Book: Апполония



Апполония

Джейми Макгвайр

Апполония

От автора

Это произведение - фантастика. Имена, персонажи, места и случаи - все это художественный вымысел автора и любые совпадения с настоящими людьми, живыми или мертвыми, деловыми организациями, событиями или местностью является не более, чем случайным совпадением.

Признательность

Каждому из моего детства, кто всячески сдерживал меня, плохо отзывался, заставлял меня плакать или чувствовать себя никчемным, кто презирал меня или хоть когда то думал - что я ничего не добьюсь.

Для тех, кто говорил мне, что как взрослый человек я должен перестать тратить время, гоняясь за мечтами, которым не суждено сбыться.

И моему отцу, покойному Дареллу МакГвайру, наградившему меня своей непоколебимой гордостью и мятежным духом.

Каждый человек, повстречавшийся на нашем пути имеет свою цель и несет с собой урок.

Спасибо за огромную мотивацию к работе, что намного сложнее, чем успех.

Глава 1

Все что меня убивает, рождает во мне еще большее желание жить.

Они убили меня, но я выжила. Лежа на полу в отеле, мои длинные струящиеся черные волосы полностью пропитались кровью. Я думала, что мне пришел конец...Только я не учла одного...

Я проснулась в больнице, одна, без моей лучшей подруги Сидни и без родителей. Они были первыми жертвами и, поэтому я точно знала, что они мертвы. Когда дело дошло до меня, наши убийцы были уже очень пьяны и разгульны, что бы быть осторожными и довести дело до конца... вот, по крайней мере, то, что я смогла узнать из полицейского отчета.

Но я-то знала правду.

Пять месяцев спустя после потери моих родителей и Сидни, я уехала в старомодный студенческий городок Святой Елены, штат Индиана, за четыре штата от моего родного дома. Таким образом, в короткие сроки я превратилась из жертвы в новоиспеченного студента Технологического Института в Кемптоне.

И теперь, стоя перед зеркалом в своей комнате общежития, совершенно голая,я пытаюсь расчесать свою уже порядком отросшую челку. Большинство девочек уже расцвели в свои пятнадцать. Я же только упорно теряла вес в последние пару лет. Достаточно сложно чувствовать, ощущать и переживать после испытанного, ведь я почти была покойником. Поводов для празднования не было, поэтому еда стала таким же рутинным делом, как и все остальное.

Теперь я стою на крошечном белом полотенце, готовая ловить темные локоны, которые я собираюсь отстричь, сначала с одной стороны уха , а затем и с другой. У меня густые и блестящие волосы, которые, как всегда говорил мне папа, могли достаться мне только от мамы.

Ножницы отрезают быстро все, оставляя только 4 или 5 дюймов [примерно 12 сантиметров] наверху. Я пробегаюсь пальцами по тому, что осталось. Чувствую себя на редкость хорошо. С боков и немного сзади головы - все сбрито, и волосы, которые еще остались наверху, едва касаются подбородка. Это просто потрясающе. Свобода!

Мне это нравится.

Не так уж чтобы кто-то из института заметил меня, но если бы и заметили, то явно бы не узнал. 17 дюймов [прим.пер. - 45 см] черных блестящих волос минуту назад слегка касались моей поясницы, а теперь лежат на полу. Каждый волосок, который я состригла, когда-то был пропитан кровью насквозь. Каждый раз, когда я видела свои волосы в зеркале или касалась их, все напоминало мне об этом. Никакого количества шампуня не было бы достаточно, чтобы смыть из памяти ту ночь...

Чтобы убедиться, не было ли моё решение поспешным, я жду немного, но в любом случае - времени у меня не так много.

Я принимаю душ, чтобы смыть колкие остатки волос с кожи. Только после этого я делаю шаг назад и вглядываюсь в свое новое отражение. Я вздрагиваю. Это просто поразительно, но, тем не менее, не так уж и плохо.

В завершении образа, я застегиваю свою самую любимую черную толстовку, скрыв обтягивающий топик с изображением Курта Кобейна, натягиваю серые скинни, поправляю маленькую бриллиантовую сережку в правой части носа и беру свой рюкзак. Я еще раз мельком смотрю в зеркало, отмечаю с восхищением отсутствие копны волос, и на минуту задумываюсь, если бы только мама была жива..., она бы упала замертво, едва взглянув на меня.

Один раз в неделю в мой младший год в институте входило посещение геобиологии и астробиологии с известным астробиологом Профессором А. Байрон Зорба. Профессор Зорба - так его прозвали студенты. Но лишь потому, что он в далекие годы был учителем и наставником моего отца, когда папа был еще студентом этого института и позже, другом нашей семьи, я всегда звала его профессор доктор З.

По неизвестным мне причинам, отец и профессор З дружили все эти годы, и отец довольно часто с ним советовался по разным делам.

Когда профессор З заезжал на семейные ужины, я наслаждалась его рассказами об экспедициях и поисковых работах. Как дочка целых двух фанатичных ученых, я не только не находила общий язык с другими детьми, но и не имела не малейшего интереса в дружбе с ними. В то время как многие дети мечтали стать пожарными или супергероями, я работала над получением Нобелевской премии в своей картонной лаборатории. Куклы Барби и мальчишки наводили на меня скуку, да и я, готова поспорить, была им не лучшим другом. Я уже могла во всю обсуждать оптический телескоп Кека тогда, когда другие дети едва знали, как написать свое собственное имя, и Доктор Байрон Зорба был моим героем.

После похорон моих родителей, профессор З сообщил мне что я собираюсь поступать в Кемптон, хочу я того или нет и, что он практически заполнил форму для поступления в колледж. А так же проследил, чтобы все наследство, которое мне досталось после смерти родителей, было тщательно и незамедлительно переведено на мой счет в колледже.

Прямо перед первым весенним семестром, профессор З предложил мне занять должность научного сотрудника в его центре. Живя на заработную плату научных сотрудников, мои родители изо всех сил старались оплатить счета и поэтому он считал что научно-студенческая программа плюс стипендия научного сотрудника поможет мне финансировать мой скудный денежный запас и обеспечит покрытие каждодневных затрат, потому что сбережения, оставленные мне моими родителями, не смогут долго выдержать.

Недавно вернувшись со своего значимого летнего исследовательского путешествия по Антарктиде, профессор З был все еще на подъеме найдя породу в двенадцать на пятнадцать дюймов и двадцать семь фунтов весом. Я была ответственной за регистрацию фактов и сведений. По правде сказать, порода особо меня не впечатлила, так что энтузиазм профессор З быстро угас.

Я зашла в классную комнату, украдкой бросив взгляд на солнечные лучи, лившиеся сквозь многочисленные высокие окна, которые располагались напротив стен. Маленький и весь захламленный стол профессор З стоял на дне преподавательской возвышенности, центральное расположение занимали десяток крохотных столов, прикрепленных к неудобным стульям.

Я заняла место среди вереницы студентов, пытавшихся пробраться к любому ближайшему столу, мои ноги еле несли меня в класс.

- Ээй! - чей-то довольно нахальный голос послышался прямо справа от меня.

Я обернулась, пытавшись разглядеть зовущего и одновременно начала подниматься по лестницам, четко соприкасавшихся с низом стены без окна. Почему-то, абсолютно неизвестный мне Бэнджи Рейнолдс пытался догнать меня, словно его нюх ищейки был заточен на новичков колледжа. Я очень надеялась, что новички его больше отпугнут , чем заинтересуют. Было очевидно, что такой привлекательный и счастливый маменькин сынок никак не мог заинтересовать меня.

- Лето провела отлично? - спросил он и одарил меня огромной улыбкой.

О, я была уверенна, что его лето было что надо. Смотря на его ровный и золотой загар, я представила его лежащим у бассейна с Мая по Август или бегущего вдоль пляжа рядом с многомиллионным домом его родителей.

- Нет.

- А ты пробовала?

- Нет!

Я уже начала раздражаться, так как казалось, что многие студенты вовсе не спешили занять свои места.

- Привет, Бэнджи! - тонким голоском пропела Стефани Бекер со своего места. Она была низкого роста, хотя имела просто сногсшибательные формы. Накручивая длинный светлый локон своих волос, она уставилась на него с нелепой улыбкой на лице. Пока Бэнджи пытался найти источник сладкого голоска, она стояла, обвороженная, наклонив голову на бок.

- Привет! - ответил Бэнджи и мгновенно повернулся ко мне, даже не уделив внимания Стефани. - Я надеялся, что ты тут будешь. - Его карие глаза засияли.

Даже если он и имел четко очерченное лицо и прекрасный характер, я все равно не смогла бы видеть в нем никого, кроме.... ну, пожалуй, Бэнджи.

Наконец-то, я была на полпути к тому же самому столу, что занимала в прошлом году. Я уже была в этом классе в прошлом семестре, совсем с другим профессором и я успела очень привязаться к этому столу.

Бэнджи сел рядом со мной, и я пристально уставилась на него.

- Ничего, что я тут сяду? Так ведь? - спросил он.

- Нет.

И он засмеялся. Его зубы были слишком ровные и такая идеальная осанка.

- Ты забавная. И твои волосы такие...Ух! - сказал он, пытаясь подобрать наиболее безобидное слово.

Я ждала его реакции, чтобы сказать как я согласна, что все это отвратительно, но он лишь слегка мне улыбнулся.

- Это необычно и дико и...интересно! Как и ты сама.

- Спасибо. - Сказала я, возмутившись, что приходится быть милой с ним.

Он высвободил руки из своей куртки, показывая свою идеально отглаженную белую хлопчатобумажную рубашку. Может быть, если бы рукава его куртки были по-модному закатаны, я бы его простила, но нет...они были застегнуты на запястьях как и подобает.

- Ты можешь вообще побриться налысо и все равно будешь красивой, - сказал он.

- Я подумаю об этом.

Бэнджи усмехнулся и уставился на стол. Любая другая девушка из Кемптона прыгала бы от радости, если бы он ее только пригласил на свидание. Он не был непривлекательным - напротив. Мы вместе посещали другие занятия и он был одним из лучших в Кемптоне. Занудой я его тоже не считала, потому что я часто смеялась над его шутками. Я думаю, что я просто ждала чего-то другого.

Профессор З был погребен под кучами бумаг на столе и я была этому очень рада. Комната была почти заполнена, и я очень не хотела, чтобы он устроил целую сцену, завидев меня. Он был добрый человек, но через-чур увлеченный и стремительный в жизни, а я была вовсе не в настроении. Но только мне стоило успокоиться и облокотиться на спинку стула, как его голова показалась над захламленным столом.

- Рори! А я уж было, не узнал тебя! И я только что послал тебе е-мейл! Ты получила?

И вот уже каждый повернул голову в мою сторону посмотреть, кому это кричит профессор.

- Нет. - сказала я тихо, сильнее вдавливаясь в сиденье.

Профессор З, маленький и тучный, с немногочисленными седыми волосами на лысеющей голове, так подходящим его всклокоченной бороде, уставился на меня в ожидании.

Я плотно сжала губы и потянулась за рюкзаком, выуживая на свет мой ноутбук. Очевидно, он не отвяжется. Компьютер ожил, и я плавно переключилась на почту.

Мое кивание его не удовлетворило. Его глаза широко раскрылись, и он стал кивать головой, заставляя меня продолжать.

Я быстро отыскала его сообщение с пометкой НЕМЕДЛЕННО ОТКРЫТЬ. Сообщение содержало строку за строкой собранных материалов о той самой не впечатлившей меня природной породе. Пролистав большую часть, я кивнула.

Кажется, он был в полной мере удовлетворен моим многозначимым кивков.

- Обговорим все позже.

Небольшой укор совести больно кольнул в груди. Разочарование в его глазах было очевидным, ведь это была особая порода. Конечно! ведь эту породу до сих пор еще никто не находил на Земле, стало быть, что она появилась из ниоткуда! Загадка! Такая вот порода - пришелец. Если бы мы все еще были убеждены, что земля плоская или ничего бы не знали об окружающей нас Вселенной, то да, я бы еще могла понять волнение профессора, но не это...Это очень скучно!

Однако, профессор З был очень взволнован, а временами драматичен. Его специфический е-мейл заканчивался словами - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

Секрет, который я могла хранить. Сплетни не были проблемой. Что-то напечатать? Легко! Слушать его непрекращающийся восторженный лепет об отметках на породе до трех часов ночи, а затем быть готовой в восемь утра появиться на курсе: не так уж и легко.

- Сайрус! - Сказал Профессор З нарочито громко, чтобы привлечь мое внимание. - Мы смогли бы обсудить твою просьбу об еще одном ассистенте после занятий.

Как это так!? Ведь я же его помощник.

Я проследила за взглядом Профессора З и встретилась с глазами цвета темного топаза, окруженных оливковой кожей лица. Мужская особь, которая меня совсем не волновала, поэтому ниоткуда появившееся странное чувство в животе очень меня удивило. Но это было не важно. Я уже ненавидела его.

Сайрус сидел в первом ряду, прямо напротив Профессора З. Он был совершенно обыкновенный. На нем была сорочка в красно-сине-голубую клетку с рукавами, закатанными до локтей и бежевые хаки. Его обуви я не видела, но представляла себе, что он носит дурацкие спортивные кроссовки коричневого цвета. Одет он был достаточно просто, повседневно, но это ему не очень подходило. Все казалось ненатуральным - его движения, выражения, как будто это все было не его. Он пытался подражать. Я продолжала таращиться на его затылок, отмечая каждый черных волос, любовавшись и, одновременно желающая его мгновенной смерти.

- Добро пожаловать! - Начал Профессор З. Я профессор А. Байрон Зорба и сегодня у вас занятия в лаборатории геобиологии и астробиологии. - Вообще это раздельные науки. Кхм, немного позже, - добавил он. - Вы также должны будете посещать лабораторные занятия, отдельно от лекций. Если нет, то прежде пообщайтесь с руководством. И так! Здесь и на парных занятиях в лаборатории, вы будете изучать органические вещества, добытые из бактерий, пород и из образцов окружающей среды. В лаборатории, вы будете извлекать и , что более важно, учиться рассказывать про эти образцы. Помимо этого, мы будем восстанавливать древние породы, чтобы понимать, как зарождалось все живое на земле.

- О, дааа, - прошептал Бэнджи.

- Не так уж это и плохо. Не веди себя как ребенок, - сказала я тихим голосом, в то время как профессор вещал про правила и учебный план.

- Я все еще бегаю по утрам, - сказал Бэнджи. Могла бы и присоединиться!

- Я не бегаю.

- Это было бы полезно тебе. Ты должна попробовать.

- Я не встаю на заре, чтобы носиться как сумасшедший, пока не согреешься. Это не полезно. Это глупо.

Бэнджи просто улыбнулся. Очевидно, я его позабавила.

- Профессор, прошу меня извинить, - сказал Сайрус, подняв руку с авторучкой в воздух. - С кем я буду в паре?

Я быстренько представила концовку его вопроса. След британского акцента в его голосе и его идеальная грамматика никогда не трогали моего внимания раньше, но сегодня это очень раздражало.

Сайрус был не только высокий, темнокожий и симпатичный, но с течением образовательного процесса он всячески доказывал Профессору З свое желание трудиться и целеустремленность.

Профессор замолчал после вопроса Сайруса.

- Разрешите вас спросить: из какого вы рода?

- Я вас не понимаю… - ответил Сайрус.

- Мне просто любопытно, а вы не египтянин? - спросил профессор.

Я не знаю, какое выражение в тот момент было на лице Сайруса, но должно быть он улыбался, потому что Профессор хлопнул в ладоши, и широкая улыбка заставила его щеки надуться.

Профессор З потрепал Сайруса по плечу и потряс его палец несколько раз.

- Что ж, у нас будет много чего обсудить. Увидимся после занятий.

- О Боже, только не это, - пробурчала я себе под нос.

Самым любимым занятием профессора были страстные попытки стать ученым в области Египта. Я подумала, что, может быть, именно происхождение Сайруса и было причиной заинтересованности Профессора, а может быть, и нет. Сайрус никогда не отвечал на вопросы Профессора З, хотя задавал изрядно много своих. Он был очень любопытен, и его вопросы были очень искусны.

Профессор З ответил на пару вопросов перед лекцией, которая длилась всего десять минут и раздав нам задание, выпроводил из класса на двадцать минут раньше обычного.

Все неуверенно переглядывались, смотрели по сторонам и не знали, чего ждать дальше, пока я не начала собирать вещи. Это дало ход цепной реакции, и вскоре комнату наполнил шум студентов, втискивающих свои компьютеры в сумки и собирающихся на выход.

После окончания занятия, Сайрус остался с профессором З и они стояли переговариваясь, кивали друг другу и улыбались.

Только не это. Я поднялась, взяла свою сумку и пошла вниз по ступеням, мимо Сайруса.

- Сайрус недавно вернулся с летних каникул, был в Мали, - сказал профессор, улыбаясь.

- Да? - сказала я с холодом в глазах.- У тебя там семья?

- Нет.- сказал Сайрус немного уныло.

Дальше он не продолжил, и я уставилась на него, пока он не засмущался и не опустил взгляд. Ох, как я любила это делать!



- Сайрус исследует племя Догон, африканское племя. Очень интересно, - сказал профессор. И он в нашей команде!

- Что? - я произнесла это громче, чем намеревалась сделать и таким тоном, что я невольно покраснела.

Сайрус кивнул нам и ушел.

- Вы решили меня заменить? - я спросила с бьющимся сердцем. Моя работа ассистента была в тесной связи со стипендией. И если Сайрус посмел бы украсть у меня место, то я могла бы потерять деньги. Было уже слишком поздно искать замену работе.

- Конечно, нет. Ты же видела данные, которые я прислал. У тебя бы не было и минуты лишней, если бы я не взял к нам помощника.

- Я могу это сделать, - сказала я, чувствуя облегчение. - Вы же знаете, я не поеду домой на каникулы. И я не против работать по выходным.

Профессор З улыбнулся.

- Рори, я знаю, что ты не против работать по выходным, ты и будешь.

Он вышел из комнаты, оставив меня одну среди всех этих странных скульптур и артифактов. Не в одной из них я не видела какого-либо смысла. Профессор всегда был очень осторожен. Я никогда бы и не подумала, что он готов взять кого-то, кого не знает и познакомить со своей драгоценной лабораторией. Что-то в Сайрусе было отталкивающим, но он не казался опасным, пожалуй, ему можно было доверять. Хотя, если бы Сайрус нужен был профессору только лишь как третий член команды, он бы упомянул это ранее. Поэтому единственным разумным объяснением его появления было, пожалуй, что мое замещение. Более того, такое поспешное решение, взять нового студента в лабораторию, было очень нетипичным для профессора и попахивало неприятностями.

Я бегала глазами с одной скульптуры на другую, отчаянно ища ответ. Я не могла потерять свою должность. От этого зависело многое.

В комнате становилось все темнее, и мое внимание привлекли огромные окна. На небе висели серые облака. В это время года погода не была дождливой, сколько холодной. Ветер подхватывал и уносил листья, которые только начали опадать с дубов. Я достала один из многочисленных бальзамов из кармана куртки и нанесла на губы. Я любила осень до той ночи, когда я умерла. Теперь она мне казалась зловещей.

Отчаянно стуча зубами, я подхватила свою сумку и повесила на плечо. Я оставила в покое мысли о том, что профессор решил меня заменить. Сайрус мог оставить при себе свои заумные и красноречивые вопросы и засунуть их в задницу.

Глава 2

Вода? Проверка. Маффин? Проверка. Даже еще более привлекательный в своих очках с черной оправой, наблюдатель сидит слева от моего столика, работает.

Я вздыхаю. Проверка.

Мы провели в подвале Здания Фицджеральд около двух часов и даже, словом не перекинулись. Наскучившая порода была в стеклянном футляре у Сайруса, и он умудрялся одновременно рассматривать ее в микроскоп и заносить данные в компьютер.

Я скривилась. Никогда не умела рассматривать что-то в микроскопе и печатать одновременно. Но это ничего, я научусь.

Один раз, правда, я поймала его взгляд на себе. Он так быстро отвел свои золотистые глаза от меня, что мне даже показалось, что я все придумала. По крайней мере, он не пытался встретиться со мной глазами, как я не старалась.

Мои ногти стучали по клавиатуре. Надо бы отрезать их сегодня. Все равно маникюр - это не для меня.

Я откусила следующий заусенец, выплюнула его на цементированный пол и откусила кусочек своего жалкого ужина. Крошки от маффина рассыпались по столу. Сайрус не съел ни кусочка и даже не сделал глотка кофе с момента, как пришел. Я вытряхнула хлебные крошки из контейнера для бумаг.

Концентрируясь на том, как справиться с совершенным существом вместо того, чтобы работать, может погубить мою репутацию. Я беру себя в руки и начинаю вводить данные с таким видом и скоростью, как если бы в комнате разразился пожар, и это было бы единственным средством спастись.

В полночь, Сайрус собрал свои вещи, и без единого слова вышел из комнаты ,закрыв за собой дверь.

- Да! - я крикнула в никуда и подняла обе руки сжатые в кулак в воздух. Первый день, а я уже его победила. Я собиралась остаться еще как минимум на час, решительно настроенная рассказать на следующий день Профессору, что я просидела здесь дольше, чем штаны-хаки.

Спустя некоторое время я поняла, как безмолвно тихо стало без Сайруса, без его кликания по клавиатуре и движений, и мне стало очень не по себе находиться одной в подземной лаборатории. Но это не имело значения. Я все равно собиралась остаться на час больше Сайрус. Целый час - было чем гордиться!

В час ночи я зевнула, потянула пальцы до хруста и стала собирать вещи. В здании был лифт, со ступенями вверх по обе стороны, которые я предпочитала больше. Я просто ненавидела лифты, особенно когда одна и особенно ночью. В этом месте я как раз и встретила своих убийц.

Я поднялась по ступеням, прошла сквозь двойные стеклянные двери и, наконец, выйдя на улицу, заметила прогуливающуюся группу студентов, а затем еще одну. Немного понаблюдав, я увидела, что студенты все шли в одном направлении и, чувствуя себя немного зачарованной, я присоединилась к ним.

Группа прошла пять корпусов колледжа до старого здания, спустилась вниз по ступеням и вошла в дверь. Звуки и запахи были повсюду. Это была вечеринка, разноперый люд, среди которых были девушки колледжа и члены научного центра. Спустя два года, как я переехала восточнее, в Кемптон, я всегда держалась вдали от вечеринок, сборищ, всяческих объединений, подпольных поединков, да и людей в целом. Да и я оказалась тут, без всяких видимых причин, дыша в клубах сигаретного дыма, стоя в ‘Бог знает чем’ липком и, позволяя танцевальным ритмам Топ 40 терзать мои уши.

Я резко повернулась на каблуках, толкнула дверь на выход и врезалась лицо к лицу Бэнджи Ройналдса, прямо в нос.

- Иисусе! - воскликнул он, схватившись за лицо и наклонившись одновременно. Кровь начала протекать сквозь пальцы.

- Вот черт, Бэнджи! - сказала я, схватив его за рукав и потащив через комнату.

В конце комнаты скопилась толпа. На таких вечеринках это означало, что рядом туалетная комната. Так что я не мешкая

стала толкаться сквозь толпу.

Впереди была дверь, и я облегченно вздохнула. Слава Господи.

- Зачем? - спросил Бэнджи гнусавым голосом. Он зажал свой нос, а голову держал запрокинутой. Он повиновался мне, когда я впихнула его в уборную.

- Ээй! - крикнула какая-то девушка. - Ты что, порезался?

- Я справлюсь с этим! - сказала я и захлопнула дверь прямо перед ее носом.

Я вытянула несколько бумажных полотенец из контейнера на стене и протянула их Бэнджи. Он вытирал руки, пока я прижимала к его носу несколько полотенец.

- Спасибо, Рори. - пробормотал он гнусавым голосом.

Я кивнула.

- Не благодари меня, ведь это я ударила тебя.

- Это не твоя вина. Это все моя эмоции...Я шел сюда, увидел тебя и...

- Бэнджи..., - я закрыла глаза и потрясла головой, - не надо.

Он кивнул немного смутившись.

Я еще смочила полотенец и начала вытирать кровь с его рук, пока он продолжал держать нос с запрокинутой головой. Он был выше меня на голову, поэтому я была вынуждена стоять на носочках, чтобы дотянуться до его носа, когда его голова была запрокинута.

Кто-то стал барабанить в дверь.

- Да подождите вы, придурки! - я закричала.

Скромная улыбка Бэнджи была раздражительно прекрасна. Его короткие золотисто-коричневые волосы были зачесаны назад, и миндалевидные карие глаза обрамлены такими длинными ресницами, за которые многие бы женщины дорого дали. И такие безукоризненно ровные зубы, любой бы стоматолог гордился, просто ловушка для многих дам. Но я не была ни леди, ни тем более прекрасной леди и никак не могла понять - чего он за мной гонялся.

Мне бы не хотелось этого подтверждать, но может быть я и была немного привлекательна для Бэнджи. Но он был мил, очень мил. А мне не хотелось милого. Мне вообще никого не хотелось.

- Давай, - сказала я, когда кровь перестала идти. На его рубашке и лице все еще оставались кровавые пятна и подтеки.

- Я провожу тебя домой.

- Это я должен бы проводить тебя.

- Я не истекаю кровью.

Кто-то снова забарабанил в дверь и я наконец открыла ее. Девушки было вошли в туалет и тут же отступили, после того как я метнула на них многозначительный взгляд и протолкнула Бэнджи к выходу.

- Замечательная ночь, - сказал Бэнджи, идя со мной вдоль по улице, оставляя колледж позади.

- Да, наверное.

- Ты должна присоединиться ко мне на пробежке утром.

- Тебе бы не бегать утром. Возможно, что нос сломан. Поспи хоть раз подольше.

Он усмехнулся, пропуская мой совет мимо ушей.

- Извини, ты пропустила всю вечеринку.

- Да я все равно собиралась уходить, помнишь?

- Мне показалось странным, что ты вообще туда пошла.

- Почему?

Бэнджи засмеялся. Да потому что ты вообще не ходишь на вечеринки.

- М-да, - я быстро взглянула на него. Он выглядел довольно забавно, улыбающийся и измазанный кровью. Уголки моих губ поползли вверх.

- Ого! Это ты сейчас улыбнулась?

Я расслабила лицо, улыбка ушла.

Бэнджи сунул руки в карманы. - Я могу это вычеркнуть из своего списка дел.

- Сделай уж.

Мы дошли до мужского общежития Шерман Л Чарльстон, в народе известного как общежитие Чарли. Это было место, где жили студенты из инженерного, порядком занудные и заумные, но это было задолго до того, как мы родились. Теперь это место было полно таких вот заурядных, технических зануд, типа Бэнджи.

Бэнджи проверил платок несколько раз, перед тем как вытереть нос и метнул пропитанный кровью платок в мусор на расстоянии десяти фунтов. Платок попал прямо в яблочко. Он посмотрел на меня с победной улыбкой.

- Сладких снов Бэнджи. Приложи льда к носу.

- Хорошо, сделаю. Ты уверена, что тебя не надо проводить?

- Точно! Увидимся!

Я, было, повернулась уйти, но остановилась, почувствовав руку Бэнджи вокруг своего запястья. Инстинктивно, я схватила его запястье свободной рукой, резко дернула и перевернула, таким образом, он оказался на земле. Он заворчал, нокаутированный, лежа на асфальте.

- Вот черт! Прости меня!, - сказала я, наполовину сбитая с толку и наполовину недовольная , что он опять заставил меня быть милой с ним.

Бэнджи застонал.

- Ты... тебе больно?- я почувствовала себя неудобно. Часть меня хотела развернуться и идти, не заботясь ни о чем. Это было бы легче, чем стоять здесь, с неопределенностью, за что его схватить, чтобы поднять на ноги.

- Даже зная, что ты такая непредсказуемая, ты никогда не перестаешь меня удивлять! Где ты этому научилась?

- Это не твое дело. Сможешь встать?

- А ты опять нападешь на меня, если я попытаюсь?

Я закатила глаза и стала помогать ему подняться.

- Я не нападала на тебя, я просто защищала себя.

Бэнджи опять засмеялся и ткнул пальцем в грудь.

- От меня?

Мне очень не понравилось, как он посмотрел на меня. Это была милая, забавная улыбка, с намеком на флирт, все то, чего я так не люблю.

- Ну, ты и засранец. Я себя так паршиво чувствовала, а ты просто смеялся надо мной.

Я пошла прочь, но Бэнджи опять схватил меня за руку.

Я посмотрела сначала на него, затем на свое запястье.

- Ты что, самоубийца?

- Наверное, - ответил он и отпустил руку. - Да ладно тебе, давай присядем на минуту.

- Холодно очень! Я пошла домой.

- Я провожу тебя.

- Бэнджи, - вздохнула я , полностью расстроенная.- Я могу о себе позаботиться.

- Это очевидно.

- Ты сводишь меня с ума! И прежде чем ты спросишь, я отвечу - нет, не в хорошем смысле этого слова.

Он сделал шаг в сторону и помахал в воздухе рукой.

- Ты сломала мне нос. И ты не можешь мне уделить пять минут, для сочувственной беседы?

- Это попытка заставить меня чувствовать вину?

- Да!

Я села рядом с ним, скрестив руки.

Он улыбнулся.

- Тебе и правда, холодно?

- Нет.

- Ты голодная? Мы могли бы добежать до МакДоналдса.

Я скорчила лицо и отклонилась от него.

- Ты точно самоубийца. С каждым куском, ты все ближе к сердечному приступу.

- Это никого не волнует! Это вкусно.

- Я не голодна.

Мы просидели несколько минут в неловком молчании. По крайней мере, мне было очень неловко. Бэнджи выглядел довольным.

- Ну, я думаю мне лучше пойти, - сказала я, вставая.

Бэнджи тоже встал.

- Ты так и не сказала, зачем пошла на ту вечеринку.

- Мне просто хотелось куда-то выйти, - я ответила. Со мной иногда так бывает.

- Попробуй походить в спортзал. Это хорошая вещь, чтобы выпустить пар. Помогает мне уснуть.

- Спортзал, - повторила я с невозмутимым видом.

Он засмеялся.

- Да, давай сходим вместе, один раз. И если тебе после этого не понравится, значит, ты и не будешь больше ходить.

Я задумалась.

- Может быть.

Он потряс головой и выставил вперед свои руки, все еще испачканные в крови.

- Я принимаю твоё «может быть».

Я оставила его одного напротив общежития Чарли, чувствую спиной, как он наблюдает за мной. Я не обернулась, чтобы понять, так ли это. Такое вот милое поведение с моей стороны, могло натолкнуть на мысль, что я хотела бы подружиться или, если говорить о Бэнджи, может быть и что-то больше. Поэтому я не была милой. По крайней мере, я старалась. Иногда, мое прошлое плавало где-то на поверхности.

Идя домой, я чувствовала холод и одиночество. Это, наверное, было из-за того, что за двадцать минут рядом с Бэнджи, я порядком начала привыкать к его компании. Это было как раз то, чего я не хотела допустить. Воспользовавшись ключом-картой, я попала в общежитие, прошла в холл, проклиная Бэнджи за то, что разбудил во мне давно потухшие чувства.

Я поднялась по ступеням как обычно, но не смогла избежать лифта, проходя мимо. Глаза моей мамы, мелькнули в сознании. Это была линия между ее бровей и странным взглядом прямо перед смертью. Мой папа всегда говорил, что она выносливая. Она была, даже когда последний раз вздохнула. В ее глазах было столько печали из-за собственной беспомощности, что она не смогла меня спасти, и я не смогла прожить ту жизнь, о которой она мечтала для меня. В эти последние минуты она не думала о себе. Ее глаза просили у меня прощения, и сквозь грязный лоскут, плотно связывающий мой рот, я простила ее. Я просто не могла простить саму себя.

Замок в моей двери щелкнул, и только тогда я осознала, что только что прошла два лестничных пролета. Мое сознание было очень далеко, так далеко, что я даже не соображала куда иду. Это тревожило. Я толкнула тяжелую деревянную дверь и обернувшись, проследила, пока она не закрылась со скрипом. Дотянувшись, я сначала включила и затем сразу выключила свет, повернув замок. Затем прошла прямо к своей кровати, кинув свою посыльную сумку на разваливающийся любимый диван в комнате.

Я упала на кровать, даже не раздеваясь, лицом в подушку. Стон вырвался из моей груди, достаточно громкий, чтобы его услышала моя соседка Элли, стервозная красотка с замашками босса. Она обожала сообщать мне, что моя ужасная музыка играет очень громко, что моя одежда через-чур черная, а моя жизнь - унылая. Как по мне, так я себя хорошо чувствовала. Я была горда от того, что не слушала заезженные песенки в стиле поп или позволяла каждому разглядывать мою грудь в V-образном свитере за 400 долларов, и я уж точно не была шлюшистой шлюхой. Хорошо, это было через-чур грубо. Но за все 4 семестра в Кемптоне, она поимела члены как минимум трех профессоров и , как минимум в одном из своих отверстий. Это и был единственный предмет ее хвастовства.

Я повернулась на бок, надеясь и молясь, что усну быстрее, чем ужасные мысли и картинки нарисуются в моей голове. Вместо того, чтобы поскорее уснуть, мои глаза сфокусировались на свете, просачивающемся сквозь дверь. Я быстро подняла голову. Две тени частично закрыли свет.

Ноги.

Каждый мускул на теле напрягся, замер и горел, охваченный внутренним огнем. Невзирая на то, что страх заполнил каждую клеточку моего тела, я поднялась. Я должна была встретить это с поднятой головой, как и в прошлый раз. Прежде чем здравый смысл вернулся ко мне, одна моя рука уже была за замке, а другая потянула за него. Я так быстро открыла дверь, что воздух из коридора ударил мне в лицо.

- Сайрус, - прошептала я, слишком шокированная, чтобы сказать его имя вслух.

Он был удивлен не меньше меня и почти что выскочил из штанов от неожиданности.

- Это, эмм, можно просто Сэй. Спасибо!

- Какого черта ты тут делаешь?

- Слушаю.

- Что?

- Подслушиваю у двери.

- У моей двери, - спокойно сказала я. Неловкая пауза повисла между нами, но затем я тряхнула головой и сознание ко мне вернулось.

- Что ты имеешь в виду, ты подслушивал у моей двери? У моей двери... Зачем?

Сэй сложил ладони и прошел в мою комнату.

- О нет, пожалуйста. Это не то, что ты себе представляешь. Я просто хотел убедиться, что ты дома. В безопасности. - он закрыл дверь за собой и шагнул вперед чтобы успокоить меня.

- Зачем? - спросила я, с недовольством на лице.

Сэй выглядит разочарованным и потерянным.

- Я не знаю. Ты одна. Ты делаешь опасные вещи. И я беспокоюсь за тебя.

Мои глаза сузились.

- Ты ничего не знаешь обо мне.

Сэй заерзал.

- Профессор З что-то упоминал.

- Вот черт. И что он тебе сказал?



- Что ты любишь ругательные выражения, для начала.

- Что еще?

- Что ты одна. Порой делаешь странные вещи. Я только что тебе сказал.

- Мне не нужно, чтобы за мной следили, - сказал я, повернув дверную ручку.

Сэй придержал дверь.

- Я извиняюсь за вторжение. Я не смог просто оставить это так. Я много раз говорил себе, что не стоит это делать.

- Так, а что ты сделал?

- Я не знаю. Спокойной ночи, - и сказав это, он отпустил дверь и пошел вдоль холла.

Я закрыла дверь и повернула замок, моя злость и смущение быстро сменились неконтролируемой улыбкой.

Глава 3

- Что там происходило ночью? - Элли стояла в проходе, щелкнув замком своей двери одновременно со мной. Ее длинные каштановые волосы спадали по спине каскадами идеальных локонов.

Когда то и мои волосы были такой же длины, но она, в отличие от меня, не испытывала чувств, которые испытывала я, ей не нужно было каждую ночь вымывать кровь из своих волос.

Она улыбнулась и переступила на другую ногу. Ее ноги, почти в милю длинной, были в узких джинсах. Смущенная, я опустила глаза на свои, которые тоже были в скинни. Я вовсе не хотела быть похожей на Элли.

- Я должна сказать, - начала она, не дожидаясь моего ответа, - Я удивлена, в любом случае, с кем бы ты ни была. И твоя новая стрижка просто ужасна.

- Супер, - пробормотала я.

- Что ты сказала?

- Я сказала, что ты шлюха, - повторила я, перекинув сумку на плечо. Это было достойно улыбки и, надев ее, я гордо прошла в класс.

Мой толстый свитер с узором видимо не был достаточно теплым для столь холодной погоды, и мне пришлось сидеть, скрестив руки на груди и держать их плотно, пока не согреюсь. Все остальные были одеты в зимние пальто и вязаные шапки, но мне никогда не нравились такие вещи. Вся моя голова была забита формулами и данными, которые искрились в моем мозгу, вместе с ужасными воспоминаниями из прошлого. А теперь, еще и золотистые глаза этого сопляка, о котором мне совсем не хотелось думать.

Я о нем особо и не думала. Я размышляла о нем в течение занятий, по ночам, на выходных и в лаборатории. Для меня это было сродни игре - разобраться в его истории и происхождении. Я была бы удивлена, узнав, что у него было счастливое детство или что он сбежал в Кемптон от властного отца. Как бы там не было, он был одинок, и неважно как долго я собиралась игнорировать его, я просто больше не могла - даже, если он и правда собирался украсть мою должность ассистента. Но я была абсолютно уверена, что он что-то замышляет.

- Ты уже разгадала его дьявольский план? - прошептал Бэнджи мне в самое ухо.

Прошло, по меньшей мере, две недели как я врезала ему по носу и наконец-то, синяк начал спадать.

- Чей? - переспросила я.

- Сайруса.

- Почему ты спрашиваешь?

- Да у него просто взгляд такой, ты заметила? Как будто он что-то замышляет.

Пойди прочь Бэнджи, уйди из моих мыслей. Нет, я не знаю. И это правда. Я не знала и я уж точно не собиралась давать Бэнджи Ройналдсу шанс на что-то общее между нами.

- Скоро на обед? - спросил он.

- Конечно. - ответила я, допечатывая последнюю мысль Профессора З в нетбук.

Обед вместе с Бэнджи в кафе был более радужной альтернативой, чем обед в одиночестве. Он, пожалуй, был единственным в Кемптоне кто не болтал о проектах и, которого они вообще не волновали.

- Все, давай послушаем. Я не могу прослушать.

Я обратила слух на лекцию Профессора. Постоянные гипотетические размышления о Сэе выбивали меня из учебного процесса, и это становилось уже заметным. Как типичный представитель студентов А-потока, я старалась удерживать позицию студента В-потока во многих классах. Профессор Зорба всегда подмечал студентов В, а уж если он что-то берет на заметку, то не отцепится, пока не увидит достаточного старания с твоей стороны.

Вот еще одна причина ненавидеть Сэя. Он постоянно отвлекает мое внимание.

- Ты опять это делаешь? - спросил Бэнджи.

- Шшш...!

- Наблюдаешь за ним. Я надеюсь это потому, что ты тоже его в чем-то подозреваешь.

- Или может быть, я считаю, сколько раз он нарисовал точки на своем листе, которых две тысячи тридцать девять штук.

- Правда?

- Правда.

- И ты можешь отсюда разглядеть?

- Я заметила эти точки в его тетради еще неделю назад в лаборатории. И теперь я наблюдаю.

- Интересно, что они означают.

Я нарочно взглянула в тетрадь Бэнджи, где были нарисованы буквы алфавита разными шрифтами. Как ни странно, это было сделано достаточно красиво.

- А что это значит?

- Мне просто скучно.

- Вот и ответ! Просто Сэй не умеет рисовать также хорошо как ты.

Бэнджи улыбнулся, полностью удовлетворенный моим ответом. Но я скрыла от него одну вещь - что практически все точки Сайруса представляли собой какой-то замысловатый узор. И иногда там прослеживались иероглифы. Но расследовать такого рода информацию о Сэе мне было совсем не интересно, а тем более вместе с Бэнджи, поэтому этот любопытный факт я оставила при себе.

После занятий Бэнджи увязался за мной и пытался не отставать по пути в кафе Гиги. Оно находилось в паре зданий от основного корпуса. Это кафе было нашим неофициальным и абсолютно платоническим местом встреч. Мы старались не обсуждать этого, потому что, если бы мы начали - то это могло превратиться во что-то большее.

.... - Так я и говорю, следовательно, я был прав. Метеор - это вспышка света, а не осколок. Честно говоря, это просто смешно, что он не знал разницы на таком то уровне.

- Согласна, - сказала я и отпила воды.

Я нехотя ковыряла свой панини-гриль, пока Бэнджи сетовал на свои занятия, как его раздражали зануды из общежития Чарли, и - что, хоть он и жил там - не было никаких шансов чтобы он присоединился к ним. И он бы никогда не дал Бобби Пеку президентство, человеку, страдающему от синдрома "маленького человека" и тем более так раздражающего Бэнджи.

- И так, я помню, ты говорила, что немного отстала по некоторым предметам, - сказал Бэнджи. Он был обеспокоен и абсолютно точно на что-то намекал.

- И...?

- Ты могла бы выделить время вечером для занятий?

- Я не могу. По вечерам я работаю.

- Не каждый же вечер, - сказал Бэнджи с притворной улыбкой. Если твои оценки будут скатываться все ниже, то все равно Профессор Зорба передаст твои полномочия ассистента кому-нибудь другому.

Я метнула в Бэнджи недобрый взгляд.

- А кто говорит о моих оценках?

- Я просто предположил после твоего заявления, что ты отстаешь.

Я пыталась вспомнить говорила ли я Бэнджи так много. Говоря ему даже самую малость, я уже навлекала на себя пятьдесят вопросов и непрекращающиеся попытки сделать что угодно, чтобы помочь. Наша дружба состояла из его нескончаемого позитива и болтовни, и моих едких замечаний в ответ.

- Да мне не нужна твоя помощь.

- Конечно, не нужна, сказал Бэнджи, лишь отмахнувшись от меня. - Я бы солгал, если бы не признался, что надеялся извлечь выгоду из твоих талантов.

Я прищурилась.

- Это ты пытаешься дать задний ход?

- И подлизываюсь, чтобы ты только согласилась на дополнительные занятия со мной? Да!

- Ты считаешь, что я как Элли Джонс? Такое со мной не пройдет!

- Элли Джонс? - поморщив нос, переспросил Бэнджи. - Зачем ты ее сюда приплела?

- Она переехала в комнату рядом. Теперь мы соседи.

- О.., - сказал Бэнджи. Выражение его лица в точности отразило то, что думала я о ее новых условиях проживания. - Сожалею.

Бэнджи знал, что Элли никогда не упускала случая, чтобы оскорбить меня. Я не могла понять, почему она выбрала именно меня для этих дел. Мама однажды сказала, что такие люди, как она, очень несчастны и единственный путь, чтобы чувствовать себя лучше - это сделать несчастными других. Я была не согласна. Элли Джонс была просто дьявол в женском обличье.

- Так, ну если лесть не сработала, позволь мне угостить тебя обедом! - серьезно предложил он.

- Хорошо. - я ответила. Все что осталось от моего наследства, было вложено в Кемптон, включая и питание, но если бы я избегала так раздражающего меня кафетерия, то, пожалуй, я не смогла бы выстоять перед напряжением учебного процесса. Кафе Гиги было единственным отступлением от правил, но я могла себе позволить потратить 10 долларов в неделю из своего крошечного бюджета.

- Что если я буду угощать тебя обедом каждый раз, как только мы заходим в кафе Гиги, а ты мне поможешь сдать финальный экзамен у Профессора Зорба? - спросил Бэнджи.

Его предложение имело смысл. Финальный экзамен Профессора был трудный, это было известно всем, и я могла бы иметь дополнительное время для своих занятий.

- Идет.

Бэнджи щелкнул пальцами по столу с таким усердием, как будто он выиграл что-то крупное. Когда подали заказ, я старалась делать вид, будто заинтересована в проезжавших мимо машинах и пешеходах, выгуливающих собак, все что угодно - только не встречаться глазами с Бэнджи. Он в любом случае выглядел довольным, и теперь, когда мы условились встречаться во время обеда, его глаза стали блестеть еще ярче, и он постоянно улыбался. Это сильно мешало.

После обеда, Бэнджи проводил меня до общежития. Мы договорились заниматься дважды в неделю, а за две недели до экзаменов более интенсивно - по три раза в неделю.

- Так что, вечером начнем? - спросил Бэнджи.

- Но мы должны успеть до моей работы в лаборатории.

- Хорошо, мы можем заниматься с трех до пяти вечера и захватить ужин.

- Посещение кафе совершенно не способствует учебе и к тому же тогда наш уговор об обедах теряет всякий смысл.

- Я могу платить за ужин. Это не проблема.

Я прищурилась.

- Как то уж очень запутанно.

- Вовсе нет. Мы же должны есть. А я должен учиться. Что в этом запутанного?

- Ну, хорошо... но если вдруг что-то пойдет не так...

- Даю практически сто процентов, что никакой путаницы не будет. - заверил меня Бэнджи. Он говорил достаточно уверенно.

- Хорошо. Мое последнее занятие заканчивается в два тридцать, поэтому я быстро соберусь, и мы встретимся у общежития Чарли.

- Тогда до встречи, - сказал он, перед тем как направиться в свою сторону, слегка подпрыгивая.

Я закатила глаза и покачала головой. Бэнджи Рейнолдс был неисправим.


***


Без пятнадцати три я уже стояла у входа в общежитие Чарли. Достав мобильный телефон, я стала набирать сообщение Бэнджи. Но прежде чем я нажала на "отправить", он открыл дверь.

Он был одет в серый спортивный костюм, в простую белую футболку и зеленые Найки. Шнурки на кроссовках, так же как и подошва, были кристально чистыми. Они конечно могли быть совершенно новыми, но зная Бэнджи, он, скорее всего каждую ночь полировал их зубной щеткой.

Бэнджи придержал дверь открытой и одновременно помог мне снять рюкзак с плеча. Его бицепсы выпирали при каждом движении. Меня это немного смущало. Мой взгляд постоянно обращался на движение его кожи над мышцами и вены, проступавшие на его плотно-накачанных руках. Наверное, это потому, что я никогда не видела Бэнджи в футболке с коротким рукавом. Уж точно не потому, что он меня интересовал. По крайней мере, так я себе говорила.

- Извиняюсь, что тебе пришлось подождать меня внизу. Я не ожидал что ты придешь раньше. - сказал он.

- Почему? Я говорила, что приду сразу после занятий.

Я прошла в прихожую общежития, осматриваясь вокруг. Великолепная мебель, деревянные панели и постеры, которые могли повесить только мужланы, такие, как "Нет, бесплодные нейроны - не кастрированы" или где Вэл Килмер одет в домашние тапочки-зайчики с марсианской антенной на голове. Все это создавало атмосферу, которая соответствовала горстке студентов, вальяжно развалившихся на потертых диванах и стульях с ничего-не-выражающими лицами. Некоторые из них смотрели маленький телевизор, когда другие просто уставились в пустоту.

Бэнджи посмотрел на меня исподлобья.

- По правде говоря, я не думал, что ты вообще придешь. Я думал, что ты писала, чтобы извиниться.

Мне понравилось, что он ожидал именно это.

- Ну, сейчас то я тут. Где твоя комната? А то придется мне пить антидепрессанты, если мы еще немного тут постоим.

Бэнджи перекинул мою сумку через плечо и закивал, указывая путь вперед к лестничному пролету. Я шла за ним по лестнице направо, затем вниз по длинному коридору, который был таким же простым и мрачным как лобби.

Повернув за угол Бэнджи остановился, щелкнул дверным замком и, махнув рукой, сделал приглашающий жест. В отличие от дверей в женском общежитии, у мужчин двери не были украшены изнутри магнитными досками для записей или яркими листовками.

Комната Бэнджи была безукоризненно чистая и обставлена в стиле хай-тек. Кровать стояла с одной стороны комнаты, прямо под небольшим окном с потрепанными и выцветшими мини-шторами. Идеально сшитое бронзово-серое одеяло было дополнено уголками в армейском стиле. Стены были украшены проводами, скрученными в катушки, клейкой лентой и арматурной сеткой.

Стол с другой стороны комнаты охватывал целую стену. Одна сторона стола была занята под рабочее место, заваленная небольшими пластиковыми контейнерами, содержащими еще более мелкие контейнеры, полные крошечных компонентов, необходимых для увеличительного стекла, свисающего с потолка. На рабочем столе также размещались осциллограф, электропитание и различные типы проволоки, скрученной в кольца. В центре стола, прямо напротив компьютерного стула из коричневой кожи стояли четыре работающих ноутбука и один идеально заточенный карандаш.

Множество различных книг и папок с документами, расположенных в алфавитном порядке и расставленных по цвету обложки, покоились на длинном столе на другой стороне комнаты. Книги были подсвечены голубыми светодиодными лампами через матовые панели, встроенные в заднюю часть полок.

С другой стороны был центральный LCD монитор, который использовался скорее как домашний кинотеатр. Позади, ровно расположились кассеты с фильмами.

- Я настроил так, чтобы работало на расстоянии и теперь могу проверять почту прямо из кровати. - сказал Бэнджи.

Даже стены были модифицированы белыми панелями. Я взглянула на Бэнджи с безмолвным вопросом.

- В них встроены мульти цветовые светодиоды.

- Зачем? Декоративная подсветка? Тебе разрешили это сделать?

- Мне стало скучно, - ответил он. - И я никого не спрашивал. Они бы ответили отказом. Если они узнают, я уверен, они все снесут.

- И выгонят тебя из общежития и, наверное, всех остальных жильцов.

Бэнджи выдвинул один из двух стульев стоящих у стола.

- Ты предпочитаешь делать это здесь или на кровати?

- Извини...? - я подавилась.

Я удивилась не потому, что была девственницей. Как раз наоборот. После смерти моих родителей я превратилась в мятежного подростка и дарила себя каждому, будь этот кто-то мужского или женского рода, кто был не прочь, если я забудусь с ним на час или около того. Но мысль, что Бэнджи намекал на секс так просто, не укладывалась в голове. Он был предсказуем, и это было мне на руку.

- Ты предпочитаешь заниматься за столом или на кровати?

- За столом, - сказала я, пододвигая стул к себе. Я села и глубоко вздохнула, позволив адреналину, вернутся обратно в организм.

Я с шумом первую книгу, Границы Астробиологии, и достала тетрадь из рюкзака. После того как Бэнджи закончил сверять наши записи с прошлых двух занятий, мы занялись чтением оговоренных глав не произнося ни слова, прерываясь только когда у Бэнджи появлялся вопрос.

В четыре тридцать кто-то постучал в дверь. Он улыбнулся и поднялся со стула. Это было, как я успела заметить, в два фута длинной пластиковое ухо, висящее с другой стороны двери. Я пронаблюдала, как он прошел через комнату и открыл дверь, приветствуя тощего и прыщавого подростка, несущего два небольших бумажных свертка. Бэнджи полез в карман и протянул ему деньги, затем с шумом закрыл дверь, бросив в меня один из свертков.

- Что это?

- Ужин! Помнишь? - спросил он, опустившись перед небольшим холодильником приютившемся под столом. Он достал бутылку с водой и, повернув крышку, поставил ее на стол передо мной.

- Ох, - сказала я, раскрывая верхушку свертка. Я заглянула внутрь, и резкий запах китайской еды ударил в нос. Рот наполнился слюной моментально. Я и не думала, что настолько проголодалась.

- Спасибо.

- Тебе же нравится курица с жареным рисом, так? Соевый соус?

- Да, нравится, - ответила я, удивленная тем, что он знает. Ведь мы никуда не ходили за исключением кафе Гиги.

После того, как блюдо было прикончено, я вытерла рот влажной салфеткой, которую нашла на дне свертка и выбросила мусор.

- Мне пора идти, - сказала я. - Еще раз спасибо за ужин!

Бэнджи просиял.

- Какие-нибудь особые пожелания на следующий раз?

Я потрясла головой, собирая вещи.

- Все что угодно. Беднякам не приходится выбирать.

- Ты не бедняк. Это просто обмен.

- Я скушаю все, что ты купишь.

- А что если мы пойдем куда-нибудь? На ужин. Ты можешь вести.

Бэнджи знал, что у меня нет машины. Он имел в виду, что позволит мне вести его годовалый Форд Мустанг, оранжевый с черными гоночными полосами. Мотор ревел и все слышали, как он приближался. Это был подарок родителями на его выпускной из школы, и по моему мнению, они рассчитывали что машина привлечет внимание милой девушки из достойной семьи, которая приучена к хорошим и дорогим вещам. К сожалению, все эти вещи привлекали только жалких чудаков.

- Нет, Бэнджи... Увидимся завтра!

- Да это не будет свиданием. Все тоже самое, как и сегодня. Просто смена обстановки.

- Этому не бывать.

- Без всякой путаницы, как и договаривались, помнишь?

И когда я не ответила, он сменил тему.

- Встретимся за обедом?

- Конечно, - ответила я, стараясь не думать об оптимистической улыбке на его лице , когда я захлопнула дверь.

Я прильнула к стене. Он был таким милым и мне пока что нравился вечер с ним, даже через-чур. Я собиралась узнать его как можно лучше. И он так приятно пахнет. Внимание было опасным для нас.

Внезапно дверь распахнулась, и в холле появился Бэнджи с моей бутылкой воды в руке.

- Рори! - закричал он мне прямо в лицо, поздно осознав, что я стояла рядом.

Я выпрямилась, стараясь не подать виду, что я переживаю и борюсь с нахлынувшими эмоциями. Его лицо было настолько близко, что я чувствовала его дыхание на своих губах.

- Что? - рявкнула я.

- Ты забыла свою воду, - ответил он, сделав шаг назад и протянув мне бутылку. - С тобой все в порядке?

- Все хорошо. Ты просто утомил.

Пока он собирался ответить, я развернулась и пошла, притворяясь, что меня ничего не заботит. С каждым шагом я успокаивалась все больше, и моя внутренняя стерва сходила на нет.

- Извини, - прокричал Бэнджи, когда мои пальцы коснулись дверной ручки.

И как всегда, всего лишь одним словом, он разорвал мой комфортный круг и опять заставил чуствовать себя виноватой, с болью в груди. Я толкнула дверь и зашагала прямиком к лаборатории. Дыхание на морозе превращалось в белые облачка, возникавшие перед моим лицом.

Неважно, по каким причинам я нравилась Бэнджи, это были неверные причины. Если бы я могла говорить себе это тысячу раз в день, я бы говорила. А если бы этого было не достаточно, то я бы напоминала себе, что вовлекая во все это Бэнджи, я его неминуемо раню и если меня это заботит, то принимая во внимание мысли о разрушении его жизни и соглашаясь на все это безумие, я бы должна позаботиться о нем как следует и отвести его от беды. Я запуталась. Какая душещипательная история. Просто благотворительность.

Может быть, поэтому я ему и нравлюсь? Ему просто меня жаль. Эта мысль, верная или нет, стерла все мои бредовые мысли из головы.

Что-нибудь да сработает.

Пробираясь к своему стулу, я услышала как дверь лаборатории с грохотом закрылась.

- Почему ты не в пальто? - спросий Сэй из-за своего компьютера.

- Потому что я его не ношу.

- Что ты хочешь этим сказать? Подхватишь простуду.

- Микробы вызывают простуду, - ответила я, выбирая первый рабочий лист с данными. - Это все бабкины сказки, такие же, как непросушенные волосы на морозе могут быть причиной гриппа. Все это не правда.

- Бабкины сказки имеют долю истины.

- Ты записал эти изотопные символы? - спросила я, держа страницу в своей руке.

Сэй поднял глаза и затем прищурился, чтобы рассмотреть.

- Пока что нет.

- Вообще-то они важные, ты знаешь?

- Я знаю.

- Тогда почему ты все еще возишься с копированием?

Сэй снял свои очки и аккуратно положил их на стол. Он ничего не говорил, просто смотрел на меня.

- Я начинаю злиться! - закричала я.

- Я это вижу.

- Так, а чего ты уставился на меня тогда? Почему не спрашиваешь в чем дело?

- Ты все равно не скажешь.

- И что? - тяжело дыша, я закричала снова. Я уселась на стул. Целую минуту никто не произносил ни слова. - Я успокоилась. Спасибо.

- Всегда, пожалуйста, - ответил Сэй и вернулся к своему компьютеру.

Глава 4

Спустя две недели после нашего соглашения о дополнительных занятиях, Бэнджи выжидательно смотрел на меня, ожидая другого ответа.

- Как всегда - нет! - отрезала я, немного возмущенная, что он упорно не желал принимать мой отрицательный ответ, и продолжал уговаривать.

Он ухмыльнулся.

- Ты только что сказала, что тебе нужно сменить обстановку.

- Мы не можем заниматься в спортзале.

- Мы можем делать все что захотим.

Я закатила глаза.

- Это значит "да"? - спросил он.

- Нет. Это все еще "нет".

- Хотя бы один раз. Сходим, и никогда больше я не буду просить у тебя этого. Ставлю на халявный ужин. Значит, ты не должна его отрабатывать.

- Кто я, по-твоему? Проститутка за возможность покушать? Я сказала, нет!

Спустя тридцать минут мы были в спортзале. Я была одета в просторную майку с изображением Роллинг Стоунз, черные обтягивающие штаны и высокие конверсы, тыкала кнопки беговой дорожки и уже представляла себе, где бы я предпочла провести свой оплачиваемый ужин. Бэнджи бежал рядом, фонтанируя новыми сведениями, полученными на занятиях. Не было ни намека что ему тяжело, он даже не запыхался. Одет он был в мою самую любимую футболку. Она была кирпичного цвета с желтыми буквами, которые складывались в надпись "Переходи на сторону настоящих мужчин. Мы вычислили Пи."

Я нажала на зеленую кнопку и беговая дорожка ожила. Я вцепилась в поручни с такой силой, как будто дорожка вела меня прямо в огненные ямы ада.

Бэнджи расхохотался.

- Не бойся Рори, она тебя не съест.

- Ты этого не можешь знать! - сказала я.

Бэнджи потянулся ко мне и нажал на кнопку несколько раз.

- Что это ты делаешь? Жми, давай, свои кнопки!

Дорожка заработала быстрее, и я ускорила темп.

Я бежала рядом с Бэнджи, в половину медленнее его шага, но мне уже было тяжело дышать. В средней школе я играла в волейбол. Я могла наматывать круги, едва вспотев. У меня даже были друзья, готовые на все - чтобы иметь такие же густые, блестящие темные волосы и великолепную персиковую кожу. Мальчики только начинали обращать на меня внимание. Затем я умерла и вернулась коротко подстриженная, такой вот бледный отшельник с пирсингом, который жадно ловил ртом воздух спустя пару минут легкого бега.

- Как мне выключить это?

- Не надо, - ответил Бэнджи. - Ты только начала справляться.

- Не хочу я справляться. Я хочу шагать в спокойном темпе.

- Кардио - это вещь. Ты никогда не знаешь, пригодится ли тебе бег для спасения собственной жизни!

Я подняла бровь.

- Ну и глупости ты говоришь.

- Глупо, зато правда. - сказал он, смотря вперед и переключив на более высокую скорость.

Я спрыгнула с беговой дорожки, не выключая ее. Питьевой фонтан был в паре шагов, и я нарочито медленно зашагала к нему, стараясь не выдавать свою жажду.

- Ты что, потерялась? - произнесла Элли позади меня.

Я остановилась, напряглась и обернулась, опустив плечи.

- Решила приобрести абонемент, да?

- Нет, просто заглянула.

Элли скорчила гримасу. - С чего бы это вдруг?

- Я здесь с другом.

Элли прыснула.

– Теперь-то я знаю, что ты врешь. У тебя нет друзей.

Она вытерла шею полотенцем. Ее бойкую грудь четвертого размера идеально подчеркивал фиолетовый крестообразный на спине топ, так же, как и ее заднюю точку, подходящие к топу капри для йоги. Это все равно, что Господь усиленно поработал над идеальным телом и был слишком уставший, чтобы дополнить все это скромной душой.

Бэнджи прошел мимо Элли и встал рядом со мной.

- Хочешь попробовать этот тренажер?

Элли стояла в ярости, скрестив руки на груди.

Тогда только Бэнджи заметил ее и кивнул.

- Привет, Элли.

- Ты ее притащил сюда?

Я взглянула на Бэнджи, совершенно сбитая с толку.

- Ну и? - сказал он. Это было не грубо, но, тем не менее, щеки Элли пылали красным от ярости.

- Ты это серьезно? Ты пытаешься заставить меня ревновать? Из-за нее? - сказала Элли, невесело засмеявшись.

Мне мгновенно стало дурно, и я повернулась к Бэнджи, который искренне выглядел сбитым с толку.

- Нет. - сказал Бэнджи, тряся своей головой. - Ни в коем случае. Он замахал руками.

- Так ты... - я не успела закончить, даже не произнесла ни слова.

Бэнджи опять замотал головой.

- Я понятия не имею, о чем она говорит.

Уголком глаза я успела заметить улыбку, которая расплывалась на ее лице. Неужели она настолько мерзкая и готова притворяться, что встречалась с Бэнджи, только чтобы испортить единственную дружбу, которая у меня есть?

Я схватила Бэнджи за лицо и поцеловала его в обе щеки. Сначала Бэнджи напрягся, но затем расслабился и притянул меня к себе. Он развернулся ко мне и то, что предполагалось быть как быстрый ответ, обернулось в глубокий поцелуй с языком и с объятиями.

Я отпрянула, и мы посмотрели друг на друга.

- Спорю, что сейчас она очень завидует, - сказала я, тайком бросив взгляд на Элли.

- А кого это волнует? - ответил Бэнджи, который никак не мог отвести от меня изумленного взгляда. Он тяжело дышал. Даже на беговой дорожке его дыхание было более ровным.

Элли открыла рот от изумления и пошла прочь, теребя свои волосы.

Как только она скрылась, я кивнула в сторону тренажера.

- Этот?

Бэнджи тоже кивнул в ответ и, выглядя очень смущенным, подвел меня к замысловатому сооружению.

Я уселась на сидение, вытащив металлическую шпильку из отверстия и просунув ее в самое верхнее отверстие. Это были первые занятия по поднятию веса, да и просто физические упражнения спустя три года. Тридцать пять фунтов были хорошей отправной точкой.

Я потянула за планку над моей головой, пока она не коснулась задней части моей шеи и затем медленно подняла ее обратно. Каждый мой подход Бэнджи провожал взглядом без единого слова.

- Я хоть правильно делаю? - спросила я, уставившись в планку, за которую тянула.

- Ты все делаешь верно. - ответил он без доли сомнения.

Планка выскользнула из моих рук, и грузы свалились вниз.

После короткой паузы я вздохнула.

- Я просто повела себя с Элли как последняя тварь. Вот и все.

- Это так не выглядело, - сказал Бэнджи с лучиком надежды в его красивых карих глазах.

- Ты прав, - ответила я, пытаясь сменить тему. Все эти тренажеры здорово помогают отвести душу. Может быть, я буду ходить сюда утром по субботам. Нам еще много чего надо выучить.

Бэнджи сначала просто наблюдал за мной, затем опустил глаза и засмеялся.

- Да, я тоже могу по субботам.

Когда его глаза встретились с моими, я увидела в них разочарование.

- Пожалуй, мне пора в лабораторию, - сказала я, помахав большим пальцем руки за собой.

Только спустя некоторое время я почувствовала обжигающую боль в спине, под аккомпанемент звука работающих тренажеров эхом отдающегося по залу.

Парень, практически на голову выше Бэнджи прошел мимо меня с глупой ухмылкой.

- Наконец-то ты привел сюда бабу. - сказал он.

Бэнджи незамедлительно схватил его и повалил на пол. Он занес локоть высоко назад и его рука сжалась в тугой кулак. Но перед самым ударом Бэнджи отпустил парня и встал с пола.

- Я просто пошутил, черт тебя подери! - сказал он.

- Не смей прикасаться к ней снова, - сказал Бэнджи с миллионом эмоций, отразившихся на его лице. Он протянул руку и помог парню подняться. Затем, он схватил меня за руку и, выйдя из зала, повел меня к машине.

Все пятнадцать минут до лаборатории мы проехали в полной тишине. Я бросила взгляд на дешевый черный лак на ногтях и быстро устремила взгляд в окно. Мустанг медленно затормозил у бордюра и двери раз блокировались с еле слышным щелчком.

- Рори, извини меня, - сказал он, вздохнув. Я не знаю, как это вышло.

Он не смотрел на меня, пока говорил. Просто уставился вперед.

- Да ничего, - покачав головой, ответила я.

Я увидела его совершенно с другой стороны. Раньше я боролась с сильно раздражающей привязанностью ко мне этого умника. Внезапно он оказался классным парнем. Мне захотелось поцеловать его снова в минуту остановки машины. И сейчас я собиралась с духом сделать это. Он взглянул на меня, и по его глазам я прочитала, что он уже знает мои мысли. Взор Бэнджи упал на мои губы, он пододвинула вперед, положа руку на мое колено. Мы подались еще ближе друг к другу. Боже мой, неужели я собираюсь сделать это!

В эту минуты его телефон завибрировал, осветив дисплей. Мы мгновенно расслабились, и я опустила глаза на телефон. Имя на дисплее заставило все во мне перевернуться. Это была Элли. Я быстро подняла глаза на Бэнджи. В глазах застыло выражение отчаяния.

- Я могу объяснить!

- Враль! - зашипела я, схватив сумку, и выскочила из машины, громко хлопнув дверью.

Я быстро вскочила по лестницам, через двойные стеклянные двери здания Фитц и, повернув направо, остановилась, прежде чем спуститься по лестнице, ведущей в подвал.

Сэй стоял, держа дверь открытой.

Я остановилась на последней ступени и затем мысленно собралась и прошла в холл, а затем в лабораторию. Мои движения выглядели вынужденными и ненатуральными, пока я пробиралась к своему месту.

- У тебя все в порядке? - спросил Сэй.

- В порядке, - ответила я, уставившись на клавиатуру перед собой.

- Тебя кто-то обидел?

Я помотала головой.

- Ты выглядишь разочарованной.

Я чувствовала, что Сэю было неловко поднимать эту тему. Это означало, что он очень пытался, но это вынуждало меня еще больше страдать.

Я глубоко вздохнула.

- Только если в себе.

- Ничего страшного, что ты припозднилась. Жизнь состоит не только из работы.

Я взглянула на часы в правом углу от моего экрана. Десять минут как я должна была быть на месте.

Уголки моих губ поднялись наверх, и я взглянула на него.

- Спасибо!

Он прочистил горло и начал что-то печатать на клавиатуре.

- Всегда, пожалуйста, - ответил он.

- Могу я попросить тебя об одолжении?

- Эм...да, конечно.

- Ты не мог бы....эм..., - я чувствовала себя неловко, пытаясь произнести это. - Ты не мог бы сесть со мной рядом завтра утром на занятиях?

Сэй долго смотрел на меня и затем его глаза стали бегать по всей комнате. Он быстро заморгал и затем просто кивнул.

- Я знаю, это глупо спрашивать тебя об этом. Но у меня есть веские причины, чтобы просить. Я обещаю.

Он еще раз кивнул и вернулся к своим документам. Если бы в тот момент я могла превратиться в лужу и незаметно просочиться сквозь дверь, я бы это сделала, но вместо этого я сконцентрировалась на работе по введению всех данных профессора З, который был уверен что мы управимся за неделю.


***


На следующее утро я ждала Сэя у своего стола, молясь, что бы он хоть раз опередил Бэнджи. Я пришла так рано, что мне пришлось ждать, пока предыдущие занятия не закончатся.

Как только Сэй вошел в дверь и взглянул на меня, я выдохнула все то, что держала. Он поднялся по ступеням, прошел полпути до стола и затем сел на место Бэнджи.

- Я твоя должница. Честно.

Сэй был явно не в курсе, о чем я его попросила. Помоему он и не знал, чье место он занял, и я не собиралась ему говорить, на случай, чтобы он не изменил своего решения.

Спустя всего лишь две минуту позже, появился Бэнджи с хмурым лицом. Он быстро взглянул на меня и тут же обнаружил Сэя, сидящего рядом. Я надеялась, что он займет место в нижнем ряду, но он поднялся по ступеням и повернулся в наш проход. Мое сердце так неистово барабанило по ребрам, что, казалось, все мое лицо пульсирует.

Бэнджи прошел мимо нас и уселся слева от меня.

Я сидела неподвижно, полностью неподготовленная и надеялась, что Бэнджи не скажет ни слова. Но это конечно не о нем.

Он повернул голову ко мне, нерешительный, он явно нервничал, собираясь что-то сказать.

- Я пытался звонить тебе.

Я не ответила.

- Я приходил к твоему общежитию. Я думаю, ты тогда еще не вернулась из лаборатории.

Я оставалась молчаливой, смотря прямо перед собой. Уголком глаза я увидела Сэя, который смотрел на нас.

Бэнджи подался вперед, ко мне, повышая голос.

- Мы можем поговорить? Пожалуйста, я все объясню. Рори, ну что ты. Пожалуйста! Мы только начали понимать друг друга.

Профессор Зорба пошел в класс, и я открыла свой ноутбук, готовая печатать. Я напечатала дату и уставилась на Профессора, пытаясь прожечь взглядом дыру в его лбу.

Сэй подался вперед.

- Я не думаю, что она готова с тобой что-то обсуждать сейчас. В другой раз и не в классе.

Бэнджи вздохнул и облокотился на стул.

Сэй продолжил,

- Раз между вами происходит что-то не самое приятное, было бы очень любезно с твоей стороны пересесть на другое место, чтобы Рори могла сконцентрироваться на занятиях.

Бэнджи вжался в свое сидение и кивнул, затем собрал свою сумку. Он прошел вперед мимо нас, поднялся по ступенькам и сел где-то наверху.

- Спасибо тебе, - зашептала я, все еще смотря вперед.

- Я бы мог просто сказать, пожалуйста, но, кажется, я готов сказать больше.

Я слегка улыбнулась и безмолвно поблагодарила Профессора, что он начал лекцию раньше обычного.

- У нас много запланировано на сегодня, - сказал Профессор. - Тогда предлагаю начать немедленно. Фотосинтез кислорода!

Глава 5

Занятия теперь состоят из меня, моих тетрадей, моего компьютера и моей комнаты в общежитии. Уже две недели как Бэнджи третирует меня, прося все объяснить: перед занятиями, после занятий, сообщениями на мобильный, но как только мой гнев немного отступает, в холе на глаза мне обязательно попадается Элли, и я начинаю с удвоенной силой ненавидеть Бэнджи.

В первый день октября, после занятий у профессора Зорба, я снова готова к незапланированной встречи с Бэнджи, все с тем же жалостным и несчастным выражением на его лице, но оказывается, что его нет. Я особо не обращаю на это внимание, хотя даже когда Профессор начинает лекцию, Бэнджи так и нет на месте. Сэй сел со мной рядом лишь один раз. Это был намек для Бэнджи и больше он не пытался сесть рядом. Теперь же, когда я знала что Бэнджи не сидит по близости, я чувствовала себя очень одиноко.

Я сходила на обед и отправилась в лабораторию. И даже там я не встретила Бэнджи. Я была в замешательстве. Я задумалась, может быть, он болен или уехал из города, или... случилось что-то похуже. Он был таким несчастным последнюю неделю, а я его просто игнорировала.

Спустя двадцать минут я вынула свой телефон из кармана. Уже два дня как я не получала от Бэнджи ни звонка , ни сообщения. Я нашла его в списке абонентов и напечатала.

"У тебя все в порядке?"

Ответа не последовало, и я отправила следующее:

"Ты заболел?"

Прошло пять минут, опять без ответа.

"Я знаю, я не обращала на тебя внимания, но, по крайней мере, ты мог бы ответить, что у тебя все хорошо".

К концу занятий, так и не дождавшись его ответа, я отправилась к общежитию Чарли. В это время дня все кому не лень заходили и выходили из здания, поэтому проскользнуть внутрь не составило труда. Я нашла дверь Бэнджи. Постучалась. Ничего. Я постучала снова.

Высокий и худой парень с толстыми линзами в очках появился рядом.

- Я могу вам помочь?

- Бэнджи не появлялся на занятиях. Вы его видели?

Он потряс головой.

- Нет, но он никогда не закрывает свою дверь, если он дома, - сказал он, поворачивая ручку двери.

Дверь открылась, показывая его темную комнату.

- И кто может закрыть дверь, когда он дома? - подумала я вслух, заглядывая внутрь.

Студент пожал плечами.

- Так только и можно понять, что его нет.

Я закрыла дверь.

- Спасибо, - сказала я, прежде чем покинуть общежитие, и направилась к парковке.

Не заметить Оранжевый Мустанг было невозможно, но на парковке его не было.

Я направилась к кафе Гиги, скрестив руки на груди. Было ветрено и постепенно холодало. Я была одета в белую футболку с длинным рукавом, а поверх нее - в зеленую футболку с коротким. На ногах джинсы и бутсы, но мне все равно было недостаточно тепло. Подверженные ледяному ветру, мои уши горели.

Кафе пустовало, не считая пару отставших студентов с поздним обедом. Я не удивилась, что Бэнджи не было и тут. Его Мустанга не было на парковке рядом, но я все равно должна была проверить.

Я шла медленно, пытаясь сообразить, где он еще мог находиться, и решила отправиться в спортзал. Если уж его и там не было, то вероятно, он отправился домой на пару дней, навестить своих родных. А может быть, он заболел и поехал к врачу. У Бэнджи не было никого, кто бы мог позаботиться о нем, разве что, исключая меня, ревнивой сучки, которая даже не потрудилась выслушать его оправданий, а тем более извинений.

Солнце уже садилось, когда я добралась до спортзала. Ноги болели, и живот урчал, но все это было не важно, потому что Мустанг Бэнджи был припаркован рядом.

Я перешла на другую сторону дороги, поднялась по ступеням и прошла через двойные двери. Я нашла его, с красным лицом, насквозь вспотевшего и приседающего с триста пятьюдесятью фунтами веса. Я прошла к нему через зал, испытывая огромное облегчение. На смущение времени не было.

- Бэнджи?

Сознание вернулась к нему, он поднялся, спуская штангу с плеч. Он был утомлен и тяжело дышал, но все еще выглядел очень печальным, как и прошлые две недели подряд.

- Тебя не было на занятиях.

Он уперся руками в бедра, пытаясь отдышаться. Он был печальным, вымотанным и с налитыми кровью глазами.

- Могли бы мы… мы можем поговорить? - спросила я.

Он кивнул, схватил куртку, и мы проследовали сначала в холл, и вышли из зала, спустившись вниз по ступеням. Я присела на обочину рядом с припаркованным Мустангом.

Бэнджи накинул свою куртку мне на плечи и сел рядом.

- Извини, я не отвечал на твои сообщения. - спокойно сказал он, смотря на асфальт. - Я просто не мог снова пойти на занятия и видеть злость в твоих глазах, зная, что ты всего в паре шагов от меня, а я не могу даже поговорить.

- Прости меня. Это было очень жестокое наказание.

Он потряс головой.

- Нет, я заслужил. Я обманул тебя.

- Я могла позволить тебе все объяснить.

- Только когда ты была бы готова. И мне нужно было немного отдыха.

- Ты здесь весь день? - спросила я.

- Примерно.

Мой живот заурчал сильнее, и я закрыла его обеими руками, как будто это могло помочь.

- Ты ела? - он спросил.

- Я искала тебя сразу после занятий в лаборатории.

- После лаборатории? - он огляделся и вздохнул. - Ты и в кафе Гиги заходила, так?

- И в твое общежитие.

- Ты обошла весь город?

- Ну...да. У меня же нет машины.

Бэнджи вздохнул и опустил голову.

- Какой же я негодяй. Давай, вставай, пойдем покушаем.

- Я... , - я пыталась подобрать слова. - Меня не волнует, что там было у вас с Элли. Это не моего ума дело. Я просто снова хочу общаться.

Бэнджи на минуту задумался. Кажется, это было не все, что он надеялся услышать. Он плотно сжал губы.

- Я могу сделать это.

- Да? Мне кажется, это будет немного неудобно.

- Я обещал тебе, что не будет никакой путаницы, помнишь? Я не говорю, что не буду добиваться тебя. Я хочу лишь сказать - что я буду рад всему, что ты готова мне пока что предложить.

Я не смогла удержаться и улыбнулась. Затем я шутливо ткнула его локтем в ребра.

Он засмеялся.

- Видишь? Мы возвращаемся!

Мы поднялись, и Бэнджи отвез меня в кафе, в котором мы ужинали впервые. По иронии судьбы, мы оба заказали завтрак.

- Печенье с соусом, - поставив тарелку перед Бэнджи, произнесла официантка.

- Ваш завтрак. - сказала она, улыбаясь и ставя тарелку передо мной.

Бэнджи нанизал бисквит на вилку и затем отправил в рот первый кусок.

- У меня есть сегодняшние лекции, если они тебе нужны.

- Очень нужны, - проглотив кусок, сказал Бэнджи. - А что по поводу тех, что ты пропустила?

- Я думаю, мы сможем их достать.

- О себе я не беспокоюсь. Прогул - это полностью мое решение.

- Поиски тебя - было моим решением.

Бэнджи улыбнулся.

- Я чувствую себя засранцем, заставившим тебя беспокоиться, но не могу не признаться - мне приятно, что ты волновалась обо мне.

- Я была бы засранкой, если бы не волновалась. Хотя, конечно, мне не нравится, что ты наврал про Элли.

- Ты и впрямь все неверно поняла, Рори.

- Тогда, кто же она для тебя?

Бэнджи тряхнул головой и начал с грустной улыбки.

- Она была что-то типа коллеги и ничего более.

- Коллега? - спросила я.

- Мы были партнерами по лаборатории в прошлом семестре весной. Вот почему у нас есть телефоны друг друга.

Я поставила локти на стол и закрыла лицо руками. Такая глупая ошибка.

- Я такая кретинка. Я должна была выслушать тебя.

- Если ты была на меня рассержена, могу я думать, что ты увлечена мной и поэтому ревнуешь?

- Ты во всем видишь только хорошее?

- Да!

Я улыбнулась ему. Мы были очень разные, но мне начинало это нравиться, в отличие от игнорирования его.

- Я удивлена что у тебя есть силы вилку то держать. - сказала я.

Бэнджи задумался, не донеся вилку до рта.

- Это почему?

- Ты навешал столько блинов на штангу. Ты поднимал такой вес все утро?

- Почти. Я так снимаю стресс, еще со средней школы.

Я закинула кусок завтрака в рот и стала жевать, прищурив свои глаза, пока обдумывала его ответ.

- А что за стресс? Ты выглядишь человеком с идеальным детством.

- Мои родители прекрасно исполнили свой долг, - сказал он, кивая, - Но они очень много работали и я не видел отца почти постоянно. Приходилось чем-то жертвовать, как и всем.

Я вся напряглась. Я не хотела ему говорить, что он и понятия не имеет о жертвах, но это была просто рефлекторная реакция. Только лишь потому, что его родители не были убиты, не означало, что он не мог пожаловаться.

- Что про свое детство расскажешь? Мне кажется, ты любила ходить на концерты, - сказал он, кивая в сторону моей футболки с Рамоунз [уточ. автора Ramones («Рамоунз») - американская рок-группа, одни из самых первых исполнителей панк-рока].

Я хихикнула.

- Нет, только до лета перед моим выпускным годом.

- И так, ты проводила время, прыгая на концертах? Вообще это здорово!

- Почти, - ответила я с небольшой улыбкой. Он был прав. Не так уж много людей могли подтвердить.

- И твои родители нормально реагировали? Мои бы волновались.

- Они.., - я умолкла, пытаясь подобрать более подходящий ответ, который бы не спровоцировал последующих вопросов. - Они особо не участвовали в обсуждениях.

Он улыбнулся. - Это меня совсем не удивляет. Я уверен, они просто знают, что ты со всем справишься. Мне больше интересно, какие они. Они воспитывают человека с таким независимым нравом.

Я думала над тем, что он сказал. Я никогда не ощущала себя независимой. Скорее как человек, постоянно помнящий о своем ужасном прошлом. Но Бэнджи заставил увидеть саму себя совершенно с другой, с яркой стороны. Было очень приятно думать, что возможно, родители смотрят на меня вниз, довольные силой моей души.

- Порой ты просто замечательный, - сказала я, улыбнувшись ему.

- Ой, да? - он ответил с обнадеживающим взглядом в глазах.

Спустя час в кафе, Бэнджи махнул официантке и настоял на оплате.

- Когда тебе надо идти в лабораторию? - спросил он.

Я взглянула на телефон, чтобы уточнить время и заметила пропущенные звонки от Сэя и Профессора.

- Вот черт. Я уже опоздала на час!

- Я тебя довезу. Я могу пойти с тобой и помочь по необходимости.

Я покачала головой и встала, кладя телефон в карман.

- Мне просто нужно добраться туда как можно скорее, пока я не лишилась должности. Черт!

Бэнджи улыбнулся.

- Так я могу тебя доставить туда очень быстро!

Мустанг завизжал тормозами, когда мы тронулись от парковки у кафе и снова издал пронзительный вопль, когда автомобиль занесло у парковки напротив здания Фитц.

Улыбаясь и широко открыв дверь, я выскочила из машины.

- Спасибо что не убил!

- Завтра занимаемся?

На минуту я задумалась над его вопросом, раздумывая хорошая ли это идея, и затем кивнула. Какого черта?

- Конечно, - сказала я.

Я закрыла дверь и повернулась к ступеням на вход, когда Бэнджи позвал меня. Окно со стороны пассажирского сиденья было открыто, и пока машина отъезжала, я пыталась поймать его взгляд.

- Могу я снова занять место в классе рядом с тобой?

Было очень странно снова говорить "да" Бэнджи после всех тех долгих "нет", но я больше не была стервой, и не смогла бы вынести его грустного взгляда. Он хороший парень. Конечно, он заслуживает намного большего, чем я могла бы ему дать, но это не означает, что я должна его наказывать за то, что он всего лишь хочет быть моим другом.

- Да, - сказала я.

Оставив его позади, я вскочила по ступеням и вбежала в лобби. Я сбавила скорость, когда стала спускаться в подвал, пытаясь прокрутить в голове день.

Но как только я открыла дверь и вошла в лабораторию, момент спокойствия был нарушен.

Сэй и Профессор обрушились на меня с вопросами, где я была, почему я опоздала, с кем я была и еще с дюжину различных вопросов.

Я подняла руки.

- Извините меня! Я работала каждую ночь последние шесть недель! Мне просто нужно было передохнуть!

- Ты не могла позвонить? - отрывисто проговорил Сэй.

- Я должна была позвонить Профессор. Я очень извиняюсь.

Профессор похлопал себя по груди.

- Я рад, что с тобой все хорошо. Конечно, ты работала очень много и должна была отдохнуть Рори. Но прошу тебя, ради всего святого, в следующий раз дай мне знать, когда решишь исчезнуть.

Исчезнуть. Ради Бога.

- Профессор, я очень извиняюсь. Я даже не подумала.

Он махнул в сторону и проследовал к двери.

- Пожалуйста. Мы опережаем план и все благодаря вам двоим.

И закрыв дверь, Профессор З ушел.

- Эгоистка!- громко рявкнул Сэй позади меня.

Я резко развернулась, всем своим видом давая понять, что я не собираюсь ему отвечать, но в тот момент как я встретилась с ним лицом, он обрушился на меня, обхватил руками, его пальцы практически врезались в мою кожу.

- Я думал.., - сказал он голосом, наполненным переживаний.

Я просто стояла, не знав, что делать. Давно никто так не касался меня, хотя это было очень естественно и привычно, как будто он держал меня в объятиях тысячу раз. Я нерешительно обняла его в ответ и медленно положила подбородок на плечо. Чем сильнее он меня обнимал, тем лучше я себя чувствовала.

Спустя минуту Сэй наконец-то расслабил свои объятия и сделал шаг назад.

- Приношу извинения, - сказал он спокойным голосом. Он опустил взгляд в пол и подтолкнул очки вверх на нос до упора.

- Ты думал что? - спросила я.

Он потряс головой и развернулся, направляясь к своему рабочему месту.

- Я не в депрессии, если это то, о чем ты думаешь.

- Я и не думал, что ты способна на суицид Рори.

- Тогда что это было?

- Я просто... Просто не хотел бы, чтобы что-то с тобой произошло.

Я улыбнулась, бросая свой рюкзак рядом со своим столом.

- Со мной уже что-то произошло. Тебе следует перестать волноваться.

Сэй было открыл рот, чтобы что-то сказать, но в последнюю минуту передумал.

Глава 6

Четыре недели подряд мы с Бэнджи вместе питались по два раза в день, почти, что каждый день, и я всегда с нетерпением этого ждала. Оценки приходили в норму, и Элли я теперь встречала намного реже. Впервые с того времени как я переехала к Хэлене, я чаще улыбалась, чем грустила.

Время летело очень быстро рядом с Бэнджи, а ночи тянулись целую вечность, когда я думала о том, что Сэй меня не замечает.

Мы сидели друг напротив друга, почти не разговаривая, едва глядя в глаза. Я пыталась задавать вопросы, в ответах на которые не нуждалась. Я даже пыталась напомнить ему, как однажды утром он появился у моей двери, чтобы проверить все ли со мной хорошо, надеясь, что это заставит его разговориться. Но каждый раз он отвечал односложно, одним или двумя словами или отмахивался от меня, говоря, что занят.

Я старалась не напоминать, но мне хотелось просто побить его за то, что сначала он подарил мне такие замечательные объятия, а затем целый месяц делал вид, будто я невидимка. Я ругалась на себя из-за заботы, за то, что позволила себе чувствовать себя прекрасно впервые в жизни.

В ночь на празднование Хеллоуина, когда все принаряжались и проводили время на вечеринках, Сэй и я были в подвале, штамповали задания. Фитц был древнейшим зданием, в котором зимой поддерживалось тепло, а летом было прохладно. Но в подвале было практически всегда хмуро и холодно по ночам, как в морозилке.

Я глотнула воды и опустила бутылку на пол, натягивая рукава свитера на руки, так, чтобы закрывало пальцы.

Сэй прокашлялся и впервые за несколько недель заговорил со мной первый.

- Я хочу поговорить с Профессором Зорба об отоплении помещения.

- Он никогда на это не пойдет, - ответила я, вытирая губы о манжету свитера. - Он не будет рисковать пожаром или изменением температуры, которая может повлиять на образцы.

- Это никак не повлияет на образцы, только на помещение.

- Точно, где очень холодно.

- Кто сказал что то, из чего произошла планета, не может выдерживать высокой температуры?

- Как Венера?

- Именно как Венера. Я имею в виду, что я уверен - это возможно. Я поищу комнатный обогреватель.

Я в ожидании посмотрела на него.

- Что?

- Никаких шуток про Уран? Я разочарована.

- Что ты имела в виду?

Я прыснула.

- Не обращай внимания.

Мои пальцы забарабанили по клавиатуре снова, и сквозь уголок глаз я уловила Сэя, смотрящего на меня. Я взглянула на него.

- Что?

- Ты более привлекательный, когда улыбаешься и очень милый - когда смеешься.

- Ох... спасибо.

- Всегда...

- Всегда, пожалуйста. Все хорошо. Очевидно, я постоянно благодарю тебя.

- Я просто хотела, чтобы ты... Я не знаю, чего я добиваюсь.

Он задержал на мне взгляд еще немного и затем продолжил работать. Кровь прилила к моим щекам, и казалось, лицо горело огнем. Мои пальцы были в нерабочем состоянии, я никак не могла сконцентрироваться на цифрах.

Сэй поднялся и вышел из комнаты, ни сказав не слова. Спустя некоторое время я решила подняться и поискать его, но тут он вернулся и положил шоколадный батончик БатерФингер мне на стол.

- Откупись, а то заколдую! Так? - сказал он.

- Это шутка по поводу Хеллоуина? Я имею в виду, что это классно. Я просто не знала, что у тебя есть чувство юмора на это.

- Я удивлен, что ты сегодня здесь. По всему институту сейчас костюмированные вечеринки.

Я потрясла головой.

- Я не очень-то хожу по вечеринкам. Могу время от времени, когда мне совсем нечего делать, но вечеринки на Хеллоуин я избегаю любой ценой.

- Это почему?

- Искусственная кровь. Мертвецы. Жуткие костюмы. У меня все это веселья не вызывает.

Сэй ухмыльнулся.

- Да уж, полагаю, что так и есть. У нас еще есть работа на час или около того. Ты не против, если я тебя провожу домой после лаборатории?

- Зачем?

Мой ответ застал Сэя врасплох.

Он моргнул и затем прокашлялся.

- Я надеялся, что ты поймешь меня правильно. Мы проводим вместе в этой лаборатории достаточно много времени, и я хотел бы узнать тебя лучше. Настолько лучше, насколько я могу до отъезда.

- Ты возвращаешься домой?

Он кивнул.

- Когда?

- Скоро.

- Это поэтому ты меня игнорировал? Потому что знал, что скоро уедешь?

Он засомневался.

- Отчасти, да.

- А что же вторая часть?

Он поерзал в кресле.

- Ты увлекаешь меня.

Мне хотелось ‘дать пять’ самой себе. Я думала, что он был милый, несмотря на чувство полного отвращения ко мне в те несколько раз, что мы контактировали. Оказывается, все было наоборот. Я была интересна Сэю.

Я пожала плечами, пытаясь скрыть свою детскую радость.

- Как скажешь.

Он улыбнулся и продолжил работать. Несмотря на то, что это было сложно - я сфокусировалась и заставила себя доработать до конца страницы. Но мое воображение где-то блуждало, задавая вопросы - почему меня так тянет к нему. Сэй был абсолютно не мой тип мужчины. Он собирался уезжать. Его пробелы в персонажах, изображенных на моих футболках, явно говорили мне, что у нас не было ничего общего. Но помимо всего этого, у меня было стойкое чувство, что жизнь не просто так свела нас вместе.

Спустя час, я положила последний лист в накопитель и повернулась к Сэю.

- Тебе помочь? - спросила я.

- Нет, я просто делал некоторые заготовки на завтра, пока ты заканчивала с работой.

- Хвастунишка, - ответила я, собирая сумку.

Мы вместе вышли из здания по направлению к моему общежитию.

- Хочешь надеть мое пальто? - спросил Сэй.

Я отрицательно покачала головой.

- Так..., - сказал Сэй, запуская руки в карманы, - Какая у тебя цель, Рори?

- Я подумываю о биомедицине. Я так же думала об Астробиологии, и Профессор З и мой отец... - начала я, но задумалась.

- Были астро-биологами? Ничего нет странного в том, чтобы иметь общие интересы с родителями. Это достаточно почетно там, откуда я родом.

- Просто я чувствую так, что повторяю то, что не должно быть повторено. Я потрясла головой. - Это сложно объяснить.

- Нет, я все понял.

- Нет, не думаю, - сказала я. Это была не самая умная вещь, которую я сказала, а тем более не вежливая, но я всегда внутренне защищала себя, когда дело касалось моих воспоминаний, связанных с болью. Никто не знал обо мне многого, даже Профессор З. Если они понимали меня, то это значило бы, что я поделилась с ними всем, что было у меня в душе.

Когда Профессор З, мой наставник, или работник социальной сферы говорили что понимали меня, я показывала им что они и на тысячу световых лет не приблизились к той правде, которую я знала. Притворяться - значит тратить чье-то время впустую, и я готова была пройти сквозь ад, чтобы сохранить себя. Было глупо растрачиваться.

- Ты права. Это было опрометчиво с моей стороны. Извиняюсь.

- А какая твоя цель? - спросила я, пытаясь замять наш разговор и не испортить прогулки.

- Межпланетная культура.

Я усмехнулась.

- Но я почему-то уверенна, что в Кемптоне этому невозможно научиться.

- Я выбрал Кемптон для обучения за рубежом. Это часть моего учебного процесса дома.

Группа студентов, разодетая под разные персонажи из Волшебника страны Оз пробежала мимо. Дороти, конечно же, была с небритыми ногами и с бородкой.

Сэй улыбнулся, и мы продолжили прогулку.

- Твоя культура, без спору, одна из моих самых любимых.

- Ты не празднуешь Хеллоуин?

- Нет, но если ты имеешь в виду переодевания и попрошайничество конфет, то на самом деле, ты тоже его не празднуешь.

- В яблочко.

- Ты это серьезно? Я выиграл спор? - спросил он, улыбаясь.

Я прищурила глаза, глядя на него.

- Ты издеваешься?

- Думаю, да.

- Теперь тебе лучше?

- Да, точно, да.

- Хорошо. Мне кажется, это не свойственно тебе, но ты выглядишь как тот, кто это любит. Ты любишь хвастаться.

Сэй выглядел обиженным.

- В основном я не хвастаюсь. Скорее я помню все то, о чем я когда то говорил.

- Нет, ты абсолютный хвастун. А все те своеобразные вопросы, что ты задавал Профессору в классе? Хвастовство.

- Я так полагаю что институт не для того - чтобы научиться как можно большему?

- Ты просто задаешь вопрос таким путем, как будто бы уже знаешь ответ.

- Какой в этом смысл, Рори? И вообще-то это грубо.

- Я не пытаюсь тебя обидеть. Я лишь описываю твои действия.

Сэй насупился. - Не самый лучший путь чтобы описать кого-то.

- Я так же думаю что ты достаточно привлекательный, и у тебя потрясающие глаза. Вот, это должно задеть твое самолюбие в хорошем смысле.

- Нет, не получилось.

Я пожала плечами.

- Ты думаешь - я привлекательный? - спросил он.

- Нет, ты напрашиваешься на комплимент. Хвастовство и теперь еще и это? Теперь я знаю, ты нарцисс самовлюбленный.

- Что? - спросил Сэй, повысив свой голос на целую октаву.

Я рассмеялась, нагнувшись, и схватилась за живот. Когда я выпрямилась, я быстро вздохнула.

- Вау, мне это было нужно.

- Оскорбить меня?

- Нет, посмеяться. Да я же шутила, Сэй!

Его глаза широко раскрылись.

- Я просто подшутила! понимаешь?

Он нервно кивнул.

- Ох.

Я потрясла головой и похлопала его по руке, посмотрев в окна на четвертый этаж общежития. Практически все были темными.

- Я тут живу. Спасибо что проводил и что осмелился попросить.

Он проигнорировал все это и подошел к двери.

- Ты никогда не расскажешь мне, почему, так? - спросила я.

- Я не думаю, что должен.

- Так мои предположения, что ты следил за мной после лаборатории, верные?

Сэй не ответил.

- Почему?

- Я уже говорил тебе. Я хотел убедиться, что с тобой все хорошо.

- И это все?

- Все и по определенным причинам я должен был увидеть тебя.

- Почему?

- Почему ты задаешь столько вопросов, Рори?

- Разве ты не защищаешь свое право учиться в колледже?

Сэй опустил глаза и сделал вдох.

- Это как в колледже, порой нужно подождать, чтобы выучить некоторые вещи.

- Но мы же их учим.

Он заставил себя улыбнуться и затем немного помедлил, прежде чем подойти ко мне. Он притянул меня к себе. Все мое тело напряглось.

Он прислонил свою теплую щеку к моей и прошептал мне в ухо,

- Никто не знает всего на свете.

Он отпустил меня и быстро зашагал прочь, держа руки в карманах.


***


На следующий день в классе Бэнджи уселся рядом и немедленно начал рассказывать мне все, что с ним случилось с тех пор, как мы последний раз виделись. Я открыла свой ноутбук, пропуская мимо ушей большую часть его рассказа, думая о прошлой ночи. Это было так здорово, прогуливаться с Сэем и разговаривать о занятиях и наших целях на будущее, вместо того, чтобы обсуждать скучные породы. Я думала о том, какая у него была мягкая и теплая кожа, когда он прикоснулся к моей щеке и как от него хорошо пахло.

Бэнджи все лепетал, не замечающий того, что я была полностью чем-то поглощена, и тут вошел Сэй. Он сделал то, чего прежде никогда не делал. Он взглянул на меня. Прежде чем я сглупила бы и помахала ему, он медленно перевел глаза на Бэнджи и его лицо напряглось. Бэнджи это тоже заметил, и они впились взглядами друг в друга.

Бэнджи нагнулся и проговорил мне в самое ухо,

- Мне кажется или он правда помотрел на меня?

- Тебе кажется.

Сэй проследовал к своему столу, а Бэнджи продолжил рассказывать свой разговор про ценность хорошего обучения и его абсолютной направленности на это.

- Эй, - сказал Бэнджи, остановившись на середине предложения.

- Ммм?

- Я так и не могу понять - что это было: вспышка ревности или любопытство в глазах Сэя?

- Ничего из этого. Тебе показалось.

Профессор З поприветствовал класс и начал лекцию.

Прежде чем я даже успела напечатать дату, Бэнджи наклонился ко мне снова, его глаза по озорному блестели.

- Ты думаешь, я не могу заставить Сэя ревновать? Можно и больно сделать.

- Что ты задумал сегодня?

Его игривое выражение увяло.

- Я видел, как он провожал тебя сегодня утром. Может вы....

- Это было в два часа ночи. Зачем ты слонялся в это время у моего общежития?

Бэнджи выдавил из себя смешок.

- Я не слонялся без дела. Я пробегал мимо.

- В два ночи?

Он пожал плечами.

- Мне не спалось. Ты избегаешь ответа?

- Нет. Мы не делали ничего такого, о чем ты мог подумать. И тсс! я пытаюсь заниматься.

- Это ничего, если он тебе нравится. Не стоит переживать из-за меня.

Я встретилась глазами с Бэнджи. Он выглядел оскорбленным.

- Я никогда не настаивал, чтобы ты полюбила меня.

Он потряс головой.

- Нет, я знаю. Я просто.... просто я всегда буду твоим другом. Это не важно, будешь ли ты отвечать мне взаимностью. Чтобы любить тебя, мне не нужна твоя любовь в ответ.

Я растянула свой рот в странной полуулыбке и посмотрела вперед. Он меня любит? С каких пор?

Начиная с самого начала обучения, наши отношения были строго платоническими. По крайней мере, я так думала. Поэтому я не знала что мне чувствовать , а тем более - что ответить.

- Правда? - я сердито прошептала. - Это ты так говоришь мне об этом? Ты сейчас серьёзно?

- Извини, Рори, я не имел в виду, что…

- Да ничего, - зашептала я, отмахиваясь. - Мы можем и не говорить об этом сейчас.

- Достаточно справедливо, - сказал он, опустив плечи.

Всю оставшуюся часть занятий я чувствовала себя тошнотворно, нервно и сочувственно.

- Сегодня обедаем в кафе? - спросил он?

Я просто быстро покачала головой, соглашаясь и намеренно не стала смотреть на него, в ожидании реакции. Задетый за живое Бэнджи пытался привлечь меня, но мне не нравился выбранный им для этого путь. Я хотела чтобы мы снова стали лишь друзьями, какими мы были до этого всего, но становилось понятно - что этого не вернешь. Я никогда его не просила быть моим другом с самого начала или чтобы он полюбил меня, все что угодно, что он только чуствовал ко мне. Почему я теперь должна чувствовать себя виноватой, когда именно я пыталась держать на расстоянии наши отношения с самого начала? Это не моя вина. Именно он был нечестен. Он все испортил и теперь Сэй был ближе.

Я чувствовала, как разочарование Бэнджи сквозит через идеально отглаженную персиковую футболку. Какой уважающий себя парень носит персиковое? даже если этот цвет прекрасно сочетается с его кожей и глазами? Я боролась с виной через гнев и спустя время, это, наконец, заработало.

Лекция была окончена и, собрав свои вещи, я проскочила мимо Бэнджи, даже не сказав пока. Я не видела, пытался ли он сказать. Я не смотрела.

После окончания обеда в кафе, в то время как все кафе рядом были заполнены до предела надоедливыми студентами, я направилась вниз к зданию Фитц и прихватила пару подобранных образцов, ожидающих Сэя этим вечером. Я надеялась, что все мои мысли будут о Сэе, но я никак не могла выкинуть разочарованное выражения лица Бэнджи из своей головы.

Мое воображение было не остановить: нужно было прекращать наши отношения с Бэнджи. Мы слишком сблизились, даже после смехотворного случая. Он очень хитрый, а я глупая. Я не должна была его целовать. Я знаю, что он почувствовал.

Я чувствовала как все мое лицо сжалось в один плотный взгляд, наполненный отчаянием, но и мои эмоции и мое лицо не выдали ничего , когда я встретила Сэя у его стола, уже рассматривающего образцы.

- Привет, Рори. Не ожидал увидеть тебя здесь днем.

- Я собиралась сказать тоже самое тебе. Я подошла к его столу в тот момент, когда у него были нужные ингредиенты и небольшие наклейки, для того, чтобы отмечать упорядоченные номера.

- Я смотрю, ты не нуждаешься во мне, - подразнила я.

- О нет, ты мне нужна. Даже и не сомневайся.

Я стояла немного позади него, так что я смотрела в надежде, что он обернется и подмигнет или улыбнется или как-нибудь еще даст понять, что он имел в виду нечто большее, говоря эти слова.

Ничего. Ну что ж, я помогу.

- Что ты имел в виду?

Сэй приподнял бровь.

- Что ты имеешь в виду, что я имел в виду?

- Так тебе нужно чтобы я помогла? - сказала я, кивая на стол.

- Конечно.

Я кивнула.

- Рада знать. Просто хотела убедиться, что ты ничего больше не подразумевал под этим.

Сэй немного занервничал и затем вынул свои очки в черной оправе, аккуратно положа их на стол.

- Теперь я закончил. Я могу проводить тебя на следующие занятия.

- В чем подвох?

- По-моему это совершенно просто, не так ли?

- Не с 1920 года.

Сэй улыбнулся.

- Просто разреши мне это сделать. Не будь такой неприступной заразой.

- Ого! Послушать тебя, так ты ругаешься как настоящий студент колледжа.

Его улыбка растянулась до ушей.

- Правда?

- Нет. Ладно тебе. Я провожу тебя.

Он медленно зашагал. Никто из нас и не заметил нависших толстых туч, закрывающих небо. Мы разговаривали о занятиях и о том, как еще может разрастись борода Профессора Зорба. Мы очень много смелись и это было здорово, просто болтать ни о чем. Мы остановились у тележки с едой, и Сэй с трепетом наблюдал, как я заказывала фалафели (обжаренные в масле шарики из протёртых со специями плодов нута).

- Что? - спросила я, кушая на ходу.

- Просто очень странное блюдо.

- Фалафели?

- Да, фрикадельки в питте. Очень странно.

- Ты никогда не слышал о фалафелях?

Он потряс головой, говоря "нет".

- Это блюдо Средней Азии, - сказала я, смутившаяся от того, что он тоже был смущен.

- Только потому, что это блюдо из Средней Азии не означает, что я должен был слышать о нем. Ты знаешь обо всех блюдах Канады, ведь она тоже расположена в Северной Америке!

- Ок, ок, ты победил.

- Я что? Ты не могла бы повторить это немного громче?

Когда мы остановились у моего класса, я ухмыльнулась, дразня его.

- Очень смешно.

- Я закончил с занятиями на сегодня, - сказал он. - Увидимся вечером.

- Не пойдешь в лабораторию? - спросила я.

- У меня встреча.

- Ты уверен, что не хочешь проводить меня и в следующий класс? И затем пойти со мной в общежитие? Я хотела подстричь себя. Ты можешь и в этом мне помочь , - подразнила я его.

- Я мог бы, если тебе хочется, - сказал он, не дрогнув.

Я не ожидала такого ответа.

- Это что-то типа ритуала. Я должна быть одна.

- Ты не должна. Я могу быть рядом.

- Увидимся вечером, - сказала я с благодарной улыбкой.

Сэй медленно сделал пару шагов назад, затем развернулся и зашагал прочь. Я шагнула в лабораторию и сразу увидела Бэнджи, сидящего рядом с моим пустым местом, на лице натянутая улыбка и печаль в глазах.

- Ты все пропустила. В кафе сегодня был картофельный суп.

- Я должна была подготовить несколько экземпляров, чтобы сэкономить время вечером.

Он потянулся, чтобы помочь включить мой нетбук в розетку и затем вынул свой.

- Я могу помочь тебе в лаборатории, ты знаешь это.

- Нет, не стоит.

- Такое чувство, что твоя лаборатория отнимает все мое "Время с Рори". Это отстой!

- "Время с Рори"? Сам ты отстой.

Бэнджи усмехнулся и потряс головой, загружая свой компьютер.

- Я только этого и прошу, так, для того чтобы ты знала.

- И я ценю это.

Что это я чувствую?.. хорошее настроение? Разве я помню, что это за чувство? Не важно, что это было, это было полностью здорово, и я хочу чтобы это чувство задержалось. Но затем мне приходит в голову, что за все утро я ни разу не вспомнила о семье и мое замечательное настроение мгновенно улетучивается. Чувствую себя предателем, который так неуважительно обошелся без мыслей о важных людях. Они заслуживают лучшего отношения.

Остаток занятия я изучаю микробы, записываю их молекулярные связи и чувствую грусть. Грусть, что не смогла спасти не родителей ни лучшего друга. Грусть и сожаления, что я живу, а они нет. И я обещаю себе, что никогда снова не забуду о них.

Бэнджи пытался пару раз улыбнуться мне, но я не обратила внимания. Он понял намек достаточно быстро, и я подумала, что ему нравится видеть меня с привычным поведением.

После занятий я быстро собрала вещи и выскочила наружу. Небо было серым вот уже как два дня, и теперь в воздухе кружили большие снежинки. Я раскатала рукава на пальто, натягивая их до самых кончиков пальцев, пытаясь согреться.

Я шагала и смотрела под ноги, и вдруг Сэй остановился рядом. Улыбка невольно появилась на моем лице.

- Что ты здесь делаешь? - спросила я, проходя ближе к нему.

- Я решил принять твое приглашение проводить тебя на следующее занятие.

Недолго думая, я обхватила его руками. Сэй не был удивлен этому. Он крепко притянул меня к себе, обнял меня за спину и нежно положил подбородок на мое плечо. Я уткнулась лицом в его шею. От него шел такой вкусный аромат. Я не могла насытиться. Это даже был не одеколон. Это просто был его запах тела. Его кожа была такой же теплой и мягкой, какой она и выглядела. Он всегда был рядом, когда я в нем нуждалась и так же легко отпускал меня, когда мне нужно было идти.

Он не спросил меня все ли хорошо или есть ли у меня проблемы. Он просто шел со мной рядом на следующее занятие.

Когда я остановилась в дверях, он, наконец, произнес,

- Я подожду тебя.

С того времени как мы встретились впервые, главной задачей Сэя было остаться в стороне, когда как сейчас мы шагали вместе на занятия. Часть меня рвалась к нему с вопросами о том, почему он поступает совершенно противоположно, но я боялась, что тем самым все испорчу, и он перестанет.

Не было никакого смысла притворять, что я в нем не нуждаюсь, поэтому я кивнула и зашла в класс, с облегчением думая, что Сэй будет меня ждать, когда я закончу.

Глава 7

Всего за несколько дней до каникул по случаю Дня Благодарения, тротуары были заполнены замерзшими, но достаточно бодрыми студентами и профессорами. Почти что каждый из них держал кружку из прочного материала с чем-то горячим. Я не пила кофе, чай, газировку или даже горячий шоколад. Стоило мне выпить что-то кроме воды, как я начинала чувствовать сухость во рту и горле. Папа говорил, что должно быть это мне досталось от мамы, потому что она чувствовала тоже самое, пока ей не исполнилось сорок и только тогда она попробовала свой первый глоток вина, которое впоследствии стало ее самым любимым напитком.

Боже, она была такой красивой. Даже в ее последний день на этой земле, с потёкшей тушью на глазах и тряпкой, плотно завязанной вокруг ее рта, она была воплощение красоты. Когда отец был в хорошем настроении, он звал ее милая или дорогая, а когда был зол - называл Шарлот, но даже тогда ее имя звучало великолепно. В ту ночь, когда нас убили, мой отец произнес ее имя таким тоном, какой я еще не слышала. С предупреждением. Она оставалась спокойной, пока они не начали связывать мои запястья, а затем она боролась с ними с полным отчаянием.

- Шарлот, - произнес мой отец, - Сиди спокойно, дорогая. Это скоро закончится. Просто дай им то, зачем они пришли и затем мы сможем пойти домой.

Он посмотрел на меня со спокойствием в глазах.

- Все хорошо, милая. Все будет хорошо.

Это было тогда, когда она посмотрела на меня с мольбой о прощении. Она была как отчаянная медведица-мать, которая готова выместить свой гнев на любого кто посмеет грубо или неуважительно обойтись со мной или просто посмеет думать обо мне немного хуже, чем думает она. Видя, как все туже завязываются узлы на моих запястьях и, затем, за моей головой, видя, мольбу в моих глазах и пытку на лице, когда я вынуждена была наблюдать, как они измываются над моей лучшей подругой, которую я знала и любила с трех лет от роду и, которую они застрелили раньше на несколько часов, прежде чем она умерла.

- Рори?

Я стояла замерзшая у лаборатории Микрофизики.

- Ты выглядишь потерянной, - сказал Бэнджи.

- По-моему как и все. - ответила я, уходя прочь по коридору.

Бэнджи усмехнулся мне в след.

- Это очень загадочно, Рори. Ты сегодня в настроении эмо? Эй! Я просто пошутил! Рори!?

Мои ботинки затопали по лестнице к столу, и моя сумка приземлилась с плеча на пол. Ледяные пальцы пробрались по груди к плечам, чтобы почувствовать грязные волосы, которых там больше не было. Когда я хотела воскресить ее в памяти, мне достаточно было достать до волос, но с тех пор как я их обрезала, я стала забывать это делать.

Забывать свою маму. Кто так делает? Неужели было так сложно сохранить хоть что-то от нее? Не только моей кровью были пропитаны мои волосы, но и ее кровью тоже. А я выбросила это в мусор.

Последние три года мне было сложно как-то относиться к празднованию «Дня Благодарения» и я чувствовала себя разбитой. И тот день не был исключением.

Когда профессор начал занятия прямо с рабочей книги по физике я , трясущимися руками, начала делать совершенно посторонние заметки на полях тетради, не имея даже понятия о чем пишу. К тому времени, как класс был распущен, моя тревога становилась нестерпимой.

Офис профессора Зорбы был в основном здании, поэтому я начала проталкивать других студентов к выходу, полностью сосредоточившись на облегчении, которое я получу как только сяду в уродливое и колючее оранжевое кресло профессора. Оно уже стояло с тех пор, как Профессор получил эту работу в Кемптоне тридцать лет назад.

Я зашла внутрь кабинета без стука и сразу села в кресло, сосредоточившись на дыхании. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдоооох. Выыыыдох.

- Тяжелое утро? - спросил Профессор З, не глядя на меня через бумаги, которыми он был завален.

- Она мне очень нужна сегодня.

- А я говорил тебе не надо обрезать волосы.

- Слишком поздно.

Как только я восстановила дыхание, я сразу обратила внимание, что кто-то сидит на вращающемся стуле с другой стороны от стола Профессора З. Это меня сильно удивило и смутило, а затем смущение сменилось яростью.

- Что ты здесь делаешь?

Сэй не ответил. Он просто наблюдал, как мои глаза прыгали между ним и профессором.

- У нас была запланирована встреча, - ответил Профессор.

- Касательно исследования? - спросила я. - Почему не позвали меня тогда?

Профессор З излучал спокойствие.

- Ты слишком возбуждена Рори. Успокойся, и затем мы поговорим.

- Вы не знали, что у меня выдалось плохое утро. Поэтому мое состояние никак не могло повлиять на исключение из встречи.

- Ты сама предположила, что эта встреча касалась исследования, - сказал Профессор как обычно спокойным и низким голосом. - Ты же помнишь, Сайрус также мой студент. И у нас есть другие темы для разговора.

- Это не Сайрус. Это просто Сэй, - сказала я.

Оба посмотрели на меня как-то странно.

- Это он мне сам сказал, - произнесла я, указывая на Сэя. Я была удивлена, что он не сказал Профессору, что предпочитает более короткое имя.

Профессор З какое то время смотрел на меня, ожидая какие выводы я сделаю.

- Хорошо, - сказала я, злясь сильнее с каждой минутой. - Что ж, я, пожалуй, пойду и дам вам закончить вашу встречу.

- Сиди, - сказал Профессор. - Мы как раз заканчивали. А так как теперь вы оба здесь, мы можем поговорить об исследовании.

Я устроилась на своем месте удовлетворенная таким предложением.

Профессор З продолжил, - Я решил что этот проект должен быть строго между нами. Все данные должны быть записаны и храниться в зашифрованных файлах, и затем вся документация должна быть разорвана на мелкие кусочки и сожжена.

Слушая Профессора, моя челюсть опускалась все ниже. Его взгляд был достаточно суровым, таким, каким я его еще не видела. Он не шутил.

- И мы не должны говорить об этом, - добавил Сэй, - Кому бы то ни было.

- Я что-то пропустила? - спросила я.

Профессор З скрестил пальцы и положил руки на стол.

- Я получил письмо от Доктора Фентона Теннисона. Он представляет специальное подразделение ЦРУ, один из руководителей комитета ученых, военачальник и государственный служащий. В некоторых кругах этот комитет известный как "Грандиозные двенадцать". Он очень заинтересован в образцах.

Я напряглась.

- Так значит это вовсе не слухи?

Профессор З вздохнул.

- Оказывается что так, но это не лучшие новости для нас.

Я слышала как Профессор З говорил о Теннисоне однажды, и мой отец тоже. Теннисон не был признан в научных кругах еще до моего рождения. Невзирая ни на что он был выдающимся и очень многие исследовательские центры брали его в команду до той поры, пока не переставали справляться с его, отчасти, сумасшедшей индивидуальностью. После исчезновения Теннисона из мира науки, ходило много слухов, что он получил поручение от "мозгового центра" в ЦРУ.

- И так он заинтересован в породе, как если бы он хотел ее заполучить, - я попыталась прояснить.

- Он требует ее. И утверждает что это государственная собственность.

- А мы будем прятать это от него? А он не может просто прийти и взять?

- Надеюсь, что нет, по крайней мере, без распоряжения суда. Теоретически, это дает нам время, чтобы закончить наши записи прежде, чем мы перенесем образцы в сохранное место. Это имеет очень большую ценность, больше, чем я мог бы воображать, Рори. И мы должны уберечь это от людей, которые могут использовать знания, полученные нами.

- Все эти специальные департаменты обычно не ждут какого-то распоряжения суда, Профессор.

- Вот поэтому мы будем все делать быстро.

- ЦРУ желает получить образцы, и когда они придут за ними, нам нечего будет отдать, потому что вы это спрятали. Легально ли это?

- Да, - ответил профессор без какого-либо энтузиазма.

Оба и Профессор и Сэй посмотрели на меня, ожидая моего решения. Каникулы по случаю дня Благодарения начинаются в течение двух дней и кампус превратится в пустынное место. Это просто отличное время чтобы спрятать все в здании Фитц и посвятить все наше оставшееся время записи данных. Это время так же было идеальным и для меня. Мне не нужно будет проводить день Благодарения в одиночку и проект так же поможет мне отвлечься от преследуемых меня мыслей касательно моего сиротского статуса.

- Я ‘за’, - ответила я.

Сэй и Профессор З обменялись понимающими улыбками.


***


Два. Два быстрых взгляда Сэй бросил на меня с тех пор как мы уселись на стулья двадцать минут назад. Я принесла с собой среднюю пиццу и скушала два кусочка. Я надеялась, что он попросит угостить, но он так и не решился. А может быть он и вовсе не смотрел на меня. Может быть, он умирал с голоду, но думал, что было бы неприлично просить.

- Хочешь пиццы? - спросила я, поднимая кусочек.

Сэй покачал головой.

- Нет, спасибо.

Я положила пиццу обратно в картонную коробку и закрыла крышку.

После каждого занятия, Сэй ждал меня с улыбкой на лице. Он всегда предлагал мне руку и всегда задавал мне много вопросов, которые он только мог придумать, кроме тех, что относились к моей семье или моему прошлому в целом, и я это очень уважала. Мы болтали о разных забавных вещах, таких как концерты и еда, и мы так же общались о тех вещах, о которых люди обычно не говорят - о политике и религии. Сэй хотел знать мое мнение по любому поводу, но не потому, что хотел поспорить. Он просто хотел знать.

Бэнджи спрашивал меня пойти с ним на обед, но я предпочла раскладывать в ряд образцы в лаборатории вместе с Сэем.

Казалось, что я стала проводить вдвое больше времени с Сэем чем прежде, а он стал разговаривать со мной вдвое дольше. Но он никогда не рассказывал про себя, и всегда на вопросы о себе отвечал вопросами обо мне.

Я резко открыла крышку. Запах жирной сырной вкуснятины заполнил практически всю комнату. В третий раз Сэй взглянул на меня, и так же быстро отвел свои глаза на бумаги.

- Ты уверен, что не хочешь кусочек? - спросила я, доставая треугольник пиццы. Плавленый сыр аппетитно тянулся ниточками от куска к целой пицце, и другим пальцем я потянула за нее и тут же запихнула себе в рот. - Очень вкусная. Лучшая в городе.

- Пахнет аппетитно, - сказал он, все еще гладя в бумаги.

- Тогда угощайся.

- Я не уверен, что должен.

Я сморщила нос.

- Почему?

- Потому что... Я никогда прежде не ел пиццу.

- Ты никогда не ел пиццу? - проговорила я невозмутимым тоном. - Ты врешь.

Он взглянул на меня и моргнул, искренне удивленный моим обвинением.

- Я не вру.

Я положила другой кусочек на бумажную тарелку и отнесла ему.

- Пометила. А теперь попробуй. Получи неоценимый опыт от колледжа.

После некоторых сомнений, Сэй взял тарелку из моих рук и стал изучать кусок пиццы. Жир полностью заполнил тарелку вокруг сырных краев пиццы. Пепперони и сосиски блестели.

Уголок моего рта пополз вверх.

- Если ты, конечно, не страдаешь от непереносимости лактозы, откуси кусочек или навсегда останься писькой в моих глазах.

- А-а-а, - он начал заикаться. Я предполагаю, что ты используешь это слово в двух значениях. То, что менее вульгарное не имеет смысла. Второе конечно нелепое. Как кто-то может превратиться в вагину, не попробовав кусочка пиццы? Я абсолютно точно мужчина.

- Не изобретай велосипед, парень, просто ешь ты уже эту чертову пиццу!

Очень неуклюже Сэй откусил нежный треугольник и еще немного от куска, жуя с закрытыми глазами.

- И?

Он снова откусил.

- Это просто великолепно. Теперь, я действительно должен вернуться к своим делам.

Он опустил тарелку и взял карандаш, записав что-то своим элегантным почерком.

Я села, разочарованная, и возобновила стук по клавиатуре. Вот и верь теперь пословице, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.

Я почти закончила третью часть своей работы, когда Сайрус стремительно слез со своего стула в поисках ближайшей корзины для бумаг. Его тело затряслось и его вырвало в ведро.

- О Боже, Сэй! - закричала я, спрыгнув со стула и сев рядом с ним на пол.

Так же быстро как его стоны и тошнота начались, все это кончилось когда он сел, вытянувшись на полу и тяжело дыша. Тонкий отлив пота выступил на его оливковой коже.

- Все хорошо, - сказал он, пытаясь отдышаться.

Я поднялась, взяла салфетку со стола и протянула ему. Он взял ее, несмотря на меня, и слегка протер рот.

- Извини меня, пожалуйста. У тебя специальное питание?

Он не был худым. Он был, по меньшей мере, 6 футов в длину и выглядел для этого роста просто фантастически. Он сорвал с себя свой бежевый саржевый пиджак и, впервые за все время, я увидела его руки в футболке с коротким рукавом.

- Нет, - ответил он, предже, чем еще раз тяжело вздохнул. - Ну, технически, я думаю что у меня есть специальное питание.

- Так, а почему ты ничего не сказал?

Он поднялся, почти на голову выше меня.

- Ты немного пугающая, Рори Риорден.

- Ты знаешь мою фамилию, - сказала я, наблюдая, как он взбирается на стул. - А я почти ничего о тебе.

Я встала.

Сэй мельком глянул на меня из-под своих бумаг и сразу же опустил глаза, толкая очки выше на нос.

- Ничего страшного в этом нет. Звать кого-то по фамилии - явно переоценено.

- А какая у тебя фамилия?

Сэй уронил карандаш и отчаянно выдохнул.

- Ты не сможешь ее произнести.

Я подошла к своему месту и села на стул.

- А ты попробуй!

- Это ужасная трата времени.

Мои брови взмыли вверх.

- Узнать тебя ближе - это пустая трата времени? Вот это да, спасибо.

Его выражение лица смягчилось.

- Нет, конечно, нет. Я не это имел в виду. Ты очень...Ты мне нравишься!

- Так сильно чтобы работать со мной и провожать на занятия, но не достаточно, чтобы доверять. Так? - мой голос звучал нелепо-едко, но у меня было чувство как будто он дал мне пощечину.

- Рори, извини меня. Я вовсе не намеревался обидеть тебя. Я просто чувствую, что иногда лучше не... мы слишком... Я чувствую слишком... - он вздохнул, очевидно, расстроенный. - Моя фамилия Каземде.

Я не стала отступать.

- Не так уж и сложно произнести.

Он улыбнулся.

- Нужно постараться, чтобы произнести.

- Что ты больше всего любишь есть?

- У меня нет любимого блюда здесь. Еда здесь... ты когда-нибудь слышала поговорку: Надо есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть?

Я взглянула на него, и он пожал плечами.

- Какое твое любимое блюдо дома?

- Сложно объяснить.

Когда он понял, что я все еще жду ответа, он продолжил,

- Это называется Махаллахарадж. Это что-то типа того, что вы зовете морепродуктами.

- Так это рыба?

- Похоже на рыбу.

Ну что ж, не плохо.

- А как ты развлекаешься?

- Моя культура не такая как ваша, Рори.

Я с недоверием подняла одну бровь.

- Ты хочешь сказать, что египтяне не развлекаются? Чушь собачья.

- Я хочу сказать, что наши развлечения это обучение, изучение и исследование. Просто это совсем по-другому и я знаю, что твоя культура имеет проблемы с различиями. Ты имеешь обыкновение не верить.

- Я не верю, что ты думаешь, что я устрашающая. Тебя послушать - так ты ангел, живущий в Саду зла.

Сэй насупился и вернулся за свой стол.

- Я не должен был есть пиццу. Очень было глупо с моей стороны.

- Да, было глупо, - сказала я, садясь снова на свой стул.

Он скорчил рожицу.

- Но ты вообще-то уговорила меня.

- Я не знала, что у тебя аллергия или что это было! Так что вина полностью твоя.

- Сегодня ты плохо себя ведешь.

- А я никогда и не вела себя по-другому.

- Это не правда. Ты можешь быть очень милой, когда пожелаешь.

- Я не лгу, - сказала я, передразнив его выражение лица.

- Еще как.

- Ты мне нравишься больше, когда молчишь.

- Взаимно, - ответил он, снимая свои очки.

И вот опять, я почувствовала ненависть к нему, потерявшись в его странных и удивительных золотых глазах.

Я схватила куртку.

Сэй поднялся, все его тело напряглось.

- Ты куда собралась?

Я одевала куртку на ходу, пробираясь к двери.

- Я не могу работать в такой обстановке.

- Но у нас все еще кипа работы и отбор породы и...

- Все это может подождать до завтра.

- Нет, Рори, не может. Останься. Я приношу свои извинения.

Я остановилась, все еще уставившись на дверь.

- Мне, правда, очень жаль, - произнес он, с умоляющей ноткой в голосе. - Мне было не по себе, я чувствовал слабость и я обернул это в злость, которую выместил на тебе. Я знаю - нет мне прощения. Но прошу, прости меня.

Я повернулась.

- Да кто ты?

- Что? - спросил он, нервно ерзая на своем стуле.

- Ты в КИТ, но говоришь ты как будто Специалист по психологии.

Уголки его губ приподнялись.

- Уверяю тебя, я не специалист по психологии. Просто очень хорошо знаю и чувствую человеческую натуру. Пожалуйста, сядь. Давай закончим работу.

Я улыбнулась кривой улыбкой.

- От тебя не убудет, если ты кого-то простишь, ты знаешь, - сказал он.

- Нет, но это дает людям второй шанс, чтобы обидеть.

- Я? Обидел тебя?

Казалось эта мысль задела его.

Я сглотнула.

- Никто не может меня обидеть. Это все равно, что пытаться наполнить чашку, которая уже до краев.

Сэй упал в лице.

- Пожалуйста, Рори. Извини меня. Я и не думал тебя обижать.

Я повернулась и оставила Сэя одного в подвале.

Я пробежала вверх по лестнице, не останавливаясь до тех пор, пока не поравнялась с двойными стеклянными дверями. Выскочив наружу, я глубоко вдохнула, как если бы я впервые появилась на свет. Я все еще ходила время от времени в спортзал с Бенджи и немного пришла в форму, но я была очень раздражена. Никто на всем белом свете так не смущал меня, бесил и вызывал во мне страстное желание поцелуя как Сэй Каземде. Что в нем было такого, что вызывало во мне такую бурю эмоций? И что происходило со мной - почему я никак не могла избавиться от чувств к нему?

Вдруг кто-то возник прямо передо мной.

- Все хорошо?

Я подпрыгнула.

- Черт побери, Бэнджи! Что ты здесь делаешь?

- Жду, пока ты закончишь с работой. Я хотел проводить тебя домой.

- Ты почти достиг статуса упорного преследователя.

- Я думал об этом. На самом деле я вовсе не собирался. Я просто хотел убедиться, что ты доберешься до дома в целости и возможно, теперь моя очередь беспокоиться.

Я знала, он намекал на Сэя, что он провожал меня везде, но я не хотела этого от Бэнджи.

- Я тебе говорила уже миллион раз...

- Я знаю. Тебе никто не нужен. Может быть, это мне нужен друг. Ты когда-нибудь думала об этом?

Это застало меня врасплох. Бэнджи стоял, спрятав руки в карманы и дожидаясь моего ответа. Слишком много откровений для одной ночи.

Толпа студентов только что направлявшаяся на вечеринку вдруг пропала из виду, это означало только одно - склад. Я вздохнула.

- Вечеринка на складе? - спросила я, смотря, как быстро опустел кампус. Люди были абсолютно не то, чем я интересовалась и вечеринки, однозначно, тоже, но в данный момент мне нужно было любое отвлечение от Сэя.

- Ага. Хочешь пойти?

Глаза у Бэнджи были уставшими, но, тем не менее, он был здесь, ожидая меня из лаборатории. Что-то я должна была сказать в оправдание.

- Только если я поведу.

Бэнджи улыбнулся.

- Твоя взяла!

Конечно, я не была совсем уж подлой. Я не водила чью-нибудь машину в манере, как будто я ее угнала, но это было очень забавно прибавлять скорость на поворотах. Казалось, Бэнджи и внимания не обращал. Выглядело так, как будто он просто наслаждался улыбкой на моем лице.

Мы припарковались на свободной местности, вдалеке от остальных машин так, чтобы никто не поцарапал блестящие двери автомобиля. Мустанг Бэнджи был в идеальном состоянии, и я видела, как он паркуется вдалеке от других машин, чтобы сохранить состояние своей.

Мы зашли внутрь и тут же потерялись в громкой музыке, свете и сигаретном дыме. Склад был домом сразу для двух вечеринок в году, им владели студенты, принадлежащие к секретному сообществу. Никто не видел их никогда вместе. Никто не знал - когда эти вечеринки могут случиться, пока они не происходили. И после того, как все заканчивалось, секретное сообщество пополнялось двумя новыми членами или все это были лишь слухи...

Бэнджи повел меня вниз по металлическому коридору. Я еле различала клацанье железного мостика под ногами. Я не была уверена, чем в прошлом служил данный склад, но теперь это был лабиринт распутства: новоиспеченные парочки целовались, бочонки с алкоголем стояли в каждом углу, темные комнаты были заполнены пьяными парочками, занимающимися любовью и людьми, окружавшими несколько самодельных столов, покрытых дорожками кокаина.

Мы хотели стать инженерами, а не святыми. Загруженность рабочего процесса могла или вывести из себя или сделать сумасшедшим. Каждый справлялся с давлением по-разному и финальные экзамены приближались. Мы все хотели найти выход, но никто не желал видеть кричащих, занимающихся вандализмом студентов, разбивавших свои машины о деревья, лишающихся прав или орудовавших огнестрельным оружием.

Бэнджи распахнул тяжелую металлическую дверь, и мы вышли наружу во внутренний дворик. Мы следовали по покрытому тротуару, пока не нагнали небольшую группу студентов, собравшуюся вокруг трех бочек. Как только мы продвинулись чуть вперед, Бэнджи приставил кружку к крану бочки и ждал, пока туда заструится пиво. Он взглянул на меня с извиняющимися глазами. Мы приехали поздновато, когда все бочки были почти пусты.

- Должны быть где-то еще бочки. Подожди здесь. Я посмотрю, что мне удастся раздобыть.

Я кивнула и провела пальцами сквозь небольшое количество волос, оставшихся на моей голове. Короткие прядки не требовали большой работы от меня.

Элли стояла в дверном проеме с каким-то незнакомцем. Видно было, как ходила его челюсть, когда он целовал ее так глубоко и слюняво, что мой живот невольно скрутил спазм. Его жадные поцелуи плотно закрывали ей рот. Я представляла, что кожа вокруг ее рта будет блестеть от кругов его слюны когда он отлепится от нее и дрожь пробежала по моему позвоночнику. Она плотно сжимала ногу незнакомца своими бедрами и ее губы нежно ласкали его.

Фу. Фу, фу, фу. Мне хотелось смотреть куда угодно в сторону, но я не могла.

- Ты Рори, верно?

О Боже, слава тебе. Кто бы ты ни был, спасибо тебе!

- Меня зовут Кевин Монро. Мы вместе на физике.

Даже если в его глазах и не было бы такого пошлого взгляда, я бы все равно держалась от него на расстоянии. Я слышала о его подвигах. в КИТе он был третий год и за это время должен был бы побывать как минимум трижды в тюрьме за изнасилования. И это только несколько случаев, когда женщинам хватало мужества и поддержки чтобы выдвинуть обвинения. Но по различным причинам, дальше обвинений ничего не следовало.

Он посмотрел на мою грудь и затем опять мне в лицо с нахальным взглядом. Это был взгляд, который говорил "Надеюсь ты такая же пьяная и доступная как и я"

Я "поблагодарила" его в ответ.

- Ты меня узнала? - проговорил он.

- Нет, - ответила я, смотря в сторону. И это была правда. Потому что я лишь слышала о нем.

- А я тебя узнал. Ты отстригла все свои волосы.

- Не все, - сказала я в ответ, проведя пальцами по тому, что осталось. Я повернулась к нему и неостриженные темные прядки едва коснулись моей щеки.

- У-у-у, это возбуждает.

Я вздохнула и посмотрела ему прямо в глаза.

- Тебе что-то нужно?

Он шагнул в мою сторону, заставляя меня отступить к стене, которую я почувствовала в паре сантиметров.

- Вообще-то, сейчас, когда ты мне об этом сказала... - Кевин дотронулся своим носом до моего уха.

От него и так пахло алкоголем, но теперь это был резкий запах, пропитывающий мою кожу, почти как и дыхание мужчины, который убил почти всех близких людей, которые заботились обо мне.

Я поискала взглядом Бэнджи. В отгороженной территории еще было несколько человек вместе с нами, но никто и внимания не обращал. Они все либо целовались, либо разговаривали или кучковались вокруг бочек, которые использовались как светильники.

Я метнула на него взгляд и уперлась рукой в его грудь, удерживая на расстоянии.

- Кевин, отойди. Мне неуютно.

Он еще ближе подошел ко мне. Моя рука не значила ничего для него. Теперь моя спина соприкоснулась со стеной вплотную.

- Так ли это? Я не думаю что девушки, которые выглядят как ты, чувствуют себя неуютно. Так - может быть ты имеешь в виду совсем другое? Он взял мою руку и направил ее вниз к своей промежности.

- Ты не поверишь, - сказал Бэнджи, но слово "неуютно" имеет абсолютно четкий негативный подтекст.

Кевин взглянул на Бэнджи, который держал две красные Соло-кружки. Он выбил их из его рук, разлив бледно-янтарную жидкость на зеленые Найки Бэнджи.

- Уйди прочь, - повторила я снова, понизив голос, в котором звучали нотки угрозы.

Я попыталась вырвать свою руку, но Кевин улыбнулся и силой притянул ее обратно.

Бэнджи положил руку на плечо Кевина и Кевин, схватив его за запястье, выпустил мою. Прежде чем кто-либо из них сделал движение, я быстрым рывком оттолкнула руку Кевина от Бэнджи. Я схватила палец на его руке и резко потянула его в обратную сторону, а свободной рукой схватила его за горло и швырнула к стене, у которой только что стояла.

- Я сказала, отвали! Мой голос звучал на удивление спокойно, каким было и мое самообладание.

Кевин, чьи брови от удивления взлетели вверх и глаза широко раскрылись, быстро поднял и опустил голову. Тогда я выпустила его, позволяя ему унести ноги.

Бэнджи затаился как кролик, надеясь, что он не станет следующим.

- Пойдем, - сказала я.

- Ты...ух! Где ты научилась этому?

Я осмотрелась, теперь то конечно все таращились на нас.

- Брала занятия. Давай. Это была не самая хорошая идея.

Мы пошли обратно, и вышли все в тот же коридор. Как только мы завернули за угол, я резко остановилась. Кевин был напротив другой стены в этот раз и теперь его прижимал Сэй. Кевин был не просто шокирован, он был в ужасе.

- Я....Я извиняюсь! Я никогда даже близко больше к ней не подойду.

Взгляд Сэя остановился на мне, смотря так - как будто он был захвачен врасплох. Кевин был выпущен и удирал во весь дух вниз по коридору.

- Ты почему здесь? - спросила я, подойдя к нему. - И что тут делаешь?

- Он обидел тебя? - Сэй подошел ко мне ближе, осмотрев меня и затем нежно взяв мою руку.

- Я говорила тебе, никто не способен меня обидеть. Слова казалось, были не подходящими, но я была настолько сбита с толку тем, что только что видела, что это было все, что я могла выдавить.

Сэй привлек меня и крепко обнял. Это было второй раз за несколько недель. Я обмякла в его руках. Его тело было крепким и мягким одновременно. Он пах мылом и высушенным на солнце бельем.

Он легко взял руками меня за шею и приложил свою щеку к моей.

- Извини меня, - зашептал он.

- Да все хорошо, правда - сказала я, пытаясь убедить его.

Это было первый раз, когда я поняла, что он дрожит. Он сотрясался от гнева.

- Все хорошо Сэй.

Бэнджи откашлялся.

- Она прекрасно справилась сама.

Сэй выпустил меня и уставился на Бэнджи.

- Ты проводишь ее домой?

Бэнджи кивнул.

- Конечно.

Сэй взял в руки мое лицо, поцеловал в лоб и ушел.

Мы с Бэнджи проследовали до машины в тишине и не проронили ни слова по дороге домой тоже. Когда мы припарковались на парковке и выключили зажигание, он, было, открыл рот, чтобы что-то сказать, но не решился.

Я вышла, и Бэнджи прошел со мной к входу в общежитие.

- Спокойной ночи, - сказала я.

- Я... Прости меня, что я оставил тебя одну.

- Это не твоя вина. Мне было не сложно справиться с ним.

- Это ужасно, что он домогался до тебя, что у него была такая возможность.

- Мужчины они такие - проводят свою жизнь в ожидании шанса и не в лучшем смысле этого слова.

Выражение лица Бэнджи увяло, и он повесил голову.

- Мне просто очень жаль. Я знаю, что тебе пришлось пережить и...

- Бэнджи, не надо...

- Нет, я знаю, что ты не хочешь говорить на эту тему. Я просто хочу сказать, что мне жаль, что так случилось и мне так же жаль, что все, о чем я могу думать сейчас так это ты в его руках и как расслабленно ты выглядела.

Это заняло минуту, чтобы понять, о чем речь.

- Сэй?

- Да, - сказал он, засовывая руки в карманы и все еще смотря в землю. Брови сдвинуты вместе.

- Давай не будем об этом больше. Все же хорошо, - сказала я, пытаясь уберечь нас обеих от его неуклюжих предположений.

- Нет, я должен. Может быть, это не для тебя. Может мне просто нужно произнести это вслух. Я знаю твои чувства к Сэю.

- Это невозможно. Даже я не знаю, что чувствую к Сэю.

Он взглянул на меня и наши глаза встретились.

- Если бы ты только позволила мне, я бы смог дать тебе тоже самое. Чувство спокойствия, я имею в виду. Я здесь, ты знаешь. Я никуда не уйду. Но он... Сайрус - он лишь временно.

Я пыталась придумать причину, чтобы сказать "нет" на его слова, но я правда не могла найти не одной, кроме моего собственного страха. Я просто боялась, во что это все может вылиться, если я снова решусь на отношения, с кем бы то ни было. Были вещи намного хуже, чем просто дать Бэнджи шанс и рассказать ему свои страхи и почему они существуют.

- Хорошо.

- Хорошо?

Я провела руки сквозь пространство между его руками и затем положила свои ладони на его спину. После того, как прошел шок, Бэнджи вынул свои руки из карманов и притянул меня крепче к себе, положа свою щеку мне на волосы. Он слегка повернулся и поцеловал меня в висок.

- Не так уж и плохо, да? - сказал он.

Он был прав. Я чувствовала себя спокойно и тепло в его руках. Это было по-другому, но в хорошем смысле тоже. Он держал меня крепко. Так мужчина держит женщину, которую любит. Соленые слезы потекли по моим щекам. Я даже и не знала почему, но мне просто хотелось здесь стоять, объятой этими сильными руками, принадлежавшим мужчине, который ни за что не отпустит меня, если только я не позволю ему.

Одна из главных дверей распахнулась и Элли вышла неторопливо.

- Ох, да ты просто пошла по рукам Рори, да?

Я отстранилась от Бэнджи и быстро вытерла глаза.

- Да пошла ты Элли.

Бэнджи взглянул на нее.

- И кто у тебя новенький? - пошутила Элли, потерев свой подбородок указательным пальцем. - Ой, кажется, я его знаю.

- Даже если мы и виделись, это не были самые запоминающиеся моменты в моей жизни, - отпарировал Бэнджи.

Я не смогла сдержаться и улыбнулась.

- О нет, милый, все ты помнишь, я обещаю, - сказала она, пытаясь удержать свою элегантную улыбку.

Бэнджи повернулся к ней спиной, и она проследовала на парковку.

- Интересно, куда это она направилась так поздно?

- Наверное, на свидание в офис профессората.

Бэнджи поперхнулся от смеха.

- Она мне никогда не нравилась. А ты иди ка лучше спать, особенно после такой ночи.

Он засомневался в правильности следующих слов.

- Я могу остаться, ты знаешь. Я могу спать на полу, если тебе не хочется оставаться одной.

- Спасибо, но я справлюсь.

- Уверена?

- Да. После двойного нападения, я не думаю, что он попытается ворваться в общежитие, чтобы опять получить по заднице.

- Хорошо! Увидимся завтра.

Я кивнула, зная, что он не уйдет пока не убедиться, что я зашла внутрь целая и невредимая, я повернулась и оставила его стоящим одного на ступенях.

Пока я следовала к своей комнате, я все еще ощущала запах Бэнджи на коже. Но все же, по неизвестным мне причинам, я никак не могла отделаться от мыслей, что Сэй не просто так в моей жизни и не важно, как сильно Бэнджи верит в это, Сэй не просто временно здесь.

Глава 8

На занятиях Профессора З Бэнджи сидел рядом со мной, но центром моего сосредоточения был Сэй, каждый раз, когда поднимал свою руку или говорил, его зеленая фланелевая рубашка в клетку, его тканевые брюки-хаки и как быстро он записывал все то, что казалось ему важным.

Я размышляла почему, казалось бы, обычные вещи заслуживали его внимания или почему он не сидит спокойно на своем стуле. Я так же размышляла, думал ли он о предыдущей ночи и скажет ли он что-нибудь сегодня за работой.

Бэнджи потянулся за моей рукой, перевернул ее и написал - "Обедаем"? черной ручкой на моей ладони. Взглянув на Сэя еще раз, я перевела взгляд на Бэнджи и быстро кивнула.

Бэнджи выглядел нетипично напряженным. Он сначала постукивал ручкой по столу и в следующую минуту тряс коленкой.

- У тебя все хорошо? - прошептала я.

Бэнджи нахмурился и подобрал подбородок.

- Ага, - ответил он, пренебрежительно махнув и пытаясь даже черезчур упорно придать себе былой веселости. - Почему спрашиваешь?

Я пожала плечами.

- Просто проверка. Прошлая ночь была странной.

Его лицо расслабилось.

- У тебя все хорошо? Я беспокоился о тебе с тех пор, как мы попрощались у твоего общежития и до сегодняшнего утра, как я увидел тебя.

Я помотала головой и уставилась в ноутбук.

- Не беспокойся за меня.

- Я знаю, я не должен. Ты можешь постоять за себя. Но это не просто так. Это как...ну..я знаю тебя практически два года и я не догадывался, что ты брала уроки самообороны. Это имеет какое-то отношение к тому, что случилось с...

- Бэнджи?

- Да?

- Серьезно, не стоит.

- Ох, хорошо, - сказал он, плавно облокотившись обратно на свое место. На половине занятия, Бэнджи опять придвинулся ближе. - До конца недели мы свободны на каникулах по поводу Дня Благодарения. Едешь домой?

Я потрясла головой, стараясь не думать особо над его вопросом.

Когда Профессор З отпустил класс, я поняла что не записала ничего по лекции. Первую половину занятия я провела, разглядывая великолепный затылок Сэя, который так меня бесил, а вторую - в попытках не думать о тех вещах, которые Бэнджи неумышленно заставил всплыть на поверхность.

Сэй собрал все своим вещи и стоял ожидая. Он перебросился всего несколькими тихими словами с профессором и быстро вышел в холл. Часть меня рвалась остановить его и спросить, что вызвало такой ужас в глазах Кевина прошлой ночью. Я не видела такого живого ужаса с той ночи, когда мои родители и Сидни... с ночи, о которой я отказываюсь думать. Я хотела узнать, что же такого ужасающего сказал Сэй Кевину.

Бэнджи наблюдал, как я убирала свой ноутбук.

- Сэй мне кажется нормальным парнем, но немного странно, что до прошлой ночи я не видел его нигде, кроме класса.

- Почему это странно? Иногда и я тебя не вижу за пределами класса.

- Ну да, конечно.

Он застегнул свой рюкзак и затем помог мне с моим.

- Он исчезает, как только уходит отсюда. Однажды, я проследовал за ним, но он завернул за угол и ...все!

Угол моих губ пополз вверх.

- Я немного ревную, ведь я оказывается не единственная, кого ты преследуешь.

- Хотел бы я, чтобы ты ревновала...

Я потрясла головой.

Бэнджи хихикнул.

- Я не преследовал его. Мне просто было любопытно.

- Да не переживай. Я видела его за пределами класса.

- Типа... типа свидания?

- Нет, типа он научный ассистент Профессора.

- А я думал это ты.

- Мы вместе.

- Ох. Я думал он временный помощник. Вы все еще работаете вместе ночами?

- Каждую ночь.

Он нервно переступил на другую ногу.

- Даже во время каникул? И поэтому ты не едешь домой?

- Да, и во время каникул. Я не еду домой, потому что в настоящее время Кемптон мой дом и да, я не хочу разговаривать на эту тему.

- Ох.

Я засмеялась.

- Да ладно, пошли. Я умираю с голода.

Бэнджи выдавил улыбку и повел меня из здания в кафе Гиги. Мы с Бэнджи питались здесь довольно регулярно с той поры, как мы начали заниматься вместе. Теперь все официанты были убеждены, что мы встречаемся, хотя я уже много раз выводила их из заблуждения.

Мы вышли во внутренний двор и расположились в деревянном патио, наблюдая за движением на улице, пока не подошел официант, чтобы принять заказ на напитки. Мы наслаждались удачно выпавшим 55 градусным (12 по цельсию) Ноябрьским деньком и мне хотелось провести, как можно больше времени на улице, прежде чем я буду упрятана в лабораторию без окон.

- Я буду воду.

- Мне тоже, - сказала я, наблюдая на отсутствие реакции с его стороны.

Он всегда подшучивал над тем, как много воды я пью, но сейчас он выглядел полностью поглощенный мыслями.

Бэнджи взял пакетик сахара, выглядя некомфортно в клетчатой рубашке застегнутой наглухо. Рукава были закатаны чуть ниже локтей. Это был его способ одеваться по-простому. Было очевидно ясно, что он хотел о чем-то поговорить, но все откладывал.

Наконец, я не выдержала и пнула под столом.

- Ух!

- Что такое? - спросила я, пытаясь не захихикать как первоклассница.

- О чем ты? - спросил он, наклонившись вниз, чтобы потереть свою голень.

Я прищурила глаза.

- Ты что-то не договариваешь. Что?

- Я ничего... я ничего не говорю. Если ты сомневаешься, так это потому, что я пытаюсь сказать то, что я хочу сказать так, как ты еще не слышала.

- Это из-за Сэя?

- Это из-за кучи разных вещей, Рори. Я...хотел подождать. Я хотел поговорить на твоих условия, особенно после того, что произошло с Элли. Я не хотел рисковать, чтобы ты опять убежала. Но я жду... пока ты и Сайрус проводите довольно много времени вместе.

- Бэнджи, не надо.

- Не говори мне "не надо". Ты не захотела, чтобы я высказал свои чувства по отношению к тебе неделю спустя как мы познакомились. Я знаю, что есть вещи, которые я не знаю о твоем прошлом. Может мне и не надо их знать. Может, однажды ты мне расскажешь, и я пожалею, что теперь все знаю. В любом случае, мои чувства к тебе не изменятся. Чтобы иметь чувства к тебе сегодняшней, мне абсолютно не нужно знать тебя в прошлом.

- Да я и сама не знаю кто я сейчас. Я только знаю что я не та, кем была когда-то. Ты не можешь иметь чувства к человеку, который застрял в подвешенном состоянии как я. Я не смотрела в его сторону. Чистилище было бы более подходящим словом.

- Ты это ты. - он пожал плечами и улыбнулся. Женщина, которая сейчас сидит передо мной, это тот человек, с кем я хочу проводить время, ту, которую я хочу обнимать как прошлой ночью так часто и сильно, как я хочу. Так сильно и часто как хочет она. Если бы ты только дала мне шанс.

Официант принес нашу воду и улыбнулся.

- Готовы сделать заказ?

- Эм... - я еще раз взглянула в меню, - Я буду только кусочки цыпленка с кесадильей по-западному.

- Мне тоже самое, - ответил Бэнджи.

- Теперь ты просто подлиза, - сказала я, держа меню в левой руке.

Официант записал заказ и затем сказал:

- Вообще-то, он всегда это заказывает.

Почему я не заметила этого? После того как мы стали чаще сюда ходить...Неужели я была так поглощена тем чтобы не дать развиться его чувствам по отношению ко мне, что проглядела его совершенно полностью? Как он может заботиться о ком-то как я?

- Спасибо, Челси, - сказал Бэнджи, не сводя с меня глаз.

- Видишь? Что-то общее у нас есть.

Челси ушла, и Бэнджи положил руки на стол.

- Что ты чувствуешь ко мне? Думаешь, при жизни, я смогу выйти за пределы просто друга?

Я уставилась на прохожих и движущиеся автомобили проплывающие мимо. Бэнджи был неприятно счастлив и вызывал раздражение, и поначалу я вообще не думала что он мой тип мужчины, но внезапно я испугалась, что если я ничего не отвечу по поводу его вопроса, то я могу его потерять. Дружить с ним было очень уютно, даже если порой мне хотелось дать ему пинка и уж, будучи совсем честной, я не была уверена на все сто, что он был просто другом.

Невзирая на его или свои чувства, я была на пути совершения правительственного преступления. Профессор З и Сэй нуждались во мне прямо сейчас и это не оставляло совершенно никакого времени на развитие дружеских отношений, которые намеревались перерасти в нечто большее. Бэнджи, очевидно, воспитывался в очень уважаемой семье, а я была ночным кошмаром для любой мамы. И опять же был небольшой такой неразрешенный вопрос об одном травмирующем жизнь случае и моим бессмертием. Было много всего нового и сомнительного, через что нужно было пройти.

- Я никогда не думала о том, что это может пойти так далеко, - сказала я.

- Просто ответь на вопрос, Рори.

- Что, если я скажу ‘нет’ прямо сейчас и может быть да когда-нибудь? - как только я произнесла это, я почувствовала, как бьется мое сердце в панике. Он уйдет. Он оставит меня, а я нуждаюсь в нем.

Бэнджи уставился на меня, не способный скрыть свое разочарование.

Я сглотнула.

- Ты больше не захочешь быть моим другом?

- Никогда, - сказал он без сомнения. - Это твой ответ?

- Может быть. Могу я подумать над этим?

- Конечно. Все равно я пока что не готов отказаться от тебя.

Я положила локти на стол тоже.

- Давай сходим на вечеринку в Тэта Тау немного позже?

- Еще одна вечеринка? Ты начинаешь меня немного беспокоить.

У него было на это право. Я и сама не знала, откуда у меня возникло внезапное желание к социальной жизни, но зато я прекрасно знала то, что меня уже мутило от бесконечного круга - занятия, общежитие и лаборатория, и даже спортивный Зал не спасал положения.

- Кевин получил свое еще в прошлом году. С тех пор он не показывается.

- Ты, правда, хочешь пойти?

Я кивнула.

- Я пойду с тобой куда угодно.

- Говоришь как настоящий преследователь, - сказала я улыбнувшись.


***


Я напечатала последнюю строку данных, подкинула бумагу через весь стол, давая ей опуститься в корзину. Как только она спокойно приземлилась сверху на огромную кучу, я встала со стула и потянулась.

- Время перерыва? - спросил Сэй, снимая свои очки.

- Да. Мы с Бэнджи идем на вечеринку Тэта Тау. Хочешь присоединиться?

Лицо Сэя побледнело.

- Но у нас так много работы, которую нужно успеть сделать. Ты не можешь пойти. У нас нет времени на вечеринки.

- У нас всегда есть время на вечеринки.

- Но ты же не ходишь на вечеринки.

- Я иду сегодня вечером. Я уже здесь семь часов. Мне хочется взять пару часов и расслабиться. Я вернусь.

- Рори, - Сэй крикнул вдогонку.

- Ты тоже приглашен! - крикнула я в ответ.

Мустанг Бэнджи стоял наготове на улице и в том самом месте, где мы договорились - на квартал западнее от здания Фитц. Жар клубился из изнуренных труб , встречая холодный воздух и мгновенно превращаясь в белые облачка.

Бэнджи выскочил с водительского сиденья, обежал машину вокруг к моей стороне, быстро обняв меня, прежде чем открыть дверь.

Он был в своем обычном игривом настроении на пути к дому Тета Тау, болтая о своем отце и своевольной сестрице, и как замечательно готовит его мама.

- Они тебе точно понравятся.

- Я уверена, я им тоже понравлюсь, - сказала я, с сарказмом в голосе.

- Они бы узнали тебя лучше, - сказал он, припарковываясь у тротуара перед Тета Тау.

Менее половины машин, которые обычно паркуют у дома, вытянулись вдоль улиц. Многие студенты уже уехали на каникулы, но и эта вечеринка была не для них. Она больше подходила независимым, оставшимся позади, и для паршивых овец. Но эти вечеринки были самыми лучшими, потому что здесь каждый имел одну общую вещь - альтернативную семью.

Я уже слышала пульсирующие звуки подвала, когда мы вышли на газон. Мы вошли в главные двери, как будто были владельцами данного дома и никто, казалось, не был против, даже Бобби Пек, Президент Тета Тау и заклятый враг Бэнджи. Небольшая группа уже подвыпивших студентов была в гостиной, но наибольшее скопление людей собралось на кухне вокруг четырех бочонков.

- Джекпот, - сказал Бэнджи. Он схватил две красные кружки-соло и протянул их парню, ответственному за кран на конце бочки.

- Добро пожаловать! - сказал парень в ответ.

Я никак не могла оторвать взгляда от странных рисунков на его голом торсе и от нижнего белья на его голове. Очевидно, он уже тусовался тут приличное количество времени. Он наполнил наши кружки и затем Бэнджи, взяв меня за свободную руку, повел в переднюю комнату. Мы уселись на уютные места и смотрели, как парочка разыгрывала выяснение отношений другой пары, свидетелями которых они стали неделю назад. Очевидно, это занимало всех, потому как зрители вытирали слезы, льющиеся по щекам от беспрерывного смеха.

Я потягивала пиво, жалея, что не попросила воды.

- Здесь более удачное пиво, чем мы пробовали на прошлой вечеринке, - сказал Бэнджи, отклоняясь назад. Он уже допил свою кружку и встал, чтобы взять еще одну. - Ну что, ты готова для следующей порции?

Я потрясла головой.

- Ну что ж, я надеюсь, сегодня быть в стельку, поэтому подумай, какую пользу ты можешь с этого иметь.

- Этому не бывать.

- Может же мужчина помечтать? - спросил он, улыбаясь и отступая назад пару шагов, прежде чем развернуться в сторону кухни.

Я хихикнула. Мы с Бэнджи знали друг друга уже чуть более двух лет, и я почти все это время знала, что он питает слабость ко мне, но это его "чтобы это ни было" всегда звучало ново и может быть немного захватывающе.

И в это же время, был тот, кто тоже питал ко мне слабость, и кого я видела почти постоянно - Сэй. Это очень даже возможно, питать чувства сразу к двум одновременно, но я не могла иметь какие-либо отношения, кроме дружественных ни с одним из них. Хотелось мне быть с ними двумя?

Я наблюдала, как Бэнджи стоит у бочонка. Он наблюдал за забавной парочкой, улыбался и порой бросал на меня взгляд. Мне хотелось коснуться его, быть рядом, чувствовать его губы на своих губах, как когда то в спортзале.

То, что я чувствовала к нему, было абсолютно не тем, что я чувствовала к Сэю. Я даже не была уверена, что то - что я имела к Сэю, можно было назвать "чувствами". Но это что-то, было адресовано ему. Я нуждалась в нем, но я не была уверена почему. Просто было что-то в глубине меня, что говорило мне - он вошел в мою жизнь не случайно.

- Да как ты можешь? - сказала девушка, готовая разрыдаться.

- Я думала ты другой!

- Я думал ты более выносливая! - ответил ее бойфренд нарочито грубым голосом.

Все засмеялись.

Вернулся Бэнджи, неся по кружке, наполненной до краев в каждой руке.

Я подняла бровь, выражая удивление.

– Кажется мне, что обратно веду я.

- Не. Это последнее.

- Хорошо, потому что мне нужно вернуться на работу после вечеринки.

- Что? - спросил Бэнджи с явным расстройством в голосе.

Я кивнула.

- Могу я пойти с тобой?

- Нет.

- Ой, да брось. Я буду выполнять все твои приказы. Я могу сбегать за кофе. Сбегать за водой. Наточить твой карандаш. Я буду в твоем распоряжении.

Я снова замотала головой, улыбаясь.

- Профессор З не позволяет приглашать посторонних в лабораторию.

Бэнджи наполовину опустошил свою кружку.

- Что ж, плохо.

- Эй, полегче!

- Я пытаюсь немного успокоить нервы и спросить разрешения тебя поцеловать.

Я подавила улыбку.

- Пожалуйста, не надо. Это может затянуть.

- Они тебя не привлекают? - спросил он, указывая на свои губы.

- Я этого не говорила. Просто... Мне все это немного странно.

- Если бы ты не встретила Сэя, ты все была такая же неуверенная по отношению ко мне?

Его вопрос застал меня врасплох, и он наблюдал за моими колебаниями с убывающей надеждой.

- Да.

- Что во мне такого, что заставляет тебя сомневаться? - спросил он, перед тем как допить его вторую кружку. Для тихого маменькиного сынка, пил он как закоренелый студент.

Я опять глотнула пива.

- Я вот, например, не знаю, что ты во мне вообще нашел. Мы ведь особо не.... - я указала на нас, - не подходим друг другу.

- Кто сказал?

- Я.

- Ты ошибаешься. Мы идеально подходим.

- Майка в белую полоску и желтая футболка. Да уж, мы идеально подходим, - сказала я перед очередным глотком пива. Не понятно как, нервничая, мне удалось выпить целую кружку пива.

- Хочешь еще или ты все? - спросил он.

- Нет, я точно не закончила. Мы ж пришли на вечеринку, так ведь?

- Это точно.

Бэнджи умчался и вернулся с тремя кружками, наполненными до краев. Он же почти допивал третью.

- Меня не перепьет желтая футболка, - сказала я, делая несколько глотков.

- Эээй, помедленнее. Я не хочу быть виновным в том, что ты не вернешься на работу.

- Неужели я выгляжу как девушка всегда кого-то обвиняющая?

- Нет. Нет, ты такой не выглядишь.

И мы оба выпили за это.

- Так, где мы остановились? - спросила я, чувствую себя достаточно хорошо. - Ах, да. Наши футболки не сочетаются.

- Это все постороннее, Рори. Я имею в виду, что ты, как ни крути красивая и необычная. Я ношу рубашки, застегнутые на все пуговицы и мне легко разбить нос, но мы идеально подходим внутренним миром.

- А что с внутренним миром? Я никогда не была милой с тобой, Бэнджи.

- Я говорю о той части тебя, которая всегда была милой со мной. Девушка, которая помогла объяснить все новичку в первый день. Девушка, которая позволила мне сесть рядом с ней в классе, хотя она думала сидеть одна. Девушка, которая смогла отстранить всех, чтобы остановить мне кровотечение из носа. Девушка, которая не бросила , а проводила меня домой после упомянутого кровотечения. Девушка, которая позволила обнять себя. Девушка, которая попросила пойти с ней на эту вечеринку. Девушка, которая, по крайней мере, собирается дать мне шанс. И что более важно, девушка, у которой случилось что-то ужасное, что сильно изменило ее жизнь, но она не пользуется этим при каждой неудаче.

- Я же и устроила то самое кровотечение из носа, - сказала я, намеренно проигнорировав его последнее предложение.

- Ты могла бы пройти мимо. Многие бы так поступили.

Я уставилась на него. Его карие глаза были сонными, но счастливыми и он выглядел таким влюбленным.

Я положила локоть на колено и подперла щеку кулаком.

- Ты такой милый, когда немного пьяный.

Бэнджи подался вперед, поставив наполовину пустую и одну полную кружку на кофейный столик, и затем также положив свой локоть на колено.

- Можно мне поцеловать тебя?

- Нет, - сказала я, - Но ты можешь дать мне еще пива.

Он опустил глаза, удивленный.

- Уже?

Я взяла кружку, которая стояла рядом с ним.

- Давай сыграем. Будем задавать друг другу вопросы. Кто отказывается отвечать, тот пьет.

- Звучит рискованно.

Я отпила и подмигнула ему из-под кружки.

- Хорошо, я начинаю, - сказал Бэнджи. - Какое у тебя второе имя?

- Эн. Скучное, да? Какое у тебя?

Бэнджи начал было отпивать пива, но я схватила его запястье.

- Ну, уж нет! Это слишком легко. Давай!

- Мое второе имя Бэнджамин.

- Так, а какое первое?

- Теперь моя очередь.

Я округлила глаза.

- Ок.

- Какие у тебя любимые цветы?

Я засмеялась.

- Я не знаю.

- Пей тогда.

- Нет, погоди. Мне нравится цветущий клевер. Они прекрасные и выглядят колючими.

- Прям как ты, - сказал Бэнджи с озорной улыбкой.

- И так, твое первое имя? - спросила я.

- О нет. - застонал Бэнджи. Он начал было пить, а затем передумал. Первое - Франклин.

Мои брови взлетели.

- Тебя зовут Франклин Бэнджамин? Ну, у тебя и мама.

Мы оба истерично засмеялись. Две кружки пива и двадцать семь вопросов спустя, мы уже задавали такие вопросы, которые в обычном состоянии мы бы постеснялись спрашивать.

- Ты девственник? - спросила я.

Бэнджи почти выплюнул только что выпитый глоток пива.

- Ты серьёзно?

- Да. Это мой вопрос. Отвечай или пей!

Он выпрямился.

- Я целуюсь как девственник?

Я выпрямилась тоже.

- Ты не можешь ответить вопросом на вопрос.

- Не, - просто ответил он. - А ты?

Я отрицательно покачала головой, но отпила все равно.

- У тебя было хорошее детство?

- Да, хорошее. У меня классные родители. Может слегка опекающие сверх того, но они всегда желают только лучшего. Мы с отцом очень близки.

Я улыбнулась.

- Это здорово.

- Почему ты не близка со своими? - спросил он.

Я коснулась обода кружки губами, серьёзно подумывая рассказать Бэнджи все про себя, но затем я отклонила голову назад, позволив янтарной жидкости политься вниз по горлу.

- Почему ты ненавидишь Бобби Пека?

Бэнджи прищурил глаза.

- Помнишь, ты спросила девственник ли я?

Я кивнула.

- О нет, ты потерял свою девственность с Бобби Пеком?

Бэнджи запрокинул голову назад и рассмеялся.

- Нет!

Он засмеялся снова.

- Нет. Он устроил размолвку между ней и мной. Она бросила меня, и теперь она с...

- С Бобби Пеком? Не может быть.

- Может. Я думаю, что не должен злиться на него. Абсолютно точно он мне угодил.

Я улыбнулась ему.

- Кто повезет меня обратно на работу?

- Это, - сказал Бэнджи, указывая на меня рукой с кружкой, - очень хорошоий вопрос. Не ты и не я и не только потому, что я не хочу, чтобы ты к нему возвращалась. Ты знаешь, как это бесит - знать, что он тебе нравится и, что вы проводите вместе ночи в лаборатории?

Я просто покачала головой.

- Но это так. Порой мне кажется, что я сойду с ума и ворвусь в лабораторию и украду тебя оттуда.

- Очень невоспитанно с твоей стороны, - сказала я. Я его всего лишь дразнила, но это был своего рода флирт. - Почему я тебе нравлюсь?

- Ты мне не нравишься, - сказал он.

Даже после пяти с половиной кружек пива я почувствовала смущение.

- О-о-о.

Он потянулся и переплел свои пальцы с моими.

- Я влюблен в тебя, Рори. И это уже длится довольно давно.

- О-о-о, - повторила я снова, чувствуя, как потеплели щеки. Вне класса эти слова звучали совсем по-другому. Моё смущение сменилось практически неконтролируемой страстью. Ни один мужчина до этого не говорил мне, что любит меня... ну, папа не в счет, и это вовсе не одно и тоже, даже близко.

- Что ж, Бэнджи Рэйнолдс.

Мы вместе обернулись и увидели Бобби Пека, который стоял за нашим диваном. Тут я поняла, что мы находимся в комнате почти что одни.

- Президент Бобби Пек, - сказал Бэнджи так, как будто брызнул ядом.

- Где твои ключи? Я отвезу вас ребятки домой.

- Эммм, нет уж, - сказал Бэнджи. - Кто-нибудь другой нас отвезет. Любой, кто захочет.

- Сегодня ночью я назначен водителем. Больше никого нет.

Бэнджи посмотрел на меня, и я пожала плечами в ответ.

- Я не могу вести.

Он выдохнул.

- Ладно, Бобби Пек, можешь отвезти нас домой.

- Бобби Пек сначала должен отвезти меня на работу, - сказала я, удивляясь, почему мы называем его по имени и фамилии.

Бобби Пек ухмыльнулся.

- Ты не можешь пойти на работу в таком виде. Тебя уволят. Напиши своему начальству и объясни, что не сможешь вернуться.

Я выудила свой мобильный.

- Напишу-ка я Сэю.

"Пьяная. Собираемся домой. Буду на месте рано утром. Спокойной"

- Хорошо, - сказала я, запихивая телефон в карман. - Все улажено.

Мой телефон завибрировал, и я снова его достала. Я прищурилась, чтобы разглядеть слова.

"Тебя нужно довести до дома?"

"Нет,Сэй. Тут все улажено."

"Бэнджи с тобой?"

"Ага".

"Ок. Спокойной ночи."

- Хорошо! Теперь все тооочно улажено, - произнесла я, смеясь над своим заплетающимся языком.

Бэнджи взял мою руку, и мы вместе проследовали к машине. Он открыл заднюю дверь, и я пробралась на сиденье. Он плюхнулся рядом.

- Ээй, полегче. Это неуместно, - сказала я.

- Это почему это? - ответил Бэнджи вопросом.

- Быть рядом на заднем сиденье автомобиля с тобой.

Бобби Пек засмеялся. - Я знаю, что ты живешь в общежитии Чарли. А где живет Рианна?

- Кто? - спросила я.

- Я думаю это он о твоей прическе, - сказал Бэнджи, пытаясь шептать, но выходило плохо.

- Просто припаркуйся у общежития Чарли. Я сама дойду, - сказала я.

Бэнджи замотал головой. Я кивнула. И мы оба истерично захихикали.

Бобби Пек припарковался и кинул ключи Бэнджи и затем достал презерватив из своего заднего кармана.

- Спокойной ночи, ребята.

- А ты все такой же, Бобби Пек, - сказал Бэнджи. Он передал презерватив мне. - И как тебе нравится этот засранец?

Я засмеялась и проследовала с Бэнджи ко входу. Его пальцы все еще были плотно сцеплены с моими.

- Завтра мне, конечно, будет плохо, - сказала я.

- Нет, - ответил Бэнджи. - Я не позволю.

Я улыбнулась.

- Ты можешь спасти меня, Франклин.

Он очень громко рассмеялся.

- Я сделаю все, что в моих силах. И никогда больше не называй меня так.

- А мне кажется это мило, - сказала я.

- А, да? - спросил он. Я кивнула. - Тогда, можешь звать меня так, когда тебе захочется.

Я расплылась в улыбке.

- Спокойной ночи.

- Позволь мне проводить тебя, - сказал Бэнджи, игриво потягивая мою руку.

- Я справлюсь.

- Середина ночи. Я провожу тебя.

- Нет, ты не проводишь. Это глупо провожать меня в другую сторону и затем столько же возвращаться.

- Глупо с твоей стороны идти в одиночку.

Мы посмотрели друг на друга на мгновение.

Бэнджи сжал мою руку.

- Останься со мной.

- Да уж, конечно, - сказал я, разворачиваясь.

- Я серьёзно, - ответил он, притянув меня к себе. - Я буду спать на полу.

Я задумалась на минуту.

- Ты не отпустишь меня идти в одиночку, а я не разрешаю тебе провожать себя. Мы в тупике.

- Точно.

- Так, то - что я останусь - выходит верное решение, так?

- Так.

- Хорошо.

- Хорошо?

- Да. Я останусь, если ты будешь спать на полу.

- По рукам, - сказал он, тряся своей головой так, как будто бы мой запрос был легче легкого.

Часть меня желала, чтобы для него это было проблемнее.

Бэнджи выудил свою карточку-ключи из кошелька, и я тихонько проследовала за ним в коридор. Он повернул задвижку и я вошла. Он закрыл за нами дверь.

- А что с этим делать? - спросила я. Я потрясла подаренным презервативом Бобби Пека и бросила его в мусор, но промахнулась. - Почему ты закрываешь дверь только когда дома?

- Потому что если кто-то хочет войти, он и так это сделает. Если я дома, то закрытая дверь дает мне уединение или несколько секунд чтобы подготовиться к взлому.

- Зачем кому-то вламываться к тебе?

Он улыбнулся, бросая дополнительную подушку и одеяло на пол.

- Никогда не знаешь. Он прошел к шкафу и снял футболку. Мою самую любимую. - Тебе дать что-нибудь в чем спать?

- Да, пожалуйста, - сказала я, ловя футболку, которую он кинул в меня.

Бэнджи взял баскетбольные шорты и удалился в ванную комнату. Я сбросила свою ботинки, затем стянула джинсы и футболку. Терракотовая футболка проскользнула на меня без усилий. Она была очень мягкая и пахла мускусом и чистотой, прямо как Бэнджи.

Он постучался в дверь.

- Ты одета?

- Не совсем, - ответила я. Тишина. - Да я просто шучу. Можешь выйти.

Бэнджи открыл дверь. Он был босой и без футболки, одетый только в темно-синие баскетбольные шорты, которые он захватил в ванную комнату ранее. Это было лучшее, что я видела с... ну, в общем, это было лучше, что я когда-либо видела.

- Привет, - сказал он, выглядев при этом немного потрясенным.

Я села на его кровать, вытянула ноги и поиграла пальчиками, наслаждаясь свободой без обуви.

Бэнджи улегся на живот на импровизированную кровать, сбив в кучу подушку между своих бицепсов и утопил подбородок в пуховых перьях.

Я накрылась одеялом и повернулась на бок, лицом к Бэнджи. Он лежал, не шелохнувшись, уставившись вперед себя.

- Хорошо, - сказала я, разворачиваясь спиной к нему.

- Тебе очень идет моя футболка, - сказал Бэнджи приглушенным голосом. - Я просто пытаюсь сдержать свое обещание.

- Ты обещал спать на полу, - сказала я.

Бэнджи уронил свое лицо в подушку.

- Да, я обещал. И я никогда не нарушу своих обещаний.

Я почти не понимала его, и это было до смеха забавно, я захихикала.

Он поднялся и посмотрел.

- Тут нет ничего смешного.

- Я не знаю. Но прямо сейчас ты довольно забавный.

- Конечно, легко говорить оттуда сверху, зная, что я не дотронусь до тебя.

Я перестала улыбаться и пыталась не думать слишком много о том, на что я была готова прямо сейчас.

- Что? - спросил он, захваченный врасплох моим внезапным изменением в настроении.

Я сползла с кровати Бэнджи. Он повернулся на бок, наблюдая, как я пододвигаюсь к нему.

Я опустилась на пол рядом и наклонилась к нему.

- А что если я хочу, чтобы ты меня трогал?

Ни разу не моргнув, Бэнджи взял мое лицо в свои руки и притянул меня к своим губам. Его рот открылся, и мой язык проскользнул внутрь, лаская его. Он издал стон прямо в меня и скрестил пальцы на задней части моей шеи. Я подняла ногу и оседлала его, и он незамедлительно перевернулся на спину, оставив шею и крепко сжав мои бедра.

- Рори, - сказал он у моих губ.

- Ш-ш-ш, ничего не говори, - сказала я, закрывая его рот своими руками и целуя сверху вниз шею по прямой линии. Когда я достигла ключицы, он стянул с меня футболку через голову и я продолжила, нежно целуя и полизывая его кожу все ниже к груди , затем ребра и остановившись у его бедра.

Пресс. Иисусе. Боже, занудный Бэнджи Рэйнолдс имел такой пресс и такую сексуальную V-зону, идущую от его бедер, как бы указывая конкретно туда, куда я хотела добраться.

Я взялась за край его шорт и нежно оттянула, целуя и лаская языком то место, которое было готово взорваться, как только я опустила бы шорты вниз.

Бэнджи затаил дыхание, когда я потянула его шорты на себя, обнажая его уже сильно напряженный член, и спустила их вниз к его лодыжкам. Он быстро сбросил их и взглянул на меня, осторожно касаясь пальцем моей щеки. Он слегка качнул головой с небольшой улыбкой на лице.

Я взяла его полностью ртом, Бэнджи закрыл глаза и издал громкий стон, напрягая каждый мускул своего тела. Держа одной рукой у основания его члена, я попробовала слегка его пососать, лишь немного задевая зубами и нежно полизывая головку. Он приподнял бедра, позволяя члену глубже проникнуть в мой рот.

Бэнджи еще крепче сжал мои плечи, и, не давая мне показать себя во всей красе, приподнял меня так, что наши лица оказались друг напротив друга.

Он снова поцеловал меня.

- Я хочу войти в тебя. Пожалуйста, - прошептал он у моих губ.

Я поднялась и достала квадратный пакетик, который пыталась выбросить в мусорную корзину. Пока я разрывала упаковку, я мысленно поблагодарила Бобби Пека за то, что он такой засранец.

Одев презерватив на его член, я встала, спуская свои трусики пока они не упали на пол. Перешагнув из них, я присела Бэнджи на колени и затем, выдохнув, я медленно села на него.

Бэнджи взял мои груди в руки, проскользнул пальцами вниз к животу и, наконец, крепко обхватил бедра. Он медленно приподнял меня и затем снова опустил на него.

- Боже... это правда происходит? - зашептал он, приподнимая свои бедра в то время, как опускал меня вниз на свои.

После того как мы оба устали от этой позы, Бэнджи перевернулся, быстро, но нежно разместив меня на спину. Он взялся за мои лодыжки и поднял их вверх и медленно опустив мои бедра на свои плечи. Стоя на коленях, он проник в меня глубже.

Я схватилась за одеяло под собой, погрузившись ногтями через хлопок в ладони. Мои бедра напряглись и чувствовалось приятное тепло, когда он наклонялся на них. Я шире расставила ножки и расслабилась, позволяя ему войти еще глубже и дотронуться своей грудью до моей.

Когда Бэнджи поцеловал краешек моего уха, я спустила ноги с чего плеч и скрестила лодыжки на его пояснице.

- Ты так прекрасна, - прошептал он, скользя губами по моей щеке пока снова не проник языком в мой рот.

Он пульсировал и двигался напротив меня, быстрее и сильнее с каждым разом, трясь о каждую часть моего тела, как я хотела, пока мои мышцы не напряглись, пока он не поглотил меня, овладевая всем моим телом, заставляя мои бедра бесконтрольно содрогаться. Я застонала и уронила свои руки ладонями над головой. Бэнджи потянулся за ними, переплетая его пальцы с моими. Он раскачивался напротив меня, каждый раз издавая самый удивительный жужжащий звук, пока не закончил. Он сжал мои пальцы, пока его руки не затряслись. Прижавшись ко мне щекой, он застонал в эйфории.

- Ты просто великолепна, Рори. Боже мой, ты просто великолепна, - произнес он между стонами.

Он упал на пару минут, тяжело дыша в мое ухо, затем поднялся, нежно поцеловав меня.

- Я люблю тебя, - сказал он, убирая мои волосы с лица. Я не знаю, какое выражение было на моем лице, но увидев меня, уголки его рта поползли вверх. - Все хорошо. Тебе ничего не нужно говорить в ответ.

Он положил свой подбородок на мое плечо, спрятав лицо в одеяле. Я закрыла глаза, отказываясь много думать о том, что мы только что сделали или что он только что сказал, просто наслаждаясь тем, что вот он тут, тот, кто меня любит так сильно. Я не была уверена что то, что я чувствовала можно назвать любовью, но я никогда в своей жизни еще такого не испытывала.

Глава 9

Я проснулась на полу комнаты Бэнджи Ройналдса, завернутая только в простыню и придерживаемая рукой Бэнджи.

Я нежно вынырнула из его объятий, пытаясь не разбудить. В темноте было трудно различить шрамы на моем теле, но не при дневном свете. И поэтому я поторопилась одеться и затем удалилась в ванную комнату. Должно быть, звуки льющейся воды разбудили Бэнджи, потому что когда я зашла, он лежал на боку, подпирая голову рукой.

- Я заскочу домой ненадолго. Приму душ и переоденусь перед работой в лаборатории.

- Я провожу тебя.

- В этом, правда, нет необходимости.

- Да ладно тебе. Я не позволю тебе идти позорной дорогой. Это для меня не развлечение на одну ночь. Я просто хочу проводить тебя на работу.

Он не вел себя странно, и это было огромное облегчение.

- Хорошо, но только до дома, не заходя внутрь. - сказала я.

- Идет.

Бэнджи проводил меня до общежития и ждал на ступенях перед входом, пока я приму душ и переоденусь, и затем мы прошли вместе три блока до здания Фитц в полном молчании. Кампус был пуст и, казалось, что мы единственные люди на этой земле. Он держал руки в карманах, но когда понадобилось - подал мне руку, и я приняла ее. Он был очень мил в своих поступках, и было очень приятно быть с ним вместе.

Когда мы подошли к ступеням здания Фитц, он отпустил мою руку.

- Можно я кое-что скажу? - спросил он.

- Смотря что.

- Я не могу перестать думать о прошлой ночи. Я клянусь, я не могу не нервничать по поводу того, что ты проведешь весь оставшийся день в крошечной лаборатории с Сайрусом и когда мы могли бы мы все это повторить.

Я с сомнением взглянула на него.

- В основном посмеяться, подурачиться и все в таком роде.

- Да, было забавно. Я отлично провела время.

- Хорошо, я солгал. Мне очень любопытно, что же произошло между тобой и Сайрусом.

- А не нужно гадать, - сказала я. - Это не то, что было между нами. Мне очень бы хотелось объяснить тебе, на что это было похоже, но это точно не то, как у нас.

- Нет?

Я потрясла головой.

- Это не как у нас.

Он широко улыбнулся.

- Но, как и договаривались, без путаницы. Все на твоих условиях. Согласно твоему времени.

Я дотронулась до его щеки.

- Увидимся позже.

Бэнджи улыбнулся и затем медленно обхватил меня руками, пока я не оказалась полностью в его объятиях, с комфортом и теплом. Я тоже обняла его руками, под курткой. На его теле не было даже лишнего грамма жира. Он был упругий, полностью из мышц. Моя голова идеально легла под его подбородок, и он опустил свою голову вниз и положил щеку мне на волосы.

Он снова непроизвольно сделал жужжащий звук носом, как если бы он был самым счастливым в эту минуту. Это заставило меня прильнуть к нему еще сильнее, и он в ответ сильнее прижал меня. Мне не хотелось двигаться, но было уже пора. Было несколько федеральных законов, которые я собиралась нарушить, а у Бэнджи была семья, которую он хотел навестить на День Благодарения.

Бэнджи отклонил голову, и я взглянула на него. Мы долго смотрели друг на друга, пока он не перевел свой взгляд на мои губы. Обниматься было здорово, но я была вовсе не уверена - стоит ли вводить в привычку поцелуй на прощание.

- Не переживай. Сначала я спрошу, - сказал он. Но мне бы очень хотелось поцеловать тебя в щечку.

Все что я могла изобразить - был кивок. Каждая частичка моего тела помнила прикосновение его рта на моей коже.

Бэнджи снова перевел взгляд на мои губы и затем медленно наклонился и прикоснулся губами к щеке, всего лишь на пол миллиметра дальше от моего рта.

- Не могу дождаться нашей встречи, - сказал он, разворачиваясь.

Я улыбнулась, подождала, пока с моих щек сойдет тепло поцелуя и, поднявшись по лестницам, направилась в лабораторию к Сэю.

Как только я зашла в здание и поднялась по ступеням, внутреннее тепло превратилось в трепет. Когда я зашла в лабораторию, Сэй взглянул на меня, и мне показалось, как будто бы он знает все, что произошло между мной и Бэнджи.

- Все хорошо? - спросил он.

- Да. А что?

Сэй насупился, получив мой через-чур взволнованный ответ.

- У тебя щеки красные.

Я и так это знала. Все мое лицо горело. Я не могла ответить. Я просто подошла к столу профессора З, достала очередную кипу страниц и отнесла их на свой стол.

- Как вечеринка?

- Как вечеринка!

- Бэнджи проводил тебя домой?

- М-да.

- У тебя точно все хорошо?

Я быстро взглянула на Сэя. Он был все так же красив, все то же, о чем я не переставала думать с начала семестра и я все еще была увлечена им, но, пожалуй, впервые я задумалась - а почему?

Сэй и я - мы вместе работали весь день и половину ночи.

Когда я вернулась в свое общежитие, то нашла чистую сложенную терракотовую футболку с желтой надписью под своей дверью, ту самую, которую Бэнджи одолжил мне на ночь и, которая также была моей самой любимой, которую он носил. Рядом была записка.

На всякий случай, чтобы тебе было в чем спать, пока меня нет рядом.

Счастливого Дня Благодарения, Рори!

Я хотел попросить тебя поехать со мной домой, но я знал, что ты занята на праздники и не хотел тебя тревожить. Пока что :)

Больше всего мне бы хотелось быть с тобой, чем есть остатки со дня Благодарения все выходные

С любовью,

Бэнджи


***


Мои глаза почти что слипались, но вдруг кто-то постучался в дверь. Я была в футболке Бэнджи, решив в ней спать. Мне нравилось, как она на мне сидела, но под низ я не надела ничего. Я натянула трусы-боксеры и начала свой путь к двери по холодному полу. Дверь, открываясь, заскрипела.

В проходе стоял Сэй, одетый в черный шерстяной свитер и характерные для него штаны цвета хаки. Он выглядел смущенным от моего одеяния.

- Счастливого Дня Благодарения. Боюсь, что мы должны начать сегодня пораньше. Профессор З хочет перенести образцы завтра.

Я отошла от двери и рухнула обратно в постель.

- Я не думаю что могу, после того как всю ночь провела на работе, - сказала я, натягивая одеяло на голову.

- Мне бы хотелось пригласить тебя на завтрак для начала, если ты не против.

Я перевернулась, напрягая каждый возможный мускул на моем лице, до появления хмурого выражения.

- Зачем?

- Я...просто позволь мне это сделать. Пожалуйста.

На лице Сэя было отчаянное выражение.

Мне стало и любопытно и тревожно и даже вызвало легкое подташнивание. Это по поводу образцов? ЦРУ? Профессор З? Неужели он узнал про Бэнджи и меня? Был только один путь, чтобы выяснить это.

- Эммм... хорошо!

Я поднялась и скинула свою одежду, направляясь в ванную.

- Что ты делаешь? - просил Сэй, разворачиваясь спиной и прикрывая глаза. Его голос повысился на октаву, и звучал так, что мы не-Египтяне называем паникой.

- Принимаю душ, - ответила я, спуская свои серые хлопковые трусики на бедра и позволяя им упасть на пол.

Одной рукой я повернула ручку душа, в другую взяла полотенце и вода полилась на кафельный пол.

Дверь закрылась за мной незамедлительно, и только после этого Сэй смог что-то вымолвить.

- Ты ведь не долго?

- Пять минут, - сказала я. Я улыбнулась, когда теплая вода полилась мне на лицо. Сэй так и стоял в нерешительности.


***


Мы уселись в кафе Гиги, наблюдая, как большие снежинки падают с серебряного неба. Было немного странно сидеть здесь в Сэем, вместо Бэнджи, но Гиги было единственное заведение, открытое в праздник.

Сэй пил маленькую кружку черного кофе, а я потягивала просто горячую воду так быстро, как я только могла, чтобы при этом еще не обжечь язык. Я была укутана в три слоя, включая вязаный жилет, мой любимый свитер серебристого цвета и оранжевую шерстяную куртку. Обычно, моя одежда была менее цветастая, но сегодня мне не хотелось черного.

Сэй, после того как я вышла из душа, настоял чтобы я оделась тепло. Все еще спиной ко мне, он сказал,

- Сегодня обещают очень холодную погоду, и еще сильнее похолодает к вечеру. Пожалуйста, пожалуйста - оденься, как следует, Рори, не относись наплевательски.

Еще пару с половиной лет назад опека меня вовсе не привлекала. Но недавно я поняла, что это не так уж и плохо.

Официантка поставила передо мной дымящуюся тарелку с буритто и небольшую пластиковую кружку с пико-де-гальо (свежий соус из размельчённых помидоров, лука и чили) и никому не нужный гарнир, который все выбрасывали.

- Ваш завтрак-буритто, - сказала она прокуренным голосом как минимум двадцатилетней давности. Она так же поставила миску с сырыми листьями шпината и небольшую плошку с уксусом перед Сэем. - И ваш.

- Трава, - ухмыльнулась я.

Сначала Сэя не позабавил мой комментарий, но затем его выражение смягчилось, и он позволил себе небольшое подобие улыбки.

- Наш первый завтрак. По какому случаю?

- Я хотел поговорить о предыдущей ночи.

- А что по поводу предыдущей ночи? - спросила я, внезапно занервничав.

По крайней мере, мог бы и точнее сказать, но я так и не могла понять, сердился ли он на что-то или же знал о Бэнджи.

- С тобой все в порядке? - спросил он.

- Очевидно, - сказала я, опуская руки вдоль всего тела. Ни одной царапинки, я выглядела просто прекрасно одетая в миллион разношерстных слоев.

Я взяла буритто и откусила.

- Это серьёзно Рори. Я должен знать, все ли у тебя в порядке.

Я перестала жевать. - Почему? - спросила я, еле слышным голосом, так как мой рот был занят едой.

Сэй ковырялся в тарелке, перемещая свою траву по дну. Он вылил полностью уксус поверх листьев, позволяя им там поплавать.

- Рори, расскажи мне что-нибудь, о чем ты никому не рассказывала.

- Зачем?

- Потому что я тебя прошу.

- Это странно.

- Ты странная.

- И ты тоже.

- Точно, - сказал он уныло. - Расскажи мне о том, что ты прячешь.

- Этот разговор принимает очень странный оборот, даже прежде чем он еще начался.

- В этом то и весь смысл.

- Хорошо, тогда ты первый.

Сэй отправил в рот порцию и думал, пока жевал, и, проглотив, положил вилку на стол.

- Хорошо. Я верю в судьбу.

- Неубедительно.

Это выскочило автоматически, хотя я сама всегда была ярой приверженницей судьбы. Я должна была верить в то, что все, что случилось с родителями и Сидни, было не без причины. Я должна была верить, что их забрали, а я была избавлена от выполнения какой-то цели, поэтому Вселенная оставила меня здесь, эмоционально разбитую, наедине со своей болью. И как бы это странно не звучало, я верила, что Сэй играет в этом какую-то партию.

- У меня есть причина верить. Я верю, что ты здесь неспроста, где профессор и то, что мы познакомились - на это тоже есть причины.

Мне нравился этот странный разговор. Наконец-то у кого-то тоже были такие же сумасшедшие мысли, как и у меня.

- Почему?

- Твоя очередь.

- На самом деле я ящерица, - сказала я, быстро высовывая язык и так же быстро отправляя его в рот обратно.

- Очень смешно.

Я откусила еще один кусок буритто и указала на рот, показывая тем самым, что не могу говорить.

Сэй выглядел разочарованным.

- Ок, давай попробуем другим путем. Почему ты постоянно ищешь неприятности?

- Я не ищу.

- Ходишь одна, когда темно. Схватываешь с мужчинами, у которых прошлое маньяков. Водишь с такой скоростью, что разбиваешь машину, кстати, именно поэтому последние двадцать месяцев ты в роли пешехода. Постоянно лезешь в какие-нибудь передряги. Довольно часто наведываешься в опасные места города, опять же одна и ночью без каких-либо на то причин. Забираешься на задник мотоцикла к совершенно незнакомому тебе человеку, который был к тому же абсолютно ясно пьян. И это даже не половина всего, о чем можно рассказать.

Я заерзала на стуле. Некоторые из этих вещей случились задолго до того, как я познакомилась с Сэем. Остальные произошли в школе, за полгода до смерти родителей. Но об этом не знал никто, даже Профессор З.

Сэй поставил локти на стол.

- А то, что ты проводишь все свободное время с Бэнджи Рэйналдсом?

От последнего предложения я чуть не подавилась буритто. Я проглотила.

- Бэнджи? Он безобидный.

- А что ты знаешь о нем?

- Что я знаю о Бэнджи? Не так много как ты знаешь обо мне. Каким чудесным образом ты все это узнал?

- Просто ответь на вопрос.

- Ты первый, - отрезала я.

- Я закончил. Ты первым делом должна была поинтересоваться, что ты лично знаешь о Бэнджи, а не то, откуда я все знаю о тебе. О нем нет никаких записей. Никакой информации в доступе о нем или о его родителях, даже свидетельства о рождении. Я даже не смог получить доступ о его школьной информации в КИТ.

- Ты взломал главный компьютер школы?

- Это не важно. Ты должна держаться от него подальше, Рори. Что-то здесь не сходится.

- Ты правильно все понял?

Сэй понизил свой голос.

- Тебе не стоит ему доверять. Подумай об этом. Состоятельный мальчик, выпускник частной школы, везде плетется за главной затворницей колледжа как влюбленный щенок? Ты когда-нибудь задавалась вопросом почему?

- Ты хочешь сказать, что я недостаточно хороша для него?

- Конечно, нет.

- Потому что он одинок Сэй. У него никого нет, так же, как и у меня. Все лишь поэтому.

- У него ничего нет? Он атлет, хорошо сложенный, в зоне досягаемости. Все женщины в колледже лебезят перед ним. Выбирай-не хочу. Он же выбрал тебя и только. Он отказывается даже познакомиться с кем-либо еще. Ты же не такая наивная, Рори. Ничего тебя в этом не смущает?

Я почувствовала тошноту где-то глубоко в животе, и мой завтрак угрожал вырваться наружу.

- Стоп.

- Ты же чувствуешь опасность, Рори. Ты не могла этого упустить из виду. Бэнджи нужно заполучить доступ к лаборатории Профессора З. Вот его план.

Я усмехнулась.

- Это просто смехотворно. А я думала, что это я параноик.

Сэй вытянул руки вдоль стола.

- Как часто он просил сопроводить тебя в лабораторию?

Я опустила вилку.

- Перестань Сэй, немедленно.

- Я беспокоюсь. Я не могу тебя больше защищать.

- Мне не нужна защита. Сейчас ты меня просто раздражаешь.

- С этим я могу жить. Но я не могу жить, зная, что я оставил тебя здесь, в панике, пока ты не закончишь как твои родители.

- Нет никакого смысла в твоих слова и , кстати, пошел ты.

Я снова откусила буритто, просто чтобы было чем занять рот, потому что есть я не хотела вовсе.

Сэй откинулся, оскорбленный в своей неудаче и оглядывающий комнату. Спустя некоторое время он опустил плечи и наклонился снова.

- Обещай мне Рори. Обещай мне, что перестанешь искушать судьбу. Я тоже могу тебе кое-что пообещать. У тебя живое сердце. Кровь бежит по твоим венам. Не важно, что ты думаешь, я тебя уверяю, ты смертная. И ты закончишь плохо, если будешь продолжать свое саморазрушение.

Я подняла бровь.

- Звучит очень сексуально.

Хотя я и старалась искусно замаскировать свои чувства, но все, что говорил Сэй, очень меня тревожило. Как он мог узнать все эти вещи обо мне? Почему он так подозревает Бэнджи? Не преследователь ли он? не из высших мира сего?

Рука Сэя, которую он протянул в мою сторону через стол, теперь была кулаком, и он с силой ударил им по столу.

- Почему ты мне не разрешаешь помочь тебе?

Я подалась вперед и зашептала с силой,

- Потому что ты ничего не говоришь! Как обычно, когда ты перестаешь быть странным, ты начинаешь задавать вопросы!

- У меня нет выбора, - ответил он пораженным голосом.

- Но ты ожидаешь его от меня. О, ирония.

Он вздохнул, разжимая кулаки.

- Пожалуйста. Что если я попрошу? Держись подальше от сомнительных ситуаций и людей, о которых ты ничего не знаешь.

- Как ты?

Одобрение мелькнуло в глазах Сэя.

- Я знаю о Бэнджи намного больше чем о тебе, - сказала я с обвинительным взглядом.

- Разница в том, что я правда беспокоюсь о тебе. Я не дружу с тобой ради чего-то. Но я не могу тебе помочь, если ты сама не хочешь себе помочь. У меня нет выбора и еще меньше - времени.

Он повернулся к официантке и жестом попросил счет.

Я надеялась, что весь поток бреда, который он излил на меня, был из-за ревности, но где-то глубоко я знала - это было нечто большее.

- Ты никогда не устаешь говорить загадками?

Сэй наблюдал за официанткой, которая направлялась к нам.

- Я соглашусь в том, что очень тяжело помогать кому-то, когда ты не можешь объяснить мотивов. Мои искренние извинения. Я не хотел, чтобы все обернулось таким образом.

- Мы уходим?

- Да.

- Ок.

Я поняла, что не важно, что означал этот совместный завтрак, мы только что все равно его разрушили, и было как раз самое время разоружаться.

- Ты выиграл. Я извиняюсь. Что ты хочешь знать?

- Все, - ответил Сэй, доставая счет на пятнадцать долларов. Он бросил его на стол и встал. - К сожалению, наше время истекло. Мы должны работать весь день и ночь, Рори. Нужно идти.

- Почему это так важно для тебя?

- О чем ты?

- Порода принадлежит Профессору З. А ты ведешь себя так - как будто она твоя.

Сэй засмеялся и покачал головой.

- Нет. Я знаю, что это не мое. Это смешно.

- Ты хочешь увести у меня должность помощника?

Выражение лица Сэя сначала выражало раздражение, перешло к удивлению и оттуда к грусти.

- Нет. Нет, конечно, нет. Ты заслуживаешь этого места, Рори. И Профессор Зорба очень о тебе заботиться.

- Тогда, почему ты так много работаешь?

Сэй сел, не отвечая на вопрос, и я точно знала почему. Он не врал. Он так же не хотел говорить мне правду, но я точно знала, что хотела рассказать ему. Несмотря на все стены, которые я возвела вокруг себе за последние пару лет, несмотря на все о чем я так мечтала и даже, не смотря на чувства, которые начали пробуждаться к Бэнджи, я хотела, чтобы Сэй сказал, что это все из-за меня. Что он пошел на лекции, которые ему были не нужны, научная работа ассистента и все это время что мы заносим данные не из-за мифического агента из правительства или инопланетной породы, а что все это было только из-за меня.

У меня всегда были странные чувства по отношению к Сэю, что все это имело какой-то смысл и объяснение, к которому я постоянно обращалась, что я была на этой земле с определенной целью, а Сэй каким-то чудесным образом все это соединил.

Я решила быть отважной и дотянулась до пальцев Сэя, чувствуя его тепло. Сэй заерзал, но не отпрянул от меня.

- Скажи мне - какое ты имеешь отношение к исследованию, - спросила я. - Почему это так важно для тебя?

- Потому что Профессор Зорба тянет эту ношу из-за меня, - сказал он спокойно. - Пожалуйста, Рори. Мы, правда, должны поторопиться.

Было совершенно нелогично с моей стороны заставлять Сэя давать мне космические ответы, но он точно что-то таил от меня и это меня раздражало.

- Что ты имеешь в виду, говоря о бремени?

Он потряс головой.

- Что если я не хочу идти обратно в лабораторию? Что если я решила стоять здесь пока ты не начнешь нормально отвечать? - я скрестила пальцы на животе. Да, по детски, но это был самый странный, наводящий мурашки и наиболее интригующий разговор в моей жизни. После того как Сэй перечислил те вещи, которых никто обо мне не знал, я была уверена что многие бы люди на моем месте позвали полицию, чтобы доложить о преследователе или по крайней мере убежали бы без оглядки, но я полагала что Сэй был прав. Меня очень притягивал риск.

- Я не смогу справиться без тебя, Рори. И я бы не хотел, даже если бы мог.

А я притягивала его.

Сайрус схватил мою руку и быстро сопроводил меня из кафе Гиги. Это было тогда, когда я заметила, как Оранжевый Мустанг Бэнджи быстро скрылся за углом и припарковался на заднем дворе кафе Гиги.

- Что он здесь делает? Он должен был быть с семьей.

- Странно не находишь? - он продолжал держать меня за руку и вывел из кафе.

- Ты из-за этого так спешил уйти из кафе? Ты знал, что он приближается? - спросила я во время прогулки. - Как ты узнаешь все эти вещи?

- Я просто это умею, - ответил он, беря мою сумку и вешая себе на плечо. - Что-нибудь еще нужно? День обещает быть долгим.

Я подумала о мобильном телефоне в заднем кармане своих брюк, размышляя, стоит ли написать Бэнджи.

- Может быть, мы могли бы заказать пиццу попозже и ты как раз ответишь на мои вопросы.

Сэй скорчил лицо.

- Да просто пошутила... на счет пиццы.

Когда мы подошли обратно к кампусу, Бэнджи уже был там - на передних ступенях здания Фитц в ожидании меня.

Сэй недобро взглянул на него когда тот подошел. Бэнджи казалось, не обратил внимания.

- Эй, - сказала я, останавливаясь рядом с ним. Сэй прошел к двери и держал ее открытой, ожидая меня. - Что ты здесь делаешь?

- Я должен был увидеть тебя, - сказал он, бросая быстрый взгляд на Сэя.

- Бэнджи, - сказала я, нервно улыбаясь, - Что происходит? Ты что-то мне не договариваешь?

Он достал маленький белый пакет, который дают в кафе Гиги на вынос.

Я улыбнулась.

- Я думала ты уже на пути к дому.

- Смена планов.

- Твоя семья решила не собираться для празднования «Дня Благодарения»? - спросила я, сведя брови вместе.

- Они позвонили до того как я выехал. Папу вызвали на работу. Сестра работает на ту же компанию что и отец, поэтому она тоже пошла на работу. Мама хотела пойти к своим родителям. А я хотел увидеть тебя.

- Ох. Что ж, - сказала я, смотря вниз на пакет, - Я уже позавтракала. Но так как я буду работать весь день, я смогу скушать это. Спасибо!

Бэнджи протянул мне пакет, но при этом выглядел напряженным.

- Я полагаю, что не смогу уговорить тебя провести день Благодарения со мной? Я уверен, Профессор Зорба даст тебе отгул сегодня.

Я посмотрела на Сэя, который кипел от злости. Что-то определенно тут происходило, и меня бесило то, что я была, пожалуй, единственная, кто не знала ничего.

- Я уже согласилась работать сегодня. Теперь я не могу отказаться.

- Ох, хорошо. Ну... ты мне позвонишь перед ужином? Может быть, мы сможем вырваться куда-нибудь во время перерыва.

- Сегодня никаких перерывов. Мы должны закончить.

- Почему?

- Просто нужно и все.

Он нервно усмехнулся.

- Ты должна сделать перерыв на ужин. Позвони мне в районе семи, ок?

Он улыбался, но не смог скрыть волнения в глазах.

- Я, наверное, перехвачу что-нибудь в автомате. Я должна идти. Извини меня.

Его доброжелательная улыбка быстро увяла, и он крикнул в след,

- Позвони мне около семи Рори, договорились?

- Я постараюсь, - крикнула я в ответ, следуя за Сэем в здание Фитц.

- Он хотел зайти? - спросил раздраженно Сэй.

- Нет, не хотел.

В это время мы сидели с Сэем друг напротив друга, бешено работая, одновременно записывая данные, и кодировала файлы, сохраняя их на двух разных флеш-устройствах. Наши руки соприкасались более чем один раз, однако Сэй, казалось, не замечал, а я напротив. Каждый. Чертов. Раз.

Наконец, я нарушила тишину.

- Ты собираешься объяснить, как ты все узнал про меня?

- Нет, - быстро ответил он, все еще печатая. Он не пропустил не единого удара по клавиатуре.

- Любой другой был бы в панике.

- Ты не просто кто-то. Из всех людей ты-то должна это знать.

Он продолжал печатать, а я остановилась. Мне очень хотелось развернуться и разобраться с этим, но так как была куча работы, мы продолжили.

Когда мы вместе решили, как следует рассмотреть образец в микроскоп, то наши лица почти соприкоснулись, так близко мы находились. Было почти обеденное время, и я думала о Бэнджи. Он хотел, чтобы я позвонила около семи вечера.

Я решила, что безобидная смска не должна была развязать очередную ссору с Сэем.

"Привет"

"Привет. Ну как дела? Почти на финишной прямой?"

"Нет. Даже не приблизились"

"Я заеду к семи за тобой на ужин"

"Нет, не стоит"

"Да ладно. Я хочу устроить для тебя небольшой ужин по случаю дня Благодарения. Заказать столик и все такое"

"Я должна работать"

"Я буду ждать в семь. Ответ ‘нет’ - не принимается"

"Ты немного странный"

"Я просто хочу устроить праздничный ужин с тобой"

"Обязательно в 7?"

"Да"

"Это странно"

"Просто доверься мне, хорошо? Это сюрприз"

"Посмотрим, что можно сделать"

":)"

В шесть вечера я спрыгнула со стула и потянулась.

- Ты, должно быть, умираешь с голоду. Почему не выйдешь подышать воздухом и скушать то, что принес тебе Бэнджи? - спросил Сэй.

- Тебе что-то надо?

- Я принес с собой.

- А, да? Покажи-ка.

Сэй хохотнул и покачал головой.

- Нет. Иначе этому конца не будет.

- Я хочу посмотреть, - сказала я, поднимая его сумку с пола. Она имела странную форму и была намного больше, чем обычно.

- Большой ланч-бокс. Что там у тебя? Ужин по случаю Дня Благодарения?

- Рори, пожалуйста, не надо, - сказал он, потянувшись за своей сумкой. Внезапно он стал очень серьёзен.

Я открыла ее с дразнящей улыбкой и достала шестиугольный контейнер. Он был пуст.

- Что это? - спросила я, хмуря брови.

Он вздохнул.

- Это для образцов.

- Порода? Ты забираешь их у Профессора?

- Нет. Я просто забираю их обратно.

- В Антарктиду? - спросила я с недоверием.

- Нет.

Я подождала. Но он больше ничего не сказал.

- Тогда...

- Не спрашивай меня Рори. Я не могу тебе сказать.

Я почувствовала внутреннюю тягу своего тела. Ответ был прямо передо мной, но я все еще отказывалась верить в это.

- Ты хочешь их украсть у Профессора?

- Я...да, - сказал он, с грустью в голосе. - Технически, полагаю, что так и есть.

- Но... а как же ты..., - слезы предательства полились из глаз.

- Сайрус. Ты работаешь... Ты работаешь на великих мира сего?

Он вздрогнул, когда я произнесла его полное имя.

- Точно нет. Я пытаюсь спрятать это от них, Рори. Это - единственное сохранное место.

- Но... почему ты позволял ему хранить их все это время, когда сейчас просто забираешь?

Сэй выпустил воздух из легких, который удерживал все это время.

- Потому что мне нужно было знать, что ему удалось извлечь и узнать из них, - сказал он быстро, как будто бы он давно собирался произнести эти слова.

После долгой паузы, я неровно выдохнула.

- Кто ты?

- Друг. Пожалуйста, доверься мне, Рори. Ты не должна говорить ему. Тогда, они будут в сохранности. Ты понимаешь?

- А что на счет данных?

- После сделанных выводов, все будет уничтожено.

- Тобой?

- Нет.

- Кем-то другим. Кем-то, кто работает с тобой. Так... ты уезжаешь?

- Да.

Его ответ был поражающим. Я чувствовала, как будто из меня вышел весь воздух.

- Ты вернешься?

Сэй подождал , изучая мое лицо. Он подошел и дотронулся до моей руки.

- Нет. Я буду очень сильно скучать по тебе.

Мне нужно было время, чтобы подумать, без Сэя, сидящего напротив. Я подняла свою сумку и достала кошелек. Медленно открыв молнию, я достала пятидолларовую купюру.

- Пойду, схожу к аппарату.

Сэй подошел ко мне.

- Ты ему расскажешь?

- Ты просишь меня лгать?

- Я прошу тебя довериться мне.

Мои мысли работали с бешеной скоростью, доверие и последствия, ложь и защита. Я так долго пыталась придерживаться этого, держать людей на расстоянии, поэтому мне не заботило все это. Я превратила безразличие в искусство. И теперь , единственный человек на земле, с которым мне хотелось проводить время постоянно, с тех пор как я сказала "прощай" жизни - покидал меня. Каждый раз, когда он открывал рот, он создавал великое множество вопросов и ни одного ответа, прямо как на лекциях. Но я верила, что Сэй хочет мне добра, как и Профессор З.

- Я доверяю тебе.

Вместо ожидания его реакции или ответа, я быстро развернулась на каблуках и прошла сквозь двойные металлические двери в холл и поднялась по ступеням.

Я не могла объяснить почему я почувствовала такую сильную связь между мной и Сэем в первый день и как, несмотря на чувство моего полного несуществования внутри в течение почти двух лет, он заставил меня чувствовать в разы более сильные эмоции с того момента, как он вошел в класс. Я не знала о нем почти ничего, но он знал обо мне многие вещи и не говорил откуда. Но где-то глубоко внутри я понимала, что нужно ждать. Я не знала всего, но я понимала то, что Сэй был опасен и мне нужно держаться от него подальше. Раздумывая как и почему , могло привести меня к ответам, вот поэтому я отчаянно нуждалась в одиночестве.

Я вставила купюру в машину и нажала кнопку, чтобы заказать печенье БаттерФингер. Услышав звон монет на сдачу, я взяла воду и направилась обратно в подвал. Перед Сэем была маленькая миска из пенопласта с сырыми листьями шпината и уксус.

Я встала перед его столом. Он поднял на меня глаза.

- Снова трава? - спросила я.

- Да. Намного лучше, чем пинта жира и свернувшееся коровье молоко или добавки и всякая химия в пакете, который ты держишь.

- Сыр - это пища Богов. В молоке много кальция и о БаттерФингер еще в библии писали.

- Уверен, что это не так.

- Это так. Тебе стоить пробежаться по книге Нестле.

- Молоко. Никогда не понимал этот продукт. Люди - это единственные млекопитающие, которые пьют напиток, предназначенный для кормления младенца другого млекопитающего. Отвратительно.

- Ого, то есть ты внезапно стал лучше, чем мы - низшие существа, так? Потому что сейчас ты выглядишь как корова.

Сэй прекратил жевать шпинат.

- Я этого не говорил.

- Египтяне все такие же люди, я проверяла.

- Ты права. Рори, спасибо, что доверяешь мне.

Я кивнула, тихонько разорвав обертку шоколада.

Через десять минут, шоколадка была прикончена, Сэй доел свою траву и мы продолжили работать над записью данных , которые добыли Сэй и Профессор З. В то время как Сэй листал напечатанные листы, а я печатала, в комнате повисло почти ощутимое чувство чего-то срочного. Мы почти закончили наши исследования, и затем Сэй заберет породу и уйдет. И я никогда не увижу его снова.

Единственным звуком была нечеткая мелодия моих пальцев по клавиатуре, прерывистый звук пишущего карандаша Сэя и шуршание бумаг.

После почти часа абсолютной тишины, понимая, что это мои последние мгновения с Сэем, клацанье моих пальцев по клавиатуре прекратилось. Я глубоко вздохнула.

- Я буду скучать по тебе.

Сэй был поглощен окулярами микроскопа.

- Я тоже. Были ночи, когда я не мог спать... как много и часто я буду думать о тебе, когда уеду.

Я повернулась к нему, полностью удовлетворенная его ответом.

- Я не прошу тебя остаться. Я прошу тебя вернуться.

Он посмотрел на меня.

- Я собирался так поступить, Рори, но теперь я не думаю... я..., - он пристально посмотрел мне в глаза. - Я не думаю, что должен.

Я выпрямилась.

- Я думала, ты будешь скучать по мне?

Мы были так близко, что я могла ощущать тепло, идущее от его тела. От него пахло чем то сладким, несмотря на то, что он выпил сегодня три четверти кружки уксуса. Он перевел взгляд на мой рот, смотря на него так, как будто не решался что-то сделать, и я чувствовала, как будто мы тут занимаемся чем то неприличным.

- Вот именно поэтому я и не должен возвращаться.

Глава 10

Раздалось щелканье, и мы оба посмотрели вниз на стол. Сэй так сильно давил карандашом на бумагу, что он сломался пополам.

Он встал и отошел на пару шагов.

- Я смогу справиться до конца сам. Уже поздно.

- Не делай этого.

Мы были чужими людьми поначалу. Это заняло у меня несколько недель, чтобы расположить Сэя к себе. С той ужасной ночи, он был всего лишь третьим, кому я доверяла. Я еще раз шагнула к нему на встречу. Я задумалась, как я буду справляться без него. Зная, что он рядом, желание быть с ним еще ближе было непомерным. Если он не вернется, я и не знаю, чтобы это могло значить, но я чувствую - что это не правильно. Но в это же время, то, что я находилась наедине с Сэем и со своими чувствами по отношению к нему, зная, что за пределами лаборатории меня ждет Бэнджи на ужин - не было правильным тоже.

Все это было очень запутанно и не важно, как сильно я старалась найти смысл всему этому, все становилось только еще более непонятнее.

Он засунул руки в карманы, как если бы не доверял им.

- Я хотел бы все тебе объяснить, Рори. Ты заслуживаешь знать правду и об образцах и обо мне, да обо всем. Но для тебя будет лучше, если я промолчу. Я просто стараюсь защитить тебя.

- Сколько мне тебе еще говорить? Я не нуждаюсь в защите.

- Ох, я знаю. Ты полностью способна все решить сама. Но не в этот раз, Рори. - он вынул свои руки из карманов и крепко сжал мои руки. - Не в этот раз. И не Бэнджи Рейнолдс. Держись от него подальше, Рори. Он не тот, за кого себя выдает. - отчаяние мелькнуло в его глазах.

- Но тогда кто он?

Сэй посмотрел в сторону.

- Это как раз то, что расстраивает всю ситуацию. Я не могу сказать тебе, из-за опасности сказать большее, чем нужно.

- Ты расстроен? Ты уезжаешь и теперь еще просишь держаться подальше от моего единственного друга.

Сэй помотал головой.

- Извини. Звучит ужасно, когда ты так говоришь. Хотелось бы мне, чтобы ты думала по-другому, Рори. Я искренне хотел бы это изменить.

- На самом деле ты не уезжаешь. Я имею в виду, не навсегда.

Он кивнул.

- Нет. - я потрясла головой и затем рассмеялась над ужасающим чувством где-то в животе. - Нет. Я тебе не верю.

- Извини. - его лицо выражало отчаяние. - Это слово не совсем подходит под то, что я чувствую сейчас.

Я свела брони. Сэй был не первым человеком после смерти моих родителей и Сидни, о котором я заботилась, но он был первым, кто покидал меня. Я не знала, чего во мне было сейчас больше: я злилась, была расстроенной или боялась.

- Ты... ты просто не можешь сначала привязать кого-то к себе, а потом уйти.

- Я пытался этого не допустить.

- Так ты что-то чувствуешь ко мне?

- Конечно. Я очень сильно забочусь о тебе. Я всегда заботился.

Сэй уставился на мои губы и затем нерешительно выдохнул.

- Это не правильно, - зашептал он. - Я не должен давать волю чувствам.

- Каким чувствам? - прошептала я.

Сэй потянулся и дотронулся до моего лица и так мы стояли и смотрели друг на друга достаточно долго. Я не могла предположить, о чем он думает и это крайне разочаровывало. Его руки скользнули от моего лица до плеч и затем вниз по рукам, пока он не взял мои ладони в свои.

- Я люблю ее, - прошептал он.

Его слова сначала сбили меня с толку и когда моя голова была в состоянии их разобрать, я не нашла в них смысла. Я не припомню, что видела его с кем-то.

- Кого?

- С кем обручен.

- Ты... обручен. То есть у тебя есть невеста? Ты помолвлен?

- Это одно и тоже, да.

- Она в Египте?

- Мы собираемся пожениться, когда я вернусь.

Я потрясла головой, и он сжал мои руки с беспокойством в глазах.

- Она замечательная, Рори. Ты бы ее полюбила, все ее любят. Ты так сильно напоминаешь мне ее.

Я почувствовала тошноту.

- Я ее напоминаю тебе? Поэтому ты хотел быть вместе со мной?

После небольшого замешательства глаза Сэя озарились благодарностью за понимание.

- С одной стороны, да. А с другой, ты совсем не такая как она. Ты заставляешь меня чувствовать то, что я никогда... но на самом деле все это не важно. Ты для меня очень важна как друг, Рори. Порой, я чувствую, что поступаю не правильно, потому что мои чувства к тебе не совсем дружеские, но и это не ошибка. Я не думал, что способен о ком-то так заботиться, если этот кто-то не твоя невеста. Я люблю тебя как друга Рори, и очень сильно. Слишком сильно. - он потянулся ко мне, но я отстранилась. - Я желаю для тебя только всего хорошего. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Хочу, чтобы ты излечилась.

Эти слова засели в моих ушах, мне нужно было подумать. Хватит уже. Если он, правда, собирался уехать, то самое время было рассказать мне правду.

- Ты говоришь о том, что случилось с родителями, так? Как ты узнал так много обо мне?

Сэй застыл ровно с таким же выражением лица, которое я обнаружила, повернув за угол в подвале по случаю празднования вечеринки и увидела его, запугивающего Кевина.

- Это нам не поможет, даже если я расскажу.

Я сузила полные обвинения глаза.

- Нам? Профессор З рассказал тебе?

- Нет.

- А как? Как ты узнал все те вещи про меня? - настаивала я. Мой голос эхом звучал с пустом здании.

Сэй обратился ко мне.

- Ты занималась образцами. И я взял на себя обязанности узнать все о тебе и твоем прошлом. Это было важно для меня знать кто ты. И можно ли тебе доверять.

- С каких это пор, чтобы заниматься породой, нужно быть полностью проверенной? Что ты не договариваешь, Сэй? Потому что ты через-чур много знаешь обо мне. Я была терпелива, но если ты реально решил уехать и больше никогда не возвращаться, ты обязан рассказать мне правду. Что ты знаешь о той ночи?

- Я рассказал тебе без того больше, чем нужно. Вещи, которые мне не принадлежат и вещи, которые я не вправе разглашать.

- Да кто ты?

Сэй разочарованно выдохнул.

- Ты и не собираешься мне говорить, так? После всего что было, ты просто уедешь и оставишь меня в подвешенном состоянии.

Он не ответил.

- Я знаю, что ты здесь не просто так. Я это чувствую.

Он наблюдал за мной и хотя очевидно, что это было не просто, он молчал.

Я кивнула.

- Поздравляю с наступающей свадьбой, - сказала я, идя к своему столу. Я подняла свою сумку с пола.

- Рори... ты самая храбрая из тех, кого я знаю. Я не уверен, что смог бы выдержать все это, и физически и морально. Я много чего видел. Война. Смерть. Но наблюдать такую зверскую расправу над теми, кого ты любишь, и страдать потом, это...

- Перестань говорить.

Я обошла вокруг стола и второй раз за ночь, вышла через двойные двери. Я как будто бы участвовала в замедленной съемке, спускаясь вниз по ступеням в кафельный коридор подвала к лестницам. Звон предупредил о приехавшем лифте, его двери открылись. Он был пуст и хорошо освещен, приглашая меня внутрь, но я просто стояла как вкопанная и смотрела на него.

- Ты смелая, Рори. Просто зайди в него. Никого там нет, - произнесла я вслух. Но тело не хотело повиноваться.

Лифт громыхнул и резким движением пошел вверх без меня и затем замедлился у остановки наверху.

Я поднялась по ступеням через две и вошла в главное лобби здания Фитц в то время, как лифт поднялся, затем я повернулась направо и направилась в северный вход. Было немного неудобно туда идти, но так как я оставила Сэя одного с образцами, то это было более благоразумно не привлекать к себе внимания.

Я открыла двери и заметила, что не хватает знакомого звона моих ключей друг о друга. Я изогнула шею и посмотрела назад и когда я не обнаружила их, я выпрямила руки, позволяя сумке упасть с плеч. Я осмотрела ее вокруг, проверила замок, где обычно они висели, и затем стала хлопать по джинсам в панике.

- Вот черт! - выругалась я, проверяя задние и передние карманы еще раз, прежде чем начать исследовать сумку изнутри. Куда они запропастились?

Я дернула сумку с пола и понеслась к лестницам. Лифт звякнул, когда я проходила мимо, но я проигнорировала его. Спустя пару минут кабель скрипнул, и лифт пошатнулся и загрохотал снова, поднимаясь. Как только я сделала первый шаг по лестнице вниз, несколько огней в лобби погасли и лифт замолчал, подойдя к остановке между этажами. Что-то незримое в моем воспоминании держало меня на расстоянии от лифтов вот уже более чем два года. Если бы не сводящее с ума отвращение, я могла бы застрять в нем.

Я продолжила спускаться по лестнице в темноте, раздумывая, удалось ли Сэю найти фонарь.

- Черт, - прошептала я, роясь в кармане. Мой телефон тоже был обустроен фонариком. Я нажала на кнопку и посветила себе вперед. Наполовину пути вниз я остановилась. Неясный звук послышался сверху. Я закрыла глаза и подождала, изучая тишину ушами. Дверь со скрежетом открылась и хотя было еле слышно, я была почти уверена - что это был боковой вход. Ноги, много ног зашаркали потихоньку по холлу. Я не понимала кто мог быть в здании так поздно ночью кроме меня, Сайруса и вероятно Профессора З, но что-то мне подсказывало, что не хотелось бы быть пойманной кем-бы то ни было.

Группа была почти у ступеней. Я не могла попасть в лабораторию без ключей, и уже не было времени стучать в дверь и ждать, пока Сэй пустит меня. Я побежала через холл в лабораторию, которая находилась рядом с нашей, зная, что она не должна быть закрыта.

Внутри было большое окно из Органического стекла, разделяющее незакрытую лабораторию от Профессора Зорбы. Сэй стоял у моего стола, прокручивая мышкой в одной руке и другой, делая записи. В лаборатории горело несколько огней. Он использовал резервное электропитание.

Я слегла, побарабанила по стеклу и Сайрус подскочил. У него была улыбка нашкодившего котенка, очевидно, все еще смущался по поводу нашего прощания.

Я указала на дверь, пытаясь предупредить его о компании, которая возможно поднималась к нему по лестнице. Он сдвинул брови вместе и наклонил голову прислушиваясь. Его глаза округлились, и он яростно замахал мне руками, давая понять, чтобы я спряталась. Я потрясла головой, внезапно занервничав. Он был очень серьёзен.

Тяжелая металлическая дверь лаборатории Профессора Зорбы распахнулась настежь и дюжина или даже более того мужчин в черном, вооруженных винтовками, хлынули внутрь. Я прильнула к полу и вдавилась в стену. Одна, в темноте, я не была уверена, удастся ли мне укрыться или разыграть сцену. Я слышала, как Сэй настаивал, задавая вопросы, кто они такие и почему они в лаборатории. Мужчина так же кричал на него, настаивая, чтобы Сэй отошел от стола. и поднял руки в воздух.

Мое сердце барабанило по грудной клетке, перегоняя галлоны крови через все мое тело с огромной силой. Мои руки, пальцы и глаза пульсировали с каждым ударом. Моя душа держалась изо всех сил, чтобы остаться в настоящем, но крик и паника в голосе Сэя заставляли меня возвращаться в прошлое в ту ночь, когда они убили людей, которых я любила больше всего.... включая ту, которой я была когда-то.

Я думала об их глазах и каким страхом они были наполнены, и я знала, они отражали и мои глаза тоже. С тех пор я больше ничего так не боялась. Да и почему я должна была? Я не была убита. Я умерла, смотря на маму, пока мои веки не стали настолько тяжелыми, что я больше не могла их держать открытыми. Мужчины, которые смеясь рисовали на моей коже острым концом ножа, поблекли в моих воспоминаниях пока моя теплая кровь стекала и разливалась по ковру подо мной. Кровь пропитала и покрыла мои волосы. Тепло, которое я чувствовала, помогло мне забыться, и я отпустила мысли.

Спустя время, я пробудилась в безмолвной комнате отеля. Никакого маниакального смеха, никакого звука острого металла, пронизывающего тело, никаких слез во спасение, без дыхания... даже моего. Когда мои глаза открылись, я заметила между мной и мамой кривой красный прудик. Она не уснула как я. Она умерла так, как если бы была жива...с широко открытыми глазами, смотрящими на меня.

Тогда мое дыхание стало возвращаться. Никто так и не смог этого объяснить. Даже я. Они сказали, что я должна была умереть, что это просто невозможно, что я вернулась к жизни без медицинского вмешательства, и что мне просто показалась, как я парю над своим телом, наблюдая, как они режут меня словно я ствол дерева. Даже когда они не смогли объяснить тот факт, что я выжила, несмотря на критическую потерю крови или как я смогла пройти весь холл, чтобы позвать на помощь, они все еще отказывались признать, что я умерла. Но я была мертва, и вдруг воскресла.

Я приподнялась чтобы увидеть Сэя, он отходил назад, в то время как десяток или более того мужчин приближались медленно к нему, одетые в шлемы, с темными глазами и в пуленепробиваемых жилетах, держа ружья прямо как из фильма про войну.

Сэй сопротивлялся, когда они схватили его, и затем они поволокли его к выходу. Один из людей стоял позади, намного дальше, чтобы обнаружить породу Профессора Зорбы и затем, он скрылся вслед за ними. Я слышала, как Сэй выкрикнул протест только лишь на мгновение, и затем лабораторию заполнила тишина.

Несколько мгновений спустя, загорелись огни. Я стояла в пустой лаборатории, испуганная и в шоке, но только на мгновение. Если бы хоть кто-то видел как мою семью и меня похитили или, слышали бы наши крики и помогли, мои родители могли бы быть живы сейчас. Сидни могла бы учиться в КИТ вместе со мной. Она могла бы встретить молодого человека, влюбиться и выйти замуж. Только потому что никто нам не помог, мужчина , за которого она бы пошла замуж, может все еще ждет ее. Дети - которых она могла бы иметь - уже не существуют. Целая цепь людей просто была стерта, потомки одних из наиболее замечательных людей, которых я когда-либо встречала.

Затем, я размышляла, какой вообще была ее цель. Может быть, она была послана на эту землю, чтобы научить меня как быть сильной, чтобы проявлять сострадание к таким же жертвам бессердечных ублюдков, которые ее убили и чтобы заставлять своего брата Сэма, который служил в армии и был полицейским, показывать как защитить меня, вещи которым он хотел научить ее, но так и не смог найти для этого времени.

Много лет я задавала себе вопрос - почему мы? Что в нашей счастливой, вечно смеющейся семье такого, что они нас выбрали? Что такого было в нас, что привело их ужасающий насильственный план в действие той ночью? Другой вопрос, который терзал меня неделями. Почему я так увлечена Сэем? Я ведь едва его знаю. Этого я никогда не понимала, до этого момента.

Сидя здесь на полу в полном одиночестве, я наконец-то нашла ответы. Смерть моих родителей и Сидни заставили чувствовать меня вину и горесть, которая помогла мне подняться с этого пола. Я так была увлечена Сэем, потому что он нуждался в спасителе, и я была просто идеальной для этой миссии. Мне нечего было бояться. Смерть меня не касалась.

Внезапно, мои ноги взобрались по ступеням и пронеслись вдоль холла к боковой двери. Две черные машины испарились с парковки, направляясь на юг.

- Сэй, - прошептала я.

С моими глазами начало происходить то, чего не было годами.

Они наполнились солеными слезами и потекли по щекам. Я вытерла слезы, отказываясь быть эмоциональной. Тот, кто забрал Сэя, владел силой, выше, чем моя или даже профессора Зорбы, и я не имела ни малейшего понятия как вернуть Сэя обратно, но я собиралась это выяснить. Я была обязана.

После пары секунд оцепенения от шока, я выудила свой мобильный из заднего кармана и стала пролистывать адресную книгу, чтобы найти номер профессора. Сомнения закрались в душу, прежде чем я была готова звонить. Должна ли я это делать? Или позвонить в полицию? А что они могут сделать? Теория тайного сговора и сцены из фильмов про шпионов мелькали как каналы в моем мозгу. Звонить профессору я не считала верным. Что если те, кто украли Сайруса - прослушивают телефон Профессора? Не попадусь ли я в свою собственную ловушку? Звонить в полицию - тоже было не верно. Похитители Сэя явно не переживали о местных правоохранительных органах.

Я сунула свой телефон обратно в задний карман и открыла дверь, ища машину Бэнджи. Оранжевого Мустанга нигде не было видно. Все мое тело задрожало, когда на ум мне начали приходить разумные причины для его отсутствия. Я опоздала. Надеюсь, он перестал меня ждать и уехал домой, но это было совсем не похоже на Бэнджи. Может быть, они его тоже увезли.

Только не снова. Я не смогла позволить снова отнять у меня людей, которых я любила. Я неслась вдоль кампуса, пробегая мимо общежития и еще быстрее, проносясь пять апартаментов, пока не достигла дома Профессора З. Я преодолевала этот маршрут много раз, когда чувствовала себя подавленной и мысли в моей голове шумели через-чур сильно, чтобы я могла справиться с ними собственноручно. Хотя в этот раз я бежала на встречу к ночному кошмару.

Глава 11

Я предварительно осматривала дом в течение нескольких минут, прежде чем окончательно убедиться, что никто не собирается прыгать из ниоткуда и хватать меня, если я поднимусь на крыльцо. Стучаться в огромную деревянную дверь Профессора заледенелыми костяшками было болезненно, но я постучала четыре раза подряд. Я была рада, что занималась с Бэнджи в тренажерном зале, иначе боли бы не избежать. Стоя на крыльце и дрожа от ноябрьского ночного воздуха, мои перетружденные легкие работали без перебоя. Холод обжигал мое горло каждый раз, как я вдыхала, но все о чем я могла думать в эту минуту - был Сэй.

После нескольких минут ожидания впустую, я снова заколотила в дверь. Где-то отдаленно громыхнуло и осветило небеса молнией, сигнализируя о приближающемся шторме. Ветер усилился и надо мной послышался скрип веток. Солнце пробьет горизонт не ранее, чем через несколько часов и я беспокоилась, что Профессор спал глубоким сном и, должно быть не слышал мой стук.

Я обежала вокруг дома, пытаясь понять какое из окон могло принадлежать его спальне. Все окна были темные, подсвечивались лишь изредка очередной вспышкой молнии.

- Профессор Зорба, - зашипела я, вглядываясь в окно. Я увидела кровать и комод... но было слишком темно, чтобы понять, есть ли кто на ней. Я слегка постучала в окно. - Профессор Зорба? Это Рори! Пожалуйста, вставайте!

Я прижала нос к окну и приставила руки к глазам, пытаясь разглядел лучше. Никакого движения. Его не было дома.

Свет передних фар машин и громкий мотор приближались все отчетливее, они ехали друг за другом. Двери восьми совершенно одинаковых зеленых Хаммеров распахнулись и мужчины с ружьями быстро выскочили наружу и окружили дом. Я стремглав ринулась в кусты, чтобы укрыться, наблюдая как они барабанят в дверь, как и я секунду назад. Когда солдаты не дождались ответа, они вышибли дверь и зашли в дом Профессора. Я заглянула в окно, наблюдая, как они направили фонари на постель. Простынь, подушки и лоскутное покрывало были нетронуты. Его не было дома и кажется, не было всю ночь. Еще немного поисков и солдаты вернулись в свои машины, я облегченно вздохнула.

- Поехали отсюда! - крикнул один из них.

Мороз по коже пробежал, когда я увидела одного из них, отставшего ото всех. Царапая кожу спины об острые выступающие края кирпичей, я медленно скользнула на землю, пытаясь не привлечь внимания отставшего. Пара черных бутсов завернула за угол и остановилась в половине сантиметра от моей руки. Я зажмурилась.

Ты меня не видишь. Просто продолжай шагать. Мое сердце глухо билось, пока я пыталась задержать воздух в легких, опасно гранича с возможностью заработать пышноцветущую панику. Я не испытывала страха думая о том, что они сделают, если схватят меня, я боялась за то, что они сделают с Сэем, если я не спасу его.

Мне было также страшно только однажды, когда один из моих убийц приставил острый край ножа к моей руке. Моя мама уже лежала на спине с потухшими глазами, ее кровь была повсюду вокруг, но она моргнула, дав мне понять, что еще жива и что она будет со мной, пока все это не закончится. Она опустила подброродок, прося смотреть ей в глаза, наблюдать за ней и таким образом мы смогли бы уйти вместе. И я так и сделала, пока они резали мое тело и смеялись. Я всегда буду испытывать удовлетворение, зная, что разочаровала их, потому как не кричала как Сидни. Я не могла. Моя мама лежала неподалеку и я не хотела терзать ее еще больше. Может быть, поэтому они не стали уделять мне много времени. Я им наскучила. И затем, они оставили нас умирать.

Казалось, мои воспоминания перенесли меня на несколько лет в прошлое, но всего лишь спустя несколько мгновений, я услышала звук тяжелых сапог, отдаляющихся в сторону Хаммера. Рык мотора и шины сорвались с дороги. Без какого-либо плана на будущее, я поднялась с земли и прокралась в гараж Профессора. У него не было машины. Он ходил до колледжа и использовал городской автобус, но когда ему нужен был срочный трансфер, здесь всегда был Сильвер, его древний мопед. Должно быть это был самый первый мопед, который изобрели и Профессор выглядел очень смешно, кружа вниз по улице в шлеме и костюме с галстуком-бабочкой.

Я схватила ключи от Сильвера с другой стороны двери гаража и спустила свой тяжелый рюкзак на пол.

Подножка очень плавно отошла назад, без каких-либо усилий с моей стороны и спустя некоторое время я уже ехала вдоль дороги, громко жужжа, в пяти кварталах позади Хаммеров, так быстро, как только мог Сильвер.

Ветер хлестал по мне, насыпая песка в обувь. Это уже было предзнаменование урагана. Сильвер старался удержаться между раздельными полосами, когда я резко подняла руку и сбросила скорость. Бранные слова без остановки сыпались из меня каждый раз, когда я видела, что Хаммеры удаляются от меня все быстрей и быстрей. Они повернули на восток, и я наклонилась вперед, надеясь, что каким-то волшебным образом это заставит Сильвера резко прибавить.

Красные огни Хаммеров были все еще в зоне видимости, когда я завернула и с облегчением улыбнулась, но это было ненадолго. Начался дождь, но не приятный и теплый, такой, который обычно заставляет людей поднимать головы вверх и улыбаться. Это был сильный , хлещущий ледяной дождь и я чувствовала как будто он врезается в мою кожу.

Я старалась держать расстояние после того, как мы выехали за черту города, но когда Хаммеры повернули на Старую Дорогу Коппер, я потеряла их из виду. Я не хотела, чтобы они узнали, что за ними слежка. Вместо поворота на Старую Дорогу коппер, я взяла на несколько миль южнее. Я знала, куда они направлялись, и надеялась, что там же они держали Сайруса.

Дождь лил стеной и тем самым усложнял мне путь. Дорога была вязкой от грязи, маленькие шины Сильвера едва справлялись. Я съехала на обочину в канаву и остановилась, поставив Сильвера на один бок, и сквозь дождь пыталась разглядеть, в каком направлении находились старые товарные склады, почти с милю отсюда. Должно быть этот склад был закрыт вот уже почти пятьдесят лет или более того и тем не менее здесь была недавно вечеринка. Вход по периметру был подсвечен огнями как на Рождество. Никогда еще в истории КИТ секретное сообщество не устраивало две вечеринки на заброшенном складе в одну неделю, по крайней мере, я такого не припомню.


Застегнув свой жилет, я начала дорогу через поле, высоко шагая через кустарник, пытаясь не оставить свои бутсы в грязи. Ужасные мысли о том, что могло происходить с Сэем за этими стенами, вползали в мои мысли. Он же Египтянин. Может они думают, что он террорист... или хуже, что может быть он был террористом.

И вот я уже почти готова ворваться в захваченный военный пост и что сделать дальше? Спасти его? Я могу быть схвачена и посажена в тюрьму или... убита.

- Это только в кино так случается. Они больше даже шпионов не убивают, - сказала я вслух, пряча свой подбородок от колкого дождя, барабанившего по лицу.

Я шла, тяжело дыша, и грязь становилась все гуще и более непроходимой. Моя нога увязла в дыре, и я пыталась медленно извлечь ее оттуда. Когда я попыталась отклониться назад, чтобы вытолкнуть свою пятку наружу, я потеряла равновесие, через чур перегнулась, и упала на землю.

Вниз лицом, ладонями на землю, прямо плашмя на живот в грязь и в коровье дерьмо. Что я делаю?

Сверху пролетел вертолет, и я опять попыталась сквозь дождь что-то различить. Он приземлился, возможно, чтобы забрать Сэя. Усилием воли я поднялась с земли, вынув ногу из ботинка, я вынула, и сам ботинок и побежала сквозь поле с такой силой, с какой я только могла, пока не достигла задней стены складов. Промокшая, уставшая и запыхавшаяся, я чувствовала, как дождь размазывает грязь, и она полосками сходит по коже и одежде.

Я расположила руки напротив двери и выгнулась, переводя дух, чтобы собраться с силами и вломиться на военный объект. Внезапно, дверь завибрировала и начала поворачиваться ручка. Я прилипла к стене, повернула голову, чтобы она не торчала, как раз в тот момент, когда дверь отворилась.

На улицу вышел солдат с зажженной сигаретой и выпустил клуб дыма в ночной воздух. Он стоял ко мне спиной, поэтому я плавно проскользила от стены к двери и когда я нырнула внутрь, я быстро прошла по холлу, спрятавшись в темном углу под ржавым металлическим столом. Внутри было холодно, и моя одежда была полностью мокрая и прилипла к телу. Все мое тело тряслось, отчасти от холода, отчасти потому, что я была напугана до ужаса. Я не представляла себе, как вывести Сэя отсюда, даже если я его найду. Он был очень упрям и любил спорить из-за каждой мелочи. Что если нас поймают, потому что он не захочет пойти со мной?

Чей-то низкий голос эхом прокатился с конца холла. Пальцы рук и ног настолько оледенели, что пульсировали. Увидев халат лаборанта, висевшего на крючке у стены я выползла из под стола и схватила его. Мой жилет и свитер были тяжелые от воды. Они должно быть весили каждый по пять фунтов и ударились о пол с глухим стуком, когда я сбросила их.

Каждый миллиметр тела мгновенно покрылся мурашками. Я завернулась в халат лаборанта. Топик практически тоже промок до нитки, но по крайней мере так было хоть немного лучше.

Я медленно шла по холлу, проявляя осторожность, проверяя каждую комнату, которую проходила мимо, пока пыталась унять стук в зубах и мокрые ботинки от чавкания воды в каждом шаге. Минуты шли одна за другой и хотя это было просто чудо, что никто не схватил меня, Сэя по прежнему нигде не было видно.

Заброшенный склад бы чистый, белый и сверкал, как будто бы вечеринка была всего лишь пару дней назад. Если бы я лично этого не видела, то никогда бы не поверила, что здание может быть так сильно изменено за столько короткое время.

Шаги отдавали эхом по железной решетке вдоль всего пола на этот раз ближе, поэтому я быстро нырнула в темную комнату. Один из мужчин был обут в черные кожаные военные сапоги. Остальные были одетые в ботинки из крокодиловой кожи с серыми брюками. Отвратительно.

- Сэр, он не говорит, - сказал солдат. - Теннисон хочет посадить его в вертолет и отправить в штаб-квартиру. Мы не хотим, чтобы его тут допрашивали эксперты.

- Десять минут, Сержант, - сказал Крокодил. - Предоставьте мне десять минут с ним, а затем Теннисон может его хоть в Дисней Лэнд взять, мне то, что за дело.

- Так точно, сэр, - ответил солдат.

С этими словами, мужчины развернулись в разные направления, но я точно знала за кем мне следовать.

Крокодиловые Сапоги вели меня четыре или пять коридоров вниз. Я сбилась со счета. Я пыталась запомнить весь маршрут, но спустя какое-то время уже не могла отличить один холл от другого. Когда Крокодиловые Сапоги зашли в комнату, я юркнула в комнату рядом.

- ЦРУ собирается посадить тебя в вертолет через десять минут, сынок. После этого, я уже не смогу тебе помочь. Ты мне должен рассказать, что ты знаешь о метеорите Профессора Зорбы. Скажи мне - почему ты здесь.

Мужчина замолчал, ожидая ответа от Сэя. После нескольких минут тишины я услышала глубокий вздох.

- Просто скажи, как тебя зовут, давай начнем с этого.

Опять ничего, пока я не различила звуки борьбы.

- Ты скажешь мне все, что я хочу знать, или мы найдем твою маленькую странную подружку и завершим наконец-то игру в тик-так-тоу, которые те психи начали на ее спине несколько лет назад.

Слова, которые он произнес, потрясли меня, но я заставила себя сфокусироваться на происходящем, не позволяя мыслям вернуться в ту ночь.

После нескольких звуков борьбы, Сэй громко зарычал,

- Отвали от меня!

- Ты удивлен тому, что я знаю, что с ней случилось? Ты думаешь, что это простое стечение обстоятельств, что ее отец работал вместе с Профессором Зорба и что его партнер и его семья так трагически закончили? Там наверху месяцами наблюдали за Профессором Зорба и Доктором Брамбергером, пока они не обнаружили сигнал. Мы перехватили письмо от Марти Риорден Профессору Зорба. Он знал, что сигнал был подозрительный. Он собирался помешать их исследованию. Открытие, которое сделал Марти, все бы перевернуло совсем не в том направлении, которое мы ожидали, разрушив все то, что делалось и планировалось годами.

Выражение лица Сэя изменилось с недоверчивого в понимающее.

- Вы... вы их убили!

- Реальное совпадение здесь в том, что Рори выжила, профессор Зорба взял ее под свое крыло и, по иронии судьбы, ты тоже. А теперь, я могу снова использовать ее, чтобы добыть нужную мне информацию, так же, как когда я допрашивал ее отца. Рори заняла у нас всего полчаса, прежде чем он рассказал нам все что знает и даже те вещи, которые мы не собирались спрашивать.

Я присела к стене, подобрав колени к подбородку, мои руки тряслись в гневе и ненависти. Нас убили не из-за денег, это не было просто насилием или просто убийством, поэтому я должна была собраться со всеми силами, чтобы спасти Сэя. Крокодиловые Сапоги убил нас, и доктор Теннисон смог получить то, что искал. Он не дал моему отцу рассказать Профессору Зорба и Доктору Брамбергеру, что тот знал о сигнале и поэтому они могли продолжить исследование. Они, наверное, следили за Профессором Зорба, когда он изучал метеорит в Антарктике. Теннисон должно быть был в восторге, зная что Профессор Зорба привезет образец породы и сделает большую часть работы, а потом Теннисон все украдет.

Так много насилия, так много жизней изменены навсегда, разрушены и убиты, и все ради того, чтобы Теннисон смог заполучить блестящую репутацию и быть награжден за открытие, которое сделал не он. С Вышестоящими органами за спиной, он играл по своим правилам.

Я огляделась вокруг, чтобы найти хоть что-то, чтобы наказать предателя в тот момент, как он выйдет из комнаты, но здесь не было ничего.

- Как вы могли убить невинную семью? невинную девочку? Для того, чтобы два человека, кто умнее Теннисона, смогли продолжать исследовательскую работу для него? - спросил Сэй, с вопросом в голосе.

Крокодиловые Сапоги хохотнул.

- Я расскажу Теннисону о твоих умозаключениях.

- Вы монстр, - ответил Сэй.

- Ты знаешь, что я собираюсь сделать с несчастной девчонкой снова, если ты не скажешь мне то, что хочет знать Теннисон. Это делает тебя еще большим монстром. Разве нет?

Тишина.

- Ок, сынок. Пусть будет по-твоему.

Крокодиловые Сапоги забренчал по полу, удаляясь из комнаты, и я быстро завернула за угол, чтобы не быть обнаруженной, и затем вползла на руках и коленях в комнату Сэя.

Прежде чем дверь закрылась, я сбросила белый халат лаборатна и туго свернула его, втискивая его между дверью и дверным косяком.

Сэй был привязан к стулу за лодыжки и запястья белой тканью. Его глаза почти что выпрыгнули из орбит от неверия, когда я поднялась, чтобы обнять его.

- Что ты здесь делаешь? - зашипел он. - Беги отсюда!

Я повернулась, чтобы проверить коридор прежде, чем бросить на него самый уничтожающий взгляд, на который только могла быть способна.

- Ты что, шутишь? На что это похоже?

Сэй свел брови вместе и его взгляд смягчился.

- Ты слышал, что он говорил? Он придет за тобой. Они будут пытать тебя, Рори. Они не верят, что ты ничего не знаешь. Ты должна уехать!

- Дай ему шанс, а сейчас, я собираюсь высвободить тебя из этого места.

- Ты должна покинуть это место, Рори. Уходи так же, как и пришла. Ты не можешь мне помочь.

- Да замолчи, - сказала я, пытаясь снять ткань, которой он был привязан за запястья. - Я уже здесь. Я вся покрыта грязью и коровьим дерьмом, и я собираюсь вытащить тебя отсюда. По крайней мере ты мог бы поблагодарить меня.

Как только я развязала одно из его запястий, он использовал свободную руку, чтобы освободить другую, пока я развязывала лодыжки. Когда я справилась с лодыжкой, Сэй уже успел освободить вторую руку и справиться со второй ногой. Он поднял меня за локти и посмотрел мне в глаза, так, что наши лица были лишь в нескольких миллиметрах друг от друга.

Он вытер грязь из уголка моего глаза и нежно улыбнулся.

- Спасибо тебе. Но ты не должна была делать этого, Рори. Я не хочу, чтобы тебе причинили боль.

- Ты мой друг. Ты бы тоже это сделал ради меня, так?

Сэй слегка приподнял уголки его губ, и затем он быстро перевел взгляд своих золотых глаз, осматривая комнату.

- Сюда, - сказал он, потянув меня за руку из комнаты и вниз по коридору.

- Нет, сюда, - сказала я, потянув его направо.

Его рука крепче сжала мою, и он привлек меня ближе к себе.

- Если мы хотим выбраться отсюда живыми, ты должна слушать меня, - сказал он, осматриваясь. - Ты привлекаешь опасность. У меня же наоборот - я знаю, как ее избежать. Ты понимаешь?

Когда я не ответила, он нахмурился.

- У меня нет времени все тебе объяснять. Ты будешь следовать за мной.

И с этими словами, он повел меня в другом направлении.

Не прошло и минуты, как мы услышали выстрелы позади и шаги, глухими ударами отзывавшиеся по металлическому полу.

Сэй повел меня вниз по одному коридору, затем по-другому. Вдруг заорала сирена, заставив меня прижать ладони к ушам. Огни вдоль потолка начали вращаться, отбрасывая красные тени на лицо Сайруса. Он резко повернул голову в сторону, пытаясь что-то расслышать сквозь пронизывающий сигнал, и затем затолкнул меня в ближайшую комнату и прижал к стене, держа палец у губ.

Мимо пробежали солдаты, перекрикивая друг друга в шуме. Несмотря на сирену, мое сердце в груди билось так отчаянно сильно, что я боялась, как бы они этого не услышали. Впервые я, правда, боялась, что солдаты могли сделать с Сайрусом, если бы они нас поймали. Чтобы они не хотели, они были решительны получить это, и теперь мы оба знали, на что они ради этого способны. Судя по страху в его глазах, я могла бы сказать, что он знал, какая мрачная судьба его ждет, если он снова попадет в их руки.

Как только солдаты удалились, Сэй вывел меня из комнаты. Я пыталась поспеть за его длинным шагом. Он снова завел нас в другую комнату, которая была темной и полна ржавого оборудования из складов. Паутины и ледяной воздух казались другим миром, в отличии от блестящей тюрьмы.

Сэй подтянул стол в центр комнаты и забрался на него и подпрыгнул, чтобы стянуть вниз крышку вентиляционного отверстия. С крышкой в одной руке он снова подпрыгнул, подтянулся и скрылся в отверстии. Он быстро вытянул руку из квадратной дыры и помахал ею, чтобы я следовала за ним. Я осторожно забралась на стол, но ужасающий звук военных сапог тяжелый поступью отражавшейся вниз по коридору, заставил меня быстро вцепиться в руку Сэя. Его пальцы задрожали, вытянувшись на полную длину, которую он только мог осилить, и я засомневалась, оборачиваясь к двери.

- Рори! Возьми мою руку! - сказал он, стараясь перекричать сирену.

Я подпрыгнула и потянулась к нему. Мне не хватало роста, чтобы дотянуться. Я попыталась снова, мне не хватало до него двух дюймов (прим.пер - 5 сантиметров).

Сэй высунулся в комнату сильнее, протянув ко мне обе руки. У него не было ничего, чтобы подтянуть меня, он сам держался только двумя ногами. Он был отчаянный и напуганный, но он не собирался уходить без меня.

- Я поймаю тебя, Рори, прыгай!

Шаги были всего в нескольких футах от двери, когда я подогнула колени, прыгнула и потянулась обеими руками. Сэй схватил мои пальцы своими, и затем резко потянул, так что меня втянуло в отсек как рокету. Он повернулся, чтобы схватить крышку вентилятора и прикрыл отверстие, плотно запечатывая нас внутри.

Я начала ползти по трубе, но Сэй схватил обе мои ноги и притянул меня к себе, охватывая меня обеими руками. Фонарные огни засияли в прорезях вентиляционного отверстия и по комнате. Ножки стола, на который мы вскарабкались, заскрипели по полу, когда солдат столкнулся с ним.

- Здесь чисто! - сказал он, делая знак другим следовать за ним. Они выбежали из комнаты, чтобы осмотреть следующие.

Сэй кивнул.

- Они ушли, - прошептал он. - Следуй за мной.

Мы поползли на животах вниз по трубе. Не прошло и половины пути, как я выдохлась, пытаясь удержаться наравне с Сэем. Когда солдаты были под нами, мы замирали, дожидаясь пока их переставало быть слышно. Труба была сырой, и в ней было тяжело дышать, я чувствовала себя на грани клаустрофобии.

- Сэй, - зашептала я, пот струился по моему лицу, - Я не могу.

Сэй приподнялся, и небольшое отверстие образовалось над ним, позволяя дождю течь по лицу.

- Сюда, - сказал он, пробираясь в дыру.

Я проследовала к отверстию и снова Сэй вытянул свои руки, ожидая моих, чтобы схватить. В следующий момент, я была на крыше склада, оглядывая огни нашего города, который был не далее, чем на десять миль вперед. Дождь был холодным, и пот на моей коже быстро замерз в холодном ночном воздухе. Я чертыхнулась на себя за то, что оставила свитер внизу.

Сэй стянул свой флисовый свитер и протянул мне.

- Надень его, - сказал он, осматриваясь и планируя свои следующие действия.

- Кто эти люди? - спросила я, надевая мягкий черный флис через голову. Он был сухой, но не надолго.

- ЦРУ, может быть одно или два подразделения военных, - сказал он растерянно.

Я нахмурилась.

- Я это знаю.

Он повернулся, удивленный моим ответом.

- Тогда почему ты спрашиваешь?

- Зачем ЦРУ тебя похитили?

Сэй посмотрел на свои часы.

- О нет.

- Что?

- Они сломаны.

- Сейчас есть более важные дела, чем твои сломанные часы, не находишь? - сказала я, указывая на отверстие в трубе.

Сэй огляделся, погруженный в свои мысли и затем кивнул.

- Пойдем.

Пожарная лестница охранялась, поэтому Сэй повел меня в противоположную сторону здания. Армейский грузовой автомобиль был припаркован неподалеку, но мы были слишком далеко, чтобы прыгнуть. Сайрус взглянул на меня через спину, пораскинул мыслями и затем, нахмурившись, принял извиняющееся выражение лица.

- Извини меня, - сказал он, прикрывая мой рот. - Не кричи.

Сначала я попыталась сопротивляться, но он поднял меня на руки и на полной скорости побежал к краю и перепрыгнул в грузовик, покрыв невероятное расстояние. Мы приземлились прямо в центр и затем откатились, спрыгнув на землю. Все еще со мной на руках, Сэй прижался под грузовик и мы стали ждать.

- Что ты делаешь? - спросила я через его руку.

- Жду сигнала о том, что нас видели.

- Эм! - ответила я.

Он начал осматривать меня.

- Что это?

- Мой локоть, - застонала я, поднимая свою руку вверх. Моя рубашка быстро превратилась в нечто грязное, смешанное с кровью.

Сэй издал какой-то звук, больше похожий на проклятие и раскатал рукав, чтобы придать всему этому лучший вид. Пальцами он попытался нащупать кость и затем помотал головой.

- Я не думаю что тут перелом, - прошептал он. - Можешь пошевелить?

Я кивнула, медленно вытянула и опять согнула руку. Пуловер Сэя был порван. Я потянула за разорванное место, чтобы моя рука выглядела лучше. Кожа была содрана, и в мясистой части мышцы виднелся песок.

- Ты был прав, - сказала я тихо.

- Оказывается, у меня есть кровь.

Сэй закатил глаза и, оторвав нижнюю часть от своей футболки, обмотал руку вокруг раны.

- Оставь это, пока я не обработаю рану. Пошли.

Он взял мою руку, и мы побежали в высокую траву поля и затем через дорогу, еще в более густые заросли травы. Я присела на корточки, повторяя за Сэем. Я замерзла с ног до головы, кроме руки, которую все еще держал Сэй. Он крепко держал меня, пока мы мчались сквозь местность, покрытую грязью. Когда примерно мы были в паре милей от складов, Сэй наконец-то позволил остановиться, чтобы восстановить дыхание.

- Я не знаю, знаешь ли ты это обо мне, - пробормотала я.

- Я не спортсмен. В отличии… в общем не спортсмен.

- Я тоже.

- Ты не так жадно глотаешь воздух как я.

- Скажем так - дома меня не знают как звезду спорта.

- Ты собираешься рассказать мне - какого черта тут происходит?

Сэй огляделся.

- Я попытаюсь все объяснить позже, а сейчас мы должны найти Профессора Зорба, а затем мы должны отыскать образцы и каким-то образом доставить меня на старую газовую станцию, что на юге города, к четырем утра.

- Что? Зачем?

Сэй скорчил гримаску.

- Я сказал тебе. Все объясню позже.

- Профессора З нет дома. Я сразу пошла туда. Солдаты там были тоже. Они тоже не нашли его.

- Ты не знаешь, куда он пошел?

Теперь была моя очередь скорчиться.

- Если бы я знала, куда он пошел, я бы не пошла к его дому.

Он вздохнул.

- Он не оставил записки?

- Я не думаю, что он хотел, чтобы ЦРУ узнали, куда он направился.

- Мы должны вернуться туда. И посмотреть – может, мы найдем что-то, что подскажет, куда он пошел.

- Зачем? Ты все равно украл у него породу, так?

- Я загрузил заключительные данные для него и удалил их из компьютера в лаборатории перед тем, как меня взяли. Профессор Зорба единственный кто знает, где полностью хранятся все данные. Мы должны его найти и должны это сделать сегодня.

Сэй развернулся спиной и уже шагнул, когда снова развернулся ко мне, притянул меня и крепко обнял.

- Спасибо, что спасла меня, Рори. Ты не знаешь, что ты сделала.

Он развернулся снова и пошел по направлению к городу, а я последовала за ним.

Глава 12

Мы пробирались сквозь грязь и густые заросли и прыгали через канавы, до краев полные холодной дождевой водой. Пальцы на ногах были почти отморожены и болели с каждым шагом. Пуловер Сэя оказался теплее моего свитера и, стараясь поспевать за его шагом, я поддерживала нужную температуру тела. Я почти вспотела, когда Сэй замедлился для небольшого перерыва.

Мы присели в высокую траву перед первой вымощенной дорогой на пути. Вертолет, с ищущими огнями, летал над территорией с того времени, как мы удрали со складов, но Сэй держал нас в не зоны видимости.

- Видишь, вон там? - спросил он, указывая. - Мы сейчас побежим так быстро, как только можем, в тот старый гараж, переждем, пока вертолет пролетит мимо, и затем перебежим в другое здание.

- Откуда ты знаешь, что вертолет будет пролетать над гаражом?

- Пошли! - сказал Сэй, потянув меня, через канаву, через дорогу в гараж.

- Хотелось бы, чтобы у меня был сейчас Сильвер, - сказала я, тяжело дыша и ныряя под руку Сэя. - Профессор Зорба убьет меня за то, что я его бросила.

- Я не думаю, что он об этом сейчас переживает.

Сэй посмотрел на свои часы. После того, как он вспомнил, что они разбились, он посмотрел в сторону, пробормотав что-то, кажется, на арабском.

- Это был подарок? От нее?

- Типа того.

- Ты мог бы мне прямо ответить?

Сэй нырнул вниз сам и потянул меня с собой, когда вертолет пролетел над гаражом, разыскивая нас. Его лопасти были такие громкие, что я даже не пыталась разговаривать. Как только его фонари общупали местность вокруг, шум вертолета начал затихать.

- Пошли! - потянул Сэй за пальто, но я не пошевельнулась. Он повернулся ко мне, подняв брови. - Давай, Рори! Мы должны идти!

- Хорошо, но как только мы придем туда, куда так стремимся, ты объяснишь мне пару вещей. И я хочу всегда прямые ответы. Обещай мне.

Я знаю, сейчас было не самое подходящее время, чтобы упрямиться, но и не лучшее время, чтобы отмахиваться от меня. Я хотела правды, и я была решительно настроена ее получить.

После секунды колебаний, он кивнул.

- Хорошо, но мы должны идти, - сказал он, подавая мне руку.

Я взяла ее и мы, подпрыгивая и качаясь в собственных тенях, бежали, пока не нагнали то место, где я начала - у дома профессора Зорба.

Крыльцо скрипнуло под Сэем, он вздрогнул.

- Я говорила тебе, его здесь нет, - сказала я, следуя за Сэем в коридор Профессора.

- Может быть, он оставил подсказку, куда он ушел. Давай, сначала приведем тебя в порядок!

Сэй держал меня за локоть под краном, пока не промыл весь гравий из руки.

- Аптечка первой помощи?

- Посмотри под раковиной, - сказала я, кивая.

Сэй начал с раковины и затем продолжал открывать каждый ящик на кухне.

- Нашел, - сказал он.

Сэй схватил пластиковую коробочку над духовкой и положил себе на колени передо мной, в то время как я села в один из деревянных кухонных стульев Профессора З.

Сэй обработал рану антисептиком, наложил слишком много мази и затем, замотал бинтом.

- По правде сказать, тут нужно сшивать, но я не думаю что было бы разумно везти тебя в госпиталь.

- Сначала попробуем самый легкий путь, - сказал Сэй, постучав кулаком четыре раза по двери быстро и следующие два раза уже медленно.

В ответ раздались такие же удары.

Я затаила дыхание. Затем, крышка люка в потолке открылась и показалась лестница, раздвигающаяся на пол. Сэй помог профессору Зорба спуститься вниз, и я схватила его.

- С вами все хорошо!! - сказала я, обнимая его. Уголком глаз я уловила, что Сэй помогал спуститься кому-то еще с чердака. Прежде чем я увидела ее лицо, я уже поняла, кто это и отпрыгнула в сторону. - Что она здесь делает?

- Я могу спросить тоже самое у тебя, - сказала она, снимая свой узкий свитер.

Я нахмурилась и перевела взгляд на профессора Зорба.

Он выставил вперед руки.

- У нее были вопросы по поводу экзаменов. К сожалению, она тоже попала во все это.

- Так, вы были вместе на чердаке с ней все это время?

- Нет, только когда слышали, что кто-то пришел. Я боялся, что кого-то оставили следить за домом и если бы она вышла, ее могли бы схватить.

Я прищурилась, смотря на Элли. Я доверяла профессору, но одетая в свой свитер, с таким глубоким V-образным вырезом, что обнажалась ложбинка между грудей, она замышляла нечто большее, чем просто помощь с экзаменами.

- Хватит пялиться на меня, Рори, - отрезала она , по южному растягивая слова. - Это странно.

- Шлюха. - зашипела я.

- Рори! - сказал профессор З громким шепотом.

- Все хорошо, - улыбнулась Элли. - Она просто мечтает иметь хоть какую-то грудь.

Её комментарий невольно заставил Профессора З и Сэя опустить глаза на мой несчастный едва ли В-размера бюст, затем они глянули друг на друга, жалеющие, что сделали это. Моя кровь закипела, в общем-то, потому как в целом это была правда.

- Элли, это....вполне достаточно, - сказал Профессор Зорба, выглядев очень некомфортно.

- Профессор Зорба, мне нужна флешка, - сказал Сэй.

- Флешка....

- Да, с данными, которые мы собирали и вашими полными пометками.

- Сайрус, мне очень жаль, но я не могу. Это единственные полные данные, которые у меня есть. Там так же содержаться мои выводы. Я удалил все, когда узнал, что Тениссон что-то пронюхал и...

- Хорошо, - сказал Сайрус. - Это значит - мне не нужно возвращаться в колледж. А что на счет вашего персонального компьютера?

- Все полностью уничтожено. Я не хотел, чтобы мой тяжкий труд попал в неправильные руки.

- Я тоже. Вот почему мне нужны данные.

Профессор Зорба смотрел на Сайрус достаточно долго.

- Извини, Сайрус. Я очень ценю все то, что ты сделал, но...

- Это очень важно, Аргус, - сказал Сэй. - Пожалуйста.

Брови Профессора поползли вверх, образую глубокую складку между.

- Аргус мое первое имя и никто меня так не звал, кроме матери. Откуда ты знаешь это имя?

Я взглянула на Сэя, удивляясь, откуда он знал хотя бы половину того, что говорил. Часть меня была очень заинтересована узнать - на чей же он стороне. Он помогал Профессору Зорба, а затем он собирался украсть образцы у него. Может для кого-то Сэй мог казаться врагом, но что-то внутри меня подсказывало - он не такой.

- Профессор Зорба, - сказала я тихо, - Дайте ему данные.

Профессор сначала зажмурился, потом резко открыл глаза, смотря то на меня, то на Сэя и в конце издав вздох, сдаваясь.

- Я полагаю, вы ведь не работаете оба на Теннисона?

Элли скрестила руки. - Это бы меня не удивило.

- Элли, ты ничего не знаешь об этой ситуации, поэтому закрой свой рот, - зашипела я.

- Мы провели весь день в этом доме и на чердаке. Я уже достаточно знаю об этом вообще-то.

Сэй посмотрел на Профессора.

- Что вы ей рассказали?

- Ничего важного, - ответил Профессор З. - Почти ничего. День был очень долгий. Нам уже просто не о чем было разговаривать.

Сэй взял профессора за руку и увлек его в кабинет. Они переговаривались тихо, оставив нас с Элли наедине, испепелять друг друга взглядами.

- Это он провел ночь вместе с тобой в комнате? - спросила она, кивая на Сэя.

Она хотела меня вывести из себя, это было явно, поэтому я ничего не ответила. Я не хотела, чтобы она злорадствовала.

Она хохотнула.

- Что это я говорю? Он не из твоей лиги.

Я уставилась на нее.

- По крайней мере, я не сплю с пожилыми за оценки.

Элли улыбнулась, полностью удовлетворенная, что могла разозлить меня.

- О, Рори, - произнесла она на распев и затем медленно обошла вокруг меня, - Я могу просто улыбнуться им, и они поставят мне то, что нужно. Мне не нужно ни с кем спать. Просто я привлекаю умных людей, вот поэтому-то я тебе и не нравлюсь.

И как только я собралась ей ответить в своем язвительном духе, вернулись Профессор с Сэем.

- Она у меня Рори. Я боюсь, настало время мне вас покинуть.

Он взглянул на свои разбитые часы.

- Я должен быть в здании, которое осталось от старой бензозаправки, расположенное рядом с мостом "старой реки", в очень точное время. Если я не приду туда, даже и не знаю, что может случиться.

Элли нагнулась вниз. Поначалу, мне даже не пришло на ум как-то на это среагировать. Даже когда она вынула маленький пистолет из сапога и нацелила на Сэя, мне понадобилось несколько секунд, чтобы осознать что происходит.

Глаза Профессора Зорба увеличились.

- Элли, что ради Бога...

Элли продолжала держать пистолет, нацеленный на Сэя.

- Красавчик, прежде чем ты удерешь - как на счет отдать мне эту флешку?

Сэй был спокоен.

- Я знал, что Теннисон наладит контакты с колледжем.

Элли засмеялась, и затем, внезапно, ее южный акцент испарился.

- А ты чертовски гениален. А ну ка, передай ее сюда!

- Но… ты студентка. У меня не укладывалось в голове. Я продолжала думать, что она, должно быть, спала с Теннисоном и каким-то образом оказалась втянута в эту историю.

- Рори, ну, правда. Для того, кто видел, как ее мать и лучшая подруга были изнасилованы и убиты, прямо на глазах, ты очень наивна. У меня отвалилась челюсть. Она снова взглянула на Сэя.

- Дай мне флешку или я продырявлю твою грудь пулей.

Она пожала плечами.

- Или то место, где по идее должно быть твое сердце.

Я сморщила нос. Она несла всякую ерунду.

Я шагнула к ней

- Рори, не надо, - предупредил Сэй.

Я встала между Сэем и Элли.

- Не наставляй на него это, - сказала я низким и полным предупреждения голосом.

Элли улыбнулась.

- Ты реально тупая или как? Исчезни с пути, пока я не прострелила твое чертово лицо. Она оглядела меня.

- Я собираюсь убить твою маленькую подружку, Сайрус. Что ты на это скажешь?

- Рори, отойди. Элли, просто...давайте все успокоимся. Я отдам тебе флешку, если ты пообещаешь, что там свыше оставят Рори в покое. Навсегда, - сказал он, вытягивая вперед кулак с флешкой.

Она тихо усмехнулась. - Ты знаешь, я не могу этого обещать. Есть, по крайней мере, один тупица в нашем департаменте, кто не может оставить ее.

- Бэнджи, - сказал Сэй.

Я посмотрела на Сэя, а затем на Элли.

- Ты хотел подтверждения, что ему нельзя доверять с первого дня. Это не важно, в любом случае. Бэнджи даже двадцати нет, а ты готов немедленно поверить, что он работает на ЦРУ?

- Я охотно в это поверю, - ответил Сэй.

- Ну конечно ты поверишь! Но это просто смешно! - сказала я.

- Кто-то еще там есть, наблюдающий за нами, а ты так уверен в том, что Бэнджи плохой парень, что упускаешь все догадки, кто реально плохой!

- Ох. Ты ведь не собираешься расплакаться? Это тебя так расстраивает, что ты не можешь доверять своему единственному другу?

Профессор посмотрел на Сэя, Элли и наконец, на меня.

- Рори...

- Нет. Я потрясла головой. - Просто задумайтесь над этим на секунду. Как много кругов должен пройти любой человек, прежде чем будет принят в ЦРУ?

- Сколько лет Элли? Они могли бы быть наняты сразу после школы, чтобы ты знала, - сказал Сэй.

- Да, - презрительно усмехнувшись, произнесла Элли.

- Потому что я никак не могу быть старше и при этом учиться в колледже. Да как вы вообще могли попасть в КИТ, даже не умея умножить два на два?

- Это не Бэнджи, - сказала я. - Она наглая лгунья на сей раз, а вовсе не шлюха.

Она знала, что Бэнджи был моим другом, и пыталась разлучить нас. Я никогда не училась тактике разведки, но КИТ не принимал студентов, основываясь только на их личных данных.

- Продолжай болтать, сучка, - сказала Элли, поднимая курок пистолета.

- Может, ты и работаешь на Высших, но они в роли твоих сутенеров. Тогда ты, выходит, проститутка в законе.

- Мда, я пристрелю твою любимицу, Сэй, - сказала Элли, целясь.

Я подняла свои руки на уровне плеч. - Пусть она больше обещает, Сэй. Мне сейчас очень страшно. Ужасно.

- Рори, отступи назад, ко мне. Прямо. Сейчас, - сказал Сэй снова. Теперь в его голосе звенело отчаяние.

- Хорошо, - спокойно сказала я. - Сейчас я отступлю.

И пока Элли снова собралась огрызнуться, я потянулась за пистолетом, выхватила его из ее рук и направила дуло прямо ей в лицо. Я взялась за рукоятку обеими руками, полностью контролируя его. Казалось, будто все это происходило в замедленной съемке, но на самом деле, все заняло не более пары секунд.

- Последний раз, когда я проверяла, они не учили этому в классе самообороны, - сказала Элли, неподдельно удивленная.

- У меня был продвинутый класс.

Это была не совсем ложь. Старший брат Сидни, Сэм, нахватался всяких нужных вещиц, пока служил в Афганистане. Он тяжело воспринял ее уход и пытаясь простить себя, за то, что не учил свою малышку-сестру как защищаться, начал учить меня. Этот хитрый оборот был последним, чему он научил меня и, не беря в учет Сэма, Элли была первая, на ком я его испытала.

Я могла быть спокойна - это сработало. Я не практиковала ничего такого больше года.

Я держала пистолет перед собой, целясь прямо ей в лоб.

- Рори, не надо! - сказал Сэй.

Воспользовавшись этим мгновением, Элли выскочила через дверь Профессора. Я побежала за ней, но она уже растворилась в темноте.

- Я в замешательстве, - сказал Профессор Зорба, вытирая пот с бровей трясущимися руками.

- Могу я теперь получить флешку? - спросил Сэй.

Я повернулась к нему.

- Я думала, ты сказал, что она у тебя?

- Я должен был спровоцировать ее. Что-то было не так.

Я улыбнулась. - Поздравляю, Сэй. Ты сейчас впервые соврал.

Он разжал руку, показывая болт.

- Я сказал, что у меня есть это. Я не сказал что это конкретно. Так что все еще не соврал.

- Почти что соврал.

- Правда, - сказал Профессор Зорба с усталостью в голосе.

- Если ты скажешь мне правду, я отдам тебе флешку. Я просто обязан знать.

Сэй посмотрел на меня и затем на Профессора Зорба.

- У нас не так много времени. Они знаю что мы тут. Они придут за нами.

Он бросил взгляд на меня.

- За всеми нами.

- Тогда расскажи вкратце, - просто сказал Профессор Зорба.

Сэй обдумал все на мгновение и затем кивнул.

- Хорошо. Вам стоит присесть, Профессор.

Глава 13

Профессор Зорба сел рядом со мной в потертый диван из зеленого бархата. Этот диван видел лучшие времена, в этом я не сомневалась. Я так же была уверена в том, что Профессор нашел его на распродаже в гараже, как и остальную мебель в доме.

Профессор был очень простым и скромным человеком, несмотря на то, что завоевал такие награды, как Медаль Филда [прим.пер. - международная награда за выдающиеся открытия в математике], Медаль Хабборта [прим.пер. - награда от Национального Географического Общества за отличие в исследованиях, открытиях и научной деятельности] и международный приз Балзана [прим.пер. - денежный приз за открытие в сфере культуры, общества и прочее]. Он был самым уважаемым человеком в своей деятельности, даже еще до его назначения в университет. Он ожидал так же, однажды завоевать Нобелевскую премию в области Химии за его тридцатилетние исследования, касающиеся чувствительных к кальцию белков, что находятся в клетках, и их биохимических свойствах. Но вот уже немного более года он был увлечен новым проектом, необычным образом настраивал радиосигналы, идущие с неизвестного объект в "Галактике M82". Его давнишний друг, тот, кому он безоговорочно доверял - Люсиус Брахмбергер, известный астрофизик, обнаружил сигнал и вместе они начали расследовать аномалию и гипотезу древних контактов Эрика фон Дэникина.

Семь месяцев спустя, после того как Брахмбергер услышал первый радио сигнал, он исчез. Профессор З оставался преданным этому делу и продолжал их расследования, веря, что это могло бы привести его к другу. Кто-то из правительственной секретной службы рассказал ему об приземлившемся недавно метеорите на мысе Хеллета, который находился на особо охраняемой земле Антарктики. Зная это, Профессор З незамедлительно собрал свои вещи и уехал на поиски. Когда он вернулся, он еще сильнее принялся за работу, чем когда либо. Спустя небольшое время после исчезновения Профессора Брахмбергера, Профессор Зорба стал отслеживать именно этот метеорит, так как был убежден, что из-за своей траектории, радиологического датирования и спектров отражения, происхождение породы было аналогичным происхождению сигнала.

Он читал лекции в классах, не оставляя не единой причины для вопросов. Но все остальные удобные минуты в течение дня Профессор З занимал изучением образцов и ведению записей. Он сразу же мне рассказал о породе и больше никому, как мне известно. Он был убежден, что если он разузнает как можно больше о породе, то каким-то образом это его приведет к другу Профессору.

Сидя в ожидании объяснений от Сэя, которых Профессор ждал вот уже пятнадцать месяцев, он сжимал руки, ерзая на диванной подушке. Я никогда не видела его таким тревожным. Даже тогда, когда он осознал, что Вышестоящие приглядывают за его породой, у него был уверенный и озорной блеск в глазах, как если бы он принял этот вызов. Казалось, ничто не пугало Профессора З. Он знал тогда, что если он, правда, полностью погружался во что-то и теперь, когда был уверен, что ответ всего лишь в паре шагов от него, он выглядел развалиной, с волнением ожидавший рассказа Сэя.

- Этот образец опасен, Профессор Зорба. Это последний кусок от давно мертвой планеты, под названием Хорион. Планета страдала от гражданских бесчинств годами до войн, затем планета полностью опустошена и наконец, чума, которая, как все полагали, и привела к гибели. Десятилетиями длился на планете карантин. Все обитатели Хорион вымерли.

- Этот остаток, ваш образец, я отслеживал уже долгое время. Он содержит неактивных паразитов и с учетом надлежащих условий, эти паразиты могут размножаться. Планета - это прекрасное место для этого остатка с Хориона. К счастью, смесь из азота и кислорода в атмосфере Земли, поддерживает паразитов в состоянии спячки, поэтому здесь нет опасности их активации. Я переместил образец сюда с намерением забрать его обратно, и таким образом мы сможем как следует... избавиться от него, так же - как мы поступили и с планетой.

Я вздохнула.

- У нас нет для этого времени.

- Ш-ш, Рори! - сказал Профессор З, насупившись и замахав на меня. - Так...ты хочешь сказать, что ты разрушил целую планету?

- У нас не было выбора. Она просто кишела паразитами.

- Я подумала, ты сказал, что все жители вымерли, - сказала я.

- Так как же паразиты жили без хозяев?

- Под действием неактивного состояния. Присутствие органического тела в совокупности с нужной средой может вернуть их из спячки. Как только это случится, заражение всей планеты произойдет в течение семидесяти-двух часов. Моя планета, Юн - немного больше, чем в дважды, превышает размеры Земли. Она была заселена паразитами в два с половиной дня.

- Юн? - спросила я, пытаясь придать своему рту форму буквы.

- Да, Юн. Это означает "солнечный свет".

- Скука. Даже никакого криптонита нет в этой истории, - сказала я, опустив подбородок на ладонь.

Сэй принялся шагать.

- Глава нашего правительства, как вы бы могли это назвать на Земле, по научной деятельности, получил сигнал от соседнего мира, Хориона. Как я уже сказал, эта планета давно уже считалась заброшенной. Мы были очень удивлены и взволнованны, обнаружив этот сигнал. Однако, все наши проверки лишь подтвердили что все предыдущие утверждения были правдой, планета на самом деле была пустой. Любопытство, откуда все же пришел сигнал и как он смог поступить на наши частоты, наш Амон-Гереб, Хамех, послал исследующий аппарат. Но он так и не вернулся. Так вот то, что Доктор Брахмбергер сумел поймать на свой аппарат, не было сигналом с Хориона, это был сильный сигнал СОС с нашего аппарата.

- Что это за "гамак"? - спросила я.

- Ха-мек, - произнес он совершенно с небольшим акцентом.

- Он наш Амон-Гереб. Он ...как ваш президент, но он руководит всей нашей планетой. Он король.

- Амон-Гереб, - сказал Профессор З. - как Бог в древнем Египте.

- Это оттуда, откуда Египтяни впервые услышали это слово, да, от нашей исследовательской команды, так же, как и узнали про Осириса, моего тезку.

- О, - сказала я, кивая.

- Древние астронавты и правда существовали. Гипотеза Палеоконтакты верна! Пожалуйста, Сайрус, продолжай, - сказал Профессор с всепоглощающим вниманием.

- Частота маяка была лишь образом. Что-то типа того, что вы здесь называете видео. Член экипажа, которая была в другом аппарате, была почти без ума и сильно изранена, но смогла сообщить, что Хорион пуст. Здесь была жизнь, но это были не коренные жители данной планеты или любой другой, в ближайшем радиусе в нашей галактике. Она так же сказала, что сигнал исходил из иноземного космического корабля, который они послали туда. Мы связали их с нашим маяком. Но оказалось, что кораблем управляет нечто иное. Член экипажа сообщила, что она была инфицирована вражеским организмом - паразитом - и затем у нее начался припадок. Видео-поток закончился, прежде чем мы смогли увидеть ее полную трансформацию, но из ее крика я заключил - что это было ужасно больно.

Сэй закрыл глаза на мгновение. Я знала - он все еще слышал ее крик. Неважно столько лет прошло или как упорно ты старался, некоторые вещи никогда не пропадут насовсем.

- Я занимался изучением людей с тех пор, как был открыт Гераклион.

- Подводный город, который обнаружили в 2000 году рядом с дельтом реки Нил?

- Эта сфера интересовала наших людей в то время, когда на Земле был примерно 3-4 век до вашей эры. Наши люди часто посещали Гераклион. Там было много статуй, воздвигнутых в честь моих предков и много рукописей, описывающих в деталях наше содействие с Египетской культурой. Часть моих обязанностей - это следить, что наша цивилизация надежно защищена, и обнаружение Гераклиона было очень тревожным моментом для нашей власти. Ваши океаны обширные и практически неизученные и веками мы были спокойны, что следы наших визитов здесь не были обнаружены, но однажды, когда обнаружили Гераклион, я решил отправиться с миссией, чтобы извлечь какие-либо доказательства нашего существования, для того чтобы избежать нежелательных контактов.

- Как жаль, - сказал Профессор З. - Контакты и инопланетяне могли бы привести ко множеству интересных вещей!

- Вы должны признать, что исторически, люди никогда не были лучшими соседями, - сказал Сэй. - Началось бы так - Что у вас есть? а затем, Что у вас есть, что я мог бы взять? А потом, началась бы война.

Я закатила глаза.

- Это все было бы просто замечательно, если бы не было огромной кучей чепухи.

Сэй продолжил:

- Однажды я понял, что сигнал был направлен на Землю, и было принято решение, чтобы я отправлялся туда немедленно. Мы поняли, что вас это привлекло, так же, как когда то нас. Как видите, мы смогли развернуть подачу материала и извлечь испорченное видео с разведывающего судна, и мы увидели, что весь экипаж выбирался из корабля. Это был тот самый экипаж, кто перенаправил сигнал. Паразиты были предупреждены, что мы все знали и что мы больше не собирались присылать им корабли. Они больше не могли внедряться в тела.

- Так тот сигнал, что мы обнаружили, - сказал спокойно Профессор, - был послан на Землю экипажем.

- Точно. Это был наш экипаж, который послал сигнал на Землю. Но фактически это был уже не наш экипаж. Они были...видоизменены паразитами.

- Как изменены? - спросила я, осознав, что сидела на самом краешке стула. Его история может и была чепухой, но была очень увлекательна.

- Они появились...изувеченными. Их лица были видоизменены и их глаза....Сэй, казалось, подбирал слова. Его лицо исказилось в отвращении и ужасе. Он постарался вытряхнуть это из головы.

- Мы не можем допустить, чтобы Теннисон забрал образец, Профессор Зорба. Если он создаст жизнеспособную атмосферу для пришельцев и паразиты вернутся к жизни, никто из нас долго не протянет.

- Расскажи нам, что же делать, - сказал Профессор.

- Погодите-ка. У меня есть вопросы.

- Рори, - предупредил Профессор З, - это может привести меня к Брахмбергу. Он ведь жив и он у них. Они хотят использовать его для восстановления жизни паразитов. Ведь только он способен сделать это.

- Нет, я была не против, что он рассказал свою историю. Я была не против слушать все это. И теперь у меня есть вопросы.

Сэй нахмурился.

- Я знаю, ты не веришь не единому слову. Я ожидал подобного. Но мы не можем здесь оставаться. Они постучат в дверь в любую минуту.

- Тогда мы выйдем через задний двор. Почему ты не забрал породу в первую же ночь, когда остался один в лаборатории?

У Сэя отвисла челюсть.

- Я собирался сделать это, но затем я забеспокоился, как много данных Профессор смог извлечь из этого самостоятельно. Он ведь выдавал ее нам кусками. Даже небольшая информация - опасна. Что, если, наконец, он изучил бы происхождение паразитов или самого образца, и НАСА отправило бы исследовательское судно туда? Что если паразиты, используя их новые тела, отправили бы судно обратно на Землю и заразили бы все население планеты? А что о следующей планете? И затем далее? Когда бы это закончилось?

- Мы не смогли бы послать людей так далеко в космос. У нас для этого есть роботы, - невозмутимо ответила я.

- И у нас тоже, но мы имели противоречивую информацию. Любопытство - очень опасная вещь.

- Зачем паразиты перенаправили сигнал сюда?

- Потому что Земля для них - процветающий организм.

- А если Земля - не имела бы подходящей среды для них, как бы они выжили тогда, если Теннисон не создал бы для них специальных условий?

- Как только они внедряются в организм, они используют его акклиматизацию для выживания. Паразиты, как только они завладеют контролем над организмом, стали бы контролировать все лаборатории Теннисона и ты можешь быть уверена, что они бы перекроили все лаборатории мира, чтобы осуществить их перемещение более результативно.

- Окей. Очень захватывающе. Вот что я тебе дам. Ты получаешь пятерку за креативность. Почему ты постоянно смотришь на свои разбитые часы?

Сэй засомневался.

- Пора уходить. Если я не появлюсь в указанном месте в указанное время, я боюсь....Его глаза потеряли внимание, когда он ушел в свои мысли.

- Чего ты боишься?

Сэй выступил из темноты на единственную полоску от уличного фонаря, которая проникала в комнату.

- Аполлония.

Я не была уверена, кто такая Аполлония - паразит или что-то хуже. История Сэя была очень странная, но он ни разу не улыбнулся. Что еще хуже - Профессор Зорба полностью верил каждому слову.

- Что такое Аполлония? - спросила я.

- Кто, - поправил Сэй. - Аполлония это она, и если я не появлюсь на газовой станции рядом с мостом Олд Ривер, я боюсь что она...она...очень эмоциональная.

- Она?

- Да. Она придумает себе самое худшее. Она придет, чтобы искать меня, а это ни минуты не самое лучшее.

- Почему?

- Если я не доберусь до моста, ты увидишь.

Свет от проезжающей машины осветил гостиную и Сэй подошел к окну и осторожно выглянул наружу.

Профессор З поднялся с дивана и отряхнул свои штаны из полиэстера.

- Тогда нам лучше поторопиться и доставить тебя туда.

- А что на счет породы? Я думала, ты хочешь забрать ее.

- Важно сейчас, чтобы я смог связаться со своими людьми. Аполлония и ее экипаж смогут помочь мне забрать образец у Теннисона. Я не хочу рисковать и втягивать вас в это дело дальше.

- Ты уже нас втянул. Ты, правда, думаешь, что если мы просто будем здесь сидеть, они оставят нас в покое?

Сэй задумался на время.

- Ты права. Мы должны остаться вместе.

Я села глубже в кресло, удовлетворенная, что Сэй хоть раз согласился со мной. Профессор З казалось, тоже был рад этому решению.

- Что ты имеешь в виду - ее экипаж? Когда ты говоришь экипаж, я представляю себе пиратов.

Профессор З вздохнул.

- Мы должны идти, Рори. Сможешь поумничать, когда придем в указанное место.

- Прежде чем я пойду наяривать круги в темноте зимой, я хотела бы иметь больше ответов.

Сэй заерзал, выказывая нетерпение.

- Мы не можем здесь больше оставаться, Рори.

- Сначала ответь на это, и затем у меня еще есть один вопрос и мы сможем идти.

Сэй кивнул, все еще в нетерпении.

- Экипаж может быть и не совсем подходящее слово. Они больше как поисковая группа. Аполлония дочь Хамека. Она солдат со многими наградами и управляет Джагетом, армией Юн. Она капитан лучшего корабля ее отца, Наяры.

Я глотнула.

- И она будет вне себя, если ты не появишься, потому что... Аполлония твоя невеста, не так ли?

Взгляд Сэя смягчился. Он выглядел извиняющимся, но я не была уверена - почему.

- Да.

Черт. Он, правда, собирался уходить. Даже если хотя бы половина того, что Сэй рассказал об этой женщине, была правдой, как же тогда Земля могла конкурировать вместе с Ксеной-принцессой воинов против нее?

- Мне очень жаль, - сказал Сэй.

- Почему? - спросил Профессор З, делая шаг к Сэю. - Почему Сайрус извиняется, Рори? - его глаза переместились от Сэя на меня и обратно к нему. Его щеки запылали в гневе и губы вытянулись в одну линию. - Он был нечестен, когда участвовал в исследованиях? Ты же не...эм...

- Что? Нет! - сказал Сэй, абсолютно удивленный этими обвинениями.

- Нет, - сказала я, закрывая глаза. Профессор З был мне как отец. Даже то, что он лишь собирался спросить - было достаточно смущающим.

- Хорошо, - сказал Профессор З, опять шагая к Сэю.

- Или же тебе больше придется беспокоиться не о Теннисоне. Давай доставим тебя домой.

Глава 14

Мы выбежали через заднюю дверь, услышав звук приближающихся четырех автомобилей к дому Профессора. Они двигались близко друг к другу. Мост Олд Ривер граничил с городом и был, по крайней мере, в четырех часах езды отсюда. Путешествие без транспорта с периодическим прятаньем в тенях означало, что у нас оно займет половину ночи.

Я посмотрела на часы.

- В какое время ты должен встретиться с ней?

- К восходу, - сказал Сэй.- Без своих часов, я не уверен.

- У тебя есть машина? - спросил Профессор Зорба.

Сэй замотал головой.

- Я ходил только на ваши занятия и в лабораторию. Она не была нужна.

- Эм.. .Профессор Зорба! Я забыла вам сказать. Это о Сильвере.

Лицо Профессора Зорба напряглось.

- Что о Сильвере?

- Мы можем это обсудить потом? - сказал Сэй, полностью раздраженный.

Профессор нахмурился, смотря на меня.

- Мы поговорим об этом позже.

Он ускорился, обгоняя меня, и Сэй удивленно поднял бровь.

Мы продолжили путь к мосту Олд Ривер, держась в тени и избегая любого света от улицы и магазинов, которые еще работали. Все еще можно было различить звук вертолета на расстоянии, и я гадала, заметили ли это местные новостные каналы и сообщили ли.

Свет от передних фар показался над асфальтом в паре миль, и я нырнула в ближайшие кусты. Сэй аккуратно прижал голову Профессора З и помог ему опуститься в кусты рядом со мной. Мои носки пропитались холодной дождевой водой, и я вся прозябла и промокла. Сначала мокрыми были только колени, но вскоре дождевая вода от лужи просочилась к задней стороне ног, а затем и обе штанины были насквозь пропитаны водой. Инопланетяне, Зена, даже некоторые отделы ЦРУ были для меня не проблемой, но ничего не было хуже, чем мокрая одежда.

- О, черт, - сказала я, поднимаясь в том же месте, куда спряталась.

Сэй подошел ко мне.

- Что такое?

- Бэнджи хотел встретиться со мной у лаборатории в семь. Что, если они схватили его? Что, если они его держат на том складе?

Сэй вздохнул и продолжил шагать.

- Они его не тронули.

- Ну а вдруг, что тогда? - сказала я, догоняя его. - Что если он у них и они его пытают?

Сэй повернулся.

- Почему ты такая наивная, Рори? Он с ними заодно. Ты же слышала Элли.

- Врала она. Она всегда врет.

- Почему ты не хочешь понять, какой он на самом деле?

- Как он может работать на Высших, Сэй? Они его завербовали еще в средней школе?

Сэй покачал головой.

- Я попрошу его рассказать тебе.

- Он не из Высших. Я знаю Бенджи. Он бы не причинил мне вреда. Он никому бы не причинил вреда.

Сэй не ответил и я стала думать, а не выглядело ли это как убеждение. Кого я убеждала, себя или его?

Грязь, холод и частицы кустарника налипли на каждого из нас. Мы еще шли предположительно только минут двадцать, как Профессор начал замедлять свой шаг. Мы с Сэем пытались подбадривать его, но чем дольше мы шли, тем больше он мучался.

- Я только... мы могли бы передохнуть? На минутку, - сказал Профессор.

- Только на минутку, - ответил Сэй.

Профессор З прислонился к дереву и медленно соскользнул на землю. Дыхание его было тяжелым.

- Все хорошо? - спросила я, дотрагиваясь до его плеча.

Он сдавленно усмехнулся.

- Я уже не так молод, как я думал.

Он взглянул на Сэя снизу.

- Сколько тебе лет?

Сэй улыбнулся.

- Наши жизни достаточно продолжительны. Ваши годы эквивалентны моему двадцатилетию.

- Так а для тебя это какой возраст? - спросила я.

- Наш жизненный цикл отличается от вашего. Но если попробовать вычислить мой возраст в вашем исчислении двенадцати месяцев, то мне исполнилось семьдесят пять в этом году.

Мы с Профессором, не сговариваясь, переглянулись и он улыбнулся.

- Что ж, я тут еще не самый старый.

Я скорчила гримаску.

- Это уже не смешно, Сэй. Что на самом деле происходит?

Сэй был невозмутим.

- Я могу понять скептицизм, но ты же знаешь меня. Все это правда.

Я нахмурилась.

- Перерыв закончен. Пойдемте.

Мы продолжили путь через лесистую часть дороги, прячась, видя приближающиеся машины. Это было хуже, чем шагать вдоль проезжей дороги, но лучше - чем быть пойманными.

- Что произойдет, когда мы доберемся до моста? Если она там? - спросила я. Мой голос звучал тихо.

Сэй сразу не ответил. Сначала он откашлялся.

- Я уйду с ней.

- Ты хоть попрощаешься?

Мы шли в полной тишине несколько минут. Мне все-таки хотелось допроситься у него ответа, но я просто не могла. Это выглядело просто банальным по сравнению с тем, что происходило. Но когда Сэй остановился, повернулся и притянул меня к себе, я была рада, что дала ему время, в котором он нуждался. Я таяла в его объятиях, пока он держал меня так, как держал когда-то на нижней ступеньке в тот день, когда я не знала, что он мне нужен, в тот день - когда он впервые проводил меня на занятия. Тогда, объятиями он мне показал, что он был рядом. Нет, точнее это было извинение, что он не всегда мог быть рядом.

- Прощай, - тихо сказал он. Его голос был очень тихий и печальный.

- И пусть вся твоя история ужасный бред, который я когда-либо слышала, я все равно здесь, иду рядом в темноте, через грязь, с тобой. Я пошла из-за тебя, Сэй. Скорее всего, мы все попадем в тюрьму. Ты просто собираешься сесть на этот корабль... и что? Помахать вслед и сказать "Спасибо, что рисковали своей жизнью ради меня"?

- Ты даже не веришь в этот корабль.

- Я верю в тебя.

- Это нелегко для меня, если это то, о чем ты думаешь.

- Тогда... давай все упростим.- я пожала плечами, заставив себя улыбнуться. - Я просто не хочу больше никого терять. Я знаю как это. Это слишком тяжело.

Сэй пристально взглянул в мои глаза, боль и сожаление читались на его лице.

- Я буду скучать по тебе, Рори. Я больше не по кому так скучать не буду, как по тебе.

Я кивнула и опустила руки.

- Хорошо.

- Если ты хочешь развернуться и пойти домой, я все пойму, - сказал Сэй.

- Мне не нужна твоя любовь, чтобы любить тебя, - сказала я, вспоминая как когда-то сказал мне эти слова Бэнджи и я поняла впервые в жизни что они значат. Так много на земле разных видов любви. Мне не нужно было питать к нему романтическую любовь. Для любви мне было бы достаточно видеть его дома, где бы он ни был. - Все же ты мой друг. Я беспокоюсь о тебе, мне не все равно и я хочу все увидеть до самого конца.

Прежде чем Сэй успел ответить, послышалось уже знакомое рычание мотора, и я заметила свет от передних фар, крадущихся по дороге.

Я широко улыбнулась.

- Это Бэнджи! - сказала я, выбегая на дорогу. Я почувствовала облегчение. Они его не схватили. С ним было все хорошо.

В следующую секунду, Сэй крепко обхватил меня руками и поднял в воздух.

- Что ты делаешь? - спросила я, пытаясь освободиться.

- Может ты ему и доверяешь, Рори, но не я.

- Но...

- Шшш!, - сказал Профессор З, ныряя в куст вслед за Сэйем и мной и прикрывая мне рот.

Мустанг медленно проехал мимо. Сэй и Профессор снова нырнули в кусты, увидев, что Бэнджи достал ручной фонарик и светит им по лесной полосе.

- Рори! - позвал Бэнджи громким шепотом из своего оранжевого Мустанга.

- У него машина, - произнесла я через руку Сэя. - При таких условиях мы и к Рождеству не управимся, не говоря уже об утре.

Сэй потряс головой.

Я умоляла Сэя глазами.

- Он беспокоится обо мне. Пожалуйста, можно я дам ему знать, что со мной все хорошо.

- Рори! - Бэнджи снова позвал. Мустанг проехал мимо и продолжил вниз по дороге.

Сэй выпустил меня и я села на землю, опустошенная и злая. Мне хотелось побежать за Бэнджи и попросить помощи. Мой внутренний инстинкт говорил, что ему можно верить и что он бы сделал все, чтобы помочь.

Слеза покатилась вниз по щеке, и я быстро смахнула ее.

- Ты должна забыть его, - сказал Сэй. - Он будет тебя только ранить.

- Чем он тебя так запугал? - спросила я, тряхнув головой.

- Ты не знаешь всего, Сэй. Ты сам так говоришь. Никто не знает всего на свете. И я скажу тебе, чтобы ты не думал о нем, это все не правда.

- Я знаю, что тебя постоянно привлекает опасность. Думала ли ты, что может быть именно поэтому он для тебя так привлекателен? Потому что он на другой стороне?

Я встала, вытерев грязь с рук о джинсы. Бэнджи был слишком далеко от того, что можно бы было назвать опасным, я даже могла бы рассмеяться, если бы не была обижена.

- Он на моей стороне.

- Я не пытаюсь спорить с тобой, Рори. Мы не можем ему доверять. Закончим на этом.

Мы продолжили идти, холодные и уставшие. С каждым шагом, мое дыхание рисовало белое мимолетное облачно, быстро растворяющееся на холоде. Профессор З шел тяжело дыша последние пять миль. Сэй приободрял нас все больше. Он стоял у руля, и чем темнее становилась ночь, тем в большее отчаяние он приходил.

Когда в небе появились первые признаки рассвета, боевой настрой Сэя заметно вырос, и он больше походил на сержанта-инструктора по строевой подготовке. - Мы должны поторопиться! Никаких больше перерывов! Тут недалеко - пройти через холм!

Я вздохнула. Холм был в пяти милях от нас.

- Мы должны выйти на дорогу, Сэй! Так будет намного быстрее.

Сэй на минуту задумался и затем кивнул.

- Согласен. Пойдемте, пойдемте!

Небо начало менять краски. Сэй был впереди меня на четверть мили, а Профессор З был намного дальше позади.

Сэй развернулся, и я помахала ему, делая знак продолжать движение.

- Все хорошо! Идем! Мы догоним!

Низкий, пульсирующий звук послышался с другой стороны холма. Казалось, Сэй узнал его и рванулся вперед бегом, с огромной скоростью. Создавалось впечатление, будто он принял нитро (нитроглицерин) и вырвался вперед. Спустя некоторое время, он исчез из вида за холмом. Я прибавила шагу, опасаясь, что увидев Аполлонию, он уедет прежде, чем я смогу с ним попрощаться в последний раз. Профессор З все еще оставался далеко позади.

- Скорее! - прокричала я ему, но мой голос заглушал пульсирующий шум.

Еще до того, как я достигла вершины горы, Мустанг Бэнджи появился прямо передо мной, внезапно остановившись в тот момент, как увидел меня. Рычащий звук был таким громким, что я не слышала его приближения.

Бэнджи выскочил из машины, подбежал к передней части и обхватил меня руками, думая, что сбил меня.

- Боже, Рори! - прокричал он сквозь шум. - Да ты ледяная!

Он быстро снял свое пальто и накинул мне на плечи.

- Все хорошо? Я везде тебя искал!

У меня уже была целая кипа его футболок, и я уткнула лицо в его грудь.

- Прости меня, я не позвонила тебе!

Держа мои руки, он отошел назад, чтобы полностью разглядеть меня.

- Ты вся в грязи. Какого черта ты делала?

- Я..., - я смотрела в его глаза. Он не ждал, что я открою ему все секреты. Он был искренне смущен и обеспокоен. Я доверилась Сэю более , чем два раза в течение этой сумасшедшей ночи. Теперь была его очередь верить мне. - Как ты узнал, что меня нужно искать здесь? - я была близко и кричала ему в лицо, как будто мы были в танцевальном клубе. Пульсирующий звук был таким громким, что казалось, он заглушал все, даже мои мысли.

Бэнджи быстро взглянул на холм, затем на меня.

- Потому что здесь все.

- Что? - спросила я, отталкивая его в сторону и убегая к верхушке холма.

Военные автомобили окружили большой корабль. Каждый изгиб его корпуса был гладкий, но не блестящий. Странные символы были нанесены на четверть его корпуса и свет, исходящий из-под него, казалось, освещал весь корабль. Он висел в паре футов от земли, как раз над остатками старой заправочной станции, на противоположной стороне моста.

- Это Наяра, - выдохнула я.

- Что? - переспросил Бэнджи.

- Ее корабль, - ответила я, пытаясь проглотить комок в горле. Я больше ничего не отрицала.

Наяра прибыла, чтобы увезти Сэя обратно. Он зайдет на борт, и я никогда больше его не увижу.

- Чей корабль? - снова спросил Бэнджи.

Десятки солдат окружили корабль, наставив на него свои винтовки. Другие наставили на него вычислители Гейгера и видео камеры.

- Он стоит тут уже около часа. Я искал тебя всю ночь. Когда я не смог найти тебя, и ты не отвечала на телефон, я понял что ты с ...Сэем.

Я повернулась к нему, немного обиженная.

- Ты серьёзно? Ты думаешь что после того как я ушла от тебя, я прыгнула в кровать к Сэю?

Бэнджи выглядел пристыженным.

- Я не мог спать, поэтому я вышел на пробежку, глотнуть немного воздуха. Эта штука проследовала мимо меня, и затем я увидел Хаммеры, направляющиеся в то же место. Я побежал обратно к машине и поехал в том направлении, думая, что, скорее всего, дорогу перекроют или установят проверочный пункт или что-то типа того.

- Установили что-то?

- Несколько оранжево-белых баррикад, но никто их не проверяет. Я только что проезжал мимо них. Выглядит все так, как будто они соберут всех в этом месте, когда начнутся какие-то действия.

Я посмотрела вниз, ища Сэя. Я не видела его, но отчетливо видела мужчину в сапогах из крокодиловой кожи, стоящего в центре происходящего. Никаких пистолетов. Никакой камеры. Просто уставился на корабль, держа руки на бедрах.

- Я не знаю. Я просто чувствовал, что ты можешь быть здесь.

- Бэнджи, - сказала я, посмотрев на него, - Я могу тебе доверять? Я имею в виду на самом деле тебе доверять?

Его брови взмыли вверх.

- Конечно, ты можешь!

Я крепко его обняла.

- Спасибо, - прошептала я, в тот момент, когда Профессор З наконец пробежал остаток пути и достиг нас.

Другой громкий звук наполнил воздух, и я уловила какое-то движение уголком глаз. Звук напоминал вой сирены. Я автоматически закрыла уши руками, чтобы не лопнули перепонки. Шум был оглушительный.

Корабль слегка поднялся в воздух и светодиоды, как яркие огоньки, осветили края корабля. Наяда завелась. В ушах нещадно звенело. Бэнджи и Профессор З тоже дергали себя за мочки ушей и активно двигали челюстью.

Зрелище было захватывающим. Огни и плавные движения корабля не были похожи ни на что, когда-либо виденное мною. Корабль не висел неуклюже в воздухе, после того как оторвался от земли, как многие наши нескладные механические конструкции. Никакого звука мотора, только пульсация работающего устройства. Никакой обожженной травы под ним.

- Боже... я смотрю, не сводя глаз, и все еще не могу поверить в это.

- Удивительно, не так ли? - сказал Бэнджи, обняв меня за плечо одной рукой и поглаживая мою руку вверх и вниз, пытаясь меня согреть.

Другой звук, который был уже знаком, зарокотал рядом с кораблем. Сэй бежал навстречу огромному кораблю, маша руками и крича,

- Аполлония! Стойте! Аполлония!

Как только он произнес ее имя второй раз, корабль провибрировал еще секунду, как будто сделал вздох перед криком. В следующий момент, из корабля показались стволы оружий, они были направлены на машины и солдат. Звук и жар охватили мое тело, несмотря на то, что все происходило в нескольких милях отсюда. Нас с Бэнджи отбросило назад. Я закрыла лицо. Бэнджи закрыл меня собой. Пули не стреляли из оружий. Они выглядели больше как огонь в гелиевых капсулах. Капсулы взрывались при столкновении с предметом, так же, как распространялись и зажигали все, до чего дотрагивались. Жидкость в них не плескалась. Она прыгала.

- Невероятно, - сказал Профессор З. Как ученый он был очарован происходящим.

Мужчины рас сосредоточились и начали стрелять в ответ. Корабль грациозно раскачивался взад и вперед, пока капсулы сыпались вниз на все и вся. Сэй стоял на краю леса, размахивая руками и безмолвно крича.

- Да пусти! - кричала я, вырываясь из рук Бэнджи. - Перевези меня через мост, Бэнджи!

- Рори, это сумасшествие! Тебя же убьют!

Я открыла дверь со стороны пассажира.

- Сэй умрет, если мы не поможем, а если он умрет, то считай, мы тоже все мертвы.

- Погоди. Ты серьезно? - спросил Бэнджи, пока мы с Профессором забирались в машину.

- Поехали уже! - закричала я.

Бэнджи забрался на место водителя и развернул Мустанг на дороге, сделав идеально ровный круг, шины заскрипели и затем он, вдавив газ в пол, рванулся вперед к хаосу.

Корабль Аполлонии взмыл выше в небо, все еще целясь в солдат и их машины на земле. Пульсация, идущая от корабля, отзывалась в машине Бэнджи грохотом. Я пристегнулась ремнем безопасности и вцепилась обеими руками в переднюю панель.

Сэй был достаточно далеко от всего происходящего, но все еще махал руками. Она взрывала все. Деревья, окружающая местность горели, и практически все военные машины были сожжены до тла. Он был прав. Аполлония была очень эмоциональная. Он не пришел в назначенное время, поэтому она наказывала тех, кто пришел сюда.

- Это безрассудно! - сказал Бэнджи.

- Да, но это важно! Едем!

Бэнджи развернул колеса налево, свернув Мустанг с дороги в траву. Мы ускорились по неровной земле, остановившись менее чем в тысячи ярдов от горящего леса. Я потянулась чтобы открыть дверцу, но Бэнджи схватил меня за руку.

- Что ты собираешься делать? - спросил он в панике.

- Я собираюсь вытащить его оттуда! Он не уйдет пока не попадет на корабль или пока его не убьют!

Не дожидаясь ответа или одобрения, я выпрыгнула из машины и понеслась сломя голову по направлению к Сэю. Он все еще махал обеими руками, надеясь, что Аполлония увидит его. Огонь сверкал повсюду. У нас было мало времени.

Крокодиловые сапоги забрался внутрь последнего оставшегося джипа, но машина просто прокручивала колеса, крутясь вокруг тел и обломков от других машин. Внезапно, Наяра развернула все свои оружия на его джип.

Сэй понял раньше, что должно было произойти и побежал , чтобы встать между Крокодиловой машиной и Наярой.

- Аполлония! Я здесь! Остановись! - сказал Сэй. Он глубоко вздохнул и прокричал что-то долгое и красивое, должно быть на своем языке.

Так же как Наяра завелась для огня, так же она и погрузилась в тишину. Никакой пульсации, никакой сирены, просто мерцание и лопающийся звук от сгоревших машин и земли вокруг. Корабль опустился на землю.

Дверь открылась. Сэй не сомневался. Он быстро забежал в открытую дверь и растворился внутри.

Мужчина в крокодиловых сапогах вышел из Джипа, стащил с себя пояс и бросил его в Наяру. Пока пояс еще не пропал из виду, я поняла, что это было - пояс с гранатами.

- Сэй! - закричала я.

Крокодиловые сапоги схватил меня за руки, слегка пытаясь удержать меня. Он наблюдал и ждал, и затем улыбнулся, когда нос корабля взорвался, накреняя корабль на землю.

Земля покрылась кратерами от тяжести Наяры, и корабль выбросил массивную насыпь грязи в нашем направлении. Крокодиловые сапоги не шевелился. Он просто наблюдал, как большой корабль расположился впереди.

Наяра встала, не подавая признаков жизни. Лежа на одной стороне в грязи, она остановилась в нескольких ярдах от носков моих сапог. Низ его живота больше не рычал, и зияющая дыра показывала все внутренности.

- Полегче теперь, - сказал Крокодиловые сапоги скрипучим голосом. Зубочистка, торчащая между его губ, двигалась в такт словам. У него были широкие плечи, и его улыбка была такая же неряшливая и дешевая, как и его костюм.

Пятеро солдат выпрыгнули из Джипа на землю и окружили нас. Их АК-47 были наставлены на Наяру.

- Стоит начать, Доктор Рендлешам, сэр? - спросил один из солдат. Он обратился к Крокодиловым Сапогам.

Оказывается, у него было имя.

- Внутрь. Нам нужен только Сэй. Всех остальных убить.

- Нет! - закричала я, борясь с ним, как только могу.

Наконец, он швырнул меня на землю и перешагнул через меня. Он сжал мое запястье и прижал к грязи. Кусок металла лежал недалеко от моей левой руки, и он впился в кожу.

Лишенная возможности пошевелиться, чувствуя острое металлическое лезвие в своей коже, я снова оказалась в комнате отеля. Сидни плакала в ванной и глаза моей мамы были уставлены на меня. Они были красно-кровавыми и кожа вокруг них была мокрая и грязная от туши. Кровь стекала из ран на ее скулах, куда они били ее до смерти телефоном.

Ты не одна, говорили ее глаза.

Я смогла пробормотать, "это не твоя вина", сквозь грязную тряпку, плотно замотанную через рот.

Хотелось бы мне сказать ей, что я вернусь. Я бы вернулась, тогда я смогла бы остановить этот идиотский кусок дерьма, сидящего на мне, от разрушения мира.

Отвратительный голос Рендлешама вернул меня обратно в происходящее.

- Ты просто заноса в заднице, Рори. Больше, чем положено маленькой девчонки.

Чем больше я сопротивлялась, тем больше металл врезался в мое предплечье, но я игнорировала это и улыбалась.

- Я еще не закончила.

- Ох, конечно нет. Ты правильно закончишь, - сказал он, наклонившись к моему лицу. Когда он говорил, слюни летели из его рта и падали прямо мне на лоб.

Внезапно, Рендлешама схватили и швырнули на землю. Я поднялась на ноги. Бэнджи держал Рендлешама прижатым к земле, и солдаты стояли, решая, открывать ли огонь.

- Беги, Рори! - закричал он, борясь с ним.

Сомневаясь, я шагнула в сторону Бэнджи. Для него все это было смертельно.

- Беги отсюда прочь! - закричал он снова.

Я развернулась на каблуках и взобралась на грязный холл. Один из солдат схватил меня за лодыжку, но я пнула его в лицо и продолжила подниматься.

- Стреляйте в нее, идиоты! - сказал Рендлешам.

- Нет! - закричал Бэнджи.

Несколько пуль врезались в грязь позади меня до того, как я скрылась за холмом горы и затем вползла в отверствие. Острые куски оплавившегося металла расцарапали мне руки и ноги, пока я ползла под обломками, но солдаты уже были на холме и стреляли в меня.

Уже внутри, я оступилась и споткнулась в темноте. Я смогла разглядеть лучи фонариков, светящих по стенам корабля, в нескольких ярдах позади меня. Они были внутри. Моим первым инстинктом было найти подходящее место, чтобы укрыться, но это не помогло бы мне найти Сэя. Если он все еще был жив, скорее всего, он был очень сильно ранен и нуждался в помощи. Я должна была продолжать идти, пока не нашла бы его.

- Сэй? - позвала я, наполовину шепотом, наполовину крикнув.

Я подползла на руках и коленях, надеясь найти дверь, в которую вошел Сэй. Он должен был быть где-то рядом.

- Сайрус!

В секунду я оказалась в узком коридоре. Мои руки погрузились во что-то холодное и вязкое. Я потянулась дальше и почувствовала острый край, и затем нос и подбородок.

- О Боже. Пожалуйста... нет.., - сказала я, мои руки тряслись.

Глава 15

Я отдернула руку.

- Сэй? - произнесла я и мои глаза наполнились слезами.

Я ощупала остальную часть тела. Одежда была гладкой и плотно облегала тело, совсем не похожая на одежду Сэя - джинсы и футболку. Волосы на голове были короткие и колкие, не такие мягкие, как волны и кудри Сэя. Обессиленная во всех смыслах, я прислонилась к стене и тихо заплакала, закрывая лицо чистой рукой. Это был не он. Сэй все еще мог быть жив.

Спустя несколько минут, я вытерла руки о джинсы, а нос о футболку. Давно я не чувствовала себя такой покинутой. Сэй был где-то в этом странном корабле, возможно, ранен, а Бэнджи был где-то там, возможно в плену или мертв.

Слезы потекли по щекам. Я оставила его здесь умирать. Я должна была остаться с ним. Но вместо этого я убежала как трус. Как я могу хоть кого-нибудь спасти? Я даже не достаточно смелая, чтобы зайти в лифт.

Когда мои глаза привыкли к темноте, я смогла уловить тусклый красный огонек в конце прохода. Я поползла в эту сторону поверх гладко-одетых тел, сквозь вязкую кровь, и как мне казалось, внутренности и кости. Красный свет привел меня в большую комнату с объединёнными столами, стульями и темными мониторами. Скорее всего, комната контроля или капитанская комната. Мне никогда не приходилось иметь дело с космическими кораблями.

- Сэй? - позвала я, надеясь, что кто-то поблизости меня услышит, надеясь, что не пропустила его тело в черном коридоре. Я поднялась. Тело заныло. Моя рука была в теплой крови... в моей крови. Остальное тело было тоже в крови - в крови от других тел.

Я перегнулась через стол, несмотря на усталость. Я зашла намного дальше, чем там, где взорвалась граната. Не было похоже, чтобы Сэй успел уйти так далеко, за короткое время. Рендлшам и солдаты могли уже схватить его. Может быть - они схватили и Профессора З тоже. Я была одна в темном, разрушенном корабле, спотыкаясь о мертвые тела. Я не могла даже представить, как бы выбраться отсюда на поверхность и как, если Аполлония и Сэй мертвы, мы смогли бы остановить Теннисона и Рендлшама от активации паразитов.

Совершенно незнакомый мне мягкий голос говорил что-то угрожающее на непонятном мне языке шепотом в темноте, и затем знакомый голос отвечал с опасением.

Я развернулась и увидела Сэя с его невестой. Аполлония приставила меч к моему горлу. Она была просто потрясающая. Ее кожа была светлее, чем кожа Сэя и ее длинные черные волосы мягкими волнами свисали до локтей. Они как то держались снизу и с левой стороны спускались каскадом, напоминая водопад. Две толстые косы опоясывали голову, как ободком, и тяжелая красная полоска проходила через оба глаза и нос, от виска к виску, делая ее бледные голубые глаза, которые были всего лишь в паре тонов от белого, еще более яркими. Ее криво-опоясывающая малиновая форма не оставляла простора фантазиям, обнажая ее плечи, руки и пресс, и она была почти такая же высокая, как Сэй. Она выглядела и свирепой и мифической одновременно.

Она могла бы сниматься в рекламе по продвижению нового фитнес клуба или рекламе средств для волос или губной помады, рассуждала я, когда заметила ее блестящую губную помаду цвета спелой сливы. Мой день начался намного хуже.

- Не делай никаких резких движений, - сказал Сэй.

- Не волнуйся. Не буду, - ответила я, медленно поднимая руки вверх.

- Тебе не обязательно делать это, - сказал он и затем что-то сказал ей.

Она ответила.

- На английском, пожалуйста, - сказал ей Сэй.

- Мне неприятно говорить на английском, - ответила она. Она разговаривала на моем языке, но очень неуклюже и с тяжелым акцентом. Это делало ее менее устрашающей, несмотря на то, что выглядела она так, как будто хотела меня убить.

- Опусти оружие, Аполлония, - скомандовал Сэй. Он говорил очень резким тоном, каким никогда не говорил со мной.

Она послушалась, но осталась в оборонительной позе.

Мне хотелось его обнять, но я побоялась. Она могла разрубить меня пополам в любую секунду.

- Я так рада, что с тобой все хорошо, - сказала я. И казалось, все мышцы моего тела расслабились в тот же момент.

Аполлония пробормотала что-то на своем языке. Сэй тут же сделал ей выговор. В этот момент, когда Аполлония положила руку Сэя себе на шею, я заметила что его нога в крови. Не удивительно, что ей не понравилась моя реплика. Не было у него все хорошо, совсем не было.

- Что ты видела пока пробиралась сюда? - спросил Сэй.

- Кучу мертвых, - выпалила я, потом сглотнула.

- Мы должны вывести тебя отсюда и убраться, и я..., - Сэй хотел было сказать что-то, но остановившись на половине предложения, отпустил Аполлонию и затем, дохромав до меня, подтолкнул меня на пол. - Прячься. Вот сюда, - он указал на стол. - Не высовывайся. И не важно, что происходит. Поняла?

- Но...

- Просто послушай хотя бы раз, Рори! Не выходи в любом случае, пока я не скажу.

Я кивнула и притаилась, слыша, как он ворчит и стонет, направляясь в укрытие. Послышался тихий топот не менее десяти пар сапог, который затих, когда люди попали в вязкую кровь в коридоре. Звук послышался громче, когда они достигли места, где мы прятались. Я опустилась в пространство стола, когда солдаты вошли в комнату, ровно перед тем, как Сэй и Аполлония успели убежать.

- Сайрус, - позвал Рендлешам радостно, - кто это там у тебя в друзьях?

- Не приближайся, - ответил Сэй.

Я подтянулась, выглядывая из-за стола. Сэй стоял перед Аполлонией, выставив руки в защищающем жесте. Аполлония не боялась. Она стояла, ноги на ширине плеч и обе руки у груди. Подбородок был опущен, и она глядела на солдат исподлобья. Ее голубые глаза с ледяным оттенком блестели, даже несмотря на тусклый красный свет.

Вот черт, она выглядела очень пугающей.

- Доктор, отзовите своих мужчин. Она убьет их. И вас тоже.

Доктор Рендлешам не был обеспокоен. Он усмехнулся и затем попросил подмоги, в небольшой микрофон на запястье.

- У нас есть пять грузовиков с АК для нее, сынок. Буквально через тридцать секунд, их уже будет двадцать. И это ты её будешь просить сложить оружие, а не наоборот.

Сэй предупредил Аполлонию на своем языке, очевидно прося ее сохранять спокойствие. Затем, он заговорил с Рендлешамом снова, - Я лишь хочу, чтобы ваши люди остались живы, доктор. Прикажи им опустить оружие. Отпусти их домой к их семьям.

Один из солдат хохотнул.

Рендлешам покачал головой.

- Я даю тебе еще один шанс, Сайрус. Пусть она сдаст меч или один из моих солдат снесет ей голову.

- Нет. Они не станут, - сказал Сэй. Он взглянул на солдат.

- Пожалуйста, поймите. Единственная причина, почему вся ее команда мертва - это взрыв. Они очень хорошо подготовленные бойцы. Вы не подходите ко схватке с ней. Я знаю, у вас есть дети, которые ждут вас дома.

Он приблизился.

- Она смертоносна. Вам даже не обязательно опускать свои оружия. Просто отступите и покиньте ее корабль. Она уже и так зла, потому что вы....

- Достаточно, - сказал Рендлешам. - Стреляй, Смит!

Один из солдат поднял автомат, но засомневался.

- Нет! Не надо! - сказал Сэй, одновременно протягивая руки и делая еще шаг вперед.

Смит нацелился на Сэя и спустил курок. Автомат заглушил мой крик.

Сэй посмотрел вниз, на дымящуюся дыру в его правом плече. Он упал на колени и затем на бок. Вся комната замолкла. Я закрыла руками рот.

Аполлония смотрела, как Сэй упал на землю, и затем перевела взгляд на группу солдат впереди. Ее глаза больше не были бледно-голубого цвета. Ее зрачки вытянулись, пока радужка не окрасилась в цвет оникса, и чернота стала заполнять белки, пока глаза не превратились в два шара из полированного гранита. Она медленно присела, выставляя свой меч вперед.

Солдаты частично отступили назад и выставили свои оружия.

- Огонь! - скомандовал Рендлешам.

- Нет! - закричала я.

Пули полетели из ружей и Аполлония, подстраиваясь под их скорость, стала уворачиваться. Её меч отклонял пули в обратном направлении. Четыре солдата упали, а четвертого она сшибла головой, посылая его на землю к остальным. Как только он упал на спину, она воткнула свой меч ему в грудь быстрым взмахом. Его крики были мгновенно прекращены.

Рендлешам отшатнулся, а в коридоре послышались шаги солдат. Два десятка солдат наполнили комнату и окружили Аполлонию. Уголки ее рта поднялись, изобразив на лице дьявольскую усмешку, и затем они заговорила с ними на языке, который я не разобрала.

- Сэр? - с сомнением сказал один из солдатов.

Ее глаза не выражали ни страха, ни сострадания. Её безупречность раскрывала то, что она не была человеческим существом, и глаза выражали бесчеловечность. Я не думала, что кто-то из этих солдат желал поспорить с ней. Совсем никак не складывалась такая красота с таким злорадством.

- Убейте ее, мать вашу! - пролаял Рендлешам.

Комнату наполнили оглушительные взрывы и я упала на пол, не желая быть свидетелем смерти Аполлонии. Пули отскакивали от каждой стены, некоторые рикошетом отскакивали от передней части моего стола, за которым я пряталась. Невольно мои руки закрыли уши, и я кричала через весь шум. Только так я могла заглушить ужасающие крики солдат.

С каждым новым криком солдат, пули вылетали все реже. Я приподнялась и увидела невесту Сэя, которая мелькала от скорости поворотов, ударов, сальто и косых. В течение нескольких минут, она была единственная, кто остался среди , по меньшей мере, двадцати-пяти тел.

Я нырнула обратно под стол. Я не боялась мужчин, но Аполлония не была мужчиной. Она даже женщиной не была. Она была живой смертью, заключенной в совершенстве...ужасающая штука, которую я видела.

Внезапно показался Бэнджи. Я была так рада что с ним все в порядке и мне так хотелось его обнять, что я полностью высунулась на несколько дюймов из своего укрытия к нему на встречу. Он стоял на коленях в начале холла, отчаянно маша мне, показывая, чтобы я подползла на пятнадцать или более шагов к нему. Я помахала ему в ответ, надеясь, что он сможет сам укрыться.

- Давай, - он показал одним ртом.

Я потрясла головой, помахав ему снова, показывая, чтобы уходил.

Он вытянул свою шею, пытаясь разглядеть меня из-за стола и затем, опустив голову, пополз ко мне. Я активнее замахала головой. Когда он был всего в нескольких сантиметрах от меня, он прыгнул и крепко сжал меня в объятиях.

- Я думал, ты мертва! - прошептал он, наполовину смеясь, наполовину пыхтя.

- Ты почему такой тупой!! - зашипела я. - Она убьет тебя!

Я не должна была снова просить его рисковать жизнью ради меня, но я не хотела отпускать его. Я не могла.

Бэнджи взял мое лицо в свои ладони. - Я сказал уже, я последую за тобой куда угодно.

Я накрыла его руки своими и извиняюще улыбнулась, но как только услышала шлепающие в крови шаги Аполлонии среди мертвых солдат, я положила руки Бэнджи ему на грудь и толкнула его к себе под стол.

Аполлония присела на колени позади меня, ее лицо оказалось всего в нескольких дюймов от моей щеки, но я не рискнула взглянуть на нее или в ее ужасающие черные глаза.

Она произнесла что-то прекрасное, но звучало это ужасающе.

- Просто не трогай его, - сказала я.

Понимая, что она может разрубить меня своим мечом, я закрыла глаза. То, что я могу вернуться к жизни, вовсе не значит, что не будет больно. И к тому же, я вовсе не была уверена, что смогу вернуться, после того, как меня разрежут пополам.

- Встань. На ноги, - сказала она с явным раздражением.

Я сделала, как она велела и подняла Бэнджи тоже, но встала впереди него.

- Что ты делаешь? - спросил Бэнджи, пытаясь поменяться местами.

- Не двигайся! - сказала я, понизив голос. Я была уверена, что она может отсечь ему голову в любую минуту.

Глаза Аполлонии снова стали голубыми, и она уставилась на нас.

- Я не стану этого делать. Сайрусу это не понравится.

Она повернулась, указывая мечом на темный коридор.

- Он тоже с тобой? - спросила она.

Профессор З робко шагнул на свет из коридора.

Я опустила плечи.

- Да, - сказала я, улыбаясь своему Профессору.

- Ты выглядишь ужасно, - сказал Профессор З. - Рад видеть тебя живой.

Аполлония покинула нас, шагая через тела, пытаясь отыскать Сэя.

Я поспешила к нему так быстро, как позволяла моя хромающая нога. Не знаю, как я ее повредила, но с каждый шагом боль становилась все хуже.

- Сэй! С тобой все в порядке?

Он застонал.

- Нет.

- Ох, черт возьми, я думала, ты мертв! - сказала я.

Аполлония пристально посмотрела на меня, когда я помогала ей поднять Сэя на ноги.

- Мои раны это самое последнее из проблем. Мы должны..., - он застонал, когда мы поставили его на ноги, - добыть образцы и увезти Аполлонию отсюда. Если в ближайшее время она не сможет связаться с отцом, то он сотрет землю из галактики быстрее, чем это сделают паразиты.

- Что это значит? - спросил Бэнджи, нахмурившись.

Сэй быстро взглянул на Бэнджи и затем перевел суровый взгляд на меня.

- А он что здесь делает?

- Он помогает, - сказала я. Если Бэнджи не заручится поддержкой Сайруса, Аполлонии не составит труда оставить его без головы. У меня было чувство, что ей абсолютно наплевать на людей. На любого из нас.

- И как он узнал, что ты здесь? Ты знаешь, что мы не можем ему доверять! - сказал Сэй.

- Он искал меня. Он видел Наяру утром во время пробежки. Ее вообще-то, трудно не заметить.

- Просто так случилось, что он решил пробежаться до рассвета? - проворчал Сэй, смотря на Бэнджи.

- Он всегда бегает по утрам! Будь так добр, поверь мне хотя бы раз!

Сэй зафиксировал свой взгляд на Бэнджи. - Я знаю, что ты замышляешь. - Если ты попытаешься убить хотя бы одну из этих женщин, я лично тебя убью.

Бэнджи взглянул на меня, озадаченный и сомневающийся в ответе.

- Я никогда в жизнь не посмею обидеть Рори. Мне она более важна, чем тебе.

- Это почему это? - закипел Сэй.

- Потому что я...что тебе то за дело?

- Мне есть дело до Рори, - ответил Сэй.

- Как же все это лестно, - сказала я, - у нас есть дела поважнее. Надо заштопать Сэя.

Сэй и Бэнджи уставились друг на друга пока Аполлония не сжала руку Сэя.

- Согласна. Мы должны двигаться. Надо проверить, кто выжил, - сказала она.

Аполлония ушла на некоторое время, и затем мост осветился другим цветом, совсем не красными аварийными огнями. Она вернулась и усадила Сэя на стул, оставляя Профессора З с ним. Затем я, Бэнджи и Аполлония удалились, чтобы проверить тела в коридоре. Каждый раз, когда мы обнаруживали мертвых, Аполлония становилась все злее и злее. После шестнадцати проверенных тел, мне становилось все страшнее оставаться рядом с ней. Когда мы достигли дыры в корпусе, мы обнаружили пропажу Джипа Рендлешама.

Мое внимание привлек блеск металла, и я повернулась посмотреть на женщину, которая лежала рядом с развороченным дном корабля. Она была одета в такую же форму как Аполлония, только серого цвета и она разговаривала на языке, понятном Сэю. Ее кожа была золотисто-коричневой, как и кожа Сэя, но радужки ее глаз были черные и контрастировали со светлой краской, образующей прямоугольник на ее глазах, идущий от одного виска к другому. Ее длинные серебристые волосы как у эльфа как раз и привлекли меня. Я обратила внимание, что она была подвешена на искареженном куске металла.

- Аполлония! Сюда! Она жива!

В следующий момент, Аполлония уже была рядом с молодой женщиной, держала ее лицо руками и утешала.

- Я надеюсь, она справится, - сказал Бэнджи. - А если нет, то Аполлония может заколоть мечом кого-то из нас, просто чтобы почувствовать себя лучше.

Молодая женщина улыбнулась мне. Ее зубы были красные, покрытые густой кровью.

- Английский. Я могу говорить на вашем английском.

- Что я могу сделать? - спросила я.

Аполлония что-то сказала ей, и женщина кивнула. Их беседа не выглядела милой. Прежде чем я поняла, что происходит, Аполлония уже сунула свой меч в ножны, привязанные к спине. Затем, она взяла ноги женщины в одну руку, а другой рукой - взяла за шею и одним быстрым рывком подняла ее вверх, тем самым сняв с осколка, который полностью пронзил ее. Женщина не закричала и даже не заплакала. Она просто задержала дыхание.

- Бог мой, - сказал Бэнджи, уставившись на Аполлонию с женщиной на руках.

Я думала о том же самом. Молодая женщина была совсем в недавнем прошлом девчонкой, а уже проявила такое количество храбрости и самообладания, которое я видела только однажды...у себя.

- Пойдем, - сказала Аполлония. Она понесла молодую женщину обратно к мосту.

- А где Сэй и Профессор З? - спросила я, паника подступила к горлу, когда я не увидела их там, где мы их оставили.

- Должно быть, они пошли..., - Аполлония посмотрела на женщину, которую несла. - Шехочь?

- Шехочь..эм...эм...в изолятор, - сказала женщина.

Впервые за все время, я увидела у Аполлонии не ужасающую улыбку.

- Сэй повел показывать Профессору изолятор. Это немного впереди.

Мы вошли в абсолютно белоснежную комнату, в которой все было сделано из странного тканеподобного материала. Даже стены, пол и небольшие хирургические столы и кровати были сделаны из комбинации газово-марлевой ткани. Я предположила, что это было сделано для того, чтобы держать комнату в полной стерильности.

Она было ярко освещена, но не настолько хорошо, поэтому приходилось щуриться. Я взглянула на полоток, но не смогла найти источник света. На нем не было ни ламп, ни фонарей. Казалось, все было освещено мягким дневным светом и это давало странное сказочное ощущение. Правда было немного тревожно на душе, свет как будто бы прощался и даже более того, когда я поняла что каждая деталь в комнате стерильная, как если бы я находилась на рентгене, под стеклом с высоким разрешением.

Бэнджи улыбнулся, увидев Профессора З, работающего над ранами Сэя.

Аполлония осторожно уложила своего товарища на кровать, которая выглядела больше как прямоугольный стол, стоящий через два от того, на котором лежал Сэй. Не тратя времени зря, она достала подносы и оборудования.

- Она еще и врач? - я спросила Сэя.

- Нет, - ответила Аполлония. - Тсави врач, - сказала она, кивая на женщину.

У Тсави кровь шла даже из ушей. Я не была в курсе анатомии пришельцев, но они выглядели очень по-человечески, и я вполне допускала, что кровь, идущая из ушей, это не очень хороший знак и для них тоже.

Сэй позвал, напоминая Аполлонии поторопиться и помочь ему. Мой живот напрягся, а мои щеки вспыхнули, но это была не ревность. Я просто не могла больше выносить утраты близких мне людей. Слишком много было всего, чтобы переварить....и так много крови. Я не видела такое количество крови с той поры...

Вдруг мои веки отяжелели, и я оперлась рукой о кровать, чтобы не упасть.

- Рори? - позвал Бэнджи.

- С ней все хорошо? - спросил Сэй.

Бэнджи заставил меня взглянуть на его, немного приподняв кожу над глазами.

- Я не знаю. Рори?

Он начал осматривать меня в поисках видимых повреждений.

Мои губы отказывались повиноваться. Я была слишком слаба, чтобы ответить и слишком сильно растроена.

- У нее кровь! - сказал Бэнджи.

Мои ноги оторвались от земли и затем меня положили на стол рядом с Тсави.

- Помоги ей, - попросил Сэй очень слабым голосом, так мне показалось.

Мне почудилось, что он снова попросил. Хотя, я не была уверена, так как они перешли на свой родной язык.

Я повернула свою голову и посмотрела в его красивые золотистые глаза. Они всегда действовали на меня успокаивающе, даже когда я ненавидела его. Он был покрыт грязью, мазутом, сажей и кровью, но он все равно был прекрасен. Как и моя мама, прямо перед смертью.

- Со мной все будет в порядке, - сказала я, хотя это было настолько тихо, что разве что Сэй и мог услышать.

Он потянулся ко мне, и я собрала все свои оставшиеся силы, чтобы коснуться кончиков его пальцев.

Странный шум надо мной привлек внимание. Бэнджи осторожно потянул за руку, пытаясь оценить мою рану. Яркое сияние за его головой затемняло лицо, но я все еще видела его милую улыбку.

- Я не позволю, чтобы что-то случилось с тобой, Рори. Я обещаю.

Глава 16

Я открыла глаза и пару раз моргнула. Меня это не удивляло. Я возвращалась и из более худшего. Меня даже не шокировало то, что я обнаружила себя, лежащую в ярко освещенном, белом изоляторе космического корабля. Но я была удивлена, поняв, что Бэнджи Рейнолдс перегнулся через меня, положив голову на мою кровать. Он остался со мной, спал, сгорбившись на странно выглядящем, и по всей вероятности не удобном стуле, даже не пожелал лечь на ближайший стол.

Его пальцы покоились на моей руке. Его дыхание было медленным, глубоким и расслабленным. Он выглядел так миролюбиво.

Тсави.

Сэй.

Я приподняла голову и осмотрелась. В стороне от меня, столы были чистые и пустые, как будто других двух пациентов никогда и не было. Я была одета в светло-голубую рубашку и штаны, которые я не помнила. Материал был невероятно мягкий.

- Что это такое? - спросила я. - Пижама пришельцев?

Бэнджи приподнял голову и моргнул, пытаясь сфокусироваться.

- Ох, слава Богу, с тобой все в порядке.

- Что случилось? - спросила я, поддерживая себя на локтях.

Бэнджи потер глаза одной рукой и положил свою руку на мою.

- У тебя была серьезная рваная рана на одной руке и прострел от пули в бедре. Но пули не было. Пуля прошла насквозь.

Я опустила глаза вниз.

- Мне не больно.

- Аполлония что-то сделала. У нее есть этот маленький... - Он пытался нарисовать что-то в воздухе. - В общем, у тебя даже шрама не осталось. Хотя ты потеряла много крови.

Он нахмурился.

- Я должен был понять это. Я сидел рядом с тобой и даже не обратил внимания, что ты ранена.

- Не будь так строг с собой, - сказала я, когда он помогал мне сесть. - Даже я не буду.

- Я не понимаю, какого черта тут творится. Я просто рад, что с тобой все хорошо.

Он дотронулся до моей щеки, и я услышала, как Сэй прочистил свое горло. Он и Профессор З вместе стояли в проходе двери.

- Рад видеть, что ты все еще среди живых, - сказал Сэй, входя в комнату.

- И ты тоже, - сказала я, провожая его взглядом. - А где Тсави?

- Здесь, - сказала она и вошла в комнату, обогнув Профессора, одетая в такую же одежду, что была на мне. - Вы люди не такие уж и хрупкие, как я думала.

- А вы не такие же зеленые, как думала я, - ответила я с усталой улыбкой.

Бэнджи помог мне слезть со стола и Сэй засуетился рядом, тоже помогая.

- Я справлюсь, - сказал Бэнджи.

- Я это вижу, - проворчал Сэй и затем обнял меня. - Я немного беспокоился.

- Не стоило. Я же говорила тебя миллион раз...

- И я однажды тебе сказал, что ты не бессмертная, Рори. Везучая, но не бессмертная.

- Я не знаю, - сказал Тсави. - Судя по количеству шрамов на ее теле, я бы сказала, что она перенесла много войн.

Инстинктивно, я сжала руки сначала на груди, а затем вокруг живота. Это было похоже на насилие. Мои шрамы выдавали мое прошлое и единственное, как я могла управлять воспоминаниями той ночи, - это скрывать их. Я могла позволить показать некоторые из моих шрамов только, пожалуй, паре человек - но никогда не показывала все.

Я взглянула на Бэнджи и он слегка улыбнулся понимающей улыбкой. Он их видел.

- Я бы не назвала это удачей, - сказала Аполлония, хмурясь.

- Нам следует продолжать идти. Коммуникационная система Наяры не функционирует. Как только Хамек узнает о крушении, он сожжет все до тла, пока не найдет меня. Он должно быть уже начал поиски. Она долго спала.

- Ей нужен был сон, - сказала Тсави. - Ты можешь идти?

Я отпустила Бэнджи.

- А ты сможешь? Последний раз, когда я тебя видела - у тебя было ранение в голову.

Тсави улыбнулась.

- Этого мало, чтобы остановить меня. Аполлония должна была учиться на врача.

Аполлония скромно улыбнулась.

- Тогда бы мне не доверили Наяру.

Она дотронулась до стены и оглянулась, в ее глазах была грусть.

- Когда мы сможем встретиться с твоим отцом, мы восстановим корабль, но сейчас нам нужно найти способ связаться с ним, - сказал Сэй.

- Что? - спросил Бэнджи. - Что-то типа системы теле-и-радио связи? На территории кампуса есть радиостанция.

- Чересчур рискованно, - сказал Профессор З. - Если Рендлшам начнет в нас стрелять снова, может быть больше жертв и уже среди невинных студентов.

- Все еще длятся каникулы. В здании не должно быть много народа, - сказал Бэнджи.

- Все равно это рискованно, - сказал Сэй, глядя на меня виновато.

- Мы уже и так вовлекли в это одного из студентов.

- Аминь, - заключил Бэнджи.

- Ты сам себя вовлек, - отрезал Сэй.

- И я бы сделал это снова, - грубо и резко оборвал Бэнджи в ответ без тени смущения.

- И почему бы это? - спросил Сэй. Никто не хотел менять обвинительного тона.

- На что ты намекаешь? Почему бы тебе прямо не спросить все то, что ты знаешь и, что крутится у тебя на языке? - спросил Бэнджи.

- Как так всегда случается, то ты находишься в нужном месте в нужное время? Уже то, что тебя так привлекает Рори, вызывает сомнения само по себе. Ты абсолютно не ее тип. Ты больше выглядишь как ценитель таких, как Элли Джонс или Лэйла Диксон.

Я хмуро посмотрела на Сэя.

- Лэйла Диксон? Из администрации?

Сэй пожал плечами.

- Она больше во вкусе Бэнджи, возбуждающая и такая недоступная.

Бэнджи сделал шаг в сторону Сэя. Аполлония шагнула в сторону Бэнджи.

- Да как ты можешь рассуждать о том, какой тип меня привлекает? - спросил Бэнджи оборонительным тоном. - Я уверен, что ты никогда не признаешься, что считаешь меня подозрительным. Ты же врал Рори с того дня, как вы познакомились.

Казалось, что это привело Сэя просто в бешенство, я такого еще не видела. - А какая правда у тебя? - спросил он сквозь зубы.

- Я не врал ей, - сказал Бэнджи.

- Ты ничего не утаиваешь? - упорно стоял на своем Сэй.

- Утаиваю? Давай поговорим о недомолвках. Ты не врешь? Пожалуйста. Не быть честным - это и есть ложь, Сайрус. Не обанывай себя то.

Было видно как напряглась челюсть у Сэя. - Я не вру тебе. Но он... - он указал на Бэнджи, - так и не сказал тебе кто же он на самом деле. Скажи ей, Бэнджи, или это сделаю я.

Линия между бровями Бэнджи стала глубже. Слова Сэя, очевидно, подействовали на него. Он посмотрел на меня, пытаясь подобрать слова, чтобы объясниться.

Его выражение лица заставило меня нервничать даже больше, чем угрожающие слова Сэя.

- Я пыталась объяснить ему, что тебе можно доверять, - сказала я. Когда Бэнджи не улыбнулся мне в ответ, я замолчала. - Ты сам говорил, что я могу тебе доверять. Ты ведь говорил серьёзно... так?

Бэнджи сделал усилие для ответа.

- Бэнджи? - спросила я, наклоняясь к нему ближе, пока наши глаза не встретились.

- Я не хотел врать тебе, - сказал он, потянувшись ко мне. Я отступила назад. - Если бы ты спросила, то я бы все рассказал. Я клянусь, я пытался. Я продолжал ждать удачного времени, а затем...этого просто не случилось. Просто не было подходящего времени.

Неважно как усиленно я старалась дышать, воздух, казалось, никак не мог пробраться в легкие.

Бэнджи выглядел отчаянно.

- Если ты помнишь наш разговор в кафе, то я пытался сказать. Мне хотелось, чтобы ты знала, но как я должен был это сделать? Ты бы не поверила мне, по крайней мере пока ты не узнала правду о Сэе.

- Кто ты? - спросила я.

Бэнджи было открыл рот, чтобы ответить, но ответа не последовало. Он потряс головой.

- Я не хочу, чтобы ты меня ненавидела.

Заговорил Сэй,

- Он - Бэнджи Рэйнолдс, сын агента - Фрэнка Рэйнолдса, и он - главный разведчик Маджестик -12 [прим.пер. - Majestic-12, Majic-12, MJ12] - секретная группа, состоящая из двенадцати чиновников США, занимающихся координацией изучения НЛО).

Я посмотрела на Бэнджи, рот непроизвольно открылся.

Бэнджи шагнул на встречу.

- Рори, просто позволь мне объяснить.

- Скажи мне, что это не правда. Это единственное, что я хочу услышать от тебя сейчас.

Бэнджи в упор посмотрел на меня.

- Это правда.

Я отступила назад, пытаясь уклониться от правды физически.

- Так ты такой же сыщик, как и Элли? Я лишь была твоя цель?

Ко мне быстро подошел Профессор З и взял меня за руку. Он всегда знал, что мне нужно. А прямо сейчас я нуждалась в поддержке, чтобы не упасть на колени от шока.

Бэнджи попытался подойти ко мне с другой стороны свободной руки, но я оттолкнула его.

- Я знал, кто такой Сайрус. А до этого, я так же знал, что Маджестик следил за Профессором Зорба. Я знаю, что выглядит это плохо... очень и очень плохо, но я не использовал тебя Рори. Я клянусь. Папа просил следить за тобой, только чтобы ты была в сохранности. Черт возьми, я и хотел следить за тобой, ради тебя. Но к тому времени как я понял замыслы Маджестик, было уже поздно. К тому времени я уже принял решение.

- У нас нет времени на это, - сказала Аполлония, скрестив руки на груди.

- Да, и правда, времени нет, - сказал Сэй, потянувшись за моей рукой. - Давай, Рори!

- Какое решение? - спросила я в лицо Бэнджи.

Бэнджи пожал плечами, как будто это было очевидно.

- Что я влюблен в тебя.

Профессор З ожидал моей реакции.

- Если вспомнить, Рори, Элли также упомянула, что был один из членов Маджестика, который все портил тем, что увязался за тобой.

- Что ж, Элли была права. - Бэнджи опустил подбородок, глядя мне в упор в глаза. - Посмотри на меня, Рори. Ты должна знать. Все что я когда-либо хотел - это чтобы ты была цела.

Тсави улыбнулась. Сэй смотрел так, как будто был готов убить Бэнджи, а Аполлония изнывала от нетерпения.

- Рори, - сказал Сэй, теребя мои пальцы несколько раз, призывая меня идти с ним.

- Что было поздно? - спросила я.

Бэнджи сделал пару шагов навстречу ко мне и затем взял меня за плечи.

Багровые полумесяцы под его уставшими карими глазами выдавали нехватку сна, пока он ухаживал за мной всю предыдущую ночь и как наблюдал за мной спящей на столе в изоляторе. Его рубашка была измята, а волосы взъерошены.

- Им было слишком поздно убеждать меня в помощи, потому что я был бы с тобой не зависимо от того, чью сторону ты бы приняла.

Я упала в его объятия, и он прижался щекой к моим волосам, прижимая меня к себе еще крепче.

- Я знал, что они придут за породой. Вот поэтому я хотел увести тебя оттуда до ужина. Я думал попытаться вызволить вас обоих до того, как они придут. Но я должен был планировать каждое свое движение очень аккуратно, Рори. Я не мог тебе помочь, если бы не обладал всей информацией от них. Я хотел все тебе рассказать. Просто я ждал подходящего времени.

Сэй хохотнул и развернулся, чтобы посмотреть мне в лицо, теребя своими пальцами волосы.

- Он не может идти с нами, Рори. Мы не можем ему доверять. Он из Маджестик!

Мой рот сжался в одну линию. Я понимала, что это важно для Сэя. Каждый в этой комнате находился под угрозой, но Сэй не знал Бэнджи так же хорошо, как я.

- Ты мне доверяешь?

Глаза Сэя заметались между мной, Бэнджи, Профессором и в конце - на Аполлонии. Она слегка свела брови. Сэй глубоко вздохнул и снова посмотрел на меня.

- Ты сама себе доверяешь?

Я потянулась за рукой Бэнджи и он подался вперед.

- Он не сделает ничего такого, что может ранить меня, Сэй. Я уверена.

- Тогда решено, - сказала Тсави. Они могут вернуться в любую минуту и теперь уже с подкреплением, поэтому мы должны связаться с Хамеком.

- Будь внимательна к погибшему экипажу, - сказала Аполлония. - Мы найдем всех и вернем их домой к семьям.

Тсави заговорила, с блестящими глазами и небольшой улыбкой,

- Они умерли благородной смертью. Хамех устроит им достойные похороны. Она наблюдала за Аполлонией несколько мгновений, затем исчезла в проеме другой комнаты и быстро вернулась с короткими и тонкими халатами для Профессора З и меня.

Профессор З поблагодарил ее и надел халат. На них не было молнии, но спереди халаты застегнулись так, как будто были подвержены действию магнита.

Глаза Профессора З расширились и он улыбнулся Тсави.

- Так намного теплее, спасибо.

- С большим удовольствием.

Сэй улыбнулся Тсави. Он ценил то, что его люди были очень добры с землянами, и казалось, мы нравились Тсави. Чувства были взаимны. Она выглядела более....по человечески, по крайней мере, более, чем Аполлония. Зная Сэя, я даже и не могла вообразить, как ему удалось влюбиться в такого сухого, без эмоционального и злого человека. Однажды он сказал, что она эмоциональна. Я была абсолютно не согласна с этим. Исходя из того, что видела я, было очень непонятно - есть ли у нее душа вообще. Сэй был добрым и отзывчивым. Он умолял солдат...мужчин, которые были готовы нас уничтожить...не для того, чтобы угодить своей возлюбленной, а чтобы избежать ужасной резни любой ценой. Да как он мог любить такого монстра?

Аполлония подошла к двери и забарабанила пальцами по прямоугольнику с нарисованными странными символами. Они засветились, установив контакт с ее пальцами, и когда дверь позади стены плавно откатилась назад, показалось хранилище полное оружия.

- Что ты делаешь? - спросил Сэй.

Аполлония кинула Тсави маленькое орудие, размером с ладонь. Оно выглядело как сцепленная резина, но более гладкая.

- Нам нужно оружие Сайрус, - ответила Аполлония.

- Мы не можем больше убивать людей. У нас есть ты и твой меч. Вот все что нам нужно.

Аполлония дотронулась до лица Сэя очень нежно, но ее выражение лица так и оставалось без эмоциональным.

- Я уже потеряла достаточно. Я не могу оставить Тсави без оружия.

Сэй кивнул и повернулся к Тсави.

- Постарайся никого не убить.

Тсави улыбнулась.

- Конечно.

Сэй и Аполлония стали пробираться на выход, Профессор и Тсави шли за ним рядом. Мы с Бэнджи шли позади. Он помогал мне пробираться через тела и обломки корабля, несмотря на то, что мои раны больше не болели. Если исключить усталость, я чувствовала себя не плохо, но я все равно позволяла ему беспокоиться обо мне.

Наконец, дневной свет упал прямо на мое лицо. Холодный воздух тут же прокрался в легкие и мой следующий выдох уже сопровождался белым облачком передо мной. Я прищурилась, заслоняя рукой лицо от утреннего солнца. Бэнджи помог мне надеть халат.

- Профессор Зорба сказал, что халат очень теплый. Но он всего лишь в миллиметр толщиной и без единого шва.

- Это мы сейчас проверим, - сказала я, скользнув в рукава халата. Стороны халата незамедлительно соединились, и я в мгновение перестала чувствовать холод. – Ткань, должно быть, сделана по какой-то специальной технологии. Это намного лучше чем мое пуховое пальто.

- А я все это время думал, что у тебя и нет пальто, - сказал Бэнджи, дразня и подмигивая.

Мы слезли с Наяры и перешли через холм, образовавшийся из-за крушения корабля. Обломки и мусор после битвы все еще дымились.

- А где пожарные машины? - спросила я. - А полиция?

- Рендлшам поставил это место на карантин, я уверен, - сказал Сэй в ответ.

Я выпрямилась, чтобы увидеть самую верхушку холма, куда мы направлялись.

- Интересно, охраняются ли блокпосты?

- Обязательно, - сказал Профессор З. - Я тут думал о том, как Аполлонии связаться с отцом. В десяти милях отсюда есть старая заброшенная вышка радиосвязи. Долгое время она уже выставлена на продажу и вышка достаточно старая, так что сигнал не будет четким и сильным.

- Значит, использовать мы ее не можем? - спросила Тсави.

- Нет, - сказала я. - Эффективные широковещательные сигналы подавляют любые другие сигналы для перехвата в космосе.

- Так точно, - сказал Профессор З. - Старые радиопрограммы транслировались с массивных наземных станций, которые передавали сигналы на тысячи ватт. В теории, эти сигналы могут быть относительно легко получены из глубин космоса. Это абсолютно то, что нам нужно.. неработающая старая станция. Пять недель назад, Начальник по связи Кемптона проверял станцию, ну вы знаете, на предмет запасных частей для отдела радио - науки. Они не были готовы просто продать запчасти, без продажи здания целиком, но они сказали, что оборудование и вышки все еще на месте и в полной сохранности. Я не могу утверждать что вышки и оборудование все еще функционирует, но я уверен что три студента из КИТ , профессор КИТ и три существа высшего разума смогут настроить это и запустить.

- Немного погорячились, я думаю, - сказал Бэнджи.

Тсави, Сэй и Аполлония повернулись к Бэнджи.

- Что? - спросил он. - Я уверен, они слажены по последнему слову техники и идеям, так же как и мы. Они более старая раса. Но это не равно более высокому уровню интеллекта.

Сэй сузил глаза.

- Я выучил практически каждый язык на вышей планете, включая так же правописание и разговорную речь, а так же все ваши нелепые сокращения, и все в течение двух месяцев, после того как меня взяли в экспедицию на Землю, так как я отслеживал метеорит.

- И симфонию написать сможешь? - спросил Бэнджи.

- Могу ли я... что? - спросил Сэй, абсолютно возмущенный.

- Смысл моих слов в том, что все мы в чем-то лучше других. Языки, наверное, твоя сильная сторона.

Я ткнула Бэнджи локтем.

- Они и так тебе не доверяют. Ты сейчас себе не помогаешь этим.

Он вынул ключи.

- У меня есть только машина. И она быстрая. Этим я могу помочь?

Глава 17

Мы стояли, скрытые деревьями и, не отрываясь, смотрели на оранжевый Мустанг Бэнджи. Цвет машины неприятно бросался в глаза, мотор грохотал до безобразия и заднее сидение составляли два раздельных кресла, а не общее место.

- Что? - спросил Бэнджи.

- Нам осталось только повесить знак сверху "Хватайте нас", - ответил Сэй. - И вообще-то нас шестеро.

- Я могу сделать два захода, - ответил Бэнджи.

Сэй потряс головой.

- Нам нужно быть вместе.

Бэнджи нахмурился.

- Почему?

- Ты прав, - сказал Сэй, протягивая руку. - Твоя машина нам нужна, а ты - нет. Передай-ка ключи.

Профессор З вздохнул.

- Все, что мы задумали сделать, мы должны хотя бы начать. Я уверен, в любой момент могу придти еще больше солдат.

- Сэй..., - начала было я, но Бэнджи шагнул и встал передо мной.

- Я понимаю, что у нас не так много времени, но я не позволю взять тебе машину и оставить меня в лесу, чтобы я пешком шел до дома. Я хочу помочь, но не хочу, чтобы из меня делали дурака.

- Ок, - сказал Профессор З, поднимая вверх две руки. - Я остаюсь.

- Никто не остается. Мы все поместимся, - сказала я. Затем взяла ключи из руки Бэнджи и нажала на кнопку дистанционного пульта управления. Багажник быстро открылся и все посмотрели в пустое пространство. Я забралась внутрь, присела, пододвинула колени к груди и подперла голову локтем.

- Просто смешно, - сказал Сэй.

Бэнджи улыбнулся мне. Он что-то отломил от связки ключей и затем бросил ключи Сэю.

- Ты хочешь вести, так? Он забрался внутрь тоже, и сделал вид, что комфортно пристроился рядом со мной.

- Что ты делаешь? - прорычал Сэй. Его терпение в отношении Бэнджи улетучивалось.

- Холодно очень и в Мустанге еще два свободных сиденья. Я доброволец, который согреет Рори. С этими словами он потянулся и закрыл багажник.

Все вокруг было черным, как смоль и на мгновение я засомневалась, а было ли это хорошей идеей. Я слышала как Профессор З и Сэй разговаривали в каком направлении находится радио станция и затем Сэй и Аполлония что-то быстро говорили на своем языке. Разговор, казалось, не был радостным.

Багажник засветился, и лицо Бэнджи оказалось всего в нескольких дюймах от моего. Крошечный фонарик был у него в одной руке, а другой рукой он подпирал голову.

- Отец всегда говорил, чтобы я носил такое на связке ключей. И что однажды я его поблагодарю за это. Спасибо, пап.

Я засмеялась. Я не смогла удержаться. Доставляла большое удовольствие наблюдать на Сэем, на лице которого читалась ревность и мне отчасти нравилась эта черта плохого мальчишки в Бэнджи.

Мотор заревел и мы двинулись. Когда Сэй повел машину по кочкам, мы с Бэнджи захихикали. Я не была уверена, где находилась эта радио-станция, но я предполагала, что ему придется ехать по проселочной дороге, чтобы туда добраться. Я не осознавала этого, пока езда не превратилась в такую тряску, что Сэю пришлось съехать на обочину, пока мы не проехали все препятствия.

- Надеюсь, после такой езды твоя машина не сильно пострадает.

- Я надеюсь, мы нигде не застрянем или что Сэй нас не перевернет с моста. Я не думаю, что мы все продумали до конца.

- Он не стал бы этого делать. Да, он тебя не любит, но у него есть чувство странного сострадания к людям.

- Это то, когда... оу! - закричал он. Сэй слишком круто заскочил на возвышенность на дороге и Бэнджи ударился головой о крышку багажника. Он потер голову и стукнул кулаком по внутренней стенке багажника. - Полегче там! Он, наверное, хочет убедиться, что нас тут достаточно трясет, чтобы успевать обниматься.

Я улыбнулась.

- Он сейчас очень занят со своей королевой Воинов.

- О! Я как раз подумал, что они... если это так, то у него не получается скрыть это.

- Скрыть что?

- Что он чувствует к тебе!

- Мне кажется, что ты его раздражаешь.

- Очень вероятно. Я его конкурент.

- Он влюблен в нее, Бэнджи.

Бэнджи улыбнулся как чеширский кот.

- Спасибо!

- За что?

- Что не отрицаешь того, что я конкурент.

Теперь была моя очередь улыбнуться.

- Я рада, что с тобой все в порядке. Я не должна была тебя просить доставить меня к кораблю.

- Меня? - переспросил он, его брови взлетели вверх. - Они не охотятся за мной. Если бы я не увидел тебя за тем холмом, когда я... вообщем, я был в пяти минутах от нервного срыва. На минуту я подумал, что ты была в том корабле вместе с Сэем. И было всего два пути - или корабль тебя увезет, и я больше тебя никогда не увижу или солдаты собьют корабль, и ты пострадаешь. Я не был готов ни к одному из вариантов.

- Так это все было не игрой? Тебе не нужны были образцы?

Лицо Бэнджи скривилось, и он нагнулся ко мне.

- Меня не волнуют образцы. Ты единственная кто мне нужен, с того момента как я впервые тебя увидел.

- Но ты так хотел попасть в лабораторию.

- Единственной причиной, по которой я хотел попасть в лабораторию, была ты и убедиться в том, что Сэй не причинит тебе вреда.

Я засмеялась и потянулась к нему, быстро дотронувшись до губ Бэнджи своими, прежде чем Сэй налетел на очередную кочку и мы оба ударились головами о крышку.

Спустя полчаса Мустанг наконец-то остановился и мотор заглох. Это было облегчение для меня, но Бэнджи выглядел немного разочарованным. Крышка багажника открылась, и мы увидели Сэя, стоящего прямо перед нами. Он протянул руку, чтобы помочь мне выбраться.

- Ты в порядке? - спросил он. - Очень извиняюсь за крутые повороты. Дорога просто кишит Хаммерами. Пару раз нас чуть не заметили. Конечно, не просто прятаться, когда ты едешь в оранжевой спортивной машине.

- Было немного грубовато, но в целом не плохо, - сказала я, быстро взглянув на Бэнджи.

Мы все последовали за Профессором З ко входной двери радиостанции. Никто не удивился, когда обнаружилось, что дверь заперта, но когда Бэнджи удачно открыл замок несколькими проводами, которые он захватил из багажника - вот тут и было наше удивление.

- Что? - спросил он.

- Где ты научился этому? - спросил Сэй. - Это достойно уровня специалиста, а не обычного студента-инженера.

- Мой отец научил меня. Он так же научил меня, как стрелять из пистолета, разводить огонь, заводить машину без ключа зажигания и эффективно фильтровать воду. Он видел достаточно пока работал над программой Маджестик Двенадцать. Он хотел быть уверен, что мы справимся, если произойдет что-то непредвиденное.

- Он не показал тебе, как остановить кровь из носа? - спросила я.

Бэнджи пожал плечами и улыбнулся.

- Папе не нужно было учить меня как притвориться полным дураком, когда симпатичная девушка хочет позаботиться о тебе.

Я сощурила глаза, смотря на него, но его озорная улыбка была очень заразительной.

- У тебя всегда есть с собой отмычка? - спросил Сэй.

- Это две канцелярские скрепки, одна изогнута вот так, - сказал Бэнджи, протягивая руку. - Они лежали в моем портфеле в багажнике.

- Просто замечательное совпадение, вот и все, - вскипел Сэй.

Лохматый и тощий серый кот мяукнул и потерся сначала о стену здания, а затем о ногу Бэнджи.

- Ох, бедолага. - сказал Бэнджи. Он попытался погладить его, но кот увернулся от руки Бэнджи и продолжил тереться боком о его другую ногу.

- Кажется, ты нашел друга, - сказала я.

- Животные и дети меня любят, - сказал он, прежде чем взять лохматого котенка.

Все мы продолжили следовать за Профессором З внутрь станции, но Сэй жестом указал Аполлонии и Тсави оставаться и охранять входную дверь. Здание было разделено стеной и узкой дверью на две разные по размеру комнаты. В первой комнате находились кабинка ди-джея, звуковые колонки, письменный стол, неоновые вывески, стулья и умывальник. Другая комната, насколько мне удалось разглядеть, была похожа на хранилище. Обе половины не освещались и были полны всякого разного оборудования.

Профессор доковылял до кабинки ди-джея и уселся, глядя на различные кнопки. - Кто-то нашел источник питания. Дайте мне немного времени, и я попытаюсь все тут выяснить.

Позади кабинки из дыры в полу торчали кабели и Сэй, Бэнджи и я разошлись в стороны в поисках электрического распределительного короба.

Спустя несколько минут мы встретились с Сэем в центре задней стены не найдя ничего.

- Я проверю с другой стороны, - громко прокричал нам Бэнджи.

- Ага, будь добр, - пробормотал Сэй себе под нос.

- Почему ты так одержим ненавистью к нему? - спросила я.

- Я просто жду, когда он тебя предаст.

- Ты имеешь в виду нас.

- Нет, я имею в виду тебя. Если ты не доверяешь человеку, то он не может тебя предать. Он вздохнул, очевидно, расстроенный. Когда он заговорил снова, его голос звучал спокойнее, - Это плохая идея, Рори. Его отец из Маджестика. Бэнджи был воспитан в этой среде, и ты думаешь, что одна девушка сможет заставить его все предать?

- Почему же ты тогда не настоял на том, чтобы он не поехал с нами?

- Потому что ты хотела, чтобы он остался.

- С каких это пор ты стал меня слушать?

Сэй обернулся через плечо, и мы встретились глазами.

- Я действительно беспокоюсь за тебя. Когда Тсави, Аполлония и я покинем эту планету, я не хочу чтобы ты осталась одна. И если Бэнджи тот, за кого он себя выдает, тогда вы должны быть вместе, несмотря на то, что меня заставит страдать только лишь одна мысль об этом.

- Так ты позволил Бэнджи остаться с нами только за тем, чтобы мы были друзьями, в случае, если он все же не от Маджестика?

- Точно, но не как друзья, а как ценное средство.

- Мы уже друзья.

- Да. Это меня и беспокоит.

- Почему?

- Я уже говорил тебе, Рори.

- Ты беспокоишься обо мне.

Он кивнул.

- Неубедительно. И я пошла прочь, но Бэнджи схватил меня за руку.

Сэй старался говорить тихо.

- Ты хоть понимаешь, в какой сложной ситуации я сейчас нахожусь? Я и не думал что...Я не ехал сюда в надежде, что найду кого-то близкого.

- Давай будем честными. Ты не можешь лишить меня Бэнджи просто потому, что ты ревнуешь. Ты уже выбрал Аполлонию, поэтому ты не можешь претендовать и на меня тоже.

Он выпустил мое запястье с отвращением.

- Ты не права. Я бы не посмел так поступить с тобой или с ней.

- Я полагаю, что одна девушка вполне может заставить кого-то пересмотреть то, что он когда-то считал правдой.

- Теперь ты сравниваешь меня с ним? - спросил Сэй, меняясь в лице.

- Ты все еще утверждаешь, что не ревнуешь?

- Ревность - это чисто человеческая эмоция, которой я не обладаю.

- А я думала, что ты не врешь.

Сэй собирался сказать больше, но зажглись огни и Бэнджи показался в двери с большой улыбкой на лице и тем страшным котом на руках.

- Я нашел!

В этот момент я поняла, как близко мы стояли с Сэем. Он это тоже заметил. Мы шагнули назад в униссон , увеличивая дистанцию между нами, потупившись от неловкого положения.

Бэнджи уловил этот момент и его улыбка улетучилась.

- Все у вас здесь хорошо? Кошка вывернулась от хватки Бэнджи и побежала к задней стене здания.

- Все замечательно, - сказала я, оставляя их обоих перед входом в радиостанцию.

- Что ты ей сказал? - прорычал Бэнджи. Когда Сэй не ответил, Бэнджи повернулся ко мне. - Рори... Рори! - сказал он, хватая нежно мою руку.

- Я тебе доверяю Бэнджи. И если ты меня предашь, то я тебе этого никогда не прощу.

- Я сделаю все, чтобы доставить их домой, - сказал он, кивая в второну Аполлонии и Тсави, - и сберечь тебя. Клянусь жизнью.

- А что скажет твой отец?

- Я его уважаю. Но это не значит, что я поддерживаю его во всем, что он делает.

- А в чем конкретно?

- В том, что Сэй и его люди являются угрозой. И что они хотят забрать породу, которую нашел Профессор Зорба, потому что она сможет защитить Землю от них.

- А почему они так думают? Если бы это было так, Сэю было бы достаточно просто забрать этот чертов камень и уехать домой.

- Это он тебе сказал?

- Да. Потому что все это правда, я уж не говорю о здравом смысле.

- Что еще он тебе сказал об этом?

Расслабившись в течение нашей беседы, я почти ответила ему на вопрос. Но что-то меня остановило.

- Ты слишком уж много задаешь вопросов о породе для человека, который этим не интересуется.

- Извини, - ответил Бэнджи и выпустил мою руку.

Аполлония и Тсави по очереди несли вахту, пока Профессор З, Бэнджи, Сэй и я устанавливали электропровода внутри и снаружи радиостанции. Я обнажала медные провода ножницами и ножом, а ребята обматывали медную проволоку вокруг антенны и дальше соединяли ее с другими проводами станции. Время от времени Бэнджи брал передышку и пытался приласкать кошку. Та выглядела так, как будто однажды уже побывала на электрическом стуле, поэтому я не была удивлена, что кошка не хотела иметь никаких дел с Бэнджи, пока тот обматывал медные провода.

- Твой отец должен пройти в атмосфере вертикально станции на высоте пятидесяти миль для того, чтобы уловить эту частоту. Ты могла бы записать ему сообщение, - сказал Профессор З Аполлонии.

Бэнджи зажал свою проволоку.

- На северных холмах есть несколько радиоантенн. Эта радиостанция может перенастроиться на них. С большей вероятностью мы смогли бы отвести луч, перенаправив его путем связывания сигнала от Земли с антенной. Корабль Хаммеха смог бы перехватить сигнал. Если бы мы знали траекторию корабля, мы смогли бы даже обозначить одну из тарелок в этом направлении в обход всех остальных антенн.

- Я не знаю, - ответила Аполлония.

Профессор З покачал головой. - Ему бы отслеживать эти антенны, чтобы поймать сигнал. Если бы мы только имели хоть какой то способ понять - что они получили сигнал...

- Аполлония, возможно ли это? Чтобы его корабль просматривал эти антенны? - спросил Бэнджи.

- Это возможно, - ответила Аполлония монотонным голосом. Она была эмоциональна, но лишь в одной эмоции - гнев.

Бэнджи пожал плечами. - Все таки это лучше чем ничего.

Чем больше времени проходило, тем сильнее нервничал Сэй. Даже стоический дух Аполлонии начал слабеть. Никто не знал сколько еще времени есть у нас в запасе прежде чем Хамех обнаружит разрушенный корабль дочери и это сделает каждый проходящий момент еще более пугающим.

У меня пересохло в горле и сильно першило и услышав как прочищает горло Профессор З я поняла, что он чувствовал тоже самое. Мы ничего не ели и не пили с предыдущей ночи. Никто даже не прервался для ванны с утра. Когда ребята начали работать с проводами, нам пришлось отключить электричество. Всем нам хотелось пить, есть, согреться и это очень мешало работе.

- Рори, ты очень бледная. Ты должна отдохнуть, - сказал Профессор З.

- Я буду отдыхать, когда мы все закончим, - сказала я.

Аполлония переговаривалась с Тсави на их языке. Тсави кивнула и затем посмотрела на Сайруса.

Он кивнул. - Они правы. Ты должна отдохнуть. Твои раны все еще не зажили на клеточном уровне. Людям требуется быстрая фаза сна. Скорее всего твоему телу требуется вернуться в привычный круг сна, чтобы завершить процесс укрепления.

- А тебе тогда тоже требуется сон, не так ли? - спросила я.

Сэй взглянул на Аполлонию и Тсави и слегка улыбнулся. - Мы не люди.

Я свернула еще одну медную проволоку и бросила плоскогубцы на пол. - Ок, я пойду отдохнуть. По правде говоря, я боролась с усталостью, но оценив другие усталые глаза спутников, поняла что я не одна.

Температура на улице сильно упала за последний час и старое здание постепенно превращалось в морозилку. Я выбрала место под столом. Стол был окружен другим высоким оборудованием и я надеялась что те части, на которые не хватало иноземного халата не замерзнут.

Я свернулась калачиком, подложив руку под голову и используя ее как подушку. Бетонный пол был ледяной. Я огляделась вокруг, обнаружив динамик, на который был накинут брезент.

- Я подам, - сказал Бэнджи, хватая брезент и идя навстречу мне.

Я отошла, ожидая пока он свернет брезент и затем разместит его на месте, куда я легла.

- Спасибо, - сказала я, возвращаясь в такое же положение, как легла прежде.

Бэнджи поднялся без единого слова, но в течение минуты он вернулся, накрывая меня еще и тканым одеялом.

- Мой отец всегда настаивал, чтобы я держал одеяло в машине в зимний период, просто на всякий случай. Оказывается, и на счет этого он был прав тоже.

- Но не всегда, - сказала я, дрожа под одеялом.

Бэнджи потер мою руку вверх и вниз, пытаясь согреть меня.

- Точно.

- Ты все равно больше с ними не заодно.

- Неа.

- И что ты чувствуешь?

Бэнджи задумался на минуту и улыбнулся.

- Довольно хорошо. Он так же учил меня думать своими мозгами.

- Ты думаешь, он тебя простит?

- Я не знаю. Думаю, мы сможем это узнать когда я закончу все это дело в федеральной тюрьме...или нет.

Я улыбнулась ему в ответ, и мой живот свело, когда я поняла, что он прилег рядом со мной. На радиостанции было холодно как в аду, но это была не единственная причина, по которой я хотела, чтобы Бэнджи был рядом с собой. Бэнджи преследовал меня долгое время. Я ничего не чувствовала, пока в мое поле зрение не попал Сэй. До смешного странно, но он был послан мне для Бэнджи. Теперь, когда эта дверь была открыта, казалось, мне всегда его было мало.

В ту минуту, когда Бэнджи прилег рядом и перестал двигаться, я придвинулась к нему поближе.

- В течение шести часов это происходит уже второй раз, - сказала я.

Бэнджи обхватил меня руками и притянул к себе.

- Должно быть мой счастливый день.

Я улыбнулась, и потянулось рукой к его пальцам. Он взял мою руку, поднес к своим губам и нежно поцеловал.

- Я скучал по тебе, - прошептал он.

Я повернула голову и дотронулась лбом до его подбородка.

- Никогда это больше не повторится, да?

- Я не знаю, - сказал он, вздыхая. - Это зависит от того, о чем ты сейчас говоришь. Если ты имеешь в виду нашу жизнь, пока мы не влипли во всю эту историю с инопланетянами... наверное, нет. Если ты имеешь в виду нашу дружбу, пока мы не провели ту ночь вместе... наверное, нет.

- По крайней мере, ты честен.

Он дотронулся губами до моего виска.

- Я не хочу возвращать все на прежние места. Ты бы никогда не позволила себя обнимать так, как я сейчас это делаю.

- Я не знаю. Это все случилось не в один момент.

- Да? - спросил он, поглядывая на меня снизу.

Я опять положила свою голову на руку. Еще несколько месяцев назад мое одиночество меня совсем не беспокоило. Мне никогда не приходило в голову начать с кем-то встречаться.

- Сэй скоро уедет, - сказала я.

- Скатертью дорога.

Я закатила глаза.

Бэнджи крякнул.

- Я серьезен наполовину.

Я чувствовала, как его дыхание раздувало мои волосы, когда он говорил.

- Это что-то для нас значит?

- Что ты имеешь в виду?

- Когда он уедет... - он засомневался, - Я буду просто тот, кто остался?

Я нахмурилась.

- Нет. Это ничего не значит, кроме того - что он уезжает.

Бэнджи старался молчать. Очевидно, было то, что он хотел что-то сказать, но не стал.

Я прижалась к нему.

- Я не знаю, получится ли у нас, Бэнджи. Но прямо сейчас я знаю то, что лежу в твоих объятиях и чувствую, что все так и должно быть.

- Так почему ты все еще здесь? Мы можем уйти, ты же знаешь. Ты не должна рисковать собой из-за него.

На ум мне пришли Сэй и Аполлония, смотрящие друг на друга с улыбкой и украдкой касающиеся друг друга.

- Он мой друг, и я его люблю.

- Ты его любишь, как друга?

- Я просто его люблю. Я думала, что это другое чувство, но помочь ему - это то, что я должна сделать.

- Счастливчик, - сказал он. На его лице отразился целый набор чувств: и ревность и боль и разочарование.

Я развернулась на спину, смотря на него.

- С тобой все по-другому. Он пытался смягчить свой взгляд, но как не пытался - не мог. Я дотронулась до его щеки. - Через несколько часов я скажу Сэю ‘прощай’. Но если мне нужно будет и тебе сказать тоже самое, то я не смогу это сделать Бэнджи. Я не выживу, если ты покинешь меня.

Бэнджи нагнулся и дотронулся своими губами до моих. Было не важно. кто еще был в комнате и что мог подумать о нас. Нужные мне руки обнимали меня и это все, что было важно.

Бэнджи оторвался от меня и стал делать чмокающие звуки губами. Я взглянула посмотреть, не сошел ли он с ума, и поняла, что он пытался подозвать кошку, которая проходила мимо.

- Чего ты так к ней привязался?

- А мне нравятся сложности, - ответил он.

- Если ты хочешь чтобы она прилегла с нами, ты, по крайней мере, должен дать ей имя.

- Хорошо. Что ты предлагаешь?

- О нет, у меня никогда не было домашних животных. Это уж твое дело. Ты называешь его. А мы уверены, что это он?

- Да, хорошее замечание. Имя должно подходить для обоих полов.

Ласкунчик?

Я нахмурилась.

- Это самое ужасное имя на свете.

- Да, но в данный момент оно подходит. Просто попробуй его.

Ласкунчик, иди сюда. Сюда мой мальчик...или девочка.

А коту это понравилось, тем не менее, и он стал приближаться, пока Бэнджи не дотянулся до него и стал гладить.

- Вот видишь? Он не думает что это плохое имя.

- И в то же время, думает. И когда она обнаружит, что у тебя нет еды для нее, она будет очень терпеливо ждать, чтобы подловить тебя в самый неподходящий момент, когда ты слаб, чтобы выцарапать тебе глаза.

Ласкунчик нашел самое мягкое место на одеяле рядом с моими ногами и, как следует его, утоптав своими лапками, наконец, улегся. Я даже и не думала жаловаться. Она была теплой.

- Да. Она выглядит очень зловредной, - сказал Бэнджи, произнеся это прямо над моим ухом.

Вскоре, я растаяла в объятиях Бэнджи и уснула. Но я не видела снов. Была просто сладкая и теплая темнота, такая же, в которую я погрузилась, когда умерла. Все что я хотела - просто лежать рядом с Бэнджи, расслабленно и тяжело. В тот момент я была готова уйти, даже если бы это было навсегда. Сейчас оставаться здесь было легко. Труднее было проснуться. В это время, правда, было гораздо труднее.

Мое тело затряслось, и я услышала голоса, которые становились громче.

- Боже правый! Ее било в конвульсиях! - закричал Бэнджи, его руки нависли надо мной. - Что...что делать?

- Ей нужна вода, - сказал Сэй откуда то рядом.

- Я пойду, - ответил Бэнджи. - Тут недалеко заправка, в паре милей.

- А что нам делать, если тебя схватят? - спросил Сэй.

- У нас нет времени для споров! Я иду! - сказал Бэнджи.

- Останься с ней!

Целый мир, казалось, сузился до размеров тоннеля. Единственное что я сейчас ощущала, была боль и тошнота. Каждый нерв кричал. Каждый мускул напрягся. Я знала, что если бы я попыталась пойти я бы упала.

- Попытайся расслабиться, Рори, - сказал Профессор З.

Сэй дотронулся до моей руки.

- Скоро все закончится.

Тело затрясло снова. Для человека, который был обезвожен, казалось, объем рвоты был с ведро. Мои ладони, покрытые тем, что отверг мой желудок, лежали на полу. Скорее всего, все мое тело отвергало то, что Аполлония дала мне. Может быть, она сделала это специально. Может быть, она пыталась убить меня. Я нашла в себе силы посмотреть на нее через пот, который лился градом по лицу. Она стояла, склонившись надо мной, рядом с Тсави. Выражение ее лица было, как обычно, ничего-не-выражающим.

- Что ты... - начала было я, но не смогла закончить.

Как только Аполлония поняла, в чем я собиралась ее обвинить, ее лицо, наконец, приняло оттенок гнева.

- Ты думаешь, это я специально сделала? Она сделала шаг, но Тсави удержала ее. - Я спасла твою жизнь, - выпалила она. Она взглянула на Сэя. - Эта та - в ком ты души не чаешь? Как ты можешь заботиться о таком слабом создании? Посмотри на нее! Из нее катиться пот как с ипошта.

Тсави отвела ее назад, чтобы она не была в поле зрения. Я слышала, как они спорили на своем языке.

Сэй нежно положил мне руку на спину.

- Она просто расстроена. Я говорил тебе - она очень эмоциональна.

- Я не знаю, кто такой ипошта, но хочу сказать, что я очень обижена, - сказала я, прежде чем подавиться следующей волной рвоты.

Сэй откинул назад прядки моих волос, которые упали на лицо.

- Не переживай об этом сейчас.

- Что это? Что за язык? - сказала я, мой голос звучал как шины о гравий.

Сэй взглянул на меня, сдвинув брови вместе. Он был испуган.

- Ахнктешь.

- Ахнктешь, - повторила я. - Очень красиво.

- Не разговаривай, Рори. Побереги силы.

Меня вырвало снова.

- Она не говорила всерьез, - сказал Сэй умоляющим голосом.

- Никто из нас не знал, что это может так подействовать. Пожалуйста, поправляйся, - сказал он, прежде чем поцеловать меня в макушку.

Если бы я чувствовала себя хорошо, я могла бы оценить заботу Сэя обо мне, даже не смотря на присутствие Аполлонии. Только находясь при смерти, я могла позволить Аполлонии видеть это.

Через какое-то время вернулся Бэнджи, неся воду, влажные полотенца и еду с газовой станции: чипсы Читос, острые свиные кожицы, содовая вода, шоколадные батончики и Слим Джим [прим.пер. - копченые, сухие колбаски]. Если бы все это не вызвало снова приступ тошноты, то я могла бы его поблагодарить. Единственное, что могло бы продолжить всю эту линию еды - лапша рамэн.

Бэнджи сел рядом со мной и подтянул мою голову к себе на колени, давай мне попить. В течение первых десяти минут вода вышла из меня так же, как и зашла, но после этого я чувствовала себя лучше с каждым глотком. Спустя небольшой отрезок времени и выпитых двух бутылок воды, я более-менее пришла в себя.

Сэй и Профессор помогли перенести мои вещи на другую сторону комнаты. Из-за моей внезапной болезни и испорченных одеял, нам пришлось снова искать теплые вещи, чтобы согреться. Аполлония очистила мою одежду, просто вылив мне на голову целую бутылку воды. Инопланетная одежда высохла в секунду. Но не волосы. По крайней мере, короткие они сохли быстрее, или я бы так и осталась с мокрой головой.

Кот сразу убежал, как только Аполлония устроила мне импровизированный душ, но вернулся - когда понял, что у Бэнджи есть еда. Неожиданно оказалось, что коту пришлись по вкусу свиная кожица и Слим Джимс.

С новым брезентом под нами и четырьмя СвитШотами размера экстра длинные, которые Бэнджи так же купил на заправочной станции, чтобы использовать, как одеяла, Бэнджи, Ласкунчик и я снова прижались друг к другу плотнее.

- Убедись, что свет выключен, Сайрус, и затем мы попробуем все подключить, - сказал Профессор З из будки ди-джея.

Сэй сделал, как говорил Профессор, и Тсави вышла, чтобы включить генератор энергии.

- Включай, - сказал Профессор в микрофон. Он прицепил оба наушника ближе к правому уху. - Ай, - проворчал он, отбрасывая наушники и позволяя им повиснуть на панели управления. - Пока не добрались.

- Еще нет, - сказал Сэй. - Но мы попытаемся снова.

Передние фары машины осветили окно и все кто стояли, нырнули на пол. Аполлония тихонько и без единого слова прошла по комнате, чтобы посмотреть.

Она выглядела полностью расслабленной.

- Они ушли, но могут вернуться. Мы не должны выдавать себя.

- Может нам стоит что-нибудь найти, чтобы завесить окна?

Сэй покачал головой.

- Тогда они все поймут. И остановятся, чтобы рассмотреть лучше. Он огляделся в комнате. - Может быть, нам стоит всем отдохнуть и продолжить работу через пару часов.

Аполлония шагнула ему на встречу. Она откинула волосы назад, и теперь черные волны спадали каскадом по ее плечам и заканчивались в районе локтей.

- Я не уверена, что у нас есть пара часов. Я не выходила на связь с Хамехом почти весь день. Если он проследит когда Наяра последний раз выходила на связь и увидит что она лежит...если он не найдет меня внутри корабля...тела...

- Согласен. Но мы должны отдохнуть. Всего лишь несколько часов. Мы не можем продолжать в таком состоянии.

Аполлония кивнула, но не очень уверенно. Она и Тсави устроили себе кровать на другой стороне комнаты. Сэй устроился в паре шагов от будки ди-джея и Профессора З.

Вскоре комната погрузилась в тишину. Единственные звуки, которые были слышны - это храп Профессора и глубокое дыхание Бэнджи.

- Я очень рада, что ты чувствуешь себя лучше. Теперь я могу признаться, что был очень напуган, - прошептал Сэй.

- Потому что я была на пороге смерти или что Аполлония пыталась меня убить? - прошептала я в ответ.

- О, Создатель. Она бы не причинила тебе вреда. Я знаю, что она...

- Холодная? Недружелюбная? Агрессивная?

Он тихонько усмехнулся.

- Я собирался сказать - устрашающая.

- Вы в любовной ссоре?

- Что это такое?

- Почему она спит так далеко от тебя?

Он взглянул туда, где спали Аполлония и Тсави.

- У нас очень старые и строгие традиции. Ради их уважения мы даже не лежим вместе до свадьбы.

- Ооо..Так вы не разу не...., - я умолкла, наблюдая как загорелись его глаза, а затем на лице отразилось полное несогласие с теми выводами, которые я сделала.

- Нет, то есть я имел в виду - да. Не говоря уже о том, что это неуместно обсуждать. Мы просто не считаем это правильным лежать рядом среди незнакомцев.

- Незнакомцев? - спросила я, поднимая бровь.

- Кого угодно. Я бы никогда не лег с ней рядом, пока мы не окажемся наедине. Даже после бракосочетания, пока гостит семья, пара никогда не спит в одной кровати.

Я положила подбородок на кулак.

- А как давно вы вместе?

- Семь лет по вашему времени. Обручены - всего лишь год. Я всегда о ней знал, конечно. Она - дочь Хамеха. Мне никогда не приходило в голову, чтобы увлечь ее. Она казалась такой недосягаемой. Однажды она со своей командой была назначена как секьюрити в исследовательской миссии, то был мой первый год в качестве старшего научного сотрудника. Она спасла мне жизнь. Сначала мы были просто друзья , а затем она...каким-то чудом, влюбилась в меня. Я знаю, она кажется холодной, но ее растили без единого права на ошибку. Она не выносит слабости.. - он хохотнул, - ну...за исключением меня. Мы собираемся пожениться, когда я вернусь. Надеюсь, после этого разгрома, Хамех все еще будет не против. Надеюсь, она тоже будет не против.

- Почему она будет против?

- Моя дружба с тобой... расстраивает ее.

- Должна расстраивать?

Сэй посмотрел вниз на пол.

- Нет.

Я улыбнулась.

- Это ничего. Я вижу, что ты ее любишь.

- Если я...если я казался в замешательстве, касательно характера нашей дружбы, пожалуйста, прими мои извинения. Находясь здесь, так далеко от дома и проводя все свое время с тобой...было очень легко забыться.

- Я приму это как комплимент.

- Сделай это.

Я откинулась на спину, прислушиваясь к тишине, которая осталась после нашего разговора, пока я не услышала ерзание, которое шло со стороны Сэя.

- Это странно испытывать такие сильные чувства к двум совершенно разным женщинам. Иногда я мечтаю, чтобы все было иначе. Но это не так и вообще не правильно так думать.

- Так и остановись.

- Ты не представляешь, как сильно я хотел бы перестать думать.

- Ты сам же сказал Сэй. Ты любишь меня как друга. У меня уже был однажды друг, которого я так же сильно любила. Она была для меня, как сестра. А затем я встретила Бэнджи. А теперь у меня еще есть и ты - по крайней мере, еще на несколько часов.

- Ты замечательный человек. Я не должен даже удивляться тем смешанным чувствам, которые я испытываю к тебе.

- Любовь - это самое часто используемое слово в английском языке. Оно может запутать кого угодно. Многие люди проживают целые жизни, так и не поняв, что же это на самом деле.

- Спасибо тебе. Я не думаю, что смог бы правильно его понять, если бы не встретил тебя.

- А как на счет вот этого? Я наконец-то созрела тебе сказать – всегда, пожалуйста!

Глава 18

Я очутилась в волшебном мире, в месте - где невозможное было возможно. Время, когда смерть была временной, и когда верили, что люди единственные разумные существа на земле, все это было не чем иным, как высокомерие. Секретные правительственные организации и космические корабли. Конец мира.

Когда я открыла свои глаза, впервые я почувствовала, что мои сны были более реалистичны, нежели сама реальность. Так же впервые за все время я чувствовала, как Бэнджи Рейнолдс лежит рядом и окутывает меня, словно мягкое одеяло, и я мечтала, чтобы это длилось вечно.

Люди все еще спали на полу, а инопланетяне уже вовсю работали, тестировали оборудование. По крайней мере, казалось, что оно работает. Теперь же, они пытались настроить его, чтобы корабль Хамеха смог поймать частоту.

Я исхитрилась выбраться из-под Бэнджи и присоединилась к другим в диджейской будке.

- Ну как дела?

- Почти готово, - сказала Аполлония, с небольшим подобием улыбки на лице.

- Ты была бы не против? Если бы всех нас превратило в осколки? Спросила я и немедленно пожалела. - Вау. Я даже и не знаю, зачем это сказала.

Сэй взглянул на Аполлонию, но он не сердился.

- Я тебе разве не говорил? Она любит опасность.

- Очевидно, - ответила Аполлония, все еще слегка улыбаясь.

- Кому-то каким-то образом удалось раздобыть кофе с утра? Вы оба подозрительно бодры.

Тсави хохотнула и затем прикрыла рот.

- Нет. Мы просто с наслаждением наблюдали за вашими нежными объятиями с Бэнджи.

Мои щеки в мгновение зарделись.

- Рада, что мы смогли вас позабавить. Неудобно, да, но было радостно видеть Сэя и Аполлонию в хорошем расположении духа.

Профессор З все еще сонный, поднялся со своего импровизированного ложа, потягиваясь, зевая, пукая и охая.

- У меня бывали ночи похуже, но для пожилого человека - это все равно было жестоко.

Он уселся в потертое диджеевской кресло из красной материи и взял наушники у Аполлонии. Отвращение сменило улыбку на ее лице.

Профессор З почесал свою бороду и бросил взгляд на пульт управления.

- Мы должны перенаправить сигнал, так?

- Точно, - сказал Сэй. - Мы попытались направить луч в нужном направлении, но безуспешно.

- Как на счет того, чтобы преобразить его в частоты СВЧ? (микроволны - сверхвысокие частоты), - спросил Бэнджи, плотнее застегивая на себе пальто.

- Преобразование, - размышлял какое-то время Профессор З над идеей Бэнджи и затем взглянул на Сэя. - Стоит попробовать.

Когда Сэй и Профессор З взялись за работу с особым энтузиазмом, мы с Бэнджи отошли в сторону. Мне было плохо и холодно с тех пор, как мы добрались до радиостанции, и я ничего не ела вот уже как двадцать четыре часа. Я была рада поделиться с ним этим.

- Настроение у них поразительно радостное, - сказал тихо Бэнджи.

- Твои ухаживания прошлой ночью видимо удовлетворили королеву воинов, и она поняла - что я не заинтересована в ее женихе.

- О! Так они помолвлены?

- Якобы.

- А что ты думаешь касательно этой предполагаемой помолвки?

Я повернулась к Бэнджи.

- Все нормально. У нас осталось хоть немного воды?

- Да, осталось, - сказал он, вынимая бутылку позади себя и протягивая ее мне. - Видишь? Тебе, и правда, нужны люди.

- Не самая лучшая вещь, которую можно сказать сейчас. Я быстро посмотрела на Сэя. - Как ты уже успел понять, они уезжают.

- А я нет, - ответил Бэнджи без сомнения. - Я буду здесь с тобой столько, сколько ты позволишь.

Я подняла один уголок губ, пытаясь изобразить что-то наподобии улыбки. Ласкунчик опять терся о ногу Бэнджи.

- Должно быть, требует завтрака.

Бэнджи дал мне воду.

- Сначала попей.

Я сделала глоток.

- Теперь я заработал первое свидание?

- На первом свидании я трахаюсь, так что, не-а, - сказала я, идя в противоположную сторону здания.

- Это не так, - крикнул мне в след Бэнджи.

В любой момент Сэй и профессор З могли установить волшебное соединение чтобы Аполлония смогла связаться с отцом. Они спасут мир, и никто об этом даже не узнает. Хамех спустится вниз на своем гигантском космическом модуле и заберет их. Они найдут породу и заберут ее и избавятся от нее, в специальном месте по уничтожению плохих пород. Сэй и Аполлония быстро поженятся вскоре после...хотя путь домой скорее всего займет долгое время...и затем они нарожают от двух до пяти хорошеньких и зловредных инопланетных малышей.

Профессор З вернется обратно в кампус и найдет что-нибудь новое, от чего будет терять голову. Бэнджи вернется в Чарлиз и будет жить в одиночестве, пока не заберет к себе кота, и я буду продолжать подрабатывать ассистентом Профессора З...и может быть, даже отращу свои волосы обратно. Может быть.

Неужели мы прошли через все это, что так сильно изменило нашу жизнь, только ради того, чтобы опять вернуться к обыденной рутине? Хотя, быть может более вероятным исходом будет наш арест и срок в федеральной тюрьме, но не раньше, чем папочка Аполлонии взорвет тут все к чертовой матери.

По каким-то непонятным причинам меня больше устраивал последний вариант. Я взглянула на Бэнджи. Нет, это не было бы лучшим вариантом. Может быть, это лишь предало бы смысла всем тем плохим вещам, которые случаются со мной.

Я взглянула через плечо на Сэя и Аполлонию, они стояли очень близко, но не касались друг друга. Тсави стояла над душой у Профессора З, наблюдая за его работой. Бэнджи был на другом конце комнаты, играл с уродливым котом. Мы все взаимодействовали, и эта группа подобралась не случайно, несмотря на ее странность и мешанину. Мы были всего лишь шестью людьми, которым не было никакого дела до жизней друг друга, еще менее всего заботе друг о друге, но решения, сделанные много лет назад, собрали нас вместе как паззл, и теперь - мы трудились вместе.

- Я...эм, я думаю, у меня кое-что есть. Я думаю, я что-то поймал! Тише!, - сказал Профессор З, держа руку в воздухе.

Сэй нагнулся к Профессору З, заговорив в микрофон на языке Ахнктешь быстро, но очень красиво.

Я стала приближаться к ним, но, не успев даже подойти к проходу, громкий взрыв откинул меня в противоположную сторону. Я приземлилась на спину. Ужасный пронзительный звон в ушах заглушал все остальные звуки. Спустя несколько минут я увидела Бэнджи, склоненного надо мной, его лицо было покрыто грязью и пылью и в волосах были мелкие частицы мусора. Он что-то говорил, но я не слышала его через оглушающий звон.

Бэнджи покачал головой и затем потянул меня через заднюю сторону комнаты к черному входу. Тсави уже была на улице, используя свое странное оружие, целясь в плечи и колени солдат, которые стреляли в нас. Она схватила меня за руку и потянула через переулок к следующему зданию. В такие ранние утренние часы на улице было все еще темно.

Бэнджи остался позади, перестреливаясь с одним из солдатов и, наконец, уложил его на землю. Я оглянулась назад, вырываясь из цепкой хватки Тсави, увидев, как Бэнджи схватил оружие солдата и побежал догонять нас. Тогда, когда он присоединился к нам, звон в моих ушах начал утихать. Тсави выкрикивала приказы Бэнджи, который так умело управлялся с АК-47, как будто родился с ним в руках.

- Рори! Все хорошо?

Я кивнула и вырвала свою руку из мертвой хватки Тсави.

- Чувствую себя сильно побитой только.

- Ты была оглушена, - сказала Тсави. - У нас не было времени ждать.

- А где Профессор З и все остальные? - спросила я.

- Последнее что я видел, это как Аполлония врукопашную схватилась с комбатом, пока Сэй помогал Профессору Зорба, - ответил Бэнджи.

- Значит они где-то близко? - спросила я.

Бэнджи слегка помотал головой и взглянул на Тсави. Солдат показался из-за угла и Бэнджи застрелил его.

- Черт! Бэнджи! Ты только что убил его! - проговорила я , прикрывая рот.

- Мы не можем здесь оставаться, - сказал Бэнджи. - Мы уязвимы. Мы должны продолжать путь.

Тсави быстро кивнула. - Согласна. Мы можем сделать обратный круг и сесть в машину.

- В теории, - сказал Бэнджи. - Давайте двигаться. Бэнджи взял мою руку и повел, нацеливая АК-47 в каждую сторону, куда он смотрел, а это был миллион направлений. Он все меньше выглядел как Бэнджи, которого я знала и больше как солдат, которого я видела в Наяре.

Мы то сливались, то выныривали из теней. Чем больше мы удалялись от радиостанции, тем больше я беспокоилась, что мы потеряем остальных из вида.

- Твой отец научил тебя вот так стрелять, как ты выстрелил в того солдата? - спросила я.

- Он научил меня стрелять много по каким мишеням, - Бэнджи сказал так тихо, что я едва услышала это. Он не смотрел на меня, пока говорил. Вместо этого, он просматривал все углы, вверх, вниз и позади нас.

- Ты же не вывел нас сюда, чтобы убить, так ведь?

Бэнджи остановился и посмотрел на меня.

- Что?

- Мы здесь отдельно от остальных. Ты мог бы убить Тсави и меня, а затем рассказать другим ту историю, какую захотел бы.

Бэнджи бросил взгляд на Тсави, которая была впереди на несколько шагов, проверяла улицу, куда мы собирались завернуть. Он уставился на меня и сжал свое ружье.

- Мне очень жаль, - сказал он, хмурясь, - Что мне нужно сделать, чтобы выкорчевать то семя недоверия, которое посадил Сайрус? Ты, правда, думаешь, что я способен причинить тебе боль? Убить тебя, Рори? Серьезно? Это обидно слышать.

Я посмотрела вниз на его винтовку.

- У тебя в руках огромный, внушающий неподдельный страх автомат. Ты только что с легкостью убил хорошо тренированного солдата. Я не знаю что думать, за исключением того, что у тебя есть вторая сторона, о которой я совсем ничего не знаю.

Бэнджи одно мгновение изучал мои глаза и затем нежно коснулся моего лица. Я открыла было рот чтобы сказать, но он медленно и нежно прильнул губами к моим губам. Его губы были мягкие и нежные, точно такие, как я помню. Он прекратил поцелуй и дотронулся своим лбом до моего.

- Ты знаешь меня. Я тот самый парень, который повсюду тебя преследовал, с удовольствием вынося твое отношение целых два года. Я вовсе не изменился, возможно, только я не такой жалкий, как ты всегда думала.

Я потрясла головой, но остальная моя часть дрожала.

- Я никогда не думала что ты жалкий. Слишком счастливый - это да.

- Слишком счастливый? - переспросил он, подняв одну бровь.

- Даже неприятно счастливый.

Он улыбнулся.

- Может это из-за того, что ты была рядом.

Тсави вздохнула, явно почувствовавшая себя некомфортно, являясь свидетелем нашей беседы.

- Так, вы двое. Время возвращаться обратно. Я не слышала перестрелки уже давно, и только что видела целую флотилию Хаммеров, направляющуюся на восток.

Бэнджи взял мою руку, и мы последовали за Тсави, но мы не стали возвращаться назад уже знакомым кругом. Мы удлинили расстояние, выбрав путь, который был параллелен тому, которым спасались.

На улице было много людей, они смотрели в замешательстве и потрясении, указывая на дыру в здании радиостанции.

Тсави остановилась и забралась во внутренний двор здания, который находился поперек радиостанции. На парковке не было ни одной машины, и свет тоже не горел.

- Скоро здесь появится полиция, - сказала я.

Бэнджи покачал головой. - Они больше не ответственны за это.

Я начинала нервничать. Угол здания на юго-востоке был полностью уничтожен, кирпич и бетон превратились в руины. Если Сэй, Аполлония или Профессор З все еще находились внутри, я очень сомневалась чтобы они уже вышли наружу.

С каждой новой минутой, паника становилась все сильнее. Мустанг Бэнджи так и стоял припаркованным в том же месте, покрытый большими кусками металлической обшивки и небольшими частями бетона. К счастью, лобовое стекло было цело.

- Оставайтесь здесь, - прошептал Бэнджи. - Я проверю наличие индикаторов и остальных вещей.

- Индикаторы и остальные вещи? - спросила я, беспокоясь о том, что он пойдет в одиночку. - Что за индикаторы? и что за остальные вещи?

- Индикатор по существу просто дорогой GPS. Остальные вещи - это нечто более....агрессивное...как взрывчатые вещества.

Мои брови взметнулись вверх.

- Ого, ты хочешь сказать, что отец тебя научил и бомбы обезвреживать?

- Нет, этому не научил, - ответил Бэнджи, покрутив ружьем под рукой и побежав через улицу. Он в мгновение ока проскользнул под свой Мустанг, словно был Чаком Норрисом.

- Я думаю, все это доставляет ему удовольствие, - сказала я.

- Это предположение имеет право на жизнь, - ответила Тсави, пару раз кивнув, прежде чем улыбнуться.

Люди на улице казалось, были слишком напуганы, чтобы подходить близко к зданию, но некоторые из них разговаривали по мобильным, указывая на Бэнджи.

- Нам бы поискать их, - предложила я. - Что если им нужна помощь?

- Терпение, - сказала Тсави низким и спокойным голосом.

- Нет вы только поглядите, - воскликнула я, увидев жуткого вонючего кота. Он терся о зеленые кроссовки Бэнджи, которые торчали из под Мустанга, в то время как их хозяин искал что-то под машиной.

- Разве кот не был внутри, когда они взорвали первую половину здания? - спросила Тсави, сбитая с толку.

Я даже не собиралась ссылаться на то, что коты обычно имеют девять жизней. Это было слишком просто.

Бэнджи быстро вынырнул из-под машины и принялся гладить Ласкунчика.

- Неужели? Он, правда, собирается это делать сейчас? - спросила я.

Бэнджи бегом вернулся на другую сторону улицы, тяжело дыша, как будто он только что закончил свою каждодневную пробежку.

- Что это там было такое? - спросила я.

- Ты что предпочитаешь - хорошие новости или хорошие новости?

- Хм, хорошие новости.

- Взрывчатки нет. Зато я нашел индикатор. Это и объясняет, как они нас нашли.

- И это хорошие новости? - спросила я.

- Я также нашел кусочек веревки, и теперь у Ласкунчика совершенно новый ошейник с блестящим индикатором, чтобы направлять солдат по нужному пути.

Тсави кивнула.

- Молодчина.

- Спасибо,- ответил Бэнджи, широко улыбаясь.

Тсави настаивала, чтобы мы оставались на месте. Она издала звук, который чем-то напоминал птицу. Кто-то повторил звук, и она кивнула.

- Это они. Пойдемте!

Мы побежали обратно через улицу, встречать Сэя и Аполлонию у Мустанга. Профессор З появился хромающим из-за угла, была ясно что он страдает.

- Боже, с вами все в порядке? - спросила я, помогая Сэю усадить профессора З в машину.

- Сколько я уже просил не называть меня Боже? - сказал Профессор З, подмигивая мне.

Я закатила глаза.

- Он в порядке.

Профессор З и Тсави сели назад. Аполлония села на колени к Тсави, а я села на колени к Сэю, так как Бэнджи был за рулем. Бэнджи, казалось, совершенно не устраивало, как мы все расселись, но Сэй и Аполлония чувствовали себя неудобно из-за всей этой ситуации с сидением на коленях. Тсави побледнела, когда мы предположили что она сядет на колени к Сэю и уж точно, было невозможно, что я посадила бы свой зад на Аполлонию.

- И что теперь? - спросил Бэнджи, отъезжая от радиостанции.

- Все остальные станции в городе расположены в кампусе.

Сэй на мгновение задумался.

- У нас нет ни времени, ни вариантов. Мы до сих пор не знаем, где образцы и Хамех может начать поиск Наяры в любой момент.

- Склад, - сказала я. - Где они держали Сэя. Они устроили там цех, и он не выглядел временным. Порода может быть там, и надеюсь, у них есть оборудование, которое сможет связать нас с Хамехом.

- Что если ты ошибаешься? - спросил Сэй. – Что, если мы приедем туда, а их уже нет? Это не лучший план.

Бэнджи до упора вдавил педаль газа.

- Это единственный план, который у нас есть.

Глава 19

Бэнджи рванул Мустанг по полю на полмили восточнее от склада. Мотор громко рычал и все считали, что анонсирование нашего приезда не самая лучшая идея. Я выбралась со стороны пассажирского сиденья, и моему примеру последовал Сэй, быстро склонившись вперед к Аполлонии и Тсави, чтобы помочь им. Бэнджи пытался помочь Профессору.

- Может быть, Профессору Зорба в следующий раз будет лучше сесть вперед? - спросил Бэнджи.

- Все хорошо, - ответил Профессор З. - Хватит суетиться. Ты заставляешь меня чувствовать себя намного старше, чем есть на самом деле.

Мы тихонько перешли через поле, держась подальше от дороги. Склад и прилегающая территория были ярко освещены. Они все еще были там и уж точно не ожидали сюрприза.

- Так какой у нас план, когда мы проникнем внутрь? - спросил Бэнджи мягким голосом. - Как мы проберемся через этот подсвечивающийся периметр, выглядящий так, как будто бы они допрашивают траву?

- Люди останутся на улице, - прошептал Сэй. - А мы должны будем как можно дальше запрыгнуть на крышу.

- Тем же путем, как мы спрыгивали? - спросила я.

- Рори! - сказал Профессор З через чур громко. Он наклонился впереди и приложил руку ко лбу. Сильвер, мокрый и грязный, лежал на боку. Профессор поднял его и поставил, толкнув вниз сапогом подставку. - Это недопустимо!

- Ш-ш-ш! - зашикал Сэй, протягивая руки. - Я понимаю, что вы расстроены, но мы не должны быть пойманы из-за мопеда.

- Сильвер не просто мопед! Я копил на него несколько месяцев. Он охранял мой гараж. Ему почти пятнадцать, а посмотрите-ка только на него! Великолепное состояние. Такого просто не бывает, вы же знаете.

Аполлония и Тсави стояли рядом, их лица выражали смущение и удивление тому, как вел себя Профессор. Профессор попытался протереть грязь в некоторых местах мопеда, используя рукава иноземного свитера, но бросил эту затею.

Он повернулся ко мне, абсолютно точно злой.

- Если ты не умеешь пользоваться такими ценными вещами, тогда и не бери их! - закипел он.

- Да, сэр, - сказала я, сжимаясь. Пытаясь подавить улыбку, я еще больше сконцентрировалась на грязи под ногами. Никто не ругал меня так с тех пор, как мои родители умерли. И это было замечательно.

Мы продолжили без Сильвера, пробираясь тихо на корточках через высокую траву на поле. В некоторых местах трава была сухая. Кое-где все еще была грязь. Никто не знал эту местность, пока кто-то не наступил по щиколотку в навоз.

В том месте, где огни от склада встречались с темнотой, мы остановились.

- У тебя уже созрел план? - спросила я.

Сэй жестом показал, чтобы я догнала его. Я присоединилась к нему, на расстоянии, где нас не было слышно другим.

Видно, что он боролся.

- Я должен тебе кое-что сказать.

- Если это о Бэнджи...

- Нет, не о нем, - ответил он, остановив меня. - Это о тебе. Спасибо тебе. Спасибо тебе за все что ты сделала с того дня как я встретил тебя и до этого момента. Несмотря на некоторые…обстоятельства...ты была мне настоящим другом, Рори.

- А есть еще какой-то способ быть друзьями?

- Я много чего видел на протяжении моего нахождения на Земле. Ты была бы удивлена.

- Нет. Не была бы.

Сэй хохотнул и посмотрел вниз. - Да, полагаю, что нет.

- Если мы могли бы вернуться в начало, я бы все повторила снова.

Я просто...Я знаю, что ты не можешь остаться. Я просто знаю как это - потерять кого-то, и я не хочу это повторять.

Сэй вытер пятнышко грязи с моей щеки большим пальцем.

- Часть меня желает остаться.

Я взглянула на Бэнджи, который неудачно притворялся, что не наблюдает за нами.

- Со мной все будет хорошо, - сказала я с улыбкой. И снова повернулась к Сэю. - И так....план.

- Мы пойдем внутрь склада, разыщем образец, и найдем оборудование, чтобы связаться с Хамехом.

- Ты говоришь это так, как будто ожидаешь, что они позволят тебе все это просто так сделать.

- Они не ожидают, что мы придем. Но в тот момент, как они поймут, что случилось, ты, Бэнджи и Профессор Зорба будете уже далеко отсюда.

- Мы не уйдем. Тебе может понадобиться наша помощь.

- Верь мне, когда я говорю, что все с нами будет в порядке.

- Мы никуда не уйдем.

- Ты, по крайней мере, должна убедиться, что Профессору ничего не угрожает.

- Он всю жизнь искал близкого друга. Он тоже не уйдет.

- Рори…

Он не успел сказать, как в миле отсюда послышалось урчащее эхо и спустя пару секунд, земля затряслась. Два огненных столба и дым, курящийся в небо, повисли над линией верхушек деревьев.

- Нет, - прошептал Сэй, глядя на темные колонны.

- Что это? - спросил Бэнджи, пытаясь смягчить панику в голосе.

Аполлония нацепила гордую улыбку. - Это Хамех.

Еще один взрыв и больше курящихся столбов и рычащих отзвуков в небе заставили Тсави взять Аполлонию за руку.

- Мы должны идти, - сказала Тсави. - Он нашел Наяру.

Склад превратился из светящегося маяка в красно-синий центр всего - покрывающий место действий. Послышался вой сирены, и солдаты повыскакивали наружу и заняли места в джипах. И они покинули свое имущество, скорее крутя колеся.

Мы пригнулись в траве, пытаясь быть незаметными, пока все машины не проедут.

Тсави, увлеченная, улыбалась Сэю.

- Мы лучше бы и не придумали.

Выражение лица Сэя было абсолютно противоположным.

- Хамех сотрет город с лица земли, Тсави. Тасячи невинных людей умрут, если мы не сможем связаться с ним.

Тсави кивнула и она, Аполлония и Сэй рванули на полной скорости к складу. Вооруженная охрана, которая прогуливалась перед зданием - испарилась. Наверное, они все уехали в джипах.

Вскоре они пропали из виду, оставляя нас, слабых и беззащитных людей ожидать в траве.

Сидя на корточках в поле, я в равной степени с ужасом наблюдала, как освящаются небеса, и дрожит земля и следила за складом, ожидая сигнала от Сэя или от одной из женщин. Прошла уже целая минута и ничего.

Бэнджи потянулся за моей рукой. Я посмотрела вниз на его раскрытую ладонь. Я не хотела, чтобы со мной обращались как с ребенком.

Он вздохнул.

- Я просто знаю, что ты напугана, вот и все.

- Я не боюсь.

- Ты не переживаешь за Сэя? - Бэнджи схватил свою винтовку и плотно сжал рот, в попытке скрыть то чувство, которое он испытал после заданного вопроса.

Я посмотрела на него уголком глаза.

- Я думаю, есть более важные вещи..

- Нет. На самом деле нет. Не для меня. Впереди нас - иноземные паразиты, а позади - иноземное вторжение. Все взрывается. Люди гибнут. Мне бы хотелось знать.

- Что? Ты или он? Ты хочешь, чтобы я выбрала прямо тут посреди поля?

- Нет.

- Тогда, что ты хочешь услышать?

- Что ты не хочешь, чтобы он остался.

- Ты просто не понимаешь, - ответила я, тряся головой. Он не знал, каково это - терять кого-то. Он и понятия не имел что чувствуешь - когда прощаешься.

- Я понял бы, если бы ты сказала.

- Нет.

- Он знает? Что случилось с тобой?

Я не ответила. Я не могла. Не важно, как смогла бы я это объяснить, но Сэй знает что-то обо мне, очень болезненное в моем прошлом, что я отказываюсь раскрывать Бэнджи.

Бэнджи отвел глаза, было видно, как его челюсть двигается под кожей.

- Я не рассказывала ему. Он просто все знал.

- Я думаю, что тоже мог бы знать, если бы не уважал твою приватную жизнь.

- Он уезжает. А ты нет. Я уже тебе говорила, что если бы был другой путь...

- Я вижу, как он на тебя смотрит. Я слышал, как он с тобой разговаривает, что он тебе говорит. Он любит женщину, которую люблю я. Это меня беспокоит, - процедил он сквозь зубы.

- Он меня не любит! Я не та женщина, к которым он привык. Я просто увлекаю его. Ты же видишь, как ведет себя Аполлония. Он в замешательстве. Но он ее любит!

- А ты, - сказал он, не пропуская ни одной детали.

- Рр! - зарычала я, скрестив руки на груди. - Даже если это и так, что все равно не может быть правдой, то и это не имеет никакого значения.

- Что на счет того - что это не имеет значения? Потому что он просто в любой момент может решить посадить тебя на корабль и увезти прочь отсюда? Прочь от меня? Да просто со злости, потому что он меня ненавидит. Он всегда ненавидел. Ты хоть понимаешь, каково это? Когда кто-то имеет такую силу...чтобы убить тебя?

- Если я уеду, это тебя убьет? - спросила я, в упор глядя на него.

Он свел брови, и все его лицо выражало тоску и боль. Наконец он понял, как последнее "прощай" может тебя изменить. Как это может изменить все.

- Я вроде как люблю тебя, - сказала я.

В момент его лицо изменилось от отчаянного в удивленную улыбку.

- Это правда?

Еще больше взрывов сотрясли землю. Они приближались.

Профессор З приложил свои трясущиеся руки к лицу.

- Они скоро будут у колледжа. У нас больше нет способа предупредить их. Я...Я должен забрать Сильвера.

Я повернулась к нему.

- Они услышат, что происходит. Практически все уехали на каникулы. Остальные успеют эвакуироваться до вашего прихода. А вы никогда себе не простите, что воочию не увидели, что Брахмбергер не в этом здании.

- Я никогда себе не прощу того, что студенты умерли, потому что не смогли выбраться из здания вовремя. Профессор сделал пару шагов назад.

- Подождите, - сказала я, поднимаясь на ноги. Он повернулся ко мне спиной и стал прокладывать путь назад к мопеду. - Вас просто убьют. Профессор З, я с вами разговариваю! - заорала я. Никто из склада все равно не мог меня слышать из-за сигнализации.

- Позаботься о ней Бэнджи. Он захромал прочь, наполовину бегом, наполовину идя и как только он исчез в высокой траве, послышался огромный взрыв, в два раза сильнее, чем предыдущие, который так ярко осветил небо, что мне пришлось отступить и спрятать глаза в предплечье.

- Профессор З! - закричала я. - Верните свою задницу сюда немедленно!

Мы резко ощутили порыв ветра, который пригнул траву, и нам удалось разглядеть Профессора З, толкающего свой мопед на дорогу. Мои волосы ветром отбросило назад, так же, как и Бэнджи.

- Ого! - сказал он. – Думаешь, это был Кемптон?

- Я потрясла головой. - Я не могу просто сидеть здесь и ждать. Мы должны что-то сделать. Попытаться остановить отца Аполлонии. Попытаться помочь Сэю. Хоть что-то!

- Мы не можем просто махать руками перед кораблем Хамеха, по крайней мере, не без Сэя или Аполлонии.

- Я не думаю, что Сэя хватит.

- Почему ты так думаешь?

- Потому что, разыскивая меня, моему отцу не стало бы легче - найдя он тебя.

Кажется, Бэнджи это понравилось.

- И так, склад?

Я подошла ближе к двухэтажному бетонному зданию впереди нас. Земля дрожала, таким образом, реагируя на взрывы в нескольких милях отсюда.

- Если бы они их перестреляли, мы бы не услышали этого из-за сигнализации, - сказала я.

Бэнджи кивнул.

- У меня осталось не так много боеприпасов, но ты только скажи.

- Говорю!

Мы пригнулись и быстро подбежали к боковому входу на склад. Это была все также дверь, через которую я проскользнула пару дней назад, следуя за Сэем. Я не могла поверить, что прошло всего на всего сорок восемь часов. Чувство было такое, как будто бы я спасалась, убегая месяцами.

Я потянулась за дверной ручкой.

Бэнджи остановил меня.

- Слишком просто. Что-то тут не так.

- Спорю, они оставили небольшую группу солдат охранять эту чертову породу, а остальные уехали чтобы разобраться со взрывами. Они, наверное, думали, что все это учинили мы и даже не подозревают, что мчаться на битву с Хамехом.

Бэнджи повернулся, чтобы увидеть яркие всплески огня над линией деревьев. - Никто из них уже не вернется.

Взрывы стали слышны все ближе к центру, где была Хэлена и случались все чаще, и были больше похожи на приближающийся шторм, чем на межпланетную войну.

- Нам лучше бы было уйти с Профессором Зорба, - сказал Бэнджи.

- Но мы можем это остановить здесь. Я повернула ручку двери, открыла ее и замерла как вкопанная, когда моего носа коснулось дуло пистолета.

- Полегче, - сказал Бэнджи. Его ружье издало ломающийся звук, когда он бросил его на землю.

Женщина, которая держала пистолет прямо у моего лица, прищуриваясь, всматривалась в меня, затем метнула взгляд на Бэнджи.

- Ох, ну и влип же ты, - сказала она.

- Заткнись, Брин.

Я поморщилась.

- Кто это?

Бэнджи вздохнул.

- Моя сестра.

Брин выпятила свою нижнюю губу и затем свободной рукой схватила меня за жакет и втолкнула внутрь, сильно прижав к металлической стене в районе шеи.

- Я сказал полегче! - заорал Бэнджи, заходя тоже внутрь.

Брин переместила свой пистолет к моему виску.

- Отец утратил даже самую ничтожную толику уважения, которое он завоевал в Маджестик в последние двадцать-с-плюсом лет, Бэнджи. Так что тебе не стоит беспокоиться из-за всякого дерьма.

Брин была одета в солдатскую униформу цвета хаки и соответствующую кепку, а золотистые волосы были завязаны в конский хвост на затылке. Ее высокие скулы и миндалевидные зеленые глаза больше соответствовали образу модели, нежели солдата. Ее идеальные зубы напоминали мне зубы Бэнджи и я начала размышлять, был ли его идеальный образ генетическим, или, будучи Маджестик во втором поколении они все были сконструированы. В наше время возможно все.

- Все хорошо, правда, - сказала я им обеим.

Брин улыбнулась.

- Ты ничтожество. После сегодняшней ночи, все будет так - как будто тебя никогда и не существовало. Так что будь милым приведением и заткнись. Ты сделала достаточно, чтобы взбесить меня.

Я двинулась вперед, громко хлопнув ладонями, одновременно выхватив пистолет у Брин и нацелившись ей в лоб.

- Ух! - произнес Бэнджи, практически не успев точно понять что же произошло. - Что это было?

Брин на долю секунды еще боролась за пистолет, но затем ее глаза расширились, когда она поняла что потеряла контроль над пистолетом и ее руки мгновенно взлетели вверх.

- Я думаю на сегодняшний день, я еще не закончила, - сказала я, возводя курок пистолета, когда она сделала движение в мою строну.

- Что еще я о тебе не знаю? - спросил Бэнджи, наблюдая со страхом, как я держу пистолет.

- Абсолютно очевидно - ты не знаешь многих вещей! - прорычала Брин.

- Хватит ныть, - сказала я. - Ты никогда не говорил мне, что у тебя есть сестра.

- Я говорил.

- Нет, не говорил.

Бэнджи вздохнул.

- В Тета Тау. Помнишь игру со спиртным?

Я на минуту задумалась.

- Это не в счет. Я была пьяна.

Бэнджи и Брин переглянулись, толком не знаю что думать.

- Где отец, Брин?

- Он здесь, - сказала она, двигая подбородком под прицелом дула. Она боялась и тяжело дышала. - Они увели его наверх. И не позволяют видеться с ним.

- Извини, что встретил тебя таким образом, Брин. Ты мне будешь нужна, чтобы раздобыть породу.

Она потрясла головой. - Я не знаю где она. Меня до этого не допустили.

- Папа зато знает, - сказал Бэнджи.

Глаза Брин расширились.

- Бэнджи, да они же убьют его! Зачем ты это делаешь?

- Они не плохие люди, Брин. Они стараются нас спасти.

Она нахмурилась, качая головой.

- Тебе мозги промыли или что-то типа того. Ты знаешь, что это не правда.

- Шагай, - сказала я. - Отведи меня к своему отцу.

Губы Брин вытянулись в линию, и она закрыла глаза.

- Тебе придется меня убить. Я не отведу тебя к отцу. Она открыла глаза и посмотрела на брата. - Я никогда не прощу тебя за это Бэнджи.

Он сердито рыкнул на нее.

- Ты отведешь нас к отцу, чтобы мы смогли убрать эту породу с нашей Земли пока она всех нас не убила, или я надеру тебе зад, ты избалованная, скудно мыслящая, маленькая дрянь!

Глаза Брин резко распахнулись, и мы вместе посмотрели на Бэнджи, зачарованные. Я никогда не слышала, как он ругается или кричит, и по выражению лица Брин я поняла - что и она тоже.

Я улыбнулась ему. Это было так сексуально.

Бэнджи побледнел и менее чем в секунду бросился на сестру и со стуком опрокинул ее на пол.

Я не успела даже среагировать или спросить что происходит, прежде чем получила ответ. Меч Аполлонии прошиб стену как раз в том месте, где еще недавно была шея Брин.

Сэй и Тсави застыли неподвижно, такие же шокированные, как и остальные.

- Она сестра Бэнджи! - закричала я, прежде чем Аполлония занесла руку с мечом для очередного удара.

Бэнджи и Брин поднялись, Брин более медленно, чем ее брат, и тогда Аполлония убрала оружие.

- Рори, - начал брюзжать Сэй. - Что ты здесь делаешь? Я же просил ждать снаружи!

- Вы достали породу?

- Нет!

- Вы связались с Хамехом?

- Нет!

- Значит, вы точно также не достигли никаких успехов здесь в одиночестве, не так ли?

- Где Профессор Зорба? - спросил Сэй, внезапно осознав, что его нет.

- Он вернулся в Кемптон. Он хочет убедиться, что все покинули здание, прежде чем Хамех разнесет кампус.

Аполлония посмотрела на Сэя. - Наверх!

Они взбежали по ближайшей металлической лестнице, и мы последовали за ними. Бэнджи держал Брин рядом. Пройдя длинный холл, Сэй указал на дверь и затем вышиб ее. Внутри никого не было, но она была заставлена компьютерами и радиоприемниками.

- А где все? Они все ушли в поисках Наяры? - спросил Бэнджи.

- Нет, некоторые остались, но мы согнали их на задний двор, - ответил Сэй.

Бэнджи и Брин обменялись взглядами. - Вы убили их?

- Не всех,- ответила Тсави. - Но некоторые не оставили нам выбора.

Брин рванулась к Бэнджи и стала бить его по лицу ладонями и кулаками по груди.

- Пусти меня к нему! Я должна убедиться, что он жив! Пусти! Меня!

Бэнджи продолжал ее держать, пока она не обмякла в его руках и не зарыдала.

Взрыв, намного более мощный в этот раз, потряс здание. Без каких либо мыслей я вылетела из двери и побежала вниз по проходу, открывая двери и пытаясь найти офис с окном. Но так и не найдя, я подбежала к входной двери с северной стороны здания, которая выходила к металлической решетке, опоясывающей здание. Каждый выход по лестнице ведет к заднему двору. Оставшиеся мужчины, большинство из них были в белых лабораторных халатах, стояли среди безжизненных солдат, развернутые в сторону Хэлены, их лица сияли в уничтожительном свете.

Корабль Хамеха наконец-то появился. Он был овальный, красивый и просто громадным, следуя северным концом в сторону склада. Половина Хэлены горела, но огромный корабль продолжал движение, выкидывая толстые желатиновые столбы огня из центра и по бокам машины на здания, плавя их так же, как плавит кислота пенопласт. Вязкое пламя перемещалось по обугленной земле на подобии ртути, паля все на своем пути и сливаясь воедино с другими потоками, образуя огромные бассейны.

Два самолета пролетели над складом, так низко и громко, что стены затряслись. Я накрыла уши руками и в ужасе наблюдала, как они открыли огонь по Хамеху. Я даже и не знала, какой итог был бы хуже - пилоты истребителей, не способные спасти город или гнев Аполлонии, если бы корабль ее отца взорвался. Корабль, принадлежащий Амун-Геребу, как сказал тогда Сэй, расстрелял истребители с воздуха и они беспомощно упали вниз. Топливо от самолетов, смешавшись с огнем на земле, произвело еще больше взрывов.

Я положила руки на перила и почти успокоилась, когда мощный порыв ветра почти отбросил меня назад к складу. Я крепче сжала поручни и прищурила глаза, чтобы оградить их от горячего потока воздуха. Это зрелище, состоящее из огромного количества разрушений и смерти просто потрясало. Где земля не была оранжевой от огня, она была красной от тлеющих углей. По огню хлестал ветер, в связи, с чем от земли поднимались огромные горящие столбы, которые, казалось, выходили из огромного бассейна с пламенем и устремлялись обратно на корабль. Огненные обломки падали с неба словно дождь, и рано утром облака были красны от отражения, происходящего на земле. Тихий институтский городок, который теперь Хэлена превратила в чашу с адским пламенем.

- Рори! - позвал Бэнджи, вырываясь наружу через дверь.

Вид впереди заставил его остановиться на полпути. Он был так же шокирован, как и я. Он медленно дотянулся до меня одной рукой, держа Брин в другой. Я позволила ему взять свою руку. Никто из нас не был в силах отвести взгляд.

- Боже мой..., - прошептал он. - Все исчезло.

Глава 20

Осталось только пару вещей, которые еще можно было сделать, но у меня не было ни единой мысли, как бы их исполнить. Корабль Хамеха приближался медленно, но двигался он четко к складу. Мы так и не знали, где находится образец, активировал ли Теннисон паразитов и не был ли взят в плен на корабле Брахмбергер.

Я потрясла головой. Все это выглядело удручающе.

Бэнджи взял меня за руку.

- Ничего еще не закончилось. Он потянул меня в проход, и мы спустились по лестницам.

- Фрэнк Рэйнолдс! - закричал он. - Пап! Он продвигался сквозь гущу из лабораторных халатов, вглядываясь в каждое лицо.

Один мужчина схватил его.

- Бэнджи?

- Себастиан! - ответил Бэнджи, хватая мужчину за плечи. - Где мой отец?

Себастиян помотал головой, подтолкнув свои очки на переносицу.

- Я не видел его с тех пор, как нас привели сюда. Рендлешам сказал, что ты нас предал, но Фрэнк отказывался верить. Никто из нас не поверил. И мы были правы. Ты привел к нам девушку.

Бэнджи быстро взгглянул на меня и затем опустил подбородок к Себастиану.

- Я должен знать, когда последний раз ты видел моего отца. Он жив? Реактивировали ли Теннисон и Брахмбергер паразитов?

- Порода так и не проявила себя пока что, но девушка, - сказал он, смотря на меня, - зная ее способности, мы уверены, она сможет простимулировать их, прежде чем они мгновенно свяжутся с пришельцами. В теории, их больше привлекает необычный и сильный организм. Он встал и выпрямился, гордый за Бэнджи.

- Мы ждали вас, чтобы завершить начатое, сэр.

Весь воздух покинул мои легкие. Сэй был прав. Бэнджи был не просто студентом, кому посчастливилось оказаться в нужном колледже в нужное время. Он не просто приглядывал за мной, как будто обещая отцу. Бэнджи был одним из двенадцати. Он был Маджестик.

Все те демонстрируемые вещи, на которые он был способен, находясь на радио станции, не были просто подсказаны его отцом. Он был солдат, и Элли была права. Я была его цель, и он ее достиг... привел меня на склад.

Себастиан пригнулся, когда послышался очередной взрыв, тряся головой в отчаянии и испуге.

- Я не знаю где твой отец Бэнджи, но ты должен вытащить нас отсюда.

Бэнджи нахмурился и затем перемахнул через высокий забор, окружавший задний двор. Он отступил назад, прицелился и выстрелил в большую цепь, которой были скреплены ворота. Пока он был отвлечен организацией побега лабораторных халатов, я понеслась вверх по лестницам так быстро, как только могла, через проход к двери.

Как только дверь закрылась за мной, я услышала тяжелые шаги, брякающие по железным ступеням. Не успев добежать до центра управления, Бэнджи схватил меня за куртку и дернул назад.

- Рори, остановись!

Но прежде чем он смог вымолвить еще одно слово, я ухитрилась увернуться из его объятий и ударила его локтем в живот. Он сложился пополам и я, улучив момент, схватила его за шиворот свитшота и перевернула на землю, наступив на заднюю сторону шеи одной ногой, а другой - ему на запястье, в руке которой он держал пистолет.

- Пожалуйста, просто выслушай! - заумолял Бэнджи, его слова звучали искаженно из-за лица, прижатого к железному полу. Он подтянивался к подошве моего сапога, пока ему не удалось взглянуть на меня. - Я люблю тебя. И это меняет все.

Я надавила ногой еще сильнее, чувствуя, как щиплет глаза. Он врал мне до этого. Он, скорее всего, врет и сейчас.

Я вырвала 9мм из рук Бэнджи. Он не сопротивлялся.

Отступив, я нацелилась прямо ему в лоб.

- Не будь таким глупым, Бэнджи. Поднимайся очень медленно. Было бы ужасно глубо убить тебя из пистолета сестры.

Он сделал так, как я приказала, медленно встал и поднял свои руки высоко в воздух.

- Рори...

- Замолчи. - Я чувствовала, как дрожат мои губы. Неделю назад я не выносила его голоса. А теперь я плачу из-за него?

Бэнджи потянулся ко мне.

Я опустила пистолет и выстрелила предупредительным недалеко от колена Бэнджи.

Он подпрыгнул и взвизгнул.

- Черт подери, Рори! - зарычал он полностью разочарованный. - Не верь ты тому, что слышала. Вспомни то, что ты чувствовала. Подумай о том, что знала.

- Иди, - приказала я, указывая вперед на проход.

Аполлония вышла из центра управления, уже держа наготове пистолет. Её брови мгновенно сдвинулись, она была сбита с толку, увидев Бэнджи, идущего вдоль прохода с поднятыми руками и меня, нацелившей пистолет на него.

- Он был подвержен влиянию паразитов? - спросила она в своей тусклой и странной манере.

- Он и есть паразит, - сказала я, подталкивая его ко входу в комнату.

Сэй быстро вскочил, когда увидел нас входящих в комнату. - Что за...

- Я слышала, что он говорил, - сказала я глухим голосом. - Он из Маджестик. Он нам врал. Он привел меня сюда как объект исследования, чтобы населить в меня паразитов.

Брин хохотнула совершенно не смешно. Ее глаза были красными, влажными и налитыми кровью. Она сидела на полу, привязанная к столу телефонным проводом.

- Ты ни на чьей стороне, так ведь? - спросила она брата.

Тсави оттянула от стены другой провод и связала запястья Бэнджи.

- Я на стороне Рори, - ответил Бэнджи.

Я покачала головой в ответ на его слова и оставила его с Тсави и Брин.

- Что теперь? - спросила я Сэя.

- Мы уже близко.

Я вытерла пот со лба.

- Так же как и Хамех. Хэлена уже над руинами. Корабль направляется сюда.

- Сюда? - переспросила Аполлония. Она посмотрела на Сэя и затем на Тсави.

- Крыша, - сказала Тсави.

- Образец содержится в комнате между нами и доступом на крышу. Солдаты будут здесь, чтобы защищать его, - сказал Бэнджи.

- Мы уничтожили солдат на заднем дворе, - сказала Тсави.

- Иначе они не оставили бы образец, - сказал Бэнджи.

Брин наблюдала за братом, сначала с недоверием, а затем с печалью. Она держала свои связанные руки впереди себя, положа локти на колени. Положа щеку на запятья, она потрясла головой.

- Ты лишаешь нас жизни из-за этой неудачницы, которая считает что ты лживый кусок дерьма.

Ее слова жгли. Я знала, что она верила им, но она точно не входила в план Бэнджи.

- Рори, иди с Аполлонией и Тсави. Покажи им путь на крышу. Я продолжу работать над связью, - сказал Сэй. - Попытайтесь никого не убить, - сказал он Аполлонии.

- Я надеюсь, ты не собираешься использовать охрану, лежащую во дворе против меня? - спросила Аполлония.

- Они первые атаковали. Но отец Бэнджи где-то в здании. Я хотел бы сберечь его жизнь по возможности.

- Эй, - сказала я, улыбаясь Аполлонии. - Ты используешь сокращения. Теперь ты похожа на обычного человека.

Она моргнула.

- Я думаю, что это здорово, - сказала я.

Уголки ее губ слегка поднялись вверх. Несдерженная улыбка озарила ее лицо и впервые за все время я не чувствовала что она меня ненавидит.

- Спасибо.

Мы было почти ушли, но развернулись когда Бэнджи начал шуметь, силой натягивая свои временные наручники.

- Не посылай ее туда, Сайрус, - предупредил Бэнджи.

Сэй не смотрел на Бэнджи, а был поглощен панелью управления.

- Тихо.

- Ты отправляешь ее на смерть, - сказал Бэнджи, с силой дергая наручники. - Оставь ее здесь с собой. Пусть Королева Воинов и ее лучшая подруга попробуют остановить Короля Огня. Им не нужна помощь Рори.

Сэй развернулся на своем стуле и помчался к Бэнджи, остановившись лишь в инче от его носа.

- Я. Сказал. Тихо, - зашипел он.

Бэнджи решительно взглянул на меня.

- Не ходи Рори. Наверху много солдат. Ты попадешь прямиком в ловушку.

- Ты видел, что Аполлония делает с солдатами, - сказала я.

- Там вещи намного хуже, чем солдаты, Рори. Пожалуйста. Не. Ходи. Глубокая впадина образовалась между его бровями. Его запястья побелели, натянутые против наручников. В отчаянии он наклонился в мою сторону.

- Я не верю не единому твоему чертовому слову. Я засунула 9мм пистолет Брин в задний карман джинс Сэя. - Стреляй ему по колену если он попытается бежать.

- С радостью, - ответил Сэй, концентрируясь на панели управления.

Когда мы ушли, Бэнджи потерял контроль, дергался, вырывался из наручников и пинал стол.

- Может быть, один из нас должен остаться с Сайрусом? - спросила Тсави в коридоре.

Стены задрожали от взрывной волны, и я ухватилась за Тсави, чтобы не упасть. Чувство было такое, как будто мы на корабле во время разыгравшейся бури.

- Мы должны идти. Сайрус справится, - сказала Аполлония.

Аполлония шла впереди меня, а Тсави прикрывала с тыла. Направления направо и налево давались Аполлонии с трудом, но она быстро смогла привыкнуть.

Всего в коридоре от прохода к крыше, Аполлония прижала меня к стене и знаком показала молчать. Подождав немного, она вынула пару кинжалов и завернула за угол. В следующий момент, она уже тянула мужчину в бессознательном состоянии и усадила его на пол между нами.

- Он мертв? - спросила я.

- Надеюсь, что нет. Я ударила его по голове рукояткой своего чечнахт. Она тут же продемонстрировала, делая стремительное движение рукой вниз с кинжалом.

Тсави проверила его пульс. - Он жив.

Я заглянула за угол. Иисусе. Бэнджи был прав. Мы шли напрямую в улей. Охраняющих породу солдат было вдвое больше, чем тех, которые находились во дворе.

Аполлония кивком указала на шахту лифта.

- Здесь тоже есть доступ к крыше.

Я потрясла головой.

- Я не пользуюсь лифтами.

Она наклонилась так низко, насколько могла и ровно прижалась спиной к стене, снова кивая.

- Здесь и ступени есть. Мы сможем проскользнуть мимо молдат, если будем осторожны. Сайрус бы предпочел обойти их, чем привлекать внимание, что рисковано новым кровопролитием.

Я заглянула за угол в сторону солтад. Комната, которую охраняли вооруженные мужчины, была изолирована чем-то похожим на прозрачный пластиковый брезент, достаточно тонкий, поэтому через него можно было что-то разглядеть. Некоторые из ученых были полностью одеты в защитные костюмы. Остальные лежали на столах.

Я прищурилась, чтобы убедиться в том, что я видела. На столах точно лежали люди, но они не были учеными. Здесь были люди разных возрастов, в том числе и маленькие дети. Один стол был пуст. Мой.

Очередной взрыв сотряс здание, он заставил ученых работать быстрее. Солдаты нервничали и дергались, но оставались на своих местах.

- Аполлония, среди них есть дети. Я думаю, что ученые пытаются внедрять в них паразитов. Мы должны это прекратить.

Несчетное число эмоций отразилось на лице Аполлонии. Обычно она выглядела безжалостной, но мысли о том, что внутри находятся дети, точно ее задевало. Она кивнула.

- Мы пойдем туда, но если я вопреки желаниям Сайруса убью одного или двух человек, я скажу ему чтобы он винил тебя.

- Достаточно справедливо, - сказала я, отходя за красивое и такое же смертное существо, которое только начало мне нравится.

- Амун-Гереб будет над этим местом в любой момент! - прошипела Тсави.

Я была удивлена, что она была против нового плана. В основном Тсави была более сострадательная, но теперь было очевидно, что она боялась. Она уже видела, на что способны эти паразиты и не хотела находиться с ними поблизости.

Аполлония завернула за угол, кряхтя и пыхтя с каждым ударом меча. К ней присоединилась Тсави, используя только свои руки. Потихоньку они справились со всеми солдатами, в основном лишив их сознания, но несколько человек отступать не хотели, поэтому Аполлония вывела их из строя на более длительное время.

Когда все они были без сознания или корчились от боли, Аполлония и Тсави победоносно встали в центр. Я вышла к ним.

- Неплохо сыграно, - сказала я, улыбаясь.

Они обе ответили наполовину улыбкой, наполовину нахмурясь.

- Хорошо...сыграно? - спросила Тсави, хохотнув и затем посмотрев на Аполлонию.

- Молодцы, - сказала я. - Хорошая работа. То, как вы надрали им зад.

- Надрали зад, - повторила Аполлония. - Мне это больше всего нравится.

В унисон, мы вместе отреагировали на движение на полу, но было поздно. Винтовка уже была поднята, и сноп пуль пронзил тело Тсави. Она закричала, в то время как Аполлония быстро отрубила солдату голову.

Мы обе ринулись в сторону Тсави.

Тсави застонала и затем заскулила. Аполлония заговорила с ней на Ахнктеш. Тсави истекала кровью, ее темная кровь быстро образовала лужицу под ней.

- На Английском, - сказала Тсави. - Мне нравится Английский язык.

- Что мне сделать, Тсави? Скажи мне, что сделать, - спросила Аполлония. Ее руки дрожали, когда она пыталась закрыть дюжину истекающих кровью дырочек на одежде Тсави. Казалось, Аполлония не знала с чего начать.

- Крыша, - сказала Тсави. - Как только Хамех прибудет, забери меня в...в...

- Лазарет? - подсказала я.

Тсави выдохнула. - Да. Лазарет.

Аполлония огляделась, ее губы дрожали.

- Я не думаю, что мы...Я не уверена, что у нас есть время ждать Хамеха.

- Я просто полежу пока что здесь, пока вы не заберете меня.

Аполлония хохотнула, слезы потекли по ее щекам. Еще один взрыв заставил здание из стали и бетона трястись, словно это испуганный ребенок.

Аполлония подняла Тсави с пола и перенесла ее через пластиковый брезент, положа ее на свободный серебрянный стол. Мужчина в защитном костюме наблюдал за этим со спокойствием в полном молчании.

Аполлония повернулась, чтобы поискать медицинские инструменты и препараты, выглядя и растерянно и испуганно. Ее взгляд поймал баллон и она схватила его.

Булькающий звук послышался из горла Тсави и затем - длинный булькающий вздох. Ее тело расслабилось, и голова упала в сторону.

- Я должна… - Аполлония оглядела каждого в покрытой пластиком комнате, размером десять на двенадцать. - Я должна дать сигнал своему отцу. Мы все еще можем ее спасти.

И она выбежала из комнаты с канистрой и побежала вверх по лестнице на крышу.

Я застыла, свирепо осматривая ученых в защитных костюмах, которые смотрели на меня, и затем прошла через пластиковый брезент. Механизмы внутри сигналили, жужжали, колыхались и качались в ритмичной гармонии.

Каждое веко Тсави превратилось в узкую щелочку, обнажая ее темные глаза и отсутствующий взгляд. Всего лишь несколько минут назад она ходила, говорила и была жива. Я задумалась, как долго она протянет без кислорода. Как долго я протянула без него?

- Тсави, - я наклонилась к ней, шепча ей на ухо. - Слушай меня. Поднимайся. Ты сможешь это. Это легко. Я почувствовала, как все мое тело затряслось, и слезы жгли мне глаза. Тсави?

- Не трать свое время, Рори. Она, очевидно, умерла, - сказал ученый. Он снял свой капюшон и обнажил свои рыжие волосы и светлые брови.

- Помогите ей, - попросила я, смотря на других, кто лежал на столах.

Одна афро-американская девочка и латино-американский мальчик , оба примерно возраста восьми-девяти лет, находились с другой стороны от Тсави в глубоком сне. С другой стороны были мужчина среднего возраста и седая азиатская женщина, которая доживала свои последние годы на этой земле. Мониторы показывали биение их сердец, но мозговая деятельность отражалась как прямая полоса.

- Бэнджи говорил, что вам нужна порода, чтобы защитить нас от людей Аполлонии. А когда защитит нас от вашего вмешательства? - спросила я, с размаху кидая инструмент на поднос, стоящий на одном из маленьких столиков и делая шаг в сторону рыжеволосого.

Еще один ученый с надетым капюшоном обернулся ко мне.

Маленькая девочка, с заплетенными волосами в великолепные тугие спиральки, была со швом во все плечо. Мальчик с разрезом в этом же месте и пластиковой трубкой, которая перекачивала кровь к породе.

Здание снова затрясло.

- Вы внедряете паразитов? - спросила я с такой злостью, что вся затряслась. - В детей?

Рыжеволосый улыбнулся в подтверждение.

- Рори, наконец-то я с тобой познакомился.

- Кто вы? - сказала я, еще более злая от того, что он знал мое имя.

Он не громко засмеялся.

- Мне немного обидно, что ты не узнала меня. Или вы совсем не обращали на это внимания на занятиях или Байрон Зорба намного ревнивее,чем я думал и не учит своих студентов о самых почитаемых биомедицинских инженерах всего времени.

- Доктор Теннисон? - с удивлением спросила я.

Он вовсе не выглядел как злой гений. Его лицо было усыпано ямками от шрамов акне. Он был толстый и пузатый. Он выглядел как человек, который не в состоянии зашнуровать свою собственную обувь.

Он ухмыльнулся отвратительно удовлетворенной улыбкой.

- Ага, полагаю все-таки рассказывал.

Я схватила скальпель и кинулась на Теннисона, но чья-то сильная и толстая рука схватила меня за запястье.

- Эй, полегче! - засмеялся мужчина.

Я отпрянула. Это был Рендлешам, все еще в своих смехотворных крокодиловых сапогах.

- Не будь дурой. Ты в меньшинстве и одна. Мы не хотим причинять тебя зла, - проговорил Рендлешам, заставляя меня бросить скальпель.

- Нет? А я бы отнесла вас к числу садистов, - сказала я, указывая на невинных людей на столах.

- Нет, - сказал Теннисон, делая движение в мою сторону.

- Ты абсолютно точно ценность, умная и опасная. Мы должны привлечь тебя в свою команду.

- Да, я слышала....как приманку.

Теннисон замеялся в ответ.

Я вырвала свою руку от Рендлешама. - Что вы думаете делать, когда корабль взорвет это место к чертям? Вам понадобится что-то большее, чем флеш-карта, чтобы записать все данные, что вы собрали здесь.

- Мы знаем что он здесь потому, что ищет ее, - сказал Теннисон смотря вверх. - Она уже пошла наверх, чтобы его остановить. Мы уже видем некоторое движение в породе. К тому времени, когда они вернутся чтобы их забрать..

- Будет слишком поздно? - спросила я.

- Совершенно верно.

- Для них или для нас?

- Для них, конечно.

- Вы не можете контролировать организмы, которые находятся в этой породе Доктор. Это быстрорастущие паразиты, которых необходимо уничтожить. Они истребили всех до единого жителей соседней с Сайрусом планеты менее, чем за сорок восемь часов, прежде чем Хамех спалил ее до тла, но оставил вот этот кусок, - сказала я, кивая на породу.

Образец выглядел по-другому, чем когда был в лаборатории Профессора Зорбы. Более пористый, более стертый. Может быть, они его кололи, но воздух в этой комнате был точно другим - теплым, спертым и разжиженным. Они создали требующуюся температуру для породы, пытаясь оживить паразитов, то о чем говорил Сэй.

Робкий ученый скинул капюшон с головы.

- Кто вам это сказал?

Я открыла рот.

- Профессор Брахмбергер? Вы...работаете на Маджестик?

Он выглядел пристыженным.

Я покачала головой.

- Профессор Зорба искал вас месяцами, - сказала я, глядя на него с отвращением. - Я рада что он не здесь и не страдает от того, видя в кого вы превратились.

- Байрон был здесь? Где он? С ним что-то случилось? - спросил Брахмбергер.

- Он пошел обратно в кампус, попытаться спасти тех, кого сможет. Вы помните, каково это, Доктор? Быть на стороне добра?

Доктор Брахмбергер позволил себе задуматься над этим только на минуту.

- Кто рассказал тебе об организмах?

- Это паразиты.

- Кто сказал? - спросил Рендлешам.

- Сайрус. Тот сигнал, который вы слышали пару лет назад, Брахмбергер? Паразиты, через их хозяев, переслали его сюда. Они нас завлекли.

- Где эти организмы сейчас? Что случилось с ними? - спросил Теннисон.

- Они потеряли контакт с ними в течение десяти минут после того, как приземлились

- Какая ужасная история, - сказал Рендлешам, наигранным голосом.

Я посмотрела на Брахмбергера.

- Это правда.

Он задумался и затем покачал головой.

- Они будут содержаться здесь.

- Ваше любопытство приведет к тому же концу, - сказала я, глядя на Брахмбергера. - Вы хотите быть ответственным за помощь этим паразитам истряблять наше существование?

- Если это значит, что я наконец-то получу ту славу, которую заслуживаю, то я смогу жить с этим, - ответил Теннисон, располагаю руку девочки ближе к породе.

Не упуская ни секунды, я выхватили ручку из его кармана, и вонзила ее ему в глаз. Он закричал от боли и согнулся пополам, держась за лицо.

Брахмбергер потянул руки, но не стал пытаться остановить меня. Рендлешам начал свои попытки, чтобы меня поймать, но раздался выстрел и все движение остановилось.

На другой стороне комнаты показался Бэнджи.

- Где Сэй? - спросила я, пытаясь перекричать вопли Теннисона. Я начала двигаться в сторону Бэнджи, но засомневалась.

Сэй зашел вслед за Бэнджи. - Он убедил меня.

- С пистолетом? - спросила я, пристально глядя на Бэнджи.

Его глаза отчаянно умоляли поверить ему.

- Как раз таки наоборот, - сказал Сэй. - Он высвободился сам и не напал на меня. Наоборот, он упросил меня помочь ему в твоем спасении.

Здание затряслось снова, на этот раз еще сильнее, что мы почти попадали на пол. Бэнджи схватил меня и удержал от падения головой вперед прямо на один из столов.

Я вырвалась из его объятий.

- Рори, - зашептал он, сдвинув брови вместе. Прежде чем он снова начал говорить, Рендлешам направился в нашу сторону и снова Бэнджи направил свой пистолет на доктора.

- Только попробуй, - сказал Бэнджи, прищурив глаза. Он так сильно держал оружие, что даже проступили вены на его трясущихся руках. - С удовольствием выстрелю вам прямо в лицо.

Сэй вдруг увидел Тсави и кинулся к ней.

- Что? Тсави? Тсави! - он поднял ее на руки и затем посмотрел на меня влажными глазами. - Хамех в трех милях восточнее отсюда. Где Аполлония?

- Крыша.

Сэй увидел породу и аккуратно опустил Тсави вниз. Затем, он пулей вылетел через разрез в пластиковой стене и поднялся вверх по ступеням.

Бэнджи оглядел комнату, с тошнотой от того, что увидел, пока его взгляд не упал на мужчину средних лет на столе. Его глаза округлились. - Папа? - закричал он. Он немедленно начал отсоединять от мужчины провода и внутривенные установки.

Брин завернула из-за угла и побежала к столу отца, ее запястья все еще были связаны вместе.

- Папочка? - она пронзительно закричала. - Что вы наделали? - закричала она на Брахмбергера.

Он начал плакать и откатываться назад, сидя на стуле рядом.

- То, что я думал...я думал то, что это правильно ради науки.

- Папа? ,-позвал Бэнджи, пару раз слегка ударив мужчину по лицу.

- Пап!

Брахмбергер подошел к подносу и взял шприц.

- Вот, - сказал он, щелкнув по нему пару раз.

- Не трогайте его! - сказал Бэнджи, наставляя на его пистолет Брин.

Брахмбергер проигнорировал его, вбрызнув неизвестно какую жидкость из шприца во внутривенную установку, которая все еще была прикреплена к руке мужчины.

Мы наблюдали за этим пару секунд, ожидая результата от действий Брахмбергера.

Мужчина моргнул.

- Папочка? - закричала Брин.

Здание сотряслось снова, на этот раз с такой силой, что кусок потолка рухнул на пол. Стальная рама заскрипела.

Бэнджи помог отцу подняться со стола.

- Брин! Давай, помоги мне! - сказал Бэнджи.

Я взяла скальпель и срезала удерживающие наручники с рук Брин.

Вместе с Бэнджи, они подняли своего отца на его вялые ноги. Бэнджи вложил руки отца в руки Брин.

- Уведи его отсюда!

- Бэнджи? - сказал он и потянулся к сыну.

- Я здесь, пап, но тебе нужно идти. Бэнджи быстро обнял его и дал Брин сигнал, чтобы та увела его одна. - Уведи его южнее, Брин! Не останавливайся, пока пожар не пропадет из виду!

Брин плотнее обвила его руки вокруг своей шеи и приподняла его, чтобы он смог опереться на нее. Она вышла с ним так быстро, как могла.

Следующий взрыв. От него у меня застучали зубы, и я упала на колени.

Бэнджи помог мне подняться на ноги.

- Нам нужно выбираться отсюда тоже, Рори! - сказал Бэнджи, дергая меня за руку.

- Дети, - сказала я, потянувшись в обратную сторону.

Брахмбергер покачал головой.

- Их нельзя двигать. Они оба в вегетативном состоянии так же, как и женщина.

Я взяла 9мм из рук Бэнджи и нацелилась на Брахмбергера.

- Это вы с ними сделали?

- Они уже достались нам в таком состоянии. Я не знаю почему. Я много чего не спрашивал с тех пор, как присоединился к Маджестик. Я выучил, что лучше многое не знать. Он опустил глаза на девочек. - Я останусь с ними, - сказал он, садясь на свой стул в углу. - Это то немногое, что я могу сделать.

Рендлешам схватил пару вещей, как будто он обирался улизнуть, но Бэнджи выхватил пистолет из моих рук и выстрелил. Я подпрыгнула, а Рендлешам лежал на полу с простреленным коленом, рядом с корчившимся Теннисоном.

- Они все должны остаться со своими пациентами, - сказал Бэнджи, его голос надломился.

Он схватил меня за руку и вывел через прорезь в пластике.

Громкое лязганье за мной и Бэнджи не напрягло нас, в отличие от криков доктора Брахмбергера.

Я повернулась, увидя Брахмбергера у чистой пластиковой стены, его стул лежал перевернутым на полу. Он уставился на Тсави, которая дергалась и двигалась очень странным образом.

Я сделала шаг навстречу, но Бэнджи остановил меня.

- Она жива! - сказала я с улыбкой полной надежды. - Она встала!

Бэнджи указал на руки Тсави. Когда Сэй положил ее обратно на стол, ее рука упала на тот стол, где размещалась порода.

Густая темно красная слизь просачивалась из пор породы. Сначала мне показалось что субстанция потекла вверх по руке Тсави в ее раны, но когда я пригляделась я смогла различить что это двигалась не сама слизь, а маленькие создания внутри красного шлейфа. По тесктуре и по виду они были похожи на личинки, каждый такой же величины как и человеческий большой палец.

Теннисон встал и вытащил ручку из глаза с воплем. Прикрывая свою рану, он подошел к трясущемуся телу Тсави с удивлением.

- Вот оно. Это оболочка пришельца! И они ее превращают!

- Мы должны идти, - сказал спокойным голосом Бэнджи.

- Чего же вы ждете, Доктор Брахмбергер? Добудьте нам образец! - сказал Теннисон.

Брахмбергер принес чашку для бактереологического посева и с дрожью поскреб красное вещество.

- Вот так, - сказал Тениссон, его руки пархали над Тсави.

- То, ради чего мы работали три года, Брахмбергер.

Спина Тсави выгнулась и затем ее шея повернулась на бок. Ее глаза больше не были похожи на щели. Они были широко раскрыты, кроваво-красные, полные густой красной слизи.

Брахмбергер закричал, уронил чашку с посевом и отошел назад, когда Тсави поднялась со стола. Ее голова, плечи и запястья тряслись.

Затем, маленький мальчик начал трястись и кричать. Теперь, когда паразиты обнаружили знакомое убежище, они пытались внедриться в других. В людей.

Мое сердце начало глухо стучать. Теперь Тсави всего лишь свободный организм для паразитов. Теннисон был прав. Это все-таки случилось. У нас не было времени.

- Малыш, - позвал Бэнджи низким голосом, медленно потянув меня назад к себе.

Я кивнула, отшагнула назад, пытаясь не привлекать их внимание внезапными движениями.

Вместе мы спокойно спустились по лестницам, несмотря на ужасающий пронзительный крик, иходящий из пластиковой комнаты.

- Вот дерьмо, - сказала я, глядя на огромный кусок бетона, преграждающий путь к лестничной клетке и стараясь не кричать. - Дерьмо.

- Есть другой путь пробраться на крышу?

Я сглотнула. - С другой стороны. Там есть лифт.

- Пойдем, - сказал Бэнджи, развернув меня за руку в другом направлении. Он нажал кнопку вверх.

Я покачала головой. - Я не могу этого сделать.

- Что? - спросил он, повернувшись ко мне.

Звуки воплей становились громче.

- Я не езжу в лифтах. Я не могу... - я тяжело дышала, уровень тревоги зашкаливал с приближением лифта.

- Я ведь с тобой. Мы не можем остаться здесь.

Двери лифта открылись. Я огляделась.

- Может здесь есть окно? Я могла бы выбраться через него.

Бэнджи поставил ногу в проход дверей лифта и приобнял меня за плечи.

- Всего лишь один этаж.

- Мои родители были убиты, Бэнджи. Мужчины, которые их убили...работали на Маджестик. Они зашли в лифт отеля вместе с нами. Они приставили пистолет к моей голове и заставили моих родителей следовать в нашу комнату, где они изнасиловали мою лучшую подругу и пытали нас, прежде чем бросить умирать. С тех пор я ни разу не пользовалась лифтами.

Я втягивала воздух, но так и не могла нормально дышать. Одна лишь мысль о том, что нужно зайти в эту коробку ужасала меня.

- Рори, мне нужно, чтобы ты пошла со мной, прямо сейчас.

Он не смотрел на меня. Он смотрел сквозь меня.

Я повернулась и увидела Тсави, стоящую за мной, она тряслась. Красная слизь вытекала из ее носа, глаз и ушей. Я закричала и упала на спину.

Бэнджи нажал на кнопку и затем, прицелившись, выстрелил в Тсави, удерживая ее пока двери лифта не закрылись.

Лифт со скрипом стал подниматься наверх и Бэнджи одной рукой потянул меня к себе, держась другой за рельсу старого лифта.

- Извини, - сказал он. - Это, вероятно, не лучшее с чего можно начать.

- Просто забери меня отсюда, к чертовой матери, - сказала я, пытаясь оставаться спокойной.

Двери открылись, и теплый ветер мгновенно обдал мое лицо.

Бэнджи вытащил меня рядом с собой на крышу. Я упала на колени, рыдая совсем по иному, когда поняла, что смерть родителей и Сидни - это был не самый страшный ночной кошмар.

Бэнджи наклонился, поднял меня на руки и побежал через всю крышу туда, где Сэй и Аполлония сидели у контейнера, с отчаянием пытаясь привести его в действие.

Взрыв объял пламенем поле всего лишь в миле восточнее. Я чувствовала горячее дыхание огня рядом с лицом. Мои волосы растрепало по лицу от огненной бури, бушующей в миле от нас.

Сэй встал, взяв меня за лицо. Он смотрел на Бэнджи нахмурясь.

- Она ранена? - закричал он сквозь ревущий огонь.

Бэнджи поставил меня на ноги.

- Тсави... - сказал он, тяжело дыша.

Аполлония встала, на лице было отчаяние.

- Она мертва?

Я потрясла головой.

- Да, но порода...она...она превратилась в организм.

Выражение лица Аполлонии изменилось, и она пошла прочь, крича в небеса. Ее тело тряслось от крика и затем, она подалась вперед к кораблю отца, крича что-то красивое и полное ярости на Ахнктешь.

- Он ее увидит? - спросил Бэнджи.

- Канистра лишь источник энергии, - сказал Сэй, в отчаянии качая головой. - Они должно быть забрали это с Наяры. Мы могли бы подать Хамеху сигнал с нее, но она повреждена. Мы не можем ее открыть.

Аполлония стояла на краю крыши, слезы текли по ее лицу, и затем она вынула свой меч. Бэнджи встал впереди меня, как бы защищая.

- Хамех не переживет, узнав что был причиной моей смерти,- прокричала Аполлония.

Сэй взялся за голову руками и схватился за волосы.

- Мы должны позволить ему убить паразитов.

Аполлония посмотрела вверх на корабль отца и затем обратно на Сэя, кивая.

- Я потерпел неудачу, - сказал Сэй, уронив руки на бедра. - Я подвел тебя, Рори. Он повернулся к своей невесте и заключил ее в объятия.

- Хамех остановится, после того как уничтожит склад? - спросил Бэнджи. - Потому что если Хамех собирается уничтожить всю Землю целиком, то вместо того, чтобы ждать здесь своей смерти мы должны побороться.

Сэй быстро кивнул.

- Он проделал этот путь с Наяры. Он знал, что штаб-квартира Маджестик находится здесь. Как только он поймет что уничтожил тех, кто, как он думает , причастен к гибели его дочери, он вернется домой.

- Ты уверен? - спросил Бэнджи.

- Я уверен, что паразиты должны быть уничтожены.

Бэнджи напрягся и затем протянул свои руки за мной. Я взяла их и, глядя друг на друга, мы застыли в ожидании неминуемой смерти.

Длинные волосы Аполлонии, развевались на ветру, грязные и пыльные, как и ее кожа и одежда. Мы все были грязные, потные и измотанные. Сэй взял ее за подбородок, и она посмотрела ему прямо в глаза, слезы застилали ее радужку, когда корабль ее отца был уже слишком близко, готовый, чтобы уничножить склад.

Она заговорила на Ахнктешь. Он повторил на английском.

- Это не конец любовь моя, - сказал он, вымотанный и подавленный. - Мы скоро снова увидим друг друга.

Глава 21

Лицо Аполлонии напряглось, и она стиснула зубы так, что ее челюсть невольно заработала.

- Я не могу сдаться.

Она вынула своей меч, раскачивая им передо мной. Бэнджи оттолкнул меня, и я упала на пол.

Меч приземлился рядом с канистрой, выпустив пару искр.

- Мы это уже пробовали, - сказал Сэй, вынимая свои руки.

Аполлония махнула еще раз.

- Я! Собираюсь! Домой! - проговорила она, пыхтя, когда снова с силой ударила о металл.

Наконец канистра открылась, разбрызгивая раскаленный до бела, но светящийся розовый свет в небо. Военный корабль был почти над нами.

Пронзительный крик раздался снизу под нами. Паразиты проникли в мертвых солдат во дворе здания. Они распространялись.

- Хамех! - закричала Аполлония, размахивая руками в сторону массивного корабля. Она опять заговорила на своем языке, маша руками в воздухе.

Бэнджи помог мне подняться на ноги , а Сэй присоединился ко своей возлюбленной, пытаясь привлечь внимание Хамеха.

- Смотри! - сказал Бэнджи, указывая на корабль.

Большой корабль медленно снижался, остановившись всего лишь в десяти футах над нами. Большая квадратная дверь открылась и появился мост, он опускался, чтобы соединить корабль с крышей.

Мужчина в голубом халате, крупный и такой же красивый, как и его дочь, показался в проходе. Когда он увидел Аполлонию, он побежал к ней с широко раскрытыми объятиями, за ним следовала небольшая армия охраны. Она ускорила свой темп ему навстречу и упала в его объятия. Крепко обнимая ее, тело его тряслось от слез и облегчения.

Он вовсе не выглядел как тот, кто только что убил тысячи невинных людей.

Я улыбнулась, видя, как невредимо выглядит Аполлония в сильных руках своего отца. Я так скучала по этому чувству безопасности и спокойствия, и я была очень рада за нее, что оно у нее есть.

Вопли с заднего двора стали громче, но другой звук поразил все ужасающие звуки снизу. Что-то выскочило и затем зашипело.

- Наступление! - заорал Бэнджи, вставая вперед, чтобы защитить меня.

Низ корабля Хамеха взорвался в пятидесяти ярдах от моста и затем, появившиеся ниоткуда АК-47, начали стрелять в одинаковом ритме.

Бэнджи подполз на своем животе к краю крыши.

- Это остальные солдаты! Они вернулись!

Пули вылетали и рикошетом отскакивали от корабля Хамеха, я инстинктивно закрыла свою голову руками и сжалась в комочек.

И затем, в один миг, стрельба прекратилась, и начался крик. Бэнджи сидел на коленях и я подбежала и встала рядом с ним. Инфицированные с заднего двора догнали Хаммеры и солдаты теперь лежали на земле, корчась и дергаясь, когда паразиты внедрялись в их тела.

Один из людей Хамеха подошел к нему и спокойно заговорил. Глаза короля осветились и он сказал что-то, что я не поняла.

Сэй ответил, слегка кивая головой, и затем перевел взгляд на меня.

- Оружие корабля больше не работает. Оно пострадало от ракеты, Рори. Мы должны уходить. Я не могу оставить тебя здесь умирать. Я не стану.

Хамех заговорил с Сэем, и, казалось, они спорят, но длилось это недолго и затем Сэй показал на меня и Бэнджи.

Хамех кивнул мне и заговорил, обращаясь к Сэю.

- Он спрашивает о твоем характере, - перевела Аполлония. Сайрус должен был рассказать что Бэнджи из Маджестик.

Сэй с жалостью посмотрел на меня.

- Пойдем с нами, Рори. Мы больше не в состоянии спасти это место.

- О чем ты говоришь? Их сейчас только шестеро. Мы можем уничтожить склад.

Он покачал головой.

- Без оружия с корабля мы ничего не сделаем. К тому времени как мы вернемся с исправным кораблем, Земля будет переполненна.

- Нет, - сказала я, глядя на Сэя, Аполлонию и ее отца. - Нет! Мы все еще можем помочь. Не отказывайтесь от нас!

У Сэя в глазах была печаль.

- Ты можешь пойти с нами. Хамех приказал, что Бэнджи мы оставляем.

- Ты знаешь что, я его не брошу, - сказала я.

- Рори... - начал Сэй.

- Мы стоим того чтобы быть спасенными! Ты знаешь это! По крайней мере, попытайся!

Сэй посмотрел на Бэнджи.

- Убеди ее.

Бэнджи взглянул на меня, в глазах застыла нерешительность.

- Иди, - сказал он, взяв меня за лицо руками. - У тебя есть причины, по которым ты можешь все здесь оставить. Ты предназначалась, чтобы быть с ними.

- Нет. Я покачала головой, отстраняясь от него. - Нет! - я посмотрела на Сэя, схватив его руки. - Помоги мне, - заумоляла я.

- Мы можем что-то придумать! Может быть, у Хаммеров есть взрывчатка. Может...

- Теперь, когда паразиты приспособились к окружающей среде, они стали размножаться. Ты не сможешь сделать этого в десяти ярдах от земли, - сказал Сэй.

Я посмотрела на канистру. Она сияла, и розовый свет попеременно то тускнел, то становился ярче. Я указала на нее.

- Ты говорил, что она является источником питания? - спросила я, подбегая к канистре.

- Да? - ответил Сэй.

- Мы можем ее нагреть? Использовать ее как взрывчатку? - спросила я.

Сэй нахмурился.

- Это сильнейший энерго-ресурс, так что да. Что ты задумала?

- Спроси его. Спроси Хамеха, если я разогрею канистру и взорву склад, он спасет Землю?

Сэй покачал головой.

- Нет. Ты не успеешь уйти вовремя, Рори.

Я слегка улыбнулась.

- Я говорила тебе. Я не могу умереть.

Глаза Аполлонии засветились, и она заговорила с отцом.

Сэй пришел в отчаяние.

- Нет! Иди на борт, Рори. Ты едешь с нами.

Хамех ответил своей дочери.

- Что он говорит? - закричала я.

- Нет! - закричал Сэй. - Аполлония, нет!

Аполлония выпустила отца из объятий и подошла ко мне, взяв меня за плечи своими элегантными длинными пальцами.

- Ты уверена, что хочешь это сделать? - спросила она.

- Аполлония, нет, - сказал Сэй низким и строгим голосом.

- Я уверена, - ответила я без сомнения.

Аполлония повернулась к отцу, говоря какие-то красивые слова, в которые я сразу же влюбилась, так же как когда-то я влюбилась в Сэя и даже в саму Аполлонию.

Хамех оглядел край крыши, прямо над задним двором, где все еще были очень слышны пронзительные крики, громче чем ревущее пламя, которое сейчас было в тысяче или около того ярдов от нас. Затем его глаза остановились на мне и он посмотрел на меня, с отеческим выражнием гордости на лице.

Он кивнул.

- Нет! - закричал Сэй. Он потянулся за мной, но армия Хамеха удержала его на месте.

Аполлония подняла канистру, повертела что-то внутри с небольшим усилием и затем передала ее мне.

- Я вижу теперь, почему он так влюблен в тебя. Это большая честь, Рори. Она нагнулась и поцеловала меня в щеку.

- Рори, нет! - закричал Сэй надрывным голосом.

- Вы его подвезете? - спросила я у Аполлонии, указывая на Бэнджи. - Я знаю, он не хочет забирать его с собой на Юн. Но просто отвезите его подальше, чтобы он не погиб.

Аполлония кивнула гвардии своего отца. Они не успели схватить Бэнджи, как он вытянул канистру из моих рук и затем пихнул меня в руки одному из солдат.

- Что ты делаешь? - спросила я, наблюдая, как он вынул пистолет и нацелил его на Амун-Гереб. Солдаты мгновенно достали свои оружья. - Бэнджи! - закричала я, тщетно борясь против мужчины, крепко державшего меня.

Он улыбнулся мне с такой любовью в глазах, что я почти не сдержала слез.

- Ты была права, Рори,- сказал он. - Ты не можешь умереть, потому что я тебе не позволю.

Он развернулся на пятках и помчался к лифту, который вел к лестницам.

- Бэнджи! - закричала я так сильно, что мой голос сорвался.

- Ты обещал, что никогда меня не покинешь!

Бэнджи остановился на минуту, ожидая подъезжающего лифта. Он взглянул на меня последний раз и ступил в кабину. Двери перед ним закрылись.

Хамех отдал приказ, и солдаты повели его дочь и ее жениха обратно в корабль, тащя меня с ними.

- Бэнджи! - хныкала я, борясь из последних сил, которые у меня еще были.

Дверь была еще открыта, когда корабль отошел от крыши склада и затем помчался прочь, оставляя здание позади. Холодный ветер хлестал вокруг, но я ничего не чувствовала. Я не была уверена, что я вообще что-то могу чувствовать. Через несколько мгновений, конструкция была охвачена огромным шаром из огня и Хэлена все больше уменьшалась в размерах.

Солдаты наконец-то выпустили меня, и я упала на колени. Корабль снизил скорость и пошел на снижение, может быть в районе десяти миль от места, где когда-то стоял склад.

Аполлония присела на колени позади меня, держа меня, пока мы наблюдали, как горит склад.

- Он умер благородной смертью, - сказала Аполлония, прислоняясь своей щекой ко мне. - Ты счастливая, что он повстречался тебе на жизненном пути.

Я вытерла свои щеки от слез. Было очень холодно.

- Он единственный, кто был мне нужен, - прошептала я. Мои губы задрожали. - Я должна была догадаться, что потеряю его.

Глава 22

Корабль Хамеха снизился в нескольких футах над полем, и я спустилась по мосту вниз на траву. Всего несколько дней назад мои будни состояли из того, что я была стервозной, погруженной в себя студенткой колледжа, чьей самой большой проблемой был чересчур восторженный поклонник. Теперь, еще более одинокая, чем когда-либо, я осталась здесь, скорбеть об этом парне. О том самом, который, как я по-дурацки считала, должен был бы оставить меня в покое...должен был.

Аполлония обняла меня и вернулась на корабль отца.

Сэй стоял позади.

- Я знаю, что этого мало, но мне так жаль, Рори. Тебе пришлось заплатить дорогую цену.

Я уставилась на огонь и затем посмотрела на Сэя. Я наполовину улыбнулась. Его золотистые глаза сузились, когда он улыбнулся в ответ.

- Спасибо тебе за все, - сказала я, обняв его.

Он обнял меня тоже и поцеловал в волосы. - Ты должна знать, что они вернутся, чтобы проверить землю на наличие паразитов. Если они только обнаружат...

- Они взорвут нас до небес? Теперь, правда, я не уверена что смогу выжить.

Сэй дотронулся до моей щеки.

- Не переживай. Прежде всего, я заберу тебя отсюда.

- Прощай, Сайрус.

- Вообще-то, если ты хочешь смутить меня, то можешь назвать меня моим полным именем, это Осирис.

Я кивнула.

- Египетский Бог. Профессору З это бы понравилось.

Лицо Сэя помрачнело.

- Ты не сдалась пару лет назад, Рори. И сейчас не сдашься.

Я подняла свой подбородок, зная, что он переживал. Он уезжал и все остальные, о ком я заботилась и любила, были мертвы. Все.

- Я не смогла бы, даже если б очень хотела. Я думаю, кто-то там любит смотреть, как я страдаю.

- Ты все еще можешь поехать с нами.

Я потрясла головой.

- Я должна убедиться, что люди знают что сделал Бэнджи и Профессор З для планеты. Как много людей они спасли.

Сэй кивнул.

- Тогда прощай. Я буду ужасно по тебе скучать, Рори Риорден. Ты мой самый любимый человек.

- А ты мой самый любимым египтянин.

Он обнял меня еще раз и затем развернулся в сторону корабля Хамеха. Он наблюдал за мной, пока корабль поднимался, и пока не закрылись двери. Затем, они улетели.

К тому времени как я подошла к первым дымящимся остаткам, утреннее солнце было уже высоко в небе.

Гелевый огонь с корабля Хамеха выгорел к тому моменту, как они уехали, не уничтожив не единой былинки травы за пределами обозначенной области. Но большая куча щебня от склада все еще горела в нескольких местах.

Я уселась на большой кусок бетона в двадцати футах от того места, где когда-то стоял склад, трогая голову пальцами. Профессор З был мертв. Бэнджи был мертв. Это была единственная вещь, от чего я пока не отказалась, но на данный момент, я была единственным оставшимся в живых человеком на Хэлена. Единственной оставшейся в живых. Снова.

Я шагала через части тел и обломков, наполовину надеясь и наполовину в ужасе, что я вдруг наткнусь на тело Бэнджи, размышляя, смогу ли я его опознать, если это случится.

- Не плач, - убеждала я себя. - Уйми свои чертовы рыдания, - сказала я, все равно хлюпая носом.

Я услышала стон и остановилась.

Стон повторился, и я пошла на звук, очень аккуратно ступая.

- Если ты не будешь плакать, можно мне хотя бы?

Мои глаза расширились, когда я сконцентрировалась на том месте, откуда исходил голос, и я увидела Бэнджи, лежащего под мателлической дверью с опаленными волосами и одеждой, в некоторых местах сгоревшей до трухи. Его рука, лоб и щека были обугленны и покрыты волдырями, но он был жив.

- Бэнджи! - закричала я, бросившись к нему со всех ног.

- Привет, малыш, - он улыбнулся сквозь усталось и боль.

- Я не верю этому! Как ты... как же ты... - я хотела обнять его, но боялась, что он мог иметь перелом или сильный ожог.

- Думаю вот, сможешь ли ты снять эту вещь с меня?

Я кивнула.

- Я попробую. Я начала поднимать и тащить. Затем я обнаружила трубу и вставила ее между землей и металлом. Это заняло несколько попыток, но, наконец, я приподняля ее достаточно, чтобы Бэнджи смог выкатиться из-под двери.

Он снова откинулся на спину и издал дребезжащий вздох.

Я упала на колени, отчаянно пытаясь найти место, чтобы дотронуться до него.

- Где еще болит? Что-нибудь сломано? Я не могу поверить, что ты жив! - закричала я еще сильнее.

- Я нырнул под дверь. К счастью для меня, когда взрывной волной меня откинуло назад, этот огромный кусок бетона и арматуры удержали мое падение. Он обратил внимание на мои вспухшие красные глаза и потянулся к моему лицу. - Ты плакала из-за меня?

- Заткнись, - я хохотнула и шмыгнула носом. - Больше не смей так поступать.

- Я обещаю, - ответил он, его дыхание преломилось.

- Ребра?

- Ага.

- Я не уверен,а есть ли где здесь поблизости госпиталь. Или ближайшая машина.

Бэнджи старался не двигаться. Он абсолютно точно сломал ребро или даже пару, но я начала беспокоиться, как бы у него не было внутреннего кровотечения.

Я слышала сирены, но они раздавались где-то в стороне города.

- Я собираюсь пойти чтобы… - сказала я, шмыгая носом и снова беспокоясь. - Я должна найти машину. Мы должны доставить тебя в госпиталь.

И прямо в этот момент, мое внимание привлек работающий двигатель автомобиля. Я вскинула голову. Это был оранжевый Мустанг с Брин за рулем.

- Бэнджи? - закричала она, бросая машину и выпрыгивая из нее.

- Помоги мне перенести его на заднее сидение, - сказала я.

- Мы должны отвезти его в госпиталь.

Брин кивнула.

- Здесь поблизости есть госпиталь в Честер. Может быть, в двадцати милях отсюда.

Бэнджи стонал с каждым движением, крича еще громче, когда мы подняли его. Он держал свою правую руку прижатой к груди. Отец Бэнджи был на переднем сидении, все еще до конца не в сознании. Брин помогла ему наклониться вперед, позволяя мне пробраться назад.

Бэнджи опять закричал, когда мы ловко уложили его на заднее сидение машины.

- Я не уверен, что вся эта боль, в попытках добраться до госпиталя, вообще стоит медицинского внимания. Он положил свою голову мне на колени и расслабился. - Но это абсолютно точно стоит сломанных ребер.

Я дотронулась до каждой стороны его лица, когда Брин увозила нас прочь от горящих развалин склада. Бэнджи корчился с каждой кочкой.

- Извини, - сказала я, сжимаясь каждый раз, когда он напрягался от боли.

- Все не так плохо. Может быть, я смогу получить свидание из-за этого?

Я улыбнулась.

- И не мечтай.

- Не мечтай? - спросил он, его брови взлетели вверх.

- Честное слово, женщина, что же предпринять?

Я нагнулась вперед, в инче от его лица.

- Ты не получишь свидание, но зато ты получишь первое свидение, потому что я хочу больше, чем одно.

Бэнджи потянул руки к задней части моей шеи и притянул меня близко к своим губам. Пока он целовал меня так нежно, медленно и страстно, я знала, что наконец-то я обрела безоговорочную любовь, спокойствие и заботу, все то, чего я была так долго лишена.

Я взглянула сквозь заднее окно на дымчатое небо. Сэй и Аполлония были где-то там наверху, не зная, что я все-таки не одна.

- У меня такое чувство, что мы увидим их снова, - сказал Бэнджи.

Я посмотрела в его карие глаза и улыбнулась. Это было возможно. Все могло произойти.

Я смотрела на дорогу впереди. Впервые за всю мою долгую жизнь я предвкушала приближение чего-то хорошего, и впервые за все время с тех пор как я умерла, я чувствовала что живу!


Конец


home | my bookshelf | | Апполония |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.1 из 5



Оцените эту книгу