Book: Все началось с лифта, или две бабушки - это слишком! (СИ)



Все началось с лифта, или две бабушки - это слишком! (СИ)

OLGA-OLGA

Все началось с лифта, или две бабушки - это слишком!

Глава 1

POV Сергей




- Серый, ты домой собираешься? – поворачиваю голову и сталкиваюсь взглядом со злющей Марькой.



- А что? Я не успел прикрутить…



- Домой, я сказала! У меня сегодня свидание, и терпеть твое «я еще масло не сменил и зеркальце не начистил» не намерена! Достал! Если не хочешь появляться дома рано - начни пить. В барах двери открыты круглосуточно.



Марина Валерьевна, а для всех сотрудников нашей автомастерской просто Марька, уперла кулаки в широкие бедра и стала раздувать ноздри, становясь похожей на рассерженного встрепанного пони.



Вздрогнул от этого зрелища и начал вытирать руки салфеткой. Да, сегодня придется пораньше пойти домой, но как не хочется…



Три месяца назад состоялась наша с Кирой свадьба, так сказать, встретились два одиночества. Один гей, другая лесбиянка. Как так могло получиться? А все виноваты гребаные слухи.



Моя семья довольно известна в этом городе. Отец - совладелец популярного ночного клуба, мать – хозяйка туристического агентства, я же… а я не удался…



Тихий, замкнутый, гей… Еще в школе я понял, что со мной что-то не в порядке. Аппетитные прелести первых красавиц класса ничего, кроме желания сплюнуть где-то в уголке, не вызывали. А вот широкие плечи и подтянутые ягодицы парней… Приходилось заходить в душ после занятий баскетболом последним, иначе это грозило моей неокрепшей психике постоянным стояком.



В институте у меня появился лучший друг – Артем. Я словно ожил: стал чаще смеяться, участвовал в различных мероприятиях, обсуждал его подружек. Получение диплома отмечали у него на даче. Море водки, пива…



Какого хрена я так напился?! Когда девчонки предложили сыграть в бутылочку, мы с Артемом с радостью согласились. Все было замечательно, вплоть до того, когда запущенная мною бутылка не указала на моего лучшего друга.



- Серый, иди ко мне, мой птенчик, научу тебя целоваться, - рассмеялся Артем, расфокусировано глядя на меня. – Ты ж еще девственник, покажу, что как делается.



И так мне стало обидно, что часть хмеля выветрилась из головы, жалко, что не весь…



Не умею? Научит? Кто еще кого учить будет! На тот момент у меня был небольшой, но вполне приличный опыт с учителем физкультуры, от которого еле удалось отделаться.



Встал на четвереньки и эротично (на самом деле заваливаясь из стороны в сторону, ежесекундно потряхивая правой коленкой, на которую приклеилась этикетка от бутылки, из-за чего я напоминал собаку, пытающуюся найти место для туалета) пополз к парню. Артем уже перестал смеяться, с каким-то недоверием смотря мне в лицо.



Хрюкнув в районе его шеи, высовываю язык и касаюсь бешено бьющейся венки. Артем вздрогнул и, обхватив меня за шею, притянул к своему лицу.



- Ты что творишь? – прошипел он, сверкнув глазами.



- Учусь, ик, целоваться! Ты же у нас спец, ни одной юбки не пропустил! – боже, сделай меня немым, что я несу?



Глаза Артема сужаются.



- Чего вы там шепчетесь? – донеслось сбоку. – Целуйтесь!



Резко выдыхаю, кладу руки на плечи друга и склоняюсь к нему ближе. Осторожное касание губ, языком обвел нижнюю, втянул в рот, чуть прикусил. Плечи закаменели. Подождал, в глаз не получил, продолжил. Язык проник между зубов, сплелся с чужим, поиграл, немного надавил. Стон с губ Артема стал для меня неожиданностью.



Мою талию обхватили, прижали к горячему телу и смяли губы, вторгаясь уже в мой рот.



Через минуту касаюсь лопатками пола, а невменяемый Артем нависает надо мной.



- Эй, парни, вы чего? Трахаться собрались?



Глаза друга остекленели. Он резко скатился с меня и встал. Зря он это сделал…



Мой длинный свитер очень удачно скрыл стояк. А вот его обтягивающие джинсы…



- Бля, да вы педики! – заржал Колька Мырзин, осматривая мою тушку с интересом энтомолога.



- Сука! - выдохнул Артем, глядя на меня.



А я здесь причем?



В общем, все стали прикалываться. Только Кира подсела ко мне, приобняв за плечи.



- Кир, ты чего? – удивился Колька. – У него на тебя не встанет! Иди лучше ко мне.



- Колюх, ты придурок, мы с Серегой давно встречаемся и собираемся пожениться, - икнул от неожиданности. – А ребята здорово вас разыграли? Вы купились, как лошки!



Девушка обхватила мою голову ладонями и втянула в поцелуй. Не сопротивлялся, но и удовольствие ниже среднего.



- Кир, а как же я? – не успокаивался Колька. – Я же люблю тебя…



- Прости, но не судьба!



После мы с ней поговорили и поняли, что это самый лучший выход из сложившейся ситуации. Мне не нужны проблемы с родителями, ей - с родителями ее любимой…



Короче, через несколько месяцев поженились и купили на деньги, собранные со свадьбы, квартиру. Дома она почти не ночевала, предпочитая общество своей девушки, а я очень не любил оставаться один в квартире. Презрев диплом экономиста и устроившись в автомастерскую, пытался скопить денег на крутую тачку и поэтому работал на износ. На личную жизнь оставалось не так уж много времени, но я не терял надежды найти подходящего мне парня.



Артем на горизонте больше не появлялся и на мои звонки не отвечал, когда же я решил воспользоваться автоматом и дозвонился, психанул и сказал, чтобы я исчез из его жизни, после чего сразу же сменил номер.



Было обидно, капельку больно, потом противно…



Ополоснувшись под душем и переодевшись, вышел из здания, направляясь в сторону дома. Сейчас сяду у телевизора, выпью пива, поговорю с собакой по кличке Пупс и лягу спать.



От планирования вечера меня отвлек телефонный звонок.



- Да, ба, - улыбнулся я.



«Сереж, ты на работе?»



- Нет, уже домой иду, - как же я ее обожаю!



«Милок, а я рядом с автомастерской. Пирожков тебе привезла. Твоя Кира совсем о тебе не заботится, одни кости остались!»



- Сейчас вернусь, - рассмеялся я, поворачивая обратно.



Бабушка полностью заменила мне родителей, всегда интересовалась учебой, спрашивала о правнуках… Как же мне не хотелось ее расстраивать, что последнего не будет…



Еще издалека заметил невысокую фигурку, облокотившуюся на зонтик. Какой бы ни была погода, этот атрибут, подаренный мной, неизменно находился при ней.



- Здравствуй, ба, - подхожу и целую ее в щеку.



Старушка раскраснелась от удовольствия и подмигнула.



- Не боишься, что твои девушки заревнуют? – хихикнула она.



- Они поймут! – улыбнулся я, облизываясь на сверток в ее руках.



- Кушать хочешь? Держи, - мне протягивают желаемое.



- Не хочешь хоть сегодня меня навестить? – спрашиваю, прижимая к груди приятно пахнувший мясом пакет.



- Прости, сегодня не могу, но завтра обязательно! Ой, мой троллейбус! – бабушка, как молоденькая, побежала на остановку, размахивая зонтиком.



Толкнув какого-то парня зонтом и обругав его малолетним извращенцем, Татьяна Федоровна полезла на ступеньки.



В отличном настроении иду домой. Сегодня у меня пир.



Жду лифт, рядом со мной стоит молодой парень и что-то бормочет себе под нос.



- Простите? – вежливо интересуюсь.



- Что пристал? Своих проблем мало? – рычит это чудо с каштановыми волосами. Заворожено смотрю на штангу у него в губе. Непроизвольно облизнул губы. Блин, а он полностью в моем вкусе. Но тут двери лифта открываются, и мы одновременно делаем шаг, столкнувшись плечами.



- Мальчики, меня забыли! - нас обоих размазывает по задней стенке лифта.



Поворачиваю голову, сталкиваясь с лукавым взглядом старушки, которую я иногда вижу, копошашейся в кустах, растущих рядом с моим новым домом. Чем она там занимается? Червей копает?..



- Бабуль, а полегче нельзя? – доносится до меня голос отлипающего от стенки русика.



- Ой, простите, я слабая женщина, сидящая на диете, в моей, можно сказать, жизни пошла черная полоса… хотя…



Это ее «хотя» очень сильно напрягло, заставив покрыться мурашками, которые скандировали «беги, хозяин, мы прикроем твой отход… на оплату похорон у нас нет денег». Черт, странная ассоциация.



Когда двери лифта закрылись, бабушка незаметно просочилась нам за спину и притихла.



Десятый, одиннадцатый… Тут мою пятую точку, облаченную в обтягивающие синие джинсы, сильно ущипнули. От неожиданности взвизгнул, поворачивая ошарашенное лицо к соседу по данному помещению.



В глазах того бушевало пламя.



- Ты…



Двери лифта открылись, и меня выпихнули на лестничную площадку. Падаю, больно ударяясь коленями.



- Ты охерел?! – ору я, пытаясь подняться, но удар ноги по копчику заставляет выронить пакет и растянуться на грязном полу.



- Как же вас много развелось! Пидоры! – парень хватает меня за талию и резко поднимает. - Сука, я тебе покажу, как меня за задницу щипать! - удар в живот на несколько секунд лишает меня возможности дышать.



- Это ты… меня… - пытаюсь откашляться, не понимая, за что он так? У меня где-то написано, что из натурального на мне только шелковые трусы?



- Ой, а я, кажется, этажом ошиблась! – слышу голос старушки позади.



И почему мне кажется, что это только начало? Может, креститься надо было меньше?..

Глава 2

POV Никита




- Сколько это будет продолжаться? – кричал Юрий Григорьевич, потрясая папкой перед моими глазами. – Когда перестанешь меня позорить и возьмешься за ум? Тебе двадцать два, остался последний учебный год! Я отниму твой мотоцикл, собственноручно сломаю, а куски разошлю по всей стране! Ты понял меня?



Скашиваю оба глаза к носу, в кончик которого в данный момент упирается палец отца, вздыхаю и ребром ладони убираю преграду.



- Па, я не виноват, вернее, не полностью виноват! – щенячий взгляд, на который ведутся все девушки, в этот раз дал сбой. А точнее, вызвал новый виток витиеватой ругани. Прислушался, восхитился, стал оглядываться в поисках блокнота, ведь некоторые обороты даже я впервые слышал.



- Ты, вообще, меня слушаешь? – глаза отца налились кровью. – Да я в твоем возрасте…



- Стал президентом, получил три высших образования, завалил первую женщину, - не удержался я, тут же прикусывая язык.



- Ерничаешь? Что ж, отлично, я больше не стану вытаскивать тебя из переделок, думаю, ты сам справишься с оплатой своей учебы? – отец хмыкнул.



Мне же пришлось скрипнуть зубами. Черт! Ну, что я такого сделал? Подумаешь, прокатился на огромной скорости с девчонкой, подумаешь, снесли лоток с мороженым… так это не лично мы, это ветер… Еще и Катька звонила, требуя объяснений, что за деваха сидела на моем мотоцикле, когда я пронесся мимо ее института.



Да, тут я лоханулся. Она ж меня заживо схарчит, а я даже потискать ту девку не успел, менты скрутили. Эх, жизнь несправедлива.



- Па, я больше не буду, - сделаем заход с другой стороны. Как-то не прельщает меня необходимость срочного поиска работы. Нет, на карточке у меня достаточно сбережений, на оплату года учебы хватит, только помимо этого нужно и повеселиться: клубы там, подарок Катьке..



- И жить ты теперь будешь отдельно!



- Что-о? Но...



- Ты здоровый лоб, пора понимать, что такое ответственность! – отец развернулся и вышел из кабинета.



Стою в ступоре. Кому-то может показаться странным, что парень не хочет жить отдельно от предков, а мне плевать! Здесь обстирывают, кормят, ухаживают, а там? Кстати, где это – там?



Начинаю усиленно думать. К Катьке в общагу меня вряд ли пустят, к Ваньке? Упаси Боже, он меня плохому научит… вернее, попытается…



Брат! Он же недавно переехал к этому… Черт, даже думать об этом противно! Как можно целоваться с мужиком? Раньше я прекрасно знал об ориентации Влада, но тот никогда в присутствии меня (до последнего времени) ее не демонстрировал, поэтому знать и видеть – разные вещи.



Вынимаю телефон из кармана джинс и набираю номер.



- Привет, Влад. Как дела?



«Норм, Олег скоро из магазина придет, кушать будем»



- Замечательно… Слушай, я тут подумал, тебе же не нужна больше отдельная квартира? Я могу ее занять?



«Ник, я тебя не понимаю. То ты не хочешь жить самостоятельно, то резко меняешь свое решение?»



- Хм, это не я, это отец!



«Снова что-то натворил?» - смешок брата выводит из себя.



- Ничего особенного. Он просто придирается! Так дашь ключи?



«Конечно, когда приедешь?»



- Через час.



«Жду»



Поплелся в свою комнату, жалея себя. Бедный, несчастный Никитка, никто тебя не любит, никто не понимает, не кормит, не поит, не выгуливает… Черт, так и до кормления с ложечки скоро дойду! Улыбнувшись, встал у шкафа, думая, что мне необходимо в первую очередь.



Почесал затылок, закрыл дверцу и решил пока просто съездить на разведку. Так сказать, познакомиться с обстановкой.



Завел свою любимую YAMAHA, прислушался к шуму мотора и отъехал от дома.



Звонок телефона. Катька! Сбросил вызов, так как уже практически приехал. Мотоцикл оставил у подъезда, посмотрел на восхищенно вздохнувшие кусты, тряхнул головой и набрал номер.



- Катюшка, привет!



«Сука, ублюдок, подонок»



- Где?



Трубка замолчала, видимо, раздумывая, как ответить на этот вопрос. Кусты зашевелились, и оттуда высунулось ухо. Нет, голова в кучеряшках тоже была, но ухо жило отдельной жизнью и смотрелось угрожающе.



Отошел подальше, внимательно наблюдая за исчезновением человека в зелени, даже не прислушиваясь к тому, что мне говорит Катька.



- Что, прости? – снова подношу трубку к уху.



«Я тебя бросаю!»



- Обоснуй… - ошарашено смотрю на выбирающийся из кустов зад, обтянутый халатом веселенькой расцветки.



«Ты мне тут брось свои юридические замашки. Бабник!»



- Это объясняет суку и подонка. А почему – ублюдок? – и все это из-за того, что прокатил какую-то дуру, которой понравился мой мотоцикл?



«Я все сказала»



Трубка разразилась возмущенным гудением.



Захожу в подъезд, бормоча себе под нос различные ругательства в адрес Катьки. Бросила она меня! Ага, это я ее бросил! Да мы вообще с ней нормально и не встречались. Так, раз в недельку перепихнемся где придется и все! Хотя, на душе отчего-то паршиво.



- Простите? – раздался рядом со мной приятный голос. Поворачиваю голову и смотрю на идиота, который меня отвлек. Блондинистые волосы аккуратно собраны в низкий хвост, пухлые губы улыбаются, зеленые глаза счастливо блестят. Одет в синие джинсы и светлую рубашку с коротким рукавом. Блин, счастливое выражение смазливого лица вывело сильнее, чем поступок подружки.



- Что пристал? Своих проблем мало? – выплескиваю свое раздражение на ничем не повинного человека, делая шаг в сторону открывшего двери лифта.



- Мальчики, меня забыли!



Удар о противоположную стену выбил остатки воздуха из груди. Это что сейчас было? Осторожно отстраняюсь и смотрю в сторону бабки из кустов.



- Бабуль, а полегче нельзя? – хмыкаю я, рассматривая ее тапочки. Блин, даже рассмеяться захотелось. Что-то не нравятся мне перепады настроения, может, пора отдохнуть?



- Ой, простите, я слабая женщина, сидящая на диете, в моей, можно сказать, жизни пошла черная полоса… хотя…



Передергиваюсь от ее тона. Пятая точка сигналит о неприятностях, нос зачесался.



Старушка незаметно (толкнула плечом, ударила локтем в бок) оказалась позади. Вдох-выдох, считаю до десяти… Болезненный щипок, и вскрик рядом оторвали от аутотренинга. Неужели?



Поворачиваю голову в сторону блондина и замираю. Тот испуганно смотрит на меня, облизывая губу. И так по-блядски это выглядело, что кулаки зачесались. Эта мразь посмела меня коснуться?



- Ты… - на большее меня не хватает. Руками обхватываю плечи парня, коленом придавая ускорения в открывшиеся двери.



- Ты охерел?! - сквозь пелену в глазах замечаю красиво оттопыренный зад. Красиво оттопыренный? Откуда эта мысль? Этот гад своим хрупким телосложением на девку похож! Ненавижу! Такие, как он сбивают с толку нормальных парней!



- Как же вас много развелось! Пидоры! – обхватываю его за талию и приподнимаю, на секунду прижав к себе. - Сука, я тебе покажу, как меня за задницу щипать! – разворачиваю и впечатываю кулак в его живот.





- Это ты… меня… - кашляет блондин, хватая ртом воздух. Сука!



- Ой, а я, кажется, этажом ошиблась!



Поворачиваюсь, чтобы увидеть поднятый палец улыбающейся старушки. Двери лифта закрылись, а мои руки прижали по бокам. Дергаюсь, шипя как разъяренный зверь.



- Тише, Никит, тише, - раздается голос брата. – Все хорошо, успокойся.



- Что хорошо? – ору я, скидывая его руки. – Ко мне в лифте пристал пидор! – последнее предложение я буквально выплюнул в сторону поднимающегося блондина, которому помогал парень Влада.



- Ник, это не то, что ты подумал, - сказал Олег. – Сергей не гей!



И тут меня накрыло. Ржал так, что слезы брызнули из глаз.



- Да у него даже имя пидорское! – выдохнул я.



- А ты, как я понял, НикитА? – с ударением на последнюю букву спросил, оскалившись, блондин. – Я недавно смотрел фильм с участием твоей тезки. Классная девчонка…



Рванул вперед, снося гада и прижимая к полу. Руки сами сдавили тонкую шею и стали душить.



- Ник, если ты его убьешь, его жена тебе спасибо не скажет, - пыхтит Олег, по пальцу отдирая мою руку от хрипящего блондина.



- Жена?! – не понял я, вставая.



- Ага, пойдем в квартиру, я тебе там все объясню, - смеется Влад. – Сереж, мы не знакомы и повод для этого сейчас не очень подходящий, но… приятно познакомиться!



- Взаимно, - сипит Сергей, вставая и потирая покрасневшую шею. Только тон подразумевает «а не пошли бы вы все на хрен, господа!»



Становится неудобно. Так, он же меня за задницу ущипнул?



- Он меня…



- Никит, в квартиру! Живо! – Влад перестал улыбаться, хватая меня за руку.



- Ты чего приказываешь старшему брату?



Парень закатил глаза, виновато кивнул Сергею и затащил меня в помещение.



Сидим на кухне, пьем чай.



- Никита, Сергей ничего тебе не сделал, это все Марь Ивановна, - сказал Олег.



- Кто? – не понял я.



- Старушка, что ехала с тобой в лифте, - смеется Влад, обнимая Олега за шею. Морщусь и отвожу глаза. – Она очень своеобразный человек, если станешь здесь жить, поосторожнее.



- Ээ… так это бабка ко мне приставала? – чай пошел не в то горло. Закашлялся.



- Не совсем…



- В смысле?



- Она не к тебе приставала.



- А к кому? – отставляю чашку подальше.



- К вам!



- Так она групповушку любит? – ужас в глазах не удалось скрыть. Так, может, я в гостинице поживу?



Влад стал ржать, а Олег упал головой на стол и несколько раз побился лбом.



- Парни, вы чего?



- Никита, я не могу с уверенностью сказать, чего любит этот кошмар в халате, даже не удивлюсь, что и групповушку, но сейчас она хотела вас свести, - просипел Влад, выпрямляясь.



- Нас?



- Все, это клиника! Ник, держи ключи, поживешь здесь немного, сам все поймешь! – брат протягивает дрожащей рукой связку. Смотрю на нее, как на ядовитую кобру, боясь прикоснуться.



- Ого, боишься?



- Чего?



- Что твоя ориентация изменится.



- Что-о? Никогда! – хватаю ключи, выскакиваю в коридор и обуваюсь.



- А я бы поспорил, - доносится до меня голос Олега из кухни.



Хлопаю дверью и поднимаюсь по ступенькам.



С какой стати должна измениться моя ориентация? Я не гей! Только перед глазами мелькает образ Сергея, его обиженные зеленые глаза, тонкие пальцы, потирающие шею… Извиниться? Да никогда!

Глава 3

POV Сергей




Проводил взглядом возмущенного Никиту и посмотрел на Олега.



- Ты как? – спросил он у меня, вздыхая.



- Жить буду, но боюсь, ребенка мне уже не дано выносить, - погладил себя по животу.



- А? – выражение лица Олега меня позабавило. – А раньше мог?



- Конечно, - глаза соседа увеличились в диаметре. – Целых двадцать минут пер брата друга из детского садика. Артем подвернул ногу, а на улице были глубокие лужи… - Воспоминания о бывшем лучшем друге болью отозвались в сердце.



- Тьфу на тебя, приколист-самоучка! – хмыкнул Олег, помогая мне доковылять до двери. – Ты на Никиту не обижайся. Хотя, нет, обижайся! Этот сучонок и меня немного раздражает.



- Чем? – мне неинтересно, просто неудобно войти в квартиру и захлопнуть дверь перед парнем.



- Слишком груб, считает себя пупом земли и хочет изменить ориентацию моего парня!



- Твоего кого?! – заорал я, хватаясь за косяк двери, чтобы не упасть.



Олег нахмурился и злобно глянул в мою сторону.



- Ты гомофоб? – ледяной голос пробрал до костей, заставив поежиться.



- Нет, вовсе нет, просто это так неожиданно, твоя девушка… - стараясь унять бешено застучавшее сердце, пискнул я, делая шаг в квартиру и оборачиваясь.



- Ее больше нет! – грубый ответ.



- Умерла? – придаю голосу сочувствия.



- Хуже.



- Попала в больницу с инфарктом, застав тебя с парнем? – пытаюсь скрыть любопытство, сочувствие как-то не вышло.



- Нет.



Задумался.



- Я выбираю помощь зала, - сдался я. Нет, я бы мог озвучить еще несколько версий, но ситуация больно странная. Раньше с соседом мы почти не разговаривали. Привет - пока, не более, и лезть в его личную жизнь я считаю неуместным.



Внимательно рассматриваю его шикарную фигуру и сглатываю комок, образовавшийся в горле. Интересно, а с этим Владом у него серьезно? Может, и у меня есть шанс? Отсутствие личной жизни плохо сказывается на моем характере, и если бы я раньше знал, что Олег не натурал, давно бы закинул удочку. Глядишь, и поймал бы чего… главное, чтобы не венерическую болячку. Брр…



- Серег, ты чего? – вывел меня из дум удивленный голос.



- А?



- Ну, ты сначала смотрел на меня, как голодный человек смотрит на сосиску… а потом, как эта самая сосиска смотрит на голодного человека…



Все, меня сложило пополам от смеха.



- Олег, почему мы раньше не общались? – выдавил я, всхлипывая.



Сосед стоял рядом и улыбался.



- Некогда было, но теперь-то мы это исправим? – парень протянул мне руку для пожатия. Задерживаю его горячую ладонь в своей на несколько секунд дольше, чем требуют приличия.



- Серый, тебе плохо и ты боишься упасть? – удивленный голос Олега.



Смущенно отдергиваю руку, прощаюсь и захлопываю дверь, прижавшись к ней спиной.



Черт! Черт! Черт!



Как я мог так лохануться? Он теперь неправильно обо мне подумает… Хотя, подумает он как раз таки правильно…



Чувствую, как моей ноги что-то касается, подпрыгиваю и вновь роняю пакет.



- Да что за день такой сегодня? Эти пирожки скоро станут заслуженными героями, пережившими несколько битв! Пупс, скотина такая, верни пакет! – рванул за таксой, которая, виляя коротеньким хвостиком, шустро бежала в сторону дивана, волоча по полу честно уворованную добычу.



- Пупс, если не вернешь мой ужин, останешься без ужина! – угрожал я, стоя на корячках сбоку дивана, пытаясь рассмотреть хоть что-то в темноте.



Честно, я услышал ехидный смешок и чавканье!



- Ну, все, я предупредил! – резко вскакиваю, чтобы отодвинуть диван, но боль в теле заставляет согнуться и застонать.



Чавканье прекратилось. Через две секунды показалась задница собаки, выбирающейся из своего укрытия, затем виноватая мордочка с обкусанным пирожком в зубах. Пупс бочком подобрался ко мне, сел на задние лапки и заскулил.



- Ты чего? Хочешь поделиться со мной добычей? – с подозрением рассматриваю предложенное угощение. Капля слюны, украсившая правую сторону пасти таксы, еще могла сойти за экзотический соус, пыль - за приправу, но наглый паук, примостившийся на самом краешке пирожка, никак не хотел прикидываться изюмом и шевелил лапками.



Пупс узрел мое недовольное выражение лица, скосил глаза к носу, посмотрел в морду обалдевшего от такого внимания паука, аккуратно положил пирожок на палас и сделал шаг назад.



Громкий визг ошеломил даже меня, такса подпрыгнула на полметра, причем задней частью кверху, развернулась в воздухе и помчалась в мою спальню, захлопывая за собой дверь.



Странно, никогда не замечал за своей собакой симптомов арахнофобии…



Кое-как отодвинул диван и поднял пожеванный пакет. Пять пирожков смело можно было списывать в утиль, так как Пупс действовал по принципу «не съем, так понадкусываю», но два были еще целы и пахли одуряющее.



Доковылял до кухни, вытряхнул мясную начинку из пяти пирожков (что б ты лопнул!) в миску таксе и, достав из холодильника пару бутылок пива, вернулся в зал и завалился на диван, включая телевизор.



Вдруг в кармане зазвонил телефон.



- Привет, Кир, что-то случилось? – прочавкал я, поднеся трубку к уху.



«Сергунь, я сегодня ночую у Ани» - да я в этом как-то и не сомневался. – «Тебе ничего не нужно?»



- Подари мне брутального мужика, билет на луну и организуй встречу с Адамом Ламбертом… Хотя, первый вариант слишком нереален…



Трубка рассмеялась грудным мелодичным голосом:



«Сер, я тебя обожаю! Ладно, до завтра, буду в семь вечера, встречай со свечами и бутылкой»



- Что, снова отключат свет, и мы пойдем задабривать электриков?



Со смешком, Кира отключилась.



- Пупс, иди ко мне, - крикнул я в сторону спальни. – Пупс, паук умер от разрыва сердца.



На все мои уговоры, такса хранила молчание.



- Ну и ладно, мясо к утру протухнет, и ты останешься голодным, - последний аргумент, который пришел мне в голову.



За дверью разразились возмущенным гавканьем. Блин, точно, закрыть-то он ее смог, а вот открыть…



Пришлось вставать и выпускать этого партизана. После быстро переоделся в домашние штаны и футболку и вернулся к прерванному занятию.



Вечер прошел в раздумьях об Олеге и… Никите. Влад мне не понравился внешне, нет, он довольно симпатичен, но слишком похож на девушку, а в моем вкусе более «мощные» фигуры.



И если к Олегу просто хотелось прикоснуться, проверить, действительно ли ему нравятся парни или он зло пошутил, то Никиту хотелось ударить, протащить за волосы по полу и… поцеловать.



Постарался выкинуть из головы такие противоречивые мысли и уснул, не раздеваясь, с Пупсом на животе.



Утро встретило громким стуком в дверь. И, если не ошибаюсь, долбили ногой! Глянул на часы и поморщился: шесть утра, мог бы еще два часа поспать! Кого там нелегкая принесла?



Открываю дверь и сгибаюсь от боли: удар по коленной чашечке ногой, хоть и обутой в тапок, был довольно ощутим.



- Доброе утро, - как ни в чем не бывало, говорит бабулька, поправляя на груди распахнувшийся халат. Непроизвольно проследил за этим движением. – Молодой человек, я, конечно, женщина привлекательная, но так просто вы не отделаетесь.



- Эм? – не понял смысла я.



- Вы меня топите и соблазняете!



Дверь в квартиру Олега поперхнулась, потом заржала, а затем резко замолчала.



- Когда? – оттянув ворот футболки, спрашиваю я.



- Когда топите, или когда соблазняете? – уточняет довольная старушка.



- Топлю…



- Ага, значит с тем, что соблазняете, вы согласны?



- Нет…



- Молодой человек!



- Сергей.



- Я знаю… то есть, я - Мария Ивановна, приятно познакомиться. Что будем делать? У меня на потолке пятно, - говоря это, ушлая бабулька старалась рассмотреть, что творится у меня за спиной.



Прикрываю глаза, стараясь вспомнить, когда успел включить воду и не закрыть кран. Вчера я даже в ванну не заходил, а это значит… смотрю с укором себе под ноги.



Пупс вылупил ошарашено глазки и отрицательно замахал головой, не желая признаваться в содеянном.



- Мария Ивановна, я сейчас, - быстренько сбегал в ванную, проверил краны, затем на кухню. Но все было в порядке.



Когда вернулся к входной двери, там уже никого не было. Пожал плечами и закрыл замок.



- Какой вы шустрый, Сереженька, - хриплый старческий голос за спиной заставил дернуться от неожиданности и резко развернуться. – А где ваша жена?



- Скоро придет! – чуть ли не взвизгнул я, дергая ручку за спиной.



- Так она не ночевала дома? Как интересно…



- Она работает, - выдавил я, сильнее напрягаясь.



- Не знала, что бухгалтера работают по ночам.



- Квартальный отчет.



- Хм, логично, как раз октябрь…



Не успел я облегченно выдохнуть, как старушка сделала шаг ко мне навстречу.



- А давайте посмотрим, что за пятно у вас на потолке? – вытянув руку ладонью вперед, быстро сказал я, наконец-то, справившись с дверью.



- Раз вы настаиваете.



Стою в ее квартире, рассматриваю желтое пятно, сантиметров десять в диаметре, и офигеваю. Тут мой взгляд падает на стремянку, которая выглядывает из-за дивана, затем снова на потолок и…



- Мария Ивановна, ваш зал расположен не под моей квартирой, а под квартирой Олега (и как сразу-то не догадался?), поэтому данное пятно не могло просочиться к вам от меня!



- Да? Тогда прости, что зря разбудила, передавай Кирочке привет.



- Непременно.



Возвращаюсь в свою квартиру и захлопываю дверь.



- Странная бабулька, - говорю Пупсу и делаю шаг вперед.



В дверь снова постучали.



- Если она скажет, что…



За дверью стоит хмурый Никита в спортивных штанах и с голым торсом. Невольно обласкал глазами все это великолепие и зажмурился.



- Показывай! – буркнул он.



- Кого?



- Неисправный кран показывай, Мария Ивановна сказала, что ты ее топишь, а справиться с поломкой не можешь. Тьфу, мужик называется! И не спрашивай, почему именно я, сам себе задаю этот же вопрос! – Никита прошел в коридор и был нещадно укушен Пупсом за щиколотку.



- Бля, это что еще за сосиска? – взвыл парень, стараясь отодрать намертво вцепившуюся в штанину таксу.



Та еще сильнее сжала челюсти, видимо, старалась хоть на ком-нибудь отыграться за свой вчерашний страх.



- Ты ему не понравился, - задумчиво говорю я, помогая расцепить хватку.



- Сразу видно, что это кобель, - хрипло сказал Никита. – Суки меня любят.



- А кобели нет?



- А зачем нужно, чтобы кобели любили?



- Да, действительно… Облокотись на меня, помогу дойти до ванной, рану обработаю.



- Так что с потопом? – уточнил Никита, прыгая на одной ноге в указанном направлении, опираясь на мою руку.



- Ной его пережил.



- А?



- Нет никакого потопа, старушка сливочное масло по потолку размазала.



- Зачем? – удивленное выражение лица Никиты меня позабавило.



- Вот и мне это интересно.



Помогаю парню присесть на бортик ванны, задираю штанину и дую на рану, как обычно мне это делала бабушка. Нога резко дернулась.



- Ты чего? – почему-то шепчу я.



- Н-ничего, - также шепотом мне в ответ.

Глава 4

POV Никита




Зашел в квартиру, осмотрелся, понял, что лоханулся и вернулся обратно к Владу.



- Что-то забыл? Или решил выяснить подробности предпочтений Марь Ивановны? – хмыкнул братишка, пропуская меня в коридор.



- Штаны дай! – буркнул я, переминаясь с ноги на ногу.



- С себя снять? – вот же ехидна!



- Обойдусь обычными домашними.



- А что ж ты без вещей? – Влад пошел в комнату, по пути шлепая по заднице появившегося в коридоре Олега.



- Ты бы мог при мне так не делать? – не то, чтобы очень противно, но как-то неудобно. Если бы он это проделал с девушкой, я бы только позубоскалил.



- Тебе мой парень так понравился? Ревнуешь, милый? – я убью своего брата, закопаю, и суд меня оправдает!



- Конечно, солнце, у него такая симпатичная попка, так и хочется потрогать! – Олег споткнувшись, растянулся на полу в позе морской звезды (только те молчат, а эта уж больно матерится красочно, с эпитетами), Влад подскочил к своему парню, помогая подняться.



- Я тебе потрогаю! – возмутился брат, грозя мне кулаком. – У Сергея лучше потрогай, там тоже есть за что подержаться!



- И когда это ты заметил, что у него есть за что подержаться? – глаза Олега опасно сузились. На месте Влада, я бы помолчал или, на крайний случай, начал молиться. Но тот же придурок по жизни, язык как помело, и я не о фрукте сейчас думаю…



Странно, но перед глазами предстала откляченная попка Сергея, поджарая такая, аккуратная… Какого хрена?! Потряс головой, отгоняя четкий образ. Может, мне лечиться пора? Или купить медицинскую маску? А то заражусь бактерией гомосексуализма. Фрр… Никогда со мной такого не будет!





А скандал набирал обороты.



- А о чем ты так долго трепался с этим Сергеем не геем? – орал Влад, тряся за ворот футболки офигевшего Олега. – Может, он тебе понравился и ты решил мне изменить, скотина?!



- Да я… да у меня… никого, кроме тебя, не было! – зарычал Олег, сжимая талию брата.



- Скажи еще, что девственником мне достался! Не пиз*и, помню я женские трусики в твоем рабочем столе!



- Ты мне еще женскую кофточку припомни!



- Олег, ты любишь носить женское белье? – с дуру влез я.



- Заткнись! – заорали оба и… начали сосаться!



- Кхм… - ноль внимания. – Кхм, кхм… - старательно изучаю пятнышко на обоях. Интересно, а как оно здесь появилось?



- Ты простыл? – хриплым голосом спросил Влад, отстранился от Олега, взгляд которого подернулся мутной пеленой, пулей метнулся в комнату, принес штаны и вытолкал меня на лестничную площадку, захлопывая дверь.



- Ни хера себе, сходил за штанами к брату…



В квартире набрал отца, сообщил, что останусь у Влада и пошел на кухню. В морозилке нашел пакет пельменей, сварил и приговорил перед телевизором.



Черт, как же не хочется завтра в институт… Может, забить?



С этой мыслью вырубился под монотонный бубнеж какой-то телеведущей.



Разбудил меня стук в дверь. Вспоминая все поколение пришедшего, вплоть до его пещерных собратьев, открыл дверь. На меня уставилась вчерашняя знакомая.



- Здрасте, - сказал я, облокачиваясь на косяк двери.



- И тебе не хворать. А ты теперь здесь жить будешь? – блеск глазок старушки насторожил.



- А что?



- Да вот, проблемка образовалась. Живу я двумя этажами ниже, а Сереженька меня затопил. Помоги, а?



- Хотите, чтобы я открыл все краны и затопил его тоже? – не понял я.



- Нет, что ты… Сереженька – замечательный мальчик, ласковый, добрый, красивый, одинокий…



- Стоп, - стараюсь вникнуть во всю эту цепочку. – Почему одинокий? У него же жена есть!



- Вот, и ты признаешь, что он ласковый и красивый, - бабка лукаво улыбнулась, тесня меня грудью вглубь коридора.



- Эм… простите, но я ничего не признавал. Что вы делаете? – старушка остановилась и с непониманием на меня уставилась. – Вас затопили, и вы решили переехать жить ко мне?



- Нет. Конечно, спасибо за предложение, - поперхнулся от ужаса. – Но вынуждена отказаться… Одинокая женщина, живущая с одиноким мужчиной, может вызвать много сплетен, а мое больное сердце этого не переживет! Я хочу, чтобы ты помог Сереженьке.



Перевел дух, вспомнил, что вроде мужик и…



- А почему я?



Старушка посмотрела с укором.



- Ты отказываешься? – и столько предупреждения в голосе, что решил, лучше не спорить!



- А Сереженька сам не может справиться? – предпринял я последнюю попытку отмазаться от сомнительной чести.



- У мальчика некоторые проблемы… Он совершенно не приспособлен к жизни, даже жена от него гуляет!



- Правда? – а это уже вызвало странный интерес.



- Ага, практически всегда не ночует дома, с Сереженькой не скандалит… А где это видано, чтобы любящая жена не ругалась с мужем? Мальчик мучается, страдает, валерьянку пьет литрами…



- То-то я смотрю, мяукать уже начал, - не удержался от подколки я.



- Так поможешь? – только интонация подразумевала «только попробуй отказаться!» И когда мы успели с бабушкой на ты перейти? На брудершафт не пили… Тьфу, тьфу, чтоб не сглазить.



- Сейчас спущусь, - пообещал я, обувая тапки Влада, стоящие у входной двери.



- Нет, нет, сейчас не нужно, мне еще с ним нужно решить кое-какие вопросики, лучше, через полчаса.



Решила дождаться, когда потоп до конца испортит ее интерьер, и стребовать с парня побольше денег? Карга старая! Хотя мне-то какое дело?



Закрываю дверь за бабулькой и иду в ванную чистить зубы и умываться.



Спустя указанный промежуток времени, стучусь к Сергею. Тот открывает с таким заморенным выражением лица, что становится его даже чуточку жалко. Блин, какого хрена?



- Показывай!



Меня укусили! И ладно бы большая собака, не так обидно бы было. Но это что за жертва радиации? Уменьшенная модель лимузина? Вдвоем с парнем справляемся с нечистью, но кровь проступила сквозь штаны Влада. Черт, он мне это припомнит.



Спрашиваю насчет потопа.



- Нет никакого потопа, старушка сливочное масло по потолку размазала.



- Зачем? – не врубился я. У старушки что, хобби такое – разведи соседа?



- Вот и мне это интересно.



Сергей помогает добраться до ванны, нога болит не сильно, но дергает знатно. Главное, чтобы заразу не подхватить! А эта самая «зараза» с довольным видом устроилась у двери в комнату и показала мне язык! Это что, мой глюк?



Неожиданно кожу на ноге пронзило множество иголок, расходясь по всему телу. Мурашки забрались на затылок, категорически отказываясь менять место дислокации. Аж передернулся весь, смотря на склонившегося над моей ногой парня.



- Ты чего? – шепчет Сергей.



- Н-ничего, - шепчу в ответ, наблюдая за пальцами парня. Мужчиной это хрупкое недоразумение язык не поворачивается назвать.



Мое боевое ранение промыли, замазали зеленкой и, опустив штанину, встали в полный рост. Мое лицо оказалось на уровне его живота. Внимательно принялся его изучать.



- Чего-то там ищешь? – ехидный голос сверху.



- Ага, совесть! Мог бы и чаем напоить. Я к тебе почти с пяти утра рвусь потоп чинить, - отчего-то смутился я.



- Учинить, ты хотел сказать? – вот же язва! Захотелось улыбнуться. – А совесть у меня ниже…



Рефлекторно опускаю взгляд ему на пах.



- Эм, понимаешь, в этом месте совести не может быть по определению… Слишком уж оно бессовестное...



Жар прилил к лицу, захотелось наорать на этого засранца. С трудом взял себя в руки и приподнялся с ванны.



- Давай помогу? – Сергей подставил руку.



- Сам справлюсь! – буркнул я в раздражении.



- Тогда жду тебя через десять минут на кухне… Думаю, к этому времени успеешь приползти или тебе такси вызвать?



- Нарываешься?



- Ни одним глазом! Просто поддерживаю светскую беседу, - хихикнул Сергей и уставился мне на грудь.



- Что? Тоже совесть пытаешься найти? – не удержался от подколки.



Парень тряхнул головой и отступил спиной к двери.



- Ее у тебя нет… - было мне ответом.



***



Сижу за кухонным столом, наблюдая за Сергеем, который ставил на огонь чайник, нарезал бутерброды, высыпал конфеты в вазочку. Его движения были такими плавными, что вопрос сорвался с губ раньше, чем я его обдумал:



- Ты занимаешься танцами? – прикусываю язык, причем, в прямом смысле этого слова.



- С чего ты это взял? – на меня уставились самые удивленные глаза в мире.



- Ну, даже не знаю… - быстро отвожу взгляд, уставившись на таксу, сидящую рядом с холодильником.



Собака сначала удивилась такому вниманию, потом зарычала и поднялась на лапки, скаля зубы.



- Пупс, он не собирается есть из твоей миски, успокойся, - сказал Сергей, включая музыкальный канал.



- Что, твоя собака посмела подумать… - начал орать я, но тут же заткнулся, сталкиваясь с удивленными глазами Сергея. – Да, глупо как-то. Чтобы собака могла думать…



Возмущенный кашель таксы и взгляд глаза в глаза «только посмей покуситься на мое мясо, вторую штанину продырявлю!»



Сергей продолжал раскладывать бутерброды, стоя ко мне спиной и подпевая голосу из маленького телевизора. Смотрю на его шею, плечи, узкую талию, бедра… На последнем завис. Уж больно картинка впечатляющая. И тут до меня доходит, что он там поет:


О Боже, какой мужчина, я хочу от тебя сына.


И я хочу от тебя дочку, и точка, и точка!




Поперхнулся, встречаясь с такими же, как и у меня ошарашенными глазками, только на морде Пупса.



Сергей медленно оборачивается, держа в одной руке стакан с чаем, а в другой – тарелку с бутербродами и, уставившись мне в лицо, тихим голосом, от которого табун мурашек прогалопировал с затылка к пяткам, продолжил:


Ты Джонни Депп и Брэд Питт в одном флаконе.


Как самый лучший, ты записан в телефоне.


И ты волшебный, ты с другой планеты.


И я на все вопросы к тебе нашел ответы.




- Спасибо, - почти каркнул я, все еще находясь под впечатлением. Было ощущение, что он не просто подпевал, а доносил до меня какую-то истину. Передо мной опустился стакан и хриплый голос произнес:



- Быстрее пей, мне на работу пора.



- Так ты что, старше меня? – чай пошел не в то горло, выплескиваясь из моего рта на футболку парня, который тут же ее стянул, оставаясь с голым торсом.



На кухне повисло гробовое молчание, и только Пупс лихорадочно копошился под мойкой, не обращая внимания на глупых людишек. Где-то здесь была у него заначка в виде куриного крылышка… Самолично неделю назад закопал…


Глава 5

POV Сергей




- Так ты что, старше меня? – последовал вскрик, и на грудь выплеснулась горячая жидкость.



Мгновенно стягиваю футболку и оборачиваюсь на шум за спиной. Из-под мойки торчит задняя часть Пупса, все остальное не видно за приоткрытой дверцей.



- Пупс, ты снова что-то задумал? – спрашиваю с подозрением, делая шаг в его сторону. Чуть влажную футболку жгутом скручиваю в руках.



Хвост таксы настороженно замер, чувствуя большие неприятности, копошение захлебнулось. Пупс полностью скрылся под мойкой, а лапка постаралась прикрыть за собой дверцу.



- Пупс? – почти дошел до этого провокатора, как понял, что что-то не так. Тишина за спиной заставила напрячься.



Медленно оборачиваюсь и сталкиваюсь с взглядом Никиты, направленным на мою…



- Ты чего? – не понял я.



- У тебя это… талия…



- Ага, - хмыкнул удивленно. – А еще спина, задница и ноги! Я же гомосапиенс.



- Кто-о? – какая интересная реакция.



- Хомосапиенс, - отвечаю, снова оборачиваясь к мойке. Пупс осторожно, ползком, припадая на передние лапки, отползал куда-то в сторону.



- Ты не так сказал! – возмутился Никита, но мне уже было не до него. С криком вождя команчей припустил за этим партизаном.



Такса, сжимавшая в зубах кусок непонятно чего, взвизгнула и тараканом заметалась по кухне, распространяя вокруг вонь протухшего мяса.



- А ну стой, троллейбус для блох, а то убью! – кричал я, повторяя весь путь следования собаки.



Пупс понял, что останавливаться ни в коем случае нельзя, метнулся к ногам Никиты и жалобно заскулил, спрятавшись.



- Не тронь малыша, - веселый смех парня вызвал глухое раздражение в груди и странный звук. Эээ…



- Серег, это ты сейчас рычал? – поперхнулся Никита, загораживая согласно кивающего головой Пупса.



Звук повторился громче, а я зажал рот обоими руками.



- Ух, ты, еще хочу! – эта жертва аборта так влюблено посмотрела на меня, что сбился с мысли и остановился, как вкопанный.



- Чего хочешь? – убирая ладони со рта, выдавил я.



- Тебя послушать, - Никита присел на корточки и поморщился. – Слушай, твой хозяин прав, ты воняешь.



Пупс, оскорбленный в лучших чувствах, отпрыгнул от руки парня, зарычал и поскакал к двери, смешно вскидывая свой корпус вверх.



- Ты что, доктор? – наблюдаю за исчезновением таксы, сжимая кулаки. Ничего, сейчас выпровожу этого защитника животных и займусь воспитанием одной наглой морды.



- Будущий юрист, а почему ты спросил? – не понял Никита.



- Никит, а давай позже пообщаемся, мне действительно пора на работу, - вздохнул я, идя к выходу из кухни.



- Выгоняешь? – ехидно в спину.



- Вежливо переношу встречу на вечер.



- Я приду.



- Это угроза? – как-то странно прозвучала последняя фраза. Оборачиваюсь и утыкаюсь носом в шею Никиты. Неосознанно втягиваю воздух, рука дергается, но тут же опускается вдоль тела.



Слышен громкий стук сердца, только не понял, моего или его? А может, обоих?



- Ты меня нюхаешь? – хрипловатый голос набатом звучит в правом ухе.



- Примеряюсь, куда бы укусить, - раздраженный своей реакцией на этого парня, буркнул я, отодвигаясь. Еще одной влюбленности в натурала я не переживу.



- Теперь понятно, от кого Пупс нахватался таких привычек. Каков хозяин, такая и собака! – как-то натянуто рассмеялся Никита. – Вы всегда с ним гостей кусаете?



- Нет, только по пятницам, - подхожу к входной двери и распахиваю.



- До вечера, - Никита выходит, а я захлопываю за ним дверь.



Взгляд непроизвольно падает на часы, и ужас ситуации наваливается гранитной плитой. Восемь утра! Через полчаса начнется рабочий день, а я даже не одет.



Бегу в ванную, чищу зубы. Спальня - распахиваю дверцу шкафа, хватаю первые попавшиеся брюки и рубашку, переодеваюсь, хватаю ключи с тумбочки и, закрыв входную дверь, спешу на работу. Бабье лето очень теплое, даже в такой ранний час солнце уже нещадно припекает.



Из-под стола осторожно выползает Пупс, оглядывается по сторонам и спешит в спальню к открытому шкафу. Хозяин какой-то нервный сегодня, не к добру! Забравшись на нижнюю полку, туда, где лежит нижнее белье неблагодарного человека, и быстренько прячет крылышко. Как говорится: «Тиха украинская ночь, но сало лучше перепрятать…»



Весь рабочий день прошел, как на иголках. Сначала получил выговор от Марьки за пятиминутное опоздание, затем какой-то придурок уронил мне на ногу тяжелое колесо. В обед Василич (наш механик) облил мой рабочий костюм кофе. Короче, к вечеру я был весь на нервах и ничего хорошего уже не ждал.



Переодеваюсь, когда до слуха доносится звонок мобильного.



- Да! – не глядя на номер.



«Сереженька, я стою у автомастерской, жду тебя! Сегодня вместе пойдем к тебе домой» - голос бабушки доносится, как сквозь вату.



Черт, если я переживу сегодняшний вечер, лично закажу себе памятник из мрамора!



- Ба, через минуту выхожу.



На улице ласково улыбнулся бабушке, в руках которой находился зонтик и пакет, в который тут же захотелось залезть с головой. Непроизвольно облизнулся.



- Проголодался? Я тебе пирог с вишней испекла, надеюсь, Кирочке понравится.



Чуть не взвыл, о приходе супруги я благополучно забыл.



- Бабуль, нужно зайти в магазин и вина купить.



- Но я не пью вино, - удивилась Татьяна Федоровна. – Водка как-то привычнее…



- Это для Киры, да и еще один гость зайдет…



- Кто? – глазки бабушки заблестели.



- Сосед сверху, он мне утром хотел помочь потоп устранить, - говорю, распахивая дверь магазина перед старушкой.



- У тебя был потоп? – испугалась Татьяна Федоровна.



- Нет, это была ошибка, - морщусь, вспоминая предысторию.



- Он придумал повод, чтобы к тебе заглянуть? – что-то не понравился мне ее смешок. – Что, не мог правдоподобнее? Отвинтил бы все краны…



- Ба?! – шок в моих глазах.



- Ой, это я так, замечталась.



Быстренько закупил необходимые продукты: пельмени, вино, водку, курицу и фрукты.



Подходим к подъезду, а сердце замирает от нехорошего предчувствия. И точно! У лифта, в спортивном костюме и тапочках, стоит Марь Ивановна.



- Здравствуйте, - говорю я, раздумывая, сможет ли моя бабушка подняться по ступенькам на двенадцатый этаж? В лифт заходить уже не хочется.



- Сережа, мы уже виделись. Прости, что разбудила, - мило воркует соседка, рассматривая мою бабушку. – Я Мария Ивановна.



- Татьяна Федоровна, - бабушка улыбается.



Двери лифта распахиваются. Оттуда пахнуло жаром, а черти, мешавшие что-то в котлах, зазывающе помахали мне волосатыми лапами, хитро оскалившись.



Отгоняю картинку и пропускаю вперед старушек. Те уже о чем-то мило болтали, не обращая на меня внимания.



- Сереженька, ты же не против, что я пригласила Марию Ивановну к тебе на стопочку? Она так одинока,- голос бабушки вывел меня из заторможенного состояния.



Вздрагиваю и с удивившим даже меня ужасом оглядываюсь на смотрящую на меня глазами Бэмби соседку.



- Н-не против, - мысленно прикидываю, хватит ли закуски?



Лифт открывается, и я выхожу на лестничную площадку.



У двери соседа стоит делегация: Олег, Никита и Влад.



- Ой, голубок! Ты лучший друг моего внука? – раздается голос бабушки за спиной.



Олег дергается и впечатывается спиной в свою дверь. Глаза парня выражают такой ужас, что становится не по себе.



- Вы бабушка Сергея? – с подозрением произносит Влад.



- Да. Как здорово, что у него такие замечательные друзья. Вы тоже будете с нами отмечать вечер пятницы? Я пирог испекла, - говоря все это, Татьяна Федоровна приблизилась к Олегу и потянула за рукав футболки в сторону моей двери.



- Я это… того… мне надо… очень… Может, потом? – лепетал Олег, хватая за руку ошарашенного таким поворотом событий Влада. Тот, в свою очередь, хватается за ничего не понимающего Никиту и тянет за собой.



- А что здесь, вообще, происходит? – хлопаю глазами, наблюдая за этим представлением.



- Сереженька, открывай дверь, мы все сегодня будем ближе знакомиться! – бабушка в нетерпении помахала зонтиком перед лицом застонавшего Олега.



- Как интересно, - голос за моей спиной просто сочился предвкушением.

Глава 6

POV Никита




Вышел за дверь и остановился. На фига я к нему на ужин-то напросился? Хотя парень забавный, а его собака вообще террорист с ушками! Чувствую, жизнь станет намного веселее.



Тут в голову лезут странные мысли: а талия у него, как у девушки… да и ноги длинные, стройные… Черт! А вот это не есть хорошо. В принципе, ничего особенного и не произошло, только отчего датчик интуиции… заиграл конкретно? Походу у меня нервный припадок на почве переосмысливания собственной жизни, а еще вещи забирать от отца…



Быстренько взбежал по лестнице и вломился в квартиру, захлопывая за собой дверь. Институт на сегодня отменяется.



Переодеваюсь в свои вещи и спускаюсь к мотоциклу, не встретив вездесущую старушку. А день замечательно начался!



Отца дома уже не было, и это мне на руку. Попросил экономку собрать мои вещи, зашел на кухню и залез в холодильник. Ням, колбаска, котлетки, тортик… живем!



Основательно заправившись перед переездом, набираю номер отца.



«Слушаю»



- Па, я нашел себе квартиру, - на том конце повисла тишина. – Рядом с Владом, в его доме… - уже не так уверено.



«Хорошо. Надеюсь, ты брата не задолбаешь своей персоной! Лентяй!»



- Знаешь, а это уже становится обидным. Он гей, если ты забыл! – возмущенно соплю в трубку.



«И что? Если ты станешь таким же ответственным, как и он, я и твою ориентацию так же спокойно приму»



- Я не гей!



«Ты раздолбай. Алкоголь, девки, клубы… Смотри, если у меня на пороге появится кто-то с малышом на руках, бутылкой в руках и сигаретой в зубах – поменяю ориентацию!»



- Ты?



«Тебе!»



Гудки прозвучали в голове траурным маршем. Ничего себе, я его достал. Может, действительно, попробовать измениться? Стану отличником, получу высшее образование, куплю джип, переоденусь в костюм с галстуком, женюсь на Сереге… Эй, а это еще откуда взялось?



Пока отплевывался от сока, Екатерина Григорьевна сообщила, что вещи собраны. И как их везти? На любимице не получится…



Вызываю такси и возвращаюсь обратно… в новый дом.



Ни Олег, ни Влад на стук не отвечают. Стукаю себя ладонью по лбу и морщусь. Точно, пятница, рабочий день.


Возвращаюсь к себе и разбираю поклажу.



Чем бы заняться до их возвращения? Что-то боязно мне идти одному в квартиру к Серому. Чувствую себя Красной Шапочкой, несущей бабушке пирожки… Так у той хоть корзинка была, чтобы отбиваться, а я друзей возьму, так сказать, познакомиться ближе. Не мне одному быть покусанным… Пупс, не подведи!



Часам к пяти спускаюсь вниз и стучу к Владу. За дверью шорох, возня, чертыханье и литературный мат. Это чем они в коридоре занимаются? Что, спальни мало?



- Кто там? – осторожный вопрос.



- В глазок посмотри, - ржу я.



- А ты руку с него сними, - хм, логично. Убираю ладонь, которую чисто рефлекторно положил на глазок и чуть не получаю дверью по лбу.



- Думал, Марь Иванна снова решила с проверкой зайти, - сказал Влад, смотря на меня не очень довольно.



Рубашка у брата расстегнута, ноги босые, на щеках румянец. Олега рядом нет.



- А где мой деверь? – спрашиваю, оттесняя Влада и входя в коридор.



- В ванной, ты нам весь кайф обломал! – недовольно.



- Пошли к Сереге? Он меня пригласил.



- Если он тебя пригласил, мы-то здесь причем? – Влад отворачивается и поправляет джинсы.



- Стояк?



- Завидуешь или сантехникой интересуешься?



- Ладно, не кипятись, я серьезно. Нам утром твоя Марь Ивановна всемирный армогедец устроила под названием «затопи соседа», решили вечером пообщаться, - вздыхаю и иду на кухню.



- Расскажешь? – Влад идет за мной.



А я что? Рассказал! Как он смеялся… Сволочь!



- Ник, спасибо! Как я тебя обожаю, дай поцелую, - брат накидывается на меня с объятиями, стараясь основательно отдавить мне обе ноги.



- Влад, сука, инцеста мне только и не хватало!



- Тьфу, бля, уйди, противный, - отпрыгивая от меня и наталкиваясь спиной на грудь Олега. Тот смотрит на меня сузившимися глазами, мгновенно обнимая парня.



- Ты неправильно все понял, меня Влад не интересует, - почему-то стал оправдываться.



- А кто интересует? – голос Олега способен заморозить.



- Серега…



- О как! – глаза брата стали больше, чем у той мышки из анекдота.



- Ты не так понял…



- Так ты объясни, - Олег обнял Влада за талию и подвел к столу.



- Мне нужно ваше присутствие на сегодняшнем ужине у Сергея.



- Боишься, что он тебя изнасилует? – вмешался брат, удобнее устраиваясь на коленях довольного Олега.



- Сергей нормальный! Он не гей! – возмущаюсь.



- Хочешь сказать, что мы ненормальные? – Олег будто ведро с холодной водой на меня вылил, стало неудобно.



- Нет, вы… другие. Вам просто не встретились нормальные девушки… - снова что-то не то ляпнул.



Теперь на меня смотрели две пары злых глаз.



- Мы с Владом любим друг друга, и если я узнаю, что он встретил нормальную девушку, урою! – Олег стукнул кулаком по столу.



- А с ненормальными я могу встречаться? И кого ты собрался урыть? Ника? – Влад хихикнул.



- Ты нарываешься? – рычание Олега трудно было назвать голосом.



- Нет, что ты, это я так… на будущее…



- Если изменишь, его у тебя не будет!



- Так вы пойдете со мной к Сереге? – отвлекаю парней от перепалки, которая вот-вот начнется. Датчиком интуиции чувствую.



- Пойдем! – припечатал Олег и скинул с коленей Влада.



Выходим за дверь всей компанией. Лифт открывается, и появляется взъерошенный Сергей.



- Ой, голубок! Ты лучший друг моего внука? – голос за его спиной так и сочится приторностью.



Перевожу взгляд на Олега и вздрагиваю. Его глаза выражают: «Все. Опа. Полная!»



- Вы бабушка Сергея? – голос Влада дрожит от напряжения. Что, черт возьми, происходит?



- Да. Как здорово, что у него такие замечательные друзья. Вы тоже будете с нами отмечать вечер пятницы? Я пирог испекла, - бабулька с зонтиком, которая выскочила из-за спины Сергея, схватила Олега и потянула. Они знакомы? И кто она вообще?



- Я это… того… мне надо… очень… Может, потом? – никогда не думал, что парень Влада так будет заикаться. Он ее боится? Она из какой-то секретной организации? ОМОН?



Короче, нас, как репку, притягивают к двери Сергея, который глупо хлопает глазами и сжимает пальцы на ручках пакета.



- Как интересно, - контрольный в голову, появляется улыбающаяся, как гадюка перед поеданием мышки, Марь Ивановна.



Смотрю в лицо Влада и офигеваю. По сравнению с его красными щеками, свекла не просто курит в сторонке, она смолит!


Серега с очень прямой спиной (он в штаны палку запихнул?) открывает дверь и заходит. Слышен радостный лай, потом, когда за нашими спинами захлопнулась дверь, удивленное повизгивание и Пупс, увидев весь размах катастрофы, умотал в какую-то комнату, видимо, в спальню.



- Раздевайтесь! – приказ бабульки с зонтиком.



- Полностью? – Олег прижимает к своей груди Влада, который пытается вырваться с желанием спрятаться у него за спиной.



- Если хочешь, то да!



- А что нам снимать? – не понял я. Вроде все стоим в домашнем? На Олеге спортивные штаны, черная футболка и тапочки, Влад в джинсах и футболке с непонятным рисунком, я в майке и домашних штанах… - Тапочки?



- Ну, можешь оголить торс! – хихикнула Марь Ивановна, проходя в сторону кухни.



- Не вздумай! – заорали Олег и Влад одновременно. Да я как-то и не собирался.



- Мальчики, меня зовут Татьяна Федоровна, сегодня я буду вашим проводником в лучшую жизнь!



- Вы нас убить решили? – тихонько спросил Влад.



- А там не лучше! – отрезала старушка и поспешила за подругой (ну, мне так показалось).



- Серег, что здесь происходит? – поворачиваюсь к неподвижно стоящему парню и забираю из его рук пакет, чтобы передать его Олегу.



- Ребята, я здесь не при чем! Марь Ивановна что-то задумала, попой чую, она мою бабушку плохому научит! – Сергей отмер и стянул с себя туфли.



- Ну-ну, - как-то по-особому хмыкнул Олег и поплелся за старушками.



- Серый, не знаю, что задумали эти две пожилые женщины, но я здесь не останусь! – Влад подлетел к двери и схватился за ручку.



- Оставишь Олега на растерзание бабулек? – заржал я, хотя и самому было не по себе.



Влад прекратил вести себя как ребенок и повернулся.



- Мы в жопе? В ее самой середине? – уточнил он.



- Нет, пока только по позвоночнику спускаемся… - Серега пошел вслед за Пупсом.



- Ты куда? – ошарашено спросил я.



- Переодеться, со мной хочешь?



- Хочу! – втопил следом, захлопывая за собой дверь.



- Эм… - Серый нечитаемым взглядом уставился мне в глаза и начал расстегивать пуговицы на рубашке. Скинул ее на кресло, вжикнул молнией на брюках… А я не мог отвести взгляда от его пальцев.



- Нравится? – тихий шепот.



- Ремень красивый, - а что я еще скажу? Осторожно поднимаю взгляд и краснею.



Сергей стягивает брюки, оставаясь в одних черных боксерах. А фигура у него потрясающая: тонкая талия, узкие бедра, широкие плечи, длинные ноги… Сглатываю и резко отворачиваюсь.



За спиной слышу смешок.



- Серег, а где твоя жена? – стараюсь выровнять дыхание. Это ненормально, так реагировать на обнаженного парня!



- Скоро придет.



- Ясно.



- Пупс, ты зачем залез в шкаф? – голос Сергея звенит негодованием. – Свали. Это что? Сволочь, ты принес ее сюда? С ума сошел?



Стало интересно. Поворачиваюсь и столбенею.



Сергей, стоя на четвереньках, пытается схватить таксу, которая рычит, держа в зубах непонятно что. Попа парня показана в самом лучшем свете. Руки так и тянутся ее схватить и сжать.



Бью себя по щеке, чтобы страшные желания вылетели, и спешу к шапочному разбору.



Пупс вылетает из шкафа и забирается под кровать.



- Ах, ты хрен с ушами, а ну, вернись! – орет Сергей, на коленях добираясь до животинки. – Я тебя кастрирую!



На месте собаки, я бы не только спрятался, но и зарылся в пол. И похрен, что деревянный.



Вонь стояла такая, что хотелось выскочить из комнаты.



- Пупсик, я тебя Никите отдам, он живо тебя научит правильно питаться!



А я здесь причем? Пельмени варить он и так умеет, наверное… Скептически смотрю на талию Сергея, его голова впечаталась в кровать, рука под ней что-то рыщет, а ноги вытянулись.



Из-под мебели доносится явное: «ни с кем делиться не буду, самому мало!»



Начинаю ржать, опускаясь на четвереньки.



- Тебе смешно? – рычит доведенный до последней точки кипения Сергей. – А если я сделаю так?



На меня набрасывается невменяемое обнаженное нечто и начинает душить. Я же не могу остановиться и захлебываюсь смехом. Руки сами оказываются на талии Сергея и сжимают. Воздуха не хватает. Ощущаю горячее тело на себе и помимо воли начинаю возбуждаться!



Не знаю, что меня отрезвило, но мгновенно перекатываюсь, оказываясь на парне, руки с шеи исчезли, глаза в глаза.



Оба тяжело дышим. В мое бедро упирается твердый бугорок.



- Серый, ты возбудился? – хрипло выдаю я, стараясь не думать о том, что у самого в штанах не все в порядке.



- Пупс мое белье испортил, в спальню без противогаза зайти невозможно, на кухне шайка бабулек, сосед оказался геем…



- Ты на это возбуждаешься? – не понял я.



- Я просто не знаю, что мне делать! – отчаянный писк парня подо мной заставил откатиться в сторону.



Лежим, смотрим в потолок и молчим.



Стук в дверь.



- Мальчики, мы накрыли на стол, ждем только вас, - голос бабушки Сергея заставил поежиться, возбуждение стало спадать. И на что я вообще так отреагировал?



- Что мне делать? – Сергей приподнялся на локте, смотря в мою сторону.



- Спокойно, братуха, с меня план, с тебя Беломор… то есть исполнение! Не ссы, что-нибудь придумаем! - встаю на ноги и протягиваю руку Сергею. – Но сначала ловим террориста с дымовой завесой, пустим его на кухню как ядерное оружие!

Глава 7

POV Никита




- Ты ему боевой раскрас делать будешь? Учти, камуфляжной спецовки подходящего для Пупса размера нет! – ляпнуло это недоразумение в трусах.



Пробило на хи-хи. Представил ползущую таксу с шашкой в зубах, морда в черную полосочку, толстенькое тельце обтянуто пятнистой тканью, в глазах жажда убийства…



- Ты чего ржешь? – несильный толчок в плечо вернул к действительности.



Окидываю взглядом недовольно сопящего парня и снова начинаю смеяться. Блин, да я за всю свою жизнь так не веселился!



- Короче, Сусанин, приводи себя в Божеский вид, и поплыли изображать зайцев! – выдал я, пристально следя за попой собаки, которая высунулась из-под кровати и усиленно изображала пятую ножку.



- У меня лаврушка закончилась, - сказал Сергей и захлопал ресничками, делая ну очень невинные глазки.



- А зачем она тебе? – либо я тормоз, либо парень уже надышался.



- Венок сплести! Простынь, чтобы обмотаться, я найду, но реквизита для головного убора нет!



- ?



- Сам же сказал – Божеский вид, - это он так прикольнулся?



- Ничего, можешь полностью обнажиться, а уж крылья я тебе нарисую! - походу, меня поперло.



- Хочешь увидеть меня в естественном виде? – не понял, со мной что, флиртуют?



Подозрительно смотрю в глаза Сергея, краем глаза замечая движение. Пупс полностью выбрался из-под кровати и крался к шкафу. Дергаюсь в сторону, падаю на колени и хватаю таксу за длинную талию.



Эта сволочная сосиска начинает рычать, дрыгая задними лапами. Перехватываю удобнее, стараясь подняться. Но не тут-то было.



Пупс, поняв, что своими силами со мной не справится, прицельно выплевывает мне под ноги тухлятину, на которую я благополучно наступаю. Скольжение по полу в сторону Сергея спиной вперед заканчивается нашим общим падением.



Перед приземлением вижу потолок и задранные к морде лапки собаки, на ошарашенной морде которой были распахнуты в ужасе глаза. Видимо, тот сам не ожидал такого эффекта.



Чтобы не упустить дергающуюся из последних сил псину, совершаю характерные движения задней частью, чтобы подняться с матерящегося парня.



В этот момент слышу удивленный, но и восторженный вскрик. Медленно поворачиваюсь к двери, не прекращая попыток встать и прижимая к груди притихшего Пупса.



Две головы - Татьяны Федоровны и Марь Ивановны – просунуты в дверной проем, только на разных уровнях. В глазах первой удивление, второй – дикий восторг.



Взвыв от нелепости ситуации, откидываю начинающего летчика (Пупс пошел на бреющем в сторону кровати), вскакиваю с Сергея и отряхиваюсь.



- А мы там ждем-ждем, а вы тут это… занимаетесь! – выдает Татьяна Федоровна и исчезает. На ее месте появляется голова Влада.



- Ого, а чем это вы тут занимаетесь? – спрашивает он.



- Пупса летать учим! – буркнул Сергей, также поднимаясь. Затем спокойно подошел к шкафу, достал сверху наволочку, запихал в нее все белье с нижней полки и начал пристально на меня смотреть.



- А чем так воняет? – поморщилась Марь Ивановна и полностью просочилась в спальню, стукнув дверью Влада.



- Никит, сядь на кровать, - говорит Сергей.



- З-зачем? – они тут все сумасшедшие.



Меня грубо пихают и становятся передо мной на колени. Непроизвольно напрягаюсь, в голову лезут пошлые картинки, за спиной скулит обворованная такса.



Ногу приподнимают и отдирают что-то с подошвы тапка.



- Крылышко, - стонет Сергей и кидает находку в ту же наволочку.



- Ну вот, даже рисовать не надо, - выдаю на автомате.



Смотрим друг другу в глаза и начинаем ржать.



Марь Ивановна удовлетворенно кивает и подходит к окну, распахивая его настежь.



- Мальчики, вам бы руки вымыть и привести себя в порядок не мешало. Наверняка вспотели от таких-то телодвижений на полу…



Влад за дверью смеется.



Оба смутились, а Сергей вдруг вспомнил, что все еще не одет. Сдергивает с кровати одеяло, от чего Пупс снова оказывается в воздухе, и обматывается.



- Ой, что я там не видела? – перевожу подозрительный взгляд со старушки на покрасневшего Серегу и хмыкаю.



- Может, вы все выйдете? – буркнул он.



Короче, вымыл руки в ванной, прошел на кухню и остановился в нерешительности. Здесь было только три стула, и как станем располагаться? Ну, Сергея я могу усадить на колени… К Марь Ивановне! Или наоборот…



- Перемещаемся в зал, - сказала Татьяна Федоровна и подхватила бутылки с водкой и вином. Олег с Владом взяли тарелки с нарезками, мне же достались стаканы.



Уже сидели на диване, разлив водку по стаканам, когда появился Сергей с Пупсом подмышкой. Такса притворялась мертвой, безжизненно свесив лапки и высунув язык. На парне была надета широкая футболка и домашние штаны. В трусах он как-то лучше смотрелся… Эта мысль ввела меня в ступор.



Схватил со стола стакан с водкой (грамм сто пятьдесят, не меньше) и залпом выпил, не поморщившись.



- Ничего себе! – выдохнула Татьяна Федоровна и последовала моему примеру.



- А что, теперь пьют без тоста? – укоризненно спросил Олег.



- За геев! – гаркнула Марь Ивановна, опрокинула в себя водку, закусила колбаской. – Чтоб их популяция росла и плодилась!



- Плодилась? – Сергей.



- А кто здесь гей? – я.



- Гав! – Пупс.



В течение часа усиленно напивались. Я уже не так бурно реагировал на такие тосты, как «За длинные ноги Влада, пусть им будет удобно на плечах Олега», «За то, чтоб хрен стоял и бабы не водились», «За Сергея, пусть и его норка найдет достойного жителя». На последнем тосте поперхнулся, хватая ртом воздух.



Звонок в дверь заставил дернуться.



Марь Ивановна скосила лукавый взгляд в мою сторону:



- Никитушка, а ты сейчас дернулся, чтобы залезть в шкаф? Там же, наверное, жена Сереженьки пришла, - а голосок просто сочится патокой.



- А с чего мне в шкаф, ик, лезть? – действительно, чего это я так разволновался? Даже щекам жарко стало.



- Ну, мне показалось, что к хозяину этой квартиры ты неровно дышишь!



Пупс поперхнулся колбаской и в ужасе уставился на меня, отползая, прикрыв свой зад куцым хвостиком. Чего это с ним?



- Я всегда, ик, дышу ровно! Неровно дышат эпилептики.



- И я к Олегу, - Влад уже забрался на колени к своему мужчине и зарылся рукой ему в волосы.



Сергей зигзагами (пить надо меньше) пошел открывать. Из коридора раздались удивленные голоса, и на пороге показалась умопомрачительная красотка: короткие русые волосы обрамляли кукольное личико, зеленые глаза пристально рассматривали нашу разношерстную компанию, тонкая талия, длинные ноги…



Если это жена Сергея – он не гей, он – везунчик!



Вслед за красоткой зашла еще одна девушка, не такая красивая, но тоже в моем вкусе. Блондинка, глаза голубые, немного пухленькая, но ей это невероятно шло.



Весь подбираюсь, чуть ли не облизываясь.



На косяк двери опирается Сергей и смотрит на красотку усталым взглядом.



- Знакомьтесь, это моя жена Кира, - кивок в сторону русоволосой (стало обидно). – И Аня, ее… подруга.



Что-то на последнем слове он споткнулся.



- А это моя соседка снизу – Марь Ивановна, соседи сбоку – Олег и Влад и… Никита, он сверху!



Олег начинает смеяться, откидывая голову на спинку дивана.



- История повторяется,- всхлипывая, выдает парень моего брата.



- Живу я сверху, - уточняю на всякий случай.



- Ой, да ладно, мы уже поняли, - говорит Марь Ивановна, наливая в стакан водку. – Присоединяйтесь, а то так получилось, что из свободных женщин – только я, боюсь, парни из-за этого могут поругаться, я же разорваться на двоих не могу.



Девушки улыбнулись, но пить стали вино. На диване сидели: Олег, Влад, Марь Ивановна и Татьяна Федоровна. Мы с Серегой расположились на полу, а девушки присели на стулья, которые принес Сергей.



- Кирочка, а твоя работа очень тяжелая? Раз бухгалтера по ночам работают? – невинно поинтересовалась немного окосевшая соседка снизу.



Татьяна Федоровна прищурилась.



- Ну, мне часто приходится оставаться у Ани, у нее личные проблемы, а я являюсь ее жилеткой, - улыбнулась девушка, ласково посмотрев на подругу. Та опустила голову и покраснела.



- А что у нее случилось? Парень бросил?



- Мне кажется, что ваш вопрос бестактен! – отрезала Кира, выпив залпом очередной бокал с вином.



Около часа мы друг к другу присматривались, но алкоголь сделал свое дело. Олег с Владом удалились к себе в квартиру под предлогом – посуду нужно помыть, а то тараканы заведутся. Причина на тот момент была очень весомой. Марь Ивановна уединилась с Татьяной Федоровной на кухне «на чисто женский разговор», жена Сергея и Анечка, которая совершенно никак не реагировала на мои подкаты, ушли в ванную помыть руки.



Серега перебрался на диван и прикрыл глаза. Такой беззащитный… Потряс головой и решил сходить, проверить Анечку. Все же не стоит терять такой шанс.



За дверью в ванную слышались странные звуки. Осторожно приоткрываю дверь и замираю: Кира прижала Аню к стиральной машинке и целовала, руками лаская ее грудь.



На ватных ногах возвращаюсь в зал и сажусь на пол, опьянения как не бывало.



- Можешь сесть на диван, - приглушенный голос Сергея. – Я подвинусь.



- Серег, там…



- Что? – парень распахивает глаза, не мигая глядя на меня.



- Да нет, ничего…

Глава 8

POV Сергей




- Да нет, ничего… - Никита как-то странно уставился на выход из зала.



Поворачиваю голову и сталкиваюсь взглядом с лукавыми глазами Киры. Что еще натворила моя женушка? Неужели?..



- Кира, ты разговаривала с Никитой? – встаю с дивана, но тут же падаю обратно, ноги подкашиваются.



- Нет, я его даже не видела, - хмык со стороны парня. – Мы с Аней руки мыли.



Перевожу взгляд на Ника.



- А я просто ванную не нашел, ориентация, знаешь ли, нарушена…



- У тебя?! – вскрикнул я, мгновенно краснея. Кира некультурно заржала, приседая на корточки.



- Эм, ну да… Эй, ты о чем подумал? Нормально у меня с ориентацией! – Никита вскочил, укоризненно глядя на меня.



Возле дивана смачно харкнули. Пупс усиленно делал вид, что он предмет мебели, а колбаска, зажатая в зубах, – просто своеобразный узор.



- Тебе карта нужна, чтобы поправить… ориентацию? – захотелось пошалить. Никита такой милый, когда краснеет. Ой, он покраснел? С чего?



- Мальчики, мы решили! – в зал вплыли (по-другому и не назовешь) бабушки. - Мы будем спать здесь!



- Эээ… - красноречие из меня так и прет.



- Серег, тут такое дело… - Кира смотрит на меня. – У Ани брат с семьей остановился, к родителям не захотели. В общем, мы тоже сегодня здесь ночуем…



У меня чуть сердце не остановилось. А где буду спать я?



- Бабуль, а почему здесь?



- Ну, мы с моей подругой слишком сильно выпили, ноги не держат, боимся, что с лестницы упадем, - Татьяна Федоровна подмигнула довольной Марь Ивановне.



- Хочешь, я тебя отнесу? – делаю очередную попытку выбраться из этой нелепой ситуации.



- А меня Никитка отнесет? – Марь Ивановна посмотрела на ошарашенного таким поворотом событий парня и призывно облизнула губы. У того глаз задергался.



- Я, эм… травмированный, меня Пупс чуть не съел!



Такса поперхнулась и приосанилась, всем своим видом говоря «Да, я такой, моя мама три года подряд занимала первые места по поеданию огромного количества гамбургеров за минуту!»



- Лифт! В доме есть лифт, он довезет, - моей радости позавидует ребенок, получивший от Деда Мороза торт летом.



- Во-первых, - начала Марь Ивановна. – У меня не убрано. Не могу же я Танечку привести в квартиру, пережившую потоп? Во-вторых, ты так негостеприимен.



Тяжело вздыхаю, уже подумывая о не слишком чистом коврике в прихожей…



- Серый, а пошли ко мне, - произносит Никита. – Там хоть два спальных места.



- Никита, хотела тебя спросить, - бабушка быстренько приблизилась к дернувшемуся парню и пристально посмотрела ему в глаза. – Ты работаешь? На что собираешься содержать будущего партнера? С какими оценками закончил школу? Чем болел в детстве? Сколько зарабатываешь? Как относишься к геям?



- Я к ним не отношусь! – ляпнул дезориентированный молодой человек, с ужасом косясь на меня. – Я еще учусь на последнем курсе института. Девушки не имею, кончил посредственно, болел ОРЗ. Собираюсь работать у отца в строительной организации…



- То, что кончаешь посредственно – плохо! Ничего, Сереженька тебя научит, - на моих щеках можно жарить яичницу. – Семейный подряд, значит… Это хорошо! А внука моего сможешь устроить к своему отцу? Он экономист от Бога! – интересно, а если я попрошу убежища в Африке, обезьяны меня поддержат? Первое время протяну на бананах, а потом научусь ловить рыбу руками… У Робинзона Крузо получилось, чем я хуже?



- Я попробую… - охренеть! Никита серьезно решил, что я сам не могу найти себе работу?



- Вот и хорошо, - бабушка вышла из зала.



- Никита, не обращай внимания, она просто…



- Сергей! – Марь Ивановна опустила свои сто килограмм на диван. – Твоя бабушка о тебе заботится, личную жизнь устраивает!



- Так я ж, вроде, устроен?



- Вот именно, что вроде! Кира, ты прекрасная девушка, но Сергей не герой твоего романа!



- А кто герой? – подала голос Аня, до этого тихой сапой подпиравшая стену.



- Сильный, мужественный атлет с работящими руками, - отрезала старушка.



Аня посмотрела на свои руки, потом на ноги и усмехнулась:



- А я в тренажерный зал три раза в день хожу! – выдала она.



- Рада за тебя, - блин, я уже начинаю ненавидеть свою соседку…



В дверях появляется бабушка с охапкой постельного белья.



- Вы еще здесь? Сереженька, помоги разложить диван, - сказала она.



Никита подхватывает ее ношу, я выполняю требование. Возражений больше нет.



Через несколько минут, когда постель для девушек готова, на нетвердых ногах иду в ванную, беру зубную щетку. Затем в спальне – телефон и чистые трусы. Я готов!



Никита спокойно открывает передо мной дверь.



- Чувствую себя девушкой, которую парень впервые пригласил к себе домой вечером на чашечку утреннего чая, - выдал я, улыбаясь.



- Мисс, я и бутербродов могу наделать! – смеется Никита, закрывая за нами дверь.



Тут раздается звонок моего телефона. Неизвестный номер…



- Алло, - отвечаю, поднимаясь на первую ступеньку. Тишина в трубке.



- Серый, если не пошевелишь булками, утренний чай будет сразу же после того, как мы попадем в мою квартиру, - поторапливает Никита.



«Привет. Это Артем. Ты с кем?»



Сбиваюсь с шага, Ник утыкается мне в спину, не успев вовремя остановиться. У меня слуховые галлюцинации?



«Сергей?»



- Д-да… слушаю тебя, - из рук выпадают вещи, но мне уже плевать.



«Мы можем встретиться?»



- Когда? – парень за спиной замирает и обхватывает руками мою талию, чтобы не упал. Дрожь прошибает все тело, в голове клубок мыслей.



«Завтра»



- Х-хорошо…



Гудки приводят меня в чувство. Что ему от меня нужно? Снова постебаться? Или…



- Кто это? – горячее дыхание обжигает ухо. Отстраняюсь, собирая упавшие вещи.



- Друг. Мы вместе учились.



- И что он хотел? – голос сверху сочится арктическим холодом.



- Встретиться и поговорить.



- О чем?



- Никита, откуда я могу знать, о чем он хотел поговорить? Завтра обязательно перед тобой отчитаюсь!



Заходим в его квартиру. Никита хмурится, но больше ничего не говорит. Что происходит?



- Можно мне принять душ? – спрашиваю, косясь на него.



- Конечно. Ой, прости, но Влад все постельное белье забрал, осталось только мое…



- Ничего, я просто лягу на диване, у тебя запасной плед есть? – стараюсь выровнять дыхание. Артем, почему ты снова появился, когда я только начал тебя забывать?



- Нет… Слушай, мы же оба парни, сегодня спишь со мной! – Никита развернулся и пошел на кухню.



- Но…



- Ты меня стесняешься?



- Н-нет, но я могу и…



- Не обсуждается! – стою в коридоре и переминаюсь с ноги на ногу.



Как только представил, что буду спать в одной постели с этим парнем, член напрягся.



Кладу телефон на тумбочку в коридоре и иду в ванную. Ополоснувшись и основательно успокоившись, натягиваю трусы, распахиваю дверь, чуть не стукнув ею по лицу отскочившего Никиту.



- Тут тебе смс, - говорит он, внимательно глядя на мою шею. Сглатывает и быстро проникает в помещение.



Забираю у него телефон и иду на кухню. Сообщение открыто. Какого хрена?!



«Я больше не могу. Прости, был не прав. Давай начнем все сначала?» Отправитель – неизвестный номер…



Мало того, что от алкоголя мысли путаются, секса не было хрен знает сколько времени, так еще и сосед лезет туда, куда его не просят!



Потоптавшись на месте, решаю идти спать. Утро вечера мудренее.



Я уже почти уснул, одеяло пуховое, подушка мягкая, когда почувствовал, как прогнулась кровать за моей спиной.



Напрягаюсь, сна ни в одном глазу. Никита повозился, устраиваясь поудобнее.



- Сереж, ты спишь? – тихий голос.



Молчу. А что я скажу? Если повернусь к нему, он захочет продолжить дискуссию, а мне тяжело. Сколько бы я ни гнал мысли о том, что Никита мне не безразличен, они снова возвращаются. Да и каменный член напрягает! Хочу секса!



Тишина за спиной. Постепенно расслабляюсь и проваливаюсь в сон.



- Ты такая пропорциональная…



Постепенно очухиваюсь, ощущая поглаживания по спине. Утренний дурман мигом слетает, но вскакивать не решаюсь. Руки перемещаются на талию. Вспоминаю, что нахожусь не у себя дома, а за спиной Никита. В попу упирается его утренний стояк, да и мой натягивает трусы. Отстраниться? Ага, счаз! Не так часто меня ласкают…



Поцелуй в шею становится полной неожиданностью. Выгибаюсь, сильнее впечатывая зад в Никиту. Тот целует лопатку, языком выводя узоры, рука сжимает половинку попы. Разум, ау, заблудился? Ну и блуждай себе дальше…



Рука забралась в трусы и… Член был всеми венками за!



От основания пальцы замерили несколько сантиметров, затем переместились выше – снова замерили…



- Ого!



Польщен, право слово…



- Вот же, блядство! – руки исчезли, а тело поежилось от холода. Снова один.



Переворачиваюсь на спину и потягиваюсь, раскинув широко ноги. Рядом чертыхнулись.



- У тебя… стояк! – обвиняющее.



Открываю глаза, скашивая их на сожителя по кровати. Никита, открыв рот, смотрит на мой член, кончик которого выглядывает из трусов.



- У тебя тоже, - не знаю почему, но хочется истерически смеяться.



- Так утро же?! – Никита поднимается с кровати.



- Ага, а я, значит, не парень, у меня таких проблем быть не должно?



- Парень… и я… парень… Ой, бля! – этот чудик отпрыгивает на полметра и хватается за голову. А почему у меня голова не болит?



- Никит, сколько времени? – встаю с другой стороны кровати, неосознанно поглаживая свой член через трусы.



- Двенадцать… Полностью…



- Эм… серьезно?



Никита поворачивается ко мне спиной и вылетает из комнаты. А интересно его доводить, да и прикосновения…



Вспоминаю о вчерашнем звонке. Хорошее настроение тут же улетучивается. Выхожу из спальни, неудобно перед хозяином в одних трусах, но ничего не поделаешь, вещи в ванной, в которой сейчас льется вода.



Иду на кухню и ставлю чайник.



Сегодня суббота, заслуженный выходной, чем заняться?



- Сереж, мне в институте нужно появиться… - Никита в одном полотенце появляется на пороге кухни.



Взгляд невольно замечает все детали такого великолепного тела. Стояк спадать не собирается.



- Хорошо, я сейчас тоже в ванную и пойду домой, - отвечаю, прикрываясь ладонями.



- Нет! – крик Никиты приводит в замешательство. – Можешь остаться, через несколько часов я вернусь, и мы поговорим.



- О чем? – не понял. - У меня вечером встреча…



- Вот о ней мы и поговорим… Кстати, а как давно ты женат?

Глава 9

POV Никита




- Женат? – Серега вылупил на меня глаза, почему-то краснея. Ах да, утренний стояк… Взгляд невольно опускается вниз, замирая в районе скрещенных ладоней. Так и хочется вцепиться в это препятствие и развести в стороны, чтобы ничто не мешало любоваться… Чем? Мужским членом в полной боевой готовности?



Мой предатель снова напрягается, хотя уже получил утреннюю порцию позитива. Вернее, небольшой заряд бодрости, путем попадания под ледяные струи воды. А что? Обливания по утрам очень полезны! Так и вены перестанут вздуваться, головка не будет болеть… импотенцию заработаю…



Какого хрена я вообще хочу увидеть Серегин орган? И ладно бы, сердце, печень или, на худой конец, мочевой пузырь! Я член хочу видеть! Интересно, через какой период времени я захочу его трахнуть?



- Три месяца, - говорит парень.



Дергаюсь, с ужасом глядя на Серого.



- Что ты так смотришь?! Да, недолго! Но мы любим друг друга!



- Я… я не… люблю… - заикаюсь.



- Ты и не должен, - Сергей удивленно подходит к выходу из кухни. – Она моя жена.



Когда парень ушел, еще минут пять прокручивал в голове эту сцену. Да что со мной происходит? Вчера чуть не полез с претензиями к Сереге по поводу его милого разговора с одногруппником. Артем, епт! Почему голос, слышимый в трубке, мгновенно стал раздражать?



И почему, когда сосед ушел в душ, я дернулся к его телефону? Подумаешь, смс пришла… Но когда увидел ее содержание, захотелось вцепиться в горло этому неизвестному и придушить!



Мельком взглянул на часы, стоящие на холодильнике, и вылетел из кухни. Они уже показывали 8:30, занятия начнутся через десять минут, а у меня конь не валялся. В спальне быстро натягиваю черные джинсы, синюю футболку, черный свитер крупной вязки с глубоким V-образным вырезом (погода испортилась, в окно видно, как ветер пригибает ветви деревьев) и вышел в коридор обуться.



Взять или не взять, вот в чем вопрос. Смотрю на тетрадь с ручкой на тумбочке.



Тут дверь в ванную открывается, и выходит Сергей, на бедрах небрежно повязано полотенце, по плечам на грудь стекают капельки воды, волосы влажные, ноги длинные, стройные…



- Взять! – сглатываю я, не в силах оторвать взгляд от этих ног.



Сергей поперхнулся и закашлялся. Поднимаю глаза и… Эй, а куда это он уставился? Проследил. Лучше бы я этого не делал, Шерлок Холмс, бля, липовый! Мои джинсы впереди топорщились, нет, не так, они ВЫПИРАЛИ!



- Эм, ну, а у меня там это… телефон! – я дебил?



Сергей стал малинового окраса и успешно изобразил рыбу, покончившую с собой путем выпрыгивания на берег.



- В чехле! – зачем-то добавил я и выбежал из квартиры.



На лифте спустился вниз, не встретив ни единой живой души, и побрел к институту, до которого отсюда двадцать минут ходу. Решив, что раз уж все равно опоздал, на первую пару не пойду.



А теперь нужно подумать, какого хрена я не хочу, чтобы Сергей шел на встречу к этому Артему? Точно, у того голос пидералистический, а сосед наивный, доверчивый… Затащит его куда-нибудь в подворотню, разорвет на нем футболку, вжикнет молнией на брюках, приспустит их, огладит руками аппетитные половинки, резко прижмет к своему телу. Одна рука обхватит оголенную талию, другая нырнет в трусы, сожмет полувозбужденный член, проведет большим пальцем по головке, чуть надавит… С губ Сергея сорвется сладостный стон, спина выгнется, длинная шея окажется беззащитной! И тут этот Артем покажет свою подлую натуру. Он укусит его за шею! А мало ли, что он перед этим ел? У него могут остаться бактерии на зубах, потом опухоль, гангрена, ампутация… А без головы Сергею трудно придется…



Черт, черт, черт!



Какая гангрена? Какая опухоль? Я только что представил, как два парня… И меня эта картина, мало того, что не отвратила, так еще и возбудила! Одно утешение - еще и раздражение появилось. Правда, только на то, что на месте Артема хотелось оказаться самому…



Я влип! Причем основательно, по самые ушки. С этим нужно что-то делать! Утром, когда проснулся и почувствовал в руках возбужденный орган Сергея, не сразу вскочил, как ужаленный, а продолжил его трогать! И мне, черт возьми, это понравилось! Горячее тело, прижатое ко мне, круглая попка, призывно упирающаяся мне в пах, запах волос, пульсация в руке…



Влад, я тебя убью!!!



Так, виноватого нашел, осталось отговорить Серегу от встречи…



В институте стояла тишина. В раздевалке сидели две бабушки и обсуждали влияние мобильных телефонов на потенцию у мужчин. Стало интересно, прислушался:



- А я тебе говорю, мой Васька, как только купил эту штуку, совсем перестал на меня вставать!



Вжимаюсь в стену, справа от окошка, сцепив зубы, чтобы не заржать в голос.



- Леночек (она ей была лет пятьдесят назад), а расскажи, как до этого вы… ну, того самого, интересно же, я уж и забыла весь процесс, хоть послушаю, - вторая бабка подперла кулаком подбородок.



- Ну, бывало, сплю утром, а он как встанет, как выдохнет: «Где мой кофий? Счаз трахну по хребту!», аж второе дыхание открывается. Хочется ему не только кофий, но и яичницу сделать! А сейчас? До четырех утра пролазает в ихнете, бабтуз посмотрит и дрыхнет до обеду!



- Эх, никакой личной жизни, - согласилась Светлана Яковлевна и всхлипнула.



Подрагивая всем телом от еле сдерживаемого ржача, на полусогнутых проползаю под окошком и бегу к расписанию.



Вторая пара информатика, затем физкультура.



После звонка показался куратору, еще молодой и стройной Галине Васильевне тридцати двух лет от рождения, получил нагоняй, тему для реферата и приглашение в кафе. Первое и второе решился принять, от третьего пришлось вежливо отказаться… На диете я! Пока…



В три часа дня стою перед своей дверью, переминаясь с ноги на ногу. Та распахивается, явив мне одетого в обтягивающие голубые джинсы и белый джемпер крупной вязки Сергея.



- Ты куда это собрался? – прищуриваюсь, поглядывая на бьющуюся венку на шее парня.



- Эм, Никита, я услышал, как ты топчешься за дверью… В общем, хорошо, что ты сейчас пришел, хотел уже отдать ключи от твоей квартиры Марь Ивановне, а это, как я недавно понял, чревато… Прости, но мне пора идти, - Сергей смотрит мне в глаза, не моргая. Внизу кто-то тявкнул.



Опускаю взгляд и вижу недовольно поглядывающего на хозяина Пупса.



- Я хочу с тобой поговорить, - а вот, что сказать дальше, не знаю.



- Никита, хочешь, мы с тобой вечером поговорим? Я думаю, что скоро освобожусь и сразу зайду к тебе за Пупсом. Бедная собака находилась в шоковом состоянии, когда я зашел к себе проведать женщин… Они еще спали… Ты же не против посмотреть за таксой? – сосед, если еще раз так хлопнешь ресницами, изнасилую!



Отхожу в сторону, пропуская Сергея, проматывая последнюю мысль и так, и эдак. Парень заходит в лифт, а я принимаю решение!



Быстро закрываю дверь, по лестнице сбегаю вниз. Я прослежу за этой парочкой. Заодно прогуляюсь…



О том, какого хрена я, вообще, в это ввязываюсь, старался не думать. Может, я ради Пупса стараюсь?! Бедная собачка не переживет, если хозяин заболеет…



Выскакиваю на улицу и вижу, как Серега сворачивает в сторону парка. Спешу за ним мелкими перебежками, пригибаясь к земле, изредка прячась за деревья. Видимо, шпионских фильмов пересмотрел…



Чуть ли не на четвереньках вползаю в парк, стараясь не потерять из виду Серегу, который направляется к фонтану.



Тут замечаю удивленный взгляд незнакомой девушки в мою сторону. Что, никогда не видела парня в черном, с согнутыми ногами, прячущегося в кустах? Может, я просто в туалет хочу? Куда-то не туда ее глаза смотрят…



Поворачиваю назад голову и застываю. Недалеко от меня, так же на полусогнутых, стоит Пупс! Увидев, что я на него смотрю, собака сделала вид, что принадлежит старушке, которая копалась в сумочке и притащила ей отнятый собственнозубно у еще более маленькой собачки мячик.



Старушка непонимающе посмотрела на Пупса, схватила его поперек талии и пошла к выходу из парка.



- Эй, гражданочка, вы куда мою собаку понесли? – гаркнул я, забыв о конспирации.



Бабушка увеличила скорость, набирая обороты. Бегу за ней. Та, услышав шаги погони, подпрыгнула, обернулась и направила на меня сумочку. Пупс висел у нее подмышкой то ли в обмороке, то ли в шоке.



- Бабушка, верните песика, он смертельно болен! – дышу, как паровоз, а старушке хоть бы что.



- И чем же? – такса также заинтересованно приподнимает уши и открывает один глаз.



- У нее редкая африканская болезнь, очень заразная, между прочим, внутри растет паразит, от которого кожа покрывается пятнами, начинается зуд, собака чешет зубы о различные предметы, ластится ко всем подряд… - Пупс в ужасе распахивает оба глаза и начинает чесаться задней лапой.



Старушка кидает таксу на землю и спешит в сторону биотуалетов. И в чем она там собралась мыть руки?



Перевожу взгляд на Пупса, который усиленно чешется, глазки подозрительно блестят, хвостик поник.



- Я пошутил, - зачем-то сообщаю собаке.



Тот прекратил чесаться, положил на землю мячик, сплюнул в сторону и…



Через десять секунд я добежал до фонтана и остановился, как вкопанный.



Среди бела дня, на глазах честного народа, незнакомый парень прижимал к себе Сергея за талию и жадно целовал!



Глаза налились кровью, кулаки сжались, из груди вырвался рык.



Серегу целует мужик, и это даже не я?!

Глава 10

POV Сергей




Получив сообщение от Артема с очередной просьбой о встрече, написал в ответ название парка и время. Тот сразу же согласился, в конце слов поставив сердечко. Что бы это значило?



В груди скрутилась пружина, общее состояние – нервозность. Он сам хочет поговорить? Вернуть дружбу? Или что-то другое?



Мысли разбегались. Около часа думал, что надеть. Останавливаю свой выбор на белом джемпере, открывающем шею, и джинсах. Почему-то хочется выглядеть красиво. Хотя ясно почему – все еще на что-то надеюсь… Дурак! Он выбросил тебя из своей жизни, не дал объясниться, предал дружбу! Я же к нему не приставал! Что плохого в том, что я гей? Хм, но он же об этом не знает… Тогда почему так себя повел?



- Черт! – выругался, дергая ногой. Пупс, обхватив ее передними лапами, и не думал отрываться, жалостливо глядя на меня круглыми глазами. – Ты чего?



Чувствую себя мужем-алкоголиком, жена которого просит остаться дома, вспомнить о голодных детях и о том, что до зарплаты целая неделя, а я все пропил!



- Пупс, не волнуйся, я скоро вернусь, побудешь немного один, проведешь ревизию носков Никиты… Хочешь, я тебе его шкаф открою? – я мог бы его вернуть Кире, но после того, как прямо с порога на меня накинулось полубезумное существо с бантиками в шерсти и с золотым ошейником из цепочки… Это я еще про накрашенные когти не упомянул. Целый час потратил, чтобы вернуть Пупсу нормальный вид, успокоить вздрагивающую таксу, наобещав поход в мясную лавку, ежевечернюю процедуру поглаживания за ушами и сосиску на завтрак в течение недели.



Такса обиделась, всем своим видом говоря, что копаться в чужом белье – низко и не в его стиле.



Открываю входную дверь и застываю.



- Ты куда это собрался? – Никита внимательно смотрит на мою шею. Сглатываю образовавшийся в горле ком, усилием воли заставляя себя не краснеть. Ну, вот почему он такой красивый? Высокий, стройный, в моем вкусе…



- Эм, Никита, я услышал, как ты топчешься за дверью… В общем, хорошо, что ты сейчас пришел, хотел уже отдать ключи от твоей квартиры Марь Ивановне, а это, как я недавно понял, чревато… Прости, но мне пора идти, - к окончанию речи чуть ли шептать не начал.



- Я хочу с тобой поговорить, - хрипловато говорит парень, опустив глаза вниз. Вот о чем? Подозревает меня? Как же не вовремя.



- Никита, хочешь, мы с тобой вечером поговорим? Я думаю, что скоро освобожусь и сразу зайду к тебе за Пупсом. Бедная собака находилась в шоковом состоянии, когда я зашел к себе проведать женщин… Они еще спали… Ты же не против посмотреть за таксой? – делаю невинный вид, переминаясь с ноги на ногу. Мне и разговора с Артемом будет за глаза!



Никита отступает, пропуская меня на лестничную площадку. Спускаюсь на лифте, уверенно направляясь в сторону парка. Чем ближе подхожу к фонтану, тем быстрее тает моя решимость. А может, вернуться домой, написать бывшему другу, что внезапно заболел (корью, ветрянкой, птичьим гриппом - на выбор)? Тряхнул головой, отгоняя малодушные мысли. Если уж согласился, нечего корчить из себя крысу, бегущую с корабля!



- Привет, - голос за спиной заставил вздрогнуть. Медленно оборачиваюсь, стараясь не выдать своего волнения. А Артем совсем не изменился: красивое лицо, синие глаза, черные волосы, уложенные в стильную прическу, высокий рост. Блин, я скоро комплекс неполноценности заработаю! Олег, Никита, теперь и он… Мелькнула мысль, что Никита намного красивее, тут же испарившись, стоило Артему протянуть вперед руку и провести ладонью по моей щеке.



- Т-ты чего? – заикаюсь, распахивая широко глаза.



- Серый, я соскучился, - выдает бывший друг, улыбаясь.



И что сейчас было? Три месяца меня избегал, сменил все номера телефонов, не пускал на порог и «я соскучился»! Такая злость на меня навалилась, что дышать стало трудно. Захотелось впечатать стоящего рядом со мной парня в асфальт и пинать ногами! Еле сдержался. Вместо этого улыбнулся (скорее, оскалился) и сказал:



- Артем, я гей и твои слова могу понять неправильно. Говори, зачем хотел встретиться.



Парень перестал улыбаться.



- Ты все правильно понял…



- Эээ…



- Серый, я долго думал…



- Для тебя это вредно!



- Не перебивай! – Артем нервно шикнул, подходя ближе. Его лицо покраснело, в глазах море решимости, что даже страшно стало. – Мне понравилось.



- Ч-что?



- Целовать тебя, касаться… Хочу тебя! Ты знаешь, как страшно признать, что тебе понравился парень? Думать о нем постоянно! Хотеть увидеть! Сереж, давай начнем все сначала? – Артем притянул меня к себе и обнял за талию.



Я же находился в каком-то ступоре. ОН. ХОЧЕТ. МЕНЯ?! Три месяца назад я бы все отдал за то, чтобы сейчас услышать эти слова от него. А сейчас? Перед глазами встало лицо Никиты, наши с ним приключения в спальне, полет Пупса…



Горячее дыхание обожгло губы. Рот смяли жестким поцелуем, от которого перехватило дыхание. Но через секунду все исчезло. Артема рывком откинуло от меня, прямиком на асфальт. Не ожидая ничего подобного, фокусирую внимание на этом странном полете.



- Что за черт?! – рычит парень, пытаясь подняться.



Поднимаю взгляд и вздрагиваю. Рядом стоит озверевший Никита.



- Дрянь! – соседа буквально трясло от злости.



Блин, он же видел поцелуй! Что он обо мне подумает? Нет, лучше какую отмазку придумать? Я этого парня знать не знаю, видеть не видывал? Здесь проходит конкурс поцелуев, и Артем спутал меня с девушкой? Мне стало плохо, и бывший друг делал искусственное дыхание?



Тем временем события развивались. В спину повернувшегося ко мне Никиты впечатался Артем, и оба повалились на асфальт мне под ноги. Сосед резко перекатился, оказавшись на Артеме, и нацелился ему на горло.



- Никита! Нет! – закричал я, не зная, что предпринять в данной ситуации.



Недалеко от нас какая-то старушка орала, что вызовет милицию, компания молодежи, устроившаяся на спинке лавочки, смеялась, снимая драку на телефон, мамы старались увести любопытных детей подальше, все время оглядываясь.



Пытаюсь их растащить, но был отброшен, еле удержавшись на ногах и едва не оказавшись в фонтане. Да, такую рыбку еще не видели…



Никите моя помощь и не понадобилась, чтобы справиться с Артемом. Его движения были выверенными до миллиметра, выдавая хорошую подготовку. Он раз за разом наносил удары рукой парню в бок, другой прижимая шею Артема к земле.



Снова вмешиваюсь, обхватывая плечи Никиты руками и оттаскивая. Полиции нам еще и не хватало!



Сосед резко оборачивается, в глазах пелена злости и жажды убийства. Да что с ним, черт возьми?!



- Серега? – спрашивает он, моргая. Взгляд становится осмысленным.



Мое сердце стучит как бешенное. Никита медленно поднимается, отряхивая колени, а я все еще прижимаюсь к его спине, и отлипать как-то не хочется…



- Это твой парень? – как-то зло сплевывает кровь на асфальт Артем, осторожно подтягиваясь, держась за бок и прислоняясь спиной к фонтану.



- Нет, - испуганно шепчу я, с опаской поглядывая на Никиту.



- Да! – совершенно неожиданно выдает тот, вытаскивает ошеломленного меня из-за спины и ставит впереди, обхватывая за талию. А руки так сильно сжал, что воздух резко покинул легкие… что-то хрустнуло. Если не ошибаюсь, зубы Артема. – И если ты еще раз появишься, напишешь или случайно встретишься с Сергеем, кастрирую, как собаку! – сбоку испуганно гавкнули. – Не в обиду Пупсу сказано!



Опускаю взгляд вниз. Такса сидит на задних лапах, с интересом наблюдая за нашими разборками.



Артем вытирает кулаком кровь с губы, злобно наблюдая за руками Никиты, которые чуть расслабились, позволяя жадно глотнуть воздух. Как бы ни была абсурдна ситуация, тихо млею в объятиях парня, мечтая, чтобы этот момент никогда не заканчивался.



- А что скажет Серый? – Артем встает, глядя мне в глаза. – Ты хочешь быть со мной? Я же тебе нравлюсь!



Последнее предложение было лишним!



- Нет, меня полностью устраивает Никита. Он страстный, нежный, ласковый, зверь в постели… - за спиной напряглись. Чуть поелозил. – Прости, Артем, ты упустил свой шанс.



В глазах бывшего друга столько тоски и недоверия, что на минуту становится его жаль. Но только на минуту. Теперь я понимаю, что чувства, испытываемые к Артему раньше, были всего лишь влюбленностью, а вот к Никите… Черт, как теперь быть?



Артем разворачивается и уходит.



- Как-то быстро он сдался, - шепот на ухо. Щеки заполыхали, ноги стали ватными. – Значит, ты ему не так уж и нужен…



- Никита, пошли домой.



Всю дорогу мы молчали. Пупс радостно семенил рядом. Поднявшись на лифте, мы вошли в квартиру к Никите.



Разуваюсь и иду на кухню. Чувствую себя, как дома. Пупс устраивается под столом, приподняв уши. Подслушивать собрался?



- Серег, а этот Артем…



- Я гей, - произношу тихо, как-то весь сжавшись. – Но ты не волнуйся, я не стану к тебе приставать! Мне, вообще, Олег понравился…



Из рук Никиты выпадает чашка, которую он только что взял со стола.



- Олег?! – злой голос. – У него есть Влад!



- Да знаю я. И не собираюсь рушить их пару. У меня даже жена есть!



- Лесбиянка, - голос Никиты сочится сарказмом.



- Откуда ты…



- Пупс нашептал!



Удивленно смотрю на таксу, которая так же удивленно уставилась на Никиту.



- Ясно. Тебе теперь со мной противно общаться? Можешь валить! – становится себя жалко. Почему мне так не везет? Сначала эксгомофоб Артем, потом уже занятый Олег,теперь…



- Куда же я свалю из своей же квартиры?



- Тогда я уйду! Пупс, за мной! – делаю шаг в сторону кухонной двери. Но резко оказываюсь прижатым грудью к стене рядом с ней, а Никита за спиной тяжело дышит.



- Говоришь, тебе Олег понравился?..



Звонок от входной двери. С чертыханьем Никита отскакивает от меня, поминая одноклеточных, не дающих спокойно чай попить. Ага… чай…



И что только что было?

Глава 11

POV Никита




Идем домой, а я пытаюсь понять, что же все-таки на меня нашло? Когда увидел, как какой-то олигофрен засасывает Серегу, тормоза снесло напрочь. Сама драка вспоминается вскользь, а вот ощущения, которые я испытал, удерживая талию парня в своих руках, до сих пор не выходят из головы.



Смотрю на довольного Пупса, который косил под Кевина Костнера из фильма «Телохранитель», то есть через каждые пять метров останавливался, к чему-то прислушивался, обводил грозным взглядом встречных людей и собак, удостоверялся, что нам ничего не грозит и продолжал движение до следующей остановки.



Затем покосился на Серегу, который о чем-то задумался. Да, не спорю, он симпатичный, можно даже сказать, красивый. Ну, если судить объективно. Светлые волосы до плеч, большие, чуть раскосые зеленые глаза, бледная кожа. Он же должен нравиться многим девушкам. Но чтобы МНЕ так основательно сорвало голову после трех дней знакомства? Я просто не знал, как на все это реагировать. Но не признать того, что Серега мне нравится, не мог. Ладно, слукавил. Я увлекся им настолько, что практически потерял голову. Ведь я постоянно о нем думаю, хочу увидеть, да я, блять, ревную его к другим людям!



Так, главное – не влюбиться в парня… не влюбиться… не… Вот черт!



А может, я просто понаслушался этих историй про геев, да и пример в лице счастливого до безобразия брата всегда перед глазами, и сам захотел попробовать? Да ну, бред, я же и раньше знал, что Влад не мужчина, вернее, мужчина, но не в прямом смысле этого слова, то есть… Блин, совсем запутался.



Последней мыслью, перед тем, как войти в квартиру, было «Если я еще раз увижу этого губошлепа вблизи Сереги, ШЛЕПНУ!»



Пока разувался, подумал, а почему Серый не сопротивлялся поцелую? Может, у них с этим Артемом что-то… Вхожу на кухню и решаюсь озвучить свой вопрос:



- Серег, а этот Артем…



- Я гей, - чуть не выронил чашку, в которую хотел опустить пакетик с чаем. – Но ты не волнуйся, я не стану к тебе приставать! Мне вообще Олег понравился…



Чашка все-таки упала, а вот в груди разгорелся огонь негодования. Это почему это он не собирается ко мне приставать? Я что, хуже этого Арте… Стоп!



- Олег?! – этот шкаф уже имеет парня, причем во всех смыслах. – У него есть Влад!



- Да знаю я. И не собираюсь рушить их пару. У меня даже жена есть!



- Лесбиянка, - каюсь, не смог сдержать сарказм. Но и меня можно понять, не каждый день признаешься себе, что тебя волнует парень. А потом узнаешь, что его тоже волнует парень. И в этом трио определенно кто-то будет несчастен!



- Откуда ты…



Так, признаваться в том, что подглядывал, как-то не хотелось, поэтому решил подставить собаку:



- Пупс нашептал!



По глазам таксы понял, жить мне осталось недолго, причем эта жизнь будет отнюдь не раем. Сделал зарубку в памяти, купить сахарную косточку. Присмотрелся к Пупсу внимательнее – куплю три и кило сосисок!



- Ясно. Тебе теперь со мной противно общаться? Можешь валить! – это что сейчас было? Это меня послали?



- Куда же я свалю из своей же квартиры? – значит, перед Олегом он лебезит, а мне на дверь указывает? С каким-то уродом целуется на глазах у всего парка, а меня даже близко не подпускает?



- Тогда я уйду! Пупс, за мной! – нет, милый, теперь ты никуда не сбежишь! Злость волнами накатывала, разрывая грудную клетку, захотелось завалить этого идиота и…



Каким образом впечатал его в стену, даже сам не понял. Но интуиция вопила, что если дам ему уйти, сильно пожалею.



- Говоришь, тебе Олег понравился? – втягиваю носом воздух, сильнее сжимая руки на Серегиной талии.



Звонок от входной двери вернул трезвость мыслей.



- Какого черта?! – быстро отстраняюсь от парня, чувствуя в паху сильное напряжение. Ну конечно, с кем еще могло такое произойти? У меня встал на парня! – Да чтоб у этих одноклеточных последняя клетка распалась! Только собрался… чаю выпить.



Стало немного неудобно перед Серегой, который обернулся и круглыми глазами на меня уставился. И не надо так удивляться, сейчас отчитаю незваного визитера и продолжу с того же места, на котором нас прервали!



Прохожу в коридор и открываю дверь.



- Никитушка, сахарку не найдется? – на меня уставились самые несчастные глаза в мире, наверное, потому, что располагались на лице Марии Ивановны.



- Ага, а еще у нас минералка закончилась, - добавила Татьяна Федоровна, кутаясь в махровый халат, явно размера на четыре превышающий ее объемы. На ногах обеих надеты тапочки с помпонами, различающиеся только расцветкой.



- А переночевать вам есть где? – стараюсь перегородить весь проход, но меня аккуратно подпихивают… вернее наваливаются, продвигая в коридор.



- Ну, если ты приглашаешь… - начала Мария Ивановна.



- А что, в квартире Сергея закончилась чистая посуда, свежее белье и продукты в холодильнике? Так я могу позвонить, чтобы прислали уборщицу. Да и…



- Ба, ты решила у меня поселиться? – перебил меня Серега, выходящий из кухни.



- А ты что, меня гонишь? – Татьяна Федоровна подбоченилась и надула тонкие губы.



- Конечно, нет, - даже не знаю, было ощущение, что парень второе слово совершенно не хотел произносить. – А как там моя жена?



- Анечке всю ночь было плохо, она стонала и дергалась. Но, если честно, мне кажется, что она симулировала, стоны были на октаву глуше и какими-то не слишком болезненными… Кирочка два часа назад повезла ее домой. Мы к вам уже приходили, но вас не было! – Татьяна Федоровна обвиняюще уставилась на внука.



- Мы это… гуляли! – глаза Сергея забегали, а на щеках появился румянец.



- Где? – да какая вам, извините, к чертям, разница, Мария Ивановна?!



- В парке, - продолжил Серый.



- Кто кому нагулял? – подала голос Татьяна Федоровна, лукаво сверкнув глазами.



- В смысле? – не понял я.



- Ну, мой внук сейчас стоит и краснеет, ты явно пытаешься от нас избавиться. Вы уже стали любовниками?



- Ба?! – на эту реплику смог прореагировать только Серега, я же пытался вспомнить, обещали ли сегодня магнитные бури, и не сбегали ли в последнее время пациенты из дурдома?



- Что, ба? Я уже двадцать пять лет ба! И прекрасно могу различить, кто и к кому неравнодушен. Думаешь, я не видела, какими глазами ты смотрел на Артема, когда приводил его ко мне в гости? – невольно сжимаю кулаки и зубы. Он еще и с родственниками этого ублюдка знакомил? – Но затем ты резко решил жениться на Кире. На свадьбе я видела, что невеста больше внимания уделяла расстроенной подруге, чем хмурому жениху! И уж стоны наслаждения я могу отличить от стонов боли!



- Почему? – Серега привалился боком к стене, в ужасе глядя на старушку.



Татьяна Федоровна покраснела!



- Ну… твой дед, бывало, тоже мог…



- Да я спрашиваю, почему ты мне ничего не говорила про то, что знаешь?



- А зачем? Если ты сам не хотел, зачем я буду лезть?



- А сейчас тогда зачем полезли? – не выдержал я, подходя к Сереге. Хотелось прижать его к себе, провести рукой по волосам, утешить.



- Понимаешь, моя подруга сказала, что если всегда все пускать на самотек, течка станет бесконтрольной! – поперхнулся. А Серега, вообще, стал биться головой о стену. – Я же вижу, что Сережа несчастен. – Тут она угрожающе направляет на меня палец. – Любишь его?!



Вздрагиваю, непроизвольно киваю головой, соглашаясь. Повисла мертвая тишина. Это было неожиданно не только для самого меня, но и для остальных в моем коридоре.



- Эм… ну, мы, пожалуй, пойдем, - Мария Ивановна хватает ошарашенную Татьяну Федоровну под локоть и тянет к выходу.



Рядом со мной начал икать Серега.



- Сахар забыли… - в закрытую дверь проговорил я, поворачиваясь лицом к кухне. Смотреть на парня было очень неудобно. Какого хрена я согласился с этим вопросом? Что на меня нашло?



Мордочка Пупса на секунду выглянула из дверного проема, такса убедился, что нас осталось только двое, радостно взвизгнул, были бы руки – перекрестился бы, и снова скрылся на кухне.



- Никит, ик, у меня, кажется, галлюцинации начались.



Сначала хмыкнул, затем меня согнуло пополам от смеха. Обхватываю живот руками, из глаз брызнули слезы.



Резкий толчок. Спиной упираюсь в стену, плечи оказываются в тисках Серегиных пальцев, а лицо парня было очень близко к моему. Сглатываю, не делая попыток отстраниться. Блондин переводит взгляд на мои губы, облизывается и через секунду накрывает их своими. А я… я отвечаю…

Глава 12

POV Сергей




Осторожно отстраняюсь, чтобы перевести дыхание и взглянуть на Никиту. Тот тяжело дышит, но молчит.



- Ну… как? – интересуюсь, отступая от него на шаг.



- Ты меня поцеловал, - хрипло выдыхает Никита.



- Это я, как бы, сам знаю. Я спрашиваю, как?



- Губами…



- Идиот, тебе понравилось? – начинаю раздражаться. Я тут, понимаешь ли, боюсь, делаю первый шаг, а он?!



- Понравилось… А зачем ты это сделал? – Никита отстраняется от стены, внимательно меня рассматривая и облизывая губы.



- Блять! Да чтоб солнышко встало! – чуть ли не кричу, сжимая кулаки. Еще один дурацкий вопрос, и я его в капусту нашинкую… Затем щи сварю, будет чем Пупса кормить!



- У меня встало…



- Солнышко? – моя очередь тупить.



- Сереж, ты же сказал, что не будешь приставать. Нет, ты не подумай, я совершенно не против, частями даже «за», но…



- «Но»?..



- Я, кажется, тебя хочу! – Никита сокращает расстояние между нами, становясь вплотную. Сердце пускается вскачь, разгоняя кровь активнее, почки поджались, ожидая продолжения, попа почувствовала неприятности, нервно сжимаясь. Да у меня весь организм решил перестроиться, даже душа постаралась найти новое место жительства, мигрируя куда-то в коленку!



- Эм, давно? – глупее вопроса нельзя было и придумать!



- Ну, минуты две, кажется…



Резко опускаю руку вниз, сжимая достоинство Никиты. А там все было очень даже впечатляющим!



- Хаа, - дернулся парень, но моя рука была проворнее. Почувствовав, что добыча решила самоустраниться, обхватываю другой рукой талию Никиты, не давая ступить и шага. Если очень захочет, сможет вырваться. Но он не захотел…



- Я тоже тебя хочу, - произношу почти в губы парня, поднявшись на цыпочки.



- Но я не гей!



- Я в курсе…



- У меня стоит!



- Я чувствую, - провожу ладонью по твердой плоти, срывая с губ Никиты тихий стон.



- Ты меня изнасилуешь?



- Ну, если ты хорошо попросишь, - кончики моих губ подрагивают, грозя через секунду расплыться в улыбке.



- А это больно? – Никита, наконец-то, проявляет инициативу. Он отстраняет мою руку, сам обхватывая мою талию. Кладу руку на плечо парня.



- Никит, для меня нет. Ты серьезно думаешь, что я мечтаю тебя трахнуть?



- А что, нет?



- Нет, я предпочитаю позицию «снизу». Пассив, так сказать, - улыбаюсь, глядя в глаза парня.



- А ты что, не девственник? – а сколько возмущения в голосе.



- А ты?



Никита смущенно кашлянул, отводя взгляд. Тяжело вздыхаю, решив взять инициативу в свои руки, а то мы так до третьей мировой не раскачаемся!



- Никита, а пойдем в спальню? – смотрю на такие соблазнительные губы. Собственный член уже полностью встал, требуя внимания. И я его понимаю! Столько времени без секса!



- А чем мы там займемся? – в голосе Никиты слышатся игривые нотки. Напряжение отпускает.



- Будем от Пупса прятаться! – смеюсь я.



- Гав? – возмущенно из-под ног.



Опускаю голову. Такса перебирает лапками, смотря на дверь в спальню, точно готовясь немедленно рвануть в указанном направлении и изучить все места, где мы можем от него укрыться. Благо, закрытая дверь его немного смущает.



Никита подходит к спальне и распахивает дверь. Пупс пулей влетает в комнату, заметавшись между шкафом и кроватью! Не успеваю возмутиться, как парень резко захлопывает дверь, хватает меня за руку и тянет в ванную.



- Будем мыться? – уточняю я, шустро перебирая ногами.



- И не только!



За спиной слышится вой обманутой в лучших чувствах собаки, затем скулеж. Хихикаю, представляя, как такса будет мстить Никите.



Парень включает воду в душе и поворачивается ко мне.



- Раздевайся!



- Чувствую себя пациентом у уролога, - хмыкаю я, стягивая с себя джемпер. Вжикаю молнией на джинсах, спуская их вниз. Остаюсь в белье и носках.



- А дальше? – совсем тихо интересуется Никита, не сводя взгляда с моих трусов. И что интересного он там увидел? Обычные боксеры с нарисованным Микки Маусом!



- Только после тебя! – категорично заявляю я, переминаясь с ноги на ногу. Чувствую себя не очень уютно.



Никита нервно сглатывает, но раздевается. На нем даже трусов не остается! Вставший член гордо топорщится, но парень даже не делает попытки прикрыться.



Стягиваю носки. Медленно разгибаюсь, оттягивая резинку трусов. Щеки Никиты краснеют, в глазах появляется жадный блеск. Стриптизом наслаждаешься?



Медленно поворачиваюсь к парню спиной, немного нагибаюсь, стягивая вниз боксеры, в выгодном свете демонстрируя свою… спину!



Быстрые шаги сзади. Бедра обхватывают, тычась твердым членом между половинок.



- Эй, ты чего? – возмущаюсь я, дергаясь вперед. – А подготовить?



- Я готов! – Никита снова пытается пропихнуть в меня свою плоть, помогая себе рукой. Ну что за идиот?!



Скидываю его руки, оборачиваясь.



- Никита, сначала нужно принять душ!



Парень подхватывает меня на руки и ставит в кабинку, залезает сам, захлопывая дверцу. Берет мочалку, намыливает и начинает водить по моему животу, задевая член. Едва сдерживаю стоны, наблюдая за стараниями парня. Мне намылили живот, немного плоть и одну ногу!



- Все? – хрипло спрашивает Никита, поглаживая свой член.



Со вздохом отнимаю у него мочалку, полностью себя мою, затем его и кладу ее на полку. После этого тянусь к Никите и целую, пропихивая язык между губ. В голове шумит, тело требует проникновения, попа пока остается нейтральной стороной.



Никита проводит ладонью по моей груди, сжимает сосок, подушечкой большого пальца чуть надавливает. С губ срывается стон. Поцелуй становится жарким. Парень перехватывает у меня инициативу, вжимает спиной в стену, терзает рот. Одной рукой подхватывает мою ногу и закидывает ее себе на талию. Соскальзываю, так как поза очень неудобная и Никита это понимает.



- Теперь можно?..



Киваю, не в силах произнести и слова.



Меня резко поворачивают лицом к стене, упираюсь ладонями в плитку, на голову стекают теплые струи воды. А он знает, что нужно растянуть?



- Как мне тебя подготовить? – жаркий шепот на ухо. Прикусывает мочку, сразу же втягивая ее в рот. Выгибаюсь, ягодицами впечатываясь в каменный член Никиты. Рыкнув, парень сжимает мои бедра, толкаясь вперед.



- Пальцами, - выдыхаю, зажмуривая глаза.



- Туда?!



- Черт!!! – протягиваю руку к полке, беру гель для душа, выдавливаю на пальцы, завожу руку за спину и пропихиваю в себя один палец. Чуть подвигав им, добавляю второй, морщась от немного неприятного чувства.



- Я сам! – Никита отстраняет мою руку, и сам вводит в меня свой палец, чуть сгибая.



Когда пальца уже три, ощущаю разряд тока, простреливший мое тело. Вздрагиваю, насаживаясь на пальцы сильнее.



- Серег, я больше не могу…



Киваю, шире расставляя ноги. Пальцы исчезают, оставляя внутри тянущую пустоту. Никита проталкивает внутрь головку, двигает бедрами, входя наполовину. Шиплю сквозь зубы от несильной боли.



- Узко… горячо…



Прикусываю губу, чтобы не закричать, когда Никита одним толчком заполняет меня полностью, начиная двигаться. Опускаю руку, чтобы уделить внимание чуть обмякшему члену. Боль сменяется приятной истомой, когда парень неосознанно меняет угол проникновения. Сильнее вожу по члену, подаваясь бедрами к Никите.



Шею покрывают поцелуями, спускаясь к лопаткам, в голове вакуум, хочется более резких толчков. И Никита исполняет мое желание! Теперь уже меня почти впечатывают в стену, долбя без перерыва. Чувствую, как приближается разрядка, член в руке пульсирует, и сперма выплескивается на стенку.



Практически сползаю, но руки Никиты не позволяют мне этого, продолжая сжимать бедра. Несколько толчков, и парень с хриплым рыком кончает у меня внутри, наваливаясь на спину.



Сползаем вниз оба.



Ловлю воздух и струи воды ртом, чем там занимается Никита, даже не знаю.



- Это было потрясающе! – выдает это чудо.



- Спасибо, - хмыкаю я. – Рад, что тебе понравилось!



- Издеваешься? – Никита обхватывает мой живот руками и прижимает меня к себе.



- Ни капельки. Ты был великолепен!



- Издеваешься, – уже утвердительно говорит Никита, помогая мне встать.



- Никит, я хочу поесть!



- А я скоро снова тебя захочу, - парень открывает дверцу, выходя из душевой кабинки.



- Когда это будет?! – закатываю глаза, делая шаг вперед. Пятая точка ноет, но вполне терпимо.



- Ну, минут через десять, - смеется Никита, подхватывая меня на руки.



- Ты чего? Опусти немедленно! Во-первых – второго раза сегодня не будет! – Никита непонимающе смотрит на меня. – А во-вторых – даже за десять минут можно приготовить бутерброды с чаем.



- Почему не будет? – и не надо на меня обижаться! У меня попа болит…



- Никит, а ты уверен, что не гей?



- Уверен! Я би!



Хмурю брови. Неприятное чувство сосет под ложечкой. Это что, он мне намекает, что будет встречаться и с бабами? А вот хрен ему!



- Нет, Никита, ты гей!



- Это еще почему?



- Если еще раз посмотришь хоть на одну женщину, станешь кастратом!



Никита непонимающе смотрит на меня, опускает на пол и отходит на шаг.



- Это что еще за заявочки? Ты мне что, муж?



В душе поднимается волна гнева. Трахнул меня и считает, что я буду просто очередной подстилкой? Ненавижу!



В горле мгновенно пересыхает. Обхожу Никиту, беру полотенце и тщательно вытираюсь.



- Серег, ты что, обиделся?



Отрицательно качаю головой и натягиваю трусы.



- Эй, что я такого сказал? – Никита хватает меня за руку. Отстраняюсь, с трудом надеваю джинсы, подхватываю джемпер и выхожу из ванной.



Такого разочарования я еще никогда не испытывал!

Глава 13

POV Никита




Когда Сергей вышел из ванной, я не стал его догонять. Как-то странно все вышло. Нет, секс был потрясающий, никогда не думал, что с парнем так… приятно, что ли. Блин, да я даже представить себе не мог, что буду мужика трахать!



А он? Руку и сердце сразу захотел. С ума сошел? А как же семья, дети? Хотя о детях я никогда не задумывался, да и страшит меня вся эта картина: «папа, купи мне мотоцикл!», «отец, дай денег на выпивку», «батяня, моя краля залетела, нужны бабки на аборт, или, на худой конец, отправь меня заграницу на ПМЖ!»



Брр… Нет, это точно не для меня. Подумаешь, не понравилось ему, что сразу не признался в любви, ему что, весь мой ливер потребовался?



Возмущенно бурча себе под нос различные ругательства, обернулся полотенцем и вышел из ванной. В квартире была тишина. На всякий случай заглянул на кухню, затем в холодильник, под мойку (а вдруг он прячется?), но Сереги не нашел. Ну и фиг с ним! Появится, тогда и поговорим как мужчины.



Приняв это важное для себя решение, успокоился, но неприятный червячок сомнения точил изнутри, нашептывая: «в чем-то ты неправ! Серега к тебе со всей душой, отдал самое дорогое, а ты так его обломал! Нужно было как-то помягче…». Ага, кинуться покупать золотое кольцо с надписью «твой навеки» и тащить его в ЗАГС? Чушь какая!



Ладно, пойду спать, утро вечера мудренее. Открываю дверь в спальню и захожу. На периферии сознания мелькает мысль, что что-то я забыл, но тут же исчезает при виде кровати. Спать!



Заваливаюсь и мгновенно засыпаю.




***




Утро начинается необычно. Подо мной кто-то чавкал! Подскакиваю на постели, нервно оглядываясь. Вокруг царил хаос! Вещи разбросаны по всему полу в шахматном порядке: белое, затем черное, а сверху носок! Это что? У меня барабашка завелся? Потираю глаза, вновь уставившись на эту картину. Ничего не изменилось.



Под кроватью затихли. Подбираюсь к краю и смотрю вниз. Два носка лежат друг на друге, имитируя крест, а рядом красный отпечаток лапы! Кровь, что ли? Спускаю ноги и ковыряю это произведение искусства пальцем. Затем подношу руку к носу и принюхиваюсь. Кетчуп!



Дверь в спальню приоткрыта, становится не по себе. Опускаюсь на четвереньки и заглядываю под кровать. На меня оттуда угрожающе уставились две светящиеся точки.



- Мама! – вскрикнул я, падая на задницу.



Глаза погасли, и появился красный Пупс! Вся шерсть вымазана в кетчупе, на морде самодовольное выражение, в пасти пожеванный тапок… Владислава…



- Пупс, ты чего?



Собака выплюнула тапок и гордо удалилась из спальни. Иду за ним, оценивая ущерб: журналы в зале порваны, подушка с дивана выпотрошена… У Влада была коллекция стеклянных статуэток, пусть земля ей будет пухом… На кухню боюсь заходить!



- Пупс, скотина такая, ты как умудрился втихаря провести такие разрушения?! Тебя к врагам не пускали вести подрывную деятельность? Ты куда кетчуп дел, сволочь?!



С кухни послышался ехидный смех. Вот же, мститель пониженной волосатости!



Захожу на кухню и столбенею: она чистая! Такса сидит под столом и вылизывается.



Вздыхаю и беру тряпку. На уборку потребовалось несколько часов, заодно и пыль везде протер. Надеваю домашние брюки и серую футболку. Возвращаюсь.



Пупса нет, а пол весь красный!



- Пупс, таксочка моя маложивущая, появись, самоубийца будущий, сосиску дам, отравленную…



Собака не подавала признаков жизни! Пришлось мыть полы и на кухне, не прекращая поливать матом всех родственников этой меховой подушки, начиная с Сергея!



К обеду окончательно вымотался, а мне еще реферат писать!



Иду в спальню, а там очередная катастрофа: вещи снова разбросаны и политы кетчупом, пустой пакет от которого, тщательно выдавленный, валяется на кровати!



- А ну, иди сюда, партизан-смертник! – ору я, падая на колени и заглядывая под кровать. Никого нет. Тщательно исследую всю квартиру. Пупс нашелся в ванной, усиленно отгрызающий пряжку с ремня моих джинсов!



Подхватываю взвизгнувшую собаку и решительно выхожу из квартиры. Спускаюсь по лестнице и стучу в квартиру Сереги. Тишина. Барабаню ногой.



Такса изображает предсмертные судороги, основательно вытирая лапы об мою футболку, не забывая закатывать глаза и хрипеть.



- Никита, ты принес Пупса?! Спасибо, я как раз за ним шла, - слышу голос Татьяны Федоровны за спиной.



- Где Серега? - шиплю я, поворачиваясь к старушке и тряся таксой перед ее носом.



- Он с Олежеком с утра куда-то ушел. Был такой довольный… - Пупса отобрали и развернулись к лестнице.



Скрипнул зубами. Это куда это он с этим гориллой направился? Да еще и довольный!



Стучу в квартиру Влада. Но и здесь мне не открыли!



В общем, возвращаюсь к себе и снова принимаюсь за уборку. Но все мысли возвращаются к Сереге. Да что он себе позволяет! Только вчера стонал подо мной, а сегодня уже с другим развлекается?!



Вымотавшись за день, к вечеру сел за реферат. Такой ерунды понапечатал…




***




В институте мысли о парне стали навязчивой идеей. Да что, мать его, происходит?



На большой перемене подкатываю к Аленке, известной бляди, и предлагаю прогуляться до подсобки. Та с радостью соглашается.



Сразу же заваливаю ее на стол, задираю коротенькую юбку и смотрю на трусы в горошек. Член приподнимается, что не может не радовать. Расстегиваю молнию на брюках, тут же доставая напряженную плоть. Из кармана вынимаю квадратик с презервативом. Странно, а с Серегой о защите даже не подумал!



Раскатываю латекс по члену и притягиваю девушку ближе к себе.



- Ах, - заорала она.



Дергаюсь от неожиданности.



- Ты чего?



- Так, хорошо же, - стонет она.



С удивлением рассматриваю обстановку: ведра со швабрами, паутина по углам, деревянный стол, на котором, раскинув ноги, лежит Аленка, воздух затхлый…



Чуть приподнимаю задницу девушки и приспускаю трусы, уставившись на разработанный анус. Все желание мигом спадает.



- Да, мой тигр, трахни меня, я вся теку, - стонет эта блядь, мечась по пыльному столу.



- Обмочилась, что ли? – не выдерживаю и отступаю. Ноги Алены безвольно опускаются вниз, а глаза в удивлении распахиваются.



- Ты чего? – спрашивает она, вставая со стола.



- Передумал!



- Хочешь, отсосу?



- Да пошла ты!



Разворачиваюсь и ухожу.




***




Всю неделю пытался застать Серегу дома. Несколько раз мне открывала Кира и сухо сообщала, что мужа нет, ушел, не знает, когда вернется!



Я стал завсегдатаем квартиры Влада. Внимательно наблюдал за Олегом, даже порывался ходить с ним на работу…



Брат удивленно на меня косился, стараясь быть ближе к своему парню и грозя мне кулаком. Как-то остались мы с Олегом вдвоем на кухне, Влад копался в ванной, а мы пили чай.



- Куда вы с Серегой в воскресенье ходили? – не выдержал я.



- А что? – глаза Олега прищурились.



- У тебя Влад есть! – рычу я.



- Я, как бы, в курсе, - улыбается этот козел.



- Серегу не тронь!



- А чего ты так разволновался? Понравился мальчик? Гомофоб ты наш доморощенный.



Вскакиваю со стула, сжимая кулаки. Тут появляется брат и оттаскивает меня от смеющегося Олега.



- Да что, блять, происходит? – орет он, зажимая мои руки по бокам.



- Олег подкатывает к Сереге, - сообщаю я, немного успокаиваясь.



Влад переводит удивленный взгляд на своего парня.



- Радость моя, он просто ревнует! – спокойно говорит Олег, ставя чашку на стол.



- Я не ревную!



- Никита, иди домой, я сам с мужем разберусь, - как слабоумного, выпроваживает меня брат.



- Мужем? – удивляюсь.



- Будущим!



Олег так же ошарашено смотрит на Влада.



Ухожу к себе и в одиночку напиваюсь. Не знаю, что происходит, но ситуация мне очень не нравится.



Последней каплей становится разговор двух бабок.



В субботу возвращаюсь вечером от друга и прохожу рядом с кустами, листья на которых пожелтели и местами осыпались. Ветер сдувает нещадно, забираясь под свитер. На душе мерзко. Вдруг резко останавливаюсь, слыша знакомое имя.



- А Сереженька молодец! Я давно знала, что они с Артемом будут вместе. Такая любовь… - громко шепчет Татьяна Федоровна. – Они сегодня в ресторан пошли! Артемка пригласил. Такой букет ему подарил… Розы, красные… Может, и предложение ему сделает?



- Да ты что? – голос Марии Ивановны. – А как же Никитушка?



- Пройденный этап. Моему мальчику нужны серьезные отношения, а этот? Вертихвост и шалопай! Правильно его Сереженька отшил! Возможно, Никита импотент! Или у него очень маленький…



Дослушивать не стал. В голову ударила кровь, злость накрыла волной.



Пройденный этап? Импотент? С Артемом в ресторан решил сходить?



Взбегаю вверх по лестнице, забыв, что в доме есть лифт и решительно барабаню в дверь. Ответом мне был лай Пупса, в котором явно слышалось: «Свали, лошара, ты в пролете!»



Ничего, я обязательно дождусь этого изменника! И докажу, что он только мой! Да! И никакие Артемы мне не помешают. Если не захочет слушать, вобью эту истину в него… членом!



Поворачиваюсь к двери спиной и сползаю по ней на корточки, обхватывая колени руками. Сколько пришлось ждать, даже не понял, задремал…



Сквозь сон слышу, как двери лифта разъезжаются. Тут же приподнимаюсь, морщась от покалывания в ногах. Появляется Сергей. На лице удивленное выражение, в руках букет роз… красных!



- И где ты был, дорогой? – ядовито спрашиваю я.



- Бегал!

Глава 14

POV Сергей




Только когда заперся у себя в квартире, понял, что забыл Пупса. Ничего, этот пройдоха не даст себя в обиду, еще и дополнительный завтрак затребует!



Какой же я дурак! А впрочем, чего я хотел? Любви до гроба? Пылких признаний в неравнодушии, падения на колени с последующим дарением кольца? Ему плевать на чувства другого человека. Получил свое - теперь успокоится. А как мне теперь быть? Сделать вид, что ничего не случилось, улыбаться и продолжать спокойно жить? Боюсь, не получится…



Главное - не наломать дров! Странно, когда Артем поступил со мной похожим образом, было не так обидно. Разочарование, непонимание ситуации, смущение, это да, но не такая пожирающая боль изнутри, словно скручивающая пружина, давит на сердце, грозя разорвать его в клочья. Неужели я влюбился?..



Нет, нет, нет! Только не сейчас, только не в него, только не в натурала… Хотя, стойте, какой к черту, натурал?! Он трахнул меня! Парня! Или со спины какая в жопу разница?



Бью кулаком в дверь, прислонившись к ней горячим лбом. Что ж, придется засунуть свои чувства глубоко внутрь и доставать только по праздникам, вернее, ночью…



Плетусь в зал. Ого, а они все убрали, и наличия чужого присутствия не наблюдается. Замечательно! Быстро преодолеваю оставшиеся метры до спальни и падаю на кровать.



Сон не приходит. Проворочавшись с боку на бок в течение двух часов, иду на кухню и ставлю чайник. Нужно успокоиться. Никита никогда ничего мне не обещал, на секс я добровольно согласился, сам подставился! Чего теперь жалеть себя? Жизнь продолжается!



Но глубоко внутри червячок сомнения подтачивал взведенные нервы, нашептывая: «Он же сказал, что ты его парень. Он дрался с Артемом. Он пихал в тебя пальцы! И не только пальцы…»



Выпив чай и вернувшись в спальню, аккуратно разделся и нырнул под одеяло. Я подумаю об этом завтра…



Утро началось со стука в дверь. Поднимаю чугунную голову с подушки, но тут же со стоном падаю обратно. Я что, вчера пил?



Стук повторился.



Тяжело вздохнув и натянув на себя домашние брюки, плетусь открывать. На пороге стоит счастливая бабушка с пирогами в глубокой тарелке. Внимательно осмотрев мою помятую тушку, она прищурила глаза.



- Ты один? – ба оттеснила меня в коридор и прошла следом.



- Пупс рано уснул у Никиты, мы не стали его тревожить, - стараюсь изобразить счастливую улыбку, но глаза, скорее всего, меня выдают.



- Он тебе что-то сделал? – Татьяна Федоровна ставит тарелку на тумбочку и скрещивает руки на впалой груди.



- Нет, на редкость милейшая такса, - хмыкаю я, идя в сторону кухни. – Чай будешь?



- Я про Никиту! – возмущенно мне в след.



- А что с ним? Когда мы вчера разошлись, он спокойно готовился ко сну, - ставлю чайник и поворачиваюсь к старушке.



Та уже расположилась за столом, поставив пироги на середину.



- Понятно… - стук ее пальцев по деревянной поверхности немного напряг. – Одевайся!



- Зачем? Сегодня воскресенье, могу спокойно поваляться в кровати, считая мух.



- К Машеньке пойдем. Совет держать будем! – бабушка поднялась из-за стола, поправляя краешек халата.



- Ты теперь что, жить у нее будешь? – искренне смеюсь. Тяжелые мысли отступают на задний план, настроение немного улучшается. Действительно, с какой стати я так переживаю? Меня кинули не в первый раз, Артем даже вернуться захотел… Кстати, а с чего вдруг? Может?..



Нет! Этот человек пройденный этап, даже если я стану с ним встречаться, доверия больше не будет. Не хочу снова разочароваться!



Как говорит моя верная старушка? «Возьми кружку, выпей яда, полегчало? Нет? Ну, и не надо! Скоро уже все равно будет…» Милая у меня бабушка, люблю ее.



Меня тянут за руку в сторону спальни, запихивают в комнату и захлопывают дверь.



- Одевайся красивее, ты у меня самый лучший мальчик на свете, - из-за двери.



- Я не мальчик, - бурчу под нос, зарываясь в шкаф.



- Был бы девочкой, проблем было бы меньше, - ехидный голос Татьяны Федоровны.



Отменный слух!



Надев синие джинсы и белую водолазку, выхожу на оценку.



- Прелесть! А Никита твой идиот, такой шанс профукал. Ничего, он еще пососет Пупсову косточку, да мы подумаем, прощать или нет!



- Пупс не простит…



- И не надо! Сереженька, а может, тебе язык проколоть или ухо? Тату на животик не хочешь?



- А зачем мне нательная живопись? – не понял я.



- Да так… Ладно, пошли. Курточку захвати.



- Ба, у Марь Ивановны снова потоп? Тогда, может, лучше зонт? – смеюсь, но требование выполняю.



Выходим из квартиры, тут же сталкиваясь с Олегом и Владом.



- Мальчики, вы уже собрались? – голос бабушки по приторности сравним только с патокой. – Просила же подождать!



- Татьяна Федоровна, мы и собирались это делать у порога, - виновато отвечает Олег. – Кстати, мы не совсем поняли, а чего ждать-то?



Меня подпихивают под зад в сторону соседа.



- Вот! Он с вами поедет.



Куда? А как же поход по старушкам? Чего она снова задумала?



Олег оглядел меня с ног до головы, задержавшись на плотно сжатых губах и удивленных глазах. Хмыкнул.



- Сереж, я собираюсь Влада завести к отцу, а сам ненадолго на работу заеду. Там проблемы с одним договором. Поможешь разобраться?



- В воскресенье?



- Знаешь, поставщикам плевать на дни недели, но если не хочешь, оставайся…



- Я ему останусь! Сереж, прогуляйся с мальчиками, они тебя плохому не научат! – бабушка стала спускаться по лестнице.



- Но Пупс?..



- Я о нем позабочусь!



И что оставалось делать? Правильно, дождавшись лифта, спускаюсь с соседями вниз.



- Сереж, а что у вас с Никитой? – Влад снимает сигнализацию с Mazda и садится на место водителя. – Хорошая машина, только Олег не хочет ее принимать в качестве подарка. Говорит, сам на свою заработает!



- У вас раздельный бюджет? – а заднее сидение очень комфортное. – Ничего у меня с ним нет.



Влад хихикнул и, дождавшись, когда Олег займет соседнее сидение, завел мотор.



- Бюджет общий, только муж у нас он! До-быт-чик! – Олег злобно зыркнул на ухмыляющегося парня. - Сереж, он никогда не рассматривал парней, как объект влечения. А к тебе он неровно дышит. Даже я это недавно заметил.



- Влад, хватит! Не хочу о нем говорить, - рыкнул я, отворачиваясь к окну.



- Даже так… Ясно, что ж, поживем-увидим!



День прошел очень весело. Оставив Влада у очень красивого дома, поехали с Олегом к нему на работу. Полистав договор, нашел уйму нестыковок, указал на них соседу, выпил море кофе, получил приглашение на работу от мужчины, обещал подумать.



А Олег очень интересный собеседник, только я уже не рассматривал его как возможного партнера. Видел, какими глазами он смотрит на Влада. Как бы мне хотелось, чтобы и Никита смотрел на меня так же… Усилием воли отогнал все мысли об этом человеке и постарался искренне улыбаться.



- Сереж, Никита очень тяжелый человек, он и наши отношения долго не принимал, - вздохнул Олег, заводя машину, чтобы ехать за Владом. День клонился к закату, погода испортилась, ветер нещадно склонял деревья, грозя оборвать все листья. – Он неравнодушен к тебе. Дай ему время.



- Олег, а тебе это зачем надо? – пристегиваюсь, смотря ему в глаза.



- Да мне незачем. Просто его кислая рожа в нашей квартире изрядно достала. Влад расстраивается…



- Он натурал, у него будет семья, дети, жена…



- Знаешь, я раньше тоже так думал. Набил бы морду тому, кто хотя бы предположил, что я буду с парнем. А сейчас? Мне никто, кроме Влада, не нужен - все сделаю, чтобы он был со мной счастлив!



- Могу только позавидовать… А с чего ты решил, что я и Никита...



- Татьяна Федоровна утром сообщила, что вы парочка. Кстати, никогда бы не подумал! А как же Кира?



- У нее своя жизнь. Мы просто партнеры!



- Понятно. Что ж, удачи. Надеюсь, Никита не слишком тебя разочаровал?



- В чем? – поворачиваю голову, ища в глазах Олега пояснения.



Но мужчина лишь рассмеялся, отъезжая со стоянки.




***




Всю неделю старался реже находиться дома. Даже несколько раз зависал с сотрудниками по работе в клубах. Кира заметила, что со мной что-то случилось, но я отмалчивался на ее вопросы. Она сообщала, что Никита заходил, но я отгораживался, продолжая отмалчиваться. Пупс вел себя очень тихо: не портил мебель, не грыз обувь, не пачкал белье…



- Мальчик, ты не заболел? – интересовался у таксы, поглаживая его по спине. Ответом было довольное урчание и блаженный прищур глаз. Это пугало!



Что Никита от меня хочет? Дружить? Не получится. Мне мало этого, я хочу его тело, его душу… Черт, я его хочу!



Пятница. Получив зарплату «в конверте» от Марьки, выхожу из мастерской. Сегодня принял решение, что увольняюсь и ухожу работать к Олегу.



Рядом слышу сигнал машины. Поворачиваю голову и роняю челюсть. Артем!



Красная машина, «друг» в красном свитере, красные розы…



На ватных ногах приближаюсь к десятке. Артем протягивает мне этот веник.



- Что это? – считаю количество цветков. Пятнадцать!



- Ну, как бы… Тебе не нравится? – парень подобострастно заглядывает мне в глаза, что-то ища… Прости, но я не могу понять, что именно… На всякий случай изображаю вдохновение, впихивая букет обратно в руки «друга».



- Нравится, только для кого они?



- Тебе! Татьяна Федоровна сказала, что это твой любимый цвет! – Артем показал удачную работу своего стоматолога, и розы снова оказались у меня в руках.



- Ты когда ее видел? – что-то не нравятся мне эти инновации.



- Утром. Я каждый день гуляю в том парке… Надеюсь тебя увидеть…



- Зачем? – пытаюсь сбагрить букет, приближаясь вплотную к Артему. Он что, думает, что этот веник, предел моих мечтаний?



- Сереж, я люблю тебя! – шок – наше все!



- Эээ… Артем, я не совсем понимаю…



Меня притягивают за талию, но между нами букет! Артем морщится, когда шипы впиваются ему в руку, но не отстраняется. Уважаю…



- А этот парень… Он, правда, твой? – «друг» сжимает руки, когда я пытаюсь отстраниться.



- Не то, чтобы… Артем, что ты хочешь, чтобы я ответил?



- Будь со мной! Я все сделаю для тебя. Твои глаза меня пленили, твои губы, как лепестки роз…



По мере перечисления мой рот мало походил на эти самые лепестки, скорее, на пасть рыбы, выброшенной на берег…



- Артем, - вырываюсь из его рук. – Ты где этого понабрался?



- Но твоя бабушка…



Стало понятно, откуда ветер дует! Татьяна Федоровна, я вам это припомню!



- Текст сам придумал?



- Какой? – невинный голос, но бегающие зрачки тебя выдали!



- Что следующим в твоей программе? – хмыкаю я.


- Ресторан! – а сколько гордости в словах.



- Поехали, - быстро соглашаюсь я, наблюдая за заинтересованными взглядами своих сотрудников, выходящих из мастерской.



Не скажу, что вечер был неудачным… Только все его прикосновения, намеки и незавуалированные предложения продолжить вечер у него… Особенно сильно он стал настаивать, когда пролил бокал с красным вином мне на рубашку. Посыпаю солью пятно на животе, матеря этого неуклюжего бегемота по матушке. Да простит меня эта милейшая женщина…



- Артем, мне домой пора, там Пупс не кормлен, да и жена…



- Ты женат?! – откуда столько возмущения?



- Кира, помнишь ее? – промокаю салфеткой губы, рукой подзывая официанта, чтобы принес счет.



- Она же, эта, лесбиянка? – Артем непонимающе смотрит на меня.



- Откуда сведения?



- Видел ее с девушкой.



- Подругой?



- Подругу так не целуют! А тот парень… Никита, у тебя с ним серьезно?



- Между нами все кончено! – слова дались с болью. Не стал добавлять, что и не начиналось. - Нам принесли счет. – Пополам?



- Обижаешь! Я все оплачу, - Артем кладет деньги, поднимаясь.



Пожимаю плечами, не я же его приглашал. Странно, но сейчас я понимаю, что Артем мне не пара. Замечаю множество его недостатков: нос слишком длинный, глаза недостаточно яркие, да и на Никиту не похож…



Подъезжаем к моему дому. Букет снова оказывается у меня в руках. Морщусь, замечая, что лепестки начали вянуть. И не важно, что розы провели на заднем сидении несколько часов, сам факт!



Быстро выхожу из машины.



- Артем, счастливо, - стараюсь быть вежливым.



- Подожди!



Парень выходит из машины и приближается ко мне. А у меня в голове только мысль «Куда спрятать эти цветы, чтобы никто не увидел?» Он бы еще с тортом приперся… Хотя, от сладкого бы я не отказался.



Стоим, смотрим в глаза друг друга. Неужели поцелует?



Ага, голова наклоняется, глаза прикрываются, губы вытягиваются в трубочку… А у него морщинки на лбу… И прыщик на носу… Ой, а выражение лица какое воодушевленное, сейчас бы плакат нарисовать «за Родину!» Странно, почему пробивает на хи-хи? Так, думаем о вечном… Черт, интернет не оплатил…



Ощущаю касание чужих губ на своих. Нежное, неуверенное и все мысли ненадолго покидают голову. Приятно, но… все равно, не то!



Когда давление усиливается, и чужой язык пытается пробить сопротивление моих зубов (те держат оборону, даже моего приказа не слушают…) осторожно отстраняюсь.



- Пока, - усилием воли удерживаю руку, чтобы не вытереть губы.



- Завтра увидимся? На аттракционы сходим…



- А ты мне мороженое со сладкой ватой купишь? – пытаюсь хохмить. Сердце бьется чаще, кровь увеличивает скорость потока на ¾ километра в час.



- Конечно, еще и зайца тебе выиграю! – улыбается Артем, облизывая губы.



- Ну, если зайца, то я подумаю…



Даже засмотрелся. Неосознанно тянусь навстречу, но резко останавливаюсь. Парень правильно расценивает мое движение и понимающе хмыкает. Урод! Все очарование момента спадает.



Разворачиваюсь и спешу к подъезду. Лифт еле поднимается, а я рассматриваю цветы. Если отдам их Пупсу, он их съест? А что, вдруг в его организме именно красных роз не хватает?



- И где ты был, дорогой? – голос Никиты, устроившегося у моей двери, сшибает почище таракана дихлофосом. Хочется спрятать голову в панцирь, как жалко, что я не черепашка…



- Бегал, - вспоминаю старый прикол, зачем-то прикрываясь букетом.



- Один? – это что за допрос? От возмущения взмахиваю букетом. – Откуда пятно? – взгляд Никиты рентгеном прошелся по животу.



- Ну, прости, мой спутник не носит по гостям с собой стиральный порошок, да и «Ласка» от выцветания внезапно закончилась… - что я несу?



- Спутник?! – так, либо он голоден и букетик Пупсу не достанется, либо мне пора в космос… Если не ошибаюсь, какая-то орбитальная станция освободила местечко!


Глава 15

POV Никита




- Спутник?! – единственное слово, а подействовало, как красная тряпка на быка. Раздуваю ноздри, а ноги сами медленно движутся в сторону вздрогнувшего Сергея.



Ага! Если так волнуешься, значит, ощущаешь свою вину! Только от осознания этого легче не становится. Еще и эти красные розы…



- А цветы по дороге на клумбе сорвал? – подхожу почти вплотную, втягивая носом воздух. И что я хотел унюхать? Запах секса? - Та-ак, а чего губы такие припухшие? – немного отстраняю букет, уколовшись.



- Да совсем припухли! Я им «не ешьте лепестки», а они совсем не слушаются, все жуют и жуют… - к окончанию фразы голос Сергея становится едва различим.



- Ты спал с Артемом? – не выдерживаю и притягиваю парня к себе за талию.



Сергей немного прифигел от моего вопроса и постарался отстраниться. Да разве ж я отпущу?! Теперь уже никогда! И никакие левые мужики не встанут на моем пути! Да и правым дорога заказана… на кладбище под сросшиеся березы!



- Спал, - утвердительно кивает Сергей, паскудно ухмыляясь. А у меня перехватывает дыхание. Зубы сводит, хочется размахнуться и ударить со всей силы в стену. Но лишь сильнее сцепляю руки на талии изменщика, вызывая болезненную гримасу на его лице. Терпи, мне сейчас в сто крат больнее…



- И… как? – выдавливаю, стараясь не рычать, но мне это плохо удается. Парень смотрит на розы в своей руке, о чем-то усиленно размышляя.



Резко вырываю букет из его руки, не обращая внимания на шипы, больно впивающиеся в мою ладонь и откидываю его в сторону, решив попозже на них потоптаться и скормить Артему!



- Какого хрена ты творишь? – шипит Сергей, стараясь извернуться в моих руках, чтобы поднять этот веник.



Впечатываю его в себя, кусая за мочку уха. Как же мне нравится ощущение его горячего тела в руках. Слышу учащенное сердцебиение, ни в чем не уступающее моему, тяжелое дыхание срывается с прикушенной губы.



- Только я буду дарить тебе цветы! – шепчу на ухо. – Хочешь, завалю корзинами? Только обещай, что больше не станешь трахаться с… ним!



Сергей замирает, медленно поворачивая голову в мою сторону. Жду, затаив дыхание.



- Знаешь, твоя угроза завалить меня плетеными изделиями – впечатлила! – шипит он, хмуря брови. – А цветами сверху присыплешь, чтобы далеко не ходить? И вообще, какого лысого ты мне указываешь, с кем спать, а с кем нет? Ты мне кто?! Брат? Отец? Может, совесть?!



- Не дай Бог! – буркнул я, немного отступая под его горящим взглядом. – Я твой… парень?



- Ты меня спрашиваешь? Один раз трахнул и теперь права качаешь?! Уйди с дороги! – Серега вырывается и подходит к двери, доставая ключи.



Не отказал себе в удовольствии и пнул букет. Парень резко оборачивается, возвращается и, наклонившись, двумя руками поднимает изрядно потрепанный веник. Залипаю на его заднице, обтянутой джинсами. Член мгновенно реагирует, кровь начинает закипать, а глаза наливаются кровью! И не спрашивайте, как я это узнал, красная пелена перед глазами – неоспоримый аргумент!



Мгновенно подлетаю и тяну букет в свою сторону. Схлопотал им по морде! Сука! Это я про Артема…



За спиной медленно открывается дверь, голос Влада:



- А мне вот цветов не дарят…



- Я тебе ромашку сорву, будешь гадать – любит, не любит! – рычит Олег, захлопывая дверь.



- Какие ромашки в начале ноября? – приглушенный голос брата и тишина…



- Тебе так дорог этот букет? – отступаю, стирая пальцем кровь с рассеченной брови. – Значит, и Артем тебе не безразличен?..



Сердце рвет на части от боли, в глазах подозрительно помутнело, кулаки сжались.



Сергей тяжело вздохнул, бросил под ноги уже окончательно полинявшие розы и прислонился к стене рядом с дверью.



- Я никогда не трахался с Артемом, - медленно проговорил он, наблюдая за появившейся любопытной мордой Пупса.



Такса обвел взглядом поле боя, укоризненно покачал головой, глядя мне в глаза (которые уже перестали чему-либо удивляться) и посеменил к осиротевшему венику. Принюхался, чихнул и ухватив зубами за бутон, потянул вниз по лестнице.



Провожаем собаку обалдевшими взглядами. Тот даже не обернулся, усиленно работая короткими лапами.



- Куда это он? – спрашиваю тихо.



- Может, к подружке? – неуверенный ответ.



- А что, нынче суки принимают ухаживания только после подарка в виде букета?



Сергей пожимает плечами и вновь смотрит на меня. И тут до меня доходит смысл его слов!



- Как не трахался? Ты же сам только что сказал, что спал с ним! – недоверие так и сочится из моих слов, но крохотный огонек надежды все же пробивается сквозь паутину скепсиса.



- Мы вместе учились, ходили на вечеринки, пьяные заваливались на горизонтальные поверхности и просто спали! Ничего более! – Сергей отлипает от стены и входит в квартиру.



Пару секунд переваривал полученную информацию. Улыбка растягивает губы, и дергаюсь в сторону предусмотрительно незапертой двери. Хватаю наклонившегося, чтобы разуться, Сергея за бедра и впечатываю себе в пах.



- Хочу тебя, - выдыхаю, потираясь об упругие половинки.



- Руки убрал! – рычит Сергей. – Если ты уж хочешь стать моим парнем, должен выполнить одно условие.



В удивлении отступаю, недоверчиво смотря на выпрямившегося парня.



- Прости, что?



- Ты уже знаком с моей бабушкой, а я хочу быть представлен твоим родителям! – Сергей оборачивается и сцепляет руки на груди.



Думает, что мне слабо? Ехидно ухмыляюсь, хватаю парня за руку и тяну к выходу.



- Эй, ты чего? – возмущается, но не сопротивляется.



- Едем знакомиться с родителями!



- Никит, я пошутил. Прости, глупо получилось, - цепляется рукой за косяк двери, тормозя ногами.



- А я нет!




***




Выходим во двор и замечаем Пупса, усиленно закапывающего задними лапами остатки роз под кустами в опавшую листву.



- Гербарий делает? – спрашивает Сергей.



Пожимаю плечами, подхватываю взвизгнувшую таксу под брюхо и ловлю такси.



Всю дорогу Сергей молчал, лишь усиленно сопел, выдавая свое возмущение моим самоуправством. А внутри меня разлилось приятное тепло, все встало на свои места, я полностью признал, что остаток жизни проведу с этим ехидным и таким желанным чудом.



Наклоняюсь к его уху и выдыхаю, щекоча теплым воздухом:



- Люблю тебя и никому не отдам!



Парень широко распахивает глаза и замирает, не двигаясь. Пупс, устроившийся на его коленях, задирает голову и кивает мне, как бы благословляя… Блин, я никогда не перестану удивляться этой собаке!



Стучу в дверь, сжимая руку Сергея, который все время порывался убежать.



- Никит, мне нужно это… в банк! – дергает ладонью.



- Зачем? – удивленно таращась на этого истерика.



- Понимаешь, тут такое дело… Хотел снять деньги в банкомате, купить успокоительные капли, веревку, мыло и кусочек хлеба, а этот козел сам попросил денег взаймы до конца месяца и карточку не отдал! Хочу написать на него заявление…



- Кто попросил?



- Банкомат…



- А мыло тебе зачем?



- Так к будущему тестю иду, помыться бы…



Дверь распахивается, и невозмутимая экономка впускает нас в дом.



- Хозяин в кабинете, - говорит она, принимая у нас куртки.



Разуваемся и идем в указанном направлении. Ну как идем… Я, скорее, тащу упирающегося Сергея на буксире.



Без стука входим в кабинет и замираем. Причем, оба!



Мой отец целует неизвестную женщину, прижимая ее к письменному столу.



- Эээ… папа, познакомься, это мой парень Сергей! – выдаю я, ошарашено наблюдая, как эта парочка отскакивает друг от друга.



- Сережа?



- Мама?



- Как парень? – кричит отец, делая шаг в мою сторону. – Я сам тебя должен был сделать геем!



Икаю, отступая. До отца доходит двусмысленность его фразы.



- Вернее, в наказание, но не лично! – фух, исправился. – Так, какой еще сын? - Поворачивается к смутившейся женщине. Та теребит подол синего платья, чуть краснея.



- Юрочка, я как бы немного замужем… но это ничего не значит! Мы разводимся! А это мой сын Сережа.



Сергей ошарашено смотрит на мать, быстро моргая глазами.



- Разводишься? – выдохнул он.



- Ой, да ладно тебе, сам же видел, какие у нас отношения! А сам? Геем оказался! К тому же я беременна…



- От кого? – Серега, кажется, сейчас получит удар.



- От Юрочки, конечно, у тебя скоро будет братик, ты рад? – скорее утвердительно, чем вопросительно сказала она.



Парень кивнул, опуская Пупса на пол.



- Если оба моих сына геи, твой сын тоже гей, то я требую рождения дочки! – припечатал отец. – Хотя, слава Богу, одна у меня уже есть, совершенно нормальная, вон, внуков уже настрогала…



Хватаю дезориентированного Сергея за талию и тяну к выходу. Пусть они здесь без нас отношения выясняют.




***




Сидим в моей комнате, на кровати, полуголые и… разговариваем.



- Никит, выходит, ты мой будущий брат? – Серега горестно вздыхает, откидываясь на одеяло. Облизнулся при виде его напряженных сосков, руки сами потянулись к его животу, чуть надавливая.



- Скорее всего, да, - подтверждаю, и склоняюсь, чтобы втянуть в рот твердую горошинку. Парень выгибается, обхватывая руками мои плечи. Немного приспускаю с него домашние штаны вместе с бельем, которые выдал после душа, и сжимаю полувозбужденный член.



Сергей дергается, шипя сквозь зубы.



- Это инцест? – шепчет он.



- Хирест! – склоняю голову и обхватываю его покрасневшую головку губами, чуть посасывая.



Парень стонет, вновь падая на одеяло, и вскидывает бедра, стараясь насадиться сильнее. Давлюсь с непривычки. А ведь мне даже приятно, когда он так стонет, хочется доставить ему еще больше удовольствия.



И тут слышу звук телефона. Не моего. Хватаю трубку с тумбочки, и злость накрывает волной: «Артем».



- Отдай, - Серега пытается перехватить телефон. Вскакиваю, одной рукой нажимая на прием, другой удерживая парня подальше от себя.



«Хочу пожелать тебе приятного вечера» - скриплю зубами.



- Слышь, ты, труп будущий, еще раз отвлечешь нас от секса, ноги переломаю и отдам на растерзание Пупсу!



«Сереж?»



- Нет, бля, его муж! Завтра мы летим узаконивать наши отношения!



Нажимаю сброс и смотрю на ошеломленного Сергея.



- Эээ…



- Ты что-то имеешь против? – рычу я, толкая парня обратно на кровать.



Сергей отрицательно машет головой и стягивает полностью штаны, раздвигая ноги.



Громко сглатываю, устраиваясь между ними. Ну что, приобретаем новый опыт?



И пусть весь мир подождет!

Эпилог




Пожилая женщина в цветном халате и меховых тапочках с помпонами опустила тюль и отвернулась от кухонного окна.



- Они уехали, - сказала она, глядя на свою подругу. Та сидела за столом и потягивала чай из фарфоровой кружки, помахивая ногой, на которой на самых кончиках пальцев болтался тапочек с заячьими ушами.



- С Никитой? – серьезно уточнено.



- Ну, не с Артемом же! Этот идиот с таким дебильным выражением лица внимал моим советам о том, что постоянное внимание, звонки, букеты роз и конфеты с коньяком – предел мечтаний Сергея… Одно то, что он все это принял за чистую монету именно от меня, человека, которого он видел в твоем обществе один раз, говорит о его слабых умственных способностях…



- Он и раньше ими не блистал. Но внуку нравился, а кто я такая, чтобы мешать ему набивать свои собственные шишки? Правда, я немного переборщила с намеками Артему на его укешную внешность… Мальчик уж очень сильно испугался за свою задницу! Хотя все получилось намного лучше!



- Я молодец? – старушка налила себе чай и села напротив подруги.



- Машуль, а скажи мне, пожалуйста, какого хрена ты сначала занялась сводничеством этого Олега? – Татьяна Федоровна впилась острым взглядом в глаза мгновенно смутившейся однокурсницы, с которой они в молодости таких дел наворотили…



- Танюш, но ты сама сказала, что внук, которому нужно помочь с нахождением парня, живет надо мной! – Мария Ивановна опустила кружку и скомкала в кулаке салфетку.



- Я его имя тебе называла!



- Слушай, мы на двадцать пять лет потеряли друг друга из виду. Думаешь, я с первого раза смогла запомнить его имя? Да и надо мной жил парень с девушкой, которую совершенно не любил! Все сошлось…



- Ага, кроме личности этого самого парня!



- Ты чего кричишь? Я изучила Олега, его жизнь, повадки, предпочтения… И такой, как Влад, ему очень подходил! Но Сергею нужен другой человек. Такой, как Никита, он более серьезный, что ли.



- Скажи, лучше, просто постаралась как можно быстрее исправить свою ошибку! – Татьяна Федоровна ухмыльнулась. – Никите еще многое нужно осознать, начиная с элементарного «Сергей – это подарок судьбы», и заканчивая «Я, на правах бабушки, всегда буду рядом!» Как думаешь, что он быстрее примет?..



- Думаю, крысиный яд…



Старушки заговорчески переглянулись и склонились друг к другу, чтобы обсудить план по окончательной деморализации Никиты, не зная, что тот уже усиленно занимается тем же самым, только по отношению к Сергею.




***




- Юрочка, прости, что не сказала о замужестве, - молодая женщина присела за письменный стол, с обожанием смотря на представительного мужчину напротив.



Со своим мужем она давно не чувствовала себя женщиной, видя его от силы один раз в день. Сексуальная жизнь? Она забыла, что это такое, пока не познакомилась полгода назад с Юрием Григорьевичем в супермаркете. Слово за слово, они стали вечера проводить в ресторанах, один раз даже в Таиланд съездили… Правда, ей пришлось немного понервничать, когда Юрий очень внимательно осматривал мужиков в женской одежде и бормотал: «Да хрен с ним, только бы краситься не начал!»



- Вероник, неужели ты думаешь, что я ничего о тебе не узнал, прежде чем предложить стать моей женой? Твой муж уже давно в курсе развода, бумаги с его подписью у меня в сейфе, дело только за тобой… Кстати, он мой партнер в бизнесе, один раз увидев тебя в его обществе – потерял покой! Завидовал, злился на себя, ведь Пашка мой друг, но мысли… Когда узнал, что тот неверен тебе, морду ему набил!



Мужчина ласково улыбнулся и подошел к любимой, обняв за плечи. Та в возмущении дернулась, постаравшись сбросить этот груз.



- Ты!.. А раньше не мог сказать? Я тут всю голову сломала, как бы… Неверен? Ах он, конь, в будущем мерин, его пышной шевелюре не мешает появление аристократичной лысины! Да я ему!..



- Женская логика неоспорима, - хмыкнул мужчина и, подняв Веронику из кресла, прижал к себе. – А сама?



- Так я ж люблю тебя!



- Да, это все объясняет…



Поцелуй ненадолго прекратил разговор этих двоих. Оторвавшись друг от друга, тяжело дыша и вспоминая, много ли шагов до спальни, направились продолжать дискуссию туда.



- Юра, а мой сын будет жить с нами? – расстегивая блузку, спросила женщина.



- А до этого он где жил? – Юрий Григорьевич закрыл дверь и повернулся, попутно расстегивая ремень.



- С женой…



- Что?!




***




- Я требую развода! – Никита решительно посмотрел в спину своего парня.



- Так! Мы еще не поженились, а ты уже разводиться собрался? – сказать, что Сергей был удивлен, значит не сказать ничего. Он только что открыл дверь в свою квартиру, и одна его нога зависла над порогом.



Пупс икнул, солидарно с хозяином потеряв челюсть.



- С Кирой, - уточнил Никита, чуть понизив голос.



Парни утром переговорили с родителями, остались довольны друг другом и вернулись обратно. Правда, Юрий Григорьевич сначала косился в сторону Сергея, усиленно намекая, что Никита парень и родить не сможет! Предмет обсуждения злобно пыхтел, порываясь сказать, что, вообще-то, в их паре родить сможет только Сергей…



На фразе: «Если у кого-то совершенно случайно где-то там завалялась жена, то он очень осуждает измены», Сергей покраснел и взглянул на довольную мать.



И вот сейчас они снова начали препираться.



- Она нам не помешает, - Сергей вошел в квартиру и поставил таксу на пол. Пупс рыкнул в сторону Никиты и побежал на кухню.



- Я хочу взять тебя в жены! А ты уже женат…



- Куда ты меня взять собрался? – угроза в голосе Сергея заставила парня напрячься. – Я мужик! Значит, меня нужно брать только в мужья!



- Черт, прости, - Никита притянул к себе Сергея и провел рукой по его щеке. – Рядом с тобой я теряю голову. Никогда не думал, что со мной такое может произойти. Знаю, что Кира мне не соперница, но как представлю ее рядом с тобой, начинаю понимать Отелло.



- А я с работы уволился, - не в тему произнес Сергей и осторожно лизнул кончик носа Никиты.



- Отлично, а я вот собираюсь устроиться, так что будешь домохозяином и растить наших детей!



- Каких детей? – блондин отодвинулся и начал снимать куртку. – Я уже устроился на новую работу!



- Уже?! – прищурился Никита. – И к кому?



- Ну, понимаешь, я хороший экономист… В общем, я буду работать с Олегом! – Сергей зажмурился, приготовившись к многочасовой осаде.



Тишина, наступившая после такого признания, продлилась секунд двадцать.



- Что ж, значит и мне придется принять предложение отца и начать свою юридическую карьеру намного раньше, чем планировал… Коллега!



Парень обхватил Сергея за талию и впихнул в спальню, захлопывая дверь.



Одежда полетела в разные стороны спальни, кровать прогнулась под тяжестью двух обнаженных тел. Поцелуи, которые сводили с ума, касания рук, губ. Жар распространялся по телам, кровь стучала в висках, дыхание останавливалось, ведь для того, чтобы глотнуть хоть немного воздуха, нужно было оторваться друг от друга… Осторожное проникновение, непроизвольный стон, крик на пике блаженства. И не важно, что оба они парни, не важно, что кто-то может их осудить, ничего не важно! Здесь и сейчас они счастливы и, судя по тому, с каким жадным и яростным напором Никита вколачивался в Сергея, как собственнически обнимал его после, мысленно делая себе зарубку заставить парня развестись и мечтая сделать его полностью своим, – могут быть счастливы и до конца жизни…




***




- К черту! – парень откинул в сторону коробку только что купленных конфет с коньяком и пошел в сторону припаркованной машины.



- Молодой человек, вы почему мусорите на улице? – крик в спину заставил его обернуться.



Девушка с зелеными волосами, собранными в высокий хвост, уперла руки в бока и злобно смотрела на Артема.



- Красавица, а не хотели бы вы разделить со мной все печали и радости? – делая шаг в сторону девушки, произнес он.



- Ты меня замуж, что ли, зовешь? – непроизвольно улыбнулась красавица.



- Напиться я тебя зову! Меня парень бросил…



Девушка присвистнула, внимательнее осмотрела человека перед собой, пришла к выводу: «А он ничего, буду делать натуралом!» и произнесла:



- Хорошо, но утром мне на учебу! Кстати, я Катя, - девушка подхватила под локоть Артема. – Ты на машине? Где и кем работаешь? Ты гей или би? Я тоже недавно рассталась с парнем!



Артем ошарашено открыл и закрыл рот, не зная, на какой из вопросов отвечать, но затем решительно повернулся к своей машине и потянул к ней девушку.



- Я Артем. Все остальное, после первой рюмки…




***




Пупс ходил из угла в угол, гипнотизируя взглядом холодильник. Была б ромашка, погадал: «полный, пустой…»



Тяжело вздохнув, он поплелся к спальне, немного постояв под дверью и послушав стоны, поскребся, но был нагло проигнорирован! Обидевшись на такое невнимание, полностью голодный и несчастный, развернулся, чтобы продолжить путь в ванную, собираясь утопиться в унитазе «и пусть потом они поплачут над его могилой!», но заметил неладное.



Входная дверь была приоткрыта! Пасть таксы растянулась в ехидной и предвкушающей улыбке, почти хихикая, он тихонько (в этот раз почти на цыпочках) подкрался к выходу и, развернувшись задом, помогая себе передними лапами, открыл дверь.



Спускаясь вниз по ступенькам, он собрал все собачьи маты, которые слышал из уст своего хозяина и не только. Злой, уставший, местами ушибленный, он столкнулся с очередной проблемой. Подъездная дверь была закрыта!



- Гав!... – многие бы услышали в его слове продолжение с добавкой «но», но такса был культурным и старался сдерживаться на людях, которые в данный момент помогали ему и с этой заминкой.



Проскочив между ног какого-то мужчины, Пупс добежал до кустов и зарылся в листву, мечтая, как хозяин скоро начнет волноваться его отсутствием, начнет рвать на себе волосы, побежит в магазин за сосиской… нет, за килограммом куриного мяса (такса облизнулся, начиная подрагивать на ветру), а он появится весь такой несчастный, со слезами на глазах (они уже сейчас стали влажными), гордо пройдет мимо, откажется от мяса…



Через полчаса решил от мяса не отказываться, еще через час – гордо бежать навстречу…



Никита с Сергеем появились у подъезда, когда на улице уже потемнело. Дорогу им перегородило грязное, дрожащее и местами украшенное опавшими листьями, чудо, держащее в зубах сломанную ветку, при ближайшем смотрении, оказавшейся промерзлой розой.



- Пупс? – неуверенно уточнил Сергей, отступая.



Такса выплюнул розу, сел на задние лапы и завыл, вложив в этот звук всю горечь своей обиды.



- Маленький, ты как здесь очутился?



Пупс резко заткнулся, осознавая, что его отсутствия даже не заметили. Оскалившись, он медленно подошел к ноге Никиты и так же аккуратно сжал челюсти на его джинсах, получая просто моральное удовольствие от крика парня и от внепланового полета в те кусты, в которых провел несколько самых ужасных часов своей жизни!



Такса начал военные действия, понимая, что если бы не этот человек, все внимание досталось бы ему, Пупсу великолепному!



Почти полгода потратил Никита, чтобы убедить собаку, что худой мир лучше доброй ссоры. Да и Сергей уже почти согласился отдать Пупса Татьяне Федоровне, которая зачастила к ним в гости под предлогом навестить подругу. Такса понял, что дело пахнет керосином, выкинул белый флаг, вернее, разодрал белую футболку Никиты на тряпочки и пакостить стал так, чтобы думали на Сергея…



home | my bookshelf | | Все началось с лифта, или две бабушки - это слишком! (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 12
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу