Book: Магия безмолвия. Эпизод I



Анна Кувайкова

Магия безмолвия. Эпизод 1

Пролог

— Простите, госпожа. Но дальше мы идти не можем, — глухой мужской голос был единственным звуком, принадлежащим живому существу, в эту тихую ночь, посреди старого, богами забытого города.

Огромная пустынная площадь, окруженная старыми каменными домами, казалась заброшенной, словно здесь никто и никогда не жил. Узкие улицы, окутанные тьмой, выглядели безжизненными, и лишь одним Хранителям этого мира было известно, какие монстры скрываются в темных переулках, сколько зла пряталось под скрытыми тенью навесами, и в каких именно закоулках притаилась смерть.

Мельхиор, город некромантов, не то место, где можно чувствовать себя спокойно.

Небольшое население, не наделенное магической силой, предпочитало спрятаться в своих домах еще до наступления темноты. Но даже те, в которых была хоть капля магии и даже больше, предпочитали по ночам отсиживаться дома, наложив на свои убежища самые сильные и надежные заклинания. Хотя даже они не всегда помогали...

В этом городе жили самые отчаявшиеся, те, кому в других городах были не рады. И вроде бы есть вероятность, что привыкнуть можно ко всему... но не к этому проклятому месту, где по ночам творилось необъяснимое. И огромное кладбище за мрачным, массивным зданием неподалеку отсюда, являлось тому подтверждением.

Но, похоже, до дурной славы этого места, вновь прибывшему отряду, состоящему из экипажа, без каких-либо опознавательных знаков, и нескольких всадников, не было никакого дела.

— Я понимаю, Элер, — женский голос, низкий и глубокий, звучал устало. Его обладательница была закутана в тяжелый черный плащ, который скрывал не только фигуру, но и лицо говорившей, которая только что вышла из экипажа, окруженной молчаливыми всадниками. В ночной темноте, они были похожи на безмолвные призраки, не более того.

Глядя на эту странную процессию, невозможно было понять, кто скрывается под покровом плащей и, если бы кто-то из смельчаков решил выглянуть посреди ночи в окно, он бы понял бы только одно — шестеро всадников охраняли экипаж.

— Вы итак слишком многое сделали для нас, — вздохнув, незнакомка тихо постучала особым образом по дверце экипажа. Раздался скрип, и на площадь из экипажа выскользнула тень. Еще одна фигура, которая, несомненно, была тем самым, что оберегали всадники. Невысокая и худая, что было видно даже по очертаниям черного плаща, фигура быстро прижалась к женщине. — Я не могу просить о большем.

— Это был наш долг, — стоящий напротив них мужчина говорил спокойно, но тихо, — Вы уверены, что он вас ждет?

— Нет, — капюшон задвигался, что означало покачивание головой, — Я не могла его предупредить. Это слишком опасно.

— Тогда я пойду с вами, — внезапно сверкнувшая молния на миг осветила лицо мужчины, скрытое тяжелым капюшоном. Высокий лоб, широкие скулы, и глубоко посаженные глаза выдавали мудрость прожитых лет этого человека. Но... человека ли?

— Спасибо, — тихо ответила женщина, невольно вздрогнув при первых громовых раскатах, еще далеких, но очень сильных.

— Идем, — мужчина чуть подался вперед, но тут же замер, когда прозвучал смех.

Порывистый ветер подхватил странные для ночного города звуки, разнося их по всем улицам близ площади, делая их сильнее, и мешая определить направление. Всадники, все, как один, спешились, быстро обнажив оружие. Очередная вспышка молнии отразилась на лезвиях стальных клинков.

Смех, странный и немного сумасшедший, волной прокатился по улицам, становясь все сильнее, сильнее... а потом исчез. На несколько мгновений воцарилась тишина...

— Духи, — с облегчением вздохнул мужчина, но спрятать оружие не спешил. Медленно переведя взгляд на хрупкую фигурку, которая испуганно жалась к женщине, незнакомец нахмурился, — Идем. Нам нужно спрятать ее как можно скорее.

Женщин поспешно кивнула, скрывая свой страх. Хотя погони за ними не было, нужно было торопиться. Кто знает, что скрывают стены этого города, и так ли их здесь будут рады видеть. Но другого выбора у них все равно не оставалось...

Неожиданный свист заставил уже двинувшихся людей быстро обернуться. Первым заметив опасность, мужчина оттолкнул спутницу прочь, но сам спастись не успел — огромный огненный шар, окруженный черными всполохами, врезался ему в грудь, откинув прямо на экипаж.

Раздался взрыв, мгновенно осветивший площадь и многие улицы вокруг, явив новую, незамеченную ранее опасность.

— Нет, — с трудом поднявшись с земли, женщина прижала к себе хрупкую фигуру, от которой исходили волны страха. Они увидели, как со всех сторон их окружили люди, чьи тела были надежно защищены кольчугами, а лица скрыты масками. И их было много, слишком много, чтобы можно было надеяться уйти отсюда живыми.

Не прошло и нескольких минут, как завязался кровавый, беспощадный бой. Всадники, как могли, защищали свою госпожу, но силы были не равны. Один за одним защитники падали, захлебываясь кровью, а кольцо из врагов, тем временем, продолжало неуловимо сжиматься...

— Бегите! — каким-то образом сумев прорвать ряды противника, один из выживших всадников махнул рукой. Молодая женщина, чье лицо уже не скрывала тень от капюшона, поспешно бросилась вперед вместе с хрупкой фигурой, краем глаза заметив, что над головой их спасителя завис тяжелый меч. Короткий вскрик, звук упавшего тела и запах крови, вот все, что она успела осознать.

Неожиданно сильный магический удар застал беглецов врасплох. Женщина упала, выпустив хрупкую руку, что сжимала в своей руке, откатилась на несколько метров, и уже не смогла подняться — магия сломала ей позвоночник.

А вот хрупкая фигура, закутанная в плащ, наоборот, спешно поднялась и бросилась к ней. Порыв ветра сорвал капюшон, так долго скрывающий таинственную личность, явив наружу красивое лицо совсем еще молодой девушки, почти ребенка...

— Мама! — упав рядом с женщиной на колени, девушка судорожно вцепилась ей в руку, проглатывая слезы, — Вставай, нам нужно бежать!

— Я не могу, — грустно улыбнулась женщина, поняв, что бороться за свою дочь она уже не сможет, — Уходи отсюда. Беги, как можно быстрее, и прячься. Тебя не должны найти.

— Я не уйду без тебя! — голос девочки сорвался на крик, а по бледным от страха щекам текли слезы, — Я не могу, мама...

— Беги! — голос женщины едва не перешел в крик. Она чувствовала приближающую опасность, но сделать уже ничего не могла. Но, слава богам, ее неразумное дитя нашло в себе силы не спорить, и бросилась бежать...

Но было слишком поздно.

Не успев пройти и пары шагов, девушка врезалась в высокого мужчину, чье сильное тело скрывала кольчуга.

Коротко вскрикнув, девушка хотела убежать, но мужчина, усмехнувшись, крепко схватил ее за руки, не давая вырваться. Попытки девушки освободиться вызывали у него лишь смех.

— Нет! — вскрикнула женщина, пытаясь подняться. И ее желание, и воля были настолько сильны, что, не смотря на перебитые позвонки, ее тело шевельнулось, спина выгнулась... но сильный удар ногой вернул ее в обратное положение. Раздался отвратительный хруст костей, отчетливо слышимый в треске пламени, которое уже пожирало все вокруг.

— Ты всегда отличалась предсказуемостью, Самина, — полный цинизма голос усмехнулся, а над поверженной женщиной склонился высокий, молодой мужчина, с красивыми чертами лица. Его ярко-зеленые глаза были наполнены легким безумием, а в уголках губ таилась садистская усмешка. Его нога стояла на груди женщины и он, чуть подавшись вперед, положил на колено руки и усмехнулся, — И что же мне с тобою делать?

— Отпусти ее! — девочка, увидев эту картину, резко дернулась, тщетно пытаясь освободиться. Ее запястья давно уже посинели от стальной хватки, но попыток отвоевать свободу она не оставляла, — Мама!

— Как мило, — издевательски произнес черноволосый мужчина, державший ее, — Это она?

— Она, — хмыкнул зеленоглазый, на миг задержав взгляд на испуганной девчонке, которая билась, как птица в клетке, — Теперь можно и повеселиться.

— Ты, мразь, — хрипло выдохнула женщина, уже поняв, что ей не справится. Она не смогла, она не уберегла свое единственное дитя...

— О, ругаемся? — с удивлением произнес обладатель зеленых глаз и, подняв руку, вытащил из наспинных ножен тяжелый клинок, — Самина, ты же знаешь, я этого не люблю! Теперь мне действительно придется тебя убить.

— Не при ней! — умоляюще произнесла женщина, направив взгляд, наполненный слезами, в сторону собственной дочери, которая билась в истерике, — Прошу...

— При этой крошке? — вскинул брови ее мучитель и, неожиданно убрав ногу, медленно подошел к девушке, которую сотрясала дрожь. Большие глаза были наполнены паникой и страхом, а ее руки продолжал удерживать за ее спиной все тот же мужчина, обладатель длинный, черных волос, в противовес своему "напарнику" блондину. Жестко ухватив девушку за подбородок, обладатель золотисто-русых волос заставил ее посмотреть себе в глаза и неожиданно улыбнулся, — Ну что ты, малышка. Не стоит так меня бояться. Я не причиню твоей маме вреда.

— П-п-правда? — чуть заикаясь спросила девушка, перестав сопротивляться.

— Правда, котенок, — погладив щеку девушки подушечкой большого пальца, улыбнулся зеленоглазый, — Только обещай, что ты пойдешь со мной, и не будешь сопротивляться. Хорошо?

— Не верь ему! — хрипло выкрикнула женщина, но девушка испуганно кивнула в знак согласия. Она не могла позволить ей умереть.

— Так-то лучше, — довольно улыбнулся блондин и, отпустив ее подбородок, повернулся и опустился на одно колено возле распростертой на каменной брусчатке тела женщины, положив свое оружие рядом с ней. Усмехнувшись, мужчина легко пробежался пальцами по гладкой щеке женщины, залитой слезами и обманчиво-мягко произнес, — Не стоит портить мои планы, Самина. Я предупреждал. И, кстати, малышка, — он повернулся и встретился взглядом с испуганными глазами девочки, — Твоя мама права — я солгал.

И резко вонзил клинок в сердце женщины.

Громкий, наполненный болью крик девушки разнесся над пылающей площадью. Она дергалась, пытаясь вырваться, когда блондин, усмехнувшись, провернул меч в теле еще живой женщины...

Неожиданно незнакомое заклинание ударило в мужчину, который смеясь, продолжал держать бьющуюся в истерике девушку, отбросив их друг от друга. Девочка, ударившись о каменный борт фонтана, что стоял неподалеку, потеряла сознание, а на блондина, тем временем, обрушилось несколько сильных заклинаний, о предназначении которых можно было только догадываться. Он отражал их недолго, ровно столько, чтобы успеть понять, что исходят они от размытой тени, паривший в воздухе над его головой.

Сжав зубы, зеленоглазый мужчина понял, что ему пора уходить. Ему не составило труда понять, что неожиданно появившийся противник намного сильнее, ведь именно по его вине пали воины, пока блондин развлекался с матерью этой девчонки.

И ведь сделал это противник совершенно незаметно, и мужчина только сейчас заметил, что остался совершенно один. Силы были не на его стороне, а значит, пора было уходить. За девчонкой он может вернуться и позже, но сначала...

Усмехнувшись, мужчина бросил в бессознательную девушку нужное заклинание и, отразив еще один магический удар, просто исчез...



Глава 1

Ариатар

— Ты вообще понимаешь, что ты натворил?! — громко выругавшись, Малксар де Арк, темный эльф устало опустился в кресло и, выставив локти на стол, потер глаза, — Ариатар, ты напал на преподавателя!

— И? — вскинул бровь, давая понять, что сия "ценная" информация для меня мало что значит.

— И? — шокировано посмотрел на меня темный, который по совместительству являлся ректором этой проклятой Академии Некромантии, — Это все, что ты можешь сказать? Ариатар, ты вообще, задумывался о последствиях?! Да вы бы поубивали друг друга, не вмешайся вовремя директор!

Я лишь усмехнулся, продолжая расслаблено сидеть в кресле, по другую сторону стола. Поубивали? Да, это так. Но все только началось. Он мне еще ответит за то, что сделал. И вмешательство директора только на время отложило поединок. Так или иначе, но магистр Рай'шат будет мертв. Таких проступков я не прощаю.

— Вижу, что к твоей совести взывать бесполезно, — устало вздохнул темный эльф, — Ее у тебя нет в принципе. Иди.

— С великой радостью, — хмыкнул, поднимаясь с уже порядком надоевшего предмета мебели кабинета ректора, где этот ушастый архимаг распекал меня уже несколько часов. Я только зря терял время, мне нужно было найти Рай'шата и закончить начатое. Этот дракон за все мне ответит, или же не поздоровится остальным — когда я зол, даже обитатели Академии Некромантии предпочитают обходить меня стороной, все, начиная от студентов и заканчивая личами в катакомбах общежития.

— На счет наказания, Ариатар, — остановил меня у дверей голос Малаксара, впрочем, оборачиваться я не собирался, — С тобой разберется директор, как только закончит лечение магистра Рай'шата. До той поры тебе запрещено покидать здание Академии. Я извещу о случившемся твоих родителей.

— А вот это делать не обязательно, — зло произнес, сжав ручку двери.

— У меня нет выбора, Ариатар. Речь идет о твоем отчислении.

Заглушив тихий рык, готовый сорваться с губ, быстро вышел из кабинета ректора, сдерживая холодную ярость. Быстро преодолев полутемный коридор, остановился у покосившегося окна, и только тогда с силой опустил кулак на каменный подоконник. К чести последнего, мою я злость он выдержал, лишь гулкий звук и посыпавшаяся на пол мелкая каменная крошка дала понять, что второй такой атаки он вряд ли будет рад.

Я был в ярости.

Нельзя было допустить, чтобы о случившемся узнали родители.

Я больше чем уверен, что отец меня поймет, но вот мать... О том, что бывает, когда она в гневе, я знал не понаслышке. Не смотря на ее далеко не легкий характер и откровенное наплевательство на мнение окружающих, такого она не простит даже мне. Не то, чтобы я не был неуверен в своей правоте, но вот доставлять неприятности эльфийке, давшей мне жизнь, я не хотел. Больше всего на свете я боялся лишь одного — разочаровать ее и, похоже, теперь это действительно случилось. Пускай эта фраза звучит более чем странно из уст демона, но это так.

Сжав кулаки, медленно поднял голову и, увидев отражение собственного лица в мутном стекле, одним ударом разбил упыреву стекляшку на тысячи осколков. Ледяной осенний ветер влетел в помещение, зловещим гулом пройдясь по пустынным коридорам, а я, резко расправив крылья, выпрыгнул из окна.

Поймав потоки ветра, резкими рывками крыльев взлетел и, на мгновение зависнув в воздухе, опустился на крышу мрачного старого здания, принадлежащего Гильдии Некромантов. Сразу за ним, возвышалось еще одно, намного выше, намного мрачнее, темнее и еще более жуткое — сама Академия Некромантии. Но на ее крышу и высоченные башни соваться не стал бы даже я, настолько непредсказуемые там стояли защитные заклинания, аккуратно обходить которые мне не хотелось. Максимум, на что я был сейчас способен — это просто сломать их, растереть в труху и развеять остатки магии по ветру.

Цинично усмехнувшись, опустился на одно колено, вглядываясь в пейзаж ночного города, над которым сгущались грозовые тучи, как раз под мое настроение. Где-то там, в лабиринте пустующих по ночам улиц, кроме нежити и нечисти, слонялся отряд некромантов, который организовал Рай'шат. Его прихвостни, его прихлебатели, они только делали вид, что патрулируют город, защищая мирных жителей Мельхиора. На самом же деле, бояться случайным прохожим стоило именно их...

Не предвещающая ничего хорошего улыбка пробежалась по моим губам, когда на главной площади неподалеку от Академии раздался взрыв, осветив яркой вспышкой пустынные улицы города. Похоже, некроманты решили развлечься... что ж, я тоже развлекусь. Думаю, Рай'шат оценит мой подарок.

Если его прихвостни, после того, что их ждет, смогут хотя бы невнятно заикаться.

Сорвавшись с крыши, взлетел, чтобы уже через несколько минут незаметно парить над площадью, на которой царило не то веселье, о котором я подумал вначале. Похоже, что кто-то решил развлечься по-взрослому...

Неподалеку от давно уже пересохшего фонтана, поставив ногу на грудь какой-то женщины, чье лицо я не смог рассмотреть из-за расстояния и дыма, стоял человек без каких либо признаков принадлежности к другой расе. Около него, стоял еще один, гораздо мощнее телосложением, без видимых усилий удерживая за руки бьющуюся в истерике девушку. Даже с такого расстояния я слышал ее крик, что заставило меня сжать кулаки и неслышно опуститься чуть ниже, чтобы рассмотреть уже всю картину происходящего.

Около трех десятков воинов, и два психа, которые напали на женщин... если раньше вмешиваться я не собирался, то теперь в душе клокотала злоба.

Мертвые тела на площади дали мне понять, что защитить этих двоих больше не кому. Что ж, тогда придется это сделать мне...

Абсолютно неощущаемое заклинание враз остановило несколько сердец нападавших, а клочки Тьмы, так же как и заклинание неслышимости, позволило незаметно подкосить ряды наемников. Один за другим они падали замертво, а те двое, у фонтана, совершенно не обратили на это никакого внимания. И зря. Очень скоро они остались одни.

Замерев в воздухе прямо над их головами, я услышал то, что лучше бы моих ушей не коснулось. Сильное ударное заклинание врезалось в каменную кладку внизу, но из-за ярости, застилавшей глаза, я промахнулся. Наемник отлетел прямо в центр пылающей повозки, силуэт которой еще смутно угадывался, а вот девчонка, похоже, сильно пострадала, ударившись о каменный борт фонтана.

Но помимо этого, спасти ее мать я не успел.

Один за одним, заклинания, не самые сильные, но и далеко не слабые, отдаляли белобрысого урода, который оказался неплохим магом, от тела женщины, распростертой на земле. Всего несколько мгновений он успешно оборонялся, но, до того, как я перешел в атаку, используя более сильные заклинания, противник исчез, бросив что-то напоследок в хрупкую фигуру, лежащую неподалеку.

Узнав мгновенное перемещение, я выругался. На такое способны только очень сильные маги...

Опустившись на площадь, я медленно окинул взглядом усеянную мертвыми телами землю. Это было просто побоище, которое уже начало пожирать магическое пламя. На миг склонившись над телом женщины, я сжал руки в кулаки. Остекленевшие карие глаза, полные невысказанной боли, говорили о том, что ей помочь уже нельзя.

Но... девчонка, лежащая неподалеку, была еще жива. От нее исходил запах свежей крови, и чуткий слух мгновенно уловил неровное, прерывистое сердцебиение. Подойдя ближе, я осторожно перевернул ее на спину и едва не выругался. Ребенок!

Это не девушка, это же практически ребенок! Лет шестнадцать на вид, едва ли больше! Худое, осунувшееся личико, залитое кровью из раны на вике, спутанные темные волосы, по большей части спрятанные под тяжелым плащом, который скрывал очертания фигуры. Видно было только худые руки с посиневшими запястьями и содранной кожей, перепачканные в грязи.

Сжав зубы, направил слабое лечебное заклинание, чтобы привести девчонку в чувство.

В тот же миг ее тело сотрясла дрожь, а глаза распахнулись. Едва увидев меня, девчонка испуганно шарахнулась в сторону, приложившись спиной о каменный борт фонтана. Не отрывая от меня испуганного взгляда, она на секунду посмотрела мне за спину и, коротко всхлипнув, прижала ко рту ладонь. В широко раскрытых глазах застыл животный страх.

— Успокойся, — поморщившись, медленно вытянул руку вперед, — Я ничего тебе не сделаю!

Этот жест ее напугал еще больше. Она вжалась спиной в камень, судорожно упираясь ногами в землю, чтобы оказаться от меня как можно дальше.

— Успокойся, — сжав зубы, чтобы не выругаться, медленно и спокойно произнес, — Я не причиню тебе вреда. Не дергайся, мне нужно тебя осмотреть.

Девчонка быстро замотала головой, подобрав под себя ноги. Похоже, от испуга она и слова из себя выдавить не могла.

— Иди сюда, — медленно подался вперед, держа руки на виду, — Тот, кто это сделал, тебя больше не обидит, слышишь? Я тебе не враг.

Сжавшись в один сплошной комок нервов, девчонка зажмурилась, когда я оказался в одном шаге от нее. Стараясь не делать лишних движений, я быстро залечил глубокую рану, но, когда хотел стереть кровь, девушка вздрогнула, еще крепче зажмурившись и сжав руки в кулачки. От нее исходили волны ужаса и паники, которые не ощутить мог только мертвый. И то не факт.

— Не дрожи, — нахмурился, но прикасаться к ней не стал, — У тебя есть имя?

Девчонка распахнула глаза, которые оказались необычного золотисто-карьего цвета. Впрочем, выражение немого ужаса в них красивее ее не делало...

Внезапный перестук копыт не так далеко отсюда, заставил меня насторожиться. И причина тому была более чем веская — в такой час в Мельхиоре могли не спать лишь прихлебатели Рай'шата. И если это действительно они, в чем я не сомневаюсь, меня ждут большие неприятности. Но даже если это магический патруль, который редко когда по ночам высовывается на улицы, ничего хорошего мне ожидать не стоит.

— Мне пора, — поднялся, собираясь как можно быстрее покинуть усеянную трупами площадь. Не сомневаюсь, что ответственность за это побоище попытаются свалить на меня. Живых свидетелей нет, а от мертвых же они вряд ли добьются связного ответа. А девчонка же... она от страха и слова вымолвить не может.

В любом случае, нужно уходить, и как можно быстрее. Смертельный поединок — это одно, а вот кровавая бойня посреди города — это уже совершенно другое. Ухудшать мое и так далеко не радужное положение явно не стоило.

За спиной с привычным шелестом распахнулись крылья, но оторваться от земли я не успел. Медленно переведя взгляд на собственное запястье, которое сильно ухватила маленькая ладошка, я изумленно вскинул бровь. Сидящая на земле девчонка смотрела на меня расширившимися от страха глазами, в которых стояла мольба о помощи, а тонкие пальцы впились в руку так, что причиняли вполне ощутимую боль.

Что она от меня хочет, стало понятно, когда девчонка быстро повернула голову в сторону одной из улиц, откуда уже вполне четко слышался перестук копыт, а потом опять со страхом посмотрела на меня.

Она думала, что всадники идут за ней...

— Они ничего тебе не сделают, — поморщился в ответ на взгляд, полной мольбы. Не смотря на то, что в моих словах особой правды не было, брать ее с собой я, естественно, не собирался. Все что мог, я для нее уже сделал. А что могут сотворить эти идиоты-некроманты... что ж, оставалась только надеяться, что боги помогут этой глупышке.

На глазах девчонки появились слезы.

— Прекрати реветь! — отрывисто рыкнул, стряхивая руку со своего запястья. Девчонка испуганно шуганулась, но почти сразу же вновь ухватилась за меня, сжав мою руку еще крепче.

Времени не оставалось.

Быстро взглянув в сторону пока еще пустой улицы, я понял, что у меня есть секунды три, не больше. Взлететь я уже не успевал, но и переместиться с помощью Тьмы не мог, так же как и просто отбросить напуганное создание или силой, или заклинанием. Не рассчитав силы, я вполне спокойно мог ее убить, что в мои планы не входило.

Еще раз выругавшись, наклонился и подхватил на руки дрожащую от страха и напряжения девчонку. Увидев клубившуюся вокруг меня Тьму, она испугалась и попыталась вырваться. Но было уже поздно — магия быстро перенесла меня в комнату в общежитии Академии. И если мне стихия не принесла никакого вреда, то легкая, как пушинка, девушка потеряла сознание.

И только оглядев знакомые книжные стеллажи вдоль стен, освещаемые лишь мягким светом еще не прогоревшего до конца камина, понял, что сделал.

Не обладай девчонка магией, подобное перемещение ее бы убило. Но вполне слышимый, хоть и слабый стук сердца говорил, что непоправимой ошибки я не совершил. Впрочем, другая, но не менее "приятная" оплошность все же имела место быть.

Что мне теперь с этой девчонкой делать?!

Разозлившись на самого себя, быстро оглядел комнату, ища глазами своего... кхм, соседа.

Знакомый нелюдь спал, по своему обыкновению, поленившись дойти до спальни, предпочитая удобной кровати глубокое кресло. Развалившись в нем, полуэльф спокойно посапывал, уронив на пол книгу в потертой кожаной обложке — один из старинных фолиантов, которые стоило больших трудов достать...

Преодолев относительно небольшое расстояние, посмотрел на бессознательную девчонку на своих руках. Положить ее было некуда, чтобы дойти до спальни, нужно было хотя бы обойти кресло, не зацепив конечности полукровки, которые свешивались с подлокотников.

Надо же... все против того, чтобы этот эльфенок спокойно дрых дальше!

Усмехнувшись, подцепил мыском сапога низ кресла возле железной ножки и, подняв ногу, легко перевернул предмет мебели вместе с так ничего и не почуявшим полуэльфом.

Встреча светлоэльфийской головы с дорогим ковром состоялась и вряд ли они оба были этому рады. Не прошло и двух секунд, как из-за кресла послышались ругательства, и показалась голова полукровки, короткие каштановые волосы которого торчали в разные стороны.

— Ариатар? Какого упыря? Ты вообще, где шлялся?! Я же тут с ума схожу от беспокойства! Я тебя просил не лезть к этому чокнутому магистру, но нет же, ты... ой, а это что?

— Неужели заметил? — саркастично скривился, когда поток словесных излияний наконец-то прервался. Разглядев, кого я держу на руках, полукровка мигом соизволил заткнуться, выпучил глаза и подбежал ко мне. С него слетела маска праведного гнева, и он уже хладнокровно взялся за дело. Когда было нужно, он это умел.

Быстро пощупав пульс на шее девчонки, полуэльф провел раскрытой ладонью над ее телом и, беззвучно ругнувшись, щелчком пальцев зажег магические светильники, расположенные над потолком. Вернув креслу первоначальное положение, эльфенок махнул рукой и, как только я положил туда девчонку, принялся осторожно выпутывать ее из плаща.

Оперевшись спиной о стеллаж, я наблюдал за проворными действиями невысокого, гибкого полукровки.

Этот несколько миловидный на первый взгляд эльфенок, о чем красноречиво свидетельствовали его немного заостренные уши, являлся одним из сильнейших некромантов Академии. Среди студентов, естественно. Будучи первым в истории воскрешенным упырем, его сила чем-то удивительным не являлась, но вот его прочие познания, как в алхимии, так и других сложных магических науках, даже меня невольно иногда удивляла. Впрочем, с его тягой к экспериментам, это было не удивительно, так же как и его рвение к любым мало-мальски ценным знаниям.

И сейчас, если посмотреть на короткую взлохмаченную шевелюру полукровки, которая еще утром была ниже пояса, можно понять, что в нашу лабораторию входить мне сегодня не стоит. Вряд ли она осталась цела после очередного "озарения" Рика.

— Где ты ее нашел? — хмуро поинтересовался полуэльф, принеся из ванной комнаты таз с водой и губку. Он принялся осторожно смывать с лица девчонки кровь, и когда ему это удалось, эльфенок тихо выругался, — Хрдыр! Ребенок еще совсем.

— На площади, — ответил, немного наклонившись вперед, чтобы рассмотреть лицо своей "находки". Округлая форма, острый подбородок, небольшие, аккуратные губы и прямой, маленький носик. Вполне мила, если бы не мертвецкая бледность ее кожи, — Кто-то устроил бойню, явно пытаясь добраться до девчонки. На ее глазах убили ее мать.

— И ты не мог не вмешаться, да? — понимающе усмехнулся полукровка, отмывая уже руки подростка, — Живые есть, кроме нее?

— Нет, — спокойно покачал головой, — Только она. Когда пришла в сознание, вцепилась мертвой хваткой и не хотела отпускать. Перепугалась до ужаса. Пришлось уходить вместе с ней, пока меня не заметили прихлебатели Рай'шата.

— Ясно все с тобой, — вздохнул полукровка, — Бинты принеси.

Вскинув бровь, едва заметно усмехнулся и щелкнул пальцами. Я ему не мальчик на побегушках.

В этот же момент тело девчонки на кресле изогнулось, а Рик подскочил:



— С дуба рухнул?! Твоя Тьма из нее всю магию высосала! На кой ляд спасал, спрашивается, чтобы тут же убить?!

— Забыл, — поморщившись, поймал на лету приближающиеся по воздуху тонкие льняные бинты. Признавать свои ошибки я не любил, — Что еще?

— Физическое истощение, — хмуро ответил полуэльф, вырвав у меня из рук бинты, — Разбитые в кровь коленки, а на запястьях ни одного живого места. Остальное скажу, когда придет в себя. Кто же смог поднять руку на такую кроху? Боги, её что, вообще никогда не кормили?

— Они не представились, — развел руками, оглядывая хрупкую фигуру, лежащую на кресле, — Расовую принадлежность оценить я не успел.

Хотя назвать ее хрупкой было явным комплементом. Девчонка была настолько худая, что в голове не укладывалось. Ростом еще ниже Рика, одна кожа и кости, что было заметно даже через просторную рубашку, явно мужского кроя. Как и штаны, обрезанные чуть ниже колен, открывающие тонкие щиколотки и маленькие, изящные ступни. Из-под ворота рубашки выступали острые ключицы, а осунувшееся личико говорило о том, что ей многое пришлось пережить.

И при всем при этом, ей действительно едва ли было больше шестнадцати лет.

В голове не было ни одного варианта, зачем этот ребенок понадобился тем наемникам.

— Так, ладно, — вздохнул полуэльф, отодвинув подальше таз с грязной водой, — Будем приводить в сознание. Надеюсь, что без последствий обойдется. Только, Ари, я тебя умоляю — отойди подальше! Твой приветственный оскал кого угодно может довести до нервного тика.

— Кто бы говорил, — едва заметно скривил губы, но на пару шагов все же отступил. Если моя далеко не милая улыбка могла довести до инфаркта кого угодно, то "доброму" зубоскальству Рика мог бы позавидовать и мой отец. Наверное.

Даже начав новую жизнь, кое-что от старой у этого полуэльфа осталось. Привычка скалиться на незнакомцев, например. А кровожадный оскал голодного упыря мало кому придется по душе, как показал не один год нашего с ним знакомства.

— Вот так! Хорошо, приходи в себя. Дыши, спокойно, потихоньку и... куда?! — ошеломленно завопил эльф, когда девчонка, придя в сознание, обнаружила себя в совершенно незнакомом помещении, да еще и ласково улыбающимся полуэльфом перед своим носом и, подскочив, шарахнулась назад, опрокинув кресло. Учитывая, что иногда эта "улыбочка" вполне напоминает окружающим оскал какого-нибудь сумасшедшего маньяка, то ее реакция вполне предсказуема.

— Э-э-э... — выдавил из себя полуэльф, глядя, как девчонка, скользя босыми ногами по ковру, пытается отползти назад, от шокированного Рика подальше. И ей это почти удалось, вот только за ее спиной был проход в спальню, скрытый завесой из одного весьма любопытного заклинания. Чуть задев его, девчонка ощутила малую часть его силы, но и этого хватило, чтобы она в панике бросилась в другом направлении.

В том, где стоял я.

Врезавшись в мои ноги, напуганная до истерики девушка судорожно вздохнула и, резко подняв голову, отшатнулась. В широко раскрытых глазах застыл страх. Мое зрение на ночной площади меня не подвело — большие, выразительные глаза девчонки действительно были золотисто-карьего цвета.

Мысленно вздохнув, опустился на корточки, чуть расправил крылья, и внимательно, по возможности без злобы, посмотрел на испуганную, как лань, девчушку. На секунду в ее глазах мелькнуло узнавание, и она замерла, прекратив попытки отползти подальше.

— Ага... так она тебе не боится! — щелкнув пальцами, радостно заявил Рик, — Уже проще. Так... а что я опять не так сделал?

— Тише говорить нужно, умник, — подавив вздох, выпрямился. За моей спиной, прижавшись к книжному стеллажу, спряталась девчонка, явно не придумав ничего умнее. И, по всей видимости, она увидела защитника... во мне. Оказалась она там сразу же после того, как на Рика снизошло "озарение". — Разбирайся теперь с ней сам.

Мне до ужаса уже надоела вся эта возня. Одно дело спасти ей жизнь, но абсолютно другое — успокаивать ее истерику. Утешать и успокаивать я никогда не умел. Тем более детей.

И я уже несколько раз пожалел, что не оставил ее у фонтана.

— Так, ладно, — потерев переносицу, решительно вздохнул полукровка. Подойдя ко мне вплотную, Рик присел на корточки и осторожно выглянул из-за моих ног. Иронично выгнув бровь, я поймал просящий взгляд полукровки, но крылья все-таки прикрыл магией, сделав их невидимыми и неосязаемыми, а полуэльф, кивнув в знак благодарности, чуть подался вперед и спокойно, даже ласково проговорил, — Маленькая, не бойся, я тебя не обижу.

Я едва не расхохотался в голос. Да уж. Из Рика получилась бы нянька, что надо.

Судя по всему, девчонка эльфенку не поверила. И тогда он предпринял следующий шаг: чуть подался вперед и вплел в свои слова едва заметное заклинание расположения к себе:

— Послушай, я не причиню тебе зла. Мой друг нашел тебя на площади и принес сюда. Тебе больше ничего не угрожает, и я обработал твои раны. Тебе больше нечего бояться, ты мне веришь? Хм, глупый вопрос. Но хоть убегать от меня не будешь? Правда? Вот и чудненько! Ари, отойди, ты мне мешаешь.

Усмехнувшись, я спокойно отошел от полуэльфа, даже не взглянув на девчонку, продолжающую сидеть в углу. Поставил на место кресло и сел, потирая виски. Сегодняшний день меня изрядно утомил. Пускай Рик сам выясняет, кто она такая и спроваживает отсюда. Мне нужно отдохнуть.

— Так, ладно, с этим разобрались, — послышался вздох облегчения, — А имя у тебя есть?

Внезапно наступившая тишина не предвещала ничего хорошего. По крайней мере, меня она заставила ощутимо напрячься, хоть виду я и не подал.

Но только спустя несколько долгих минут полуэльф выдавил из себя:

— Ари? Кажется, она немая...

— Что? — резко открыл глаза, сжав руками мягкие подлокотники. Этого еще мне и не хватало для полного счастья!

— То! — огрызнулся полукровка, — Сам посмотри!

Я медленно повернул голову в сторону этой парочки, сидевший на полу друг напротив друга. При виде моего взгляда, не предвещающего ничего хорошего, девчонка заметно сжалась.

— Ты можешь говорить? — подавшись вперед, облокотился о подлокотник, внимательно следя за малейшим изменением мимики ее лица. Девчушка открыла рот, пытаясь что-то сказать, но не выдавила из себя ни единого звука, а затем покачала головой, пряча стоявшие в глазах слезы, — Просто отлично...

— Ари, не злись! — попробовал упрекнуть меня эльф, доставая с одной из полок перо с чернильницей, а из кармана собственных штанов клочок пергамента. Я же, откинувшись на кресле, устало прикрыл глаза. Ситуация выходила абсолютно идиотской и уже до безумия меня раздражала. Кроме этого, какая-то деталь не давала мне покоя, но из-за собственной злости вспомнить ее я не мог. Это было что-то важное, что-то, что могло многое прояснить, но вот что...

— Ари, — глухой голос полукровки вывел меня из размышлений. Я пропустил момент, когда Рик подошел к креслу и встал прямо напротив меня. Старательно глядя в сторону, полуэльф выдавил из себя, — Она ничего не помнит.

— Что ты сказал? — изогнул бровь, внимательно глядя на полуэльфа, которому явно было не по себе.

— Что слышал, упырев демон! — ругнулся эльфенок, — Она ничего не помнит! Не своего имени, ни откуда она, ни кто на нее напал, ни то, как она оказалась на площади! Ничего... Я проверил заклинанием: она не лжет.

Сжав зубы, с трудом подавив рык.

Великолепно!

Девчонка посмотрела на меня, съежившись от страха, и обхватив собственные колени руками. Медленно переведя далеко не добрый взгляд на полуэльфа, приподнял брови в знак вопроса. На что полукровка задумчиво произнес, смотря то на меня, то на немого подростка:

— Надо идти к директору, Ариатар.

— Умнее ничего не придумал, эльфенок? — тихо прорычал, глядя в миндалевидные глаза совершенно невозмутимого паренька.

— То, что ты сделал — это отдельный разговор, — моя злость полукровку особо не впечатлила, — Я знаю, зачем ты вызвал магистра Рай'шата на поединок и, хоть это не совсем одобряю, я на твоей стороне. Но твое дальнейшее нахождение в Академии находится под большим вопросом, а вдобавок к этому ты притащил сюда немую девчонку с полной потерей памяти. Лучше сдать ее на руки директору и спокойно дожидаться своего наказания, чем ухудшать ситуацию. Ты об этом не думал, не?

Упырев полуэльф!

Редко когда выдавался случай, и он оказывался не прав. Кто бы знал, как я ненавидел его за это! Там, где я привык обходиться грубой силой, магией или яростью, мальчишка предпочитал спокойно думать и соединять все картинки мозаики воедино. Я был сторонником силы, а этот малыш — логики и знаний, и возможно, именно поэтому мы и нашли что-то, что отдаленно напоминало общий язык.

По крайней мере, можно было спокойно жить в одной комнате, не ожидая смертельного удара в спину. Академия Некромантии — не то место, где можно доверять друг другу.

— Идем, — отрывисто бросил, направляясь к входной двери.

Ситуация в целом выводила меня из себя.

Нет, на отчисление мне было глубоко наплевать. Наоборот, это давало мне не маленькое преимущество для того, чтобы закончить начатое. Эта тварь умрет рано или поздно, а потом, настанет время, я доберусь и до ее лживых глаз...

— Кхе-кхе, — многозначительное покашливание за спиной дало понять, что что-то не так. Уж слишком слащаво звучал голос полуэльфа. Посмотрев на собственные руки, я понял, в чем дело и погасил изумрудно-зеленое пламя. В коридорах Академии не стоило разбрасываться сырой силой — слишком много здесь было нежити, которая этого только и ждала, — Ариатар, уж не привиделись ли тебе опять чьи-то голубые глазки?

— Еще одно упоминание о ней, — спокойно предупредил, скрывая ярость, но не пожалев стальных ноток в голосе, — И ты пожалеешь о том, что покинул свое кладбище. Не нарывайся, Таилшаэлтен. С некоторыми вещами шутить не стоит.

— Ари, — растерянно выдавил из себя полукровка, стоявший позади меня. Но слушать его я уже не стал, направившись в сторону коридора, ведущего из Академии в здание Гильдии Некромантов. Мальчишка знал, куда лезть не стоит, и он за это получил.

Играть на мох нервах, не позволено даже ему.

Остановившись у тяжелой двери, наполовину обитой тяжелым, потемневшим от времени железом, я взялся за ручку и на миг замер. Директор Академии и глава Гильдии был на своем месте. Я всегда легко мог ощущать его присутствие...

— Входи, Ариатар, — раздался из-за двери спокойный голос, — Не стоит обивать порог, если не собираешься через него переступать.

Чуть приподнял уголок губ в подобии улыбки. Похоже, что этому дракону пора на пенсию — только с возрастом ему подобные рептилии начинают пороть столь загадочную чушь.

— Я все слышу, — усмехнулся высокий мужчина, относительно молодой, с тонкими чертами лица и темными волосами, которые длиной превзошли мои. Карие глаза директора, на дне которых таилось зеленое пламя, смотрели на меня внимательно, словно пытаясь понять, что за забавная зверушка предстала перед ним.

Вот только в этом не было никакой необходимости — этого дракона я знал с рождения.

— Да, — согласился Сеш?ъяр, чуть наклонив голову, — Только это не дает тебе никакого права сделать то, что сделал ты.

— Я только начал, — послал дракону улыбку, не предвещающую ничего хорошего.

— Не будем об этом, — неожиданно оборвал меня дракон, который представлял собой намного больше, чем казалось на первый взгляд. Еще никогда, до него, в роду Золотых драконов, в правящей ветви, не рождались некроманты. И конечно, кто, как не он, мог возглавить и Гильдию, и Академию? — Я вижу, ты пришел не один. Рик, представь нашу маленькую гостью.

— Если бы это можно было сделать, — проворчал эльфенок и, пока я, заглушив растущую злость от столь короткого разговора, располагался в кресле, предназначенном для посетителей, полукровка шагнул вперед, потянув за собой девчонку, отчаянно пытающуюся спрятаться за его спину. — Ее принес Ариатар. Кто-то пытался убить ее там, на площади. Но кто, и почему, мы не знаем. Она немая, и вдобавок к этому, кажется, потеряла память. Возможно из-за удара, или потрясения. Ведь...

— Можешь не продолжать, — внезапно нахмурился директор, не отрывая взгляда внимательных глаз от девчонки, которую полуэльф пытался вытащить из-за спины. Но все его попытки пошли прахом, когда дракон неожиданно поднялся и, постукивая пальцами по столу, медленно его обошел.

Увидев приближающегося к себе незнакомого мужчину, от которого явно не исходило ничего хорошего, девчушка, резко вырвав свои руки из хватки Рика, бросилась назад, но запнувшись о край ковра, упала. Еще до того, как она успела встать и предпринять еще одну попытку к бегству, дракон-некромант уже опустился перед ней, опираясь только на одно колено.

Протянув руку, директор ухватил двумя пальцами дрожащий подбородок девчушки и, спокойно улыбаясь, произнес:

— Тс-с-с... Не нужно сопротивляться, маленькая. Я не причиню тебе вреда.

Я с толикой удивления смотрел, как девчушка, ранее перепуганная до полусмерти, замерла и уже всего лишь с толикой недоверия смотрит на дракона, не решаясь сдвинуться с места, но и убегать она явно не собиралась. Забавно.

— Ты же чувствуешь, что меня не нужно бояться, правда? Чувствуешь, я знаю. Вот так, успокойся. Позволь мне посмотреть...

Что происходило дальше, не сложно было догадаться. Не отрывая внимательного взгляда, директор просматривал мысли девчонки.

— Ну, что там? — не выдержал Рик, когда молчание явно затянулось. Его любопытство, признаться, иногда выводило меня из себя.

— Ничего, — хмуро произнес некромант, поднимаясь, — Она ничего не помнит с того момента, когда Ариатар вернул ее из обморока. Более того, она действительно не может говорить, хотя видимых повреждений нет, в том числе и магических. Интересно... Ариатар, ты не мог бы вспомнить, что тогда происходило?

— А разве вам еще не доложили? — не без сарказма спросил, глядя на Сеш'ъяра.

— Доложили, — кивнул директор, но неожиданно нахмурился, — Но там нет никого, кто мог бы дать показания. Кто бы это ни был, но они позаботились о сохранности тайны. Трупы не заговорят.

Интересно...

Прикрыв в глаза, я заново прокрутил в памяти те моменты, когда обнаружил кровавую бойню на площади. Охотились те наемники либо за девчонкой, либо за ее матерью, других вариантов не дано. Но какой тогда смысл убивать последнюю? И держать это в такой тайне?

К тому же, я ясно помню, как некто с блондинистыми волосами швырнул в девчушку каким-то заклинанием перед тем, как исчезнуть. Им нужна была она, а женщину убили для того, чтобы девушка была покорной в их руках. Учитывая мою расовую принадлежность, я кое-что в этом понимал. Если вспомнить тот ее крик...

Стоп. Крик?

— Она лжет, — холодно произнес, резко поднимаясь с кресла, — Она могла говорить еще сегодня ночью.

— То, что она могла говорить, совершенно не означает, что она может это делать сейчас, — заметил директор, глядя, как я быстро подхожу к ним.

— Нет, — нехорошо улыбнулся и, схватив девчонку за руку, резко поставил на ноги, — Я слышал, как она кричала. И она знала, что на площади на ее глазах убили ее мать. Она лжет. И зачем — я это выясню.

— Ариатар, нет! — только и успел выкрикнуть полуэльф, когда я, отрастив ноготь, резким движением сделал глубокий надрез на руке, которую держал. Девушка, которая раньше смотрела на меня с легким недоверием, но не страхом, начала судорожно вырываться, но сделать она ничего не могла — силенок было маловато.

Поморщившись, резко дернул девчонку на себя и, не медля, прижался губами к кровоточащей ране на ее руке.

— Упырев демон! — выхватив из моей хватки ее руку, полуэльф оттащил перепуганную девушку подальше. Но я уже узнал все, что хотел.

— Убедился? — холодно произнес Сеш'ъяр, смотря на меня.

— Да, — усмехнулся, вытирая кровь с подбородка, — На ее памяти и крови стоит сильнейший блок. Кто-то сильно не хочет, чтобы девчонка раскрыла свою тайну.

— Ариатр, скажи, — ледяным голосом спросил дракон, — Неужели ты думал, что я об этом не знаю?

— Ты не спешил с ответом, — пожал плечами, стряхнув с пальцев ее кровь, — Теперь все предельно ясно.

— Она изменила тебя, — спокойно заметил некромант. И я мгновенно понял, о ком идет речь. Но показывать, как меня задевают воспоминания о ней, не собирался.

— Я демон, — скучающим тоном заметил, рассматривая отблески огня в огромном камине, — Не стоит об этом забывать. Я могу идти?

— Нет, — неожиданно жестко ответил... уже не Сеш'ъяр. А глава Гильдии и сильнейший некромант нашего мира. Подобное отличие мне стоило заметить чуть раньше, — Ты не уйдешь, пока не выяснится, кто она, и что скрывает.

Вопросительно изогнул бровь, ожидая продолжения.

— Ты понял, что это значит, — кивнул директор, — Подобный блок невозможно снять, не разрушив полностью сознание. Остается только ждать, пока к ней самой вернется память... или речь.

— Вы собираетесь оставить ее здесь? — изумленно выдохнул полуэльф, продолжая прижимать к себе заливающуюся слезами девчонку.

— А где еще? — посмотрел на него дракон, — Ее привезли сюда, значит, зачем-то это было нужно. Занятия начинаются через три месяца. В ней есть магия, и не слабая. Ариатар, за это время, ты должен сделать из нее некромантку, способную обучаться, как и ты, на втором курсе.

— Я не собираюсь возиться с немой девчонкой! — рыкнул, уже не сдерживая злость.

— Придется, — спокойно улыбнулся дракон, — Ты будешь опекать ее и учить до тех пор, пока она не вспомнит. Только в этом случае твои родители ничего не узнают о поединке с магистром Рай'шатом и ты останешься в Академии. Выбирай.

— Ты... — зло выдохнул, сжав кулаки. Я ненавидел, когда мне ставили условия.

— Не забывай, с кем ты разговариваешь, Ариатар, — отрывисто бросил директор, спокойно возвращаясь в свое кресло, — Ты будешь защищать, и учить ее до тех пор, пока она не сможет стать достаточно сильной для того, чтобы разорвать заклятие. И ты не предпримешь никаких попыток навредить Рай'шату, иначе незамедлительно вернешься домой, в Сайтаншесс. Это мое условие. Выбирай.

— Я отправляюсь домой, — усмехнулся, разворачиваясь, чтобы покинуть кабинет. Я никогда и никому не позволю собой управлять. Сеш'ъяру стоило об этом вспомнить.

— Тогда мне остается только одно, — я не видел, но чувствовал, что дракон улыбается, — Я давно уже не видел Сайтаншесскую Розу.

Я резко остановился уже на пороге и до хруста в пальцах сжал дверную ручку.

Не было в этом мире ни одного эрхана, который бы не знал это прозвище. И более того, я не мог не знать, что это прозвище принадлежит собственной матери. Дракон-некромант прекрасно дал понять, что стоит мне только переступить порог его кабинета, и еще до восхода солнца черная роза эрханов будет знать о том, что я сделал.

— Ты правильно меня понял, — спокойно произнес директор, — И каков же будет твой ответ?

— Я присмотрю за этой девчонкой, — не пытаясь особо скрыть злость в голосе, произнес, сжав зубы, — И видят боги, мой вины не будет, если она не выживет.

Дракон лишь рассмеялся в ответ.

Глава 2

Мне было страшно.

Но даже это слово не могло описать все то, что я чувствовала с того момента, как что-то неизвестное заставило меня открыть глаза.

Я никогда не думала, что смогу испытывать такой ужас, глядя на этого незнакомца с крыльями. От него веяло силой... безграничной, жестокой, могущественной. Казалось, что его окружает непроглядная тьма, что он сам, является частью этой тьмы... но более того, от него веяло яростью, и такой, что это заставляло меня сжиматься в комок, молясь только об одном — оказаться как можно дальше отсюда. Я не знала, что я ему сделала, чем я вызвала его гнев, но он чувствовался настолько явно, что заставлял меня дрожать и метаться в панике, желая только одного — оказаться как можно дальше от этого мужчины.

Но вот только где я находилась, куда мне идти, и кто я сама — я не знала.

Это было еще страшнее.

Дверь захлопнулась с ужасающим треском, который отозвался болью по натянутым нервам и, беззвучно всхлипнув, я осела на пол, не выдержав напряжения. За что?..

Я хотела кричать, кричать в голос, от страха и боли, от чувства неизвестности, от осознания того, что попала в тупик, из которого выходу уже нет... но я не могла говорить. Да и могла ли вообще когда-то?

— Ну, тише, — я почувствовала на своих плечах чьи-то руки, и страх, который не собирался меня покидать, заставил как можно скорее отдалиться, судорожно метнуться в сторону, невыносимо желая только одного — остаться, наконец-то одной.

Я боялась. Я боялась, что мне снова причинят боль. Вот только... не сама боль меня пугала, нет. Ожидание будущей боли было в сто крат хуже.

Я не знала их, я не знала ничего об этой жизни. Очнуться в неизвестном месте, увидеть окровавленные, мертвые тела со стеклянными глазами, лишенными хоть капли жизни, зарево пламени и тошнотворный запах крови и смерти... и его, темно-синие глаза, полные ярости и желания убивать, было ужасно. Я не знала, кто он, кто я, и что я здесь делаю. Я думала, что он хочет меня убить....

Но потом, когда я очнулась второй раз, я его узнала. Я не знаю, почему, но он увел меня с того ужасного, пропитанного болью и смертью места. Я чувствовала его силу и на миг, всего на миг, я подумала, что он не причинит мне вреда, но... больно.

Слезы сами потекли из глаз.

Я не хотела так жить. Без памяти, без голоса, без знаний.

Я всего лишь никому ненужная оболочка, внутри которой пустота...

— Ну, девочка, не стоит так убиваться. Все еще может быть поправимо, — спокойный, умиротворенный голос, полный заботы и уверенности, обволакивал сознание, заставив посмотреть на своего обладателя. Высокий, красивый... необычный? Да, наверное.

И мне не нужно его бояться. Не потому, что он так сказал, а потому, что я это чувствовала. В его глазах была смерть, но не та, не в своем обычном понимании. Я не могла понять, что это значит, но чувствовала — ничего плохого он мне не сделает. Он выше всего этого. Выше боли, выше смерти, выше отвратительного инстинкта причинить кому-то страдания ради собственного эгоистичного удовлетворения... Но... он меня слышит?

— Слышу, — кивнул черноволосый мужчина, который выглядел молодо, но при взгляде на него ощущалось что-то такое, что заставляло понять даже меня — он не тот, кем кажется на первый взгляд, — Тебе не нужно говорить вслух, ребенок, чтобы я тебя услышал. Но никто другой твои мысли знать не должен. Рик, справишься?

— Думаю да, — ответил еще один голос, о котором я уже забыла. Невольно вздрогнув, посмотрела на его обладателя, сидящего на ковре рядом со мной. Парень. Молодой, сильный и привлекательный. Он задумчиво на меня смотрел, и где-то внутри меня все сжалось от этого взгляда. Он обещал, что не причинит мне вреда, но... как я могла ему поверить? После всего, что произошло? Тот, другой, с крыльями, он ведь тоже так говорил... Я его боялась. Я боялась их обоих.

Ощущая собственную ничтожность, я боялась всего, что меня окружает. Это было сильнее меня.

Собственное хрупкое, слабое, измученное болью тело не могло мне помочь в случае опасности. Владела ли я магией, могла ли я сделать хоть что-то, чтобы себя защитить? Нет... Я даже не могла произнести не звука, чтобы хоть таким примитивным способом показать, как мне больно от всего этого. От произошедшего, от незнания, от беспамятства, от немоты и... от осознания собственного бессилия.

— Тогда позаботься о ней, пока Ариатар не придет в себя, — попросил? Нет, приказал незнакомец, сидящий за высоким, массивным столом. Я была точно уверена, что никогда не видела его ранее, но я осознавала, что властью в этом месте обладает именно он. Это чувствовалось в его взгляде, в его уверенности в себе. И, когда он повернулся ко мне, я уже знала, что послушаюсь его, чтобы он не сказал, — Девочка, тебе нужно пойти с этим молодым человеком. Верь ему. Он вреда тебе не причинит.

С опаской посмотрела на молодого незнакомца, который, улыбаясь, протягивал мне руку. В голове мелькали какие-то странные образы, а боль в руке мешала выхватить ту единственную, нужную мне мысль. Все смешалось с того момента, как я вошла в это помещение. Но... я его видела... Его я увидела первым, когда очнулась! У него милое лицо, и он говорил, что ничего плохого мне не сделает.

Верить? Нет, я ему не верила.

Но тот, второй, за столом, сказал мне его не бояться. И что-то внутри меня не спешило сопротивляться этой просьбе. Наверное, это могло быть только одно — призрачная тень надежды, что хоть кто-то не желает мне зла...

Все еще с опаской протянув ему руку, насторожилась, внутренне содрогаясь при мысли, что он внезапно что-нибудь сделает. Резкое движение, удар, а затем боль... Это лишь один из многочисленных вариантов, которые рисовало мне измученное постоянным ожиданием боли и страха воображение. И в большинстве своем, и одно, и второе чувство, всегда оказывались реальными. Слишком реальными, чтобы можно было закрыть на это глаза.

Я не знала, что ожидать от окружающих меня людей. Неизвестность пугала более всего, но даже она не могла увести мои мысли... я действительно боялась повторения той боли, что причинил мне крылатый незнакомец.

Таких, как он, вокруг могло быть множество.

И... мне не оставили выбора. Я не могла даже решить для себя, что мне делать. Я просто не знала, что мне делать! Только одно было ясно — без их помощи я погибну. Хочу я этого или нет, но мне придется протянуть руку этому парню, а потом... просто ждать. Покорно ждать своей участи, потихоньку сходя с ума от боли и бессилия, осознавая собственную ненужность...

— Вот так, — продолжая улыбаться, парень легко потянул за мою руку, помогая подняться. Перебинтованное запястье отозвалось сильной болью, и я дернулась, вырвав из его ладони свою руку. Не знаю, почему, но он мгновенно переменился в лице и... извинился? Передо мной? — Прости, я не хотел!

— Рик, вам придется постараться, чтобы этот ребенок забыл чувства страха, — как-то не совсем весело произнес тот, постарше, — Отнеси ее в вашу комнату, так будет лучше для нее. Все остальное обсудим потом... Помни, девочка — тебе не нужно его бояться.

Неуверенно кивнула, сжав кулаки и пытаясь унять бившую меня дрожь. Довериться? Как? Как я могу это сделать, когда сердце готово выпрыгнуть из груди, а от слабости подкашиваются колени?

Закусив до крови губу, я сжала кулаки еще сильнее. Правая рука словно загорелась от боли, и на глаза навернулись слезы. Я все сжалась, когда этот парень подошел ближе и, не выдержав, закрыла глаза, пытаясь унять бившую меня дрожь.

Я не должна его бояться.

И все же я дернулась и попыталась вырваться, когда он поднял меня на руки. Остановил меня только его предупреждающий, спокойный и ласковый голос:

— Не вырывайся, не нужно. Я отнесу тебя в ту комнату, с книгами и камином, помнишь ее? Там ты будешь в безопасности. Закрой глаза и ничего не бойся. Поверь, эти коридоры тебе лучше пока не видеть. Я сам иногда побаиваюсь по ним ходить.

Неуверенно кивнула, и крепко зажмурилась. Но только это не помогало. Боги, лучше б я ничего не видела и не слышала, лучше бы я вообще не рождалась такой...

Меня куда-то несли.

Я чувствовала холод, слышала множество жутких звуков, леденящих душу, чувствовала, что где-то бродит смерть и опасность. Вокруг была тьма и холодящая душу неизвестность, и если бы не сильные руки, прижимающие меня к крепкому телу, четкие, уверенные шаги и спокойное, ровное биение его сердца, наверное, я бы не выдержала... Сломалась, закричала, пытаясь убежать, сбивая ноги и метаясь в поисках выхода... Но скорее всего, от этого нереального ощущения паники я бы просто сошла с ума.

Боги, я больше не могу так!

Казалось, что в любой момент откуда-нибудь придет удар, а затем боль. Я словно наяву видела, как мое тело разрывают на куски жуткие, когтистые лапы, как все вокруг залито кровью, как сверкает сталь, разрезая кожу, плоть, убивая во мне жизнь и те крохи тепла, что еще теплились где-то там, на дне...

Вцепившись руками в рубашку того парня, еще крепче зажмурилась, судорожно вздохнув и прокусив губу. Пожалуйста, пускай это все закончится, как можно скорее... Пожалуйста...

— Ну вот, мы и пришли! — бодрый голос над моим ухом заставил вздрогнуть и открыть глаза.

Мы опять были в той самой комнате, ярко освещенной. Здесь никого не было, только много старинных книг, от которых веяло спокойствием и знаниями, мягкий, теплый свет откуда-то из-под потолка, большой камин с живым, пылающим в нем огнем, и здесь было удивительно тепло... А главное, здесь не было того, чего бы я могла бояться.

Мои ноги с облегчением подкосились, когда парень поставил меня на пол, и я села прямо на ковер, подавив судорожный вздох облегчения. Эта комната, меня уже не пугала.

— Устала? — передо мной возникло лицо молодого человека, который опустился на корточки совсем рядом. Только сейчас, после того, как он сдержал свое слово, и не причинил мне вреда, я позволила себе открыто заглянуть в его лицо, уже не боясь того, что увижу ярость или затаенную злобу в его глазах, но все еще немного опасаясь. Я его совсем не знала, но он... он меня действительно не обманул.

Его каштановые волосы, сильно растрепанные, выглядели странно, словно он стриг сам себя без участия зеркала. Неожиданно что-то увидев сквозь спутанные пряди, я сильно удивилась, не смотря на не отступившую еще дрожь. Тело, да и все мое существо, еще отказывались понимать, что все позади.

Видимо, парень это заметил, потому что нахмурился и спросил:

— Что такое?

Я попыталась сказать, но из собственного рта не вылетело ни звука. Я уже почти забыла, насколько ограниченной и ничтожной я являюсь... С трудом сглотнув, чтобы не разреветься, указала сначала на него, а потом подергала себя за кончик уха, не зная, как еще ему объяснить.

— А, ты об этом? — рассмеялся паренек и, откинув волосы, продемонстрировал свое ухо, чуть заостренное вверху, — Я полуэльф, если ты не поняла. Ты знаешь, кто такие эльфы?

Эльфы? Я невольно нахмурилась. Что-то промелькнуло в голове, какие-то мысли, но уловить смысл их я не смогла. Но это было что-то... знакомое? Нет, не могу вспомнить.

Я отрицательно покачала головой, опять закусив губу, но на этот раз уже от боли. Затылок начинало ломить от напряжения, как только я пыталась еще раз воскресить в памяти то, что не знала... или знала?

Нет, не могу. Больно.

— Ничего, — улыбнулся этот... полуэльф, — Посидишь здесь немножко, пока я найду, чем обработать твои раны? Не волнуйся, дверь заперта и сюда никто не войдет.

Неуверенно кивнула, покосившись на две большие двери, расположенные по разные стороны от камина. Они казались надежными, но...

— Не волнуйся, — ободряюще произнес парень, чуть коснувшись моей головы. Я непроизвольно вздрогнула, но с большим трудом заставила себя не двигаться с места.

Еще рано утверждать, но... его мне не нужно бояться.

— Я скоро вернусь, — сжав пальцы в кулак, хмуро произнес парень и, резко развернувшись, направился в сторону кресла, за которым виднелся черный занавес, словно состоящий из черного дыма. От него веяло ужасом и я, подобрав под себя ноги, придвинулась поближе к теплому, весело потрескивающему огню в камине. Но вполглаза наблюдать за мглой между стеллажами, не перестала, ожидая появление полуэльфа. А может, и кого-то другого...

Кто я?

Этот вопрос продолжал меня мучить. И ответа на него, все равно так и не было. Как и собственного имени, семьи, дома...

Беззвучно всхлипнув, уткнулась лицом в колени. За что мне все это? В чем я провинилась? Почему все хотят мне только зла? Что я могла сделать, чтобы Боги так на меня ополчились?

Но ведь... не только они? Кто-то еще?.. Я... я знаю об этом!

Внутри вдруг появилось горькое осознание того, что кто-то хочет меня убить. Не знаю, кто, не знаю, почему, и что я ему сделала, но это правда. Я это чувствовала. Это было, наверное, единственным, что я знала из своей прошлой жизни.

Вот почему я так всего боялась. Этому есть причина, и не только потеря памяти тому виной! Дикая боязнь боли и неизвестности не была защитной реакцией! Она была моей, родной и, кажется, привитой очень давно... Но почему? И кого мне действительно нужно бояться? За что меня хотят убить?

Ответов не было. Была лишь все та же, разъедающая слезами глаза неизвестность и пустота в душе, а так же боль, но не телесная, а та, что была где-то там, глубоко внутри, в районе моего сердца...

Тихие шаги и деликатное покашливание за спиной вернуло меня к реальности. Резко вскинув голову, я увидела приближающегося полуэльфа и отвернулась, чтобы скрыть слезы.

— Не нужно, — спокойно произнес парень, усаживаясь рядом, — Слезы приносят облегчение. Не нужно их стесняться.

Услышав приятный, полный сочувствия и понимания голос полуэльфа, я не выдержала. Всхлипнув, бросилась на него и повалила на пол, чтобы тут же, вцепившись пальцами в его рубашку, безудержно разреветься. Мне было больно. Больно, страшно и одиноко.

И пускай я его совсем не знала и все еще боялась, я хотела почувствовать хотя бы эфемерную тень надежды. Хоть совсем размытое, практически нереальное, но чувство того, что я кому-то нужна. Не важно, зачем и для каких целей, но нужна. Живая и невредимая, а не мое хладное тело... Что меня не оставят, не бросят, не обидят...

— Я все понимаю, — тихо произнес парень, неожиданно крепко прижав меня к себе, — Тебе страшно и одиноко. Не бойся. Я буду рядом с тобой. И я тебя не обижу.

Не знаю, сколько я еще беззвучно ревела, а руки полуэльфа успокаивающе гладили меня по голове и спине. Когда же слезы кончились, и я медленно отстранилась и села, я чувствовала себя совершенно опустошенной. Навалилась слабость, усталость и апатия. Вдобавок к этому, нещадно ломило все тело, еще не совсем сильно, но изматывающе. Голова кружилась и меня начинало подташнивать.

— Успокоилась? — грустно улыбнувшись, спросил парень, сев рядом и положив руки на колени, словно пытаясь показать, что ничего плохого он не задумал. Вытерев слезы, я поняла, что он хочет. Дождавшись моего неуверенного кивка, он осторожно взял мою руку и едва слышно ругнулся, — Упырев демон!

Рана на руке выглядела ужасно. Глубокая, с опухшими и покрасневшими краями, еще сочившаяся кровью, она ужасно болела. Я отвернулась, чтобы этого не видеть, чувствуя, как к горлу подкатывает комок.

— Потерпи немножко, — попросил полуэльф, размотав бинт на запястье, — Сейчас будет немного щипать. Кстати, меня зовут Рик.

Я удивленно повернулась к нему, на миг забыв о боли и усталости. Рик? И все?

— Тебя это удивляет? — забавно фыркнул паренек, аккуратно смывая мягкой губкой кровь с моей руки. Он не солгал — кожу действительно немного пощипывало, — Непривычное имя, согласен. И короткое. Мое настоящее имя Таилшаэлтен, а Рик — это прозвище, данное мне уже давным-давно. Я к нему как-то привык.

Я неуверенно кивнула, боясь его обидеть. Его прозвище звучало лучше, чем имя. Слишком оно было... труднопроизносимое. К тому же... я понимала, что все это он рассказывает не просто так. Он пытался меня отвлечь, чтобы не возникло неловкости, после моей истерики. И она бы была, наверное... Но что-то теперь мешало мне почувствовать неловкость и, приглядевшись к полуэльфу, я поняла, что это было. Я больше его не боялась...

Он понимал, что я чувствую. Не знаю, как и почему, но он действительно понимал.

И обидеть я его не хотела.

— Вижу, и тебе мое имя не по вкусу, — скривился полуэльф, но, заметив мой испуганный взгляд, рассмеялся, накладывая на рану какую-ту мазь, — Не волнуйся, я ничего против не имею. В конце концов, не все эльфийские имена должны приходиться по вкусу другим расам. Мой отец был светлым эльфом, а мать — человеческой женщиной. Таких, как я, называют полукровками. А наш крылатый друг... хм, ладно, не будем о нем. Ну вот, я закончил. Давай другую руку.

Вздохнув, протянула ему вторую руку, с которой полуэльф тоже снял бинт, нанес мазь и замотал другим, чистым бинтом. Тоже самое он проделал и с моими коленями. И делал все это он осторожно, явно боясь мне навредить, или же испугать...

— Ну вот и все, — довольно вздохнув, Рик собрал в кучу все, что принес и отодвинув подальше, посмотрел на меня, — Как ты себя чувствуешь?

Я открыла рот, пытаясь сказать, что все хорошо, и он не сделал мне больно, но... тишина. Я не могла произнести ни звука. Видимо, полуэльф это понял, потому что поднялся и улыбнулся как можно веселее:

— Ладно, это глупый вопрос! Только знаешь, что странно? Ты все время пытаешься что-то сказать! Если бы ты до потери памяти была немой, у тебя бы такого рефлекса просто не было... а значит, ты когда-то разговаривала! Если ты недавно потеряла голос, значит, мы сможем его вернуть! Подожди минутку, я уберу это все и вернусь, хорошо?

Я разговаривала? У меня был голос, и я могла говорить? Правда?

И... он сможет его вернуть?! Но... все это слишком хорошо, чтобы быть правдой. В чудесные избавления я просто уже не верила. Но все же...

Попыталась выкрикнуть его имя, я уцепилась за руку, пока он не ушел. Но с губ не сорвалось ни слова, и я только грустно улыбнулась. Еще действительно слишком рано даже надеяться. Но...

— Пожалуйста, — улыбнулся полуэльф, каким-то образом поняв, что я хочу ему сказать, — Я буду рад помочь тебе. Я сейчас вернусь.

Неуверенно кивнула и подтянула колени к груди, чтобы положить на них ставшую слишком тяжелую голову.

Я устала. Я действительно слишком устала...

— Не успела соскучиться? — приятный, даже какой-то мелодичный голос парня вывел меня из сонного оцепенения. Открыв глаза и щурясь от внезапно ставшего ярким света, увидела садящегося на ковер полуэльфа.

Отрицательно помотала головой, чувствуя, что глаза слипаются. Мне очень хотелось спать.

— Слушай, — задумчиво протянул парень, — Нужно дать тебе имя. Надо же к тебе как-то обращаться!

Что? Имя?.. Да, конечно, мне нужно имя, хоть какое-то, но... Но у меня должно быть свое имя! Свое собственное!! Оно... оно...

— Не помнишь, — покачал головой парень, все прочитав в моих глазах, — Так что придется придумывать, уж извини.

Невольно нахмурилась, сжав кулаки. Мне это не нравилось. Мне, правда, не нравилось! У меня должно быть свое имя, данное мне при рождении! А не чужое, присвоенное!

— Хорошо, — посмотрев на меня, полуэльф протянул перо и лист пергамента, словно и в этот раз меня понял, — Попробуй записать все то, что всплывает в памяти. Даже буквы или знаки. Может, так хоть имя твое выясним.

С благодарностью посмотрев на парня, взяла в руки пергамент... и растерялась. Вся решимость куда-то ушла.

Нет, я не хочу так! Я хочу вспомнить свое имя!

Взяв перо, вздохнула и постаралась сосредоточиться. И совершенно напрасно — в голове было пусто, словно все мысли кто-то вымел огромной метлой. Машинально прикусила кончик пера, водя пальцем по чистому листу и прикрыв глаза. Ну же, пожалуйста...

Тщетно. В голове по-прежнему было пусто. На глаза навернулись обидные слезы... я даже имени своего вспомнить не смогла.

— М-да... — тихо произнес полуэльф, отобрав у меня перо, — И что нам с тобой делать?

— Ее мать звали Самина. Может это тебе что-то скажет, — раздался позади холодный, спокойный голос, заставивший меня судорожно дернуться и вскочить, на мгновение забыв о боли и слабости. Чувство нарастающей паники внутри растеклось по телу, диким стуком отдаваясь в ушах, а спина ждала сильного, смертельного удара.

Поскользнувшись на гладком ковре, упала, ударившись локтями и коленями, но боли уже не почувствовала. Я хотела лишь одного — спрятаться от этого голоса как можно дальше, и как можно скорее, чтобы не видеть его, не слышать, не чувствовать... И только оказавшись за спиной полуэльфа, судорожно вдохнула воздух, пытаясь унять крупную дрожь, вцепившись руками в его рубашку.

Появившийся около камина крылатый незнакомец вселял в меня совершенно неуправляемый, животный страх.

Кастиэльерра

Громкий стук, раздавшийся где-то рядом, заставил проснуться. Открывать глаза категорически не хотелось, но чей-то явный страх мешал сладко спать дальше.

Хрдыр, да кто там пугливый такой оказался?

— Эмиль, ты чего? — приоткрыв один глаз, вопросительно покосилась на светлую эльфийку, сидящую прямо на полу. Ее испуганные, широко-раскрытые ярко-голубые глаза, которые вроде как еще вчера были раскосыми, без всяких слов говорили о том, что причину своего прерванного сна я обнаружила. Вот же... пугливое создание!

— Ты не чувствуешь? — рассержено прошипели с другой стороны. Насмешливо покосилась на Хэсса, который, тоже проснувшись, настороженно зыркал по сторонам.

Кошак... как есть кошак!

Впрочем, Соран, братец его старший, ничуть не лучше. Только ведет себя немного поспокойнее, хотя и весьма напряжен, что видно по его мышцам, перекатывающимся под тонкой ру... ой, извиняюсь! А рубашка где?

Так... опять мы вчера в гостиной заснули!

Это уже начинает входить у нас в привычку...

И все из-за упырева отчета, который наш любезный директор, что б ему там икалось, потребовал немедленно сдать, сразу после того, как мы явились с практики. То есть три дня тому назад. И вот кто нас дернул так быстро разобраться с этим восстанием домовых в Райпсаре? Сидели бы сейчас там, но нет, вернулись на два месяца раньше, и кукуем теперь над бумажками, как упырь знает кто. А все из-за того, что грамотно изложить все наши разборки с домовыми на бумаге не может никто из этих... магов, а мне это делать банально лень.

— Дали же боги мне напарничков, — недовольно пробурчала, от души потянувшись. Третий год вместе учимся, а мирной жизни как не было, так и нет. — Чего переполох-то устроили?

— Ты не чувствуешь Тьму? — спросил Соран, бросив на меня беглый взгляд.

Тьму? Так я вроде ничего не делала...

— Кастиэль! — раздался за дверью голос, наполненный тихой яростью, с нотками металла, который заставил вскочить эту троицу, причем одновременно.

— Ох, ты! — удивленно вскинула брови, — Братца нелегкая принесла!

И точно — не успело пройти и пары секунд, как посреди гостиной заклубилась Тьма, а когда начала рассеиваться, из нее шагнул на ковер явно чем-то недовольный демон.

Ну, правильно, через защитное заклинание на входной двери он проходить не решился, ибо предпочитает вообще с моими охранкам не связываться, после того, как одна из них, экспериментальная, ему чуть все перья из крыльев не повыдергивала. Нет, а что? Я не садист, просто не нужно совать свой хвост, куда не просят!

— Явление первое и последнее, — не предвещающим ничего хорошего голосом произнесла, при этом спокойно поднимаясь с мягкого, удобного в плане сидения, но не ночлега, кресла.

— Я вас от чего-то отвлекаю? — насмешливо вскинув бровь, поинтересовался демон с такой непередаваемой улыбкой, что бедная эльфийка явно ушла в тихий обморок, а Хэсс едва слышно зашипел, тайком выпустив когти. Соран еще сдерживался, но, зная моего братца, это было делом недолгим. Ведь это он еще мило улыбнулся!

— На пару слов, — выдавив из себя что-то похожее на оскал, направилась в сторону спальни. Едва уловимые даже моим чувствительным слухом шаги за спиной дали понять, что эрхан нервировать дальше мой квадриум не пожелал. Что странно, кстати. Обычно он уходил только при предсмертных конвульсиях Эльминэ (так звучало полное имя эльфийки) и яростного рыка уже старшего братца-аронта.

Едва за моей спиной закрылась дверь женской спальни, как я резко развернулась, выбросив руку.

— Горячее приветствие? — усмехнулся демон, спокойно поймав мой кулак в паре сантиметров перед своим носом. Синие глаза смотрели с легким прищуром, а на его губах играла полная ехидства улыбка. Не выдержав, я опустила руку и, подпрыгнув, повисла на эрхане, обхватив ногами его талию, а шею руками.

— Упырев демон! — ругнулась, и, резко выдохнув, тихо прошептала, прижавшись лицом к его плечу, — Я скучала, Ари...

— Я тоже, сестренка, — так же тихо вздохнул эрхан, зарывшись лицом в мои волосы.

Еще крепче прижалась к такому злому, но к такому безумно родному демону. Скучала — это было совсем не то слово.

— Где ты был, Ари? — соскользнув на пол, прикоснулась кончиками пальцев к загоревшей коже брата. Положив свою руку сверху, эрхан прижал мою ладонь к своей щеке и на мгновение прикрыл глаза, — Я не видела тебя два года!

— Прости, Касти, — едва заметно покачал головой он, пока я жадно всматривалась в такие родные и похожие на мои черты лица. Хотя внешность досталась этому демону больше от нашей матери, схожесть между нами явно просматривалась, только когда мы стояли рядом. А так, увидев нас по отдельности, никто бы не догадался, что мы — близнецы. И мы этим беззастенчиво пользовались.

— Это она да? — нахмурилась, легко увидев тоску на дне глаз брата, — Это из-за нее ты пропал? Из-за Лиераны?

— Касти, не начинай, — поморщился братец и, обойдя меня, развалился на кушетке, стоящей около стены, — Меньше всего сейчас мне хочется слышать твои упреки.

— Мама была права, — задумчиво прикусила губу, глядя, как демон уставился куда-то в пустоту, — Эта эльфийка тебя сильно изменила.

— Касти! — тихо рыкнул демон, зло посмотрев на меня. Ха... нашел, на кого скалиться!

— Сто двадцать восемь лет Касти! — огрызнулась и, немного подумав, уселась на колени к брату, — Я тебя предупреждала! Да и маме она тоже не нравилась особо...

— Как она? — внезапно тихо спросил Ариатар, вновь становясь каким-то отстраненным. Прямо таким, как мама и рассказывала, когда этот буйный нелюдь заявился домой пару месяцев назад. Где он был два года — не знал никто, хотя все были в курсе, как с ним поступила Лиерана. И только поэтому отец запретил его искать, сказав, что он должен сам успокоиться и вернуться.

И он вернулся не так давно, но меня не было в то время не было в замке. Мама писала, что Ари сильно изменился и, естественно, ее это расстраивало, хотя виду она не подавала. Но ведь мой братец далеко не идиот, и сам обо всем догадывается...

— Сам подумай, — сердито буркнула и, скинув туфли, поставила ступни на резной подлокотник, — Сколько тебя не было?

— Мне жаль, — прикрыл глаза Ари, незаметно обвив мою талию своим хвостом. Вздохнув, я прижалась к родному нелюдю и положила голову ему на грудь.

— Было бы жаль, ты бы так себя не вел, — мягко упрекнула и внезапно почувствовала, что от демона ощутимо тянет чьей-то кровью, — Она ни в чем не виновата. Ари, что это?

— Я знаю, — ответил братец, приоткрыв один глаз, — Но ничего поделать с собой не могу. Не обращай внимания — это всего лишь кровь мелкой девчонки.

— Ариатар! — с воплем подскочила, но практически мгновенно была усажена обратно на его колени, и демон рассержено произнес:

— Успокойся! Я никого не убил. Хорошего ты обо мне мнения, сестренка.

— От тебя в таком состоянии можно ожидать чего угодно! — не удержавшись, стукнула его кулаком в грудь, на что Ари ответил приподнятой в знак вопроса бровью, — Что смотришь? Скажи спасибо, что вообще не прибила!

— Я настолько ужасен? — иронично спросил Ариатар, зажав между пальцами кисточку моего хвоста.

— А то ты сам не знаешь! — блаженно прищурилась, когда эрхан тихонько подул на короткие волоски. Хотелось накостылять этому крылатому недоразумению, который здорово заставил нас всех поволноваться, но...

Но отец прав — он должен сам разобраться со своими проблемами и своими чувствами. Если он даже мне ничего рассказывать не хочет, то дело дрянь. Надо будет мне как-нибудь встретить эту эльфийку в темном переулке и доходчиво объяснить, что обижать моего братика не стоило.

Вот только он никому не хочет показывать, как ему сделала больно Лиерана своим предательством. И я больше чем уверена, что Ариатар будет мстить — ведь для этого он вернулся в Академию Некромантии. И он знает, что мама этого не одобрит, но все равно он сделает по-своему. Поэтому и старается избегать встреч и разговоров с ней — он слишком ее любит и боится разочаровать. Но все равно это сделает — упрямство у него от нашего отца. Все-таки Ариатар по большей части демон, чем эльф.

— Так, ладно, — вздохнув, покосилась на брата, который, подперев щеку кулаком, продолжал играться с моей кисточкой, задумчиво на нее смотря. В его глазах было что-то такое, что заставило меня напрячься.

У него явно случилось что-то еще, иначе он не стал бы появляться в Эллидарской Академии Магии, да еще и в такую рань. Все-таки мы были уже далеко не детьми, и показывать родственные отношения, а точнее выставлять напоказ то, как мы действительно относимся друг к другу, явно не стоило.

Поэтому при каждом его появлении мы делали вид, что терпеть друг друга не можем. И нам верили, а значит, никому и никогда бы не пришло в голову использовать одного из нас, чтобы надавить на другого.

— М? — отозвался эрхан, не отрывая взгляда от кончика моего хвоста.

— Что у тебя приключилось на этот раз? — хмуро спросила, сложив руки на груди. Видя, что отвечать этот крылатый не собирается, вздохнула и, ухватив его прядь длинных, иссиня-черных волос, легонько подергала, — Ари...

— Касти, скажи, — неожиданно произнес демон, взглянув на меня внимательными, синими глазами, которые утратили свой блеск драгоценных камней два года назад, — Чтобы ты сделала, если бы тебе предоставили выбор, и не один вариант из предложенных тебя бы не устроил?

— Послала бы этого гения куда подальше, — недовольно поморщилась, — Не люблю, когда мне ставят условия.

— А что если послать не получится? — иронично вскинул бровь Ариатар и, прикоснувшись к моим волосам, пропустил пальцы сквозь них, — Что, если других вариантов нет?

— Ну, в таких ситуациях, как правило, есть и третий вариант, но он обычно самый нелицеприятный, — задумчиво прикусила губу, — И если бы действительно пришлось выбирать, я бы предпочла тот, который обойдется мне наименьшими потерями.

— Вот как, — усмехнулся братец, — Даже если тебе это придется не по душе?

— Ну, мне многое не нравится, — пожала плечами, — Но все не может всегда идти строго по плану? Мы с тобой так вообще, как бы ни планировались...

— А если бы планировались, то это были бы уже не мы, — понимающе хмыкнул Ариатар и, протянув руку, погладил пальцами мою щеку, — Предлагаешь плыть по течению?

— А почему бы и нет? — поднявшись с колен демона, с большим удовольствием потянулась, едва удержавшись, чтобы не выпустить крылья, — Согласись и посмотри, что получится — может, что интересное из этого и выйдет. А сейчас проваливай, а то там кошаки уже ставки скоро делать начнут, кто из нас вот-вот скончается в адских муках.

— Ты никогда особо не любила аронтов, — улыбнулся демон и, сделав шаг, крепко меня обнял, — Береги себя.

— Ты тоже, — фыркнула, потеревшись носом о мягкую замшу его куртки, а потом задрала голову, чтобы посмотреть ему в глаза: все-таки эта зараза выше меня почти на голову, — Я хоть немного тебе помогла?

— Более чем, — скривив губы в подобии усмешки, Ариатар легонько щелкнул меня по кончику носа, — Постарайся ничего не натворить, пока меня не будет.

— Это должна была я сказать! — состроила обиженную мордашку и, на миг еще раз крепко прильнув к демону, отстранилась и грустно улыбнулась, — Удачи, Ари. Я буду скучать.

Улыбнувшись, демон исчез, растворившись в клубах Тьмы. В этот же момент охранка на двери спала, и в спальню влетели оба аронта, злые и сосредоточенные, с оружием в руках. Хм, меня спасать решили что ли? Вот наивные!

— В порядке? — заметив, что демона в помещении нет, спросил Соран, пряча меч в ножны за спиной.

— Угу, — задумчиво кивнула, мигом стерев милую улыбку с собственной физиономии.

Ариатар приходил не просто так. Ему нужна была я, а точнее — мое молчаливое понимание и поддержка. Я как никто другой чувствовала, когда с ним что-то не так, и сейчас его глаза сами мне сказали обо всем. Что-то его сильно беспокоит, даже сильнее мести Лиеране и тому ее "другу". Эта парочка доставила Ари много боли, но он предпочел скрыть ото всех раны в своей душе. Но сейчас... Что за условия? И причем тут какая-то девчонка?

Ситуация мне не нравилась... очень не нравилась! И если я и понимала, что ему нужно разобраться с той эльфиечкой самой, то новая информация давала некую пищу для размышлений. Но ее было мало, слишком мало.

А значит... надо связаться со старшим братиком.

"Ри?" — мысленно потянула за ниточку связи, которая была привязана ко мне с помощью маленькой татуировки на тыльной стороне шеи, скрытой под волосами. Фигурка спящего ирбиса могла показаться просто украшением, но мало кто знал, что сделана она не просто так

"Да, малышка?" — незамедлительно пришел ответ.

"Ты где сейчас?" — поинтересовалась, мельком взглянув в окно, в которое били лучи рассветного солнца. Рановастенько! Он уже не спит, это точно, но не факт, что он свободен!

"В Эллидаре. Хотел позвать тебя на обед, но не думал, что ты уже не спишь. Что-то случилось?" — даже по голосу ощущалось, что брат хмурится.

"У меня был Ари."

"Ага? Воистину доброе было утречко?" — полушутя, полусерьезно заявил этот... аронт! Единственный, кстати, кошак, которого я переваривала.

"Можно сказать и так".

"Не сердись, Касти. Жду тебя на крыше".

— Вот так бы сразу! — ворчливо заметила вслух, пряча улыбку. Вот как любит этот негодяй ушастый выводить из себя, кто бы только знал! И я, в принципе, не против, но сегодня мне немного не до шуток.

— Э-э-э-э... — раздался тоненький, неуверенный и слабый голос откуда-то из-за двери, — Касти, он ушел?

— Ага, — кивнула в ответ на вопрос обморочной эльфийки и, напялив туфли, помахала ручкой усатым братцам, — Без меня не скучать, делать отчет, я скоро вернусь.

— Касти, — неодобрительно высказался Соран, когда я стрелой пролетела мимо бледной, как смерть девушки, и где-то не периферии послышался звук упавшего тела. Вот... эльфийка обморочная!

Ярко освещенная утренним солнцем крыша башни Эллидарской Академии Магии встретила меня покатой черепицей и заметной, хоть и не сильной прохладой. Оглядев еще спящий город, села прямо на крышу, поджав под себя ноги. У меня было время подумать...

— Скучаем, малышка? — ехидно осведомились за плечом, не дав додумать даже мысль, не то, что разработать план действий. И как он так всегда неслышно перемещается?

— Ри! — подскочила с облюбованного места и резко повернулась, чтобы тут же узреть высокого, гибкого, но сильного полукровку, который лениво подпирал башенный шпиль своим плечом, затянутым в белоснежную рубашку и черный жилет из тонкой кожи.

Штаны из подобного материала обтягивали узкие бедра и сильные ноги, обутые в высокие сапоги, а чуть длинноватыми волосами цвета расплавленного серебра играл ветер. Чуть прищуренные сине-серые глаза смотрели на меня вроде бы как лениво, можно сказать изучающе, а утонченные, приятные черты лица оставались абсолютно безмятежными, только было в них, да и в нем во всем, было что-то хищное, но вместе с тем грациозное...

Красив! Но в нем нет чего-то того мистического и опасного, что с лихвой хватало в Ариатаре. Но это и не удивительно, ведь мой брат является наполовину демоном, как и я, а наш старший брат, который стоит сейчас передо мной, никто иной как аронт, имеющий вторую ипостась не человека, а темного эльфа...

— А обнять? — иронично изогнул вышеупомянутый нелюдь свою серебристую бровь, — Или мне уже здесь не рады?

— Фи, что за наглые обвинения? — с улыбкой возмутилась и, не устояв, крепко прижалась к эльфу, — Как ты вообще мог такое подумать?

— Поклеп, — хитро сощурился дроу, обнимая меня за талию, — Я такое не думал, я просто предположил!

— Предположение в корне не верно! — уверенно заявила, дернув его за кончик удлиненного и заостренного уха, — Зачем пожаловал в Эллидар?

— Касти! — совершенно по-кошачьи фыркнул Ри и, отстранившись, опять принялся подпирать относительно тонкий, железный шпиль, — Тебе ведь сейчас не это важно.

Эх... вот все-то он знает, я прямо удивляюсь иногда!

— Прости, — виновато потупилась я. И мне правда было стыдно.

Я не хотела показаться бесчувственной, ведь я действительно была рада его видеть. Но проблемы Ариатара были куда как важнее на данный момент. Ведь он мой брат близнец, в то время как Ри — приемный сын наших родителей...

Он заботился о нас с самого рождения, всегда помогал и поддерживал, и сложно представить более крепкие отношения, чем наши. Но, ни смотря на расовое различие, любила я аронта ничуть не меньше. Он мой брат и они мне оба дороги. И я убью любого, кто скажет, что это не так.

— Вообще-то я сам позвал тебя, чтобы поговорить о нем, — мгновенно поняв, о чем я сейчас думаю, совершенно по-мальчишески улыбнулся темный эльф, — Касти, что опять натворил твой неугомонный братец?

— Ты же уже в курсе, что он вернулся в Академию? — вздохнув, уселась прямо на черепицу и принялась излагать собственные мысли и переживания, — И думаю, ты прекрасно догадываешься, зачем. И, похоже, что его месть практически удалась, потому что некто выдвинул ему далеко не приятные условия, подробности которых мне не известны. И ему пришлось на них согласиться...

— Только Сеш'ъяр мог провернуть такое, — усмехнулся аронт, — Твоего брата нелегко заставить что-то сделать. Ты не знаешь, что именно?

— Нет, — покачала головой, — Но от него пахло кровью молодой девчонки, да и видно было, что вся ситуация выводит его из себя — раз уж он решил прийти ко мне. Это все, что я знаю. Ри, нам нужно узнать, что происходит!

— Я в этом не уверен, — неожиданно покачал головой брат, — Касти, ты знаешь Ари — от мести он не откажется. Если уже вмешался Сеш'ъяр, значит, Ариатар уже успел что-то натворить. Как это связано с предоставлением выбора и какой-то девочкой, я не знаю, но раз дракон выставил условие, а он на них согласился, значит, есть еще шанс, что все будет исправлено.

— Но, Ри! — попробовала возмутиться, но темный эльф предупреждающе вскинул руку:

— Касти, я понимаю, как ты волнуешься о нем, и поверь, полностью разделяю твою тревогу. Но мы сделать уже ничего не сможем. Ари — копия своего отца и, если он что-то задумал, тому, кто попытается помешать, будет... плохо, мягко говоря. Пускай все идет своим чередом. И может быть, он изменится. Ариатар забудет Лиерану и может быть, хотя это вряд ли, откажется от мести. Считай, что наш с тобой общий знакомый устроил твоему брату исправительные работы. И выполнить их он должен сам.

— Я... — попробовала возразить, но поняла, что доводы закончились. Глубоко вздохнув, посмотрела на небывало серьезного полукровку, — Ненавижу, когда ты оказываешься прав.

— Эй, я всегда прав, разве нет? — шутливо возмутился аронт и, подойдя ко мне, крепко обнял, — Касти, так будет только лучше. Шайтанар прав — ему нужно разобраться со всем самому. Мы можем только ждать.

— Угу, — еще раз вздохнув, прижалась к старшему брату, — В этот раз я тебе поверю, и ничего не буду делать. Все-таки ты опытнее нас. Но учти, теперь, из-за тебя, я не смогу начистить физиономию одной любвеобильной дамочке! Знай это и мучайся! Хотя, мама говорила, что слова стыд и совесть тебе не знакомы в принципе...

— Да? — ехидно и как-то хитро сощурился дроу, — А как ты думаешь, зачем я хотел тебя пригласить пообедать? Я слышал, что в Эллидар прибывает посольство от темных эльфов...

— Ри! — радостно подпрыгнула и вцепилась в старшего братца, — Ты прелесть!

Темный эльф только весело рассмеялся в ответ.

А я же... потирая руки в предвкушении предстоящей мести, уже начала ее планировать. Но... не смотря на это, внутри мне было как-то не по себе.

Впервые в жизни помочь Ари я не могла. Не хотела, а просто не могла. Это его дело. И, хотя из-за этого было очень тяжело на сердце, я понимала, что так будет лучше. Мы должны научиться жить отдельно друг от друга. Мы уже не маленькие.

Прежде чем исчезнуть с крыши вслед за Ри, последний раз окинула взглядом горизонт и грустно улыбнулась.

Ари, я надеюсь, ты со всем этим справишься.

Глава 3

Ариатар

Передо мной, насколько хватало обзора, раскинулся мрачный город с узкими улицами и серыми, однообразными домами. В его переулках уже не было ничего ужасающего, смертельная опасность, которая в них таилась по ночам, постепенно сходила на нет. Мельхиор, город, где властвовали некроманты, встречал новый день.

И он еще не знал, что ряды студентов Академии восполнит еще один ученик... сильнейший, который только может быть. Опасный, безжалостный, наделенный особой, смертельной красотой и способный на многое...

Я собираюсь сделать из немой девчонки некромантку, которую еще свет не видел.

Сешъяр, сам того не зная, дал мне в руки смертельное оружие. Кровь девчонки подсказала, что магия в ней сильна, на порядок сильнее обычных смертных. И я просто не мог этим не воспользоваться.

Конечно, Касти была права — у меня был и третий вариант. Убить Рай'шата самому, наплевав на все остальное, и исчезнуть на долгий срок.

Этот вариант меня устраивал в некоторой степени... Но вот только на мне лежала ответственность, забыть о которой в угоду своим интересам я просто не мог. Как престолонаследнику, позволить себе такую свободу действий было просто неразумно. Но и отказаться от мести, вопреки всему — тоже.

А потому... я последую совету своей сестры. Соглашусь на условие директора и возьму под опеку того подростка, но не затем, чтобы выяснить правду о том, как она оказалась на площади и почему ее хотели убить. А затем, чтобы помочь себе. Я создам из нее совершенное оружие, способное уничтожить черного дракона, как физически, так и морально. Я не могу сейчас и приблизиться к нему, из-за чрезмерного миролюбивого отношения директора, не могу убить его из-за этих условий. Но я могу отомстить и другим путем.

Нужно только подождать пару месяцев и сделать из запуганного ребенка настоящего мага смерти. Ожидание стоит того — месть это блюдо, которое подают в холодном виде.

Усмехнувшись, еще раз оглядел город, озаренный первыми лучами солнца. Сеш'ъяр... ты ведь наверняка знал, на что идешь. Почему же тогда согласился?

Ведь этот дракон не мог не догадываться, что я переверну ситуацию в свою пользу. Он знал, что загонять меня в рамки — чрезмерно опасное по своей сути дело... И что на самом деле творилось на уме у директора Академии Некромантии, оставалось только гадать.

Встав во весь рост, я с большим удовольствием распахнул крылья.

Прости, Касти. Я знаю, что ты совсем не это имела ввиду. Но слово месть тебе еще не знакомо. Я не хочу разочаровывать свою семью, но я сын своего отца. А, значит... в этот раз все будет по-моему.

Тьма послушно перенесла меня туда, где я и должен был находиться — в комнату общежития, где, по моим расчетам и должна была находиться та девчонка. Я иногда просто не понимал, как моя любимая, без всяких кавычек, сестренка обходится без нашей природной магии. Но, зная Касти, мог с уверенностью сказать, что это еще как аукалось... ее окружению. Кастиэльерра никогда особой короткостью не отличалась.

Девчонка действительно оказалась в нашей комнате, вместе с хмурым полуэльфом. Они расположились прямо на ковре, неподалеку от камина и похоже, моего появления так и не заметили. Пользуясь случаем, я внимательно прислушался к весьма интересному разговору.

— Хорошо, — полуэльф протянул перо и лист пергамента девчонке, — Попробуй записать все то, что всплывает в памяти. Даже буквы или знаки. Может, так хоть имя твое выясним.

Так вот в чем дело! Он пытается выяснить ее имя!

Что у него навряд ли получится. Кто-то очень сильный, намного сильнее, чем мог бы предположить этот умный эльфенок, заблокировал воспоминания девчонки и даже память ее крови. Последнее меня весьма настораживало, ведь редко кто мог воспользоваться магией подобного рода. Ранее запретить крови рассказывать о себе считалось невозможным. Но... как известно, все меняется, со временем. Но даже в этом случае, способных на такое колдовство магов остается ничтожное количество.

Взяв перо, изрядно уставшая даже на вид девушка вздохнула и постаралась сосредоточиться, что было заметно по нахмурившемуся лбу. Машинально прикусила кончик пера, водя пальцем по чистому листу и прикрыв глаза.

Наивная. Подобного рода магию ей не перебороть. По крайней мере, не сейчас.

Нет, с нее можно снять это заклятие, но... Сеш'ъяр в одном был прав: это полностью разрушит ее разум. Шестнадцатилетний подросток по своему умственному развитию в таком случае сравнится только с новорожденным человеческим младенцем...

— М-да... — тихо произнес полуэльф, отобрав у нее перо, и еще больше нахмурившись. Зная, что любые усилия бесполезны, и поэтому, тяжело вздохнув, он с какой-то скрытой заботой посмотрел на девчонку, — И что нам с тобой делать?

— Ее мать звали Самина. Может это тебе что-то скажет, — холодно произнес я, решив, что пора дать о себе знать. И я ожидал любой реакции, но не такой...

Увидев меня, девчонка в панике вскочила, но тут же, поскользнувшись на ковре, упала. Но это ей не помешало с максимально возможной скоростью спрятаться за спиной Рика, чтобы там, сжавшись в комочек, испуганно задрожать всем телом.

Похоже, что теперь, она меня боялась ничуть не меньше тех, кто пытались ее убить.

Я мысленно поморщился. Мне придется долго добиваться ее доверия. Но ее глаза, действительно красивые и приковывавшие внимание, сказали мне то, что я хотел. Из нее получится сделать то, что я хочу. Хочет она этого или нет, но она станет тем, кто мне поможет. Вот только...

Я перевел взгляд на полуэльфа, который при моем появлении вскочил, сжимая кулаки. Этот нелюдь, зная мою истинную натуру, мог легко меня раскусить. А, значит, придется хорошо сыграть, чтобы добиться желаемого.

Что-что, а играть роль другого я особо не любил. Но мог, и неплохо, если то было действительно нужно.

— Ари, — настороженно произнес полукровка, мельком взглянув себе за спину, — Зачем ты пришел?

— Вообще-то я здесь живу, — насмешливо произнес, сложив руки на груди, — Или уже нет?

— Живешь, — покачал головой эльфенок и, повернувшись, поднял с коленей девчонку, которая тут же прижалась к нему, спрятав лицо на груди. Сразу стало понятно, что каким-то образом, Рик ее доверия уже смог добиться, — Но твое присутствие сейчас нежелательно. С ее именем мы разберемся сами.

— Я говорю лишь то, что знаю, — пожав плечами, спокойно направился в сторону кресла, успев заметить, что при звуке моих шагов человечка еще сильнее прижалась к Рику. Это не вселяло особой надежды, но... я не тот, кто так легко отказывается от задуманного. Расположившись со всеми удобствами в кресле, положил ногу на ногу и вскинул бровь, показывая, что уходить отсюда не собираюсь, и спокойно спросил, — Разобрался с именем?

— Ари, — заметно разозлился эльфенок, хоть и пытался этого не показать, — Твоя помощь сейчас не нужна. Я сам разберусь с этим, хорошо?

— Нет, — усмехнувшись, едва заметно покачал головой, видя, как напуганная до дрожи девочка все еще прячется за спиной полуэльфа, — Директор поручил ее мне. Или ты забыл?

— Такое забудешь! — резко ответил полукровка, машинально обнимая человечку, — Ариатар, с чего такая переменчивость во взглядах? Решил строить из себя заботливого опекуна? Не выйдет, я знаю твою истинную натуру. И пока твоя злость так просто не уйдет, будь добр — держись от нее подальше. Она итак слишком напугана.

— Не важно, — хмыкнул, жалея, что запасов приличного вина в комнате нет. Хотя... Щелкнул пальцами, перемещая из ящика письменного стола, стоящего в спальне, бутылку коллекционного эльфийского вина и два бокала. При появлении тьмы полуэльф вопросительно на меня посмотрел, а девчонка, вздрогнув, только сильнее прижалась к нему, — Я здесь не для того, чтобы нервировать ее еще больше. Поверь, это запуганное создание не тешит мое самолюбие, отнюдь.

— Тогда в чем дело? — нахмурился полуэльф, пока спокойно я разливал вино, — Я не поверю, что ты так просто решил согласиться на условия директора!

— А у меня есть выбор? — саркастично спросил, протянув ему бокал, наполненный багряной жидкостью. Полуэльф же, продолжая внимательно смотреть на меня, никак не отреагировал. Мне ничего не оставалось делать, кроме как отлеветировать ему хрустальный бокал, что я и сделал. — Наш директор порой весьма действенно умеет подобрать нужные слова.

— Не верю, — схватив бокал, полукровка зло сощурился и, еще раз посмотрев на меня, опустился на пол, увлекая за собой жмущуюся к нему девчонку. Та безропотно подчинилась, все еще продолжая прятаться от меня за полуэльфом. Надо же... И когда ж они успели сблизиться настолько, что опасности она в нем не ощущает? А зря, между прочим. Рик, когда был не в настроении, не уступал по качеству злобы и разрушений даже мне.

— Твое право, — пожал плечами, отпив терпкой жидкости. Не ант'турин, конечно, но весьма неплохо, — Так что с именем?

— Не знаю, — отозвался Рик и, прикоснувшись к плечу подростка, заставил обратить ее внимание на себя. И она послушалась, что удивительно. Взяв ее руку, полуэльф вложил в нее бокал и ободряюще улыбнулся, — Выпей. Это поможет тебе расслабиться. Ничего страшного, это просто легкое вино.

— Легкое? — иронично переспросил, глядя, как человечка залпом выпила вино и зажмурилась, прижав руку ко рту. Да, оно было легкое... для высших рас. Но не для шестнадцатилетней девчонки. Я уже давно мысленно остановился на этой цифре, ибо больше вариантов нельзя было и предположить. Уж слишком юно она выглядела.

Бросив на меня возмущенный взгляд, полуэльф забрал из руки девчонки бокал и, видя, как помутнели ее глаза, чуть отодвинулся так, что она плавно опустилась на пол. Устроив ее голову у себя на коленях, Рик положил свою ладонь ей на голову и, слегка погладив тусклые темные волосы, ласково произнес, — Поспи, Саминэ. Так будет только лучше.

— Саминэ? — несколько удивленно произнес я, отпив глоток багрово-красной жидкости. Имя, которое произнес полуэльф, невольно резало слух. В нем было то, особое звучание, присущее только древнему наречию демонов... и темных эльфов. Было странно, что Рик выбрал именно этот язык.

— Да, — уверенно кивнул полукровка, улыбаясь девчонке, которая, не смотря за заметное опьянение, попыталась поднять голову и посмотреть ему в глаза, — Саминэ. В переводе с древнеэльфийского "дочь Самины". Тебе нравится?

Человечка кивнула и, видимо, на это ушли последние ее силы. Опустив голову на колени полуэльфу, она свернулась клубочком, прижав к груди колени, и через несколько мгновений уже спокойно спала. Видимо нервное напряжение и постоянная тревога и постоянный страх дали о себе знать.

— Неплохо, — многозначительно произнес, рассматривая эту пасторальную картинку, которую собой представляли растрепанный молодой полукровка и спящая человеческая девушка, — Ты знаешь о втором значении этого имени?

— Знаю, — кивнул полуэльф, подманивая к себе бутылку с вином. Аккуратно налив себе половину бокала, парень залпом осушил содержимое и, выдохнув, довольно прищелкнул языком и посмотрел на меня, отставив бокал в сторону, — Саминэ... "Котенок", если вспомнить древний язык эрханов, ведь так?

— Да, — согласился я, присматриваясь к спокойному лицу спящего подростка, — Но действительно так ли это?

— Время покажет, — покачал головой полукровка и неожиданно нежно погладив щеку девчонки костяшками пальцев, произнес, — Если ты обидишь ее, Ариатар, я тебе этого не прощу.

— Неужели? — спросил, не глядя на полуэльфа, а занимаясь разливом новой порцией вина, — Она так много для тебя стала значить?

— Ты знаешь, — сухо произнес Рик, и в его голосе таилась скрытая угроза. Я достаточно времени знал его, чтобы понять — полуэльф не шутит, — Если обидишь ее, тебе лучше потом держаться от меня подальше.

Я лишь скривил губы в подобии усмешки и, отсалютовав бокалом, медленно выпил содержимое.

Да я, я знал, почему этот парень за столь короткий срок уже успел привязаться к девчонке. Их многое объединяло, а поэтому... можно было не сомневаться, что Рик сделает все, чтобы ее уберечь. Хотя Сеш'ъяр и поручил ее моим заботам, можно было с уверенностью утверждать, что ее охраной полуэльф займется с великой радостью и со всей серьезностью. Это осложняло дело, но... не делало его не менее интересным. Главное было усыпить бдительность бывшего упыря и подобраться к девчонке настолько, чтобы она смогла мне доверять. По-другому сделать из нее оружие мести не получится.

Утро пришло неожиданно, а вместе с ним и головная боль.

Поморщившись, открыл глаза, щурясь от неяркого света практически до конца истлевших поленьев в камине. Похоже, что лучшего места, чем гостиная, для сна я не нашел. Засидевшись с бутылкой вина и в далеко не радужных раздумьях, я не заметил, как уснул прямо в кресле. На что теперь собственная шея отзывалась ноющей болью при малейшем движении.

Поднявшись с кресла, я поморщился, разминая затекшую за ночь шею, спину и поясницу, с большим удовольствием распахнул томившиеся в плену магического кокона крылья. Произнес заклинание от похмелья (не одна бутылка вчера пострадала от моего далеко не мирного настроения) и, уже практически спокойно оглядел комнату, вспомнив, что не я один должен здесь находиться.

Рика, что удивительно, не было. А вот немая девчонка, свернувшись в клубок, спокойно спала на ковре возле камина.

Удивленно вскинув бровь, подошел ближе, благо мягкий ковер прекрасно глушил шаги.

Она действительно спала. Детское личико полностью расслаблено, маленькие кулачки крепко прижаты к груди, а густые, темные волосы непослушной копной разметались по полу там, где заканчивался ковер. Тонкие лодыжки, не скрытые просторными штанами плотно прижаты друг к другу, словно она замерзла за ночь. Что не удивительно.

Спать на полу у практически потухшего камина — занятие не из приятных. К тому же, нервное истощение тоже тепла и уюта не добавляют. Особенно такой мелкой человечке.

Сжав зубы, приманил висевший на вешалке возле правой двери первый попавшийся плащ, который, при ближайшем рассмотрении оказался моим. Особого выбора все равно не было, смерть девчонки от переохлаждения особой радости все равно не принесет, поэтому укрыл ее, стараясь не касаться ее тела. Я прекрасно помнил, как теперь она на меня реагирует.

Поднявшись на ноги, еще раз окинул взглядом хрупкое тело, очертания которого теперь были скрыты под тяжелой тканью. Не то, чтобы я пересмотрел свои мысли на ее счет, нет. Но девчонка нужна была мне живой и невредимой, и, если она так и будет продолжать бояться моего каждого движения, никакого толка не будет.

К тому же, ярость, вызванная условиями Сешъяра, несколько поутихла и после разговора с сестрой, и за эту ночь. Но при этом от мести я отказываться не собирался.

Да и девчонка жестокого отношения не заслуживала. В конце концов, она была не виновата в том, что попалась мне не в то время, и не в том месте. Просто ей придется немного помочь мне... хочет она этого или нет.

Совершенно некстати, ресницы девчонки задрожали, а спустя мгновение ее глаза открылись. Похоже, согревшись и почувствовав тяжесть, она проснулась. Чуть приподнявшись на локтях, она оглядела пространство перед собой мутным взглядом, а потом села, стянув с себя плащ. И только тогда увидела меня.

Секунду взгляд золотисто-карих глаз был абсолютно непонимающим. А затем в нем появилось узнавание, а потом и страх...

— Спокойно, — раздраженно произнес, понимая, что за этим последует. Но слова мои толку не принесли — девчонка вскочила и рванула назад, но, запутавшись в плаще, упала, со всего маху налетев на каминную решетку.

Я только сжал кулаки, чтобы не выругаться. Я не столько причинил ей вреда, чтобы так меня бояться. И хотя ее расовая принадлежность до сих пор оставалась невыясненной, я не сомневался, что передо мной хрупкий человеческий ребенок, который толком не видел ни мира, ни жестокости. То, что произошло на площади, она вряд ли помнила, скорее всего, это отложилось у нее в душе, как инстинктивный страх и ожидание чего-то, скорее всего боли. Нужно было как-то избавиться от этого и, чем скорее, тем лучше.

Пугливый некромант — это даже не смешно. И к тому же, мне льстит, когда меня боятся, но не когда от ужаса трясется немой подросток.

— Успокойся, — подойдя ближе, я присел возле девчонки, которая сидела, зажимая лицо ладонями. Она дернулась, но была мгновенно перехвачена мной до того, как успела врезаться во что-нибудь еще. Не хватало еще, чтобы она в камин сунулась!

Вот только она, похоже, этого не понимала и продолжала судорожно отбиваться.

Раздраженно рыкнув, уложил девчонку на пол, чуть жестче, чем следовало бы. Ударившись спиной, она на мгновение притихла, пытаясь выровнять сбившееся дыхание, но этого мне хватило, чтобы сжать одной рукой ее запястья над ее головой, прижимая их к полу, а второй прикоснуться к щеке, на которой, сквозь крупные слезы, были видны красные следы от прутьев каминной решетки. Она обожглась и довольно сильно.

— Не дергайся, — предупредил, стараясь скрыть злость. Неудивительно, что дракон поручил ее мне! Оставить ее без присмотра будет все равно, что самолично ее убить. Похоже, она не способна сделать ни шага, чтобы себе не навредить.

Вряд ли она вняла моим словам, скорее всего, девчонка замерла исключительно от страха, крепко зажмурив глаза и отвернувшись голову. По ее щекам продолжали стекать слезы, которые, скорее всего были от боли. Ожег на лице — не самая приятная рана, особенно для такой тонкой кожи.

Итог — четыре алых толстых полоски вдоль щеки и на лбу, правое веко не задето лишь чудом. На лечение много времени не ушло, но все же пришлось повозиться.

— Сейчас я отпущу тебя, но только попробуй дернуться, — спокойно предупредил, закончив лечение, — Ты меня поняла, Саминэ?

Девчонка все же дернулась и удивленно на меня посмотрела.

— Что? — я усмехнулся, отпуская ее руки, — Забыла, как тебя зовут?

Саминэ осторожно села, смотря прямо мне в глаза. Она была заметно насторожена, но убегать, похоже, не спешила. Мне даже стало интересно, почему и я, кажется, понял.

— Я знаю, что это не твое имя, — едва заметно поморщился, не выдержав испытывающего взгляда девчонки, — Но выбирать тебе не приходится. Кстати, прежде чем испугаешься следующего звука, предупреждаю — за твоей спиной все еще находится камин.

Я вовремя ее предупредил, как оказалось. Она еще не знала, какие заклинания наложены на двери, и поэтому не могла чувствовать и слышать, когда кто-то проходил сквозь охранки. А я мог. И с уверенностью могу сказать, что в гостиную вот-вот войдет полуэльф.

— Саминэ, я знаю, что ты меня боишься, — по возможности скрывая раздражение, произнес, поднимаясь на ноги и, еще не успев понять, зачем я это делаю, протянул руку, — Не нужно этого делать. Я больше не причиню тебе вреда. Даю слово.

Девчонка смотрела настороженно, более того, даже тени доверия в ее глазах я не увидел. Но совершенно неожиданно, видимо, даже сама не понимая, почему, она протянула мне руку в ответ. Но...

— Что здесь происходит? — холодный голос полуэльфа вмиг разрушил призрачную тень доверия. Я молча сжал зубы, глядя, как девчонка подскочила и крепко обняла за талию только что вошедшего Рика. Тот от неожиданности выронил две корзины, которые держал в руках и, бросив на меня предупреждающий взгляд, положил девчонке руки на плечи и ласково произнес, — Испугалась, Саминэ? Не бойся, я надолго пропадать больше не буду. Ари, что ты опять хотел сделать?

— Хватит спирать всю вину на меня, — тяжело вздохнул, закатив глаза, — Я просто ее вылечил. Она упала на каминную решетку.

— Что?! — дернулся Рик и, собрался, видимо подойти ко мне, но девчонка ухватила его за руку и покачала головой. Нахмурившись, тот посмотрел на нее, на что Саминэ показала ему опаленные кончики волос. Видя, что полуэльф ее не понимает, она быстро огляделась и, заметив лежащий на полу пергамент и перо, которые вчера так никто и не убрал, подбежала к нему. Упав на колени, быстро что-то написала на чистом листе. Подскочив, подала его полуэльфу, который все это время внимательно следил за ее манипуляциями.

Рик, еще раз бросив мне предостерегающий взгляд, мельком посмотрел написанное и повернулся к девчонке:

— Это правда?

Уверенный кивок в ответ.

— Что ж, Ариатар сегодня живет, — уже по-доброму усмехнулся полукровка и, потрепав девчонку по волосам, усмехнулся, — В следующий раз будь осторожнее, хорошо?

Саминэ, виновато улыбнувшись, кивнула. Надо же... она пыталась меня защитить? Интересно получается! Или же... она просто не хочет, чтобы мы сцепились из-за нее с полуэльфом? Может быть. Но чтобы это узнать, нужно выяснить, что же она там написала.

— Могу я взглянуть? — спокойно поинтересовался, подойдя к ним. Полуэльф, который придирчиво осматривал лицо девчонки, кивнул и протянул мне листок.

— Рик, — позвал я полукровку, когда в моих руках оказался лист пергамента с несколькими витиеватыми рунами.

"Проснулась в незнакомом месте и сильно испугалась. Я сама упала, прости, пожалуйста! Я больше так не буду."

— Что? — отозвался полуэльф, поднимая на меня взгляд, — Ты не причем, я уже понял. Извиняюсь за недоверие.

— Да чхать я на твое недоверие хотел! — я раздраженно посмотрел на бывшего упыря, — Ты видел, на каком языке это написано?

— Да, но... — нахмурился эльфенок и, осторожно отодвинув девчонку, подбежал ко мне. Взглянув в пергамент, он присвистнул и шокировано посмотрел на меня, — Вот хрдыр! Древнеэльфийский...

— В том-то и дело... — я перевел ничего хорошего не предвещающий взгляд на девчонку, которая испуганно на нас смотрела. И было от чего.

В том, что этот язык знали мы, не было ничего удивительного. Но вот шестнадцатилетний подросток... это уже совершенно другой разговор.

Саминэ

Древнеэльфийский? Это что, шутка?

Я удивленно посмотрела на полуэльфа. Тот только серьезно кивнул:

— Это древнеэльфийский язык, причем диалект, которым пользовались светлые эльфы. Почему ты написала именно на нем?

Я... я не знаю!

Я хотела только одного: сказать Рику, что ничего страшного не произошло. Он был злой, когда узнал, что я упала на камин, но и тот, другой, был зол не меньше. Меня навязали ему и, естественно, это разозлило бы любого. А потому я не хотела, что бы от меня были лишние неприятности. Он... я боялась его.

Я поняла этим утром, кто он, когда проснулась и увидела его. Огромные перистые крылья, хвост, узор на радужке глаза... В памяти всплыло одно слово — эрханы. И тут же пришло осознание, кто они. Демоны, обладающие особой, другой силой, Тьмой. И они ненавидят подчиняться.

Сешъяр, кажется так называл Рик того мужчину, поставил этого демона в неприятное положение, которое его раздражает. А вместе с ним его раздражаю и я — причина всех его бед. Я не хочу приносить ему лишние неприятности. Я буду держаться от него подальше, насколько это возможно.

— Какие еще языки ты знаешь? — с любопытством спросил Рик, рассматривая меня.

Развела руками, показывая, что не понимаю, о чем он говорит. Это получилось случайно, правда! Я даже не успела понять, что я делаю. В голове не было вчерашнего сумбура и, даже не смотря на немного сонное состояние, я все же чувствовала себя хорошо. Прежнего ощущения паники уже не было, и я легко вспомнила, что вчера было. Но что произошло дальше... это сложно объяснить.

— Она написала машинально, — неожиданно усмехнулся демон, — Не так ли, Саминэ?

Я машинально вздрогнула при звуке его голоса, но поспешно взяла себя в руки и кивнула. Я усвоила для себя некоторые вещи, когда поняла, что ничего плохого этот эрхан мне сделать не хотел. Наоборот, он вылечил сильно болевшие ожоги и... Он сказал мне имя моей мамы, и он дал его мне.

Хотя бы за это я должна быть ему благодарна. И раздражать его лишний раз — не лучший способ выразить эту благодарность.

Про то, что я до сих пор его боюсь, я старалась не думать.

— Тогда попробуем так, — усевшись на ковер, полуэльф забрал у демона пергамент и задумчиво прикусил кончик пера, — Саминэ, а что если бы ты хотела извиниться не передо мной, а перед темным эльфом? Не думай, просто напиши.

Не думать? Ладно, я попробую...

Стараясь не смотреть на совершенно спокойного внешне эрхана, подошла к полуэльфу и села рядом с ним. Взяв протянутое перо, представила, какие они, темные эльфы. Перед глазами почти мгновенно встал образ красивого мужчины, высокого и сильного, одетого в черные штаны и тунику без рукавов. У него есть клыки, и чувствуется, что он опасен. У него длинные золотистые волосы, бронзовая кожа, раскосые темно-голубые глаза и удлиненные и заостренные уши. Мне почему-то стыдно перед ним и мне нужно сказать...

— Прости, — прочитал выведенную мною руну Рик. Я открыла глаза и посмотрела на завитушки — они едва уловимо отличались от написанного мной ранее. Руна извинения была практически одинакова, но все же была другая...

Получилось!

Я удивленно посмотрела на довольно улыбающегося полуэльфа. Я знаю древний язык!..

— Про язык лунных эльфов можно и не спрашивать, — усмехнулся эрхан, посмотрев на меня каким-то особенно цепким взглядом. Я съежилась, чувствуя себя совершенно не в своей тарелке. Внешне этот мужчина оставался совершенно спокойным, но я чувствовала, что я ему не нравлюсь. Его раздражает мое присутствие и то, что я вмешалась в его жизнь...

— Саминэ! — неожиданно вскрикнул Рик, — Ты знаешь и язык демонов? Ари, ты видишь?

— Вижу, — хмуро произнес тот, глядя на пергамент. Я наклонилась ближе и округлила глаза. Ниже эльфийских рун я машинально вывела еще одну, с тем же смыслом, но с совершенно другим видом...

"Я нечаянно!" — быстро написала, чувствуя себя совершенно неловко. Что я вообще творю?!

Но, кажется, сделала только хуже — глаза полуэльфа округлились еще больше:

— Ага! Это уже вампирский диалект! Что еще, Саминэ?

— Попробуй всеобщий, — неожиданно спокойно произнес эрхан, пододвинув мне пергамент и уже не смотря на меня. Нервно сглотнув, я задышала чуть спокойнее и уже увереннее перехватила перо. Когда он не обращал на меня внимания, мне было спокойнее. От взгляда же его синих глаз мне становилось жутко...

Так не пойдет.

Я закрыла глаза и прикусила губу, пытаясь унять дрожь. Так я ничего не смогу вспомнить, если буду постоянно бояться. Я оказалась в незнакомом месте, среди незнакомых мне людей. Я не помню, кто я, и я не могу говорить. И чтобы вспомнить, мне нужно как-то успокоиться. Я не могу постоянно дергаться, ожидая удара. Рик мне поможет и защитит, я знаю это!

Но... но я не смогу чувствовать себя в безопасности, когда демон смотрит на меня так. Я знаю, это будет невообразимой наглостью с мое стороны, но все же... мне нужно знать, что здесь, с ними, я буду в безопасности. Иначе хуже будет и мне, и им. А я не хочу быть обузой.

Открыв глаза, я быстро вывела несколько рун и, уже не прячась, пододвинула листок демону. Тот удивленно вскинул бровь, глядя на меня. Не удержавшись, я машинально ухватила полуэльфа за руку, придвинувшись к нему чуть ближе. Если прочтя это, эрхан разозлиться, то все мои надежды пойдут прахом. Мы никогда не привыкнем друг к другу.

— Что там, Ари? — полюбопытствовал Рик, приобняв меня за плечи. Он словно понимал, что я чувствую... и я была благодарна ему за это.

— Нахальная девчонка, — неожиданно по-доброму усмехнувшись, демон смял в руке пергамент и посмотрел на меня, — Я дал слово, Саминэ. И я сдержу его.

Я невольно расплылась в улыбке, пытаясь сдержать выступившие от облегчения слезы. Теперь, кажется, все будет хорошо...

— Эй, я не понял! — возмущенно произнес полуэльф, переводя взгляд с меня на демона, — Ариатар, что она там написала?

— Это останется нашей маленькой тайной, — иронично улыбнулся демон, — Не так ли, Саминэ?

Кивнула, извиняюще посмотрев на Рика. Он хороший, правда... но я не могу постоянно рассчитывать только на него. Я должна сама привыкнуть не бояться этого демона. Он дал слово. Теперь мне нужно только привыкнуть к нему... хоть немножко.

— Вот жулики! — покачал головой Рик, — Ладно, упырь с вами. Саминэ, ты хочешь есть?

Быстро-быстро закивала, только сейчас почувствовав, что желудок уже слипается и болит от голода. Я даже толком вспомнить не могла, когда ела последний раз. Похоже, что это было очень давно... Так, ладно, не раскисать!

Мне нужно как-то жить дальше. Не смотря на постоянное чувство страха, которое вот-вот уже должно перейти в паранойю, не смотря на отсутствие речи, памяти...

Мне нужно жить.

— Рик, сколько раз я тебя просил не устраивать пикник ни ковре? — нахмурившись, демон встал во весь рост, и только сейчас, воспользовавшись моментом, я решилась украдкой его рассмотреть.

Мамочка! Почему он такой высокий?

Эрхан действительно был высок. Широкие плечи, мощная грудь, сильные ноги. И он был красив... Длинные, ниже лопаток, густые, иссиня черные волосы. Немного упрямый подбородок, идеально прямой нос, высокий лоб. Заметные скулы и четкие, правильные черты лица. Выразительные, темно-синие глаза с черным узором на радужке, чувственные губы и хищный разлет бровей. Огромные, угольно-черные, покрытые густым оперением крылья...

Наверно, он бы был еще красивее, если бы не жесткое выражение его лица и чуть поджатые губы. Он почему-то постоянно злился, и, наверное, на это была причина. Но вот какая? Кроме меня, наверное... да нет, явно есть что-то еще! Но что?

Я не имею права спрашивать.

— Ариатар, не будь занудой, — махнул рукой полуэльф, разбирая содержимое одной из корзин, — Ничего этому ковру не будет.

-Если на нем останется хоть малейший след от вашего ужина, твоя голова украсит каминную полку, — как-то равнодушно произнес демон, направляясь в сторону черного тумана, который вился между стеллажами в другом конце комнаты и, через мгновение... исчез. Или просто прошел сквозь него, но мне стало жутко совсем не от этого. И даже не от того, что я вспомнила, какие ощущения вызывает прикосновения этого тумана... дикий, нереальный ужас, заставляющий остановиться сердце, и пригибая к земле под влиянием невероятной паники. Нет, меня пугало не это.

Меня испугали слова демона, произнесенные с таким холодным равнодушием, которое заставило понять, что... он не шутил.

Я понимала, что если его что-то не устроит, то он сдержит свое слово, легко и небрежно, словно речь не об убийстве идет, а об утреннем умывании. Для него, кажется, это было в порядке вещей...

— Саминэ, — неожиданно фыркнул полуэльф, который, как оказалось, все время внимательно на меня смотрел, — Не стоит все его слова принимать на веру. Ариатар жесток, но не настолько, чтобы убить меня. Так что можешь не бояться. Чуть позже я тебе расскажу, почему, хорошо? А сейчас поешь, а то ты выглядишь так, будто тебя голодом морили.

Вздохнув, я взяла в руке что-то, завернутое в кусок чистой льняной ткани. Осторожно развернув, обнаружила еще теплый, внушительный кусок мясного пирога.

— Учитывая, что проспали мы весь день, это единственное, что удалось раздобыть в ближайшей таверне, — словно извиняясь, произнес полуэльф, пододвигая поближе ко мне крынку с молоком, — Конечно, тебе нужно нормально поесть, но пока в город выводить тебя опасно.

Я покачала головой и улыбнулась, пытаясь показать, что все в порядке. Я все понимала и более того, была очень благодарна Рику за заботу. Его ведь никто не заставлял мне помогать и защищать меня. Более того, я видела, что он действительно за меня волнуется. Почему он так себя ведет, я не знала, но пообещала себе, что постараюсь это выяснить.

Спустя несколько минут я поняла, что могу умереть от обжорства. Рик принес столько еды, что хватило бы на маленький отряд, но мы с ним умяли все, что можно было. А сколько среди принесенного было сладостей... я никогда и не подозревала, что могу встретить парня, который настолько любит сладкое!

Вздохнув, я отставила в сторону пустую крынку из-под молока. Я наелась так, что физически не могла проглотить ни кусочка больше, но... внутри все равно чувствовалось легкое чувство голода. Похоже, что я действительно не ела довольно давно. Странно...

Что же со мной произошло на самом деле? Там, на городской площади?

Тот эрхан, Ариатар, сказал, что на моих глазах убили мою маму. Но... я не верила. Я отказывалась верить в то, что подобное могло произойти. Моя мама где-то недалеко и наверняка за меня волнуется. О том, что у меня ее может и не быть вовсе, я старалась не думать. Со временем... да, наверняка, со временем я все узнаю. И вспомню. Ведь иначе может и не быть.

— Отлично! — довольно произнес полуэльф, собирая в корзину остатки нашего с ним ужина, — Теперь можно и делами заняться. Саминэ, как ты смотришь на счет того, чтобы принять ванну?

Ванну? Настоящую ванну с горячей водой?

Я неверяще посмотрела на парня, который уже закончил убирать пустую посуду и смотрел на меня с лукавой улыбкой. Красивый...

У него были немного спутанные, темно-каштановые волосы, неровными прядями обрамляющее лицо. Заметные скулы, совсем немножко резковатые, но приятные черты лица, чувственные губы. Прямой нос, высокий лоб, прикрытый волосами и большие, с пушистыми темными ресницами, чуть раскосые глаза темно-зеленого цвета, которые иногда казались черными при игре света.

Неожиданно стало интересно, как же выгляжу я сама...

— Вижу, что ты не против, — мелодично рассмеялся полуэльф и легко поднялся с ковра, — Идем, ванная там. Заодно и покажу, где тебе предстоит жить.

Уверенно и уже совершенно без опаски взявшись за его руку, поднялась с пола. Когда встала, с изумлением поняла, что по сравнению с Риком я просто подросток... Полуэльф был больше чем на полголовы выше меня! И телосложение... у него достаточно широкие плечи и крепкое тело, это видно даже через тонкую ткань темно-синей безрукавки и потертых кожаных штанов. Да и руки, по ним видно, что парень привык если не к физической работе, то к постоянным тренировкам. Но при этом, по первому взгляду нельзя было сказать, что он настолько силен. Нужно было просто присмотреться... Как я сразу это не заметила?

— Саминэ, мне лестно, конечно, но прекрати меня так рассматривать, — весело фыркнул парень, утягивая меня в сторону стеллажей с книгами, который изгибались наружу в конце комнаты, образуя полукруг. В центре этого полукруга, за глубоким креслом и клубился тот самый туман...

Кажется, я покраснела... Мне стало действительно стыдно за то, что я так бесцеремонно пялилась на полуэльфа. Смотря только себе под ноги, я торопливо семенила за парнем, то и дело пытаясь высвободить свою руку из его ладони, но парень так и не дал мне этого сделать. В конце концов, когда он остановился и повернулся ко мне, я стыдливо закрыла глаз.

— Саминэ! — неожиданно рассмеялся полуэльф, — Открой глаза, я не злюсь! Я понимаю, что тебе сейчас до дрожи интересно все вокруг. Мне просто необходимо тебя было отвлечь от заклинания.

Что?

Я удивленно распахнула глаза и только сейчас поняла, что пока я пыталась справиться с чувством стыда, полуэльф провел меня сквозь ту самую завесу из черного тумана, и теперь она находится у меня за спиной! Надо же... я даже этого не заметила!

— Это заклинание называется "Туман страха", — с улыбкой пояснил полуэльф, пока я рассматривала комнату, в которой оказалась, — Пока ты не думаешь о нем, тебе ничего не грозит. Но когда кто-то впервые его видит, относится к нему с опаской и пытается сквозь него пройти... на то оно и рассчитано. Малейшее ощущение беспокойства или боязни — и заклинание активируется, увеличивая изначальное чувство в животный страх, который не дает пройти дальше. Пока не удастся его перебороть — пройти невозможно. Но сделать это практически нереально, слишком сильно чувство страха. Так мы охраняем нашу спальню.

Покачала головой, пытаясь показать свое неодобрение. Это был жестокий способ. Кому, как не мне, знать ощущение нереального ужаса, который сковывает все существо изнутри, мешая даже дышать...

— Саминэ, я понимаю, что оно тебе не нравится, — грустно улыбнулся Рик, заставив меня в очередной раз удивиться, насколько легко ему дается понимать то, о чем я думаю, — Но мы находимся в таком месте, где лишняя защита не помешает. С волками выть...

Я лишь вздохнула, показывая, что знаю продолжение этой поговорки. Но... неужели все настолько плохо?

— Ладно, — неожиданно улыбнулся парень и, аккуратно взяв меня за плечи, мягко развернул в сторону просторной, светлой комнаты. Я сильно удивилась, когда увидела, насколько здесь было просторно и... уютно.

Большое арочное окно с широким, каменным подоконником. По обе стороны от него, вдоль стен из светло-серого камня, стояли две достаточно широкие кровати с высокими, резными спинками светлого дерева. Та, что слева, была аккуратно убрана, а постельное белье спрятано под черное покрывало из стеганого шелка. Поверх него — несколько подушек разного размера, тоже обтянутые черным шелком с серебряной вышивкой.

А вот та, что справа, была убрана не столь аккуратно, словно теплый плед песочного цвета накинули на матрас и подушки в большой спешке, не слишком заботясь о красоте.

— Хм, я немного торопился, — смущенно признался Рик, проследив за моим взглядом, — Я не любитель порядка, как Ариатар. Заранее прошу прощения!

Я беззвучно фыркнула, пытаясь сдержать улыбку. Похоже, что полуэльфу действительно было неловко. Но ничего, это ведь их комната...

На полу лежал бежевый, с темно-серыми разводами, ковер с густым ворсом, а сразу за кроватями, и справа, и слева, виднелись две одинаковые двери из полированного дерева с изящными ручками. С правой стороны, совсем недалеко от двери, стоял легкий на вид, но высокий и вместительный шкаф, тоже светлый, с затейливой резьбой. А напротив него, совсем рядом с тем местом, где я стояла, в углу расположилось большое кресло. Округлое и просторное, оно напоминало половинку жемчужной раковины, перевернутую, и обтянутую мягкой, переливающейся шкуркой какого-то животного. Подлокотников у него не было, и, судя по виду, в нем могло разместиться два человека, при этом совершенно не мешая друг друга и не испытывая неудобства.

Дверью служила все та же занавеса из тумана, а створка окна была настежь распахнута, впуская в комнату прохладный вечерний воздух. Судя по оранжево-красным отблескам за окном, солнце клонилось к горизонту и... эрхана в комнате не было.

— Справа лаборатория, но туда лучше сейчас не ходить, — почему-то с виноватым видом произнес Рик, указав на одну из дверей и, подойдя к окну, оперся рукой на большой письменный стол, стоящий около него, неплотно прикрыл створку, — Ну вот, опять из-за этого демона придется мерзнуть. С наступлением ночи здесь заметно холодает.

Ариатар? А причем тут он?

Наверное, удивление так и читалось на моем лице, потому что полуэльф, мельком взглянув на меня, пояснил, распахивая ту дверь, что была слева, между креслом и кроватью эрхана:

— Ари полетел в таверну, скорее всего. Видишь ли, Саминэ, последние несколько лет он стал более... нелюдимым, и предпочитает ужинать в одиночестве. Вернется, как всегда, посреди ночи. Но, так как после заката территорию Академии покидать запрещено, он давно уже приспособил окно для своих "побегов". Как видишь, третий этаж для него помехой не является.

Я украдкой вздохнула. Это уж точно. Для таких крыльев и самая высокая башня будет только в радость. Но все же, слава богам, что он ушел. Не знаю, смогла бы я и дальше чувствовать себя так... спокойно.

— Пойдем, — полуэльф ненавязчиво потянул меня в сторону левой двери. Уверенно ее распахнув, он щелкнул пальцами и, уверенно мне улыбнувшись, сделал приглашающий жест. Неуверенно потоптавшись на месте, я все же шагнула вперед. Рику я верила.

Остановившись на пороге, я подняла взгляд, оглядывая комнату и... обомлела. Такой красоты мне еще не приходилось видеть!

Комната была просто огромной. Темный потолок особого внимания не привлекал, но стены... Невероятно высокие, они были покрыты стеклянной мозаикой различных цветов, образующих непонятный, но изящный узор. А там, в глубине их, неспешно двигались небольшие, изумрудно-зеленые светящиеся шарики, заставляя вспыхивать стекло изнутри всевозможными цветами. Это зрелище завораживало...

Огромное пространство пола по краям было покрыто непонятным материалом, которое напоминало волокно деревьев, а посередине, прямо в полу, расположился огромный мраморный бассейн, наполненный чистейшей водой. Края его, как и стенки, были выложены белым мрамором, а немного правее от двери, вниз, прямо в воду от края бассейна, вели широкие ступени.

Но больше всего мое внимание привлекло другое — огромное, практически во всю стену, зеркало на стене напротив двери.

Не сумев сдержаться, я побежала вперед. Подбежав к зеркалу, я неуверенно остановилась и лишь потом, глубоко вздохнув, сделала последний шаг и подняла взгляд.

Худое, измученное тело. Выступающие из-под большой рубашки ключицы и угловатая фигура, неестественно бледная кожа. Густые, но сильно спутанные темные волосы чуть ниже плеч. Округлое лицо, острый подбородок, небольшие, аккуратные губы и прямой, маленький нос. Из особенностей только большие, выразительные глаза необычного золотистого-карего цвета, в которых читалось разочарование.

Осторожно, все еще не веря, приложила ладони к гладкой поверхности. Та, по другую сторону, повторила мое движение...

Из зеркала на меня с недоверием смотрел ребенок.

Глава 4

Саминэ

Я сидела на широкой мраморной полке в бассейне, которая была сделана для удобства рядом со ступенями, и рассматривала собственные, тонкие пальцы. Желтоватая из-за еще не до конца заживших синяков кожа на хрупких запястьях, обломанные ногти...

Я ребенок. Всего лишь подросток, которому сложно дать больше шестнадцати лет. Не то, чтобы я ожидала увидеть красивую взрослую девушку в отражении, нет. Просто... я не так себя представляла. Я чувствовала, что мое тело должно было быть другим, а не таким... хрупким? Не знаю. Но в тоже время, было странное ощущение, что все так, как и должно было быть. Это странно. Я не знала, как теперь реагировать на собственную внешность.

Не радовала даже заботливо подогретая Риком вода.

Вздохнув, соскользнула ближе к левому бортику бассейна, чтобы вода закрывала плечи. Полка была сделана чуть под наклоном, так что это было не сложно. Но стоило бы мне пододвинуться на расстояние локтя от бортика, и я бы вполне могла утонуть — глубина бассейна была не маленькой, полуэльф заранее предупредил об этом, прежде чем уйти.

Неизвестно, умела ли я плавать...

Устало вздохнув и посмотрев на гладкую водяную гладь, которая имела зеленоватый оттенок из-за тех светляков в стенах и едва заметных прожилок на мраморе такого же цвета, я неожиданно поняла, что не боюсь. Пододвинувшись к самому краю полки, свесила ноги и, глубоко вздохнув, оттолкнулась руками, чтобы тут же погрузиться в мягкую глубину водного плена.

Открыв глаза, мягко оттолкнулась от пола ногами и выдохнула, выпустив множество воздушных пузырьков. Помогая себе руками, вынырнула на поверхность и уверенно поплыла в дальний конец бассейна. И только там, уцепившись ладонями за гладкий край, оглянулась и посмотрела на едва заметно колыхающуюся водную гладь. Мысленно постаралась измерить расстояние, и вышло чуть больше двадцати локтей... сдержать улыбку я не смогла. Я умела плавать!

— Саминэ! — неожиданно входная дверь распахнулась, и в ванную комнату влетел полуэльф, который явно выглядел испуганным. Встретившись со мной взглядом, полуэльф, кажется, покраснел... и я тоже. Беззвучно ойкнув, я погрузилась под воду, успев заметить краем глаза, что полуэльф резко отвернулся.

Доплыв под водой до мраморной полки, осторожно вынырнула, внимательно смотря на парня — тот стоял у самой двери, едва ли не уткнувшись в нее лицом, и что-то быстро-быстро говорил:

— Прости, я не хотел! Просто я услышал всплеск и испугался, мало ли что! Саминэ? Саминэ, ты слышишь?

Вздохнув, забралась на полку и уверенно стукнула кулаком по мрамору. Конечно, звук получился очень тихим, но мой ответ Рик, кажется, понял:

— Слава Хаосу! Саминэ, больше меня так не пугай! И... может, я все-таки посижу лучше здесь? Так спокойнее будет. Я не буду смотреть, честное слово. Просто сяду здесь, лицом к двери, пока ты не закончишь. За мной ты сможешь наблюдать через зеркало, а я же буду уверен, что с тобой все в порядке. Заодно расскажу тебе немного о том месте, в которое ты угадила. Что скажешь?

Не долго думая, я стукнула еще раз, но уже намного увереннее. Мне самой не хотелось, чтобы полуэльф отходил слишком далеко. Не знаю, почему, но я была твердо уверена, что он понимает меня многим лучше, чем даже я сама. К тому же, я уже совершенно не боялась, когда он был рядом. Наверное, я даже стала ему очень доверять...

— Вот и отлично, — с заметным облегчением выдохнул полуэльф, опуская раннее напряженные плечи, — Саминэ, пожалуйста, не пугай меня так больше...

Я вздохнула, погрузившись в воду и цепляясь только пальцами за край бассейна. Как я могла ему ответить, что я этого не хотела? Я не могла даже звука произнести...

Но... я так и не могла понять, почему полуэльф ко мне так относится. Его беспокойство и волнение были искренними, я это ощущала совершенно точно! Почему? Почему он так обо мне волнуется?

Ответов не было.

— Ты не спеши, — все еще смущенно произнес Рик, опускаясь прямо на пол, лицом к двери, — Времени у нас достаточно.

Я шумно выдохнула прямо в воду в качестве ответа и, кажется, парня это рассмешило:

— Саминэ, не булькай! А то у меня складывается впечатление, что я общаюсь с волшебной рыбкой из старой сказки. Так что на счет небольшого рассказа? Ты не против? Пока не вернулся Ариатар, я смогу рассказать тебе все то, что знаю. Демон же любит все приукрашивать... и далеко не в лучшую сторону. Так как?

Высунув руку из воды, опять уверенно стукнула по мраморному краю. Мне было интересно. И к тому же, я не хотела находиться рядом с эрханом, зная теперь, кто я, и отчасти понимая его чувства. Никому бы не понравилось, если бы его заставили возиться с ребенком.

— Угу, — задумчиво произнес полуэльф, усаживаясь поудобнее. Скрестив ноги в районе лодыжек, он начал рассказ, который мне совсем не понравился... — Мы находимся в Мельхиоре, большом городе, что расположен между границами Карата — империи дроу, и Эштаром — страной демонов. У этого города дурная слава из-за Академии Некромантии, которая находится здесь и в которой, кстати, находимся мы. А все из-за огромного кладбища позади учебных корпусов, где происходят тренировки студентов. Некоторые их эксперименты и домашние задания сбегают, так что находиться на улицах после заката солнца очень опасно, особенно тем, кто не владеет магией смерти. К тому же, вся окрестная нечисть тоже обитает здесь в изобилии — ее привлекает магия некромантов. Как ты понимаешь, в этом городе селятся только те, кому некуда больше идти, либо же те, кто действительно способен себя защитить. Впрочем, днем здесь спокойно, относительно, конечно, но жить можно. К тому же, хотя бы видимость порядка и безопасности создает Мировая Гильдия Некромантов. Она находиться здесь же, перед зданием Академии. Невозможно попасть сюда постороннему, не пройдя сквозь Гильдию. Саминэ, ты слушаешь?

Задумчиво кивнула, а потом, спохватившись, опять стукнула по мрамору и погрузилась поглубже в воду. Получалось, что я попала туда, куда по доброй воле никто, наделенной хоть каплей инстинкта самосохранения, не пойдет. Мельхиор... я слышала о нем, когда-то. Но что именно, вспомнить сейчас, я не могла. Что-то очень важное, нужное, а главное — жизненно необходимое. Что же это?

— Саминэ, я понимаю, что это не совсем хорошее место для юной девушки, — вздохнул Рик, опять поняв, о чем я думаю. Заинтересовано посмотрела в его сторону. Как? Как у него это получается? — Но выбора нет. Тебя привезли сюда, а для чего, мы не узнаем, пока ты хоть что-то не вспомнишь. Выбора нет. Так что уже со вчерашнего дня ты являешься студенткой Академии Некромантии.

Я вздрогнула.

Посмотрев на свое отражение в воде, покачала головой. Ну, какой из меня некромант? Я в магии даже простейших основ не знаю... И к тому же, как это было не глупо признавать, но я всего до сих пор боюсь. Я даже не знаю, смогу ли я здесь учиться, или постепенно сойду сума от чувства собственного страха...

— В общем, учиться тебе предстоит на втором курсе, вместе с Ари, — словно извиняясь, произнес полуэльф, — Мы вместе с ним начинали обучение, но, увы, этот нелюдь в результате одного неприятного инцидента покинул Академию по собственной воле. Не так давно вернулся, но сама понимаешь, на четвертый курс его уже никто не переведет. Если честно, лучше бы директор определил тебя ко мне в группу, но столько материала за два оставшихся месяца ты пройти не успеешь. Плюс, тебе же надо еще и физически подготовиться...

Согласно кивнула и тихо, стараясь не шуметь, соскользнула в воду. Вынырнув, медленно поплыла, стараясь не плескаться, чтобы не нарушить размеренную речь Рика, на случай, если он продолжит рассказ.

И как бы я хотела сказать, что я с ним полностью согласна... Если мне действительно нужно оставаться в этом утком городе, то лучше бы я всегда находилась рядом с полуэльфом. Но... похоже, выхода у меня не было. Будь моя воля, я бы ни на секунду ни осталась в Мельхиоре, городе, где кишит нежить и царствует магия смерти. Городе, пропитанном болью и страхом, как и моя душа.

Я не хотела. Но, чтобы хоть что-то узнать о себе, я должна была подчиниться. Выбирать не приходилось и, если такова цена за мои воспоминания то, наверное, я готова ее заплатить.

— Наплавалась? — в голосе парня слышалась улыбка, когда я, сделав несколько кругов в водной глади, вернулась на мраморную полку, — Тогда я продолжу. И предупреждаю сразу, Саминэ, продолжение тебе понравится еще меньше, чем его начало.

Я едва слышно вздохнула, уже понимая, что он прав. Если таков город, то и его жители ничуть не лучше... а про молодых студентов, полных сил, энергии, скрытых (или явных) амбиций, не стоит даже и упоминать.

— В Академии Некромантии обучаются студенты со всего мира. Срок обучения составляет семь лет. Большинство выпускников, которым удается выжить в процессе обучения и показать себя, остаются работать в Гильдии. Не волнуйся, процент смертности высок лишь на первом-втором курсе, и то лишь из-за чрезмерной самоуверенности молодых некромантов. Я тебе обязательно все подробно расскажу и покажу, что тебе ничего не угрожало в этом плане. Так, что еще?.. Учимся мы по декадам, каждые последние два дня являются выходными. Летом же на отдых и практику отдается все три месяца, из расчета, чем быстрее выполнишь данное директором задание, тем больше времени останется на отдых. Как-то так.

Задумчиво вырисовывая пальцами какие-то узоры на воде, я внимательно слушала полуэльфа, пытаясь заранее вникнуть в распорядок моей будущей жизни. Что ж... это казалось не таким сложным. Только вот многим больше интересовало, что здесь будут преподавать, и владею ли я этой самой некромантией? Директор сказал, что во мне есть магия. Причин не верить ему у меня не было. Не знаю, почему, но узнав это, я даже не удивилась, словно это было... правильно?

Не знаю, это сложно понять.

Потянувшись к бортику, осторожно взяла в руки маленький глиняный кувшинчик, что дал мне Рик вместе с другими вещами, которые были внутри второй корзины. В этой емкости был отвар из мыльного корня с какими-то травами, который предназначался для мытья головы.

— Саминэ, — неожиданно тихо позвал меня полуэльф. Что-то было в его голосе такое, что заставило меня насторожиться. Я тихо постучала ногтями по камню, показывая, что я внимательно его слушаю. Не знаю, понял он это или нет, но все же заговорил, но уже не так уверенно, как раньше:

— Помнишь, я тебе говорил, что Ариатар мне ничего не сделает? Эта правда. Дело в том, что мы знаем друг друга слишком давно. Ари вырос у меня на глазах, а ведь ему сто двадцать восемь лет...

Я едва не выронила кувшинчик. Сколько же тогда лет самому Рику?

— Мне же самому около четырехсот лет и, как понимаешь, я старше его в два раза. Дело в том, что мать этого эрхана подарила мне неоценимую услугу, фактически вернув меня с того света. За что я очень ей благодарен, — вздохнул полуэльф, — И все, что я могу сделать для нее взамен — присматривать за ее сыном в этих стенах. И именно поэтому спускаю эрхану его далеко некорректное поведение. Раньше, правда, он был другим... но об этом расскажу как-нибудь потом. Видишь ли, Саминэ... Доверие — это не та вещь, которая пользуется популярностью в этих стенах. В общежитии студенты живут по два человека в одной комнате, и очень часто случается так, что один из них поутру уже не просыпается. Здесь каждый пытается убрать любого, кто, по его мнению, составляет конкуренцию. Именно поэтому далеко не все первокурсники доживают до выпуска. Это простая борьба за выживание, так здесь принято. И это совершенно официально, кстати.

Официально?

Я дрожащими руками поставила на бортик хрупкий сосуд. Как убийство студента может быть официальным?! Как директор мог такое допустить? Я же видела его... я чувствовала, что он выше подобного!

— Саминэ, постарайся понять, — поспешил произнести полуэльф, пока я вся дрожала от гнева, — Я немного неточно выразился: конечно, Сеш'ъяр подобное не одобряет и любой, кто будет замечен в убийстве, незамедлительно будет наказан. Но в остальном: поединки, подлянки, ловушки, драки и многое другое действительно разрешено. Здесь опасно заводить друзей. Каждый из студентов старается только для себя, чтобы получить долгожданный диплом и стать настоящим некромантом. А они мрачноватые личности, согласись...

Закусив губу, я принялась с ожесточением намыливать голову.

Подобное я просто не могла принять. Зачем? Зачем добровольно делать из молодых людей источник зла и ненависти с самого начала обучения? Да, я допускаю мысль, что подобный уклад жизни создаст им определенную репутацию и научит защищаться... но есть же другие методы!

Намылив мочалку брусочком мыла, с ожесточением начала тереть собственную кожу. Мне было уже не страшно от мысли, что среди подобных людей мне придется жить. Меня злил сам факт того, что тот мужчина сам создал далеко не самую приятную атмосферу в стенах этой Академии. Это было действительно ужасно!

— Саминэ, пойми, — вздохнул Рик, — Только так студенты станут теми, кем должны быть по призванию собственной магии. Они идут сюда добровольно и, если выживают в этом клубке змей, то становятся действительно хорошими некромантами. Их основная стихия — смерть. А где есть она, есть жестокость, насилие, несправедливость, предательство... Они должны привыкнуть к этому заранее, и научиться с этим жить. По-другому никак. Знаешь, даже хорошо, что ты попала именно сюда. Так ты научишься преодолевать все свои страхи.

Я на миг замерла, услышав слова полуэльфа. Научиться бороться со страхом? В этом месте? Это что, глупая шутка? Если все сказанное Риком действительно правда, то я не смогу даже выйти за дверь комнаты, будучи уверенной, что я вернусь обратно! Я помню эти коридоры...

Не выдержав, спрыгнула с каменной полки прямо в воду, крепко зажмурив глаза. Мягкий слой теплой воды принял меня с радостью, смывая с моего тела всю грязь, боль, непонимание, и даже гнев.

Раскинула руки, чувствуя кожей размеренное движение воды, которая приятно ласкала напряженные мышцы и действительно успокаивала, принося долгожданный покой...

В себя пришла только тогда, когда легкие начало болезненно покалывать.

Выдохнув, с сожалением оттолкнулась ногами о мраморный пол и всплыла на поверхность. Подплыв к ступенькам и сев на одну из них, постаралась дышать как можно спокойнее, чтобы унять бешеное биение собственного сердца и украдкой взглянула на Рика. Он все так же сидел лицом к двери, откинувшись назад и опираясь на вытянутые руки. Поза казалось расслабленной, но было видно, как напряженны его плечи, и как чуть подрагивают длинные пальцы.

Я беззвучно вздохнула, взяв в руки полотенце из выбеленного льна, и забралась повыше. Зря я так себя повела. В конце концов, у каждого свои жизненные правила. И то, что здесь они выходят за рамки моего понимания, совсем не означает, что так жить нельзя. Ведь действительно, нельзя быть некромантом, не познав, что такое боль страх и тем более — смерть. Я многое слышала о некромантах...

Наскоро вытеревшись, надела на себя тонкую рубашку, шелковую, черного цвета, со шнуровкой на груди и такого же цвета кожаные бриджи. Все было новое и моего размера, к тому же, одежда совершенно не сковывала движения, хоть короткие штаны и были практически в облипку. Ее принес Рик...

Выжав, насколько это было можно, волосы, аккуратно сложила старую одежду и все ванные принадлежности. Поднявшись на ноги, нерешительно подошла к полуэльфу, не зная, как объяснить ему все, что я чувствовала. Но отчасти, я его понимала.

— Знаешь, Саминэ, — неожиданно произнес Рик, который, видимо, все же услышал мои шаги, — Я ведь тоже такой. Здесь по-другому не выжить, и нахождение в этих стенах накладывает свой отпечаток. Мне и Ариатару, пока мы живем в одной комнате, можно не ждать удара в спину, хотя, должен признать, что эрхан с каждым днем становится все более похожим на представителей своей расы. Он не такой на самом деле, Саминэ. Мы с ним друзья, как бы он не утверждал обратное. И знаешь, пока ты с нами, тебе действительно ничего не грозит. Но, будь моя воля, я бы ни за что тебя не оставил здесь. Не хочется, чтобы и в тебе появилась жестокость.

Опустившись на колени возле полуэльфа, я внимательно слушала все, что он говорил. Слушала и осознавала, что я понимаю, о чем он говорит. Ему самому не нравилась царившая в стенах Академии атмосфера. Рик, он был другим. Но он жил по правилам, установленным здесь и, быть может, и сам калечил чью-то жизнь, творил зло... и ему было больно от этого.

И именно такой участи он мне не желал.

— Глупо все это, да? — усмехнулся полуэльф, повернув ко мне голову и открыв глаза. В них читалась усмешка, за которой он пытался скрыть свою боль, которая, кажется, его мучила уже давно. Вот только... он не смог показать это Ариатару, или тот просто не захотел этого понять, но попытался объяснить мне. За этого демона, похоже, Рик волновался всерьез. Значил ли это, что эрхан на самом деле не тот, кем кажется? Я не знаю... и не хочу пока знать.

Покачав головой, я, неожиданно для самой себя, подалась вперед и крепко обняла опешившего от такого полуэльфа. Я знаю, это было наглостью, но я хотела показать ему, что я его поняла. Я поняла, чего он боится, что переживает, и что не хочет мне и Ариатару такой участи. Что ему самому больно от такой жизни, что эта Академия сделала злым какую-то часть внутри него, но ради эрхана, которого считает своим другом, он будет все это терпеть. А теперь, и ради меня. Вот почему он так заботился обо мне.

Я была ему благодарна за это. И я мысленно пообещала себе, что такой, как демон, я не стану никогда. Только ради Рика, я научусь жить здесь. Я буду играть по установленным правилам, но никогда, и не при каких обстоятельствах не позволю этому миру изменить себя.

Ради Рика. Ради себя. И даже ради Ариатара.

— Саминэ, — несколько удивленно выдохнул полуэльф и, неожиданно крепко обняв меня в ответ, тихо усмехнулся, — Ты поняла...

Я кивнула, прижавшись щекой к груди Рика, и еще сильнее обняла его. Он столько для меня сделал за эти два дня. Я не могла по-другому. Пускай он и признался, что он сам бывает злым, и воспринимает это, как должное, я поняла, что мне это не важно. Я принимала его таким, какой он есть.

— Спасибо, — неожиданно тихо произнес полуэльф, чуть сильнее сжав пальцы на моих плечах.

Даже если бы я и могла говорить, я бы не ответила. Это было просто не нужно.

Неожиданно я почувствовала, что мои волосы полностью высохли. Отстранившись от полуэльфа, который теперь уже улыбался, я взяла прядь собственных волос и поднесла их к лицу. Они были красивого темно-медового оттенка, действительно очень густые, но они и правда, были полностью сухими! Я перевела удивленный взгляд на парня, но тот лишь подмигнул, поднимаясь на ноги и все еще улыбаясь, произнес:

— Магия. Не удивляйся, я потом тебя этому научу. Идем, Саминэ? А то уже поздно.

Улыбнувшись в ответ, я взялась за протянутую мне руку. Как хорошо, что из всего мира, я встретила именно этого полуэльфа...

— М-м-м... — почесал затылок Рик, когда мы оказались в комнате, — Саминэ, а где ты будешь спать? Я как-то об этом не подумал...

Фыркнув в ответ, я подергала его край безрукавки, привлекая внимание, и уверенно указала на кресло. Мне там места вполне хватит.

— Ты уверена? — спросил полуэльф, посмотрев сначала на кресло, а потом на меня, — Ты можешь занять мою кровать! Я не прихотливый, если что могу и на полу поспать.

Быстро-быстро замотала головой. Такого я допустить не могла! К тому же, кресло достаточно большое и мягкое и удобное даже на вид. Я была больше, чем уверена в своем решении.

— Ну ладно, — вздохнул Рик, а я, обрадованная тем, что спорить он не будет, забралась на кресло и свернулась клубком, подтянув колени к груди. Мягкий мех приятно ласкал кожу, и места мне действительно было более, чем достаточно. К тому же, лежать в нем было очень удобно и уютно — мне сразу же захотелось спать.

— Видимо, даже поспорить мне не удастся, — фыркнул парень, глядя, как я зеваю украдкой. Подойдя к своей кровати, он уверенно сдернул с нее плед и что-то взял. Вернувшись, протянул мне небольшую, квадратную подушку и, пока я пристраивала на ней свою голову, заботливо накрыл мягким пледом, — Спокойной ночи, Саминэ. Не о чем не беспокойся — я буду рядом.

Я кивнула, чувствуя, как закрываются глаза.

Я ему верила. Даже больше, чем верила. Пока полуэльф гасил зажженные заранее свечи в канделябрах на стенах, я поняла, что обрела своего первого в жизни друга.

И когда Рик начал сам собираться на ночлег, я уже крепко спала, уверенная, что теперь все будет хорошо.

Иначе просто не могло и быть.

Ариатар

Я вернулся глубокой ночью, когда спали не только студенты Академии, каким-то чудом оставшиеся на лето в ее стенах, но и весь город.

Вечер прошел более, чем хорошо. Небольшая потасовка в одной из таверн города позволила сбросить напряжение, а прибывший на место патруль, в котором присутствовали необходимые мне лица, значительно улучшил далеко не радужное настроение. Прихлебатели Рай'шата, на свою беду, даже не успели понять, кого пытались призвать к относительному подобию порядка. Думаю, лечебное крыло еще долго будет занято...

Усмехнувшись, толкнул рукой прикрытую створку окна и, легко забравшись на подоконник, спрятал уже не нужные на сегодня крылья. Я славно развлекся.

Соскользнув в комнату, плотно прикрыл створку и оглянулся. Рик спал, по привычке отвернувшись к стене... хотя нет. В этот раз полуэльф почему-то заснул ближе к этому краю, едва не свесившись с кровати. Странно. Я думал, что знаю все привычки полукровки наизусть.

Тихое сопение из дальнего угла неожиданно напомнило мне кое о чем. Неслышно подойдя ближе и увидев источник этого шума, я усмехнулся. Так вот оно что... Рик, похоже, решил оберегать человечку и днем, и ночью. И я даже почти удивлен, что он не лег спать на полу, уступив Саминэ свою кровать. По сути, полуэльф, будучи бывшим упырем, мог спокойно спать и на голой земле, в силу привычки.

Впрочем, это уже не мое дело.

Скривив губы, я подошел к шкафу, чтобы переодеться. Излишний шум напрягал слух и мешал расслабиться. Я привык к абсолютной тишине, и сейчас у меня практически не возникало сомнений, что уснуть спокойно мне сегодня не удастся.

Неожиданно заметив что-то в кармане куртки, извлек наружу кусок смятого пергамента. Света полной луны, проникающего через окно, вполне хватило, что бы прочесть несколько рун, написанных аккуратных почерком на привычном, всеобщем языке.

"Ты обещал, что больше не причинишь мне вреда."

Усмехнувшись, заново смял исписанный лист. В девчонке я не ошибся. Если она решилась напомнить мне о слове, которое я ей дал, значит, доля решимости в ней есть. Что это уже хорошо. Ей предстоит сильно измениться... хоть она еще и не подозревает об этом.

Уснуть я действительно долго не мог. Тихое, но заметное сопение Саминэ раздражало слух, мешая расслабиться. К тому же, совсем скоро к этому добавилось негромкое покашливание. Похоже, что в прохладной комнате девчонка легко сумела подхватить легкую простуду за столь короткое время.

Беззвучно вздохнув, я собрался подняться, когда слева неслышно скользнула тень. Прикрыв глаза и замерев, я остался на месте, наблюдая за полуэльфом из-под опущенных ресниц.

Подойдя к человечке, Рик положил ладонь ей на лоб и едва слышно выругался. Слабое свечение дало понять, что еще не слишком поздно, и простуду Саминэ можно вылечить магией, что полуэльф и сделал. С облегчением вздохнув, Рик взял со своей кровати одеяло, накрыл девчонку и, удостоверившись, что жара больше нет, лег сам, но, по-прежнему не сводя взгляда с кресла, где, свернувшись клубочком, снова тихо посапывала Саминэ.

Едва заметно покачав головой, я постарался расслабиться. Зря Рик привязывается к этой девчонке. Та, которую я собираюсь из нее сделать уже к началу учебного года, ему вряд ли понравится. Впрочем, когда он поймет, зачем она мне, будет уже поздно.

Под плавное течение собственных мыслей, мне все же удалось уснуть ближе к рассвету. Похоже, к обществу этого ребенка мне и самому придется привыкать.

Утро пришло неожиданно. Прошло всего несколько часов после рассвета, яркие лучи заставили меня открыть глаза. Выспался я все же или нет, пока понять не удалось.

Слева раздалось привычное шевеление и громкий зевок — привычка просыпаться одновременно выработалась у меня и полуэльфа уже давно. Только мне было достаточно нескольких секунд, чтобы проснуться окончательно, а Рик еще некоторое время будет сидеть на кровати, сонно хлопая глазами.

Неожиданно я понял, что тихого сопения, которое продолжалось всю ночь, я больше не слышу. Открыв глаза, резко сел, смотря на кресло в углу. Наткнувшись на мой взгляд, девчонка, которая сидела, закутавшись в одеяло, выронила книгу, которую, похоже, до этого увлеченно читала.

— И давно ты не спишь? — спросил, иронично изогнув бровь. Саминэ, покраснев от смущения, торопливо наклонилась за книгой, которая оказалась историей создания нашего мира — Аранеллы, и лежала на столе уже не первую неделю.

— Саминэ, не обращай на него внимания, — зевая во все горло, полуэльф поднялся с кровати и, дойдя до кресла, потрепал девчонку по волосам, — Он просто так показывает свое недоумение. С добрым утром.

Саминэ с немым удивлением смотрела, как Рик скрылся за дверью ванной комнаты. Что ж, я понимаю ее удивление. Полуэльф по утрам поразительно немногословен, чего не скажешь о нем в другое время суток.

— А ты ранняя пташка, — я усмехнулся, поднимаясь с кровати. Я был действительно поражен — не думал, что девчонка проснется на рассвете. Еще раз встретившись со мной взглядом, Саминэ покраснела еще больше. Что ж, я надеюсь, она же не ожидала, что я буду спать в сапогах и куртке? Не уверен, но, судя по ее смущенному лицу — увидеть меня в одних штанах она не предполагала.

— Ну? — закончив заправлять постель, выразительно вскинув бровь, посмотрел на человечку, которая вновь уткнулась в книгу с преувеличенным вниманием, — Саминэ, я собираюсь переодеться.

Девчонка, смущенно кивнув, проворно юркнула под одеяло, даже не посмотрев в мою сторону. Боги, как же ее легко смутить! Ну ничего, это еще можно будет легко исправить...

— Ари, за завтраком ты идешь, — из ванной комнаты, широко зевая, вышел все еще сонный полуэльф.

— Не вижу смысла, — я хмыкнул, направляясь в освободившееся наконец-то помещение, — Позавтракаем в таверне.

— Ариатар, — спустя долгих две минуты, которые Рик пытался проснуться и вникнуть в смысл моих слов, мне хватило на все утренние процедуры. И только тогда уже одетый полуэльф появился на пороге ванной комнаты, — Ты сдурел? Еще рано выводить Саминэ в город!

— А есть смысл тянуть? — не смотря на соседа, я заканчивал заплетать волосы в сложную косу, — Ранним утром и в нашем обществе ей ничего не грозит. К тому же, у нас всего два месяца, чтобы сделать из нее хоть какое-то подобие некроманта второго курса. Иначе ей там просто не выжить. Так что смысла оттягивать я не вижу — сидя в четырех стенах она не изменится. Еще вопросы будут?

— Хм, ну логично, в общем-то, — задумчиво сощурился полуэльф и спохватился, — Кстати, Ари, ты не в курсе, почему Саминэ категорически отказывается вылезать из-под одеяла? Что ты опять ей сказал?

— Я? — я несколько удивленно посмотрел на Рика, который выглядел растерянно, и усмехнулся, — Догадываюсь.

Отодвинув в сторону эльфенка, я вошел в комнату и усмехнулся: Саминэ действительно до сих пор лежала в кресле, с головой закутавшись в одеяло.

— Саминэ, вылезай, — спокойно произнес, щелчком пальцев заставляя собственную магию застелить мою кровать, — Переодеваться все уже закончили.

Одеяла зашевелились и спустя секунду, из-под ткани показались все еще смущенные глаза девчонки и ее взъерошенные волосы. Это смотрелось настолько забавно, что я не выдержал и коротко хохотнул. Рик, стоящий за моей спиной, тихо фыркнул от смеха. Саминэ смотрелась презабавно.

Девчонка же, смущенно пряча взгляд, выбралась наконец-то из плена одеял и, аккуратно их сложив, вопросительно посмотрела на полуэльфа, избегая моего смеющегося взгляда. Давненько я подобного не видел...

— Да оставь так, — рассмеялся Рик, — Заправлю потом. Саминэ, мы идем в город, завтракать. Заодно покажем тебе Академию. Что скажешь?

Девушка неуверенно кивнула и, неодобрительно покачав головой, схватила одеяла в охапку и отнесла их на кровать Рика. Тот, увидев, что она собирается ее заправить, с воплем подскочил к девчонке:

— Саминэ, ты чего? Да пускай так лежат, не надо ее заправлять! Саминэ, ну неловко же, ну! Ладно-ладно, я сам заправлю! Ари, ну скажи ты ей!

Спрятав улыбку и покачав головой, я подошел к упрямой девчонке, которая, похоже, решила приучить полукровку к порядку, я перехватил ее за талию и быстро, пока она не успела ничего сообразить, поставил ее на свою кровать.

Ошарашенный взгляд Саминэ я проигнорировал, забирая со стола лежавшую на нем перевязь с ножнами, где хранился мой меч. Выходить в город без оружия — глупая затея. Особенно в компании этого пугливого создания.

— Ну вот, теперь можно идти, — ворчливо произнес Рик, закончив с постелью, и явно недовольный тем, что ярых любителей беспорядка в этой комнате уже двое. Что хорошо, кстати: я уже отчаялся вдолбить в голову полукровки, что ненавижу, когда вещи лежат не своих местах, постоянно отвлекая на себя внимание. Надеюсь, что хоть девчонка теперь приучит его к порядку.

— Угу, — отозвался я, застегнув последнюю пряжку перевязи. Неожиданно мой взгляд натолкнулся на босые ноги Саминэ, которая скромно присела на самый край моей кровати, отодвинувшись от меня на приличное расстояние, и я хмуро спросил, — Рик, скажи-ка мне: каким образом ты собрался вывести ее за пределы этой комнаты?

— Через двери, конечно! — улыбнулся полуэльф, но, натолкнувшись на мой внимательный взгляд, машинально перевел взгляд на девчонку, ища, что же мне не понравилось. А когда понял, наконец, тихо выругался, — Вот хрдыр! А об обуви я и не подумал...

— Вот именно, — хмыкнул я, измеряя взглядом маленькие ножки Саминэ, которые она теперь машинально пыталась спрятать в складках покрывала. Но что толку? Я уже успел понять, что даже самые маленькие сапоги Рика будут ей безнадежно велики. Про мои и говорить нечего.

— Ну и ладно! — неожиданно фыркнул полукровка, — Закажем ей обувь в городе. А туда я ее донесу.

— Да ну? — с сарказмом спросил я, глядя, как Рик протянул девчонке руку. Чтобы она по доброй воле позволила к себе прикоснуться, если еще не далее как вчера боялась малейшего резкого звука? Сильно сомневаюсь в этом...

— Ну да, — спокойно ответил тот, и, дождавшись, пока Саминэ, взяв его за руку, встанет рядом с ним, опустился на одно колено, повернувшись к ней спиной. К моему безмолвному удивлению, девчонка совершенно спокойно, хоть и с некоторым смущением, обняла полуэльфа за плечи. Рик легко поднялся, подхватив ее ноги под коленями. Чуть подпрыгнул, перехватывая их поудобнее и повернул голову, — Ну как, удобно?

Девчонка уверенно кивнула и... улыбнулась.

— Идем, — обратился я к этой парочке, пытаясь скрыть свое удивление, и первым направляясь в сторону гостиной, которая уже давно была переделана под библиотеку. Что же вчера произошло между полуэльфом и девчонкой, что заставило ее настолько ему довериться? Что-то мне подсказывало, что я вряд ли это узнаю...

Но результат налицо: Саминэ ни капли не боялась Рика, а наоборот, совершенно спокойно висела у него на спине, осторожно обнимая руками за шею, а ногами его талию. Даже когда мы оказались в полумраке коридора общежития, девушка, хоть и с настороженностью осматривала мрачные стены, но прежнего страха в ее глазах просто не было. Она уже всецело доверяла бывшему упырю.

Оказавшись на улице, Саминэ беззвучно охнула и зажмурилась, крепче вцепившись в шею Рика. Тот замер на крыльце здания Гильдии, не решаясь вступить на каменные ступени, местами потрескавшиеся от времени:

— Саминэ... ты в порядке?

— Кажется, этот ребенок давно не видел солнечного света, — задумчиво протянул я, наблюдая за тем, как девушка с большим трудом открыла слезящиеся от солнечного света глаза. Сложить вместе всю имеющуюся информацию не составило большого труда.

Она давно не была на свету, давно не ела, ее тело было истощено, и вдобавок, ее мать и остальных провожатых убили, но при этом оставили в живых ее саму. Значит, кому-то девчонка нужна была живой и, похоже, ее преследовали уже давно. Мельхиор — не лучшее место, где можно попытаться спрятать слабую человечку, а значит, ее привезли сюда к кому-то. К тому, кто смог бы ее защитить...

Переглянувшись с более чем сосредоточенным Риком, я понял, что сегодня же вечером следует навестить одного известного нам дракона. Более чем вероятно, что Сеш'ъяр знает, что происходит. Но скажет ли?

— Саминэ? — позвал я девчонку, которая, кажется, начал приходить в себя. Поняв, что я от нее хочу, она неуверенно кивнула, показывая, что все в порядке, но все еще продолжала болезненно щуриться. — Это скоро пройдет. Рик, идем.

— Угу, — задумчиво произнес полуэльф. Спуск с крыльца мы преодолели в полном молчании, но, едва заметив, как девчушка начала с любопытством оглядываться по сторонам, Рик моментально начал рассказ о местных "достопримечательностях", видимо, чтобы ее отвлечь. Саминэ внимательно его слушала, то и дело косясь на особо любопытные, по ее мнению, предметы обстановки широкой заброшенной аллеи, ведущей от крыльца Гильдии в город.

У меня же было достаточно времени, чтобы подумать.

Первым делом необходимо сегодня же проверить, какие стихии ей подвластны, и насколько велик ее уровень Дара и резерв. И уже, отталкиваясь от этого, решить, чему обучать ее в первую очередь. Я займусь этим, а полуэльфу оставлю все остальное, что касалось политики, истории, мироустройства... Рик любит потрепать языком. Пускай он и занимается ее образованием.

Мне же остается проследить за ее манерами, воспитанием и физической подготовкой. Для того, чтобы сделать то, что я задумал, она должна стать идеальной. В ином случае, Рай'шат и не посмотрит в ее сторону. Мне нужно, чтобы Саминэ стала совершенным оружием...

Мельком взглянув на девушку, я машинально отметил, что ее внешность достойна внимания. Особенной красотой она не блистала, но была довольно хорошенькой, особенно сейчас, когда была чисто вымыта, относительно ухожена и избавилась от того тряпья, в которое была одета. Густые волосы цвета темного меда, большие, выразительные глаза золотисто-карьего оттенка, нежная кожа... В ней было что-то такое, что привлекало внимание, но она была слишком худа. Первым делом ее следовало хоть немного откормить, а та детская наивность и непосредственность на ее лице, я уверен, исчезнет после двух месяцев обучения под моим присмотром.

Неделя. До конца недели я дам ей отдохнуть и до конца прийти в себя. И только потом займусь ее обучением. Мне не нужно, чтобы она каждый раз падала в обморок от нехватки сил. И к тому же, необходимо, чтобы она ко мне привыкла и начала доверять — иначе управлять ей у меня просто не получится. Вспоминая тот животный страх, с которым она смотрела на меня, я начал понимать, что с доверием могут возникнуть серьезные проблемы...

Я едва заметно поморщился, незаметно взглянув в сторону безмятежного лица Саминэ, в глазах светилось нездоровое любопытство. Девчонка уже ничего не боялась, пока рядом с ней был Рик. Но я ясно понимал, что не будь его рядом, и Саминэ будет трястись от страха при моей непосредственной близости, хотя и попробует это скрыть. Именно попробует, потому что скрывать свои эмоции она практически не умеет. Ей не нужно даже ничего говорить, чтобы все стало понятно.

Нужно было это исправлять и, чем быстрее, тем лучше. Во-первых, тогда она начнет меня слушаться, не задумываясь о причинах такого поведения, а во-вторых...

А во-вторых, мне самому не нравилось, как девчонка каждый раз вздрагивает при одном только взгляде, направленном на нее. Я действительно не настолько безумен, чтобы испытывать удовольствие, видя трясущегося от страха ребенка.

— Вообще-то население Мельхиора не столь велико: где-то около трех тысяч человек. Но на его улицах легко можно заблудиться, так как домов здесь в несколько раз больше. Половина из них заброшены, и в них упырь знает что твориться... это нормальное явление для этого города. Впрочем, здесь и в близлежащих районах к Академии живут самые бесстрашные, ну или же сильные маги и наемники. Поэтому здесь царит порядок. Относительный, конечно, — продолжал разглагольствовать Рик, когда мы миновали аллею, засаженную с двух сторон огромными елями. Неожиданно он застыл, как вкопанный и захрипел, — Саминэ, ты чего?! Задушишь...

Спохватившись, девчонка разжала руки и соскользнула со спины полуэльфа, который еще до этого отпустил ее ноги. Расширив глаза от страха, Саминэ поспешно отступила назад, но, наткнувшись на меня, замерла, крепко зажмурившись и сжав кулачки.

— Ари? — удивленно повернулся ко мне полукровка и нахмурился, глядя на девушку, которая явно пыталась сдержать свои эмоции. Но у нее это получалось достаточно плохо.

— Эта та площадь, Рик, — тихо ответил, машинально положив руки на плечи Саминэ. Девчонка вздрогнула и застыла каменным изваянием.

— Саминэ? — встав перед ней, полуэльф опустился на одно колено и протянул руку, но до ее лица дотронуться так и не решился. Вместо этого, посмотрев на меня, он нерешительно спросил, — Ты что-то вспомнила?

Девчушка отрицательно покачала головой и сжалась еще больше. И, похоже, даже открывать глаза она не собиралась. Она была слишком напугана.

Вздохнув, я быстро оглянулся. Спешившие по своим делам люди и представители других рас не обращали на нас ровным счетом никакого внимания. Они привыкли и к более странным зрелищам...

Мельком взглянув на Рика и, дождавшись его кивка, развернул девчонку к себе лицом и осторожно обнял, стараясь окутать ее своей аурой. Почувствовав это, Саминэ распахнула глаза и судорожно попыталась отстраниться, упираясь в мою грудь кулачками. Не отпуская ее, я покачал головой и тихо произнес:

— Тише, Саминэ. Я не причиню тебе вреда. Постой спокойно, хорошо?

Оглянувшись на Рика и, увидев его уверенный кивок, девушка замерла, внимательно глядя на меня. Приобняв ее за плечи одной рукой, я аккуратно взялся пальцами за ее подбородок, заставляя смотреть мне в глаза и не давая шанса отвести взгляд. Когда моя аура окутала ее полностью, я приопустил собственные ментальные щиты, чтобы заглянуть в ее мысли.

Там была пустота.

Она действительно не помнила ничего с того момента, как оказалась здесь и увидела меня. Она помнила лишь площадь, полную мертвых тел, и чувствовала дикий, практически животный страх. Внутри нее металась паника, которую она пыталась скрыть, и которую вызывал один только взгляд на это место. Но еще большее чувство страха у нее проявлялось на уровне инстинктов. Она чувствовала, что здесь произошло что-то ужасное, но что именно, вспомнить не могла. Она не смогла вспомнить смерть собственной матери...

Едва заметно покачав головой, я начал возводить щиты на ее сознание. У нее не было даже намека на них, а ведь это было более чем не предусмотрительно. Посмотреть ее мысли мог любой, а это было очень нежелательно и для нее, и для нас. Конечно, для этого нужно на какой-то миг избавиться от собственных, и редко кто решался на подобное, но в Мельхиоре могли найтись и не такие смельчаки. Щиты были ей необходимы, хотя бы до тех пор, пока она не научиться ставить их сама, и я не видел смысла откладывать. И моя аура сейчас послужила отличным прикрытием.

Девушка стояла неподвижно все это время, и в ее висках билась лихорадочная мысль, что же я делаю. Практически закончив, и прежде чем закрыть щиты наглухо, послал девчушке волну тепла и нежности, остатки которых еще сохранились в самой глубине души и, наклонившись, легко коснулся губами ее лба.

Она это заслужила.

Всего на миг, мне стало ее жаль. Столько страданий она не заслужила.

Только вот вряд ли меня это остановит, когда придет время для моей мести.

Глава 5

Саминэ

— Ну вот и пришли, — с улыбкой сообщил Рик, остановившись возле грубо сколоченного стола, что стоял в углу просторного, но душного помещения. В полумраке зала таверны, заставленного множеством подобных деревянных монстров, было немного накурено, но было тихо и относительно спокойно. Как я успела заметить, посетителей здесь было немного, да и те, который были, сидели далеко от окон, спрятавшись у дальней стены деревянного двухэтажного строения, и накинув глухие капюшоны.

Отпустив шею полуэльфа и соскользнув на широкую скамейку, я села, поджав под себя ноги и стараясь не смотреть на эрхана, расположившегося по другую сторону стола, украдкой вздохнула. Я уже не боялась, но все же меня еще ощутимо трясло. Рик объяснил мне, что сделал Ариатар, и зачем мне нужны были мысленные блоки, но я так и не поняла, зачем он это сделал... вот так.

Зачем он меня поцеловал? И та волна тепла и нежности, которую я почувствовала слишком явно, чтобы можно было посчитать этой ошибкой...

Зачем он это сделал?

Подтянув колени к груди, обняла их, положив подбородок и рассматривая трещины на старом дереве широкой столешницы. Я не могла понять действия этого эрхана. И это вводило меня в состояние прострации.

— Рик, ты сможешь сварить зелье, чтобы ее ногти быстро отрасли? — неожиданно спросил демон, подперев щеку кулаком и задумчиво созерцая вид из небольшого окна, возле которого стоял наш стол.

— Да, но зачем? — спросил полуэльф, оглядывая зал, видимо в поисках разносчицы. Найдя взглядом женщину, тело которой отличалось более чем внушительными размерами, он жестом подозвал ее и уточнил у Ариатара, — Что ты еще задумал?

— Потом узнаешь, — многозначительно усмехнулся эрхан, даже не повернувшись в его сторону.

Пожав плечами, Рик ободряюще на меня посмотрел и обратился к подошедшей разносчице:

— Нам как обычно. Саминэ, а ты что будешь?

— Рик, — насмешливо повернулся к нему демон и иронично вскинул бровь, — Ты ничего не забыл?

— Хрдыр! — выругался тот и с виноватой улыбкой обратился ко мне, — Саминэ, прости, я действительно не забыл. Девушке тоже самое, пожалуйста.

— Хорошо, — сухо кивнула женщина и направилась в сторону ветхой барной стойки, за которой стоял внушительного вида мужчина, хмурым взглядом сверля пыльный стакан, который протирал.

Мельком повернув голову и посмотрев на него, я вновь уткнулась в собственные коленки. Все это было странно. Почему этот демон вдруг изменил свое отношение ко мне? Или он его не изменил, просто почувствовал, как мне страшно и ему стало меня жалко?

Я невольно поморщилась. Это была совершенно глупая мысль. Одного лишь только взгляда на него будет достаточно, чтобы понять, что жалости от НЕГО можно не ждать. Про сочувствие тут и речи быть не может...

— Саминэ, сядь ровно, — неожиданно приказал эрхан, даже не повернув головы, но одного его голоса мне хватило, чтобы испуганно вздрогнуть и опустить ноги под лавку.

— Ари, да пускай сидит так, — вскинул брови полуэльф, сидящий рядом со мной, — Это же ни кому не мешает.

— Она испортит себе осанку, — усмехнулся демон, откинувшись спиной на стену за ним и сложив руки на груди.

— Ты что, собрался сделать из нее аристократку? — фыркнул Рик, заставив меня в который раз удивиться. Зная, сколько на самом деле лет и ему, и Ариатару, я так и не смогла понять, почему у них такие отношения. Со стороны казалось, что мрачный эрхан является лидером в их паре, а полуэльф же только его веселый, эмоциональный и молодой подчиненный. Его можно было назвать даже беззаботным, и можно было легко подумать, что он намного младше Ариатара! Я действительно не понимала, почему Рик так себя ведет...

— А почему нет? — иронично приподнял бровь демон, — Это избавит ее от ненужных вопросов и многих студентов заставит держаться на расстоянии. Или ты против, Саминэ?

Едва заметно вздрогнула, услышав собственное имя. Я ничего не имела против такого решения. Рик и Ариатар лучше знали, что нужно делать, чтобы выжить в Мельхиоре, городе некромантов...

А что же касается имени — к нему я уже действительно привыкла.

— В чем-то ты прав, — задумчиво произнес полуэльф, смотря то на меня, то на эрхана. — Ты уже составил план ее обучения?

— Лишь приблизительно, — пожал плечами тот, — Слишком многое еще неизвестно. Нужно будет заняться этим после завтрака.

— И привести в порядок лабораторию... — тоскливо выдал Рик, неожиданно уткнувшись лбом в стол, — Я совсем как-то и забыл о ней! Ари, поможешь?

— И не надейся, — ухмыльнулся в ответ эрхан, оглядывая пространство зала за нашими спинами. По его чуть прищуренным глазам я поняла, что что-то привлекло его внимание, но оборачиваться не стала. В конце концов, это могло быть что угодно.

— Я попал, — обреченно простонал Рик, и тут же удивленно спросил, глядя, как демон резко поднялся из-за стола, — Ты куда?

— Сейчас вернусь, — бросил через плечо Ариатар, спешно покидая зал таверны. Мы с Риком удивленно переглянулись.

— М-да... пути демона неисповедимы! — философски вздохнул полуэльф и огляделся по сторонам, — Ну где там наш завтрак?

Я пожала плечами, показывая, что вряд ли могу ответить этот вопрос. На миг я почувствовала спиной чей-то взгляд и обернулась, но ничего не увидела. Несколько столиков в дальнем углу были заняты, но сидевшие там люди, накинувшие на головы темные капюшоны, кажется, были увлечены беседой и на меня не обращали ни малейшего внимания. Я мысленно вздохнула. Кажется, от навязчивого чувства страха и мании преследования мне не избавиться никогда...

Кроме этого, во мне появилось какое-то странно чувство. Не знаю, что это было, но всего на миг мне показалось, что это как-то связано с Ариатаром. Что это, я не могла понять. Наверное, я до сих пор была слишком удивлена его поведением. То ощущение тепла и нежности, оно действительно было искренним. Но почему? Почему этот эрхан вдруг решил поделиться этим со мной? Он же... он просто не мог этого ко мне испытывать! Не сейчас. Не после того, что он сделал...

— Нет, я так с голоду сдохну, — шумно выдохнул полуэльф, поднимаясь со скамьи, — Саминэ, ты посидишь немножко? Я отойду ровно на минуту. Хотя нет, не стоит пока оставлять тебя одну... Упырев демон, куда он подевался?

Вздохнув, покачала головой и, накрыв ладонь Рика своей, уверенно кивнула и ободряюще улыбнулась, показывая, что все будет в порядке. В конце концов, он же будет здесь, в этом помещении. Да и Ариатар, я уверена, не успел отойти далеко. Ранним утром здесь не могло случиться ничего серьезного... к тому же, мне нужно привыкать заботиться о себе самой. Я не могу постоянно жить в страхе.

— Точно? — подозрительно спросил полуэльф, внимательно всматриваясь в мое лицо. Не выдержав, я кивнула, подтверждая свое решение, и с укором посмотрела на Рика. Конечно же, мне не хотелось, чтобы он отходил далеко, но... он же мне не няня.

— Ну, хорошо, — сдался парень и, потрепав меня по волосам, улыбнулся, — Я быстро.

Как только полуэльф отошел от стола, с моего лица сошла улыбка. Машинально поставив ступни на скамейку и подтянув колени к груди, устроила на них подбородок и тихонько вздохнула. В душе царил сумбур.

Все это было слишком странно и непонятно для меня. Да и, в конце концов, что может понимать в этой жизни шестнадцатилетний ребенок? Ничего...

"Сто двадцать восемь".

Я удивленно дернулась и посмотрела по сторонам. Эта цифра, неожиданно появившаяся в моем понимании неизвестно откуда, настолько четко отпечаталась в мыслях, словно была похожа на внутренний голос. Что она значила и откуда она взялась, я не знала... но она же была!

Оглядывание по сторонам ничего не дали, как и попытки прислушаться к себе. Ничего подобного я, как не старалась, больше не ощутила и, невольно нахмурившись, прикусила нижнюю губу.

Сто двадцать восемь. Что это значит? Мой возраст? Нет, это будет больше похоже не глупую шутку. Человек в таком возрасте не может выглядеть так, как я. Но что же это?

Ариатар! Ну, конечно же! Рик говорил мне вчера, что ему сто двадцать восемь лет! Видимо, эта цифра глубоко отпечаталась в моей памяти, раз всплыла прямо сейчас, когда я начала вспоминать собственный возраст.

Я горько вздохнула, еще крепче закусив губу. Не очень-то приятно, когда собственное подсознание указывает на то, что разница в возрасте и жизненном опыте между мной и эрханом приходиться ни на одну сотню лет...

— О! Какой милый ребенок! И чего же такая милашка делает здесь в одиночестве? — чей-то насмешливый, грубый голос вывел меня из состояния задумчивости. Медленно подняв взгляд, я не удержалась от того, чтобы не вздрогнуть.

Напротив меня, вольготно расположившись на том месте, где совсем недавно сидел эрхан, расселся незнакомый мужчина. Высокий, крепкого телосложения, одетый в простые черные одежды. Его лицо было грубым, а правую щеку пересекал длинный шрам, заканчиваясь где-то под густыми смолянистыми волосами длиной до плеч. Темные глаза смотрели на меня жестко, но в тоже время слабо поблескивали, словно ощущая какое-то... предвкушение? Я не знаю. Но мне стало не по себе от этого взгляда.

— Милашка? — удивленно вскинул бровь мужчина и, положив руку на стол, наклонился вперед, заставив меня отпрянуть настолько, что я чуть не свалилась со скамейки, — Ты что, мне не ответишь?

Судорожно замотала головой, до боли сжав края деревянной лавки. Всего на миг, но мне стало очень страшно. Я не привыкла к такому обращению. И более того, я даже ответить ему не смогу при всем моем желании.

— Немая, что ли? — иронично изогнул бровь незнакомец и, довольно усмехнувшись, наклонился еще ближе, уперевшись грудью в стол, — Это даже хорошо, девочка! Не люблю излишне шумных созданий... Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться? Мой номер не так уж и далеко отсюда — твои прелестные ножки даже не успеют устать...

Судорожно сглотнув, отчаянно замотала головой, чувствуя, как в душе шевелится мерзкий страх, сковывая меня изнутри. Я прекрасно осознавала — я ничего не смогу сделать, чтобы противостоять ему. Тонкая ткань рубашки мгновенно прилипла к мокрой от холодного пота спине, а в горле встал комок. Я быстро оглянулась по сторонам, но напрасно — Рика в поле зрения не было...

— Ну, не волнуйся ты так, — усмехнулся мужчина, поднимаясь из-за стола с явным намерением подойти ко мне, — Мы славно проведем время.

Не осознавая, что я делаю, я вжалась в стену возле окна, чувствуя, как меня колотит от страха. Я не могла ничего сделать. Рика не было рядом а я... а я даже кричать не могла.

— Не дрожи так, — смотря на меня масленым взглядом, усмехнулся незнакомец, склонившись прямо надо мной, — Хотя нет, продолжай, девочка... так даже интереснее.

Не зная, что делать, я зажмурилась, чувствуя его дыхание с запахом перегара. Я чувствовала, как ногти вошли в старое дерево, а сердце бешено колотиться, отдаваясь болью в висках. Страшно... Боги, пожалуйста, помогите мне...

Я никогда не думала, что боги этого мира обладают настолько непредсказуемой фантазией. И я не знаю, что это было с их стороны: помощь, или насмешка, но неожиданно раздавшийся детский выкрик заставил меня вздрогнуть и открыть глаза:

— Отпусти ее, ты, ошибка природы!

Это было нереально... Ребенок, маленький ребенок с взлохмаченными черными, как ночь волосами, набросился на мужчину, едва не сбив его с ног. Не смотря на то, что никакой угрозы он не представлял, незнакомец в черном был явно удивлен такой помехой и, сдернув мальчишку со своей спины, на которую он успел заскочить, поднял его за воротник рубашки и насмешливо обратился ко мне:

— Это твой защитничек? Что-то мелковат, не находишь? Или это твой братик? Тогда так и быть, не буду его сильно бить.

— Отпусти меня, урод! — зло рыкнул на него мальчишка, заехав маленьким кулачком его лицу, не обращая внимания на то, что его противник был не только в десятки раз старше его, но и намного опасней. — И не трогай её! Не трогай, а то пожалеешь!

— Чёрт! — тихое ругательство, донесшееся откуда-то со стороны, прозвучало до боли знакомо, но я даже обратить на это внимания не смогла. Это мальчишка... этот ребенок пытается защитить меня! Но... почему?

Я не могла понять этого. Более того, я даже не смогла взять себя в руки, чтобы хоть как-то помочь этому маленькому мальчугану, черные глаза которого горели мрачной решимостью. Внутри меня что-то дрогнуло.

А тем временем, до того, как я успела хоть что-то понять, мальчонок вытащил из кармана штанов что-то, похожее на маленькое перо, наконечник которого блеснул в тусклом свете, и, протянув руку, уверенно ткнул им руку напавшего. Тот вскрикнул и отпустил мальчишку.

Я не была уверена наверняка, но, судя по более чем довольному взгляду ребенка, я поняла, что именно это ему и было нужно. На кончике пёрышка виднелись капли крови, из небольшой ранки, которую он умудрился нанести своему противнику. Не обращая никакого внимания на ругающегося мужчину, мальчик склонился над полом и начал быстро что-то рисовать.

Испуг, который раньше не собирался отступать даже на миг, внезапно отошел на второй план, оставив после себя лишь глухое недоумение. Все это казалось слишком... нереальным? Да, наверное. И я настолько погрузилась в собственные чувства, что не сразу заметила, как тот самый мужчина навис надо мной с нехорошей улыбкой на губах. На миг мне стало еще страшнее, но я боялась уже не за себя, а за этого странного, но храброго ребенка... Собственные чувства и эмоции мгновенно отошли на второй план. Я должна была защитить этого малыша, во чтобы то ни стало.

Но... то, что произошло дальше, не поддавалось никакому объяснению. Тот мужик, шагнувший ко мне, явно намереваясь пройти мимо мальчика, замер на месте, после чего согнулся, крича от боли и держась за ногу. Я вжалась в стену, сжимаясь от страха и от дикого крика мужчины, напрасно пытаясь понять, что происходит... От странного рисунка мальчика на грязных, деревянных досках пола, в сторону мужчины тянулись красные нити, которые буквально вцепились в его ногу и начали расползаться по всему его телу.

Мальчишка же лишь фыркнул, спокойно смотря на это, и убрал перо обратно в карман, поднявшись со своего места. Отряхнув штаны, он приблизился ко мне и как-то осторожно взял меня за руку, сильно сжимая мои подрагивающие от пережитого нервного напряжения пальцы и заглядывая мне в глаза. Хотя мне в тот момент показалось, что пронзительные черные, выразительные глаза этого маленького мальчика смотрят мне прямо в душу...

— Ах ты сукин сын, — неожиданно выдохнул оказавшийся в плену мужик, пытаясь двинуться с места, но, как оказалось, у него ничего не вышло. Я не знала, что сделал это мальчик, но я понимала, что теперь мне вреда никто не причинит... Более того, смутно знакомый голос, раздавшийся совсем рядом, дал понять, что теперь я нахожусь в полной безопасности.

— Не думаю, что его мать заслужила такое обращение, — мягко улыбнулся стоявший позади того незнакомца мужчина, кивнув кому-то головой. К моему собственному удивлению, за его спиной я увидела и Рика, и Ариатара, которые неизвестно откуда появились в таверне и теперь с некоторой долей опаски, которую смогла различить даже я, рассматривали рисунок черноглазого мальчика, который слабо светился алыми линиями на грязном полу. — К тому же, если бы она была здесь... Сомневаюсь, что ты протянул бы больше, чем пять минут.

— Эй, я всего лишь хотел приятно провести время, — раздражённо фыркнул мужчина, попытавшись вырваться из хватки Сеш'ъяра. Кажется, именно так Рик называл директора Академии некромантии... И именно он сейчас находился передо мной. Черты его лица были слишком запоминающимися, чтобы вот так просто можно было их забыть.

Когда он неожиданно отпустил того незнакомца, я едва заметно вздрогнула, не сумев сдержать эмоций. В его глазах было что-то такое... я не знала, как это объяснить. Но я понимала, что это не предвещало ничего хорошего. Но предназначалось ли это мне? Я не знаю...

Неожиданно мою шею обняли маленькие, но на удивление сильные ручки, а спокойный, ласковый и приятный голос зашептал:

— Все хорошо... Все хорошо... Ты слышишь? Все уже закончилось...

Удивленно выдохнув, я отстранилась, чтобы посмотреть на лицо этого мальчика. В нем было что-то такое... знакомое?

— Не надо бояться, — тихо шептал он, совершенно по-взрослому, внимательно смотря мне в глаза. Я могла поклясться, чем угодно, что где-то я уже это видела... и чувствовала?

Бросив быстрый взгляд на стоявших неподалеку Рика и Ариатара, я снова посмотрела на мальчика, и только тогда все поняла. Ну, конечно же! Мальчишка был практически копией стоявшего позади него мужчины! Так, значит, мой маленький защитник — это сын директора Академии Некромантии? Это... странно. Но, я была уверена, что мимо этого маленького чуда я не смогла бы пройти и в другой, более спокойной обстановке. Он был удивительным, во всех смыслах. И, в отличие от меня, он практически ничего не боялся и был уверен, что все будет просто замечательно. Я это чувствовала... скорее нет — он давал мне это почувствовать.

— Ага, всё будет в порядке, точно тебе говорю, — утвердительно кивнул головой мальчик и неожиданно нахально улыбнулся. — Моя мама всегда говорит, что, так или иначе: всё будет хорошо, даже если будет плохо.

Я не смогла сдержать неуверенной улыбки, и присела на корточки, чтобы было удобнее смотреть ему в глаза. Ведь он, не смотря на свой юный возраст (мальчику можно было дать лет пять, не больше), смотрел на меня как на равную, да и рассуждал точно так же. Это было странно, но на удивление приятно. В этом маленьком мальчике я чувствовала какую-то странную уверенность в завтрашнем дне и четкое осознание того, что все будет хорошо.

Даже не смотря на то, что его мама могла и ошибаться, утверждая подобное, я не могла ее осуждать. В конце концов, она наверняка может обеспечить своему сыну прекрасно будущее... наверное, она действительно очень хорошая. Жаль только, что спросить это у мальчика я не могла.

— Правда-правда! Знаешь, какая она у меня? — неожиданно гордо заявил он, словно прочитал мои мысли.

Я только грустно улыбнулась, стараясь не показать этого остальным. Мама... наверное, это самое дорогое, что было в его жизни. Да и, наверное, в жизни каждого ребенка... и в моей тоже. Вот только я не знаю, жива ли она сейчас, и ждет ли она меня...

— Прости, — неожиданно нахмурился мальчик, — Я не знал. А ты её помнишь?

Я растерянно качнула головой и вопросительно, нет, даже несколько шокировано, посмотрела на ребёнка. Он меня понимает? Он, этот маленький мальчик, может слышать то, о чем я думаю? Даже не смотря на то, что Ариатар поставил ментальные щиты на мое сознание?

— Ну да, могу. И эмоции, и чувства тоже, — несколько смущенно признался тот, теребя пальцами рукав собственной рубашки, — Но я не делаю это всегда... Мама сказала, что может быть перегруз. Ну, или как-то так...

Не удержавшись, я ласково огладила его по волосам и смущённо улыбнулась, пытаясь спросить, где сейчас находится его мама. Но, к сожалению, я опять совсем забыла, что не могу разговаривать. Но вот только, кажется, теперь мне не нужно было стараться, чтобы меня поняли... И это было намного больше, чем приятно.

— Не-а, её тут нет. Она уехала, — в словах Рагдэна проскользнула грусть. — Она меня очень любит. Думаю, что ты бы ей понравилась. Знаешь, как моё имя переводится? "Сердце Матери"! Вот!

Я не смогла сдержать широкой улыбки, слыша такую гордость в его голосе. Похоже, он действительно сильно ее любит... интересно, а не она ли научила его этому заклинанию?

Пальцем указав на все еще видневшийся, небольшой, но яркий рисунок на полу, я вопросительно посмотрела на мальчика, но тут же смутилась, заметив внимательный и чуть насмешливый взгляда стоящего рядом дракона. Я уже совершенно забыла, что мы с мальчиком находимся здесь не одни.

В том, что он действительно является легендарным существом, мне все еще не верилось, но... что-то внутри меня заставляло откинуть прочь все сомнения.

— А, это? — мальчуган пожал плечами, состроив умную и довольную серьёзную мордашку. — Мама научила. Она у меня мастер по таким вот штукам. Кажется, она называет это печати. Она специально подарила мне это, — он вытащил из кармана то самое маленькое пёрышко и показал мне его. — Сказала, что мне надо тренироваться. Ну вот и... Ну вот как-то так получилось. Правда, — тут он перешёл на страшный шёпот, смущённо пряча взгляд, — Это в первый раз, когда у меня получилось. До этого, как мама выразилась, "прилетало" всем, кто был рядом. Вот.

Не сумев удержаться, я засмеялась и, не совсем соображая, что делаю, схватила этого забавного мальчика в охапку и прижала к себе, уткнувшись носом ему в волосы. Я была действительно счастлива, впервые за долгое время. Сейчас мне не нужно было бояться, не нужно было сдерживать свои эмоции... меня итак слышали и понимали... Я даже не заметила, как по собственной щеке скатились практически невесомые слезы. Этот мальчик... он странный, но он понимает меня. А большего мне и не надо сейчас.

Неожиданно мальчишка обхватил меня за шею и, гладя по волосам, тихо, но уверенно прошептал:

— Мы рядом, Саминэ. И теперь всё будет хорошо. Хочешь, я буду твоим защитником? Я сильный, правда-правда! Ну и что, что мне всего пять лет? Зато у меня такая мама, ух! Она многому меня научила, веришь?

Я ему верила. Самое странное во всей этой ситуации было то, что этому черноглазому, хорошенькому ребенку с далеко не простым характером, я действительно верила так, как до этого не верила никому... Даже Рику.

— Давайте всё-таки поедим, ладно? — неожиданно вмешался в наш немногословный разговор директор Академии, заставив меня вспомнить, что мы здесь находимся не одни. Похлопав сына по плечу, он кивнул головой в сторону свободного стола и с улыбкой обратился к своему сыну, — Кто-то требовал с меня завтрак, не так ли?

— Да! Мы хотим есть! — решительно, за нас двоих, завил мальчик и потянул меня за собой, заставив устроиться на уже знакомой скамейке. На миг я задумалась о том, что и имени его я не знаю... И тут же пришло осознание — Рагдэн. Именно так звучит "Сердце матери" на древнем языке эрханов.

Тем временем, дракон махнул рукой, подзывая обслугу, и сделал заказ, учтя все вставляемые комментарии Рагдэна, который требовал то мясо, то кашу, то ещё что-нибудь. А после так вообще заявил, что будет овсянку на молоке, с вареньем и засахаренными фруктами, предъявив самый твёрдый и убедительный из всех аргументов: "Так мама готовила!".

Все это время, пока мальчик показывал свои капризы, словно пытаясь доказать что-то директору, который сел рядом с нами, я бросала неуверенные взгляды на сосредоточенного демона, словно пытаясь понять, почему имя этого ребенка связано с расой эрханов. Возможно, что Ариатар об этом что-то знал, но... глядя на затаенное любопытство в глубине его синих глаз, я понимала, что мои мысли в корне не верны. А ведь я была практически уверена, что этот эрхан знает если не все, то очень многое...

— Невыносимый ребёнок, — страдальчески вздохнул дракон, игнорируя насмешливый взгляд Ариатара. Впрочем, и мою несколько смущённую улыбку он тоже не заметил. Рик же лишь фыркнул, продолжая жевать свой завтрак, который наконец-то получил. Я старалась не вспоминать, что именно из-за этого все и началось...

Злости или же обиды я не чувствовала — если бы полуэльф не отошел от меня, возможно, с Рагдэном я бы так и не познакомилась.

— Возможно, всё дело в его отце? — неожиданно поинтересовался Ариатар, "мило" улыбаясь Сеш'ъяру и нахмурившемуся мальчику, смотревшему на демона колючим взглядом. На мгновение мне показалось, что демону Рагдэн очень и очень не нравится... и это вызвало бурю возмущения в моей душе.

— И что же ты пытаешься этим сказать? — с удивительной вежливостью задал вопрос Сеш'ъяр, заинтересованно изогнув бровь. Я перевела взгляд на внезапно сосредоточившегося мальчика, но тот не ответил на мой немой вопрос, сверля неожиданно злобным взглядом, который никак не вязался с его детским личиком, совершенно спокойного эрхана.

— Что дракон от дракона недалеко упал, — пожал плечами Ариатар, незначительно, словно и не о маленьком ребенке речь шла.

Неожиданно для самой себя, я сильно пнула ногу эрхана, безошибочно найдя ее под столом. Про то, что Ариатара я боялась, я как-то совершенно забыла... Я просто не могла позволить ему обидеть это хорошенькое черноглазое чудо.

Похоже, все прекрасно прочитав в моих мыслях, Рагдэн издал сдавленный смешок, закрыв рот ладонью и мельком посмотрев на меня. Осознав, что я только что натворила, но, не испытывая при этом ни малейшего чувства страха, я углубилась в содержимое тарелки, медленно пережевывая кусочек тушеной ягнятины.

— Да, он на меня очень похож, — неожиданно спокойно и даже гордо улыбнулся директор, утвердительно качнув головой. — Жаль, что твой комплимент не может по достоинству оценить его мать.

— Мама надела бы ему тарелку на уши и отшлёпала! — выдал мальчишка, получивший свою порцию еды и теперь возившей ложкой по тарелке. Попробовав кашу, скривился и протянул. — Не вкусно!

Я подавилась смешком, явно почувствовав все эмоции мальчика, которые он от меня и не пытался скрыть. Совсем наоборот — мальчик с большим удовольствием делился ими со мной. Толи пытаясь поддержать меня, толи он просто хотел обыкновенного, мирного общения... Для меня, не смотря на все щиты, он был как открытая книга. Все его эмоции, мысли, чувства — этот маленький дракончик отдавал мне все.

И что касается его поведения... Рагдэн скучал по своей маме. И сейчас, специально капризничая и пытаясь поставить отца в неловкое положение, он хотел лишь только одного — привлечь к себе внимание, чтобы хоть как-то заглушить горечь и боль от расставания с самым дорогим ему человеком. Странно, что остальные этого до сих пор не поняли.

— Ты заказал, тебе и есть, — отрезал Сеш'ъяр, строго посмотрев на сына. — К тому же, тебе всё равно нужно поесть, иначе не получишь ничего!

— Противный, — обиженно буркнул Рагдэн, продолжая расстроено мешать кашу. Мне стало очень жалко его, но, увы, мой выразительный взгляд не заметил даже Рик. Похоже, им всем никогда не приходилось иметь дела с детьми.

— Сомневаюсь, малыш, что твоя мама смогла бы мне что-нибудь сделать, — фыркнул Ариатар, преувеличенно внимательно рассматривая кусок мяса на своей вилке и явно пытаясь подразнить Рагдэна. — В конце концов, вряд ли её можно назвать хорошей матерью... Твоим воспитанием она совсем не занималась.

Не сдержавшись, я еще сильнее пнула ногу демона, который сидел как раз напротив меня, и еще больше склонилась над своей тарелкой. Ариатар недовольно на меня посмотрел, явно поморщившись. Рик заинтересованно посмотрел сначала на него, потом на меня и вопросительно изогнул бровь, переведя взгляд на директора. Тот лишь пожал плечами, отрицательно покачав головой. Хотя он прекрасно понимал, в чем дело, и о чем мысленно сообщил мне мальчик, дракон предпочел промолчать.

— Моя мама самая лучшая мама на свете! — ощетинился Рагдэн и, набрав полную ложку каши, неожиданно, даже для меня, запустил ею в Ариатара, умудрившись попасть точно в его нос. Я была уверена, что еще секунду назад в его мыслях подобного и близко не было! — Вот так тебе!

— Ах ты, мелкая поганка! — мгновенно вспыхнул демон и попытался вскочить, намереваясь надавать по ушам маленькому наглецу. Рик ухватил его за руку и заставил сесть на месте. Эрхан, что удивительно, послушался, но продолжил кидать на дракона недовольные взгляды.

Всего на секунду мне стало страшно за Рагдэна и я пододвинулась к нему ближе, но только потом поняла, что Ариатар, не смотря на всю свою злость, ничего мальчику не сделает. Я не знаю его, даже немного, но я просто в этом уверена...

Сеш'ъяр лишь развёл руками, состроив самое невинное лицо, на какое, похоже, только был способен.

— Мама говорит, что обзываться не хорошо! — поучительно заметил Рагдэн, уже с большим энтузиазмом поедая свой завтрак. — А ещё она сказала, что бы я был послушным... Но ты сам виноват!

— И чем это я виноват, мелочь? — язвительно поинтересовался Ариатар, вытерев лицо и игнорируя повисшую в таверне тишину. Её можно было потрогать руками.

Я удивленно переводила взгляд с мальчика на демона, а потом обратно, силясь понять, что же между ними происходит. Рагдэн его не боялся, причем совершенно! Да и эрхан, не смотря на свой характер... почему он все это терпит? Их пикировка с сыном директора походила скорее на разборки старшего и младшего брата, чем на серьезную склоку. И даже я, полный ноль в любой магии, кожей чувствовала снисходительное отношение эрхана к мальчишке.

Любого бы другого, даже за каплю воды на своем лице, Ариатар размазал бы тонким слоем по ближайшей стене, но тут... Почему? Я ведь понимаю, что присутствие директора лишь частично влияет на такое отношение...

В это время дракон довольно щурился, рассматривая всю нашу компанию. И его взгляд, как бы я не пыталась, я так и не смогла расшифровать. Не зная, что делать, я повернулась к Рику, и, увидев его довольную улыбку... улыбнулась в ответ, увидев, как он подмигнул мне. Похоже, что полуэльф уже давно разобрался в ситуации, в отличие от меня.

— Ты пугаешь Саминэ! — безапелляционно заявил Рагдэн, доедая овсянку и облизнув ложку, чем заставил меня подавиться едой, и судорожно закашляться в напрасной попытке восстановить сбившееся дыхание, — Я не позволю её пугать!

— Интересно, каким образом ты сможешь мне помешать, мелкота? — вопросительно вскинул брови эрхан, склонив голову набок и проигнорировав обвинение ребенка. — Ты же ничего не умеешь, разве что закидаешь меня овсян... Хрдыр! Саминэ!

Мгновенно прекратив краснеть, я бросила на него красноречивый взгляд и повернулась к довольно улыбающемуся мальчику, сейчас очень сильно напоминавшего собственного отца, сидящего рядом с ним.

Да, я боялась этого эрхана. Боялась до дрожи, но, как выяснилось, этого было недостаточно, чтобы я не смогла вступиться за Рагдэна. Кем бы этот демон ни был — обижать ребенка я ему не позволю. И пускай я пока могу только сильно пинать его ноги под столом, незаметно для остальных, но в случае чего я могу и перейти к более решительным действиям. Этот черноглазый мальчик такого отношения к себе не заслужил.

Вот только... почему сам мальчик, похоже, его ни капли не боится?

— Не-а, я его не боюсь, — помотал головой Рагдэн, вслух отвечая на мой вопрос и, потянувшись ко мне, легонько дёрнул меня за прядь волос. — И ты не бойся. Он специально тебя пугает, я вижу.

— И в кого ты такой умный? — раздражённо прищурился Ариатар, заставив меня изумленно вскинуть брови и выпустить ложку из рук. Неужели... это правда? Эрхан действительно специально меня запугивает? Но... зачем? Для чего ему это?

— В маму! — твёрдо откликнулся мальчишка, гордо вскинув нос. — Она у меня никого не боится!

— Даже твоего папу? — поинтересовался демон, иронично вскинув брови.

— Папа сам её боится! — выдал директора собственный сын, ловко увернувшись от воспитательного подзатыльника Сеш'ъяра.

За столом раздался дружный смех. Даже я, спрятав лицо в ладонях, беззвучно смеялась, смущённо покраснев. Я не смогла себя сдержать. Уж слишком это было... по-семейному? Да, наверное, так. Просто на душе неожиданно стало так легко и хорошо, словно меня, Рика, Ариатара, директора и Рагдэна связала тоненькая нить, которая образовала вокруг нас странную ауру доверия и понимания. Словно сейчас мы были одной семьей...

Глупая, непонятная и странная мечта, но почему-то она сейчас казалась такой сбыточной и близкой...

— И за что мне это наказание? — в который раз поинтересовался непонятно у кого Сеш'ъяр, прикрыв глаза рукой и качая головой. Но даже я видела, что это приносит ему удовольствие. Да и остальные, похоже, были совсем не против такой атмосферы.

— За всё хорошее, как говорит мама, — довольно протянул Рагдэн, блаженно щурясь. Мелкий, так он мысленно, тайком от всех, попросил себя называть, получал только ему понятное удовольствие. Он, как и я сейчас, чувствовал себя здесь своим, кому-то действительно нужным...

— Знаешь, я поостерегусь соперничать с твоей мамой в умении ставить на место одного дракона, мелкий, — впервые за все время, улыбаясь, протянул Рик, дотянувшись через стол до его тёмной макушки и взлохматив её.

— Я не мелкий! — надулся Рагдэн и неожиданно прижался ко мне, крепко обхватив меня за талию маленькими, но сильными ручками. — И моя мама только моя мама! И она не будет ни с кем соперничать! Вот! И папу она любит!

— Мелкий, а как зовут твою маму? — Ариатар уловивший, что мальчик не потерпит такого обращения от кого-то другого, кроме своих родителей, похоже, начал специально злить его. И это мне, если честно, это очень, очень сильно не понравилось...

Не знаю, почему, но я действительно очень остро реагировала на любые выпады в адрес мальчика. Во мне просто что-то переворачивалось, когда он давал мне почувствовать его эмоции или же просто в его глазах появлялось что-то такое, что не могли различить остальные, и даже — его собственный отец.

Неожиданно я поняла, что, как бы слаба я не была, но я убью любого, кто причинит этому черноглазому чуду хоть малейший вред.

— Мантикора, — ответил малыш, нахально показав демону язык и все еще прижимаясь ко мне. — И она — самая лучшая!

— Как?! — подавился куском своего пирожного Рик и широко открытыми глазами посмотрел на Рагдэна. Я удивленно на него посмотрела, все еще обнимая хрупкого на вид мальчика. Похоже, что полуэльф кое-что знал его матери... И его знание — не то, о чем стоит болтать на право, и налево.

— Корана, — неожиданно с нажимом повторил Сеш'ъяр, бросив на сына предупреждающий взгляд. — Её зовут Корана. Рагдэн, ты уже позавтракал?

— Да, — чувствуя, что отец недоволен, мальчишка приуныл, опустив глаза и сильнее вцепившись в мою руку. Чувствуя его мгновенно переменившееся настроение, я привлекла его к себе и ласково заглянула в его глаза. Мне не хотелось, чтобы этот малыш грустил.

— Тогда пойдём. Нужно ещё купить тебе кое-какие вещи. Твоя мама очень чётко указала на то, что одежды она оставила всего лишь на пару дней. А судя по твоему поведению, закончится она очень быстро, — Сеш'ъяр поднялся из-за стола, неожиданно властно кивнув головой своему сыну.

Малыш, обиженно поджав губы, послал мне волну грусти и непонимания, что сопровождалось огорчённым взглядом. Не зная, как его успокоить, я смущенно улыбнулась, посылая в ответ волну нежности, и пытаясь мысленно объяснить, что ему нужно слушаться отца. Все же его родители — самое дорогое, что может быть на этом свете... Рагдэн, видимо все же поняв меня, просветлел лицом и широко улыбнулся.

Потянувшись, он чмокнул меня в щёку и добровольно терпел, пока я, не удержавшись, позволила себе потискать его. Последний раз прижав к себе маленькое тельце, я потрепала его по черным, длинноватым волосам, вглядываясь в его хорошенькое детское личико. Расставаться с ним действительно было не охота...

Но очень скоро Рагдэн, тоскливо вздохнув на прощание, соскользнул с лавки и направился вслед за удаляющимся отцом. Пока я обнималась с его сыном, он, похоже, успел попрощаться с Риком и Ариатаром.

Тосклив вздохнув, я отодвинула подальше тарелку так и с недоеденным до конца мясным рагу и, сложив руки на столе, положила на них голову. Расставаться с этим маленьким черноглазым чудом абсолютно не хотелось. И, чем дальше директор уводил своего сына из таверны, тем острее я начинала чувствовать свое одиночество, словно меня лишили лучика тепла, который подарила мне улыбка маленького дракона. Удалялись и его эмоции, открытые и приятные, растворялись чувства, затихали мысли...

"Пока, Саминэ!" — тихий и грустный голос мальчика последний раз прозвучал в моей голове и... все. Присутствия Рагдэна я больше не ощущала.

— Я и не знал, что у Сеш'ъяра есть сын, — несколько удивленно произнес Рик, потягивая травяной отвар из высокой деревянной кружки.

— Похоже, он сам об этом не так давно узнал, — усмехнулся в ответ демон, медленно, словно раздумывая над чем-то, постукивая пальцами по столу. Я же только тоскливо вздохнула, не поднимая головы. Так нечестно... — И, похоже, это весьма любопытный мелкий экземпляр драконьей расы... Рик?

— Я видел его ауру, — согласился полуэльф, пока я пальцем выводила узоры на деревянной столешнице, не обращая внимания на то, что они говорили, — Подобное смешение крови встретишь нечасто. Но это не наше дело, Ари.

— Возможно, — неопределенно хмыкнул эрхан, — Но очень интересно...

— Ариатар, ты иногда неисправим, — я почти чувствовала, как Рик закатил глаза, — Но Рагдэн и правда интересный мальчик. Да и Саминэ к нему, кажется, уже успела привязаться... Да, Саминэ? Он разговаривал с тобой?

Поднявшись со стола, я уныло кивнула, придвинув к себе небольшую чашку с мятным настоем, который, наверное, уже и остыть успел. Ну почему директор так быстро увел Рагдэна? Мне еще о скольком хотелось с ним поговорить...

— Кстати об этом, — неожиданно ледяным голосом поинтересовался эрхан, сложив руки на груди, — Может, хоть теперь я получу объяснения, где ты шлялся, и почему одна маленькая и нахальная девчонка отбила мне все ноги?

Ой...

Испуганно переглянувшись с Риком, я быстро юркнула под стол. Объяснять, что я просто защищала мальчика, мне почему-то совершенно не хотелось...

* * *

— Хрдыр! Как же больно! Этот упырев демон мне руку сломал! — выругался черноволосый мужчина, вздрагивая от боли, лежа на узкой кровати в полумраке маленькой комнаты таверны. Кожа на его лице была бледнее листа пергамента, а губы посинели от боли, и только сильное лечебное заклинание, наложенное на все его тело, не давало полукровке получить разрыв сердца, вызванного болевым шоком из-за полученных травм. Его правая рука, залитая кровью, висела плетью и имела очень странную форму... как и его правая нога. Но последняя имела куда более привлекательный вид.

— Сломал? — с преувеличенным удивлением произнес еще один мужчина, сидящий в старом, потрепанном кресле около небольшого окна, наглухо задернутого темными шторами. Обладатель золотисто-русых, длинных волос, склонил голову на бок, подперев щеку кулаком и медленно, изучающе проскользил взглядом по телу корчащегося от боли мужчины. Всего на миг в ярких зеленых глазах вспыхнули искорки безумия, а на красивом лице появилась удовлетворенная, садистская усмешка...

— Черт, Сэт! — рыкнув, громко выругался мужчина, закусив губу, — Ты знаешь, о чем я говорю!

— Может быть, мой юный друг, — довольно произнес блондин, медленно пропуская между пальцев прядь собственных волос, — Может быть... Нэрис, он одними пальцами раздробил тебе все кости в твоей несчастной, посиневшей конечности...

— Псих, — раздраженно поморщился мужчина, пытаясь сесть на кровати, чтобы не застонать от боли, — Я всегда знал, что ты просто псих!

— Ну почему же? — насмешливо ответил блондин, практически с удовольствием наблюдая за мучениями своего... напарника, пусть он пока наивно считает себя таковым, — Просто я умею наслаждаться доказательством куда большей силы... той, которую не выставляют напоказ. Наша девочка нашла себе сильных покровителей.

— Чему ты радуешься, я не пойму? — скривился мужчина, прижимая к груди покалеченную конечность в которой действительно не было ни одной целой кости. Эрхан легко переломал их все несколькими неуловимыми движениями пальцев и очень... "любезно" предупредил, что к этой девушке подходить больше не стоит. И, черт побери, этот демон умел убеждать...

— А тому, мой покалеченный друг, — со смешком отозвался блондин, элегантно поднимаясь с кресла, — Что кажется, ты так не понял истинной цели нашего пребывания здесь. Нашу маленькую крошку хотели отдать под опеку одного небезызвестного тебе дракона-некроманта, с чьим маленьким отпрыском тебе уже довелось познакомиться.

— Маленький бесеныш! — в ответ рыкнул мужчина, вспомнив невинного на вид пацана, который доставил ему немало проблем, — В следующий раз при встрече я спущу с него шкуру!

— Даже я тебе этого не советую, — почти ласково предупредил его собеседник, медленно обходя кресло. Подойдя вплотную к потертым шторам, он легко раздвинул их кончиками длинных пальцев и, выглянув в приоткрытую щель, усмехнулся, — Иначе медленно и с удовольствием шкуру спустят уже с тебя...

— Так это был Сеш'ъяр? — шокировано выдохнул мужчина, на миг забыв о своей боли. И причина такого поведения была более, чем веская: знал бы он раньше — ни за что и никогда бы не приблизился к этому мелкому щенку. Уж слишком хорошо было известно всему миру, что драконы делают с теми, по чьей вине с их отпрысков упадет хотя бы волос... Нэрису действительно повезло, что он остался жив.

— Он, — довольно хмыкнул блондин, продолжая вглядываться за пейзаж за мутным стеклом, — И более того, твою тщательно лелеемую конечность так любезно повредил никто иной, как Ариатар сейт Хаэл...

— Что? — удивлению мужчины не было предела. Но только теперь, сквозь боль и шок в его душу заползли и другие, более приятные ему чувства, — Он?

— Именно, — на губах мужчины появилась странная, дикая в своей красоте и безумии улыбка, — Сын Сайтаншесской Розы...

— Сэт, ты понимаешь, что мы теперь девчонку не получим? — неожиданно нахмурился второй, медленно садясь на кровати и пытаясь перебороть боль, — Отбить ее у представителя правящего рода золотых драконов и этого эрхана... это просто нереально!

— А зачем нам торопиться, мой недалекий друг? — иронично вскинул бровь тот, которого назвали Сэтом, не отрывая при этом насмешливого, но внимательного взгляда от многолюдной улицы, — У нас есть время, чтобы все продумать. О драконе же можно пока не беспокоиться: похоже, его надежно и надолго займут непростые отношения с собственным сыночком... К тому же, Ариатар сейт Хаэл не будет долго возиться с девчонкой, которая так "неожиданно" потеряла память. Какая досада: слава о его характере уже давно разлетелась за пределы Эштара...

— И что ты предлагаешь? — поморщился наемник, откидываясь обратно на подушке, — До ритуала осталось не так много времени.

— Нам его хватит, — на миг блеснул глазами блондин, — А подготовить девчонку к нему нам поможет сам лорд сейт Хаэл...

— Который не держит возле себя слабых людей, — понимающе усмехнулся мужчина, — Что ж, похоже, что все это нам только на руку.

— Не то слово, мой дорогой, — тихо рассмеялся Сэт и, бросив многообещающий взгляд в сторону улицы, едва слышно произнес, не пряча слегка безумной улыбки, — Самина, Самина... пожалуй, что мне стоило сказать тебе спасибо. Ты сама привела свою драгоценность мне в руки. Спрятать свою дочь в Мельхиоре было не самой удачной идеей...

А по оживленной улице, тем временем, двигалась странная троица, привлекающая к себе особое внимание: эрхан, не скрывающий своих крыльев, эльфийский полукровка и хрупкий человеческий подросток...

Глава 6

Ариатар

— Рик, ты идешь в лабораторию, — приказал я, как только мы казались в общежитии Академии Некромантии, по окончанию того... завтрака, если это, конечно, можно так назвать, — Саминэ... иди сюда.

Услышав приказ, девчонка, которая только что вошла вслед за полуэльфом, заметно вздрогнула и, даже на меня не посмотрев, спряталась за его спину, заставив меня заскрежетать зубами. Сколько уже можно меня настолько бояться? Ведь еще недавно, даже после нападения, этот маленький нахальный ребенок меня не только не боялся, но и весьма бурно выражал свой протест сильными пинками под столом. А сейчас что изменилось? Нет, похоже, мне никогда не понять логики этой девчонки...

— Саминэ, — устало вздохнул я, опускаясь в кресло, стоящее в библиотеке, — Я не собираюсь тебе мстить. Я просто проверю, какие стихии тебе подвластны.

— Ты же не собирался делать это прямо сегодня? — изумленно покачал головолй полуэльф, вытаскивая из-за своей спины смущенную девчонку, которая упорно старалась избегать смотреть мне в глаза всю обратную дорогу.

— Рик, — недовольно протянул я, складывая ножны с мечом возле кресла, — Ты же видел — она не способна себя защитить даже от простого пьяницы из ближайшей таверны. Чем скорее мы начнем ее обучение, тем лучше для нее же самой.

— Логика в твоих словах есть, — задумчиво произнес полуэльф, машинально потерев переносицу и заставив меня мысленно усмехнуться. Слишком уж знакомым был этот жест. — Но она еще слишком слаба, Ари.

— Я не собираюсь тренировать и учить ее прямо сейчас, — поморщился я, хотя мою голову посещала подобная мысль, — Для начала достаточно будет проверить, что она знает и умеет.

— Это да, — согласился полуэльф и, потрепав девчонку по волосам, направился в сторону спальни, — Саминэ, слушай этого нелюдя. Он хоть и гад порядочный, но по части магии стихий ему нет равных.

Пропустив мимо ушей слова полукровки, я выразительно взглянул на Саминэ, которая все еще стояла около камина, нерешительно переминаясь с ноги на ногу. Встретившись со мной взглядом, она тихо вздохнула, но все-таки подошла. Усевшись передо мной на ковер, девушка низко опустила голову, смотря только в пол и поджав под себя ноги.

— Саминэ, — раздраженно произнес я, глядя на смирную и молчаливую девушку. Она вела себя едва ли не лучше покорной рабыни... что выводило меня из себя, — Прекрати себя так вести! Я не зверь и делать ничего, что тебе может навредить, не собираюсь. Ты это понимаешь?

Девушка неуверенно кивнула, но взгляда на меня так и не подняла.

Резко выдохнув, чтобы успокоиться, я встал и, наклонившись вперед, спокойно предупредил:

— Нет, так дальше дело не пойдет.

Быстро подняв девчонку, пока она не успела ничего сообразить и испугаться опять, я усадил ее на подлокотник кресла и, легко удерживая за руку, чтобы она не сбежала и не свалилась на пол, медленно и спокойно опустился обратно на свое место. Возиться с кем-либо я не любил, но, похоже, в этой ситуации иного выбора у меня не было. В конце концов, в том, что Саминэ до дрожи меня боялась — была только моя вина. И, мне придется это исправлять, хочу я этого или нет.

— Саминэ, что у тебя с ногами? — невольно нахмурился я, заметив на босых ногах девчонки синяки. Так как нужного размера готовой обуви у сапожника не оказалось, Саминэ пришлось ходить без обуви все то, время, что мы находились на рынке Мельхиора. Точнее, ходить как раз ей и не пришлось, всю это время ее нес Рик на своей спине, поэтому возникновение уродливых синих пятен на нежной коже оставалось для меня загадкой.

Девчонка торопливо попыталась спрятать ноги, но теперь это навряд ли ей удалось бы даже при всем желании. И при всем при этом она выглядела куда более смущенной, чем ранее... и только тогда до меня дошло, что эти синяки девчонка заработала, пиная мою коленку под столом в таверне.

Нахмурившись, я взял правую ногу девушки и осторожно поставил себе на колени. Саминэ не сопротивлялась, поэтому я тихо заговорил, одновременно вылечивая большие синяки на ее пальцах:

— Саминэ, я не злюсь на тебя. Более того, наказывать провинившихся детей никогда не было моим первостепенным увлечением. И я прекрасно понял, что ты пыталась защитить Рагдэна. Я соглашусь с тем, что мальчишка слишком любопытен... И слишком много болтает. Хотя в одном он прав и я даже готов признать это: я действительно специально тебя запугиваю. Для меня — внушать окружающим страх, сродни инстинкту, который выработался с годами и который уже невозможно контролировать. Но я согласен попытаться держать себя в руках в твоем присутствии... если ты сделаешь кое-что взамен.

Девчонка, как я уже успел заметить, все это время внимательно меня слушала, подсматривая за выражением моего лица из-под полуопущенных ресниц. Мне не стоило даже присматриваться, чтобы это понять... как прочем и пытаться изменить собственную мимику — я действительно не лгал.

Я попытаюсь изменить привычное отношение к окружающим в ее лице, но только лишь при одном условии: если она прекратит настолько открыто выражать свой страх, а в будущем хотя бы постарается прекратить меня бояться. Так быстро у нее это все равно не получится — инстинктивный страх очень силен.

— Итак, что ты скажешь, Саминэ? — откровенно усмехнулся я, поставив и вторую ногу девчонки к себе на колени и смотря ей прямо в глаза. Девушка, внимательно на меня посмотрев, но все еще находясь в состоянии постоянного напряжения, медленно и неуверенно кивнула.

— Что ж, — хмыкнул я, согревая теплой волной магии напрочь заледеневшие ноги человечки, — Тогда все станет намного проще. Я прекращу тебя запугивать, Саминэ, но лишь при одном условии: ты сама прекратишь меня бояться. Не стоит так смотреть на меня, Саминэ, я прекрасно понимаю, о чем говорю. Или ты будешь перебарывать себя или же я сделаю все, чтобы ты боялась меня до конца своей жизни. Выбор за тобой. Я не собираюсь вечно тебя уговаривать.

Я замолчал, давая ей время подумать. Хоть сначала я и не собирался ставить условия в такой форме, все получилось наоборот, как нельзя лучше. Если уговаривать этого ребенка обычными способами, как это, возможно, сделал Рик, на это уйдет слишком много времени. К тому же, я далеко не добрый и заботливый полуэльф...

Легкое подергивание за край рубашки отвлекло меня от раздумий. Подняв голову, я вопросительно выгнул левую бровь, глядя на сосредоточенную девчонку, которая внимательно на меня смотрела, закусив нижнюю губу. Стоило только встретиться с ней насмешливым взглядом, как она уверенно кивнула, видимо, отвечая на мое предложение и заметно смутилась, но взгляд все же не отвела. Надо же... прогресс на лицо!

— Так-то лучше, — хмыкнул я, пряча удовлетворенную улыбку. Я знал, что этот наивный маленький ребенок не откажется. Так или иначе, но я добился своего, — Не убирай ноги, иначе снова подхватишь простуду. Почему ты сразу не сказала, что они замерзли?

Девушка только удивленно похлопала длинными ресницами в ответ, заставив меня невольно поморщиться. Иногда я забывал, что ответить мне она не в состоянии.

— Твои болячки будут только отвлекать внимание от твоего обучения и отнимать время, которого у нас итак мало, — спокойно, как маленькому ребенку, объяснил я свое поведение, окутывая ноги Саминэ согревающим заклинанием, чтобы потом на это не отвлекаться, — Это, я надеюсь, понятно? Постарайся поменьше влипать в неприятности и натыкаться на всевозможные предметы...

Девушка только виновато вздохнула в ответ. Ну что ж... я постараюсь принять это в качестве извинений за причиненные неудобства. Хотя принести их по этому поводу, совершенно не помешало бы Сеш'ъяру, по чьей вине я оказался втянут во все это. Но вот только кажется, что самому дракону уже представилось его личное наказание за все его грехи, и имя этой ходячей неприятности — Рагдэн. Маленький нахальный полукровка, чей матерью является представительница моего народа... нужно будет не забыть расспросить Рика о том, что он знает о его матери. Да и самому дракону, рано или поздно придется дать ответы на интересующие меня вопросы...

— Раз с твоим поведением мы разобрались, — я решил продолжить начатое и, откинувшись на широкую спинку кресла, спокойно произнес, — Теперь можно заняться и твоим образованием. Что ты знаешь о магии, Саминэ?.. Я знаю, что у тебя нет никаких воспоминаний, не нужно на меня так смотреть, я не музейный экспонат. Просто прислушайся к себе и скажи: знаешь или нет?

Примерно минуту девушка напряженно думала, нахмурив лоб и сильно закусив нижнюю губу. Но, как я успел заметить — озарение на нее так и не снизошло... В конце концов, устало вздохнув, она покачала головой и подняла на меня виноватый взгляд.

— Я так и думал, — хмыкнул я, сложив руки на груди, — Но это даже лучше.

Мгновенно золотисто-карие глаза Саминэ расширились от удивления. Видимо, такого ответа от меня она ожидала меньше всего.

— Саминэ, видишь ли, — я усмехнулся, возвращая ноги девчонки, которые она незаметно пыталась убрать с моих колен, на прежнее место, — Гораздо проще начать обучение с нуля, чем заново тебя переучивать. В этот раз твоя неосведомленность нам только на руку... Смотри внимательно и постарайся запоминать все с первого раза.

На лице девушки отразился неподдельный восторг и действительно детское любопытство, когда я развесил в воздухе перед ней шесть шариков из сырых стихий. Не сводя с них восхищенного взгляда, Саминэ медленно протянула к ним руку... но тут же отдернула, настороженно посмотрев на меня.

— Не торопись, — покачал головой, правильно расшифровав ее взгляд, — Здесь все шесть стихий, и я сильно сомневаюсь, что все они тебе будут подвластны. Саминэ, каждая из тринадцати рас обладает своей, неповторимой магией, но лишь только один вид ее подвластен всем — это магия стихий, которые люди ошибочно считают лишь своей. Это далеко не так, запомни. Земля, огонь, вода и воздух, а так же стихия жизни и стихия смерти. У каждого из этих шаров свой цвет, так же как у каждого вида магии. Попробуй взять в руки каждый из шаров... но осторожно. Если эта стихия тебе не подвластна, самое лучшее, что тебя ждет — она тебе просто не дастся.

Неуверенно кивнув, Саминэ осторожно протянула руку к ближайшему сгустку магии, но остановилась на полпути и посмотрела на меня. Я молча кивнул, показывая, что все в порядке. Ее сомнения сейчас я прекрасно понимал. Девушка, сжав пальцы в кулак, сердито нахмурилась и уже куда более уверенно протянула руку к ближайшей стихии.

Слабо светящийся алый шар остался на месте, когда тонкие пальцы коснулись его поверхности. Девчонка же руку не отдернула... ее глаза удивленно расширились и она, чуть помедлив, протянула вторую руку и осторожно взяла в ладошки сырую огненную стихию. Покачав ее в руках, она неожиданно искренне и широко улыбнулась...

— Стихия огня, — довольно произнес, смотря на искренне и неподдельное восхищение девчушки, — Сильнейшая стихия, Саминэ. Ты чувствуешь ее?

Не отводя взгляда от алого шара, заворожено кивнула, поневоле вызвав мою улыбку. Похоже, она поняла, о чем я говорю, раз не стала даже отвлекаться. Ну что ж, в таком случае можно и продолжить эксперимент.

— Оставь его в покое, — спокойно приказал я, видя, что девушка ушла с головой в процесс знакомства с магией огня, — Просто верни шар на место. Верни, Саминэ, и попробуй другой... К нему мы вернемся чуть позже.

С явным сожалением девушка все-таки вернула огненный шар на прежнее место и, увидев мой взгляд, указывающий на другие стихии, уже куда более уверенно потянулась к следующему. Как оказалось, и синий шар водной стихии легко, даже слишком, дался ей в руки. И с ним Саминэ возилась с куда большей охотой и наслаждением, едва ли не мурлыча от удовольствия, ласково перекатывая его в ладонях.

Кажется, профилирующей стихией девчонки будет далеко не некромантия...

Которая, впрочем, тоже легко далась ей в руки. И пускай изумрудно-зеленый шар вызвал у нее некоторую настороженность, с ним она довольно легко почувствовала связь. Как и с белым шаром стихии целительства. Полупрозрачный же, с оттенком легкой синевы, далеко не сразу дался ей в руки, обещая предоставить в будущем некоторый проблемы с магией воздуха.

Последний клубок сырой стихии цвета весенней листвы же просто исчез, стоило только Саминэ до него дотронуться. Магия земли ей была неподвластна.

— Неплохо, — задумчиво произнес я, когда стало понятно, в каком направлении ее нужно обучать. И, пока я выстраивал план будущих действий, эта маленькая нахалка, увидев, что я не обращаю на нее внимания, вновь завладела клубком водной стихии. Увидев на детском личике выражение искреннего счастья и спокойствия, я не стал ее отвлекать, давая немного времени, чтобы побаловаться с недавно приобретенным чудом, которым, похоже, и являлась для Саминэ только что приобретенная магия. Пускай и моя.

Кстати об этом...

Внезапная мысль заставила меня нахмуриться.

Моя магия не вызывала у нее резкого отторжения, и даже более того — она не вызвала никакого волнения или же дисбаланса. Как правило, стихии других рас не слишком охотно идут в руки человеческим магам, хоть и самым сильным: сказывается различия в ауре и в том, как двигаются по телам магические потоки. Но здесь же... Что-то было не так. Саминэ была человеком, и это неоспоримо. Но возможно ли, что вместе с воспоминаниями крови, неизвестный маг заблокировал и ее расовую принадлежность? Вполне. Уже бывали такие случаи, когда человек оказывался лунным эльфом.

Но в этом конкретном случае, вариантов могло быть множество. Эрхан, лунный эльф, дроу, вампир, ятугар... Саминэ могла оказаться кем угодно. И пока ее истинная натура себя не проявит, гадать бесполезно.

К Рику в лабораторию мы вернулись только через час, когда я смог полностью оценить магический потенциал Саминэ. Все подвластные ей стихии она довольно легко смогла трансформировать в их истинный облик, а затем вернуть в состояний клубков все, до единого, даже светящийся цветок белой лилии, в который превращалась магия жизни. Кроме того, воссоздать заново светящиеся шары, но уже самостоятельно и при моем подробном объяснении она сумела. С превращением их в капли воды, языки пламени и тому подобное, проблем не возникло абсолютно никаких... Девчонка оказалась намного сильнее, чем я думал вначале.

— О! Вы уже все? — удивленно воскликнул Рик, отвлекаясь от разбора горы книг, свитков и пергаментов, которые валялись в углу у входной двери, — Ну и как успехи?

— Пять стихий, — усмехнулся я, прижимая к себе легкое тело девчонки и окидывая взглядом лабораторию, которые напоминало что угодно, но не рабочее помещение двух магов. Пожалуй, только левая сторона лаборатории была уже в полном порядке, а вот правая, непосредственно рабочая, находилась в полном хаосе. Похоже, что Рик решил навести генеральную уборку и повытаскивал и свалил на столы содержимое всех шкафов, ящиков и полок. И разбирать все это по местам он только начал.

— Вот как? — присвистнул полукровка, пока я, дойдя до двух кресел с высокими спинками, которые стояли с двух сторон от круглого столика около окна, осторожно устроил в одном из них тихо посапывающую девчушку, — А что с Саминэ?

— Наигралась с сырыми стихиями, — со смешком ответил я, глядя, как девушка свернулась в клубок, но даже глаз не открыла, — Слишком устала с непривычки. Ты собрался копаться здесь до утра?

— Нет, — отозвался полуэльф, вновь усаживаясь на пол рядом с горой макулатуры, вытащенной, видимо из огромного шкафа, что стоял в углу возле двери, — Но тут скопилось столько хлама за время, что тебя не было... нужно разобрать. У половины зелий срок вышел, кое-какие травы вообще давно выкинуть пора — в общем, нужно подготовить лабораторию. Не учить же Саминэ среди этого хаоса?

— Если бы не эта девчонка, похоже, среди этого бардака, — я выразительным взглядом обвел кучи хлама и спокойно опустился во второе кресло, — Ты бы чувствовал себя вполне комфортно.

— Ну... — виновато почесал затылок полуэльф, — Рано или поздно я бы все равно добрался до этого места. А так получилось даже лучше. Ари... а помочь ты мне не хочешь?..

— Даже не надейся, Рик, — мгновенно развеял я мечты полуэльфа и усмехнулся, — В том, что здесь такой бардак, лишь твоя вина. Лучше скажи, что ты знаешь о матери того мелкого недоразумения, носящее имя Рагдэн? Я не знал, что Сеш'ъяр пять лет назад успел обзавестись потомком... да еще таким.

— От тебя это звучит, как оскорбление! — коротко хохотнул полукровка, но тут же поморщился и спокойно произнес, продолжая перебирать пыльные свитки, книги и манускрипты, одни из которых отправлялись обратно в шкаф, а другие — в кучу возле двери, — Но даже тебе я не советую произносить нечто подобное при его матери... и про нее саму тоже. Сеш'ъяр готов простить тебе многое, но даже он не потерпит выпады в сторону его женщины, или его детей.

— Рик, не нужно объяснять мне прописные истины! — поморщился я, положив ногу на ногу.

Конечно, я знал, что из себя представляют драконы, а в особенности — один из потомков правящего рода золотых рептилий. И директор Академии и глава Гильдии некромантии, Сеш'ъяр Реес'хат — не тот, с кем стоит шутить на подобные темы. Но я не смог удержаться — слишком уж комично смотрелся дракон, который не мог справиться со своей же маленькой, но точной копией. Да и этот маленький нахал... как он посмел меня не бояться? Будучи наполовину эрханом, он должен был чувствовать, кто я такой. Но этого просто не было!

Хотя, если честно, меня этот факт не особо расстраивал. Скорее вызывал некое любопытство, но не более того. Гораздо интереснее был тот факт, что он легко, и не открываясь другим, может общаться с Саминэ, а значит, вполне мог что-нибудь услышать в ее мыслях.

Вот только вряд ли малец об этом расскажет...

— Кто такая Мантикора? — спокойно повторил свой вопрос, мельком взглянув на Саминэ и убедившись, что она все еще спит. Вряд ли ей пригодятся подобные знания.

— Наемная убийца, — быстро взглянув на девушку, полуэльф передернул плечами и заметно вздохнул, — Опаснейшая из всех возможных...

Я иронично вскинул бровь, смотря на Рика. Тот только поморщился в ответ:

— Ари, я знаю, что в существование подобных ты не веришь уже давно. Но факт остается фактом: Мантикора, среди наемников является едва ли не легендой. Ее именем пугают молодых наследников правящих семейств по всеми миру и, поверь, переходить дорогу ей не стоит. Она по мелочам не разменивается и ей все равно, кто будет стоять перед ней. Ее магия необычна — та печать Рагдэна лишь тень настоящих возможностей Мантикоры. Она опасна, Ари. По настоящему опасна. Остается только лишь гадать, как Сеш'ъяр умудрился познакомиться с ней.

— Скажи-ка мне Рик, — чуть сощурившись, задумчиво произнес я, глядя на небывало сосредоточенного полуэльфа, — Откуда столь интересные познания?

— Она попала в руки моего брата много лет назад, — парень закинул в шкаф последнюю книгу и аккуратно прикрыл стеклянную дверцу, — Тебе тогда около двадцати лет было.

— Делегация эрханов в Эллидар по случаю дня рождения Леи Эллидарской? — невольно нахмурился я, пытаясь вспомнить то время, — Тогда, кажется, пропало около пяти людей Сайтоса...

— Именно, — согласился Рик, — Один из них, вроде бы, давно уже перешел дорогу Мантикоре. Я не знаю подробностей, но она убила их всех. Хладнокровно и спокойно, будто это давно уже входило в ее планы. Но помощник твоего отца хорошо натаскивал своих людей, и Мантикора была ранена отравленным оружием. И невольным свидетелем всего этого оказался Таш... Я не знаю, почему она не убила его, а он помог ей — всех причин он мне не сказал. Но факт остается фактом, Ари: если мать Рагдэна действительно та самая Мантикора...

— То можно начинать волноваться за благополучие Академии Некромантии и душевное равновесие Сеш'ъяра, — понимающе усмехнулся я, поднимаясь с кресла. Рик ответил мне коротким смешком, взявшись за разборку кучи склянок с зельями на одном из столов, но мы с ним друг друга поняли. Похоже, что наш доблестный директор затаил за собой не один грешок... как он связался с наемной убийцей, оставалось для меня загадкой, как и то, почему ей помог Таш, директор Эллидарской Академии Магии и родной брат Рика.

Но что-то мне подсказывало, что лучше оставить эти мысли при себе... хотя бы на время. У нас сейчас есть дела поважнее, чем ворошить прошлое дракона-некроманта. В конце концов, сейчас и Рагдэн, и его мать — личная головная боль именного его. А нам хватит и Саминэ. Вот только если эта нахальная девчонка опять встретиться с этой мелкой заразой... с нервными клетками придется попрощаться не только Сеш'ъяру.

На некоторое время в лаборатории воцарилось молчание. Каждый думал о своем. Полуэльф с большой осторожностью продолжил разбирать пузырьки с зельями, а я занялся сваленными в кучу артефактами, что лежали на столе по другую сторону открытого очага — иначе Рик будет возиться со всем этим до следующего вечера. Хорошо хоть последствия недавнего взрыва он убрать догадался в первую очередь.

— Ну вот, — спустя три долгих часа, проведенных в полном молчании, воскликнул полуэльф, довольным взглядом окидывая приведенную в порядок лабораторию. Но при этом он сам выглядел едва ли не лучше последнего трубочиста, — Совсем другое дело! Можно теперь и делами заняться.

Я только головой покачал, скрывая усмешку и устраиваясь в свободном кресле. Только благодаря тому, что я отказался рассказывать Рику все подробности о некоторых любопытных особенностей магии нашей новой... воспитанницы, уборка в лаборатории прошла намного быстрее, чем планировалась. Любопытный от природы полукровка развил прямо-таки бурную деятельность, чтобы как можно скорее выпытать все, что можно.

— Тебе еще зелье готовить, — напомнил я, наблюдая, как полуэльф, положив на столик небольшую записную книжку, обтянутую черной кожей и серебряное перо, подошел к креслу и опустился на корточки перед все еще спящей Саминэ. Девушка проспала все это время, не обращая внимания ни на сажу, витавшую в воздухе, когда полуэльф прочищал дымоход, ни на звук бьющегося стекла, когда Рик ронял один из пузырьков, ни на вспышки магии от артефактов и амулетов... Впрочем, это было неудивительно. Девчонка была пока слишком слаба.

— Я помню, — без тени недовольства отозвался полуэльф, с улыбкой поглаживая девушку по пушистым темным волосам, — Саминэ, просыпайся... скоро уже на обед идти.

— Точнее на ужин, — хмыкнул я, вспомнив, что пока мы закончили все дела, солнце уже начало клониться к горизонту. Это, похоже, заметила и Саминэ, которая забавно щурилась, садясь в кресле и сонно потирая кулачками глаза. Посмотрев на полуэльфа, она часто моргая, обвела еще мутным взглядом обстановку в лаборатории и, наткнувшись на мой смеющийся взгляд, неуверенно улыбнулась. Смотрелась она действительно презабавно.

— Выспалась? — все еще улыбаясь, спросил полукровка и, потеснив Саминэ, расселся в кресле. Увидев, что она еще не до конца проснулась и сидеть на узком подлокотнике ей не совсем удобно, он ненавязчиво устроил ее у себя на коленях и чуть приобнял за талию. И самое удивительное — девушка не то, чтобы не сопротивлялась, но даже ни капли не смутилась. Хрдыр! Да она действительно доверяет ему целиком и полностью!..

Саминэ только рассеяно кивнула, осматривая лабораторию уже более осмысленным взглядом. Решив ей не мешать, Рик с удовольствием вытянул ноги и обратился ко мне:

— Ну так что? Теперь может, поделишься информацией?

— Я же сказал, — насмешливо произнес я, решив поддразнить полукровку, — Пять стихий из шести.

— Ари! — недовольно пробурчал полуэльф, — Мне же интересно!

— Ладно, — хмыкнул я, откидываясь на спинку кресла, — Ей неподвластна только магия земли. Меньше всего дается стихия воздуха, но остальные примерно на одном уровне.

— Профиль? — лаконично поинтересовался полукровка, в глазах которого сквозил живой интерес. Я бы сказал, даже слишком живой...

— Вода, — склонив голову на бок, подпер щеку кулаком, наблюдая за Риком, который, кажется, ни капли не удивился моему ответу, — Великий некромант из нее вряд ли выйдет, но все основы, и даже больше, должны даться ей достаточно легко.

— Но вода практически бесполезна в бою, — задумчиво откликнулся полуэльф, мельком взглянув на Саминэ, которая перестала озираться по сторонам и теперь тихо сидела у него на коленях, внимательно прислушиваясь к нашему разговору, — А значит...

— ... нужно сделать акцент на лед, — легко поймал я его мысль. Стихия воды, преобразованная в ледяные заклинания, действительно может стать весьма неплохим оружием в умелых руках. Главное, правильно обучить Саминэ этой далеко не простой технике.

— А резерв? — Рик заинтересованно дернул кончиком уха, от чего девчонка широко раскрыла глаза и с недоумением уставилась на это зрелище. Услышав мой тихий смешок, она мельком посмотрела на меня и виновато потупилась, но все равно украдкой продолжила поглядывать на сосредоточенного полуэльфа.

— Ниже среднего, — откровенно поморщился я, понимая, насколько это мало, хоть и несколько больше, чем у обычных магов ее возраста. Оставалось только надеяться, что со временем ее резерв будет расти, иначе ей самой придется несладко, — Но есть и хорошие новости.

— И? — чуть подался вперед парень, придерживая девушку за талию, чтобы она не упала с его колен, — У нее хороший Дар?

— Примерно на уровне Танориона, когда он начинал свое обучение, — откровенно усмехнулся я, положив руки на подлокотники, и открыто наблюдая за реакцией полукровки. И он меня не разочаровал, совершенно не эстетично уронив челюсть на пол:

— Ты хочешь сказать, что у нее уровень Ри?

— Именно, — чуть наклонил голову, обозначив кивок и продолжая насмешливо улыбаться. Мой старший брат, Танорион, обладал весьма неплохим даром... уже тогда, когда моя мать только начинала учить его. А это было без малого сто пятьдесят лет назад.

— Но ему тогда было около восьмидесяти, — припомнил Рик, совершенно не обращая внимания на то, что Саминэ настойчиво дергает его за шнуровку на вороте темно-синей рубашки, — А учитывая его уровень сейчас...

— Он практически в три раза превышает твой, — довольно закончил я и не удержался от ехидного комментария, — Рик, приди в себя. Любопытство Саминэ скоро заставит ее лишить тебя последней рубашки.

— А? — недоуменно отреагировал полуэльф, переводя ошарашенный взгляд на моментально смутившуюся девчонку. Отдернув руку, она торопливо оглянулась и, заметив блокнот и перо, которые мы купили сегодня на рынке специально для этих целей, потянулась вперед и схватила его. Быстро что-то написав, она показала его Рику, сопровождая все это вопросительным взглядом. Я же сделал для себя мысленную пометку.

Нужно научить девочку скрывать свои чувства и эмоции. У нее была слишком живая мимика и выразительные глаза, и все, о чем она думала, легко было угадать и без слов. Хотя, должен признать, Рику удавалось понимать ее намного легче, чем мне. Впрочем, на то была своя причина... и вряд ли бы я захотел повторить нечто подобное, чтобы было легче понимать этого подростка.

— А, ты про это, — с облегчением рассмеялся Рик, но глаза его лукаво блеснули, когда он обратился к девчушке, — Саминэ, ты никогда не слышала имя "Танорион"?

Девушка, хмуро посмотрев на полуэльфа, явно задумалась, закусив нижнюю губу. И буквально через пару секунд она написала что-то еще.

— "Танорион сейт Хаэл"... — довольно усмехаясь, прочитал Рик и, протянув руку, потрепал девушку по волосам, — Да, Саминэ, это он. Старший сын Повелителя эрханов и...

— И наглая усатая рожа, — прервав полуэльфа, хмыкнул я, вспомнив, как иногда в порыве особых чувств называет его моя младшая сестренка. Хотя эти двое и пикировались периодически, все знали наверняка, что они жить без друг друга не могут.

Но вот только Саминэ сейчас вовсе не обязательно знать, что и я имею к ним самое непосредственное отношение... о чем я и дал знать полуэльфу красноречивым взглядом и легким поворотом головы. Рик не дурак и легко поймет намек. Не стоит шокировать девочку раньше времени. Вряд ли она сможет и дальше смотреть на меня без страха, как хоть изредка делает это сейчас, когда узнает, что я являюсь не только младшим братом Ри, но и кронпринцем эрханов...

Саминэ, переведя быстрый взгляд от Рика до меня и обратно, нахмурилась и, что-то быстро написав в блокноте, соскочила с колен полукровки. Подойдя ко мне, она неуверенно протянула книжицу, избегая смотреть мне в глаза.

Выразительно изогнув бровь, я посмотрел на смущенную девчонку, но, не став напоминать о нашем договоре, все же наклонился вперед и всмотрелся в аккуратный столбик рун, последняя из которых, в отличие от остальных, светлоэльфийских, была написана на языке демонов. Как оказалось, девчонка знала не только древние языки других рас, которые годились разве что для заклинаний и ритуалов, но и их современные, более облегченные варианты...

"Вы знакомы?"

— Что-то вроде того, — хмыкнул я, забрав из ее рук записную книжку, и встал, захлопнув ее, показывая, что разговор закончен. Машинально повторив жест Рика, я потрепал Саминэ по волосам и направился в сторону двери, ведущей в спальню, — Идем в таверну. Я проголодался.

Не смотря на предупреждение, ждать эту парочку пришлось долго. Еще до того, как я успел закрепить перевязь с ножнами, в гостиную влетел Рик и, сверкая глазами, буркнул извинения, схватил записную книжку Саминэ, которую я бросил в на кресло, и вновь скрылся в спальне. И вышел он оттуда ой, как не скоро...

— И что тебя настолько задержало? — лениво поинтересовался я, пытаясь скрыть раздражение, когда полуэльф, наконец-то, появился в гостиной, причем один, — И где Саминэ?

— Ари ты не поверишь! — восторженно и мечтательно одновременно выдохнул парень, заставив меня начать сомневаться в его умственном здоровье, — Мы с тобой скоро будем питаться нормально!

— То есть, — хмыкнул, рассматривая ну очень довольного полуэльфа, — Ты хочешь сказать, что...

— Ага! — еще довольнее выдохнул Рик, потирая ладони, — Саминэ заинтересовалась кухней! И сейчас принялась наводить там порядок.

— Она умеет готовить? — я иронично вскинул бровь, поневоле вспомнив запущенное помещение в конце лаборатории. Если девчонка действительно собралась навести порядок ТАМ, то... ей можно только посочувствовать. Хаос в лаборатории, стабильно устраиваемый исключительно благодаря талантам Рика к разрушению, можно было назвать лишь легким беспорядком на фоне того, что творилось в так называемой кухне.

— Говорит... точнее пишет, что да! — кивнул Рик, направляясь в сторону входной двери, — Ари, идем, пока хоть один рынок еще работает: нужно успеть купить продукты.

— Как она вообще оказалась в этом богами забытом месте? — устало вздохнул я, направляясь следом за ним и понимая, что теперь на одну проблему станет больше. Если Рик что-то задумал, выбить это из его головы практически невозможно. И теперь, как оказалось, если что-то задумала Саминэ — полуэльф сделает все, чтобы она была довольна и счастлива. И дня не прошло, как эта парочка спелась намертво.

— Ну, огромный арочный вход в конце лаборатории вообще сложно не заметить, — иронично заметил полуэльф, торопливо направляясь вниз по коридору общежития. Услышав внезапный рык из одного из ответвлений коридора, полуэльф остановился и иронично вскинул бровь. Затем, мгновенно сплетя заклинание в виде шара из зеленых нитей некромантии, практически не глядя запустил его во тьму каменного желоба, откуда слышались столь привычные для ушей всех студентов академии звуки, издаваемые голодной нежитью. Когда послышался жалобный скулеж и в воздухе ощутимо запахло паленым, Рик удовлетворенно кивнул и спокойно направился дальше, продолжая рассуждать на ходу, — Я ей говорил, что у нас кухня есть, правда не уточнил, что мы ей не пользуемся. А сейчас, увидев ее, заинтересовалась, почему мы в таком случае питаемся в таверне.

— И? — потребовал я продолжения, запуская сгустком черного пламени уже в другой коридор, находящийся слева от меня, но, в отличие от Рика, останавливаться для этого я не собирался. Рычащей нежитью в этом месте не удивишь и первокурсника, вот только... еще недавно в коридорах подобного не наблюдалось. Похоже, что кто-то из студентов, кроме нас и еще десятка старшекурсников, вернулся в стены Академии в самый разгар каникул.

Это плохо, девчонку могут увидеть раньше времени.

— Пришлось объяснять, что особыми талантами в кулинарии ни ты, не я не отличаемся, — несколько виновато пожал плечами полуэльф, распахивая двери, ведущие из общежития Академии в просторный круглый холл Гильдии Некромантии, — И что в нашей столовой питаться можно... но уже нет никаких сил проверять еду на присутствие ядов, которые то и дело подсовывают любезные сокурсники. Саминэ это не оценила, конечно, но предложила оказать посильную помощь в этом плане. Я не посмел отказываться, честно...

— Я не против, — бросил я через плечо, спускаясь по ступеням с крыльца, — Если, конечно, она сразу же не отравит нас своими кулинарными шедеврами.

— Ариатар, ты как всегда, — ворчливо произнес полуэльф, мельком взглянув на заходящее солнце. Времени до закрытия оставалось не так уж и много, — Что тебе сделала бедная девочка?

— Заставила притащить ее в Академию и разрушила мою спокойную жизнь, — усмехнулся я, оглядев уже знакомую площадь, от которой все еще слабо веяло кровью, смертью и незнакомой магией, — Но если это правда, и она действительно умеет готовить... пожалуй, я даже готов ей простить эту досадную случайность.

— Я так и понял, — хмыкнул Рик, оглядывая полупустые прилавки уже закрывающегося рынка, — Лучше скажи: ты набросал примерный план ее обучения? Особенно хотелось бы знать, что делать с оружием...

— Ничего особенного, — поморщился я, вспоминая хрупкие запястья девчонки, — Мечи и даже легкие клинки можно отметать сразу. Лук и стрелы отпадают, сайшесс... может быть, но у нас нет на это времени. Остаются только метательные кинжалы, стилеты, иглы...

— Логично, — согласился со мной полукровка, подходя к ближайшему прилавку, где хмурый на вид мужик уже заканчивал убирать все с полок, — Уважаемый...

— Закрыто! Пошли вон! — с явным недовольством ответил тот, даже не посмотрев в нашу сторону. А зря, конечно... Я оперся плечом на деревянный столб соседнего прилавка и сложил руки на груди и с нескрываемым удовольствием наблюдая, как на спокойном ранее лице Рика медленно начинают проступать хищные черты. Я же говорил — злить этого полукровку опасно.

— Да ну? — нехорошо усмехнулся полуэльф, коснувшись пальцами рукояти полуторника, висевшего в ножнах на его бедре. Впрочем, в оружии сейчас не было никакой нужды — в темных глазах Рика уже начало появляться зеленое некромантское пламя...

Через час он получил все, что хотел. Испуганный мужик сам сопроводил нас до других торговцев, с которыми был знаком и "заботливо" выбрал все самое лучшее. Я только молча смеялся, глядя, как лавочники Мельхиора недоуменно смотрят на своего сотоварища, который то и дело с опаской оглядывается на стоящего позади него и безмятежно улыбающегося полуэльфа. Рик выглядел вполне обычно и даже в какой-то мере невинно, как только может выглядеть относительно молодой полукровка. Торчавшие во все стороны темно-каштановые волосы, чуть раскосые зеленые глаза, достаточно крепкое телосложение при росте чуть выше среднего... чего его бояться?

И не нужно, по крайней мере, пока он не покажет другую часть своей натуры. Переходить дорогу злому Рику не стал бы даже я. Хоть я и сильнее его в плане магии — полуэльф в несколько десятков, а то и сотен раз умнее и опытнее... Хоть и ведет себя постоянно, словно юный мальчишка.

— Как на счет того, чтобы поужинать? — спросил чрезвычайно довольный полукровка, без малейшего зазрения совести сгрузив на меня половину покупок, — Саминэ еще, наверное, уборкой занята.

— Пошли, — пожал я плечами, первым направившись в сторону таверны, что располагалась неподалеку от Академии и носила наиглупейшее название "Посох некроманта". Подобную чушь могли придумать только люди — некроманты никогда не пользовались вспомогательными артефактами, только лишь теми, который способны дать дополнительные силы и восполнить резерв. Но даже в таком случае, таскать с собой огромный деревянный шест с кучей металла и драгоценностей на нем — просто невыгодно. Сил на транспортировку подобного уйдет не меряно, гораздо больше, чем отнял бы простейший ритуал. Да и особенной силы в подобный атрибут не заключишь... Остается только недоумевать, какие глупости и предрассудки царят в головах представителей человеческой расы.

— Ариатар, скажи-ка мне, — неожиданно спокойно произнес полуэльф, когда мы расположились за угловым столом, сгрузив покупки, и потягивали вино в ожидании заказа. Единственным плюсом этого места было то, что здесь практически всегда стояла ненавязчивая тишина, даже по вечерам, когда в обеденном зале становилось многолюдно. И в другое время бы это меня обрадовало, но только не сейчас, когда Рик смотрел на меня внимательным и даже чересчур спокойным взглядом, — Что ты задумал?

— О чем ты? — в таком же тоне откликнулся, спокойно обведя взглядом практически полностью занятые столы в большом помещении, где царил легкий полумрак. К нашему разговору пока никто не прислушивался, хоть настороженные взгляды в нашу сторону уже были и неоднократно. Что ж... это может понадобиться, если Рик и дальше решит задавать раздражающие меня вопросы.

— Ты знаешь, Ари, — еще спокойнее сказал полукровка, пригубив вино из бокала, — С чего это ты вдруг изменил свое отношение к Саминэ? Еще позавчера ты готов был убить ее за то, что тебе навязал ее директор. А уже сегодня ты носишь ее на руках только потому, что она слишком устала. Снизошло великодушное настроение?

— Все очень просто Рик, — усмехнулся я, откинувшись спиной на стену и медленно проворачивая ножку бокала между пальцев, и смотря, как играют отблески пламени свечи на гладкой поверхности рубиновой жидкости, — Мне это выгодно. Чем быстрее она придет в себя и сможет нормально себя чувствовать в стенах Академии Некромантии, тем скорее к ней начнут возвращаться воспоминания. И как только она вспомнит, кто она — я избавлюсь от ее общества. В данном случае игра стоит свеч.

— Цинично, — усмехнулся Рик, с легким стуком отставив свой бокал, — Как и всегда. Ариатар, а тебе в голову не приходило то, что это уже переходит все границы?

Выразительно вскинул бровь, ожидая дальнейшего продолжения и замечая, что что-то в Рике неуловимо изменилось. Сейчас, напротив меня, небрежно оперевшись на соседнюю стену и, сложив руки на груди, с затаенной опасностью и угрозой в самой глубине его глаз, сидел уже не привычный забавный полукровка, нет. Сейчас мне задавал вопросы чрезвычайно умный полуэльф, спокойный и расчетливый, хороший воин и опасный противник, который, к тому же был очень хорошим другом моей семьи и подопечным моей матери. К тому же, он был в два раза старше меня, и он был тем, кто прошел через мучительные и небывало долгие объятия смерти....

Я редко видел его таким. Но, когда это все же случалось, прозвучавшие предупреждения полуэльфа стоило воспринимать гораздо с большим вниманием. Хотя бы только потому, что серьезным Рик становиться только тогда, когда речь идет о чем-то слишком важном и, быть может, действительно опасным. И вполне вероятно, что опасность, в случае неприемлемости... "советов", которые он даст, будет исходить уже от него же самого.

А враждовать с Риком мне было ни к чему.

— Она ребенок, Ари, — отпив еще вина, тихо и спокойно произнес полуэльф, повернувшись к окну, за котором уже царила непроглядная темень, — Всего лишь маленький несмышленый ребенок, который вляпался далеко не по собственной вине в крупные неприятности.

— Ты не знаешь наверняка, кто она, — заметил я, рассматривая странные тени, промелькнувшие в глазах полуэльфа. Насколько я знал его, это могло означать только одно: за эти два дня он действительно крепко привязался к девчонке. И тот, кто посмеет ее обидеть, так же как и те, что напали на нее на площади, просто не выживут, стоит им только показаться Рику на глаза.

— Она физически не способна причинить никому зла, — улыбнулся полуэльф и всего на миг его глаза потеплели, — Она забавная, неглупая и милая. Она действительно еще ребенок, и она не заслужила подобного обращения. Подумай сам, Ариатар. Неужели в тебе не осталось ни капли жалости и сочувствия? Я не верю.

Я лишь усмехнулся, глядя на собственное отражение в оконном стекле. На последний вопрос я отвечать не собирался.

Жалость, сочувствие?

Не смешите меня. Будучи кронпринцем эрханов, как могут остаться во мне подобные чувства? Хотя... будь моей матерью кто-нибудь другой, быть может, во мне бы и не было ничего хорошего. Но, воспитанный в самой необычной семье из всех возможных, я знал, что такое сочувствие, забота, терпимость, жалость, нежность и даже любовь... Я привык жить среди этого, я воспринимал это как должное, я знал, что так и должно быть.

Но вот только, как выяснилось не так давно, этими же чувствами легко может воспользоваться тот, кому их с трепетом дарил. И, совершив подобную ошибку один раз, больше я повторять не собираюсь.

При воспоминаниях о ее глазах внутри привычно, хоть и несколько слабее в этот раз, всколыхнулась волна злобы и боли, сжимая изнутри грудную клетку. Перед глазами вихрем пронеслись тысячи картинок из некогда общих воспоминаний и мечтах, которые были вдребезги разбиты в один день два года назад.

Лиерана... рано или поздно ты ответишь за то, что играла со мной.

Словно в противовес, перед мысленным взором неожиданно встали совершенно другие, золотисто-карие глаза, полные боли и страха.

Едва заметно вздрогнув и прикрыв глаза, чтобы спрятать эмоции. Это было слишком неожиданно.

Несколько долгих минут, пока Рик, вернувшийся к своему обычному состоянию и настроению, пытался флиртовать с молоденькой девушкой, которая принесла нам ужин, я сидел, закрыв глаза, не обращая ни на что внимания и пытаясь унять тот хаос, что творился в собственной душе.

Когда же я их открыл, я был уверен, что ни единой лишней эмоции ни Рик, ни кто бы либо другой не увидит. В том, что я позволил играть собой, была лишь моя вина... Но вот только платить по счетам уже буду не я. Эта парочка сильно пожалеет, что перешла мне дорогу. И они даже понять ничего не успеют, когда руками Саминэ я воплощу все, что я задумал для лживой темной эльфийки и ее дружка-дракона...

— Что же такие милые дети делают одни в таком нехорошем месте? — послышался чей-то хриплый насмешливый голос с долей показной иронии. Кто-то из наемников, ошивающийся в таверне, все-таки умудрился принять нас за легкую добычу... Не поворачивая головы, я спокойно допил вино, пряча усмешку за бокалом. Похоже, что выход своему далеко не благодушному настроению все-таки найдется.

Переглянувшись с Риком, я открыто усмехнулся и встал, одновременно повернувшись к этому... "дяде". Нам не нужно было говорить с полуэльфом, чтобы выяснить, кто прикрывает тылы, а кто, кхм, развлекается. Сегодня была моя очередь...

В общежитие мы вернулись намного позже, чем планировалось. Наемник, к нашему с Риком удовольствию, оказался далеко не один. Особых хлопот его дружки нам не принесли, но к тому времени, как мы закончили нашу "тренировку", и Гильдия, и Академия уже были закрыты. Пришлось проходить по потайным ходам, потратив достаточно времени на взлом охранных и защитных заклинаний — катать полуэльфа на своей спине я не горел желанием.

В конце концов, когда мы оказались в собственной комнате, время было уже около полуночи. В гостиной свет не горел, так же как и камин, что, впрочем, было не удивительно. Но вот отсутствие света в спальне весьма настораживало... как и кромешная тьма, виднеющаяся через приоткрытую дверь лаборатории. Переглянувшись с полуэльфом, мы вошли и, скинув на пол все купленное на рынке, направились в сторону зияющего прохода, ведущего на кухню.

Оттеснив Рика, я вошел первым и сразу же почувствовал не запах затхлости, пыли и плесени... Нет, в нос ударил свежий, ночной воздух, легкий аромат каких-то трав и ненавязчивый, едва уловимый запах чистящих средств. Похоже, что девчонка здесь развернулась не на шутку...

Заметив небольшую тень на столе у распахнутого настежь окна, я подошел ближе. И в этот же момент полуэльф подвесил в воздухе магический светляк, который осветил окружающее пространство теплым светом и заставил меня остановиться.

— Обалдеть... — шокировано выдохнул Рик, как и я, оглядывая бывшую запущенную кухню. Теперь же, кажется, это станет самым чистым помещением во всем Мельхиоре...

Этот ребенок постарался на славу: очищенные и натертые до блеска деревянные полы, стертая со всех резных шкафов пыль, кристально прозрачные стекла большого окна и шкафа с посудой, приведенный в порядок большой кухонный стол и очаг, отсутствие паутины и копоти в углах... И мне не нужно было открывать все шкафы, чтобы понять, что и внутри них нет ни малейшей соринки. Кухня, еще недавно напоминающая приют для клопов, бродяг и крыс, выглядела просто идеально...

Все еще не понимая, как ей удалось провернуть все это без магии, я повернулся к окну, около которого стоял большой обеденный стол с двумя стульями, и невольно замер. Устроившись на одном из стульев, возле самого подоконника, сложив руки на стол и уронив на них голову, спокойно спала Саминэ. Ее не разбудил ни наш приход, ни свет, ни восклицание Рика, ни даже то, что в помещении было более чем прохладно.

Подойдя ближе, я машинально отметил черное пятно от сажи на ее щеке и заметные темные круги под глазами. Похоже, что сейчас девчонка устала еще сильнее, чем когда возилась с сырыми стихиями. Что ж, я даже не удивлен... ее сейчас и взрывом не разбудишь.

Покачав головой, подошел и, стараясь ее не разбудить, поднял на руки. Саминэ, чуть поморщившись, прижалась к моей груди, прижав руки к своему животу, но даже и не подумала проснуться. На ощупь девушка была холодна, как лед.

— Ари? — удивленно выдохнул полуэльф, когда я прошел мимо него, чтобы отнести Саминэ в спальню.

— Что? — тихо усмехнувшись, бросил я через плечо, — Не здесь же ей спать.

Похоже, подобного обращения с его маленькой подопечной Рик от меня точно не ожидал. Но, в конце концов, он, похоже, совершенно не подумал о том, что смерть девчонки никогда не входила в мои планы. Особенно сейчас, когда, кажется, она может перестать, наконец, смотреть на меня, как на вселенское зло. К тому же, на Саминэ у меня далеко идущие планы...

Уложив девушку на кресло, я с некоторым удивлением заметил, как она опять свернулась в клубок, прижав руки к животу, а колени к груди. Хм, похоже, с ее именем Рик все же не очень-то и ошибся...

Собираясь обратно в лабораторию, я остановился на полпути, кое-что вспомнив. Не хватало мне еще и эту ночь не спать от того, что чей-то организм слишком слаб, чтобы перебороть обычную простуду. Хватит и того, что у нее есть привычка тихо сопеть во сне.

Подойдя к своей кровати, сдернул одно из одеял, то, что было намного теплее всех остальных и, вернувшись к креслу, укрыл Саминэ. И только тогда, когда подоткнул угол одеяла под ее заледеневшие ноги, понял, что кто-то за мной наблюдает.

Выпрямившись, вопросительно приподнял бровь, глядя на стоявшего в дверях полуэльфа. В ответ тот только усмехнулся и молча скрылся в лаборатории...

Скривив губы в усмешке, я последовал за ним, мельком взглянув на тихо посапывающую в кресле девушку. Может быть, Рик был и прав. Саминэ действительно не заслуживает подобного отношения.

И, так уж и быть, я постараюсь быть с ней помягче.

Насколько, конечно, позволит собственная натура.

Но на большее пускай ни она, ни Рик, не надеются.

Глава 7

Саминэ

Мне было тепло и... спокойно? Да, наверное. Мне кажется, что впервые за долгое время мне было действительно спокойно на душе, но... слишком спокойно, чтобы это оказалось правдой.

Не желая разрушать это чувство, я с опаской приоткрыла один глаз. Удивленно моргнула, увидев перед лицом шелковую черную ткань и, открыв уже оба глаза, села, оглядывая теплое одеяло, под которым спала. Оно не принадлежало Рику...

Свесив ноги с кресла, я все еще с опаской оглядела погруженную в полумрак комнату. Рик спал на своей кровати, свесив с нее ноги. Милое, но мужественное лицо было полностью расслаблено, а обнаженная грудь мерно поднималась и опускалась, показывая, что ее обладатель действительно спокойно спит. Стараясь не смотреть на полуобнаженное тело с в меру рельефными мышцами, я вновь перевела взгляд на его лицо и не смогла сдержать улыбки. Рик смотрелся так... мило? И как-то совсем по-домашнему.

Не переставая улыбаться, я встала и, украдкой посмотрев на спящего демона, тело которого было скрыто наполовину под тонким пледом, аккуратно сложила одеяло. Стараясь ступать как можно тише, осторожно положила его на край постели эрхана, еще раз мельком посмотрела на красивое лицо Ариатара, которое, как и у полуэльфа, было полностью расслаблено, но...

Он был очень красив. Но чувствовать себя так спокойно и уютно рядом с ним, как это было с Риком, я не могла. До сих пор в нем оставалось что-то такое, что заставляло меня быть в постоянном напряжении. Я не знала, что это, но не могла признать — я до сих пор его боялась. И если Рику я готова была доверить свою жизнь, то внутренний голос умолял держаться подальше от этого эрхана, не смотря на нашу с ним договоренность. Я чувствовала исходящую от него силу и опасность, и я понимала, что если что-то пойдет не так, то он с легкостью обратит ее против меня. И даже, наверное, сделает это с удовольствием...

Я тряхнула головой, отгоняя тревожные мысли и, взглянув в окно, скользнула в ванную комнату, плотно притворив за собой дверь. На безоблачном небе только-только начинала сереть кромка, которая обещала, что буквально через час-полтора над Мельхиором появятся первые и яркие, рассветные лучи восходящего солнца. У меня еще было немного времени, чтобы привести себя в порядок, но, к сожалению, его было недостаточно, чтобы принять полноценную ванную.

Опустившись на колени перед ступеньками, ведущими в бассейн, заполненный чистой, прохладной водой, я не удержалась и потянулась к ней магией. Она ощущалась, как тонкие, невидимые, но приятные потоки, ведущие от самого сердца к рукам, особенно чувствительно давая о себе знать на внутренней стороне запястий. Ариатар очень точно объяснил, что нужно делать, и как ее чувствовать...

Я не смогла сдержать улыбки, когда вода, направляемая магией водной стихии из моих рук, сама скользнула в мои ладони, блестя и отражая блики магических шаров в стенах. Это было приятное, волнующее чувство, как маленькое чудо в моих руках, которое создавала я сама, и никто больше.

Расставаться с этим приобретением, как и вчера, мне не хотелось. Но, с сожалением пришлось отпустить тонкие, невесомые потоки и быстренько умыться, а затем, взяв с табуретки в углу зубную щетку из гладкого, полированного дерева с короткими, но мягкими щетинками и коробочку с зубным порошком, почистить зубы.

Но все же, когда расчесывала волосы гребнем, я не смогла не вспомнить те ощущения, что появлялись во мне, когда я вчера тянулась к стихиям. Они на удивление четко остались в моей памяти: теплые, мягкие волны огненной стихии, прохладные, приятные и быстрые потоки стихии воды; воздушные, почти невесомые нити магии воздуха; живительные, медленные и спокойные волны стихии жизни; и сладковатые, ласкающие кожу и чуточку липкие потоки стихии смерти...

Я не думала, что она такая. Я думала, что магия смерти — это что-то тяжелое, жестокое, болезненное и неприятное, но... никакого отторжения тот зеленый шарик во мне не вызывал. Он был такой особенный, непохожий на остальных и, что меня действительно удивило, приятно ласкал кожу. В нем чувствовалась какая-то особенная сила, мягкая, и в тоже время опасная, немного непривычная и, пожалуй, запретная... И она была способна дать мне защиту и успокоение. Я не знала, как это точно описать, да и если бы и хотела, все равно бы не смогла. Но еще вчера, превращая зеленый шарик в язычок зеленого пламени, я неожиданно поняла, что мне не нужно слов, чтобы "договориться" с этой стихией. Как и с многими другими, только, пожалуй, с воздухом я бы не смогла "общаться" с такой же легкостью.

Тряхнув головой, вынырнула из воспоминаний, все еще улыбаясь. Магия — это что-то необъяснимое, правда. Но очень приятное. И я рада, что смогу этому научиться.

Потихоньку открыв дверь, проскочила через спальню, тихо ступая по ковру, чтобы не разбудить демона и полуэльфа и, плотно притворив за собой дверь в лабораторию, улыбнулась и еще раз огляделась. Настоящую лабораторию настоящих магов я на самом деле видела впервые, если не считать вчерашнего дня.

Большое, просторное помещение, пол которого состоит из крупных камней темно-серого цвета, с двумя большими, арочными окнами на левой стене. Между ними стоят два кресла с темно-алой обивкой, тонкими подлокотниками и очень высокими спинками, а чуть впереди — невысокий круглый столик на витой ножке, из темного дерева. Над окнами, там, где было мало света, вдоль стены тянулась тонкая веревка, вся увешанная пучками трав, множество из которых, на удивление, оказались мне знакомы. Над креслами, под деревянным щитом с каким-то гербом, висели два тяжелых, двуручных меча.

Слева и справа от входной стены, в углах, стояли два высоких, но достаточно узких шкафов, за стеклянными дверцами которых скрывалось множество очень старых книг и свитков, перевязанных разноцветными лентами. Посередине правой стены, прямо в ней, виднелся огромный очаг, по обе стороны которого стояли поленницы, полные дров, удерживаемые тонкими, изогнутыми металлическими прутами.

Справа от очага стояли два длинных стола с резными дверцами внизу. На одном из них стояли какие-то странные приборы с множеством стеклянных трубочек, маленьких вентилей и колбочек, а так же аккуратный ряд подставок с пробирками. Над столами было множество полок, заставленных заполненными пузырьками и флакончиков, разных цветов и форм и всех, как один, были заткнуты деревянными пробками.

По другу сторону очага стояло еще два стола, точно таких же, но вот только на них, вдоль стены, стоял аккуратный ряд каких-то шкатулок, коробочек, ларцов... так же, как и на полках сверху. Кроме того, в стену между столами и нижней полкой, было вбито несколько тонких крючков, и над тем столом, что справа, связками висели цепочки различной длины, из разных металлов и разной формы. Кроме этого были и кожаные шнурки, тоже сильно отличающие друг от друга. А над левым висели уже готовые украшения, поблескивающие множеством драгоценных камней и привлекающие к себе внимание. И каким-то внутренним чутьем я понимала, что как бы красиво они не смотрелись, подходить к ним, а тем более, брать в руки, явно не стоило для моего же блага. Это могло быть очень опасно.

Еще раз оглядев это странное, но не пугающее место, я остановилась у стены, на которой висели два старинных кандилябра со свечами, а слева от них виднелся арочный вход. Кухня...

Уверенно войдя внутрь, я огляделась и опять не смогла сдержать улыбки. Все же я вчера хорошо потрудилась. Не очень широкое, но длинное помещение выглядело почти идеально, и очень уютно и чисто.

Справа от входа, в углу, каким-то образом цепляясь за стену, висела большая каменная раковина, над которой находился кран с водой, а под ней было небольшое отверстие канализации, в которую вела толстая трубка из раковины, оставляя еще достаточно места, чтобы и не пользуясь раковиной, можно было сливать туда воду. Слева от нее стоял широкий стол с дверцами внизу, в котором прятались небольшие тазы, металлические протвини, подносы, кадки, терка, разделочные доски, сито и многая другая кухонная утварь. Рядом с ним, в другом углу, притулился грубо сколоченный, высокий и узкий шкафчик с тонкими стенками, где хранилась ветошь, савок и веник, метла, пара ведер, и полочка с рядами стеклянных пузатых баночек, в которых хранились чистящие средства, которые дал мне Рик.

Со вздохом закатав рукава, я оглядела до сих пор болевшие руки. Одно из этих средств, конечно, хорошо отмыло сажу со стен, но оно сильно разъело кожу на ладонях, запястьях и выше, практически до локтей. Сейчас опухоль на ладонях почти прошла, но начиная с запястий и дальше, кожа, кажется, еще больше покраснела и опухла, к тому же покрылась странными красными и синими точками. Руки сильно болели, но шелк рубашки приятно холодил кожу, поэтому я не стала переодеваться сегодня утром, решив оставить все, как есть. Да и волновать лишний раз полуэльфа я тоже не хотела. Надеюсь, что это само пройдет.

Опустив рукава, я уверенно повернула налево, проведя пальцами по гладкой поверхности рабочего стола, по обе стороны которого стояло два шкафа, абсолютно одинаковых. Распахнув дверцу того, что был слева, почти сразу около входной двери, я удивленно заморгала: еще полностью пустой вчера, сегодня он был полон продуктов! Нижнюю полку занимали баночки с соленьями, вареньями и маринованными грибочками, чуть выше, стояло два больших мешка с мукой, а еще выше, целых две полки были заняты множеством холщевых мешочков с различными крупами. На самой верхней полке, завернутые в холщевую ткань, лежало два каравая хлеба, а справа, вжимаясь в стенку — небольшие круглые баночки с различными специями. Ниже нее на полке лежала круглая головка сыра, обернутая тряпицей, примерно с десяток яиц в небольшой плетеной корзинке, и большой кусок ветчины. И, наконец, самую среднюю полку занимали свежая зелень и овощи.

Более того, в другом шкафу, дверца изнутри и полки которого оказались покрыты с обоих сторон приличным слоем льда, который почему-то не таял от моих прикосновений, оказалось очень много свежего мяса, рыбы и даже молока!

А с правой стороны от очага, между поленницей и еще одним шкафчиком, где хранились тарелки, чашки, кружки, блюдца и ящичек со столовыми приборами, я обнаружила целый куль с картошкой, и еще один, с морковкой, редькой и свеклой.

Еще вчера этого не было! Я не видела, как мальчики вернулись, но, похоже, все это принесли они... но как? Рик сказал вчера, что купит продукты, но я не думала, что он сделает это с таким размахом! Как они все это сюда притащили? И как я умудрилась настолько крепко заснуть, ожидая их возвращения, что пропустила этот момент? Нет, я определенно ничего не понимаю!..

Покачав головой, закинула пару поленьев в большой квадратный очаг, расположившийся в стене прямо напротив стола, и потянулась к небольшой полке над ним, где лежали кремень и огниво. Срочно захотелось приготовить что-нибудь вкусненькое, чтобы хоть как-то отблагодарить полуэльфа и демона за заботу. Я не ожидала, что они с таким вниманием отнесутся к моей просьбе. Подняв голову вверх и увидев полукруглое отверстие над очагом, прикрытое листом железа с ручкой, в голове неожиданно поселилась замечательная идея. Рик любит сладкое и, к тому же, он говорил, что нутро этого отверстия выложено особыми камнями, которые быстро нагреваются и долго сохраняют высокую температуру внутри, прекрасно выполняя роль обычной печки... кажется, я знаю, что делать.

Спустя какой-то час, на большом обеденном столе, который стоял около окна, расположилось несколько больших блюд, полные румяных и еще горячих пирожков с разнообразной начинкой. Похоже, что готовить я действительно умела... в чем я даже не сомневалась. Особенно когда Рик показал мне некогда затхлое и заброшенное помещение и признался, что едят они всегда в тавернах, и объяснил причину, я, совершенно не думая, предложила свою помощь. Я просто знала, что умею готовить и, кажется, совсем неплохо.

Заглянув в последний раз в шкафчик со стеклянными дверцами, что стоял напротив "ледяного" шкафа, я с сожалением покачала головой. Если раньше здесь и хранилась красивая "парадная" посуда, то те жалкие крохи, что от нее остались, и я их почему-то не выбросила вчера, никуда не годились. У некогда изящного фарфорового сервиза, к сожалению, были отколоты края, да и трещин было полно...

Закрыв дверцы, вздохнула и, поставив на полированную поверхность крынку с молоком, достала из другого шкафа простые деревянные кружки, с довольным делом оглядела дело рук своих. Все было готово к завтраку, а парни, как ни странно, еще не проснулись. Взглянув в окно и заметив яркие лучи взошедшего уже солнца за большим полукруглым окном, едва ли не бегом отправилась будить полуэльфа. Мне не терпелось его порадовать завтраком. Как и Ариатара.

— Доброе утро, Саминэ! — я не успела даже покинуть лабораторию, как столкнулась в дверях с уже проснувшимся, но все еще сонным полуэльфом, который ласково мне улыбался, стоя на пороге. Беззвучно хихикнув, когда его рука прошлась по моей голове, взлохматив и без того пушистые волосы, я открыто улыбнулась и крепко обняла полуэльфа, не зная, как еще показать, что я очень рада его видеть.

— Рик, может, ты закончишь, наконец, приступ утренней нежности и все-таки посмотришь, кого упыри принесли с утра пораньше? — неожиданно холодный голос Ариатара заставил меня вздрогнуть, и я машинально прижалась плотнее к полуэльфу. Он ободряюще сжал мои плечи и чуть повернулся:

— В смысле? Я ничего не слышу.

— Глухой полуэльф — это нонсенс! — раздраженно произнес демон, поднимаясь с кровати. Я быстро уставилась в пол, стараясь не смотреть на полуобнаженного эрхана. Видимо, заметив это, Ариатар хмыкнул и, накинув на себя рубашку, висевшую на спинке его кровати, быстро покинул спальню, пройдя сквозь занавесу черного тумана, к которой я до сих пор не решалась подойти.

— Кажется, там и правда кто-то в дверь скребется, — изумленно вскинул брови Рик, который все это время напряженно прислушивался к чему-то, — Саминэ, постой тут. Кто бы это ни был, тебе лучше пока оставаться незамеченной.

Я неуверенно кивнула, глядя, как и полуэльф покинул спальню. Мне было интересно, кто мог прийти в комнату парней, учитывая, что Рик мне рассказывал о Академии Некромантии... вряд ли этот кто-то был с добрыми намерениями. Но, как ни странно, опасности или же страха я не чувствовала. Даже совсем наоборот — неожиданно на душе стало легко и приятно, хотя была некоторая настороженность и, пожалуй, даже возмущение...

Несколько долгих минут мне хватило на то, чтобы понять, что это не мои эмоции. Но эти чувства, такие ощущаемые и ясные, они были совсем рядом, и их оттенки были такие... знакомые?

"Рагдэн!" — беззвучно прошептала, поняв, наконец, что это такое и, уже не думая, бросилась в гостиную, даже не обратив внимания на плотную завесу, близкое присутствие которой меня уже если не пугало, но вызывало сильную настороженность. Причем настолько сильную, что пройти сквозь нее я до сих пор не решалась...

Оказавшись в гостиной-библиотеке, я удивленно замерла, глядя, как Рик, совершенно не обращая внимания на недовольный крик Ариатара, скинул прямо на пол все статуэтки, стоящие на каминной полке, и далеко не вежливо усадил на нее... маленького дракончика.

Я удивленно смотрела, как полуэльф задумчиво и со знанием дела ощупывает, поглаживает и пощипывает переливающую всеми цветами, от темно-алого до невероятного золотого, шкурку дракона, который длиной был едва ли не метр. Он внимательно пересчитал все выступающие, небольшие гребни на его спине, потрогал не сильно длинные, но явно острые шипы на хвосте, попробовал остроту маленьких когтей и проверил наличие всех зубов. Когда дракошик, в ответ на такое обращение, недовольно зашипел, Рик лишь отмахнулся, продолжая изучать маленького ящера.

Только вот тот, похоже, был совсем не рад подобному обращению. Вывернувшись из хватки полуэльфа, он щёлкнул зубами, выдал тонкую струю пламени и уселся на задние лапки, передними прижав к груди собственный хвост. Смотрелось это невероятно...

— Ты чего? — несколько удивлённо поинтересовался Рик, кажется, совершенно не понимая причины недовольства дракончика. Тот одарил его многозначительным взглядом янтарных глазок с вертикальными полосками зрачков, но тут же утратил к нему всякий интерес, заметив, наконец, меня. Я просто не смогла удержаться, чтобы к нему не подойти.

Нервно дёрнув крылом и задней лапой на полуэльфа, Рагдэн счастливо попискивая, пополз в мою сторону, уверено уходя от попыток Рика вернуть его на место.

Я чувствовала, что дракончик очень был рад меня видеть. И оказался он здесь только потому, что искал именно меня... Это было очень приятно.

Почему-то немного робко улыбнувшись, я, протянув руку, погладила костяной нарост на носу, который оказался довольно мягким, а не очень жестким и крепким, как показалось в начале. В ответ на это дракончик доверчиво прикрыл глаза, прильнув к моей ладони и посылая мне волну нежности и благодарности. Так же он дал мне почувствовать, что именно так гладила его мама, по которой он очень, практически до физической боли, скучал. И недавно обретенный отец, как оказалось, ему совсем не нравился...

Прикрыла глаза, пытаясь вспомнить, как мы общались тогда, в таверне, и постаралась точно задать мысленный вопрос, вспоминая при этом образ директора Академии. И, кажется, у меня это получилось.

Приоткрыв один глаз, дракончик лизнул мою ладошку теплым, раздвоенным язычком и в моем сознании неожиданно появились яркие картинки из его памяти. Как его отец заставил его принять ванну, когда он еще не проснулся, как не поцеловал в щеку и не пожелал ему доброго утра... Рагдэн ожидал совершенно другого пробуждения, такого, как он привык, находясь рядом с его мамой. И поэтому, разобидевшись на родителя, он превратился в дракончика и нагло сбежал. Конечно, Сешъяр преследовал его и выглядел... ошарашено, мягко говоря, но Рагдэн был очень доволен собой. Я чувствовала, как его распирает от гордости за то, что он сумел наказать непонятливого, по его мнению, отца.

Не удержавшись, я беззвучно хихикнула и, неодобрительно покачав головой, попробовала взять его на руки. Но едва не упала под тяжестью пусть и маленького, но довольно весомого тельца. Маленький дракончик был намного тяжелее, чем весил мальчик в своем человеческом обличии. И, похоже, что разговаривать в облике ящера он не мог, только показывал мне картинки, давая почувствовать свои эмоции в тот или иной момент.

Наверное, я бы упала вместе с Рагдэном, но неожиданно меня подхватил Ариатар, который выглядел, кажется, очень недовольным. Мельком взглянув на Рика, который подтащил стоящее на другой стороне гостиной кресло, он усадил меня в него и с нехорошей улыбкой поинтересовался, чуть склонившись над дракончиком, которого я так и не выпустила из рук:

— Ну и что ты тут делаешь, мелкий?

Рагдэн скорбно вздохнул, потупив взгляд и опустив морду.

Почти мгновенно мне пришли его эмоции: желание увидеть меня, позлить своего отца, да и просто побегать... Он был еще совсем ребенок, пускай и был при этом тем самым величественным созданием. Он хотел любви и ласки, ему было скучно. И к тому же, он, кажется, ужасно хотел кушать... Кроме этого, было что-то еще, но что это было, Рагдэн передать мне не успел.

Неожиданно входная дверь распахнулась, и на пороге гостиной замер немного растрепанный, запыхавшийся и, кажется, невероятно злой директор Академии. Его черные глаза полыхали яростью, а та хищная улыбка на красивых губах, заставила меня невольно съежится и плотнее сжать ноги, за которыми спрятался съежившийся от страха Рагдэн, который юркнул с моих колен, когда увидел явно недовольного родителя. Похоже, что шутки ребенка он совсем не понял... И более того, кажется, что директор очень сильно разозлился — от него исходили такие волны ярости, что я отчетливо чувствовала страх сжавшегося в комочек дракончика, и более того, я до дрожи теперь боялась его сама. Тот мужчина, который меня слышал, который говорил, что будет в порядке, что мне не нужно его бояться... его здесь не было. Этот, медленно рассматривавший своего сына, был другим.

Это был дракон.

— Спасибо, что сообщил, Ариатар, — сухо кивнув насмешливо улыбающемуся эрхану, он медленно подошёл к креслу, где я все еще сидела, машинально пытаясь спрятать маленького дракончика. — Рагдэн, вылезай. Думаю, нам есть о чём поговорить.

Мальчишка только сильнее вжался в тот небольшой закуток, что находился за моими ногами, пытаясь стать совсем крошечным и остаться незамеченным.

— Сын, выходи, — чуть повысив голос, потребовал Сеш'ъяр так, что я невольно вздрогнула и вжалась в кресло.. Мне стало очень страшно... и не за себя, за Рагдэна. Я чувствовала, что ему страшно и что последствия за его проступок могут быть более, чем серьезные.

Он едва слышно пискнул, пытаясь так же мысленно попросить помощи у эрхана, но тот лишь пожал плечами, продолжая ехидно улыбаться и явно не собираясь ему помогать.

Тем временем дракон подошёл еще ближе к креслу и, нагнувшись, ловок и без какого-либо труда вытащил из укрытия Рагдэна, прижимающего к груди маленькими лапками свой хвост. Мимолётным взглядом пройдясь по телу дракончика, Сеш'ъяр холодно улыбнулся:

— Ещё раз благодарю за помощь. Не возражаете, если я переговорю со своим сыном в вашей спальне?

— Нет, конечно, господин директор, — демон согласно кивнул, сделав приглашающий жест рукой.

Я только встревожено посмотрела на директора, который на меня никакого внимания не обратил, спокойно разглядывая собственного сына. Рагдэн боялся... очень боялся, как и я за него. Я не думала, что поступок ребенка так разозлит этого мужчину! Мне действительно стало страшно, но я ничего не могла сделать. Взглянув на Рика, я поняла, что тот тоже волнуется ничуть не меньше...

Хранители... пожалуйста, сделайте так, чтобы с ним ничего не случилось!

Закусив губу до боли, я смотрела, как директор отнес дракончика в сторону спальни, продолжая молиться, чтобы все было в порядке. Ведь Рагдэн еще совсем ребенок, ему позволительно такое поведение! Он маленький, и еще не осознает, что его отец за него волнуется, что он может пострадать от подобных вылазок, что нельзя так себя вести. Но, кажется, его отец этого не хочет понимать...

— Ари, ну и зачем? — нахмурившись, очень тихо спросил Рик, присаживаясь на подлокотник кресла, и смотря прямо перед собой, — Сеш?ъяр был очень зол. Ты понимаешь, что он может сделать с мальчишкой?

— Рик, он его сын, — скучающим тоном произнес демон, оперевшись спиной на закрытую дверь и, сложив руки на груди, — Ничего страшного с ним не случиться.

— Уверен? — неожиданно зло произнес полуэльф, повернув голову в сторону эрхана, — Осмелюсь напомнить, Ариатар, что при всем уважении, наш директор не очень умеет обращаться с маленькими детьми... кажется, ты убеждался в этом на собственном опыте, и не раз.

— Может и так, — пожал плечами Ариатар, пока я напряженно прислушивалась к звукам, доносившимся из спальни. Но ничего, даже отголосков чувств, я не слышала, как бы ни старалась сосредоточиться, — В любом случае, это не наше дело. И Рагдэну бы не мешало понять, что нельзя разгуливать где попало в одиночку.

Не сдержавшись, я послала демону злой взгляд и, вытащив из заднего кармана штанов записную книжку, быстро написала несколько рун и, вскочив с кресла, подошла к эрхану, не обратив внимания на удивленный взгляд Рика.

Ариатар, насмешливо на меня посмотрев, двумя пальцами взял книжицу и, мельком посмотрев в написанное, неожиданно жестко усмехнулся:

— Да, он всего лишь ребенок, Саминэ. Но его беспечность может стоить ему жизни. Об этом ты не подумала?

Я шокировано замерла, смотря на эрхана, в глубине синих глаз которого было что-то странное. Что-то, что заставило меня прислушаться к его словам, и невольно нахмуриться. Неужели... неужели он сам пережил что-то подобное?

Я не успела додумать фразу, когда почувствовала боль Рагдэна. Резко повернувшись, я удивленно распахнула глаза, увидев направляющуюся к нам высокую рыжеволосую женщину, которая несла на руках прижимающегося к ней мальчика. Не обращая на нас никакого внимания, она подошла к двери и окинула холодным взглядом Ариатара, который смотрел на нее, иронично вскинув бровь, но, похоже, не собирался сдвинуться с места.

— С дороги, демон, — спокойно и уверенно приказала обладательница невероятно рыжих волос и странной, притягательной внешности. Меня она окинула быстрым взглядом, но ничего не сказала, только усмехнулась, когда демон открыл перед ней дверь, насмешливо поклонившись.

"Пока, Саминэ..." — я услышала тихий, усталый голос Рагдэна, прежде чем за ними с гулким и неприятным звуком застыла дверь, заставив меня вздрогнуть. Я только смогла перевести ничего не понимающий взгляд на полуэльфа, который мгновенно вскочил на ноги и бросился в сторону спальни.

— Рик? — на полпути остановил его вопросительный, но при этом спокойный голос эрхана.

— Это не Мантикора, — бросил тот через плечо, прежде чем скрыться за завесой из черного тумана. Я же...

Я устало прислонилась к стене и медленно сползла на пол, чувствуя, как в груди становиться больно и обидно. За Рагдэна. Он пришел ко мне, а я... я не смогла его даже порадовать. Он пришел к нам, потому что доверял, считал нас друзьями, а мы... А мы ничего не сделали. И более того, Ариатар лично, хоть я и не знаю как, сообщил отцу мальчика, что тот находиться именно здесь. И он пришел за ним... Мы предали это маленькое чудо.

— Саминэ, идем завтракать, — как ни в чем не бывало, надо мной склонился эрхан, протягивая руку, чтобы помочь мне подняться.

Неожиданно мне стал противен этот демон. Не знаю, почему, но во мне была сейчас лишь глухая злоба и я, резко оттолкнув его руку, встала, чтобы тут же направится в сторону спальни. И сейчас, клубящийся туман между стеллажей, меня совершенно не волновал.

Первый совместный завтрак был безнадежно испорчен.

Придвинув покосившуюся табуретку к столу возле окна, стараясь устроиться поближе к Рику, я мучила несчастный пирожок, рассыпая крошки по столу и старательно пытаясь выискать трещинки на полированной поверхности. Есть не было никакого желания, смотреть на совершенно спокойного и невозмутимого демона, который теперь сидел за столом слева — тоже. И, кажется, полуэльф, медленно поглощающий завтрак, полностью разделял мои чувства, с преувеличенным интересом всматриваясь в городской пейзаж за окном.

Куда из спальни подевался директор Сеш'ъяр, никто так и не понял.

— Я так понимаю, теперь для вас я враг мирового масштаба? — насмешливо поинтересовался эрхан, со скрипом отодвинув от себя кружку с остатками молока. И хотя в голосе его была ирония, мне показалось, что Ариатар очень, и очень зол.

Нахмурившись, я еще внимательнее всмотрелась в поверхность стола. Даже если бы я и могла, отвечать на вопрос не стала бы. Уж слишком был бы красноречивый ответ. Рик же только усмехнулся, пригубив травяной отвар из кружки.

— Замечательно... — как-то очень довольно произнес демон, откинувшись на высокую спинку стула, глядя то на полуэльфа, то на меня. Я машинально съежилась от его взгляда, но собственное мнение менять не собиралась. Ариатар не должен был так поступать с Рагдэном. — Собирайся, Саминэ. Мы идем в город.

Вздрогнув, услышав приказ в его голосе, я вскинула голову, но было поздно — эрхан уже покинул кухню.

— А вот это уже плохо, — внезапно нахмурился Рик, смотря отсутствующим взглядом на арочный проем, за которым находилась лаборатория. Недоуменно проследив за его взглядом, я подергала полуэльфа за край темно-синей рубашки, в которую он был одет, помимо черных, местами потертых кожаных штанов. Я не совсем поняла смысл его слов.

— Прости, Саминэ, — вздохнув, полуэльф поднялся из-за стола и, подойдя ко мне, потрепал по волосам и улыбнулся, — Мне нужно остаться здесь и приготовить обещанное зелье. Я, кажется, догадываюсь, зачем оно нужно... Так что тебе придется идти с ним. Но будь осторожна, хорошо? Ари не в духе. А когда он такой, то может натворить глупостей.

Уныло вздохнув, я поднялась с табуретки и, уже совершенно не чувствуя смущения, крепко обняла парня. Уходить не хотелось, тем более сейчас, когда на душе было так тревожно.

— Не бойся, — обняв меня в ответ, тихо произнес полуэльф и, отстранившись, по-отечески поцеловал меня в лоб, — Все будет хорошо.

Невесело кивнув, поплелась в лабораторию, размышляя над тем, что мы будем делать в городе, а главное, как мы туда пойдем? Моя обувь же еще не готова...

Ариатар ждал меня в гостиной, прислонившись спиной к стеллажу и сложив руки на груди. При моем приближении он хмыкнул и, сделав шаг вперед, протянул руку. Как бы мне этого не хотелось, но протянуть свою мне все же пришлось, но я совсем не ожидало того, что последует за этим!

Резкий рывок в районе живота, выкручивающий все внутренности, а затем такое ощущение, словно я вращаюсь в каком-то неизвестном пространстве, где нет абсолютно ничего. Затем пришло сильное головокружение, в глазах начало троиться и я машинально вцепилась в руку демона, силуэт которого уже был едва заметен среди этого хаоса. Где-то на самом краю сознания я услышала ироничный смешок и... все закончилось.

Ноги меня больше не держали, и я рухнула на деревянные доски, прижимая ладонь ко рту, пытаясь сдержать сильную тошноту. Голова все еще кружилась и сильно, а все тело ломило. Мне было действительно плохо, и настолько, что я даже не смогла сразу понять, где я нахожусь.

Спустя долгие несколько минут, тошнота и головокружение все-таки прошли и я, хоть и не сразу и сильно пошатываясь, смогла встать, цепляясь руками за резные деревянные перила. Шелк рубашки неприятно лип к мокрой от пота спине, а по вискам градом скатывались соленые капли. Вытерев лицо рукавом, я огляделась и только тогда, поняла, что стою на деревянном крыльце сапожной мастерской, в которой мы были вчера...

Мгновенное перемещение! Вот, что это было! Я, кажется, читала о нем когда-то... Но чтобы его использовать, нужно быть очень хорошим магом! Это очень сложно и требует больших усилий и сосредоточенности, а так же оно очень опасно для тех, кто использует его в первый раз. Зачем Ариатар это сделал?

Обернувшись, я с удивлением и нарастающим негодованием поняла, что эрхана поблизости просто нет. Но... почему? Этот демон, что он задумал?

К счастью, я не успела даже испугаться, когда дверь позади меня распахнулась, и на крыльцо вышел Ариатар, смотря на меня с насмешливой улыбкой:

— Пришла в себя наконец-то? Как ощущения?

Я упрямо сжала зубы, жалея о том, что не могу говорить. Этот демон... он просто издевался надо мной! Он мне мстил за то, что я встала на сторону Рагдэна и поддержала Рика! Это... это низко!

Выхватив из его протянутой руки туфли из тонкой кожи, который эрхан держал двумя пальцами, я села прямо на ступени, пытаясь взять себя в руки. Мне действительно было обидно. Может быть, я и не понимала, что руководило демоном, когда он позвал директора, но в любом случае, мстить мне было действительно очень низким поступком! Кто Ариатар, а кто я? Девочка без имени, без голоса, без воспоминаний... Слабая, и ни на что не способная, даже защитить саму себя. А он? У него есть все, чего нет у меня. Это просто нечестно, пользоваться своей силой, чтобы сделать мне больно...

Закусив губу, чтобы не заплакать, я наклонилась еще ниже, чтобы спрятать лицо и медленно и аккуратно обмотала широкие атласные ленты вокруг лодыжек. Именно благодаря им, удобные туфли из мягкой кожи и без каблука надежно держались на ноге. Они стоили дорого, но Рик настоял именно на них, заботясь о том, чтобы мне было комфортно. Я тихо вздохнула, на мгновение прикрыв глаза. Ну почему Ариатар не может быть таким, как он?

Наверное, я слишком много требую.

— Саминэ, я долго буду тебя ждать? — неожиданно резко и раздраженно спросил демон, от чего я опять вздрогнула, хотя сама себе обещала этого не делать. Но я не могла сдержаться. Похоже, что страх перед этим демоном все же был сильнее меня.

Закусив губу до боли, я быстро встала, стараясь не смотреть ему в глаза. Ничего не сказав больше, Ариатар первым спустился с крыльца и быстро пошел по узкой, оживленной улице города, в которой располагались различные мастерские по изготовлению тех или иных вещей. Это было на соседней улице от городского рынка и, не смотря на ранний час, здесь было много народа. Мужчины и женщины, люди и эльфы... их было много, и все он спешили по своим делам, не отвлекаясь на мелочи. К сожалению, подобной мелочью для них была и я, и мне стоило больших трудов пробираться сквозь толпу, чтобы успевать за быстро идущим эрханом. Перед ним, кажется, люди сами торопливо расступались, давая дорогу, а вот мне приходилось туго. Кажется, синяков у меня значительно прибавится за сегодняшнее утро. Но самое обидное было то, что Ариатар даже ни разу не обернулся.

Упрямо мотнув головой, я прибавила шаг, стараясь не отставать от демона. В конце концов, относиться ко мне по-особому он не обязан. Я итак отнимаю у них с Риком слишком много личного времени. Нужно постараться справляться со всем самой и быть благодарной обоим парням — ведь я могла оказаться и совершенно в другой компании, и ко мне бы уже не относились так снисходительно, как Ариатар или же с такой заботой, как Рик. И потом, как бы то ни было, но похоже, что эрхан спас мне жизнь. Что я еще могла у него просить?

Прошел не один час после того, как мы пришли в город. Я уже и успела забыть, сколько всего мы заказали вчера у мастеров Мельхиора... Несколько плащей, в том числе и теплых, несколько пар сапог и полусапожек, всевозможные рубашки из разных тканей, но неизменных темных цветов, штаны и бриджи — я уже просто не понимала, зачем мне такое количество одежды и обуви! Слава богам, тащить все это в руках не пришлось: Ариатар отправлял все это прямо в общежитие при помощи своей природной магии.

Кроме этого мы зашли и в несколько оружейных и ювелирных лавок, но зачем, я так и не поняла. Эрхан оставил меня в зале, а сам ушел в отдельный кабинет, где были мастера. Вернулся не скоро, но за все это время я так и не решилась пройтись и осмотреться. Ноги устали от бесконечной быстрой ходьбы и, к тому же, мне сильно их оттоптали. Да и сама я очень устала...

Вот только, как назло, Ариатар, который больше ни слова ни произнес, уверенно отправился в сторону городского рынка. Был уже полдень, и людей на рыночной площади значительно прибавилось, даже не смотря на то, что небо заволокло грозовыми тучами, и подул ледяной ветер.

То и дело ежась от холода, я торопливо семенила за эрханом, получая многочисленные тычки и чувствуя, что на ногах я уже еле стою. Я хотела только одного — как можно скорее оказаться в теплой комнате с камином, в компании Рика.

Если Ариатар хотел мне отомстить таким образом, то это у него более чем получилось. Теперь я никогда и ни за что не пойду против него...

Ариатар остановился около очередного навеса, под которым расположилась лавка с какими-то непонятными брусочками и задумчиво их рассматривал. Но и на этом не закончилось — уже через несколько минут он о чем-то начал расспрашивать торговца. Очень скоро завязался спор, и я поняла, что у меня есть несколько минут отдыха. Отойдя пару шагов, я устало прислонилась к деревянному столбу соседней лавки и, уперевшись руками в колени, на секунду закрыла глаза. Я, правда, очень устала и замерзла.

Было похоже, что я не привыкла к физическим нагрузкам, да и просто долго никогда не ходила. Подобное присуще аристократкам, но причислять себя к их лицу, по крайней мере, очень глупо. Я не тяну на изнеженную барышню, тем более, я умею готовить и прибираться. Зная все это, вопрос о собственном происхождении ставил меня в тупик. А если еще и вспомнить, что я, похоже, долго не была на солнце... что все это значит?

Покачав головой, я открыла глаза и вздохнула. Любые попытки хоть что-то вспомнить, вызывали дикую головную боль. И, как бы я не пыталась, ничего, ни одно малейшее воспоминание не возвращалось...

Неожиданно сильный удар в плечо пришел словно из ниоткуда. Устоять на ногах я не смогла и расстелилась на разбитой брусчатке, до крови содрав кожу на ладонях.

Хаос, да за что мне все это?..

— Какого демона встала на дороге? — грубый голос над головой дал понять, что меня толкнул мужчина. Подняв голову, я увидела перед собой неопрятно одетого, толстого мужлана со щетиной на лице и поросячьими глазками, которые смотрели на меня с пренебрежением, словно я была плевком на его сапогах. Уперев руки в бока, он наклонился и рявкнул:

— Чего развалилась? Прощения проси, малявка.

Ну нет... это уже слишком!

Внутри неожиданно всколыхнулась злоба. Сначала тот мужик в таверне, потом Ариатар, который специально меня мучил, а теперь еще и это? Нет, с меня, пожалуй, хватит!

— Чего молчишь, тварь? Извиняйся, я сказал! — слова мужика подтвердились сильным пинком, и его нога угодила по моему лицу...

Откатившись на несколько шагов, я на секунду замерла, не чувствуя боли, но чувствуя, как теплая волна, идущая по рукам от моего сердца, мгновенно превращается в небывало горячую, и стремительно течет к кончикам пальцев. Я медленно встала, стирая кровь из разбитой губы и машинально отмечая, что стоящие рядом люди, которые все видели и слышали, вмешиваться почему-то не собирались... Это стало последней каплей.

В руке сам собой возник огненный шар приличных размеров и я, не думая о том, что я делаю, резко швырнула его в сторону мужика. Угодив в него, шар лопнул, разлившись ярким огненным покрывалом по его груди. Мужчина истошно заорал, колотя себя ладонями, в воздухе ощутимо запахло паленым и горелой плотью, но... мне было все равно. Совсем наоборот, в душе воцарилось необычное, странное удовлетворение. Я смогла за себя постоять.

— Саминэ, какого упыря ты вытворяешь?! — разъяренно прошипел подошедший Ариатар, схватив меня за руку и развернув к себе лицом, — Тебя и на минуту нельзя оставить! Поиграться магией захотелось? Слишком опытной вдруг стала?!

Я невольно отшатнулась, пытаясь вырвать свою руку, и шокировано глядя на его лицо, которое уже не было столь спокойным и равнодушным, как обычно. Его голос сочился ядом, а узор на радужке его глаза начал медленно... краснеть?

Что? Что я такого сделала, что его так разозлило?! Я всего лишь защитила себя! Видят боги, я тут ни в чем не виновата! Этот мужчина начал первым, и он ударил меня! Почему я не должна была ответить?

— Нет, стой, — холодным голосом приказал демон, сжав мое запястье еще крепче и дернув на себя, — Я еще раз повторяю свой вопрос, Саминэ: что ты вытворяешь? Почувствовала силу? Возомнила себя великой магичкой? А может, ты настолько стала самоуверенной, что разучилась бояться всего подряд?..

Последние слова хлестнули меня, как пощечиной, заставив замереть на месте. Очень... очень любезно было с его стороны напомнить мне о моих страхах! На глаза невольно набежали слезы, но усилием воли я заставила себя не расплакаться. Ну уж нет, моих слез Ариатар не увидит!

Это было обидно. Он же сам, сам оставил меня в одиночестве, и все это время не обращал на меня внимания! Я ничего такого ни ему, ни тому мужчине не сделала, чтобы можно было так со мной обращаться! Я всего лишь защищала себя, я ответила ударом на удар! За что? За что Ариатар так со мной разговаривает?

— Не смей реветь, — тихо и зло произнес демон, выпрямляясь. Еще крепче, до боли сжав мое запястье, он пошел вперед, таща меня за собой и не обращая внимания на замеревших вокруг людей, который тихо перешептывались, обсуждая происходящее, когда где-то позади нас раздался насмешливый голос:

— Так-так-так... адепт второго курса, господин Ариатар, собственной персоной!

— Рай'шат, — зло прошипел демон, останавливаясь. Его рука на моем запястье сжалась еще крепче, принося уже невыносимую боль, но мои попытки освободиться успеха не принесли. Мне было больно, но кажется, Ариатара это ни сколько не волновало. Кажется, теперь эрхан был действительно зол...

Но когда он отпустил мою руку и, расправив плечи, повернулся, в его глазах не было ни капли прежней злобы, а на руках играла насмешливая полуулыбка, заставившая меня замереть от удивления.

— Для тебя — магистр Рай'шат! — резко произнес тот же голос, на что демон иронично выгнул бровь и насмешливо склонил голову:

— Надо же? И как я мог это забыть? Мои извинения.

Не выдержав, я повернулась.

Перед нами стояло трое мужчин, высоких, сильных, и элегантно и богато одетых. И один из них был темным эльфом, характерные удлиненные уши которого заметно проглядывали через длинные и гладкие светлые волосы. Второй, наверное, был человеком, а тот, что стоял посередине... я не знаю, кто он, но в нем чувствуется что-то такое... необычное?

Высокий, практически такого же роста, как Ариатар. Зачесанные назад белые волосы, гладкая кожа, чуть прищуренные карие глаза, поглядывающие с высокомерием. Тонкие губы, прямой нос, гибкая, но тренированная фигура, скрытая по бархатным черным плащом, из-под которого виднеется тёмные брюки заправленные в высокие сапоги, короткая курка застёгнута только на верхнюю пуговицу около ворота. В распахнутые полы можно увидеть тёмно-синюю рубашку.

Даже с первого взгляда было видно, что этот молодой мужчина, высокомерен, богат и амбициозен. И он, похоже, очень не нравится Ариатару...

— В любом случае, тебе придется это вспомнить, — небрежно поведя плечом, усмехнулся блондин, — Когда будешь объяснять, что здесь происходит.

— А я должен отчитываться? — удивленно произнес Ариатар, сложив руки на груди, — Что-то не припомню ни одного достаточного повода для этого. Или же вам не дают покоя собственные амбиции, магистр?

Я невольно удивилась, услышав, с какой непередаваемой интонацией прозвучали из уст демона звание мужчины и слово "вы". В них было столько яда, сарказма и неуважения...

Почему? Если он действительно магистр Академии, почему Ариатар так себя ведет с ним? Он же его ненавидит, и я отчетливо это вижу!

— Поосторожнее со словами, демон, — злобно прищурился мужчина, глаза которого всего на секунду сменили цвет на янтарно-желтый, и в них появился росчерк вертикальных зрачков. Да он же... он дракон!!!

— Или что? — насмешливо отозвался Ариатар, — Вы снова окажетесь в больничном крыле? Или вы уже забыли, магистр, чем закончился наш прошлый... хм, разговор?

— Ты... — шагнул вперед блондин, но его остановил темный эльф, положив ему руку на плечо:

— Оставь, Рай'шат. Мы пришли сюда не за этим.

— Помню, — раздраженно ответил дракон, дернув плечом и скинув руку дроу. Сжав кулаки, он на мгновение прикрыл глаза, видимо, пытаясь взять себя в руки, и уже спокойно шагнул вперед, смотря уже на меня, — Что за забитое создание, Ариатар? Завел себе маленькую игрушку? Или подрабатываешь нянькой?

— По этому вопросу тебе лучше обратиться к Сеш'ъяру, — как-то резко ответил демон, мгновенно перестав улыбаться, — Раз он еще не просветил персонал относительно новой студентки.

— Вот эта мелочь? — презрительно посмотрел на меня блондин, от чего я машинально отступила назад, сжав кулаки. Мне его взгляд очень не понравился... — Похоже, директор все мельчает... Брать детей в Академию — какой позор. И еще большее пятно на репутации тех, кто занимается их воспитанием. Не так ли, Ариатар?

— Неужели? — склонив голову на бок, тихо ответил демон, смотря на магистра тяжелым взглядом, не предвещающим ничего хорошего.

— В любом случае, — насмешливо улыбаясь, произнес дракон, протянув руку к моей голове, от чего я еще раз отшатнулась. Я не хотела, чтобы он до меня дотрагивался и, кажется, он это прекрасно понял, так как руку опустил и обратился к эрхану, — Воспитывай ее хорошо, Ариатар. Чтобы и она от тебя не сбежала.

— Непременно, магистр, — с издевкой произнес демон, едва заметно склонив голову. А затем, схватив меня за руку, быстрым шагом направился в сторону городской площади, увлекая меня за собой.

— А как же произошедшее... — послышался за спиной голос третьего, до этого молчавшего мужчины.

— О, оставь эту падаль. Я уже узнал все, что хотел, — раздался довольный голос дракона, от чего рука эрхана только сильнее сжалась, принося ощутимую боль.

Я не понимала, что происходит, но демон шел все быстрее, бесцеремонно таща меня за собой. Я запиналась насколько раз, пыталась разжать его руку и остановиться, но все напрасно. Запястье, поврежденное вчера на кухне, болело невыносимо, и на глазах появились слезы от боли и обиды.

Только когда мы оказались на площади, я сумела разжать железную хватку демона на своей руке. Точнее, даже не так. Сильно дернув, пытаясь вырваться, я вдруг поняла, что он сам разжал пальцы, но было уже поздно. Я опять расстелилась на каменной кладке, но уже той самой площади...

— Почему именно ты? — надо мной навис разъяренный эрхан, — Почему именно сейчас? За каким чертом мне боги послали тебя?

Ничего не понимая, я смотрела на злого демона. Что происходит?..

Я действительно не могла понять, что его так разозлило, а он тем временем, продолжал тихо, но зло говорить, с каждым своим словом причиняя мне боль:

— Маленькая, слабая, ни на что не способная человечка... От тебя одни сплошные проблемы! И не при Рике ты решила вдруг показать характер, нет. Ты решила испортить жизнь мне, строя из себя великую магичку, как раз в тот момент, когда это упырев дракон оказался поблизости! Почему, Саминэ? Почему ты появилась именно сейчас, когда мне и без тебя проблем хватает?!

Смотря в глаза эрхана, в которых узор становился все краснее, а исходившие от него волны ярости и раздражения ощущались кожей, я чувствовала, как по щекам текут уже неконтролируемые слезы. Я ведь даже ни единого слова не могла сказать в свою защиту... Но, кажется, он даже не понимал, как делал мне больно своими словами.

Опустившись на корточки, эрхан неожиданно зло усмехнулся, больно схватившись пальцами за мой подбородок, приблизив свое лицо к моему, и насмешливо произнес:

— Плачешь? Надо же! А еще не так давно пыталась проявить характер! Маленькая, глупая, бесполезная человечка. Жалкое зрелище. Наверное, было бы лучше, если бы я тогда оставил тебя здесь...

Последние слова прозвучали, как пощечина.

Вырвавшись из хватки Ариатара я, всхлипнув, дернулась назад и, вскочив на ноги, бросилась бежать, чувствуя, как капают на рубашку собственные слезы. Это было... это было слишком больно.

Я ведь думала, что он другой. Что в нем все-таки есть понимание и сочувствие. Что он сможет понять, какого мне жить так, что он мне поможет! Ведь он спас меня зачем-то! Спас!!

Но теперь, как оказалось, он жалел о том, что это сделал. Я для него была никем, лишь досадной помехой, недоразумением, жалким существом, которое его раздражает...

— Саминэ! — послышался резкий окрик, но я не остановилась. Плутая между торговых палаток, пытаясь затеряться в толпе людей, я бежала все быстрее, надеясь затеряться среди городской суеты. Практически ничего не видя из-за застилающих глаза слез и начавшегося дождя, я понимала, что я не вернусь в Академию Некромантии.

Я не вернусь... к нему.

Глава 8

Саминэ

Забившись в угол между двумя покосившимися каменными домами на какой-то тихой и пустынной улице, я тихо плакала, сжавшись в комок за какими-то деревянными ящиками, сваленными около стены. Где я находилась сейчас? Не важно. Уже не важно. Я не знала эту улицу, более того, я даже не знала, в какой части города нахожусь.

Все, чего я хотела, когда убегала с площади — это оказаться как можно дальше от того места, от Академии Некромантии, от Ариатара...

И, наверное, от самой себя.

Подтянув колени к груди, уткнулась в них лицом, обняв себя руками. На улице было сыро и холодно, беспрерывно шел сильные дождь, а с черепицы крыши дома, у стены которого я сидела, стекали потоки воды, частично попадая в туфли, которые уже давно промокли насквозь.

Ариатар был прав. Жалкое зрелище.

И не только это. Я действительно просто слабая, ни на что не способная человечка. Ни способностей, ни знаний, ни умений. Я не могу не ответить кому-то, ни постоять за себя. Я не приношу никакой пользы, одни лишь проблемы и беспокойства.

Еще крепче обняв ноги, я всхлипнула, уже не пытаясь успокоить тихую истерику внутри. Ариатар был прав во всем, и именно поэтому мне было так больно от его слов. Солги он хоть немного, все было бы намного проще...

Но каждое его слово было горькой, болезненной, но правдой. Я слаба. Я ничтожна. И я никому не нужна. Ни семьи, ни дома, ни голоса, ни воспоминаний... Просто никто. И демон имел полное право на меня сердиться. Я лишь обуза для него и для Рика. И хотя последний всегда относился ко мне с заботой и вниманием, сейчас я понимала, что не будь меня, и их с эрханом прежняя и размеренная жизнь была бы куда приятнее и привычнее для них обоих.

Наверное, Ариатар был прав — ему стоило оставить меня тогда, на площади...

Кажется, впервые в своей жизни, я хотела умереть. Я понимала, что теперь не вернусь в уютную комнату общежития Академии. Теперь я не имела на это права, да и раньше у меня его не было. Но только теперь, гораздо четче, чем раньше, я осознавала, что мне некуда идти.

— Мама, — неожиданно для себя самой, беззвучно прошептала, сжав до хруста кулаки. Я не понимала, зачем это, и что я делаю, но так получилось. Перед глазами, всего на какой-то миг, встал мутный образ, практически неразличимый, то такой родной...

— Я отойду на минутку, — послышался смутно знакомый голос, заставивший меня вздрогнуть. Призрачное видение рассеялось, и я зажмурилась, пытаясь вернуть его вновь. Сердце лихорадочно колотилось, давая мне такую нужную сейчас надежду, и я просто должна была его вернуть. Но не получилось... — О-па. Что я нашел!

Распахнув глаза, я машинально вжалась в стену, увидев перед собой молодого мужчину, того самого, что был вместе с драконом и дроу, совсем недавно, на рынке.

— Что там, Тинур? — послышался приближающийся голос, принадлежащий тому самому дроу, — Рай'шат ждет в таверне, ты не забыл? У нас мало времени.

— Думаю, ему понравится причина нашей задержки, Охарон, — цинично улыбнулся мужчина, склонившись надо мной, — Похоже, что демон не особо дорожит этой девчонкой.

— Вот как? — насмешливо отозвался дроу, который встал рядом со своим другом и рассматривал меня цепким взглядом, — Что ж, Рай'шату это действительно придется по вкусу.

Сердце лихорадочно забилось от страха, когда мужчины довольно и многозначительно переглянулись. За моей спиной была лишь монолитная каменная стена, а справа — высокий деревянный забор. Пройти мимо этих двоих не представлялось никакой возможности, и я понимала, что повторить тот огненный шар я уже не смогу. Страх сковывал меня изнутри, не давая даже пошевелиться. Все повторялось опять...

Когда дроу, продолжая усмехаться, протянул ко мне руку и из-под его верхней губы показались изогнутые клыки, перед глазами все внезапно помутнело. В теле появилась сильная слабость, звуки стали затихать, и я поняла, что меня больше не трясет от напряжения и ужаса.

Прежде чем окончательно провалиться в долгожданный обморок, чтобы не видеть всего этого и не чувствовать, я увидела напоследок размытую, крылатую тень за спинами мужчин...

В себя я пришла с трудом. Казалось, что прошло очень много времени, прежде чем я почувствовала внимательный взгляд на собственном лице. Я чувствовала, что лежу на чем-то мягком, и мне уже не так холодно. Но во всем теле была невыносимая слабость, и мне едва удалось открыть слипающиеся глаза, в которые словно кто-то насыпал песка...

— Проснулась, малышка? — чей-то тихий, приятный мужской голос раздался совсем рядом. Сощурившись и с трудом приподнявшись на локтях, я увидела сидящего верхом на стуле мужчину совсем рядом со мной. Этого вполне хватило для того, чтобы я испуганно дернулась, но отодвинуться подальше от возможного источника опасности не смогла — мне просто не хватило сил, и я расстелилась на кровати, закусив губу.

— Ну-ну, не стоит меня бояться, — насмешливо произнес все тот же мужчина. Раздался едва слышный скрип мебели, судя по всему, он встал со стула, собираясь приблизиться ко мне, — Насколько я помню свое отражение в зеркале, я не такой уж и страшный.

С трудом повернув голову, я посмотрела на незнакомца, который склонился над кроватью, внимательно меня рассматривая. Покачав головой, он протянул руку, а я невольно зажмурилась в ответ на этот жест, боясь новой боли. Я не знала, чего мне от него ждать...

— Упырев демон! — как-то удивленно выругался мужчина и сел на край кровати, кажется, стараясь находиться подальше от меня, — Надо же было так тебя запугать! Нет, так не пойдет девочка. Открой глаза, я ничего плохого тебе не сделаю. Я не для того спасал тебя в том богами забытом месте, чтобы сейчас тебе навредить.

Открыв глаза, я удивленно посмотрела на мужчину. Так это он? Это он появился тогда, в переулке? Кажется, я видела чью-то размытую тень, но могу поклясться, что у нее были крылья!..

Сощурившись, я внимательно всмотрелась в лицо незнакомца, у которого были чуть резковатые, но правильные черты лица. Красивые глаза цвета малахита с витиеватым узором на радужке, обрамленные густыми ресницами смотрели на меня внимательно и с такое непривычной заботой... Он же эрхан! Еще один демон, пускай сейчас я и не вижу его крыльев...

— Да, это я там был, — кивнул мужчина, видимо прочитав все в моих глазах, — Голову стоит оторвать Ариатару за то, что оставил тебя одну. Как ты себя чувствуешь, девочка?

Покачав головой, я с трудом заставила себя сесть. Демон мне помог, заботливо поддержав за плечи и поправив подушки за спиной. Оперевшись на них, я достала из кармана уже почему-то сухих штанов блокнот и, негнущимися пальцами вывела пером на чистой странице, что я в порядке и что обо мне не стоит беспокоиться.

Наверное, я и правда была в порядке, как бы глупо и странно это не звучало. Просто... я уже устала бояться.

— Так ты немая... — удивленно произнес мужчина, взяв в руки записную книжку, — Это много объясняет. Но не поведение этого упрямого мальчишки. Мало его пороли в детстве!

Я удивленно посмотрела на незнакомца. Он знает Ариатара? И что он имеет ввиду своими последними словами?

— Моя имя Сайтос Эристай, — представился демон и, поднявшись с кровати, пододвинул к ней поближе стул. Я удивленно моргнула, глядя на его темно-каштановые волосы, собранные в низкий хвост. Они были длиной ниже бедер! — И я Наставник и учитель Ариатара. Был, во всяком случае, пока этот нахальный мальчишка не решил поучиться в другом месте.

Учитель? Вот как...

Эрхан выглядел молодо, на вид ему можно было дать не больше тридцати. Красивый, относительно стройный, но с хорошо развитой мускулатурой и крепкой грудной клеткой. Одет он был в темно-синюю рубашку со шнуровкой на груди, поверх которой накинута темно-коричневая куртка из мягкой замши. Из такого же материала были и штаны, ткань которых плотно обтянула длинные и сильные ноги демона, когда он вновь верхом уселся на стул, сложив руки на спинку. Он, несомненно, был аристократом и, кажется, где-то его имя я уже слышала...

— Послушай, Саминэ, — неожиданно нахмурившись, произнес демон, заставив меня вздрогнуть, — Да, я знаю твои имя, и я видел все, что произошло на рынке. Я знаю, что ты ни в чем не виновата, но вот до Ари эта простая мысль, кажется, не дошла. Понимаешь ли... хрдыр, как я ненавижу подобные разговоры! Мелкого бы сюда... Ну да ладно. Пока этот упырев демон нас не нашел, я хочу тебе кое-что рассказать. Думаю, ты поймешь, почему Ариатар так поступил.

Я кивнула, не зная, что сказать. Понять его... нет, я не смогу, никогда. Но я выслушаю все, что скажет этот эрхан.

Протянув мне кружку, стоящую на столе возле кровати, мужчина на минуту прикрыл глаза и потер пальцами виски, словно пытаясь собраться с мыслями. А я же, осторожно пригубив горячий травяной отвар, оглядела помещение, в котором оказалась. Небольшая, чистая комната. Простой овальный ковер на полу, местами потертый, темно-зеленого цвета, как и покрывало на достаточно узкой кровати.

Письменный стол у окна, а напротив кровати — дверь, ведущая, возможно, в ванную комнату. Вешалка в углу, большой шкаф и сундук возле него — вот и вся обстановка комнаты, не считая тонких занавесок на окне. Очень похоже на обстановку не самой бедной таверны в городе.

— Тебе уже довелось увидеть Рай'шата, не так ли? — спросил демон, подняв голову и, дождавшись моего кивка, продолжил, — Этот черный дракон — личная головная боль Ари уже много лет. Дело вот в чем, малышка: он увел у эрхана девушку, которую он любил. А такого мы, демоны, не прощаем. Месть у нас в крови, но каким-то образом, директору вашей Академии удалось убедить Ариатара не трогать его... пока во всяком случае. Вообще, этот беспокойный ребенок не такой уж и злой, был таким во всяком случае. Но предательство любимой ухудшило его характер раз так в тысячу. И он ищет способ сорваться на ком-нибудь. Мне очень жаль, Саминэ, но ты просто встретилась с ним не в лучшее время...

Наклонив голову, я пальцами сжала деревянные бока кружки. Предательство... так вот, почему он такой. Ариатар не верит людям больше, он отовсюду ожидает новой боли и разочарования, и не подпускает к себе никого. Мне не зря показалось тогда, что с ним что-то не так, что есть какая-то причина его поведения... Теперь все встало на свои места. И ненависть к магистру в том числе. Вот только... Я закусила губу, пытаясь сдержать слезы.

Вот только не знал этот мужчина, что совершить такую необходимую месть Ариатару мешаю именно я.

— В чем дело, девочка? — забрав из моих ладоней кружку с так и недопитым отваром и поставив ее на стол, демон обхватил ладонями мое лицо, стирая пальцами слезы, — Что случилось?

Покачав головой, попыталась отстраниться от неожиданной ласки. Этот мужчина просто пока еще не знал, что я вина тому, что его ученик не может найти выход своей ярости. Теперь я, как никогда, понимала, что Ариатар имеет полное право меня ненавидеть...

Неожиданно с силой распахнувшаяся дверь ударилась об стену. Раздался жуткий треск, заставивший меня испуганно вжаться в спинку кровати, а демона — вскочить на ноги.

В дверном проеме стоял Ариатар.

По его черной куртке и штанам стекала вода, руки были сжаты в кулаки. Злобно прищуренные глаза полыхали кровавыми отблесками, и даже с такого расстояния чувствовала, что теперь демон находится в состоянии ярости...

Я забилась в угол, стараясь стать как можно незаметнее. Я чувствовала каждой клеточкой своего тела, что в таком состоянии эрхан очень, очень опасен... Но вот второго демона, кажется, это нисколько не волновало. Сложив руки на груди, он усмехнулся, глядя на взбешенного Ариатара:

— Нашел-таки? Быстро. Как на этот раз?

— По запаху, — зло процедил эрхан, входя в комнату, — Что ты здесь делаешь, Сайтос?

— Решил проверить, как дела у моего ученика, — насмешливо отозвался мужчина, склонив голову на бок. Продолжая смотреть на приближающегося Ариатара он медленно растягивая слова, произнес, — И много чего интересного увидел...

— Это тебя не касается, — отрезал эрхан и, подойдя к кровати, схватил меня за руку, настолько сильно, что мне послышался хруст собственных костей и, если бы я могла, я бы давно уже закричала от боли, — А ты возвращаешься в Академию.

Неожиданный звук удара раздался совсем рядом, и я поняла, что мою руку больше не держат. Прижав к себе ноющую конечность, с опаской посмотрела наверх. Надо мной возвышались два демона, и кажется, именно Сайтос ударил Ариатар по руке, чтобы он меня отпустил, и сейчас удерживал его за запястье.

— Сел, — спокойно приказал мужчина, взглядом указав на другой конец кровати. И, что странно, но эрхан послушался, недовольно скривившись и вырвав свою руку из захвата. Я машинально вжалась в подушки еще сильнее, чтобы оказаться как можно дальше от него. Теперь я боялась его, как никогда. Но четко понимала — чтобы не случилось, в Академию я не вернусь. Я не могу еще больше портить ему жизнь.

— Объяснить мне ничего не хочешь? — вернувшись обратно на стул, спросил Сайтос, спокойно взглянув на эрхана, который откинулся спиной на стену и, сложив руки на груди, смотрел прямо перед собой.

— А должен? — удивленно отозвался тот, иронично вскинув бровь, — Это мое дело, Сайтос. Не вмешивайся.

— Да счаз, — усмехнулся эрхан, вытянув ноги вперед по обе стороны стула, — К твоему сведению, именно я нашел Саминэ на краю города, когда два Рай'шатовских недоумка уже собирались с ней сделать упырь пойми что. Так что, мой маленький друг, я чую некую ответственность за это создание, запуганное, кстати, лично тобой. Что скажешь?

— Сайтос, ее никто не заставлял сбегать, — лениво произнес демон, рассматривая собственные ногти и совершенно не обращая внимания на то, что я все еще нахожусь здесь... — В том, что она попадает в неприятности, только ее вина. Не стоило ее спасть — получила бы хороший урок. Чтобы знала на будущее, как себя следует вести.

— Ариатар, — постукивая пальцами по деревянной спинке, вкрадчиво произнес мужчина, спрятав взгляд под ресницами, — Ты сейчас вообще-то говоришь о ребенке, которая пыталась защитить себя, пока ты прохлаждался неизвестно где. И если бы ты повернул свою голову в нужный момент...

— То что? — перебил его эрхан и усмехнулся, — Увидел бы чудо из чудес? Нет, Сайтос, она заслужила все, что с ней произошло. По ее вине мне пришлось выслушивать этого дракона, вместо того, чтобы убить его... Эта девчонка заслужила хорошую трепку.

— Да нет, — неожиданно поднялся со стула демон и его глаза всего на долю секунды блеснули алым, — Кажется, заслужил хорошую трепку именно ты. Что, кроме своей мести этому дракону, ты не видишь больше ничего перед своим собственным носом?

— Даже если так? — пожал плечами Ариатар и зло улыбнулся, — Месть для эрханов это святое, не так ли? И какая разница, какими средствами я достигну морального удовлетворения? Я не могу отомстить Рай'шату из-за нее, так почему ей должно быть хорошо и комфортно? Нет, Сайтос. Страдать будут все.

— Ты... — над совершенно спокойным демоном наклонился мужчина, на губах которого играла ничего хорошего не предвещающая улыбка, — Маленький, избалованный, упрямый мальчишка! Ты забыл, кто твои родители? Или ты забыл, чему тебя учили? Раз так, я позволю себе тебе об этом напомнить...

— А кто они? — иронично вскинул брови эрхан, — Мой отец демон, Сайтос. Самый беспощадный, опасный и непредсказуемый. Неужели ты думаешь, что он поступил бы по-другому?

Глаза мужчины опасно сверкнули. И я неожиданно поняла, что будет дальше...

Я бросилась вперед, не думая, что я делаю. Я только успела увидеть, как поднимается рука старшего эрхана, замахиваясь для удара, а потом... Противный хлесткий звук, и сильная боль.

Удар был настолько сильным, что я слетела с кровати и, впечатавшись спиной в стол, упала на пол, понимая, что подняться уже не смогу. В спине что-то хрустнуло, и сильно, левая лопатка мгновенно онемела полностью, как и позвоночник. В груди пульсировала боль, напополам с горечью обиды. По щекам тихо текли уже привычные слезы...

В комнате воцарилась звенящая тишина. За окном раздался громовой раскат, а сверкнувшая молния на миг озарила помещение, погруженное в полумрак. Я попробовала приподняться, но не вышло... В этот же миг раздались ругательства старшего демона:

— Дурочка маленькая! Зачем полезла?! Саминэ? Саминэ, ты слышишь? Зачем ты это сделала?!

Неуверенно кивнула, понимая, что ничего не вижу из-за слез.

Что я ему могла ответить? Что? А главное, как?

Как я ему могла сказать, что Ариатар не заслужил этой пощечины? Ведь он был прав. Во всем. Я — вина тому, что он не может дать выход своему гневу. Я должна страдать, а не он. Он не заслужил этой отповеди, он не заслужил такого наказания, как я. Я мешаю ему жить, я доставляю ему одни неприятности, и я не даю ему отомстить за предательство любимого человека. Ему навязали меня силой, шантажом. И это неправильно. Я для него всего лишь обуза...

— Глупая, глупая дурочка, — раздался тихий шепот, и я почувствовала, как кто-то осторожно поднял меня на руки. У меня не хватило даже сил, чтобы обнять мужчину за шею.

Сайтос уложил меня на кровать, положив под голову подушку. Но и это не помогло. Спину сводило от боли, а щека горела.

— Зачем ты влезла, Саминэ? — нахмурившись, спросил демон, прикоснувшись кончиками пальцев к месту удара. Я почувствовала легкое покалывание и тепло, а затем боль в щеке просто исчезла. Но если бы так же легко ее можно было убрать боль из моего сердца... — Саминэ?

Сглотнув комок, застрявший в горле, я с трудом дотянулась до записной книжки, лежащей на краю кровати. На то, чтобы написать несколько строк, ушли последние силы. Протянув демону блокнот, я отвернулась, устало закрыв глаза. Мне хотелось только одного — забыть все это, как страшный сон. Оказаться подальше отсюда, чтобы не видеть, не слышать, не чувствовать...

— Вот как... — спустя несколько долгих минут послышался тихий вздох эрхана и, кажется, он поднялся с кровати. На этот раз его голос прозвучал с сочившимся в нем ядом, — Полюбуйся, Ариатар. Это то, чего желало Ваше Высочество?

— Я...

— Замолчи, — раздраженно прервал его мужчина, и я почувствовала, как на меня ложиться что-то тяжелое, теплое и очень мягкое, — Поспи, Саминэ. Тебе это сейчас нужно. Ни о чем не беспокойся — я буду рядом.

Я кивнула, чувствуя, что на большее меня уже не хватит. За окном как-то слишком приглушенно прозвучал раскат грома, и я наконец-то погрузилась в долгожданное забытье.

Ариатар

"Он не должен страдать из-за меня. Он этого не заслужил. Именно я — та причина, которая не дает ему отомстить. Директор Сеш'ъяр заставил его заботиться обо мне. Я лишь обуза. Я не могу позволить себе вмешиваться в его жизнь. Мне очень жаль, что так получилось... Но я не могу больше, я всем только мешаю. Ариатар должен жить своей жизнью, я ему только мешаю и доставляю неприятности. Я, правда, жалкая. Я не вернусь в Академию. Простите... "

Все еще не веря в это, я смотрел на аккуратные строки рун, написанные на языке эрханов. В это действительно было сложно поверить.

Зачем эта девчонки кинулась под удар Сайтоса? Даже не зная, что мой Наставник никогда меня не ударит, она все равно сунулась, пытаясь меня защитить. Она искренне не хотела, чтобы я пострадал, считая себя виноватой. Даже после всего, что я сказал на площади, она...

Я мотнул головой, отбросив блокнот на кровать, и резко поднялся. В это верилось с трудом. Немой человеческий подросток пытался меня защитить!

Я шагнул вперед, чтобы как следует тряхнуть этого ребенка, чтобы ее мозги встали на место. Она что, совершенно спятила?

— Нет, Ари, — дорогу мне неожиданно перегородил зеленоглазый эрхан, — Ты к ней больше не подойдешь. Во всяком случае пока.

— Сайтос, — раздраженно ответил я, не смотря на Наставника, — Я сам с ней разберусь. Она итак слишком много глупостей натворила.

— Она? — недобро сощурился эрахан и, неожиданно настолько, что я не успел среагировать, прижал меня к стене напротив. Хищно улыбнувшись, демон заговорил, прижимая рукой мое горло, что ощутимо мешало дышать, — А теперь послушай меня, вздорный мальчишка! Ты и пальцем ее больше не тронешь и никогда, слышишь, никогда не посмеешь ее обидеть хоть словом! Иначе я не посмотрю, что ты вырос на моих глазах — отделаю так, что собственные родители не узнают!

— С каких пор тебе есть дело до всяких человеческих девушек? — зло произнес, чувствуя, как начинаю задыхаться, но даже не пытаясь освободиться. Это просто не имело никакого смысла.

— Твоя мать тоже когда-то была человеком, — резко ответил демон, отпуская мое горло. Я согнулся в тщетной попытке отдышаться с первого раза, а Сайтос, отойдя на шаг, прислонился к столу и, сложив руки на груди, холодно произнес, — И относился я к ней точно так же, как и ты.

— И мой отец тоже, — хмыкнул я, выпрямляясь, — Я такой же как он, Сайтос. Почему ты всегда забываешь об этом?

— Это тебе Лиерана внушила да? — скривился демон, не обратив внимания на мой взгляд, не предвещающий ничего хорошего, — Она же постоянно твердила тебя о твоем величии, о гордости, жестокости, бесстрашии... Кажется, ты стал забывать, Ари, кто ты такой на самом деле.

— И какой же я, Наставник? — усмехнулся, склонив голову на бок, — Демон?

— Лишь наполовину, — жестко отрезал Сайтос и, подняв голову, внимательно посмотрел мне в глаза, — А на вторую ты лунный эльф... Как бы ты не отрицал, влияние твоей матери велико. Та эльфиечка заставила тебя забыть об этом. Но пора бы уже вспомнить, Ари. Ты не настолько бесчеловечен, как хочешь казаться.

— Неужели? — иронично вскинул бровь, чувствуя, как где-то глубоко в душе шевельнулось мерзкое чувство — осознание того, что этот демон прав...

— Ариатар, даже твой отец никогда не относился к людям с подобной жестокостью, — спокойно произнес эрхан, медленно окинув взглядом спящую на кровати девушку, — Да, он ненавидел принцессу Селениэль, но лишь до той поры, пока не узнал, что она и твоя мать — одно лицо. Но даже когда она была человеком, он признал в ней Равную. Ты знаешь эту историю, Хаос, да весь мир знает ее! И даже я понял, что люди не так уж и плохи, по крайней мере, часть из них. И да, он первое время пытался ее запугать, как и я, поставить ее на место...

— Так почему же этого не сделать мне? — резко спросил, не понимая, к чему ведет помощник отца, — Она...

— Она всего лишь ребенок! — разъяренно прошипел эрхан, — Твоя мать была сильной и независимой магичкой, она могла за себя постоять! А Саминэ? Хрдыр, Ари! Она сегодня попыталась защитить себя, но ты в ответ на это наговорил ей упырь пойми что! А всего то и нужно было, что повернуться вовремя и увидеть, что не она баловалась магией, а на нее напала какая-то скотина, возомнившая себя неизвестно кем!

Я невольно нахмурился. Так тот человек, он... напал на нее? Так вот что послужило причиной внезапной магической атаки! Не верить наставнику не было смысла, а значит...

— Похоже, я действительно погорячился, — с отвращением поморщился я, осознавая, что был неправ. Больше всего на свете, я ненавидел признавать свою неправоту, — Но все же...

— Что все же, Ари? — усмехнулся эрхан, отодвигая стул. Устроившись на нем, демон закинул ноги на стол и, откинув голову, насмешливо поинтересовался, — Все же из-за этого тебе пришлось выслушать пару нелестных намеков со стороны Рай'шата? Надо же... Сильно ударило по самолюбию, нет?

— Сайтос! — тихо рыкнул, чувствуя, как холодная ярость, царившая во мне до этого момента, превращается уже не в контролируемую. Да, он был прав. Из-за этой упыревой девчонки я вынужден был терпеть присутствие Рай'шата, и более того, спокойно стоять, не в силах ничего сделать из-за слова, данное Сеш'ъяру. Если бы не это, то упырев черный дракон уже давно был бы мертв... но нет. Саминэ, эта маленькая человечка вмешалась в мою жизнь, не оставив мне выбора. И я вынужден был терпеть унижения...

— Упырь знает, сколько лет Сайтос, — спокойно отпарировал демон, заложив руки за голову, — Так значит, из-за этого милого создания ты не можешь отомстить Рай'шату? Мило. Сеш'ъяр в своем репертуаре. Нужно будет пожать ему руку при встрече. Есть еще что-нибудь, о чем я должен узнать? Или твои родители?

— Ты не посмеешь, — зло сощурился я, сжав кулаки.

— Да ну? — насмешливо фыркнул демон, слегка покачиваясь на стуле, — Вообще-то это они послали меня узнать, как у тебя дела. А по Мельхиору ходят такие интересные слухи... что ты уже один раз напал на магистра Академии Некромантии. Ты ведь не хотел, чтобы об этом узнала Повелительница, ведь так? Именно поэтому согласился присматривать за Саминэ и даже клятвенно пообещал не трогать Рай'шата.

— Ты все знаешь, — спокойно произнес я, сложив руки на груди и чувствуя неприятный холодок внутри. Слова Наставника не предвещали ничего хорошего.

— Ты удивлен? — вскинул брови эрхан, — Или ты забыл, кто я?

— Такое забудешь, — хмыкнул я, передернув плечами. Должность этого мужчины при дворе эрханов была многолика и разнообразна... Кем он только не побывал за всю свою далеко не короткую жизнь, и эти знания и опыт, пронесенные через века, позволили ему уже не одно столетие быть тем, кем он являлся сейчас — единственным близким помощником моего отца, демоном, которому он доверял. Защитником моей матери и моим и Касти Наставником и учителем...

— Тогда в чем проблема, Ари? — неожиданно нахмурился Сайтос, — Тебе повезло, что вмешался я, а не кто-то другой. Раз ты дал слово, тогда будь добр, сдержи его. Ты обещал заботиться о ней, а в итоге? Ты подумал, что теперь будет с Саминэ?

— Сеш'ъяр навязал мне ее, — резко ответил, отлепляясь от стены, — Я не собирался с ней возиться по доброй воле!

— Хорошо, — прищелкнув пальцами, эрхан неожиданно поднялся со стула, — Раз так, тогда я решу твою проблему. Я забираю ее в Сайтаншесс. Думаю, твоя мать лучше о ней позаботиться, чем ты. Теперь ты можешь спокойно мстить Рай'шату, тебя ни что не держит.

Это было как удар под дых.

Время словно замедлилось, и я просто смотрел, как демон очень медленно приближается к Саминэ, очертания хрупкой фигуры которой были скрыты под тяжелой тканью плаща. Это было нереально, но я понимал, что Сайтос не шутит...

Он действительно мог это сделать, и я даже больше чем уверен, что директор Академии нисколько не будет против этого. Вот только...

Как наяву перед глазами встали грустные глаза матери, когда она увидит, что я сделал с Саминэ. Когда узнает, что она пережила не только в прошлом, но и все то, через что ей удалось пройти по моей вине. Весь сегодняшний день, все до мелочей, мгновенно пронесся в памяти. Та холодная ярость, сжигающая меня изнутри, злость на маленькую помеху в лице вечно ревущей девчонки, собственные слова, сочившиеся ядом и презрением... Непонимание, обида, боль в широко раскрытых золотисто-карьих глазах маленького забитого создания, которое, как казалось, начало мне доверять...

На глаза попалась все еще раскрытая записная книжка.

А ведь она знала и осознавала все, что я ей сказал. И более того, она было согласна с каждым произнесенным вслух обвинением. Он считала себя виноватой, осознавала свою ничтожность, даже узнала, почему я злюсь. Хрдыр, а ведь она действительно считала себя лишь досадной помехой! И насколько же велико было ее чувство вины, что она бросилась под удар взрослого, хорошо обученного эрхана? Она ведь не могла не понимать, что это могло ее убить!

Неужели... неужели ее все это настолько волновало?

Я еще раз перечитал написанное на языке демонов. Даже находясь в таком состоянии, она все еще думала о тех, кто ее окружает. И даже обо мне. А я... а я в открытую сказал, что жалею о том, что оставил ее в живых. Вот так просто взял и растоптал душу шестнадцатилетней девчонки.

Что я, черт возьми, наделал?..

— Сайтос, нет, — шагнув вперед, я схватил демона за плечо, успев до того, как Наставник, склонившись над грубо сколоченной кроватью, прикоснулся к девушке, — Не нужно.

— В чем дело, Ари? — насмешливо поинтересовался эрхан, выпрямляясь, — Совесть проснулась?

— Называй это так, — поморщился, шагнув еще ближе, — Я не дам тебе увести Саминэ.

— Оу? — удивленно вскинув брови, демон вновь опустился на стул, — И что же заставило тебя передумать?

— Ты знаешь, — сжав зубы, тихо произнес, сжимая кулаки. Этот эрхан не мог не знать. Более того, я уверен, что он специально это сделал. Он знал, что только упоминание о моей матери способно всколыхнуть в моей душе чувства, похороненные самолично два года назад.

Сайтос был прав — я не такой. Да, я жесток и циничен, как отец, и пускай мне не хватало его мудрости и опыта, я понимал, что до подобного он бы никогда не опустился. А мама... Она научила меня любить, заботиться, уважать, оберегать... Этого уже не изменишь, как бы я не пытался от этого отгородиться. Дороже моей семьи для меня никого нет, и я не могу себе позволить подвести их. Тем более подобным поведением.

Увидеть осуждение в глазах отца, мамы, Ри, Касти и Сайтоса — вот, чего я боюсь. Это ничто по сравнению с издевками Рай'шата. В конце концов, месть то блюдо, которое стоит подавать холодным. Мне стоило вспомнить об этом раньше, до того, как я успел натворить глупостей.

Я родился и вырос в весьма необычной семье. Это накладывает свой отпечаток, но я привык с этим жить. А, значит, пришла пора вспомнить, кто я такой. К тому же, мне пора начать вести себя так, как и положено моему статусу. Я уже давно не вспыльчивый и своенравный юнец...

— Месть не главное в жизни, Ари, — задумчиво произнес эрхан, вновь закинув ноги на стол и, заложив руки за голову, — Просто присмотрись к тем, кто рядом. Найти бушующим чувствам внутри тебя другое применение. Ты слишком долго упивался своей болью.

— Я знаю, — тихо ответил, понимая, что Наставник, как и всегда, прав во всем. Подойдя ближе, я склонился над бледной девушкой, на щеках которой до сих пор не высохли слезы. Или же... она плакала во сне? Внутри шевельнулось отвращение к самому себе. Протянув руку, чтобы стереть слезы, я остановился, услышав голос эрхана:

— Э, нет, Ари. Отойди от нее. Я боюсь даже подумать, что будет, если она проснется.

Сжав зубы, я послушался и, отступив, прислонился к краю стола и повернулся к невозмутимому демону:

— Что дальше, Сайтос?..

— А дальше, — прищелкнул пальцами тот, ставя ноги на пол, — А дальше ты поклянешься мне, что и пальцем ее не тронешь. Иначе я в первую очередь все расскажу твоей сестре. Ожидающей тебя взбучке остается только не завидовать и молча радоваться, что я оказался не на твоем месте.

— Жестоко, — хмыкнул я, представляя, что в таком случае сделает со мной Касти. Если она просто попытается выдрать мне все перья из крыльев по одному, я буду только рад. Но если она действительно на меня обидится... Свою младшую сестренку я умудрился крепко обидеть только один раз за всю свою жизнь. И тогда я пообещал себе, что подобного больше не допущу. Слишком больно было видеть слезы на родном лице.

— А то, — довольно хмыкнул мужчина, поднимаясь и довольно потягиваясь, — Саминэ спокойна и счастлива — я молчу в тряпочку. Но если же нет...

— Я понял, Сайтос, — тихо и серьезно ответил я, смотря Наставнику прямо в глаза, — Я никогда больше не причиню ей боли.

— Надеюсь, — едва заметно улыбнулся демон и, положив мне руку на плечо, слегка сжал и спокойно добавил, — Не подведи меня, Ариатар. Твоя семья тебя поймет в любом случае. Но вот Саминэ... Ты же знаешь, что некоторые ошибки невозможно простить.

— Я понимаю, — кивнул, переведя взгляд на тихо вздрагивающую во сне девушку. Простит ли она меня? Я не знаю. Но мне дорого обойдется мое сегодняшнее поведение...

— Да ни упыря ты не понимаешь, — добродушно проворчал эрхан, и я понял, что он больше на меня не злится, — Тебе не довелось понять, что это такое — чувствовать себя совершенно слабым и беспомощным. Тебя защищали и оберегали с детства. А о ней некому позаботиться...

— Я понял, — недовольно поморщившись, прервал я демона. Хоть он и простил мое поведение, но давить на больное место для него было излюбленным делом. Именно поэтому я отчасти понимал периодически вспыхивающее маниакальное желание Касти прибить этого нелюдя, — Вот только тебе это откуда знать?

— Опыт, Ари, — усмехнулся Сайтос, — Опыт. Со временем поймешь. А сейчас, пора вернуть этого маленького ребенка в Академию. А то Рик наверняка там с ума сходит. Он уже успел к ней привязаться, ведь так?

— А ты сомневался? — хмыкнул я, смотря, как эрхан бережно закутывает так и не проснувшуюся девчонку в плащ и поднимает на руки.

— Наш упырь никогда не меняется, — коротко хохотнул демон, прижимая к себе человечку, — Идем, пока у него не возникло внеочередное желание тебя убить. Ты итак уже потрепал своим поведением нервы всем, кому можно и кому нельзя. Я удивляюсь, Ари — и как тебе это удается? Впрочем, зная твоего отца...

— ... это неудивительно, — закончил я за него, растворяясь в клубах тьмы. Это было любимой фразой Наставника. Неудивительно, что весь Сайтаншесс знал ее наизусть...

Сайтос оказался в гостиной всего на пару секунд позже. Но и этого времени вполне хватило для того, чтобы Рик выбежав из спальни, обнаружил меня в гордом одиночестве.

И в этот раз его лицо из просто сосредоточенного и взволнованного моментально превратилось в оскал хищника, уже готового к смертельному прыжку:

— Где Саминэ, Ари?..

Положение спас появившийся наконец-то эрхан. Насколько я помнил, мгновенное перемещение он не особо любил, но пользоваться тьмой был бы слишком необдуманно, пока на его руках была Саминэ. Видимо из-за этого он и задержался. Или же специально?

— Саминэ? — в мгновение ока полуэльф оказался рядом с демоном, — Что случилось?! Сайтос, а ты что тут делаешь?!

— Да так, мимо проходил, — коротко хохотнул эрхан, — А тут смотрю, такая прелесть на дороге валяется...

— Что?!!

— Ну вот, разбудил, — неодобрительно покачал головой Сайтос, мельком взглянув на девушку, которая слабо пошевелилась и с видимым трудом открыла глаза, — Чего орать-то так, Рик? Ничего страшного не случилось. Просто этой малышке немного не повезло нарваться на какого-то мужлана на рынке как раз в тот момент, когда мой недальновидный ученик соизволил отвлечься.

— Да? — недоверчиво протянул полуэльф, зло посмотрев в мою сторону, — Тогда ты тут с какого бока?

— Ну не мог же я не помочь бедному ребенку! — искренне возмутился Сайтос, заставив меня закатить глаза. И это демон, разменявший не одну тысячу лет... Клоун, одним словом! — Да брось, Рик. Ничего криминально тут нет, клянусь ушами Ри... ой, малышка, осторожнее!

Я невольно нахмурился, когда девушка пошатнулась и едва не упала, стоило только Сайтосу поставить ее на пол. Оба нелюдя тут же подхватили ее с обоих сторон под руки, надежно удерживая на месте. Подойти самому я не решился.

— Ничего криминального, говоришь, — медленно произнес полуэльф, зло сузив глаза, — Ну-ну.

Подхватив девушку на руки, он отнес ее на кресло, уже стоящее на своем прежнем месте и, усадив в него, опустился на корточки, внимательно вглядываясь в ее лицо. Человечка, машинально закутавшись в плащ, норовивший соскользнуть с худеньких плеч, низко опустила голову. Совершенно некстати вспомнились ее написанные слова о том, что в Мельхиор она не вернется. И я все понимаю, но... ей некуда больше идти.

— Ари, ты бы переоделся, — задумчиво проговорил демон, внимательно наблюдая за тем, как Рик осторожно взял в свои руки перепачканные в грязи и засохшей крови ладошки Саминэ. Я лишь усмехнулся, направляясь в сторону спальни. Намек я прекрасно уловил.

Скинув промокшую одежду, я вытерся полотенцем и, натянув простые черные штаны и рубашку, медленно оглядел ярко освещенную спальню, выжимая насквозь пропитавшиеся водой волосы. Судя по царившему бардаку, полуэльф все это время не находил себе места...

Отбросив полотенце, я опустился на край кровати, с силой пальцами массируя виски. Что нужно было делать дальше, я не знал. Но поговорить с Саминэ было просто необходимо, вот только... как?

Передернув плечами, встал. В конце концов, тянуть не имело смысла. Рик все равно узнает, что произошло... и кажется, гораздо раньше, чем хотелось бы.

Ругань со стороны гостиной становилась все громче. И совсем скоро раздался низкий рык и в спальню влетел взбешенный полуэльф, сжимая кулаки:

— Ты...

Договорить он не успел. Вошедший следом за ним Сайтос одним легким ударом ребра ладони по основанию шеи лишил полукровку сознания. Закатив глаза, Рик рухнул на ковер, а демон, не обращая внимания на мой удивленный взгляд, пожал плечами:

— Что? По-другому его никак не успокоить. Мне твое хладное тело пока ни к чему.

— Пока? — усмехнулся я, глядя как демон, присев на одно колено, взвалил бессознательное тело полуэльфа на плечо.

— Ну, ты меня понял, — отмахнулся эрхан, направляясь к кровати Рика, — Пришлось рассказать ему правду. Правда я не ожидал, что он ТАК остро отреагирует...

— По-другому и быть не может, — покачал головой, глядя, как демон укладывает полукровку на постель, — Он сильно привязался к девчонке.

— Ари, у нее имя есть, — насмешливо напомнил Наставник, оперевшись на стол и сложив руки на груди, — Привыкай. Она отныне часть вашей жизни.

— Сайтос, — удивленно протянул я, всматриваясь в лицо небывало серьезные глаза демона, — А не слишком ли ты о ней печешься? С чего вдруг?

— После того, как мне пришлось возиться с детьми всего вашего немаленького семейства, у меня как-то вдруг обострились отеческие инстинкты, — развел руками эрхан, — Или ты забыл, какое прозвище мне дали братья де Рен?

— Ну что ты! — иронично вскинул брови и ехидно протянул, — Няня...

— Так, пошел вон, — сердито буркнул демон, указав рукой в сторону гостиной, — Тебя, между прочим, ждут дела поважнее.

Я моментально переменился в лице.

Нет, я не забыл. Я прекрасно помнил о том, что сегодня сделал, и что сказал. И сейчас мне нужно было это исправить, любыми доступными способами. Хотя нет — теперь угрозы и шантаж нужно было просто вычеркнуть даже из мыслей. Хватит, итак уже показал во всей красе далеко не приятные стороны собственной натуры. И я боюсь даже представить, что теперь обо мне думает этот ребенок...

— Сайтос...

— Иди уже, Ари, — покачал головой мужчина, — Ты поймешь, что нужно сказать. Просто будь с ней честным, и все. Я думаю, она поймет. А все остальное зависит только от тебя. Я присмотрю за Риком на тот случай, если он очухается раньше времени.

— Спасибо, — тихо выдохнул я, — Я твой должник.

— Да... иди ты! — махнул рукой эрхан, — Сделай уже так, чтобы я мог заняться своими делами, а не вашим с Касти воспитанием. Малышки на вас нету...

Я только улыбнулся в ответ.

До сих пор, после стольких лет, только он не оставил привычки называть так мою мать. Похоже, что столетия дружбы так просто не забываются и не рушатся. А ведь действительно, мама когда-то была всего лишь человеком... Как и Саминэ.

И сейчас мне придется сделать все, чтобы исправить отношения между мной и этим хрупким ребенком. Если это еще, конечно, возможно.

Расправив плечи, я уверенно шагнул в завесу из черного тумана. Я должен хотя бы попытаться.

А там будь, что будет.

Глава 9

Ариатар

Саминэ сидела на полу, прислонившись спиной к стеллажу, и медленно переворачивала страницы лежащей перед ней книг. На то, что я вошел в комнату, она не обратила ни малейшего внимания.

— Саминэ, — вздохнув, тихо позвал девушку, прислоняясь к углу одного из закругленных стеллажей. На мой голос она никак не среагировала, хоть всего на миг мне показалось, что она еще ниже наклонила голову. Но нет, мне действительно показалось. Она так и осталась сидеть, смотря пустым и безжизненным взглядом прямо перед собой. Неужели... неужели я ее сломал?

— Саминэ, нам нужно поговорить, — обратился к ней еще раз, стараясь, чтобы голос звучал ровно, — Думаю, мне нужно объяснить свое поведение.

На долгие минуты воцарилось молчание. И лишь потом, когда, как казалось, я подобрал нужные слова, девушка неожиданно развернула книгу, пододвинув ее поближе ко мне кончиками пальцев. Не поднимая взгляда, она сложила руки на коленях и замерла.

Нахмурившись, я чуть подался вперед и... все понял. Я узнал эту книгу. Саминэ нашла на полках среди сотни других книг "Историю правителей Сайтаншесса". И мне не нужно было наклоняться, чтобы всмотреться в текст, написанный на последних страницах. Я знал его наизусть...

"...В год становления Совета Тринадцати, всего несколькими месяцами ранее, на трон Сайтаншесса взошел сильнейший эрхан всех времен, Шайтанар сейт Хаэл. Убив предыдущего Повелителя, демон обрел небывалое могущество, что позволило ему легко подавить волнения среди народа, вызванное сменой власти. Он сумел совершить неслыханное по тем временам — заключил вечный мирный договор с королевством лунных эльфов, залогом которого стало обручение Повелителя с воскресшей принцессой Селениэль тер Алин из Старшего Дома Тейнилин. После окончания войны с народом Хейтана, принцесса лунных эльфов взошла на престол Сайтаншесса, став Повелительницей всего Эштара, первой правительницей, принадлежащей к иной расе. Получив прозвище среди демонов "Сайтаншесская роза", спустя год эльфийка родила Повелителю двоих наследников. Имя дочери остается неизвестно до сих пор в целях безопасности, но имя молодого кронпринца известно всему миру.

Ариатар сейт Хаэл, старший принц Сайтаншесса, демон, отличающийся высоким интеллектом и небывалыми магическими способностями.

Кроме того, впервые в истории Сайтаншесса, в семью Повелителя вошел посторонний человек, и младшим принцем земель эрханов стал Танорион сейт Хаэл темный эльф, ранее принадлежащий к Старшему Дому Лиадон, и имеющий ипостась снежного барса, что определяет в нем некую долю крови аронтов.

Помимо этого, стоит отметить и еще одного эрхана, единственного приближенного к правящей династии демона за последние сто лет. Лорд Сайтос Эристай, правая рука Повелителя... "

— Да, Саминэ, — невесело усмехнулся, уже догадываясь, что за мысли бродят в ее голове, — Это я. Ариатар сейт Хаэл, старший принц Сайтаншесса. Стоило сказать тебе об этом раньше.

Да, пожалуй, действительно стоило рассказать ей с самого начала. И тогда, возможно, удалось бы избежать... этого.

С видимым трудом, цепляясь руками за книжные полки, девушка встала, закусив губу. Я видел, как ей тяжело дается даже такое простое действие — из уголка ее губ потекла струйка крови. Но помочь не спешил, не зная, как она отнесется к моему поступку. И я совершенно не ожидал, что девушка, полностью выпрямившись, неожиданно присядет в низком, почтительном реверансе, сохраняя идеально прямую спину и низко опустив голову.

Отведя в сторону одну руку, девушка вторую изящным жестом чуть завела за спину и замерла, не поднимая глаз.

Я не знал, как на это реагировать. Ведь подобному могли научить только аристократку, чье положение в обществе приближено к королевскому двору...

— Саминэ, не нужно, — устало вздохнув, я опустился на пол и, оперевшись спиной о стеллаж, запрокинул голову и прикрыл глаза, — Мой титул для тебя не должен иметь никакого значения. Более того, я и сам предпочел бы о нем забыть... хотя бы на время.

Спустя несколько секунд молчания раздался тихий шелест одежды и тихий всхлип, давший мне понять, что девушка все-таки села, пытаясь перебороть боль. Сжав кулаки, я усилием воли заставил себя остаться на месте, но открыть глаза решился не скоро:

— Все в Академии знают, кто я такой. Меня боятся, меня уважают... и есть, за что. Я жесток, Саминэ, это правда. Вот только жестокость по отношению к тебе я не должен был проявлять. И... я прошу за это прощения.

Мысленно вздохнув, я посмотрел на девушку. Всего на миг мне удалось поймать ее взгляд, прежде чем она вновь опустила голову, но мне этого хватило, чтобы заметить отголоски промелькнувших там чувств. Она была удивлена.

— Не удивляйся, — иронично усмехнувшись, окинул взглядом съежившуюся фигурку человечки, — Я причинил тебе много боли, Саминэ... И, как бы я этого не любил, но я приношу свои извинения. На прощение, конечно, глупо надеяться, но ты сможешь меня хотя бы выслушать?

Едва заметный кивок стал мне ответом.

Что ж... это лучшее, на что я мог надеяться.

— Это хорошо, — хмыкнув, подтянул одну ногу и, положив на колено руку, спокойно продолжил, стараясь не задумываться о том, что я говорю, — Я бы себя слушать не стал. Я не умею прощать, Саминэ, тем более, нанесенные мне оскорбления. Рай'шат перешел мне дорогу несколько лет назад... и шанс отомстить выдался только сейчас. И лишь Сеш'ъяр не дал мне убить эту мразь незадолго до твоего появления. Я непременно бы завершил начатое, но... Но ты, наверняка, смутно помнишь ту ночь. Я стал заложником договора с директором. Я напал на магистра, Саминэ, и Сешъяр собирался меня отчислить. Об этом немедленно бы узнали в Эштаре... подобное поведение для наследника недопустимо. Теперь ты понимаешь, почему я согласился.

Девушка кивнула, еще ниже опустив голову и вцепившись пальцами в тонкую ткань штанов. Похоже, что последняя фраза явно была лишней...

— Но спасал я тебя на площади не для этого, — покачал головой, невольно вспоминая ту ночь, — Я не смог пройти мимо. Просто не смог. Я не знал, кто пытается убить тебя и твоих... провожатых, но допустить этого я не мог. Как и не смог оставить тебя потом на площади. Тот шум, что ты слышала, был знаком приближения людей Рай'шата. Сомневаюсь, что попади ты к ним в руки, ты смогла бы выжить.

Девчушка вздрогнула, заставив меня насторожиться. Что же произошло перед тем, как Сайтос ее нашел? Неужели они... нет. Эрхан бы не позволил. Но впредь этой троице лучше держаться от нее подальше, что я наглядно объясню им при следующей нашей встрече.

— Меня раздражало твое присутствие, Саминэ, — откинув голову, тихо произнес, уже понимая, что не могу сказать ей всей правды, — И хотя ты ни в чем не была виновата, меня злил тот факт, что мной смогли управлять. И меня вывело из себя то, что я вынужден был молчать в то время, когда мог просто свернуть шею черному дракону. По сути, ты ничего не сделала, но узнал я об этом намного позже. Я не видел, что случилось на рынке, и позволил себе сказать много лишнего. Да, я не особо был рад твоему присутствию, и ты действительно слаба и еще ничего не умеешь. Но из-за ярости я забыл, что тебя всему можно обучить. В конце концов, даже я не родился с нужными знаниями и умениями.

Саминэ молчала, глядя в одну точку. В душе шевельнулось противное чувство. Похоже, что чтобы я не сказал, ее мнение обо мне уже ничто не изменит.

Нет, так быть не должно!

— Прости, Саминэ, — усмехнулся, до боли сжав кулак, — Я не должен был так с тобой обращаться. Похоже, что я стал забывать, что не только у меня есть чувства. И еще... я никогда не жалел о том, что не дал тебе умереть. Прости... если, сможешь, конечно.

Я встал, собираясь уйти. Мне нечего было больше добавить. И если мои слова ничего не изменили... что ж, похоже, что я пересек те границы, к которым приближаться даже не стоило. И если восстановить ничего нельзя, то лучше будет больше и не пытаться.

Других комнат в общежитии навалом. А с Риком девушке будет только лучше...

Неожиданно я понял, что меня что-то держит. Нахмурившись, взглянул вниз и с удивлением увидел, как девчушка, полулежа на полу, уцепилась за край моих штанов. И на этот раз она смотрела мне в глаза, в которых стояли слезы.

— Саминэ? — удивленно выдохнул, оборачиваясь. Девушка тот час же отпустила меня и села, вновь закусив губу. Опустившись на одно колено, я протянул руку и, легонько взяв ее за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза, — Неужели... ты простила меня?

Человечка кивнула и попыталась освободиться, и я ее отпустил, но лишь на секунду. Вновь взявшись за ее подбородок, я пальцем стер скатившуюся по ее щеке слезу и ласково проговорил:

— Не нужно, девочка. Твоих слез я не заслужил. И я не позволю тебе больше плакать из-за меня.

Саминэ вдруг подняла руку и, положив свою ладошку поверх моей руки, устало прикрыла глаза. Я бы многое отдал в тот момент, чтобы знать, о чем она думает.

— Обними меня, — тихие слова сами собой сорвались с губ. Девушка вскинула голову, удивленно на меня смотря.

Я покачал головой, показывая, что не стоит обращать внимания на мои слова. Оперевшись спиной на стеллаж, запрокинул голову, на мгновение прикрыв глаза. Что это было? Я не знаю. Наверно мне просто захотелось почувствовать, что Саминэ доверяет мне точно так же, как и Рику. Глупо, конечно. Подобного отношения от нее я точно не заслужил...

Неожиданно на моей шее сомкнулись тонкие руки.

Не сумев сразу поверить в это, я открыл глаза. Мне не показалось — девушка действительно обнимала меня, спрятав заплаканное лицо на моем плече. Слишком неуверенно, словно чего-то опасаясь, но все же.

— Саминэ, — тихо усмехнувшись, положил руки на тонкую талию и аккуратно прижал к себе хрупкую человечку, боясь навредить ей еще больше, — Спасибо.

Опустив голову, я невесомо коснулся губами ее виска. В ответ девушка еще крепче ко мне прижалась, тихонько всхлипнув. Похоже, что она была рада, что все наконец-то закончилось... Хотя, знать наверняка я не мог.

Отстранившись, я взял в ладони заплаканное лицо девушки и, улыбнувшись, спокойно произнес, стирая пальцами влажные дорожки с ее щек:

— Теперь все будет хорошо. Я обещаю. Ты веришь мне, Саминэ?

Девчушка кивнула, улыбнувшись краешками губ, но тут же сморщилась от боли. Нахмурившись, я залечил прокушенную губу. И это напомнило мне кое о чем другом.

— Как твоя спина?

Саминэ сморщилась и покачала головой. Видимо, все было намного хуже, чем мне казалось. Что ж, вот это еще можно исправить. Раз с остальным мы успешно разобрались.

— Идем, — поднявшись на ноги, потянул девушку за собой. Но встать так и не смогла. Тяжело опустившись обратно на пол, Саминэ покачала головой, смотря на меня с виноватым видом. Я вздохнул и опустился на корточки, — Ничего страшного. Рик тебя вылечит, но придется немного потерпеть.

Девушка доверчиво кивнула и уже спокойно позволила закинуть ее руки на мою шею. Осторожно подхватив ее, выпрямился, в который раз удивляясь, насколько она легкая и хрупкая. И я не сильно ошибусь, если скажу, что удар Сайтоса сломал ее несколько ребер.

Сам демон же ждал нас в спальне, прислонившись спиной к двери, ведущей в лабораторию, засунув руки в карманы штанов и насвистывая фривольную мелодию. А из-за самой двери сильно фонило магией, к тому же слышались приглушенные ругательства исключительно на орочьем зыке. А если учесть, что полуэльфа на кровати не было, и только он знал этот язык в совершенстве... вывод напрашивался сам собой.

— А, вы уже помирились? Поздравляю! — насмешливо произнес эрхан, вскинув брови, и через плечо обратился к деревянной поверхности, легко постучав по ней костяшками пальцев, — Рик, слышишь? Я же говорил, что все будет в порядке, а ты не верил.

В ответ дверь вздрогнула от удара, и раздалась особо изощренная тирада, смысл которой лучше было бы не переводить. Но судя по тому, как лицо Саминэ быстро налилось краской, этот язык знал не только полуэльф... Надо же! Чем дальше, тем становится все интереснее.

— К сожалению, он очухался быстрее, чем я думал, — развел руками демон в ответ на мою изогнутую в знак вопроса бровь, — Я уже успел забыть, что большинство заклинаний на него не действует. Так что пришлось его запереть.

— Сайтос, открой дверь, — скривив губы, попросил эрхана, усаживая Саминэ на кресло. — Я не собираюсь прятаться за твоей спиной.

— Ари он ведь тебя убьет, — совершенно серьезно произнес демон, потерев переносицу, — Или же хотя бы попытается это сделать... Вот что, дети: надоели вы мне со своими разборками! Я заберу нашего разгневанного упырика на пару дней, пока он не остынет, а вы, будьте так любезны, постарайтесь научиться жить совместно друг с другом. И желательно без лишних трупов.

Немного поразмыслив, я усмехнулся в ответ на последнее заявление Наставника и кивнул, принимая его предложение. Пожалуй, это будет лучшим выходом, ибо в гневе Рик действительно неуправляем. Не то, чтобы я особо за себя беспокоился, нет. Просто лишние конфликты сейчас были ни к чему. Подобных вспышек эмоций у нас не было уже давно, и что-то мне подсказывает, что Саминэ с ума сойдет, если мы сцепимся с полуэльфом. А ведь может и опять под удар сунуться.

— Вот и славненько, — обрадовался Сайтос, шагнув вперед, но тут же остановился, едва повернув голову в сторону двери. Прищелкнув пальцами, навешивая еще одну охранку, демон удовлетворено кивнул и широким шагом направился к Саминэ. Присев перед ней на корточки, эрхан улыбнулся, взяв ее ладони в свои, как недавно это сделал Рик, — Прости, малышка, но придется тебе пару дней пожить в обществе этого эрхана. Это не страшно. Думаю, он больше не сделает ничего, что сможет тебя обидеть. А если нет — сразу же сообщи мне, мозги я ему быстро вправлю.

Девушка грустно улыбнулась в ответ. Или она не хотела расставаться с Риком или же... не хотела оставаться со мной наедине. Что ж, я это понимаю, и даже не буду возражать, если она откажется.

— Знаю, что тебе не хочется, — протянув руку, эрхан потрепал девчушку по волосам и покачал головой, — Но поверь, тебе лучше не видеть, что из себя представляет действительно злой Рик. И что они с Ари могут тут устроить. И слава Хаосу, если это просто поединок будет! А то разнесут всю Академию — и доказывай потом Сеш'ъяру, что это не массовое разрушение, а новейшее веяние моды в области архитектуры.

— Сайтос, — не удержавшись, коротко хохотнул я. В такие моменты он мне очень кого-то напоминал...

Замерев на полуслове, мужчина оглянулся на меня и, заметив издевательскую улыбку, которую я даже и не думал скрывать, тихо выругался:

— Мелкий, что б его! Ладно, ближе к делу. Мне пора уходить — Рик почти все заклинания уже разрушил. Я верну его через пару дней в целости и сохранности.

— Не сомневаюсь, — хмыкнул я, оперевшись спиной на стену возле кресла.

— А я не тебе говорю, — ядовито отозвался Наставник, но тут же расплылся в улыбке, жестом остановив Саминэ, которая пыталась стянуть с себя плащ демона, — Не нужно, девочка. Вернешь его при следующей нашей встрече. А пока пускай будет у тебя, как напоминание о нашей встрече. Не скучай.

Легонько щелкнув девушку по кончику носа, от чего она забавно сморщила личико, Сайтос поднялся и, отправив мне многозначительный взгляд, подошел к двери и уже немедля взялся за железную ручку.

— Саминэ, присмотри за этим упыревым демоном, хорошо? А то он сущий ребенок иногда... — напоследок бросив через плечо, Наставник резким щелчком снял уже едва державшиеся охранки и распахнул дверь. В тот же миг и его, и появившегося на пороге разъяренного полуэльфа скрыла тьма в своем первозданном виде.

Через несколько секунд от этих двоих не осталось и следа. Как и сказал Сайтос, мы с Саминэ остались одни...

Саминэ

Я ворочалась в кресле уже не один час, а сон все не шел. Не смотря на, что за окном уже стояла глубокая ночь, я все равно не могла заснуть, раз за разом вспоминая события сегодняшнего дня. И я хотела бы их забыть, правда! Вот только... подобные вещи не забываются.

Закутавшись в тяжелый, но удивительно мягкий и теплый плащ, я села на кресле, подтянув колени к груди, и оглядела темную комнату, освещаемую только светом луны за окном. Обе кровати пустовали.

Рика действительно забрал лорд Сайтос, а Ариатар уже несколько часов подряд не выходил из лаборатории. Я не знаю, что демон там делал, но решила не заходить. Все же, не смотря на все, я боялась его разозлить.

Простила ли я его?

Да, безусловно. Я не могла не простить его. Сложно отказать, когда перед тобой извиняется сам кронпринц эрханов...

Я не знаю, за что я заслужила такое обращение, но я чувствовала, что Ариатар говорил искренне. И, кажется, он боялся, что я не смогу его простить и забыть все, что случилось. Отчасти это правда — я не скоро смогу забыть этот день. Но злиться за все, что он тогда сказал, я тоже не могу. Просто потому, что понимаю его. И не осуждаю. Да, мне было больно, и очень.

Но эрхан не хотел мне причинять боль специально. Он просто был во власти эмоций... Но и прав был тоже. Я не могла не признать, что я слаба и не могу за себя постоять. И что я причиняю им с Риком много хлопот. К тому же, я действительно мешаю демону совершить месть. И Ариатар был в своем праве, когда разозлился на меня.

Вот только... он не жалел, что спас меня. И это стало неожиданно важным. Я не смогла ему отказать, когда он попросил.

С ума можно сойти. Кронпринц эрханов извинялся перед простой человечкой! Я не могу, нет, я не хочу даже знать, чего ему это стоило!.. Но он все же это сделал. И пообещал, что теперь все будет в порядке. И я верила. Я действительно ему поверила...

Устало вздохнув, я поплотнее закуталась в плащ и еще раз оглядела пустующую комнату.

Мне стоило догадаться ранее, кто спас мне жизнь. Я, правда, смутно помнила ту ночь, но в памяти все же кое-что осталось. Я слышала, как директор Сешъяр говорил о Сайтаншесской розе, и еще тогда могла бы понять о ком идет речь. А когда услышала имя Танориона... я должна была вспомнить, что рядом с именем младшего принца эрханов всегда упоминалось имя старшего! Ну почему, почему я об этом вспомнила только тогда, когда услышала имя лорда Сайтоса? И не титул Ариатара вспомнила, а только книгу, где возможно, могло быть упоминание о правящей династии Эштара.

Глупая я. Доставила столько хлопот и проблем наследнику страны демонов. И как он только не убил меня? Ведь мог бы, и легко. Кто он, а кто я? За нанесенные мной оскорбления, пусть и по незнанию, он имел полное право просто спокойно и хладнокровно свернуть мне шею, не задумываясь о последствиях. Да и какие вообще последствия могут быть для кронпринца Сайтаншесса? Он в своем праве, а я столько неуважения к нему проявила...

Теперь вместо обиды и злости в душе поселилось смущение и чувство стыда.

Сайтос Эристай, Ариатар сейт Хаэл... эти две известные всему миру личности взяли меня под свою опеку. Не знаю, почему, но это так. И мне остается только с этим согласиться, и сделать все, чтобы их не подвести. А если еще и Рик окажется какой-нибудь титулованной персоной, то я, наверное, с ума сойду. Хорошо хоть Ариатар попросил забыть о том, кем он является. Это будет сложно сделать. Но я постараюсь...

Тряхнув головой, свесила ноги с кровати и, стянув плащ, аккуратно его свернула. Я обязательно верну его законному владельцу. Этот эрхан столько для меня сделал — если бы не он, не знаю, смогла бы я пережить этот день, и получилось ли бы у нас помириться с Ариатаром... Совершенно неожиданно я обрела надежного друга и защитника в лице очень опасного демона. Как говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло.

Я уверена, что он присмотрит за Риком и с ним все будет в порядке. Я не совсем поняла, что может произойти, когда полуэльф находится в ярости, но, похоже, так действительно будет лучше. Ариатар и Сайтос лучше меня знали Рика и, хотя мне не верилось, что полуэльф может быть настолько злым, что лучше было увезти его на несколько дней, в этом вопросе мне оставалось полагаться только на них. Но мне очень хотелось, чтобы по возвращению полуэльф простил Ари. Я ведь простила его...

Спать по-прежнему не хотелось.

Все-таки решившись, я неуверенно поднялась с кресла. Спина, залеченная не так давно Ариатаром, так же как и другие полученные мною травмы, болела уже не так сильно, только ныла немного, напоминая о сегодняшнем дне. Впрочем, и без этого я бы не скоро смогла забыть, каким на самом деле может быть кронпринц эрханов. Не только злым, жестоким и безразличным, но и переживающим, усталым и... одиноким. Именно так.

Ариатар боялся, что я его оттолкну, не сумев понять причины его поступков. А я не могла расстроить его еще больше. Сайтос был прав — похоже, что эрхан, как и я, нуждался в ком-то, кто будет заботиться о нем... И понимать его.

Покачала головой, удивляясь собственным мыслям, и неуверенно приоткрыла дверь в лабораторию. Вряд ли кто-нибудь смог понять, что я имела виду, а главное, о ком я говорила. И невозможно будет кому бы то ни было так легко поверить, что у Ариатара есть и другие чувства, кроме ненависти...

Демон стоял около дальнего стола, что был за очагом в стене. Склонившись над чем-то светящимся, Ариатар, прикрыв глаза, тихо что-то шептал, выводя пальцами сложный узор из разноцветных нитей, прямо в воздухе. Это смотрелось очень необычно и, лишь подойдя ближе, стараясь ступать при этом как можно тише, я поняла, что делал эрхан. Он плел заклинание из нитей сырой магии стихий. Всех сразу!

Это же... это невероятно!

Не задумываясь о том, что я делаю, я машинально подошла еще ближе, чтобы подробно рассмотреть столь редкую древнеэльфийскую магию. Кажется, я что-то слышала о ней... или мне рассказывали? Нет, не могу вспомнить. Но это так красиво, и стихийная магия, я чувствую ее!

Я буквально кожей ощущала витавшую в воздухе силу и то, как ластится к рукам эрхана еще не до конца готовое заклинание. Стихии слушались его, выстраиваясь в нужное плетение, извиваясь, играя, но почему-то отказываясь ложиться сразу так, как надо. Что-то демон делал ни так и, кажется, чего-то в его действиях не хватало. Не знаю, откуда я это взяла, но я очень четко ощущала некоторую неправильность в его движениях. Быть может, если чуть сдвинуть вот эту нить магии воздуха, то...

— Саминэ, — тихий, но злой голос Ариатар заставил меня вздрогнуть. Нити стихий мгновенно исчезли, как и не завершенное заклинание, а глаза демона едва заметно отсвечивали ярко-алым цветом. Я испуганно отшатнулась, спрятав руки за спину. Зачем я вообще полезла к нему?!

— Просто... — опустив руки, неожиданно напряженно произнес Ариатар, закрыв глаза и сжав ладони в кулаки так, словно он пытался совладать с собой, — Просто постой пару минут в стороне, хорошо? Я скоро закончу.

Неуверенно кивнув, я торопливо отошла ко второму столу, чтобы на этот раз точно не мешать эрхану. Кто меня просил лезть в магию, спрашивается? Тем более в такую! Я же сплошной ноль в подобных вопросах! Что я могу в них понимать? Но... понимаю же!

Внезапно я осознала, что ни смотря на пробел в воспоминаниях, я все же кое-что понимаю в магии. Нет, я просто чувствую, как и что нужно делать, и особенно четко понимаю, когда что-то происходит не так! Плетения, заклинания... я такие слова раньше даже и не встречала. Нужно немедленно рассказать об этом Рику!

Машинально дернувшись, я с опозданием вспомнила, что полуэльфа в Академии нет. И вряд ли он скоро вернется. А это значит, что придется оставить более чем странные мысли при себе — Ариатар меня вряд ли поймет.

Украдкой вздохнув, я перевела взгляд на сосредоточенного демона, который вновь плел неизвестное мне заклинание. Одетый в простую, свободную рубашку и узкие штаны, с собранными в высокий хвост волосами, он казался совсем не таким, как раньше. Красивое лицо сосредоточено, синие глаза смотрят на творимое волшебство с легким прищуром, сильные руки ловко сплетают сложный узор.

Я с удивлением увидела то, чего раньше никогда не замечала — чуть заостренные кончики ушей. Не настолько явно, как у лунных эльфов, но и чуть длиннее, чем у Рика. Ариатар действительно был эрханом лишь наполовину...

Но даже это нисколько не портило внешности демона. В нем все было гармонично, словно так и должно было быть.

Вот только темные круги под глазами, явно заметные, кажется, были явно лишними. Неудивительно, ведь уже глубокая ночь, и Ариатар наверняка очень устал и проголодался!

Покачав головой, крадучись обошла демона, чтобы не дай боги ему снова не помешать, и быстро шмыгнула на кухню.

На то, чтобы развести огонь и заварить мятный настой, ушло почти полчаса. И все же, к тому времени, как я поставила на столик в лаборатории две кружки с дымящимся напитком и тарелку с разогретыми пирожками и бутербродами, Ариатар все еще работал с неизвестным заклинанием.

Осторожно подойдя ближе, не смогла удержаться от того, чтобы внимательно рассмотреть светящиеся нити. Они двигались быстро, подчиняясь движениям эрхана, но, похоже, вновь не так, как хотелось ему. Я смутно понимала, что что-то идет не так, но подойти ближе побоялась. Вряд ли бы я смогла помочь...

— Не спится? — неожиданно хмыкнул демон, рассеивая так и незаконченное плетение.

Едва удержавшись от того, чтобы не вздрогнуть под внимательным и ироничным взглядом Ариатара, я неуверенно указала в сторону столиков. Я не была точно уверена, как он на это отреагирует. Но демон, оглянувшись, неожиданно по-доброму усмехнулся:

— Да, ты права. Я заработался.

Я удивленно смотрела, как Ариатар, пройдя несколько шагов, спокойно расположился в одном из кресел. Взяв в руки одну из кружек, он откинулся на высокую спинку и, насмешливо вскинув бровь, указал взглядом на соседнее кресло, явно намекая на то, чтобы я села рядом.

Украдкой вздохнув, я поспешно выполнила молчаливую просьбу демона. Я уже как-то успела забыть, что и сама хотела перекусить.

Забравшись с ногами в кресло, обхватила руками теплые бока кружки и чуть пригубила горячий напиток. В полумраке лаборатории, которая освещалась лишь практически потухшим в камине огнем, было прохладно. И мне почему-то вдруг подумалось, что в этой обстановке Ариатару, наверное, лучше работается. Спросить, что же он там делать, я не решалась.

— Саминэ, — отложив недоеденный бутерброд, демон неожиданно спросил, посмотрев на меня, — Ты что-то увидела в нитях заклинания? Или почувствовала?

Вздрогнув от неожиданности, я удивленно посмотрела на эрхана и уверенно кивнула. Как он догадался?

— Вот как, — задумчиво произнес Ариатар, склонив голову на бок и подперев щеку кулаком, — И что же?

Открыла рот, чтобы ответить, но тут же его закрыла, озираясь по сторонам. Говорить не могу, а записную книжку, кажется, оставила в гостиной...

— Не нужно, — неожиданно остановил меня голос демона, когда я подскочила, чтобы принести блокнот, — Поговорим об этом завтра. Глубокая ночь — не время для подобной беседы.

Неуверенно кивнув, соглашаясь со словами Ариатара, опустилась обратно в кресло. Он был прав — вряд ли бы я сейчас смогла подробно изложить волнующие меня мысли. В голове царил полный сумбур, стоило только задуматься над тем, что я чувствовала, видя разноцветные нити стихий перед собой. Но странно, я не думала, что Ариатар сможет об этом догадаться...

Некоторое время сидели в тишине. Я не знала, что можно сказать, да и не смогла бы при всем желании, а демон спокойно ел, задумчиво созерцая последние, еще не погасшие языки пламени внутри очага — дрова практически окончательно прогорели.

Поежившись, подобрала под себя ноги, допивая постепенно остывающий отвар. Было холодно, а мягкая серая рубашка без рукавов из тонкого бархата и свободные бриджи из такой же ткани, в которые я переоделась после того, как приняла ванну, совсем не грели. Или же меня просто морозило? Как бы не заболеть — этого мне сейчас совершенно не хватало!

— Замерзла? — неожиданно спросил Ариатар, поставив на столик свою кружку и отодвинув подальше пустую тарелку. Я кивнула в ответ, машинально обняв себя руками. Мне действительно было холодно. Наверное, стоит все-таки пойти в спальню и попытаться заснуть еще раз. Может в этот раз и получится.

— Иди сюда, — неожиданно позвал эрхан, когда я уже собралась встать. Эта фраза меня остановила, и я замерла, недоверчиво глядя на демона. Что он имеет ввиду?

Вместо того чтобы повторить свои слова, Ариатар поманил меня пальцем, вновь откинувшись на спинку кресла и выразительно изогнув левую бровь. Похоже, что мне не послышалось...

Подойдя к соседнему креслу, остановилась, нерешительно глядя на демона. Я так и не поняла, что он от меня хотел.

Усмехнувшись, Ариатар неожиданно взял меня за запястье и потянул на себя. Я не успела даже среагировать, как оказалась сидящей на коленях у демона и была крепко прижата к его груди. Хотелось дернуться, но я как-то вдруг поняла, что это будет явным недоверием к нему с моей стороны. И поэтому, я все же сумела остановить себя в самый последний момент.

Поставив мои ноги на подлокотник, эрхан спокойно окутал их все тем же теплым заклинанием и, приобняв меня за плечи, слегка насмешливо поинтересовался:

— Так лучше?

Я смущенно кивнула в ответ, когда на мою спину легли обе ладони Ариатара. Они были практически горячими, да и вообще, как оказалось, сам эрхан был очень, и очень теплым...

— Как твоя спина? — тихо спросил демон. Я чуть пошевелилась, но поднять голову так и не решилась. На что Ариатар неожиданно мягко усмехнулся, — Прости. Я иногда забываю, что ты не можешь ответить.

Это была не злая насмешка в этот раз, нет. Это была простая констатация факта. И почему-то от осознания этого мне стало как-то вдруг легко на душе. Неожиданно для самой себя я положила голову на грудь эрхана. Не знаю, зачем, и как мне хватило наглости для этого, но мне вдруг очень захотелось почувствовать себя не такой одинокой и защищенной, как это было, когда я сидела на коленях у Рика. И сейчас, не смотря на некоторую неловкость и смущение, я это почувствовала, и даже более того. Ариатар был очень, очень сильным...

— Ты никогда не задавалась вопросом, почему Рик тебя понимает намного легче, чем другие? — неожиданно спросил демон, заставив меня вздрогнуть и, вскинув голову, изумленно на него посмотреть. Откуда он это узнал? И, главное, как он понял, что Рик меня действительно понимает?

— Видимо, я прав, — усмехнулся эрхан и, подавшись вперед, удерживая одной рукой меня за талию, чтобы я не свалилась на пол, второй провел над кружкой, от которой сразу же пошел легкий пар. Протянув мне емкость с горячим отваром, демон откинулся на спинку и улыбнулся краешками губ, — Что ж, позволю себя несколько распустить язык в этот раз: на счет происхождения нашего разгневанного друга. Думаю, тебе стоит знать, почему не нужно злить Рика... и почему его стоит держать подальше от людей, когда он в таком состоянии.

Обхватив кружку руками, я внимательно слушала насмешливую речь Ариатара. Конечно, не хотелось говорить о жизни Рика в отсутствии его самого, но... я хотела знать о нем все. Чтобы не получилось так, как вышло с наследником страны эрханов. И потом, мне действительно было интересно, почему лорд Сайтос увел полуэльфа, да еще и таким необычным способом. Я беспокоилась за Рика.

— Дело в том, Саминэ, — неожиданно серьезно произнес демон, смотря невидящим взглядом в огонь в очаге, который вспыхнул неожиданно ярко, — Что Рик — бывший упырь.

Что... что?! Нет, это же...

Это невозможно!!!

— Ты слышала о том, как люди становятся упырями? — лениво спросил Ариатар, пока я чувствовала, как сердце глухо бьется в груди, больно ударяясь об ребра, — Наверняка, нет. Упырем может стать лишь маг, чье желание жить превосходит в миллионы раз все другие желания. И такому магу Дарк, Хранитель Бездны, дает второй шанс. Как знак благосклонности темного бога, на могиле умершего вырастает чертополох, и мертвец оживает... вот только назвать его человеком уже нельзя. Да, он живет, но ему приходится дорого за это платить, питаясь плотью других людей, чтобы можно продлить свое жалкое существование. Взамен на души убитых упырем людей, Хранитель дает ему силу, выносливость, нечеловеческую ловкость и невосприимчивость к большинству заклинаний. Но плата и за это велика — полная потеря сущности и сознания. Упырь — просто идеальная машина для убийств.

Спрятав лицо в ладонях, я покачала головой, крепко зажмурившись.

В это верилось с трудом. Да, я слышала об упырях... Хранители, да все в этом мире знали, что это за существа! Встретить где-нибудь упыря — для представителей человеческой расы подобно быстрой и далеко не безболезненной смерти. Только хорошо обученный маг или воин сможет справиться с плотоядной нечистью и при этом остаться хотя бы относительно целым и невредимым. А Рик... как Рик мог быть таким?! И главное — если это действительно правда, тогда как он смог вернуться к обычной жизни?!

— Саминэ, лучше прими это, как данность, — спокойно произнес эрхан, не обращая внимания на мое состояние, — Отцом Рика был один безумный светлый эльф, слава о "подвигах" которого, назовем это так, до сих пор ходит по Аранелле. Рик стал свидетелем одного из его экспериментов, а лишних свидетелей, как ты знаешь, предпочитают убирать. И да, его убил собственный отец. Но наш маленький друг очень хотел жить... и он получил такой шанс. Он стал упырем, но чертополох на его могиле так и не вырос. Рик не поддался жажде убийства, и его сознание полностью сохранилось.

Запустив ладони в волосы, я с силой потянула за них. Как?

Как это может быть?!

Резко вскинув голову, посмотрела внимательным взглядом на совершенно невозмутимого демона, который отрешенно смотрел на игру языков пламени в камине. Похоже, что он говорил правду. Как бы не жесток был Ариатар, над подобными вещами шутить не стал даже он. А это значит, что... Рика убил его собственный отец.

— Он не мог говорить, Саминэ, — поставив руку на подлокотник, эрхан склонив голову на бок и, подперев щеку кулаком, продолжил говорить, смотря уже на меня. Мне мгновенно стало не по себе, — У него не было зрачков и радужки и, хотя не мог произнести ни слова, он оставался все таким же шебутным и милым полуэльфом, каким был при жизни. Таким его и узнала моя мать, когда училась в Эллидарской Академии Магии. Они подружились, как ни странно, и она дала ему это имя. В дальнейшем, он оказал неоценимую помощь, когда Эллидар был захвачен вампирами и, когда Хранители, в знак... кхм, благодарности, подарили Сайтаншесской розе одно желание, она, не задумываясь, попросила вернуть жизнь кладбищенскому упырю по имени Рик.

Я ошеломленно смотрела на серьезного демона, не в силах поверить в то, что он сказал.

Рик вернулся из мертвых? Он... он был упырем, но вновь стал человеком? Это невероятно! Нет, я даже понять не могу, как такое может быть?! Но все же — это слишком серьезно для того, чтобы это можно было назвать простой шуткой.

— За Риком долго наблюдали, его долго изучали, испытывали, — все еще пристально смотря на меня, добавил Ариатар, убрав вторую руку с моей спины и положив ее на подлокотник кресла, — Но сотни тестов и заклинаний лучших магов этого мира подтвердили, что несколько испуганный полукровка, уже обладающий речью и нормальной внешностью, действительно полуэльф по имени Таилшаэлтен. Он помнил все, Саминэ. Все двести лет, проведенные на кладбище, вдали от людей, не в силах вспомнить, кто он такой, и не имея возможности объяснить случайно попадавшимся на глаза людям, что он не причинит им вреда. И он был очень благодарен моей матери за то, что она вернула его к жизни — ведь, по сути, она могла пожелать все, что угодно.

Сняв ноги с подлокотника, я засунула их в узкое пространство между сиденьем и подлокотником и, обхватив ноги руками, уткнулась лицом в колени. Так вот, о чем говорил Рик. Мама Ариатара, известная на весь мир принцесса лунных эльфов, действительно вернула полуэльфа с того света. Вот почему Рик с такой привязанностью относится к Ариатару и терпит его далеко не хорошее поведение. Он действительно очень ей благодарен. Как и я.

Такие вещи невозможно забыть. Я, действительно, очень благодарна Повелительнице эрханов за то, что она дала Рику шанс. И за то, что благодаря ей, на свет появился Ариатар. Если бы не они, наверное, я бы уже давно была мертва...

Внутри неожиданно что-то кольнуло, а сердце сжалось от нехорошего предчувствия. Я резко подняла голову, глядя на эрхана, но тот лишь чуть нахмурился в ответ. Похоже, что он ничего не почувствовал.

Покачала головой, давая понять, что не стоит обращать внимания на мое поведение. Но на душе было как-то нехорошо. Что это было?

— Теперь ты знаешь, почему Рик так хорошо тебя понимает? — спросил демон и, протянув руку, медленно накрутил на указательный палец прядь моих волос. Я лишь тяжело вздохнула, машинально кивнув в ответ и не обратив внимания на действия Ариатара. Я никак не могла понять, что означало это нехорошее чувство, и к каким именно мыслям оно относилось. Но мне почему-то казалось, что это очень важно... — Это, пожалуй, один из нескольких положительных моментов. Думаю, об отрицательных тебе лучше узнать заранее. Саминэ, ты меня слушаешь?

Машинально вздрогнув, торопливо повернула голову и кивнула, заметив тень недовольства в синих глазах. Всего на миг мне показалось, что я снова вижу в них алый отблеск... Но я ошиблась — это было всего лишь отражение пламени из очага.

Слава Хаосу! Тот его взгляд я боялась увидеть еще раз больше всего на свете...

— Видишь ли, — неожиданно усмехнулся Ариатар, отпустив прядь моих волос и вернув руку на подлокотник, — Хранители обладают весьма извращенным чувством юмора. И они очень не любят исполнять чьи-либо желания. Но у них не было выбора, им пришлось вернуть Рика, переступив не только через магические законы, но и законы природы. Им это ничего не стоило, но и не отомстить они не могли. Да, Рик вернулся к обычной жизни, но не без последствий. И теперь, когда он очень зол, те черты безжалостной нежити, которые он всегда подавлял, начинают выступать наружу, а в моменты сильной ярости становятся практически неконтролируемыми. В таком состоянии, как сегодня, он мог действительно попытаться меня убить — и нет никаких гарантий, что он сумел бы остановить себя в последний момент. Видишь ли, Саминэ, он сильно успел к тебе привязаться, как оказалось. И, естественно, очень на меня разозлился. Хотя нет... Он был в ярости, которая уже практически не поддавалась контролю. В таком состоянии, Саминэ, полуэльф очень опасен. И если бы Сайтос его не забрал...

Не договорив, эрхан пожал плечами, не отводя взгляда от весело потрескивающих дров в камине, которые неизвестно как там оказались. Он казался в этот момент каким-то... потерянным? Наверное. Мне очень сложно понять этого демона. Но почему-то сейчас я чувствовала, что Ариатару больно от того, что произошло. От того, что Рик впал в такое состояние, и его пришлось увести силой. И от того, что он стал всему этому виной.

Конечно, я могла и ошибаться — синие глаза демона с витиеватым узором на радужке были абсолютно непроницаемыми, а лицо расслаблено. Но, глядя на немного сжатые губы, я чувствовала, что Ариатару не все равно. Кажется, он лишь притворялся равнодушным.

— Как только согреешься, Саминэ, иди спать. Мне нужно еще немного поработать, — неожиданно как-то слишком спокойно сказал демон, не замечая моего взгляда и, в любой другой момент я бы уже торопливо бежала в сторону спальни, но не сейчас. Не смотря на то, что сегодня произошло, именно сейчас я не хотела оставлять его в одиночестве, наедине с собственными невеселыми мыслями.

И я позволила себе неслыханную наглость, которую сама от себя не ожидала: потихоньку придвинувшись, я положила голову на грудь эрхана, прикрыв глаза. Я не могла его оставить, просто не могла. И, пускай он меня сейчас прогонит, но я уже сделала то, что хотела.

Показала Ариатару, что он не один...

Неожиданно меня обняли сильные руки демона, крепко, но осторожно прижимая к своему телу. Тихонько вздохнув, я постаралась расслабиться. Мне, не смотря на уверенность в своих действиях, было очень неловко.

Но, не смотря на это, кажется, сегодня я окончательно поняла одну вещь.

И кронпринц эрханов, и бывший упырь — у них тоже могут быть чувства. Они тоже могут переживать и испытывать не только физическую боль. Немного пафосно звучит, но все же: похоже, что ничто человеческое им не чуждо. Они оба тоже нуждаются в понимании и заботе.

Надеюсь, что я смогу им это дать. Или хотя бы очень хорошо постараюсь.

Ведь если не я, то кто же?

Глава 10

Саминэ

— И как, удобно? — вкрадчиво поинтересовались у меня над ухом. Тоскливо вздохнув, я с неудовольствием покосилась на лежащий передо мной раскрытый учебник по основам магии стихий, а затем перевела взгляд и с укором посмотрела на Ариатара, который склонился надо мной, насмешливо изогнув левую бровь.

Демона это не проняло.

Он продолжил с насмешкой смотреть на мои руки, погруженные в деревянную бадейку с каким-то зельем, куда сам же заставил их сунуть, и лежащую перед ним книгу, которую я читала, пытаясь переворачивать страницы. Именно пыталась! Объема моих легких едва хватало, чтобы дуновением перевернуть хотя бы одну.

А что мне еще оставалось делать? Руки-то заняты, а просто так сидеть скучно.

— Саминэ, ты маг, — насмешливо напомнил эрхан и, заглянув в раскрытую книгу, усмехнулся, — Про истинное зрение тебе уже известно. Посмотри на магию вокруг и подумай, что с ней можно сделать.

Вот... вот какой же он, а!

Обиженно насупившись, я взглянула на пожелтевшие от времени страницы еще раз и закрыла глаза, пытаясь отогнать лишние мысли. А когда открыла...

Передо мной, прямо в воздухе, пронизывая его насквозь, струились тысячи тонких нитей магии. Так называемые потоки. Они были разноцветными и разной толщины. Шесть знакомых цветов магии стихий и множество других оттенков, каждый из которых были подвластны другим расам, и среди них были одни, особенные, которые попеременно вспыхивали то серебром, то золотом. Это была сама магия.

Не зная, зачем я это делаю, я мысленно ухватила самую тоненькую такую нить и подтолкнула ее книге. И всего через секунду страница перевернулась!

Тонкая нить устремилась дальше, в поток, я перевела взгляд на Ариатара, который, чуть прищурившись, внимательно наблюдал за моими манипуляциями.

И я едва не вздрогнула от удивления — он выглядел совершенно по-другому! Его тело как бы обволакивало три оболочки. Самая крайняя, вспыхивающая множеством золотистых искр, имела двойственные очертания. С одной стороны казалось, что я вижу облик крылатого демона, фигура которого была чуть больше и массивнее самого Ариатара, а с другой стороны мне виделся красивый и утонченный лунный эльф.

Вторая оболочка была странного цвета, с легким алым оттенком и в ней не было очертаний каких-либо фигур. Да и третья, которая плотно прилегала к телу эрхана, была без особых излишеств, приятного светло-голубого цвета. Лишь только в районе его висков был сероватый оттенок.

Неужели... неужели это аура Ариатара? Я уже читала о ней сегодня в этой самой книге. И, если я правильно помню, что означают эти слои, то это значит, что у демона слегка побаливает голова.

Невольно нахмурившись, я взглядом "ухватила" средней толщины магию целительства и направила ее к эрхану, желая, чтобы его боль как можно скорее прошла. Нить, послушавшись меня, скользнула к вискам Ариатара и, коротко вспыхнув, растворилась на его коже. Серый оттенок из его ауры пропал.

Удивленно моргнув, я крепко зажмурилась, чувствуя, как режет глаза, а в затылке возникает неприятное тягучее чувство. Откуда это? И главное: что я только что сделала?

Тряхнула головой, пытаясь отогнать неприятное чувство, и с надеждой посмотрела на демона, который все это время внимательно за мной наблюдал.

— Даже так? — задумчиво хмыкнул Ариатар, опираясь на край стола, что стоял в спальне. Оперевшись руками на деревянную столешницу, демон обратился ко мне, — Какой сюрприз, Саминэ. Ты полна неожиданностей, как оказалось. Кроме всего прочего, ты еще и интуит.

А?

Это что, он ругается так?

— Необразованный ребенок, — закатил глаза эрхан, но все же снизошел до объяснения, — Ты маг, который, чувствуя потоки магии, интуитивно направляет их так, как нужно, без предварительного обучения. Именно поэтому ты вчера тянула руки к неоконченному заклинанию... ты ведь чувствовала в нем ошибку, я прав?

Я смущенно кивнула. Так вот, в чем дело! Я никогда не слышала о подобном. Пожалуй, эрхан прав, я действительно ребенок, и действительно необразованный. Тут даже обижаться не на что. Но мне вот интересно: а то, что я интуит, это хорошо или плохо? Наверное, все-таки хорошо. Ребятам не придется втолковывать мне каждую мелочь по несколько раз, чтобы я ее поняла.

— Это упрощает задачу, — задумчиво произнес демон, легко отталкиваясь руками от стола и направляясь в сторону лаборатории, — Но в следующий раз не стоит смотреть истинным зрением на действие заклинания. Оно нужно для того чтобы увидеть чужое заклинание, либо для того, чтобы сплести свое. Это написано на следующей странице.

Я перевела взгляд в книгу и с возмущением увидела все то, о чем мне только что сообщил эрхан. Ну вот не мог он мне об этом раньше сказать, а?

Вредина! Ариатар — самая настоящая вредина.

Вот вернет мне Рик речь, и это будет первым, что я скажу.

О том, что это может не получиться, я старалась не думать. В полуэльфе, не смотря на все сказанное вчера, я ни капли не сомневалась. А на счет его происхождения... что ж, у каждого свои недостатки. Я вот говорить не могу, к примеру, а Ариатар так вообще, кронпринц эрханов...

Не знаю, откуда у меня появилась эта странная аналогия, но я твердо решила не обращать внимания на некоторые черты характера и Рика, и Ариатара. В конце концов, осуждать я их не имею права, да и сама я — подарок еще тот.

А демона я больше кормить не буду, вот! Чтобы знал, как надо мной издеваться. Я хоть и ребенок, но злопамятный, как оказалось.

— Подними руки, — приказал неожиданно появившийся в дверях Ариатар.

Все еще обиженно на него смотря, вынула ладони из уже давно остывшего зелья и, кажется, нервно икнула. От удивления.

Это мои ногти?!

— Отлично, — взяв меня за руки и внимательно осмотрев со всех сторон отросшие за какие-то полтора часа до состояния уродливых "лопат" ногти, довольно кивнул Ариатар и бесцеремонно потянул меня в сторону лаборатории, — Идем.

Тоскливо вздохнув, уныло поплелась следом за эрханом, но очень скоро пришлось прибавить шаг, чтобы он меня не тянул. Руку мою Ариатар так и не отпустил.

Это было неприятно, но за сегодняшнюю половину дня я уже успела понять, что особо церемониться демон не привык. Это, конечно, было не особо приятно, но ничего против я сказать не могла. И не потому что физически не могла этого сделать, нет. Просто перевоспитывать его не имело смысла. Он такой, какой он есть, со всеми своими достоинствами и недостатками. Он эрхан. Мне просто нужно привыкнуть к нему.

И все-таки, он не такой плохой, как кажется.

Он вылечил сегодня утром практически все мои раны и, насколько мог, подправил сломанные ребра. И я ведь даже не просила его об этом...

Усадив меня в кресло, демон поставил на столик металлический закопченный ковшик от которого шел легкий пар, но заглянуть в него мне не дал. Сев рядом, Ариатар вновь взял меня за запястья, но неожиданно нахмурился, глядя на курящийся пар.

— Нет, так не пойдет, — едва заметно покачал головой эрхан и, на мгновение замерев, откинулся на спинку кресла, так и не выпустив мои руки. Мне пришлось пересесть на пол — расстояние между креслами было сильно велико. Посмотрев на меня и выразительно изогнув бровь, демон неожиданно усмехнулся... и тоже сел на пол. Отпустив мои руки, Ариатар удобно устроился, опираясь спиной на кресло и, подавшись вперед, положил руки на мою талию.

Я даже охнуть не успела, как оказалась сидящей между ног демона, крепко прижатая спиной к его груди. И естественно, начала сопротивляться.

— Саминэ, — обхватив меня руками, терпеливо произнес эрхан, — Прекрати так реагировать. Ничего плохого я тебе не сделаю. Пора уже тебе начать привыкать к моему присутствию.

Я мгновенно затихла. Вот умеет же он подобрать слова!

А, тем не менее, воспользовавшись моим замешательством от того, что я оказалась в непосредственной близости от мужского тела, Ариатар опустил со столика тот самый ковшик и, сделав замысловатое движение кистью, засунул мои пальцы в дымящуюся жидкость. Пальцы тут же обожгло сильной болью, от которой слезы навернулись на глаза.

За что?!

Освободиться мне не дали. Сжав мои бока коленями, демон быстро сунул мои руки в появившееся в воздухе пушистое белое облачко, от которого тянуло магией. Ее тепло мгновенно обволокло горевшую кожу и боль практически сразу сошла на нет.

— Успокойся, Саминэ, — тихо вздохнул эрхан, продолжая меня удерживать, хотя я уже не сопротивлялась. Мне было до ужаса обидно и всего на мгновение, но я остро почувствовала всю ту боль, что причинил мне этот молодой мужчина. Повторения подобного я боялась больше всего на свете. — Это был единственный способ. Позже я объясню тебе, зачем.

Я постаралась подавить всхлип, но не получилось. Мне было действительно обидно, хотя уже и не больно. Зачем? Он ведь мог хотя бы предупредить...

Но когда облачко магии рассеялось, на смену обиде пришло изумление.

Мои ногти, широкие, длинные и ужасные, были покрыты слоем... серебра??

— Отлично, — удовлетворенно хмыкнул Ариатар, медленно и аккуратно проверив каждый из них. И, честно, я не удержалась от того же, хотя особой надобности и не было — я чувствовала, насколько потяжелели собственные пальцы. Но, правда — мои ногти непривычной и даже несколько странной длины теперь действительно были покрыты слоем серебра. Или же?..

Посмотрев истинным, магическим зрением на руки, я увидела тонкую кружевную сеточку на каждом пальце. Или же я просто выдумала, или же еще недавно жидкий драгоценный металл теперь стал частью ногтей?!

— Теперь сиди спокойно, — усадив меня на кресло, Ариатар преспокойно сел в соседнее, уложив мои руки к себе на подлокотник. В его руках появился странный металлический брусок. Кажется, именно такие были выложены на прилавке одного из продавцов на рынке, в тот самый день, который я еще не скоро забуду.

Вопросов накопилось еще больше.

Особенно когда спустя почти час на моей правой руке появился странный маникюр с длинными и заостренными ногтями... серебряными.

Удивленно на них смотря, я потрогала один пальцем и едва не взвыла от неожиданности. Я порезалась!

Машинально сунув палец в рот, но тут же пожалела и об этом — кажется, я разрезала себе губу...

— Саминэ! — ругнулся демон, схватив мою руку, — Я же просил, сидеть спокойно!

Виновато шмыгнула носом, чувствуя, как по подбородку стекает что-то влажное. Больно...

— Вот только не реви, — поморщился Ариатар, вылечивая порез на пальце. Мельком посмотрев на меня, он протянул руку к моему лицу и предупредил, — Хотя бы сейчас не дергайся.

Кивнула, позволяя эрхану прикоснуться к моему лицу. Похоже, что лечить меня по несколько раз на дню очень скоро войдет у него в привычку.

Когда Ариатар закончил с лечением, посмотрел на меня так, что захотелось долго и безостановочно извиняться. Но это было сложно сделать, когда не можешь говорить, а записная книжка лежит в заднем кармане штанов. Но, кажется, в этот раз демон меня итак прекрасно понял и, устало прикрыв глаза, тяжело вздохнул:

— Маленький непослушный ребенок... Саминэ, ты сама себе вредишь больше, чем окружающие! Просто посиди спокойно и дай мне закончить начатое. Для чего, я объясню чуть позже.

И объяснил же!

Как оказалось, мои собственные ногти за какие-то несколько часов превратились в очень опасное оружие. Они легко могли разрезать не только кожу, но и бумагу, дерево, и оставляли глубокие следы даже на металле! Просто десяток небольших, но остро заточенных кинжалов на моих пальцах.

Это было странно, но, кажется, Ариатар был очень доволен результатом.

— Оружие тебе давать пока рано, — улыбнувшись одними губами, произнес эрхан, пока я, как зачарованная, смотрела на неглубокие следы ногтей на каменном полу за креслом, которые нанесла сама же, по просьбе демона, — А этим ты сможешь себя защитить, если меня или Рика не окажется рядом. Если ты, конечно, при этом, сама себя не покалечишь.

Я возмущенно посмотрела на Ариатара, который, похоже, не мог не язвить в принципе. Я же не знала, что они настолько острые!

Но, не смотря на это, в душе неожиданно зародился теплый комочек тепла и благодарности: ведь больше всего на свете я хотела иметь хотя бы какую-то возможность, чтобы себя защитить. И теперь, кажется, у меня она есть. Но смогу ли я сама причинить кому либо вред, даже ради своей собственной защиты? Я не знаю.

Тогда, на площади, это получилось случайно.

Но одно дело, когда ты не умеешь еще контролировать свою магию, а совсем другое, когда наносишь раны собственными руками живому существу.

В то, что мне придется это когда-то сделать, мне верилось с трудом.

Ариатар

Нет, похоже, что я весьма погорячился, когда задумал сделать Саминэ стальные ногти. Выбора, конечно, особого не было — оружие, даже простой кинжал, ей давать пока просто опасно. Защитить себя она им не сможет и более того, я больше чем уверен, что она больше себе им навредит, чем нанесет хоть какой-то реальный вред кому бы то ни было. Но даже и с таким простым оружием, которое не привлекает особого внимания, а в будущем послужит и в роле ритуального кинжала, который необходим любому некроманту, она умудрилась уже несколько раз изрезать все, что можно!

Вчера, не успел я еще закончить обработку будущего оружия, обладаем подобного некогда была моя сестра, от ногтей Саминэ пострадало сначала ее лицо, затем руки и вся кухонная утварь, включая и окружающую ее обстановку. И хотя ужин, который она пыталась приготовить, пока я мотался в город за заказанными ранее перчатками из кожи дракона, получился, что удивительно, выше всяких похвал, на ее руки потом было страшно смотреть! И ведь эта маленькая нахалка еще и попыталась спрятать от меня множество мелких порезов на руках, но совершенно не подумала о том, что ее сразу же выдаст ощутимый запах крови, который чувствовался даже в гостиной! И это не считая того, что этот же запах привлек внимание к входной двери, ведущей в нашу комнату парочку нежити, которая слонялась по всем этажам общежития. Адептов, вернувшихся с практик, кажется, стало вдвое больше.

К счастью, перчатки из тонкой кожи черного дракона, с обрезанными пальцами, длиной до средних фаланг, но закрывающие запястья, дали ей хоть какую-то защиту, и остаток вечера прошел более или менее спокойно. Девчушка надежно оккупировала библиотеку, расположившись прямо на полу неподалеку от камина с кипой книг по основе работы с некромантией, а я же продолжил работу над защитным амулетом для нее же. То, что я задумал, никак не желало выстраиваться в нужное и практически до мелочей продуманное плетение, так что спать я лег далеко за полночь, когда Саминэ давно уже тихо посапывала на полу, свернувшись в клубок и пристроив голову на одном из старых талмудов, написанных на языке вампиров. Пришлось перенести ее в комнату и, на этот раз, если я и почувствовал раздражение, то весьма незначительное. Похоже, что носить это бестолковое создание на руках уже начало входить у меня в привычку.

Но вот последующее за этим утро ничего хорошего не принесло. На рассвете меня разбудил громкий звук упавшего тела, а затем барахтанье и громкие всхлипы. Не нужно было быть провидцем, чтобы догадаться, что происходит. Что-то подобное я и предполагал, и поэтому не сильно удивился, увидев возле кресла на полу сжавшуюся в комок Саминэ, на лице которой живого места не было.

— Саминэ, — устало вздохнув, принялся выпутывать плачущую девушку из одеяла, — Ты как маленькая! Я же предупреждал... хрдыр!

Ругаться хотелось вслух и уже более крепкими словами, когда увидел, что натворила эта ходящая катастрофа. Мало того, что это чудо в перьях исполосовала себе все лицо и шею, неосознанно и во сне (оставалось только гадать, как она не проснулась при этом), так она, запутавшись в одеяле спросонья и рухнув на пол, умудрилась еще и напороться на собственную руку, воткнув себе в живот все пять ногтей!!

Выругавшись еще раз, осторожно поднял девушку на руки и отнес ее на свою кровать. И уже там, не обращая внимания на испуганное и заплаканное лицо девчушки, задрал бархатную безрукавку, которая вся была в бурых пятнах.

На лечение всех порезов ушло не меньше получаса.

— И что мне с тобой делать? — вздохнув, оперся на край стола, сложив руки на груди и глядя на испуганную девчушку. Она села на кровати, спрятав руки за спину и старательно глядя перед собой. Ей явно было стыдно и неловко. Я усмехнулся, — Саминэ, я жду ответа.

Виновато шмыгнув носом, девушка потянулась к столу за записной книжкой и, взяв ее, принялась старательно что-то выводить, продолжая прятать от меняя взгляд. Меня это начинало забавлять. Похоже, что от чувства стыда Саминэ еще не избавилась, так же как и от того, что отсутствует у меня в принципе. И имя ему — совесть.

Это радует в некоторой степени.

Закончив с писаниной, девушка сунула мне в руки блокнот и, видимо на всякий случай, отодвинулась подальше.

— Что ж, постараюсь тебе поверить на этот раз, — хмыкнул, прочитав ее извинения и клятвенные заверения, что больше такого не повторится, — Кстати, как твоя спина?

Саминэ быстро вскинула голову и удивленно на меня посмотрела. Хаос... я когда-нибудь смогу понять, о чем она думает?

— Болит? — уточнил предыдущий вопрос, внимательно следя за ее лицом. Девчушка быстро-быстро замотала головой, мгновенно убедив меня в том, что врать она не умеет абсолютно.

— Саминэ, — прищурившись, я внимательно осмотрел ауру девушки и убедился, что не ошибся в собственных выводах, — Ты врешь.

Вздрогнув в ответ, девчонка предприняла попытку спрятаться под одеялом и ей это даже удалось.

— Снимай рубашку и ложись на живот, — закатив глаза, легонько постучал согнутым пальцем по ее голове, спрятанной под моим же собственным одеялом, — Иначе еще долго будешь мучиться от боли. Саминэ, я повторять дважды не буду, — с нажимом повторил, видя, что девушка замерла после моих слов.

И только спустя долгое мгновение одеяло неторопливо зашебуршалось, заставив меня едва заметно улыбнуться. Иногда этот беспокойный ребенок ведет себя очень забавно. По-крайней мере, скучать в ближайшие месяцы мне точно не придется.

Да-а-а... такие синяки на теле я видел несколько раз, хоть и в собственном отражении в зеркале. Подобные следы оставались после боевых поединков с отцом, когда мы сражались в полную силу. Это случалось довольно часто, и я прекрасно помню, насколько болезненными были последствия каждого пропущенного удара. Сила демонов велика.

Жестоко? Да, может быть.

Но лучше на тренировке получить травмы от собственного отца, чем совершить непоправимую ошибку в реальном бою. Это приемлемое правило для любого демона, но совершенно не годится для шестнадцатилетнего подростка, у которого сквозь кожу выпирают хрупкие ребра.

На спину Саминэ было страшно смотреть, и можно было только удивляться, как я не замечал раньше, НАСКОЛЬКО она слаба и истощена.

— Саминэ, — обратился к девушке, стараясь магией убрать синяки и окончательно срастить сломанные ребра, — Ты вспомнила... что-нибудь из прошлого?

Спина девчушки ощутимо напряглась под моими руками. Вариантов было два: либо она действительно вспомнила что-либо, не очень приятное для нее, либо...

Тяжелый вздох и отрицательное покачивание головой стали подтверждением второго варианта. Она до сих пор не помнит, что ей пришлось пережить в прошлом, которое по всем признакам, было далеко не комфортное и благополучное.

— Иди в ванную, — закончив лечение, я встал с кровати, стряхивая с рук остатки целебной магии, которая все еще ластилась к уже едва заметным желтым пятнам на спине девушки, — Я позабочусь о завтраке.

Разогреть приготовленный Саминэ вчера вечером ужин, состоящий из тушеной картошки с мясной подливкой, не составило труда. Но к тому времени, как я уже закончил накрывать на стол, девушка все еще не вышла из ванной. Пришлось идти и поторапливать ее.

Девушка вышла только спустя пятнадцать минут с извиняющейся улыбкой на губах. И, что удивительно, выглядела она при этом достаточно ухоженной и... счастливой.

Обтягивающие замшевые бриджи чуть ниже колен и мягкие туфли с атласными лентами, обхватывающими изящные лодыжки. Черный замшевый приталенный колет с невысоким стоячим воротничком и короткими рукавами. Внешний вид девушки дополняли перчатки без пальцев и собранные в аккуратный пучок еще влажные темные волосы.

Передо мной стоял уже не испуганный подросток, а вполне миловидная молодая девушка.

— За последние несколько дней ты несколько изменилась, — оперевшись плечом о дверной косяк, я констатировал очевидный факт, забыв о том, что хотел в очередной раз воззвать к совести этого ребенка. На этот раз за то, что она заставила меня ждать.

Девушка удивленно моргнула в ответ, машинально оглядывая собственную одежду, словно пытаясь найти, что именно в ней не так.

— Ты этого не увидишь, — усмехнулся, легко щелкнув ее по кончику носа, — Идем завтракать. Может, удастся тебя хоть немного откормить.

Обиженно фыркнув, девушка шагнула вперед, но я ее остановил, ухватив за запястье. Не обращая внимания на ее недоуменный взгляд, напряженно прислушался к шуму, доносящемуся из коридора. Помимо этого, настроенные на меня охранные заклинания на дверях, сообщили, что кто-то пытается проникнуть в комнату.

Этим кем-то, что не удивительно, был Рик, но... что-то было не так.

И очень скоро это "что-то" выяснилось, когда полуэльфу все же удалось войти. Перегар, доносящийся из гостиной даже сквозь завесу из тумана, почувствовала и Саминэ. А когда в спальню ввалился едва стоящий на ногах Рик, ее изумлению не была границ.

— Ой, Саминэ-э-э... — прищурился полуэльф и, сильно шатаясь, попробовал подойти к девушке, которая машинально отступила на шаг назад, приблизившись ко мне практически вплотную, чем вызвала у бывшего упыря сильный прищур и легкий ступор, — Куды делась?!

У Саминэ, кажется, брови ушли в район затылка. Похоже, она не понимала, что Рик сейчас может видеть только то, что находится непосредственно только перед ним.

— Ну, Саминэ! — ворчливо произнес полуэльф, щурясь и озираясь по сторонам, качаясь при этом еще сильнее. Попытавшись шагнуть вперед, полукровка зацепился за кресло и со всего маха рухнул на пол, но даже этого не заметил. Продолжая бубнить что-то несвязное, полуэльф... пополз.

Девчушка, задрав голову, быстро посмотрела на меня и метнулась к лежащему на столе блокноту. Схватив его, что-то быстро написала и попыталась подбежать ко мне, но дорогу ей перегородил, медленно, но верно ползущий в сторону своей кровати Рик. Похлопав ресницами, Саминэ забралась на мою кровать и, встав на четвереньки, протянула мне книжицу.

"Он же пьяный..."

— В хлам, — закончил я за нее фразу, возвращая блокнот. Прижав его к груди, девушка села, свесив ноги и покачала головой с грустью смотря на полукровку, который зачем-то сменил траекторию движения и, доползя до стола, уперся в него головой, видимо, пытаясь сдвинуть тот с места.

— Ну твою же мать, Рик! — не выдержав этой клоунады, выругался и, подойдя к этому пьяному недоразумению, рывком поставил его на ноги.

— О! Ари... — глупо хихикнул полуэльф, которого ноги уже не держали и находился он в вертикальном положении лишь благодаря собственной безрукавке, за воротник которой я его держал, — А как у тебя дела?..

— Спать!! — рявкнул ему в лицо, попутно зашвыривая эту пьянь на кровать. Такой расклад вещей полукровку устроил, вот только ненадолго. Попытки уползти в неизвестном направлении продолжились с новой силой, — Да что б тебя!

Выругавшись, с силой приложил ребро ладони на основании шеи Рика. Полуэльф вырубился моментально, замерев в нелепой позе, наполовину свесившись с кровати.

— Где он умудрился так напиться? — вслух задал уже по всей видимости риторический вопрос, возвращая полукровку в приемлемое положение, и уже тогда повернулся к Саминэ, которая смотрела на меня с немым укором, все еще прижимая к себе записную книжку, — Что? — иронично вскинул брови в ответ, — У тебя есть другие предложения, как его успокоить?

Вздохнув, девушка покачала головой, с жалостью глядя на бессознательное тело пьяного полуэльфа. Мне оставалось только надеяться, что в таком состоянии полукровка не успел ничего натворить. Как ему удалось избавиться от общества Сайтоса, оставалось еще одним весьма любопытным вопросом в моем списке. Ясной оставалась пока лишь причина подобного поведения, которое, к слову, за Риком редко когда наблюдалось. Он всегда был равнодушен к крепкому алкоголю, а если он и пил — то только до состояния полутрупа в приступе на редкость поганого настроения.

Неожиданно девушка, подпрыгнув на кровати, взволнованно указала на вроде бы мирно спящего полуэльфа... каким он и был до последнего момента.

— Пьяный дебош продолжается, да? — хмыкнул, глядя на Рика, который, не открывая глаз, пытался сползти с кровати.

Нет, так дело не пойдет. Насильно заставлять его протрезветь с помощью магии я не буду — пускай познает все прелести утреннего похмелья, как наказание в виде его нынешнего неадекватного состояния. Но и позволить ему сейчас творить все, чего его пьяная полуэльфийская душа желает, я тоже не могу. Мозгами Рика Хранители не обделили, да и фантазией тоже. В таком состоянии он много чего может натворить.

Так как сдерживающие заклинания на его тело не действуют, пришлось поступить банальным способом. Я просто связал что-то бормочущего себе под нос Рика, напрочь проигнорировав возмущенный взгляд Саминэ.

— Идем, — подойдя к девушке, взял ее за плечи, попутно разворачивая в сторону гостиной, — Пока он снова не перешел на орочий язык. Все подробности спаривания этой расы тебе вряд ли пригодиться в будущем.

Саминэ стыдливо покраснела и, бросив последний взгляд на чересчур активно трепыхающегося Рика, вышла в гостиную. Проверив еще на раз все узлы, я едва не удержался от того, что бы еще раз не приложить как следует этого алкаша, который уже пытался невнятно материться, и вышел следом.

— Позавтракаем в городе, — открыв дверь, ведущую в коридор общежития, я в последний момент успел ухватить девчонку за воротник, — Саминэ, Рик свою невнимательность потом может оправдать ударной дозой алкоголя. А что прикажешь написать на твоей надгробной плите?

Девушка непонимающе на меня уставилась. Глубоко вздохнув, повернул ее чуть в сторону и пальцем указал нужное направление. Судя по вмиг побледневшему лицу этого несмышленыша, распластавшуюся перед прыжком прямо на стене напротив двери нежить она все-таки соизволила заметить.

— Это ра'хи, — я машинально положил руки на плечи Саминэ, которая испуганно ко мне прижалась спиной, не сводя округлившихся от страха и удивления глаз с хищной кошки, которая внешним видом напоминала пантеру. Конечно, если не обращать особого внимания на некоторые мелочи, вроде практически полностью слезшей шкуры, потемневшего от времени мяса и алых глаз, — Нежить, поднятая кем-то из старших курсов. Так называют любое животное, поднятое из могилы. Это своего рода упырь, Саминэ. Одно резкое движение — и она нападет.

Девчушка мгновенно замерла каменным изваянием, продолжая смотреть на нежить, которая, в свою очередь, уже приготовилась к прыжку, припав на передние лапы и хлестая себя голым, без шерсти и кожи, хвостом по постепенно гниющим бокам.

Избавиться от нее я мог уже давно, но не спешил. Выпал неплохой шанс проверить, на что способна Саминэ в экстренной ситуации.

— Ты же знаешь, что делать? — тихо спросил, медленно наклонившись к уху девушки, но продолжая внимательно следить за оскалившейся нежитью. Отрицательного наклона головы Саминэ хватило, чтобы тварь, издав низкий рык, прыгнула вперед, выпустив острые когти.

Сырая стихия огня, заключенная в простое, тонкое ярко-алое огненное плетение в форме шара, угодила ра'хи прямо в пасть. Этого вполне хватило, чтобы при встрече с пожелтевшими клыками, плетение разрушилось, позволяя заключенному в себе пламени мгновенно расползтись не только по морде нежити, но и проникнуть внутрь смердящей пасти.

Ра'хи с диким воем, крупными скачками скрылась в глубине коридора, а девчушка очень медленно повернулась ко мне. На ее лице было написано бескрайнее удивление — похоже, что она еще сама не поверила в то, что только что произошло.

— Ты молодец, — хмыкнул я, положив руку на голову девушки. Она забавно съежилась и неуверенно кивнула, оглядывая коридор, заполненный едким дымом и запахом паленой плоти, а потом выразительно на меня посмотрела. Пришлось расшифровывать, — Не думал, что сумеешь взять себя в руки. Каменная статуя, которую ты любезно изображала до этого, была весьма неплоха на вид.

Девчушка обиженно насупилась, сложив руки на груди.

— Идем уже, — коротко хохотнув, подтолкнул в ту сторону, где скрылась нежить, — Учти, что это была еще самая милая из всех возможных тварей, что могут бродить по Академии... Саминэ, нет, обратно ты не пойдешь! Лучше посмотрим, на что еще ты способна.

Как выяснилось за получасовое путешествие от нашей комнаты и до крыльца Гильдии, девчушка не такая уж и трусиха, как казалось ранее. Упокоенный простым заклинанием гремлин, расчлененный черной молнией чей-то особо буйный зомби, сожженные ядовитые лианы, которые любили пускать второкурсники, решившие, что уже стали великими некромантами, и что теперь им позволено запугивать новоявленных адептов первого курса. И плюс к этому, сожженные дотла два мирных скелета, которые старательно мыли полы в холле общежития.

Уточнять то, что эта нежить всего лишь безвредная обслуга, подчиняющаяся магистрам, и что Сеш'ъяр ей спасибо за это не скажет, я не стал — девчушка явно была горда собой, а я успел заметить, что она далеко не безнадежна. По крайней мере, состояние ступора при виде очередного произведения кривых рук особо "умных" студентов, стало проходить у нее намного быстрее. Вот только неизвестно откуда взявшийся у самого выхода личи заставил Саминэ изрядно понервничать. Она и предположить не могла, что приведения могут обладать магией. И ей же можно их уничтожить.

Нужное заклинание ей, даже как интуиту, пока было не подвластно, и пришлось вмешаться мне. А затем, уже после упокоения беспокойного духа, обладающего черной магией, уже на залитом солнцем крыльце, мне пришлось учить этого беспокойного подростка этому заклинанию. Создать нужное плетение она смогла очень скоро и весьма этим довольная, едва ли не подпрыгивая на ходу, принялась спускаться по ступеням, щурясь от ярких солнечных лучей.

Расстраивать ее раньше времени тем, что применить его с первого раза у нее вряд ли получится, я не стал. Личи непростая нежить: для нападения она предпочитает сохранять дистанцию и редко когда стоит на одном месте. Пускай лучше в этом Саминэ убедиться несколько позже... и лично. Думаю, подобный урок она запомнит надолго. Не стоит радоваться раньше времени.

Мельхиор, встретил нас утренним оживлением. К тому, что с первыми лучами солнца в этом городе, как ни в одном другом в мире, становится слишком шумно и многолюдно, я уже давно привык. А вот Саминэ...

Да и видела ли она вообще когда-нибудь города при дневном свете?

Слишком многое говорило о том, что девушка, сейчас беззаботно шагающая впереди меня, с любопытством осматриваясь по сторонам, мало чего видела в этой жизни. Просто маленький любопытный подросток. И, раз это действительно так, то для чего убили ее мать и их сопровождающих? И кто тот белобрысый, что заблокировал память малолетней девчонки? Он хотел что-то скрыть, это ясно. Но что?

Я внимательно всмотрелся в лицо человечки, которая замерла вполоборота ко мне, сунув палец в рот и с детским восторгом смотря на факира на рыночной площади, который появлялся здесь время от времени, чтобы развлечь местную ребятню.

В ней не было ничего особенного. Или же... я чего-то не знаю?

Видимо почувствовав мой внимательный взгляд, девушка повернулась и, неуверенно шагнув вперед, подергала меня за рукав, пытаясь привлечь внимание, и с молчаливым вопросом заглянула мне в глаза. Для этого, правда, ей пришлось встать на цыпочки.

— Все в порядке, Саминэ, — с улыбкой щелкнул девчонку по кончику носа. Она фыркнула, но, кажется, явно мне не поверила. Забавно.

Нагнав девчушку около самой таверны, развернул ее в сторону невзрачного на вид здания, стоящего по соседству и, не став ничего объяснять, вошел первым. Саминэ не настолько глупа и сама поймет, чем эти две таверны отличаются друг от друга. И красивый фасад порой всего лишь способ привлечь внимание, скрывая за собой гнилое нутро.

Интересно, знает ли она о том, что подобное характерно не только для вещей? Девчонке предстоит учиться и жить именно среди таких людей. Сеш'ъяр наверняка об этом не подумал. Да, я могу ее научить выживать и защищать себя, но что с ней станет после этого?

Эта таверна, которая, в отличие от множества подобных, которых хватало в Мельхиоре, не имела названия. И только здесь подавали приличную еду, а вместе с тем, в небольшом, чистом помещении отсутствовал всякий сброд из местных, так называемых магов и их наемников. Сегодня мне хотелось в кой-то веки поесть нормально.

Расположившись за одним из столиков возле окна, я откинулся на стену и немного расслабился в ожидании заказа, чуть прикрыв глаза и рассматривая суету по ту сторону стекла. Мне нужно было подумать.

Вот только подумать мне не дали.

— Ну что еще? — удивленно вскинул брови, чувствуя, как кто-то теребит меня за рукав куртки. Догадаться, кто это, было уже не сложно. — Саминэ, ты неугомонное создание. Что случилось?

Состроив виноватую мордашку, человечка торопливо сунула мне блокнот и, отодвинувшись на край деревянной скамьи по ту сторону стола, скромно потупилась. Похоже, если бы вокруг было чуть меньше народа, она бы и под стол залезла, лишь бы на меня не смотреть.

Глубоко вздохнув, все же раскрыл блокнот на странице, где было вложено серебряное перо. В глаза бросились аккуратные строки рун родного наречия. Похоже, что Саминэ в совершенстве владела не только древними языками практически всех рас этого мира.

Вопросов, касаемых ее происхождения стало лишь больше.

"Скажи... тебя что-то беспокоит? Я... я могу тебе чем-нибудь помочь?"

— Глупый ребенок, — хмыкнул, отодвигая книжицу и замечая, как девушка съежилась после моих слов, — Саминэ, все, что меня беспокоит на данный момент — это долгое отсутствие завтрака. И то, что ты снова изрежешь себе все руки, не в состоянии нормально удержать ложку. Еще вопросы будут?

Девчушка быстро замотала головой и потянулась за блокнотом. Но я не дал ей это сделать, накрыв ее ладонь своей на полпути.

— Я знаю, что ты сейчас напишешь, — я лишь усмехнулся, глядя на расширившиеся от удивления золотисто-карие глаза Саминэ, — Я шучу. Просто будь осторожнее. Магу нельзя проливать кровь где попало.

Человечка неуверенно кивнула, но вырвать руку не попыталась. Что ж, хороший знак. Похоже, что мои прикосновения ее уже не так пугают, как раньше. Интересно только, насколько хватит ее бравады? Напускной, к тому же.

Я же вижу тень страха в ее глазах.

— Вот так встреча... — ехидно произнес мужской голос с едва уловимыми хриплыми нотками, характерными для тех, у кого не так давно было перебито горло, — Наследник Сайтаншесса собственной персоной! Со своей маленькой оборванкой.

— Охарон, — чуть прищурившись, зло произнес, отпуская ладонь девчонки. Кроме этого дроу, я уже почувствовал приближение и двоих других недоумков. Опять...

— Так-так-так! — возле стола остановился Рай'шат собственной персоной, небрежно постукивая пальцами по деревянной столешнице и не сводя взгляда с испуганной девчушки, которая машинально отодвинулась подальше к окну. — Какая встреча, адепт сейт Хаэл.

Мне стоило больших трудов удержаться на месте. Эти твари сильно мне задолжали...

— Рай'шат, — презрительно отозвался, откинувшись на стену и, закинув ноги на стол, насмешливо добавил, гася ставшую уже привычную ярость при виде черного дракона, — О, прошу прощения! Магистр Рай'шат. Кажется, так?

— Не забывай, с кем ты разговариваешь, щенок! — процедил Тинур, стоящий за спиной их "вожака". Отрепье. Всего лишь жалкий полукровка... Я видел куда более достойных людей, в чьих жилах течет хоть капля крови ятугаров. Почему я до сих пор не убил его?

Я уже начинаю все чаще и чаще задаваться этим вопросом. Но, для начала...

— Это ты забываешь, с КЕМ ты разговариваешь, — лениво произнес, не сводя взгляда с Рай'шата, который, в свою очередь, слишком внимательно следил за каждым движением Саминэ. Пожалуй, я буду очень признателен, если он сделает хоть одно лишнее движение в ее сторону. Дракон сам даст мне повод для его же собственной смерти.

— Ты...

— Оставь его в покое, Тинур, — неожиданно подал голос дракон, который выглядел более чем довольным, — Здесь есть личности куда более интересные. Не так ли, Саминэ?

Девушка вздрогнула и, на мгновение подняв голову, сразу же вжала ее в плечи. Я невольно прищурился. Ее имя ему уже известно?

— Всегда было интересно, что же заставляет магистров Академии бродить по городу ранним утром. Отсутствие инстинкта самосохранения, быть может? — усмехнулся, чувствуя, как в душе поднимается невыносимое желание его убить. Как бы Сайтос не был прав, от жажды мести именно этому дракону мне не избавиться никогда. Рано или поздно, я завершу начатое.

Но, пожалуй, присутствие Саминэ сейчас только к лучшему. Пока она здесь, моя ярость находится под относительным контролем. Не нужно, чтобы пострадали посторонние — Мельхиор итак не самый многочисленный город Аранеллы.

Сейчас, или позже, но Рай'шат умрет.

— Не твое дело, Ариатар, — резко бросил через плечо дракон и, все еще улыбаясь, протянул руку к лицу девушки, — Девчонку я забираю. На правах магистра Академии.

— Вот как? — иронично вскинул брови, даже не пошевелившись, не смотря на то, что Саминэ вскинула голову и посмотрела на меня с откровенным страхом, — И для чего же?

— По приказу господина директора, — нехорошо улыбнулся ящер, уперевшись ладонью в стол и, подавшись вперед, склонил голову на бок, глядя на сжавшуюся в комок девчушку, — Чем-то этот заморыш ему так срочно понадобился.

— И вот совпадение, — в таком же тоне добавил, медленно скидывая ноги со стола, — Рядом для исполнения столь важного поручения оказался лишь ты со своими ублюдками. Ложь, Рай'шат. Расскажи сказки кому-нибудь другому.

— Это приказ, — гневно сузил глаза тот, — И я не намерен его с тобой обсуждать. Девчонка пойдет с нами.

— Нет, — нехорошо усмехнулся, медленно поднимаясь из-за стола. Мне уже порядком надоели эти разговоры, — Она останется со мной. Видите ли, так называемы многоуважаемый магистр Рай'шат: вы забыли узнать одну поистине занимательную вещь. Саминэ находиться под моей опекой. И до начала обучения, кроме директора, никто не смеет ей указывать, что делать.

— Что-то я не заметил раньше, что эта оборванка находится под твоей, так называемой, опекой, — огрызнулся дракон, когда понял, что проиграл на этот раз. Даже его прихлебатели не нашли, что возразить мне. И все, что им оставалось — лишь плеваться ядом. Но вот не стоило указывать мне на мои собственные ошибки.

— Если бы не тот вшивый эрхан, — усмехнулся дроу, — Ты бы лишился своей маленькой подопечной, Ариатар. Какая же теперь разница, что с ней произойдет, м?

— Твоя жизнь и судьба ее не касается, — резко бросил через плечо, начиная откровенно злиться. Нет, не от его слов. А от того, что они были правдивы.

— О, да неужели? — иронично спросил Рай'шат, — Тогда отдай ее нам, демон. Зачем тебе немая, немощная девчонка, которая даже постоять не сможет?

— Плаксивое создание, — насмешливо добавил Тинур, — Но забавное. Она всегда так трясется от страха, Ариатар? Думаю, мы сможем лучше перевоспитать ее. О твоем дурном характере слагают легенды.

— Девчонка вряд ли стоит таких мук наследника земель эрханов, — коротко хохотнул Райшат.

Похоже, что это будет последними словами, что вырвались из его вонючей пасти...

Готовое сорваться с пальцев заклинание перебил вскрик черного дракона, полный боли. Быстро повернувшись, с удивлением увидел одну занимательную картину: пока я из последних сил пытался сдержать животную ярость, чтобы не порвать на куски всех троих, Саминэ, о которой шла речь... вонзила все пять ногтей в руку Рай'шата, лежащую на столе.

— Ты! — темный эльф метнулся вперед, но тут же оказался приложенный в столу лицом, согнувшись в весьма неудобной позе с вывернутыми за спиной руками. Ему не стоило пытаться пройти мимо меня. А что же касается Тинура... что ж, одного предупреждающего взгляда трусливому полукровке хватило, чтобы он спешно покинул таверну, бросив своих дружков.

Едва заметно усмехнулся. Я в этом и не сомневался.

— Тварь! — ящер замахнулся второй рукой, но безуспешно. На удивление легко уклонившись, девушка метнулась вперед и приставила вторую раскрытую ладонь к незащищенному горлу мужчины. И, на удивление, в ее глазах уже не было ни тени страха — только мрачная решимость и... ненависть.

— Не стоит поднимать руку на девушку, — я усмехнулся, смотря, как замер дракон, в глазах которого металось непонимание напополам со страхом. Он не ожидал подобного, но и освободиться не мог: серебряные ногти Саминэ пронзили его ладонь насквозь, пригвоздив к столу. — И тем более, не стоит оскорблять ее в ее же присутствии.

— Ты ответишь за это, — разъяренно прошипел Рай'шат, глядя на Саминэ. Но та...

Лишь усмехнувшись, девушка что есть силы ударила мужчину между ног, а затем, выдернув ногти из стола, добавила тыльной стороной ладони по лицу. Не то, чтобы у нее было много сил, но... Саминэ интуит. Добавленная в удар магия сделал свое дело — дракон распластался посреди таверны.

— Смотри, — рывком подняв дроу со стола, развернул его в нужную сторону, до хруста в суставах выкручивая его руки, — Это твой повелитель и господин. Будь добр — помоги ему. И скройся с моих глаз. Ты знаешь, что бывает, когда я в ярости. Тебе еще дорога твоя шкура, насколько я знаю.

Хм... пожалуй, это был первый случай, когда я избавился от общества этих трех, не сгорая от желания их убить или разнести все, что попадается под руку. Я бы не сказал, что ярость ушла, нет. Просто сейчас она была не нужна. И не ощущалась так остро, как ранее.

— Саминэ, — не сдержав улыбку, подошел к девушке, которая стояла возле стола, нервно сжимая и разжимая кулаки и смотря только в одну точку — туда, где еще минуту назад распласталось тело черного дракона.

Человечка не обратила на меня ни малейшего внимания, как и на остальных посетителей, которые посматривали на нас с интересом, тихо перешептываясь между собой. Выразить недовольство открыто никто не решился.

Медленно поднеся ладонь к лицу, девчушка вздрогнула, увидев алую кровь. И лишь тогда в ее глазах появился страх и осознание, что она сделала. Не сумев сдержать усмешки, усадил девушку прямо на стол и, достав из кармана носовой платок, зачем-то сам начал оттирать тонкие пальцы от вонючей жидкости, по недоразумению названной кровью.

— Поздравляю с первой победой, — смотря в широко распахнутые глаза, не стал скрывать довольную улыбку, — Похоже, что назвать тебя совершенно беззащитной теперь будет верхом глупости.

Саминэ удивленно моргнула. Затем еще раз. А уже потом, когда поняла, что отчитывать я ее не стану, неуверенно улыбнулась в ответ.

— Но не радуйся раньше времени, — хмыкнул, оттирая последние капли с ее ладошек, — В этот раз тебе повезло. Рай'шат — не тот противник, с которым ты сможешь справиться и во второй раз. Тебе повезло.

Тоскливо вздохнув, девушка насупилась, вызвав у меня очередную улыбку. Я начинал понимать, почему Рик прощает все ее промахи в принципе, вот так просто.

За ее детскую непосредственность и открытость.

— Не дуйся, — наклонившись, легко коснулся губами ее лба, — От меня иной похвалы все равно не дождешься.

Сощурившись, девушка внимательно на меня посмотрела, а потом... показала язык!

Вот... маленькая нахалка!

Но, действительно: как выяснилось, она не столь безнадежна, как я думал. Учить ее будет даже интересно. К тому же, похоже, что Сайтос был прав.

Я смогу отвлечься... от нее.

Глава 11

Саминэ

Это... странно.

Пожалуй, это слово было единственно верным, которое подходило под точное описание моего настроения, когда я проснулась на следующий день с первыми лучами солнца.

Конечно, я сразу вспомнила все, что произошло прошлым утром в таверне — такое сложно забыть. Но вот только... совесть меня не мучила. Совсем! Я правильно поступила: будь дракон хоть трижды магистром, такое поведение не позволительно даже ему. Я ведь тоже живой человек, и у меня есть чувства, которые он задел. И я никому больше не позволю так со мной обращаться. Теперь я смогу за себя постоять, хоть многого еще не знаю и не умею.

Но я обязательно научусь — теперь у меня есть хороший наставник. Ариатар... он своеобразный демон. Но, не смотря на непростой подход, из него получается хороший учитель. За эти пару дней я многое узнала и многому научилась. И, хотя это лишь крупицы того, что мне предстоит, думаю, я со всем справлюсь. Я должна.

Могучий храп прервал мои размышления, заставив повернуться в поисках источника этого звука.

Увидев его, я невольно хихикнула. Рик спал, наполовину свесившись с кровати, смешно приоткрыв рот и распространяя вокруг себя весьма ощутимый запах перегара. Со вчерашнего дня он так и не просыпался, ни разу. А веревки с его рук я украдкой сняла еще вечером, перед тем, как лечь спать. Благо Ариатар не видел — он опять ушел в лабораторию.

Кстати, а где он сейчас?

Соскочив с кресла, внимательно осмотрела спальню, но эрхана в ней действительно не было. Не оказалось его и в библиотеке, и даже в ванной! Кровать была аккуратно застелена так, словно ее сегодня и не трогал никто. Это меня насторожило. Куда он мог пропасть? Он же вроде не встает так рано...

Бросившись со всех ног в лабораторию, распахнула дверь, и только тогда смогла вздохнуть с облегчением. Эрхан был там.

Слава Хаосу... я испугалась. Не знаю, почему, но я действительно волновалась за этого демона: вчерашнее происшествие не могло вот так просто закончиться. Они будут мстить и, если не мне, то Ариатару. Это я осознавала вполне отчетливо.

Осторожно подойдя ближе, с удивлением поняла, что эрхан просто спит прямо в кресле. Наверное, он вчера опять работал над чем-то допоздна, сел передохнуть и заснул. Точно! Вот и доказательство.

Перед ним на круглом столике стоял черный бархатный футляр. Склонившись над ним, уже было протянула руку, но в последний момент отдернула и покачала головой. Нельзя так. Это не мое.

Так что не стоит трогать без разрешения.

Повернувшись к креслу, осторожно подергала Ариатара за рукав темно-синей рубашки. Будить его не хотелось, он, наверное, сильно устал, но нельзя же спать, сидя в кресле! У него наверняка все тело затекло...

Я не успела даже моргнуть, как чья-то сильная рука схватила меня за горло, сильно сжимая, мешая дышать и достаточно высоко приподнимая мое тело над полом. Вцепившись пальцами в руку, машинально вонзая ногти в плоть, испуганно, хоть и беззвучно вскрикнула, пытаясь освободиться. Но куда там...

— Хрдыр! — злобное ругательство, и меня, наконец, отпустили. Шмякнувшись на пол, метнулась, чтобы сбежать от возможной опасности, но наткнулась на стол, попутно перевернув его и ударившись при этом головой. На миг мне стало страшно, совсем как раньше, но голос демона, почему-то с удивленными интонациями, меня остановил, — Саминэ...

Испуганно вздрогнув, сжалась в комок, закрыв глаза. Что это? Что я сделала?

— Саминэ? Посмотри на меня, — неожиданно мягкий и спокойный голос Ариатара раздался совсем рядом. Осторожно приоткрыв глаза, я удивленно моргнула — эрхан сидел напротив меня на корточках, смотря уже без прежней ярости, и цвет его глаз уже стал совсем нормальным, синим, без малейшего признака кровавого узора. Увидев, что я больше не боюсь, демон тихо усмехнулся, — Испугалась?

Быстро-быстро замотала головой, не желая признавать очевидного. Да, я испугалась, и очень сильно. Наверное, мне не стоило будить его вот так, неожиданно.

— Опять врешь, — вздохнул Ариатар, и поднял на меня несколько уставший взгляд, — Прости, реакция. Как оказалось, неслышно ходить ты умеешь. Но не стоит больше так подкрадываться, Саминэ.

Я виновато потупилась. Сама виновата, чего уж тут. Догадывалась же, что Ариатар воин, а значит, реакция у него отменная. Тем более что вряд ли он когда подпускает к себе кого бы то ни было на столь близкое расстояние...

Хаос, я же его поранила!

Спохватившись, перевела взгляд и ужаснулась, увидев, как с его руки на пол капает кровь из глубоких порезов. Не думая о последствиях, схватила его руку, и принялась быстро, но тщательно опутывать ее нитями магии целительства. Это было несложно: нужно было просто "зашить" жемчужно-белой нитью нанесенные моими ногтями раны.

— Ненормальное создание, — тихо и беззлобно усмехнулся демон, рассматривая собственные руки, когда я закончила лечение и сжалась в комок. Мне было очень стыдно, — Я ее чуть не придушил, а она меня за это лечит. Вставай.

Поднявшись, Ариатар протянул мне руку, которую я, немного помедлив, все же приняла, приказав себе не дергаться от его прикосновений. Все же некоторые привычки были сильнее меня...

Поставив меня на ноги, эрхан как ни в чем не бывало вернул на место стол, и поднял с пола футляр. Держа его в руках, демон неожиданно нахмурился и, открыв его, внимательно осмотрел содержимое. Мне, к сожалению, со своего места не было видно, что там находится, но я на всякий случай начала мелкими шажками передвигаться в сторону кухни. Если я что-то повредила и испортила — не сносить мне головы.

— Стой, — коротко приказал Ариатар, невозмутимо схватив меня за воротник бархатной безрукавки. Я замерла, вжав голову в плечи. Кажется, в этот раз я получу наказание вполне заслуженно... Но вместо этого демон накинул какой-то шнурок на мою шею и попросил, — Волосы убери.

Глупо хлопая глазами, я сделала то, о чем он попросил и машинально поежилась, когда тыльной стороны моей шеи коснулись теплые пальцы демона.

— Посмотрим, что получилось, — спокойно произнес эрхан, обойдя меня полукругом. Проследив за его взглядом, я увидела, что он повесил на мою шею — простой, но изящный крестик с острыми концами, величиной в половину моей ладони, висевший на коротком плетеном кожаном шнурке. Стоило прикоснуться к украшению, как небольшой круглый сапфир в его центре коротко вспыхнул, и меня окутало теплом.

Я удивленно посмотрела на Ариатара, уголки губ которого приподнялись в едва заметной улыбке. Синие глаза довольно блеснули, и на миг мне показалось, что они имеют такой же, яркий цвет драгоценного камня. Но мне действительно показалось — это был отблеск другого сапфира, тоже круглого, который был вделан в крестик, висевший на груди демона. Он был чуть увеличенной копией того, что висел на моей шее.

— Никогда его не снимай, — прикоснувшись пальцами к украшению, лежавшему в ямке между моих ключиц, сказал эрхан, — И в следующий раз, если тебе взбредет в голову забрести куда-нибудь в одиночку, мне не придется носиться по всему городу, разыскивая тебя. И не вздумай потерять его, на нем слишком много заклинаний.

Я кивнула, машинально погладив крестик... за что и получила по рукам, и с огромным недоумением посмотрела на демона. Что я опять сделала не так?

— Я все чувствую, — в ответ на мой немой вопрос он выразительно постучал пальцами по собственной груди, — Это один из минусов амулетов, от которых избавиться не удалось. Я расскажу попозже... возможно. Если получу свой завтрак.

Дважды повторять демону не пришлось, я тут же понеслась на кухню. Вслед донесся тихий смех, но на это я уже не обижалась. Мне, правда, было очень интересно! А завтрак — это не такая уж великая плата за новые знания.

Уже через час я нервно ерзала на стуле, расставив готовый завтрак на столе, и ожидая прихода парней. Я уже успела и умыться сама, и закончить печь блинчики, и нафаршировать их, а они все не появлялись. Я пробовала их позвать, но они почему-то в ванной заперлись... Оттуда доносились весьма нецензурные крики и, судя по голосу, принадлежали они Рику, Ариатар же на это отвечал тихо и односложно. Интересно, конечно, что они там не поделили, но подслушивать с моей стороны было бы верхом неприличия. А потому я решила подождать их на кухне.

Вспомнив, что полуэльф наверняка проснулся с дикой головной болью, я судорожно метнулась в лабораторию в поисках нужных трав. Отыскав, забежала обратно на кухню и заварила нужные. Накрыв крохотный котелок крышкой, убрала из-под него часть углей, чтобы отвар не закипел, и со вздохом опустилась на стул, прислушиваясь к звукам, доносящимся из ванной. Отсюда их было практически не слышно, но я обнаружила кое-что другой. Похоже, что в куле с картошкой завелись мыши.

Схватив веник, я принялась неслышно подкрадываться к углу за очагом. Шуршание смолкло на миг и, как только я замерла, продолжилось с новой силой. Стараясь ступать как можно тише, я заглянула в угол и резко откинула куль из мешковины. И тут же выронила веник.

На меня смотрели невинные серебристые глазки на угольно-черной мордочке хорошенького до неприличия, маленького котенка. Он выронил из зубов кусок мяса, который я искала сегодня все утро, и испуганно мяукнул, забившись в угол и прижав ушки.

Какой же хорошенький... Но откуда он?

Присев, я медленно протянула руку, улыбаясь. Глядя на такую прелесть сложно было сердится. Котенок, чуть прищурившись, потянулся вперед и обнюхал мою руку. Еще раз подозрительно(!) на меня посмотрев, зверек ткнулся в мою ладонь, словно прося его погладить. Что я с удовольствием и сделала, не прекращая удивляться. Это было странно. Откуда он мог здесь взяться? Я очень сомневаюсь, что его сюда привел Ариатар. Он не похож на любителей животных.

А тем временем котенок уже ластился к моим ногам, терся об них головой, громко мурлыча. Хихикнув, я взяла его на руки и вернулась на стул, прислушиваясь к звукам. Если демон увидит этого пушистика, вряд ли он одобрит его присутствие. А я уже поняла, что не могу его та оставить или же выкинуть в коридор. Если я правильно понимаю, уничтоженная мною вчера нежить была далеко не единственной в этих стенах. Что же теперь с этим делать?

Вздохнув, я запустила пальцы в густую шерстку котенка, который тихо урчал, прикрыв удивительные глазки цвета расплавленного серебра. Я впервые вижу подобное, но удивляться уже нет сил. Я в мире магии так или иначе. Оставалось только гадать, почему я раньше никогда с ней не сталкивалась. Или же... мне не давали этого сделать?

Резко выпрямившись, я невольно нахмурилась. Я вдруг четко осознала, что все то время, до потери памяти, меня всеми силами держали подальше от магии и всего, что с ней связано. Мне нельзя было иметь с ней никаких дел. Но почему? И зачем тогда мама привезла меня сюда, в Академию Некромантии? Это я не могла ни понять, ни вспомнить. Виски уже привычно стянуло болью.

Мама... Где же она сейчас?

Звук шагов, раздавшийся в лаборатории, заставил меня вздрогнуть. Подпрыгнул и котенок на моих коленях. Шаги приближались, и мне ничего другого не оставалось, как сесть и пододвинуться вплотную к столу, спрятав под столешницей колени и сидящую на них животинку. Оставалось только надеяться, что сообразительный зверек с них не спрыгнет в самый неподходящий момент.

— Садись, — схватив за воротник сонного и порядком взъерошенного полуэльфа, вошедший следом за ним Ариатар едва ли не силой усадил его на свободный стул. Тот лишь недовольно поморщился и громко вздохнул. Пригладив влажные волосы, Рик виновато посмотрел на меня и неуверенно улыбнулся:

— Доброе утро, Саминэ. Рад тебя видеть.

Я улыбнулась в ответ и пододвинула к нему поближе кружку с чаем. Видно было, что лицо полуэльфа сильно опухло. Его действительно мучило похмелье, и я хотела бы встать, чтобы налить ему отвар, но впившиеся в ногу острые коготки напомнили мне, что этого делать нельзя. Пришлось вжаться в стул и сделать вид, что ничего такого не происходит, но я буквально кожей чувствовала внимательный взгляд Ариатара.

Завтрак проходил в полнейшем молчании. И хотя моя записная книжка уже лежала в кармане штанов, расспросить спокойно поглощающего завтрак демона о новом украшении я не могла. Я боялась, что эрхан будет смотреть на меня во время рассказа, то заметит, что что-то не так. И было же что!

Котенок, не смотря на свои относительно небольшие размеры, весил немало, и у меня уже затекли ноги. А пошевелиться было бы очень глупо с моей стороны. Так что достать блокнот я все равно не смогу, и...

— Саминэ, ты не поведаешь мне о том, что ты прячешь у себя на коленях? — спокойно спросил Ариатар, пригубив мятный чай из своей кружки. Я подавилась блинчиком от неожиданности.

— А? — непонимающе посмотрел на меня полуэльф, — Саминэ, о чем это он?

Тяжело вздохнув, я посмотрела на демона и, заметив его внимательный взгляд чуть прищуренных глаз, предпочла сдаться. Все равно не поверит, если буду отрицать. Похоже, скрыть от Ариатара чтобы то ни было, просто невозможно.

Отодвинувшись так, чтобы котенка стало видно, я виновато потупилась, машинально запустив пальцы в угольно-черную густую шерстку. Кажется, вот теперь я точно получу на орехи.

— Так-так-так, — постукивая пальцами по гладкому дереву, нехорошо усмехнулся демон.

— О! — перегнувшись через стол, изумленно выдохнул Рик, смотря на котенка, который, как и я, испуганно сжался, — Это же...

— Зесс, и что ты здесь делаешь? — ничего хорошего не предвещающим голосом спросил Ариатар, продолжая постукивать пальцами по столу и выгнув левую бровь. Я удивленно вскинула голову. Что он только что сказал?

Не знаю, что имел ввиду демон под своими словами, но котенок, кажется, все его слова прекрасно понял. Распластавшись на моих коленях, он жалобно мявкнул и стыдливо прикрыл глазки лапками. У меня же, кажется, глаза округлились до размера блюдец.

— Саминэ, где ты его нашла? — со вздохом отодвинувшись вместе со стулом, спросил эрхан, поднимаясь из-за стола. Обогнув его, он наклонился и, ухватив котенка за шкирку, поднял его на уровень глаз и едва заметно склонил голову на бок, — Зесс, ты где должен был быть?

Котенок виновато опустил ушки, и мне стало его очень жалко. Но вмешиваться я не решалась. Было очень похоже, что животное принадлежит именно Ариатару, а не кому другому.

Неожиданно раздался негромкий хлопок, а затем... у ног демона уже сидит средних размеров снежный барс, отличающийся от настоящего хищника лишь непривычным, невероятным черным окрасом.

— Значит, посольство аронтов прибыло в Эвритамэль, так? — опустившись на одно колено, Ариатар медленно почесал барса за ухом и задумчиво произнес, — И Шанриэлю некогда за тобой присматривать. Что мне с тобой теперь делать, Зесс?

— Оставь его здесь, Ари, — махнул рукой Рик, — Это все-таки твой эрингус. К Академии, я думаю, он привыкнет рано или поздно. К тебе же привык.

— Ты помнишь, чем все закончилось в прошлый раз? — хмуро спросил демон, вставая, но при этом продолжая поглаживать хищника по крупной голове между ушей, — Эрингусу не место среди нежити.

— Но он же пришел, — пожал плечами полуэльф и, широко зевнув, уткнулся лбом в стол, — Хрдыр, как болит голова...

— Пить меньше надо, — саркастично отозвался Ариатар. Вспомнив об отваре, я подскочила и, пока искала поварешку и чистую кружку, судорожно пыталась вспомнить, что означает все сказанное ими. И если прозвучавшее имя наследника лунных эльфов, Шанриэль тер Ист, достаточно легко всплыло в моей памяти, то с тем, кем оказался найденный мною котенок, возникли небольшие проблемы. Об эрингусах, кажется, я ничего не слышала. Они волшебные существа, это ясно, но в остальном, что они из себя представляют?

Поставив перед Риком деревянную кружку и слегка его потормошив, чтобы он не заснул прямо за столом, полезла в карман за записной книжкой. Достав перышко, быстро накорябала пару строк и сунула их под все тому же полуэльфу. Демон, кажется, полностью ушел в себя, продолжая поглаживать барса, который, прикрыв глаза, тихо мурлыкал.

— Эрингусы? — пригубив отвар, Рик широко зевнул и потянулся, — Это волшебные существа, обитающие исключительно на землях, принадлежащих лунным эльфам. Их осталось немного, и все они на данное время живут в Ассоматийской долине. Эрингусы свободолюбивы, но если и дадутся кому-то в руки, то только по своей воле. Хозяина они себе выбирают один раз и навсегда. Могут принять облик любого живого существа, за исключением разумных рас, и их шерсть высоко ценится. Используется в основном для приготовления зелий, очень редко во время ритуалов.

— Лекция окончена? — хмыкнул эрхан, посмотрев на Рика.

— Угу, — отозвался тот, присосавшись к отвару. Когда он отставил опустевшую кружку, взгляд полуэльфа стал уже не таким сонным, краснота из глаз пропала, как и частично припухлости на лице. Кажется, отвар ему действительно помог. — А что, тебя это смущает?

— Я рад, что ты пришел в себя, — как-то нехорошо усмехнулся демон, — Раз уж к тебе вернулась любовь к необъятным знаниям, и тяга трепаться о полученной информации направо и налево, будь добр — проверь знания Саминэ и займись восполнением пробелов в них. Я не хочу отвлекаться на подобные мелочи.

— О, великодушный Ариатар решил, как всегда, заняться грубой силой в первую очередь? — в свою очередь иронично отозвался полуэльф, откинувшись на спинку стула, — Не терпится показать, на что ты способен?

— Нет, — прищурился эхан, глядя на вроде бы спокойного полукровку, — Ты, кажется, забыл, что она под моей ответственностью. И я не намерен и дальше откладывать ее обучение.

— Собираешься сделать из нее бездушного монстра? — вскинул брови Рик, сложив руки на груди, — Миленько. Интересно, как скоро она под твоим присмотром забудет о всех своих человеческих качествах?

— Хочешь сказать, Рик, что я бездушное чудовище? — оперевшись ладонями на стол, чуть наклонился вперед и нехорошо улыбнулся, — Что Саминэ находиться рядом со мной не стоит, не так ли?

— Именно, демон, — откровенно зло усмехнулся парень в ответ, — Но кроме всего этого, ты еще и...

Не выдержав этой перепалки, я что есть силы хлопнула ладонями по столу. Хватит! Я уже не могу это слышать.

Оба парня осеклись и с некоторым удивлением на меня посмотрели. Я же, нахмурившись, написала кое-что в блокноте и пододвинула его к Рику:

"Хватит! Это же просто глупо! Рик, я получила расплату за свои ошибки, и я осознала их. Ари был груб, но он извинился за это. Я простила его, так почему ты не можешь? Прости, но сейчас ты не прав. Прекрати злиться, пожалуйста".

— Хм, вот как? — неожиданно как-то зло произнес полуэльф, сжав кулаки. Резко поднявшись так, что жалобно скрипнули ножки стула, он направился в сторону выхода, бросив через плечо, — Благодарю за завтрак.

И ушел. На кухне повисла тишина.

Резко отвернувшись, я принялась убирать со стола, закусив губу, чтобы удержать слезы, готовые скатиться по щекам. Меньше всего мне хотелось, чтобы они ругались из-за меня. И я не хотела обидеть Рика.

— Саминэ, оставь посуду в покое, — раздраженно попросил Ариатр, который, кажется, наблюдал за мной, — Он все равно вернется.

Передернув плечами, я еще ниже наклонила голову, чувствуя, как по щекам текут слезы, и попыталась составить фарфоровые блюдца в стопку, но едва не отколола им края серебрянными ногтями, к которым так еще и не привыкла окончательно.

— Саминэ! — с нажимом произнес демон, схватив меня за руку. Развернув меня, он ухватил мой подбородок пальцами, заставил посмотреть себе в глаза. — Не реви. Не стоит. Был не прав он, а не ты.

"Я знаю", — беззвучно прошептала и, неожиданно для себя, обняла демона, уткнувшись носом в его грудь. Кажется... Ариатар понимал, что я чувствую.

Ариатар

С трудом подавив глубокий вздох, я все же осторожно обнял ревущую девчушку за плечи. Судорожно всхлипнув, Саминэ еще крепче ко мне прижалась, размазывая слезы по моей рубашке. Конечно, приятного в этом было мало, и стоило бы угомонить это слабохарактерное создание, имеющее привычку реветь по пустякам, но...

Я дал слово Наставнику, что буду заботиться о ней. И, как я и предполагал, это подразумевало под собой идти на некоторые уступки с моей стороны. Так оно и оказалось. Пожалуй, стоило даже сказать ей спасибо за то, что ударялась она в слезы все реже, и по достаточно веским поводам... В ее понимании, естественно.

Меня поведение полуэльфа раздражало, но не более того. Но впредь ему стоит последить за своими словами и прятать свою ревность куда подальше. Мне не составило больших трудов, чтобы догадаться, что движет Риком, кроме его злобы на меня. Бывший упырь не слишком-то скрывал свои эмоции. И боюсь, в этом плане Саминэ от него недалеко ушла. Что нужно было исправлять, и как можно скорее.

Если полуэльф нападки со стороны других некромантов просто проигнорирует, добавив для убедительности свой фирменный оскал, то Саминэ придется несладко. Пожалуй, скрывать свои эмоции стоит ее научить в первую очередь.

— Успокоилась? — осторожно отодвинув от себя тихонько всхлипывающую девушку, заглянул в блестящие от слез золотисто-карие глаза. Саминэ тут же кивнула и, отстранившись, принялась вытирать ладошками влажные дорожки на щеках, старательно пряча взгляд. Не порезавшись на этот раз, что удивительно, девчонка медленно и аккуратно начала убирать со стола. Отстраненно я понимал, что не мешало бы сейчас оставить ее одну, чтобы она окончательно успокоилась и не терзалась чувством вины, но вместо этого сел на стул, развернув его спинкой к себе. Положив руку на голову Зесса, который недовольно ворчал, чувствую настроение окружающих, машинально начал следить за плавными движениями Саминэ.

Недостатки обнаружились сразу. Девушка, не смотря на невысокий рост, делала чересчур широкие шаги, а некоторые движения были слишком отрывистыми. Но порой все, что она делала и как двигалась, казалось практически идеальным. Что было странно.

Я едва заметно усмехнулся, от чего эрингус, так и не сменивший облик, настороженно дернул ушами. Проведя костяшками пальцев по голове, успокаивая зверя, чуть прищурился, обдумывая неожиданную мысль.

Саминэ чему-то учили. Я не был уверен точно, к чему ее готовили, но кое-какие знания о том, как владеть своим телом, у нее были. И видимо, этими знаниями она редко пользовалась, раз они всплывали у нее время от времени, скорее всего непроизвольно. Нужно выяснить, что именно она знает и что помнит. Но эта задача не для меня — здесь остро встает вопрос разности полов.

Чтобы научить ее идеально владеть своим телом, необходима помощь девушки. Вопрос лишь в том, где ее взять.

Пожалуй, серди моего окружения — того, которому я могу доверять, существуют лишь две девушки с необходимым положением в обществе и должным воспитанием. И обе они являются моими сестрами.

Вот только если у Касти и у самой сейчас проблем хватает, раз она не прибегает даже к ментальной связи, то обращаться к младшенькой я сам не горю желанием. Младшая Княжна Ленира Эренрих далеко не всегда помнит о том, что мы родственники. Весьма дальние, нужно заметить, но только это не дает представительнице правящей династии ятугаров сойтись со мной в очередном поединке.

По нескольким причинам, о которых я предпочитаю не вспоминать, Ленира к нам с Касти относится не с такой уж теплотой. Здесь стоит спасибо сказать ее матери, Княгине Эренрих, к воспитанию своей дочери она подошла весьма своеобразно. И как итог — молчаливая ненависть Лениры ощущается всеми клетками тела при каждой встрече, и лишь влияние Князя не дает ей ударить меня в спину.

Не все потомки членов Совета Тринадцати сумели сойтись характерами. Из всех моих знакомых, Ленира признавала, пожалуй, только Шанриэля. Эльфу гораздо проще было...

Стоп. Эльфу?

— Саминэ, переоденься, — поднявшись со стула, направился в сторону выхода, поманив за собой Зесса, — Нам предстоит прогуляться по Академии.

Удивленный взгляд человечки я проигнорировал. Мне нужно было придумать, что делать с эрингусам дальше.

Прихватив из шкафа кожаные штаны и такую же безрукавку, направился в ванную комнату. После того, как я заснул в лаборатории, стоило все же привести себя в порядок. Зесс черной рыбкой скользнул в воду, вызвав у меня улыбку. Пожалуй, я действительно скучал по нему.

Но в Академии Некромантии светлому созданию не место. Среди нежити, нечисти и магии смерти он очень скоро начнет чувствовать себя плохо. В прошлый раз хватило и месяца, чтобы эрингус стал озлобленным, вялым и отказывался менять ипостась. Больной Зесс вызывал лишь жалость, и мне пришлось отправить его к Шанриэлю. В королевстве лунных эльфов эрингус довольно скоро пришел в себя, но повторять подобный трюк еще раз я не собирался.

— Тебе придется вернуться, Зесс, — подманив к себе рыбку, провел пальцами по гладкой чешуе. Серебристые глаза недовольно блеснули, и я мгновенно уловил недовольство, исходящее от собственного питомца. — Это не обсуждается. Здесь ты зачахнешь.

Недовольство возросло и в этот раз оно уже сопровождалось категорическим отказом. Эрингус никогда не покинет хозяина по доброй воле, даже если ему самому будет угрожать смертельная опасность. Зесс очень четко напомнил об этом мне своими мыслеобразами. Похоже, собственный питомец просто поставил меня перед фактом и, выпрыгнув из бассейна, разлегся на бортике в блике черной пантеры, игнорируя меня с показным равнодушием.

Почему он выбрал образ, соответствующий второй ипостаси Кастиэльерры, оставалось загадкой. Обдумать же это мне помешали чувства Саминэ, ясно передающийся через амулет: непонимание, ожидание и любопытство.

Пришлось покидать горячую воду, надеясь на то, что я смогу рано или поздно исправить некоторые свойства украшений. Из простого защитного амулета с маячком на шее человечки получился полноценный артефакт. И если она не перестанет нервно его теребить, то я просто сниму его с нее и придумаю что-нибудь другое. Гораздо проще обновлять заклинание слежения, чем ощущать практически все, что чувствует беспокойная человечка на данный момент.

— Саминэ, если ты сейчас не оставишь амулет в покое, я отдам тебя на перевоспитание Рай'шату, — негромко крикнул через дверь, чувствуя, что девчушка скоро порвет кожаный шнурок, который так и не оставила в покое за все то время, пока я одевался. За дверью раздался сдавленный вздох, звук удара, а следом шум посыпавшихся на пол книг. Зесс настороженно повел ушами и с недоумением на меня посмотрел.

Тяжело вздохнув, я вышел из ванной и тут же увидел, кто послужил источником шума.

Как я и думал, Саминэ, дернувшись от неожиданности, наткнулась на стол и расстелилась на полу, свалив при этом на себя и частично на пол все лежащие на столе книги. Так и осталась сидеть, потирая ушибленные места. Заметив мое появление, она вздрогнула, но глаз не подняла, а лишь осторожно начала собирать в стопку старинные фолианты.

Зесс, почуявший, как и я, запах крови, раздраженно фыркнул и, запрыгнув на кресло девушки, начал неторопливо вылизываться.

Сдержав очередной вздох, я подошел к девчушке, которая все так же сидела, собирая книги, делая это совершенно неспешно, словно оттягивая момент, когда ей придется встать и посмотреть на меня. В сущности, так оно и было. Вот только на этот раз мне не нужно было смотреть ей в глаза, чтобы понять, что послужило причиной такому поведению. Страх.

Она приняла мои слова всерьез.

— Саминэ, посмотри на меня, — опустившись на корточки, тихо попросил, не сводя с нее глаз. Такое ее поведение абсолютно меня не устраивало. Девчонка подняла голову, но не взгляд, на ее шее красноречиво билась синяя жилка, — Я всего лишь пошутил. Не стоит все принимать на веру. Я не настолько жесток. Или же ты думаешь по-другому?

Подцепив ее подбородок пальцами, я все же заставил ее посмотреть себе в глаза, оставаясь при этом совершенно спокойным. Я действительно не злился, хотя и понимал, что вряд ли она расценит мой юмор. Она все еще не привыкла ко мне, более того, она меня совершенно не знала. Стоило учесть это.

Прикрыв глаза, девушка покачала головой, а я же, нахмурившись, залечил кровоточившую ссадину на ее левом виске. Она снова лгала.

— Саминэ, перестань, — поднявшись сам, я помог подняться девушке и, не сдержавшись, слегка ее встряхнул, — Я не монстр, помнишь? Я дал тебе слово, что не причиню тебе вреда.

Девчушка подняла голову и виновато на меня посмотрела, закусив губу. Нервно сглотнув, она потянула руку к карману штанов, но я ее перехватил:

— Не нужно, я итак знаю, что ты напишешь. Извинишься как-нибудь потом, за более серьезный проступок. К тому же, твое чувство вины итак уже амулет едва ли не накалило.

Испуганно охнув, Саминэ ухватилась за крестик под темно-синей рубашкой на своей груди. Ничего подозрительного не обнаружив, она медленно подняла на меня взгляд и только тогда заметила мою насмешливую улыбку. Смешно нахмурившись, девушка прищурилась и... что есть силы пнула меня по голени.

— Зараза... — только и смог выдохнуть от боли. Маленькая ножка, обутая в легкий дриадский сапожок из тонкой кожи, принесла немало болезненных ощущений, а Саминэ, гордо вздернув подбородок, чинно удалилась в гостиную, довольная своей местью.

Зесс проводил ее удивленным взглядом, но наказать мою обидчицу не спешил.

Впрочем, он прекрасно знал, что опасность мне не грозила. Да и злиться я не собирался — не смотря на боль в ноге, реакция Саминэ мне понравилась. Поманив эрингуса, я вышел следом. Отпускать Саминэ одну все же пока не стоило.

Хоть в этот раз она чувствовала себя гораздо увереннее, и даже пыталась осматривать подозрительные, по ее мнению, повороты длинных коридоров, все некоторая нежить наводила на нее состояние, близкое к панике. Она пыталась взять себя в руки, но когда пущенный ей фаербол не произвел должного впечатления на окровавленного зомби, который брел по одному из нижних этажей катакомб общежития, девчушка торопливо спряталась за мою спину. Оттуда ее пришлось вытаскивать силой.

— Саминэ, прекрати трястись, — я раздраженно повел плечами, с силой разжимая пальцы девчонки, пытаясь высвободить свою безрукавку. Это не сразу, но удалось, — На зомби магия огня практически не действует, если только у тебя будет достаточно сил, чтобы сжечь его дотла. Для его упокоения существует заклинание.

Серебряный крестик мгновенно передал ее недоверие, но меня она, хвала богам, наконец, отпустила. Даже удосужилась выглянуть из-за спины.

Окровавленный зомби, с полыхающими одеждами продолжил уныло брести мимо нас, не обращая никакого внимания ни на меня, ни на шокированную его равнодушным поведением Саминэ.

Я торопливо погасил огонь, брезгливо поморщившись. Этот наполовину сгнивший труп давно уже было следовало заменить на более... презентабельный.

— Это Танк, — наклонившись к самому уху человечки, тихо произнес, заметив, как из-за угла вышли два адепта с третьего курса. Увидев зомби, который остановился, они заметно струхнули и, развернувшись, мгновенно дали деру, растеряв весь напыщенный вид, подобающий некромантов старших курсов. Причина этому была совершенно обоснованная, что я и объяснил Саминэ, — Так называемый помощник нашего библиотекаря. Видишь ли, у Сурина весьма своеобразное воображение и нереальная любовь к книгам. Сам он никогда не будет бегать за должниками, по настоятельной просьбе директора. Слишком уж много заик остается после его "визитов". А потому раз в день Сурин высылает своего зомби прогуляться по этажам, собрать одолженное у него "богатство". Еще не находилось не одного студента, кто бы рискнул навредить этому зомби. Библиотекарь в гневе — страшное зрелище.

Саминэ недоверчиво на меня посмотрела. Я лишь молча указал на труп, который, заторможено осмотрев блеклыми, ввалившимися глазами ближайшую к нему дверь, медленно поднял руку и трижды постучал. Почти мгновенно дверь распахнулась, ударив зомби по руке, которую он не успел убрать. Конечность с неприятным хлюпом отделилась и отлетела на пол, прямо к моим ногам. Саминэ торопливо шмыгнула за мою спину, но не удержалась и продолжила подглядывать уже оттуда.

— Ох ты, мля! — испуганно выдал взлохмаченный адепт и, оглядев зомби, схватился за голову, — Танк, родненький, прости, я не хотел!

— Э-э-э? — недоуменно выдал труп в ответ, оглядывая нанесенный ему ущерб.

Саминэ беззвучно хихикнула.

Студент же, оказавшийся однокурсником Рика, стрелой вылетел в коридор. Не обратив на меня никакого внимания, некромант торопливо подхватил конечность со скрюченными пальцами и принялся торопливо приделывать ее обратно к порядком прогнившему телу. Зомби не сопротивлялся.

— Танк, миленький, потерпи, я сейчас! — бедный адепт торопливо вкручивал руку обратно на ее законное место, делая только хуже. В конце концов, порядком вспотевшему от волнения некроманту все же удалось вкрутить руку в туловище нежити, и он мгновенно скрылся в комнате. Но только на несколько секунд. Обратно вернулся еще более взлохмаченный, со стопкой старинный фолиантов в руках. Торопливо всунув их в руки зомби, он расплылся в улыбке и нервно помахал рукой:

— Всего хорошего, Танк! Сурину привет! И если что, я тебя не трогал!

Дверь захлопнулась с ужасающей быстротой и треском.

— Э-э-э, — грустно промычал труп в ответ и уныло поплелся дальше, теряя пальцы ног на ходу.

Саминэ тихо сползла по стенке на пол, трясясь от беззвучного смеха и прикрывая рот ладошкой. Я сам не сдержался от улыбки, прислонившись к стене и давая время девчушке прийти в себя.

Да, это Академия Некромантии. Да, здесь полно магии смерти и нежити, проклятий и приведений. Да, каждый пятый из студентов — наемный убийца или кто похуже. Но студенты — они и на Грани студенты. Их уже ничем не исправишь.

И, похоже, упомянуть об этом Рик как-то забыл. Смех Саминэ очень скоро сменился беспокойством и недоумением. Направляясь следом за мной по коридору, ведущему к лестнице на нижний этаж, я решил прояснить этот момент.

— Саминэ, я так понимаю, Рик тебе уже во всех красках описал тех, кто здесь учится? — не останавливаясь, спросил у девчушки, чуть повернув голову. Она торопливо меня догнала и кивнула, — Что ж, он сказал тебе правду. Но забыл кое-что уточнить. Студенты Академии сильно различаются по курсам. Первогодки, попадая сюда, бояться всего и многие просто не выживают, либо завершают обучение раньше срока банальным бегством. Ко второму году они становятся уже куда смелее. Третий и четвертый курс — головная боль нашего директора. На третьем некроманты откровенно сходят с ума, на четвертом же они начинают соревноваться друг с другом. Большинство смертей происходит именно тогда, они просто истребляют друг друга в попытках показать, кто сильнее. Остальные три, старшие курсы — им не до этого. С пятого года обучение начинается всерьез. На различные глупости у студентов просто не остается ни сил, не времени. Чем старше курс, тем меньше у некромантов доверия друг к другу. Каждый мнит себя сильнейшим, и все, как один, пытаются доказать друг другу, что Геката отметила именно его.

Увлекшись лекцией, я совершенно не ожидал, что Саминэ отстанет. А когда заметил и остановился, она уже вытащила из кармана блокнот, быстро что-то написала и протянула его мне.

"Чем больше они получают знаний, тем больше их жажда обладать ими в одиночку?"

— Именно так, — усмехнулся я, немного удивившись ее сообразительности. Неплохое мышление... для человечки. — Тебе проще бы было учиться в Эллидарской Академии Магии, под присмотром моей сестры. Но обратного пути уже нет, Саминэ, ты это понимаешь?

Убрав блокнот, девчушка сжала руки в кулаки и, глубоко вздохнув, уверенно кивнула. Похоже, что она все-таки решилась.

— Ну что ж, — хмыкнул я, останавливаясь у нужной двери, — Ты сама так решила. Мы пришли.

Точнее... дверей было несколько. Подобно нашей с Риком комнаты, на эту было наложено идентичное заклинание. Незваные гости видели перед собой две двери и, входя в одну, охраняемую посредственными заклинаниями, тут же оказывались на пороге другой. Это был замкнутый круг. Чтобы проникнуть внутрь помещение, нужно было войти в среднюю, невидимую, для тех, на кого не было рассчитано заклинание. Со стороны казалось, что мы всегда входим в разные двери — небольшая хитрость с расширением замкнутого пространства с последующем наложением нужных иллюзий. Действенная, хоть и простая защита, обойти же которую практически невозможно. Лишь для Сеш'ъяра она являлась легкой и незначительной помехой, вроде раздражающей мухи в бокале с вином.

Сейчас передо мной было семь дверей.

Я едва заметно растянул губы в подобии улыбки. Она всегда была слишком увлечена своей безопасностью.

— Держись за моей спиной и не высовывайся, — бросил через плечо, когда с охранным заклинанием было покончено. Вряд ли меня ожидала радостная встреча и Саминэ, похоже, осознав это, тенью встала за мной.

Первое, что я увидел, был летящий кинжал, нацеленный мне в шею.

— Какой теплый прием, Милика, — усмехнулся я, поймав метательный кинжал в полушаге от его цели, — Разве так встречают гостей?

— Гостей встречают с улыбкой, если они званные, — послышался холодный, чарующий голос из глубины комнаты. В ту же мгновение вспыхнул неяркий свет множества свечей, осветивший просторную гостиную и его обладательницу, находившуюся неподалеку, — Как ты прошел через заклинание, Ариатар?

— Ты забыла, кто тебя ему обучил? — насмешливо ответил, входя в комнату, выдержанную в исключительно черных, мрачных тонах. Саминэ неслышно зашла следом, все еще оставаясь позади меня. Дверь захлопнулась практически бесшумно, и на нее тут же легло новое заклинание. При этом девушка, сидевшая в одном из массивных, глубоких кресел, обтянутых тяжелым черным бархатом, даже не пошевелилась.

— Как я могла забыть, — саркастично прищурилась хозяйка мрачноватого помещения, откинувшись на спинку и изящно закинув ногу на ногу так, что полы черного платья из гладкого шелка разошлись, обнажив до середины бедра точеную ножку с белоснежной, гладкой кожей.

Я и бровью не повел.

Слишком идеальная фигура Милики, достоинства которой подчеркивали исключительно вызывающие платья, меня никогда не привлекала. Разве что только раз.

— Забывчивость тебе не к лицу, — с ледяной улыбкой резким взмахом руки отправил кинжал обратно. Милика лишь усмехнулась в ответ, поймав его двумя пальцами перед своим лицом.

— Что привело тебя сюда, Ариатар? — задумчиво произнесла девушка, поигрывая обманчиво-хрупким на вид кинжалом. Проведя длинными пальцами с кроваво-красным ноготками по лезвию, но не оставив ни капли крови, девушка бросила на меня холодный взгляд пронзительных голубых глаз с алым ободком вокруг зрачка, — Ты знаешь, я не люблю гостей.

— Мне нужно кое-что от тебя, — я спокойно привалился плечом к стене, уже зная, что Саминэ поспешит за мной спрятаться, — Твоя помощь.

— В долг не подаю, — коротко рассмеялась Милика, изящно поднимаясь со своего места. Так, как умела это только она: завораживающе, элегантно, приковывая к себе внимание настолько, что невозможно было отвести глаза, — Ты зря пришел, демон. Я не собираюсь тебе помогать.

— Неужели? — иронично изогнул бровь, рассматривая ее с ног до головы. И лишь только еще больше убедился в своем решении.

Милика была идеальна в своей красоте. Точеная фигура, тонкая талия, упругая грудь, изгибы тела, волнующие любого, кто взглянет на нее хоть раз. Белая, гладкая кожа, пальцы аристократки и красивое лицо хищницы. Пухлые, сочные губы, брови вразлет, чуть раскосые, выразительные глаза цвета весеннего неба, обрамленные черными, как ночь ресницами. Высокие, чуть резковатые скулы, острый подбородок и четкий овал лица, обрамленный густыми светлыми локонами. Ее красота была холодной, но завораживающей. И она умело этим пользовалась.

— Я все сказала, — чарующе улыбнулась она, обнажив в улыбке длинные клыки. Вампиресса была в своем праве, вот только...

— А все ли, Эмильканэ? — обманчиво-мягко улыбнулся, наблюдая за ее реакцией. И, пожалуй, в этот раз представительница рода вампиров меня разочаровала: идеальная маска дрогнула, и на красивом лице проявились ее настоящие эмоции. Высокий с переливами голос сорвался на выдохе:

— Не смей произносить это имя!

— От чего же? — я откровенно насмехался, даже не думая это скрывать, — Это имя, данное тебе при рождении.

— Я предпочла бы о нем не вспоминать! — резко произнесла вампиресса, с силой сжав рукоять кинжала, инкрустированную рубинами.

— Почему нет? — я чуть наклонил голову, наслаждаясь вспышкой ее ярости. Милику нелегко было вывести из себя, — Мне неожиданно вспомнилось, кем ты являешься по рождению, кем ты стала потом, и кто помог тебе в этом...

— Ты, ты... — вампирша не находила слов, нервно меря шагами пространство перед креслами. Звук соприкосновения тонких, высоких каблуков ее туфель с каменным полом прекрасно глушил черный ковер с густым ворсом.

— Подлец, гад и сволочь? — напомнил я ее же слова, которыми она не раз называла меня с момента нашей первой встречи. А когда мы встретились впервые... что ж, она была слишком напугана и растеряна, чтобы хоть как-то назвать кронпринца демонов.

Это произошло случайно, ни один десяток лет назад.

Я собирался в Натинало, город полукровок, по поручению его законного владельца и основателя — Таилшаэлтена, старшего брата Рика. Оба полуэльфа были сильно заняты, а я весьма неудачно попался им под руку. Пришлось ехать. Поручение было не слишком важным, а потому я не особо спешил по дороге. И именно эта неспешность и моя откровенная лень спасла жизнь хрупкой эльфийке, которую я нашел неподалеку от Светлого леса.

Эмильканэ была невероятно красива, но еще больше была напугана. Она едва могла дышать от ужаса, когда ее схватила банда разбойников, которые часто промышляют неподалеку от рощи дриад. Чтобы убрать эти человеческие недоразумения, много сил не ушло, но вот чтобы доказать эльфийке, что я не причиню ей вреда... Мне пришлось постараться.

Истории Милики, как потом я стал ее называть, оказалась весьма печальной. Наследная принцесса светлых эльфов, единственная дочь Владыки Диотарея. Прекрасная, утонченная эльфийская роза, воспитанная в традициях своей семьи. Никто не знал, что не так давно коронованный Владыка окажется не ее родным отцом. Его супруга, которая около двухсот лет назад была всего лишь невестой, во время нападения вампиров на Светлый лес оказалась не в том месте и не в то время. Она выжила, но... пострадала ее четь. Она была изнасилована одним из предводителей вампиров и, как итог, весьма скоро узнала, что беременна. Принц Диотарей, не знавший о случившемся, до последнего думал, что это его ребенок. Ровно до тех пор, пока по достижению столетнего возраста в "его" дочери не проснулась магия смерти, а следом за ней не появились клыки. Правда выплыла наружу, и последствия стали плачевны... для Эмильканэ.

Ее изгнали из Светлого леса. И, если бы не я, боюсь, что не приспособленная к внешнему миру полукровка была бы уже давно мертва.

Запуганная, потерянная девочка долго привыкала к новой жизни. Я достаточно легко смог выбить у Таша разрешение на то, чтобы она осталась жить в его городе, и здесь наполовину светлому эльфу, а наполовину вампиру показали, как совладать со своей второй сущностью. И в скором времени, она смогла прийти в себя.

Единственный раз, когда я к ней прикоснулся, произошел той ночью. Милика сама пришла ко мне, а что касается меня... я не смог устоять. Я понимал, что ей это нужно. Эмильканэ прощалась со своей старой жизнью...

Остаток лета я провел в Натинало, обучая Милику всему, что знал сам. Когда я уехал, нашлись и другие учителя. С наступлением зимы я вернулся, девушку было не узнать. Всего за полгода она стала весьма опасной вампиршей, хорошо обученной, опасной, оставаясь при этом чувственной, волнующей, соблазнительной. Она отказалась от своего эльфийского прошлого, но научилась умело совмещать поведение аристократки из королевского рода с повадками хладнокровной наемной убийцы. Ее манеры, умение подать себя, привычка сохранять лицо в любой ситуации, отточенные жесты, взгляды — придворный этикет стал ее опасным оружием. Она стала Миликой, самой опасной из вампиресс, которых я встречал.

Именно это мне сейчас и было нужно от нее.

— Хорошо, — неожиданно спокойно произнесла вампирша, выдергивая меня из воспоминаний. Я выгнул левую бровь, смотря, как она плавно опускается в кресло, сумев наконец-то взять себя в руки, — Я помогу тебе. Точнее — этому милому испуганному созданию, которое так трогательно прячется за твоей спиной. Ради нее ты пришел, не так ли?

— Ты как всегда проницательна, Милика, — я позволил себе едва заметную улыбку, вытаскивая Саминэ из-за спины. Девчушка вышла, но замерла на месте, смотря в пол и вжав голову в плечи, — Мне нужно от тебя то, что ты умеешь лучше всего.

— Хм, и что же это, мой принц? — с легким придыханием в голосе произнесла вампирша, чуть подавшись вперед, выставляя напоказ соблазнительную упругую грудь, едва прикрытую тканью платья, — От меня требуется что-то особенное?

— Милика, прекращай, — передернул я плечами, не обратив никакого внимания на ее попытки меня соблазнить, — Мне не нужно делать из Саминэ коварную искусительницу, так что оставь свою любимую роль для кого-нибудь другого.

— Ты же знаешь, она получается у меня лучше всего, — мелодично рассмеялась эльфийка, легко поднимаясь со своего места. Подойдя ко мне, слегка покачивая бедрами, но уже без определенных намеков, Милика протянула руку, — Здравствуй, Ари. Как это не прискорбно, но сколько бы не прошло времени, я всегда рада тебя видеть.

— Как и я, — усмехнувшись, слегка прикоснулся губами к гладкой коже запястья и, выпрямившись, медленно провел костяшками пальцев по гладкой, как шелк, щеке, — Так я могу рассчитывать на тебя?

— Скажи, что от меня требуется, — мягко улыбнулась девушка, на мгновение прикрыв глаза, — Ты же знаешь, я всем тебе обязана.

Перемена была слишком разительная, чтобы я не смог не удивиться в очередной раз. Так проходили все наши редкие встречи с Миликой. Она всеми силами пыталась показать то, кем стала и остается для других — я лишь в свою очередь напоминал, что помню и знаю, какая она есть. И лишь после этого она становилась собой: хрупкой, женственной эльфийской принцессой. Как бы она не бежала от прошлого, она навсегда останется той, кем была рождена и воспитана. Пускай лишь я знаю ее такой.

— Сделай из этого напуганного ребенка леди, — отойдя на шаг, указал в сторону Саминэ, которая боялась даже пошевелиться.

— Из нее? — удивленно произнесла вампиресса, кругом обходя девчушку, — Зачем? Это же просто милый ребенок... Ари, тебе нечем заняться?

— Увы, — я развел руками, спокойно усаживаясь во второе кресло, — Наш любезный директор в строгом порядке приказал сделать из нее некромантку. И на это у меня есть чуть меньше двух месяцев.

— Вот как? — эльфийка иронично вскинула брови в знак вопроса и, протянув руку, прикоснулась пальцами к подбородку Саминэ, заставив ту вздрогнуть, и спокойно попросила, — Посмотри на меня, девочка. Я не причиню тебе вреда.

— Именно так, — согласился, подперев щеку кулаком и наблюдая, как Милика бесстрастно рассматривает лицо напряженно замершей девчушки. И в этот раз, от ее волнения и беспокойства, амулет, кажется, действительно начал нагреваться.

— Ари?

— М? — отозвался, размышляя над тем, что делать с этим артефактом.

— Она прекрасна, — тихо выдохнула полукровка, пальцем очертив контур губ Саминэ. Та от страха даже пошевелиться не смогла, — Пожалуй, я действительно смогу тебе помочь. Каков должен быть результат?

— Научи ее скрывать эмоции. Это первоочередное. В остальном же... Походка, жесты, мимика — ты лучше меня знаешь, что ей может пригодиться. Всему остальному я научу ее сам, — я поднялся с кресла, понимая, что если Милике моя воспитанница пришлась по душе, то из нее действительно выйдет толк, — Основы этикета, она, похоже, знает. Но складывается такое ощущение, что она давно ими не пользовалась. Вся сложность в том, что у нее обширная потеря памяти. К тому же, она не может говорить.

— Да? — удивленно протянула вампирша, но затем загадочно улыбнулась, — Что ж, это будет даже интересно.

— Не увлекайся, — я усмехнулся, направляясь к двери, — Я зайду ближе к вечеру. Посмотрим, что ты сможешь выяснить. Постарайся обучить ее всему, что знаешь и умеешь сама. Но не делай из нее хладнокровную стервь.

— Ты слишком печешься о ней, Ариатар, — несколько отстраненно произнесла Милика, — Это странно.

— Я всего лишь исполняю поручение директора, — пожал плечами, взявшись за ручку двери, — Удачи, Милика. Тебе предстоит нелегкая работа.

— Я люблю трудности, — мурлыкнула та в ответ.

Я молча вышел. Сомневаться в ней я не видел смысла. Доверить Саминэ Милике я мог спокойно.

Она не причинит ей вреда.

Глава 12

Ариатар

— Да вы понимаете, что вы устроили?! Узнай директор — тут же вылетите отсюда, как пробка из бутылки! Нет, я все понимаю, для руководства Академии Некромантии только в радость, если ее студенты в идеале освоят заклинание призыва, но на кой ляд вам сдалось приведение эньхи?!

Эньхи?

Хм, а вот это уже становится интереснее!

Оттолкнувшись от стены, которую подпирал все время, пока доносилась вдохновенная речь ректора, которой он пытался вразумить адептов, находящихся в его кабинете, я отрывисто постучал по двери и, не дожидаясь ответа, вошел.

— Что еще? — рявкнул темный эльф в ответ на внезапное вторжение, но несколько осекся, увидев меня, — Ариатар? Ты-то что здесь забыл?

— Зашел проведать достопочтимого ректора, — я усмехнулся, опираясь спиной на закрытую дверь и оглядывая знакомый кабинет. Наткнувшись взглядом на того, кого отчитывал дроу, невольно расплылся в угрожающей улыбке, — Так-так-так... адепт Эльрон Кейн! Какая встреча!

— Ариатар? — резко обернулся один из них, черноволосый некромант с серьгой-черепом в левом ухе. Человеческий маг с неплохим даром, наглый, самоуверенный... И до боли знакомый мне со времен обучения в Эллидарской Академии Магии. Вечный враг и соперник за лидерство в квадриуме.

— Что за?.. — обернулся второй и смерил меня презрительным взглядом, — Он же...

— Демон, — хмыкнул я, сложив руки на груди. Подобную реакцию я видел далеко не впервые — эрханы редко покидали границу Эштара, — Или есть сомнения? Кейн, проследи за языком своего друга... в память о наших былых отношениях. Мне не слишком хочется пачкать руки об этого человека.

— Ты...

— Заткнись, — неожиданно оборвал его полукровка, мрачно смерив его взглядом, и бросил через плечо, — Господин ректор, мы можем идти?

— А? — ошарашено откликнулся темный эльф. Окинув нас взглядом, понял, что инициатива ему больше не принадлежит и обреченно махнул рукой, — Идите. Но чтобы до начала занятий никаких ритуалов больше не было! Даже разрешенных!

— Твою мать! — прошипел второй некромант, достаточно молодой по виду, взъерошив собственные светлые волосы. Ректор попытался что-то сказать, но...

Вылетевшая из портрета, что висел над столом темного эльфа, ветвистая молния с силой ударила мага, откинув его прямо на меня. Я лишь с ухмылкой успел в последнюю секунду отойти и открыть дверь. Запах паленого и нецензурные вопли, донесшиеся из коридора дали понять всем присутствующим, что магия не убила слишком языкастого мальчишку. Но немало неприятных минут ему все же принесла.

Малаксар де Арк тихо опустился в кресло, сдерживая рвущийся наружу хохот. Мне же было не до смеха.

Эльрон, мельком взглянув на портрет, спокойно направился на выход. Поравнявшись рядом со мной, некромант на мгновение остановился. Губы полукровки тронула едва заметная усмешка:

— Значит, ты все-таки здесь, Ариатар? Я думал, слухи ходят понапрасну.

— Слухи не ошиблись, — я слегка повел плечами, сохраняя абсолютное равнодушие, как поступал всегда при виде полукровки, один из родителей которого являлся кто-то из стаи черных драконов.

Даже по прошествии нескольких лет, напряжение между нами никуда не делось. У меня не было особых причин злиться на него, но... Ненависть к подобным ящерам так или иначе всегда всплывала наружу. И Эльрон прекрасно чувствовал это.

— Что ж, — загадочно улыбнулся некромант, — Тем интереснее. До встречи, господин ректор. Больше подобное не повторится.

— Я рассчитываю на это, — махнул рукой темный эльф и, как только дверь за полукровкой закрылась, с тихим вздохом откинулся на спинку высокого кресла, который больше был похож на стул, обтянутый замшей, — Как же меня достали эти некроманты... сил моих больше нет!

Зря сказал.

Я с откровенной улыбкой наблюдал, как очередная молния попала в ножки этого самого стула и магистр, не успевший среагировать, оказался на полу, предварительно приложившись подбородком об тяжелый дубовый стол.

— Твою... — раздалось нелицеприятное высказывание из-под стола, но до конца озвучено оно не было, так как в полированную столешницу врезалась еще одна молния, но на этот раз уже из стихии смерти. Ректор взвыл, не покидая своего убежища, — Ну что на этот раз-то не так?!

— Ответ предельно прост, — хмыкнул я, спокойно усаживаясь на стул, стоящий по другую сторону стола. Откинувшись на спинку, иронично вскинул брови и пальцем указал архимагу, который с большой осторожностью высунулся из-за края стола, на потолок. На нем изумрудно-зелеными рунами расцвела размашистая надпись:

"Здесь была некромантка".

— Ну да, как я мог забыть — ворчливо отозвался темный эльф, поднимаясь на ноги и потирая красное пятно на подбородке, — Можно подумать, что эта наглая эльфийка даст мне об этом... Все, все, я молчу!

Последний вопль некроманта был больше похож на панический вопль, услышав который я едва удержался от смеха.

Черная молния, остановившаяся в нескольких сантиметрах от носа Малаксара, покачнулась из стороны в сторону, заставив свести его глаза у переносицы. Затем, неспешно облетев магистра кругом, медленно вернулась обратно в портрет. Изображенная на нем девушка подмигнула мне и вновь неподвижно замерла.

Дроу вздохнул с облегчением и устало опустился на стул... забыв, что там его уже нет.

Нецензурные вопли, правда, в этот раз уже относящиеся к очередной трухлявой мебели, доконали меня окончательно, и я расхохотался. Иногда приятно видеть, что ничего не меняется.

— Ари, — жалобно произнес "достопочтимый" ректор, выбираясь из-под стола и потирая отбитое место, — Я тебя умоляю, ну поговори ты с ней! Пускай снимет заклинания, иначе я скоро или калекой останусь, или с ума сойду! А новый кабинет директор мне не дает...

Последние слова были похожи на жалобные стенания обиженного загробной жизнью приведения. Это рассмешило меня еще больше, но столь явно проявлять эмоции не стал, ограничившись лишь легкой улыбкой:

— Зачем? Архимаг де Арк, вы же сами говорили, что это ваша лучшая работа.

— Но не в таком же виде! — взвыл темный эльф.

Я усмехнулся, переходя на истинное зрение. Вид действительно был великолепен...

Искусное плетение из всех стихий оплетало не только портрет, но и стены комнаты, охватывая и потолок с надписью. Оно завораживало, переливаясь всеми цветами, нити магии мягко перетекали, но все же оставались в прежнем положении... И я не понаслышке знал, что разорвать его, как и снять заклинание просто невозможно. Увы и ах, но плетение, заставляющее частично оживать портрет, извлекая из него самые разнообразные, не смертельные, но неприятные заклинания, попадающие во всякого, кто не умел держать язык за зубами, оказалось не под силу даже всем архимагам Гильдии. В том числе и Сешъяру.

Впрочем, директор не сильно-то и печалился по этому поводу. Лишь загадочно улыбался, когда к нему в очередной раз с гневными воплями и слезными просьбами врывался темный эльф и умолял "убрать эту пакость" из его святая из святых. Или же выделить ему новый кабинет — снять картину со стены не представлялось возможным.

Золотой дракон оказался наотрез.

И уже много лет Малаксар де Арк вынужден терпеть издевательства собственноручно написанного им портрета. Студенты же, наоборот, едва ли его не боготворят. Картина весьма успешно защищает их от праведного гнева и крепкого словца ректора Академии Некромантии, заставляя его смягчать некоторые наказания. И наоборот, не дает наглеть особо умным некромантам.

— Хотя портрет действительно лучший, — тяжело вздохнул дроу, вытащив из угла кабинета новый стул, на вид еще хуже прежнего. У меня появилось весьма серьезное подозрение, что другие его предшественники пали под магией легендарного портрета Академии. — И чем ей именно он так не угодил?

— Не нужно его было вывешивать в таверне Эллидара в черной траурной рамке, — напомнил я эльфу его же прегрешение, — Некоторые представительницы женского пола весьма обидчивы, если их объявляют погибшими раньше времени.

— Да знаю я, — устало отозвался архимаг, устроившись на стуле и потирая виски, — Ладно, это был риторический вопрос. Зачем пожаловал? Что-то случилось?

— Мне нужны экзаменационные вопросы по теории магии, — машинально потер переносицу, вспоминая, что мне еще было нужно от архимага, — Кроме этого, вопросы по истории развитии Аранеллы, и... хотя нет. Мне нужны все вопросы ко всем экзаменам первого, второго и третьего курса.

Я почти с удовольствием наблюдал, как вытягивается от удивления лицо темного эльфа, а раскосые темно-зеленые глаза заметно округляются. Подобного он от меня не ожидал.

— Ариатар, это запрещено, — с трудом пришел в себя архимаг и нервно взмахнул руками, — При всем уважении к твоей семье, я все же не могу дать тебе экзаменационные задания заранее! Тем более, зачем они тебе за первый курс?

— Они не нужны мне и за пятый, — пожал плечами, в ответ, уже ожидая, что дроу в скором времени заикаться от удивления начнет, — Как и за шестой, седьмой... Они не для меня.

— Но Рику тогда они зачем? — с трудом пришел в себя некромант и нахмурился, машинально начиная перебирать свитки пергамента, лежащие на столе, — Ари, я ничего не понимаю. Не желаешь объяснить?

— А разве я могу желать что либо исключительно лишь для столь узкого круга лиц? — медленно провел пальцами по узкому подлокотнику, уже понимая, что Сеш'ъяр не удосужился предупредить своего заместителя. Но все же добавил, мельком посмотрев на архимага, — Они для Саминэ.

Реакция его оказалась неожиданной.

— Ах да, — внезапно спохватился архимаг и принялся торопливо выдвигать ящика стола с той стороны, один за другим, чем немало меня удивил. Похоже, в директоре на сей раз я ошибся. — Немая девушка с потерей памяти? Ее определили на второй курс, кажется? Решил подстраховаться и обучить ее немногим больше, чем просил Глава?

— Возможно, — наклонил голову из стороны в сторону, разминая неизвестно как затекшие мышцы шеи. Спину, к сожалению, постигла та же участь. Малаксару все же стоило бы сменить предметы интерьера, хотя бы стулья и местами подпаленный письменный стол, — Так что? Я получу их?

— Конечно, — уже добродушно откликнулся архимаг, вываливая на стол гору свитков. Оценив их количество, я провел рукой над ними, с помощью Тьмы отправляя прямиком в комнату, а дроу, тем временем, отыскав что-то в недрах черной хламиды, в которую был одет, протянул мне тонкую пластину из белого золота со старинной руной посередине, — Держи. Это неограниченный допуск в библиотеку. Отдашь девушке. Если понадобятся какие-либо книги, пускай покажет его и Сурин сразу отстанет.

— Вы нашли средство, как угомонить ходячий ужас Академии? — не удержался от насмешки, но заколдованную вещицу все-таки забрал. Саминэ действительно может пригодиться.

— Мы на это надеемся, — скорбно вздохнул некромант и поднялся со своего места, — Что-то еще? Если нет, то тебе пора идти.

— Дела? — я встал следом. Все равно все, что мне было от него нужно, я уже получил.

— Пойду выпрашивать у директора финансирование на новую мебель, — ссутулился Малаксар и, оглянувшись на портрет, украдкой пригрозил ему кулаком, — Пятый раз за месяц! Вот... эльфийка!

И исчез, напоследок указав мне на дверь.

Уже не сдерживаясь, я расхохотался в голос.

Все же удивительно, как может довести хрупкая на вид эльфийка одного из архимагов Академии Некромантии. И что может вытворять оставленный ей на прощание "подарок".

Остановившись возле дверей, я оглянулся напоследок.

С большого портрета в тяжелой золотой раме на меня смотрели грустные, выразительные зеленые глаза с золотистыми вкраплениями. Светлую кожу лица человеческой девушки, изображенной на портрете, оттеняли тяжелые локоны длинных волос цвета вороного крыла, ложившиеся на хрупкие плечи. Скульптурные, красивые и утонченные черты лица, прямой носик, изящные кисти рук. Она была красива. Стройную фигуру подчеркивал длинный плащ из тонкой кожи, без рукавов и с широким поясом, на ногах были высокие сапоги на шнуровке.

Девушка, одетая в традиционное красно-черное облачение ранхаров-магов, элитного отряда Князя Эренриха, сидела на подоконнике, упираясь спиной в холодное стекло, за которым бушевала метель.

Картина была необычна в своем исполнении, но еще необычнее была та самая девушка.

Хеллиана Валанди, победительница последнего Турнира Некромантов. Младшая Княжна Эренрих, которая стала потом известна совершенно под другим именем. Селениэль тер Алин, принцесса лунных эльфов. Черная роза Сайтаншесса...

Моя мать.

В комнату я вернулся лишь после обеда. На то, чтобы найти подходящего оружейника, ушло слишком много времени, а кинжалы могут понадобиться Саминэ в любой момент. Чем скорее она научиться хоть как-то себя защищать, тем больше у меня будет свободного времени. Она не сможет все время передвигаться по Академии, прячась от каждого встречного за моей спиной.

Мелькнула малодушная мысль заказать подходящее оружие для нашей юной воспитанницы у более известного (в определенных кругах) мастера, которое идеально бы ей подошло, и для этой цели я даже посетил Эллидар, но...

Танориона в его кузнеце не оказалось. Более того, мощные охранные заклинания поведали о том, что полукровка там уже давно не появлялся. Это означало только одно — мой старший братец был слишком занят. Раньше он всегда находил время для посещения его личного убежища, благодаря которому он уже давно сыскал славу великолепного оружейника. И потому я несколько насторожился, но прибегать к мысленной связи с Ри, которую давала мне татуировка на левой лопатке, все же не стал, как и разрушать плетения его заклинаний. Рано или поздно младший принц Сайтаншесса объявится сам.

К тому же, у меня весьма своевременно появились нужные мысли. Саминэ следовало для начала научиться владеть оружием среднего качества. Взяв первый раз в руки произведения Оружейника, который весьма близок к званию Мастера, она уже не сумеет от него отказаться. А жизнь мага, как известно, полна неприятных сюрпризов...

В комнате я неожиданно наткнулся на сбежавшего утром полуэльфа. Его присутствие несколько меня удивило, но не то, чем он занимался. Разумеется, Рик копался в свитках, полученных мной от Малаксара.

— Ари, — это что? — увидев меня, бывший упырь брезгливо поднял двумя пальцами первый попавшийся свиток и встряхнул его, — Это что за мерзость, хотел бы я узнать?!

— Ты разучился читать? — саркастично поинтересовался я в ответ, опускаясь в кресло, где обычно спала Саминэ, а до этого вполне успешно использовалось полуэльфом для складирования своей одежды.

— Да лучше бы разучился, — раздраженно фыркнул Ри, дернув кончиками ушей, — Зачем нам экзаменационные вопросы за первые три курса? Я наизусть их знаю, как и ответы!

— Ты — да, — легко согласился я и, подперев щеку кулаком, терпеливо стал ожидать просветления чей-то светлоэльфийской головы. Озарение снизошло минуты через три, когда я уже откровенно начал скучать.

— А! — полуэльф хлопнул себя по лбу, — Так они для Саминэ?

— Чудо свершилось, — хмыкнул, поведя плечами. Все же мне стоило хоть немного размять крылья перед тем, как возвращаться в Академию.

— Но зачем они? — продолжил недоумевать полуэльф, — Она же о магии практически ничего не знает, смысл ее проверять?

— Они пригодятся в будущем, — терпеливо пояснил, мысленно поражаясь недогадливости своего соседа, — Нужны лишь те, которые касаются истории.

— А, так ты хочешь остальные ее знания проверить? — понимающе протянул Рик, выискивая что-то среди горы пергамента, — Так они здесь бесполезны. Полученные результаты окажутся слишком отрывочны. Я займусь этим. Думаю, к вечеру тест будет готов.

— Вот как? — наигранно удивился я, закидывая ногу на ногу, — Рик, да ты никак все же решил помочь бедной девочке, оставленной на растерзание бесчувственному демону?

— Ари, не утрируй, — спокойно ответил полуэльф, заметно при этом напрягаясь, — Я этого не говорил.

— Неужели? — еще больше удивился я, продолжая наблюдать за отвернувшимся полукровкой, чья фигура, стоящая у письменного стола в солнечном свете, была видна как на ладони, — Ты достаточно ясно дал понять, что обо мне думаешь.

— Это случайность, — Рик передернул плечами, но не обернулся, продолжая хмуро разглядывать что-то в одном из развернутых им пергаментов, — Я не это имел ввиду.

Я лишь многозначительно хмыкнул, не собираясь, впрочем, что либо отвечать на эту реплику.

Именно это он и имел ввиду.

— Я не простил тебя, — спустя несколько минут молчания, бросил через плечо полукровка, — За тот раз.

— А я и не просил прощения, — усмехнувшись, я поднялся с кресла, чтобы тут же наткнуться на злой взгляд Рика, который стоял, сжимая кулаки. Пришлось договаривать, иначе еще одного потока слез в исполнении Саминэ было бы не избежать, — У тебя, во всяком случае.

— Она простила тебя? — заметно насторожился Рик, мельком взглянув в сторону прохода, который охранял черный туман. Кажется, полуэльф еще не понял, что девчонки здесь нет.

— Спросишь у нее сам, — я небрежно смахнул свитки в выдвинутый ящик стола, — Когда... хрдыр!

— Ари? — мгновенно нахмурился полуэльф, — В чем дело?

— Не сейчас, — раздраженно прошипел, схватившись рукой за амулет, который неожиданно обжог кожу. Он медленно, но верно накалялся, что могло означать только одно.

Мгновенно в разум проникли ее эмоции, от которых я таким упорством отмахивался всю первую половину дня. Страх. Паника. Боль.

Саминэ!

Саминэ

Сколько раз я не пыталась задумываться над этим, правильный ответ я бы дать так и не смогла. Просто в один момент все пошло не так.

Из глаз девушки ушла задумчивость и теплота. Следом за этим губы ее чуть дрогнули, а затем разошлись в устрашающей улыбке, обнажив длинные и острые клыки. Одно странное, размытое движение, за которым невозможно уследить — и вот я уже вжата в стену, а надо мной нависает разъяренная вампиресса. Кроваво-красный цвет затопил радужку ее глаз, а длинные тонкие пальцы мучительно-больно сжали мое горло.

— Потеря памяти, да? — с легкой хрипотцой прошептала она, пока я тщетно пыталась разжать ее пальцы, — Ты очень хорошо притворяешься, девочка! Неужели Ариатар не смог тебя раскусить?

Я замотала головой, совершенно не понимая, о чем она говорит. Пальцы Милики сжались на моем горле еще сильнее, ощутимо мешая дышать. Ее дыхание обжигало ухо, а интонации стали просто непередаваемыми. И вот тогда мне стало по-настоящему страшно:

— А, так ты говорить не можешь? Или не хочешь, Саминэ? Знаешь, мне довольно быстро удастся тебя разговорить. Если конечно, ты не умрешь быстрее, чем признаешься в том, что замышляешь...

Я принялась судорожно отбиваться, напрасно стараясь заглушить панику и боль. Я не понимала, что происходит, как и не могла понять, о чем она говорит. Мне было страшно, настолько страшно, что в этот раз застыть на одном месте я уже не смогла. Я отбивалась, как могла, вспомнив и о магии, вот только...

Чтобы я не делала, Милика не сдвинулась с места, продолжая смотреть на меня с холодной усмешкой, не обращая внимания даже на то, что по ее рукам стекают ручейки крови из глубоких ран, оставленных моими ногтями. Казалось, что она просто наслаждается всем этим, терпеливо и насмешливо ожидая, когда я выдохнусь, упиваясь моим чувствам страха и ощущением беспомощности...

Ну уж нет!

Извернувшись, что есть силы полоснула вампиршу по лицу всеми ногтями сразу. И, кажется, это было тем единственным правильным за последнее время, что я сделала.

С диким воем Милика выпустила мое горло и я, сумев наконец-то нормально вздохнуть, рухнула на пол, пытаясь отдышаться. В комнате что-то изменилось, ощутимо ударив по нервам, но я не сумела рассмотреть, что это было — девушка вновь бросилась на меня. Мне оставалось только зажмуриться от страха...

Но ничего не произошло.

С большим трудом заставив себя открыть глаза, я увидела, что вампиресса отлетела в другой конец комнаты и, ударившись об стену, упала на пол. И теперь же, пытаясь справиться с болью, старалась подняться. При этом я отстраненно понимала, что я сама к этому вряд ли причастна. Отстраненно повернув голову, я мгновенно увидела то, что послужило моим спасением. Возле двери стоял Ариатар.

Не соображая, зачем, я бросилась к нему, даже не обратив внимания на то, что глаза его полыхают ярко-алым узором. Мне просто было все равно. Лучше злой демон, чем... чем она! Не зная, зачем, я подбежала к эрхану и, едва не сбив его с места, крепко ухватила руками за талию, уткнувшись лицом в его грудь, видневшуюся в большом вырезе безрукавки из мягкой кожи. Он все-таки пришел...

— Саминэ? — глухо спросил Ариатар, положив мне руки на плечи. Я с большим трудом заставила себя отстраниться, но руки не убрала. И лишь тогда, поймав взгляд темно-синих глаз с алым узором, поняла, что по моим щекам текут слезы. Облегчения или испуга — не важно. Главное, что он все-таки пришел за мной.

Стерев влажные дорожки с моих щек, Ариатар, казалось, нахмурился еще больше и, притянув меня к себе, тихо прорычал так, что я едва не вздрогнула. Почти спокойно, но при этом не менее жутко:

— Милика, что здесь происходит?

— Что происходит, Ариатар? — голос девушки звучал хрипло и прерывисто, чему, скорее всего послужили последствия сильного магического удара демона, — Это мне хотелось бы знать! Ты знаешь, кого ты привел ко мне? В мой дом? Кому доверился?

— Милика, я не понимаю, о чем ты говоришь, — раздраженно ответил эрхан, но рук с моих плеч не убрал, — Я рассказал тебе о Саминэ все, что знал сам.

— Неужели? — голос Милики был полон яда, — А с чего ты взял, демон, что сказанное тебе ей — это правда? Видишь ли, кроме тебя и меня в мире полно идеальных лжецов...

— Способных обмануть Сеш'ъяра? — неожиданно расхохотался Ариатар, — Так вот в чем дело, Милика... Ты решила, что Саминэ лжет, не так ли? Неужели ты подумала, что она сможет обвести меня вокруг пальца?

— Ты не идеален...

— Я знаю, — отрезал эрхан, чуть сильнее сжав мое плечо, но я не отстранилась, еще сильнее прижавшись к нему, — Но солгать дракону при чтении воспоминаний она вряд ли бы смогла. Видишь ли, Милика, но Сеш'ъяр бы не стал принимать в Академию первого встречного, не проверив его как следует. Вдобавок к этому, я пил ее кровь.

— И? — в голосе вампирши сквозило недоверие. А я же... а я всеми силами гнала от себя эти воспоминания. — Она ничего тебе не сказала? Совсем ничего?

— У нее полная потеря памяти, Милика! Абсолютная! Не заставляй меня дважды повторять это, но я верю Саминэ. Более того, сейчас я склонен ей верить намного больше, чем тебе.

— Раз так, — спустя долгие, томительные мгновения пугающей тишины, раздался резкий голос девушки, — Тогда объясни мне, откуда у этой девчонки идеальные манеры? Идеальные, Ариатар! Ее воспитывали, не иначе как в королевской семье... Что ты можешь ответить на это?

— Она может оказаться кем угодно, — раздраженно ответил демон, еще крепче сжав мое плечо так, что оно отозвалось болью, но показать это я так и не решилась. — Я знал об этом с самого начала. Более того, все это я подозревал и раньше. И что теперь, Милика? Если она аристократка, что это меняет?

— Ты не представляешь, что это может означать, — тихо произнесла вампиресса и всего на миг в ее фразе мне послышался скрытый смысл, — Ты можешь не представлять, какую змею ты пригрел у себя на груди...

— Прекрати, — раздраженно прошипел Ариатар, — Милика, ты дорога мне, но, пожалуй, единственный раз за все время нашего с тобой знакомства я хочу свернуть тебе шею. Я просил тебя не запугивать Саминэ, а обучить ее.

— Вот так? — в голосе девушки послышались едва заметные нотки горечи, — Раз так, я исполню твою просьбу. Но потом, Ариатар, не вздумай меня винить в том, что произойдет...

— А об этом, — я скорее почувствовала, чем увидела его злую усмешку, — Я еще подумаю. Оказалось, что ты не совсем тот человек, Милика, которому стоит доверять...

Я слишком поздно заметила, что происходит что-то не то. Вокруг меня сгустился рваный черный туман, который, кажется, назывался Тьмой... Он кружил вокруг нас, заставляя меня еще плотнее прижаться в Ариатарау, холодил кожу, медленно, неспешно, но мучительно вытягивая все силы. Я чувствовала, как меня покидают такие родные крохи тепла — моя магия. Как заканчиваются все силы, словно я вдруг стала совсем беспомощной. Как начинает болеть тело, наступает чувство полной опустошенности, а на его место приходит лишь холод, мрак и безысходность... Я чувствовала все это.

Но остановить уже не могла.

Я сумела разжать свои руки только тогда, когда, когда почувствовала под своими ногами не каменный пол, а что-то очень гладкое. Ноги соскользнули, и я упала, не сумев удержаться. Перед глазами со страшной скоростью промелькнула гладкая темно-зеленая черепица, а затем — огромная высота...

Чьи-то руки успели меня схватить в самый последний момент и отшвырнуть назад, на покатую черепицу, которой была покрыта крыша Академии Некромантии. С трудом приподнявшись на локтях, я даже не попыталась сеть, все тело ныло от слабости. Но ярость демона я могла почувствовать и так, как и то, что его пальцы с силой впились в мой подбородок:

— Что ты натворила в этот раз, упырева девчонка?!

Я невольно отшатнулась, с трудом, но все же найдя в себе силы. Ладони и ноги скользили по черепице, а серебряные ногти оставляли глубокие следы. И лишь тогда, когда за моей спиной оказалась печная труба, я остановилась, смотря на разозленного эрхана, и не в сумев сразу поверить в то, что он говорил. Он... он считал, что я виновата в том, что произошло?

— Саминэ, на этот раз ты перешла все границы, — тихо, но очень зло произнес Ариатар, медленно приближаясь ко мне, — Я не знаю, что ты сделала, чтобы так разозлить Милику, но этот раз тебе не удастся отмолчаться. Так или иначе, но я узнаю правду.

Я не знала, что это будет так больно.

В один момент я почувствовала сильную головную боль, такую, что мне показалось, что в виски кто-то забивает толстые гвозди. А затем, внутри головы, послышался грохот и там, не смотря на мою волю, весьма болезненно стали мелькать воспоминания о сегодняшнем дне.

Как Ариатар ушел, оставив меня в компании странной девушки, оказавшейся вампиром, как она представилась, как еще раз пристально осмотрела меня. Как она попросила пройтись несколько раз, сделать около десяти реверансов и поклонов, каждый раз меняя условия, заставляя представить других людей и нелюдей, стоящих на ее месте. Как попросила меня накрыть на стол, меняя условия, рассказывая перед этим, кто будет за трапезой. Как выставила на стол множество бутылок с вином, прося выбрать то, чтобы подошло к тому или иному случаю...

Покрой платья для различных балов, украшения, драгоценности, язык веера и жестов, украшение залов и комнат — все это и многое другое интересовало Милику. И я отвечала, не задумываясь, делая все то, чтобы она не попросила. К ней привел меня Ариатар, и я думала, что все это нужно.

Пока она в один момент не прижала меня к стене, собираясь задушить. И сейчас этот эрхан насильно вызывал во мне эти воспоминания, причиняя боль. Не настолько болезненную, сколько невероятно обидную.

Он мне не верил.

Все закончилось так же неожиданно, как и началось. Просто в один прекрасный момент я поняла, что постороннего присутствия в моей голове больше нет, и никто еще раз не заставит меня пережить все это заново.

Вжавшись спиной в кирпичную кладку трубы, я крепко сжала голову руками и, кажется, разревелась. Все повторялось опять. Все мои прошлые кошмары, так или иначе связанные с Ариатаром, мне пришлось пережить заново. Но он же... он обещал мне...

Я не заметила, как демон оказался рядом. Я слишком поздно почувствовала, что он опустился возле меня на одно колено и, до того как я успела это даже понять, неожиданно крепко прижал меня к себе. Я попыталась вырваться, глотая слезы, но все было бесполезно. Он всегда был намного сильнее меня.

Я пропустила тот момент, когда оказалась сидящей у него на коленях, а он крепко прижимал меня к своей груди. По лицу безостановочно текли обидные слезы и все, что сумела сделать, ударить его кулаком в грудь, стараясь сделать это как можно больнее, как это сделал он мне. Нет, не своим поступком. Своим недоверием.

Но сил было слишком мало.

— Прости, Саминэ, — в этом тихом шепоте я с большим трудом узнала голос Ариатара, — Прости.

Простить? Нет, я не могла этого сделать.

Мне все еще было больно от осознания того, что я доверилась не тому. Что меня предали, не поверив не единому моему слову. Что не дали даже возможности рассказать все, вот так грубо вторгнувшись в мое сознание. Оно было моим! Моя душа, мои мысли — это было единственным, что принадлежало мне до недавнего времени.

Истерика подходила с новой силой, кружа голову и застилая глаза белой пеленой. Я пыталась вырваться, хоть мне и не давали этого сделать, я хотела уйти, убежать от всего этого... Так было до того момента, когда вокруг меня распахнулись огромные, угольно-черные крылья.

Слезы неожиданно кончились так же, как и начались. Я лишь судорожно всхлипывала, машинально прижимаясь к надежной, как мне казалось, груди демона, который обещал, что больше не причинит мне вреда. И почему-то именно сейчас пришло горькое осознание того, что он не хотел этого делать. Он просто слишком привык к тому, что у всех людей в чести. И имя тому — предательство.

Вот только... мне было обидно от того, что он так и не смог понять того, что я никогда не предам его. Никогда! Чтобы ни случилось.

— Прости меня, Саминэ, — я почувствовала, как его губы коснулись моего виска, — Я не знал.

Я лишь всхлипнула в ответ, тщетно пытаясь успокоиться. Это было слишком для меня. Но, кажется, боль начала уходить, когда я увидела их. Большие, покрытые мягким оперением крылья, сомкнувшиеся вокруг нас, отгораживающие от всего остального мира. Здесь, внутри этого кокона, царил полумрак, в котором было как-то тепло, наверное. И уютно. Неожиданно плакать резко расхотелось. Не совсем понимая, что я делаю, я протянула к ним руку, но мгновенно отдернула ее, когда демон заговорил:

— Саминэ, я знаю, что совершил ошибку и, похоже, непростительную на этот раз. Я понимаю, что простить меня ты не сможешь, но... просто постарайся понять. Милика — одна из тех немногих, кому я доверяю. Действительно доверяю, Саминэ. Я давно ее знаю, более того, я спас ей жизнь, как и тебе. И чтобы ее разозлить настолько, у тебя должна была быть веская причина. Пойми, я не мог поступить иначе. Я верю на слово лишь тому, кому могу доверять.

Я дернулась, как от пощечины. Я оказалась права — он мне не доверял. Все это время, Ариатар мне просто не доверял.

— Не нужно, — в этот же миг его руки еще крепче сжались на моей талии, не причиняя боли теперь, но уже не давая уйти, — Я все прекрасно понимаю, Саминэ. Я отвык доверять людям. И я прошу прощения за это. Мне следовало бы гораздо внимательнее присмотреться к тебе, чтобы не допустить подобного. Пожалуй, слухи о моем характере были правдивы, как никакие другие.

Я уже почти не слушала того, что он говорит. Кажется, я и так знала все это. Знала, и прекрасно понимала. Я ведь была именно такой, в тот день и последующие, когда Ариатар принес меня в Академию. Я знала, что такое недоверие и знала, к чему оно может привести. Пожалуй, именно эрхану я не доверяла больше всего и это чувство полностью себя оправдывало. Даже сейчас все произошедшее — прямое тому доказательство. Но только почему... почему я больше не могу на него злиться?

Не соображая, что я делаю, я все же прикоснулась к его крыльям. Удивительно мягкое, пушистое и такое приятное. Как столь холодный демон может быть обладателем столь прекрасного чуда? Я не могла понять этого. Но теперь, кажется, я понимала Ариатра, как никто другой.

Еще раз проведя пальцами по мягкому оперению, я все же решилась посмотреть ему в глаза. И хотя демон был напряжен, как никогда раньше, кроваво-красный узор уже почти полностью исчез из его глаз. На смену ему пришло сияние. Тот нереальный отблеск, которым обладали лишь холодные драгоценные камни. Глаза эрхана сверкали мистическим, ярким цветом сапфира...

И мой первый, кажется, поцелуй, произошел сам собой.

Почему это случилось именно так — не знаю. Но все это казалось настолько правильным, естественным, нужным, наверное, что когда губы эрхана накрыли мои, я не смогла сопротивляться. Да и не хотела, наверное.

Я не уверена, кто из нас отстранился первым. Но все, что я смогла сделать на тот момент — это торопливо скрыть пылающие щеки, наклонившись и спрятав лицо у него на груди. Мне было неловко. Разговор о недоверии явно зашел не в то русло. Но только почему все это казалось мне тем, что и должно было быть?

Слава богам, но Ариатар ничего не сказал, лишь только еще крепче меня обнял. Мне было стыдно за свое поведение, наверное. Но мерное, хоть и чуть учащенное сердцебиение эрхана под моей щекой действовало лучше всяких слов и действий. Но все же не настолько, чтобы я смогла взять себя в руки и посмотреть теперь ему в глаза.

В какой-то момент почувствовала его пальцы в своих волосах и, едва заметно вздрогнув, постаралась еще ниже наклонить голову. Я ждала, что демон сейчас заговорит и скажет что-то далеко не очень приятное, но этого не последовало. Рука Ариатар лишь продолжила неспешно перебирать пушистые пряди моих волос.

И уже совсем скоро я с удивлением поняла, что полностью расслабилась в его руках. Сознание подстегивала мысль, что так продолжаться не может, но душа просила совершенно другого. Остаться вот так, здесь, навечно... Но рано или поздно все должно будет закончиться.

Я отстранилась первой, с большим трудом разлепляя собственные тяжелые веки. Почему-то именно теперь мне очень захотелось спать. Не уверена, что послужило тому виной, но глаза слипались сами собой, вторя телу, которое совершенно отказывалось двигаться. Кажется, я даже широко зевнула.

— Это последствия воздействия Тьмы, — голос демона раздался откуда-то издалека, — Теперь какое-то время ты не сможешь пользоваться магией. Слабость в теле пройдет к утру.

Пройдет? Да, наверное.

Я с большим трудом встала на ноги. Темная гладь черепицы мгновенно качнулась под ногами, а яркое летнее небо, кажется, поменялось местами с крышей Академии, и я поняла, что падаю. Но сделать это помешали сильные руки, подхватившие меня до того, как я потеряла сознание.

— Тихо, Саминэ, — последним, что я услышала, был тихий шепот Ариатар, — Теперь все будет хорошо. Я тебе верю...

Оглядываясь потом назад, я множество раз силилась понять, что же тогда вело демона. И, сколько бы я раз не пыталась понять этого, но так и не смогла. Со временем воспоминания стали тускнеть и постепенно исчезать из памяти, но одно осталось навечно — слишком яркое чувство, возникшее, когда его губы коснулись моих. Наверное, если бы не оно, я все воспринимала бы, как нереальный, волшебный сон. Но оно отпечаталось в памяти навсегда, и поделать с этим я ничего не смогла, как бы не старалась.

Я ведь прекрасно осознавала, что все, что тогда произошло на крыше, произошло под влиянием момента. Я не питала никаких иллюзий, да их и не могло быть. Мы были слишком разные даже для того, чтобы можно было допустить подобную мысль. Кто он, а кто я? Я никогда об этом не забывала. В сказки о высокородных, которые попали в плен любви к простым девушкам, я никогда не верила. Да и не могла я утверждать, что люблю Ариатара.

Со временем, как и Рик, он стал мне старшим братом, которого у меня никогда не было. Конечно, я не могу с точностью говорить об этом, просто я так чувствовала. А может, я и твердо знала это, хотя память, как и речь ко мне не вернулась. Но я знала, что время рано или поздно все расставит на свои места.

А тот день на крыше... что ж, пожалуй, он стал одним из поворотных моментов в моей судьбе, как и тот, что привел меня в город Мельхиор, в Академию Некромантии. Благодаря Милике, с которой я совсем скоро восстановила занятия, я получила то, на что не могла рассчитывать в самых смелых своих мечтах.

Я заслужила доверие кронпринца эрханов.

А все остальные романтические чувства и надежды, которые могли бы возникнуть у любой другой, оказавшийся на моем месте, я смело оставила еще в то утро, когда очнулась в комнате, которую совсем скоро стала называть своей. Я не его пара, и оба мы знали, что это произошло случайно.

К этой теме мы больше никогда не возвращались.


home | my bookshelf | | Магия безмолвия. Эпизод I |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 180
Средний рейтинг 2.2 из 5



Оцените эту книгу