль» заканчивает свое развертывание и начинает 25 апреля движение через Цейсар в район к западу от Нимегк. Подчинение командованию ХХ армейского корпуса.

е) XLVIII танковый корпус сохраняет свою предыдущую задачу. Следует подготовить быстрый отход всех боеспособных частей за Эльбу между Виттенбергом и Дессау, намеченный на 25 апреля. Дальнейшая задача: защита линии Эльбы между Виттенбергом и Дессау фронтом на юг» [126].

Как мы видим, в первом приказе на новом направлении еще присутствуют меры по удержанию американских войск на плацдарме Барби. В целом приказ детализирует процесс перегруппировки с Западного фронта на Восточный. Не будем также забывать, что речь шла не о переброске своим ходом танковых соединений, а о пеших маршах пехотных дивизий. Для них даже несколько десятков километров были заметным препятствием, вызывающим потерю времени.

Надо сказать, что соблюдения секретности ввода в бой свежих сил в случае с армией Венка не наблюдалось. Напротив, ее активно использовали в пропагандистских целях. Соответственно информация о 12-й армии просочилась к советским разведчикам еще до начала ее наступления от… простых берлинцев. В разведсводке о настроениях в Берлине от 25 апреля 1945 г. было сказано: «Среди населения ходят слухи, что Гитлер с Западного фронта на оборону Берлина отозвал 10 дивизий». Реакции на это сообщение, впрочем, не последовало.

С началом перегруппировки войска Венка стали втягиваться в бои на новом направлении. Второй дивизией 12-й армии, вступившей в бой с советскими войсками, стала «Теодор Кернер». Еще 23 апреля дивизия при поддержке штурмовых орудий атаковала Тройенбрицен, занятый в середине предыдущего дня бригадой 5-го гв. мехкорпуса 4-й гв. танковой армии. Однако отбить город немцам не удалось, т.к. к нему с востока вскоре подошли основные силы 5-го гв. механизированного корпуса. Штурмовать Тройенбрицен, занятый достаточно сильной группой советской мотопехоты, было уже безумием. С другой стороны, потрепанный в Силезии в марте 1945 г. 5-й гв. мехкорпус также не обладал значительными ударными возможностями. Поэтому удара во фланг изготовившейся к наступлению 12-й армии с его стороны также не последовало.

Еще до того, как перегруппировка была завершена, ранним утром 25 апреля в штаб Венка поступил следующий приказ ОКВ:

«12-я армия незамедлительно начинает наступление всеми имеющимися в распоряжении частями через линию Виттенберг – Нимегк на восток в район Ютеборга и соединяется там с прорывающейся на запад 9-й армией для последующего совместного наступления на север для деблокирования Берлина».

С этим приказом последняя осторожность была отброшена. Решать одновременно задачи на двух фронтах было невозможно. Генерал Келлер приказал дивизии «Шарнхорст» покинуть свои позиции у американского плацдарма. Дивизия перебрасывалась на исходную позицию к северу от Виттенберга. В итоге на Западном фронте остались только два велосипедных строительных батальона. Они начали минировать главную линию обороны. Мины стали единственным, что преграждало путь американцам на восток.

Вечером 25 апреля в судьбу 12-й армии вмешался сам фюрер. Одновременно с постановкой 9-й армии задачи на прорыв в 19.00 25 апреля Гитлер послал телеграмму Венку, в которой говорилось:

«Обострение обстановки в Берлине и последовавшая затем блокада столицы Германии делают настоятельно необходимым быстрейшее осуществление наступательных действий в приказанных ранее направлениях с целью деблокады.

Только при условии, если наступающие группировки не будут обращать внимания на свои фланги и на положение соседей и их действия будут твердыми и решительными, направленными исключительно только на осуществление прорыва, 9-й армии удастся снова соединиться с войсками в Берлине и при этом уничтожить крупные части противника. Сосредоточение сил 12-й армии в одном районе или локальные действия явно недостаточными силами не обеспечивают успеха. Поэтому я приказываю:

1) 12-й армии своей южнофланговой группой, оставив охранение в районе Виттенберга, наступать из района Бельциг к рубежу Беелитц Ферх и тем самым отрезать 4-ю советскую танковую армию, наступающую на Бранденбург, от ее тылов и сразу же продолжать наступление в восточном направлении до соединения с 9-й армией.

2) 9-й армии, удерживая свой теперешний восточный фронт между Шпреевальдом и Фюрстенвальде, наступать кратчайшим путем на запад и установить связь с 12-й армией.

3) После соединения двух армий повернуть на север, непременно уничтожить соединения противника в южной части Берлина и соединиться на большом участке с войсками в Берлине»[127].

Так, к уже поставленным задачам 12-й армии прибавилась еще одна – деблокирование 9-й армии Бюссе. Фактически армия разбрасывалась по двум мало связанным друг с другом направлениям. С одной стороны, она должна была прорываться к Берлину с запада (Хольсте), с другой – идти на соединение с 9-й армией, а затем наступать на Берлин с юга.

При общем недостатке сил дилемма выбора направления удара становилась вдвойне актуальной. Строго говоря, перед 12-й армией открывались две возможности:

1) По предложению командования ХХ корпуса – атака из района Бельцига через Потсдам на Берлин. К преимуществам этого плана относились возможность произвести все необходимые перегруппировки в течение одной ночи и, предположительно, слабая оборона противника на этом направлении.

Кроме того, такое наступление позволяло установить контакт с 9-й армией, прорывающейся на запад к северу от Троенбрицена.

2) Наступление в полосе действий XLI танкового корпуса между цепочкой озер к северу от Хавеля, сохраняя контакт с левым флангом группы армий «Висла», фронт которой, казалось, стабилизировался в районе Фербелина.


Хотя проведение в жизнь второго плана, предложенного генералом Венком еще 23 апреля фельдмаршалу Кейтелю, потребовало бы значительных перегруппировок, он обладал несомненными достоинствами. Не зря удар Хольсте был уже 23 апреля обозначен как первоочередная задача Венка. Собственно командование 12-й армии видело в варианте 2) следующие преимущества:

а) 12-я армия находилась в длинном узком коридоре между двумя четко обрисовавшимися последними сражающимися группами немецких войск на юге и на севере Германии. Связь с южной группой должна была прерваться с уже подготовленным отходом XLVIII танкового корпуса на север за Эльбу в районе Виттенберг – Дессау. Более того, 25 апреля связь с южной группой была потеряна ввиду встречи советских и американских войск на Эльбе у Торгау.

б) Если бы группе армий «Висла» удалось собрать силы к юго-востоку от Фербелина для наступления в направлении Берлина, то в сочетании с ударом 12-й армии с запада, возможно, удалось бы разбить советские силы к северо-западу от Берлина по частям.

в) Были бы обойдены озера в районе Хавеля, представляющие собой препятствие для любого передвижения войск.

Сложившаяся обстановка, таким образом, заставляла искать соединения с северной группой в Западной Померании. В этом случае основные силы 12-й армии должны находиться на ее северном крыле, сохраняя локтевую связь с группой армий «Висла». Таким образом, удалось бы сосредоточить силы армии на меньшем пространстве и использовать для наступления минимум два армейских корпуса. Сосредоточение усилий на одном направлении обещало хотя бы ограниченный и временный, но почти гарантированный успех. Достаточный для вывода окруженных в Берлине войск.

Однако переданное по радио 12-й армией предложение действовать в соответствии с вариантом 2) было отклонено ОКВ. Несмотря на это, группе армий «Висла» был отдан приказ наступать на Берлин с севера (армейская группа Штайнера). Таким образом, две группировки, призванные деблокировать Берлин, должны были наступать на разных направлениях, не имея возможности даже согласовать свои действия. Более того, действовавший к северо-западу от Берлина у Фербелина XLI корпус Хольсте впоследствии вел боевые действия в изоляции от главных сил 12-й армии.

После долгих переговоров командующего 12-й армией с ОКВ был утвержден вариант 1). При этом армейское руководство сознавало, что таким образом в течение короткого времени будет утрачен контакт также и со сражающимися на севере частями, т.е. с группой армий «Висла» и, возможно, XLI корпусом Хольсте. Единственным выигрышем было время на перегруппировку войск. Энергичный штурм Берлина, проводившийся войсками двух советских фронтов, делал фактор времени одним из наиболее значимых. Учитывая, что соединения 12-й армии передвигались пешим маршем, смена направления главного удара означала потерю нескольких суток.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Подбитая САУ «Штурмгешюц». Такие самоходки стали последней надеждой Рейха как на берлинских улицах, так и в армии Венка


Возможно также, что верховное командование настаивало на варианте 1), надеясь на успех группы Штайнера. Успех ударов Венка и Штайнера обещал объединение войск в Берлине – 12-й армии, группы Штайнера и 3-й танковой армии – в одну группировку на севере Германии. Так или иначе, ближайшей целью армии Венка становился Потсдам. В Потсдаме 12-ю армию должны были дождаться остатки дивизии «Ян» и дивизия «Потсдам», находившиеся под командованием генерала Рейнмана, бывшего коменданта Берлина. Им предстояло продержаться хотя бы несколько дней и стать мостом, соединяющим Венка с берлинским гарнизоном.

Ударные возможности 12-й армии были достаточно скромными. Ее нельзя было даже сравнить с танковым корпусом Кирхнера, пытавшимся пробиться к окруженному Паулюсу. Поскольку армия Венка состояла из пехотных дивизий, поддержка наступления бронетехникой была ограниченной. В основном это были типичные для немецких пехотных соединений того периода САУ типа «Штурмгешюц» и «Хетцер». Иногда они разбавлялись другими типами техники. Так, боевая группа школы штурмовой артиллерии в Бурге, ставшая основой для бригады штурмовой артиллерии «Шилль», на 13 апреля 1945 г. состояла из следующих частей:

штабной роты с зенитными САУ с 37-мм пушками;

1-й роты из 12 «Хетцеров»;

2-й роты из 11 «Штурмгешюцев»;

3-й роты на БТРах (37 машин);

4-й роты с 17 бронеавтомобилями;

батареи из 3 «Хорнайсе» (истребитель танков с 88-мм пушкой), 2 «Хуммелей» (САУ со 150-мм гаубицей), 4 «Штурмгешюцев» с короткоствольной пушкой и 1 бронеавтомобиля. По некоторым данным, среди бронеавтомобилей было несколько тяжелых восьмиколесных бронемашин, вооруженных короткоствольными 75-мм орудиями. Весь этот зоопарк техники составлял непосредственную поддержку наступления дивизии «Шилль» на Потсдам.

Другая дивизия армии Венка, «Шарнхорст», получила в качестве усиления 1170-й батальон штурмовых орудий, насчитывавший на 6 апреля 1945 г. 19 StuG и 12 StuH. Помимо этого в состав 12-й армии входила 243-я бригада штурмовых орудий. На 18–20 апреля 1945 г. насчитывала 3 StuG и 7 StuH [128]. Также формировавшиеся в апреле 1945 г. дивизии армии Венка («Ян», «Шарнхорст», «Гуттен», «Кернер» и «Потсдам») получили по 10 «Хетцеров». Три из них даже получили по одной БРЭМ на шасси «Хетцера». Кроме того, в составе 12-й армии был 3-й батальон истребителей танков, получивший 7 апреля 21 САУ «Хетцер». Неизвестно, правда, сколько самоходок из вышеперечисленных осталось в строю после боев с американцами.

По иронии судьбы дивизии армии Венка были одними из немногих, кто не испытывал в Германии апреля 1945 г. проблем с горючим. В распоряжении 12-й армии оказались застрявшие из-за наступления американцев на Эльбе баржи, в том числе с топливом. Поэтому самоходки и немногочисленные машины армии могли свободно маневрировать. Вскоре это им понадобилось.

Изучение 12-й армии не может не вызвать изумления несоответствием возлагаемых на нее надежд ее реальным возможностям. Танковых дивизий, ставших визитной карточкой немецких наступлений и контрнаступлений в различные периоды войны, в непосредственной близости от Берлина не нашлось. Наступление Венка было атакой крупной массы пехоты из безусых юнцов, поддержанных немногочисленными «Штурмгешюцами» и «Хетцерами». Причем пехота была разномастной: униформа при формировании дивизий была взята с разных складов. Можно было увидеть совершенно невообразимую смесь из голубовато-серого обмундирования люфтваффе, армейского фельдграу и цветов РАД (имперской службы трудовой повинности).

Перегруппировка слабообученной пехоты Венка шла медленно, и на исходные позиции XX корпус вышел лишь к утру 28 апреля. Серьезной проблемой для войск 12-й армии были пробки на дорогах, созданные беженцами с востока во всей полосе армии. Все беженцы хотели как можно скорее переправиться через Эльбу. Идти в противоположном направлении, т.е. с запада на восток, маршевым колоннам корпуса Келлера было довольно трудно. Таким образом, только на пятый день после визита Кейтеля части ХХ армейского корпуса заняли свои исходные позиции между Бельцигом и Виттенбергом.

Кто же стоял на их пути к Потсдаму и Берлину? 28 апреля корпус Келлера армии Венка вышел на фланг 4-й гв. танковой армии. Разворот обеих танковых армий 1-го Украинского фронта на Берлин в какой-то степени образовал вакуум на внешнем фронте окружения немецкой столицы. На тот момент армия Лелюшенко была разбросана между несколькими направлениями. Во-первых, 10-й танковый корпус штурмовал Ванзее на юге Берлина. Во-вторых, 6-й механизированный корпус занял Потсдам совместно с войсками 1-го Белорусского фронта и даже был перенацелен на Бранденбург. 16-я мехбригада этого корпуса 28 апреля уже вела уличные бои в Бранденбурге, две другие были в пути от Потсдама в Бранденбург. 5-й гв. механизированный корпус занимал оборону в Тройенбриццене и Биелице. 68-я танковая бригада вообще была развернута назад и действовала против прорывающихся отрядов 9-й армии Бюссе под Барутом.

С первыми лучами рассвета XX армейский корпус начал наступление на Берлин. В центре ударной группировки 12-й армии наступала дивизия «Гуттен». На ее левом фланге, уступом чуть позади, наступала в северо-восточном направлении дивизия «Шилль». На правом фланге «Гуттена» наступала дивизия «Шарнхорст». Во второй половине дня 28 апреля «Гуттен» и «Шилль» прорвались в лес Ленинер форст. Авангарды дивизии «Гуттен» находились в 15 километрах от первоначальной цели наступления – переправы через Хавель к юго-западу от Потсдама. 28 апреля авангарды ХХ армейского корпуса уже достигли городка Ферх к югу от Потсдама.

Один из участников событий, командир дивизии «Гуттен» генерал-лейтенант Герхард Энгель впоследствии писал: «Подбитая вражеская бронетехника укрепила нашу уверенность, что мы напали на моторизованные отряды флангового прикрытия 1-го Украинского фронта». Под удар дивизий XX корпуса армии Венка попала 70-я самоходно-артиллерийская бригада (американские СУ-57) и находившаяся на марше 17-я мехбригада 6-го гв. мехкорпуса армии Лелюшенко. Сдержать крупные массы пехоты на широком фронте они не могли. Фактически 16-я мехбригада 6-го мехкорпуса в Бранденбурге была отрезана от основных сил своего корпуса и армии в целом. Окружение ей, впрочем, не угрожало – с севера к Бранденбургу вышли войска 1-го Белорусского фронта.

Описания успехов соединений армии Венка, приводящиеся в зарубежных изданиях, чаще всего сильно преувеличены. Так, В. Тике приводит воспоминания генерала Энгеля, в которых написано, что «дивизия «Гуттен» со своими двумя полками рассеяла целых две русские стрелковые дивизии»[129]. Это очевидная неправда, т.к. ни одной стрелковой дивизии в полосе наступления XX корпуса попросту не было. «Гуттен» и «Шилль» врезались в маршевые колонны спешащих к Бранденбургу бригад 4-й танковой армии, не имевших, разумеется, никаких подготовленных для обороны позиций. Имея безусловное численное превосходство, две немецкие дивизии смогли несколько потеснить советскую мотопехоту.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

САУ «Хетцер». Именно эти неказистые «свистки», а не «Тигры» и «Пантеры» пытались пробиться к Берлину в составе 12-й армии


Любопытно также отметить, что если немцы рассказывали впоследствии о неких мифических стрелковых дивизиях, то разведчики 4-й гв. танковой армии уже 28 апреля захватили разговорчивых пленных из «Гуттена» и «Шарнхорста». По их показаниям, дивизия «Гуттен» была полностью укомплектована личным составом, но лишь на 60% вооружением. Также они поведали советским разведчикам о своем марше с Западного фронта.

Однако, даже пользуясь моментом внезапности, войскам Венка не удалось достичь Потсдама. Гарнизон Рейманна уже был выбит из города. В полдень 28 апреля в его адрес из штаба 12-й армии была отправлена радиограмма. Она гласила:

«ХХ армейский корпус достиг Ферч. Всеми силами установить контакт и прорываться к 12-й армии».

Фактически это означало: «Мы к вам не пробьемся, прорывайтесь к нам сами». Генерал Рейманн не заставил себя долго упрашивать. Он собрал около 20 тыс. своих солдат для прорыва. Им вскоре удалось установить контакт с прорвавшимися в Ленинский лес частями дивизий «Шилль» и «Гуттен». Об этом незначительном успехе было доложено в ОКВ, а уже оттуда донесение достигло бункера фюрера. По Берлину поползли слухи: «Венк уже перед Потсдамом!» Следовало говорить не «уже», а «еще». Сам Венк позднее вспоминал, что направил Вейдлингу в Берлин радиограмму следующего содержания: «Контрнаступление 12-й армии застряло под Потсдамом. Войска ввязались в тяжелые оборонительные бои. Предлагаю вам прорыв к нам». Обратите внимание – «оборонительные бои».

Собственно 28 апреля стало первым и единственным днем, когда 12-я армия добилась каких-то заметных результатов наступательными действиями. Опомнившись от неожиданного выпада живописных юнцов, советское командование сразу же приняло эффективные контрмеры. На дивизии Венка посыпался град ударов с разных сторон. Для парирования возникшего кризиса Лелюшенко нацелил на наступающие части армии Венка 70-ю самоходную бригаду, две бригады 6-го мехкорпуса и две бригады 5-го мехкорпуса. Последний обеспечил достаточно энергичный нажим на фланг 12-й армии. Дивизии «Шарнхорст» и «Кернер» полностью перешли к обороне в районе Беелитца. В направлении Потсдама могли действовать теперь только две дивизии – «Гуттен» и «Шилль».

29 апреля Лелюшенко был вынужден снять со штурма Берлина одну бригаду 10-го танкового корпуса. С точки зрения командования 4-й гв. танковой армии, ситуация 29 апреля выглядела так: «Кризис сражения резко затянулся. Это отвлекло большую часть сил 4-й гв.ТА в районе Беелитца и затянуло развязку Берлин – Бранденбургского сражения»[130] .

Путь к Потсдаму 12-й армии преграждали 17-я и 35-я мехбригады 6-го мехкорпуса, а также 70-я самоходно-артиллерийская бригада. Отбросить передовые части Венка им еще не удалось, но продвижения вперед «Гуттен» и «Шилль» уже не имели. Не имевшая танков 12-я армия со своими «Штурмгешюцами» и «Хетцерами» испытывала серьезные трудности в борьбе с советской бронетехникой. Во всяком случае, в канонических описаниях действий армии Венка неизменно упоминаются танки «Иосиф Сталин», с которыми немецкие самоходчики боролись, ловя паузы в перезаряжании мощных орудий ИСов. Несколько ИС-2 действительно имелось в 6-м гв. мехкорпусе, но на тот момент их оставалось меньше десятка. Трудности в борьбе с ними лишь подчеркивают глубину падения «последней надежды рейха».

Что интересно, командующий 4-й гв. танковой армией практически не упоминает 6-й гв. мехкорпус в описании отражения наступления армии Венка. Все лавры по неясным причинам достаются его соседу: «5-й гвардейский механизированный корпус И.П. Ермакова, в котором было много моряков Тихоокеанского флота, несокрушимо стоял на рубеже Тройенбритцен – Беелитц, непрерывно отражая атаки армии Венка» [131]. Строго говоря, направлением главного удара Венка был Потсдам, а не Тройенбритцен или Беелитц. Эти два населенных пункта лежали на фланге наступления 12-й армии. Если судить по документам, то именно 12-я мехбригада корпуса Ермакова отражала атаки частей Венка у лечебницы западнее Беелитца. Вывод из этой лечебницы 3 тыс. раненых считается одним из немногих успехов 12-й армии. Во второй половине дня 29 апреля мехбригады 5-го гв. мехкорпуса от обороны перешли к активным действиям. Однако изначально довольно слабый и потрепанный в Силезии в марте корпус Ермакова не мог добиться перелома ситуации в пользу советских войск.

Посильный вклад в разгром 12-й армии также сделала авиация 2-й воздушной армии. 28 апреля была нелетная погода, моросил дождь. Поэтому летали лишь разведчики. На следующий день, 29 апреля, на головы солдат Венка обрушились ракеты, бомбы и снаряды пушек ВЯ Ил-2 1-го гв. штурмового авиакорпуса. Командный пункт корпуса был развернут на передовой, непосредственно в Беелитце. Всего штурмовики выполнили за день 414 самолето-вылетов. В последующие дни авиакорпус действовал в том же районе, оказывая поддержку частям 5-го гв. мехкорпуса как в оборонительных, так и в наступательных боях.

Во второй половине дня 29 апреля Венк послал следующую радиограмму в ОКВ:

«Армия, и в особенности ХХ армейский корпус, который временно установил контакт с гарнизоном Потсдама и смог обеспечить отход последнего, на всем фронте находится под столь сильным давлением противника, что наступление на Берлин более невозможно, тем более что на поддержку силами 9-й армии тоже нельзя рассчитывать» [132].

Эта радиограмма достигла ОКВ, но уже не была передана в Берлин. Однако представление о реальной обстановке в ОКВ получили. В бункере фюрера последние новости узнали несколько часов спустя. В 23.00 29 апреля в ставку ОКВ была отправлена последняя радиограмма Гитлера:

«Шефу руководящего штаба вермахта, генерал-полковнику Йодлю.

1. Где авангард Венка?

2. Когда он начнет наступление?

3. Где 9-я армия?

4. Где группа Хольсте?

5. Когда она начнет наступление?

Подпись: Адольф Гитлер».

Кейтель позднее вспоминал: «За ужином мы обсудили с Йодлем возможные варианты ответов – первый из них я составил сам. По-солдатски, без сглаживания и в полном соответствии с серьезностью создавшегося положения я доложил о безнадежности попыток освобождения Берлина». Ответ Кейтеля был отправлен в Берлин около 1.00 30 апреля. Он гласил:

«1. Наступление Венка остановлено к югу от Швиловзее. Его правый фланг подвергается сильным советским атакам.

2. Вследствие этого 12-я армия не может продолжать свое наступление к Берлину.

3. и 4. 9-я армия окружена. Танковая группа прорвалась на запад, ее местонахождение неизвестно.

5. Корпус Хольсте вынужден перейти к обороне от Бранденбурга до Ратенова и Креммена» [133].

Как известно, вскоре после получения этого «солдатского» ответа Адольф Гитлер покончил с собой. Так солдаты и командиры частей 4-й гв. танковой армии, вдалеке от Рейхстага, на периферии сражения, сами того не зная, приблизили завершение битвы за Берлин. Действительно, 30 апреля ни о каком наступлении Венка на Потсдам уже не могло быть и речи. Напротив, две бригады 6-го мехкорпуса и самоходно-артиллерийская бригада сумели оттеснить авангарды Венка от Ферха. Основной задачей 12-й армии стало удержание позиций под Беелитцем, к которым прорывались из хальбского «котла» остатки 9-й армии. Удерживать их становилось все труднее – Лелюшенко развернул от сданного частям 1-го Белорусского фронта Бранденбурга 16-ю мехбригаду. Соответственно 6-й гв. мехкорпус целиком действовал против соединений XX армейского корпуса под Ферхом и Ленином. Днем 30 апреля Венк отправил радиограмму Бюссе: «12-я армия сейчас вовлечена в тяжелые оборонительные бои. Ускорьте свой прорыв. Мы ждем вас».

Прорыв остатков армии Бюссе к позициям армии Венка состоялся 1 мая 1945 г. По немецким оценкам, в расположение 12-й армии вышли примерно 35–40 тыс. человек из состава 9-й армии и несколько тысяч гражданских. На следующий день, 2 мая 1945 г., началось отступление 12-й армии к Эльбе для сдачи союзникам. «Швиммваген» с парламентерами отправился через Эльбу уже 3 мая.

Последний штурм

Вопрос о том, кто первый вошел в Берлин, зависит от того, что считать границей города. Традиционная трактовка предполагала, что граница немецкой столицы проходит по кольцевой Берлинской автостраде (Берлинеринг). Именно такую интерпретацию событий мы можем видеть в классическом советском исследовании «Последний штурм»: «В 6 час. 21 апреля передовые части 171-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник А.И. Негода, первыми ворвались на северо-восточную окраину Берлина»[134]. Около 6 утра 21 апреля, точнее в 6.30, передовой батальон 713-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии пересек Берлинеринг к западу от его пересечения с «Рейхсштрассе № 2».

В связи с этим необходимо сказать несколько слов о том, что собой представлял Берлин в 1945 г. Это был один из крупнейших городов мира. По своей площади (88 тыс. гектаров) Берлин уступал только Большому Лондону. Наибольшее протяжение города с запада на восток – до 45 км, а с севера на юг – свыше 38 км. Эта огромная площадь, так называемый Большой Берлин, застроена только на 15 процентов. Остальная часть территории города была занята садами и парками. В центре города находился крупный парк Тиргартен, к которому примыкал Зоологический сад. Большой Берлин делился на 20 районов, из них 14 относились к внешним. Застройка внешних районов была разреженной, малоэтажной, большинство домов имело толщину стен 0,5–0,8 м. Границей Большого Берлина была кольцевая автострада, поэтому ее пересечение можно считать началом боев за город. Внутренние районы города – в черте окружной железной дороги – застроены наиболее плотно.

Примерно по границе области плотной застройки проходил периметр разделенной на девять секторов системы обороны города. Средняя ширина улиц в этих районах 20–30 м, а в отдельных случаях до 60 м. Строения каменные и бетонные. Средняя высота домов 4–5 этажей, толщина стен зданий до 1,5 м. К весне 1945 г. большинство домов было разрушено бомбардировками союзников. Именно вторжение в один из секторов обороны этой части Берлина было действительным началом городских боев. С этой точки зрения первым прорвался в Берлин 1-й механизированный корпус.

Лицо города определял не только статус политического и финансового центра страны, но и сосредоточение в Берлине большого количества промышленных предприятий. В нем было сосредоточено 2/3 электротехнической промышленности, 1/6 машиностроения Германии, значительная часть военной промышленности – до 20 больших заводов. В частности, в Берлине был расположен завод Alkett, специализировавшийся на производстве самоходных орудий. Крупнейшие промышленные предприятия были расположены преимущественно во внешних городских районах. В городе насчитывалось большое количество средних и мелких промышленных предприятий, фабрик и заводов.

Политический и промышленный центр был связан со страной множеством транспортных артерий. К Берлину сходились 15 железнодорожных линий. Железные дороги, примыкающие к Берлину с запада и востока, соединены между собой четырехколейной городской железной дорогой. Кроме того, все сходящиеся к Берлину железные дороги соединены окружной дорогой в черте города. В Берлине насчитывается до 30 вокзалов, более 120 железнодорожных станций в пригородах, 8 крупных и ряд мелких сортировочных станций. Крупнейшие вокзалы, с которых осуществлялась связь со всей страной, находятся непосредственно в городской черте и даже в самом центре города (Потсдамский вокзал, вокзал Фридрихштрассе, Лертерский вокзал, Силезский вокзал и другие).

Как и многие крупные города тех лет, Берлин располагал целой сетью подземных сооружений, из которых важнейшим является метро. Оно неглубокого залегания, линии часто выходят на поверхность и идут по эстакадам. Общее протяжение линий метро было около 80 км.

Бомбардировки союзников привели к появлению в городе таких своеобразных сооружений, как башни ПВО (Flaktuerm). Это были бетонные башни высотой около 40 м, на крыше которых оборудовались установки зенитных орудий до 128-мм калибра. Также башни оснащались 20-мм и 37-мм автоматическими зенитными пушками. Башни ПВО строились в 1940–1941 гг. по проекту Шпеера, и по своему основному назначению они были убежищами для населения в период налетов. Считалось, что вероятность прямого попадания бомбы в башню ниже, чем в подземное убежище. Каждая башня по плану вмещала 18 тыс. человек. В Берлине было построено три таких гигантских сооружения. Это были Flaktuerm I в районе Зоопарка, Flaktuerm II во Фридрихсхайне (на востоке города) и Flaktuerm III в Гумбольтхайне (на севере города).

Помимо циклопических башен ПВО в городе было несколько десятков наземных убежищ (Luftschutzbunker) меньшего размера. Это были железобетонные сооружения высотой примерно 18 метров с квадратным основанием, с маленькими узкими окошками, а часто вовсе без них, разбросанные по всему городу. Многие из берлинских наземных убежищ (например, бункер у Ангальтского вокзала и на Альбрехтштрассе) сохранились до наших дней.

Местность, отравлявшая существование частей 1-го Белорусского фронта на пути к Берлину, сохранила некоторые свои особенности в черте города. Берлин пересекают множество естественных и искусственных водных рубежей и препятствий. К ним относятся р. Шпрее шириной до 100 м, протекающая через город с юго-востока на северо-запад, а также большое количество каналов, особенно в северо-западной и южной частях города. В связи с этим в городе много мостов. Городские надземные дороги проходят по стальным эстакадам и насыпям высотой до 10 м.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

САУ «Хетцер» на окраинах Берлина. Помимо «фаустников» в городе советские войска встретили немало вполне традиционных противотанковых средств


В 1939 г. в столице Третьего рейха проживали 4 321 000 человек. Однако гибель людей вследствие бомбардировок союзников, призыв на военную службу как мужчин, так и женщин и бегство почти миллиона горожан от бомбардировок в более безопасную сельскую местность в 1943–1944 гг. сократили эту цифру более чем на треть. В январе 1945 года население города оценивалось в 2 900 000 человек. Отток берлинцев из города в некоторой степени компенсировался накоплением в нем беженцев из занятых Красной Армией районов Германии. В середине апреля в городе насчитывалось около 2–2,5 млн человек.

Разрушения от бомбардировок в какой-то мере сыграли на руку обороняющимся. Так, впоследствии пленный командир 569-го батальона фольксштурма капитан Этельмайер утверждал, что его солдаты «особенно уверенно оборонялись в районах, разрушенных бомбардировками, так как они могли в любом месте дома выбирать себе места для стрельбы и не опасаться, что своей стрельбой привлекут огонь русской артиллерии на цивильных жителей».

Наступая по улицам Берлина, советские корпуса и дивизии нацеливались на массивное здание в его центре – Рейхстаг. Оно было сооружено в конце XIX столетия для немецкого парламента. В ночь с 27 на 28 февраля 1933 г. Рейхстаг был подожжен неизвестными, Гитлер обвинил в поджоге коммунистов, и вскоре последовали ограничения прав и свобод. Фактически после поджога Рейхстага в Германии воцарилась однопартийная система и парламент как таковой перестал существовать. Здание Рейхстага, соответственно, утратило свое первоначальное значение. Во время войны были даже планы переделки его в башню ПВО.

Хотя советские войска в Берлине стремились к Рейхстагу, мозговой центр Третьего рейха находился в другом месте. Бункер Гитлера располагался под старой Рейхсканцелярией на улице Вильгельмштрассе, 77. Это было одно из комплекса правительственных зданий к юго-востоку от Рейхстага. Постройка бомбоубежища под Рейхсканцелярией, известного под обозначением Б207, началась в 1942 г. Оно дополняло старое бомбоубежище постройки 1936 г. и располагалось под сквером во дворе Рейхсканцелярии. Толщина перекрытий сооружения составляла 3,5 метра упрочненного бетона и обеспечивала достаточно надежную защиту от бомб. В бомбоубежище вели два входа, один из массивного сооружения во дворе Рейхсканцелярии и второй из старого бомбоубежища в подвале здания. Старое бомбоубежище получило наименование Vorbunker – передовой или «фронтовой» бункер. Бункер Б207 проектировался только как временное убежище и не предусматривал длительного проживания в нем, как это случилось волей обстоятельств. Это бомбоубежище тем более не проектировалось как центр управления войсками. Суммарная площадь помещений бункера фюрера составляла всего около 700 квадратных метров. При этом в бункере постоянно жили Гитлер и его приближенные (Ева Браун, Мартин Борман, Йозеф Геббельс, административный персонал), здесь же складировались продукты, действовал телефонный узел и проводились совещания. По воспоминаниям очевидцев, во всех помещениях бункера оставались голые бетонные стены, источавшие запах мокрого цемента. Постоянным звуковым фоном в бункере был равномерный гул системы вентиляции. В этом негостеприимном месте Гитлер оставался до самого конца. Ставка Верховного главнокомандования вермахта 20 апреля покинула Берлин и перебралась в Голштинию.

Готовил Берлин к обороне с января 1945 г. штаб III военного округа. 6 марта 1945 г. комендантом Берлина был назначен генерал-лейтенант Гельмут Рейман. Это был достаточно опытный военачальник. Рейман участвовал в войне с СССР с июня 1941 г., в 1944 г. командовал 11-й пехотной дивизией, воевавшей в районе Нарвы и Риги. Был награжден Рыцарским крестом и Дубовыми листьями. Задачу Реймана нельзя было назвать простой: основные усилия командования группы армий «Висла» были сосредоточены на укреплении обороны на Одере. В распоряжении коменданта Берлина были только 92 батальона фольксштурма и отдельные части. Вообще сражение за Берлин характеризуется участием в нем целого «зоопарка» различных немецких частей. В частности, только 1-я гв. танковая армия по опросам пленных выявила среди противостоявших немецких войск около 70 (!!!) различных частей и подразделений. Среди них были батальоны фольксштурма, полицейские участки, полицейские группы по откапыванию засыпанных после бомбардировки, охрана Берлинской тюрьмы, батальон шоферов, батальоны связи, строительные батальоны, батальон аэродромной комендатуры, крепостные противотанковые и пулеметные батальоны. Немецкая армия в Берлине была словно вывернута наизнанку, в бой пошло множество вспомогательных и учебных подразделений.

Система подготовки города к обороне была достаточно типичной для немецких «фестунгов» – массивные баррикады, подготовка зданий к обороне. Баррикады в Германии сооружались на промышленном уровне и не имели ничего общего с грудами хлама, которыми перегораживают улицы в период революционных волнений. Берлинские баррикады, как правило, имели 2–2,5 метра в высоту, 2–2,2 м в толщину. Сооружались они из дерева, камня, иногда рельс и фасонного железа. Часть улиц была полностью перегорожена баррикадами, не было оставлено даже проезда. По основным магистралям баррикады имели 3-метровый проезд, подготовленный к закрытию вагоном с землей, камнем или другими материалами. Подходы к баррикадам минировались. Все железнодорожные и автогужевые путепроводы были забаррикадированы. Подходы к мостам через каналы и выходы с мостов также имели баррикады. Одной из «находок» в обороне Берлина была танковая рота «Берлин», состоявшая из неспособных к самостоятельному передвижению танков. Они были вкопаны на перекрестках улиц и использовались как неподвижные огневые точки. Всего в состав роты «Берлин» входили 10 танков «Пантера» и 12 танков Pz.IV.

Однако подготовившему город к обороне генералу Рейману не суждено было войти в историю в роли защитника немецкой столицы. 23 апреля Гитлер заменил Реймана на 27-летнего подполковника Эриха Беренфенгера, кавалера Рыцарского креста с мечами и Дубовыми листьями. Считалось, что энергичный подполковник лучше седовласого генерала. Однако в конечном итоге был сделан выбор в пользу генерала. С 24 апреля комендантом Берлина был назначен командир отошедшего на улицы города LVI танкового корпуса генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг. Командный пункт Вейдлинга расположился в башне ПВО в Зоологическом саду.

По приказу Вейдлинга дивизии его корпуса постепенно распределились по секторам обороны города. Те сектора, которым не хватило регулярных частей, занимались сводными группами и фольксштурмом. В итоге к 25 апреля силы обороны были разделены следующим образом:


Сектора A и B (восточный Берлин): фольксштурм, гитлерюгенд и батальон СС Мругаллы под общим командованием подполковника Эриха Бэрефангера;

Сектор C: 11-я танко-гренадерская дивизия СС «Нордланд»;

Сектор D (Темпельхов и Штеглиц): танковая дивизия «Мюнхеберг»;

Сектор E (юго-запад Берлина и Груневальд): 20-я танко-гренадерская дивизия;

Сектор F (Шпандау и Шарлотенбург): гитлерюгенд, фольксштурм под общим командованием подполковника Эдера;

Сектора G и H (север Берлина): 9-я парашютно-десантная дивизия;

Сектор Z (центр Берлина): боевая группа генерал-майора войск СС Монке и части люфтваффе из министерства авиации под командованием подполковника Зейферта.

В резерв Вейдлинг выделил 18-ю танко-гренадерскую дивизию. Вне зависимости от наличия в секторе обороны регулярных частей, в них присутствовали подразделения фольксштурма. Дивизия «Мюнхеберг» поначалу была сосредоточена в секторах A и B на востоке Берлина, но к утру 25 апреля она ввиду изменения обстановки была переведена в сектор D.

Какова же была численность защитников Берлина? Традиционной для отечественной исторической литературы является оценка численности берлинского гарнизона в 200 тыс. человек. Однако эта цифра представляется завышенной. Хорошую количественную оценку немецких войск в Берлине дает Зигфрид Кнаппе, в чине майора служивший начальником оперативного отдела LVI танкового корпуса. Он утверждает, что в подчинении корпуса во время штурма Берлина было пять дивизий численностью в две комплектные дивизии. Кнаппе оценивает численность соединений, подчиненных LVI корпусу, в 40 тыс. человек, а с учетом различных частей, находившихся на территории Берлина, – 60 тыс. человек и 50–60 танков. К цифре численности берлинского гарнизона, называемой в советских источниках, он относится скептически. Кнаппе считает эту цифру расчетной исходя из штатной численности войск, а не их реального состояния к началу штурма города.

Помимо оценок Кнаппе есть конкретные цифры, приведенные в книге «The fall of Berlin» английских историков Энтони Рида и Дэвида Фишера. На 19 апреля в распоряжении военного коменданта Берлина генерал-лейтенанта Гельмута Реймана было 41 253 человека. Из этого числа только 15 000 были солдатами и офицерами вермахта, люфтваффе и кригсмарине. В числе остальных было 1713 полицейских, 1215 «гитлерюгендов» и представителей рабочей службы и 24 000 фольксштурмистов. Теоретически в течение шести часов мог быть поставлен под ружье призыв, называвшийся «Clausewitz Muster», численностью 52 841 человек. Но возможность такого призыва и его боевые возможности были достаточно условными. Кроме того, большой проблемой было вооружение и боеприпасы. Всего в распоряжении Реймана было 42 095 винтовок, 773 пистолета-пулемета, 1953 ручных пулемета, 263 станковых пулемета и небольшое число минометов и полевых орудий. Резюмируя состояние обороны города, Рид и Фишер называют Берлин «крепостью с бумажными стенами»[135]. В Берлине также дислоцировалось элитное подразделение «Караульный полк Великая Германия Берлин» (Wachregiment Grossdeutschland Berlin) под командованием майора Ленхофа.

Отход в Берлин LVI танкового корпуса незначительно усилил гарнизон. Вейдлинг вспоминал: «56-й танковый корпус прибыл в Берлин, вернее, отступил в Берлин, имея в 18-й мд до 4000 человек, в дивизии «Мюнхеберг» до 200 человек, артиллерию дивизии и четыре танка; мд СС «Нордланд» имела в своем составе 3500–4000 человек; 20-я мд – 800–1200 человек; 9-я адд – до 500 человек, но в Берлине она пополнилась до 4000 человек, т. е. 56-й тк к началу своих операций непосредственно в Берлине насчитывал 13 000–15 000 человек». Разумеется, качественно регулярные войска превосходили фольксштурмистов, но их было недостаточно для эффективной обороны города. Особняком среди защитников Берлина стояла личная охрана Гитлера, насчитывавшая около 1200 человек.

Еще одну оценку дают показания захваченных в ходе штурма пленных о численности защитников секторов обороны Берлина. Начальник оперативного отдела участка «Б» подсектора-2 сектора «C» оберлейтенант Фридрих Арендт, захваченный в плен 25 апреля, утверждал: «По плану намечалось, что каждый сектор будет оборонять до 24 000 чел. В действительности же на 20 апреля наш сектор «С» насчитывал 12 000 чел. (прежде всего, фольксштурм второго призыва, заводские охранные батальоны и рабочие, разбронированные с некоторых военных заводов и других предприятий). Другие сектора также насчитывали около 12 000 чел.»[136]. Оценки других пленных также лежат в промежутке от 12 тыс. до 15 тыс. человек в составе защитников отдельных секторов обороны города. Это позволяет предположить, что всего в девяти секторах было 110–140 тыс. человек.

Таким образом, вышеприведенные цифры Кнаппе следует рассматривать как нижнюю оценку, а советскую – как верхнюю. Наиболее близкой к истине представляется оценка численности берлинского гарнизона в 100–120 тыс. человек.

Для обороны большого города, каковым был Берлин, такого количества защитников было явно недостаточно. Профессионалам это было очевидно с самого начала. В сводке обобщенного боевого опыта 8-й гв. армии указывалось: «Для обороны такого крупного города, окруженного со всех сторон, не было достаточно сил, чтобы оборонять каждое здание, как это имело место в других городах, поэтому противник оборонял главным образом группы кварталов, а внутри них отдельные здания и объекты, являющиеся ключевой позицией района, или целый административный район города – этому способствовало большое количество каналов, изолирующих отдельные районы города»[137].

Советские войска, штурмовавшие Берлин, насчитывали, по данным на 26 апреля, 464 тыс. человек[138]. Соотнося численность защитников с размерами города, следует констатировать, что отсечением от Берлина главных сил 9-й армии Бюссе и их уничтожением в хальбском «котле» задача штурма немецкой столицы была существенно упрощена.

23 апреля

Штурмовавшую Берлин группировку советских войск можно условно разделить на три группы: северную (3-я ударная и 2-я гвардейская танковая армии), юго-восточную (5-я ударная, 8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковая армии) и юго-западную (войска 1-го Украинского фронта).

Северная группировка. Войска 3-й ударной армии 23 апреля вели бой в северо-восточной и северной части Берлина. Типичной для 3-й ударной армии в Берлинской операции была практика ротации дивизий в стрелковом корпусе. Корпуса наступали в двухэшелонном построении, с двумя дивизиями в первой линии и одной дивизией – во второй. Состав дивизий первого эшелона постоянно менялся. Например, в 79-м стрелковом корпусе 23 апреля наступали 207-я и 150-я стрелковые дивизии, а 171-я стрелковая дивизия была выведена во второй эшелон. Периодически корпуса разворачивали все три стрелковые дивизии в одну линию. Так были развернуты в линию дивизии 12-го гв. стрелкового корпуса 23 апреля. 23-я гв. стрелковая дивизия корпуса в ночь на 23 апреля овладела пригородом Панков и вела наступление в направлении пригорода Рейникендорфа. 52-я гв. стрелковая дивизия, очистив Вейсензее, вела уличные бои в северо-восточной части Берлина.

Командующий армией был недоволен темпами наступления. В.И. Кузнецов шифровкой высказал свое неудовольствие подчиненным ему командирам:

«В ночь на 23.4.45 и в течение дня войска армии фактически наступательных действий не вели. Командиры полков, дивизий и корпусов не потребовали от своих частей выполнения приказа на наступление, а их штабы (в особенности 207-я и 150-я сд 79-го ск) потеряли управление частями и до 12.00 23.4.45 г. не знали, что делают войска и где они находятся. За 23.4 в результате плохой организации боя 23-я и 52-я гвсд 12-го гвск продвинулись только на 200–250 метров»[139].

Наступление 3-й ударной армии замедлилось в связи с втягиванием ее соединения в плотно застроенные районы. Фаустпатроны стали универсальным средством борьбы: обороняющиеся применяли их не только против бронетехники, но и против орудий, установленных на прямую наводку на улицах города. Потери 3-й ударной армии за 23 апреля составили 124 человека убитыми и 841 человек ранеными.

После выхода главной ударной группировки 1-го Белорусского фронта к Берлину 2-я гв. танковая армия была перегруппирована в район к северо-западу от города. Армия С.И. Богданова, до этого наступавшая в боевых порядках общевойсковых армий, получила собственную полосу наступления. Также из 2-й гв. танковой армии был изъят 9-й гв. танковый корпус для действий к западу от Берлина.

В 22.40 22 апреля командующий 2-й гв. танковой армией приказал:

«2-я гв. ТА из района Розенталь, приг. Панков, наносит удар в общем направлении стрельбище Тегель, Сименсштадт, Вестенд и выходит в район Рулебен, иск. Груневальд, Шарлоттенбург.

Командиру 1-го МК – корпус вывести из боя и к 5.00 23.4.45 сосредоточить западнее Розенталь, Витенау, Борзигвальде, западная часть стрельбища Тегель и, переправившись через канал Берлин – Шпандауэр – Шиффартс, овладеть западной частью Сименсштадт. В последующем форсировать р. Шпрее и овладеть районом Рулебен, иск. Эйхкампф, Вестенд.

Командиру 12-го гв. ТК – корпус к 5.00 23.4.45 вывести из боя и сосредоточить в Хайнерсдорф. С 6.00 23.4.45 во взаимодействии с 1-м МК наступать в направлении приг. Панков, приг. Рейникендорф, переправиться через канал Берлин – Шпандауэр – Шиффартс, овладеть восточной частью Сименсштадт. В последующем форсировать р. Шпрее и занять район Шарлоттенбург»[140].

Этим приказом 2-я гв. танковая армия выводилась из боев за Берлин и направлялась на юго-запад, в направлении берлинских пригородов. Пригороды с разреженной в сравнении с центральной частью города были соразмерной с возможностями механизированных соединений целью.

Выполняя приказ командующего армией, 1-й механизированный корпус к полуночи 22 апреля вышел из боя за Вейсензее и ночным маршем сосредоточился в назначенном районе. В 11.00 корпус перешел в наступление и к 3.00 захватил станцию Виттенау. 12-й гв. танковый корпус в 21.00 22 апреля вышел из боя и к 5.00 сосредоточился на исходных позициях для наступления. В наступление корпус перешел синхронно со своим соседом – в 11.00 23 апреля. К исходу дня корпус вышел к каналу Берлин – Шпандауэр – Шиффартс и уткнулся во взорванные переправы. Предстоял традиционный для Берлинской операции конвейер с форсированием канала пехотой, расширением плацдарма, постройкой моста или понтонной переправы для тяжелой техники.

Юго-восточная группировка. Свое участие в битве за Берлин 5-я ударная армия начала с блестящего «хода конем» с форсированием реки Шпрее. 9-й стрелковый корпус вышел к реке, имея 82 лодки А-3 и 36 лодок АМН. Кроме того, корпус располагал понтонными парками НЛП и Н2П. Для форсирования Шпрее 5-й ударной армии также были приданы катера Днепровской флотилии в количестве 10 штук. Это были связные полуглиссеры, вооруженные одним пулеметом «Максим». Полуглиссеры были подвезены к намеченному району на автомашинах, выгружены и спущены на воду. Под покровом темноты и тумана вслед за разведкой (18 человек на лодке А-3) на противоположный берег был высажен десант (400 человек с пулеметами на 23 лодках А-3). Неожиданно высадившийся в сравнительно глухом месте десант сумел быстро подавить сопротивление противника и захватить плацдарм. После этого зарокотали моторы катеров Днепровской флотилии. В 1.45 23 апреля полуглиссер № 111 первым переправил 15 человек на другой берег Шпрее. За лодками и глиссерами последовали паромы с артиллерией.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Полуглиссер Днепровской флотилии на Шпрее. Маневр 5 уд. А через реку оказался неожиданным для противника


Этим маневром была дезорганизована система обороны сектора «С» («Ц») обороны Берлина. Захваченный позднее пленный показал: «Большинство сил подсектора-2 располагалось на главной линии обороны, так как готовились отразить удар с юго-востока; на левом фланге по р. Шпрее имелось только боевое охранение, так как мы не думали, что русские будут форсировать озера. Однако русские ударили нам во фланг, тем самым нарушили всю систему обороны сектора»[141].

Утром 23 апреля были собраны понтоны, под 30 тонн каждый. Это позволяло переправлять на другой берег Шпрее танки Т-34. Переправа шла под огнем минометов и артиллерии, но остановить накопление войск немцы уже не могли. К вечеру 23 апреля на западный берег полностью переправилась 301-я стрелковая дивизия и была начата переправа 230-й стрелковой дивизии.

На фоне громкого успеха 9-го стрелкового корпуса несколько поблек захват 26-м гв. стрелковым корпусом Силезского вокзала. Вокзал оборонял батальон СС «Мругалла», названный так по имени своего командира, гауптштурмфюрера Томаса Мругаллы. Он был собран из берлинских запасных частей войск СС. Захват вокзала, обороняемого таким подразделением (а не толпой фольксштурмистов), был, несомненно, заметным достижением.

С утра 23 апреля 5-й ударной армии был подчинен в качестве средства поддержки пехоты 11-й танковый корпус И.И. Ющука. По приказу Н.Э. Берзарина танковые бригады корпуса были приданы стрелковым корпусам и распределены по дивизиям:

36-я танковая бригада (42 Т-34) с 1071-м легкоартиллерийским полком – 85-й стрелковой дивизии 26-го стрелкового корпуса;

65-я танковая бригада (26 Т-34) с 50-м тяжелым танковым полком (17 ИС-2) и 243-м минометным полком – 60-й стрелковой дивизии 32-го стрелкового корпуса;

20-я танковая бригада (21 Т-34) с 1493-м самоходно-артиллерийским полком (19 СУ-85 и СУ-100) – 230-й стрелковой дивизии 9-го стрелкового корпуса.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Разбитый Ю-52 в аэропорту Темпельхоф


22 апреля в соединениях 5-й ударной армии были созданы штурмовые группы для ведения городских боев. Состав групп варьировался от соединения к соединению. Например, в 60-й гв. стрелковой дивизии штурмовая группа состояла из стрелковой роты (40 человек), двух станковых пулеметов, двух 45-мм орудий, одной 76-мм дивизионной и одной 76-мм полковой пушки, одной-двух 122-мм гаубиц, двух СУ-76 или одного танка ИС-2. В 301-й стрелковой дивизии штурмовые группы состояли из двух отделений стрелков (15 человек), отделения саперов (5 человек), двух танков или САУ, одной-двух 76-мм дивизионных пушек или 122-мм гаубиц.

Задачей 1-й гв. танковой и 8-й гв. армий был охват Берлина с юга. Противником двух армий в юго-восточных районах Берлина были остатки дивизии СС «Нордланд» и отдельные части берлинского гарнизона. Первой неприятностью на пути выполнения задачи захвата юго-восточной части Берлина была р. Шпрее. Для форсирования реки 8-й гв. армии был передан 273-й батальон амфибий. 29-му гв. стрелковому корпусу придавались одна рота и два взвода батальона (47 «Фордов»), а 28-му гв. стрелковому корпусу – одна рота и один взвод (40 «Фордов»). Плацдарм на Шпрее был захвачен во второй половине дня 82-й и 27-й гв. стрелковыми дивизиями 29-го гв. стрелкового корпуса в районе Адлерсхофа. Для переправы использовались подручные средства, амфибии и частично взорванный мост. Поддержку форсирования осуществляла артиллерия армии с плотностью до 200 стволов на километр фронта. После захвата плацдарма началось строительство понтонного моста, по которому переправлялись танки и САУ. 23 апреля в оперативное подчинение 8-й гв. армии вошла 64-я гв. танковая бригада (40 Т-34) из состава 1-й гв. танковой армии.

1-я гв. танковая армия вышла к Шпрее несколько севернее 8-й гв. армии. На 8.00 23 апреля 11-й гв. танковый корпус насчитывал боеготовыми 57 Т-34, 18 ИСУ-122, 8 СУ-100, 5 СУ-85, 2 СУ-57, 10 СУ-76, 8-й гв. механизированный корпус – 72 Т-34, 8 ИС-2, 9 СУ-100, 4 СУ-85, 2 СУ-57, 17 СУ-76.

На северном фланге армии М.Е. Катукова наступал 11-й гв. танковый корпус. В первой половине дня корпус форсировал р. Вуле и вышел к р. Шпрее в районе Карлсхорста и Обер-Шеневейде. Южнее 11-го гв. танкового корпуса наступал 8-й гв. механизированный корпус. Ранним утром бригады корпуса И.Ф. Дремова форсировали р. Вуле и вышли к р. Шпрее. Танковой армии М.Е. Катукова был придан 274-го батальон амфибий. 21-я гв. механизированная бригада с утра мотопехотой форсировала р. Шпрее в районе Кепеника (восточнее точки слияния Даме и Шпрее). Силами приданного 274-й батальона амфибий мотопехота бригады форсировала Даме. В дальнейшем бригада вела бой в восточной части Адлерсхофа. Танки бригады переправились через р. Шпрее на трех паромах к 20.30.

Юго-западная группировка . Попытка И.С. Конева упредить войска 1-го Белорусского фронта в выходе к Берлину потерпела неудачу еще на начальном этапе. 3-я гв. танковая армия застряла на Барут-Цоссенском рубеже, а затем не смогла с ходу преодолеть Тельтов-канал. Поэтому в период, когда армии 1-го Белорусского фронта уже вышли на берлинские улицы в районе Вейсензее, 3-я гв. танковая армия готовилась к переправе через Тельтов-канал в юго-восточной части Большого Берлина. Наступление было назначено на 7.00 24 апреля. Во взаимодействии с механизированными соединениями 3-й гв. танковой армии должны были наступать подтянувшиеся к Берлину стрелковые дивизии 28-й армии. Совместно с 6-м гв. танковым корпусом должна была наступать 48-я стрелковая дивизия, с 9-м механизированным корпусом – 61-я стрелковая дивизия. Помимо соединений 3-й гв. танковой армии к Тельтов-каналу вышел 10-й гв. танковый корпус 4-й гв. танковой армии. По приказу Д.Д. Лелюшенко корпусу ввиду предстоящих уличных боев была придана 350-я стрелковая дивизия.

24 апреля

Директивой командующего 1-м Белорусским фронтом № 00603/оп войскам детализировалась технология городских боев. В частности, рекомендовалось включать в состав штурмовых отрядов 8–12 орудий калибром от 45 мм до 203 мм, 4–6 минометов 82–120 мм.

Северная группировка. 3-я ударная армия 24 апреля с боями продвигалась к центру Берлина, овладела пригородом Рейникендорф и вышла на северный берег канала Берлин – Шпандауэр – Шиффартс в районе Фолькс парка. Южнее канала простирался большой парк Симменсштадт, а юго-восточнее – жилой массив района Плетцен-зее. Канал Берлин – Шпандауэр – Шиффартс при ширине 75 метров имел глубину 2–3 метра. Усложняли форсирование отвесно опускавшиеся к зеркалу воды бетонированные стены канала. Все мосты через канал были взорваны. В полночь 207-я стрелковая дивизия 79-го стрелкового корпуса двумя батальонами форсировала канал и ночью вела бои по его расширению. Была также предпринята попытка найти маршрут обхода. В 16.00 24 апреля 150-я стрелковая дивизия получила от командира корпуса приказ выйти к химическим и газовым заводам, найти переправу и к исходу 25 апреля выйти в район железнодорожной станции в 1 км западнее Рейхстага.

Ведение боевых действий в городе, в котором осталось неэвакуированное население, было сопряжено с большими трудностями морального и тактического характера. Как отмечалось в журнале боевых действий 3-й ударной армии, «очищение кварталов Берлина от войск противника затрудняется наличием неэвакуированного населения. Снайперы и отдельные группы солдат противника переодеваются в гражданскую одежду и скрываются в массе берлинских жителей. Это затрудняет борьбу с ними и ведет к порядочным потерям (особенно в офицерском составе)»[142].

Быстрого продвижения пока не получалось. 24 апреля В.И. Кузнецов устроил разнос командованию только что введенного в бой из резерва 7-го стрелкового корпуса:

«7-й ск в течение истекших двух суток фактически топтался на одном месте. Все это происходило только потому, что лично командиры полков, дивизий и сам комкор по-настоящему бой не организовали и должной требовательности к своим подчиненным не проявили»[143].

Для правого соседа 3-й ударной армии, 2-й гв. танковой армии, 24 апреля также стало борьбой за преодоление канала Берлин – Шпандауэр – Шиффартс. Части 1-го механизированного корпуса к 8.00 24 апреля вышли на северный берег канала. Переправы, к которым вышли танкисты, были взорваны, и поиск невзорванных переправ маневрами вдоль канала успеха не принес. В течение дня корпус С.М. Кривошеева вел упорные бои за захват плацдармов на южном берегу канала Берлин – Шпандауэр – Шиффартс. Наиболее результативными были действия 19-й механизированной бригады, образовавшей плацдарм и успешно отразившей все контратаки на него. 12-й гв. танковый корпус основными силами 24 апреля также вышел к каналу Берлин – Шпандауэр – Шиффартс и вел бои за захват плацдарма.

Юго-восточная группировка. На второй день штурма города в 5-й ударной армии была предпринята попытка повторить успех первого дня и еще раз форсировать Шпрее, на этот раз 32-м стрелковым корпусом. Этот удар в тыл обороняющимся перед 9-м стрелковым корпусом обещал очередной обвал системы обороны и быстрое продвижение вперед. Одним стрелковым батальоном 60-й гв. стрелковой дивизии был захвачен мост с Мален штрассе, одним стрелковым батальоном 60-й гв. стрелковой дивизии и одним стрелковым полком 416-й стрелковой дивизии – мост с Варшауэр штрассе. Однако корпус не мог их использовать для переправы на левый берег Шпрее главных сил, т.к. противник жестким сопротивлением сковал действия передовых подразделений по расширению плацдарма.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

76-мм дивизионная пушка ЗИС-3 в уличном бою. Эти орудия были одними из основных артиллерийских средств штурмовых групп


Схема захвата моста у Мален штрассе была типичной для боев в Берлине. Под прикрытием шквального огня по прилегающим к мосту строениям атакующая рота пересекла мост и закрепилась на противоположном берегу Шпрее. Первоначальный плацдарм был захвачен, но теперь еще нужно было разминировать мост. Когда 2/3 моста было разминировано, в воздухе над ним появились 15 немецких самолетов, начавших штурмовать мост. В результате все саперы, разминировавшие мост, были убиты или ранены. Последний пролет моста был все же взорван, и через него пришлось перебрасывать бревна и доски. На плацдарме началось накопление сил для его расширения. На батальон, закрепившийся в двух зданиях у моста, обрушился шквал огня из винтовок, автоматов и фаустпатронов. Бой шел всю ночь. К утру 25 апреля из 80 человек, форсировавших Шпрее, в строю осталось всего 12 человек. Однако расширение плацдарма пока было под вопросом. Захват моста у Варшауэр штрассе был менее драматичным, подрыв моста удалось предотвратить. Однако мосты продолжали оставаться в зоне огня всех видов оружия. Форсирование же реки, минуя мосты, при ширине ее в полосе корпуса 125–175 метров под непрерывным и сильным огнем было сопряжено с большими потерями в личном составе и технике. Наступление 32-го стрелкового корпуса застопорилось. Судя по изменениям в составе группировки противника, выявленным разведчиками армии Берзарина, для стабилизации обстановки в этом секторе немецким командованием были использованы части 18-й танко-гренадерской дивизии, переброшенные из западной части Берлина.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Кладбище ФВ-190 в аэропорту Темпельхоф. Ввиду потери аэродромов к 25 апреля активность немецкой авиации резко снизилась


26-й гв. стрелковый корпус, пытавшийся продвигаться по восточному берегу Шпрее от Силезского вокзала, столкнулся с большим количеством хорошо укрепленных опорных пунктов и продвижения не имел. Только 9-й стрелковый корпус 5-й ударной армии мог похвастаться заметными успехами. Он полностью переправился на западный берег Шпрее дивизиями первого эшелона и успешно отразил все контратаки противника.

Форсирование Шпрее 1-й гв. танковой армией также шло с переменным успехом. 8-й гв. механизированный корпус к утру 24 апреля закончил форсирование Шпрее на 60-тонных паромах, наведенных в районе Кепеника. Переправившись на западный берег, корпус И.Ф. Дремова начал наступление в северо-западном направлении и овладел Иоганисталем, Адлерсхофом, Бамшуленвегом и Брицем. 20-я гв. механизированная бригада форсировала р. Шпрее мотопехотой в районе Обер Шеневейде, а танками – на переправе главных сил корпуса. К 20.00 бригада захватила переправу через канал в районе Бамшуленвега и к 20.00 вела бой в районе Келлнише Хайде.

11-й гв. танковый корпус теоретически находился в более выгодном положении – его частями был захвачен плацдарм севернее плацдарма 8-го гв. механизированного корпуса. Однако при попытке форсировать главными силами р. Шпрее в районе северо-восточнее Бамшуленвег встретил сильное огневое сопротивление. Мотопехота 27-й гв. мотострелковой бригады, захватившая плацдарм в предыдущий день, не смогла его расширить до вывода переправы из-под огня противника. Район переправы простреливался огнем всех видов оружия из каменных зданий в 200–300 м от реки.

Паром, наведенный с большими трудностями, в первый же рейс был обстрелян артиллерией, а переправляющийся на нем танк подожжен. Паром и танк затонули в 20 метрах от западного берега реки. Приказом М.Е. Катукова корпус А.Х. Бабаджаняна был в 12.30 развернут на переправу 8-го гв. механизированного корпуса. 45-я гв. танковая бригада переправилась через р. Шпрее в районе Кепеника. К исходу дня 11-й гв. танковый корпус вышел в пригород Трептов.

После захвата плацдарма на Шпрее 8-я гв. армия развивала наступление на северо-запад. 4-й гв. стрелковый корпус переправлялся на захваченный 28-м гв. стрелковым корпусом плацдарм. Его задачей было наступление вдоль железной дороги в районе Потсдамского и Ангальтского вокзалов. 29-й гв. стрелковый корпус должен был наступать на аэропорт Темпельхов. 28-й гв. стрелковый корпус должен был обеспечивать действия армии с юга и запада. Через Шпрее были переправлены танки и САУ. Так, 7-я гв. тяжелая танковая бригада в 11.00 24 апреля переправилась на паромах у Кепеника. Бригада ИСов была придана 29-му гв. стрелковому корпусу.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

«Студебеккер» с ЗИС-3 на буксире из 3-й гв. Танковой армии форсирует Тельтов-канал по понтонному мосту. Рядом обломки взорванного моста


В 10.30 24 апреля 8-я гв. армия соединилась с 3-й гв. танковой армией 1-го Украинского фронта в районе Шенефельда. 4-й гв. стрелковый корпус вышел к Ландвер-каналу, а 28-й и 29-й гв. стрелковые корпуса – к Тельтов-каналу. Противник стремился остановить продвижение армии на рубеже двух каналов. Продвижение вперед было возможно после переправы через канал танков и артиллерии. Для наведения понтонного моста или паромной переправы требовалось расширением плацдарма вывести место форсирования из-под огня стрелкового оружия и града фаустпатронов. Танки 8-й гв. армии огнем с места поддерживали действия пехоты по захвату и расширению плацдарма. Борьба за Ландвер-канал в полосе 8-й гв. армии свелась к штурму невзорванного, но прикрываемого сильным огнем и баррикадами моста.

Юго-западная группировка. В 6.05 24 апреля по всему фронту 3-й гв. танковой армии началась мощная артиллерийская подготовка. Авиационная подготовка не проводилась из-за нелетной погоды. В 7.00 началось форсирование Тельтов-канала пехотой. На участке 9-го механизированного корпуса переправились подразделения 69-й механизированной бригады. Однако направление наступления корпуса было правильно оценено противником как наиболее опасное и выводившее прямо к Берлину. Поэтому немцами были приняты решительные контрмеры. 69-я бригада подверглась контратаке пехоты при поддержке танков и не смогла удержать плацдарм. За день бригада потеряла более 400 человек.

Остальные корпуса армии П.С. Рыбалко сумели захватить и удержать плацдармы на северном берегу канала. Наилучший результат был достигнут 6-м гв. танковым корпусом. Преодолев канал, 22-я мотострелковая бригада отразила контратаки противника и создала предпосылки для постройки моста для переправы техники. На участке 7-го гв. танкового корпуса переправа была организована по обломкам моста у Штансдорфа. Однако после переправы на северный берег канала восьми СУ-76 под последней самоходкой мост обвалился. В итоге наиболее перспективным был признан плацдарм 6-го гв. танкового корпуса. Под прикрытием переправившихся частей корпуса армейские саперы навели два понтонных моста под грузы 30 тонн: один в районе восточной части Тельтова, другой в районе западной окраины Тельтова.

7-й гв. танковый и 9-й механизированный корпуса были развернуты на переправы у Тельтова. В течение дня 24 апреля и ночи с 24 на 25 апреля на северный берег канала по наведенным мостам переправлялись части всех трех корпусов армии П.С. Рыбалко. По восточному мосту переправились 52, 53, 55 и 56-я гв. танковые бригады, по западному – 51-я и 54-я гв. танковые бригады и 9-й механизированный корпус. Полк ИСов оставался в резерве, переправа грузоподъемностью 60 тонн была наведена 25 апреля.

К исходу 24 апреля 6-й гв. танковый корпус полностью переправил все бригады на северный берег канала и, развивая наступление в пригороде Лихтерфельде, вышел на линию железной дороги Берлин – Потсдам.

10-й гв. танковый корпус двумя бригадами (62-й гв. танковой и 29-й гв. мотострелковой) пытался форсировать Тельтов-канал, но безуспешно. В итоге обе бригады были развернуты на переправу 3-й гв. танковой армии. 61-я и 63-я гв. танковые бригады действовали в направлении Потсдама, но также были остановлены перед каналом на подступах к городу.

25 апреля

25 апреля бомбардировщиками 16-го ВА было нанесено два массированных удара по центру Берлина в соответствии с планом «Салют».

Удар осуществляли бомбардировщики 3-го бак, 6-го бак, 188-й и 221-й бад.

Первый массированный удар был нанесен в период 13.00–14.00 составом 899 самолетов, из них 413 бомбардировщиков, 486 истребителей.

Второй массированный удар был нанесен в период 18.30–19.30 составом 590 самолетов. Из них 267 бомбардировщиков, 323 истребителя.

Советские бомбардировщики, конечно, вряд ли могли кардинально изменить пейзаж города, подвергшегося ранее множеству массированных налетов «Летающих крепостей» американцев и «Ланкастеров» англичан. Однако удар был, безусловно, полезен в качестве воздействия на войска противника в Берлине.

Также истребителями 16-й ВА 25 апреля было проведено 27 воздушных боев, из них 12 над Берлином. Летчики доложили о 20 сбитых ФВ-190, из них 13 ФВ-190 – в районе Берлина.

Северная группировка. Войска 3-й ударной армии 25 апреля вели боевые действия за расширение плацдармов на канале Берлин – Шпандауэр – Шиффартс. Отправленная в обход 150-я стрелковая дивизия встретила сильное сопротивление и в середине дня вышла к каналу Берлин – Шпандауэр – Шиффартс на другом участке. В ночь с 25 на 26 апреля дивизия форсировала канал и занималась расширением захваченного плацдарма. Части 9-го танкового корпуса, танковые и самоходно-артиллерийские полки были распределены для непосредственной поддержки пехоты (см. таблицу).


СПРАВКА О СОСТОЯНИИ МАТЧАСТИ 9-ГО ТК И ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛКОВ 3-Й УДАРНОЙ АРМИИ ПО СОСТОЯНИЮ НА 24.00 24.4.45 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ЦАМО РФ, ф. 317, оп. 4306, д. 05, л. 18.


25 апреля во 2-й гв. танковой армии стало днем сбора плодов борьбы за плацдармы на канале Берлин – Шпандауэр – Шиффартс в предыдущий день. В течение ночи на 25 апреля противник неоднократно пытался сбросить захвативший плацдарм батальон 19-й механизированной бригады в воду. Однако все атаки были отражены, а с утра 25 апреля батальон перешел в наступление и успешно расширил плацдарм до размеров, позволяющих беспрепятственно переправлять технику. Главные силы 19-й механизированной бригады к утру 25 апреля форсировали канал и начали продвижение вперед. На плацдарм 19-й мехбригады были рокированы 219-я танковая бригада и 37-я механизированная бригада.

Успешное «вскрытие» плацдарма 1-м механизированным корпусом способствовало успеху 12-го гв. танкового корпуса. 48-я гв. танковая бригада корпуса была развернута на переправу соседа и в 21.00 уже завязала бой на территории заводов Симменсштадта. Основные силы 12-го гв. танкового корпуса начали переправу через канал Берлин – Шпандауэр – Шиффартс через переправу 1-го мехкорпуса в 18.00 25 апреля.

Однако нельзя сказать, что 12-й гв. танковый корпус паразитировал на успехе соседа. 34-я гв. мотострелковая бригада корпуса добилась крупного успеха абсолютно самостоятельно. Выйдя к взорванным переправам через канал Берлин – Шпандауэр – Шиффартс, подразделения бригады стали нащупывать слабое место в обороне противника. Оно обнаружилось в месте, где канал разделяется на два рукава. Здесь канал был технически труднее преодолим, и поэтому захват плацдарма в этой точке оказался для противника полной неожиданностью. Средством форсирования канала стали лодки, найденные саперами на озере Плетцензее.

Закончив переправу и подтянув артиллерию, 34-я гв. мотострелковая бригада начала наступление и к 21.00 25 апреля захватила стадион Олимпия. Не останавливая продвижения вперед с наступлением темноты, бригада вышла к железнодорожному мосту через Шпрее. На мосту группа немецких саперов готовила его к взрыву. Быстрые и решительные действия предотвратили взрыв моста. В руках 12-го гв. танкового корпуса оказалась переправа, пригодная для танков и САУ.

Юго-восточная группировка. Лидирующее положение среди корпусов 5-й ударной армии по-прежнему занимал 9-й стрелковый корпус. Он продолжал наступать вдоль западного берега Шпрее с выпадом в тыл немецким частям перед фронтом соседнего 32-го стрелкового корпуса. Поскольку кровопролитная борьба за плацдармы пока не обещала успеха, усилия 32-го стрелкового корпуса были перенаправлены в полосу 26-го гв. стрелкового корпуса. Задачей двух корпусов был выход в район Рейхстага. В течение третьих суток боев за Берлин 5-я ударная армия продвинулась правым флангом и центром (26-й гв. стрелковый и 32-й стрелковый корпуса) всего на 450 метров и левым флангом (9-й стрелковый корпус) – на 2800 метров.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

САУ СУ 76 идут мимо брошенного Pz.IV из танковой роты «Берлин» на Франкфуртер аллее (в восточной части Берлина)


25 апреля последовали оргвыводы по итогам провала обороны сектора «С» из-за форсирования Шпрее 9-м корпусом. Произошла смена командира дивизии «Нордланд», вместе с частями фольксштурма противостоявшей 5-й ударной армии. Генерал-майор войск СС Циглер был отстранен Вейдлингом и заменен на генерал-майора войск СС доктора Крукенберга. Помимо военных неудач был и еще один фактор. По мнению Вейдлинга, «Циглер использовал любые средства, чтобы как можно скорее выбраться из Берлина». После Шпрее следующим препятствием на пути 1-й гв. танковой и 8-й гв. армий были Тельтов-канал и Ландвер-канал. В 8.00 25 апреля войска 8-й гв. армии возобновили штурм города. Крупным успехом дня был захват переправы через Ландвер-канал частями 57-й гв. стрелковой дивизии. Наступление ее частей было настолько стремительным, что противник не успел разрушить подготовленный к взрыву мост. После разминирования мост был использован для переправы танков и артиллерии на западный берег канала. Тельтов-канал был форсирован частями 74-й гв. стрелковой дивизии и 39-й гв. стрелковой дивизии.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

122 мм гаубица на улицах Берлина. Наряду с ЗИС-3 это дивизионное орудие широко использовалось на прямой наводке в уличных боях


В противоположность неуспеху в форсировании Шпрее в предыдущий день удача сопутствовала 25 апреля наступлению корпуса А.Х. Бабаджаняна. 11-й гв. танковый корпус 40-й гв. танковой бригады в 16.00 вышел к Ландвер-каналу и захватил исправную переправу. 44-я и 45-я гв. танковые бригады были развернуты на маршрут 40-й гв. танковой бригады. 8-й гв. механизированный корпус после напряженного боя форсировал Тельтов-канал севернее Брица и втянулся в уличные бои в паутине улиц к северу от канала.

Юго-западная группировка. 25 апреля 3-я гв. танковая армия успешно развивала наступление веером с плацдарма у Тельтова. 7-й гв. механизированный корпус наступал на левом фланге, 6-й гв. танковый корпус – в центре и 9-й механизированный корпус – на правом фланге. В течение дня 7-й гв. танковый корпус очистил от противника берлинские пригороды Берлин-Эйгенхерт, Целендорф, Шлахтзее, Николазее. 9-й механизированный корпус наступал во фланг и тыл группировке противника, не позволившей корпусу форсировать Тельтов-канал. 6-й гв. танковый корпус лидировал в наступлении танковой армии П.С. Рыбалко на Берлин. В течение дня части корпуса очистили от противника район Далем и подошли к пригороду Шмаргендорф, за которым уже начинались кварталы плотной застройки, собственно город Берлин.

Совместно с 3-й гв. танковой армией в районе Далема действовали три бригады 10-го гв. танкового корпуса 4-й гв. танковой армии. 61-я гв. танковая бригада того же корпуса, оставшаяся на южном берегу канала, пыталась пробиться на запад в Потсдам, но без особого успеха.

Продвигаясь к Берлину, частям 3-й гв. танковой армии пришлось пожинать плоды выхода в полосу соседнего фронта. Во второй половине дня 25 апреля бомбардировочная авиация 1-го Белорусского фронта с больших высот бомбила боевые порядки армии Рыбалко. Было убито и ранено до 100 человек, сожжено 16 автомашин и разбито 6 орудий.

26 апреля

Северная группировка. Успешно преодолев канал Берлин – Шпандауэр – Шиффартс, войска 3-й ударной армии 25 апреля вышли к следующей водной преграде – каналу Фербиндунгс. 150-я стрелковая дивизия в 12.00 после сильной артподготовки атаковала мост через канал, но прорваться через него не смогла. 171-я стрелковая дивизия в 3.15 одним полком форсировала пехотой Фербиндунгс-канал. Однако после ряда контратак противника при поддержке бронетехники плацдарм пришлось эвакуировать. 12-й гв. стрелковый корпус в течение дня выбил противника из нескольких кварталов, при этом атаки 52-й гв. стрелковой дивизии вообще успеха не имели.

Захваченный 34-й гв. мотострелковой бригадой 2-й гв. танковой армии железнодорожный мост через Шпрее был приспособлен для переправы танков к 6.00 26 апреля. Однако по условиям местности мост находился на возвышенности. Поэтому появляющиеся на нем танки становились прекрасной мишенью для артиллерии противника. Ввиду ожесточенного артобстрела моста было решено отложить переправу 12-го гв. танкового корпуса на темное время суток.

В полосе своего наступления 1-й механизированный корпус уперся в череду взорванных переправ через Шпрее. Поэтому во второй половине дня 26 апреля корпус С.М. Кривошеева пытался образовать плацдармы на южном берегу реки. Расширение захваченных мотопехотой плацдармов затруднялось наличием у противника бронетехники. Переправившаяся через Шпрее мотопехота 35-й механизированной бригады была контратакована 4 САУ при поддержке батальона пехоты и была вынуждена отойти в исходное положение. Мотопехота 37-й механизированной бригады также столкнулась с серьезными трудностями при расширении плацдарма, захваченного у ипподрома.

Юго-восточная группировка. 26 апреля выдвинутая днем ранее в южный сектор обороны Берлина танковая дивизия «Мюнхеберг» провела контратаку с целью вернуть контроль над аэропортом Темпельхоф. Окруженный гарнизон Берлина мог снабжаться только по воздуху, и для этого требовалась оборудованная площадка. В ночь на 26 апреля части дивизии генерала Муммерта сосредоточились у северо-западной окраины Темпельхофа. С первыми лучами солнца последние 10–12 танков «Мюнхеберга» в сопровождении немногочисленных пехотинцев пошли в атаку. Она захлебнулась, не успев начаться. Часть танков сразу же запылала – контрудар пришелся по сильной группировке 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий.

На остальных участках продолжалось методичное перемалывание немецких гарнизонов. В наступлении 5-й ударной армии по-прежнему лидировал 9-й стрелковый корпус. За день корпусом были очищены от противника 80 кварталов. Вперед продвигались две стрелковые дивизии корпуса, а одна (248-я сд) охраняла тыл и уничтожала оставшиеся очаги сопротивления противника. 26-й гв. стрелковый и 32-й стрелковый корпуса могли похвастаться захватом всего нескольких кварталов.

Даже в городских боях возможности фаустпатронов были ограниченны ввиду недостаточной дальности эффективного огня. Если танкам удавалось занять позиции перед опорным пунктом противника вне досягаемости огня фаустников (150–200 м), они огнем прямой наводки быстро уничтожали гарнизон опорного пункта, сами оставаясь неуязвимыми (противник артиллерии прямой наводки практически не имел).

26 апреля 1-я гв. танковая армия развивала наступление в северо-западном направлении, ведя упорные уличные бои в районе Нейкельна. В результате ожесточенных боев войска армии за день овладели 30 кварталами Берлина. Противник оказывал противодействие огнем прямой наводки артиллерии, танков и САУ, залповым огнем фаустпатронов.

Центральной фигурой в уличных боях стала штурмовая группа. Штурмовые группы, сколоченные в частях армии в период подготовки к Берлинской операции, к началу штурма Берлина фактически распались в результате напряженных боев на подступах к городу. Восстанавливать группы пришлось на ходу, в боях. Это обстоятельство, а также острый недостаток своей пехоты в значительной степени понизили эффективность действий штурмовых групп.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

120-мм миномет ведет огонь с позиции в развалинах Берлина. 120-мм минометы показали себя в уличных боях как исключительно эффективное оружие


Штурмовые группы создавались в корпусах армии Катукова из расчета 2–3 на бригаду с учетом того, что к этому времени бригады имели незначительное количество танков и мотопехоты. В частности, в 20-й гв. механизированной бригаде были созданы две штурмовые группы:

Штурмовая группа № 1.

а) подгруппа блокирования (взвод мотопехоты, отделение саперов);

б) подгруппа обеспечения (два взвода мотопехоты, взвод ПТР);

в) два 76-мм и одно 57-мм орудия.

Штурмовая группа № 2.

а) подгруппа блокирования (взвод мотопехоты, отделение саперов);

б) подгруппа обеспечения (два взвода мотопехоты, рота ПТР);

в) два 76-мм и два 57-мм орудия.

Обе группы действовали по одной улице (одна по правой стороне, другая по левой). Подгруппы блокирования подрывали дома, блокировали огневые точки. Подгруппа обеспечения одной штурмовой группы своим огнем обеспечивала действия подгруппы блокирования соседей, двигающихся по другой стороне улицы. Танки бригады (на 26 апреля их в 20-й гв. мехбригаде оставалось всего 8) обеспечивали огнем продвижение штурмовых групп.

Штурмовые группы также были основой действий пехоты 8-й гв. армии. Используя опыт уличных боев в Познани, штурмовые группы успешно продвигались вперед, от одного квартала к другому, окружали и уничтожали разрозненные группы противника. Глубокое вклинение штурмовых групп нарушало общую систему обороны, и она рассыпалась. Штурмовой отряд 82-й гв. стрелковой дивизии, приобретший большой опыт в Познани, смелыми и решительными действиями прорвался вперед и к 12.00 вышел в район тюрьмы севернее аэропорта Темпельхоф. Главные силы 82-й и 27-й гв. стрелковых дивизий, используя успех штурмового отряда и уничтожая оставшиеся группы противника, вплотную подошли к аэропорту Темпельхоф.

Юго-западная группировка. 26 апреля первые части армии П.С. Рыбалко наконец пробились на улицы Берлина. 6-й гв. танковый корпус быстро продвигался вперед, овладев в течение дня всем районом берлинских пригородов Шмаргендорф и Рейгау. После этого 51-я гв. танковая бригада вышла к станции Шмаргендорф круговой железной дороги. Наступление 9-го механизированного корпуса против своих старых оппонентов в форсировании канала Тельтов развивалось 26 апреля не слишком успешно. Корпус имел незначительное продвижение в наступлении по обе стороны железной дороги.

Одновременно 26 апреля произошел прорыв из хальбского «котла» части сил окруженных к юго-западу от Берлина войск 9-й армии. Это событие заставило И.С. Конева принимать срочные меры. К Баруту были направлены 63-я танковая бригада 4-й гв. танковой армии, 54, 50 и 96-я стрелковые дивизии 28-й армии.

27 апреля

Северная группировка. Выволочка, устроенная командующим 3-й ударной армией командиру 7-го стрелкового корпуса В.А. Чистову, на следующий день привела к его смене на генерал-полковника Я.Т. Черевиченко. Впрочем, смена командования на темпы продвижения корпуса не повлияла. 12-й гв. стрелковый корпус 3-й ударной армии 27 апреля имел незначительное продвижение вперед. 23-я и 52-я гв. стрелковые дивизии заняли несколько кварталов, 33-я гв. стрелковая дивизия – буквально несколько зданий. Потерпевшие неудачу в форсировании Шпрее 26 апреля дивизии 79-го стрелкового корпуса были развернуты на новое направление. В течение ночи и с утра 27 апреля дивизии корпуса очистили от противника кварталы юго-восточнее Сименсштадта и вышли на берег Шпрее. 171-я стрелковая дивизия форсировала Фербиндунгс-канал и заняла исходное положение для штурма Моабита.

С утра 27 апреля подразделения 1-го механизированного корпуса отражали контратаки противника на захваченные на южном берегу Шпрее плацдармы. Отразив все атаки, бригады перешли в наступление. Расширяя плацдарм, мотострелковые батальоны бригад в 14.30 27 апреля соединились с частями 55-й гв. танковой бригады 7-го гв. танкового корпуса 3-й гв. танковой армии. Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов соединились к западу от Берлина, окончательно изолировав гарнизон города от цепочки озер к западу от Берлина.

Наметившаяся встреча двух фронтов заставила С.И. Богданова развернуть корпус С.М. Кривошеева на Берлин. Задача очистки западных пригородов Берлина была решена, и первоочередной задачей наступления становился Шарлоттенбург. В 10.00 27 апреля командующий 2-й гв. танковой армией приказал:

«Командиру 1-го МК – переправу через р. Шпрее произвести на участке 12-го гв. танкового корпуса, после переправы овладеть юго-восточной частью Вестенд, юго-западной частью Шарлоттенбурга. В дальнейшем наступать в направлении Нойекант штрассе, Зоологический сад, Тиргартен штрассе, частью сил наступать по южному берегу Ландвер-канала»[144].

Главные силы 1-го механизированного корпуса выступили в район переправ 12-го гв. танкового корпуса и к 16.00 переправились через р. Шпрее в районе станции Юнгфернхайде. В 18.00 бригады корпуса С.М. Кривошеева уже наступали по берлинским улицам. В заслоне на прежнем направлении наступления была оставлена 19-я механизированная бригада.

Тем временем 12-й гв. танковый корпус под покровом темноты к 6.00 27 апреля переправил на южный берег Шпрее 49-ю гв. танковую бригаду. Наступая на юг, во второй половине дня бригада вышла к станции Вестенд, от которой двинулась на запад. Под сильным огнем бригада медленно, но верно продвигалась в направлении парка Тиргартен. Вскоре переправились через Шпрее остальные бригады корпуса. К концу дня 12-й гв. танковый корпус глубоко вклинился в один из центральных районов Берлина – Шарлоттенбург. 27 апреля 2-й гв. танковой армии была передана 2-я гаубичная артиллерийская бригада Войска Польского.

Юго-восточная группировка. За день 27 апреля войска 5-й ударной армии очистили от противника свыше 40 кварталов. За 26 и 27 апреля продвижение 5-й ударной армии составило 1250 метров. До Рейхстага оставалось 2250 метров по прямой. В заключительный период боев за Берлин состав штурмовых групп соединений 5-й ударной армии уменьшался, их численность редко превышала 15 человек. В батальонах первых эшелонов с успехом действовали штурмовые группы из 3–5 автоматчиков, 1–2 снайперов, 1 пулеметчика, 2–3 саперов, 1–2 химиков. Сокращение состава штурмовых групп объяснялось не только понесенными потерями, но и сужением полос наступления по мере приближения к центру города. Стрелковый полк наступал в этот период на фронте 200–250 м. Ввиду сужения полос наступления скопление техники стало затруднять действия войск и начался вывод в тыл артиллерии. С 24 по 26 апреля в тыл на глубину до 3 км в 5-й ударной армии было выведено 602 орудия и миномета.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

«Пантера» из танковой роты «Берлин» предположительно на Бадштрассе. Хорошо видна башня машины ранней серии (Ausf D) с пистолетным портом и лючком для выбрасывания гильз пушки


В системе опорных пунктов немцев в Берлине особое место занимали церкви. Находясь в большинстве случаев на площадях, они имели выгодные условия для кругового обзора и обстрела. Церкви соединялись тоннелями с метро и другими подземными сооружениями, что облегчало оборону даже при полной блокировке. Огонь с одного такого опорного пункта серьезно препятствовал продвижению наших подразделений сразу по нескольким улицам. Так, например, превращенная в опорный пункт церковь на площади, образующейся при пересечении Линден, Орланиэн, Елусалмер и Нохштрассе, на два дня (26 и 27.4.45) задержала продвижение 248-й стрелковой дивизии. Эта церковь, обойденная подразделениями полка, была взята только 30.4.45 после полного окружения и блокировки подземных выходов.

В ночь на 27 апреля и в течение дня 27 апреля войска 1-й гв. танковой армии во взаимодействии с 8-й гв. армией продолжали наступление, в результате которого к 15.00 выбили противника из 80 кварталов Берлина и вышли к железнодорожному узлу южнее Ангальтского и Потсдамского вокзалов (южнее канала).

Гвардейцы М.Е. Катукова, несомненно, были элитой Красной Армии и вполне достойными кандидатами на роль покорителей Рейхстага. После выхода танковой армии к двум вокзалам командующий фронтом поставил М.Е. Катукову задачу: с овладением железнодорожным узлом южнее Ангальтского и Потсдамского вокзалов танковым корпусом форсировать канал западнее Потсдамского вокзала и нанести удар в направлении Рейхстага.

В соответствии с возложенной на него Жуковым почетной миссией командующий 1-й гв. танковой армией приказал:

«11 гв. тпк с прежними частями усиления и 274-м батальоном особого назначения с овладением сетью ж.-д. путей южнее Ангальтского и Потсдамского вокзалов и выходом на рубеж Потсдамер штрассе форсировать канал на участке Потсдамский вокзал, Виктория штрассе и нанести удар на север вдоль Херман Геринг штрассе и овладеть Рейхстагом»[145].


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Уличный бой в Берлине. Станковый пулемет «Максим» прошел с Красной армией от первого дня войны до последнего


Как мы видим, 274-й батальон амфибий был отобран у корпуса И.Ф. Дремова и передан корпусу А.Х. Бабаджаняна. Задачей 8-го гв. механизированного корпуса было овладение юго-западной частью парка Тиргартен, войдя в связь с 2-й гв. танковой армией.

Если нанести поставленную Катуковым задачу 11-го  гв. танкового корпуса на карту Берлина, то с высоты сегодняшнего знания нельзя не удивиться заключенному в ней парадоксу. Корпус Амазаспа Бабаджаняна должен был пройти мимо бункера фюрера и выйти к зданию, имеющему преимущественно символическое значение.

Тем временем стрелковые части 8-й гв. армии вышли к Ландвер-каналу южнее Ангальтского вокзала, к юго-востоку от Рейхсканцелярии. В 9.00 27 апреля передовые танки ИС-2 7-й гв. тяжелой танковой бригады атаковали совместно с частями 82-й гв. стрелковой дивизии. Перед мостом было построено несколько баррикад и завалов. Из-за баррикад и из зданий на северном берегу канала ИСы и двигающихся впереди них пехотинцев встретил шквал огня. К вечеру 27 апреля к передовым частям подтянулись основные силы 7-й гв. танковой бригады и 82-й гв. стрелковой дивизии.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

160-мм минометы ведут огонь с берлинской улицы. Это мощные минометы поступили на вооружение Красной армии в 1944 г. и оказались незаменимыми в городских боях


Юго-западная группировка. Быстро пробившись к Берлину после форсирования Тельтов-канала, 3-я гв. танковая армия 27 апреля почувствовала горький вкус постепенного прогрызания обороны противника в городских кварталах. 6-й гв. танковый корпус встретил упорное сопротивление противника на рубеже кольцевой железной дороги и продвижения почти не имел. Также неуспешными были действия частей 10-го гв. танкового корпуса 4-й гв. танковой армии. 61-я гв. танковая бригада корпуса вела бои за Потсдам, но успеха не имела. В Потсдаме оборонялась наспех созданная дивизия «Потсдам» под командованием бывшего коменданта Берлина Реймана. 63-я гв. танковая бригада и 350-я стрелковая дивизия 27 и 28 апреля без особого успеха вели боевые действия у острова Ванзее. Переправиться через канал и захватить остров не удалось.

Вторжение 9-го механизированного корпуса в район Фриденау и выход на Хаупт штрассе было слабым утешением. До Рейхстага частям механизированного корпуса оставалось 8 км. Преодоление этих 8 км по берлинским улицам могло занять несколько суток. 7-й гв. танковый корпус тем временем продвигался дальше на север, мимо Берлина, навстречу 2-й гв. танковой армии 1-го Белорусского фронта.

Угроза прорыва немцев из хальбского «котла» заставила П.С. Рыбалко поднять по тревоге 71-ю механизированную бригаду и направить ее в Шперенберг. 16-я самоходно-артиллерийская бригада и 57-й гв. тяжелый танковый полк оставались в районе Берлинеринг в качестве резерва на случай прорыва противника из хальбского «котла» в Берлин.

28 апреля

Северная группировка. В течение 28 апреля важнейшим направлением наступления 3-й ударной армии был район Моабита, лежавший непосредственно к северу от Рейхстага. 150-я и 171-я стрелковые дивизии совместными усилиями очистили от противника тюрьму политических заключенных Моабит. К концу дня части 79-го стрелкового корпуса очистили от противника район Моабит и вышли на берег р. Шпрее. 7-й стрелковый корпус в 10.10 после артподготовки перешел в наступление, но успеха не имел. 12-й гв. стрелковый корпус силами 33-й стрелковой дивизии овладел несколькими кварталами, остальные дивизии корпуса продвижения не имели.

Корпуса 2-й гв. танковой армии 28 апреля наступали с запада в направлении парка Тиргартен. В центральной части города им пришлось столкнуться с вкопанными в землю танками роты «Берлин». 219-я танковая бригада в районе станции метро на Кайзер-дамм-Бисмарк штрассе встретила сильный огонь врытых в землю танков. Бригадой был предпринят обходной маневр. Позднее эти вкопанные в землю танки были уничтожены 35-й механизированной бригадой того же корпуса С.М. Кривошеева. 12-й гв. танковый корпус к вечеру 28 апреля подошел к Ландвер-каналу на подступах к парку Тиргартен.

Большая часть орудий 2-й гв. танковой армии была поставлена на прямую наводку. Для стрельбы прямой наводкой даже использовались установки реактивных минометов («катюши»). Помимо смены привычных методов использования артиллерии, «переквалифицировалась» и часть артиллеристов. Ввиду недостатка пехоты офицеры-артиллеристы стали снайперами. Так, командир минометного батальона 34-й гв. мехбригады капитан Крот в качестве снайпера записал на свой счет восемь солдат противника.

Юго-восточная группировка. Продолжая упорные бои на улицах Берлина, войска 5-й ударной армии на отдельных участках продвинулись вперед и очистили от противника 27 кварталов. Наиболее успешно продвигался 9-й стрелковый корпус, выбивший противника из 23 кварталов. 32-й стрелковый корпус был перегруппирован на западный берег Шпрее и принял участок от 9-го стрелкового корпуса. До Рейхстага оставалось 1500 м. 28 апреля в оперативное подчинение 5-й ударной армии прибыли для разрушения особо прочных зданий города два дивизиона (331-й и 332-й) 305-мм орудий. Они заняли позиции в районе станции Лихтенберг.

26-й гв. стрелковый корпус армии Берзарина 28 апреля выходил с востока к Шпрее, через Александер-плац (через два моста от нее была Унтер-дер-Линден). Этот район города был особенно сильно разрушен бомбардировками. Улицы в районе Александер-плац и западнее до р. Шпрее были настолько завалены кирпичами обвалившихся зданий, что продвижение по ним без предварительной расчистки не только танков и артиллерии, но даже гужевого транспорта было невозможным. Эти завалы создавали значительные трудности для продвижения наступающей советской пехоты.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Подбитая «Пантера» из танковой роты «Берлин» на Бисмарк-штрассе. По пробоинам в борту башни видно, что она была подбита после обхода с фланга


Соседний 32-й стрелковый корпус по западному берегу Шпрее подходил к Лейпцигер штрассе, выводящей к Потсдамской площади. Совсем близко к Рейхсканцелярии подошел удачливый 9-й стрелковый корпус. Он вел бой в районе Ангальтского вокзала, Вильгельм штрассе и Кох штрассе. На его пути не оставалось ни рек, ни каналов на пути к Рейхсканцелярии. Но советское командование даже не подозревало о том, как близко уже удалось подобраться к бункеру фюрера.

Очередным успехом 9-го стрелкового корпуса стал совместный с частями 29-го гв. стрелкового корпуса 8-й гв. армии захват Ангальтского вокзала. Ядром обороны вокзала был разведывательный батальон «Нордланд».

Командир 9-го корпуса И.П. Рослый вспоминал:

«Когда я прибыл на наблюдательный пункт командира дивизии, там оживленно обсуждали, как действовать дальше.

– Выбить фашистов с вокзала, – излагал свое мнение начальник штаба дивизии полковник Михаил Иванович Сафонов, – можно только массированным огнем артиллерии. Причем по всем без исключения дверям, окнам, нишам. Словом, на каждое окно – орудие. А потом – штурм.

Доводы Сафонова – ветерана дивизии, человека многоопытного и вдумчивого – показались мне убедительными. Я согласился с ним, добавив лишь, что атаковать вокзал следует с юго-востока, где укрепления послабее.

На стрельбу прямой наводкой были поставлены не только орудия 823-го артполка, но и танки 220-й танковой бригады. Огневыми позициями служили развалины близлежащих домов. […]

Артиллерийско-танковая группа отлично справилась со своей задачей, а атака полка под командованием подполковника И.И. Гумерова была неудержимой. Вскоре Ангальтский вокзал остался в тылу наших войск»[146].

По мере продвижения советских войск к центру города сопротивление противника становилось все более ожесточенным. Остатки берлинского гарнизона упорно защищались, используя водные рубежи и оборонительные сооружения. В этот период бои шли уже не за улицы и кварталы, а за отдельные здания и перекрестки улиц. Бои в каменных джунглях не прекращались даже после захвата того или иного объекта. Отдельные пехотинцы и фаустники, используя развалины зданий и действуя поодиночке, выводили из строя технику, наносили потери в людях даже в тылу наступающих частей.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

«Пантера» из танковой роты «Берлин» с Молендорф штрассе (в восточной части Берлина). Скорее всего, она была уничтожена ИСами 5-й ударной армии


Махина танковой армии М.Е. Катукова, будучи зажатой в узкой полосе, ограниченной несколькими улицами, была вынуждена действовать ограниченным числом танков и САУ. Остальная техника стояла на улицах в колоннах, неся потери от артиллерии и затаившихся в развалинах фаустников и просто фольксштурмистов и гитлерюгендов с винтовками и автоматами. Расширить полосу, однако, было невозможно из-за недостатка пехоты в корпусах армии. К моменту начала боев на улицах Берлина 1-я гв. танковая армия имела в танковых бригадах по 80–100 человек мотопехоты, а в механизированных бригадах – 300–450 человек мотопехоты. В ходе боев, в связи со значительными потерями, количество мотопехоты сократилось еще больше. Это привело к тому, что вся тяжесть уличных боев была переложена на танки, САУ и артиллерию. Кроме того, без достаточного количества мотопехоты части не имели возможности очищать от мелких групп противника уже пройденные с боем кварталы. Лишь частично мотопехоту удалось пополнить за счет тылов и частей боевого обеспечения. Также были изъяты автоматчики из специальных частей – мотоциклетных, химических и т.п. Быстрый прорыв к Рейхстагу 11-го гв. танкового корпуса не состоялся. 40-я гв. танковая бригада с батальоном 27-й гв. мотострелковой бригады к 13.00 вышла к переправе через Ландвер-канал на Флот Велль штрассе (непосредственно к югу от комплекса правительственных зданий). Здесь бригаду встретила баррикада, которая была расчищена только к 22.00. После преодоления баррикады 40-я танковая бригада попыталась форсировать канал, но была встречена сильным огнем противника и успеха не имела. 44-я и 45-я гв. танковые бригады и два батальона 27-й гв. мотострелковой бригады добились несколько лучшего результата. Им удалось форсировать Ландвер-канал, и к 22.00 они вели бои в районе восточнее Ангальтского вокзала. Совместно с двумя бригадами корпуса А.Х. Бабаджаняна дивизии 29-го гв. стрелкового корпуса 8-й гв. армии они форсировали Ландвер-канал и завязали бои за Ангальтский вокзал. Вследствие взрыва переправ в полосе 82-й гв. стрелковой дивизии ИСы 7-й гв. танковой бригады переправились через Ландвер-канал восточнее, в полосе 74-й гв. стрелковой дивизии. Попытки танкистов пробиться к пехоте 82-й гв. стрелковой дивизии к успеху не привели, было потеряно 4 ИС-2 сожженными и 1 подбитым.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Танк ИС-2, подбитый у Рейхсбанка, в восточной части Берлина. Танк принадлежал, скорее всего, одной из тяжелых бригад 5-й ударной армии


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Газета Panzerbaer («Танковый медведь»), выпускавшаяся в Берлине по инициативе Геббельса в конце апреля 1945 г. Перед нами выпуск от 29 апреля 1945 г.


8-й гв. механизированный корпус наступал в направлении Зоологического сада и в течение дня очистил от противника 60 кварталов города. К 22.00 28 апреля корпус с боями вышел в кварталы в 300–500 м юго-восточнее Зоологического сада. Здесь части корпуса И.Ф. Дремова были задержаны сильным огнем противника из района Зоологического сада.

Тем временем 28-й гв. стрелковый корпус действовал на фланге армии Чуйкова, он наступал не на Рейхстаг, на север, а в перпендикулярном направлении – на запад. Однако вспомогательное направление не мешало проявлять чудеса смекалки и профессионализма. Батальон 117 гв. сп 39-й гв. стрелковой дивизии 28 апреля атаковал здание с гарнизоном численностью около 500 человек. После артподготовки два взвода «химиков» с ФОГами стали выжигать противника через окна и проемы. 45-мм пушки били по амбразурам. Под их прикрытием штурмующие ворвались на первый этаж, оставшиеся защитники здания ушли в подвал, продолжая вести огонь. Адекватный ответ последовал незамедлительно: саперы подорвали перекрытия и забросали подвал бутылками КС и гранатами. Гарнизон начал поспешно сдаваться. В итоге боя было уничтожено до 70 солдат и офицеров и взято в плен 650 человек. Потери штурмующих составили 3 убитых и 13 раненых. Итогом 28 апреля для 28-го гв. стрелкового корпуса стал захват 2021 пленного, массы техники, в том числе 5 танков и 1380 автомашин, освобождение лагеря с 5 тыс. военнопленных разных национальностей. Собственные потери составили 11 убитых и 57 раненых.

Юго-западная группировка. Поскольку 27 апреля наступление 3-й гв. танковой армии в глубь берлинских улиц было неуспешным, И.С. Конев сделал следующий ход: все корпуса армии П.С. Рыбалко были развернуты на Берлин и усилены пехотой 28-й армии. В 20.45 27 апреля П.С. Рыбалко поставил задачу частям армии во взаимодействии с 20-м стрелковым корпусом 28-й армии полностью овладеть юго-западной частью Берлина и выйти на Ландвер-канал.

9-й механизированный корпус получил задачу наступать во взаимодействии с 61-й стрелковой дивизией в общем направлении на парк Генриха V, Виктория штрассе, к исходу 28 апреля выйти на Ландвер-канал.

6-й гв. танковый корпус получил задачу во взаимодействии с 48-й стрелковой дивизией наступать в общем направлении ст. Шмаргендорф, Пройсен-парк, Виланд штрассе и к исходу 28 апреля выйти на Ландвер-канал.

7-й гв. танковый корпус получил задачу во взаимодействии с 20-й стрелковой дивизии наступать в общем направлении на Зоологический сад.

С утра 28 апреля после артиллерийской подготовки части 3-й гв. танковой армии перешли в наступление. На северном фланге армии наступал с запада на восток 7-й гв. танковый корпус. 55-й гв. танковой бригадой корпус преодолел кольцевую железную дорогу у станции Вест Кройц, 23-я гв. мотострелковая бригада вела бои в районе станции Халензее. В числе оборонявших Халензее и Вест Кройц войск на тот момент были 3 или 4 «Королевских тигра» 503-го батальона тяжелых танков СС. В центре построения армии П.С. Рыбалко наступал 6-й гв. танковый корпус. Результаты наступления были умеренными: 52-я гв. танковая бригада не смогла продвинуться вперед у станции Гогенцоллерндамм, 51-я и 53-я гв. танковые бригады вышли к исходу дня на Берлинер штрассе (к юго-востоку от станции Гогенцоллерндамм). Несколько успешнее наступал 9-й механизированный корпус, но из-за его наступления на стыке с войсками 1-го Белорусского фронта возникли трения на самом высоком уровне.

Вечером 28 апреля началось разбирательство относительно толкания локтями войск двух фронтов на берлинских улицах. Вечером 28 апреля в 20.45 И.С. Конев направил Г.К. Жукову просьбу изменить направление наступления: «По донесению т. Рыбалко, армии т. Чуйкова и т. Катукова 1-го Белорусского фронта получили задачу наступать на северо-запад по южному берегу Ландвер-канала. Таким образом, они режут боевые порядки войск 1-Украинского фронта, наступающих на север. Прошу распоряжения изменить направление наступления армий т. Чуйкова и т. Катукова» [147]. Тот факт, что своим наступлением 3-я танковая армия пересекла почти половину полосы 1-го Белорусского фронта, было оставлено за кадром. Г.К. Жуков в ответ на это безобразие и ультимативного облика просьбу в 22.00 28 апреля флегматично обратился к И.В. Сталину, описав свой план действий и возникшие сложности взаимодействия фронтов. Завершил он послание Верховному фразой: «Прошу установить разграничительную линию между войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов или разрешить мне сменить части 1-го Украинского фронта в г. Берлине» [148].

К тому моменту судьба Рейхстага уже была решена. Вечером 28 апреля части 150-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии уже стояли на берегу Шпрее у моста Мольтке. До Рейхстага им оставалось пройти всего несколько сотен метров. Спешка и беспокойство относительно возможного выхода союзников к Берлину остались позади. В 21.20 (т.е. за 40 минут до запроса Жукова) директивой Ставки ВГК разграничительная линия между двумя фронтами была сдвинута на северо-запад, окончательно отрезав И.С. Конева от Рейхстага.

29 апреля

На 29 апреля командованием 1-го Белорусского фронта был назначен общий штурм окруженной берлинской группировки противника, засевшей в районе парка Тиргартен, к северо-востоку и юго-западу от него. Артподготовка по всему фронту была спланирована продолжительностью 30 минут – с 11.30 до 12.00.

Северная группировка. Войсками 3-й ударной армии 29 апреля был предпринят первый штурм Рейхстага. Армия сохраняла прежнее построение – все корпуса в линии. Очередной оборот ротации дивизий привел к тому, что в первом эшелоне 79-го стрелкового корпуса наступали 150-я и 171-я стрелковые дивизии. Бронетехника была распределена для непосредственной поддержки пехоты (см. таблицу).


СПРАВКА О СОСТОЯНИИ МАТЧАСТИ 9-ГО ТК И ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛКОВ 3-Й УДАРНОЙ АРМИИ ПО СОСТОЯНИЮ 28.4.45 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ЦАМО РФ, ф. 317, оп. 4306, д. 05, л. 36.


По таблице хорошо просматривается концентрация бронетехники в 79-м стрелковом корпусе, наступающем на Рейхстаг. Для поддержки 150-й и 171-й стрелковых дивизий была выделена наиболее боеспособная танковая бригада 9-го танкового корпуса, полк ИСУ-152 и сохранивший 16 танков 85-й танковый полк.

Ни по первоначальному плану Берлинской операции, ни по промежуточным директивам Г.К. Жукова 3-я ударная армия не числилась среди потенциальных покорителей Рейхстага. Однако замысловатая логика развития крупного сражения вывела части армии В.И. Кузнецова на дистанцию, с которой было хорошо видно здание с куполом, башенками и колоннами.

Еще в полночь 28 апреля части 171-й стрелковой дивизии полковника А.И. Негоды форсировали Шпрее и завязали бой в 800 метрах от Рейхстага. Однако для решительного штурма требовался захват переправы. Наиболее заманчивым вариантом преодоления Шпрее был захват капитального моста Мольтке у «дома Гиммлера». Планом командира 79-го стрелкового корпуса предусматривалось захватить мост Мольтке в ночь на 29 апреля. Эта задача возлагалась на подразделения 171-й стрелковой дивизии. Они же должны были форсировать р. Шпрее северо-восточнее моста.

Задачи соединениям 79-го гв. стрелкового корпуса были поставлены в боевом распоряжении командира корпуса генерал-майора С.Н. Переверткина № 0025 от 28 апреля 1945 г.:

«…3. 150-й стрелковой дивизии – одним стрелковым полком – оборона на р. Шпрее. Двумя стрелковыми полками продолжить наступление с задачей форсировать р. Шпрее и овладеть западной частью рейхстага…

4. 171-й стрелковой дивизии продолжать наступление в своих границах с задачей форсировать р. Шпрее и овладеть восточной частью рейхстага…»[149]

Для артиллерийской поддержки переправы были установлены для стрельбы прямой наводкой три батареи 1957-го истребительного противотанкового полка (девять 57-мм орудий), три 152-мм гаубицы (из 86-й гаубичной бригады), шесть 45-мм противотанковых орудий, три 76-мм дивизионные пушки (из состава дивизиона 328-го артиллерийского полка). С закрытых позиций действия штурмующих поддерживались дивизионом 328-го артиллерийского полка (без одной батареи) и частью сил дивизионной артиллерийской группы и корпусной группы (3, 4/86 гаубичной бригады, 1/124 тяжелой гаубичной бригады большой мощности, дивизион 50-го минометного полка и дивизион гвардейских минометов).



1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Танк Т-34-85, подбитый на подступах к мосту Мольтке. На заднем плане виден Рейхстаг


В период 0.30 до 1.30 29 апреля 380-й стрелковый полк 171-й стрелковой дивизии под прикрытием артиллерийско-минометного огня захватил мост Мольтке, овладел домом юго-восточнее моста Мольтке и закрепился. Не останавливаясь, части двух дивизий бросились к Рейхстагу. В атаке участвовал 756-й стрелковый полк 150-й стрелковой дивизии, 380-го и 525-го стрелковых полков 171-й стрелковой дивизии. В 15.00 атакующие части приступили к штурму Рейхстага. Однако захватить здание или хотя бы закрепиться в Рейхстаге им не удалось. Как было записано в журнале боевых действий 79-го стрелкового корпуса, «немцы в предсмертных судорогах, с оружием в руках с исключительным упорством обороняли каждое окно, каждую дверь и каждую лестничную клетку». Части двух дивизий залегли в непосредственной близости от главного здания Рейхстага. В 23.00 29 апреля, подтянув артиллерию, части двух дивизий предприняли второй штурм Рейхстага. Одной из помех для штурма стал огонь противника из Кроль-оперы, стоявшей напротив Рейхстага. Несмотря на неуспех штурма 29 апреля, частями 150-й и 171-й стрелковых дивизий был захвачен «дом Гиммлера» – здание МВД. Потери соединений в форсировании Шпрее и неудачном штурме Рейхстага были умеренными. 150-я стрелковая дивизия потеряла 29 апреля 18 человек убитыми и 50 ранеными, 171-я стрелковая дивизия – 14 убитыми и 31 ранеными.

Поскольку к тому времени хальбский «котел» к юго-востоку уже был обжат наступающими советскими войсками до небольшого лесного района к востоку от Хальбе, штурмующие Берлин получили пополнение. 3-й ударной армии был передан 38-й стрелковый корпус из состава 33-й армии. На 30 апреля корпус получил от В.И. Кузнецова задачу наступать вдоль Ферберлинер штрассе.

12-й гв. танковый корпус 2-й гв. танковой армии в ночь на 29 апреля силами 34-й гв. мотострелковой бригады захватил исправный мост через Ландвер-канал, чем обеспечил быструю переправу через канал. Днем 29 апреля части корпуса расширяли плацдарм. Попытки форсировать канал частями соседнего 1-го механизированного корпуса успехом не увенчались.

Юго-восточная группировка. «Крепким орешком» для 5-й ударной армии 29 апреля стал комплекс зданий гостипографии. Противник засел в прочных каменных зданиях и простреливал всю впереди лежащую местность. Стрельба из легких пушек никакого эффекта не давала. На прямую наводку было выведено 203-мм орудие. Его огнем было разрушено три больших здания, и только небольшой группе защитников удалось спастись. Остальные погибли под развалинами. Отступившие части засели в следующих домах, к которым нельзя было подтащить тяжелые артсистемы. Здесь пригодились 300-мм трофейные немецкие реактивные снаряды. Они были приспособлены к пускам с лотков из окон. Огнем с этих импровизированных установок здания стали разрушаться одно за другим. Противник поспешно отошел, часть защитников квартала сложила оружие.



1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Еще одна «тридцатьчетверка», подбитая на подступах к мосту Мольтке


Командир штурмовавшего типографию 9-го стрелкового корпуса И.П. Рослый вспоминал:

«В это же время трудную задачу решала и 230-я стрелковая дивизия, встретившая на своем пути громадное, на целый квартал, здание государственной типографии. Бой здесь шел без малого два дня. Противник, построив круговую оборону, держал под огнем все подходы к типографии. В этих условиях решающую роль сыграли действия штурмовых групп»[150].

9-й стрелковый корпус на тот момент был ближе всех к Рейхсканцелярии. Его 301-я стрелковая дивизия была у здания Гестапо. От него до бункера Гитлера оставалось буквально несколько улиц. Соседний 32-й стрелковый корпус наступал в полосе до р. Шпрее. Этим двум корпусам 5-й ударной армии на тот момент противостояли части дивизии «Нордланд», включая батальон французов дивизии СС «Шарлемань», и батальон из латышской 15-й дивизии СС. Не следует думать, что два советских корпуса (четыре дивизии в первом эшелоне) противостояли только одной потрепанной добровольческой дивизии. Собственно эсэсовцы были ядром, стержнем обороны, связующим батальоны фольксштурма и отдельные части. В полосе действий всей армии разведчики 5-й ударной насчитали полтора десятка батальонов фольксштурма.

26-й гв. стрелковый корпус армии Берзарина все еще был на восточном берегу Шпрее. С западного берега реки по советским частям у моста Шлосс 29 апреля били с предельной дистанции два из шести оставшихся к тому моменту в городе «Королевских тигров» 503-го батальона тяжелых танков СС.

М.Е. Катуков поставил корпусам своей армии задачу очистить от противника парк Тиргартен и частями 8-го гв. механизированного корпуса войти в связь с 2-й гв. танковой армией. На 8.00 29 апреля в 11-м гв. танковом корпусе насчитывалось боеготовыми 42 Т-34, 10 СУ-100, 5 СУ-85, 2 СУ-57, 8 СУ-76, в 8-м гв. механизированном корпусе – 56 Т-34, 9 ИС-2, 9 СУ-100, 3 СУ-85, 2 СУ-57, 17 СУ-76. В 12.00 29 апреля после 30-минутной артподготовки из всех огневых средств войска 1-й гв. танковой армии и 8-й гв. армии перешли в наступление.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Разрушенный внутренним взрывом ИС-2 у башни ПВО, предположительно в зоопарке


Части 8-го гв. механизированного корпуса в результате ожесточенных боев к 21.00 вышли к Будаперштер штрассе на участке южнее Зоологического сада. Дальнейшее продвижение задерживалось сильным огнем противника из сада. М.Е. Катуков вспоминал: «Зоологический сад, за которым виднеется зеленый массив парка Тиргартен, обнесен железобетонным забором двухметровой высоты. В самом парке возвышались железобетонные бункера, а каменные здания были заранее подготовлены к обороне. Все улицы, ведущие к зоосаду, были перекрыты баррикадами, которые простреливались артиллерийско-пулеметным огнем. Гарнизон сада насчитывал до 5 тысяч человек. Ликвидировать этот последний узел обороны нам предстояло совместно с гвардейцами 39-й стрелковой дивизии»[151].

Если быть точным, то в Зоологическом саду возвышались не «бункера», а один бункер – башня ПВО Flaktuerm I. Башня использовалась немцами как укрытие от огня советской артиллерии. Обстрел башни 152-мм артиллерией был безрезультатным. С наступлением темноты корпус И.Ф. Дремова продолжал бой за Зоологический сад штурмовыми группами и сильной разведгруппой 8-го гв. мотоциклетного батальона. К 4.00 были захвачены дома и церковь южнее Зоологического сада.

В районе парка Тиргартен штурмовики 16 ВА применяли необычный способ содействия атакам наземных войск. Штурмовики 9 шак в период 18.05–18.15 двенадцатью Ил-2 без бомбовой нагрузки в сопровождении четырех Як-9 вылетали для производства ложных атак по парку Тиргартен в Берлине. С высоты 200–800 м семью заходами производили ложную атаку, чтобы заставить противника уйти в укрытия, а тем временем дать наступающей пехоте прорваться вперед. Бросать бомбы было опасно ввиду возможности задеть свои войска, а о том, что заходы ложные, знали только атакующие, а не обороняющиеся.

Тем временем 11-й гв. танковый корпус подошел вплотную к комплексу правительственных зданий, в который входила Рейхсканцелярия. Однако 40-я гв. танковая бригада, которая в течение дня вела бой за переправу через Ландвер-канал, успеха не имела. Танкисты даже не подозревали, что от бункера фюрера бригаду отделяли буквально несколько улиц.

Бабаджанян впоследствии вспоминал: «В ночь на 30 апреля танки 44-й и 45-й гвардейских танковых бригад били из своих пушек прямой наводкой по имперской канцелярии. Никто из нас не знал тогда, что именно здесь, в бронированных подземельях, прячутся Гитлер, Геббельс, Борман и другие главари фашистской Германии и что именно тут разыграется финальная сцена трагедии, кончившейся как бессмысленный фарс» [152].

На этом направлении оборонялись остатки 24-го танко-гренадерского полка дивизии «Нордланд». 44-я и 45-я гв. танковые бригады корпуса А.Х. Бабаджаняна продолжали боевые действия в районе Ангальтского вокзала. Здесь же действовал совместно с пехотой 82-й гв. стрелковой дивизии 104-й танковый полк 7-й гв. тяжелой танковой бригады. Советским войскам противостоял разведывательный батальон «Нордланд» и батальон Фене из состава дивизии СС «Шарлемань». Ввиду неуспеха с форсированием канала 11-й гв. танковый корпус был развернут от Рейхсканцелярии на запад, к Тиргартену. Свои позиции корпус сдал 4-му гв. стрелковому корпусу 8-й гв. армии.

Юго-западная группировка. После перенарезания разделительных линий между 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами вечером 28 апреля перед 3-й гв. танковой армией осталось всего около 4 квадратных километров берлинского района Вильменсдорф. В новых границах между фронтами пришлось развернуть 9-й механизированный корпус на северо-восток. Теперь 3-я гв. танковая армия ударами по сходящимся направлениям стала очищать западную часть Берлина.

30 апреля. Рейхстаг

Северная группировка. В течение ночи на 30 апреля подразделения 79-го стрелкового корпуса отдельными группами вели разведку в направлении Рейхстага, подтягивали артиллерию большой мощности на прямую наводку. Утром на исходных позициях сосредоточились подразделения 380-го и 525-го стрелковых полков 171-й стрелковой дивизии, 756-го и 674-го стрелковых полков 150-й стрелковой дивизии. 207-я стрелковая дивизия должна была захватить Кроль-оперу и обезопасить фланг и тыл наступающих на Рейхстаг частей.

В 11.30 после сильной артподготовки части корпуса перешли в наступление с целью захвата Рейхстага. До 12.00 преодолевался заполненный водой противотанковый ров под прикрытием огня артиллерии сопровождения, танков и САУ. В 13.30 началась мощная артиллерийская подготовка штурма самого Рейхстага, которая осуществлялась орудиями прямой наводки (три батареи 1957-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка, две батареи 328-го артиллерийского полка, девять 45-мм орудий и два 76-мм полковых орудия 674-го стрелкового полка, 152-мм и 203-мм гаубицы). К артиллерийской подготовке прямой наводкой также были привлечены танки и САУ.

В 14.20 1-й батальон 380-го стрелкового полка и 1-й батальон 525-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии первыми ворвались в Рейхстаг и водрузили в окне здания знамя Победы. Как утверждается в журнале боевых действий 3-й ударной армии, «первым ворвался в здание Рейхстага командир 1-го батальона 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии капитан Самсонов»[153]. В 14.25 в здание ворвались подразделения 756-го и 674-го стрелковых полков 150-й стрелковой дивизии.

О водружении флага было немедленно сообщено в штаб фронта шифротелеграммой № 3453 за подписью начальника штаба 3-й ударной армии М.Ф. Букштыновича: «[В] 14.25 30.4.45 частями 79 ск занят район Рейхстага, над зданием Рейхстага поднят флаг Советского Союза»[154].

Бои за Рейхстаг продолжались весь день, и только в 21.30 30 апреля было поднято знамя на его куполе. В приказе Военного совета 1-го Белорусского фронта № 06 от 30 апреля 1945 года значилось:

«2. Войска 3-й ударной армии генерал-полковника Кузнецова, продолжая наступление, сломили сопротивление врага, заняли главное здание рейхстага и сегодня, 30.4.45 г. …подняли на нем наш Советский флаг. В боях за район и главное здание рейхстага отличился 79-й стрелковый корпус генерал-майора Переверткина и его 171-я стрелковая дивизия полковника Негоды и 150-я стрелковая дивизия генерал-майора Шатилова»[155].

Г.К. Жуков в своих воспоминаниях, цитируя приказ № 06, опускал время водружения знамени, т.к. к тому моменту оно было установлено только в окне второго этажа.

В то время как войска 3-й ударной армии штурмовали Рейхстаг, корпуса 2-й гв. танковой армии наступали к окраине парка Тиргартен. 12-й гв. танковый корпус наступал в уменьшенном составе: 49-я гв. танковая бригада, сдав оставшиеся танки 48-й гв. танковой бригаде, была выведена из боя. В течение дня части корпуса вели упорные бои за станцию Тиргартен, прикрывающую подступы к парку Тиргартен с запада, но успеха не имели.

Система обороны противника на станции Тиргартен находилась вне воздействия артиллерии 2-й танковой армии, стоящей на закрытых позициях. Попытки установить орудия на прямую наводку или прорваться вперед танками успеха не принесли. Было решено поднять 76-мм орудия ЗИС-3 на 4-е этажи двух угловых зданий. Орудия были разобраны: сняты стволы, колеса, станины, противооткатные приспособления. Далее силами шести человек пушки были подняты на 4-й этаж. На сборку было потрачено всего около часа. Для подготовки позиции на полу были настелены железные листы и деревянные балки. Еще нескольким расчетам было приказано вести огонь с прямой наводки с целью привлечь к себе внимание противника. Выявленные в результате действий этих кочующих орудий огневые точки сразу же стали потенциальными целями поднятых на 4-й этаж пушек. Одно из орудий начало огонь с позиции на 4-м этаже в 21.00 30 апреля и до 3.00 1 мая поддерживало действия штурмовой группы, выпустив более 500 снарядов (!!!). Уничтожение огневых точек противника позволило захватить станцию Тиргартен и выйти к парку Тиргартен.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Подбитый танк «Тигр» Ausf.H на Кенигс плац перед Рейхстагом. Позади танка видны Бранденбургские ворота. Машина, скорее всего, принадлежала дивизии «Мюнхеберг»


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Тот же «Тигр» на Кенигс-плац с другого ракурса. Довольно странно обнаружить танк «Тигр» одной из ранних серий в Берлине. Возможно, он ранее принадлежал какому-то учебному подразделению


Под занавес сражения в город прибыли союзники Красной Армии. Для содействия 2-й гв. танковой армии была прислана 1-я польская пехотная дивизия. В условиях недостатка мотопехоты, польские пехотинцы были как нельзя кстати. Вечером 30 апреля части 12-го гв. танкового корпуса устанавливали процедуру взаимодействия. 1-я польская дивизия должна была наступать на восток по Шарлоттенбурген шоссе. 1-й механизированный корпус 30 апреля наступал на юго-западную часть парка Тиргартен.

Повторная атака станции Тиргартен совместно с польскими частями успеха не имела, и к исходу дня части 12-го гв. танкового корпуса оставались в 200 метрах западнее станции Тиргартен.

Юго-восточная группировка. Продвижение 5-й ударной армии 30 апреля практически приостановилось. За сутки из трех корпусов армии Н.Э. Берзарина только один правофланговый 26-й гв. стрелковый продвинулся на 850 метров. Сложность боев в этот период можно проиллюстрировать следующим примером. 286-й гв. стрелковый полк 94-й гв. стрелковой дивизии 5-й ударной армии 30 апреля встретил упорное сопротивление на станции Берзее. Противник простреливал сильным огнем подступы к станции. Оборона Берзее облегчалась наличием высокой (до 6 м) железнодорожной насыпи. Еще один объект в полосе наступления полка – телеграфная станция – был построен уже во время войны и должен был выдерживать попадания авиабомб среднего калибра. Толщина стен станции достигала трех метров.

Опросом пленных и местных жителей было установлено, что от складов в 300 м от Берзее идет подземный ход к станции. В районе станции подземный ход входит в тоннель метро, проходящий в районе телеграфной станции. По подземным коммуникациям в тыл противника были направлены два стрелковых батальона по 50–60 активных штыков в каждом. Танки и артиллерия оставались перед станцией и открыли по ней огонь, под прикрытием которого была имитирована фронтальная атака. По красной ракете, пущенной прошедшими по подземельям батальонами, огонь артиллерии был прекращен и начался штурм станции. Атакой с фронта и тыла станция Берзее, а затем телеграфная станция были захвачены.

30 апреля М.Е. Катуков решил сосредоточить усилия на штурме Зоологического сада. На это направление был развернут 11-й гв. танковый корпус, который до этого наступал на Рейхсканцелярию.

В 10.30 30 апреля 8-й гв. механизированный корпус с 39-й и 88-й гв. стрелковыми дивизиями после 30-минутной артподготовки начали штурм Зоологического сада, нанося удар с юга. Яркую картину штурма нарисовал в своих воспоминаниях М.Е. Катуков: «Под прикрытием сильного артиллерийского огня и дымовой завесы саперы подобрались к кирпичной стене зоосада, подложили под нее взрывчатку и проделали в нескольких местах бреши. Пехота, танки, артиллерия, укрываясь за развалинами и завалами, накапливались у зоосада. Огонь открыт из всех орудий. Зоосад заволокло пылью и гарью. В этой страшной какофонии даже не слышен рев моторов наших бомбардировщиков, хотя проносились они совсем низко и, развернувшись над зоосадом, обрушивали на него бомбовый удар»[156]. Во второй половине дня пехота, преодолев ожесточенное сопротивление противника, ворвалась в южную часть Зоологического сада. Танки корпуса огнем с места поддерживали действия пехотинцев. Башня ПВО в Зоологическом саду так и не была взята до капитуляции гарнизона города.

11-й гв. танковый корпус по приказу М.Е. Катукова к 9.00 сосредоточился в районе парка Генриха V с задачей нанести удар вдоль южного берега канала Ландвер и совместно с 8-м гв. механизированным корпусом уничтожить противника в Зоологическом саду и захватить плацдарм на северном берегу канала. Выдвигаясь в западном направлении, 40-я гв. танковая бригада к 20.00 30 апреля достигла Лютцов штрассе, где встретила массивную каменно-земляную баррикаду. До 6.00 бригада разбирала баррикаду, а в 6.00 по приказу командарма сдала оставшиеся 12 танков 44-й гв. танковой бригаде и вышла из боя. Двигавшиеся по следам 40-й гв. танковой бригады 44-я и 45-я гв. танковые бригады также были остановлены на перегороженной Лютцов штрассе. Участие корпуса А.Х. Бабаджаняна в сражении за Берлин фактически завершилось. Прорыв к Рейхстагу мимо Рейхсканцелярии так и не состоялся.

Юго-западная группировка. В течение 30 апреля войска 3-й гв. танковой армии продолжали сжимать группировку противника в районе Шенеберга и Вильменсдорфа. 9-й механизированный корпус двумя бригадами, наступая на станцию Савиньи, выбил противника из нескольких кварталов. 7-й гв. танковый корпус двумя бригадами совместно с 20-й стрелковой дивизией наступал навстречу 9-му механизированному корпусу. 23-я гв. мотострелковая бригада овладела станцией Халензее, но дальнейшего продвижения не имела. 6-й гв. танковый корпус в течение дня продвижения не имел.

Переговоры

В полдень 29 апреля Гитлер обратился к генерал-майору Монке с несколькими вопросами, и состоялся показательный диалог.

« – Где русские?

– На севере – поблизости от Вайдендаммского моста, – ответил Монке, – на востоке – в Лусгартене. На юге – на Потсдамской площади и около министерства воздушного транспорта. На западе – в Тиргартене, в 300–400 метрах от Рейхсканцелярии.

– Как долго вы еще сможете продержаться?

– Максимум 20–24 часа»[157].

Поздним вечером 29 апреля Гитлер отправил в ОКВ знаменитую радиограмму о положении Венка, Хольсте и 9-й армии, получив неутешительные ответы на все поставленные в ней вопросы в час ночи 30 апреля. Днем 30 апреля фюрер покончил жизнь самоубийством. Его труп был сожжен во дворе Рейхсканцелярии. Смерть Гитлера ускорила развязку боев за немецкую столицу.

Парламентеры из бункера фюрера отправились к ближайшей к Рейхсканцелярии линии соприкосновения войск, в 8-ю гв. армию. В 23.30 30 апреля на передний край 102-го гв. стрелкового полка 35-й гв. стрелковой дивизии прибыл парламентер подполковник Зейферд с пакетом на имя командующего советскими войсками. В предъявленных документах командиру 35-й гв. стрелковой дивизии гвардии полковнику Смолину и начальнику штаба 4-го гв. стрелкового корпуса гвардии полковнику Лебедь значилось, что полковник Зейферд уполномочен германским верховным командованием для переговоров с русским командованием. Предметом переговоров было установление места и времени для перехода линии фронта начальником Генерального штаба генералом Кребсом. Последний должен был передать советскому командованию особо важное сообщение.

В 3.00 1 мая были созданы условия для перехода линии фронта, и генерал пехоты Кребс в сопровождении начальника штаба LVI танкового корпуса полковника фон Дуфвинг, переводчика и одного солдата были доставлены в штаб 35-й гв. стрелковой дивизии. В штабе дивизии их встретили заместитель командующего армией гвардии генерал-лейтенант Духанов и начальник разведывательного отдела штаба гвардии подполковник Гладкий.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Генерал Кребс ожидает ответа. 1 мая 1945 г. Через несколько часов он пустит себе пулю в лоб


Генерал Кребс заявил, что ему поручено Геббельсом и Борманом сделать русскому Верховному командованию особо важное сообщение. Согласно журналу боевых действий 8-й гв. армии в 3.30 1 мая генерал Кребс и полковник фон Дуфвинг были доставлены к командующему армией генерал-полковнику В.И. Чуйкову. Свои впечатления от встречи с начальником Генерального штаба вермахта Чуйков описал так:

«Наконец в 3 часа 55 минут дверь открылась, и в комнату вошел немецкий генерал с орденом Железного креста на шее и фашистской свастикой на рукаве. Присматриваюсь к нему. Среднего роста, плотный, с бритой головой, на лице шрамы. Правой рукой делает жест приветствия по-своему, по-фашистски; левой подает мне свой документ – солдатскую книжку. Это начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Кребс. С ним вместе вошли начальник штаба 56-го танкового корпуса полковник Генерального штаба фон Дуфвинг и переводчик»[158].

Как мы видим, Чуйков в своих мемуарах датирует визит Кребса несколько более поздним временем, чем это записано в журнале боевых действий армии. Генерал Кребс предъявил три документа:

1. Полномочия на имя начальника Генерального штаба сухопутных войск генерала пехоты Кребса на право ведения переговоров с русским Верховным командованием на бланке за подписью и печатью начальника канцелярии фюрера Мартина Бормана.

2. Обращение доктора Геббельса и Мартина Бормана к вождю советских народов маршалу Сталину, также на бланке с печатью имперской канцелярии фюрера.

3. Список нового имперского правительства и Верховного командования согласно завещанию фюрера.

Все документы были датированы 30 апреля 1945 г.

В обращении Геббельса и Бормана говорилось:

«Мы сообщаем вождю советского народа, что сегодня в 15 часов 50 минут самовольно ушел из жизни фюрер. На основании его законного права фюрер всю власть в оставленном им завещании передал Деницу, мне и Борману. Я уполномочен Борманом установить связь с вождем советского народа. Эта связь необходима для мирных переговоров между державами, у которых наибольшие потери.

Геббельс».

В состав нового правительства, согласно списку, представленному генералом Кребсом, вошли:

Рейхспрезидент – гроссадмирал Дениц.

Рейхсканцлер – доктор Геббельс.

Министр по делам партии – М. Борман.

Министр иностранных дел – Зейс-Инкварт.

Министр внутренних дел – Ханке.

Главнокомандующий сухопутными войсками – генерал-фельдмаршал Шернер.

Начальник штаба Верховного главнокомандующего вооруженными силами Германии – генерал-полковник Модель.

Начальник Генштаба сухопутных войск – генерал пехоты Кребс.

Командующий ВВС – генерал-фельдмаршал Риттер фон Грейм.

Командующий военно-морскими силами – гроссадмирал Дениц.

Рейхсфюрер СС и начальник германской полиции – гаулейтер Ханке.

Министр вооружения – Заур.

Интересно присутствие в этом списке покончившего с собой за неделю до описываемых событий Вальтера Моделя. Видимо, в хаосе последних дней Третьего рейха информация о гибели Моделя не дошла до Берлина из рурского «котла».

Выслушав Кребса, командующий 8-й гв. армией заявил, что он не уполномочен вести какие-либо переговоры с германским правительством и речь может идти только о безоговорочной капитуляции берлинского гарнизона. На это предложение генерал Кребс ответил, что Геббельс и Борман не могут пойти на капитуляцию без санкции рейхспрезидента Деница и что это связано с фактической самоликвидацией нового правительства.

Чуйков доложил Жукову просьбу нового германского правительства. В ответ командующий фронтом задал Кребсу два вопроса:

1. Где находится труп Гитлера?

2. Обратилось ли одновременно германское правительство с аналогичной просьбой к командованию англо-американских войск?

На это генерал Кребс ответил, что труп Гитлера был тотчас же сожжен по его завещанию. К командованию англо-американских войск Геббельс и Борман не обращались, т.к. не имеют с ними связи. В 5.00 маршал Жуков подтвердил предложение о безоговорочной капитуляции и сообщил, что доложит правительству о ходе переговоров. В.И. Чуйков в своих воспоминаниях приписывает Г.К. Жукову жгучий интерес к времени смерти Гитлера, но это выглядит менее логично, чем вопрос о вещественном подтверждении ухода диктатора в другой мир.

На вопрос, имеет ли смысл дальнейшее сопротивление берлинского гарнизона, генерал Кребс ответил, что они намерены оборонять столицу до последнего солдата. Прибывший в армию зам. командующего 1-м Белорусским фронтом генерал армии В.Д. Соколовский предложил Кребсу послать полковника фон Дуфвинга с представителем советского командования для доклада о ходе переговоров и изложения требований советского командования, а также установления телефонной связи через линию фронта.

После доклада Геббельсу полковник фон Дуфвинг вызвал по телефону Кребса и сообщил, что Геббельс вызывает его лично. Перед уходом генерал Кребс попросил окончательно сформулировать советские предложения. Они были даны генералом Соколовским в виде следующих пунктов:

1. Немедленная и безоговорочная капитуляция берлинского гарнизона.

2. Всему составу гарнизона гарантируется жизнь, раненым – медицинская помощь, сохранение орденов и личных вещей, а офицерам – сохранение холодного оружия.

3. В случае принятия этого предложения советское правительство не будет рассматривать как военнопленных состав нового германского правительства и его ответственных сотрудников, согласно особому списку.

4. Членам правительства в г. Берлине будет представлена советским командованием возможность связаться с Деницем, с тем чтобы немедленно обратиться к правительствам всех трех союзных держав с предложением начать переговоры о мире. Причем советское командование не гарантирует, что правительства СССР, Англии и США вступят с германским правительством в какие-либо переговоры.

В 18.00 прибыл уполномоченный Геббельса полковник войск СС с пакетом, в котором был ответ германского правительства, за подписями Кребса и Бормана, на советские предложения. Германское правительство не приняло советские предложения и возобновило военные действия. После этого телефонная связь с немцами была прервана. Кребс застрелился 1 мая 1945 г.

1 мая

Северная группировка. Несмотря на водружение знамени над Рейхстагом, полного контроля над зданием к 1 мая достигнуто не было. В подвалах Рейхстага оставалось еще около 1500 немцев. 1 мая они предприняли попытку прорыва из подвала в главный зал, были отброшены назад. Они сдались 756-му полку 150-й стрелковой дивизии только 2 мая, в период общей капитуляции гарнизона. Нельзя сказать, что последние часы штурма Берлина были легкими. Потери войск 3-й ударной армии за 1 мая составили 254 человека убитыми и 893 ранеными[159].

2-я гв. танковая армия 1 мая продолжала вести упорные бои к западу от парка Тиргартен. 12-й гв. танковый корпус 1 мая по-прежнему пытался взять штурмом станцию Тиргартен. Было решено использовать для прикрытия наступления дымовую завесу, которая продержалась с 6.00 до 20.00 1 мая. В ночь на 1 мая в Берлин после 80-км марша был введен 9-й гв. танковый корпус 2-й гв. танковой армии, высвободившийся в Потсдаме. В 8.00 корпус сосредоточился в районе Сименсштадта, а в 15.00 двумя бригадами сосредоточился в северо-восточной части Шарлоттенбурга для наступления на парк Тиргартен.

Характерным примером являются действия штурмовой группы корпуса, которой на 1 мая была поставлена задача ворваться в парк Тиргартен. Группа состояла из роты автоматчиков, роты танков, батареи СУ-100. Автоматчики двигались впереди и вели огонь по окнам домов на противоположной стороне улицы. За автоматчиками шли танки, уничтожавшие огневые точки противника. СУ-100 прикрывали действия автоматчиков и танков, а также разрушали здания, в которых засел и упорно оборонялся противник. Стена парка Тиргартен была подорвана саперами, однако под бетоном обнажились стальные балки в 50 см друг от друга. Под прикрытием все того же 76-мм орудия, установленного на 4-м этаже днем ранее, саперы вновь заложили взрывчатку, подорвали балки и пробили брешь в стене парка. Медленно продвигаясь, проводя беглый осмотр помещений, свою задачу группа выполнила к 7.00 2 мая. Потери 9-го гв. танкового корпуса в боях за Тиргартен составили 19 убитых и 52 раненых.

Юго-восточная группировка. Поскольку переговоры с Кребсом закончились неудачей, боевые действия утром 1 мая возобновились. Еще в ночь с 30 апреля на 1 мая 47-я гв. стрелковая дивизия форсировала Ландвер-канал к югу от зданий OKW и OKH на Бендлер штрассе. В 10.45 после артподготовки 4-й гв. стрелковый корпус перешел в наступление непосредственно к югу от Рейхсканцелярии. 47-я гв. стрелковая дивизия наступала по Потсдамер штрассе, непосредственно выводящей в район правительственных зданий у Рейхсканцелярии. С востока к Рейхсканцелярии выходила 5-я ударная армия. Что интересно, в перечне целей в приказах Берзарина собственно Рейхсканцелярия не значилась. Войсками армии приказывалось выйти к… Паризьер-плац, к югу от Рейхстага.

Юго-западная группировка. 1 мая войска 3-й гв. танковой армии практически полностью очистили от противника Вильменсдорф и Халензее. К исходу дня не очищенной от противника оставалась территория площадью меньше одного квадратного километра.

2 мая. Капитуляция

Жирную точку в борьбе за город поставил его комендант Гельмут Вейдлинг. Он с самого начала был настроен пессимистически относительно перспектив обороны Берлина имеющимися силами. 1 мая вернувшийся с переговоров Кребс сообщил Вейдлингу, что советское командование требует безоговорочной капитуляции гарнизона. К тому же к вечеру 1 мая частям 8-й гв. армии оставалось пройти до Рейхсканцелярии всего несколько кварталов.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Подбитый танк «Шерман» на берлинской улице. Скорее всего танк принадлежал 1-му механизированному корпусу


На допросе в советском плену Вейдлинг описывал принятие решения о капитуляции так: «1 мая в 21.30 я собрал работников штаба 56 тк и работников штаба обороны Берлина с целью решить – будет ли штаб пробиваться или сдаваться русским. Я заявил, что дальнейшее сопротивление бесполезно, что прорываться означает при успехе попасть из «котла» в «котел». Меня все работники штаба поддержали, и в ночь на 2 мая я послал полковника фон Дуфвинга парламентером к русским с предложением о прекращении немецкими войсками сопротивления» [160].

В качестве средства связи через линию фронта было выбрано радио. В 0.40 (московского времени) 2 мая радиостанция 79-й гв. стрелковой дивизии приняла радиограмму на русском языке немецкой рации LVI танкового корпуса, в которой говорилось: «Алло! Алло! Говорит 56-й танковый корпус. Просим прекратить огонь. К 12.50 по берлинскому времени высылаем парламентеров на Потсдамский мост. Опознавательный знак – белый флаг на фоне красного цвета. Ждем ответа».

Заявленное в радиограмме время 12.50, т.е. без десяти час ночи, соответствовало 2.50 московского времени. Радиограмма была доложена Чуйкову, который приказал прекратить огонь на этом участке и принять парламентеров. По другим данным, было согласовано время 2.00 московского времени. Согласно журналу боевых действий 47-й гв. стрелковой дивизии немецкие парламентеры были встречены в 2.00 2 мая на мосту в районе Клукк штрассе (к западу от Потсдамского моста). Возглавлял парламентеров начальник штаба LVI танкового корпуса полковник фон Дуфвинг. Он заявил, что парламентеры уполномочены командиром LVI танкового корпуса генералом Вейдлингом заявить о прекращении сопротивления и капитуляции корпуса.

Поскольку командир 47-й гв. стрелковой дивизии генерал В.М. Шугаев был ранен, переговоры вели его заместитель по строевой части гвардии полковник Семченков и начальник политотдела дивизии гвардии подполковник Николаев. Советских командиров в первую очередь интересовало время, необходимое LVI танковому корпусу для полного разоружения и организованной сдачи. Фон Дуфвинг ответил, что для этого необходимо три-четыре часа. Причем они намерены использовать ночное время, так как Геббельс приказал стрелять в спину всем, кто попытается перейти к русским. После этого фон Дуфвинг отправился к Вейдлингу с предложением советского командования о разоружении и сдаче частей корпуса к 7.00 2 мая. Было согласовано место, куда будут выходить немецкие части и сдавать оружие. Самому Вейдлингу и его штабу было предложено сдаться в 6.00 2 мая.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Брошенный у Потсдамского вокзала «Королевский тигр». Он принадлежал либо дивизии «Мюнхеберг», либо 503-му батальону тяжелых танков СС


В 5.50 к Чуйкову прибыла делегация от заместителя министра пропаганды доктора Ганса Фриче. Это был популярный немецкий радиожурналист, начальник отдела радиовещания. Даже когда дела на фронте шли плохо, его передачи вещали о победах германского оружия. Делегатов было трое, все в штатской одежде, с ними солдат с белым флагом. Одним из прибывших был правительственный советник министерства пропаганды Хейнерсдорф, с ним и вели переговоры. Хейнерсдорф передал Чуйкову письмо от Фриче:

«Как Вы извещены генералом Кребсом, бывший рейхсканцлер Гитлер недостижим. Доктора Геббельса нет в живых. Я, как один из оставшихся в живых, прошу Вас взять Берлин под свою защиту. Мое имя известно. Директор министерства пропаганды доктор Фриче».

С ответом на предложение Фриче был отправлен зам. начальника разведотдела штаба армии гвардии подполковник Вайгачев. Через него новому директору министерства пропаганды были переданы следующие требования:

1. Отдать приказ по радио берлинскому гарнизону и всей немецкой армии о безоговорочной капитуляции.

2. Прибыть на КП командующего армией для ведения дальнейших переговоров.

Не успела делегация от Фриче отправиться в обратный путь, как прибыл Вейдлинг. В 6.00 он в сопровождении генералов Шмидт-Ланкварта и Веташа перешел линию фронта и сдался в плен. Немецкие генералы были доставлены на командный пункт 8-й гв. армии. Чуйков описал прибывшего так: «Вейдлинг – в очках, среднего роста, сухощавый и собранный». После проверки документов командующий 8-й гв. армией задал Вейдлингу несколько вопросов:

1. Являетесь ли вы командующим обороной г. Берлина?

2. Распространяется ли капитуляция на весь гарнизон г. Берлина или только на части LVI танкового корпуса?

3. Что заставило вас принять решение о капитуляции?

Отвечая на вопросы, Вейдлинг заявил, что 6 дней назад он был назначен приказом Гитлера командующим обороной г. Берлина. Решение о капитуляции распространяется только на части LVI танкового корпуса, т.к. весь гарнизон разбит на отдельные группы, согласно ранее отданному им приказу, и связи с ними он не имел. Решение о капитуляции принял сам без санкции Геббельса, который якобы покончил жизнь самоубийством, видя дальнейшее сопротивление бессмысленным.

По предложению В.Д. Соколовского Вейдлинг вместе с начальником штаба обороны г. Берлина полковником Рефиором составил приказ подчиненным ему войскам:

«30.4.45 фюрер покончил с собой, предоставив нас, давших ему присягу, самим себе.

Вы думаете, что согласно приказу фюрера все еще должны сражаться за Берлин, несмотря на то что недостаток тяжелого оружия, боеприпасов и общее положение делают дальнейшую борьбу бессмысленной.

Каждый час вашей борьбы увеличивает ужасные страдания гражданского населения Берлина и наших раненых. Каждый, кто гибнет сейчас за Берлин, приносит напрасную жертву.

Поэтому, в согласии с Верховным командованием советских войск, я призываю вас немедленно прекратить сопротивление.

Вейдлинг, генерал артиллерии и командующий обороной Берлина».


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Факсимиле последнего приказа Вейдлинга


Этот приказ был объявлен через громкоговорители для гарнизона Берлина.

Отданный приказ о капитуляции был доведен до немецких солдат и офицеров, и к исходу дня 2 мая организованное сопротивление берлинского гарнизона прекратилось.

Сдача берлинского гарнизона в плен началась еще в 6.00 утра 2 мая. К 12.00 через порядки 47-й гв. стрелковой дивизии (к которой вышли парламентеры) проследовали 4 генерала, 359 офицеров и 3240 рядовых и унтер-офицеров. К 14.00 2 мая из состава капитулировавшего гарнизона Берлина сдалось частям 1-й гв. танковой армии 7700 немецких солдат и офицеров, частям 2-й гв. танковой армии – 10 354 солдата и офицера. К 20.00 2 мая войскам 3-й ударной армии сдались 20 150 солдат и офицеров, в том числе вице-адмирал Фосс – представитель ставки гроссадмирала Деница, и личный пилот Гитлера – Баур. Разумеется, объявление капитуляции Вейдлингом не означало полного прекращения сопротивления противника. Войска 3-й ударной армии 2 мая очищали город от мелких групп противника, потери при этом не сильно отличались от других дней боев за Берлин – 227 человек убитыми и 686 ранеными.

Только 11-й танковый корпус принял 21 115 человек пленных, что красноречиво свидетельствует о силе сопротивления берлинского гарнизона в полосе наступления 5-й ударной армии.

Обсуждение

Штурм Берлина, несомненно, является беспрецедентным в истории войн XX столетия событием. Сталинград 1943 г. и Бейрут 1982 г. все же заметно уступают по численности задействованных в сражении войск и площади штурмуемого города. Штурм Берлина был проведен в сжатые сроки: уже через 10 дней боев гарнизон капитулировал. Упрощалась задача штурмующих тем, что обороняли город остатки регулярных соединений, отдельные вспомогательные части и вооруженное население. Сложности для штурмующих создавались спецификой этого района Германии, изобилующего реками, озерами и каналами. Также замедляло штурм города падение к концу войны средней численности стрелковых и танковых соединений Красной Армии.

Стратегия. Зачем штурмовали Берлин? Захват немецкой столицы был кратчайшим путем к капитуляции Германии. Во второй половине апреля 1945 г. еще оставалось немало боеспособных немецких войск. Достаточно напомнить о группе армий «Центр» Шернера, командующий которой был даже назначен Главнокомандующим сухопутными войсками. Захват Берлина привел к массовой сдаче в плен остатков вермахта и войск СС.

Цель наступающих советских армий в Берлине, здание Рейхстага, была достаточно абстрактной. Захват Рейхстага никак не мог привести к параличу управления обороной города. Рейхстаг был политическим центром Веймарской республики. В 1945 г. значение Рейхстага как правительственного сооружения было мизерным. Рабочий кабинет Гитлера располагался в Рейхсканцелярии, а под ней был бункер, в котором фюрер встретил свои последние дни. Секретность для того и существует, чтобы сохранять в тайне расположение важных правительственных объектов. Поэтому положение бункера фюрера было неизвестно штурмующим. Они игнорировали комплекс правительственных зданий и собственно Рейхсканцелярию. Правда, справедливости ради нужно отметить, что выход советских войск к Рейхстагу означал непосредственную угрозу Рейхсканцелярии.

Но сама по себе охота за фюрером была занятием бесполезным. В случае выхода советских частей к Рейхсканцелярии Гитлер был бы вывезен из нее. 30 апреля еще была возможность отступить, например, в Гумбольтхайн. Поэтому наступать можно было в направлении любой точки в центре города. Наступление по сходящимся направлениям все равно приводило к расчленению гарнизона на несколько частей – стандартный прием штурма больших и малых крепостей.

В случае с Берлином ситуацию предопределил обжим системы обороны города до центрального сектора обороны. Вейдлинг на допросе в советском плену так охарактеризовал сложившуюся ситуацию: «Берлин располагал запасами продовольствия и боеприпасов на 30 дней, но склады были расположены на окраинах, в центре почти не было ни боеприпасов, ни продовольствия, и чем больше суживалось кольцо русских войск вокруг обороняющихся, тем тяжелее становилось положение с боеприпасами и продовольствием, а в последнюю пару дней мы почти остались и без того, и без другого»[161].

Однако капитуляция гарнизона позволила избежать больших жертв. О моральном духе защитников Берлина свидетельствует соотношение пленных, захваченных в ходе уличных боев и после объявления о капитуляции гарнизона. 3-я ударная армия захватывала пленных следующим темпом: 23 апреля – 563 человека, 24 апреля – 1200, 25 апреля – 78, 27 апреля – 97, 28 апреля – 1832 человека, а потом сразу более 20 тыс. человек. 11-й танковый корпус И.И. Ющука до капитуляции захватил в плен 667 солдат и офицеров противника, а после капитуляции – 21 015. В Берлине остались люди, решившие защищаться до конца.

Потери. Отчаянное сопротивление защитников привело к серьезным потерям в рядах штурмующих. Пробившаяся к Рейхстагу 3-я ударная армия понесла в сражении за Берлин достаточно тяжелые потери. С 20 по 30 апреля армия В.И. Кузнецова потеряла 12 130 человек (2151 человека убитыми, 59 пропавшими без вести, 41 небоевые потери, 446 заболевшими и 9433 ранеными)[162]. В период с 10 по 20 апреля войска 3-й ударной армии потеряли вдвое меньше – 5863 человека.

Потери 8-й гв. армии в городских боях также были достаточно высокими. Армия с корпусными частями потеряла с 20 по 30 апреля 1945 г. 10 356 человек. Общие потери армии В.И.Чуйкова с 11 по 30 апреля составили 24 484 человека. Таким образом, в противоположность 3-й ударной армии потери 8-й гв. армии в боях в Берлине были почти в полтора раза ниже, чем в прорыве обороны противника на Зееловских высотах.

Тактика. К моменту начала штурма Берлина советские войска уже обладали опытом штурма городов и уличных боев в реалиях 1945 г. 5-я ударная армия штурмовала Кюстрин, 8-я гв. армия – Познань. Кроме того, Красная Армия уже обладала технологией штурмовых действий, частным случаем которой являются штурмовые группы для уличных боев.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

После штурма Рейхстага. На переднем плане 88-мм зенитка на транспортных тележках (иногда стреляли даже в такой конфигурации). На заднем плане такая же зенитка в боевом положении


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Колонна пленных направляется на сборный пункт. Берлин, 3 мая 1945 г.


Сущность действий штурмовых групп заключалась в тесном взаимодействии родов войск на уровне мелких подразделений. Важными фигурами штурмовых групп были саперы. Они входили в группы в количестве 4–5 человек. Именно саперы стали сокрушителями баррикад промышленной постройки. В некоторых случаях баррикады разбивались огнем артиллерии, но достаточно часто приходилось подрывать их с помощью зарядов взрывчатки или обычных противотанковых мин. По опыту действий войск 1-й гв. танковой армии для подрыва баррикады требовалось 120–140 кг взрывчатки или 30–35 противотанковых мин. Саперы также наводили штурмовые переправы через каналы и предотвращали взрыв мостов.

Еще одним важным инструментом борьбы в штурмовой группе были средства задымления. Одной из типовых технологий штурма зданий была следующая. После артподготовки, поднимавшей кирпичную пыль и дым, штурмовая группа прорывалась в здание и закреплялась в нем. Обосновавшись в штурмуемом доме, передовая группа проводила задымление улицы и обеспечивала прорыв под прикрытием дымовой завесы основных сил подразделения. Накопление в штурмуемом объекте крупных сил позволяло очистить его от противника. Задымление также широко применялось для прикрытия переправ через каналы.

«Химики» вообще играли большую роль в уличных боях. В частности, широкое применение получили огнеметы. За пять дней уличных боев в Берлине огнеметчиками 3-й ударной армии было сожжено 28 укрепленных зданий, 2 танка «Пантера» (предположительно из танковой роты «Берлин») и 2 орудия, выставленных на прямую наводку. Также широко применялись бутылки КС, которыми было сожжено 74 здания, превращенных в опорные пункты обороны.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Выстрел из «фаустпатрона». Хорошо виден выброс пороховых газов с тыльной стороны трубы гранатомета


Разумеется, действия штурмовых групп в Берлине поддерживались огнем артиллерии всех калибров, до 203-мм включительно. О распределении ролей между различными артсистемами дает представление статистика расхода боеприпасов войсками 5-й ударной армии (см. таблицу). В целом в период прорыва одерского рубежа противника (16–20 апреля) интенсивность расхода боеприпасов в сутки выше, чем в ходе боев в Берлине (21 апреля – 2 мая). Однако в уличных боях существенно меняется баланс между типами орудий и минометов. Расход 82-мм мин падает, а 120-мм и 160-мм, наоборот, возрастает. Объясняется это могуществом выстрелов 120-мм и 160-мм минометов, заслуживших уважение солдат еще в уличных боях февраля – марта 1945 г. Интенсивность использования 45-мм выстрелов также падает (в расчете на суточный расход), что объясняется низкой эффективностью 45-мм орудий в городе с прочными зданиями. Теми же причинами объясняется проседание расхода 57-мм выстрелов – ОФ снаряд у ЗИС-2 был слабый, а бронетехники в городе у немцев было немного. Расход 76-мм выстрелов к дивизионным пушкам падает, но это в значительной степени объясняется переходом орудий этого типа к стрельбе прямой наводкой при поддержке штурмовых групп. То же самое можно сказать о 122-мм гаубице М-30 обр. 1938 г. Выстрелы к М-30 всю войну занимали одно из первых мест в статистике расхода боеприпасов частями Красной Армии. Расход 203-мм сохраняется, что особенно показательно в условиях перехода 203-мм гаубиц большой мощности к стрельбе прямой наводкой. Сохраняется также темп расходования 100-мм выстрелов к БС-3.


РАСХОД БОЕПРИПАСОВ ВОЙСКАМИ 5-Й УДАРНОЙ АРМИИ С 16 АПРЕЛЯ ПО 2 МАЯ 1945 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ЦАМО РФ, ф. 333, оп. 4885, д. 94, л. 43


Основным принципом действий бронетехники в городе в условиях массового применения фаустпатронов стал вывод танков и САУ во второй эшелон. Наступая по улицам, танки следовали в 30–40 м за пехотинцами, подавляя и уничтожая мешающие продвижению пехоты огневые точки. В 5-й ударной армии противодействие фаустникам было организовано следующим образом: «Борьба с вражескими гранатометчиками «Фауст» велась специально назначенными (2–3 на стрелковый батальон) отличными стрелками или снайперами, а также командами, вооруженными трофейными гранатометами «Фауст». В некоторых соединениях гранатометами «Фауст» были вооружены целые подразделения»[163].

На мой взгляд, лучше всего сформулировал аргументы в пользу использования танковых армий в Берлине командующий 3-й гв. танковой армией Павел Семенович Рыбалко:

«В рамках крупнейшей операции против германской столицы, в которой приняло участие четыре полевые и четыре танковые армии двух фронтов, использование танковой армии для непосредственного наступления на такой крупный город, каким является Берлин, и борьба на его улицах приобретают крупный оперативно-тактический интерес. Сложившаяся оперативно-стратегическая и политическая обстановка в финальном этапе войны требовала быстрого захвата германской столицы. С падением Берлина предвиделся крах Германии, деморализация ее армии и неизбежно скорая капитуляция.

В данных условиях обстановки использование танковой армии для непосредственной борьбы внутри крупного города диктовалось необходимостью. Сковывание ценнейших качеств танковых и механизированных войск – подвижности, применение таких войск в условиях, где они не могут использовать полностью своих боевых возможностей – огня на предельную дистанция и мощи таранного удара, – оправдывается важностью операции и ее решительными результатами.

Применение танковых и механизированных соединений и частей против населенных пунктов, в том числе и городов, несмотря на нежелательность сковывать их подвижность в этих боях, как показал большой опыт Отечественной войны, очень часто становится неизбежным. Поэтому надо этому виду боя хорошо учить наши танковые и механизированные войска»[164].

Заключение

Битва за Берлин закончилась безусловной и убедительной победой Красной Армии. Однако в последнее время раздаются голоса о том, что цена этого успеха была чрезмерной и понесенные потери непропорциональны достигнутому результату. С потерь и начнем подведение итогов сражения.

Потери. С появлением известной книги «Гриф секретности снят» потери Красной Армии в Берлинской операции перестали быть секретом. Однако картина сражения выглядит неполной без детализации потерь по участвовавшим в ней армиям. Попробую восполнить этот пробел (см. таблицу).


СВЕДЕНИЯ О ПОТЕРЯХ ЛИЧНОГО СОСТАВА В БОЕВЫХ ЧАСТЯХ 1-ГО БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 11 АПРЕЛЯ ПО 1 МАЯ 1945 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ЦАМО РФ, ф.233, оп. 2356, д. 39, л. 07.


Распределение потерь между периодом прорыва обороны противника на одерском рубеже и в боях за город Берлин приводится в соответствующих разделах книги. В некоторых случаях (3-я ударная армия) потери в Берлине оказывались большими, чем в период взлома обороны противника на подступах к городу. В других случаях (8-я гв. армия) потери в уличных боях уступали потерям на Зееловских высотах. В таблице хорошо просматриваются «лидеры» и «аутсайдеры» по потерям в сражении за Берлин. Как и следовало ожидать, наибольшие потери понесла 8-я гвардейская армия, штурмовавшая Зееловские высоты. Но нельзя сказать, что потери армии В.И. Чуйкова составляют львиную долю потерь 1-го Белорусского фронта. 8-я гвардейская армия превышает примерно на треть средний уровень потерь «форвардов» и «полузащитников». Весьма высокий уровень потерь наблюдается в 33-й армии, вначале таранившей оборону под Франкфуртом, а потом выполнявшей роль загонщика для окруженных к юго-востоку от Берлина частей немецкой 9-й армии. Как видно из таблицы, потери армии В.Д. Цветаева незначительно отличаются от потерь 3-й и 5-й ударных армий, наступавших с Кюстринского плацдарма и участвовавших в уличных боях за немецкую столицу. Наименьшие в абсолютном исчислении потери понесли 61-я армия и 1-я армия Войска Польского, наступавшие на стыке с 2-м Белорусским фронтом.


СВЕДЕНИЯ О ПОТЕРЯХ ЛИЧНОГО СОСТАВА В БОЕВЫХ ЧАСТЯХ 1-ГО БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА ЗА ПЕРИОД С 1 ПО 9 МАЯ 1945 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ЦАМО РФ, ф.233, оп. 2356, д. 39, л. 08


В этой таблице хорошо виден всплеск потерь у 47-й армии, действовавшей на периферии сражения. В первую очередь такие потери армии Ф.И. Перхоровича объясняются тем, что она была вынуждена вести боевые действия дольше остальных армий фронта.

В условиях интенсивных боевых действий армиям 1-го Белорусского фронта вряд ли бы удалось поддерживать боеспособность соединений без пополнения. В апреле 1945 г. 3-я ударная армия получила 10 794 человека пополнения, 5-я ударная армия – 7850 человек, 8-я гв. армия – 12 489 человек, 33-я армия – 2960 человек, 47-я армия – 12 095 человек, 61-я армия – 7677 человек, 69-я армия – 4084 человека, 1-я гв. танковая армия – 5550 человек, 2-я гв. танковая армия – 3901 человека[165].

Представление о роли в операции штрафных батальонов 1-го Белорусского фронта дает баланс их численности:

«Всего было переменного состава на 1 апреля 1945 г. – 2626

Прибыло за апрель месяц – 3573

Освобождено досрочно – 552

Освобождено по отбытию установленного срока – 478

Потери за май (убитые, раненые, больные и др.) – 3364

Выбыло по другим причинам – 41

Итого выбыло – 4435»[166].

Основную тяжесть боев за Берлин, конечно же, вынесли войска 1-го Белорусского фронта. В то время как общевойсковые армии Г.К. Жукова штурмовали Берлин, часть армий И.С. Конева двигалась в маршевых порядках к Эльбе. Потери личного состава войск 1-го Украинского фронта за период с 20 по 30 апреля 1945 г. составили:

Убитыми – 11 608 человек

Ранеными – 42 711 человек

Пропавшими без вести – 1967 человек

Заболело с эвакуацией в госпиталь – 2487 человек;

Небоевые потери – 438 человек

Всего – 59 211 человек[167].

Потери техники. Потери советских танков в Берлинской операции в целом и в самом Берлине являются предметом ожесточенных споров. Г.К. Жукова часто осуждают за использование в боях за немецкую столицу танковых армий.

Всего с 16 апреля по 2 мая 1945 г. 1-я гв. танковая армия потеряла безвозвратно 232 танка и САУ. Распределение потерь по типам боевых машин см. в таблице.


НАЛИЧИЕ К НАЧАЛУ ОПЕРАЦИИ И БЕЗВОЗВРАТНЫЕ ПОТЕРИ ТАНКОВОГО ПАРКА 1-Й ТАНКОВОЙ АРМИИ В БЕРЛИНСКОЙ ОПЕРАЦИИ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


Глядя на эти цифры, язык не поворачивается сказать, что танковая армия М.Е. Катукова была «сожжена». Потери можно характеризовать как умеренные. Сражаться с крупными массами «Пантер» под Курском в июле 1943 г. танкистам Катукова было тяжелее. Так, из 645 танков Т-34, Т-70 и Т-60 1-й гв. танковой армии, участвовавших в бою с 5 по 20 июля 1943 г., было выведено из строя 530 бронеединиц (82%), в том числе сгорело 358 машин. Из 525 танков Т-34 армии М.Е. Катукова в этот же период сгорело 316 единиц[168]. Для сравнения: из 433 танков Т-34 в Берлинской операции было потеряно меньше половины – 185 машин. Потери в процентном отношении танков других типов были даже меньше.

Собственно бои за Берлин дали меньшую часть потерь армии М.Е. Катукова. За время уличных боев в немецкой столице 1-я гв. танковая армия потеряла безвозвратно 104 бронеединицы, что составляло 45% к общему числу потерянных танков и САУ и всего 15% к числу танков, находившихся в строю к началу операции. Одним словом, выражение «сожжена на улицах Берлина» к армии Катукова неприменимо ни в коей мере.

Достаточно характерным примером распределения потерь техники по их причинам дает нам 11-й танковый корпус И.И. Ющука, начинавший сражение в составе 1-й гв. танковой армии, а закончивший в составе 5-й ударной армии.


ПОТЕРИ ТЕХНИКИ 11-ГО ТАНКОВОГО КОРПУСА В БЕРЛИНСКОЙ ОПЕРАЦИИ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

* в числителе показаны сгоревшие боевые машины, в знаменателе – подбитые.

ЦАМО РФ, ф. 233, оп. 2309, д. 4, л. 18 е.


Как мы видим, большую часть потерь 11-го танкового корпуса составляли танки, пораженные артиллерийским огнем противника. Даже среди потерь сгоревшими ручное противотанковое оружие составляет всего около трети потерь. Людские потери 11-го танкового корпуса составляли 483 человека убитыми и 1650 человек ранеными.

Характер потерь подразделений непосредственной поддержки пехоты был примерно таким же, как у корпусов танковых армий. Это, впрочем, неудивительно: и те, и другие применялись в боевых порядках общевойсковых армий. 7-я гв. тяжелая танковая бригада потеряла за операцию 67 танков. Из них сгорело от артогня 28 машин, от фаустпатронов – 11 машин, подбито артогнем 28 машин (отремонтированы и впоследствии введены в строй)[169].

В достаточно сложном положении оказалась 2-я гв. танковая армия. За время операции армия С.И. Богданова безвозвратно потеряла 209 боевых машин. По типам они распределялись следующим образом: 123 Т-34, 53 М4А2 «Шерман», 7 ИС-2, 7 СУ-122, 7 СУ-100, 1 СУ-85, 6 СУ-76[170]. За время уличных боев в Берлине с 22 апреля по 2 мая 1945 г. 2-я гв. танковая армия потеряла безвозвратно 52 Т-34, 31 М4А2 «Шерман», 4 ИС-2, 4 ИСУ-122, 5 СУ-100, 2 СУ-85, 6 СУ-76[171]. Таким образом, общие безвозвратные потери составили 31% численности танков и САУ к началу операции. Потери на улицах города составили 16% численности парка боевых машин к началу операции.


ПОТЕРИ 2-Й ГВ. ТАНКОВОЙ АРМИИ В БЕРЛИНСКОЙ ОПЕРАЦИИ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ЦАМО РФ, ф. 2-я гв. ТА, оп. 4163, д. 5, л. 2.


Особый интерес представляют данные по потерям танков на улицах Берлина. Всего ремонтниками 2-й гв. танковой армии была просмотрена 41 машина из числа потерянных на территории Берлина. Попадания на этих машинах распределились следующим образом (см. таблицу).


СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ ПО ПОТЕРЯМ 2-Й ГВ. ТА ОТ РАЗЛИЧНЫХ ВИДОВ ПРОТИВОТАНКОВОГО ОРУЖИЯ В ГОРОДЕ БЕРЛИНЕ

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

ЦАМО РФ, ф. 2-я гв. ТА, оп. 4163, д. 5, л. 4.


Как мы видим, большинство потерь в этой выборке пришлось на ручное противотанковое оружие. Это позволяет оценить потери 2-й гв. танковой армии на улицах Берлина от фаустпатронов в 70–80 машин. Причины такой структуры потерь армии можно назвать следующие. Во-первых, соединения армии С.И. Богданова действовали на улицах города без поддержки стрелковых соединений. Только в последний день активных боевых действий армии была придана 1-я польская пехотная дивизия. В отчете, составленном по итогам боев штабом 1-го мехкорпуса, сложившаяся ситуация была обрисована следующим образом: «Не имея в достаточном количестве своей пехоты, корпус испытывал серьезные трудности при ведении боев на улицах Берлина, особенно в ночное время. Имели место случаи, когда прочесывание домов и отдельных строений приходилось производить экипажами танков, оставляя в танке 1–2 человека…»[172]. Во-вторых, основным противником корпусов армии Богданова были не регулярные соединения, а отдельные части и фольксштурм. Общие безвозвратные потери бронетехники 1-го Украинского фронта в период с 16 апреля по 5 мая 1945 г. составили 852 бронеединицы (593 танка и 259 САУ)[173]. Однако эта цифра включает потери в ходе прорыва обороны на Нейсе и на дрезденском направлении. Собственно в бою за Берлин участвовали в основном танковые армии Конева. Потери танковых армий фронта характеризовались следующими цифрами. За Берлинскую операцию 3-я гв. танковая армия потеряла 191 танк, из них 174 – безвозвратно, и 40 САУ, из них 30 – безвозвратно. К началу операции армия насчитывала боеготовыми 431 танк и 201 САУ, а всего 632 бронеединицы. По этапам операции потери распределялись следующим образом. При прорыве обороны немцев на реке Нейсе армия потеряла безвозвратно 58 танков и 9 САУ. Остальные 121 танк и 21 САУ были потеряны на подступах к Берлину и в уличных боях за Берлин. В самом Берлине за 9 дней боев с 23 апреля по 2 мая 1945 г. армия безвозвратно потеряла 99 танков и 15 САУ[174]. Это 23% танков, имевшихся к началу операции. Статистику потерь танков армии Рыбалко см. в таблице.


ПОТЕРИ 3-Й ГВ. ТАНКОВОЙ АРМИИ С 15 АПРЕЛЯ ПО 2 МАЯ 1945 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

* в числителе – безвозвратные потери, в знаменателе – общие.

ЦАМО РФ, ф. 236, оп. 2704, д. 12, лл.15, 16.


Так же как и в случае с 2-й гв. танковой армией, в таблице просматриваются достаточно высокие потери техники от фаустпатронов. Это объясняется действиями 3-й гв. танковой армии в Берлине при слабой поддержке стрелковых соединений. Из числа вышедших из строя танков армии Рыбалко 29 Т-34, 3 ИС-122, 5 ИСУ-122, 9 СУ-85 и 3 СУ-76 вышли из строя по причине естественного износа (отработан моторесурс). 4-я гв. танковая армия также оказалась вовлеченной в бои за Берлин, хотя собственно в районах с плотной застройкой ей воевать не пришлось. Более того, часть потерь приходится на город Бранденбург к западу от Берлина. Поэтому в целом потери армии Д.Д. Лелюшенко были ниже, чем у других танковых армий, участвовавших в Берлинской операции.


ПОТЕРИ 4-Й ГВ. ТАНКОВОЙ АРМИИ С 23 АПРЕЛЯ ПО 2 МАЯ 1945 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

* в числителе безвозвратные потери, в знаменателе – поврежденные танки и САУ

ЦАМО РФ, Ф.236, оп. 2704, д. 11, лл. 68 и 69


Также нельзя не отметить, что полученный в зимних и весенних боях опыт позволил выработать приемы противодействия фаустникам. Так, в «Отчете о работе отдела эксплуатации УК БТ и МВ 1-го Украинского фронта за период с 1 апреля по 1 мая 1945 г.» указывалось:

«За отчетный период число поражаемых танков и СУ фаустпатроном значительно снизилось. Так, например, с 1.3 по 1.4 поражаемых случаев танков и СУ фаустпатроном было 192, а за этот период оно составляет 94»[175].

Одним словом, в Берлин советские танковые войска вошли уже подготовленными к борьбе с «фаустниками», что предопределило умеренные потери от них в достаточно сложных условиях большого города при ограниченной поддержке пехотой.

Авиация. Потери, строго говоря, не являются основной характеристикой деятельности авиации в Берлинской операции. Но раз уж речь зашла о потерях, то имеет смысл сказать несколько слов о них применительно к ВВС. Теоретически потери советских ВВС в сражении за Берлин могли быть достаточно высокими. У немецкой пехоты и фольксштурмистов, конечно, не было таких средств, как фаустпатроны для борьбы с воздушными целями. Однако ПВО большого города и крупные силы авиации, собранные в 6-м воздушном флоте, могли сказать свое веское слово.

Но этого не произошло. Потери ВВС 1-го Белорусского фронта в Берлинской операции в абсолютных цифрах можно охарактеризовать как умеренные, даже низкие. Всего в качестве боевых потерь авиации фронта числился 271 самолет. По характеру потерь они распределялись следующим образом. Сбитыми истребителями противника числились 85 самолетов, сбитыми зенитной артиллерией – 49, не вернувшимися с боевого задания – 65, подбитыми истребителями и разбившимися при посадке – 25, подбитыми зенитной артиллерией и разбитыми при посадке – 44, подбитыми своими зенитками – 3 (все 3 истребители 286-й иад)[176].


6-й бак, на который возлагались большие надежды, потерял всего 5 самолетов, в том числе 3 было сбито истребителями противника и 1 разбился, будучи подбитым в воздушном бою. Как мы видим, потери авиакорпуса в воздухе ограничились тремя Ту-2, сбитыми в первый день операции. Однако налет на одну боевую потерю составил 78 самолето-вылетов. Нельзя назвать это блестящим показателем.

3-й бак на «пешках» потерял 19 самолетов, налетав на одну боевую потерю 108 самолето-вылетов. Всего боевые потери 16 ВА составили 54 бомбардировщика, 111 штурмовиков, 99 истребителей и 7 разведчиков. Средний налет на одну боевую потерю соответственно составил для бомбардировщиков – 119 самолето-вылетов, для штурмовиков – 68 самолето-вылетов.

Нельзя не отметить, что знаменитые штурмовики Ил-2 лидировали как по общим потерям, так и по налету на одну потерю. Проще говоря, сбивали их чаще других. При этом показатели 1945 г. были, разумеется, гораздо лучше, чем в 1943 г., например. Так, в ходе боев на Курской дуге в июле 1943 г. налет на одну потерю для штурмовиков той же 16 ВА составлял всего 13 самолето-вылетов. Ухудшалась статистика потерь штурмовиков за счет сбитых зенитками. Из числа потерянных в Берлинской операции штурмовиков 16 ВА 25 Ил-2 было сбито истребителями противника, 28 – зенитной артиллерией, 17 – не вернулось с боевого задания, 14 – подбито истребителями и разбилось при посадке, 27 – подбито зенитками и разбилось при посадке. Как мы видим, зенитки устойчиво лидируют в числе причин боевых потерь штурмовиков под Берлином.

Куда лучшие показатели демонстрировали истребители – 159 самолето-вылетов на одну потерю и разведчики – 124 самолето-вылета. Причины этого очевидны: рост мастерства советских пилотов и снижение качества подготовки пилотов немецких, благоприятное соотношение сил, совершенствование системы наведения и т.п. Объясняется это также тем, что противник задачи завоевать господство в воздухе не ставил и воздушных боев старался избегать, концентрируя усилия на воздействии по наземным войскам и ударным самолетам Красной Армии. Показатели живучести по сравнению с 1943 г. возросли на порядок. В июле 1943 г. на одну потерю истребитель 16 ВА выполнял в среднем всего 15 самолето-вылетов, под Берлином – в десять раз больше.

Общие потери 16 ВА (включая небоевые) в Берлинской операции составили 357 самолетов, или примерно 12% первоначальной численности.

Истребителями 16 ВА было заявлено в ходе операции уничтожение 921 самолета противника, в том числе 26 – на земле. Из них 817, т.е. абсолютное большинство, относятся к типу ФВ-190, еще 56 машин составляют Ме-109. Эта цифра взята из отчета 16 ВА по итогам боевых действий. В других источниках приводятся немного другие цифры. Так, в выпущенной сразу после войны книге «Боевые действия ВВС Советской армии в Берлинской операции» называется цифра 722 самолета противника, заявленных летчиками 16 ВА в качестве сбитых. Сверить эти цифры с немецкими данным по понятным причинам затруднительно, однако одно можно сказать точно – такое количество самолетов у немцев в 6 ВФ имелось. Заявка, по крайней мере, не превосходит общего числа самолетов противника, задействованных на защите Берлина.

Достаточно красноречивым показателем, характеризующим деятельность ВВС 1-го Белорусского фронта, является расход боеприпасов. 6-м бак за всю операцию было израсходовано 247 ФАБ-1000, 730 ФАБ-500, 150 ФАБ-100, 790 100-кг осколочных авиабомб. 3-й бак на «пешках» израсходовал 194 ФАБ-500, 2341 ФАБ-250, 3935 ФАБ-100 и некоторое количество бомб меньших калибров. Тяжелые ФАБ-1000 никто, кроме бомбардировщиков 6-го бак, не использовал. Всего дневные бомбардировщики 16-й воздушной армии сбросили 247 ФАБ-1000, 927 ФАБ-500, 3674 ФАБ-250, 10922 ФАБ-100, а также мелкие бомбы, не представляющие практического интереса для нашего исследования. Несмотря на то что Жукову были даны два бомбардировочных авиакорпуса, которые он просил, расход крупных авиабомб сильно недотянул до запрошенных им в марте 1945 г. «1000 кг – 1500; 500 кг – 4000». Реально была использована едва ли четверть от этого количества.

Штурмовики Ил-2 в Берлинской операции бомб крупнее, чем ФАБ-100, вообще не использовали. Расход бомб среднего калибра всеми штурмовиками 16 ВА составил 5344 ФАБ-100, 5402 ФАБ-50. Интересно отметить, что, несмотря на большее число самолето-вылетов, масса сброшенных штурмовиками бомб существенно отстает от расхода бомб среднего калибра бомбардировщиками. Многочисленные истребители 16 ВА сбросили в ходе штурмовок наземных войск противника всего 301 ФАБ-50, 38 АО-25. Даже в расчете на количество сброшенных бомб их вклад в уничтожение противника на земле можно смело назвать минимальным.

Если бы погодные условия в первые дни операции были лучше, то, вполне возможно, легенда о Зееловских высотах умерла бы, не успев родиться. Ту-2 6-го бак могли с помощью тяжелых авиабомб проложить путь через Зеелов для армий Чуйкова и Катукова. Или, во всяком случае, сильно сократить их потери. ФАБ-1000 и ФАБ-500 вкупе с большим числом вылетов штурмовиков могли не оставить камня на камне во многих немецких опорных пунктах. Однако надежды советского командования, в первую очередь Г.К. Жукова, на авиацию в основном не оправдались. Неустойчивая весенняя погода приковала мощный воздушный молот к земле. Немецкую оборону пришлось прогрызать в первую очередь ударом пехоты и артиллерии.

«Соревнование» фронтов. Определенная спешка в подготовке Берлинской операции и оглядка на союзников привели к некоторым компромиссам в планировании наступления двух фронтов. Впоследствии они оказали существенное влияние на ход событий, и операция изменилась до полной неузнаваемости в сравнении с первоначальным планом. Само по себе соревнование за звание покорителя немецкой столицы было явно личной инициативой И.С. Конева. Обрыв разграничительной линии между фронтами лишь отмечал возможность для 1-го Украинского фронта занять на Эльбе линию соприкосновения с союзниками севернее или южнее меридиана Берлина. Также эта линия обозначала возможность совместных действий при окружении группировки противника к юго-востоку от Берлина.

Однако широкая интерпретация смысла обрыва разграничительной линии привела И.С. Конева к дерзкому плану броска на Берлин. Он трезво оценивал трудности своего соседа во «вскрытии» Кюстринского плацдарма и подготовил бросок пехоты и танков на немецкую столицу. Очень трудно однозначно оценить действительный эффект решения И.С. Конева участвовать в штурме Берлина на развитие событий. На чаши весов можно положить как положительные, так и отрицательные последствия этого решения командующего 1-м Украинским фронтом. Попробую свести те и другие в таблицу.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


Не следует оценивать решение Конева лишь по количеству пунктов «за» и «против». Большие потери, понесенные в боях на подступах к Берлину, существенно измотали и без того слабые по численности соединения 3-й и 5-й ударных и 8-й гвардейской армий 1-го Белорусского фронта. В этих условиях свежие танковая и общевойсковая армии, введенные в бой за Берлин И.С. Коневым, были существенной поддержкой для штурмующих город войск 1-го Белорусского фронта. Без выхода к Берлину 3-й гв. танковой и 28-й армий командованию 1-го Белорусского фронта пришлось бы выделять силы для блокирования юго-восточной части Берлина.

Без попыток пробиться в Берлин и водрузить знамя над Рейхстагом наступление 1-го Украинского фронта было бы таким же скучным, как и наступление 2-го Белорусского фронта после форсирования Одера. Это было бы примитивное занятие местности от Нейсе до Эльбы. Разнообразие было бы внесено только борьбой с окруженной 9-й армией. Но, пожалуй, подчиненные И.С. Конева, от командарма до солдата, не простили бы ему отказа от попытки войти в немецкую столицу.

Честь поднять красный фланг над зданием Рейхстага в итоге досталась тому, кто не лез из кожи вон во имя славы покорителя Берлина – 3-й ударной армии В.И. Кузнецова. Войска 3-й ударной армии, наступая мимо столь желанной для многих цели, целеустремленно проламывали оборону одерского фронта. В итоге они оказались в положении, когда Жуков перенарезкой полос армий развернул их на Берлин. Далее державшийся В.И. Кузнецовым в резерве 7-й стрелковый корпус был введен в бой, что дало свободу действий 79-му стрелковому корпусу в броске на Рейхстаг. В этом броске к Рейхстагу войска В.И. Кузнецова опередили не только безнадежно отставшего И.С. Конева, но и своих соседей по стартовым позициям – 5-ю ударную и 8-ю гвардейскую армии.


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

На ступенях Рейхстага. Слева направо: член Военного совета 3-й ударной армии генерал-майор А.И.Литвинов, командир 150-й стрелковой дивизии генерал-майор В.М.Шатилов, командующий армией Герой Советского Союза генерал-полковник В.И.Кузнецов, командир 171-й стрелковой дивизии полковник А.И.Негода, командир 79-го стрелкового корпуса генерал-майор С.Н.Переверткин, начальник штаба армии генерал-майор М.Ф.Букштынович. Май 1945 г.


Тактика. Символом 1945 г. стали уличные бои. Конечно же, для маневров и глубоких прорывов танковых армий оставалось место, но сражаться за городские кварталы приходилось едва ли не чаще. Познань, Шнейдемюль, Арнсвальде, Кольберг, Бреслау, Кюстрин, Данциг и другие города стали предтечей сражения за Берлин. Опыт штурма Кюстрина пригодился в Берлине бойцам 5-й ударной армии, опыт штурма Познани – 8-й гвардейской армии.

1945 г. был отмечен не только количественными, но и качественными изменениями в характере боевых действий. Ручное противотанковое оружие в последние дни войны постепенно находило себе все более широкое применение. Дело было даже не в воздействии фаустпатронов на танки. Процент потерь бронетехники был достаточно низким, хотя и заставлявшим приспосабливать тактику к новым условиям. Интуитивно немецкие пехотинцы нащупывали приемы их использования, ставшие неотъемлемыми элементами тактики пехоты послевоенного периода и даже наших дней. В отчете 7-го гв. механизированного корпуса отмечалось: «Пытаясь задержать продвижение нашей мотопехоты, обеспечивающей танки, использовал фаустпатроны как и противопехотное средство, причем фаустпатрон при разрыве наносил тяжелые контузии нашим пехотинцам»[177]. По той же модели применялись противотанковые гранатометы немецкими частями, пробивавшимися через Хальбе и сражавшимися на улицах Берлина. В журнале боевых действий 8-й гв. армии указывалось: «Широко применяя фаустпатроны, противник использовал их не только против наших танков и СУ, но и против пехоты штурмовых групп»[178]. Сражения за Германию словно стали предтечей войн нашего времени, ареной которых часто становились города, и гранатометы заняли устойчивую позицию как «карманная артиллерия» пехоты.

Участники битвы за Берлин сделали для нас очень много. Они дали нашей стране не просто победу в одном из бесчисленных сражений русской истории, а символ военного успеха, безусловное и немеркнущее достижение. Может меняться власть, можно рушить с пьедесталов былых кумиров, но поднятое над развалинами вражеской столицы знамя останется абсолютным достижением. Недаром в наше время без устали мечут в Эйзенхауэра копья за то, что он отказался идти на Берлин. Ведь захват столицы противника понятен любому «человеку с улицы» как свидетельство победы и, безусловно, указывает на первого в списке победителей. От остальных можно лишь выслушивать жалкие оправдания. Это тот исторический факт, на который можно опираться в периоды безвременья и ослабления страны.

Приложения

НАЛИЧИЕ И СОСТОЯНИЕ БРОНЕТЕХНИКИ ГРУППЫ АРМИЙ «ВИСЛА» НА 13 АПРЕЛЯ 1945 г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

NARA T311R171F7223303–305


НАЛИЧИЕ БРОНЕТЕХНИКИ В СОЕДИНЕНИЯХ ГРУППЫ АРМИЙ «ЦЕНТР» НА 5 АПРЕЛЯ 1945 Г.

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом


1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

Militaergeschichte № 2/1972, S.196–197 со ссылкой на ЦАМО, ф. 6598, оп. 12450, д. 05, лл.60, 61, 63, 65, 67, 76, 78.


Состав группы Штайнера

Оперативный отдел 23 апреля 1945 г.

Боевое расписание 3-го (германского) танкового корпуса СС

Состояние на 23 апреля 1945 г. 12.00

а) Комендант внешнего кольца обороны Берлина

Участок «Р» – командир 62-го крепостного полка

Командир: подполковник Лёлинг; командный пункт – Авиамоторный завод, Берлин-Шпандау, Нёйхаузер-штрассе.

Войска:

– батальон Нидермайера (47/62/225);

– 203-й батальон (12/67/469);

– 23-й саперный батальон (10/100/540);

– батальон Пакебуша (фолькcштурм) (8/41/184);

– батальон Шмиловского (3/22/109);

– батальон переводчиков (2/80).

b) Боевая группа Харцера

Командир: штандартенфюрер Харцер; командный пункт Шванте (10 км к западу от Ораниенбурга).

Войска:

– боевая группа гауптмана Хербера, командный пункт в Айхштедте (в 12 км к юго-западу от Ораниенбурга);

аа) боевая группа Вентцеля:

– 968-й саперный заградительный батальон (без одной роты) (230 чел.);

– 1 усиленная рота 116-го крепостного пулеметного батальона (усилена 3 средними минометами) (130 чел.);

– 1 танкоистребительная рота (10 отрядов).

bb) боевая группа Брига:

– 116-й крепостной пулеметный батальон (без одной роты и части 4-й роты) (380 чел.);

– 1 рота 968-го саперного заградительного батальона (100 чел.);

– 1 рота истребителей танков (10 отрядов).

Боевая группа 9-го полка морской пехоты (из 3-й дивизии морской пехоты); командный пункт – Ораниенбург; состав – 9-й полк морской пехоты в составе 2 батальонов, сводный батальон СС «Ораниенбург», 2 сводные роты люфтваффе, 1 сводная морская рота.

Артиллерийская боевая группа Харцера:

– 2-й дивизион 14-го зенитно-артиллерийского полка;

– 1 зенитная батарея зенитно-артиллерийского полка «Рейхсфюрер СС».

Резервы для контрудара или действующие позади передовой линии фронта:

– 8-й танко-гренадерский полк СС (1 истребительно-противотанковый батальон из состава танко-гренадерской дивизии «Висла», 1 рота истребителей танков из состава 103-го полка истребителей танков (румынского);

– 23-й истребительно-противотанковый дивизион (из дивизии «Недерланд» (только личный состав без орудий), 1 пешая танкоистребительная рота, 1 зенитно-артиллерийская рота, оснащенная 37-мм орудиями, на 50% моторизованная).

Одна самоходно-артиллерийская зенитная батарея 37-мм орудий из состава 6-го штурмового зенитно-артиллерийского полка.

с) Боевая группа Ширмера

Командир: подполковник Ширмер; командный пункт – имение Фрайхаген (в 10 км к северу от Ораниенбурга).

Войска:

– оперативный батальон 5-го учебного полка люфтваффе (300 чел.);

– 74-й маршевый батальон люфтваффе (1000 чел.);

– оперативный батальон 3-го учебного полка люфтваффе (300 чел.);

– оперативный батальон 1-го, 2-го и 4-го учебных полков люфтваффе (численность неизвестна).

d) Боевая группа Крезина

Командир: начальник артиллерии 3-го танкового корпуса СС (Агко 138) полковник Крезин; оперативный штаб и командный пункт – в Шёнебеке, Гросс-Шёнебек (5 км к северу от Церпеншлёйзе).

Войска:

– высшая парашютная школа (2 батальона по 500 чел.);

– 2-й батальон 6-го полка люфтваффе;

– школа переподготовки офицерского и унтер-офицерского состава «Герман Геринг».

Артиллерийская боевая группа Крезина:

– 6-й штурмовой зенитно-артиллерийский полк (2 тяжелые батареи, 1 самоходная батарея 37-мм орудий).

е) Ударная группа фон Вольфа:

Войска:

– 115-й (моторизованный) разведывательный батальон (майор фон Вольф)

– 630-й армейский саперный батальон (без одной роты);

– штаб 103-го полевой резервной бригады;

– 1 батальон 103-й полка разрушителей танков;

– 1 истребительно-противотанковый батальон из состава истребительно-противотанковой дивизии «Висла» (подчинен только формально);

– 1 смешанный зенитно-артиллерийский дивизион (1 тяжелая, 1 легкая батареи).


NARA T311 R170 F7222233 – F7222234

Литература

3-я гвардейская танковая. Боевой путь 3-й гвардейской танковой армии. М.: Воениздат, 1982.

Бабаджанян А.X. Дороги победы. М.: Молодая гвардия, 1975.

Бедекер Г.  Горе побежденным. Беженцы III Рейха 1944–1945 гг. М.: Эксмо, 2006.

Белых В.  Моторы заглушили на Эльбе. К.: Политиздат Украины, 1986.

Берлинская операция 1945 г. М.: Военное издательство Военного министерства Союза ССР, 1950.

Боевые действия военно-воздушных сил Советской армии в Берлинской операции (апрель – май 1945 г.). Оперативно-тактический очерк. М.: Воениздат, 1951.

Боевые действия стрелкового полка. Сборник боевых примеров. М.: Воениздат, 1958.

Боков Ф.Е.  Весна победы М.: Мысль, 1985.

Больдт Г.  Гитлер. Последние десять дней. Рассказ очевидца. 1945. М.: Центрполиграф, 2006.

Василевский А.М.  Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1983.

Военно-исторический очерк о боевом пути 16-й воздушной армии (1942–1945). М.: Воениздат, 1973.

Воробьев Ф.Д. , Паротькин И.В., Шиманский А.Н.  Последний штурм. Берлинская операция 1945 г. М.: Воениздат, 1970.

Высоцкий Ф.И., Макухин М.Е., Сарычев Ф.М., Шапошников М.К.  Гвардейская танковая. М.: Воениздат, 1963.

Гудериан Г.  Воспоминания солдата. Смоленск: Русич, 1999.

Дашичев В.И.  Банкротство стратегии германского фашизма. М.: Наука, 1973.

Доманк А.С., Лазуткин С.П.  Резервы Верховного Главнокомандования. Боевой путь 1-й гвардейской артиллерийской Глуховской ордена Ленина, Краснознаменной, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизии прорыва Резерва Верховного Главнокомандования. М.: Воениздат, 1987.

Жуков Г.К.  Воспоминания и размышления. В 2 т. М.: Олма-пресс, 2002.

Зайцев В.И.  Гвардейская танковая. Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1989.

Катуков М.Е.  На острие главного удара. М.: Воениздат, 1974.

Конев И.С.  Сорок пятый. М.: Воениздат, 1966.

Краснов В.  Неизвестный Жуков. Лавры и тернии полководца. М.: Олма-пресс, 2000.

Лелюшенко Д.Д.  Москва – Сталинград – Берлин – Прага. Записки командарма. М.: Наука, 1987.

Люки открыли в Берлине. Боевой путь 1-й гвардейской танковой армии. М.: Воениздат, 1973.

Майстер Ю.  Восточный фронт – война на море 1941–1945 гг. М.: Эксмо, 2005.

Москаленко К.С. На Юго-Западном направлении. 1943–1945. Воспоминания командарма. Книга II. М.: Наука, 1973.

Мюллер-Гиллебранд Б.  Сухопутная армия Германии 1933–45 гг. М.: Изографус, 2002.

Наступление стрелкового корпуса (Сборник тактических примеров из Великой Отечественной войны). М.: Воениздат, 1958.

Неустроев С.А.  Путь к Рейхстагу. М.: Воениздат, 1961.

Операции советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне 1941–1945. Том IV. М.: Воениздат, 1959.

Поплавский С.Г.  Товарищи в борьбе. М.: Воениздат, 1974.

Прорыв подготовленной обороны стрелковыми соединениями. По опыту Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Сборник статей. М.: Воениздат, 1985.

Пухов Н.П.  Годы испытаний. М.: Воениздат, 1959.

Радзиевский А.И.  Прорыв (По опыту Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.). М.: Воениздат, 1979.

Радзиевский А.И.  Танковый удар. М.: Воениздат, 1977.

Рокоссовский К.К.  Солдатский долг. М.: Воениздат, 1988.

Русский архив. Великая Отечественная: Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии). Т. 15 (4–5). М.: Терра, 1995.

Русский архив. Великая Отечественная. Ставка ВГК: Документы и материалы 1944–1945. Т. 16(5–4). М.: Терра, 1999.

Самчук И.А., Скачко П.Г., Бабиков Ю.Н., Гнедой И.Л.  От Волги до Эльбы и Праги. Краткий очерк о боевом пути 5-й гвардейской армии. М.: Воениздат, 1970.

Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. Вып. 6. М.: Воениздат МВС СССР, 1952.

Семенов Г.Г.  Наступает ударная. М.: Воениздат, 1986.

Советские танковые войска 1941–1945. М.: Воениздат, 1973.

Телегин К.Ф.  Войны несчитаные вёрсты. М.: Воениздат, 1988.

Типпельскирх К. История Второй мировой войны. СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1999.

Фомичев М.Г.  Путь начинался с Урала. М.: Воениздат, 1976.

Фронты, флоты, армии, флотилии периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Справочник. М.: Кучково поле, 2003.

Чуйков В.И.  Конец Третьего рейха. М.: Советская Россия, 1973.

Шойфлер Х., Тике В.  Марш на Берлин. 1944–1945. М.: Эксмо, 2005.

Ющук И.И.  Одиннадцатый танковый корпус в боях за Родину. М.: Воениздат, 1962.

Fisher D., Read A. The Fall of Berlin. London: Hutchinson, 1992.

Jentz. T . Panzertruppen, The Complete Guide to the Creation & Combat Emloyment of Germany’s Tank Force. 1943–45. Schiffer Military History, Atlegen, PA, 1996.

Kaufmann J.E., Jurga R.M. Fortress Europe. European Fortifications of World War II. Combined Publishing, 1999.

Komornicki S. Regularne jednostki ludowego wojska polskiego. Warszawa: Wydawnictwo ministerstwa obrony narodowej, 1977.

Kurowski F. Hitler’s Last Bastion. The Final Battles for the Reich 1944–1945. Schiffer Military History, Atlegen, PA, 1998.

Le Tissier T. Slaughter at Halbe. The destruction of Hitler’s 9th army, april 1945. Sutton Publishing Ltd., 2005.

Le Tissier T. Zhukov at the Oder. The Decesive Battle for Berlin. London: Praeger, 1996.

Michaelis R . 11. SS-Freiwilligen Panzer Grenadier Division «Nordland». Warszawa: Militaria, 2004.

Tieke W. In the Firestorm of the Last Years of the War. II. SS_Panzerkorps with the 9. and 10. SS-Divisions «Hohenstaufen» and «Frundsberg». J.J. Fedorowicz Publishing Inc., 1999.

Tieke W. Tragedy of the Fainthful: A History of the III. (germanisches) SS-Panzer-Korps. J.J. Fedorowicz Publishing Inc., 2001.

Примечания

1

Черчилль У. Вторая мировая война. Книга 3. Тома 5–6. М.: Воениздат. 1991. С. 579.

2

Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. Смоленск: Русич, 2000. С. 448–449.

3

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2 т. М.: Олма-Пресс, 2002. С. 289–290.

4

Жуков Г.К. Указ. соч. С. 291.

5

Жуков Г.К. Указ. соч. С. 292.

6

Русский архив. Великая Отечественная: Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии). Т. 15 (4–5). М.: Терра, 1995. С. 66.

7

Жуков Г.К. Указ. соч. С. 296.

8

ЦАМО РФ, ф. 233, оп. 2356, д. 459, л. 75.

9

Там же.

10

ЦАМО РФ, ф. 233, оп. 2356, д. 459, л. 77.

11

Там же.

12

ЦАМО РФ, ф. 233, оп. 2356, д. 459, л. 92.

13

ЦАМО РФ, ф. 233, оп. 2356, д. 459, л. 92.

14

Там же, л. 88.

15

Русский архив. Великая Отечественная. Ставка ВГК: Документы и материалы 1944–1945. Т. 16 (5–4). 1999. С. 225.

16

Конев И.С. Сорок пятый. М.: Воениздат, 1966. С. 98–99.

17

ЦАМО РФ, ф. 312, оп. 4245, д. 301, л. 30.

18

ЦАМО РФ, ф. 312, оп. 4245, д. 301, л. 32.

19

ЦАМО РФ, ф. 315, оп. 4440, д. 676, л. 8.

20

Конев И.С. Указ. соч. 1966. С. 98.

21

Русский архив. Великая Отечественная. Ставка ВГК: Документы и материалы 1944–1945. Т. 16(5–4). 1999. С. 225.

22

ЦАМО РФ, ф. 315, оп. 4440, д. 713, л. 79.

23

Там же.

24

ЦАМО РФ, ф. 315, оп. 4440, д. 713, л. 82.

25

ЦАМО РФ, ф. 315, оп. 4440., д. 676, л. 10.

26

Берлинская операция 1945 г. М.: Военное издательство Военного министерства Союза ССР, 1950. С. 560.

27

Там же.

28

Берлинская операция 1945 г. С. 561.

29

Лелюшенко Д.Д. Москва – Сталинград – Берлин – Прага. Записки командарма. М.: Наука. 1987. С. 334.

30

Вторая мировая война: Два взгляда. М.: Мысль, 1995. С. 543.

31

Le Tissier T. Op. cit. Рp. 117–118.

32

ЦАМО РФ, ф. 236, оп. 2673, д. 2583, л. 351.

33

Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг. М.: Эксмо-Изографус, 2002. С. 453.

34

ЦАМО РФ, ф. 233, оп. 2374, д. 154, л. 49.

35

Там же, л. 45.

36

Там же, л. 59.

37

NARA T78 R399 F6368791.

38

NARA T78 R399 F6368802.

39

NARA T78 R399 F6368850.

40

NARA T78 R418 F6387862.

41

NARA T78 R418 F6387865.

42

Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М.: Воениздат, 1988. С. 322.

43

ЦАМО РФ, ф. 299, оп. 3067, д. 91, л. 86.

44

Там же, оп. 2309, д. 54, л. 196.

45

Там же, ф. 307, оп. 4164, д. 33, л. 234.

46

ЦАМО РФ, ф. 307, оп. 4163, д. 85, л. 11.

47

Там же, л. 13.

48

ЦАМО РФ, ф. 333, оп. 4885, д. 394, л. 62.

49

ЦАМО РФ, ф. 233, оп. 2356, д. 459, л. 71.

50

ЦАМО РФ, ф. 333, оп. 4885, д. 394, л. 5.

51

Там же, л. 5

52

ЦАМО РФ, ф. 315, оп. 4440, д. 538, л. 60.

53

ЦАМО РФ, ф. 236, оп. 2704, д. 211, л. 62.

54

Там же, л. 65.

55

ЦАМО РФ, ф. 5-го гв. мк, оп. 1, д. 15, л. 3.

56

ЦАМО РФ, ф. 312, оп. 4245, д. 295, л. 110.

57

ЦАМО РФ, ф. 312, оп. 4251 д. 44, л. 194.