Book: На дне преисподней!



На дне преисподней!

Олег Павлович Рыбаченко

На дне преисподней!

Мы бороздим бескрайние просторы,

Святой России бережем покой!

Коль надо в бой оставим разговоры,

Знай, Русь мы будем вечно жить с тобой!

Российский воин смерти не боится!

Под звездным небом смерть нас не возьмет!

За Родину он крепко будет биться!

Сожми покрепче витязь лучемет!

Рази врагов, не зная тени страха,

Миры вселенной смотрят на тебя!

Пускай в крови, горит твоя рубаха,

Умри отчество сильней всего любя!

Глава 1

Видя, что король вегурианцев колеблется, агент ЦРУ Роза решила прибегнуть к гипнозу, но при этом у нее тяжело израненной в предыдущих боях, проявился жуткий аппетит, и она едва успевала заглатывать тюбики с питательной смесью. Маговар стоял в сторонке с внешне безучастным видом, но затем разговор заинтересовал и его.

— Речь идет разреженной гиперплазме, дестабилизирующей мыслительные процессы? — Спросил он.

— Да это наше оружие. — Ответил король. — Причем секретное.

— Тогда лучше не давать его людям! — Твердо произнес Маговар.

Глаза Люциферро сверкнули ненавистью. Голос женщины-тигра дребезжал.

— Это позволит избежать массовых жертв в будущей войне. Вернее в той уже идет, мое желание продиктовано лишь стремлением сохранить жизни.

Король кивнул.

— Вы земляне слишком агрессивны, я не знаю можно ли вам доверять такую силу.

— Ради блага всех живущих можно. — Ответила Роза. — Мы выступаем за стабильность и именно поэтому хотим уничтожить русских, занесших меч над всем мирозданием.

— Это значит, прольются океаны крови. — Завопил король. — Нет, я не позволю.

— Кровь и так будет литься, война идет уже тысячи лет, а так число жертв будет сведено к минимуму. Кроме того, мы не собираемся поголовно уничтожать население России, русские и другие национальности могут тихо, мирно работать в нашей промышленности и в сельском хозяйстве. — Подтвердила агент ЦРУ.

— Как рабы?

— Нет за плату как наемные рабочие.

Монарх хотел еще кое-что возразить, как в этот момент полыхнуло, небосклон раскололся, страшная термокварковая вспышка озарила небо. Взрывная гравиоволна подбросила его императорское величество вместе с супругой в воздушные пучины. Роза, Стэлла и Маговар устремились за ним, в атмосфере возникло подобие торнадо, а излучение, извергаемое ракетой, жгло и палило все подряд. Многие вегурианцы были или расплющены или пылали, густыми факелами, горели заживо, было видно даже, как оголяются их кости, дергаются внутренности. Из-за отсутствия трения, многие из них вертелись волчком, другие равномерно скользили по поверхности планеты, оставляя огненный след. Многочисленные дома были смяты и расплавлены вместе с жителями, летающие конструкции сбились и кувыркались. Многие из них напоминающие по форме сосульки рассыпались, словно битое стекло, одно из сооружений походящее по форме на четыре стоящих друг на друге арбуза, оторвалось от поверхности, а шарики сталкивались между собой, сходствуя с бильярдом. Другое сооружение похожее на табакерку стоящую, на тонких ножках было подхвачено смерчем и унесено в стратосферу. Растения и деревья почти моментально обуглились и напоминали скелеты, картина в целом смахивала на судный день, причем ближе к эпицентру взрыва, тем страшнее. Уже в полете, маленькая рыбка Стэлла перевернулась и применила телепортатор. Разноплеменная компания, их величества, несколько человек свиты, Роза и Маговар несущиеся в густом вихре переместились на относительно спокойный полюс. И здесь стояло несколько королевских дворцов, они блистали всеми цветами радуги. Однако сила взрыва была такова, что даже досюда спустя несколько минут дошла убийственная волна, порожденная сотрясением. К счастью прозрачное вещество, заменяющее стекла было очень прочным и не осыпалось.

— Еще несколько таких выстрелов и от нашей планеты, ничего не останется. — Пробормотал сохранивший, не смотря на все потрясения, ясность мысли король.

Люцифера поднялась.

— Надо сбить зависший на орбите звездолет. Тогда обстрел прекратиться.

— У нас нет космических кораблей.

— Тогда планетарные пушки! Используйте гиперплазменные «плевалки».

— Если бы это можно было сделать, враг давно был бы уничтожен. Возможно это слишком крупная дичь для наших пушек. — Произнес король.

— Есть звездолеты с особо прочными силовыми полями, но это, как правило, требует таких колоссальных расходов энергии, что они не могут долго продержаться.

— С этим я согласен, но ты думаешь, они дадут нам время.

— Какими бы не были варварами пираты, просто так уничтожить жизнь и ничего не получить взамен это не в их стиле. Они хотят нажиться.

— А значит. — Произнес монарх.

— Выдвинут ультиматум. — Вывела заключение Люциферо.

Действительно послышался скрежет и мощная гравиорадиоволна накрыла планету.

— Слушайте ущербная нация вегурианцев. Мы держим под смертельным прицелом ваш жалкий мир. Если хотите сохранить свою планету, и жить дальше размножаясь, то должны выполнить следующие наши условия.

Голос прокашлял, затем, гнусавя, продолжил.

— В первую очередь нам должна сдаться вся королевская семья, не только супруги, но и принцы, а во-вторых, планета должна нам заплатить половину своих ресурсов. В противном случае вас ждет полное уничтожение.

— Вот ужас! Пробормотал король. — Что теперь делать?

— Надо сдаться иначе погибнет весь наш мир и мы вместе с ним. А что касается выкупа то лучше потерять часть тем все.

— Лучше потерять все тем честь. — Рявкнул Маговар. — Неужели вы поддадитесь гнусному шантажу?

— Ты видал мощь их ракет, жизни миллиардов вегурианцев и миллионов наших гостей под угрозой. — Оборвал монарх. — И даже если меня и моих потомков ждет смерть, я приму ее ради своего народа.

— Если ничего нельзя сделать, — Промолвила Роза. — То может хотя бы нужно выиграть время. А вдруг подойдет помощь.

— Вот тут права! — обрадовался король, рефлекторно поправив сияющие эполеты, корону он давно потерял. — Конечно другие расы не оставят нашу планету в беде.

— А что если применить парализующую умственные способности гиперплазму. — Предложил Маговар.

— Не поможет, на такой дистанции поле их не достанет.

— А если приблизиться?

— Оборудование слишком громоздкое и еще не совершенное, нас просто расстреляют на ходу.

— Любое оружие можно доработать. — Отметила Люциферо.

— А у нас времени нет.

Словно в подтверждение его слов снова рявкнуло.

— Ну, где ответ! Или мне снова применить термо-кварковый заряд!

— Мы готовы сдаться. — Прокричал король. — Но пока не удалось найти принцев, и куда-то после взрыва подевалась супруга.

— Тогда горе вам. Можешь считать, что ваш народ занесли в черную книгу.

— Нет, мы их обязательно найдем, дайте нам времени, хотя бы три ботолола.

— Дам только один ботолол! Потом начну бомбардировку планеты. Да и не вздумай обратиться за помощью иначе.

— Да я Каназол Седьмой даю слово, что буду честно играть, только сохраните моим вегурианцам — жизнь.

Король отключился.

— Ух, вы уже сделали запрос к иным мирам о помощи?

— Да! — пропиликал компьютер.

— И какой результат?

— Связь не работает. — Бесстрастно сообщил плазмо-комп. — Все спутники уничтожены.

— Гиперинтернет?

— Без гравиоволновой спутниковой связи сигнал будет лететь, долгие годы.

— Это катастрофа! — Каназол прикрыл плавниками глаза. — Теперь остается только найти принцев и идти в вечное рабство.

— Нет! — Люциферо со злобой стукнула костяшками в колонну. — У нас есть еще шанс.

— Какой девочка! — С удивлением спросил король.

— Пускай Стэлла переместит нас на пиратский звездолет. Мы убьем главного атамана и взорвем корабль.

Маговар сразу оживился.

— А что это выход. Так мы можем прикончить свору грабителей.

— Это очень рискованно пиратов многие тысячи, а может и сотни тысяч, вы можете погибнуть. — Начал король.

— К тому же не ваш мир! Мы вам чужие! — продолжила королева.

Но Маговар решительно перебил.

— Наша вера гласит не так важно как течерянин жил, хотя и это имеет значение, но ее важнее как он умер.

— А у меня вообще нет веры! Но справедливость требует, расправиться с космическими налетчиками. — Молвила Роза. — Поэтому я выбираю атаку. Стэлла полетишь вместе с нами.

— Я бы рада, но космос губителен для представителей нашего вида. Единственное что я могу, это передать телепортатор и обучить вас перемещаться.

— Отлично! Я очень сметливая, ты нам кратко расскажи, и мы справимся сами.

— Хорошо, только предупреждаю, не перемещайтесь слишком много, и особенно без перерыва, мини-генератор разряжается.

— Это мы уже знаем, сами видели. — Произнесла Люциферо.

Стела подплыла к ним, и кратко изложила, как пользоваться, похожим на обруч аппаратом.

Маговар и Роза вооружились под завязку, крепкая женщина уже практически исцелилась от глубоких ожогов и чувствовала себя на редкость бодрой. Течерянин произнес краткую молитву, и Люциферо передвинула пальцы. Спустя секунду они бесшумно исчезли.

— Как ты думаешь, у пришельцев есть шанс. — Спросил у супруги король.

— Шанс всегда есть, но не всякий может им воспользоваться, во всяком случае, у нас остается один выход — молиться. — Ответила королева.

Роза и Маговар моментально перенеслись в чрево пиратского звездолета. Они оказались в узком изогнутом спиралькой коридоре, по бокам торчало несколько люков. Практически сразу им на встречу выскочили три колючих «пушистика» с мордочками хорьков.

Не успели пираты поднять оружие, как из них одного замочила Роза, а другого рассек мечом Маговар. Третьего Люциферо парализовала крепким ударом колена, даже хрустнули кости.

— Боксер в нокауте! — Произнесла она.

— Не убивай его Роза. — Молвил Маговар. — Пускай расскажет, где найти капитана, а то нам придется здесь плутать до скончания века.

Действительно коридоры корабля были настоящим лабиринтом.

Роза дала зверьку пару оплеух, он очнулся и тремя глазами глупо скосил в разные стороны.

— Ну, ты что ослеп. Говори быстрее, где ваш главарь. — Роза достала лазерный ножик и поднесла его к мохнатому горлу.

— Не знаю! — Пропиликало существо.

— Врешь и сейчас умрешь. — Люциферо надавила сильнее. — Закапала фиолетовая кровь, попадая на пылающий луч, она дымилась и шипела.

— Клянусь, не знаю, я в банде не давно, а атамана видел всего четыре раза.

— Хорошо, а где командный пункт.

— Надо идти прямо, потом на лево, затем опять прямо, потом на право, затем перебраться через двенадцать врат, повернуть снова в лево, после идти прямо, и прямо к центру. Короче без карты запутаешься. — Молвило животное.

— Понятно! И где найти карту?

— Убейте еще, кого ни будь, может у офицеров, на комп-браслетах найдете. Только меня не трогайте.

Маговар вместо ответа рубанул мечом по голове — «кочан» слетел.

— Зачем ты это сделал! Он мог бы нам еще пригодиться.

— Это отвратительно как он предлагает нам избавиться от его собственных товарищей. Таким нельзя жить.

— Может, он попал в пираты не по своей воле. Как бы то не было, нам придется продолжить «охоту».

Двое храбрых бойцов заскользили по коридору, включив при этом камуфляж. По пути им попалось сразу семь пиратов и один, что не мало важно был офицером. Пираты были слишком уж расслаблены, еще бы на своем звездолете им ничего не угрожало, даже неудобные шлемы были сняты и из них торчали уродливые рыла от которых разило перегаром. Одним взмахом Маговар убил двоих, а Роза застрелила четырех, а пятого ударила ногой, как ей казалось в пах. Однако на сей раз зверский тычок, не достиг цели и офицер успел выстрелить в ответ, опалив леди едва зажившее плечо. Маговар впрочем, был начеку и тут же снес зверю голову, поток буро-желтой крови брызнул из горла.

— Еще одним убийцей во вселенной стало меньше.

— Это хорошо, а пока я сниму плазмо-комп с его руки. — Произнесла Роза.

Ручища у иногалактика была что бревно, и снять комп-браслет было делом не легким.

Люциферо тревожно оглядывалась, в любой момент из-за угла могли выскочить иные космические корсары. Коридоры были покрыты мелкими лампочками и звездочками, которые тревожно мерцали. Наконец содрав его едва не отдавив пальцы, Роза включила плазмо-комп.

— А хоть разберешься. — Скептически произнес Маговар.

— Пираты, как правило, многонациональны и имеют разные виды и подвиды, что понимать друг друга, им нужен общий язык — это или русский, или английский, а может даже космолинга. Да и плазмо-компы производят, рассчитывая на совместимость.

— Ну что же может тебе повезет. — Маговар кивнул головой.

Пробежав по файлам, Роза довольно быстро нашла то, что ей нужно. Карта корабля высветилась на голограмме, а Люциферо было достаточно одного взгляда, что все распознать и запомнить.

— Ну, теперь в путь, будем прорываться сквозь плазменный ураган.

— А зачем! — Удивился Маговар. — У нас ведь есть телепортатор, он позволяет избежать лишнего риска, давай переместимся с его помощью поближе к центральному пункту.

— Да я сглупила! Почти забыла о нем! — Роза стукнула себя по лбу. — Тогда давай сосредоточься, будет жарко.

Перемещение как всегда прошло незаметно, они выпрыгнули прямо под носом охраны.

Пара залпов по растерявшимся звездным флибустьерам, и они повалились, корчась на полу. Маговар словно бумеранг бросил меч, и он срубил сразу шестерых, не обращая внимания на силовые поля.

— Полегче кидай папа! — Пропищал кладенец. — Я разогреваюсь.

— Потерпи сын, мы ведь должны спасти планету.

Ворвавшись во внутрь они были встречены сильным плазмоизвержением, хорошо что у них были классные боекостюмы, но все равно их прожгло и ранило, женщина и течерянин едва успели откатится, затем Роза швырнула гравиогранату. Мощный взрыв разметал врагов, и они успели заскочить в кабинет. Там сидело четверо субъектов, один напоминал пародию на трехносого Буратино, только был слишком толст, а остальные два типичные двуногие прямостоящие ящерицы, последний монстр напоминал кальмара с туловищем бегемота, короче говоря, самые отвратительные существа в галактике. Роза ударила «Буратино», коленом в подобие подбородка, а Маговар зарубил двух ящериц. Бегемотный кальмар успел выхватить лазерные мечи. Течерянин не испугался, хотя у противника было десять рук, его меч-сын сам указал куда разить. Не в пустую голову, а прямо в живот, где пульсировал мозг. Зверь рявкнул, броня на пузе лопнула, полилась очень густая розовая кровь.

— У толстобрюх, сколько в тебе мерзости. — Произнес Маговар.

Роза тем временем спеленала «Буратино», заломив ему руки.

— Хорошо, что у тебя есть кости, удобно ломать. — Сострила она. — Говори быстрее как отключить звездолет.

— Не знаю! — Заскулил тот.

— А кто знает! — Грозно насупила брови Люциферо.

— Только атаман! — «Буратино» попытался вырваться и тут же попал в такой захват что затрещали косточки.

— Хочешь, сначала покалечим, а потом ты умрешь.

— Я не виноват, наш хозяин настоящий монстр, хотя по происхождению человек как вы, но ни кому не доверяет.

— Даже тебе помощник?

— Даже мне.

— Это ужасно, что же нам ты не нужен, прощай. — Роза шевельнула бластером.

— Нет, не убивайте меня, я покажу вам, где скрывается атаман, а иначе на таком большом звездолете вам его не найти.

Люциферо включила карту корабля, трехмерная она выросла до пяти метров в высоту.

— Где он?!

— Вот здесь! — Заместитель атамана показал на один из боковых ответвлений. — Он сейчас занимается с девочками.

Роза впилась глазами в мозговую коробку «Буратино» предельно напрягая телепатические способности. Судя по всему этот малый, смертельно напуган и не лжет. Мало того в глубине души даже хочет смерти главаря.

— Вот так, ну смотри, если обманешь…

Договорить Люциферо не удалось, последовали залпы, и в коридор влетела целая орда. Поливая пространство потоками плазмы, они пытались подобрать к Розе и Маговару.

Их встретили точным узко лучевым огнем, прожигающим силовые поля. Правда стрелять при этом нужно исключительно точно, как поражающая мощь плазменного потока слабеет. Десяток разномастных тварей были убиты, другие прорвались вплотную. Тут спасибо мечу Маговара, как всегда бывает в критической ситуации, клинок течерянина удлинился, проходя даже легче, чем раскаленная проволока сквозь масло. Бандиты впрочем, слишком густо всаживали из лучеметов, простреленный насквозь «Буратино» загорелся, а затем рассыпался. Героев спасало лишь то, что их пытались видно взять живьем, что бы потом изуверски поиздеваться и помучить.

— Переноси нас Роза! Иначе каюк.

На ходу отстреливаясь, звездная амазонка передвинула показатели обруча, внутри конструкции находился маленький, но очень умный плазмо-комп он и перебросил их в нужную точку. Правда перед ними вначале возникла охрана. Похожие на смесь черепахи и носорога субъекты заслонили вход, силовое поле поблескивало поверх их боекостюмов.



— Это твои Маговар.

Течерянин понял без слов. Короткий взмах и разрубленные туши разлетаются в разные стороны. Маговар применил прием «Развернутый веер». Люциферо мстительно ударила ногой в труп.

— Ты не много грешил бедняга, но чертям доставишь радость, сколько мяса чертям будет трудно подобрать котел. — Хихикнула она.

— Сама не попади в ад! — Огрызнулся Маговар.

Так действовали они практически бесшумно, а дверь была толстой, можно было надеяться на то, что главарь не уйдет. Маговар разрезал мечом метровый слой брони, клинок даже слегка пискнул. Из-за разреза хлынул поток света, и послышались стоны и вздохи.

Роза заглянула первой, в бассейне, наполненном коньяком, плескалось несколько на вид вполне человечных фигуристых девиц. А вот между ними пристроилось и впрямь чудовище. Похожий на шестиногого робота-паука бронированный тип насиловал сразу шесть девиц. Этот монстр надрывно кряхтел, а девушки так визжали, что не поймешь, испытывали ли они блаженство или сильную боль. Увидев Люциферо, монстр повернулся и скинул забрало со шлема. Одна половина лица у него напоминала бледную человеческую, а вторая была механической. Глаз робота удлинился и прищурился. Хотя Роза была вся в крови и ожогах, выглядела она весьма презентабельно, а ее ярче солнца волосы развевались как боевое знамя.

— Да ты женщина-рейнджер! Произнес он. — Хочешь присоединиться к нам.

— С удовольствием! Я жажду насладиться новым сексуальным опытом. — Ее глаза сверкали.

— Тогда раздевайся и прыгай к нам. — Прогнусавил атаман.

Роза выхватила пяти ствольный лучемет и попыталась дать залп, как силовое поле разом прижало ее к барьеру.

— Ну, а темпераментна. Вот сейчас мы тебя разденем. — Силовое поле зажужжало и спустя секунду женщина оказалась совершенно обнаженной.

— Вот так моя красавица, ты восхитительна, никогда я не видел таких совершенных линий. Теперь у тебя выбор, или умереть или ублажить меня. Чем ты предпочитаешь работать, ртом или пещерой Венеры.

— С тобой ни тем не другим! — Зло ответила Люциферо. — Маговар ты чего стоишь, не видишь, меня склоняют к греху.

— Я здесь. — Течерянин выскользнул как тень. Прежде чем главарь успел среагировать, он рубанул его резко выросшим мечом по животу. Бронированная машина заискрила, затем замерла.

— Извини, что запоздал, мне хотелось выяснить, где у него кнопка.

— Вот как пока ты тормозил, меня чуть не изнасиловали.

— Конечно, это было бы «трагедией», но я думал что ты и не против.

— Я! Да за кого ты меня принимаешь. — Рявкнула Люциферо. Затем опустила взгляд на поверженного киборга, его блестящая броня, крупные конечности внезапно вызвали приступ сладострастного желания. Новый сексуальный опыт был бы весьма интересным. Потом он посмотрела на костяную голову течерианца, вспомнила парящую под ним полуразрушенную планету, и ей стало очень стыдно.

— Ладно, теперь главарь у нас, но его подельники все равно могут обстрелять планету. Можно конечно приказать ему, кстати, он жив. — Роза повернула голову, потерявший сознание тип, гулко дышал, кибернетический глаз казался мертвым, но единственный уцелевший человеческий смотрел со злобой.

— Эй! Ты! Как там тебя.

— Мое погоняло «Звездный пес» — тихо прохрипел поверженный командир.

— Так вот звездный пес. Что нам делать с тобой.

— Отпустите, я вас сказочно озолочу, хотите половину выкупа, который я сдеру с этой планеты.

Предложение заманчивое, но Люциферо притворилась равнодушной.

— Только половину! Мало! — Крикнуло подобие павшего ангела.

— Чего же ты хочешь ненасытная.

— Поделись со всеми своими сокровищами!

— Тебе что недостаточно?! Ведь это несколько десятков триллионов полновесных межгалактических долларов. Ни одному пирату не перепадала такая добыча.

Роза заколебалась, блеск огромного доллара соблазнял и манил. Маговар, однако, был тверд.

— Мы неподкупны! И если поклялись спасти планету, значит, спасем, не думая о наградах.

— Благородно, но глупо. Подумай сколько удовольствия можно получить за эти деньги, а какая власть.

— Власть надо использовать во благо, а я человек чести! — Маговар вскинул вверх свой меч. Клинок подтвердил.

— Отец ни в коем случае не иди на сговор с пиратами — лучше умереть, чем предать.

— А это кто еще! — Удивился главарь.

— Мой сын-меч, мы не куем мечи их, рождают наши женщины.

— Впервые слышу такое, так вот почему он так легко перерубил силовое поле.

— Возможно именно по этому, я люблю свое дитя, оно любит меня.

— В этом случае я предлагаю вам шестьдесят процентов от выкупа.

— Ты видимо, по настоящему глуп, нас не соблазнишь триллионами.

Роза преодолела свои колебания, на ее устах засветилась улыбка.

— А где гарантии, что ты нас не обманешь, дань соберешь, а сам подло ударишь в спину.

— Мое честное слово! — Прошептал главарь, громко говорить он уже не мог.

— А много ли стоит честь пирата! — Хихикнул Роза. — Нам нужны более твердые гарантии.

— А что вам остается, вам все равно отсюда не уйти.

— Почему! Как пришли так мы и уйдем. Верно Маговар.

— Но сначала мы разрубим на кусочки такую гадину как ты.

Атаман явно хотел жить.

— Хорошо, чего вы хотите?

— Дай код самоуничтожения звездолета, в этом случае мы всегда сможем держать тебя на мушке.

— Ну, уж нет, вы получите выкуп, а потом меня уничтожите. — Замотал головой атаман.

— А вот в данном случае ты не прав. Во-первых, вы пираты можете покинуть звездолет, а во-вторых, нам это не выгодно. Если уничтожить ваш корабль, то, как мы вывезем несметные богатства?

Главарь начал кое-что понимать.

— Мы покидаем звездолет, и раз сосредотачиваемся по катерам, и мелким шлюпкам, а роботы грузят сокровища.

— Которые мы если вы вздумаете нас обмануть, будут немедленно взорваны. В другой стороны если вас обманем мы, то у вас всегда будет возможность нас уничтожить, какова ваша численность?

— Примерно двести тысяч! — Атаман попытался гордо расправить плечи, но механическое тело его не слушалось. — У меня самая большая банда в галактике.

— Ну, если так я спокойна, вспомогательных судов хватает?

— Вполне, звездолет настоящая гордость космического строительства.

— Тогда чем ты рискуешь, мы держим за глотку тебя, а ты нас, а обманывать друг друга нам не выгодно.

— На сей раз, ты здраво рассудила. — Произнес атаман.

— И ты пойдешь на сговор с космическим разбойником. — Удивился Маговар.

— Так надо! — Люциферо незаметно подмигнула ему, и течерянин все понял.

— А теперь передай нам самоуничтожающую корабль схему, у нас должны быть рычаги воздействия на тебя.

Атаман на несколько секунд призадумался, он верил как человеческий эгоизм и жадность, так и в глупость. Он может передать им код, и даже взрыватель, но пока они будут возиться, его подельники тысячу раз все перепрограммируют. И тогда как кажется, этим фраерам замечательный план обернется их гибелью.

— Хорошо я передам вам схему. Только немного подкрутите меня, я не могу больше двигаться.

Роза обратила внимание на развороченные схемы.

— Ты попал в аварию.

— Нет, это была война, меня настолько серьезно поранили, что решили вместо регенерации объединить то, что от меня осталось с мощнейшей машиной, киборгом убийцей. Так я стал подобием терминатора или как его звали в древности — Робокопа. Но затем мне надоело быть марионеткой, и я сбежал к пиратам, а после выдвинулся и стал могучим главарем.

— Понятно! Ты сражался за конфедерацию?

— Да! И конечно считаю русских сволочами. Хотя те, кто меня изуродовал, были еще хуже.

В какой-то момент Роза почувствовала сильный соблазн присоединиться к сильному лидеру и стать космическим флибустьером, но потом мысль что тогда с карьерой разведчицы придется кончать и она навечно станет вне закона и конфедерации, была настолько отвратительной. Что Люциферо отказалась от заманчивых далей, предпочитая синицу в руках журавлю в небе.

— Хорошо я тебя подправлю, я проходила, курсы механика и надеюсь смогу разобраться в схемах.

— Ничего сложного технологии такие же, как в конфедерации. — Одобрил атаман.

Роза полезла в электронные внутренности, поковырялась в схемах, потом закрепила плазменный конденсат. В конце концов, конечности задвигались.

— Ну, ты молодец Роза! — Вернула меня к жизни. — Пропиликал терминатор.

— Не очень, стоит тебе чуть сглупить, и ты взорвешься. Теперь передай ключ самоуничтожения корабля.

— Вот она схема. Меня окружают подлые коварные скоты, и их постоянно нужно держать на мушке, поэтому источник от их могилы, я постоянно ношу с собой.

— Вот это правильно, а теперь передай его нам.

Поколебавшись, мгновение, главарь передал ей ключ.

— Как это работает.

— Надо нажать определенные кнопки, и будет запущен механизм самоуничтожения.

— Диктуй.

— Надо делать следующие движения. — Атаман начал подробно объяснять. Роза повторяла.

— Теперь у нас будет ровно десять минут, до того как корабль взорвется. Чтобы остановить процесс достаточно нажать голубую кнопку отмены сигнала, а если вы наоборот торопитесь то красную, в этом случае рванет немедленно, а гравиосигнал действует в пределах парсека.

— Спасибо что ты нам объяснил. — Теперь мы покидаем тебя.

— Зачем. Чтобы объяснить королю, что надо быстрее собирать выкуп. Наш выкуп, теперь у нас общие интересы.

— Вот как, тогда повторю ему наш ультиматум. Микрофон у меня.

Атаман максимально уверенным тоном произнес.

— Слушайте меня трусливые вегурианцы, сейчас я нанесу по вам очередной удар, вдвое большей по мощи ракетой в одну тератонну. В течение пяти соверов вы должны подняться на борт моего звездолета. Слышите отсчет.

— Ни куда он не поднимется. — Крикнул Маговар. — Но удар пока не наноси, мы должны навестить дойную планету, кроме того, дополнительные разрушения снизят объем извлекаемых нами ценностей.

— Только это меня и останавливает.

В этот момент послышался топот ног.

— Охрана у входа убита. Что с вами шеф?

Маговар показал меч.

— Подашь тревогу, убьем тебя, а сами уйдем.

— Все порядке! — Произнес атаман. — Я сам уничтожил их, отправляйтесь по домам. Ну, а теперь нажмете на голубую кнопку.

— Время терпит. До свидания, как, кстати, твое подлинное имя звездный пес.

— Гарри Купидон, но я обычно не люблю, когда меня так называют. С прошлым покончено.

— Я тоже так думаю.

Люциферо набрала код и крутанула диск, он засветился и спустя секунду они исчезли.

— Вот это техника! — Пробормотал Гарри. Мне бы такую не пришлось опасаться этих злыдней.

Неожиданно Роза и Маговар оказались не во дворце, а на одной из лун окружающих планету. Дышать сразу стало нечем и не оставалось ничего иного как рвануть бегом к ближайшему флигелю. По пути легкие разрывались, болели глаза, их распирало такова страшная сила почти безвоздушного пространства.

— Быстрее, быстрее! Посылал телепатические импульсы Маговар.

Ноги тяжелели, каждый шаг давался все труднее и труднее. Раскаленный песок сквозь дырявые сапоги обжигал пальцы.

Тут только Розе пришло в голову, что их боекостюмы повреждены и не функционируют.

— Какая глупость что мы их оставили и не взяли новые. — Беззвучно шевелила ртом отважная женщина. Впрочем, можно прочесть по губам.

Роза пошатнулась, от нехватки кислорода она почти теряла сознание. Кроме того, царил адский холод, смешанный с палящими лучами, странное ощущение леденящий вакуум и жгучий песок. Маговар видя ее состояние, подхватил женщину под мышки и взвалил на спину. В этом отношении течеряне были гораздо выносливей. Однако и его конечности подгибались под двойной ношей. В конце концов, не выдержав напряжения, он упал. Перед глазами калейдоскопом промелькнула предыдущая жизнь. Начиная с детства, где он отчаянно дрался с мальчишками и кончая нынешней разборкой. Он хотел, было лечь и пусть прилетит ангел смерти Цапирон, он заберет его в райские кущи, где он будет вечно счастлив. Но в этом момент перед его глазами появилась планета вегурианцев. Он видел, как она гибла, поражаемая супербомбами. Нет этого, он не может допустить, чтобы погибли миллиарды беззащитных забавных существ, он достигнет цели. Подцепив, прижав плотнее Розу — женщина впала в подобие комы, Маговар прибавил шагу, затем пустился бежать. Только Господь знает, чего ему это стоило. Но, все-таки увязая в песке, благо гравитация послабее земной, он, обильно пуская из четырех ноздрей кровь домчался до туристической базы. Представители конфедерации арендовали ее, платя небольшие деньги вегурианцам, а при этом солидно наживались на туризме. Увидев девушку распространенной человеческой породы и неизвестного иногалактика гуманоидного типа, два робота-охранника пропустили их на защищенную барьером территорию. Тут же подлетела медкапсула, киборги вкололи Розе укол. Девушка тут же пришла в себя, приподнявшись, ее посиневшее лицо быстро розовело.

— Это просто кошмар отсутствие воздуха. — Пролепетала она. Затем ее взгляд опустился на обруч и прибор. Не долго думая она нажала на красную кнопку. Затем глянула в мерцающее звездной чернотой небо.

Никакой реакции.

— Вот как Маговар похоже нас обманули теперь нам придется вернуться.

Течерянин улыбался, его зеленые похожие на изумруды зубы так и сверкали.

— Милая девушка, это бронированный жук и в самом деле пытался нас обмануть, он достал из прибора одну маленькую деталь, но я, внимательно не отрываясь, следил за ним. Кроме того, мои глаза способны видеть в диапазоне рентгена.

— Что толку с этого, мы теперь не можем предотвратить опасность, зависшую над планетой Вегур.

— А вот тут ошибаешься, я не даром преподавал спецназу. — Сделав театральную паузу, Маговар извлек из-за пояса похожую на двойную игру шпильку.

— Вот она нужная микросхема.

— Так заряжай ее быстрее, надо взрывать пока они не обрушили на несчастных рыбок термокварковой заряд.

— Давай сначала помолимся за их души.

— Не больше чем пол минуты. — Роза скороговоркой произнесла «Отце наш», затем ловкими пальцами сунула микросхему в портативный гравиорадиовзрыватель. И с яростью нажала на красную кнопку. Затем повернула голову к небу. Сквозь увеличительное стекло было видно небо и крохотная точка звездолета.

— Почему он не взрывается. — Удивленно спросила она.

— Взрывная волна не долетела. — Ответил Маговар, вот сейчас будет большой Пупух.

В такт его словам полыхнуло и туже секунду, на спутник обрушилась гравиоволна, к счастью из-за большой дистанции она не была особенно сильной, разбило лишь несколько легких установленных для красоты украшений, да еще рухнул рекламный щит. Прозрачная броня держащая воздух и силовые экраны устояли. В небе тем временем, одной звездой стало больше, столь крупный корабль и не мог рвануть слабее.

— Ого! Воскликнул Роза. — Вспышка сверхновой в миниатюре.

— Верно. Двести тысяч жизней прервались по нашей воле. — Течерянин глубоко вздохнул.

— Зато остались жить миллиарды! — Ты знаешь, какой необычайный подъем ощущаешь, когда делаешь доброе дело.

— Я понимаю. Когда-то когда я еще был маленьким меня, сильно обижали старшие соседние мальчишки, тогда я поклялся что стану сильным, но при этом не опущусь до их уровня и никогда не оскорблю слабого. Я долго тренировался, не только физически, но и морально, окреп телом и духом. Не стану хвастаться, но в целом мне удавалось сдержать клятву.

— Я тоже не служу злу. Мои родители были крупнейшими преступниками, не в ладах с законом. Я же в свою очередь дала клятву служить своей великой родине. Конечно, порой приходилось работать и на свой карман, но западную конфедерацию я никогда не предавала.

— Это не большое достижение, порой надо и жертвовать.

— Вот только что я пожертвовал несколькими десятками триллионов, которые сами плыли мне в руки.

— А ты уверенна? Это бесчестный пират все равно не дал тебе ни цента.

— Как знать, ведь мы ему конкретно могли вцепиться в глотку.

— Даже в лучшем случае мы бы сделались врагами для всего цивилизованного мира. Куда в таком случае девали бы триллионы.

— Купила бы себе планету и отбивалась от правительственного флота. Впрочем, пока русские не разбиты подлинного порядка в метагалактике не будет. Слишком много сил уходит на войну.

— А что если вам заключить мир. — Произнес Маговар.

— Мир! С Россией?

— А почему бы и нет. Они такие же люди, как и вы. Вместе вполне можете торговать и создавать совместные проекты. Может даже создать подобие конфедерации.

Роза задумалась.

— Слишком жестокие и коварные эти русские, чтобы с ними вести разговор о мире.

— А ты их знаешь?

— Я воевала с ними, не раз была ранена. Это ужасные парни.

— А я знал одного русского капитана, он очень честный и благородный, в частности он рассказывал об своей культуре Льве Толстом, Достоевском, Пушкине, Кашалотове. Я вот что тебе скажу русские очень чуткая и, пожалуй, ранимая нация, которой претит насилие.



— Ты бы это сказал тем изуверам, которые расправились с моим парнем. Когда он попал в плен, над ним так измывались и изуродовали, что он сошел с ума. И с тех пор я ненавижу все русское.

— Но ведь в России много национальностей есть даже негры, ты их тоже ненавидишь?

— Все кто служат в российской армии, мне враги. А что касается национальностей то да, ты прав, среди них много наций, но мы их привыкли всех оптом называть русскими. Хотя эта нация у них и стрежневая, но большинство не составляет.

— Вот видишь, все они, как и вы разные, разве когда их солдаты попадают к вам в плен, их не пытают?

— Только чтобы выведать секреты, а просто так нет.

— Положим, что маньяки и у вас встречаются, кроме того, у твоего парня также истязали не просто так, а выбивали правду.

Люциферо вспыхнула как лампочка, ее глаза сверкали.

— Правду говоришь. Искалечили хлопца, да вот знай, еще в древние времена существовала декларация о правах военнопленных и тогда такого беспредела не было. Пытки были запрещены, а солдат имел право назвать лишь свою часть, даже работы которые могли выполнять заключенные, регламентировались.

— Вот это странно по мере развития прогресса нравственность должна повышаться, а у вас наоборот произошла деградация.

Люциферо прервала разговор, ей очень захотелось затянуться сигарой, хотя курила она относительно редко.

— И чего мы с тобой стоим на виду философствуя, а тем временем о нас беспокоятся в королевском дворце.

— Они уже видели вспышку.

— Конечно, и думают, что мы погибли. — Роза крикнула во всю глотку роботу. — Подай мне сигареты — «Черный налив».

Кибернетический официант поспешил исполнить просьбу разгоряченной землянки. Люциферо затянулась внушительной сигарой, сладкий дым успокаивал, кроме того, женщина испытывала определенные моральные неудобства оттого, что истребила сразу двести тысяч разномастного народа. Так много и за один раз, она еще не убивала. Такое ощущение, что ты плывешь по океану крови, и тебя немного подташнивает. Сделав несколько затяжек думы, стали веселее. Роза поскребла простреленным сапогом поверхность, в дырке шевелились длинные с крашеными в алый цвет ногтями изящные пальчики женщины. Правда сама Роза была настолько юной и цветущей, что любой бы принял ее за девушку, а тяжелые раны затягивались прямо на глазах. Она вернулась к прерванному разговору.

— Ты хочешь знать, почему нравственность не поспевает за прогрессом. Я думаю…

В этот момент снаружи послышались выстрелы и взрывы.

Глава 2

Максим Трошев соединился с председателем Великой России. Дмитрий Молотобоец со своим громовым голосом, производил впечатление. Временный сверхмаршал подумал, что в древние времена из него вышел прекрасный полководец. В гуле средневековых сражений он мог докричаться и без микрофона.

— Товарищ председатель я вас слушаю.

— Привет! В первую очередь я поздравляю вас с впечатляющей победой. Двадцать миллионов звездолетов это существенное потрясение боевой мощи супостата. А теперь вам предстоит нанести отвлекающий удар в тыл и во фланг противника. Ваша задача сковать как можно больше сил перед операцией «Прыжок уссурийского тигра».

— Мы готовы выполнить любой приказ, когда выступаем.

— Об этом вы узнаете в самый последний момент, а пока доведите свой наступательный потенциал до максимума, кроме того, в ближайшую неделю к вам должны подойти подкрепления.

— Войска готовы к пополнению.

— А пока активизируйтесь в направлении галактики Бета — 9. Пускай конфедераты думают, что решающий удар будет нанесен по ней. Проведите пару частных операций небольшими силами.

— Да господин председатель в ближайшее время и планировали именно это.

— А пока до свидания у меня еще много дел. — Лаконично закончил председатель — Я буду поддерживать связь.

— А он немногословен, сразу видно мужик. — Отметил Максим. — Да и энергии для столь экстренной связи, да еще на такой дистанции нужно затратить слишком много.

Теперь предстояло разработать операцию против нескольких систем, силы для этого выделялись весьма ограниченные. Временному сверхмаршалу не хотелось отпускать от себя Янеша Ковальского, но пронырливый мальчишка, оказался первым среди добровольцев которым предстояло штурмовать системы. Когда вызвал на ковер сам сверхмаршал, Янешь отчаянно просился.

— Я хочу быть настоящим мужчиной, пустите меня, пожалуйста, в бой. — И бросает такой жалостливый взгляд, что Максим не выдерживает.

— Ладно, Бог с тобой, но если тебе станет страшно, можешь в любой момент вернуться, никто не осудит.

Мальчик гордо погладил сверкающий на груди орден «За отвагу».

— Такое за трусость не дают. Я буду сражаться яростно.

Янешь с младенчества привык работать кулаками и быть заводилой, поэтому чувство страха в этом мальчишке-плебее давно притупилось и атрофировалось. Иногда когда грозила непосредственная смерть, что-то подобное просыпалось, но так же быстро и гасло. Этот российский Гаврош был храбрым от рождения, с сердцем орла.

От радости мальчик стал даже подплясывать, лихо надвинул на себя фуражку, он зашагал словно взрослый, при этом ему очень хотелось закурить. Обычно вместо табака солдаты курили водоросли Лиссира, они были практически безвредными, но вызывали легкую эйфорию, повышая уровень интеллекта. Это гораздо лучше, чем запрещенный и приравненный к наркотикам табак с никотином. Как военный курсант Янешь получал стипендию, однако поскольку ему не было даже двенадцати, его статус был подвешенным, Великая Россия предпочитала воевать хорошо подготовленными кадрами, а не бросать в бой зеленых мальчишек. В армию призывали не всех, а самых лучших ребят с шестнадцати лет, причем имевших опыт допризывной подготовки, и еще полгода мурыжили в «учебке» прежде чем выпустить на фронт. Не особенно большой для своего возраста Ковальский смотрелся воробушком на фоне рослых солдат. Правда двое из них не были такими крупными, напоминая подростков, к ним и пристроился Янешь.

Два интеллигентного вида паренька что-то чертили, вырисовывая на бумаге. Из-за того что индивидуальные плазмо-компы, были довольно дорогие их носили только старшие опытные солдаты, а «салаги», обходились более примитивным браслетом экстренной связи. А на нем и в игры не поиграешь, сложные научные расчеты производить затруднительно. Поэтому они действовали самым примитивным, образом делали набросок на туалетную бумагу. Янешь подскочил к ним.

— Чем занимаетесь художники?

Стоящий справа повернулся, его безусое румяное лицо улыбнулось.

— Пытаемся усовершенствовать конструкцию лучемета, существующая малоэффективна против силовых полей и матричной защиты, особенно на большой дистанции.

— Да вы академики! Вам научно-исследовательский институт надо.

— Но пока руководство решило, что наше место здесь.

— И правильно война самое лучшее, что есть на свете. — Молвил Янешь.

Хлопцы похоже были не очень с ним согласны, но спорить не стали. И так другие на малолетних «профессоров» смотрели косо, а пацифизм в армии не моден. Стоящий справа парень все же сказал.

— Тем не менее, мы должны сделать все от нас зависящее, для того чтобы война быстрее кончилась.

Подобная фраза вызвала одобрение у большинства особенно старых солдат и офицеров, многие были сыты войной под завязку.

— Как вас зовут? — Спросил их Янешь.

— Меня Антон. — Сказал стоящий справа.

— А я Василий. — Мы братья и у нас общая фамилия Иванов.

— А мое прозвище Янешь Ковальский.

— Поляк?

— По паспорту мои родители русские, но далекие предки и впрямь были из Польши. Но я не знаю, у нас не графская кровь, чтобы вспоминать свою родословную. Вообще гордиться родословной пристало коням и собакам, а человек тогда чего-нибудь стоит, когда он проявляет героизм и мужество в настоящем. Мои родители простые бедные работяги, но этим я не смущаюсь.

Антон вздохнул. Он вспомнил, как попал в армию. Его родители угодили в кабалу, задолжав вначале небольшие деньги олигарху. За это их поставили на счетчик, потом долг стал, быстро расти. В результате у них забрали квартиру, дачу, а потом родителей сплавили наподобие каторги, где они должны были отрабатывать долг. Братьев ждала бы та же участь, но олигарх Беслан Гаркуш, рассудил иначе. По фиктивным документам ребят призвали в армию, там один из продажных генералов обещал отправить их в самое пекло, предварительно застраховав их на большую сумму. Теперь они стали смертниками, и им оставалось только быстрее умереть. Ну вот, генерал-ублюдок решил подставить роту под такой удар, из которого у них не было шансов вырваться. Василий и Антон были умными парнями и понимали, что смерть кружит рядом. А ведь жизненные перспективы у мальчиков были прекрасные, в одиннадцать лет они окончили с золотыми медалями школу, потом поступили в институт звездолетостроения, и метафизики, там они, когда им еще не исполнилось четырнадцати, с отличием закончили, все курсы, и даже написали кандидатскую диссертацию. Потом все оборвалась и их жизнь должна была кончиться казармой и ранней смертью.

— Всем строится! — Прозвучала переданная электронным голосом команда. — Будьте готовы к экстренной переброске.

Солдаты спешно построились, молниеносно запрыгнув на борт. Их с максимальной скоростью должны были переместить в систему Краба. Галактики Бета — 9.

Маршал Трошев также не терял времени даром. Только что ему сообщили, что к планете приближаются несколько десятков тысяч довольно крупных звездолетов противника. Видно конфедератам удалось каким-то не постижимым образом проскочить внешние кордоны.

— К планете врага не подпускать, задержать движение подвижными минами.

Олег Гульба вмешался.

— Я полагаю, что их не так много, чтобы задерживать наши ударные группировки на уничтожение подобной вылазки.

— Я тоже так думаю Лучше всего мы их встретим на подлете, а включать анти-поле не будем.

— Наши войска понесут лишние потери. Мое мнение, противник нас сам боится верно.

— Да верно!

— И на большой бой у него сил нет. В тоже время ему хочется уничтожить захваченную нами планету.

— Так! Это факт.

— Я полагаю, надо послать им на встречу один катер с якобы генералом-предателем. Он их встретит, а потом поведет в обход, в частности в пояс астероидов. А там, в больших количествах разбросаны еще нашим противником мины. Они нарвутся, на них, тем более что многие из них запрограммированы на движение в стиле пасть акулы. Потом наша ударная группировка добьет того, кто останется.

— А если они будут знать, что астероиды с подвохом?

— Так минировали даги, а звездолеты конфедерации, кроме того, эти кленовые очень недоверчивые и не хотят делиться секретами с союзниками.

— Это у них на кончиках лепестков. Что же принимаю твой план, а кто возьмет на себя выполнение столь сложной миссии.

— У нас достаточно героев готовых пожертвовать своей жизнью. Возможно, даже придется бросать жребий.

— В первую очередь это должен быть человек с артистическими способностями.

— Ну, таких у нас много, давайте через плазмо-компы кинем клич и отберем лучшего.

Тем временем поступили дополнительные сведения об вражеских войсках, как выяснилось их намного больше, чем было по первоначальным данным. А значит если уловка не пройдет, бой ожидается слишком кровавым и жарким.

Опрос среди солдат занял не слишком много времени, две-три минут, добровольцами высказалось пойти свыше пятисот тысяч солдат и это только из тех, кто имел плазмо-компы и находился рядом на ближайших звездолетах, а иначе набрались бы многие миллионы и миллиарды. Среди добровольцев был естественно и Янешь Ковальский, однако, их корабль уже мчался к окраине галактики и, следовательно, было не до него, да и кто доверит мальчишке такую миссию.

Лучшей кандидатурой для этой роли компьютер признал Юрия Попова. Этот мужик уже десять лет воевал, а до этого учился в театральном училище, так что он мог вполне естественно разыграть генерала.

Его сразу вызвали к сверхмаршалу.

— Здравия желаю ваше высокопревосходительство! — Гаркнул он.

— Вольно! Готов ли ты пожертвовать своей жизнью ради Родины.

— За Великую Россию я готов умереть тысячу раз!

— Тогда слушай, тебе предстоит разыграть следующую роль. — Максим Трошев принялся терпеливо объяснять задание.

Выслушав, Юрий гаркнул.

— Будет исполнено товарищ сверхмаршал. Спою свою прощальную песню как по нотам, кроме того, мне смертельно надоело ходить в сержантах.

— Я своей власть присваиваю тебе звание старшего лейтенанта. А после смерти станешь абсолютным героем России и генерал-майором.

— А нельзя ли сразу стать капитаном, чтобы легче было умирать.

— Можно, тем более, неизвестно может ты, и сумеешь спастись. Вот мой приказ, ты уже капитан.

Юрий улыбнулся, поклонился и в сопровождении охраны направился к катеру, надо было спешить, нельзя терять ни минуты. Впрочем, на несколько минут его все-таки задержали, нужно было произвести маленькую операцию на мозге.

Массивный кулак войск конфедерации, продвигался в направлении бывшей столицы галактики. Поэтому появление маленького катера, было неожиданным, его уже хотели накрыть одним залпом, как последовала лихорадочная передача.

— Я свой допустите меня к вашему командующему.

Конфедераты включили сканеры, а катеру подлетело несколько штурмовиков и два эсминца. Они внимательно отсканировал субмарину, затем, прихватив ее, поволокли на флагманский линкор. Маршал конфедерации Скотт Викухоль потягивал дорогое пиво, выгнанное из плодов маффго. Его терпкий вкус щекотал язык, а в голове шумело, и играла музыка. За внешней веселостью маршал скрывал тревогу, у него были все шансы не вернуться живым из последней авантюры. И хотя у тебя под крылом миллион кораблей, что могут они сделать там, где поражение потерпели двадцать миллионов! Эти русские умеют воевать. Поэтому сообщение о перебежчике доставило непередаваемую радость.

— Что русский сановник опять готов предать.

— Похоже на то. Бьет себя в грудь и называет генералом Генри Властовым.

— Не русский, тем лучше не люблю славян.

Сидящий рядом даг закинул в рот гусеницу и запил ее ромом. Его голос был шипящим.

— А что если это ловушка?

— Вряд ли русские слишком самоуверенны после недавних побед, они бы просто бросили бы на нас свой флот. А все эти игры в темную не для их умов.

— Опасно недооценивать нацию, с которой воюешь уже тысячу лет. Мое мнение надо проверить перебежчика на детекторе лжи.

— Ну, это никогда не помешает.

Когда Юрия Попова ввели в зал, хорошенько прижав силовым полем, гиперсканер нацелился на него, а к телу были присоединены датчики.

— Вот так рус, ты нас не обманешь.

Скотт Викухоль напустил на себя самый грозный вид.

— Говори, кто тебя послал?

— Я генерал Генри Властов, ненавижу Россию и безумных ее генералов. Особенно сверхмаршала Трошева.

— Почему ненавидишь своих командиров. — Спросил даг маршал Перрикл Шомм. — Это противоестественно.

— Сказать правду?

— Говори, как на духу за каждую мы будем бить тебе нейронами.

— У меня случилась растрата, и Трошев обвинил меня в воровстве, угрожая отдать под трибунал. А вы сами знаете, что такое трибунал.

— По законам военного времени смерть. — Оборвал даг.

— Вот именно, а я хочу жить. Поэтому у меня просьба нанесите удар по планете и убейте сверхмаршала Трошева. Эта русская свинья не достойна жить.

— С этим мы согласны. Русские не полноценная раса и с ними мы, несомненно, расправимся.

— Чудесно, вы знаете, мои предки сильно страдали от российского гнета, а теперь им возвращается то зло, что они причинили нам. Да и ваша раса понесла существенный урон от русской военной машины.

Даг прошипел.

— Не твое дело червяк, судить об нас. Мы даги превосходим россиян и, несомненно, разгромим их. Вот ты лучше скажи, как нам пробраться к центральной планете.

— С удовольствием, если вы полетите по прямой, на пути вас встретят крупные силы и армия конфедерации погибнет. Единственный ваш шанс, это обойти основные войска и обрушиться на врага как гром среди ясного неба.

— Звучит довольно логично. — Молвил даг. — А как осуществить.

— Надо войти в пояс астероидов, пройти его насквозь, а после выйти во вражеском тылу.

Маршал Скотт хлопнул в ладоши.

— В этом случае у нас будет время уничтожить столицу.

— Но, но! Полегче, там трудятся миллиарды пленных дагов, их надо освободить и эвакуировать на звездолеты, а потом мы можем перебить всех россиян.

— Тогда приступаем. Скотт потер волосатые руки, потом залпом допил пиво.

— Это неплохо, но на поясе астероидов могут быть наши мины.

— Это не страшно. — Произнес самозваный генерал. — Русские их полностью детонировали, они сами использовали этот пояс для атаки.

— Он не врет? — Обратился к компьютеру даг.

— Нет! Говорит чистую правду! — Прочирикал в ответ плазмо-комп.

— В таком случае наш выбор ясен. Атакуем. — Скотт робот-прислужник налил ему очередной бокал пива, и маршал обильно капнул себе на грудь.

— У-у противный киборг, я велю разобрать тебя на запчасти.

— Слушаюсь ваше высокопревосходительство. Может провести «саморазборку».

— Не надо! Жаль ты не человек, а то убил! — Маршал врезал по роботу ногой, удар был силен, механический официант грохнулся, а пальцам стало больно.

— А-аа! Чурбан железный чтоб ты заржавел и расплавился!

Даг посмотрел на маршала с сочувствием, если такие вояки командуют конфедерацией, то удивительно как ей удалось тысячу лет продержаться против России.

— Хватит рассиживаться, заворачиваем. Произнес он.

Громадный флот сжался и направился в поток комет, метеоров, и астероидов. Могучие силовые поля отшвыривали прочь громадные глыбы. Как ни странно, но именно в этом потоке был не большой шанс получить информацию через Гиперинтернет. Из-за масштабных виртуальных войн, киберпространство в пределах России, конфедерации и их союзников превратилось хаотическую мешанину квинтильонов бит информации и передача сигнала требовала огромной энергии. А тут было чуть тише. Шпионы, правда, еще не вышли на связь, но экстренных сообщений никто не посылал, что успокаивало.

— Похоже, теперь мы можем поквитаться с этой неполноценной расой. — Промурлыкал Скотт.

— А разве вы с ним не из одного вида. Кажется, вас родила одна обезьяна. — Подковырнул даг.

— Нет, мы созданы Великим Богом по Его образу и подобию, а славяне это вообще лишь переходная стадия от человека к обезьяне. — Маршал глупо икнул. — Нет, ошибся от обезьяны к человеку.

— Ну, раз так! — Произнес Юрий Попов. — Я совершенно спокоен, оказывается обезьяны, понукали мной.

— Теперь они больше не будут, мы всех русских вырежем, а женщин будем насиловать.

— А не противно ли так поступать с гориллами?

— Нет с животными и поступать надо по животному.

Дальнейший разговор был беспредметен. Звездолеты продвигались медленно, за потоком метеоритов не было видно звезд, одни расплывчатые пятна.

— Вот так приплыли. И долго нам придется так ползти.

— Как минимум несколько часов. — Произнес даг. — Засадная дорога всегда труднее, с другой стороны русские нас с этой стороны не ждут.

— И то преимущество. Подберемся к самому логову тигра.

Юрий Попов был весел и спокоен, перед отлетом ему загрузили в мозг специнформацию, и он и в самом деле считал себя генерал-майором, Генри Властовым, вором ненавидящим все русское. Так как его личность была временно изменена, он не был разоблачен совершеннейшим детектором лжи, регистрирующим больше двухсот пятидесяти параметров человеческого тела. Такой простой прием позволил обмануть командование склонное считать желаемое за действительное.

Прошло два часа, в Гиперинтернете промелькнуло сообщение что в России, происходят кадровые замены. Затем на связь вышел шпион, который сообщил, что прежний маршрут движения Российских группировок не изменился. Затем снова в действие вступили гиперпространственные вирусы, а также киберклопы и черви. Различить послания стало невозможно, и маршал для развлечения пригласил девушек. На флагманском звездолете был разуметься первоклассный бордель. За одно предложил развлечься и Юрию Попову. Тот с радостью согласился, и его поведение было вполне естественным.

Далее последовало спаривание, и вот к ним присоединился даг и еще несколько офицеров.

Началась самая настоящая групповая оргия, голые тела поливали коньяком и шампанским. В другое время Юрия Попова стошнило, а в данный момент он с удовольствием принимал участи в этом безобразии.

— Ну, как, ваши русские так развлекаться не умеют. — Поинтересовался Скотт.

— Куда уж им. Скорее всего, им подошла бы клетка. — Юрий хлебнул коньяка, его язык стал заплетаться.

— Клетка и ошейник, лучшее в арсенале. — Засмеялся маршал. А тебе пес предатель, ошейник. А ну ползи к нам, изображая из себя собаку.

— Вы всерьез? — Произнес Юрий. — Именно собаку.

— А кого еще недоумок.

— Хорошо, ваше величество. — Кривляясь произнес Попов. Встав на четвереньки, он заскулил.

— Гав! Гав! Гав!

— Цуцик! На тебе косточку с барского стола. — Скотт швырнул внушительный кусок мяса инопланетного монстра. — Бери, жри.

Юрий подхватил подачку ртом и вихляя пополз на коврик.

— Ну, ты и животное. — Произнес маршал. — Робот подать нейтронный хлыст.

Кибернетический механизм разом сунул в руку трубку, из которой извергались потоки нейтронов. Размахнувшись, он всадил заряд по Попову, тот взвизгнул и забился как паралитик, было очень больно.

— Вот так гад получай. — И снова удар, не оставляющий следов, не рассекающий кожу, но причиняющий страшную боль. Потерявшее подобие человечности «псина» визжала, пока даг не вмешался и прервал экзекуцию.

— Мы должны щедро вознаградить перебежчика, а не карать его. Иначе это будет плохой пример для тех, кто захочет на нас работать.

Скотт прекратил истязание.

— Хорошо, что ты мне напомнил, иначе я его бы забил. Ладно, пускай живет. Но почему-то внутри к нему я испытываю ненависть.

— Бывает, просто мы представляем, что это представитель нашей расы, и как будто он предает нас, вследствие чего испытываем определенное презрение к нему.

— Теория Фрейда! — Не впопад брякнул Скотт.

— Вот именно! — Подтвердил даг, перенос его действия на своих подопечных. Не хотел бы я, конечно, иметь такого слугу, или подчиненного. Но такие люди-предатели нам нужны.

— Конечно, этих русских не сломить грубой силой, единственный шанс это использовать таких как он. Ладно, поднимайся и выпей водки. Это самый популярный в вашей стране напиток.

Юрий с трудом поднялся, руки дрожали, и он с трудом взял в руки бокал, робот налил газированную пропущенную через сифон водку. Попов глотнул, приятное тепло заструилось по горлу и животу, затем он, жадно не отрываясь, выпил целый бокал. Ему стало свободнее, глаза прояснились, и он запел, глупую пьяную песню.

— Ну, ты русская свинья даешь. Уши режет, заткнись.

Вспомнив плеть, предатель замолчал, потом его глаза скосились и он, завалившись на пол, смачно захрапел.

— Нет, это точно не русский, с одного бокала свалило. — Отметил Скотт.

— Он еще до этого пил коньяк и шампанское. Намешал вот, и дало по мозгам. — Возразил даг. — А этих пьяниц мы знаем. Хотя если честно говорить, русские во время войны практически не пьют, больше любят отмечать с бутылкой свои победы. Вот представляю, какая пьянка у них была, небось, с похмелья мучаются.

— Это само собой, а мне не терпится вступить в бой, даже пальцы чешутся. — Скотт откупил очередную бутылку, но даг вырвал ее из рук.

— Хватит. Еще не много и ты свалишься. А кто будет командовать армией.

— Ты!

— Вот может, это было бы лучшим выходом, я бы провел более аккуратно. — Даг сунул ему бутылку. — Пей.

— Ну, уж нет, хитрюга. Я не хочу упускать момент своего триумфа. Если хочешь, надирайся сам. — Маршал отбросил бутылку и приник к трехмерной голограмме. Даг последовал за ним. Движение в таком потоке требовало чрезвычайной внимательности.

Скотт включил гравиопередачу и попытался прослушать соседей.

— Привет Били аккуратнее на разворотах, этот лайнер порой заносит.

— А ты тоже не тормози Джексон, а то я тебе врежусь в хвост.

— Ты уже обновил запас аннигиляционых бомб.

— Конечно, тут есть особые с гравионуклидными добавками, достанется русским по первое число.

— Смотри не перестарайся, а то на планете грабить будет нечего.

— Даги там скопили большие ценности.

— Русские уже развезли их по своим планетам.

— Вряд ли они заторможенные, им не успеть.

И так далее ни к чему не обязывающие разговоры. Скотт зевнул и задремал. Ему снилась голубое море, а он плывет на роскошной яхте, проплывающие мимо суда отдают ему честь, а голову венчает корона.

— Хорошо бы завоевать для себя лично несколько планет, а еще лучше галактику, а потом как хочешь издеваться над подданными. — Мечтательно произнес Скотт.

Затем ему мерещиться, будто с неба спускается огненная колесница, и громадные ангелы зазывают его к господнему престолу. Скотт гордо расправляет плечи.

— Я наместник Бога во вселенной! — Кричит он.

В этот момент слышится грохот, бьют молнии, и он как падший ангел падает с неба. Следует пребольшой удар головой по морскую гладь, Скотт в панике просыпается. С усилием разлепил веки, его за плечо трясет даг.

— Нас атакуют, судя по всему, мы имеем дело с массированным минным нападением.

Звучат страшные разрывы, звездолеты раскалываются, на части. В ходе атаки применяются специальные заряды с гравиовакуумной головкой способной раздвигать силовые поля и прожигать матричную защиту. Это новейшее оружие при массированной атаке смертельно для звездолетов конфедерации, многие тысячи их кораблей уже взорваны, а остальные пребывают в страшной панике. Они ведут беспорядочный огонь и сталкиваются. Суть проблемы в том, что мины закамуфлированы и в них трудно попасть из контр-ракет. Кроме того, сыграла свою роль внезапность атаки, сразу вылетели сотни миллионов мин, перебив примерно половину атакующих звездолетов.

Флагманский суперлинкор «Внезапная ярость» также получил целый ряд повреждений. Трещины разошлись по борту, края оказались оплавленными плазмой. Особенно опасны термокварковые мины, они более крупные, чем аннигиляционные, и даже способны бить через силовое поле. Маршал Скотт Викухоль в панике, он бьется головой об стены, что-то рычит. Даг маршал Перрикл более хладнокровен, подняв за шкирку Юрия, он тычет ему лучеметом в лицо.

— Куда ты нас завел подсадная цаппалка.

Тот скулит и воет.

— Расчет был точным, я не знал, что коварные русские устроят здесь засаду.

— Не верю, ты опытный шпион и мы тебя подвергнем пыткам с помощью нанотехнологий.

— Не надо меня пытать, я вам сказал правду. Даже компьютер подтвердил.

— Это говорит лишь о том, что русские оказались умнее, чем я думал и даже могут обмануть мозговой детектор.

— Я ничего не знаю! — Продолжал ныть Попов. Его личность была изменена и вместо храброго солдата, проявлялась личина предателя. — Не убивайте меня.

Даг кинул его роботам.

— Отведите его в комнату кибер-пыток. Пускай познает все глубины боли.

Мнимого генерала Властова увели, но дагу от этого легче не стало, флот конфедерации таял на глазах. Перрикл облокотился на штурвал и попытался развернуть суперлинкор.

— Давай поворачивайся кастрюля, мы должны вырваться из ловушки.

Скотт от страха, похоже, потерял остатки человечности и прямо из горла поглощал водку. А посиневшие губы шептали.

— Господи спаси, помилуй! Господи спаси, помилуй!

А ведь раньше маршал не знал Бога, никогда практически не молился, блудил с самыми распутными проститутками, в том числе других рас и видов, развращал даже детей. А теперь Всевышний стал дня него соломинкой, за которую судорожно хватаются грязные греховные руки.

— Ты хоть умри достойно. — Кричит даг, компьютерное управление расстроено, и он целиком перешел на механическое.

Корабль не слушался руля, в него угодили сотни мин, одна из них более «умная» заскочила в реактор. Управляемая реакция термокваркового синтеза вышла из-под контроля. Разогретая до триллионов градусов гиперплазма выплеснулась, вырвавшись за матричные поля, перегородки моментально расплавились и звездолет разом испепелился. Скотту, Перриклу и другим командирам можно сказать повезло, их испарило моментально. А вот Юрий Власов, чья личность была изменена с помощью кибернетической программы, так и аннигилировался, будучи героем, не сознающим себя.

Славная смерть и вместе с тем остается чувство глубоко сожаления, что не успел крикнуть в последний момент — «Слава Великой России». Но все равно его имя будет навечно вписано в историю, ему установят памятник, который полагается всем абсолютным героям России, и пионеры будут отдавать салют. Возможно, один из отрядов назовут именем Юрия Попова, или улицу в городе, а может даже спутник планеты. Это почетно когда твоим именем называют «луну» или астероид. Сами конфедераты погибают слишком уж бесславно, на родине им не поставят памятники, а вылазка станет очередным поражением от великой империи.

Малая часть кораблей все же умудряется выскочить из удушающих объятий мин. Предельно разгоняясь, многие из них сталкиваются с астероидами, они отрываются от гиблого места. В основном это мелкие суда, которые плелись в хвосте. Они в панике и не в состоянии защищаться. Казалось, что им удалось уйти, но на выходе их встречают российские корабли. Они используют ставший основным тактический прием: когда десяток звездолетов ведут полномасштабный огонь по одному кораблю. Первыми под сосредоточенный огонь всех орудий попадают самые крупные суда, броненосцы, линкоры, космолайнеры. Они под мощным плазмоизвержением сминаются как яичная скорлупа. Следующим шагом стал обстрел более мелких звездолетов. Конфедераты полностью деморализованы и не отвечают. У них одна проблема выжить и унести хвосты. Но вот именно это никак не удается. Слишком капитальная засада для них приготовлена, привлечено несколько сот тысяч первоклассных судов. Потери конфедератов растут, небо расцвечено ярчайшими вспышками, из подбитых судов выскакивают спасательные капсулы. Они разноцветные и напоминают пузыри. Затем некоторые из них надевают на себя камуфляж и становятся практически невидимыми. Правда гравиорадаром их вылавливают и берут на борт новых пленных.

Капитан Григорий Колышек обратил на это внимание.

— А вот даги я смотрел их гравиопередачи кичинятся своей неустрашимостью и презрением к смерти, а на деле трусливы как коты, которых топят.

— Видно жизнь в этой вселенной лучше, чем виртуальный рай. — Вставил лейтенант Павел Корчагин.

— А ведь не в первый раз сдаются, может и для нашей семьи выпросить пару пленников, будут на нас работать.

— Даги, а ты не боишься, что прирежут ударом в спину?

— Такие трусы вряд ли! Ведь они будут знать, что их ждет.

— Так трусы обычно и есть самые подлые убийцы.

Генерал галактики Филини, ликует, вновь у русских минимальные потери, а противник захлебнулся кровью. Теперь сверхскоростные российские контрэсминцы, и контрминоносцы преследуют единичных умудрившихся вырваться конфедератов. Их, как правило, настигают и если враг не сдается; то его уничтожают.

— Можно телеграфировать Максиму полная победа. Генерал галактики был с ним в панибратских отношениях. Даже сложились стихи.

Небеса ликуют, видя славный флот.

Черный бархат звезды прожигают!

Победили мы — счастлив у русских лот.

Витязи России трусости не знают!

Конечно, кое-кто умудрился уйти, но может быть он, не знает российскую хитрость, несколько тысяч кораблей сдалось. Что же число военнопленных заметно пополнится.

Один из звездолетов поступил своеобразно, команда выбросилась через спасательные капсулы, корабль взорвали. Их выловили, потом построили, отведя на гиперлайнер «Красный Кремль». На этом флагмане и располагался российский штаб. Несколько отсеков раздвинули стены, образовав подобие стадиона. Филини внешне добрый и мягкий решил поступить сурово.

— Раз вы испортили наш трофей, то половину вашей команды по жребию мы сбросим на звезды.

Выловленный капитан взорванного звездолета взмолился.

— Лучше казни меня одного, но пощади людей, они всего лишь выполняли мой приказ.

— Если я их пощажу, это будет плохой пример другим командам. А тебя я и так собирался отправить на встречу звезде. Но раз так ладно казним тебя и каждого пятого. Если думать сердцем то я тебя бы пощадил, но в интересах дела я не могу создавать претендента, чтобы корабли можно было уничтожать безнаказанно.

Конфедератов построили, потом компьютер пометил их разными цветами, потому запустили программу — «пятый лишний». Тех, кто попадал на красный цвет, складировали в специальные контейнеры и запускали к звездам. При этом скорость падения была невысокой, и погибали военнопленные довольно мучительно. Филини стало стыдно.

— Нет, я не могу быть столь жестоким палачом, пускай лучше их расстреляют. Луч лазера в висок гораздо гуманнее. Правда, это способ аннигиляции: медленное поджаривание в излучении светил изобрели конфедераты, а им подсказали даги и были не редки случаи, когда российских военнопленных казнили столь варварскими способами.

— Мы ни когда не опустимся до уровня наших врагов.

Обреченные на смерть солдаты тяжело вздыхали, несколько человек из их числа забились в истерике и не хотели идти в шеренгу, где выстроились смертники. Им хорошенько врезали прикладами и подровняли строй.

— Ну что если кто из вас верит, можете помолится. — Произнес Филини. — Надеюсь вы не почувствуете боли.

Столь не приятную функцию как лишение жизни военнопленных взяли на себя роботы, живым людям не хотелось пачкаться. Большинство солдат было неверующими, но молись практически все, при чем некоторые мультяшным героя или кинозвездам.

Маршалу галактику было крайне не приятно, тем более что некоторые из приговоренных к смерти были совсем юные недавно призванные в армию подростки. Они видимо еще не верили в свою смерть, разглаживали короткие волосы, старались придать себе достойный вид и улыбались. Особенно тяжело стало на душе, когда среди приговоренных промелькнуло несколько молоденьких девушек.

Не выдержав укоров совести, Филини покинул помещение, предоставив разбираться бездушным автоматам.

Затем ударили лучом лазера, отрезав головы и испарив мозги. Смерть и в самом деле была легкой, так как скорость мега-лазера почти в сто тысяч раз превосходит стремительность распространения болевого сигнала. Командующая расстрелом генерал-майор Вероника Дуката произнесла.

— Если Бог есть, пусть смилостивится над их душами и моим духом. Какая я грешная.

Женщина в погонах охватила руками голову.

Согласно обычаю трупы положили в гробы и сбросили в космос, там они должны были рано или поздно упасть на звезду или сгореть в атмосфере какой-нибудь планеты.

После флот отдалился, следовало перестроить армаду для решающей атаки.

Янешь конечно мог лишь пожалеть, что не принял участие подобной битве. Ему было очень интересно, что разрабатывают хлопцы Антон и Василий. Для этого он даже одолжил свой плазменный комп-браслет. И ним работа пошла веселее.

— Вот видишь этот луч Янешь. Это лазер с аннигиляционной накачкой. Материя и антиматерия приходят в соприкосновение, и происходит массовый выброс фотонов. А мини-силовые зеркальные поля собирают их в единый пучок способный разрезать броню или даже пробить не очень сильную матричную защиту.

— Это опасное оружие, но, к сожалению не всегда способное убить. — Молвил Янешь Ковальский.

— Вот именно силовое поле слишком слабое и слияние материи и антиматерии происходит далеко не на сто процентов, а уж о том, чтобы воспроизвести термокварковую реакцию не может быть и речи. А вот если бы удалось, то представляете, как эффективная это была бы пушка.

— Я думаю, она бы пронзала вражескую защиту насквозь. — Произнес Янешь.

— Вот видишь, ты умный мальчик схватываешь на лету. Вот мы и хотим произвести изменения, которые слегка изменят характеристики зеркального поля и позволят целиком использовать силу аннигиляции. Кроме того, можно сделать луч более узким с хорошей пробивной силой. Причем таким образом, что матричную защиту или силовое поле он пробивает с микронной точностью, а затем самопроизвольно расширяется.

— Но ведь квази-фотоны ничего не чувствуют как же этого достичь? — Спросил Ковальский.

— Очень просто приданием частицам нужных физических функций. Вот посмотри на развернутую схему лучемета. Видишь отражатели и миниатюрный аннигиляционый реактор. Стоит в нем слегка сменить катализаторы реакции и сместить настройку, как эффективность вооружения резко подымится.

— Я вам верю. Вы еще такие щуплые, а уже похожи на профессоров.

— Нас всегда тянуло к науке. Хочешь, мы и тебе привьем тягу к знаниям.

— Не знаю? Я уже учился в школе и сильно меня увлекали уроки.

— Это потому что они были механическими, а тут конкретная прикладная тематика. Тебе понравиться приближающая нашу общую победу.

Янешь почесал рукой нос.

— Если честно война настолько увлекательна, что мне бы не хотелось, чтобы она когда-либо кончилась. Наоборот все бои сражения настолько занимательны и щекочут нервы, что не охота с этим расставаться.

Антон покачал головой.

— А если тебя убьют?

— Тогда попаду в другой мир, где тоже будет грохотать войны. Живые существа не могут жить не сражаясь.

— Странно у тебя доброе лицо и ты еще столь мал, а уже кипит столько злобы.

Янешь смутился.

— Я не злой просто очень люблю свою Родину и народ. Кроме того, вы еще не нюхали плазмы, а значит, не можете правильно судить о ратном труде. Нет ничего почетнее военной службы.

— Еще понюхаем, ради этого мы и летим. Но при этом важно избежать лишних потерь и крови. Поэтому мы и стараемся изобрести более эффективные способы убивать.

— Так все ясно. Вы ученые убийцы. В таком случае я вам помогу, новое оружие не помешает.

Василий и Антон с сомнением посмотрели на «помощника».

— Ты нам уже оказал неоценимую услугу, предоставив свой плазмо-комп.

— Я это сделал не ради вас, а ради своей великой российской империи. — С пафосом произнес Янешь.

— Так теперь мы за это тебя отблагодарим. Включим в число соавторов, когда завершим разработку.

— Мне не нужна чужая слава, достаточно своей.

В этот момент послышался сигнал тревоги.

— Всем занять свои боевые места, возможно атака.

— Ну, наконец, подеремся. — Янешь довольно потер руки. — В битве страшной суровой на фотоны размелем врага, надоем супостату в рога.

Однако тревога оказалась не такой уж существенной. В туманности замели вражеский катер-разведчик и выслали два скоростных миноносца-перехватчика. Шпион отстреливался и был уничтожен. А в целом полет проходил довольно спокойно и конфедераты и даги после существенных поражений боялись сюда в русский сектор сунуться.

Янешь вернулся к свежеиспеченным друзьям, и продолжили научную разработку. По пути, правда, неугомонный мальчишка зацепил ногой автоматическую мусорницу. Удивительно, но она все же просыпалась. Янешь получил взбучку от капрала, и ему пришлось драить пол, хотя чистота и без того была практически стерильной. Затем один из старослужащих шутя, ткнул мальчишку сапогом под зад. Это вызвало у Янеша ярость, и он в отместку притворился серьезно покалеченным, громко стонал, а затем, когда солдат наклонился, вывернулся и дал ногой по яйцам. «Дедушка» икнул и завалился в нокаут.

— Будешь знать верзила, как приставать к маленьким. — Огрызнулся Янешь.

Мальчишку хотели, было отправить под арест, но после краткого разбирательства обоих примирили, заставив пожать руки. Правда старший сержант сжал ее слишком сильно, но Янешь не моргнул и глазом, решив оставить мелкую месть на потом.

Парни к этому времени разобрали лучемет и что-то подкручивали в нем.

— Будьте осторожнее, может рвануть как небольшая ядерная бомба. — С умным видом предупредил Ковальский.

— Мы это знаем и поэтому в сам реактор пока не полезем. Ты вот только не вертись под ногами.

— Я вам хочу помочь, да и без моего плазмо-компа вам трудно делать открытие.

— Конечно это большое подспорье, но перемножать цифры мы можем и в уме.

— Верю, хотя не мешало вас проверить, сколько будет пятьдесят на пятьдесят.

— Две тысячи пятьсот. Это слишком элементарно, вопрос для первоклашек.

Янешь хотел дать задание посложнее, но передумал.

— Ладно, верю умники. А сколько всего измерений можно воспроизвести.

— Пока современная наука может не больше двенадцати и то в небольших масштабах.

В частности при полете звездолета в гиперпространстве используется девять измерений.

— Так много лучше одно. — Хихикнул Янешь.

— Почему ты так думаешь.

— Проще. — Мальчишка взял в рот ручку и начал ее грызть.

— Мне кажется, он подсказал нам неплохую идею. — Антон повернул свое умное румяное лицо отличника, которому для полноты эффекта не хватало очков.

Глава 3

Вега и Аплита поморщились, супергерцог отнюдь не красавец, в полуголом виде выглядел еще тошнотворнее.

— Не знаю как тебя, но меня данный сексуальный опыт не привлекает.

— Я вообще чувствую себя отвратительно.

— Вы что не видите на вас направленные мушкеты. — Крикнул Марк де Садом.

— Ладно, была, не была. — Произнесла Вега и прыгнула в постель. Ее тело ныло от еще не заживших ран. Аплита колебалась.

— Раздевайтесь! Целиком я хочу вас видеть обнаженными. Вега, улыбаясь, ее это забавляло, сбросила остатки одежды, ей очень хотелось почувствовать себя шлюхой. Ее шоколадно-оливковая кожа блестела при свете факелов.

— Фу ты как черная негра, прямо как простолюдинка. Знатные дамы должны быть бледными как мел. — Прокудахтал супергерцог.

— А у нас это не модно. — Промурлыкала Вега, прикосновение грубой мужской лапы к груди сильно возбуждало, одно только одно неприятно — вельможа не мытый и вонючий.

Волосатая ладонь прошлась по коричневым шарикам, затем принялась теребить рубиновый сосок, бюст девушки набух и затвердел.

— А ты шлюха, тебе я вижу приятно. А вот эта проститутка чего стоит, а давай ко мне и раздевайся.

Аплита, поморщившись, шагнула к хрюкающему как свинья сановнику. Тот схватил девушку за босую загорелую ногу и принялся гладить длинные изящные пальчики, затем его лапа спустилась и стала щекотать пятку. Аплите были противны прикосновения похотливого борова, но умелое движение опытного сластолюбца невольно вызвало хихиканье.

— Ну, вот и ты ожила, а то застыла как статуя. Вы такие отчаянные красотки, почему бы вас не взять в гвардию, будете спасть со мной и охранять.

Его руки коснулись начавшей подсыхать раны, и Аплита дернулась от внезапной боли.

— А неприятно недотрога. Терпи.

Супергерцог полностью обнажился, показав свое крупное достоинство.

— Ну а теперь девочки хотите вы, не хотите, а вам придется взять в рот.

Аплита задрожала от возмущения, вот чего хочет этот вонючий кабан. Вега наоборот изогнулась как кошка и произнесла.

— С превеликим удовольствием.

Затем прыгнула на Марка де Садома, повалив его на спину.

— Я не трахаться хочу, а чтобы ты обсосала.

В этот момент пальцы российской разведчицы замкнулись на горле, передавив артерию.

— Ничего ты козел не получишь. Теперь предупреждаю тебя, через двадцать секунд ты умрешь. Уже сейчас твой череп раскалывается на части.

Адская боль пронзила башку супергерцога, и он завопил.

— Уберите! Не надо! Требуй, все сделаю.

— Для начала отзови свой штурмовой отряд неприятно все время находиться под прицелом.

— Пусть солдаты посмотрят.

Огненный пульсар ударил в темя, глаза сановника вылезли из орбит.

— Нет, повинуйтесь мне…

— Сложите мушкеты. — Подсказала Аплита.

— Да! Слушайте ее.

Отряд дисциплинированных слуг моментально разоружился.

— А теперь отойдите в сторонку. Ну, быстрее! — Зыкнула Вега, проведя пальцем по горлу вельможи, чтобы пропустить в мозг вялую струю крови.

Полсотни человек построились в ряд. Вега оскалила злобную улыбку. Прихватил бочонок пороха, она зажгла пропитанную смолой тряпку и подняла на заряд над головой.

— Теперь супергерцог я могу взорвать и тебя и твоих подельников. Единственный твой шанс это указать тайный ход в пыточное подземелье, где содержат недавно пригнанных узников.

Страдания Марка де Садома были настолько велики, что он лишь промычал.

— Укажу! Вот за тем зеркалом. Надо лишь повернуть головку грифона.

Аплита подхватила супергерцога на плечи, а Вега повернула замаскированный рычажок.

Затем они запрыгнули в коридор, предварительно прихватив свои мечи. Вега посмотрела на хмурую прижавшуюся к стене толпу сообщников супергерцога, наполовину состоящую из иногалактиков.

— Жалеть вас не буду! — Русская разведчица поклонилась и швырнула бочку с порохом.

— Прощальный привет.

Мощный взрыв накрыл обезоруженный отряд, убив большинство и оставив лишь нескольких тяжело раненых наемников.

Затем они уселись тележку, приводимую в действие механической лебедкой, и помчались в подземелье.

Мир Тузок был практически без сознания, а над Алексом склонился палач, аккуратно протирая раны спиртом. К его удивлению они быстро подсыхали.

— У этого парня заживает все лучше, чем на собаке, какое удовольствие доставит он мне, его можно будет пытать месяцами.

— Не дождешься, скоро придут мои друзья, и они тебя самого растянут на дыбе.

— За это еще пара ударов. — Кара Маара из-за всех сил хлестанул колючей и иглами плеткой по спину, а затем бросил красного перца и соли. Лицо мальчишки перекосилась и скрючился как червяк, лишь нечеловеческое усилие позволило сдержать крик.

— Ну, где твои друзья? Дайка для симметрии прижгу твою вторую пяточку, возможно, что супергерцог сегодня не придет.

Раскаленное до бела железо коснулось детской стопы ребенка, затем Кара надавил сильнее, подождав некоторое время, пока прожжет огрубевшую стопу мальчишки.

— Как люблю я запах паленого барашка. — Произнес кат, смачно втягивая ноздрями, пропитанный запахом гари воздух. Может отрезать кусок ноги и съесть: выглядит весьма аппетитно.

— Мы набьем тебе раскаленных углей в рот. — Во всю глотку крикнула Вега. Девушка прыгнула вперед как пантера, ее глаза сверкали, а волосы рассыпались по плечам, напоминая солнечные лучи.

Четверо помощников палача бросились на нее, но были срезаны размашистым приемом «крылья дельфина». Затем Вега точным движением подрубила еще одного истязателя, перебив руку и отделив от тела голову. За ней ввалилась Аплита, она волокла на плечах обездвиженного супергерцога. Ее взгляд упал на Алекса. Ребенок был покрыт ссадинами, рассечениями и ожогами. Да и аромат напоминающий шашлычную не оставлял сомнений чем тут занимался профессиональный садист.

Аплита подскочила к нему и погладила раны.

— Милый мой мальчик, как надругались над тобой супостаты.

— Не бойся мама, ты же знаешь какой живучий, не пройдет и суток, как раны исчезнут.

— Это потому что вас улучшила, ведя специальные аппараты что активизируют работу стволовых клеток тела.

— Ты его мать, а нам говорила, что они твои братья. — Вега рубилась сразу пять бойцами четырьмя помощниками и довольно искусным воином Карой Маарой. Отбив выпад она тут же пронзила одно из них в живот.

— Увы, мне хотелось выглядеть моложе, особенно в глазах твоего парня ведь он совсем мальчишка.

— Ты заблуждаешься, ему уже тридцать лет, это просто выглядит как соплячёк. Но не раскрывай на него пасть. Он мой мы уже больше года воюем, рука об руку, и я твердо решила иметь с ним общих детей.

— Что же похвально. А вот мой муж погиб, причем он отправился на охоту именно в это полушарие ночи. Вот там его и прикончили.

— Это ужасно! Но все мы смертны. Желаю тебе найти хорошего мужчину. — Произнесла Вега, прикончив еще одного ублюдка. Аплита и сама поняла, что ее напарнице нужно помочь. Тем более что в помещение вбежало еще два десятка бойцов.

Рубанув мечом, она освободила Алекса и устремилась в рубку. Мечи у девушек были более острые и совершенные, они были способны перерубить сталь. Только у Кара Маара был кладенец не хуже, и он даже сумел оцарапать Веге плечо. Упав Алекс, быстро распутался, освободившись от веревок, он аккуратно стала на носочки — пятки спалены огнем и, подхватив два оброненных меча, устремился в схватку. Мальчишка кипел огнем, еще бы его слишком жестоко истязали. На ходу он швырял в бойцов герцога щипцы, цепи, гвозди. Вот один из них в результате меткого броска угодил прямо в глас Каре.

Палач схватился за выбитый пульсирующий кровью глаз, Вега, воспользовавшись моментом, отрубила ему по локоть руку, выбив меч. Мальчишка, испустив победный клик, подхватил его, и, срубив сразу двоих бойцов, подобрался к Каре. Тот отбивался единственным мечом, прекрасно обученный фехтованию хлопец сразу понял, как можно это использовать. Он произвел простой, но эффективный прием двойная мельница. Одним ударом отвел клинок, а другим отсек по плечо руку. Кара Маара рухнул в низ потеряв сознание от болевого шока.

— Теперь ты безрукий бандит получил сполна. Я отомстил за себя, но вот другие тебе предъявят счет.

Самый опасный боец был повержен, Алекс подхватил ключи и побежал в боковой коридор. На пути перед ним возникло сразу трое четырехруких бойцов с мечами. Они атаковали Алекса, один из кликов даже поцарапал грудь, а от толчка мальчик присел на спаленные пятки. Взвизгнув мальчишка, не обращая внимания на боль врезал одному из них в пах. Затем в неимоверном прыжке отсек наддающему голову. Увернувшись от мечей он ударил второго по гребню шлема, оглушив, а затем добив размашистым хуком слева. Последний боец едва успевал отражать выпады более быстрого ребенка, который спустя несколько секунд вонзил ему меч в сердце.

— Не долго музыка играла, не долго фраер танцевал! — Смеясь, произнес мальчишка. И бегом на носочках побежал дальше, позвякивая связкой ключей.

Девушки продолжали рубиться с превосходящими силами. Тем не менее количество трупов возле них все возрастало, а босые ноги очаровательных амазонок купались в крови. Тем не менее, к стражникам прибывали все новые и новые подкрепления и девушек начали теснить. Аплита и Вега использовали обе руки, а также из-за всех сил били ногами, но их многочисленные раны мешали двигаться. Воительницы отходили, а воинов вокруг них становилось все больше и больше. В пылу сражения девушки совершенно забыли про супергерцога который лежал без сознания иначе попытались воспользоваться им как щитом.

Вега пробовала применить прием рубка леса. Это помогло свалить еще несколько человек. Впрочем, на их пользу играло то, что мечи могли перерубать сталь. Благодаря этой технологии. Они и убивали нападавших воинов, в таких больших количествах. Однако в ходе боя Вега поскользнулась в глубокой луже крови и едва не упала. Воспользовавшись моментом один из могучих двухметровых солдат герцога, нанес сильнейший удар мечом по голове.

Не будь у Веги такой крепкий с примесью кулицистата череп, ее просто перерубило. Но все равно полилась кровь и упала срубленная прядь волос, а сама девушка едва не потеряла сознание. Рефлекторно воспроизведя выпад, она пронзила противнику горло. Тем не менее, от сотрясения у нее сильно болела голова, а реакция стала похуже и она все чаще пропускала удары.

Не легко пришлось и Аплите, ее несколько раз уже зацепили, а и недавно полученные ранения разболелись и ныли. Девушки изнемогали, с них стекали струйки пота и крови, они красиво стекали по бронзовой коже.

Вега вскоре получила удар по руке, ей рассекли бицепс, справа юная амазонка оказалась уязвимой, ее рука утратила силу и скорость.

— Похоже, мы влипли Аплита, полезли в бой, не рассчитав свои силы.

Аплита сама получила мечом в бок и с трудом сдерживала стоны.

— Очень даже похоже на то, что придется пасть смертью храбрых. Если ты веришь, в богов то помолись им.

— Я верю только в высший разум, принадлежащий человеку. А также в то что, достигнув безграничного могущества, люди сами смогут воскресить всех умерших.

В помещение вбежал десяток мушкетеров, сам мушкет был еще слишком громоздким и дорогостоящим оружием, главным по-прежнему было холодное. Поджегши фитиля, они направили их на девушек и дали зал.

Хотя Вега и Аплита отпрыгнули в сторону, Веге пробили ногу, а Аплите на вылет грудину.

— Ох! Как жжет! — Крикнула она. — Похоже, что кроме надежды на будущее воскресение у нас ничего не остается. Хотя я лично верила во Всевышнего и рай, но не слишком сильно.

— Все веры и религии это мошенничество, способ заграбастать деньги. — Крикнула Вега. — Я доблестный офицер Российской армии и меня ждет новая жизнь, а вас нет.

Мушкеты перезаряжались медленно, но все равно было очевидно, что конец близок. Подбежали новые стрелки и уже из двадцати стволов дали залп. Правда четверо солдат герцога по ошибке были убиты, но Вега и Аплита получили новые раны. Их силы ослабели настолько, что они с трудом отбивались. Наконец их несчастные головки поникли, движения истекающих кровью девушек стали вялыми и стало очевидно, что следующий залп станет смертельным. Мушкетеры даже подошли по ближе.

И в это критический момент, последовал дружный залп из луков, звонкий до боли знакомый, по крайней мере, Аплите голос пропел.

Люди сбросьте цепи злого рабства.

Меч возьми и заточи сильней клинок!

Пусть полны враги твои коварства.

Но свободный станет, ада лед растает.

Мы счастливым сделаем, и сей мирок!

Большая часть мушкетеров, была убита, остальные бойцы смешались, осыпаемые стрелами. Сражение закипело с новой силой, солдат герцога теснили.

— А твой сын молодец, освободил узников и прибыл к нам на подмогу. — Произнесла Вега.

— А я именно на это и надеялась до последней секунды, ведь недаром мой малыш побежал куда-то с ключами.

Однако бой был еще не закончен, воинов у супергерцога было еще очень много, битва заполнила все коридоры. Девушки не смотря на крайнее изнеможение и полученные раны, продолжали сражаться. В этот момент им на встречу выбежал высокий юноша, оба его меча блестели от крови.

— Это вы мои красавицы, как вас изранили.

— А ты что делал, спал?

— Нет, но меня приняли за вашего слугу и во дворец не пустили, а я сам не хотел проливать много крови. А когда началась свалка, понял что без меня не обойтись. Не волнуйтесь, фехтованию меня обучали с младенчества.

— Я это знаю! Ты ведь из избранной тысячи. — Проговорилась Вега.

— А что такое избранная тысяча? — Спросила Аплита.

— Ну, это в Золотом Эльдорадо что-то вроде элиты. — Ладно, не отвлекайся надо рубиться сильнее.

Свежий Петр разуметься двигался на много быстрее, измученных девушек. Его мечи перерубали противников пополам, ссекая клинки. Постепенно солдаты герцога отступали и, хотя большинство узников, были истерзаны и изморены заключением, ненависть предавала им силы. Кроме того, в самом городе вспыхнул стихийный бунт. Многие люди были голодны, измучены деспотией и высокими налогами, но особенно сильно страдали невольники, они были главной взрывной массой восстания.

— Вот видишь, народ нас поддерживает. — Прокричал Петр.

Из узких коридоров бунт выплеснулся на поверхность. Мальчишка грозный Алекс сражался лучше любого взрослого, после каждого его удара кто-то падал. Петр в свою очередь действовал как настоящая машина смерти, а вот изможденные девушки стали отставать.

— А может, передохнем. — Предложила Вега.

— Нет, ты что! Без нас восстание может захлебнуться в собственной крови. Крепись Золотая. — Крикнула Аплита.

— В битве кровавой рубить мы старались! Падали, но поднимались! — Вега взбодрилась и рассекла очередного солдата. Глядя на нее, прибавила и Аплита. Девушки махали все интенсивнее и злее, казалось, открылось второе дыхание. Петр далеко вырвался вперед, два меча скрещивались над головой, и казалось, выбивали радугу. Тут-то Аплита и вспомнила про супергерцога.

— А где главный изверг?

Вега повернула залитое кровью, и потом лицо.

— Скорее всего, мертв, я передавила ему сонную артерию!

— Раз так-то не о чем беспокоиться видно схватка затянется, а нам придется перебить их всех.

Со всех сторон прибывали люди, они бежали, размахивая топорами, вилами, косами, с диким исступлением бросаясь на ненавистных сатрапов. Один здоровый как бык мужик взял в руки дубовую колоду размаху обрушил ее на двух ринувшихся наперерез всадников. Они слетели со шестиногих коней, железные латы грохнулись на булыжники, а из-за рта хлынула кровь.

Другого всадника сняли косой, отделив голову от тела.

Алекс совсем превратился в черта, трофейные мечи палача, были замечательны, рубить ими так легко, как сечь траву. А вот дворец супергерцога, в его комнатах начались пожары, над высокими зубчатыми башнями струиться дым. Петр первым обратил внимание и скомандовал.

— Надо срочно прекратить пожар, иначе богатства, которые копили столетиями, обратятся в пепел.

Часть бунтарей, еще не настолько окосела, чтобы не слышать голос рассудка. Однако им мешали уцелевшие рыцари, и многочисленная стража. Битва носила хаотический характер, где-то в дыму Петр видел кузнеца с толстыми, как бревна руками, размахивающего молотом, от его ударов валились здоровенные бойцы. Начались повальные грабежи. Маара Туз только что пришел в себя и, хотя мог командовать, но его авторитет не был безусловным. Освобожденные узники уже послали птиц к Вали Червонному, лишь он мог восстановить революционный порядок.

Внезапно перед Петром оказался знакомый полковник Густав. Он направил на Петра четырехкрылого орла. Его бронированный клюв раскрылся, были видны острые зубы.

Петр пригнулся, уйдя от удара. Промахнувшись, стервятник оцарапал когтями булыжники, затем снова набрал высоту, а полковник атаковал русского разведчика острым копьем.

— Тебе конец плебей!

Петр увернулся и рубанул мечом коня по передним ногам. Шестиногая лошадь опрокинула всадника, и тот полетел как шарик пинг-понга. Рогатый шлем ударился в мостовую, временно оглушил полковника. Петр благородно решил дать ему придти в себя, а сам сосредоточился на орле.

Громадная птица вновь атаковала его, но ведь недаром Петр входил в избранную тысячу, точный выпад мечом прямо в глаз, и орел забился в смертельном припадке. Резким броском капитан российской армии перекинул стервятника через себя, запачкавшись фиолетовой кровью.

— Ну, зверь. Понял, что значит иметь дело с воином Великой России.

Полковник медленно поднимался, в его руках сверкнул меч.

— Я лучший фехтовальщик в армии супергерцога. Плебей сразись со мной, и твоя голова будет отделена от тела.

— Чем сильнее враг, тем интереснее победа! — Петр дал противнику окончательно придти в себя, затем атаковал его. Полковник оказался и впрямь весьма искушенным противником, знающим многие приемы, но уступающем Петру в скорости и физической силе. Ледяной стараясь победить как можно быстрее, действовал чересчур прямолинейно, за что и был наказан, Густав сумел распороть ему щеку. Затем Петр провел сложную комбинацию «Бешеный кальмар» и тяжело ранил своего визави.

— Ты поплатишься простолюдин. — Простонал полковник.

После нескольких выпадов Густав настолько ослабел, что Петр легко отсек ему кисть, а затем ударил по гребню шлема.

— Не плохо для слуги. — Вымолвил тот и свалился замертво.

— Служить бы рад! Прислуживаться тошно! — Петр связал Густова и отнес под дерево, затем вновь ринулся в самую гущу. В дело вступил целый полк рыцарской гвардии, и вооруженным как попало повстанцам, пришлось туго. На улицах возникли стихийно сооруженные баррикады, пехота и кавалерия таранили, их бой приобретал чрезвычайно ожесточенный характер.

Издали в темноте, даже обычно сверкающие четыре луны спрятались за свинцовыми тучами. Дворец супергерцога напоминал уже не торт, а древнее здание Пентагона, украшенное двенадцатью куполами, и воинскими статуями, особенно много было мчавшихся на конях рыцарей и драконов. Между ними уже пробивалось пламя, вспыхнул флигель, где-то рядом били пушки, они обстреливали город, разрушая преимущественно каменные дома.

Петр старался направить восстание в более осмысленное и не столь стихийное русло, но его никто не хотел слушать. А пехота уже прорвалась ко дворцу и устроила массовую резню. Маара Туз собрал вокруг себя группу сторонников, его пытали сбережением и всего лишь посекли кожу на спине.

— Вали Червонный где ты? — Прокричал во всю глотку он. Стражники обложили его со всех сторон, пытаясь взять в плен. Вот ловкий бросок аркана и здоровенный мужчина повержен, петля сомкнулась на горле.

— Еще одна падаль взята в полон. Скоро мы перебьем всех повстанцев. Где эти сумасшедшие бабы.

Маару волокли как простую скотину, однако когда его уже хотел, сбросил на круп коня, пропищала стрела, вонзившись в голову всадника. Спустя пару секунд пролетела другая, уложив другого воина. Туз упал и стал откатываться, затеем, прихватил оброненный кем-то кинжал и перерезал веревку. Теперь он сражаться с новой силой ему очень хотелось посмотреть, кто его выручил.

Отбежав немного назад, он увидел полуголого мальчишку покрытого кровавыми писунами. Тем не менее, он его сразу узнал.

— Это ты Мир Тузок. Что сынку изрядно над тобой надругались.

Мир покачивался каким невероятным усилием воли ему после того как его сняли с дыбы удалось добраться до внешней стороны дворца. Особенно больно было ступать на спаленные ступни, серьезно пострадала правая нога. Он то и дело окунал их в воду, фонтан был разрушен, и крупные волдыри слегка утихали, а так казалось, что крысы грызут тебя заживо. Прихватив лук убитого герцогского воина, он вовремя прибыл на помощь отцу.

— Ни чего папа! Шрамы лишь украшают мужчину. Главное что я им ничего не сказал.

Мальчик, похоже, был горд что выдержал пытки. Потом, правда вспомнил, как он кричал, и едва не развязал язык. Спасибо Алексу морально поддержал в трудную минуту.

— Ты уже совсем взрослый Мир и должен терпеть самые сильные истязания.

— Да папа, но бьют и особенно прижигают пятки трудно удержаться от крика.

— Хочешь, дам тебе хороший совет. Когда совсем невтерпеж пой. Очень помогает, меня за всю жизнь часто пороли. Жаль только, что тебя заранее не закалил плетью, тогда бы тебе любая дыба была бы не почем.

— Я лично предпочитаю упражняться из лука, чем терпеть побои. — Мир представил себе, как отец со своей тяжелой рукой его лупит. Брр!

— Ладно, поскольку ты спас меня сегодня бить не буду, а в будущем твою кожу надо дубить.

Появились новые воины, подошел целый отряд, повстанцам приходилось на редкость туго. В этот момент, рассекая воздух, появилась похожая на колибри птица с шестью крыльями и горбатым клювом. Усевшись и раскрыв рот, она проверещала.

— Вали Червонный, подошел к городу, к нему присоединились крестьяне с окрестных сел. Просит открыть ворота со стороны Кедровой пущи.

— Тогда к ним надо прорваться, где эти чертовы бабы, оказали бы помощь своими кладенцами. — Ругнулся Маара.

— Я сбегаю за ними. — Сказал Мир.

— Со спаленными подошвами далеко не убежишь. — Упокоил атаман сына — пусть лучше примчится Зван.

Туз свистом подозвал рубящегося мальчишку, то был еще свеженьким, успешно избежав пытки.

— Беги и найди тех двух женщин, что устроили это мятеж. Ты их легко узнаешь, они красивые, и оставляют за собой кучу трупов. Скажи им, чтобы направили атаку на Кедровые ворота.

Сверкнув босыми пятками, мальчик отправился выполнять поручение. Зван был одним из лучших бегунов и разведчиков в повстанческом отряде и Маара надеялся, что хлопец ничего не напутает.

Пацан сразу сообразил, что девушки находятся там, где жарче всего, действительно в гуще схватки было видно, как мелькают мечи Аплиты и Веги. Размахивая саблей, так как обоюдоострый меч был слишком тяжел для ребяческих рук, он умудрился зарубить воина и прорваться к Амазонкам.

— Уважаемые воительницы. — Произнес он, с трудом отражая удары. — К нам идут подкрепления, и чтобы впустить их в город, надо освободить подступы к Кедровым ворота и опустить мост.

— А где они? — Хором спросили девушки.

— Я покажу вам, следуйте за мной. — Произнес мальчишка. Окунув ноги в кровь, он припустил, оставив следы голых стоп. — Беги по следам.

Девушки как опытные спортсменки восстанавливались на ходу. Срубив еще нескольких рыцарей, они пустились бежать, довольно быстро настигнув мальчишку.

— И куда ты он нас хотел уйти.

— Я вас приведу, вот они видите треугольную башню, попробуйте их открыть.

Стражи вокруг ворот было немного, основные силы сражались в городе. Девушки одним махом зарубив четырех воинов, прошмыгнули в калитку. Быстренько поднявшись по спиралеобразной лестнице, он прорвались к механизму, что опускал мост. Десяток охранников в это время резались в карты. Увидев двух голоногих окровавленных и вместе с тем прекрасных женщин, в лохмотьях они издали хрюкающие звуки.

— Какие милашки присоединяйтесь к нам мы вам устроим крутую групповуху и нальем вина.

— Убьем их! — Произнесла Вега, и приемом двойной удар серпом уложила сразу четверых алкашей.

Остальные потянулись к мечам, но было уже поздно, девушки срубили их как капусту.

— Банзай! — Полушутя крикнула Вега, отсекая последнюю голову с плеч.

Затем они вдвоем с трудом повернули ручку, громадные ворота стали опускаться, перекрывая ров. Ужасные твари по выныривали из воды и яростно щелкали пастями.

— У них нет шансов, смотри, они уже спешат на помощь.

Большая орда мужиков с вилами и косами ворвалась в город, за ними следовал, судя по пятнистой одежде закаленный партизанский отряд. Воины были раскрашены под цвет леса.

— Наконец Вали Червонный прибыл, не это ли он. — Вега указала пальцем на воина в латах скачущего на чернильно-вороном шестиногом коне.

— Нет, это его помощник Раздоров. — Ответил Зван.

— А где ваш предводитель.

— Вот он. — Мальчишка указал на громадного мужика в лаптях и с двумя палаши в руках.

— Почему у него такой вид?

— Чтобы враги во время боя не узнали, а так будь у него царская одежда, давно пристрелили.

— Понятно, мы тоже сейчас выглядим как нищенки. — Вздохнула Аплита.

— Главное не то что снаружи, а то, что внутри. — Огрызнулась Вега. — Теперь нам предстоит не шуточная взбучка.

Хотя у девушек уже заплетались ноги от усталости, они заставили себя выйти из башки.

Червонный рубился как демон, и Вега крикнула ему.

— Великан, осторожнее махай своих заденешь.

— А ты кто такая.

— Та богиня, что устроила весь этот кавардак.

— От женщин все беспорядки, а вас сразу две.

— Зато мы умеем рубиться, не хуже мужчин. — Вега подняла окровавленные мечи.

— Посмотрим, может вы всего лишь хвастунишки. — Произнес Вали.

Подход свежих сил, стал склонять чашу весов в пользу инсургентов, но драться пришлось очень долго. И Вега и Аплита не раз были ранены, очень часто смотрели смерти в лицо, но не на секунду не замедлили своего танца аннигиляции. Червонный и сам получил несколько ранений, особенно чувствительных, когда его колонну стали обстреливать из мушкетов. И тут девушки оказались на высоте, первыми врубившись в строй, заставив замолчать злых хищников. Мускулистые женские руки давно онемели, Вега и Аплита держались на гордости, которая не давала им опуститься. Густо усеяв свой путь трубами, восставшие вновь прорвались ко дворцу. Силы супергерцога истощились и его войска отступали, сам дворец пылал как большой костер.

— Срочно тушите жилище этого борова. Надо спасти все что осталось. — Скомандовал Вали. — Кроме того, захватите пушки.

Перт с группой людей увлеченных его подвигами прорвался к стене, где стояло несколько батарей с тяжелыми орудиями. Они держали под прицелом весь город, разрушая его калеными ядрами.

— За мной товарищи, на штурм, на слом!

Возле пушек возникла не шуточная свалка, одни мужик насадил артиллериста на вилы. Другой парень, на вид еще подросток метнул кинжал в горло ретиво орущему офицеру. Тот захлебнувшись кровью полетел вниз. Даже женщины сражались с неистовым бешенством, использую либо захваченные у врага легкие сабли, либо топоры, кухонные ножи и даже зубные щетки. Одна из них, например, довольно ловко распорола брюхо ножом, атаковавшего ее воина. Другая дева оказалась настолько соблазнительной, что отвлекала бойцов, демонстрируя высокую статную грудь. Сам Петр уже давно сбился со счета, сколько ему удалось укокошить в кровавой заварушке. И все же людей убивать это не то что дагов или иногалактиков, во время чувствуешь лишь упоение силой, а потом. Впрочем, он уже столько уничтожил конфедератов, что лишняя кровь для него как вода.

— Давай ребята наседай сильнее. — Петр в прыжке бьет противника ногой, его ботинки кованы гипертитаном, это не очень удобно в жару, зато эффективно, от такого потрясения лопаются черепные коробки. Затем он скачет как заправский каратист, двойной удар и взмах мечами, сразу четверо мертвы.

Практически вся охрана у пушек перебита, несколько уцелевших солдат спрятались под лафеты и колеса. Их вытаскивают и хотят прирезать, но Петр останавливает наиболее ретивых.

— Свяжите их, а потом мы спросим, может они захотят перейти на нашу сторону.

Бывших врагов связывают, но злоба бунтующего народа понятна, артиллерия многим разрушила дома, кое-кого и покалечила.

Последним серьезным пунктом обороны в городе стал детинец. Туда отошли потрепанные рыцарские части, а также остатки полков. Гладкие высокие стены, а также бронированные двери препятствуют штурму.

Петр отдал приказ.

— Артиллерию навести, ворота выбить.

Так как большая часть восставших, не умеет стрелять, то Петр лично наводит пушки. Вот одна из них самая большая ядро с трудом волокут несколько человек. Российский офицер делает наводку, и стреляет в дверь. Первый слегка промахнулся, чугунное ядро ударило в башню. Не достаток любого орудия тяжелых калибров, малая скорострельность. Одна Петр недаром элита, он принимает решение добавить пороху, один из бунтарей, некогда служивший в артиллерии пытается возразить.

— Слишком большой заряд. Пушку может разорвать.

— Не разорвет! — Отмахнулся Петр. — Посмотри, какая толстая казенная часть, сразу видно мастера поработали на совесть.

Уверенно засыпав белого пороху, он помог людям взвалить ядро потяжелее.

— Ну, теперь будет весело.

С такой дистанции трудно попасть прямо в дверь, да и огромный калибр не способствует точности, но зато если удастся, то будет эффект. Естественно приходиться положиться на интуицию. Петр закрыл глаза, попросил провидение, которое, как правило, благотворило Великой России помочь и в этом деле.

— Ну, детушки с Богом.

— Да поможет нам Святая Богородица. — Произнесли повстанцы.

Пушка с завыванием выпустила столб огненного пламени, ядро весом в двадцать пудов на большой скорости врезалось в дверь.

Железо, которым она была кована, лопнуло, однако сама основа устояла.

— Вот черт, из чего она сделана, придется палить еще раз. Увеличим заряд.

— Не стоит. — Подал свой голос пушкарь. — Слишком велик риск, лучше сударь если у вас верный глас всадить еще парочку ядер, ни одна дверь столько попаданий не выдержит.

— Ладно! Но и уменьшить дозу не дам.

Забив ядро в пушку, Петр выстрели повторно, но видимо фортуна отвернулась от него, удар проследовал в башню, было видно, как полетели выбитые зубья.

В детинце тоже были пушки, и они огрызались огнем. Правда палили по большей части бесполезно и вслепую.

— У вас нервы чересчур напряжены. — Произнес старый пушкарь. — Расслабьтесь, и подумайте о чем ни будь приятном.

— Это о чем? — Спросил раздраженный Петр.

— О том, например, что вы мой папка, а ваш сын. — Задорно ответил курносый мальчишка, сабля в его руках была окровавленной, и он неплохо сражался.

— А что это не дурная идея! Мне бы хотелось иметь пять, нет десять сыновей что бы сражаться за мою Родину.

— Нет, пожалуй, вы еще слишком молоды для моего папы, лучше вам быть моим страшим братом.

Петр потрогал свой гладкий лишенный бороды подбородок и усмехнулся. Затем, вспомнив древний русский обычай, перекрестился. Казенная часть оружия нагрелась.

— Горяченькая! Но ничего, зато остудит головы.

Следующее ядро было послано с ювелирной точностью. Массивная дверь рухнула, и повстанцы в первую очередь Аплита и Вега устремились в прорыв.

Девушки всегда стремились доминировать, а поскольку они выделялись большим искусством сражаться, то прочие мужики невольно подтягивались до их уровня.

Вега запрыгнула на разрушенную часть бруствера, сделав мечами пропеллер. Полетели клочья кровавого мяса.

— Аплита, может у тебя найдется какой-нибудь допинг, я не чувствую рук.

— Я тоже не прохолождаюсь, терпи девочка — атаманом будешь.

— Детские приколы здесь не уместны, вот-вот я выроню меч.

— Тогда следующей упадет голова.

Мясорубка продолжалась, горел пожар, и Вега несколько раз становилась босыми ногами в огонь, но не обращала на это внимания. Оттеснив стражу, они ворвались во двор.

Тут сражался сам генерал Моннак, верховный главнокомандующий войсками супергерцога. Он был очень рослый, ростом выше самого Вали Червонного и необычайно широкоплеч. Вот два громадных рыцаря сошлись вместе, в качестве оружия выбрав обоюдоострые мечи. Вали был силен как медведь, но и его соперник не уступал, кроме того, Моннака обучали лучшие фехтовальщики королевства, а Вали действовал по старинке. Спустя минуту генерал, совершив ловкое обманное движение, пронзил своему сопернику руку. Вали переложил меч в левую руку, его движения замедлились. А затем рубанув наотмашь пробив грудь. Червонный пошатнулся, но тут ему на помощь пришла Вега. Девушка парировала выпад генерала, а сама другим мечом сделала ему отметину на лбу.

— Вот шлюха! Я тебя поимею во все дырки. — Крикнул Моннак.

— Стручок отломиться. — Вега показала язык.

Удары генерала были тяжелы, но не достаточно быстры по сравнению с движениями русской разведчицы. Пропустив несколько выпадов, он застонал, из пробитого панциря струилась кровь, было видно, что крупный боров слабеет.

Напрасно противник считает.

Что русских сумел он сломить!

Кто смел, тот в бою нападает.

Врагов будем яростно бить!

Произнесла древние не много наивные стихи Вега и продолжила наступление. Наконец потерявший силы генерал споткнулся, и девушка пробила лезвием его горло.

— Я, кажется, поторопилась: надо было взять тебя в плен и изнасиловать.

Однако последняя схватка выдавила из нее все силы. Девушка пошатнулась и выронила мечи. Тут на нее и налетела озверевшая толпа, девушка получила две раны в живот, а еще одно лезвие распорола ей щеку.

— Вот гады! — Руки у Веги дрожали, ноги тоже заплетались и тряслись, было видно, что она на последнем издыхании. Аплита также обессилила и с трудом отбивалась от пятерых воинов.

— Глупо погибнуть в трех шагах от победы! — Пробормотала Вега.

— Ты будешь жить! — Крикнул Алекс и словно маленький тигренок проскочил между лезвий. Пара выпадов и вниз полетели пробитые головы.

— Браво малыш, я бы хотела иметь такого сына.

— А у меня он уже есть! — Произнесла Аплита, с трудом вывернувшись она пробила еще одного бойца.

Вега упала, плюхнувшись лицом в кровь, потом сделала глоток. Это как ни странно взбодрило ее, и она поднялась.

— Мальчик меня рано списывать, я еще могу драться.

Подхватив оброненные мечи, девушка завертелась, продолжая выпускать кишки.

Стражники явно вымотались, некоторые воины, утратив мужество падали на колени, и просили прощение, другие наоборот предпочитали смерть позору плена. Но их сила иссякала, удары становились все реже и реже.

— Сдавайтесь! И мы пощадим ваши жизни. — Проорал Вали Червонный. — Бросай оружие пока не поздно!

Большая половина сражавшихся с отчаянием бросила, ставшие бесполезными клинки. Лишь малая часть воинов с пафосом произнесла.

— Гвардия не сдается!

— Тогда вас придется убить! Вперед мои драконы, осталось последнее усилие.

В голове у Веги и Аплиты гремело, да прошедший пытки мальчишка выглядел не лучше, но они все-таки обрушились на врага, добивая последние остатки сопротивления.

Когда, наконец, пал последний пронзенный Алексом воин наступила мертвая тишина.

Вега в изнеможении присела горку из нескольких трупов. Аплита произнесла.

— Аве Мария! Мы победили.

Вали подошел к бочке с вином поднял ее, отломал краешек и принялся жадно пить. Потом повернулся к остальным повстанцам.

— А вы чего стоите. Выпьем за нашу победу.

Только сейчас Вега и Аплита почувствовали, что хотят, есть, даже сводит живот, а горло пересохло от жажды.

— После славной битвы, почему бы не пригубить.

Повстанцы начали грабеж, но Вали Червонный остановил их.

— Нет, все богатства должны быть учтены и реквизированы. Теперь вместо герцога будем править мы, а всякая власть нуждается как в средствах, так и в запасах продовольствия. — Отметил глава повстанцев.

— А вы девушки идите сюда! Вы такие яркие и сильные воины, а вас не знаю! Откуда вы взялись.

Вега решила не говорить правду. Лучше знать много, а открывать мало.

— Мы из далеких земель, гораздо дальше, чем простираются обширные владения Кирама и Агикана и длительное время мы жили в военизированном женском монастыре, где готовили женщин воинов.

— Вот как, а не знал, что такие есть, и большой у вас монастырь?

— Маленький и ужасно засекреченный.

— А мне лично вы можете показать на карте.

— А там нет карты, его место положение такая священная тайна, что мы, если выдадим ее, то подвергнемся страшному проклятию.

— Ну, хорошо мои скрытные нимфы войны, я позволяю вам сохранить эту тайну. А этот хлопец, что так хорошо дерется случайно не ваш родственник?

— Он мой сын!

— Поздравляю! Это настоящий орел и я думаю, со временем из мальчика вырастет выдающийся боец, хотя даже сейчас он великолепно дерется.

— Я сама тренировала его.

— А как звать вашу напарницу.

— Я Вега, с нами еще Петр, он не слуга, а равноправный партнер.

— Я это учту! Предлагая вам стать моими помощницами, я дам каждой из вас по полку.

— Весьма благодарны, но мы не намеренны слишком долго задерживаться, в этом мире и как только наша миссия окончиться мы покинем его.

Вдали мелькнул тень, малозаметный человечек уселся на коня и поскакал к воротам. Его губы хитро прошептали.

— Кажется, что это те о ком говорит пророчество.

Глава 4

— Пойдем, посмотрим, что там стреляет? — Предложила Роза.

— А тебе что не достаточно приключений? — Спросил Маговар.

— Я никогда не трусила. Избегать боя не в моих правилах. — Огрызнулась Роза. — Раз надо идти в бой так пойдем.

Агент ЦРУ выбежала на открытую поверхность, течерянин припустил за ней. Небольшой пиратский катерок и впрямь пытался атаковать гостиницу сателлита, выбрасывая аннигиляционные мини-ракеты. Они взрывались, образовывая глубокие кратера на поверхности спутника, а взрывная волна переворачивала надстройки и сбивала стены. Роза вынуждена была рухнуть лицом в грунт, чтобы избежать интенсивного излучения, затем нам ними пронесся поток плазмы.

— Вот так красавица, и чем ты собьешь катер.

— Что у меня нет лучемета. — Огрызнулась Роза. И тут же всадила очередь в летательный аппарат. Тот лишь на мгновение замедлил движение, посыпались мелкие искры.

— Это не то, калибр слабоват, не берет броню и матричную защиту.

— Ах, калибр подводит, и что ты предлагаешь сделать?

— А вот что! Извини мой сын, но так надо! — Маговар из-за всех сил швырнул свой меч в катер. Уже в полете, он сильно вырос и его острие, прошив силовое поле, врезалось в броню. Катер накренился и стал терять высоту.

— Ого, я помню, как метала твой ножичек в восьмидульный танк, очень, похоже.

— Не совсем, я швырнул с любовью, а ты бросила с ненавистью.

— Но эффект получился одинаковый.

Объятый пламенем катер врезался в толстую корку, покрывшую спутник. Раздался сильный взрыв. Казалось в пустыне: расцвел огненный оазис, Розу и Маговара подбросила верх, и пронесло три десятка метров, а потом довольно грубо опустило на грунт.

— Ох! Это довольно топорно. — Произнесла агент ЦРУ.

— А чего ты хотела! Меня сейчас что тревожит, не погиб ли мой сын.

— А ты уверен, что этот меч именно твой сын, а не могла ли твоя мать с кем-нибудь изменить?

— Исключено. Лука-с Май осуждает измену супругов, а наша вера жестче луча лазера.

— У нас на Земле в первобытные времена тоже была сильная вера, еретиков даже на кострах сжигали, но, тем не менее, грех процветал.

— Нищие и отсталые люди могут быть во всех концессиях и расах. — Отрезал Маговар.

Люциферо его перебила.

— Но ведь грешили не только бедные и забитые люди. Пороки господствовали в верхах. Многие герцоги, графы, князья, бароны и даже короли прелюбодействовали, травили друг друга, предавали, а уж иметь сераль любовниц считалось правилом. Мало того во всю грешили и представители церкви служители культа. Даже страшно сказать Римские папы и кардиналы, одного из них за половые способности прозвали быком.

Маговар стал в пафосную позу.

— Это потому что они были людьми, мы же течеряне созданы из других кварков и если Всевышний сказал не грехи, мы будем свято хранить его заповеди.

— А как между вами и людьми разница. Вы белковые и мы белковые, вы теплокровные и мы теплокровные, мы похожи на обезьян и вы не сильно от них отличаетесь. Так что с чего ты решил, что у вас сильнее вера.

— Об этом говорит вся наша практика и мой жизненный опыт. Перестань болтать попусту, а лучше помоги мне найти сына, пока чужие парни не наложили руку на законное добро.

Роза и Маговар пустились бежать, из-за более низкой гравитации они фактически прыгали, а каждый их шаг составлял десять-пятнадцать метров. Разуметься, прежде чем выбежать они надели дыхательные маски и теперь не страдали от недостатка кислорода.

Подбежав к кратеру, они остановились, кипела лава, горел грунт.

— Вот теперь нам нужно отдышаться и бросить жребий — кто полезет первым в пекло.

— Не болтай глупости, сейчас он сам придет ко мне в руки. — Маговар раскрыл ладони и пропел:

  Сверкающий меч в мои руки приди

  И сто голов с плеч врагам отруби!

— Я здесь папа! — Изрядно уменьшившийся кладенец прыгнул в руки. — Ты знаешь, отец как мне было больно, когда эта машина взорвалась, меня чуть не расплавило температура в миллионы градусов.

— Я все понимаю, но ты настолько прочен, что тебя не уничтожить. Кроме того, мужчина должен закаляться, и терпеть боль!

— Я не виню тебя отец, все, что ты делаешь разумно. Мой тебе совет берегись этой женщины, она затянет тебя в омут преисподней.

— Ну, это я без тебя знаю. Буду, тверд в вере как никто другой.

— А что другие течеряне не тверды? — Подколола Роза.

— И другие тверды, но я буду самым лучшим.

— Ну ладно, не пора ли вернуться во дворец, там нас августейшие особы заждались.

— Какие особы, — что значит августейшие.

— Когда-то в древности на планете Земля существовала Великая Римская империя. Она была сильнее и могущественнее всех прочих стран. Но в ней правил сенат и была республика. Правда, появлялись диктаторы Сулла, Красс, Юлий Цезарь. Но первым полновластным императором был племянник Цезаря Август. Он правил более полувека и вошел в пантеон Олимпийских богов. К стати в его честь назван один летних месяцев Август. С тех пор всех императоров на планете земля называют августейшими особами.

— Это очень интересно, но разве не аморально делать простых смертных людей богами.

— А Лука-с Май.

— Это другое дело, речь идет о воплощении Всевышнего, тут уже мы должны признавать учителем, пророком, но не богом который Один есть.

— Понятно, а о Святой Троице ты ни чего не слышал.

— Почему мне русский говорил о Православной Троице, но он и сам этого не понимал, поэтому я не влезал в подробности.

— Это учение о том, что Всевышний Един в трех ипостасях.

— А то есть вы верите что Бог один, но состоит из трех разных частей.

Люциферо гордо тряхнула гривой волос.

— Нет, я не во что не верю, но раньше было много таких, что верило, будто Богов одновременно трое и один. Сейчас это не модно.

— Как это три и одновременно один?

— Вот видишь, насколько абсурдна, бывает религия.

Маговар сложил руки и сосредоточился.

— Нет, это логично, вернее не логично Высший Разум это только одна личность, но вот у некоторых наших соседей развиты представление об то, что у Всевышнего может быть множество лиц. Кстати и Лука-с Май это лицо Бога. По мне лучше верить неправильно, чем вообще не верить.

— А ты либерал! Как правило, представители разных концессий гораздо враждебнее друг другу, чем к атеистам. И какой смысл зажимать себя, соблюдая заповеди, если доказательств полноты веры ты все равно не получишь.

— После смерти будет очевидно! — Огрызнулся Маговар.

— Благодарю покорно, но я живу и хочу быть счастлива при жизни, а не после смерти. Какое может быть счастье, когда тебя нет.

— Душа бессмертна!

— Но ее существование не доказано! — Отрезала Роза. — Я пока вижу лишь тело и хочу нежить и ласкать свою плоть, ублажая все прихоти. Уже сейчас наша наука позволяет достичь индивидуального бессмертия, и лишь проклятые русские стоят на пути к всеобщему счастью. — Прокричала агент ЦРУ.

— Ты просто глубоко порочный и несчастный человек. Но ладно, хватит заниматься софистикой полетели ко дворцу.

— А если опять промахнемся и застрянем в открытом космосе?

— На нас скафандры.

— А как насчет того чтобы оказаться в чреве звезды, нас мигом испарит.

— А ты оказывается трусиха. По-моему прошло достаточно времени и аккумуляторы успели подзарядится.

— Давай зайдем в помещение и на всякий случай сунем розетку.

Маговар не возражал и вместе с Розой зашел в холл гостиницы, хотя он и был частично разрушен плазменная, розетка работала. Люциферо подсоединила обруч и стала ждать, однако долго терпеть без разговора не могла.

— А все-таки не очень умны вегурианцы, из-за такого пустяка как отсутствие трения не могут выйти в космос. Будь я их королевой, мы уже давно бороздили небесные просторы.

— Ты слишком самоуверенна Люциферо, не даром твоя фамилия ассоциируется с павшим ангелом и тот, судя по вашей мифологии, много о себе мнил.

— Мы об этом уже разговаривали, я не сильна в сатанизме так уже не однократного говорила, не верю — ни в Бога, ни в черта. Но насколько я знаю, Сатана хотел большей свободы для всего творения, тут я с ним абсолютно согласна. Ведь само понятие греха деструктивно, почему, когда хочу получить удовольствие или обеспечить себе радость это грех? Мне кажется следующее все живые индивиды во вселенной в той или иной степени не счастливы, а в своих не удачах или проблемах себя винить не хочется. Тогда кто виноват? Бог! Но поскольку Всевышний творец вселенной добр, благ и может желать зла своему творению надо найти объяснение, почему он наказывает. Вот люди, течеряне, вегурианцы и прочие виды жизни придумали грех или карму.

— Я с тобой не согласен. — Вставил Маговар.

Но Люциферо не обращала на него внимания, голос агента ЦРУ был сладок как мед.

— Ведь если предположить что существует бесконечный творец вселенной, то он обладать идеально конструктивным характером. Ведь тот, кто в состоянии из хаоса или вообще из ничего создать звезды, планеты, разумных существ то есть творить разум не может быть злым. Зло деструктивно и все разрушает. А Всемогущий добр, то он несомненно желает чтобы все его творение было счастливым, а с бесконечной силой и мудростью достичь этого можно во мгновение ока. Но ведь реально практически у всех из нас есть те или иные проблемы мешающие счастью, особенно это заметно в отсталых мирах, а сколько горя, например, причиняет война? Нет, вся тварь во вселенной мучается и страдает, по этому возникает дилемма от чего все это. И тогда церковники придумали грех!

Господь любит нас и карает за грехи, люди сами сделали запретными многие удовольствия и полезные вещи — например секс. То есть комплексы разумных существ во вселенной испортили и без того безрадостную жизнь.

— Безумные речи человека одержимого дьяволом. — Мотнул головой Маговар. — Ведь если Бога нет, как возникла Вселенная.

— А об этом мы уже говорили, не хочу повторяться. — Роза повернулась к официанту и сделала заказ.

— Два стакана люцаната, надо сбросить напряжение.

— Этот наркотик я пить не буду.

— Он вызывает всего лишь слабую эйфорию, но раз ты такой монах я выпью за тебя.

Робот-официант не ездил, а летал по, форме он напоминал рыбку с двенадцатью плавниками. Роза выпила люцанат залпом, затем взяла другой стакан и начала смаковать кисло-сладкую жидкость, приятно щекочущую язычок и охлаждающую небо.

Закончив, она швырнула стакан в стену, он отскочил словно резиновый.

— Нет что бы вы течеряне не говори, господствует теория эволюции, выживает и побеждает сильнейший, хитрейший, подлейший, умнейший. А веру придумали слабые и не далекие люди.

— Тебя все равно не переубедить Люциферо, но Бог милостив и он еще преподаст тебе жестокий урок, который заставит тебя пересмотреть взгляды и уверовать если не в наше учение Лука-с Мая, то хотя бы в вашу веру Христа или Ислам.

— Не дождешься, я даже когда меня поведут на расстрел, не буду молиться, а смерти в глаза я смотрела так часто, что даже очи вылезли.

— Храбрись и хорохорься, но ты станешь верующей.

— Ладно, телепортатор заряжен. Полетели! — Роза взяла обруч в руки и стала крутить.

Спустя несколько секунд они исчезли, перемещение на сей раз было тихим и не заметным.

Выбросило «религиозную» пару во внутренних покоях дворца — все сверло казалось, что полупрозрачные стены составлены из сплошных алмазов и рубинов.

— Замечательно. — Роза сделала шаг и поплыла, ее ноги скользили.

— Опять начинается. Маговар помоги!

Течерянин даже не пошевелился, демонстрируя своим видом безразличие, а может, опасаясь придти в движение. В ходя боя магнитные подошвы Розы были повреждены, а новые «сандалеты» она не догадалась одеть.

Чем отчаянней агент ЦРУ махала руками, тем быстрее набирала скорость. Планета без трения предъявляла свои жесткие права.

— Ух, это круче чем на коньках, даже по жидкому вернее твердому водороду я так не ездила. — Молвила Роза. — Попробую воспроизвести пируэт.

Роза завертелась волчком, затем воспроизвела фигуру высшего пилотажа — розу ветров, винт, тройной винт, хали-гали. Неожиданно Люциферо почувствовала, что вполне может контролировать свое скольжение по бесконечным уходящим вдаль коридорам дворца. Пару раз ей попадались стражники-рыбки, они моргали лучистыми глазами и проплывали мимо. Комнаты мимо, которых она проносилась то, и дело меняли цвета, отдельные из них демонстрировали пейзажи чужих для вегурианцев миров. Видимо эти рыбки любили мечтать о недостижимом. Роза помахала им рукой.

— Мои лупоглазые вы еще будете на других планетах, хотя возможно в жареном виде.

Рыбка в серебристой кольчуге ответила.

— А что у вас так сильно палит светило! По этому вы так загорели.

Люциферо прокрутилась на одной ноге и чиркнула пальцем по розовому хрусталю.

— Материал недурен, но слегка потускнел. Но где монархи, когда они вручат нам законные награды!

Рыбки в ответ лишь качали головками.

— Не знаем, тут у нас такой хаос.

Наконец пара вездесущих роботов, подскочили к Розе и пропищали.

— У вас проблемы с гравиоподошвами, давайте вам поможем.

— Да мне хорошо и так, разве что спиртиком прополоскать гланды не помешало.

— Ну, это мы разом, вам какой спирт метиловый, этиловый, или?

— Чистейший этиловый, хочу согреться.

Робот достал стакан, отвинтил краник и брызнул прозрачной жидкости.

Роза глотнула, слегка обожгло гланды, затем жидкость спустилась в желудок.

— Нет не плохо, ну вот теперь я готова к встрече с королем.

— К его величеству так просто нельзя, сначала узнаем, нужны ли вы ему. Робот позвонил, затем, получив ответ, вытянулся, его подвижная физиономия из жидкого металла расплылась в улыбке.

— Их затмевающие квазар особы требуют срочно представить вас и вашего друга Маговара!

— Он в зале! Стоит ворон считает.

— Мы уже вызвали полицию, его найдут и доставят тепленьким.

Роза была очень довольна, началось волшебное действие спирта, как ни странно, а может вполне естественно почти все известные цивилизации в той или иной степени употребляли алкоголь. Похоже, и «рыбки» не были исключением.

К ним присоединилось еще шесть роботов, и они почти насильно повели Розу. Вскоре к ним присоединился Маговар, представитель течерианского спецназа был хмур, но держался с достоинством. Вот они вышли на площадь, было видно, как миллионы вегурианцев ликуют, взрываются радиопетарды, бьет закрывающий все небо и затмевающий светила фейерверк.

— Смотри Маговар, они уже празднуют победу!

— Веселые существа, правильно и делают! — Ответил течерянин. — А ты, судя по запаху, опять глотнула отравы.

— Это мое личное право на грех. Хотя большинство религий во вселенной употребление спирта проступком не считают.

— Мы считаем. Лука-с Май говорил всякий разрушающий свое тело, разрушает храм живущего в нем святого духа, а значит, сильно грешит.

— Ой, только жабернолиций не читай мне мораль, я от этого устала. Вот лучше тоже глотни спирту и почувствуй себя раскованней.

— Не подамся я искушению сатана! Так и знай! — Маговар напыжился.

— Да мне плевать на тебя будь сухарем. — Роза скорчила рожу, затем небрежно дернула меч, течерянин сильнее сжал пальцы.

— А вот куда вам надо идти.

Дворец короля был немного меньше, чем тот, из которого они вышли, но зато выглядел гораздо роскошнее. У входа стояла ярко раскрашенная стража, некоторые как не странно с длинными копьями.

— Ого, смотри Маговар, с этими палками они будут драться против лучеметов. До чего это глупо!

— Это их ритуал, уважай чужие обычаи.

Одна из несущих охрану рыбок услышала эти слова и, подняв копье, произнесла.

— Это наше оружие и оружие неплохое! — Из острия колья вылетел переливающий пузырь, затем еще одни и еще. Они летали затем, высоко в небе выстроились в восьмерку, прокрутились и бах-бах! Казалось, что в небе зажгли новое солнце, насколько яркими были вспышки.

— Ну, как эффектно!

— Впечатляет, а вы не могли бы нам продать партию этого оружия.

— Большую партию?

— Тысячи стволов хватит.

— Нет проблем! Поговорите с нашим генералом Смаком, и он с радостью заключит сделку.

— Где он?

— Вот летает легком эролоке, я его вызываю. — Вегурианец сбросил информацию на ручной плазмо-комп, вспыхнула голограмма и возникла лупатая физиономия генерала.

— Что хочет сказать гвардейский офицер Буррош?

— Да вот инопланетники хотя приобрести квази-копья.

— Что же мы не против и за какую цену?

Роза ступила в разговор, состроив самую обворожительную улыбку.

— Я думаю, продавец должен сам назвать цену.

— Гиперскользко! Тогда три миллиона межгалактических долларов, за тысячу штук.

Роза, опасаясь, что клиент передумает, прокричала.

— Согласна! Оформим сделку сейчас же!

— Это можно сделать через Гиперинтернет. Несколько нажатий клавиш и все будет оформлено и даже проставлены киберпечати.

— А спутники! Без них нельзя.

— Мы уже восстановили четыре. У нас нейтральная планета и сильная защита от мега-вирусов.

— Тогда давайте побыстрее!

Роза, внеся часть собственных средств, не без оснований полагала, что сможет продать новое вооружение своему командованию за большую сумму.

— Ну вот, а теперь можно к королю.

Извилистые коридоры были зеркальными и сверкающими, роботы-уборщики драили поверхность, а художники рисовали картины, используя в основном мирный пейзаж и веселые картинки с мультяшками и детьми, в том числе и других рас. Роза очень удивилась, увидев русскую пару Чебурашку и крокодила Гену, она помнила этот сериал своих врагов, где эти два зверя посещают иные миры и взрывают звездолеты конфедератов. Когда идет война, то искусство военизированное. Здесь же они были такие милые и игрушечные, что Люциферо не вольно залюбовалось.

— Вот как все зависит от уровня подачи информации, один и тот же герой монстр и невинный младенец одновременно.

— А тут действительно неплохие рисунки вот есть и религиозного содержания. — Маговар указал за лестницу, спускающуюся с небе, было видно, что на верх движутся рыбки с нимбом вокруг головы.

— Вот видишь это праведники, и их души возносятся в космос, где будут вечно счастливы, а тебя ждет это! — Маговар ткнул пальцем в другую картинку, причем масштабную, там был изображен подземный мир с плескающей лавой, с реками лимонно-зеленой крови, и страшными взятыми из фильмов ужаса существами. Они рвали рыбок на части, жарили их на гигантских сковородках, после чего ужасающие с десятью рядами зубов чудовища их пожирали. Многих из них пытали различными методами от нанотехнологий до примитивных, топорных способов причинить боль. Немного выше были видны разрушенные города и вспышки взрывов. В целом зрелище впечатляющее и бросающее в трепет.

— Не дурная картинка, но я могла нарисовать еще круче и более впечатляюще. А так в целом голь на выдумки хитра. Но вот что общее, я заметила у всех народов и видов ад ассоциируется с огнем и только радиоактивные существа отдают предпочтение воде.

С чем это связано?

— Огонь причиняет сильнейшую боль. — Отметил Маговар.

— Белковым да, но у нас, например нервных окончаний реагирующих на холод втрое больше чем тех, что на тепло, по этому боль от жидкого воздуха была бы сильнее, чем от жидкого металла.

— Когда попадешь в ад, испытаешь на практике. Я думаю, что тебе мало не покажется.

— Как можно попасть туда, в то место, которого в реальности не существует. Ведь преисподняя это лишь порождение больного мозга, даже если и есть жизнь после смерти, она вряд ли столь прямолинейно дифференцирована. Мне больше по нраву версия, прочитанная в фантастическом романе — где бессмертные души, сохраняя память о прошлых жизнях реаркарнируются в других вселенных. Там они не как малые дети цветочки в раю срывают, а сражаются, борются, изобретают, короче говоря, живут полнокровной жизнью.

— И грешат по новому! — Спросил Маговар.

— Естественно! Грех это неотъемлемая часть бытия. Без него жизнь была бы пресной и неинтересной. Существование без греха — это жалкое прозябание и поэтому Маговар повзрослей и перестань верить в сказки.

— Это ты находишь в плену иллюзий, сатана ослепил твой разум. Я когда гляжу на звезды, испытываю благоговение, ибо они свидетельствуют о славе Божьей. В каждом листике слышится дыхание Всевышнего, а ты Люциферо, живешь без жизненного стержня, тебя интересуют лишь приключения и удовольствия.

— А тебя разве не захватывают приключения, а небожители во сне не являются.

— Хватит Роза, давай лучше прибавим шагу! Вот видишь впереди почетную стражу. Это значит их величества рядом.

Ряд охраны из вегурианцев и роботов ощетинился, на них навели сканеры и стали проверять личности, чтобы не дай бог не пропустить террористов. Они внимательно с точностью до молекулы изучали отснятое изображение, было видно, как блистает трехмерная голограмма, светятся внутренние органы.

Затем их пропустили в громадный высотой в полтора километра зал, играл оркестр, звучали слова вегурианского гимна.

— Добро пожаловать великие герои! — Дружным хором крикнули стражники, перед ними сверкал всеми красками ковер, по мере того как Маговар и Роза ступали, он менял цвета и рисунки.

— Ничего особенного жидкокристаллическое кибернетическое изображение. У нас такое тоже есть. — Роза напустила на себя самый скучающий вид.

— Конечно, должно быть вы контролируете множество галактик, а у них одна планета.

Каназол Седьмой со своей супругой занимал свое законное место на высоченном напоминающем холм троне. Его рыбья мордочка была хитрой и милой одновременно, рядом с ним сидела Стэлла, судя по всему, девочку уже наградили вторым и третьим орденом, на ней висели сразу три ленты, и на них сияло что-то похожее на разноцветные звезды.

— Да впечатляет. — Тут Люциферо подумала, что может и ее награждение ограничится орденом, и ей стало досадно, уж лучше было пойти на сделку с пиратом.

Король выплыл из кресла, супруга последовала за ним.

— Мы должны стоя приветствовать спасителей отечества. — Произнес он многократно усиленным голосом. — Да будет так!

Стуканье плавниками усилилось, таким образом, вегурианцы выражали свой крайний восторг. Маговар поклонился и с достоинством произнес.

— Наш долг состоит в том, чтобы любить жизнь в любых ее формах, а также блюсти законность и справедливость. Ради этого не жалко расстаться и с жизнью, мы умрем; зато добродетель восторжествует, а порок будет наказан.

— Хорошие слова! — Произнес король. — И вы достойны награды. Жалую вам самые высшие ордена империи — орден неба за спасение страны и планеты от уничтожения.

Хлопанье плавниками прервали слова монарха, затем, когда Каназол седьмой сделал знак, все смокло.

— А также орденом короны — за спасение жизни и чести короля и членов его семьи!

На сей раз своеобразные аплодисменты, были гораздо громче, достигнув апогея, монарх не стал их прерывать, давая возможность подданным излить эмоции. Когда, наконец, бурный всплеск пошел на спад Каназол продолжил.

— Но даже не достаточно чтобы выразить всю нашу признательность, поэтому от лица всей нашей планеты выражаю вам исполинскую благодарность!

И снова аплодисменты, вегурианцы явно пытались превзойти сами себя.

Люциферо хмурилась все больше и больше. Ордена хоть и дорогие, но не продавать же их с аукциона, а самое главное, где деньги, и хоть что-то более существенное, чем побрякушка. Однако Каназол не даром был августейшей особой, он знал человеческое сердце и по этому решил его слегка испытать. Вид же Маговара говорил о том, что с него вполне достаточно и этого.

— Честь вручить столь высокие награды я поручаю моему королевскому академику герцогу Стэлле. Ее выдающейся талант и позволил победить в неравной борьбе.

Юная вегурианка кивнул головкой, и взяла в руки четыре ленты с ослепительно сияющими орденами. Они и впрямь были великолепны сделанные из столь драгоценных камней, что алмаз по сравнению с ними был просто жалко «блестяшкой». Роза подумала, что на худой конец их можно будет сбыть на аукционе, а вот носить на груди такую роскошь не удобно и, пожалуй, не безопасно. Стэлла вручила награды, повесив ленты, потом шепотом обратилась к Розе.

— Если вы слишком скромная, то я вам могу посоветовать спрятать ордена в шкатулку, хотя они такие красивые что их лучше оставить. — Вероника указала на свою ленту.

— Я сама решу как с ними поступить. — Произнесла Роза. Маговар добавил.

— Я слишком грешен и не достоин, носить столь высокую награду.

Роза занервничала.

— Ты однообразен! Твоя правильность и попытка быть святее папы наивная и смешная. Устарела подобная философия. — Люцифера раздвинула и без того расправленные плечи, орден казалось, жег грудь. Он и впрямь был не много горячим, и, по-видимому, мог светиться в полной темноте. Удобно того, кто любит роскошь, но плохо для солдата — делает слишком заметным.

— А теперь напоследок я вручаю спасителей нации вот эти грамоты.

— Простые бумажки. — Не удержала язык Роза.

Король не обратил внимания на бестактность.

— Это указы с присвоением вам титулов квазигерцогов. А также повеление подарить вам владения с обширными землями на планете Вегур, которые составят ваше наследственное имение. Это очень богатые земли и вам, честно говоря, сильно повезло.

После этих слов лицо Люциферо засияло, наследственное владение обеспечивало приличный доход на обширной, хотя и лишенной трения планете. Это существенная компенсация за отказ войти в долю с космическим корсаром.

Роза с удовольствием приняла пластиковые грамоты с красными на синем фоне крупно пропечатанными буквами. В углу сверкала изумрудными чернилами королевская подпись.

— А теперь у нас будет пир на весь мир, куда мы приглашаем и наших дорогих гостей. — Добавил монарх.

— Архизвездно! А какова площадь моих владений? — Спросила Люцифера.

— Порядка двух миллионов квадратных миль, если брать за основу привычную вам систему измерений, на них проживают порядка тридцати миллионов поданных.

— Вот как теперь я настоящая королева у меня щедрые владения.

— Равноценные земли и у квазигерцога Маговара.

Течерянин хотел, было отказаться от предложенной ему чести, но затем подумал, что эти территории могли пригодиться и его республике.

— Я принимаю ваш дар и надеюсь, что он послужит на пользу моей державе.

— А пока я предлагаю вам отведать нашего гостеприимства.

У Розы вновь возникли подозрения, а не хотят ли ее отравить, чтобы потом не кому было вручать столь щедрый дар. Зная характер и коварство королей можно испытывать вполне естественные сомнения.

— Мы очень спешим и не хотим злоупотреблять вашим гостеприимством. По этому давайте расстанемся друзьями.

— Да что ты Люциферо. — Шепнул Маговар. — Хочешь обидеть августейшую чету. У меня тоже дефицит времени, но ваше предложение я приму.

Роза как опытная шпионка умела разбираться в людях, интуиция подсказывала ей, что монарх порядочный вегурианец, кроме того, если он проявил такую щедрость, то не потому что Люциферо наставила на него лучемет, нет, это добровольно и возможно король хотел чтобы другие гости его мира видели подобную щедрость и в случае чего вновь спасли планету.

— Хорошо единственное, для того чтобы вас не обидеть мы будем присутствовать на пиру. Но после извините, покинем вас.

— Для нас это скорбная весть, я лично предпочел бы вас видеть среди первых своих сановников, но неволить не стану.

Роза, соблюдая такт, вместе с Маговаром низко поклонилась. Затем их вывели в другую комнату, там вручили обрамленную драгоценными каменьями карту, где местным сияющим жемчугом были обозначены их владения.

— Они отходят навечно, вам и вашим потомкам. Титул передается по наследству тому потомку, что пожелает владелец. И главное эти земли приносят сказочный доход примерно эквивалентный пятистам миллиардам межгалактических долларов в год. Вы теперь очень богатые люди даже по меркам своей страны.

— Ну, я то действительно богат, может даже самый состоятельный среди течерян. — Проговорил Маговар. — А вот Роза вероятно не до конца удовлетворена.

— У нас есть олигархи, что ворочают сотнями планет и сотнями триллионов долларов. Так что я еще мелкая сошка. — Вздохнула Люциферо. В глубине души ей очень хотелось стать диктатором конфедерации или хотя бы президентом, тогда бы она пересажала всех богатеев. Их президент ничтожество, его избирает сенат, состоящий из самых богатых людей конфедерации. Из-за войны всенародные выборы отменили и теперь сенат, и конгресс формировались исключительно из состоятельных людей, причем пропуском служило состояние не менее триллиона долларов. Как знать если на сенат она пока не тянет, то в конгресс ее могут избрать? Ничего разобьют Россию и тогда ей подарят несколько планет, если конечно не кинут. Можно ли доверять директору ЦРУ ультрамаршалу Джону Сильверу? Пожалуй, нет — он воплощение подлости. Тем не менее, связаться надо.

Набрав код на плазмо-компе, Роза с не терпением ждала соединения. Одно из светил и это было видно через прозрачный потолок, закатилось — зато фейерверк стал гораздо ярче и живописнее. Наконец возник знакомый профиль.

— Ало самочувствие надеюсь хорошее! — Это была фраза контороля, Роза должна была ответить отвратительное — если все было в порядке, в случае работы под контроль применялся любой другой вариант.

— Прекрасное! — Роза оскалилась. Уловив перемену в лице, добавила. — Конечно отвратительное, я пошутила, все чисто.

— У тебя дурацкие шутки, ты что-то долго не выходила на связь, видимо опять выкинула экстравагантное.

— Ты проницателен, я только что спасла, целую планету.

— Шутить довольно примитивно, я ожидал от тебя более тонкого юмора. — С трудом сдержал гнев Джон.

— Нет, на сей раз, это случилось как в комиксе, оказавшись на планете без трения Вегур, я стала свидетелем нападения на ее страшных космических пиратов. Меня они тоже зацепил, и я была вынуждена вступить в схватку.

— И так ты их перебила одним лучеметом.

— Нет, со мной был еще один солдат, он мне помог.

— Плазмопушкой?

— Нет, мечом!

— Это более остроумно, не так примитивно как с планетой.

— Я не шучу, это течерянин, а они сам знаешь всему прочему вооружению, предпочитают меч.

— Тот, который по преданию был рожден их самкой. — Сильвер продемонстрировал сильную память.

— Так они сами говорят, но я убедилась, что это чудесное оружие способное прорубить даже силовое поле и матричную защиту.

— Я знаю твоего напарника. Маговар надежный парень, только, пожалуйста, не задевай его религиозные чувства, он может оказаться даже опаснее дагов.

— Я отлично справляюсь с самцами вне зависимости от расы и вида.

— Все равно не перегибай палку, течеряне не любят когда их домогают особенно самки.

— Разберусь сама. А пока знай, что мне присвоили титул квазигерцога, и ко мне обращаются сир.

— Учтем, но ведь Вегур отнюдь не отсталая планета, как вам удалось справиться там, где оказались бессильными войска целого мира, населенного миллиардами разумных существ?

— Ну, тут сыграла роль свою и удача и тонкий расчет. Когда прилетим, я вам подробно расскажу.

— А почему не сейчас?

Роза и впрямь собиралась все выложить как на духу, но обруч по телепортации по-прежнему был при ней. Это было мощное оружие и ей не хотелось, чтобы на него наложила лапу ЦРУ. Гораздо лучше наладить массовое производство на своих заводах тех, что были подарены королем, тем самым помочь родине выиграть войну и заработать колоссальное состояния. В противном случае она опять останется с носом. Мечта стать суперолигархом у нее доминировала с детства ни в одной государстве вселенной деньги не играли столь большую роль как в западной конфедерации. Но раз Сильвер проявляет любопытство то надо бросить ему кость.

— Ты знаешь, я по довольно сносной цене приобрела у вегурианцев оружие. — Роза напустила на себя вид, словно раскрыла вселенский заговор.

— Сколько заплатила?

— Триста миллионов за тысячу стволов. Вам я готова продать за эту сумму только с небольшой наценкой. Ну, так миллионов сто.

— А что за оружие?

— Квази-копья, они в больших количествах испускают гиперплазму. Ты бы видел она направленного действие и пешие воины способны сбивать эролоки.

Джон Сильвер сделал запрос компьютеру, где хранилось досье на все виды оружия в метагалактике.

— Квази-копья говоришь, а почему они не применили их против пиратов?

— Звездолет космических флибустьеров был слишком велик диаметром миль пятнадцать в нем экипаж в двести тысяч, не брали видно столь крупную цель.

— И ты смогла с ним справиться?

— Это было вроде чуда то, что возможно лишь в сказке. Когда я вернусь с планеты Самсон, то обо всем сделаю подробный отчет.

— Что-то мне не нравиться твой тон Люциферо, ты что-то хитришь, скрываешь.

— Я хоть раз тебя и подводила, ни какие деньги не заставят предать меня родину.

— Однако ты слишком порочна, и кто знает, не окажется для тебя сама мысль о предательстве настолько сладостной, что ты не устоишь перед соблазном.

— У меня есть жизненные из них два самые твердыне быть верной отчизне и не верить в богов, и я им следую.

— Похвально, а вот, кстати, информация о квази-копьях. Да ты действительно умна Роза, заплатить всего триста миллионов за столь крутое оружие.

Хотя в его словах и звучала плохо скрытая ирония, Люциферо сделала вид, что не заметила.

— Я всегда была уверенна в своем уме, а если вы не желаете платить комиссионные, то это чудо-оружие останется у меня.

Сильвер захохотал.

— Можешь оставить его себе, все до последнего ствола.

— Что у вас уже есть такое? Не слышала.

— И не услышишь. Это всего на всего хлопушки для фейерверка, действительно используется чрезвычайно разреженная плазма в такой низкой концентрации, что она абсолютно безвредна для бойцов, особенно прикрытых боекостюмами, и максимум что может это ослепить солдата без шлема. Ну, а «слепилки» у нас уже давно на вооружении, только и противник не промах установил светофильтры.

Роза почувствовала себя совершенной дурой, потратить три миллиона — хорошо еще, что с нее не содрали больше за этот хлам. Впрочем, можно устроить приличный праздник и наладить выпуск этих хлопушек на экспорт. Ведь развлечения всегда пользуются спросом особенно в системе Золотое Эльдорадо.

— Ну ладно в следующий раз буду умнее, мне это будет урок.

— Да я и не верю, что с тебя содрали триста миллионов, не такие они подлые, чтобы драть со спасительницы три шкуры. Я вижу у тебя на груди целых два ордена.

— Ах да они совершенно забыли, должны вручить и третий. За наши предыдущие подвиги.

— Напомни только по деликатнее. А пока Роза не забывай, куда тебя направили. Не задерживайся слишком долго, у нас есть сведения, что наш главный враг Россия готовит большое наступление. Я сообщу тебе секретную новость, дагам досталось, причем очень сильно, они злятся и грозятся порвать с нами союзнические отношения.

— Типичный блеф не такие они дурные, если русские разобьют вас, то затем уничтожат и дагов. На самоубийство они не пойдут.

— Это верно, но нервозность создают не малую, биржи охвачены паникой, акции многих ведущих компаний упали, экономика охвачена перманентным кризисом. В этих условиях, вместо того чтобы консолидироваться ведущие корпорации грызутся, плетут интриги, чаша весов в глобально противостоянии качнулась в пользу России, и нам новое оружие нужно позарез и желательно быстрее.

— Я сделаю все от себя зависящее, но торжественный пир по поводу спасения планеты я не имею права пропустить.

— Я разрешаю задержаться еще на несколько часов, наши агенты в России сделают максимум, для того чтобы задержать наступление. Успеешь еще вернуться к решающим боям.

— Не сомневаюсь, продажные генералы это сила, вот это позволит нам победить Россию.

— Ну, а пока я с тобою расстанусь очень уж напряженный у меня график, если надо связаться звони.

— Как всегда на самом интересном месте перерыв. — Люциферо повернула голову и почесала затылок. — Может быть, надо было все-таки проинформировать их об телепортаторе. А то может так случиться, что некуда будет возвращаться.

Джон Сильвер тем временем связался с мультитриллионером Смитом Рокфеллером.

Это чудовищно богатый олигарх входил в первую десятку богатеев конфедерации. Он уже давно претендовал на пост президента, при этом хотел, чтобы его наделили суперчрезвычайными полномочиями. Для этого он копил деньги и раздавал взятки. Но самое главное он скрывал свои доходы от властей, и не платил налоги. У Джона Сильвера было прилично собрано на него компромата, и по этому он мог шантажировать суперолигарха. Естественно тот аккуратно пополнял счет в его банке, оказывая те или иные услуги. Слишком много драть тоже опасно могут нанять киллера или отстранить с помощью президента или сената. Поэтому давно существовал симбиоз государственного аппарата и класса олигархов.

— Здравствуйте господин квадриллион. — Полушутя произнес Сильвер.

— Уже намного больше. Слушай Сильвер, русские разгромили крупный опорный пункт дагов и опасно обнажили наш правый флаг, военные эксперты опасаются, что следующий удар они нанесут по столице.

— Наши разведчики через продажных генералов имею другую информацию. Армия великой России хочет добить империю дагов, это логично, так как именно кленовообразных они наиболее потрепали. Они научились бить наших союзников и естественно не захотят подставляться. Да и последние данные говорят о перегруппировке сил для проведения операции в галактике Бета-9.

— А не боишься ли ты что это очередная «деза».

— Эти сведения мы получаем из нескольких источников, причем их многократно перепроверяют. Один тип даже нашел способ вклиниваться через Гиперинтернет, не смотря на то, что в нем царит дикий хаос, а программы и вирусы всех мастей ведут беспрерывную войну с каждым квантом информации.

— А сведения о последней операции, чрезмерно успешной для российских войск, тоже пришли из надежных источников?

Глава 5

— Какую конкретно ты имеешь ценную мысль, подсказал наш маленький брат. — Спросил Василий.

— Об полете в одном измерении, если это удастся реально осуществить то будет потрясающий военный успех. — Ответил Василий.

Янешь не понимающе осведомился.

— А в чем конкретно это будет выражаться?

Антон гордо раздвинул плечи.

— Во-первых, скорость передвижения термо-кварковый двигатель будет работать в полную силу, звездолету придется двигаться по абсолютно прямой линии, не отвлекаясь на другие измерения, точно фигурист скользя в гиперпространстве. Согласно теоретическим расчетам его скорость должна вырасти в тысячу, если не больше раз по сравнению с нынешней.

— Ого! — Удивленно воскликнул Янешь. — Это сразу даст нам преимущество в маневренности и скорости переброски войск, наша армия будет иметь преимущество везде, где захочет.

— Конечно, мы можем моментально сосредотачивать силы, наносить удары в самых неожиданных местах, но этим преимущества не исчерпываются.

Антон достал шоколадку, отломил кусочек и проглотил приторную субстанцию.

— Самое главное двигаясь в одном измерении наши звездолеты станут невидимыми и не уязвимыми.

— Это почему? — Спросил Янешь.

— А потому! Ведь при одном измерении у звездолета не будет высоты и ширины, а только одна длина. Следовательно, относительно нас он станет точкой, настолько крохотной, что его не смогут зафиксировать гравиорадары. А ведь они фиксируют корабли, летящие в гиперпространстве, а разве можно зафиксировать точку или прямую линию, им это будет не под силу. Так вот представь себе звездолеты неуязвимые, не видимые, сверхскоростные, так это победа над практически любым врагом!

— Да впечатляет! — Воскликнул Янешь. — Вы гении!

— Теперь нужно реально это воплотить в конструкциях, создать схему и изобрести свертыватель пространства. Если это удастся, то мы сможем быстро победить в войне.

— Наша Родина вас не забудет! — Янешь вскинул вверх руку, изобразив пионерский салют.

Василий добавил.

— Нужно при этом добиться, чтобы переход в одно измерение происходил моментально. В этом случае наши звездолеты, даже нарвавшись на засаду, всегда смогут без потерь уйти или представь себе, летит армада, чтобы внезапно исчезнуть в самый разгар боя, а потом обрушиться в тыл.

— Да это впечатляет. — Янешь расширил руки, словно пытаясь обнять вселенную.

— Что впечатляет салаги! — Прервал их грубый возглас.

Крупный выше двух метров парень в сопровождении троих не многим меньших лбов подошел к ним.

— Странно, что ты птенчик связался с «профессорами», тебе тоже, видать, они засушили мозги.

— Зря смеешься Султан Квирша, они очень умные люди и способны принести большую пользу Родине.

— Эти хлюпики, да у них нет не силы, ни способностей воевать. Я даже подозреваю что, не педики ли они.

— Нет, мы гетеросексуалы. — Спокойно ответил Василий. — И мы с удовольствием обзавелись парой-тройкой детей.

— А чего так мало идет война и России нужно гораздо более многочисленное потомство.

— Султан поднял кулаки. — Вы видимо не дорожите своей Родиной и вас за это надо проучить!

Квирша искал лишь повод для драки. Почему ему не нравились эти безобидные в целом хлопцы? Потому что были слишком умны, а избыток ума вызывает подсознательное раздражение у тех, кто туп. Янешь не смотря на свой малый возраст, понимал это и полез в ва-банк.

— А у тебя самого сколько детей. — Мальчик надвинулся на громилу.

— Я пока не женат. А вообще, какое тебе дело щенок. — Насупился Султан.

— Не люблю когда честных и смелых парней, хотят зачмырить, пользуясь превосходством в грубой физической силе. Так что отстань бульдог. — Огрызнулся Янешь.

— Ну, ты сейчас получишь малявка. — Султан поднял кулак и попытался ударить, но Ковальский ловко уклонился и затем врезал ногой под коленку, довольно болезненный прием даже для крупных парней. Впрочем, для громилы два пятнадцати метров роста и ста шестидесяти килограмм веса, самые точные тычки не зразу доходят.

— Я убью тебя молекула! — Зарычал Султан и атаковал мальчика.

Янешь ловко уходил, отклоняясь от грозных хуков и свингов, сам в свою очередь, контратакуя ногами. Его внешне неуклюжий соперник был довольно искушенным и опытным бойцом, и даже чемпионом бокса на своей планете среди любителей. Вот сделав обманное движение, он своим длинным джебом поймал Янеша, крепко приложив его в грудь.

Мальчик отлетел, ударившись головой в перегородку, но при падении все-таки смягчил удар, вобрав голову в плечи. На голове вздулась шишка, но пацан не потерял сознания и попытался провести очередной удар в пах, но Султан был начеку, парировав выпад.

— Теперь я добью тебя козявка. — Прорычал он, бросившись на хлопца, его кулак вскользь задел скулы.

В этот момент Антон выхватил патрон и врезал зарядом озверевшему громиле. Султан ничего, не понимая, осел. Трое его подельников ринулись, было в разборку, но тоже получили по рогам, завалившись в аут.

— Вот так черти. Не лезьте, куда вам путь заказан! — Антон сделал хитрую рожицу.

— Чем ты его. — Спросил Янешь, на его скуле набух здоровенный синяк.

— Это электростатика, парализует моментально, не одному самому могучему бойцу не устоять.

— А на вид он такой маленький и незаметный. — Янешь указал на патронник.

— Сами сделали! — А маленький чтобы его не конфисковало начальство, а так в случае чего, можно и в рот спрятать.

— Это оригинально. Можно и мне такой. Хотя нет, не надо, я сам отобьюсь руками и ногами.

— Ты еще Янешь совсем ребенок и далеко не с каждым можешь справиться, вот полюбуйся на свое лицо.

— Это пустяки. Синяки лишь украшают мужчину. А если бы вы не вырубили его, то я бы задал этому питекантропу перцу.

Василий пожал Янешу руку.

— Ты молодец, не станешь прятаться за спины и на тебя можно положиться в трудный час.

— Как на свою мать! — Мальчик вызверился и выпучил глаза.

— Тогда будь серьезен ты солдат, а значит уже не ребенок, в будущем нам предстоят кровавые разборки, и я подозреваю, что нам еще могут нанести удар в спину.

— Ладно хватит об серьезном, давайте лучше поговорим об девушках. — Предложил Антон.

— Вот Янешь у тебя были девчонки.

— В качестве подруг да. Хотя если честно говорить на них нельзя положиться, да и слишком они капризные. Нет, с пацанами дружить гораздо лучше.

— А как на счет секса, ты хоть знаешь что это такое.

Янешь оскалился.

— Конечно! Я даже через плазмо-комп смотрел порнографию, не лишено интереса, но мне это пока рано и не сильно хочется, вот года через два я обязательно попробую с девчонкой. К этому времени я уже буду офицером, увешанным орденами и девочки просто с ума будут сходить от меня. А вы уже пробовали?

— Конечно, когда учились в институте, причем практически все дамы были старше нас и уже довольно опытные.

— Ну, как это было!

— Класс и супер! Вот чего мы еще не изведали это секс с иногалактиками, и с специальными роботами.

— Кто сказал с иногалактиками?

К ребятам приблизился одуванчик. Представитель союзной России расы Гапи.

— Хотите, я вас научу? Там у нас целая бригада трех полых и все виды представлены гармонично.

Василий хотел, было ответить, как появление капитана прервало разговор.

— Вы еще такие сморкатые, а уже на разврат тянет! А это что такое! — Капитан пальцем ткнул в неподвижные тела, раскинувшиеся на полу.

— Не знаем, почему-то эта четверка потеряла сознание.

— Ах, не знаете, а я думаю, что это ваших рук дело.

— В данном случае имела место самооборона. — Произнес Янешь. — Посмотрите, какой мне набили синяк.

— И вы применили против них оружие. За подобную самоволку, вы до самой атаки будете заключены в карцер. Там и будете прохлаждаться пока не прилетим.

Спорить с капитаном бесполезно и мальчишки произнесли:

— Так точно!

С них сняли форму и отвели в карцер, там заключенные не сидели на месте, а вращали так называемое колесо Конана, оно давало нагрузку практически на все тело. За одно в камере поддерживался экстремальный температурный режим, было то слишком холодно, то, наоборот, чересчур жарко, а юные солдаты были практически голыми. Янешь босиком шагал то по раскаленному песку, что ему было привычно с младенчества, то по жгучему снегу, а это уже не так знакомо и по этому гораздо не приятнее. Но если Янешь будучи мальчиком плебеем был более привычен к экстремальному климату и тяжелому труду, то Антону и Василию пришлось гораздо труднее, чем не менее внешне хрупкие подростки держались мужественно и не просили пощады. Так ребята и мучились, стоило и только остановиться как кружащийся над ними робот бил их током. Причем использовался специальный очень болезненный разряд ультравысокой частоты. Антон несколько раз спотыкался, а затем пронзала адская боль от мозга до костей, и он через силу прибавлял шаг, то же самое было и с Василием, и лишь маленький Янешь, чью ношу учитывая его малый рост, и вес облегчили, умудрился избежать поражения. Однако зато мальчику более сильно досталось от перемены климата и камешки под его ногами были гораздо острее, видимо капитан в глубине души хотел доставить неприятности любимчику маршала.

За сутки хождения Янешь умудрился до крови сбить свои огрубевшие детские ступни, хорошо еще, что его не застудили до смерти. На конец и он стал сдавать, пару раз остановившись и получив сильнейший заряд, мальчика корчило, и он вскрикнул. Когда наконец троица дошла до полного изнеможения, и казалось что никакие силы не заставят сдвинутся ребят с места, прозвучал холодный металлический голос.

— Наказание окончено идите спать. Вы должны быть свежими перед завтрашней атакой.

С трудом, ступая на окровавленные ступни Янешь, Антон и Василий в сопровождении роботов добрались до коек. По пути Янешь ворчал как старичок.

— Вот бы этого капитана да самого в карцер. И вообще, не куплен ли он. Так наказывать за элементарную самооборону. Вот если бы этот олух Султан меня покалечил то, небось ему ни чего не было.

— Тоже отправили в карцер, а если случилось что серьезное, то выкинули бы на звезды. Вообще нам солдатом запрещено драться друг с другом.

— А если затронута честь?

— Для этого специальные спарринг-залы имеются. У нас это впрочем, входит в процесс тренировок. И если возникла «непонятка» то, пожалуй, на ковер.

— Это справедливо. В следующий раз я вызову Султана на дуэль, и мы сразимся в спарринг-зале.

— Он слишком здоров для тебя, может убить.

— Зато его скорость меньше, я могу, избегая ударов погонять его, а когда эта туша вымотается, замочу ногами.

— Ты уже получил от него кулаком. — Вставил Антон.

— Это случайность, второй раз я на такой дешевый прием не попадусь.

— Будем надеться на лучшее, а пока и впрямь нам нужен отдых, все мышцы так и ноют. — Молвил Василий.

Казарма была уютной и при желании, от других солдат можно отгородиться стеночкой.

Там им сделали соответствующие уколы, и они погрузились в исцеляющий сон.

Снилось им разное если Антон и Василий грезили космическими битвами и масштабными боями, то Янешь, почему видел во сне цветочки, бабочек. А потом ему снилось, что красивая с бантиками девочка отвела его в рай. Особое впечатление произвели ангелы, в светлых лицах было столько кротости и доброты, что мальчишка невольно расчувствовался.

— Я ни когда не знал Бога, но готов полюбить его всем сердцем и всей крепостью своей. — Прошептал Янешь.

— Войди дитя в царство божье. Произнес верховный херувим.

Тут Ковальский почувствовал тревогу. Почему он в Раю? Может потому что, уже умер? А значит, он уже не сможет сражаться со злобными конфедератами. А так ли уж это хорошо, оказаться здесь? С одной стороны ни забот, не хлопот, с другой какие в Раю могут быть приключения, битвы, кровавые схватки? Нет, это не то о чем он мечтал, все слишком скучно и предсказуемо.

— А нельзя ли вернуться назад и снова жить? — Спросил Янешь.

— Нет отсюда только один путь в ад.

— Не надо так я только что побывал. — Янешу стало грустно, казалось, что листья на деревьях потускнели, а райские цветы завяли.

— Я хочу вернуться на свой звездолет и продолжить воевать.

Лицо архангела внезапно изменилось, появился холодный блеск в голубых глазах, и оно стало страшным и злым. Идеально правильные черты были искажены гневом, казалось, что это море в час шторма.

— Ты хочешь воевать, а значит и убивать?

Хотя пальцы Янеша онемели, он сказал твердым голосом:

— Да!

— В этом случае тебе не место в раю! Дьявольское отродье низвергнись в Ад.

Мягкая трава под ногами мальчишки пропала, разверзлась бездна. Жадные языки багрового пламени потянулись к Янешу. Юный солдат, однако, сохранил хладнокровие.

— Это все иллюзии и обман я в это не верю!

Огонь полыхнул и пребольно обжег босые ноги мальчика, даже в воздухе запахло жареным.

— Я знаю преисподняя это иллюзия! Ее нет, как нет и Бога! — Крикнул в всю глотку Янешь. Затем повторил, стараясь произносить погромче.

— Я знаю, что ада нет! Меня не запугать химерами! А это кто черт! — Указал он на рогатого. — Отвали быстрее.

— Что ты там бормочешь Янешь. Спросил Антон. — Уже пора вставать соня.

Мальчишка поднялся и протер глаза.

— Ах, это вы, слава Богу, а я думал, что меня сбросили в ад.

— Нам сейчас строиться и идти в атаку, то, что видел пекло, не знаю. Может это добрый знак, а может просто дурной сон.

— Сначала я попал в рай, а потом подумал, что вернуться назад, страна нуждается в новых воинах, и наша гибель нужна лишь врагам.

— Я тоже считаю, но это как повезет, фортуна богиня капризная.

— Тем не менее, я чувствую, что буду жить.

— Жаль что наша рота имеет такой зловещий номер как тринадцать, кажется что после этого ее расформируют. — С видом пророка произнес Василий.

— Строиться на выход. — Зазвучал противный голос компьютера. Рота, где находились Василий, Антон и Янешь должна десантироваться первой. Солдат построили, выдали десантные боекостюмы оружие, в том числе и штурмовые с фотоновым ускорителем аннигиляционные гранаты и сбросили в капсуле. Эти мелкие камешки свою очередь спряталась в десантных кораблях, которые должны были замаскировать под рой метеоров.

Высадку было принято осуществить на планету Дзуддук. Это огромный насыщенный войсками мир производил жуткое впечатление, сразу шесть звезд раскалили поверхность, состоящую в основном из пустынь, и лишь отдельными оазисами виднелись оранжевые джунгли с хищными растениями.

— Это планета и впрямь напоминает преисподнюю. — Молвил Антон.

— Из преисподней в ад не попадают. — Как ни странно в преддверии битвы Янешь повеселел.

Помимо джунглей в низу плескались моря, как ни странно при такой высокой температуре они не кипели, а наоборот замерзли. В воде был густо намешан элемент Зидигир, при жаре он вызывал кристаллизацию, зато таял при охлаждении. Горячий лед при этом был прочен и на нем вполне могли двигаться войска.

Десантные корабли класса «Шило» один за другим вываливались из нутра крейсера «Марс». Они и впрямь были похожи на большие болиды. Впереди прошли гамма-нейтриные тральщики, они выбросили специальные снаряды, вызывающие детонацию мин в пространстве и суб-пространстве. Таким образом, они расчищали путь «десантуре».

— На этой планете слишком много ценных и нужных для войны минералов, по этому бомбардировка ее невозможна. Придется брать ее штурмом. — Так объяснили им в инструкции. Помимо людей в штурме должны были принять участие и боевые роботы, но пушечное мясо обходилось дешевле дорогостоящих кибернетических систем. По этому основную роль должны были сыграть солдаты, обильно оросив кровью чужую землю. О чем думали они, может о том, что для многих из них этот день последний, и о своих близких, жене, если она есть, детях. Кое-кто мечтал об чинах и наградах, но таких как правило меньшинство.

Когда десантные корабли вошли в очень плотную атмосферу в них полетели ракеты и осветили небо лучи лазеров. Должно быть, маскировка не вела дагов в заблуждение или они открыли огонь на всякий случай. Корабль стал набирать ход, разгоняясь как комета, стремясь быстрее домчаться до поверхности. Его падение было настолько стремительным, что пришлось включить генератор холода, иначе бы расплавилась обшивка и все солдаты погибли. Казалось, что метеорит летит в огненном шаре из раскаленной плазмы. Такой маневр был очень рискованным малейших дефект конструкции десантной машины мог погубить весь экипаж. Огонь усиливался, гиперплазменные вихри кружились рядом, вот один из них зацепил соседний корабль, рвануло, и было видно, как сотни людей обратились в ядерную пыль. На встречу им пытались взлететь перехватчики, но пока они набирали, высоту было уже поздно. Перед высадкой мини-звездолеты дали залп замораживающимися ракетами, выпустившими ледяную волну. Океан моментально растаял, и десантные корабли выпустили капсулы.

Торможение было слегка смягчено, сначала антигравитационными полями, а затем водой. Десантники, не смотря на сильную встряску, сохранили внешнее спокойствие, мега-магнитные зажимы надежно держали их строй.

Янешь через гравиопередатчик произнес.

— Вот видите, проскочили ни одна ракета нас не задела.

— Причем мы приземлились первые. — Произнес Василь.

— Всем на выход, приступить к штурму.

В каждой капсуле было по роте и как всегда бывает, нашлись недотепы. Вот один солдат никак не мог опустить забрало, так его так и выбросило с открытым лицом. Сначала он угодил в ледяную воду, потом его выбросило в ядовитую серную атмосферу.

Остальные воины вылетели из капсулы без эксцессов. Командир роты старший лейтенант Сергей Лапоть не чувствовал ничего, он уже был достаточно закален в боях и если бы был чуть хитрее и не столь заносчив с начальством, то носил бы погоны как минимум полковника. А так он как робот отслеживал время по пламенному комп-браслету, посылал запрос пилоту корабля и наблюдал за своими десантниками.

Впрочем, командир успевал отмечать краем глаза и частью своего сознания, что Семен Виррош перед высадкой спешно затянулся чем-то покрепче водорослей, а сидевший рядом с ним Максим Потанин спрятал под бронированную пластину привезенный с далекой галактики Минатуя заговоренный амулет.

Сам Лапоть у себя на шее держал маленький уже изрядно потускневший крестик.

Солдаты здесь были молодые кое у кого едва пробивались усы, один нервно дрожал, другой молился и крестился. А третий подсмеивался над ним.

— Ну, ты и мракобес, чертей руками гоняешь.

В этом мучительно долгом мгновении надвигающегося ужаса уместилась вся жизнь людей, стоящих на краю неизвестности.

Лишь эта маленькая обезьянка Янешь весело смеется и скалит рожи, словно не в бой идет, а на праздник. Ну что возьмешь с ребенка. А эти два ученых молокососа, что сидели рядом с ним, серьезны явно бояться, хотя не показывают вида. Ничего парни худые, но жилистые, скорее всего им нет минимальных положенных для призыва шестнадцати лет. Раньше призывали в восемнадцать, но какой-то умник открыл, что в более раннем возрасте солдаты обучаются военной грамоте быстрее и лучше. А что в шестнадцать лет они еще дети, женщины тоже служат, есть специальные женские роты их еще более жалко, чем хлопцев. Ему приходилось командовать женской ротой, нет с бабами, иметь дело еще сложнее, чем с мужиками, хотя воют они прилично, но капризные страшно. Будь его воля, он бы как в старые времена запретил бы женщинам воевать, не для их рук и плеч это дело.

Сверху опять громыхнуло, еще один десантный корабль взорвался, Сергей Лапоть скомандовал.

Всем плыть подо льдом на поверхность не выпрыгивать, только у самого берега вынырнем.

Капсула раскрылась таким образом, что вся рота моментально оказалась в воде.

Янешь Ковальский ощущал себя словно в замедленном кино, насколько ему все казалось не реальным, Антон и Василий похоже чувствовали себя не лучше, парней брал мандраж. Они ощущали себя как бы со стороны, будто не с ними все это происходит, а с кем-то другим. Сердца сильно бились в унисон, и казалось, что они могли прочесть друг друга мысли.

— Не отставать! — Кричал Янешь. — В ходе боя образуем тройку-летучку, и будем прикрывать спины.

Под водой солдаты двигались плавно, затем гибкие боекостюмы приняли обтекаемую форму, фотонно-гравитационные двигатели были включены в полную мощь, и десантная рота помчалась на штурм.

Голос командира звучал неразборчиво, видимо потоки воды создавали сильные шумы, а может это даги включили аппараты создающие гравиопомехи.

— Ориентироваться на гравиомаяк, не отставать и не нарушать стой, когда надо будет подниматься, я пошлю дополнительный сигнал.

— Подводное плавание. — Произнес Янешь — Это как у капитана Немо.

— Это очень древняя книга. — Вздохнул Антон. — Хорошо бы было слетать в прошлое, когда Земля была еще целой и цветущей планетой. Какая должно быть там была сказочной по красоте природа, а теперь все уничтожено, остались лишь кратеры и радиоактивная пустыня.

— Я как-то видел передачу, на Земле по-прежнему столь высокий уровень радиации, что невозможно находиться без спецкостюма. Правда, планету обещают восстановить, уже разработаны технологии.

— Ну, это уже после войны. Слишком дорого все это обходиться, а вовремя такой тотальной заварухи каждая копейка на счету. — Закончил мысль Василий.

— Не печальтесь ребята, мы еще погуляем на нашей матери-земле. Так будет мальчики. — Шутя, словно сам был намного старше, подколол парней Янешь.

— Впереди мины. — Скомандовал Лапоть. — Включить излучение Пирр-6, и молитесь, чтобы помогло.

Излучение Пирр, давал не большой генератор, оно сбивало настройку большинства небольших противопехотных мин с мини-аннигиляционными зарядами, но далеко не всех и не всегда, поэтому и тут приходилось рассчитывать на удачу.

Вот двум парням из их роты не повезло, словно хищные пираньи на них обрушились небольшие с куриное яйцо заряда и подорвали парней. Даже на расстоянии ощущалось потрясение.

— Только двое не так уж и плохо, я ожидал худшего. — Пробормотал Лапоть.

За Янешь погнались сразу три мину, но мальчик подстрелил две, а еще одну срезал Василий, от раскаленных лучей тут же образовались стреловидные льдинки.

— Ты притягиваешь к себе неприятность.

— Зато все обошлось, надоело плыть скорее в бой. — Янешь даже затрясся от нетерпения.

— Настреляемся до тошноты.

Наконец они достигли побережья, оно было твердым, сплошные скалы из гранита, кварца и более твердых и прочных элементов грудирая, меффоблока, скатарра.

— Выходим на поверхность! — Крикнул Лапоть.

В лед полетели замораживающие гранаты, толстая твердая поверхность прогрызалась, затем, извиваясь как змеи, стали выпрыгивать десантники.

Янешь прорвался одним из первых, практически сразу их встретил плазменный ливень. Мальчишка в ответ открыл огонь сразу с обеих рук. Краем глаза он успел заметить, как один из солдат получив несколько попаданий, развалился на части, голова, руки и часть груди отлетели назад, а ноги так и остались стоять на грунте.

В Янеша угодила аннигиляционная граната, гравиоволна сбила его с ног, но мальчишка тут же вскочил и швырнул собственный заряд. Что-то взвизгнуло и двух дагов разорвало на части. Затем в Янеша снова попало, но видимо под удачным углом, и мальчик-терминатор сумел устоять.

Более осторожный Антон пригнулся к земле, они уже покинули лед, и посмотрел по сторонам. Света была очень много, он был нестерпимо яркий многоцветный, и казалось, заливал всю поверхность. Российские бронированные солдаты вели плотный огонь по перебегающим между тремя большими ангарами дагам, и нескольким крупным роботам.

Было видно, что русским бойцам удалось достигнуть тактической внезапности, оборона противника организована наспех, то есть очень плохо. Ответная стрельба довольно беспорядочная, но не по годам умный юноша понимал, что оцепенение у дагов скоро пройдет — тогда и придется иметь дело с карающим мечом кленоподобных богов.

Хорошо еще, что они сблизились и поэтому молчит, тяжела гиперплазменная артиллерия, а то была бы им русская банька.

Капсула поднялась из-под прожженного льда, жара стояла такая, что паутина моментально образовывалась на странной воде, и ее пришлось ломать. Летчик открыл огонь из лучевых и игольчатых пулеметов, круша многочисленных, дагов. Одни из роботов рубанул тяжелой гиперплазменной установки — систему ультрафотонового огня. Две аннигиляционные ракеты с грохотом рванул частично протаранив силовое поле, едва не накрыв правый двигатель.

Опытный пилот тут же ушел с линии атаки. Одна механические монстры продолжали обстрел, от сотрясения российских десантников подбрасывало вверх, стоящие по ближе к эпицентру взрыва, катились по грунту как горох, отчаянно стараясь зацепиться.

Тем не менее, даже юные и не нюхавшие пороху бойцы были прекрасно натасканы в учебке, они ловко тормозили и тут — же найдя какое-нибудь естественное укрытие, занимали позиции.

Один за другим всплывали новые капсулы, они играли роль штурмовиков, уничтожая наземное прикрытие и все прибывающих дагов.

Вскоре один из них получил серьезные повреждения и горя голубоватым пламенем вынужден был сесть.

Антон швырнул новую гранату, и усилил огонь, а Василий помог подняться сбитому гранатой бойцу. Как ни странно это был один из троих друзей Султана, но юный боец не обратил на это внимания. Вколов стимулятора, крупный парень быстро пришел в себя он шепнул.

— Наши наступают, пора поднажать!

Действительно российские солдаты, перебив переднюю, цепь дагов продвигались вперед.

Прикрываясь бронированными колоссами, врага атаковало сразу десять подразделений. Пока их потери были относительно невелики, противника удалось смять, причем кое-где дело доходило до рукопашной, три передних ангара зачищались.

Вскоре подходы к ближайшему ангару оказались полностью во власти десанта. Одна внутри находилась немалое количество боевой техники, роботов, летающих танков. Ворвавшись вовнутрь, русские бойцы забросали их тех, кто шевелился и пытался стрелять аннигиляционными гранатами, из вентиляционных отверстий сооружения повалил багрово-фиолетовый тяжелый серно-кислородный дым.

Преодолев ангар, десантники устремились к центральной части базы. Надо было развивать успех, тем более что в воздухе вновь появились, на сей раз уже вражеские штурмовики, и они могли доставить серьезные неприятности.

На гравиоподушке летел блок с боеприпасами, на то случай если бой затянется, им управлял только один солдат с помощью гравиорадио. Основные силы остановились между горящим ангаром и еще не тронутым. Противник, похоже, отправился от растерянности, вызванной неожиданным подводным маневром русской армии, и открыл шквальный огонь вдоль линии между двумя рядами ангаров.

В результате Янешь, Антон, Василий и значительная часть отряда успевшая выйти к третьему ряду складов, оказались отрезанными. Солдат прижал к грунту кинжальный огонь. Лишь Янешь, словно считая себя заговоренным, выпрыгнул как чертик и метнул гранату. Мощный робот был уничтожен, а его голова отлетела на сто метров.

Солдаты хихикнули, удивляясь подобной смелости, но в этот момент на них обрушились самонаводящиеся ракеты. Тут уже было не до смеха, пришлось включить в полную мощь сбивающее излучение и рассчитывать, что оружие будет бить вслепую. Основной удар на себя приняла тринадцатая рота. Ее солдаты то и дело попадали под удары ракет, но те кто не был сразу убит ухитрялись подниматься и открывать огонь, прикрывая подходы.

Сергей Лапоть понимал, что в таких условиях его собственная гибель и уничтожение всей роты это вопрос времени, причем крайне непродолжительного.

— Надо срочно искать выход пока нас не уничтожили.

— Я знаю что делать. — Прокричал в гравиопередатчик Антон.

— А это вы профессура, ну говорите быстрее, что подсказали вам ваши ученые мозги, иначе нам всем будет крышка.

— Надо взорвать толстую стену ангара и всей ротой спуститься в него.

— А если там будут даги?

— Перебьем, в извилистых коридорах они уже не смогут вести сплошного кинжального огня и у нас будет шанс.

— Похоже, вы предлагаете дело так и поступим.

Заложив тяжелую кумулятивную аннигиляционную бомбу, ротные саперы отошли на дистанцию, взрывчатки вполне могло не хватить, так как вибрировало силовое поле. Но и прорываться к входу было самоубийством.

Когда взрыв прогремел, стена разошлась, и проступили контуры обширного помещения. Передовые десантники врезали из плазмомета, несколько роботов взорвалось.

— Швырять гранаты! — Скомандовал Лапоть.

На полу между штабелями ящиков прыгали и вращались волчком волновые гранаты, слепящие аппаратуру и дестабилизирующие работу роботов. Впрочем, большая часть машин была не в боевом состоянии. Солдаты двигались как ежики в тумане, но тем не менее успевая вывести роботов из строя. Помещение заволокло дымом и чтобы ориентироваться пришлось включить матричную наводку. Силуэты своих были тут же окрашены компьютером в зеленый цвет, враги, все что дышало и двигалось в красный.

Янешь словно шимпанзе взобрался на вершину из штабелей бронированных ящиков, сверху все было прекрасно видно и можно было вести слаженный огонь. Вот впереди ползет чудовище с шесть плазменными пушками, нужно подгадать момент, когда он откроет огонь, чуть приоткрыв силовое поле и швырнуть в него гранату. Тут решают сотые доли секунды.

И словно Господь покровительствует невинному ребенку или у мальчика сильно развита интуиция, но он точно попадает в кибернетический центр и пятнадцати метровая махина разлетается на части.

Теперь десантников не удержать, они идут словно таран, сминая дагов и роботов.

— Видели, как я в него попал! — Кричит Янешь. — Я настоящий супервоин!

— Молодец наш маленький друг, но нам пока надо выживать.

На встречу Антону выбежал необычайно крупный даг, он расставил кленовые руки словно хотел его обхватить, а может взять в плен.

Оба хлопца врезали по нему из лучеметов, противник отлетел в сторону, а его автомат запрыгал по гравио-титановому полу. Так как стреляли с близи, боекостюм был пробит, а даг больше не шевелился.

Десантники прорвались к входу.

— Вперед сейчас мы выберемся из мышеловки. — Орал Лапоть.

— Я думаю, там нас ждет засада, лучше пустить бойцов в обход. — Предложил Василий.

— Я командир и я решаю. — Огрызнулся Лапоть.

Однако в этот момент ударили густые широкие лучи и сразу четверо российских бойцов были разрезаны на части, было видно, что сработали тяжелые лазерные пушки с как минимум мега-аннигиляционной накачкой.

— Ты хочешь, чтобы всех нас уничтожили. Так прись туда сам. — Прокричал Антон.

— Ладно пойдем в обход. — С неохотой согласился Лапоть.

Солдаты стали пробираться сквозь штабеля в другую сторону ангара, рассчитывая либо обмануть врага, либо выйти ему в тыл.

Тут Василий нащупал потайную дверцу аварийного выхода.

— Вот здесь мы все можем вырваться. Я попробую взломать кибер-код.

— Поторопись, иначе нам будет каюк.

В дверь уже проникали солдаты империи Даг, они прорывались, но российские воины встречали их огнем и заставляли захлебываться кровью.

— Быстрее, быстрее, вдруг они подтянут пушку и бросят бомбу.

— Даги жадные, а тут храниться слишком много их него добра. Лучше не толкайте под руки, и пусть поможет Антон.

Вдвоем дела пошли гораздо быстрее, и спустя минуту дверь открылась.

— Вот так-то на много лучше. Теперь выходим.

Впереди воинам встретилась гравиовышка. Взобравшись наверх, они оказались в самом тылу ракетчиков, продолжавших расстреливать пустое место.

Другая часть отряда по ящикам взобралась на соседнюю крышу. Сергей Лапоть скомандовал.

— Максимальный огонь на поражение.

Под ними плескалось целое море многие сотни врагов-дагов. Пристав и наведя лучеметы, солдаты обрушили на врага всю свою ненависть.

Противник был ошеломлен и подавлен, они не сразу поняли, откуда ведется огонь, поэтому усилили бомбометание по воздуху. Первыми, как ни странно сообразили роботы и с опозданием перевели стрельбу. Однако по ним били сразу с трех сторон, кроме того, русские применили захваченные на складе дагские ракетницы. Эффект от их применения оказался сильным в том числе и потому что силовые поля дагов были не приспособлены к стрельбе такой интенсивности, кроме того всегда труднее защищаться от своего оружия.

Особенно смело высовывался Янешь, мальчик уверовал в собственную неуязвимость.

— Спрячься чертенок! — Крикнул Антон. Но куда там.

— Российский воин не должен бояться смерти! — Ответил отчаянный ребенок.

— Ничего не бояться только отморозки, а солдат должен уметь выживать.

— Солдат в первую очередь должен быть храбрым, а наложили в штанишки.

— Смотри, если тебя покалечат, лечить не будем.

— Меня могут убить, а калекой я не стану, медицина шагнула далеко вперед.

Еще спустя минуту целый полк дагов был перебит и солдаты, пропахав землю, двинулись к следующему ангару, там они просто зашли, обороняемся в тыл. Внутри ангара располагалось несколько танков, поэтому пришлось повозиться, выбивая их. Новый ангар был уничтожен, солдаты перебегали с места на место, где-то в космосе гремело не менее интенсивное сражение.

В другом секторе базы не имея возможности пересечь простреливаемую полосу и соединиться с частью отряда, три отделения отошли на исходные позиции и стали перегруппировываться. Затем они двинулись вдоль следующей линии ангаров, стремясь уничтожить склады. Им следовало помочь и стремительно перебегая и прикрывая друг друга десантники устремись на выручку. Но неожиданно им во фланг ударила большая бригада дагов и наемников расы Чембур, это были настоящие монстры, высотой до пяти метров они двигались в сопровождении роботов.

— Даже удивительно, что мы раньше не заметили таких махин. — Молвил Янешь.

— Видимо их держали в засаде. — Рассудил Антон.

Они грозно возвышались над строем дагов и, выставив длинные стволы плазменных пушек, довольно точно лупили по разбегающимся десантникам. Снаряды были мощные, и одно попадания было достаточно, чтобы испарить солдата, правда скорострельность была слабее, чем у лучеметов, зато в наведении им помогал компьютер.

Российские войска были рассечены на двое, а затем на трое и отрезанные друг от друг вели бой с превосходящими силами противника.

Соседнее подразделение повторила маневр, роты номер тринадцать и взорвал стену, попыталось зайти в тыл, это им удалось лишь отчасти и, тем не менее, и здесь даги понесли огромные потери. Но в том то и дело что их с самого начало было намного больше и они могли возмещать урон, а русские, отрезанные от своих нет.

Ситуация на третьей линии ангаров и вовсе сложилась критическая: количество убитых солдат росло, и роботы вместе с чембурами прорвались в тыл.

Янешь не унывал и в таких суровых условиях, умудрился подловить одного из суперроботов, взорвав его гранатой, не отставали и другие ребята. В этот момент Сергей Лапоть оказался тяжело ранен, плазмо-снаряд угодил в боекостюм, оторвав по плечи руку. От болевого шока старший лейтенант потерял сознание. И лишь то, что боекостюм умел вовремя сжимать отдельные части, позволило избежать гибели от разгерметизации.

Даги вообще слишком осмелели и, подойдя в плотную сошлись в рукопашную. В ход пошли штыки из твердых механических лазеров, они способны насквозь пробить боекостюм и растерзать атакующего. Внешне не очень крупные хлопцы, и маленький Янешь дрались очень ловко, не уступали им другие солдаты. И все же даги брали числом, рядом с мальчишками падали пронзенные и уничтожение их товарищи, от роты едва уцелела треть. Роботы в этой ситуации прекратили огонь, боясь поразить своих собственных солдат, а чембуры палили как по своим, так и по чужим. Вот жертвой такого не обдуманного поступка стал командир дагов Нидурашков. Кленовые после этого взъелись и открыли ответный огонь, вскоре началась свалка. Воспользовавшись этим, россияне перешли в наступление, они дрались, неистово понимая, что это единственный их шанс выжить. Даги были хуже обучены искусству рукопашного боя и к тому же переключили свое внимание на чембуров.

Вскоре все поле оказалось усеянным дагскими трупами.

— Роботов можно уничтожить. — В условиях гибели командира командование взял на себя Антон. — Подбегайте на ближнюю дистанцию и сосредотачивайте свой дружный огонь на одной машине. Если дружно бить в нижнюю точку, то не один монстр не выдержит.

— Я первый покажу вам это! — Прокричал Янешь.

Концентрированный огонь сыграл роль, один за другим роботы-убийцы выходили из строя. Один из них успел лупануть плазмой, едва не угодив в Янеша, но везунчик-мальчишка опять уцелел.

— Карабас Барабас не догонишь! — И сделал ему нос, одно временно швыряя гранату в ставшее уязвимым брюхо.

Когда наконец даги были разбиты остатки отряда зашли в тыл основным силам атакующим остальные российские отряды.

В бой со стороны дагов пошли еще более мощные роботы «Скелет» — 10. Они действовали по отработанной схеме, выпускали крупные ракеты, вносящие хаос разрушения, выбивающие крупные кратеры, затем подходили поближе используя плазменные пушки и форсированные лучеметы.

— Ого какие громадины. — Отметил Янешь. Их будет трудно уничтожить даже сосредоточенным огнем.

— И все же надо действовать по этой схеме, концентрированный огонь ослабит защиту, в это время кто-то отважный и смелый кинет связку аннигиляционых гранат под брюхо.

— Это буду я.

— Почему ты.

— Я самый маленький и мне будет просто пробраться незаметно.

— Тогда действуй.

Янешь используя крупные воронки и множество трупов, а также как тот факт, что грунт горел и впрямь сумел пробраться незаметно. Пользуясь моментом, когда силовое поле искрило от перегрузки, он швырял целую связку. Огромные «Скелеты» взрывались, рассыпались на части, некоторые, будучи не до конца уничтоженными застывали, словно уродливые скульптуры.

При подобной операции надо обладать изрядным умением, чтобы точно кинуть связку, а также чутьем на опасность. Поначалу даги не обращали внимания на то что грозные исполины выходят из строя, потом, поняв что что-то не так, они стали обстреливать свой тыл. Однако ангел-хранитель Янеша был начеку, он продолжал уничтожать гравиотитановых исполинов. А вот тринадцатая рота продолжала редеть. А даги двинули в бой новое подкрепление. В этот момент фортуна внезапно отвернулась от Янеша, слишком долго мальчишка играл с ней и рисковал. Жгучее жало плазменной струны, испущенное роботом, угодило в отважного мальчика, отстрелив ему ногу.

Янешь вскрикнул, но преодолевая боль, с силой швырнул заряд, «Скелет» рассыпался как полуистлевший труп.

— Я ранен. Меня покалечили, нет ноги.

— Не отчаивайся Янешь, если мы выживем, тебе сделают другую ногу, и спустя сутки ты снова будешь бегать. Моли Бога остаться в живых. — Молвил Василий.

Со всех сторону словно пауки наползали даги, и боевые роботы их было многие тысячи.

Глава 6

Человек в черном с красными пятнами плаще менял одного за другим коней. Он мчался не к одному из монархов, а к своему личному сюзерену. Глава ордена «Львиная пасть» особенно рьяно следил, чтобы вокруг не было ереси. Кроме того, за глаза членов ордена называли иезуитами, припоминая древнейшее название. Их цель состояла в том, чтобы всецело поддерживать власть церкви.

Однако Агикан, например уже избавился от власти старшего брата, церковь потеряла святую десятину и многие свои владения, а ее главой в этой части полушария стал король.

Император Кирама пока сохраняет лояльность, а царь Фатации колеблется. Слишком сильным и гордым он стал, тоже лелеет желание возглавить церковь и утвердить теократию. Вот теперь в его землях началось восстание, нужно использовать это в своих целях. Чтобы быстрее домчаться до гроссмейстера монах Цистам, уселся на очень редкого крылатого коня. Эти лошади словно владели магией, могли мчаться с волшебной скоростью. Цистам, протянув перстень, обозначающий, что он является особо уполномоченным легатом старшего брата. После чего он получил это дивное средство передвижения. Теперь он подлетал к мрачному замку. Это сооружение было огромным выкрашенным в черный цвет, окна при этом были очень маленькие и узкие, а башни венчали шпили украшенные черепами с пустыми горящими глазницами. Ров вокруг замка был широк и глубок, буквально киша страшными хищниками. А пушек великое множество, они делали замок неприступным, каждый холмик и всякий метр территории был пристрелян.

— О дивное творение человеческой архитектуры, твое величие и скромность вещают славу всему миру.

На одной из башен была специальная площадка, для приема крылатых гостей. Туда и приземлился Цистам. Показав перстень он попросился на срочную аудиенцию к гроссмейстеру. Ссылаясь не чрезвычайную занятость его, заставили ждать два часа. Наконец его квазисвятость Гупурр Восьмой согласился принять своего легата.

Гроссмейстер выглядел весьма внушительно: широк в плечах и в талии, постов явно не держит, при этом высокого роста. Цистам по сравнению с ним выглядит почти карликом.

Гупурр напустил на себя грозный вид.

— Какая весть могла оказаться настолько важной, что потревожил мой сон.

— В царстве Фатация, в одном из самых процветающих ее городов Патриже началось восстание, власть супергерцога свергнута, а град захвачен простолюдинами.

— И это все! Ну конечно новость не тянет на то чтобы прервать мой сон. Нищие люди часто восстают, а супергерцог чересчур зажрался. Его убили?

— Я этого не ведаю.

— Вот видишь, ты даже этого не знаешь.

— Но есть кое-что важнее, чем само восстание.

— Что именно?!

— Тот, кто его возглавляет.

— Так я и так знаю. Это, скорее всего, Вали Червонный.

— Нет ваша квазисвятость. Это две юные девушки одну зовут Аплита другую Вега.

Гроссмейстер нахмурился.

— Девушки говоришь, ну и что с того. Когда поймаем, больше получим удовольствия, мучая их на дыбе.

— Но это совсем необычные девушки. Во-первых, они сражаются как боги войны. Простым женщинам или даже мужчинам так драться не по силам.

— А что, во-вторых?

— Вы как всегда проницательны, необычные имена раз, они очень красивые просто завораживают два. И, в-третьих, такие роскошные дамы ходят босиком словно простолюдинки. Не слишком ли много совпадений чтобы быть простой случайностью.

Гроссмейстер почесал затылок.

— Ты думаешь, что это предтечи Азазель и девы Марии, которые должны явиться перед концом света?

— Да именно, все сходиться и указывает на это, а как гласит пророчество будет большая война богатые станут бедными, а бедные богатыми. Вот поэтому они и возглавили мятеж простолюдинов.

— Мм-да! Мой верный слуга, тебе не откажешь в логике. А если они явились из преисподней?

— А разве те, кто являлся оттуда, могли так хорошо воевать?

— Конечно! Я сам лично знал нескольких храбрецов способных побеждать самых сильных рыцарей. Некоторые из них возвращались назад, другие погибали, но трусом из них никто не был.

— Но официально утверждалось обратное.

— Так это пропаганда. Для того чтобы держать простой люд в страхе и повиновении хитрые люди вроде нас придумали Бога, заповеди, церковь, десятину и вечные муки в аду.

На самом деле религия лишь инструмент большой политики и с ее помощью делаются большие деньги. Да у нас безразмерная власть и основана она на суеверии.

Легат притворился удивленным.

— Вот уж не думал что гроссмейстер ордена, который должен защищать церковь атеист.

Гупурр захихикал, его смех был похож на хрюканье.

— Уверяю тебя, даже Старший Брат Лев тринадцатый является атеистом.

— Его квазисвятейшество? Что будет, если об этом узнает простой народ.

— Очень плохо будет, так держи язык на замке, а иначе я тебе его отрежу.

— Буду немой как салака. Вот только что мы будем делать с этими дивами.

— А что ты предлагаешь?

— Проще всего послать убийцу-профессионала. Есть человек — есть проблема, нет человека, нет проблемы.

— Это слишком грубо, да и вообще физическое устранение, хотя мы часто к нему прибегает это крайний случай. Если их убить, то они станут мученицами, о них будут складывать песни и легенды. Кроме того, это может подорвать веру в народе. Нет, лучше пока они живы, использовать их в своих целях.

— Ну, тогда подкупить.

— Это уже теплее. Но может статься, что они окажутся принципиальными и неподкупными.

— Нет людей, которых нельзя подкупить, вопрос в сумме денег.

— Если они из полушария лежащего в преисподней, то наши деньги для них могут и не иметь цены.

Цистам стал нервно жевать губами.

— Об этом я не подумал.

— Зато можно подкупить их ближайших помощников, например Вали Червонного, он ведь тоже участвует в восстании?

— Да и даже формально его возглавляет.

— Вот он может вполне поддаться звону монет. Кроме того надо опросить других главарей из их него окружения. Они будут сообщать о каждом шаге, давать советы, которые мы им подскажем, а в будущем позволят подобрать ключи и самим дивам.

Цистам вынужден был согласиться, по части ума и коварства он не ровня гроссмейстеру.

— Сегодня же я пошлю в их стан своих людей, снабдив их самыми подробными инструкциями.

— А я выделю из казны мешки с золотом. Как говориться больше всего теряет тот, кто экономит на подкупе. На вот возьми.

Гроссмейстер передал легату коробочку полную драгоценных каменей.

— Используй все до последнего камешка, и запомни, за каждым твоим шагом будут следить и, если украдешь больше десятой части, то тебя ждет кол и дыба.

— Клянусь честью, все пойдет лишь на дело.

— Да если царь Фатации пошлет войско, подавления мятежа, постарайся сделать так, чтобы повстанцев не сразу разбили. В идеале лучше всего если царь Напоредон пятый столкнется с трудностями и попросит помощи у нас. А что касается агиканского монарха, то его отравить мало, нужно создать коалицию, которая его уничтожит.

— Это будет сделано.

— Переписку будем осуществлять через соканор. Эти маленькие птички почти не заметны в полете и стремительны как молния.

— Вы как всегда мудра повелитель.

— Да пускай вечно властвует вера Господня.

— Аминь.

Гроссмейстер и легат расстались, черные щупальца ордена зашевелились.

После знатного пира и празднования победы собрался совет повстанцев. На нем присутствовали командиры отрядов, а также Вега, Аплита, Петр и что весьма неожиданно малолетний Алекс которого назначили командовать отрядом, состоящим из детей и подростков не старше шестнадцати лет.

Обсуждалось нынешнее положение вещей и как быть дальше. Во-первых, нужно было восстановить законную власть в самом городе, остановить грабежи и насилия.

— Я уже поставил двадцать виселиц, где вздернуты те, кто не захотел подчиняться народной власти.

— Это правильно, но еще лучше сажать воров на кол! — Прокричал Алекс.

Несколько командиров из числа мятежников высказали дружное одобрение.

— Сразу видно истинный вождь народа растет!

— Будут и колья! — Отрезал Вали Червонный.

Слово взяла Вега.

— Я полагаю, что нам не дадут спокойно спать не исключено что буквально спустя несколько дней сюда будет послано огромное войско, которое обложит город.

— Не так скоро! — Оборвал Вали Червонный. — Армию надо собрать и оснастить. Кроме того у Напоредона конфликт с Агиканом, если он бросит на нас слишком много сил то рискует потерять все колонии. Нет, это пока не так страшно.

— Но все равно уж лучше удержать, чем упрежденным быть, уж лучше побеждать, чем в страхе отходить. Надо выступить самим, по пути мы пополним свою армию за счет восставшего народа, а затем завоюем столицу империи как ее.

— Матарра зовут столицу нашей родины. Так ты хочешь свергнуть царя.

— Необходимость вынуждает нас к этому.

— А кто тогда будет монархом.

— Да хоть ты, мне это все равно.

— Виват Вали император. — Подхватили командиры.

— Что же весьма лестно, я, пожалуй, могу согласиться с ее предложением. Как ты сказала: уж лучше побеждать, чем в страхе отходить.

— Надо собрать все силы и мобилизовать в первую очередь мальчишек с семи лет. — Вставил Алекс.

— А как набирать будем добровольцев или введем повинность?

— Конечно повинность. — Тут атаманы были едины. — Народ уже привык к этому, а наша армия станет больше.

— И быть по сему.

— Кроме того. — В разговор вступила Аплита. — Надо освободить всех рабов и принять в нашу армию.

— Рабства у нас не будет! — Отрезал Червонный. Вождь повстанцев поднял крупный золотой в каменьях кубок и выпил его залпом — Отныне крепостное право будет отменно все вольные братья один к одному.

— И добычу надо делить на всех поровну. — Вновь вмешался Алекс. — Вне зависимости от званий.

Вали замялся, но уловив напряженные взгляды соратников твердо сказал.

— Да будет так! Голосуем.

Все подняли вверх кулаки.

— Единодушно!

Петр шепнул на ушко Веге.

— Конечно, свобода это прекрасно, но не слишком ли мы надолго задержимся. У нас ведь есть задание собственной страны — Великой России.

— Ты забыл, что мы обещали вернуть Аплите ее сыновей. Один возвращен, как только найдем второго и возьмем Матарру так сразу повернем в полушарие света.

— Это может занять слишком много времени. — Петр полыхал гневом.

— О чем вы там шепчитесь. — С подозрением спросил Вали.

— О личных делах. — Улыбаясь, ответила Вега.

— Это ваше дело. Ну, вот основные решения нами приняты, осталось обсудить детали.

— Дьявол в деталях. — Произнесла Вега.

— Не хочу показаться навязчивым, но ваше пришествие напоминает одну распространенную легенду, од двух воительницах босоногих и с мечами, что явятся перед концом света.

— Можете считать нас чем угодно, но иногда легенды сбываются. — Произнесла Вега.

— А я не верю что вы воплощение Девы Марии и Азазель, но народ в это может поверить. Так что лучше вам его не разочаровывать.

— Почему? — Спросила Аплита.

— Потому что в этом случае многие простые и религиозные воины присоединяться к нам. Ведь народ не постоянен в своем гневе, зато куда более последователен в культовом поклонении.

Девушка налила себе полбокала слабого вина, смочила горло.

— Что же ради правого дела я готова на это. Но знаешь что Вали. — Аплита замялась.

— Говори не стесняйся.

— Как ты относишься к науке.

— Сам я не шибко грамотен, но считаю, что если это идет на пользу стране и трудовому народу, то науку надо поощрять.

— Следует и самому подучиться, чтобы не быть слепцом.

— В юности я сам был рабом, и мне было не до грамоты, а потом я только и делал что воевал, скрывался от погони, наводил справедливость. А если я стану царем, то неизвестно будет ли у меня хоть крупица свободного времени.

— В древности на нашей планете-матери был великий правитель Чингисхан. Он тоже не умел ни читать, не писать, зато добился обширных завоеваний и создал довольно прочную империю. — Произнесла Вега.

— Что же прекрасный пример. Насколько я понял, ты прилетела сюда с далеких звезд.

— Да ты правильно понял, и наша империя включает в себя миллионы миров похожих и не похожих на вас.

— С такими данными вы тем более подходите на роль мессий. Помогите мне завоевать трон и я сделаю все что вы не просите.

— У нас одно требование к тебе развивай науку, уничтожь рабство, правь справедливо!

— Говоришь одно, а выдвинула сразу три! — Усмехнулся Червонный. — Ладно, давайте наполним кубки и выпьем за успех.

Атаманы выпили, в том числе и Алекс. Мальчишка малость захмелел и произнес с пафосом.

— А я хочу быть принцем.

— О чем разговор я усыновлю тебя. — Ласково промолвил Вали.

— Нет, ты должен учиться в нормальной школе, как только я найду Руслана, мы вернемся.

— Он твой сын? — Аплита кивнула. — Тогда должен слушать маму. А сейчас мы еще выпьем и разбредемся по войскам.

— Только ему не наливай.

— Конечно, с него хватить, дети должны соблюдать умеренность в еде и питье.

Произнеся последний тост, Червонный закрыл заседание. Уже в коридоре Петр одернул Вегу.

— Так что для тебя задание, данное твоей родиной, ничего не значит?

— Ты знаешь, мне надоело быть покорной марионеткой, хочу хоть раз в жизни сыграть решающую роль, рискнуть всем, но освободить планету от средневековьего засилья.

— А то, что от нашей миссии зависит судьба Родины, тебе это все равно?

— Нет, но начатое дело нужно доводить до конца. Мы не можем бросить этих людей в критический момент истории. Представляешь, что их ждет без нас — пытки и казни.

— А как же Аплита, она надеюсь справиться сама.

— Но ведь у нее нет таких обширных военных навыков и знаний как у нас. И дело что касается счастья миллионов людей, может погибнуть.

— А ты уверенна, что жестокий бунт может привести к всеобщему раю. Дело может кончиться лишь лишней кровью.

— Вот поэтому и нужен наш контроль, чтобы вместо крови росли незабудки.

— Ладно, даю тебе еще три дня, и если ты будешь, не согласна оставить их, я сам покину стан повстанцев и полечу на планету Самсон.

— Ты же знаешь, что я не успею. Ну ладно посмотрим по обстоятельствам.

Командиры разошлись по частям и стали разбивать армию на полки. В крупные соединения Вали Червонный назначал проверенных и закаленных по партизанской борьбе людей, в более мелкие выбирали сами люди. Одновременно была проведена ревизия дворца, хотя верхние помещения и пострадали от, огня сами стены устояли, а главное уцелел огромный подвал, где хранились колоссальные сокровища супергерцога. Впрочем десяток повстанцев погибло в тот момент когда они попытались проникнуть в сокровищницу. Установленные тренажеры и ловушки со стрелами буквально изрешетили отчаянных парней. Вали Червонный был впрочем, доволен.

— Так и надо ворам. Отныне все деньги народное добро.

С помощью бочек с порохом ловушки взорвали и взору повстанцев предстали аккуратно сложенные бруски золота, слитки серебра, бочки и сундуки, наполненные монетами. В отдельном месте лежали драгоценные камни, алмазы некоторые размерами с грецкий орех, кристально чистые рубины, изумруды некоторые из них были в форме ювелирных украшений или цветов, агаты, топазы, сапфиры, жемчужины отдельные размером с куриное яйцо.

— Эти герцоги столетиями копили богатства. Настала пора поделиться с народом.

Вездесущая Вега и тут вставила язычок.

— В моей империи алмазы не слишком ценятся, их производят в промышленных установках. То же самое и с рубинами, раньше их использовали в лазерах, пока не изобрели мега-плазменные установки, а вот изумруды кое-чего стоят.

— В таком случая я их дарю тебе, может на сережки?

— Не люблю отягощать уши. Достаточно простого кольца!

Запасы продовольствия в замке, а также на городских складах были значительные, так что голод не угрожал революции. А вообще благодатный климат — сразу три солнца, и необычайно пышные растения позволяли снимать урожай четыре раза в год. Зимы разуметься не было, климат напоминал экваториальный.

И как ни странно даже на это мягкой как пух земле, что сочилась от жира, где было достаточно ткнуть палку, чтобы она зацвела, люди голодали. Жестокая власть олигархии непомерные налоги и дань вели к тому, что большая часть народа жила в нищете.

По этому восстание ширилось, разбегаясь по городам и селам. И когда армия бунтарей выступила в поход это внушительное зрелище. Многочисленные повстанцы выходили из ворот и двигались по широченной дороге. Петр впрочем, как профессиональный военный хмурился, было видно добровольцы плохо обучены, шагают не в ногу, хотя командиры их и пытаются строить. Среди оружия особенно много распрямленных кос, что выглядят угрожающе, много копий, есть даже люди вооруженные рогатинами и дубинами. Мушкетов пускай и примитивных мало. В этот вид силы, уровень вооружений не выше чем во времена Ивана Грозного, главное пока холодное оружие, что дает восставшим некоторые шансы. Но если столкнуться с большой и хорошо оснащенной армией их разметут. Артиллерии маловато, большинство захваченных при штурме города трофейных пушек слишком тяжелы, волочь их трудно. То есть поход за короной не более чем авантюра, которая может кончиться большой кровью.

Вот идут женщины местные амазонки в большинстве своем мускулистые и крупные накачавшие мышцы на тяжелой работе. Они, как правило, сопровождают своих мужей, но есть и холостые совсем молоденькие бабы. Из них Вега формирует собственную гвардию.

Вот десяток совсем еще девочек окружили ее и Аплиту.

— Вы святые! — Вопили они. — Предтеча Марии и Азазель.

Вега вполне освоилась со своей ролью. Хотя это бесовка и не верит Бога, но притворяется погруженной в религиозный экстаз.

— Веруйте во Всевышнего, пришла кара в ваш мир. — Вега в общих чертах успела разузнать про легенду. — Я явилась сюда, что сделать бедных богатыми, а богатых бедными!

Это вызвало взрыв энтузиазма у бедняков. Они шумели, размахивали косами.

— У нас равноправие женщины тоже должны воевать. Я первая покажу вам пример! — Вега подняла над головою меч.

Многочисленные девушки и взрослые матроны, поддержали подобный порыв — хотя в этом мире война считалась мужской профессией.

К ним подъехал сам Вали Червонный. На сей раз, он забрался на стифина, забавного зверя являющего собой смесь слона и кактуса. На верху где располагалось седло, и лучник с колесницей все было аккуратно подстрижено, а вот три хобота выглядели уморительно.

Алекс впервые видел подобного зверя и с любопытством дергал за колючки, затем пробовал играть, они звенели, и получало что-то отдаленно напоминающее арфу.

Мальчик сумел воспроизвести мелодию бравого армейского марша.

— Не балуйся, хотя нет, продолжай играть у тебя явные музыкальные способности.

— Ты любишь музыку? — Удивился Алекс.

— Конечно я не дикарь. — Вали даже обиделся. — Если я из простой семьи, то что, по-твоему; не способен воспринимать прекрасное?

— Это военный гимн с ним солдаты идут умирать. Но если хотите, я вам сыграю героическую симфонию Бетховена, посвященную Наполеону Бонапарту.

— А кто это такие.

— Древние герои далеких звезд.

— Сыграй.

Мальчик принялся настраивать «струны», каждая игла слона имела свой собственный диапазон. Наконец ему удалось подобрать нужный ритм, и он заиграл. Гениальная мелодия в оригинальном исполнении впечатляла. Вскоре их окружило несколько тысяч зрителей, и они дружно требовали продолжения.

Червонный прервал концентр.

— Наша цель наступление на столицу, мы не должны стоять на месте. Патриж остался позади, а музыку будем слушать после победы.

Алекс подбадриваемый настроем толпы заупрямился.

— Давай те я им сыграю Чайковского, это тоже весьма сильный герой древности.

— Нет! Разворачиваемся и маршируем.

Тут в разговор вступила Вега.

— Пусть сыграет! Я тоже хочу послушать Чайковского, тем более что он композитор нашей державы-прародительницы!

Вали Червонный заколебался, не хотелось спорить с новой святой, ее авторитет и навыки еще как пригодятся, но собственный авторитет следовало сохранить.

— А что скажет Аплита?

— Пусть сыграет, но это будет его последняя песня. — Молвила красавица.

Алекс затянулся, за тем стал петь. Его голос еще не стал ломаться, и по этому был необычайно чист и звонок.

«А у него приличные вокальные данные» — подумал Петр. — «Когда и я также пел, жаль после тюрьмы, у меня полностью пропал настой».

А вот сам кактусовый слон, был, похоже, другого мнения. Некоторое время он стоял спокойно, а затем как припустит. Алекс слетел с колючек, а опытный наездник сидящий с Вали Червонным натянул поводья. Но ни чего не помогало, животное все сильнее дергалось, казалось, что слон сбесился. Толстая кожа покраснела что было угрожающим признаком, для данного типа животных. Вот сам Вали не удержался и полетел со спины, он бы наверняка сломал себе шею, но Петр был начеку и подхватил главу восстания. А вот наезднику повезло гораздо меньше, от резкого толчка он вылетел как пуля и врезался в пальму.

— Ужас проснулся! Это ты его довел певец драный! — Закричал Червонный.

В этот момент Аплита прыгнула вперед, гигантские бивни огромного слона зависли над ней, даже отважная Вега вскрикнула. Но девушка, не дрогнув, положила ладонь его хобот. Казалось, что из нее вышел поток энергии, бешеный слон дернулся и замер, его кожа из красной стала голубой. Потом его налитые кровью глаза приобрели осмысленное выражение, и чудовище с тремя хоботами встало на колени.

Все замерли, не веря своим глазам, наступила мертвая тишина, а затем она взорвалась чьим-то криком.

— Святая властительница слонов.

Крики подхватили, толпа скандировала.

— Воплощение Марии укротит любого зверя! Слава святым!

Слон склонился, и Вали Червонный снова уселся на него. Вождь повстанцев был доволен, и упрямому мальчишке досталось, а авторитет Аплиты при этом еще более укрепился, что объективно ему на пользу.

Прежде чем сесть он шепнул Аплите на ушко.

— Когда я стану царем, то предложу тебе стать моей женой.

Девушка ответила.

— Для того чтобы жениться, нужна любовь.

Вали произнес с придыхание.

— Я очень сильно люблю тебя.

— А я тебя пока нет.

— Слово пока внушает надежду.

Затем Вали ревниво посмотрел на Петра, не является ли этот юноша его конкурентом?

Но затем, перехватив взгляд Веги, он, понял, что скорее они с ней пара. Вот как эта тигрица на него смотрит, взгляд полный ревности и восхищения. Правда он и впрямь чувствует все большее очарование Аплиты, именно такую женщину он хотел видеть своей женой, сильную, умную, отважную способную разделить бремя вождя, а в будущем, если поможет Бог и царя. Сын у нее конечно не сахар, хотя сильный парень, мужественно вел себя под пытками, прекрасный боец, но все равно какой-то чужой. С другой стороны будь он его крови, то Вали счел бы себя счастливым отцом.

Алекс тем временем строил своих малолетних гвардейцев. Тех сверстников что тормозили и плохо слушали команды, он учил кулаком. Следы пыток на его теле полностью исчезли и даже дети смотрели на него как на чудо и из-за всех сил старались слушаться. Мир Тузок все еще не отправился от пыток, одна нога у него была спалена, и ее перебинтовали, вследствие чего подросток хромал, ну а плети не так страшно. И все же чтобы он не тормозил ход, мальчишку посадили на повозку. Алекс как чертик обежал вокруг нее, поманил своего друга, а затем вернулся к своим. Надо будет узнать, в чем секрет и почему он так быстро восстановился. Видимо люди со звезд владеют особой магией или необычным искусством врачевания. А пока в походе он будет внимательно за ним следить. Впрочем, самая главная опасность исходит от ордена «Львиная пасть», это большая и коварная сила. Они могут и отравить, вот если бы Аплита владела заговором от ядов, тогда он был бы спокоен. Если пораскинуть мозгами, то они в первую очередь должны убрать этих девок, уж больно резкий вызов они бросают власти Старшего брата.

И если им будет сопутствовать успех, то орден может обратиться к нему Червонному за помощью.

— Меньше чем на царскую корону, я не соглашусь. — Говорит Вали в слух.

Аплита слышит его, с ходу запрыгивает на слона и прерывает.

— Разве ради короны затеяли мы восстание? Наша цель свобода и справедливость.

— Конечно, но чтобы страна не погрузилась в анархию, кто-то должен быть царем.

— Тот, кто станет им должен обладать всеми качествами монарха.

— Но ведь вы уже решили, что я стану монархом.

— Но под моим контролем, я сама проведу тебя до Матарры.

— Спасибо тебе дитя преисподней. — Полушутя произнес Вали.

— Ты забыл, что теперь я святая. А раз так то вы должны меня слушаться, ведь Мария старше любого земного царя.

— В данном случае ты опять права, что я могу простой смертный. Давай лучше обсудим план дальнейшей войны, я принял решение направить свои полки на город Лойстрог, это ключевой пункт, куда сходятся все дороги. Оттуда мы можем открыть прямой путь и Матарре.

— Там очень сильный гарнизон и много пушек. Я бы сначала посоветовала пройтись вдоль линии Фасета, там много военных заводов, мы бы заметно пополним свой арсенал.

— Заводы хорошо укреплены, там мы потеряем слишком много людей и времени.

— Я думаю, что сами рабочие восстанут и откроют нам ворота.

— Среди тех, кто работает на подсобках и на рудниках и впрямь очень много рабов, но наемные трудяги не очень то стремились в мою банду.

— Это потому что в отличие от беглых рабов, которым нечего терять кроме цепей, у них есть семьи, а подводить их под топор могут лишь самые отчаянные.

— Пожалуй ты права, перед походом к столице нам не обойтись без пушек. — Вали повернулся. — А вот и развилка повернем, куда ты посоветовала.

Громадный выточенный из гранита указатель показывал направления. До столицы Матарре было еще свыше пятисот миль. А по краям лежали богатые густонаселенные земли.

Войска повернули к заводам, следовало пополнить запасы пушек и мушкетов. Петр все больше хмурился — восстание явно затягивалось. По пути лежал форт Синхор, очень большой, древний, но хорошо укрепленный с сильным гарнизоном и дальнобойными пушками. Обойти его было весьма затруднительно. Что бы не терять даром много времени Аплита и Вега пошли на хитрость. Прихватив с собой бочку с порохом, они вдвоем пробрались к воротам.

Ров был глубок, мост поднят, похоже местных солдат предупредили об восстании. Старший офицер майор Фонол, через подзорную трубу осматривал окрестности. Прошедшая ночь была тяжелой, находясь в состоянии изрядного подпития, он нанял двух проституток, надеясь на царственный отдых. А они ему чего-то подсыпали, майор «отрубился», а на утро проснулся без денег с больной головой. А так как он вечно ходил без гроша в кармане все, спуская в кабаках и игорных заведениях, то опохмелится, ему удалось, лишь за чужой счет в займы. К этому моменту винные пары полностью развеялись, наступил «отходняк». Теперь ему больше всего хотелось выпить и вкусить женской ласки. Горло пересохло, в паху мучительно ныло, виски болели словно в них залили расплавленного свинца.

— Ребята ну дайте еще хоть кружечку вина.

Капитан Квась огрызнулся.

— Завоза уже неделю не было, это анафема Червонный склад с вином разгромил, сами погибаем от жажды.

— Я бы лично отрезал Червонному уши. А где можно достать спиртное?

— За деньги без проблем.

— Деньги! У-у дьявол, ну зачем ты придумал такую мерзость как наличные.

— Так видно Богом устроено, когда одному вольготно другому скверно.

— Ну почему скверно именно мне.

— Грешишь много.

Выйдя из-за пышного леса, к ним приближались две очаровательные девушки.

— У меня уже меня уже глюки начались. Красотки из леса мерещатся.

— Дай мне посмотреть. — Капитан навел подзорную трубу.

— Ого, я таких пригожих никогда не видел. Не женщины весенние цветы.

— Это чудо, а что они везут с собой.

— Бочку, причем довольно большую.

— В ней должно быть божественный напиток, да и сами девы поистине богини. — Сказал майор, присосавшись к трубе.

Девушки приблизились ко рву и встали напротив ворот своими полнозвучными голосами они крикнули.

— Стража откройте, пожалуйста женщинам дверь.

Майор буквально пожирал их взглядом три дня не кормленого петуха.

— Конечно, откройте им, я приказываю опустить мост.

— А как же угроза со стороны повстанцев?

— Тут у нас две мощные батареи с тяжелыми пушками, причем каждый клок земли пристрелян, да и вообще мы всегда успеем убрать мост. А тебе сухарь разве не хочется загнать кола между их стройных ножек.

Действительно загорелые, словно вылитые из бронзы ножки девушек были обнажены почти по самые бедра. Сколько они могли подарить удовольствия истомленному воздержанием мужчине. Скромная одежда практически не скрывала их фигур, они напоминали статуи, но не холодные, а живые трепещущиеся, способные подарить самое сильное сводящее с ума наслаждение.

У Фонола текли слюнки, и он лично подбежал к стражникам подгоняя их, а затем собственноручно засучив рукава крутил колесо.

Наконец сказочные девушки, шлепая босыми точеными ногами, прошлись по мосту, судя по всему, они были очень сильные, если без особых усилий тащили на колесах довольно большую бочку.

Капитан и майор подбежали первыми и Фонол не удержавшись, положил руку Веге на бедро. Девушка улыбнулась в ответ и осторожно убрала руку.

— Придет время и для часа любви с тобой, а пока не хочешь ли ты утолить свою жажду.

— Конечно, глотка все пересохла.

Вега аккуратно открутила краник, налив полную кружку майору. В бочке с порохом на всякий случай была оставлена емкость с вином, а вдруг проверят.

Вслед за ним глотнул и капитан. Тут вмешалась Аплита.

— Мы бы хотели, чтобы вино попробовали все стрелки крепостной батареи. А то бедняги замаялись без спиртного.

— Что же это справедливо.

— Кроме того, мы слишком долго волокли эту бочку и поэтому, не намеренны ни кого угощать бесплатно.

— Понятно, вам щедро заплатят.

Девушки поволокли свой смертельный груз к батареям. Весь их план строился на том что бы вывести из строя целый ряд пушек, державших под прицелом ровную долину.

По пути их встречали веселые воины, они смеялись и приглашали девушек пройтись с ними, некоторые самые смелые старались коснуться и потрогать особенно груди. К своему стыду Вега почувствовал желание, ее груди набухли. Все-таки для женщины большое удовольствие ощущать мужскую ласку.

— Мальчики только не все разом, становитесь в очередь. — Произнесла она. — Да и хотя бы приготовьте по золотому.

— За такую как ты и двух золотых не жалко.

— Я, не смотря на юность уже опытная и смогу обслужить сразу человек двадцать. — Произнесла Вега, а сама тем временим, присматриваясь, где бочки с порохом стоят по ближе.

— Выбери меня я самый сильный.

— Я считаюсь в полку самым красивым, по этому должен быть первым.

— А у меня посмотри на груди целых три креста.

— Да ты стар, первыми свою долю должны получить молодые.

Аплиту тоже щупали, но в отличие от Веги было не приятно, так она был куда более строгого воспитания. И ей хотелось как можно быстрее избавиться от этих похотливых рож. Взорвать их к чертовой матери и забыть. Где же эти чертовы бочки, может склад совсем в другом месте, а не рядом с орудиями?

А вот они, сколько их, обрадовалась Аплита. Туземцы все-таки не блещут и умом или чересчур самоуверенны. Правда, бойницы узкие, сами орудия хорошо защищены от обстрела, имеются даже выкованные щитки. Так что вероятность поражения от случайного ядра не велика. Но все равно складировать столько пороха в одном месте так не осторожно, надо будет это учесть в будущей войне.

— Мои дорогие хорошие, прежде чем вы приступите к пиршеству, я расскажу вам историю из собственного опыта. Хотите знать, как я прежде любила мальчиков. — Крикнула Вега.

— Конечно, хотим! — В ответ хором рявкнули бойцы.

Аплита приставила бочку плотнее к другим, если рванет, то детонируют все разом, кислота внутри запала должна сработать точно по минутам, не даром она пристроена к часовому механизму.

Глаза у Веги пылали, в преддверии теракта. Аплита тоже нервничала и чтобы скинуть, напряжение налила себе вина, затем выпила залпом. Ее мускулистое фантастическое тело покрылось каплями пота, а кожа ног стала напоминать россыпь жемчуга.

Последний щелчок и им пора сматываться.

Вега тем временем стала рассказывать явно выдуманную историю, как она работала в борделе. Было видно, что ее рассказ пользуются успехом, солдаты дрожали и возбуждались.

— Их было сразу четверо, от них исходил запах крепкого пота, я уже давно была мокрой, и мне хотелось языком ощутить их горячие достоинства.

В этот момент Вега стало жалко этих парней, многие их которых были молодые и симпатичные. Спустя минуту не больше они погибнут, их жизненный путь прервется самым ужаснейшим образом. А виноваты будут она с Аплитой. Вот уже, сколько народа она перебила, самыми различными способами, даже если и было ей жалко, то все очень быстро забывалось. А вот сейчас напала такая жалость, что даже выступили слезы. Надо крепиться, чтобы не выдать себя, но Вега почувствовала, что еще не много и они разреветься в три ручья.

— Боже, зачем нужны людям войны. — Прошептала она.

— Ну, ты чего прервалась, продолжай, послышались голоса. Нам очень нравиться, что было дальше?!

— Извините бравые воины. Но я слишком много выпила и мне нужно отлить. — Произнесла Вега. Аплита подбежала к ней.

— У меня тоже мочевой пузырь переполнен, подождите нам минутку мы бегом.

— Облегчайтесь прямо здесь. — Крикнул седоусый полковник.

— Нет что вы как это можно, мы культурные дамы.

Девушки припустили так, что блистали слегка припыленные пятки, перед походом Вега и Аплита тщательно вымыли ноги. Теперь главное успеть уйти, а заодно не дать поднять мост.

Вот он башня, где действует подъемный механизм. Девушки вбегают в нее, и в этот момент раздается сильнейший взрыв. Стены моментально расходятся множеством трещин, а взрывная волна подхватывает юных амазонок и бросает ров.

Страшные твари похожие на крокодилов с двумя головами и тремя рядами, зубов, ядовитые пираньи, с пастями крыс и острыми, как лобзик носами кидаются на них.

Говорят страх, пробуждает дополнительные силы, человек в этом случае использует мышцы на все сто процентов. Так случилось и в данном случае, девушки отчаянно заработали руками и ногами, зубы только стукнулись, слегка оцарапав ноги. После чего они со всего размаха подпрыгнули вверх, уцепившись за край рва. Используя сразу четыре конечности они по ползли по неровной стене, напоминая людей-пауков. Хотя каменистая поверхность и была скользкой, ноги, раз за разом срывались, но каким-то чудом девушки удержались на слизистой поверхности. Первой забралась более опытная Вега, многочасовые тренировки в учебке не пропали даром. Но вот Аплита в самый последний момент сорвалась с диким криком. Вега едва успела подхватить ее за волосы.

— Вот ты чертовка больно же. — Орала Аплита.

— А что лучше тебя отпустить. — Иронизировала Вега.

Втащив, она поставила ее на каменную поверхность. Аплита рефлекторно коснулась головы, вроде нормально все волосы целы.

— Отлично спасибо что спасла, а теперь в бой.

Мост уже начал подыматься, а к нему со всех ног спешили повстанцы.

Две безоружные девушки ринулись на стоящую у входа охрану. Стражников было человек десять, но они не ожидали, что на них нападут все две разъяренные женщины. Кроме того, у Аплиты в результате взрыва обнажилась грудь. Трое солдат, бросив оружие, кинулись на нее, стремясь изнасиловать.

Девушка, подпрыгнув, врезала сразу двумя нога обоим извращенцам в пах. А третьему пальцами в глаза. Таким образом, из строя были выведены сразу трое бойцов. Вега не уступала ей, разогнавшись, она врезала голыми ногами, двоим в челюсть, а еще одному ладонью в горло. Таким образом, шесть из десяти были выведены в течение одной секунды. Затем, подхватив оброненные мечи, Аплита и Вега обрушились на оставшуюся четверку.

Двигались девушки столь стремительно, что опытные солдаты не поспевали за их движениями. Проведя прием «Пьяная бабочка» Вега зарубила одно бойца, далее, сделав винт прикончила второго. Аплита в свою очередь виртуозно исполнила прием «Бешенный веер» в результате которого были срезаны две головы.

— Вот так первая ставка нами бита с блеском. — Молвила Вега.

Прихватив по два меча, девушки ворвались вовнутрь. Там они прорубались сквозь тела солдат, словно через дивный частично стальной, отчасти живой лес. Их босые ноги хлюпали по лужам крови, оставляя заметные следы. Сама башня была треснута, подъемный механизм заело, и они поднимался с натугой. Синхронно проведя прием «Тройной вихрь» Вега и Аплита уложив сразу семерых воинов, ворвались в помещение. Майор Фонола сначала улыбнулся, а затем, увидев окровавленные мечи побледней и встал на колени.

— Я сделаю все, что хотите, только не убивайте.

— Для начала ты должен опустить мост.

Вега оттолкнула майора и силой навалилась на колесо. Аплита зарубила еще двоих непокорных воинов, проведя прием «Рваный камень».

Глава 7

Джон Сильвер продолжал разговор. На последний вопрос об надежности источников информации он ответил.

— Да господин Квадриллион. В частности они правильно указали, куда русские готовились нанести удар и галактику, и тактическое направление.

— Там, почему вы ее не удержали?

— Сведения об новом оружии были весьма туманны и мы не ожидал что оно будет таким эффективным.

Смит Рокфеллер прогнусавил певучим голосом.

— Это анти-поле оружие будущего. С его помощью можно завоевать вселенную особенно если удастся охватывать огромные расстояния, например галактику и при этом сделать все таким образом, что бы наша техника оставалась в строю.

Джон вздохнул.

— Я уже думал об этом. Но разработка суперанти-поля займет не один год, а у нас слишком мало времени. Нужно прямо сейчас делать открытия, что дадут немедленную отдачу.

— Ну, на чудо с вами надеяться нет смысла. Я реалист и поэтому стал квадриллионером в частности совсем не давно, мною были проданы гиперсолдаты. Как они проявили себя в боях.

— Вы имеет ввиду; смешанный тип танко-крыс, львиных летунов, плазменных кузнечиков живущих в лаве вулкана, и еще нескольких сложных видов, что были синтезированы вместе и в результате получился мега-симбиоз.

— Да и все это с человеческими мозгами, пересаженными в чужую плоть с костями из гравиотитана.

— Ну, это не плохие воины, но чересчур дорогие, проще использовать роботов. Кроме того фирма Пирра-с поставляет нам бойцов клонов выращенных на биомассе и кибер-процессорами в голове, это гораздо дешевле, а физической силе они не многим уступают вашим головастикам.

— Это не головастики, а комбинация самых разрушительных форм жизни в галактиках. Где найдешь еще подобную мощь.

— Они слишком дорогие пересадка органов от супермонстров себя не окупает, проще усовершенствовать, что есть у людей, в частности использовать не дорогие, но весьма эффективные усилители мышц.

— Никой усилитель не состоянии достичь мощи нейтралика живущего на нейтронных звездах.

— Так у него мышцы с гиперплазменными включениями. А если танко-крыса имеет тридцати двух порядковую структуру белка, то все равно ее может убить лазер.

— Они живучи эти танко-крысы, почти моментальная регенерация, она сильнее человека в двенадцать раз, так как привыкла жить при десятикратной силе тяжести. Можно просто пересадить ей мозги. Мы это уже делаем. — Джон Рокфеллер ухмыльнулся. — А это гораздо проще и почти даром по сравнению с более сложной комбинацией. Но есть одна проблема.

— Какая?!

— После пересадки в танко-крысу человеческий мозг живет меньше месяца, а затем погибает. По этому министерство обороны и слабаки в конгрессе и сенате подняли, хай.

Мол, это равносильно убийству людей, причем неотвратимому и жестокому. Ну и производство первого дешевого варианта гиперсолдат прикрыли. По этому нам пришлось использую генные комбинации выпускать столь дорогостоящих монстров.

— Ну, а теперь как. — Не понял Сильвер.

— После не давних побед русский страх перед ними и перед их супероружием усилился, по этому есть шанс пробить разрешение. А новые люди-крысы будут весьма эффективны в условиях анти-поля.

— А я должен помочь быстрее снять ограничение.

— Да учитывая ваше влияние и то, что обо всех слишком много знаете.

— Надо заплатить, не менее триллиона долларов.

— Ну, ты загнул, не известно еще, сколько я на подставках гиперсолдат заработаю, а ты сразу требуешь триллион наличными.

— Тогда давай двадцать процентов с прибыли и дело с концом.

— Сто миллиардов. — Рявкнул Смит.

— Ну, это не деловой разговор, а наличные деньги мне тоже нужны. Кроме того, помогая вам, я наживаю себе новых врагов.

— Ладно, двести! — Смягчился Рокфеллер.

— Это не солидно, у меня есть уже заявки на лоббирование биороботов они чуть дороже, зато живут дольше.

— Уговорил пятьсот миллиардов.

Джон Сильвер сделал плаксивым голос.

— Да что вам жалко одного триллиона?! Вы одних налогов на квадриллион не доплачиваете.

— А ты слишком много знаешь.

— Да много и если со мной что-нибудь случить об этом узнает вся конфедерация, а конгресс вас при этом с дерьмом съест.

— Подавись ты своим триллионом, но на прохождение проекта, а даю тебе всего три дня.

— Ну, с этим не заржавеет. Можешь считать, что он у тебя в кармане.

Сильвер был очень доволен, еще один триллион ему не помешает, даже если конфедераты и проиграют войну, он найдет себе занятие по душе.

— Жаль, что со мной нет Розы, она бы одной своей попкой выбила с него сто триллионов.

Роза и Маговар тем временем были приглашены в огромный как мега-стадион зал. В нем на надувных украшенных драгоценностями креслах располагались вегурианцы и несколько сотен гостей короны. Отдельные представители достигали размеров динозавров и их удерживали специальными присосками. Розе и Маговару как почетным гостям отвели отдельное ложе, с личным микроклиматом, что позволило снять скафандры. Люциферо удивилась: насколько точно кресло копировало ее формы и позволяло блаженствовать, микро-роботы двигались по ней: приятно щекотали кожу.

— А тут здорово, хорошо бы еще парня, а лучше трех.

Рыбка подплыла к ней и улыбнулась.

— У нас есть великолепные жидкометаллические роботы, они могут, в том числе и в сексе заменить любого мужчину.

— Пригласи их сюда и включи экран, чтобы меня ни кто не видел.

— Никаких проблем. Тебя обслужат по высшему разряду. Произнес, подчеркнуто вежливым тоном вегурианец. То, что столь красивая по меркам своей расы девушка хочет любви, показалась ему вполне естественным. Другие гости слушали песни, смотрели на танцы, исполняемые лучшими плясунами различных миров и рас, размерами от вставшего на дыбы мамонта, до сурка. Роза в свою очередь сильно завелась то, что ей предстоял секс с незнакомыми роботами. Все новое и необычное привлекало ее романтическую душу. А вот и секс-киборги, они напоминают петунии только лепестки более пышные и сразу семи цветов. Их голос смахивал на перезвон весенних сосулек.

— Чего изволит наша госпожа?

— Вы все трое настолько симпатичные, что я не знаю, кого выбрать первым, так давайте займемся любовью сразу втроем.

Роботы-альфонсы пропели.

— О богиня, мы даришь людской расе не сравнимое счастье, надеемся, что мы сумеем подарить тебе частицу удовольствия.

— Не болтайте, действуйте.

Роботы приступили к своей работе, они были очень ласковые, нежные и при этом искусные, способные завести самую холодную девушку. Сначала были легкие поглаживания и массажик, затем все более и возбуждающие действия. Роза получила массу удовольствия, такого она не испытывала давно, похоже киборги в программе имели что-то получше Кама-сутры. Ее стоны и вопли, словно эфирные испарения проникали даже через защитный экран. Когда, наконец, эта ненасытная женщина-тигр была удовлетворена, и ее тело расслабилось в сладкой неге, последовал сигнал к знатному обеду. Стол короля возвышался над всеми, прозвучал бравурный пунш и зал внесли огромного треххвостого кита, покрытого золотой чешуей. Он был огромен длиной полсотни метров, рот был усеян шестью рядами прозрачных сверкающих как алмазы почти метровых зубов. Плавники кита были огромны, почти как крылья и, похоже, съедобны.

— Это красиво. — Произнесла Роза. — И аппетитно.

Появились летающие роботы, в руках у них были мечи из механических плазмонагнетателей. С ювелирной точностью они разрезали исполина на мелкие кусочки, раздав гостям, когда его поверхность спала, перед ними возник симпатичный диплодок в серебряном панцире. Не смотря большие, хотя меньшие чем у кита размеры, он выглядел довольно безобидно.

Роза быстро расправились со своей порцией, мясо было недурным, хотя со слабым привкусом йода. Правда подлива из ананасов и визули придавала яству неповторимый вкус.

— И этого мы тоже будем есть. — Попробуем. — Роза смотрела на то, как разрезали тушу. Ей тоже сменили тарелку, начали с ослепительно красной емкости, затем была оранжевая.

Когда диплодока съели, на его месте появился алокушир. Уникальное животное, летающее между звезд и перерабатывающее в вполне съедобное мясо радиоактивные отходы. А какое оно восхитительное на вкус: Роза проглотила и даже по детски вылизала тарелку.

— Чудесно, из чего это делают?

— Лучше тебе не знать. — Отметил Маговар.

— Почему?

— Они питаются радиоактивными отходами и всякой падалью.

Люциферо лишь отмахнулась.

— Ты просто хочешь испортить мне аппетит.

Затем был ваммор, хищное животное, с сорока ногами, его мясо было упругим почти резиновым. Роза съела его без особого удовольствия.

— Это напоминает лимонную жвачку. Оригинально, но уже не так приятно.

Следующий зверь был похож на гиппопотама, только хвост длинный как ящерицы.

Его разрезали на более мелкие кусочки, сами животные стали меньше, сократились и порции. Только тарелки оставались большими их не красили, каждая была изготовлена из особого уникального металла, меняющего цвет в зависимости от части спектра. Вот, например голубая тарелка. Как она блестит, наверно и стоит не мало, работа очень тонкая очень живописный рисунок.

Маговар уловил любопытство и вожделенный взгляд, бросаемый Розой на художественный предмет.

— Стоит она прилично, но если ты попросишь: тебе подарят.

— А не унижусь до просьб. И у меня достаточно денег чтобы купить все что нужно.

Шестой зверь был похож на очень толстого жирафа с пятью длинными шеями. В этом животном самым главным деликатесом считались мозги и Маговару и Розе выделили их в охлажденном виде. По вкусу это напоминало мороженое, с примесью бычьей печенки.

— У меня уже тошнит от вегурианской кухни, лучше было то, что было в тюбиках.

— Это было специально приготовлено жителей иных миров, а тут подлинная королевская кухня, Надеюсь для нас не ядовитая.

— Блажен, кто верует. — Роза состроила глупое лицо. — Ты себе билет на рай заранее прикупил?

— Не паясничай, ты ведь воин, а не цирковой клоун. — Оборвал Маговар.

Последняя тарелка была фиолетовой, ее донышко густо усеяно звездами. Роза посмотрела за последним превращением. На сей раз, это был медведь, огромный и покрытый крючками, за которые вполне можно зацепиться.

— Он напоминает большую присоску. — Отметила Роза. — И такого еще надо есть?

— А что тебя удивляет, на планете Панно, мы например, охотимся и едим медведей, не таких огромных как он, но приблизительно схожих.

— Варвары что с вас возьмешь. — Роза сделала вид, что говорит снисходительно.

Медвежье мясо оказалось очень сладким, подобным меду, и Роза хотя была уже сытой, доела десерт до конца. Ее живот набух, и стало тяжело.

Пир, тем не менее, не прекращался, роботы-слуги вынесли огромный как дом торт и разрезали его на части, потом появились пирожные многие вылепленные в форме летательных аппаратов. Особенно выделялись кулинарные произведения в конфигурации флагманов-линкоров конфедерации — обтекаемых и угрожающих одновременно.

— Вот это мне нравиться, жаль только в желудок не влезает. — Вздохнула Роза.

— Надо было первые порции не доедать, как это делал я. — Дал запоздалый совет Маговар.

— Раньше надо было такое присоветовать, хороша ложка к обеду.

Маговар скептически ухмыльнулся.

— Но и к ужину она пригодиться. Слушай красавица. Не ужели у вас не пилюль сжигателей пищи.

— Со мной только слабительно.

— Так давай его съешь.

— Что прямо здесь испражняться?

— Так ведь у нас туалет есть, причем для всех форм жизни, ты только не перепутай, а то там где справляют нужду фигурасы, сортир выдает радиоактивное излучение.

— А это зачем?

— В противном случае будут запоры.

Роза рассмеялась — это было забавно жестоко облучать себя, чтобы справить нужду.

— Да каких только уродов не породила эволюция. А ты еще будешь утверждать что они созданы Богом.

— Только Всемогущий Всевышний мог создать такое разнообразие форм, сам по себе Уран, разумным стать не может. Все эти теории самозарождения жизни абсурдны. Процесс получение органики из неорганики слишком сложен и практически невозможно его осуществить в результате стихийного воспроизводства. Слепая природа ничего не способна породить.

— По этому поводу проводились эксперименты, если мы люди можем производить органику из неорганики, то почему не может это более мудрая и древняя природа.

— Мы ведь разумные Роза и используем для этого самую современную технику те же компьютера. Не даром говориться, что Всевышний создал человека по образу и подобию своему. А у природы нет мозгов, в том числе кибернетических и создать она ничего не способна.

— Ну, это ты загнул, тем более что сейчас доминирует мнение, что материя вечна и что наша вселенная, как и множество других миров, существует бесконечно долго. А если ее существование бесконечно, то за это время любая форма жизни могла развиться.

— Мы уже говорили о втором законе термодинамики.

— Ну и что если люди способны обойти этот закон, то природа подавно. Наше техногенное могущество растет и, развившись, мы люди сможем преобразовывать вселенную.

— Вы хотите взять на себя функцию богов!

— Да именно, тогда взмах моего пальца будет способен зажечь или погасить звезду.

— Лучше Роза сходи в туалет, непомерное честолюбие царит в твоей душе.

— Сам торчи у параши. Я это и так съем. — Роза кинула в рот пилюлю и приступила к трапезе, через силу вгоняя в себя торты и пирожные. Особенно ей захотелось съесть союзника дага, и боевика в форме российского солдата. Вкус и выпечка вегурианской кухни не обычные, щекочут язычок, но приятные и приторные — слаще меда. Проглотив русского и одолев звездолет, также разобравшись еще с несколькими выпеченными иногалактическими зверюшками. Роза не выдержала, убралась и словно обгоревшая коза побежала в туалет. Там она провела минуты две, затем ее вырвало, пришлось помыться и принять душ, когда, наконец, агент ЦРУ вернулась, трапезу заканчивали.

После хлеба настала пора зрелищ. На сей раз «рыбки» решили развлечься вполне королевским способом, устроив гладиаторские бои. Заключались огромные ставки, кричали болельщики, вегурианцы были охвачены азартом. На ринг, правда, вызывали нанятых иногалактиков. Первыми вышили знаменитый в различных мирах Гладиатор Голшид, представитель расы Нут. Это был прекрасно сложенный похожий на пернатого орла, только вместо крыльев широченные руки с десятью пальцами. В ходе эволюции летательные конечности переродились в хватательные. Он был одет в легкую броню, а в руках держал режущий плазменный меч с двумя лезвиями. В последнее время такое оружие становилось все более модным, так оно относительно легко справлялась с силовыми полями. Механические лазеры отличались по своей физической природе от импульсных мега-фотоны внутри их двигались относительно медленно со скоростью в сто раз меньше световой и буквально прогрызали защиту. У Розы самой был похожий кинжал, который она прятала за поясом. Правда в ходе последней разборки агент ЦРУ забыла им воспользоваться.

— И он будет рубиться с ним. Указала Люциферо на Голшида.

— Вот посмотри, какая громадина выползает. — Маговар указал на противоположную сторону зала.

Действительно двигалось что-то страшно, зверь не зверь, а настоящий монстр, гигант, напоминающий краба с головой кашалота и двенадцатью конечностями, а клешней было не меньше двадцати. Трех метровые клыки торчали из пасти.

— От теплокровный. — Отметил Маговар. — Голшиду придется не легко.

— Это почему.

— У них реакция гораздо лучше, чем у хладнокровных.

— Зато убить легче.

— Будешь заключать ставку.

— Да буду. — Ответила Роза.

— Большинство ставят на Голшида. Он провел на различных аренах больше ста схваток и не раз не проиграл. Предпочитаю быть вместе с большинством. — Театрально повысив голос, произнес Маговар.

— В таком случае сделаю ставку на его противника. Идти за тупой толпой не в моих правилах.

— Ты проиграешь.

— Зато получу удовольствие, а денег я еще заработаю.

Крабовиднный кашалот раскрыл пасть и в туже минуту полыхнул огнем.

Водород загорелся, и голубое пламя обрушилось на Голшида. Тот даже не шевельнулся.

— Похоже, он надежно защищен уж не силовое поле на нем.

— Запрещено правилами. Если использовать поле и матричную защиту слишком мало будет риска.

— Матричная защита использует почти тот же принцип что силовой экран, только излучение чуть послабее и оно более экономичное. — Роза напустила на себя умный вид.

— А вообще я не вижу принципиальной разницы между твоим оружием и мечом Голшида.

— Мой меч пробьет любую защиту, а его ножик хорош только против индивидуальных полей, например в истребитель его метать бесполезно. Да и вообще ударная мощь моего меча доказывает верность божественного учения Лука-с Мая, ведь такую высокую пробивную способность обычными физическими законами не объяснишь.

— Я хорошенько подумаю, и может смогу начертить формулу. — Полушутя произнесла Люциферо.

Тем временем на ринге загоралась битва. Монстр, словно раненный вепрь, атаковал, Голшид нанося удары, ловко отпрыгивал, избегая клешней и клыков. Пару раз он сам наносил удары в частности отсек длинный бивень. Затем достал гранату и попытался кинуть в пасть. Исполинская туша прыгнула на него, орел Голшид едва успел отпрыгнуть в сторону и даже взлететь. Но видимо антиграв был импульсным и был рассчитан лишь на прыжки, а не полет, поэтому приземлился, прямо на спину чудовищу рубанул мечом по плавнику и швырнул в разрез гранату.

Видимо он рассчитывал, что ему удастся перебить хребет и парализовать противника.

Но взрыв лишь разъярил порождение тьмы. Оно довольно высоко прыгнуло вверх, затем бросилось на спину, стремясь смять обидчика. Однако тот успел запрыгнуть высоко вверх, уйдя с линии атаки.

— Не дурной кульбит, но как он его будет добивать. — Спросила Роза.

— Увидишь. — Ответил Маговар.

Исполинская туша не уверенно подергалась, затем вновь попыталась достать огнем. Однако слабое, далеко не гиперплазменное пламя, не могло причинить вреда закованному в боекостюм бойцу. Тем не менее, два сердца гладиатора усиленно бились, он при всем своем опыте может, впервые почувствовал, что может и проиграть, а поражение равносильно смерти. Повертевшись, Голшид умудрился швырнуть гранату прямо в открытый рот. Он швырял ослабленные, но при этом достаточно мощные гравиозаряды и при этом рассчитывал, что вполне может уничтожить и этого исполина.

Внезапно случилось то, чего он меньше всего ожидал. Дитя ада выплюнуло гранату, в результате чего она рванул практически рядом с Голшидом, гладиатор был оглушен своим собственным оружием и стал терять скорость. Мысли его проносились бешеным галопом, они то разбегались, то собирались вместе. Опытный боец утратил хладнокровие, его затрясло и лишь неимоверным усилием ему удалось избежать падения прямо в пасть. Воин приземлился на гравиотитан, попытался провести прием веер мечом. Но злая клешня сбила с ног, даже латы прогнулись.

— Вот демон антимира. — Ругнулась Роза. — А парень то борзой.

— Не борзой, а борзый. — Поправил Маговар. — Теперь ему грозит гибель, единственный шанс это собраться, отойти от потрясения.

Голшид умудрился отрубить часть клешни, но дикий ужас, сумел ухватить его другой конечностью за ногу.

— Не прокусишь броню. — Прошептал гладиатор.

Однако клешня сжалась посильнее, и сапог лопнул, срезанный словно бритвой. Была видна отрезанная когтистая конечность. Голшиду было очень больно, он скрипел клювом, и рубил мечом, при этом его движения утратили скорость, и он сумел нанести противнику лишь не значительные повреждения. Кровь била фонтаном из поврежденной, словно срезанной грубым резаком ноги, и бойцу грозила опасность ею истечь.

Гладиатор вытащил мульти-пластиковый самозакручивающийся бинт и набросил на конечность, но в этот момент его настигла очередная клешня, режущие поверхности этого зверя достигали остроты в несколько молекул по этому, когда ему удалось перехватить руку, она оказалась почти моментально срезанной.

— Вот видишь, он явно проигрывает бой. Поторопился ты пойти за толпой.

— Еще не все звезды погасли, у столь опытного бойца должен быть в запасе джокер.

Голшид умирал, он понимал, что бой никто не остановит и у него не будет шансов. В этом случае остается последняя козырная, хотя и позорная карта достать лучемет и застрелить противника на дистанции. Но проблема в том, что накануне схватки его уверили, что вегурианцы такие глупые и безобидные существа, что обязательно выставят ничего не стоящего бойца. А в этом случаю ему достаточно меча и трех гранат. Трех?

— А где третья? — Помирать так с музыкой.

В поисках третьего гостинца Голшид отвлекся, уронил меч, и очередная клешня схватила его за талию.

— Вот так я умираю. — Произнес гладиатор и коснулся пальцами гранаты, одна не успел выдернуть кольцо, выронив из руки. Оно упало и покатилось вниз. Кости хрустнули, и чудовище передавило его пополам. Последним отсоединилась основа хребта, затем исчадие преисподней бросило его в пасть. Не смотря на страшный болевой шок представитель расы Нут не потерял сознание, а наоборот его мысли прояснились. Уже захлебываясь в жгучем желудочном соке, состоящем из смеси десятка кислот он в последний раз прошептал.

— Святейший Бог Каронн прими мою душу. — Молил Голшид. — Как правило, в момент смерти каждый обращается к своему Всевышнему.

— Битва окончена. Теперь осталось получить мне свой выигрыш. — Лицо Розы сияло, глаза светились. — А ты Маговар считай дырки в карманах.

— Я сделал не большую ставку, так что мой проигрыш ничтожен. А вот ты сколько заработала.

— Я по мелочам не размениваюсь, так что моя сумма составляет не меньше миллиарда, ставки заключали один к пятидесяти в пользу Голшида. — Вот дураки он выглядел таким беспомощным.

— Мне приходилось видеть один его бой, он двигался замечательно и победил противника не многим меньшего, чем этот.

— Ну и что от схватки к сватке нужно расти, а не стоять на месте. — Роза сощурилась. — А с этим, что будут делать? — Она показала на победителя.

— Сейчас объявят.

Прозвучал горн и послышался скрипучий голос монарха.

— Произошла величайшая трагедия, наш гость гладиатор из Нута трагически погиб. К сожалению, его соперник не разумен и мы не можем даровать ему жизнь. В этом случае тот, кто спуститься, и добьет этого монстра, получит царскую награду.

Роза Люцифера выпрыгнула сразу, она боялась, что ее опередят.

— Я мой повелитель, готова прикончить убийцу.

— Ты! — Монах слегка удивился. — Но даровал тебе титул квазигерцога, и не хотел, чтобы столь очаровательная милашка погибла в первый же день праздника.

Роза поклонилась и произнесла с чувством униженной и оскорбленной.

— Раз я не побоялась сразиться с сильными и коварными пиратами, значит и какое-то безмозглое порождение тьмы мне не преграда!

Отважная речь понравилась королю.

— Ты храбрая женщина и если останешься жить, а сверх того подарю тебе титул принцессы.

Публика частично зааплодировала, частично затопала, часть народа особенно иномиряне свистели и выли, выражая, таким образом, восторг.

Роза чувствовала себя поистине великой. Затем она шепотом обратилась к Маговару.

— Течерянин дай мне свой меч.

— Нет, не дам, это не детская игрушка.

— Дай мне ведь ты хочешь, чтобы твоя любовь погибла.

— Ты мне не любовь, ну ладно, если хочешь, я спрошу у сына.

Маговар склонился над мечом.

— Кровинка моя, ты хочешь, чтобы я отдал тебя Люциферо?

— Нет! — Запищал меч. — Ее руки слишком похотливы и порочны, чтобы я осквернился ими.

— Вот видишь, мой сын говорит, нет. — Маговар выпрямился.

— Ты просто палач. Ну, ничего обойдусь и, без него, лазерный клинок не хуже.

Роза повернулась к толпе, поклонилась, ей вручили в руки такой же меч, какой был у предыдущего гладиатора. Тут Люциферо стало не много не по себе. Сражаться с одним мечом против такой громадины. Другое оружие у нее отобрали вежливые роботы.

— Согласно обычаю, обряд добивания производиться одним мечом.

Женщина вздрогнула ее, словно хотели подставить, да еще сняли антигравитационный пояс.

Роза почувствовала себя практически голой, но это как ни странно не огорчило ее, а наоборот возбудило. Она почувствовала себя древней воительницей, стоящей перед ристалищем. И будь воздух атмосфере вокруг ее не такой враждебный и плотный, она бы разделась донага. В прочем в центре стадиона, где ей предстояло сражаться, воздух имел примерно земную плотность, и был богат кислородом. Так что свободно можно было дышать и без респиратора.

Люциферо повернулась колоссальному уродцу.

— Настал час расплаты.

Монстр полыхнул пламенем, Роза ощутила не шуточный жар, впрочем, легкий костюм неплохо защищал от удушающего зноя. Агент ЦРУ выстояла, проявляя дивную выдержку и хладнокровия. Глупый зверь продолжал на нее дышать, словно пытаясь растопить статую. С Розы потек горячий липкий пот, она словно попала в парную прямо на верхнюю полку. Коричневая кожа покраснела и стала зудеть, это конечно не приятно, но разведчица не высказала ни тени страха. Дождавшись когда чудовище, наконец, выдохнется, Роза испустила смешок.

— Что пердун сдох, слабак. Теперь ход за мной.

Монстр бросился на нее. Люциферо сделала ложный выпал затем ударила по клешне тут же отскочив в сторону. Порождение ада промахнулось, ткнулась мордой в гравиотитан, а затем продолжила преследование. Роза уходила от наскоков, ловко маневрировала, затем подловив соперника, без жалостно рубила. Ей удалось выбить несколько живых кусков, из покалеченных конечностей потел чернильно-зеленая кровь. При чем несмотря на фильтры ощущалась сильная вонь.

— Плохой источник кровь развратников. — Вспомнились Розе слова из Библии.

Сын Содома мог в ответ только хрюкнуть.

Атаки следовали одна за другой. Из-за больших размеров и большого количества клешней трудно было нанести один решающий удар. Люциферо вынуждена была напрягать все свои силы, вот один раз зверь схватил ее клешней за руку. Разведчица вынуждена была отсоединить часть боекостюма. В ставшую голой кисть повеяло прохладой. Вот таким образом она, маневрируя, обрубила половину жалящих конечностей. Монстр казалось начал слабеть от потери крови, его движения слегка замедлились. Но вот он встал и раскрыв, ужасающую пасть вновь испустил неистовое пламя. Огонь казалось, затопил весь стадион, Роза едва успела прятать голую кисть, но все равно она сильно обгорела. Не смотря на бронированное прикрытие, женщина сильно пострадала, ее белье тлело, а бронекостюм буквально сжигал. Поэтому когда огонь кончился, Роза рывком сбросила с себя одежду оставаясь совершенно обнаженной. Ее золотисто-оливковая кожа покрылась бисеринками пота, а также багровым оттенком от огня. Волосы разметались по плечам и сверкали, а высокая грудь тяжело дышала. Он выглядела очень эротично, особенно когда пустилась в пляс, а ее широкие мускулистые бедра, и рельефный пресс заходили ходуном. Роза вспомнив древний шлягер пропела, слегка перевирая мотив.

  — Мой ласковый и нежный зверь,

   я так люблю, тебя поверь.

   В вселенной круче страсти не найти!

  Хочу дарить тебе любовь

  Пока лишь льется ручьем кровь!

  Но верю, путь найду тебя спасти!

Громадина удивление смотрела на дивное преобразование, как это не странно их самки умеют сбрасывать с себя кожу. Признаки интеллекта временно проявились на его лице, потом четыре глаза налились кровью, и он опять прыгнул. Роза отскочила в сторону, поверхность была шершавой, на ней присутствовало трение, видно ее завезли из другого мира. Одна для вегурианцев нахождение на ней чревато неприятностями. Последовал еще один исполинский скачок, Роза оступилась, ее соблазнительна босая ножка, ступила жгучую лужу. Женщина ощутила подобие раскаленного железа, вскрикнув, она отпрыгнула в сторону.

— Ух, ну палит от тебя жаба. Откуда берется такая мерзость.

Ступня разведчицы покрылась волдырями, и теперь каждый ее шаг причинял боль. Ее противник активизировался. Он словно пытался взять ее измором. Шпионке приходилось бежать со всех ног, напрягая силы. Ее тело было словно смазанное маслом, неоднократно выскальзывая от хищных щупалец. А вот кожу расцарапало, а после очередного нападения появились кровавые раны. Правда в отместку Роза умудрилась отрубить еще одну клешню. Зал взорвался аплодисментами.

— Вот так вы мои мышки, что смеетесь. Вот если он вырвется, вам придется не сладко. — Проговорила Люциферо. Ходя разведчица, и понимала, что вырваться не удастся, силовые поля заблокировали весь периметр.

Наконец после нового скачка ее придавило хлесткая конечность, в отличие от неуклюжей клешни намертво прихватила ее лодыжку. Роза попробовала рубануть, но чудовище подставила клешню, потом с такой силой ударила ее в грудь, что девушка выронила плазменный меч.

— А ты еще умеешь брыкаться свинья.

Увидев, что жертва безоружна крабовиднный кашалот поволок ее, по покрытию стараясь, чтобы она как можно обильнее смачивалась пролитой кровью. Роза корчилась от боли, но сдерживала крики, только ругалась.

— Ну, ты животное, большой козел, вафлист, чмо. Я тебя зарежу.

И прочие ругательства лавиной катились из алых уст сногсшибательной красотки, чье тело моментально покрывалось язвами и волдырями, а кожа облазила. Ноздри при этом сводило от страшной вони, он пробовала бить другой ногой по обтягивающему ее сгустку мышц, но это мало помогало.

Несмотря на внешнюю браваду, Роза была в отчаянии, она понимала, что животное волочет ее, чтобы продлить свое садистское удовольствие и что все кончиться для нее смертью. Бросив кричать, она прошептала:

— Не очень славный конец меня ждет, оказаться в брюхе вонючего, обжигающего гада.

Хотя в свое утешения я могу сказать, что жила весело и убивала много. Познала любовь и дикую страсть. И у меня есть даже сын, он отомстит за мать.

В этот момент у нее под руками оказалось подобие круглого камушка. Роза тяпнулась головой об покрытие и повернула находку в руках. На ее башке вздулась шишка.

— Вот как что за камушек. Надо дать ему в глаз. — Предсмертно сострила Роза.

Ее вновь окунули и ударили клешней, на теле вздулись крупные гематомы.

— У-у садист, если хочешь уничтожить меня, убей сразу, а не издевайся.

Вместо ответа ей опять врезали, на сей раз побольнее. Разведчица не вольно застонала. Потом ее били еще несколько раз и лишь благодаря сильной психике, она не потеряла сознание. Зато несколько ребер наверняка сломано, как тяжело ей стало дышать. Роза с острила.

— А массаж у тебя ничего, грубый но эффективный. Хорошо бы узнать каков ты в постели. Ведь у тебя огромное достоинство.

Хорошенько повозив ее по лужам сатанинский кошмар наконец насытился и устал. Он замер и стал поднимать вверх свою жертву.

Роза раскачивалась, словно на толстом канате. Широченная пасть раскрылась, мелькнули поражающие воображение зубы, острые, некоторые изогнутые, другие прямые. На Розу полыхнуло таким зловонием, что она закашляла.

— Зубы надо чистить идиот, а то лезешь целоваться, не сменив протезы. — Люцифера даже за несколько секунд до смерти не теряла чувства юмора.

Пасть раскрылась еще шире, к ней потянулось дюжина тоненьких язычков. Они лизнули девушку за пятки, как ни странно, но их прикосновение успокоила Розу и агент ЦРУ стала гораздо хладнокровнее. Монстр не спешил, наслаждаясь эффектом, а может, ему хотелось, чтобы его жертва завопила от страха.

Люциферо одна никогда не была слабой и робкой, а сейчас на пороге смерти напрягала все душевные силы, чтобы не испугаться злой старухи с косой.

— Ну, цыпленочек открыл ротик. Хочешь, чтобы мама заморила тебе червячка. — Роза нащупала камешек. Он хотел швырнуть его в звериное око, просто так от отчаяния, но внезапно обожженные пальцы нащупали кольцо.

— Да это граната. Ну что же прощай дракон антимира, приятное было с тобой познакомиться, при расставании не пролью много слез.

Выбрав место, чтобы не перехватил язык, Роза с большим ускорением послала гранату. Пролетев мимо отростков, она плюхнулась прямо в бурлящую кислоту. Спустя секунду последовал взрыв, обжигающий желудочный сок усилил его. Рвануло так, что гиганта разбросало части, а Розу подбросило с такой силой, что она со всего размаху врезалась головой в силовое поле, на несколько минут потеряв сознание. Она бы и дольше пребывала в столь блаженном состоянии, если бы не вкололи бодрящий укол. Роза с трудом разлепила воспаленные веки, над ней склонился Маговар и несколько вегурианцев, в том числе и Стэлла.

— Я очень рада, что ты жива Роза, не уверена, выдержала ли мое сердечко твою гибель. — Молвила она.

— А где король?

— Я здесь, принцесса! — Крикнул монарх. — Теперь ты навечно включена в мою свиту. Какая ты отважная почти безоружная вступила в бой с такой громадиной. За это я награждаю тебя военным орденом «королевский меч». Это очень древняя награда, когда давно мы вели войны и что ужасно вегурианцы против вегурианцев. Последний бой, это был конфликт между нашей страной Скиллизи и империей Торфу, мы победили, основав всемирную державу. — Ответил король.

— Я очень рада за вас особенно, потому что вы стали едины. Это очень плохо, когда один вид состоит из разных государств. Это стало трагедий человечества, когда уже более тысячи лет мы убиваем друг друга, вместо того чтобы строить и создавать. А сколько триллионов людей погибло при этом, невозможно сосчитать. — Роза сделала вид, что ей очень тяжело, хотя в глубине души ей было плевать на человечество вернее, на ту часть, что называли русской — чем больше их убьют, чем лучше. — Ваше величество вот мой вам совет будьте безжалостны к сепаратистам, если вы не подавите эту гадину в зародыше она станет причиной затяжных и кровопролитных войн в будущем, ибо нет ничего страшнее, чем внутривидовые конфликты.

— Ты мудрая женщина Роза и я учту твои слова. Теперь ты моя принцесса, и мы с тобой одной крови, пусть и отличной по цвету и составу. Не хочешь ли ты остаться в моей державе, если ты согласишься, мои опытные врачи сделают для богини исключение и подарят тебе, то, что не имею даже я — вечную жизнь. Если конечно мы к этому времени не найдем, выход в космос. В этом случае ты будешь служить моему наследнику, а если начнется звездная экспансия, ты будешь у самого моего сердца.

— Предложение заманчивое. — Отметила Люциферо. — Но вы знаете, что такое Родина. Это священное слово, выше которого нет ничего. А моя великая отчизна приказала мне, чтобы я служила ей вечно. Мне еще предстоит выполнить важное задание, и я не могу принять ваше лестное предложение. Хотя поверьте, мне это доставило большое удовольствие.

— Что же девочка я тебя понимаю. В этом случае мне нечего вам еще предложить, но зов Родины это самый громкий зов и я не смею вас от него отвлекать.

— Ну, чудесно. — Ответила Люциферо. — Теперь я могу покинуть вас.

— Сначала догляди окончание гладиаторского боя. — Сделал предложение король. — Мы заплатили большие деньги за это зрелище.

— Ну, такого рода бои без правил я всегда любила. — Роза была очень довольной.

В следующей битве приняло участие сразу два отряда гладиаторов. При чем все были иногалактиками. Друг против друга сражалось по тридцать особей. При чем по пятеро из них ростом превышали слона. Первая половина бойцов была одета в желтые доспехи, а вторая в синие. Вооружены они плазменными мечами и щитами из силовых полей. Вовсе бойцы не были примитивными.

. — Вот так. Очередная схватка, может и принять в ней участие. — Предложила Роза.

— Сиди уж. Нельзя столько времени испытывать удачу. — Прервал Маговар.

— Ладно! — Роза поежилась, сломанные ребра еще болели. — Пускай вздуют друг дружку без меня.

Битва началась по сигналу, с каждой стороны двадцать воинов были пешими, а по десятку «конными», что придавало битве особый смак. Сначала сошлась между собой кавалерия.

Желтые воины внешне выглядели более тяжелыми и здоровыми чем синие. Им с ходу удалось обхватить их и потеснить. Одна бойцы в синих латах оказались гораздо быстрее и ловчее. На какую-то долю секунду они опережали своих визави и валили их массивных животных заменяющих коней.

Роза была в восторге.

— Вот видите, большая масса не играет роли, главное скорость и ловкость. — Отметила она.

— Может ты и права, но пока рано хорош желтых. — Высказал свое мнение Маговар.

— А ты на кого поставил уж случайно не на них. — Зло подколола Роза.

— А пусть даже и на них тебе то что?

— Значит, я сделаю ставку на синих.

Желтые отступали, но вот подоспела пехота и их оппонентов стали теснить. Потери синих бойцов возрастали, вот одного из них разрубили на части лазерными мечами, а другого пронзили плазменным копьем.

Маговар произнес со злобой.

— На сей раз твоя ставка Люциферо будет бита.

— Не торопись можно подумать, что ты не разу не обжигался.

Действительно в этом момент громадный как динозавр воин синих пробил желтого главаря на сквозь, его голова отлетела высоко взмыв над трибунами.

— А что я говорила — ловкость бьет массу. — Роза буквально сияла.

После этого эпизода ее любимцы полностью захватили инициативу, они рубили и кромсали желтых, которых становилось все меньше и меньше. Вот их пятнадцать, потом десять, затем пять. Вот уже осталось трое совсем маленьких бойцов. Два из них прикрыли тыл своего командира щитами, а последний рубиться, напрягая все силы.

— Ты проиграл Маговар. Скоро ты станешь нищим, если будешь столь рьяно спорить со мной.

— Но ведь бой еще не закончен, осталось трое.

— Их поражение вопрос недолгого времени. — Роза победным взглядом окинула поле.

Действительно, боец сумел пронзить одного мечом, но в этот момент рухнул его напарник. Тогда он извернулся и вырубил еще одного. Синих осталось еще пятнадцать, и они ужасно мешали друг другу. Вот среди них упал еще один. Маговар оживился.

— Главное не численность, а воинский дух.

В этом момент пал его последний соратник, и храбрый, ловкий и при этом небольшой боец остался совсем один.

— Смотри, как доколют твоего зайца. — Съязвила Люциферо.

— Даже смерть бывает доблестной.

Устоять против пятнадцати было невозможно, и вот он последний упал пронзенный мечами, в этот момент прогремела труба. Бой был остановлен.

— Теперь мы приступим к голосованию, публика решит жить побежденным или умереть — Объявил король.

Глава 8

Уцелевшая троица практически не имела шансов на выживании, слишком велико превосходство врага, а о сдаче в плен, чтобы вымолить пощаду никто и не думал.

Антон, Василий, Янешь сражались как зажатые в Фенопилах спартанцы. Но ясно любому, что нет шансов устоять против многих тысяч разъяренных врагом, многие из них огромные страшные иногалактики ужасающе бряцают оружием, в это миг когда злая смерть впилась пустыми глазницами в лицо, Янешь запел наспех сочиненным мотивом.

  Великая Россия — бескрайние поля

  Меж звезд раскинулась земля моя святая!

  Я верю, что умрем мы за тебя не зря

  И защитим рубеж от края и до края!

  Ведь Родина у нас в сердцах одна

  На множество галактик простираясь!

  Пусть славится в веках моя страна

  О ней мечтал я, по мирам скитаясь!

  Отчизне душу, сердце посвяти

  Сожги все тело в битве без остатка!

  Достоинство, и честь, храня — умри

  Мир впереди — теперь пылает схватка!

Янеша опять ранило в бок, ребята тоже серьезно пострадали, но в это критический миг в мутно-желто-малиновом небе возникли сотни точек, они быстро увеличивались, проступали контуры кораблей. Звездолеты быстро снижались, ведя прицельный огонь по дагам и их союзникам. Несколько самых крупных роботов взорвалось от попадания аннигиляционых ракет. Других обстреливали кусками жгучей плазмы. Сильные взрывы потрясали ряды врагов, превосходящие силы дагов остановились и стали беспорядочно отстреливаться.

— Вот видите! — крикнул покалеченный, но не сломленный Янешь. — Мы побеждаем, наша Великая Россия никогда не бросит наших солдат в беде.

— А мы никогда не сомневались. — Антон захлопал глаза. — Ты знаешь во время боя, испытываешь такое упоение.

— Не только упоение, но и вдохновение. — Прервал его Василий. — Вот Янешь не поверишь, но теперь я точно знаю, как переделать схему лучемета, чтобы лазер лупил на значительно большей дистанции.

— Вот как?! — Произнес Янешь. — Это круто!

— А что ты думал битва просвещает мозги. — Произнес Антон.

Роботы и даги уже не обращали на них никакого внимания, пехота была бессильна против крупных и средних звездолетов выполняющих роль штурмовиков. Таким образом, битва в космосе была выиграна, а сражение переросло в одностороннее избиение.

— Раньше они бы прибыли. — Пробормотал Янешь. — Сколько ребят остались бы живы.

— Видимо не получалось, они были скованы врагом, зато мы теперь уцелели, видимо судьба хранит генофонд нации. — Отметил Василий.

Янешь хотя был в полу шоковом состоянии, бледность просвечивала сквозь загорелую кожу, сохранял бодрость и когда к ним приблизился робот, швырнул связку гранат.

Машина ухнула и взорвалась.

— Не увлекайтесь ребята, гадюка придавлена, но еще может ужалить.

— Это мы понимаем, у врага качества удава и кобры в одном лице. Мы их раздавим, и станет лучше всем.

Его слова прервал взрыв аннигиляционной бомбы прогремевший почти вплотную, хлопцев подбросило взрывной волной и разметало в стороны. Им даже понадобилось некоторое время, чтобы придти в себя от потрясения.

— Так и мозги не долго себе отбить. — Молвил Антон.

— Ничего, зато у меня появились некоторые соображения по поводу одномерного пространства. — Василий выглядел очень обрадованным. — Скоро наши звездолеты обретут фантастическую мощь, и наступит конец войне.

— Я верю в это. — Сказал Янешь.

Уцелевшие даги разбегались по щелям, а сверху высаживался десант. Было видно, как из небольших десантных модулей выпрыгивают люди в тяжелых боекостюмах и вездесущие роботы.

— Вот, наконец, прибыли наши, даги теперь сидят у параши! — Сострил мальчишка.

К нему подскочила медицинская капсула, робот пропиликал.

— У вас нет ноги молодой человек, значит сражаться вам больше нельзя пора в медицинский центр.

— Зато сердце есть! — Произнес Янешь. После того как боекостюм ввел ему веселящую микстуру мальчик не чувствовал боли и не осознавал себя калекой.

Немного пострадали и юноши их тоже отправили в санчасть, предоставив добивать остатки базы без их участия. Бой довольно быстро завершился, даги понесли огромные потери, но утраты со стороны россиян также были не малые, в частности из тринадцатой роты уцелели только четыре человека Янешь, Василий, Антон и еще один парень лет семнадцати. Таким образом, роту пришлось формировать по-новому.

Янешу тем временем приставили кость из грунулидия металла с плотностью воду и десять раз прочнее титана. А мясо нарастало само в форсированном режиме, правда для этого использовали анаболики и стимуляторы. Как и обещали спустя сутки, нога была готова и уже прекрасно функционировала. В палату зашла женщина врач, они помяла ногу Янеша, на коже уже проступили волосики, и ласково спросила.

— Ты танцевать умеешь?

— Конечно! Вам что исполнить гопак или торнадо?

— Что ни будь поспокойнее, надо внимательно присматриваться к связкам.

— Хорошо давайте танго. Только одно меня беспокоит, я еще ребенок моя нога будет расти?

— Конечно, грунулидий органический металл и он растет, как и обычные кости не больше не меньше.

— Это хорошо, а то я представлял себя уродом с непропорционально маленькой ногой. Еще вопрос, почему она такая бледная?

— Кожа не успела загореть, но ничего страшно мы ее немного по облучаем ультрафиолетом и она станет шоколадной.

— Как ни странно, но я вам верю. — Весело ответил Янешь. — Подумать только в древности я был бы инвалидом.

— Тебе посчастливилось родиться сейчас, гордись этим. — Произнесла врач.

— Давайте станцуем танго вместе. — Предложил Янешь.

— Ты еще такой маленький нам будет не удобно.

— А ты наклонись и представь что как бы моя мама. Как тебя кстати зовут.

— Анастасия.

— Так вот Анастасия когда больных ублажают, они быстрее поправляются.

— Ты уже не больной, завтра вернешься в строй. А теперь так уж быть потанцуем.

Хотя у Янеша было мало опыта, будучи от природы очень ловким он танцевал не плохо. Затем они расстались, мальчик улегся спать, чтобы потом вновь вступить в бесконечную войну. Однако сон ребенка был относительно короткий, так как он уже успел выспаться днем. Поэтому Янешь аккуратно покинул палату. В коридоре дежурили роботы, но Янешь их обманул, сказав, что совершенно здоров — что было правдой и, заявив, что идет по большой нужде, что было ложью. Аккуратно ступая на цыпочках, Янешь спустился на первый этаж, где располагался огромный душ. Судя по шуму, там мылись, мальчику естественно стало любопытно, и он поглядел в щелку. Увиденное поразило его, там приводили себя в порядок девушки, но такие здоровые и крупные каждая ростом выше двух метров, каких Янешь никогда не видел. Их тела были одновременно соблазнительны и устрашающие, крупные бицепсы и груди, широкие бедра и плечи, мальчик так и застыл в и изумлении, замерев от любопытства. Их командир довольно симпатичная блондинка, правда, плечистая как шкаф, а сухожилия выпирают стальной проволокой. Биодуш выбрасывал воду широкими потоками, а от шампуней их бронзовые тренированные тела сверкали.

— Что девочки. Получили заряд бодрости?

— Да товарищ гвардии майор. Уколы получили все.

— Ну и чудненько, завтра снова в бой возможно дело дойдет до рукопашной схватки, даги должны быть расплющены.

Самая крупная женщина ростом под два двадцать показала устрашающий как бедро обычного человека бицепс.

— Один мой удар и даг, станет компотом.

— Завтра гвардейцам выдадут новейшие боекостюмы, они еще больше увеличат нашу силу.

Янешь подумал, что куда там женщины и так очень сильные, причем в современной войне грубые мышцы не так важны.

— Лучше бы сделали более совершенным прикрытие силовыми полями и матричную защиту, а то пехота несет большие потери. — Произнесла одна из девушек.

Она казалась более свежей и стройной чем остальные.

— Ну, это работа для Василия и Антона. — Прошептал Янешь. Однако как тихо не молвил он стоящее спереди и видимо наделенная феноменальным слухом девушка, услышала его.

Сделав вид, что ей надо в душевую, она подошла совсем близко от Янеша и внезапно дернулась. Мальчишка сорвался и кинулся бежать, но не успел вовремя набрать скорость и был пойман. Рослая и тяжелая дама вцепилась в него мертвой хваткой. Янешь попытался выкрутить и куснуть зубами, девушка вскрикнула и выпустила его. Мальчишка, было, вывернулся, но командир крепко схватила его за ухо.

— Вот маленький извращенец и тебе не стыдно поглядывать, как девушки моются.

Ухо хлопца сильно болело, а укушенная девушка со всего размаху влепило ладонью по лицу. Щека разом опухла и багровела.

— Тетеньки я больше не буду. Можете избить меня, только не говорите высшему начальству.

Самая крупная женщина сказала.

— А кто ты такой маленький, обычно вас в армию не призывают, может быть это шпион?

— Вся информация обо мне в плазмо-компе, я рядовой Янешь Ковальский, награжденный орденом «Храбрость», последним местом моей службы была тринадцатая рота — дивизии «Орел».

— Тринадцатая рота? — Произнесла командир. — Это та, которую почти всю уничтожили в боях даги, соединение, покрывшее себя славой.

— Мальчишка, может быть, сочиняет что вывернуться. — Произнесла одна из громил женского рода.

— Можете проварить обо мне информацию по компьютеру. — Мальчик протянул комп-браслет.

— Мы тебе верим. — Отмахнулась командир. — Тем более разошелся слух об мальчике который сражается лучше взрослых. Тебе пока не вручили новый орден?

— К сожалению нет, но это как правило такая волокита. Но у меня все еще впереди и мне бы больше хотелось стать командиром и офицером.

— Надо получить хотя бы элементарное образование, окончить хотя бы краткие офицерские курсы. Я вот академий не кончала, а мне обещают звание полковника. — Ответила командирша.

— Вы все такие красивые, что будь председателем Великой России, присвоил вам звания генералов.

— А тебе нравиться, что мы такие здоровые. — Произнесла женщина-гигант. — А вот большинству мужчин нет, это их отпугивает. — Верно Клава. — Обратилась она к командиру.

— С одной стороны да, но с другой мужики ценят юмор, обаяние, интеллект, женственность и у меня лично проблем с ними не возникала.

— А я наоборот так соскучилась по их ласке, а они не хотят меня даже за деньги.

— Только не надо насиловать, можно попасть под трибунал.

— Это, смотря кого, совсем зеленые солдаты особенно из аграрных миров бывают настолько стеснительны, что молчат, даже если их изнасилуешь.

— И не стыдно тебе болтать при ребенке.

— Если он начал убивать, то уже не мальчик. Впрочем, ладно молчу, но судя по тому как загорелись его глаза это уже мужчина.

— Я не позволю тебе развращать не совершеннолетнего, кому не исполнило шестнадцати.

Хорошо, Янешь тебе не стоит слушать, о чем болтают глупые бабы, лучше иди, ведь завтра тебе предстоят новые бои.

— Общение с вами доставило мне много приятных минут. — Произнес Янешь и потопал к выходу. Щека прошла, и он весело насвистывал песенку, будучи доволен тем, что так дешево отделался.

Так как спать больше все — равно не хотелось, мальчик решил поиграть на плазмо-компе в одну из увлекательных стратегий. Это легко убило время. Потом он попытался влезть в Гиперинтернет. Тут царил хаос, лишь несколько файлов случайно уцелело, на одном из них был какой-то древний фильм комедия, примитивная, но смешная, другой вел речь о загадочной секте обосновавшейся на планете Самсон. Затем все пропало, налетели гипервирусы, мега-птеродактили. Даже плазмо-комп перегрелся, едва не взорвавшись. Это пощекотало мальчику нервы, ведь в Гиперинтернет запрещено выходить практически всем кроме специалистов узкого профиля. Затем он на часик уснул. Утром как узнал Янешь, их всех троих перевели в роту номер девятнадцать и выбросили для нового задания.

Состоящее в основном из обстрелянных бойцов подразделение встретило юных друзей радушно, не смотря на то, все трое казались слишком зелеными. Предложение закурить принял только Янешь, иногалактические водоросли были мягче табака и успокаивали, вызывая подъем настроения. На вопрос, почему хлопцы отказались, ответил Василий.

— Ребята я вас очень уважаю, но сейчас мы только что завершаем модернизацию собственных лучеметов, чтобы повысить их скорострельность и убойную силу. И нам нужны ясные головы.

— Так они совершенно безвредные. — Произнес старший сержант Максим Танк. — Есть даже справка от медслужбы, это в древности курили табак, который провоцировал рак легких, теперь эта страшная болезнь не встречается, но все равно эта гадость под запретом. Водоросли щекочут небо, зато как хорошо сбрасывают напряжение.

— Все равно они воздействуют на нервную систему, и может сбить боевой настрой, а если ошибиться хоть в мельчайшей детали лучемет просто рванет.

— А мне вы его можете исправить.

— Можем, но скорее всего не успеем, пока взялись исправлять только троим, себе и Янешу. Потом если испытания пройдут успешно изменения коснуться всей армии.

— Если это не блеф, то у вас золотые головы хлопцы, может быть вам не стоит соваться в пекло.

— Ничего страшного, когда вокруг рвутся мега-плазменные снаряды, жарят лучи, голова значительно лучше работает.

— Вдохновение боя? — Ну что же у вас еще будет возможность им насладиться. — Довольно громко произнесла подошедшая девушка. Глянув на нее, Янешь покраснел. Она была одной из тех девушек что, мылись в душе и могли его видеть. Ее спортивная одежда практически не скрывала соблазнительно-гротескной фигуры: очень рослая, она была выше почти всех солдат в роте. Тут мальчишка подумал, что большой рост — это не очень здорово, так попасть проще.

— Ну, чего уставились я ваш командир капитан Олимпиада Солдатова. Если не погибну, вам долго придется воевать под моим началом. — Девушка оглядела Янеша и его напарников. — На следующей планете против нас будут воевать не только даги, но и конфедераты, возможно, придется стрелять в людей, вы к этому готовы?

Василий и Антон замялись.

— У нас к этому нет опыта, но если Родина требует, мы всегда готовы! — Произнесли после краткого колебания. Янешь был более смел и откровенен.

— Таких людей как они убить не грех, а доблесть. Кроме того, я сражался с ними на звездных истребителях! Кого убил, а кого ранил не важно, меня это не остановит.

— Ну и чудненько! Берите пример с этого мальчишки. — Произнесла Олимпиада. — Вот такие у нас растут дети! Теперь рассмотрим план битвы!

Сражение намечалось в секторе С-6. Предусматривалась высадка и внезапная атака смешанного дагско-конфедерационного мегаполиса. Он был расположен в зоне перекрученного пространства, что делало невозможным его атаку с воздуха. Поэтому оставался только один путь — десантирование.

— Надо быть готовыми к тому, что наши войска в данном случае применят новое оружие уже принесшее успех в предыдущих боях. В этом случае нам придется отказаться от плазменного и гиперплазменного оружия.

— И чем тогда воевать? Кулаками? — Смело спросил Антон.

— Нет более древним оружием, автоматами, пушками, используя обычные не плазменные виды техники.

— Да такую закрутку уже применяли. — Произнес Янешь. — Она довольно эффективна, особенно если враг не готов. Но может оказаться, что в данном случае он уже научен и приготовил нам сюрприз.

— В таком случае нам предстоит тяжелое испытание, ибо высадку модуля с анти-полем придется прикрывать нашей роте.

— Только нашей.

— Не только, будут еще и другие, но нас сунут в самое пекло. В прямом смысле слова. На планете Цуффалло есть громадный вулкан Цойка, вот в его жерло прямо в раскаленную магму нам и предстоит спуститься.

— Ого, в вулкан! — Янешь округлил глаза.

— Ничего страшного. — Вступил в разговор Василий. — Наши боекостюмы выдержат, каких-нибудь две-три тысячи градусов.

— Если бы две-три тысячи, а на самом деле, поскольку в реакцию вступают радиоактивные элементы, температура достигает двадцати-тридцати тысяч градусов. То есть если в силовом поле и конструкции возникнет щель, то нам крышка. А вам ребята, рискуя жизнью, придется нырять в лаве.

— И кто додумался до такой глупости, прыгать в пасть дьяволу. — В сердцах крикнул Янешь.

— Зато попасть в нас во время извержения будет труднее. А как захватим планету, то получим ценные трофеи. — Олимпиада состроила хитрую мордочку.

— Что толку если это достанется не нам.

— А вот и нет, могу вас обрадовать, кое-что можно будет и нам увести. Новый председатель своим указом разрешил осуществлять солдатам фронтовые поставки из числа трофеев. Но при этом предупреждаю мародерство формально запрещено.

— А не формально? — Спросил Василь.

— Только так чтобы потом жалоб мне, а уж тем более высокому начальству не было. А как действует твой свежеиспеченный лучемет, покажешь?

— Тут ничего принципиально нового нет, незначительные изменения в старую конструкцию, на большее в полевых условиях претендовать нельзя.

— Тем лучше, у нас есть еще два часа перед погружением в преисподнюю, может, успеете переделать всей роте.

— Не хочу вас разочаровывать, но больше чем десяти солдатам мы просто физически не успеем.

— Десять уже хорошо, впрочем, вам надо прихватить с собой обычные автоматы, нам это понадобиться когда дело дойдет до сухопутной операции.

— Мы это уже поняли.

Не тратя лишних слов, ребята приступил к переделке оружия. Они довольно быстро развинтили лучеметы и показали Олимпиаде, что и как надо менять, а что следует добавить.

— В частности можно добиться с помощью простого приема гораздо большего процента аннигиляции. Кроме того, луч бьет более узко и не так рассеивается, попав в матричное и силовое поле. В результате боевая эффективность оружия вырастает почти в семь раз, а стоимость и вес остаются прежними.

— Все так просто, интересно, куда смотрели наши конструкторы?

— Все гениально просто, а нашим видимо не хватило смелости, они решили, раз этого нет у конфедератов, то не должно быть и у нас.

— Вот ишаки, ну вы к счастью не такие инертные. Давайте я вам помогу. — Произнесла девушка.

— Хорошо, только все движения должны плавные и выверенные.

— Я все-таки капитан, хотя мне только двадцать исполниться через месяц, как вы думаете, в нашей армии званиями разбрасываются?

— Конечно, нет!

— Тогда смотри, я не подведу!

Движения у девушки и впрямь были как у лебедя, даже удивительно, какие точная и выверенная мышечная координация у этой дамы.

Благодаря слаженной работе удалось улучшить двадцать четыре орудия. Потом прозвучал сигнал — «К загрузке готовься». Олимпия спешно построила роту, они забежали улучшенную модель десантного судна, гравиокатер, прихватив с собой большие запасы, оружием нагрузились как ишаки. Впрочем, на начальном этапе им еще могла помочь автоматика, а лишь затем, когда включат поле, в дело вступали не надежные двигатели внутреннего сгорания.

Российские звездолеты плавно плыли по космосу, они только что совершили короткий гиперпрыжок и вывались возле звезды Цинн. Довольно крупная в трое больше земли планета Цуффалло отсвечивала лиловым цветом. Вокруг атмосферы серебрился туман из искр, звезда Цинн в свою очередь давала внушительную корону, ее дьявольские лепестки казалось тянуться к кораблям, угрожая схватить и ввергнуть в многомиллионную раскаленную пучину.

Несколько звездолетов конфедерации вылетели им на встречу, но были встречены дружным огнем и, неся потери, повернули обратно.

Десантникам все это было видно через экран обозрения.

— Да, похоже, наши нащупали уязвимую точку — Произнес Янешь.

— То, что у врага относительно слабое прикрытие не сулит нам ничего хорошего на поверхности планета. — Вздохнул Василий. В голове засела отчаянная мысль если он погибнет, то у него отнимут шанс стать бессмертным. Ведь сколько чудесных открытий могут совершить они вместе Антоном. А тут один крохотный кусочек плазмы и прервется жизнь гения. Как говорил Ницше, человечество глина, а гении золотые крупинки, нужно просеять тонны, чтобы намыть чуть-чуть драгоценного металла.

Мысли Антона похожи, но он внушает себе, и уже практически убедил что провидение или Всевышний (если конечно он есть), хранят его смерти. Ведь если он и впрямь гений — а это звание нужно заслужить, получить признание нации, то не может он просто так провалиться в небытие или попасть в пекло. Одаренные люди нужны Богу на небе, а не в преисподней.

— Как ты думаешь, Антон Бог есть? — Спросил Василий.

— У нас слишком мало информации, что однозначно сказать да или нет. В любом случае, когда живешь нужно опираться на твердые нравственные принципы. И быть порядочным и честным.

— Это святая истина, сейчас веровать не является модным, но я чувствую, что есть высшая сила, которая управляет мирозданием, и сотворила вселенную.

— У меня есть сильные подозрения, что ваши религиозные чувства стали пробуждаться на кануне битве именно вследствие страха перед смертью. — Вступил в разговор мальчик Янешь.

— Что ты этим хочешь сказать?

— А то, что вы как маленькие дети, надвинулась туча, ударил гром, и вам надо спрятаться под теплое отцовское крылышко.

— Ты говоришь как Фрейд, он был убежденным атеистом, ему казалось, что он знает все тайны психики, но он не мог контролировать сам себя и умер от рака легких вызванной злоупотреблением табака. Так и ты Янешь должен понимать, что полное отсутствие веры опасно, постановив, что на него нет управы и высшей власти, человек может решить, что все дозволено, что в свою очередь подтолкнет его к преисподней. Не зная если Господь или нет, мы должны хранить Всевышнего в душе.

— Вы слишком умные хлопцы и мыслите абстрактными понятиями, а я еще мальчишка и не боюсь смерти. Вот чего я не люблю так это ограничивать себя, война доставляет мне радость и пусть длиться вечно.

— Ты храбр, это хорошо, соблюдай осторожность.

— Смерть избегает того, кто ее ищет! — Твердо сказал Янешь.

А вот виднеться крупное, кровавое пятно, на серо-фиолетовом фоне, это извергается вулкан знаменитый Цойка. Его страшные потоки устремляются в стратосферу. Десантные катера, прикрытые силовым и камуфляжным полем, то есть почти невидимые кромешном аде извержения, моментально выскакивают из звездолетов, словно споры сорняков. Затем, набирая скорость, попадают в пламенеющий поток. Прямо на них летят куски извержения, оплавленные камни, испарения металла, ионизированные и даже плазменные потоки. Температура внутри гравиокатера подымается, хотя генератор, испускающий лучи холода работает в полную мощь. С раскрасневшихся лиц парней капает пот, при падении капельки шипят.

— Оденьте плотнее боекостюмы и включите их на усиленное охлаждение, сейчас жарко, а низу станет еще жарче. — Командует Олимпиада.

Почти в слепую летят ракеты, целей они не видят, но раз русские пролетели здесь то, скорее всего, для того чтобы высадить десант. Значит надо бить по площадям рассчитывая, хоть куда-то да попасть. Ракет очень много, они летят густо, и отдельные аннигиляционные вспышки слышаться практически рядом.

— Вот так и у нас есть шанс оказаться в консервной банке. Произнес Антон.

Олимпиада прервала.

— Не надо о плохом, а лучше сделайте как я. Перекреститесь.

Часть солдат слушает командира, а часть выполняет свой собственный ритуал. Не все ведь христиане, но даже атеисты верят во что-то мифическое, а умирать уж никому не хочется.

Один из юношей до сих пор не одел шлема, Олимпиада одергивает его.

— Ты что хочешь умереть, закрути поскорее, кибернетические устройства сделают автоподгонку.

У еще зеленого парня ни как не получалось руки дрожали, это была его первая битва, остальные более опытные вояки посмеивались над ним. В этот момент рвануло и гравиоволной сильно тряхнуло корабль, шлем выскочил из рук, полетел, ударившись в противоположную стену. Янешь не выдержав, сорвавшись с места, хотя гравиокатер трясло, он подхватил неотъемлемую принадлежность боекостюма и с силой нахлобучил на голову.

— У тебя и так лицо красное, а как выйдем моментально, изжаришься. Ты часом еще не девственник.

Юноша отрицательно мотнул головой.

— Жаль, а я вот девственник и по этому не могу умереть, не познав свою первую любовь. — Хихикнул Янешь.

Их продолжало мотать со стороны, в сторону постепенно замедляя движение. Вражеские снаряда уже рвались где-то с верху, почти не ощутимо, они со всего разбегу плюхнулись в лаву, от сотрясения их напрочь посбивало с ног, антиграв из-за того, что генератор усиленно выбрасывал лучи холода, действовал с перебоями. Если бы не силовое поле их бы разорвало на фотоны.

Олимпиада шепчет молитву, кажется, время застыло секунды летят столь медленно, что удары сердца воспринимаются как взрывы. Не смотря на свой юный возраст, она кажется сама себе такой старой словно бабушка. Воспитанная в религиозной православной семье, где отец, тем не менее, был, одержим, чтобы она сделала военную карьеру. С самого раннего детства она тренировалась, усиленно занималась, карате, штангой и боксом, а также прикладными науками. У девочки открылись не заурядные способности и вскоре ее зачислили в гвардию. Впрочем, пока она всего лишь командир роты и капитан, уже успевший понюхать пороху и плазмы. Война ее не пугала, а привлекала, лишь иногда вспоминая убитых, она чувствовала угрызения совести, но это быстро проходило. А вот сейчас у нее щемит большое сердце, даже два в качестве эксперимента ей вшили клонированное искусственно выращенное. Теперь ее силовые показатели и особенно выносливость сильно возросли, но порой так мучительно ощущать грудью как они дико стучат. Ей почему-то страшно не за себя, а за своих бойцов, особенно Янеша и этих двух похожих друг на друга братьев Ивановых. Почему ей кажется, что она их мать, а это ее сыновья.

Где-то вдали в пустыне рванула страшная термокварковая бомба, это вызвало землетрясение, а плазменная лава еще сильнее забилась об борт.

Прозвучал сигнал — всем на выход!

Даже внешне невозмутимому Янешу, стало не по себе: предстоит прыгать в преисподнюю.

Кажется, что в вихрях лавы мелькают рожицы чертей с вилами. Их выбросило, как и в прошлый раз, моментально с использованием гравиоимпульса и это было правильно, иначе многие предпочли бы остаться на внешне более надежном борту.

Сразу обдало таким жаром что казалось, погрузился в кипяток, потом заработал холодильный агрегат, стало не многим легче. Правда, скорость заметно упала, слишком уж много энергии поглощал адский зной.

— Держитесь строя плывите прямо за мной, если мы не успеем выплыть к моменту включения анти-поля, нас просто зажарит.

Отдельные катера продолжали плыть в лаве, не осуществляя десантирования, и им было относительно комфортно. А вот какого тем кто, плыв, прикрывшись лишь броней боекостюма и слабой матричной защитой. Спасибо гравиорадарам: благодаря лишь им можно было различать нечеткий силуэт летящего перед тобой партнера. Янешь замечая слабые тени, двигался в единой упряжке, чтобы подкрепить силы он нажал на кнопку и глотнул «Томми», тонизирующего напитка по эффективности значительно превосходящего кофе. Ему стало легче, только градинки пота неприятно щекотали лицо. И главное ни как его не стереть. Однако клокочущий вокруг пейзаж вызвал кое-какие мысли.

— Слушай Антон. — Начал Янешь. — Я вот подумал, что было бы неплохо сделать, так что анти-поле только на врагов; дагов конфедератов действовало, а на нашу технику нет. Тогда бы мы их взяли тепленькими.

— Я Янешь тоже об этом думал, конечно, это было бы здорово, но для этого нужно природу анти-поля, какие излучения его вызывают и как это воздействует на конургеность пространства. Имей мы такую информацию, то может, смогли воздать эффект антидвойника, когда на одни системы и предметы это действует, а на другие нет.

— Но кто вам даст подобную информацию, вы всего лишь простые солдаты, а это государственный секрет.

— Я вот что думаю Янешь, когда вся эта катавасия, вернее начальный этап операции будет выполнен, свяжись со сверхмаршалом Максимом Трошевым. Говорят, он тебя любит, и даже будто твой отец. Объясни ему, что нам нужно все про это знать и тогда он, может быть, передаст информацию.

— А кто я ему такой?

— Разве не сын?

Янешь был не погодам смышленым парнем.

— Да будь я его незаконным сыном, разве отправил бы он меня в такое пекло, что из роты выжило лишь четверо. Да и не серьезно как-то двое юных рядовых обещают форсированно сделать, то над чем трудятся сотни, а может и тысячи ученых, докторов, наук, академиков, и может даже квазиакадемиков. Да меня и любого высмеют за подобное предложение.

— Тогда нам остается только одно, по мелочам улучшать наше вооружение, чтобы постепенно добиться призвания.

— Вот это может быть и правильно.

В этот момент в наушниках раздался нечеловеческий вопль. Случилось то, что должно было с кем-то случиться, бронекостюм одного из бойцов не выдержал шов лопнул и его залило ионизированной субстанцией.

— Похоже, что Ад поглотил еще одну жертву. — Сочувственным тоном произнес Янешь. — Вот чем вам следует заняться — усовершенствованием боекостюмов и особенно силовых полей.

— Мы над этим тоже размышляли Янешь. Не ужели ты думаешь, что мы такие тупые. Естественно боекостюмы и их защита далеки от идеала и энергию генераторов для силового поля используется не эффективно. Где-то есть возможность его улучшить, но для этого требуется вдохновение.

— И когда оно наступит?

— Скоро посмотри мы уже подходим к границе кратера.

И впрямь внешняя температура стала падать, скорости наоборот возросли, и было не так уж и жарко.

— На выходе нас могут ожидать мины, по этому следует протралить поверхность кратера. — Произнесла Олимпиада. — Кроме того, помимо излучения Пирр-6, у нас есть более совершенное Пирр-8, на всякий случай мы врубим и его.

— А если нас встретит неприятельская пехота?

— Сразу на выходе маловероятно, но в этом случаем заляжем за трещины и перестреляем, у вас ведь есть опыт?

— Конечно, но в тактике враг редко повторяется. — Отметил Янешь. — И видимо выкинет какой-то финт.

Лава уже заметно охладела, стали появляться твердые участки. Вместе с ними возникли и мины, не большие, но очень коварные они выпрыгивали из-под коры. Ребята на ходу срезали их лазером. Излучение Пирр — 8 настолько замедляло их, что сделать это можно было без труда. Да и самих мин было не много, пожалуй, конфедераты и даги чересчур понадеялись на естественную природную преграду, да и кому придет в голову осуществлять высадку во все время извергающийся вулкан. Во всяком случае, пока все шло хорошо, только один в их роте погиб из ста — результат отличный.

Когда, наконец, жидкость кончилась, и они выбрались на твердую поверхность, ребята даже взлетели, прибавив скорости.

— Пускай побольше наших выберется, здесь температура по-прежнему высокая, а мы должны продвигаться дальше. — Крикнула Олимпиада.

Используя антигравы, бойцы парили почти вплотную к поверхности, чтобы, не дать себя заловить гравиорадарам.

— Я вижу небо в алмазах! Какое оно страшное. — Действительно сверху свисали свинцовые в красных пятнах тучи, и время от времени падали камушки и расплавленные капли металлов.

— А тут и золото есть. — Отметил Антон.

Кое-где под ногами уже стала проявляться жароустойчивая растительность, и даже подобие прижатых к поверхности лиан. Они извивались, выпускали колючки, сами при этом были багрового и розового цвета, но при прикосновении становились зелеными. Солдаты смогли отключить, наконец, морозильники и включили термическую и визуальную маскировку.

— Впереди, находиться боевой пост роботов, все залечь. — Скомандовала девушка. — Без команды не стрелять.

Впереди и впрямь была видна массивная громадина высотой в пятнадцать метров, рядом с ней располагались несколько роботов помельче, метров в десять. Солдаты залегли, используя не слишком густые заросли лиан. Но все равно это была неплохая маскировка, особенно если учесть что ее дополнял собственный камуфляж боекостюма и излучение путающее гравиоволны.

— Вот, наконец, первая партия желающих сыграть в покер, сбросила карты. — Произнес Антон.

— Рядовые слушай приказ. Разделиться на пять групп. — Командует Олимпиада. — Те, кто имеет улучшенные лучеметы, сосредоточивает свои огонь на самом большом роботе. Остальные на четырех ближайших, поставить оружие на максимальную мощь — стрелять по команде.

Бойцы действовали очень согласовано, было видно, что они прекрасно обучены, надо сказать, что допризывная подготовка практиковалась для всех с трех лет. Разница была лишь в том, что часть людей была заранее причислена к самым боеспособным и их тренировали усиленно, других кто послабее натаскивали не столь интенсивно, но все равно даже они умели не мало. Этим объясняться что Антон и Василий, фактически не пройдя «учебки», недурно воевали.

— Вот теперь посмотрим, что вы там нахимичили. — Произнес Янешь, у мальчика чесались руки нажать на курок.

— Пли залпом.

Девяносто девять стволом разом ударило. — Олимпиада, стреляя, буквально впилась взглядом в крупного робота. Вопреки ее ожиданиям именно этот субъект взорвался первым, матричная защита киборга лопнула как яичная скорлупа.

— Ого! Ну, вы даете! Перенесите огонь на остальных роботов.

— Я же говорил, что можно многократно увеличить эффективность стрельбы. — С торжествующим видом произнес Василий.

Роботы отстреливались, некоторые выпускали ракеты, они шипели и взрывались с грохотом, даже учитывая, что механические монстры всаживали не прицельно, их мощь была достаточной, чтобы убить сразу нескольких бойцов защищенных боекостюмами.

— Подойти к ним вплотную, сблизиться и рубить лазерами. — Кратко обронила Олимпиада.

Приказ был рискованным, но девушка обратила внимание на специфику вооружений в основном предназначенных для дальнего боя. Кроме того, даже за лианами и используя сканеры и радары, электронные боевики могли видеть хоть и расплывчато своих противников. В этот момент за пол секунды до приказа от прямого попадания ракеты, погиб боец, плазма испарила боекостюм, а голова в шлеме отлетела на двести метров. Зато другие, кружась и маневрируя, успели проскочить зону поражения ракет. На их счастье могучие роботы не имели на вооружении тяжелых бластеров и лучевых пушек и вблизи могли посылать лишь каскадное излучение. А лучший способ нейтрализовать его потоки, это как можно быстрее двигаться и кружиться, не давая лазеру прожечь поле.

— Имеющим более совершенные лучеметы разделиться и бить каждую цель впятером. — Крикнула девушка-командир.

Подобна тактика, себя оправдала, количество уничтоженных терминаторов резко выросло. А воины продолжали вертеться.

— Это не война, а какой-то танец. — Произнес Янешь. Он на секунду замедлил движение, как лазер пребольно обжег ему живот.

— Кусается гад. — Мальчишка лупанул робота в информационный центр и он рассыпался.

Затем они впятером одолели еще одного терминатора, затем другого. Те, кто попадал под их залпы, не имели шансов. Хуже приходилось тем воинам, что имели обычные бластеры, но и они постепенно одолевали, используя тактику концентрированного удара прожигая лазерами одну точку. В этом случае силовое поле пусть не сразу, но подавалось.

Механических бойцов подводило то, что они практически не двигались, предпочитая вести, бой с фиксированных точек, а это было для них фактически смертным приговором.

— Жаль что у нас еще защита не на высоте, а то показали бы тварям. — Ругнулся Антон.

Постепенно строй роботов рассыпался, выстрелы становились реже, силы гравиотитановых порождений преисподней истощались.

Вот Янешь пробил последнего электронного противника. Сражение смолкло, наступила тяжелая тишина.

— Похоже, мы победили! — С облегчением вздохнула Олимпиада.

В ходе боя погибла еще пара солдат, но целый отряд киборгов был ликвидирован.

Теперь следовало спешить, так как роботы наверняка передали информацию о движении российских частей.

Джунгли становились все выше и гуще, стали появляться пальмы и гигантские папоротники. Теперь двигаться пришлось аккуратнее, чтобы случайно не нарваться на какой-нибудь ствол. Рота постепенно рассыпалась на отдельные колонки. Кое-где особенно вверху дымились отдельные стволы, долетали капли и частицы с вулкана.

Тут внезапно напрягся Янешь.

— Впереди нас диверсионная группа. Я это чувствую.

Василий рассмеялся.

— Диверсионная откуда. Что она здесь делает, совершает диверсии у себя в тылу.

— Это я оговорился, но впереди ползут даги и конфедераты. — Поправился Янешь.

— Окружить врага! — скомандовала Олимпиада.

Действительно впереди пробиралась целая команда боевиков, они двигались аккуратно, стараясь не производить шума.

Им на встречу выстроилась цепь, причем фланги должны были подтянуться и сомкнуться клещами.

— Как ты догадался об их движении. — Спросила Янеша Олимпиада.

— Они спугнули вон тех небольших бабочек.

— Но ведь это мог сделать и зверь.

— Он должен быть просто огромным, я бы услышал шаги. — Янешь уставился. — Стрелять на поражение?

— Но только по команде, важно разом накрыть как можно больше солдат.

Янешь прилег, вытянувшись своим небольшим телом, вдоль ряда влажных кочек, компьютер взял на прицел первую цель.

Глава 9

Мост медленно опускался, колесо было тугим, плохо смазанным. Тем временем повстанцы уже выскочили на поляну, подбегая к железной плите. Первым кто запрыгнул на мост при этом, пробив насквозь своего противника, был Петр, он мчался на коне, за ним последовали остальные. Аплите и Веге тем временем пришлось рубиться с превосходящими силами. На них налетали бойцы, они шли очень плотно, девушки рубили их тела, словно квасили огурцы, поражая насквозь. Наиболее опасными были лучники, но им не давали развернуться, слишком тесно. Тем не менее, при такой численности противника сдержать их было слишком трудно. Дождавшись, когда мост полностью опуститься Вега швырнул факел на колесо, оно вспыхнуло, загоревшись рыжим пламенем.

— Еще на минуточку задержи их Аплита, а потом можем отходить. — Прокричала она.

Вегу ранили в плечо и слегка оцарапали грудь, Аплите врезали цепью по голым ногам, девушка на пару секунд захромала, а затем собрала волю в кулак и продолжи схватку.

Сделав выпад, она срубила сразу двоих, а Вега в прыжке поразила ногой горлышко.

— Руби и руками и ногами. Чаще прыгай.

— В карате я профессионалка, похоже, что для них это искусство в диковинку, значит, бить будем жестче.

Босые, очень стройные, мускулистые ноги девиц замелькали, раздавая удары, сбивая врагов с ног. Как вскоре поняла Вега, самым эффективным было врезать коротким размахом в пах. Обычно это вызывало стойкий шок. И для себя безопаснее, а то во время выполнения вертушки Вега пребольно врезалась ногой по мечу, полилась кровь, была рассечена кожа. Девушка в ответ ударила воина рукоятью меча в висок, затем пронзила клинком другого супостата.

Видя, что колесо уже пылает во всю, а канат уже почти перегорел, Аплита рубанула по нему и стала отступать. Заметив это, подтянулась и Вега. Обе девушки, получив еще несколько царапин, отошли к соседней двери и стали подниматься по лестнице.

Здесь их врагам пришлось тяжелее, так как они не могли воспользоваться численным преимуществом и развернуться. Вега и Аплита успешно держались. Тем временем повстанцы уже захватывали коридоры, вырезали нестройные ряды неприятелей.

Одним из первых в крепость ворвался Алекс, он яростно кидался на вражеских воев. Мальчишка был настоящим чертом, используя сразу два меча. В одних коротких шортиках, гибкий как кобра, он разил и жалил, используя выученные приемы. Вот он налетел на довольно сильного рыцаря барона Фобека. Будучи опытным фехтовальщиком, барон считал, что справиться с мальчишкой без особого труда. Но в действительности Алекс оказался ловчее, и лишь искусно выделанная кольчуга спасла Фобека от гибели при первом же выпаде. Ловко уходя, уклоняясь и подпрыгивая, мальчик пару раз врезал противнику по ребрам, затем, проведя прием «Дамский веер», рубанул по шее. Но бычья покрытая слоем металла шея выдержала. Мало того вступивший в бой оруженосец, метнул кинжал, Алекс уклонился, но кожу слегка разрезало.

— На получай коварнейший. — И нырнув, он резким ударом снес оруженосцу голову.

Барон растерялся, и слишком рьяно замах мечом, было видно, что он в гневе.

— Я разрублю тебя на части щенок, а шкуру спущу на барабан. Мальчик подпрыгнул, избежав клинка, врезал босой ногой в пах, однако наткнулся на бронированную пластину. Тем не менее, удар был настолько силен, что она прогнулась, пребольно сдавив барону яйца.

— Взять его! — Приказал с завыванием Фобек.

Но Алекс провел двумя мечами тройную мельницу, завалив сначала двоих, затем прием «Рваная бабочка», с завершающим ударом прикончив еще троих.

— Ну что много взяли. — Мальчишка сделал нос. Вновь они сошлись с баронов один на один. Тут хлопец решил прибегнуть к приему «Бешеная щетка», четко проведя серию движений, он поразил Фобека прямо в глаз. Удар был настолько силен и точен, что клинок выскочил через затылок.

— Еще одним хулиганом стало меньше. — Алекс, вытер клинок об листву, продолжил свое лихое наступление.

Петр сражался также великолепно, от каждого его удара кто-то обязательно падал, а разил он также как и Алекс сразу двумя мечами.

Будучи, однако, тяжелее и опытнее его, он убивал гораздо больше. Ближайшие башни очистили довольно быстро, а вот внутри крепости было жарко. Гарнизон был силен, а многие повстанцы вооруженные как попало. Особенно туго и пришлось, когда мушкетеры дали залп. Больше двух сотен людей повалилось со стонами и криками. Но Петр не растерялся, он увлек бунтарей за собой, и прежде чем солдаты успели перезарядить, на низ наскочила свора. Началась свалка и в этих условиях топоры, вилы, вертепы были неплохим оружием, в рукопашной схватке местные мушкетеры в отличие от героев Дюма вовсе не были сильны. Более опасными были рыцари и бронированная пехота. Они сражались более умело, и вскоре вся площадь оказалась заваленной трупами.

Петр, который выделялся среди других своей удалью, стал первой жертвой, которую они собирались положить на алтарь. Его обложили со всех сторон, старались затоптать, конями. Петр подпрыгивал, рубил коней по ногам, его острейшие мечи не давали пощады никому. Вот на него наскочило сразу восемь всадников, двое убиты мечами, а еще два сбиты ударам ног, а пятого Петр таранил головой. Крепкий удар лба в нос способен низвергнуть всякого. А остальные трое были добиты последующими ударами. Вали Червонный также сражался в числе первых, конечно, он не был так быстр как Петр, но зато большого роста и мог поражать своих противников за счет массы. Его большая двуручная секира перерубала рыцарей по полам, не редко и щит не выдерживал столь мощного удара. Однако в один из моментов Вали Червонного обложили со всех сторон и даже довольно серьезно поранили. Гигант зашатался и ему на шею накинули аркан, зверски дернув за веревку. Вождь восставших едва не потерял сознание, он упал на колени. В лассо вцепилось сразу семь человек, веревка была очень прочной и они волчком поволокли Червонного.

— Куда тебя ведут гигант?! — Внезапно крикнули ему над ухом. — Ты что скот.

Две очаровательные девушки, с разбегу прыгнули и дружно врезали всадникам. Девушки были полу голые, короткое платье на Аплите было порвано и разрублено, а Вега и вовсе скинула его, оставшись в одних трусиках. Многие рыцари, забыв о сражении, пожирали красавиц глазами, за что тут же расплачивались, получая зверские удары, отсекающие головы и конечности.

— Давай подтягивайся ребята, врагу уже недолго осталось. — Вега прибавила темпа.

С крыш пробовали по ним стрелять, но инсургенты сбивали их сами, заползая наверх пробивая противников. Петр еще в двухлетнем возрасте натянул свою первую стрелу, и по этому, когда натиск неприятеля слегка ослаб, стал выпускать одну за другой стрелы.

Рядом с ним примостил Мир Тузок, мальчик еще немного хромал, но молодой организм поправлялся быстро. Подросток уже недурно рубился, но стрелял еще лучше. Было видное как вражеские воины, получив острием в живот, грудь или бедро плавно оседали. Иные из них бесновались и дергались, в том случае если стрела не сразу поражала жизненно важный орган. Даже Петр удивился.

— А ты не промахиваешься?!

— Это у меня с самых ранних лет, даже маленьким мальчиком, я практически не мазал даже по самым мелким мишеням.

— Это у тебя генетическая одаренность.

— Что-что?

— Ну, это природа дала тебе от рождения способность отлично, даже феноменально стрелять.

— Я еще много тренировался, многие мальчики в нашем полку уже неплохо стреляют, только вот тугую тетиву могут натянуть не все, а я могу.

Мир Тузок показал рельефный бицепс.

— Ладно, стреляй, а я еще не много порублюсь.

Ряды рыцарей и стражи быстро редели, наконец Петр первым сумел прорубиться к знамени. Вокруг его стояли плотные ряды копейщиков, а возглавлял их известный богатырь граф Кавацца.

Сей массивный субъект, со смехом встретил не особенно крупного Петра.

— Куда прешься сосунок — жить надоело. — Ты еще такой мелкий.

— Ты большой громко падающий шкаф. — Прокричал Петр. — Ну, давай попробуй сунуться ко мне.

— На руку положу, а другой прихлопну. — Прорычал почти восьми футов ростом тип.

— Знакомая сказка. Это от кого я ее слышал? Ах, от чудища семиглавого.

— Драконов не бывает, это все сказки. — Продолжал реветь рыцарь. — А я вот есть и мой кулак, что твоя голова.

— Посмотрим, что с ним будет, когда его отсеку. Может съежиться. — Петр, поднырнув и довольно ловко, рубанул под коленку.

От увечья рыцаря спас наколенник, его вылили не из железа, а из очень дорогой зеленой бронзы. Поэтому лишь слегка надрубался, проступила кровь.

Туша весом в добрых двадцать пудов рассмеялась.

— Да ты просто комар, ну сумел меня ужалить, а что толку.

— Ты велик, но неуклюж, и с тобой справиться ребенок. Петр, быстро уходя от длинного в два метра меча, скакнул в высоту, и ударил по шлему. От крепкого тычка зазвенело, но гигант даже не пошатнулся.

Петр в свою очередь едва ушел, на него бросился цепной огромный пес. Его крупные как у тигра клыки, едва не сомкнулись на горле. Петр врезал монстру пальцами в глаза, а затем рубанул по шее. Брони на собаке не было, и голова отлетела, ударив Каваццу в харю.

На гиганта это произвело действие подобное тому, как реактив сыплют в кислоту. Он вспылил, и так отчаянно замахал мечом, что зарубил троих собственных солдат.

— Молодец помогаешь мне. — Подколол Петр.

Тогда тот набросился на него, российский капитан с трудом отбил меч, и сунул противнику клинок в лицо. Тот взвыл, багровый порез залепил глаза, и граф в ярости вогнал свое орудие в землю по самую рукоять.

Петр рассмеялся, видя, как противник тужиться, стараясь вытянуть меч.

Затем он не спеша, подошел к противнику и ткнул кладенцом в подбородок.

— Сдаешься или умрешь.

В этот момент точный мушкетный выстрел раздробил ему кисть, а один из слуг Кавацца бросился Петру под ноги. Не успел российский капитан опомниться, как оказался прижатым к земле, массивная туша зависла над ним.

— Сдаешься ты или нет, то все равно умрешь. — Пробурчало сиплое вонючее рыло.

Затем граф приставил к лицу кинжал и начал резать ухо. Было очень больно и отчаяннее придало русскому новую мощь. Петр застонал, из-за всех сил он напряг туловище, слегка оторвав врага и уцелевшей ладонью, всадил пальцами в кадык, применив прием «стальная ладонь». Кавацца обвис, точный удар поразил его прямо в сонную артерию. Добавив еще раз рукоятью меча по виску, Петр отбросил тушу. Одна его рука не действовала, зато вторая была в полной силе. Ею он рубил поредевшие полки. Вега и Аплита сражались рядом рука об руку. Было видно, как обильно девушки забрызганы кровью, тем не менее, Вега трясла обнаженным бюстом и, не стесняясь и смущаясь многих сотен мужчин. Впрочем, пока на нее лезли враги, это было терпимо, а вот когда сражавшийся в рядах повстанцев юноша схватил ее за сосок, и она влепила увесистую оплеуху, ей вдруг стало очень стыдно, и на несколько мгновений покинула поле боя чтобы набросить на себя грубую мешковину.

Аплита не удержалась от прикола.

— Боишься застудить грудь?

— Не хочу оказывать врагам больше чести, чем они заслуживают. — Отрезала Вега.

Бой постепенно перемещался с площади до группы флигелей и крепостных ресторанов. Там хранились большие запасы вина, и по тому рыцари и солдаты-наемники дрались за них с особой яростью. Было видно, как уходили в небо высокие терема и вертелись покореженные флигели. Раздалось несколько выстрелов из пушек, но били орудия в слепую, кроме того, в возникшей свалке можно было легко задеть своих. Сам форт в лучах трех светил представлял агрессивно-трагическое зрелище, с высоты казалось, что люди подобны муравьям которые грызутся из-за дохлой мухи.

Петр прорвался сюда, и с одной рукой продолжал кромсать мясо. Мальчик Алекс зашел совсем с другой стороны, ему пока удавалось избежать серьезных ранений. Он, хотя и устал, прыгал по-прежнему высоко, показывая чудеса и ловкость мангуста. Таким образом, они сжимали кольцо на горле противника. Командир гарнизона, сухощавый генерал Пурдаро не был особенно высок, и имел не самый воинственный вид и пивное пузо в придачу. Он предпочитал прятаться за спины своих солдат, избегая схватки. Почувствовав, что пахнет, горячим генерал, прихватил несколько мешочков с алмазами, всю казну форта все равно ему унести не под силу, и искал лишь момента, чтобы удрать. Так тихонечко он пробирался к калитке. На его беду даже сражаясь Алекс продолжал осматривать поле боя и увидев как человек в расшитом золоте мундире, аккуратно пробирается за спинами сражающихся — сразу сообразил этот лис спешит спрятать хвост в нору.

— Э нет, так не пойдет.

Отправив ударом ноги в нокаут очередного противника, и рубанув мечам, так что полетели котелки, мальчишка молнией устремился следом с азартом гончей преследующей новую добычу.

Когда ему на пути попадался воин, с мечом или луком пацан разил их. У самого входя в калитку его, встретили два телохранителя генерала. Они яростно атаковали гнусного плебея, каким им показался мальчишка. Алекс видя, что искусные воины в великолепных доспехах, рубанул мечами по столбам, на громил обрушилась крыша, и они выронили мечи. Прежде чем они успели высвободиться, мальчик-терминатор отрубил им головы.

Затем Алекс, срубив засов на калитке, и проскочил вовнутрь. Неожиданно его босые ноги наткнулись на гвозди, мальчишка взвыл и добавил шагу. Было видно, что кто поставил ловушки. Вот свистит стрела, а затем падает бревно. Мальчик едва успевает среагировать, вылетевший кинжал сильно расцарапал щеку. Но вот он благополучно миновал последнюю ловушку, со змеями, они бросились на Алекса, но были срублены клинками. А вот и сам генерал, он бежит со всех ног, задыхается, но от прекрасно физически развитого мальчишки ему не уйти.

— Это гораздо интереснее, чем учиться в школе, сиди за тесной и неудобной партой, а тут приключений на всю жизнь. — Прокричал Алекс.

Увидев, что его преследователь всего лишь полуголый мальчишка, генерал достал горсть бриллиантов, и швырнул под ноги, рассчитывая, что явно бедный хлопец, кинется их собирать.

Алекс презрительно отбросил пальцем босой ноги камушек и, прыгнув, настиг Пурдаро.

— Вот воришка, ты и попался.

Генерал попробовал отбиться мечом, но его клинок был выбит из рук. Затем Алекс приподнял его за шиворот. Пурдаро затрясся, сколько силы было в этом мальчишке на вид лет четырнадцати.

— Я тебе хорошо заплачу. — Он стал выворачивать карманы, демонстрируя мешочки. — Сможешь купить себе сапоги, дорогой камзол и даже поместье с рабами. На возьми камни, я их дарю тебе и отпусти меня. Тебе будет благодарен сам генерал.

Алексу стало смешно.

— Ты мне даришь, то, что я и так могу взять силой, при этом убив тебя. Нет, я лучше заберу драгоценности, затем поделюсь с товарищами, а генерала свяжу.

— Хорошо, но у меня есть кое-что получше, волшебный талисман, который обладает не ведомой силой.

— Врешь, покажи. — Спросил Алекс.

— На посмотри! — Генерал протянул руку с табакеркой. Едва только мальчик наклонил свое лицо, как что-то чиркнуло, жгучая смесь ударила его в лицо. Глаза вылезли на лоб и закатились, хлопец потерял сознание.

— Вот так маленькая вошь, так бывает с теми, кто слишком доверяет взрослым. — Молвил Пурдаро. — А теперь я тебя убью.

И генерал хладнокровно всадил кинжал загорелую, мускулистую грудь мальчишки, целя прямо в сердце.

Затем, видя, что пацан не дышит он плюнул на него и не спешным шагом двинулся в выходу, сил бежать у него не было.

Тем временем армия, лишившись своего военачальника, медленно умирала. Солдаты из числа призывников, а также наемники помоложе не успевшие пролить много трудовой крови, побросали оружие и просили о пощаде. Остальных добили, Петр прикончил последнего противника виконта де Морасси попросту заколов его собственным копьем.

Хотя этот наемник и имел четыре руки и в каждой держал по мечу.

Затем пленных выстроили в шеренгу перед войском, многие из них были ранены, их решено было перевязать на месте.

Вали Червонный был добрым и объявил.

— Те, кто хотят присоединиться к нашей армии, будут помилованы, а те, кто откажется быть вместе с народом будет повешен.

Естественно столкнувшись с такой альтернативой, практически все согласились принять присягу. Причем он давали клятву верности, и на кресте признавая Вегу и Аплиту за святых предтеч. Несколько человек, в том числе барон Фоккер отказались принимать присягу. Возник шум, Вали Червонный грозно изрек.

— Еретиков ждет смерть! Кто не признает девушек мессию, должен быть жестоко наказан!

После чего их сразу повесили, причем барон оказался таким тяжелым, что веревка оборвалась. Повстанцы захохотали.

— Вот как боров отъелся на народном добре!

— Сатана не хочет принимать своего подсвинка!

— Когда в аду его сиятельство будут жарить черти, много вытечет жира.

— Да бочек сто!

— Нам бы блинов напечь.

— Из поросячьего сала, было бы вкусно!

Под шутки и уйлюканье его закололи копьями.

Остальные подходили чинно, вместе с ними был и священник местный епископ Ванниш. Он предпочел признать девушек за мессий, чем умирать от кинжала Вали Червонного.

Становясь на колени, они шептали клятву, вечной верности иначе их постигнет кара — Всевышнего Бога и будут ждать бесконечные муки в Аду. Многие при этом крестились и роняли слезы. Потом к присяге приводили освобожденных узников, большинство из них шаталось, а некоторых несли на носилках. Насколько жестокие были голод и пытки, применявшиеся к заключенным.

Когда, наконец, ритуал закончился, Вали обратил внимание на отсутствие одного из своих командиров.

— А где Алекс?

Аплита повернула к нему свое бледное несмотря на загар лицо.

— Я сама не знаю, сбилась с ног, разыскивая мальчишку.

— Тогда передайте срочный мой приказ, обшарить все закоулки, подвалы и потайные ходы, если есть и любой ценой найти мальчишку.

Тысячи повстанцев разом забегали, все были увлечены поиском пропавшего командира, особенно старались дети. Хлопцы и не многочисленные девочки готовы были перевернуть каждую песчинку.

— Дайте быстрее, кто найдет Алекса, получит сто монет. — Произнес Вали.

Поиск затянулся и лишь когда один из бывших военнопленных показал подпольный ход, повстанцы аккуратно пробираясь по нему обнаружили отважного мальчика.

Алекс был без сознания, однако еще не окоченел, что оставляло надежду на его возрождение.

Аплита осторожно вынула кинжал, брызнула алая кровь, а затем залепила рану пластырем.

— Что с ним? Произнесла Вега. — Это на вид очень опасная рана.

— Похоже, что мальчика ранили в сердце.

— Ужас. Еще чуть-чуть и клинок пронзил бы аорту.

— Не чуть-чуть, а он на самом деле пронзил.

— Но я же слышу что он хоть тихо, но дышит.

— Это потому что у него два сердца, справа и слева.

— А я знаю, у нас многие солдаты обзавелись двумя сердцами, это здорово помогает справляться с нагрузкой, да и убить сложнее. К стати у Петра тоже два сердца, второе имплантированное, но бьется не хуже настоящего.

— Моему мальчику тоже его имплантировали, я хотела из него сделать выдающегося спортсмена, а одного сердца для этого мало.

— Ну и чудненько, а как на счет сразу трех?

— Это уже явный перебор. Можно получить инфаркт мозга.

— А все-таки и это интересно.

Алекс открыл глаза и прошептал.

— Чем кончилась битва?

— Мы победили! — Радостно ответила Аплита.

— А где генерал?

— Какой?

— Который мне прыснул в лицо какой-то дрянью и убежал.

— А вот этого мы не знаем. — Вздохнула Аплита.

— Скорее всего, он его и ранил, надо найти этого мерзавца. — Зло произнесла Вега.

— Непременно найдем, а пока лучше помолчи мой цветик. У тебя пробито легкое и сердце, следовательно, тебе надо отдохнуть.

— А лучше поспи, я спою тебе колыбельную. — Вмешалась Вега.

— Опять будет что-то воинственное, не стоит, пусть мальчик успокоиться. Вспомни Алекс аутогенные тренировки по погружению в сон.

— Хорошо я постараюсь уснуть.

Хлопец закрыл глаза и погрузился в нирвану.

Вега удалилась и стала приводить в порядок повстанческую армию.

Пока один ее сын лежал в коме, второй лихо закручивал галсы на пиратском судне.

Корабль плыл по ставшему серебристо-оранжевым морю. Шестьдесят недавно отлитых совсем еще новых пушек блистали в лучах дивного заката. Руслан любовался им, в их так называемом полушарии света, этот процесс не столь красочен.

— Должно быть, прогресс не столь сильно изувечил природу. — Улыбаясь, произнес он.

Мальчик был совершенно счастлив. Ненавистная школа, с домашними заданиями, диктантами и контрольными осталась позади и казалась чем-то не реальным, как ночной кошмар. Позади уже были веселые приключения, впереди еще будут, а возвращаться нет такой и мысли.

  — Пусть даже попаду я в ад,

  но в школу не вернусь.

  Теперь кровавый я пират,

  И штормов не боюсь!

Сложился у мальчишки легкий экспромт.

Висцин в свою очередь был обеспокоен, он понимал, что жизнь флибустьера полна опасностей, и он должен грабить, чтобы жить. Надо найти пристанище, но где? В землях Кирама их ждала виселица или крест. Агикане? Это хитрая нация и поощряет пиратов, но в том то и дело что они беглые каторжники некоторые даже восстали против короля.

Другое дело Фатация она во враждебных отношениях и с Кирамом и Агиканом, совместно с единственной в этом мире республикой Зингер, он основали колонию, где обитают пираты наполовину каперы. Там они располагаются в морском порту и городе Мор, на острове Монако. У агикан есть похожее пристанище град Калил. Что касается Кирама то его колонии самые богатые и обширные и являются таким большим соблазном для пиратов, что попытка создать подобное в граде Минисота привело к тому, что корсары стали грабить своих покровителей. Кирамцы собрали большой флот и после упорных боев разгромили осиное гнездо.

— Наше естественное пристанище город Мор. — Произнес Висцин. — Там разделим нашу огромную добычу и отдохнем в кабаках. Корсары дружно закивали. Матерый пират был по-своему очень честный, ему и в голову не приходило утаить от своих соратников их святую долю. Руслан спустился с камбуза, рассвет кончился и мальчик почувствовал скуку. Ему сильно не хватало комп-браслета и любимых компьютерных игр, особенно сага «Космос-флибустьер». Мирное плаванье уже приелось и хотелось хорошей драки.

— Здорово братва, долго еще плыть до Монако?

— Осталось не много. — Произнес Висцин.

— Я изучал карту и предлагаю, прежде чем зайти туда и устроить очередной загул, атаковать прибрежный город Цвейгу. Там мы можем захватить очень богатую добычу заодно поразмять кости.

Пираты дружно загалдели, многие из них не разделяли подобный энтузиазм. Крупный детина со шрамами Фоккер, занимающий должность штурмана энергично возразил.

— Ты еще слишком молод и твоя кровь кипит как свежее пиво. Мы же вояки старые и трижды подумаем, прежде чем ввязаться в бой. Город Цвейгу настоящая крепость и мы будем потоплены, прежде чем сумеем войти в порт.

— Я уже думал об этом, наш корабль по форме похож на кирамский, мы повторим маневр наших врагов зайдем под их флагом в порт и одним залпом уничтожим порт.

— Идея интересная, но у нас слишком мало людей чтобы драться со всем их гарнизоном, кроме того, их форт слишком силен и его не уничтожить одним залпом. А ответный выстрел, данный вплотную, потопит наше судно.

— Они будут в панике, и прежде чем среагируют, мы повернемся другим бортом и вновь врежем.

Висцин повернул лицо.

— А если даже и в панике, и нам каким-то чудом удастся разнести форт, то, как же быть с гарнизоном.

— А так на нашей стороне будет внезапность. То и гарнизон будет в растерянности, кроме того, часть наших корсаров переоденется в кирамскую форму.

— Надежнее было бы набрать новых людей в городе Мор. Потом со свежими силами провести подобную операцию.

— Потом может быть сложнее, кирамцы пока не знают что Писар дон Халява, уничтожен, и примут наш корабль за него, тем более что они практически все свои корабли знают. А пройдет время, они узнают, что их корабль захвачен и будут более осторожными, тогда подобная простая афера не пройдет.

Висцин задумался, пираты не раз пытались штурмовать Цвейгу, и всякий раз захлебывались кровью. Разгромить этот, несомненно, богатый город, значит поднять необычайно высоко свой авторитет в береговом братстве. Главное ему не хотелось, чтобы его сочли трусом.

— Хорошо даю согласие, но дотемна мы добраться до города все равно не успеем. По этому пристанем на ночь в близи, а ты отправишься в разведку. — Решил Висцин.

— Идет! Тем более что, не зная брода, не лезь в воду. — Повторил мальчишка древнюю поговорку.

Висцин похлопал своего помощника по плечу и почти ласково произнес.

— Только не влезай в битву раньше времени. Будь более сдержан.

— Не волнуйся, я буду только защищаться.

Подул свежий бриз, паруса натянулись, и великолепный корабль прибавил хода.

Волны так и игрались, иногда вдали резвились, перекатываясь по волнам трикаты, животные, напоминавшие дельфинов с шестью лапами.

По пути им попался только один возможно пиратский корабль. Присмотревшись к габаритам судна и количеству пушек, он предпочел за благо смотаться. Было видно, как мелькнул силуэт и скрылся за линией горизонта.

— Может, догоним. — Предложил Руслан.

— Зачем нам топить своего брата, тем более что взять у него нечего. — Возразил Висцин. — Эти корсары порой месяцами сидят голодные, не у каждого хватает везения наскочить на более-менее лакомую добычу.

— Зато у них есть то, чего нам не хватает.

— Что у них такое есть?

— Люди! — Громко сказал Руслан. Пираты оглянулись на него. Висцин почесал повязанную платком голову.

— В таком случае у нас есть шанс догнать его. Прибавить парусов.

Несмотря на внушительные размеры, корабль двигался довольно быстро. Так разгоняясь он настиг своего визави. Пиратский фрегат развернулся и приготовился дорого отдать свою жизнь.

— Поднять веселый Роджер и салютовать приветствие. — Скомандовал Висцин.

Фрегат машинально отсалютовал в ответ.

— А теперь, даю сигнал — высылаю шлюпку.

В качестве парламентера он отправил бывшего адвоката довольно ловкую бестию Старка и в придачу еще двух смышленых пиратов вместе с Русланом. Почему-то он решил, что если будет участвовать этот мальчишка, то все будет отлично.

Старка приняли, радушно пригласив к столу. Еще бы коллега имеет в трое больше орудий, как тут его не за уважаешь.

Осторожно подвели разговор к тому, что не плохо бы совершить совместное нападение на город Цвейгу.

Капитан фрегата Моник де Мунк с энтузиазмом ухватился за это предложение, в последнее время фортуна его не баловала. Затруднение вызвало лишь дележка добычи. Моник, у которого было почти двести пятьдесят народу, настаивал на равном дележе между командами по числу голов. Старк в свою очередь предлагал поделить по полам между корабля, получив на это четкие инструкции у Висцина, который всего лишь пятьдесят человек и не хотел оставаться в дураках. Моник в наседал, на аргумент что у них больше пушек, ответил.

— А у нас гораздо лучше сильнее бойцы в команде. Верно ребята?

Офицеры подтвердили.

— Чем докажете. — Дерзко спросил Руслан, который до этого на правах юнги; скромно подносил бутылки, кубки, закуски.

Моник посмотрел строгим взглядом и указал на высоченного шестирукого телохранителя.

— Вот видишь его? Найдется ли у вас такой, что мог с ним справиться?

— Я сражусь с ним! — Руслан сделал шаг вперед.

— Ты сосунок, хочешь умереть, ведь это будет бой до смерти.

С мечом в руках мне умереть не страшно.

Когда задета подло друзей честь!

Привык к жестокой схватке рукопашной.

Пускай вокруг врагов моих не счесть!

В рифму произнес Руслан, сверкнув глазами. — Я готов рубиться и с ним.

— Ты Старк подтверждаешь вызов этого мальца.

— Да он хороший боец.

— Тогда так: побеждает мой Сидурр — вы принимаете наши условия: делим пропорционально численности экипажей, если он то мы ваши.

— Я согласен.

— Тогда по рукам. — Моник сжал ладонь Старка своей медвежьей лапой.

Могучий иномирянин достал сразу шесть мечей загрузив каждую руку. У Руслана было только два, но мальчик выглядел более чем уверенно, хотя на фоне этого великана смотрелся как козявка. В какой-то момент у него мелькнула мысль, что он может так вот и уметь здесь, но он ее сразу прогнал.

По сигналу атамана схватка началась. С неожиданной ловкостью Сидурр прыгнул, сразу шесть мечей мелькнуло в воздухе. Руслан едва увернулся, в свою очередь, прыгнув и ударив ногой в челюсть. Хлесткий удар пришелся чуть выше и был слегка смягчен движением головы. А выпады мечами громила хоть с трудом, но парировал.

— А ты только на вид страшен, а на деле квашня квашней. — Произнес Руслан. Затем мальчик провел сложный прием «кривые щипцы», ему удалось точный вывертом отсечь противнику кисть. Такого ужасного вопля Руслану не приходилось слышать, казалось, что стонет само железо.

— Что не нравиться!

— Малороссок я тебя пропущу через жернов. — Прокричал Сидурр.

— Не верю, ты слишком неуклюж.

После этого последовали и вовсе дикие взмахи, мальчик уходил, затем раз и отсек вторую кисть. Все бы ничего, но в решающий момент он поскользнулся, и едва не упал. Тут на него и налетел клинок, слегка рассек грудь. Рана не опасная, но довольно не приятная.

— Получил младенчик. — Провизжал Сидурр.

— Шрамы лишь украшают мужчину, а вот тебе не избежать смерти.

Уйдя от очередного выпада, мальчик провел прием «дутая жаба» и отсек третью кисть.

После чего Сидурр, похоже, утратил дух, он стал отступать, все чаще поглядывая на своего атамана, ожидая, когда тот прервет схватку. Моник, однако, смотрел во все глаза, буду явно увлечен неожиданным зрелищем. Руслан перешел в решительное наступление, он вновь врезал ногой в висок, затем полоснул противника лезвием по животу. Крови едкой ядовито-желтой лилось очень много. Затем, проведя комбинацию, избавил противника от четвертой кисти с четырьмя пальцами. Сидурр окончательно потерял мужество, отойдя к стене от провыл.

— Мальчик извини за глупые слова. Я признаю свое поражение и прошу пощады. — Из трех глаз поверженного монстра покатились слезы, и он стал на колени.

Руслан почувствовал к нему жалость и остановился.

— Он уже повержен, отпустить его?

Моник прикрикнул.

— Добей его, он не достоин жить.

— Что вам его совсем не жалко? Он мог бы искупить свою вину в ближайшем бою.

— Калека мне не нужен. Ну, давай прикончи его или я сделаю это сам.

— Не надо колебаться это всего лишь дикий иномирянин. Тебя бы он не стал щадить. — Добавил Старк.

Руслан, сам не отдавая отчета, заупрямился.

— Я не могу убить живое существо, стоящее передо мной на коленях.

— А я зато могу. — Произнес Моник и, выхватив у пирата заряженный с тлеющим фитилем мушкет, выстрелил в голову.

Одно око превратилось в кровавую мешанину и зверь рухнул. К нему тут же подбежали пираты и поволокли, торопясь выкинуть за борт. Еще несколько человек, в том числе местный юнга яростно принялись драить палубу. Не смотря на поражение, вид у Моника был довольным.

— Ты прекрасный боец. — Обратился он к Руслану. — Только тебе не хватает жесткости и мужества. Тебя тронули слезы и унижения монстра, а что будет, если перед тобой заплачет женщина или ребенок.

— Я никогда не опущусь до того чтобы убивать женщин и детей.

— Вот в этом твоя слабость в доброте, ты можешь пролить кровь на поле брани, но у тебя не хватит мужества приставить нож детской шей и повернуть. А ведь надо, пират не может быть рыцарем.

— Почему, я читал много книжек и смотрел фильмом, там флибустьеры были настоящими джентльменами и даже помогали бедным, особенно голодным женщинам и детям.

— Не знаю, что про нас уже книжки пишут. А что такое фильмы?

Тут Руслан сообразил, что наговорил лишнее. Не следует всякому изъясняться, что он из того места, что называют преисподней.

— Это типа сказки легенды.

— А понятно, ты еще слишком юн и путаешь реальность с мечтой. Ладно, не буду тебя разочаровывать. Но и твой атаман, когда припрет нужда, пойдет на любую подлость. А пока объясните, какой у вас план. Ведь Цвейгу настоящая крепость и чтобы пробить ее не хватит даже ваших стволов.

Старк вкратце рассказал план.

— Значит, большая часть моей команды должна разместиться на вашем корабле, переодевшись в кирамскую форму?

— Вот именно!

— Нас это устраивает. Нападение завтра утром?

— Да если конечно не произойдет не предвиденных обстоятельств. Но наш мальчишка. — Он указал на Руслана. — Не подведет.

— Я верю, что не подведет, но на тот случай если он не вернется с разведки, у вас есть план.

— Я думаю, что даже если его поймают, мальчик выдержит пытки и ничего не скажет, поэтому мы рискнем, выполняя прежнюю программу.

— Я тоже вижу по глазам, что он все выдержит, но осторожность не помешает и что делать окончательно, мы решим позже.

На том и порешили. Корабли теперь плыли вместе, и даже издали было видно насколько фрегат под названием «Тигр» меньше крейсера пока без наименования. На это обратил внимание Руслан.

— Ни, к лицу, нам вольным флибустьерам носить старое кирамское название. Может, назовем дракон.

— Это недурно, но отдает нереальностью. Никто никогда драконов не видел.

— А в других мирах.

— Каких?

— Тех, что между звездами.

— Между звездами ничего нет, это всего лишь ангелы.

— А может и есть, ведь ты к ним не летал, откуда ты знаешь.

— А ты хочешь многое знать особенно запрещенное церковью.

— Знание это победа! — Произнес Руслан.

Вечерело, и издали был виден маяк, освещающий подступы к порту Цвейгу. Он был весьма высок.

— Ну, как теперь поплывешь на лодке?

— Нет, надежнее в плавь. — Произнес Руслан. — Лодку могут заметить, а пловца нет.

— А если нарвешься на тигровых рогатых акул?

— Со мной будет меч, отобьюсь.

— А ты с ним не потонешь?

— Он из легкого металла и мне мешать не будет.

— Ладно, плыви. — Висцин любя шлепнул мальчишку по голой спине. — Но сначала выкраси волосы в черный цвет, чтобы головка не была особенно заметной.

— Краску я уже приготовил. — И пацан густо вымазал шевелюру. Руслан бултыхнулся в воду, плавал он превосходно, и был почти невидим. Что бы его могли заметить он подымал над головой меч, блиставший в четырех лунах, его видели и приветственно свистели, спустя несколько минут он окончательно исчез во мраке волн.

— Ну и герой, хотел бы я иметь такого сына. — Произнес капитан пиратов.

Руслан рассекал волны время, от времени меняя стиль. Вода было теплая, ласковая и плыть по ней было очень приятно, даже соль казалось особенной, не горчила и не жгла, а напоминала кислый лимон. Мальчик плескался и тыркался, вдруг из-за волны мелькнула тень. Страшная акула с тремя рогами, не заметно под водой подобралась к нему, и раскрыв крупную пасть попыталась атаковать. Руслан взмахнул мечом, рубанув наотмашь. Рот акулы перерубался, брызнула вишневая кровь. Хищница забилась, попыталась извернуться, как Руслан всадил ей клинок в глаз. У акулы был видимо, поврежден мозг и она, задергавшись, отвалила. Из тьмы вырвалось несколько силуэтов, они обрушились на свою напарницу и стали рвать ее и грызть.

— Вот он ваш инстинкт. Ловитесь на кровь. А теперь прибавим ходу.

Мальчик прибавил хода, заколотив руками и ногами. Увлеченные пиршеством акулы не обращали на него внимания. Порт постепенно приближался, были видны силуэты нескольких кораблей. Один из них был настолько крупен, что Руслана это неприятно насторожило. Он решил в первую очередь подплыть к нему.

В этот миг он почувствовал движение, и большая пасть щелкнула рядом зубами едва не откусив пятку. Мальчишка в ответ нырнул промчавшись под водой ткнул акулу острием в живот. Как он и ожидал из нее, густо полилась кровь, а пасть шестью рядами зубов то раскрывалась, то закрывалась. Другие акулы таранили ее рогами, потом вцепились и стали откусывать громадные куски. От нее скоро не осталось даже скелета, Руслан тем временем заметно оторвался от них. Теперь было видно массивное сооружения форт, пушек и впрямь было много, город практически неприступен с моря. Глядя на него хлопец почувствовал некоторое содрогание, не легко будет уничтожить такую махину, даже если и бить почти в упор.

— Ну ладно мы все равно ударим.

Гораздо больше беспокойство вызвал, громадный линкор. Подплывая поближе, Руслан подсчитал количество пушек, даже не считая кормовых и новых их было сто двадцать. Это был настоящий флагман, и толстыми бортами под пробковым деревом.

— Вот это махина, только одно плохо слишком велик и неуклюж. — Мальчик вздохнул. Первоначальный план штурма оказался под угрозой. Было ясно, что такая громадина их просто потопит. Что же делать. Первоначально Руслан подумал, что можно попытаться взять корабль на абордаж. Еще бы овладеть таким огромным судном. Хлопец аккуратно подплыл к борту, в этот момент три луны спряталось за тучи. Опираясь руками и босыми ногами, он словно человек-паук взобрался на борт, выискивая малейшую щелку используя четыре конечности. Дерево было шершавым, что облегчало подъем небольшому телу. На палубе дежурили часовые, но корабль был длинным, и можно было аккуратно перебраться и залечь на камбузе, затем перепрятаться за спасательную шлюпку. Тут Руслан заметил трех людей, двое в дорогой шитой золотом одежде, и еще один, судя по огромным габаритам и мечам сразу в восьми руках, (такие иномиряне встречались редко), был телохранителем.

— Мы уже погрузили корабли, груз золота, алмазов, изумрудов, городской казны и пряжи шелкопряда будет готов к отплытию завтра.

— Это хорошо, жаль только что наш город опустеет.

— Скоро будет большая война и метрополии понадобятся огромные средства, в том числе для набора наемников. Кроме того, ваш город находиться слишком близко от острова Монако и служит приманкой для пиратов. А если вывезти ваши богатства он сразу утратит привлекательность.

— Если бы, они все равно будут слетаться как мухи на мед. Мое мнение одного даже такого мощного как ваш корабль не достаточно, для сопровождения перегруженного каравана.

— Ну почему, во-первых, в море к нам присоединяться еще три, а во-вторых, у нас тысяча человек экипажа и они уже на борту. С такой мощью нам не страшен никакой абордаж.

Мысли Руслана закрутились в голове, весь их план атаки становился бессмысленным, надо было что-то придумать.

Глава 10

Дарую жизнь у вегурианцев, как ни странно обозначали скрещенные плавники. А вот смерть один плавник, поднятый вверх. Большинство иногалактиков предпочитало традиционное опускание и подъем большого пальца, у тех, кого они есть. Для того чтобы создать цивилизацию нужно трудиться, а для этого конечно нужны руки.

Роза, плотоядно усмехаясь, опустила большой палец вниз, Маговар наоборот поднял вверх. Люцифера хотела видеть добивание беспомощной жертвы и с досадой отметила, что большинство было настроено не столь кровожадно. Король тоже поднял знак милости и объявил.

— Подавляющее большинство живых жалует поверженным и раненным жизнь! Такова наша воля!

Каназол, похоже, был очень доволен, появились роботы-санитары, они подбирали изувеченных бойцов, кололи им препараты, медицина на высочайшем уровне большинство воскресят и вернут в строй. Затем схватки продолжились, вегурианцы были изобретательны, в частности играли гладиаторский футбол, где обе команды рубились мечами. Правда, это уже было не столь кровожадно. Мечи были соединены с сильным электрошокером, при попадании они ослепительно искрили, вырубали противников, но зато сохраняли жизнь.

— Так не интересно, они должны сражаться лазерным оружием. — Произнесла Люциферо.

— Для того, что убивать и калечить. — Произнес Маговар.

— Их не покалечишь, современная медицина исправит любую травму. А разве тебе самому не приятно наблюдать за кровавыми брызгами.

— Убийство не может быть приятно. Я подозреваю, что тебе Роза просто хочется выделиться, а сама ты не такая уж жестокая.

— Не знаю, я порой и сама в себе путаюсь. Но видимо я такой родилась влюбленной в секс и войну.

— Ставки будешь заключать?

— Мне эта игра не интересна.

— Раз так то об заклад побьюсь я. Ставлю на сборную «Скунс».

— На этих, они какие-то вялые и уже проигрывают.

— Зато более выносливые. Или хочешь поставить на «Каскад».

— Нет! Потому что на сей раз, ты правильно угадал. Можешь забрать свой выигрыш или увеличить ставку.

— Ты так уверена, будто всегда выигрываешь пари.

— Когда дело касается военной сферы или единоборства, то я очень хорошо разбираюсь. Порой достаточно мне бросить взгляд, чтобы понять, кто будет побежден, а кто выиграет. — Тогда смотри и наслаждайся.

Роза включила плазмо-комп.

— Нет, я лучше поиграю в стратегию «Власть над вселенной». Давно я в нее не резалась.

Люциферо демонстративно игнорировала происходящее на поле. После первого тайма поредевшая сборная «Скунс» проигрывала три очка, однако после краткого перерыва заполненного песнями и танцами матч возобновился. После чего прогноз Розы сбылся.

«Каскад» разгромили, заметно добавив в конце и вырубив практически всех бойцов.

Далее шел бой между шарами и треугольниками, они перестреливались, используя цветные шарики полупрозрачные пузыри. И опять никого не убивали, Розе становилось откровенно скучно.

— Быстро исчерпали вегурианцы запас злости.

Потом было еще несколько игр и поединков. В том числе рукопашных схваток и бокс.

Последнее вызвало некоторый интерес у Розы, она стала делать ставки, впрочем не особенно большие и как правило выигрывая. Наконец был военный парад, и шоу с синхронным плаваньем вегурианцев, было видно, как стройные когорты солдат составляют сложные фигурки и цветы.

— У них ничего армия только вот флота нет.

— Морской есть.

— Космического, зато нет. — Роза зевнула. — По части милитаризма наши конфедераты круче будут.

— Наши всегда круче. У нас тоже сильная армия, хотя не такая огромная как у вас или России. — Отметил Маговар.

— Зато отсталая! Для нас это дело двух часов. — Роза выпятила грудь. Маговар не стал отвечать, что переливать из пустого в порожнее.

После всех представлений бил фейерверк, он был чрезвычайно пышный и яркий, затем выходили артисты, приглашенные из разных систем, они пели, плясали, пробовали шутить. Иные перлы проняли даже Розу, она дико хохотала. Потом после всех этих бесконечных празднований снова был пир, хотя и от прошлых яств сводило живот на сей раз их было намного больше. С каким трудом шпионка протолкнула малую их часть, а Маговар ел, руководствуясь принципом — лишнего не надо. Во время трапезы к ним подошла Стэлла она очень вежливо спросила Розу.

— Скоро мы расстанемся, и мне бы хотелось сделать вам маленький подарок. Вы не госпожа против?

— Какой? — Удивилась Роза.

— Обруч телепортатор, пусть он не совсем совершенен, но я думаю, что вам здорово пригодиться в космических путешествиях.

— Ты права. А когда будет изготовлен более современный вариант?

— Скоро!

— Вы меня ознакомите с ним.

— Как принцесса вы друг моей страны номер один и не вижу препятствий, почему вам не подарить это открытие. Доработка займет не так уж и много времени.

— Отлично, я думаю, мы сможем наладить производство на заводах.

Роза была очень рада. Удача сама течет ей в руки. Сняв перчатку, она погладила Стэллу по головке.

— Ты очаровательная девочка.

— Вообще-то я старше вас. — Молвила «рыбка». — Но у вас такие мягкие, нежные руки, что можете продолжать.

Роза воспользовалась разрешением, и ощущая скользкую и вместе с тем бархатистую кожу. Надев шлем, она покинула ложе и отправилась в след за ней. Снаружи было плотнее и теплее.

— Праздник будет длиться сорок дней, и шоу будет продолжаться, а на сегодня я объявляю маленький перерыв. — Прогремел многократно усиленный голос короля.

— Ну, кажется, все проблемы решили и нам пора улетать. — Роза вздохнула с облегчением, а потом стукнула себя по лбу.

— Вспомнила! Слушай Стэлла ты ничего не знаешь об той гиперплазме что проникает через любые поля и дестабилизирует мозг.

— Не многое знаю, но ее пока можно воспользоваться лишь в пределах нашей планеты.

— Почему?

— Возможно из-за отсутствия у нас трения, но ты не печалься Роза, наши ученые поработают, и к твоему возвращению может, решат эту проблему.

— Хорошо, что хоть обруч может действовать в иных мирах. Дай я тебя поцелую на прощание, и мы расстанемся.

— Будьте осторожны тут слишком плотная атмосфера, давайте вернемся в ваше ложе.

Роза послушала совета, и они поцеловались. Губы разведчицы ощущали сладкий и одновременно солоноватый привкус и мощный запах духов. Правда никаких волнений или ассоциаций, которые бы у нее мог вызвать мужчина, не возникло.

— Прощай вернее до свиданья вычурная планета, способная потрясти любое воображение, мы может временно расстались. А сейчас летим в неведомое. Что скажешь Маговар?

— В руках Всевышнего! А продолжу путь с тобой, так как чувствую, что ты сестра нуждаешься в пастыре и помощи.

— В добрую дорогу! — Вероника отправилась к космопорту. Довольно большая трещина, вызванная падением термокварковой бомбы, была уже заделана, поверхность блистала. Там ее уже дожидался по-королевски роскошный и огромный лайнер «Грациозный», на нем что уже не обычно не было кают экономического класса, а только очень дорогой бизнес-класс и первый. Как положено принцессе и квазигерцогине ей отвели первый высший класс, самую роскошную каюту, напоминающую дворец. На вопрос, сколько это будет стоить, ее ответили за нее уже заплачено из казны планеты Вегур.

— Будьте спокойны принцесса, у вас не будет проблем.

В номере отведенном Розе было все в том числе и дивный сад с большими фонтанами, несколько крытых золотом и драгоценными камнями бассейнов, настоящий стадион и свой собственный оркестр. А комнат велико множество, в каждой по несколько гравиовизоров, высоченные потолки, ослепительные лазерные люстры, много чего еще. А еда самый настоящий пир, сотни блюд, каждое из которых шедевр кулинарии и, как правило, выполнено в форме какого ни будь цветка или животного из разных галактик.

Но особенно заинтересовало Розу это наличие космического борделя с широчайшим набором услуг. Лучшие альфонсы и жрицы любви со всех галактик, а также роботы.

Когда Люциферо принесли кибернетический каталог, где вспыхнула шестимерная голограмма, у нее вырвала стон изумления. Здесь было много такого, чего даже Роза при всем своем опыте не успела испытать. После получасового просмотра она совершенно обалдела.

— Вау! Это потрясающе, вот это звездолет. Настоящие царские апартаменты и услуги. Вот какая необычная форма жизни, смесь разумных полупроводниковых кислот — раса Шани. Может быть, абсолютно безопасен для белковых форм жизни, но при малейшем дисбалансе способен растворить тело. Брр! Маговар может и тебе подыскать.

— Внебрачный секс грех! А кто произвольно грешит, попадет…

— Я уже слышала. Нет, пожалуй, учение дагов лучше, поскольку я конченый убийца, мое место в Кире. Там мне впрочем, будет хорошо, ведь слишком много живых существ уничтожила. Бог тьмы и зла возвысит меня.

— Это вера дагов?

— Да ведь и ад может быть разным!

— Глупцы, нет Бога зла, Бог есть только один и лишь павший ангел ему противодействует.

— Так учил Лука-с Май. Ничего нового, только у дагов зло вечное и существовало всегда, поэтому они его обожествляют.

— Было время, когда не было и было только одно добро и будет время, когда не будет греха и зла.

— Хотелось бы с тобой поспорить, но тело требует разрядки. Так что я сначала займусь любовью с альфонсом, а может несколькими сразу.

— Не испытывай терпения Божьего Люциферо. Всевышний все видит и если решит что пора поставить точку, тебя ни какие титулы не спасут.

— Спасибо что напомнил. Так вот помолись за мою душу, пока я буду тешить тело.

Роза отправилась в соседний еще более роскошный зал, а вокруг сновали слуги-роботы.

Туда она вызвала десяток разнообразных форм жизни, причем некоторые были функционально не совместимы с человеческими телами. Играла размеренная музыка, светили разноцветные прожектора. Разведчица подошла колючему вепрю и чмокнула его в щечку. Тот повернул свои крупные губы и приложился к устам Розы. От него пахло мускатом, и было очень приятно, женщина почувствовала, как ее сердце бьется сильнее, а рубиновые уста нагреваются. Они сошлись язык к языку, она почувствовала во рту привкус малины. Альфонс наполовину зверь, наполовину растение знал свое дело, заставляя опытную даму испытывать невыносимый трепет. Их языки исполняли танец змей, а иглы коснувшиеся щек оказались такими мягкими, что Люциферо захихикала. Роза испытывала головокружение, в этот момент к ней подошел второй альфонс, его руки-лепестки коснулись ее платья и стали медленно снимать, обнажая крупные груди. До чего он красив жрец любви, с головой гвоздики, как восхитительно обводит руками соски. Груди восхитительной женщины стали набухать, вырастая в размерах и становясь тверже. Бутон наклонился над ней, извлек свой красочный язычок и принялся обсасывать сосок. Он то обходил его, то слегка царапал, затем цветочные губы раскрылись, и он поцеловал ее бюст, причем сделал это настолько умело, что Роза застонала, от наслаждения. Поцелуи посыпались каскадом, агент ЦРУ испытывала трепет, ей было горячо, казалось, что тысячи насекомых ползают по груди. В этот момент третий альфонс тот самый из расы Шани стал аккуратно снимать ей штаны, его конечности легли ей на бедра и забили слабыми икрами. Затем он аккуратно стащил с нее сапоги, обнажив литые из бронзы мускулистые ноги. После чего его, не имеющие конкретной формы лапы, пришли в движение и стали щекотать пяточку, затем массировать пальчики восхитительно красотке.

— Ты божество квазара! — Пропищала мульти-кислотная проститутка. — Я восхищен твоей вселенской красотой.

Затем он принялся подобием лица целовать ноги, выбирая чувствительные нервы, все это сильно возбуждало Розу, а ведь работа над ее ртом и грудью не прекращалась ни на секунду, казалось, что сердце вот-вот разорвется, не вынеся бешеного кайфу.

Но самое интересное было впереди, четвертый альфонс напоминал кристалл в форме ската, на четырех лапах. Он наклонился к бедрам Розы и ласкающим движением снял ее трусики. От него искрило, восхитительные волны били по раскрасневшимся бедрам.

Грот Венеры у агента ЦРУ стал влажным, она почувствовала, как стало ей горячее ей внизу живота.

Из пасти альфонса вывалилось сразу семь языков, они стали нежно ласкать ее сокровище, все глубже и глубже проникая в бриллиант любви. От несравнимого удовольствия Роза стала кричать. Ее язык при этом захлебывался, встречаясь с другим языком, причем вкус поменялся, малину сменил шоколад. Проститутки мужского рода старались во всю, и женщина воспринимала наслаждение всей кожей. Пятый альфонс был похож на гориллу, имел огромное достоинство и глаза, горящие как прожектор, в нем протекала ядерная реакция.

Когда огромное бревно проникло в ее лоно, плоть радостно сомкнулось на нем. Женщина стала двигаться в такт.

Роза почувствовала, как он крепко сжал ее и начал проникать глубже все более частыми и сильными ударами. Люциферо задохнулась от обжигающего огня, заполнившего ее бедра и весь низ тела. Затем она неожиданно осознала новое восхитительное чувство, охватившее ее. Мысли исчезли, и ничего не осталось, кроме теплого приятного блаженства.

Представитель расы Павинд снова задвигался, и сладострастный огонь, разлившийся по ее жилам, был не похож ни на что, когда-либо испытанное прежде.

— А-ааах! — Всхлипнула Роза. — О! — Внутри росло горячее напряжение. — Что происходит со мной? — Отчаянно застонала она, когда почувствовала, что в ее теле что-то начало стремительно нарастать помимо ее воли. Она парила в небесах! Ее плоть растворялась в звездах! Это было непередаваемо! Разведчица не хотела, чтобы это кончалось! А бревно представителя радиоактивных приматов все увеличивалось. Роза испытывала все больше блаженства наравне со страхом, что это чудовище разорвет его. Верх… Вниз… Снова вверх… Она могла продолжать это бесконечно, пламя бушевало в ней охватив от костей до малейшей клеточки мозга. Внезапно чувство достигло кульминации, взорвавшись тысячью разлетевшихся разом вспыхнувших сверхновых звезд и неистовых комет в ее теле и разуме. А-аааа! — Закричала она, охваченная блаженством. Так она сладострастно стонала добрые полчаса с четвертиной, и это все повторялось постепенно усиливаясь. Потом альфонсов сменила другая пятерка и вновь на Люциферо обрушились потрясающие оргазмы.

— Я такого еще ни разу не испытывала вот что значит искусно подобранная команда альфонсов из разных галактик. — Воскликнула она. Давайте прогоним это еще пару раз только в разных сочетаниях.

— Ваше желание принцесса закон. — Молвили рыцари легкого поведения.

Особенно Розе запомнился язык мульти-кислотного монстра, такой необычайный привкус обжег всю слизистую оболочку, но при этом подарил блаженство, наркотический дурман.

Так в плотских усладах прошли целые сутки, затем еще одни. В полете инцидентов не было, правда, появились пираты. Однако звездолет «Грациозный» сопровождало два крейсера-гиганта и, увидев их громадные гиперплазменные пушки, корсары бросились утекать. По пути они приземлились на планету Осставия. Маговар предложил Розе проведать этот мир.

— Не все время предаваться похоти и разврату.

— А что на этой планете есть такого, чего я не видела?

— О это возможно единственная планета в галактике или даже в метагалактике с отрицательной гравитацией.

— Не поняла как с отрицательной?

— А так вместо того чтобы притягивать предметы эта планета отталкивает их.

Вот как Люциферо плескалась в бассейне, наполненным бренди и естественно была не много пьяной.

— Это забавно хочу посмотреть, а ты дурак упустил столько наслаждения. Вас Лука-с Май враг жизни и удовольствия. Мой совет плюнь на все религии — это обман и бери пример с меня.

Маговар покрутил пальцем у виска. Роза рассвирепела и, плеснув бренди в лицо, вылетела из бассейна. Она сжала кулаки и неслась как вихрь. Течерянин махнул рукой, и острый клинок оказался у ее горла.

— Еще один шаг и ты умрешь. — Вяло произнес он. — Успокойся и протрезвей.

— Ты посмел поднять меч на даму. — Скрипела зубами Роза.

— Устраивать с тобой соревнования боксу, самбо, дзюдо я не намерен. — Огрызнулся Маговар. А вот как мы разбираемся с буйными.

— Убиваете психически больных.

— Нет только совсем безнадежным, делаем эвтаназию, отправляя их в лучший мир.

— Во время войны для государства чрезмерное бремя содержать психов и дебилов, таких мы убивает сразу. Такой закон конфедерации. — Произнесла с пафосом Роза.

— Дело не в материальных средствах, главное избавить этих течерян от мук, которые причиняют себе и окружающим.

— Прагматичный гуманизм. — Роза успокоилась. — У нас, правда богатые могут за большие деньги купить жизнь больному ребенку или родственнику. Что же кто богат тот и правит! — Пьяно прокричала Люциферо.

— Прими таблетку и протрезвей. — Маговар сунул ей капсулу. — Глотни.

Люциферо со злостью выплюнула пилюлю.

— Я тебе голову оторву.

— Смотри сейчас клинок у твоего горла, а как я им владею тебе известно, не раз видела, срублю как былинку лазером.

Роза слегка остыла, хотя и продолжала кричать.

— Вот как ты поступаешь с дамой. Размахиваешь оружием, угрожаешь. А ведь все равно ваш Лука-с Май мошенник космического масштаба. Он не бог и не посланник бога, а лишь жулик который воспользовался более высокими технологиями и обманул вас. Вы все стали его духовными рабами. Дурят вас как козлов.

— Если ты хочешь меня спровоцировать на убийство, то у тебя ничего не выйдет. Молвил Маговар. Но вот волосы тебе подстричь это мы разом. — Течерянин сделал угрожающий жест. Роза отскочила, мысль оказаться без своих роскошных локонов показалась ей невыносимой. Каждая женщина дорожит своей прической.

— Можешь радоваться грубиян, я тебя прощаю. Но в следующий раз, дай бог, я добуду равновеликое оружие, сразимся не на жизнь, а на смерть.

— Бог не дает атеистам. Кто не верует то всегда в проигрыше.

— Если бы ты знал, какое я удовольствие получила за последние сутки, то так бы не говорил, а попробовал сам.

— Общение со Всевышним моя наибольшая радость.

Люциферо постучала пальцем по голове, желая видимо показать, что там пусто. Но видимо ей надоело переливать из пустого в порожнее.

Приближение к планете с отрицательной гравитацией потребовало смены расчетного курса, компьютеры корректировали траекторию, чтобы избежать столкновения с поверхностью. Этот мир был довольно большим и урбанизированным. Звезды только две, зато какие, одна квадратная фиолетовая, другая треугольная красная, причина, почему звезды не круглые простая в них было свернуто сразу девять измерений, и мульти-плазменная реакция протекала по иному.

Роза впервые наблюдала такие звезды, и ее очень удивляло.

— Странно законы природы одинаковы для всех светил. Ведь не может быть такого, чтобы в одной вселенной наблюдались столь разные законы. Как это согласуется с твоей верой?

— А никак! Если Всевышний создал мир таким, значит так оно и нужно. Я больше не желаю вступать с тобой в схоластические споры. Лучше полюбуйся мир что под тобой.

Звездолет, наконец, приземлился, как только антиграв оказался выключенным Розу и Маговара, с силой подбросило к потолку, при этом Люциферо едва не вывихнула себе руку.

— Демоны преисподней меня побери, так и шею свернуть можно. — Ругалась она. Потом встала, у нее возникло ощущение, что она муха. Роза даже осторожно подпрыгнула и вновь прилипла к потолку. Она чувствовала силу тяжести даже большую чем на Земле. Это было так необычно наблюдать свои роскошные апартаменты вверх ногами. Громадная сверкающая люстра приникла к вычурной в драгоценных камнях облицовке. Люциферо подняла ее, было тяжеловато. Роза удивилась, почему у нее не тошнит, правда сила на нее давила сверху вниз и поэтому впечатления были весьма естественными. Маговар был весьма равнодушен.

— Это конечно занятно, но сила тяжести всего лишь поняла полярность, не более того.

— Такого дурдома я признаться, еще не видела. А это что за струйка течет, да такая извилистая пахнет дорогим вином.

— Это видимо бассейн выплеснулся, и поэтому протекает. Хорошо, что побелки нет, а то полиняло бы.

— Мм-да развязали конфликт, как мы теперь выйдем, ведь нас сразу унесет в открытый космос.

— Подождем немного, нам должны помочь.

— Ты уверен, похоже, у жителей этой планеты ветер в голове?

— Не больше чем у тебя.

Перебранка прервалась, послышался шипящий звук, и в просторный зал звездолетного дворца въехало три робота. Они были в размалеванных завитушках, на головах светились гирлянды, что придавало им веселый вид. За ними следовал представитель почти гуманоидной расы облегающем скафандре. Судя по всему, это была самка. Она подняла шлем, взглянув четырьмя разноцветными глазами, потом одарили трехцветной улыбкой с двумя рядами зубов.

— Мы счастливы, видеть столь богатых и знатных клиентов на планете Осставия. Вам будут предоставлены все возможные и невозможные виды развлечений и услаждений.

У Люциферо сверкнули глаза.

— Каждый мир дарит что-то новое и необычное. Я с удовольствием посещу ваш, только вопрос как мы будем у вас перемещаться?

— Мы дадим вам специальные мульти гравитационные костюмы. Так как наша планета отталкивает все, у нас на улицах царит абсолютный вакуум. Поэтому почти все формы жизни вынужденные носить скафандры.

— И вы тоже. — Спросила Люциферо.

— К сожалению да.

— Странно, а думала что вы местные.

— Это преимущественно переселенческая планета, но аборигены, если вас это интересует, тоже есть.

— Это занятно разумная форма жизни возникла в таких суровых условиях.

— Меня это тоже удивляет. На этот планете глубины заряжены электрозарядами, при определенной полярности они притягивают. Так вот тут возникли это загадка эволюции. Но эти существа научились менять разряды и в зависимости от желания то приближались, то отрывались от планеты.

— Замечательно. — Роза протянула руки. — Я обязательно познакомлюсь с этими летунами.

— А чем они питались. — Спросил Маговар. — Ведь в чистом вакууме не может расти флора.

— Почему кое-что произрастает, либо тоже биполярно заряжено, либо глубоко вгрызлось в грунт.

— А они не голодают при такой диете.

Девушка вздохнула.

— Конечно, недоедают. Я даже удивилась, но эти существа раньше были каннибалами и жрали друг друга.

— Ого, да они опасны.

— Нет, совершенно безобидны, удивительно миролюбивые существа, не обидчивые. В частности отдали переселенцам практически всю территорию своего мира, а сами довольствуются малым. Охотно дают интервью и любят послушать интересные истории.

Потом дарят свои изделия как правило сделанные вручную — они вам думаю понравятся.

— Обязательно познакомлюсь — Роза протянула руку. — Вы сами кстати с какой расы?

— Мокко! Нас зовут Мокко, а мое имя Имемпера Джераль Зинорох Фантщ. Сокращенно можете звать меня Зина.

— Зина очаровательно, хотя звучит несколько по-русски.

— Если хотите познакомиться с русскими, я вам это устрою. — Пропищала Зина.

Роза хотела отказаться, а затем передумала. Почему бы и нет. Это может дать ей интересную информацию, кроме того, прекрасный способ пощекотать нервы.

— Окей, я с наслаждением познакомлюсь с гражданами России. — Роза прищелкнула языком.

— Тогда следуйте за мной. — Зина подала знак роботам, те вручили костюмы.

Люциферо без удовольствия набросила на себя форму.

— Ух, какая я стала страшная. Хорошо, что хоть лицо видно.

— Ну что вы, смотритесь довольно изящно. — Произнесла Зина. — Следуйте за мной.

Роза и Маговар снова стали на пол и последовали к дверям, было видно, как на верху в потолке плещется озеро, смешалось вино, шампанское, коньяк и бренди.

— Дикая роскошь на фоне того, что триллионы разумных существ голодают.

— А куда смотрит Лука-с Май?

— Если Господь еще не покончил со злом, то значит на это, есть серьезные причины.

Одна из них, что все разумные грешные и должны пострадать за свои грехи.

— Я самая грешная во вселенной, но при этом всегда блаженствую. Почему меня ваш Бог не накажет! — Рявкнула Люциферо.

— Ты этого дождешься! — Зло произнес Маговар. — Если не в этой жизни так в будущей.

Зина показал им, как управлять мульти-гравитационными костюмами. После чего они спустились с трапа, оставив свой колоссальный корабль.

Космопорт выглядел блистательно и был полон различными звездолетами, самых причудливых конфигураций принадлежащих различным расам. Большинство кораблей имело обтекаемую форму, но встречались и исключения. Вот один звездолет сильно смахивал на кусок старого дерева с засохшими ветвями. Другой был как крендель, покрытый цукатами. Роза даже облизнулась.

— А тут много туристов?

Зина ответила.

— Конечно! Сам по себе факт, что планета отталкивает, вместо того чтобы притягивать привлекает сюда пришельцев со всех точек вселенной.

— Меня это не удивляет. Идти тут как-то не удобно лучше полетаем.

— Тебя и твоего напарника будут сопровождать роботы. На тот случай если вы сорветесь.

— Постараюсь держать строй. — Роза взлетела вверх, а затем прибавила скорости.

Сам город не слишком ее удивил, дома и небоскребы, правда, глубоко вгрызались в грунт, были вкручены вибро-сваи, чувствовалось капитальное строительство. Многие сооружения уходили глубоко под землю. Большая часть зданий было сложено гармошкой, некоторые висели в воздухе и медленно вращались. А рекламы и зазываний было так много, что в этом отношении здешняя столица не уступала Гипер-Нью-Йорку.

— Очень надоедает, когда так много рекламы. Такое ощущение, что тебя хотят обжулить, обставить.

— У вас людей всегда так. Кто-то кого-то имеет. — Двусмысленно произнес Маговар.

— Течеряне подвержены порока не меньше. Ого посмотри тут даже движущие дорожки есть. Зачем они если каждый может летать.

— Может не каждый, к тому же надо уметь развлекаться, без секса и оргий, так кое для кого она может стать развлечением.

— Уговорил. Прокатимся по ней.

Роза приземлилась и уселась на текущий асфальт. Самое забавное было то, что скорость движения тротуара постоянно менялась. Ускоряясь к центру и замедляясь к краям. Кроме того, трансформировалось и направление движений.

Роза как козочка прыгала, но в целом подобное развлечение ей было не в диковину.

— Чего висишь Маговар, не хочешь по играться.

— В каждом втором городке галактики есть движущиеся дорожки. Помниться я еще мальчишкой так развлекался. А вот тебя Люциферо не поймешь. Решила, что ли детство вспомнить.

— А пусть даже и так. Не все время быть сухарем.

Насытившись, она взлетела вверх, летальных аппаратов снующих туда-сюда было довольно много, и Роза нашла себе другое развлечение. Прилепившись к заднице гравиомобиля, она летела, словно водный лыжник.

— Вот так Маговар, тебе слабо такое повторить.

Из гравиоаппарата высунулся монстр с телом медведя и головой попугая. Он явно хотел что-то гаркнуть, но, увидав, что его фланер оседлала очаровательная девушка, лишь просвистел. Его голос оказался удивительно тонким для столь массивной фигуры.

— Небесная красавица. Не хотите ли прокатиться со мной?

— С превеликим удовольствием! — Произнесла Роза.

Гравиомобиль притормозил, и она влетела во внутрь. Плюхнулась в безразмерное жидкокристаллическое кресло. Медвежий попугай продолжал попискивать, словно комар.

— Я видел много различных рас и видов, но из всех их у вас самое восхитительно лицо и удивительные волосы. А что касается фигуры, то мои глазки могут видеть как икс-лучи, и она также прекрасна.

— Я лично не жалуюсь, и другие самцы оставались довольны. — Игриво произнесла Роза. — Может, прокатимся побыстрее. Люциферо вдруг очень сильно захотелось оторваться от Маговара. Может, опротивел его вечно осуждающий взгляд почти человеческих глаз.

Гравиомобиль резко добавил скорости небоскребы и кажущиеся бесконечными по разнообразию сооружения замелькали перед ними. Несколько раз они чуть не столкнулись, из заносило, а один раз за ними погнался полицейский патруль. Тут попугай врубил гиперскорость. Роза поняла, что положение становиться критическим, отбросила его в сторону, проявив свою не дюжую силу, и сама уселась за руль. Обладая феноменальной реакцией, она до предела разогнав аннигиляционный двигатель, тяга была хорошей и устремилась по лабиринту улиц прыгая между исполинскими домами.

— Ты просто фотон. — Пробурчал попугай.

Было видно, что у полицейских нервы не много слабее, и они порой притормаживали. Изрядно оторвавшись, Люциферо нырнула в бескрайний поток машин и резко притормозила, стараясь попасть в струю. Ей это удалось, затем она обратилась к попугаю.

— Теперь нам нужно поменять цвет и номер.

— Это надо пустяк надо лишь чиркнуть пальчиком по сканеру.

— В эту точку?

— Да в эту!

Роза рванула, на себя штурвал, они выплыли на чистую площадь.

— Меня зовут Рокки. Когда мой папаша просмотрел человеческий суперсериал «Космический разгром» и в честь главного героя дал мне такое имя.

— Это отлично, мне самой это понравилось одно из лучших произведений Гипервуда. — Агент ЦРУ оскалила рожицу.

— А как вам зовут? — Осведомился Рокки.

— Роза! И давай перейдем на ты. А то не солидно получается, будто мы чужие.

— А что раса Фриз и земляне вполне родные. Состоим из одних и тех же белков, а значит практически братья.

— Ну, вот и договорились. — Теперь куда?

— В ресторан.

— Я плотно позавтракала и пока не голодная, дай посетим ближайшее казино.

— Окей! — Совершенно по-американски пропищал Рокки. — Я удовольствием сделаю ставки, тем более что моя мошна оскудела.

— Так давай посетим самое крупное.

— Так это игорный дом «Золотая вселенная» там можно разбогатеть или разориться.

— Ну, меня разорить не просто.

Сооружение было видно издалека за многие сотни миль, как ослепительно оно сверкало. Казино напоминало по форме восьмиконечную звезду, разукрашенную статуями исполинскими животными из разных галактик.

— Похожее я видела только в Гипер-Нью-Йорке. — Прошептала Роза. — Тут можно классно развлечься.

— Как и везде. Только предупреждаю это заведение, принадлежит мафии, тут, если выиграть слишком много, можно потерять и голову и тело. — В голосе Рокки чувствовалась тревога.

— Да ладно уж разберемся. Кроме того, меня интересует на выигрыш, а сам процесс с иступленным азартом. — Роза не боялась мафии, в конфедерации правили олигархи, а они от бандитов отличались лишь названием.

Игорный дом находился под усиленной охраной, кроме роботов-убийц у входа располагались массивные иногалактики, некоторые напоминали тираннозавров, другие были еще страшнее и уродливей. Монстры с дюжиной рук и в каждой лазерная пушка или пусковая аннигиляционная ракета. Это впечатляло!

— Вот видишь Роза как тут надо быть осторожными. Нас аннигилируют в два фотона. — Попугай явно боялся.

— Ну а мне то что, я не собираюсь никого раздевать. — Люциферо отмахнулась.

Их проверили на предмет наличия оружия и заставили сдать лучеметы.

У входа их встретил похожий на толстую маргаритку крупье, он болтал забавным хоботком. Очень вежливо попросил снять костюмы.

Наше казино построено таким образом, что вы можете комфортно чувствовать себя и без анти и мульти-гравов.

Действительно все сооружения в игорном доме располагались вверх ногами, и как ни странно это было вполне естественно. Роза поначалу чувствовала дискомфорт, а затем быстро привыкла по привычке считая, что низ это куда давит сила, а ее противоположное этому.

Им тут же выбор предложили сыграть в рулетку. Роза располагая гравиокарточкой осторожно купила несколько золотых фишек и сделала первую ставку. Поставив на фиолетовый цвет. Выиграла! Потом на 73 и проиграла. После чего она плюнула на традиционную и не интересную рулетку и перешла к тренажеру звездные войны. Тут, по крайней мере, внешне все выглядело гораздо занятнее, можно было выбирать свой корабль, а потом пускать его в смертельный полет. Обладая развитой интуицией и прекрасно разбираясь в технике, Роза выиграла несколько ставок, с интересом наблюдая как, с грохотом взрываются звездолеты ее противников. Это забавляло, но впечатление испортил Рокки который подкрался к ней сзади и прошептал.

— Один из помощников крупье начинает приглядывать за тобой, лучше не искушать судьбу.

Действительно круглый порхающий шарик с девятью глазами подозрительно посматривал на Люциферо.

— Может он просто любуется мной?

— Не строй никаких иллюзий. Его настораживает твое везение.

— Ладно, я его успокою.

Роза сдула пару партий, затем снова выиграла. Тут она принялась хитрить ставки помельче проигрывать, по крупнее загребать себе. Но такое сдерживание убивает вкус к игре, и он сменила аппарат. Следующим объектом ее внимания стала игра стратегия, с большим вероятностным фактором, когда ты выбираешь юнита или группу юнитов. Это очень сложно, требует колоссального напряжения ума, но зато гораздо интереснее, чем просто шарик бросать. В случае успеха юниты растут в звании и состоянии, а если гибнут, то ты теряешь все! Тут уже Розе пришлось туго, поначалу у нее были сплошные проигрыши, и лишь поднакопив опыта, она стала выигрывать. Потом сменила стратегию, на более современную и агрессивно космогенную, запутавшись в параметрах гиперплазмы и особенностях робототехники. Вконец проигравшись, вернулась к древним мирам, тут уже шли сплошные войны, с копьями, стрелами, колесницами и катапультами.

После серии игр у нее рядило в глазах, а кошелек лишь слегка отяжелел. Наконец доигравшись до головной боли, она прервалась, тем более разгулялся аппетит, зверски хотелось есть.

— Перекушу и продолжу. Где кстати Рокки?

«Попугая» нашла не сразу слишком много было помещений с многими тысячами клиентов. Рокки стащил сапоги и пытал их всучить крупье.

— Дайте мне в кредит. — Орал он. — Если хотите, я буду вечно работать на вас в шахтах.

— Рабов и роботов у нас и без тебя хватает. Казино не дает в кредит, а раз у тебя ничего нет убирайся.

Сразу четыре громилы с розами и руками похожими на щупальца, подхватили Рокки и уже собирались его вышвырнуть как в дело вмешалась Роза.

— Я заплачу за него, пускай остается со мной.

Рокки благодарно посмотрел на нее.

— Ну, а теперь в ресторан. Раз ты без денег угощаю я.

— Мне очень стыдно, но я не утерпел и проигрался в пух и прах.

— Так со многими бывает.

— Но Роза теперь я даже не могу вернуться на свою планету.

— Я дам тебе в займы, не огорчайся.

— Ты божественное создание, я готов молиться за тебя.

— А что? Ты тоже верующий в Бога?

— Совсем чуть-чуть. — Роки уловил в ее словах скрытую угрозу. — Кроме того у нас вера особая считается чем богаче человек, тем более высокое положение он займет на небесах после смерти. А на Всевышнему наплевать.

— А ваша раса имеет над другими преимущества?

— Нет, главное что угодно Высшему разуму, это интеллект, технический прогресс и деньги. Кто больше преуспел в этой жизни добьется большего успеха и в будущей.

— Вот такая религия вполне по мне. У вас у расы Фриз по настоящему разумный Бог.

— Благодарю за комплимент. — Роки выглядел довольным. — А пока я поем тоже жутко проголодался.

Ресторан был прямо при казино, выглядел великолепно, с музыкой и танцами, в том числе стриптизом, часть номеров исполняли люди, а часть иногалактики. Кушанья самые экзотические и изысканные, Розе не было резона экономить, правда, Рокки глядя на астрономический счет, смущался и ел очень плохо.

— Мне кусок в горло не лезет, кроме того, у нас считается позором, если самка угощает самца, которому и расплатиться нечем.

— Ничего рассчитаешься натурой, ты же хотел со мной заняться любовью.

— Я и сейчас хочу. Но тут всюду видео и киберкамеры. Лучше снимем номер в отеле.

— Посмотрим. Вот это интересно кажется люди надо подсесть к ним поговорить.

Роза с любопытством разглядывала трех молодых рослых парней, судя по выправке военных. Они сидели просторным уставленном цветами и аквариумом столиком и неспешно жевали рыбу похожую на осетра с зеленой в голубую крапинку чешуей. Роза приблизилась своей сводящей мужчин с ума походкой.

— Окей мальчики. Можно к вам присоединиться.

— Кто такая? — Произнес по-русски сидящий справа офицер. — Может быть шпионка.

— Нет, она слишком красивая для нее. Шпионов с такой броской внешностью не бывает. — Сказал находящийся слева.

— Если бывают, то только в кино. — Центральный офицер, не смотря на внешнюю молодость, носил погоны полковника. Затем он обратился по-английски.

— Откуда появилась столь очаровательная леди?

— Я из Золотого Эльдорадо. — Соврала агент ЦРУ. — Моя цель помощь голодающим и нищим, разбросанным по бескрайним галактикам.

— Это прекрасная цель. Произнес полковник. — Мы решаем похожие проблемы, в частности очищаем вселенную от паразитов. Ратный труд он самый тяжелый.

— Так вы военные?! — Притворилась дурочкой Роза. — Как это интересно расскажите, что-либо о себе.

— Десять лет мы участвовали в беспрерывных боях, каждый час, рискуя жизнью, видели много смертей, у нас на руках погибали наши товарищи. Врагам разуметься тоже доставалось по первое число. Таким образом, мы смогли в промежутках между сражениями выкроить себе короткий отпуск. Уже завтра мы покидает это гостеприимное место, чтобы вновь окунуться с головой в круговерть канонады.

— Замечательно. — Присутствие давнего врага возбуждало. — А кто выигрывает войну?

Сидящий справа капитан сразу крикнул.

— Мы! Конечно мы, скоро будет нанесен добивающий удар.

Полковник оборвал его.

— Не надо хвастаться. Легких войн не бывает. Если мы стали побеждать это не повод расслабляться. Надо наоборот напрячь все усилия, собрать мысли и мышцы в кулак и, обрушив на врага смять его последним усилием.

Розу охватило любопытство, и она сунула свое лицо к ним.

— Мы тоже смотрим новости, и у нас говорят, что пока еще ничего не ясно. Русские лишь слегка потеснили империю дагов, а сама конфедерация потерпела мало. Кроме того, ходят слухи об не бывалом оружии, но ведь если у вас нашелся козырь, то и конфедераты не лыком шиты и способны преподнести сюрприз.

Капитан обратил внимание на последнюю фразу, насторожился.

— Вы сказали на счет лыка, откуда вы знаете русские пословицы?

— Моя бабушка была из России. — Не моргнув глазом, соврала Роза.

— Это, похоже. Что касается супероружия, то мы сражались на другом участке необъятного фронта и знаем точно, о чем идет речь. Но мой знакомый генерал говорил, что оно обоюдоострое поражает не только вражескую технику, но и нашу.

— Каким образом? — Полюбопытствовала Люциферо.

— А таким необычным, мы сами не понимаем принципа, но это воздействует на плазму и отключает ее.

— Это законы природы и физики, я сама не верю, что возможно их изменить.

— И, тем не менее, факт остается фактом. Что-то неведомое происходит с материей.

— Но если плазма и гиперплазма перестает действовать для обеих сторон, то, как это обстоятельство можно использовать для победы?

— Это конечно вопрос, но… — начал капитан.

Полковник прервал его.

— Я думаю, не предстало первому встречному выкладывать то, что возможно является стратегическим секретом командования.

— Она не агент. — Произнес капитан по-русски.

— Это не имеет значения, забыл, чему нас учили. — Огрызнулся полковник и сразу сменил тему разговора. — Вы когда ни будь, бывали в России?

— Только один раз проездом. — Вновь соврала Роза.

— Советую побывать особенно в столице, это потрясающее зрелище. Возможно, что скоро и Эльдорадо войдет в наш состав.

— Зачем это нам, разве мы хуже живем, чем в России, у вас народ гораздо беднее, чем у нас.

— Зато наша армия самая сильная. — Крикнул полковник. В этот момент десяток монстров вскочили с места и ощетинились лучеметами.

— Ты глистоподобный примат, что считаешь себя самым крутым. — Рявкнул похожий льва, с гривой из шевелящихся кобр главарь.

Полковник хотел, было дернуться, как луч лазера насквозь прошиб ему плечо, лучемет рухнул на пол. Люциферо рефлекторно потянулось к поясу, а затем одернула руки, оружия у нее не было.

Глава 11

Олимпиада также замерла, впившись глазами в одну точку, и прислушивалась. Ее могучее тело, жаждало действия. Компьютер усиливал звуки, вот впереди послышался шум, неясный шорох, девушка рефлекторно затаила дыхание. Вот впереди показался движущийся на гусеницах робот. Он был в защитном камуфляже и был едва различим во время движения.

— Не стреляйте, сначала пропустите его, посмотрите, кто движется сзади. — Шепнула она.

За ним и в самом деле мелькнула едва заметная расплывчатая масса, затем еще одна. Вскоре отчетливо стал, виден проступающий из ветвей отряд.

Олимпиада даже не шевелила губами, у противника ведь тоже есть звукоуловители, словно шаман чревовещатель она проговорила.

— Пропустите их поближе к себе пускай даже пройдут ваши ряды. Потом мы их обстреляем.

— Есть! — Шепнули солдаты.

Олимпиада больше всего опасалась за Янеша, но мальчик проявлял стоическое спокойствие. Вот мимо ее почти впритык прошел высокий богато вооруженный солдат, ракета на его спине придавала сходство иногалактическим монстром.

Казалось, что она слышит его сиплое дыхание. Было видно, как едва заметные следы разглаживались силовым полем. Когда отряд прошел мимо их, и стал удаляться, Олимпиада отдала приказ.

— Теперь огонь форсированными залпами.

Перекатившись на бок, она всадила полный заряд. Солдат разлетелся на части. Затем рванул второй, вновь Олимпиада мысленно поблагодарила двух хлопцев усиливших лучеметы, теперь она могла одним залпом уничтожить нескольких супостатов.

Василий и Антон стреляли хладнокровно, но тем не менее эффективно, каждый их выстрел это смерть, а били они очень здорово. Потеряв в первые секунды боя более половины солдат, конфедераты не растерялись, а, спешно перегруппировавшись, стали отстреливаться. Рота поспешно стягивалась, фланги сходились, зажимая противника.

Перестрелка усиливалась, несколько раз Олимпиаду едва не зацепило. После удачного выстрела одного из солдат — робот взорвался, от вспышки загорелись деревья.

Девушка поднялась и бегом почти на четвереньках, словно пантера набросилась на противника. Они сошлись в рукопашную схватку, от взаимного соприкосновения силовые поля отключились и смогли войти в непосредственный контакт. Обувь и перчатки у российских десантников были снабжены твердыми лазерными лезвиями. По этому Олимпиада, парировав несколько контрударов, зарядила ногой в голову. Шлем разрезался, от немедленной гибели ее противника спасла лишь кислородная атмосфере, ударив конфедерата пальцем в висок, она отключила громилу.

— Не трогайте его мальчики, язык нам еще пригодиться.

Постепенно русские одолевали, выпустив несколько ракет, конфедераты, разрядили свой потенциал, лишь одному российскому солдату не повезло. Он был убит прямым попаданием, а остальные обложи врага как зайцев.

Василий и Янешь, не ведя огня, забрались отряду в тыл, там и дали убийственные залпы. А Янешь подхватил не расстрелянную ракетную установку, замочил сразу пятерых врагов. — Так держать! — Крикнул Василий.

— Не держать, а бить! — Иронически возразил Янешь.

Не выдержав прицельной пальбы, противник пошел на прорыв. Стоило ему это дорого, камуфляж от перестрелки у многих пришел в негодность, и их было отлично видно.

Так что раствориться листве подобно лесным духам не удалось. Их преследовали, жаря по пятам. Когда противник бежит он практически не ведет прицельной стрельбы. Олимпиада скакала за ними, командуя.

— Зажать их с флангов, никому не давать уйти. — Смерть янки! Ее голос становиться громовым.

Еще один солдат попал по шальной выстрел, причем столь неудачно, что его разделило на две части, оторванные ноги глупо болтались.

— Еще одна жертва, вот чертовщина!

Янешь подстрелив очередного боевика, промурлыкал.

— Ничего страшного, идет размен.

В этот момент скорости бойцов резко упали, похоже, что россияне все же включили анти-поле. Обе стороны остановили стремительное движение и лишенные силовых полей и плазменного оружия сошлись в рукопашную. Числено конфедераты не уступали российским десантникам, но они были деморализованы. Поэтому битва шла при их преимуществе. Внешне хрупкий Василий, похоже, не плохо дрался, завалив противника которому едва достигал плеча. А вот мальчишка Янешь едва не погиб, пропустив удар в голову, он оказался под двухметровой гориллой. Тот принялся откручивать ему шлем, стремясь сломать хлопцу шею. Олимпиада поняла, что допустила ошибку, стрелковое оружие оказалось только у нее. Застрелив в упор ближайшего врага, она ударила другого ногой. Тут внезапно лицом к лицу она столкнулась со столь крупным парнем, что даже растерялась, видимо этого конфедерата с раннего детства раскормили анаболиками. Как ни странно у него в руках тоже был пистолет — это явно командир, лицо перекошенное, толстое, почти свиное.

— Русская тебе конец. — Прокричал он и выстрел в голову.

Крупный калибр мелькнул буквально в тридцати сантиметрах, чудом Олимпиада избежала поражения. Ударившая очередь задела шлем, срезав замки. Они сцепились, девушка выполнила подсечку, но сбить врага ей не удалось, тогда она применила прием из реслинга, вытолкнув противника. Они упали на острые камни, придавив при этом змейку, во все стороны брызнуло окровавленное мясо.

Шлем слетел с ее головы, разметав дивные волосы, громила подколол ее.

— Что шлюха раздеваешься.

И тут же схватил своей лапой за волосы. Девушка вскрикнула и получила страшный удар перчаткой по лицу. В голове у Олимпиады раздался металлический звон, два зуба вылетели из-за рта. Девушка подавила боль и ушла от второго удара, правда клок волос остался в руках ее противника.

Вскочив на ноги, она ударила его коленом, в солнечное сплетение, но боекостюм смягчил удар. Олимпиада провела серию в голову, командир в ответ лишь смеялся, бравируя своей не чувствительностью. Он снова ударил ее, зацепив ухо, а затем поразил в голень, едва не сломав ногу.

Олимпиада охнула, затем сделала ложный замах локтем и, поймав противника на встречном движении, пробила подсечку левой ноги. Противник полетел вперед, врезавшись головой в гнилой ствол. Девушка захватила шлем и стала его поворачивать, нащупывая замки. Это ей удалось лишь отчасти, противник поднялся и словно заправский боксер стал проводить серию ударов. Девушка была вынуждена отступать. Тут она обратила внимание на крики в стороне. У Янеше сорвали шлем, и откручивали голову, мальчишка укусил противника за руку, но его защищала перчатка, и пацан едва не сломал зубы.

— Мама спаси! — Кричал он. — Дяденька не ужели вы убьете ребенка.

— Молчи щенок, как убивать наших солдат ты как взрослый, а отвечать дитя! — Рявкнул тот. В этот момент Янешь умудрился нащупать замок на его штанах, ловким нажатием спустил их.

Тот взвыл, оказавшись полуголым, Олимпиада, не глядя, рубанула его ногой в беззащитный пах. Тот вырубился, Янешь освободился. В этот момент вражеский командир прыгнул на девушку, его нога нацелилась в ее голову, россиянка с трудом увернулась, а от удара треснуло довольно толстое дерево.

Янешь пропищал.

— Один за всех и все на одного! — И прыгнул под ноги супостату.

Ловкая подсечка мальчишки была неожиданной, враг рухнул в кусты, воспользовавшись моментом, девушка окончательно содрала шлем.

— Теперь у тебя голая башка и задница! — Подколола она.

Тот понял что женщина, которую он хотел поиметь унизила его, ярость была беспредельной, а вой диким.

Тот прыгнул, но Олимпиада ушла, а затем они одновременно с Янешем врезали врагу в морду. Небольшой, но крепкий кулак мальчишка поразил висок, а девушка угодила в нос.

Потекла кровь, а координация командира замедлилась. Нанеся еще пару ударов, в стиле опля кувалда по шее, Олимпиада окончательно его вырубила.

— Ух, и здоровый бугай пришлось повозиться.

— У меня ножик, есть, правда я о нем забыл. — Пробормотал Янешь.

— И чего ты хочешь?

— Отрезать ему голову!

— Нет, мы берем его в плен!

— А связать то нечем.

— Раньше чем через час он не отправиться, а пока надо добить остальных.

Уцелевшие конфедераты потеряв командира, утратили боевой дух. И когда Олимпиада прокричала.

— Кто хочет жить может сдаться. Гарантирую жизнь и свободу по окончании войны!

Почти все за исключением нескольких фанатиков воспользовались данным предложением.

Некоторые из солдат оказались умнее, особенно Антон и Василий. Они прихватили большое количество клейкого мега-пластика с помощью которого склеили пленных солдат.

— Как вы догадались хлопцы.

— Это не трудно если современное оружие вырубается значит много будет пленных, а вязать их надо.

— А где мой шлем, там не только гравио, но и радиосвязь, мы должные быть в контакте со своим командованием.

— Сей час найду.

Янешь бросился искать вещицу. Хорошенько вывалявшись в теплой болотной жиже, он все же достал его.

— Вот возьми свое сокровище.

Девушка внимательно осмотрела его, весь заляпанный грязью, и увидела что разъемы радиопередатчика, вырваны с корнем.

— Как я теперь буду вами командовать.

— Давай починю! — Произнес Антон. Это дело двух минут.

— Не верю!

— А если поможет брат, то и минуты.

Ребята и впрямь очень быстро исправили повреждения. Пленных надежно обездвижили и решили оставить. Олимпиада вышла на связь и обратилась за помощью. Ей сообщили, что оружие и боеприпасы уже выброшены и осталось их только взять.

— Так ребята вам придется не много подвигаться на своих двоих. Всего одна переброска примерно километр.

— Теперь у нас будет отличное снабжение, ракеты у противника взлететь уже не могут. — Молвил Василий. — Вот если бы еще наше оружие сохранило убойную мощь.

— У тебя есть конкретные предложения? — Спросил Антон.

— Кое-что намечается. Во время так просветляются мозги.

— Если выживем, обязательно передадим командованию.

— Я, кажется, догадался по какому принципу, действует анти-поле. А это откроет путь к нейтрализации его воздействия.

— Прибавьте скорости мальчики, так вам придется потрудится. Физически! — С нажимом добавила она.

Оружие и впрямь было сброшено в контейнерах, это были автоматы с электромагнитным не таким эффективным, как плазменный, но все же приличным разгоном, сверхтяжелые патроны были снабжены сердечником из гравитациона мини-радиоактивного вещества добываемого на нейтронных звездах в сто раз плотнее урана. Это многократно увеличивало пробивную способность. Назывались она громко «Алмазова».

— Впервые подобные модели появились свыше тысячи лет назад, а потом многократно совершенствовались.

Здесь были и подствольные гранатометы, ручные пушки с двадцатью стволами, осколочные кумулятивные гранаты, и многие другие новинки. Одно из них плоский толстый почти игрушечный пистолет с изогнутой рукоятью привлек внимание Янеша.

— А это что?

— Ультразвук. Только смотри не трогай его попусту, батарея не плазменная и его надолго не хватит.

— Я все понял, он, наверное, бесшумный?

— Да бесшумный!

— Замечательно с него легко снимать часовых.

— Это мы сделаем.

Отряд пришел в движение, задвигавшись как змея. Теперь солдаты чувствовали себя еще уверенней. Растительность на пути становилась все богаче и пышнее стали появляться роскошные цветы причудливых форм. Янешь не удержался и принялся срывать растения и на ходу плести себе венок. Олимпиада одернула его.

— Не время Янешь.

— Да я немножко. Разве такая очаровательная девушка как вы не ценит красоту.

Неожиданно поляна кончилась и они перед толстенными гравиотитаново-бетонными стенами. Было видно, что здесь начиналась территория базы.

Олимпиада достала бинокль и посмотрела на стены затем на массивные раздвижные ворота.

— Похоже, их не возьмешь гранатами. А на базу проникнуть надо и желательно без шума.

К ней подошел Антон.

— У нас с братом есть идея. Только она вас, надеюсь, не смутит.

— Говорите я женщина не стеснительная.

Юноша зашептал ей на ухо. Олимпиада покраснела.

— Замечательно! Я готова на это, тем более что это прекрасный способ пощекотать нервы.

— Но перед этим смажьтесь металлобунином, кожа станет глаже, и вы не будете выглядеть такой большой.

— Я так и сделаю.

Полковник Билл Викандо, усевшись во вращающееся на колесиках кресло, тревожно вглядывался сквозь прозрачную броню. Только что все компьютеры сдохли, и он вместе с находящимися рядом солдатами пребывал в паническом состоянии. Разумеется, Билл был опытным воякой, но произошедшее с ним превосходило все пределы здравого смысла. Оставалось только предположить что после высадки десанта, русские применили новейшее супероружие. А раз так то и дорогостоящие прочнейшие стены не спасут.

Лучеметы также отказали, но от расы Паввир осталось более примитивное огнестрельное оружие, вот им они обвешали себя, и теперь целый взвод сгрузился у входа. А вот чем будет отбиваться остальная огромная база — неизвестно.

Так и они торчат, словно на иголках, полковник единственный кто сохранил примитивный оптический бинокль, обычно используются приборы с плазменным компьютерным усилением. Приподнявшись, он напряженно всматривается. Вот что подозрительно зашевелилось.

— Смотри, появились русские! — Пробормотал полковник.

— Да нет, это всего лишь зверь. — Ответил майор.

Билл едва не протер стекло взглядом, руки его дрожали, стекла запотели. Густые, пышные ветви раздвинулись и из-за них появилась обнаженная женщина.

— Вот теперь у меня начался бред. Или это воздействие на психику со стороны наших врагов. — Крякнул Билл.

— Дай мне бинокль. — Майор вырвал его из рук и протер стекла.

— Да верно баба! И такая фигуристая, кожа аж лосниться.

— Два не могут видеть один и тот же бред, она реальная.

Девушка была молодой с золотисто-оливковой полированной кожей, она блестела как перламутр. Длинные жемчужные с золотыми искрами волосы, были почти по пояс, а на голове блистал фиолетовый венок. Она улыбалась во все сверкающие словно лампочки зубами, из-под атласных губ.

— Это чудо, нам явилась фея, пробормотал полковник.

Девушка приближалась, она излучала эротику и стыдливую невинность одновременно. Громадный букет ало-красных цветов не закрывал ее шикарную грудь и соблазнительные соски. Солдаты сгрудили и смотрели во все глаза, в них читалось похоть и желание. Девушка подошла к двери толщиной в добрый метр и остановилась. В близи она казалась ее более прекрасной и соблазнительной.

— Мы хотим ее! Открой двери! — Как псы рычали солдаты.

— Конечно, откройте.

К счастью более примитивный аварийный механизм, работал на простом электричестве и массивные врата раскрылись.

— Теперь ты наша! — Рявкнул полковник.

Девушка потянула носом букет и произнесла божественным как звон серебряных колокольчиков голосом.

— Я тщательно подбирала цветы со сказочным ароматом. Вдохните их благоухание, оно распалит страсть и увеличит мужские силы.

Затем ее руки замелькали как крылья у бабочки, и она раздала каждому солдату по цветку.

Те принялись жадно вдыхать, многие буквально захлебывались в дурманящем запахе. Алчно затянулся и Билл, ну кому не хочется добавить в мужской силе, когда рядом с тобой стоит столь сногсшибательная красотка.

Вдруг голова у полковника закружилась, ноги отяжелели. Вяло, мотнув головой, он стал заваливаться на бетон. Другие солдаты также скопытились, погрузившись в наркотический сон. При этом они тихо посмеивались, им было хорошо. Олимпиада издали махнула рукой, делая знаки солдатам.

— Все в порядке можете заходить.

Капитанша сама вставил в ноздри и в горло фильтры, кроме того, ей вкололи антидот, поэтому она не чувствовала дурмана. Янешь добежал первым.

— Классную операцию мы провернули, и что этих тоже возьмем в плен или приколем штыками.

— Ну, ты маленький садист, разве можно убивать беспомощных спящих людей. Ну, разве Янешь это не подло.

— Конечно, подло! У меня такой мысли не было, просто я так неуклюже пошутил. — Мальчик скривил рожицу. — Тупой я!

Василий подколол товарища.

— Наконец-то сказал правду. Ну, вот теперь мы должны сделать следующее. Взять этих связать, затем, пользуясь, тем, что база обнажена, захватить ее и перебить всех кого можно.

— Недурная мысль, но эти ребята, если не вколоть им антидота проваляются трое суток. Так что пеленать их не обязательно.

— А если случайно кто-то из них косит. — Задумчивым видом произнес Антон.

— Уговорили! Профилактика никогда не помешает.

Действительно один из солдат конфедерации дернулся, схватил автомат и, получив прикладом в рыло, завалился.

— Ну вот, а ведь он мог поднять преждевременную тревогу. — Заметала Олимпиада. — Так что мальчики вы молодцы.

— Мы всего лишь осторожны, от этих гадов всего можно ожидать. Даже того, что армидарин на них не подействует.

— В таком случае, в следующий раз делайте контрольный выстрел.

Девушка оглянулась и перехватила где смущенные, а где полные желания взгляды, бросаемые солдатами. Только тут она обратила внимание, что стоит совершенно нагая.

— Что уставились солдаты, голой бабы не видели. — Все поспешно отвернулись лишь два ученых брата и Янешь сделали вид, что их это совершенно не касается. И если Ковальский был еще ребенком и ему простительно равнодушие, то двое худеньких, но симпатичных парней, которых она очень ценила за интеллект, вызывали раздражение.

— Что я не достаточно красивая для вас. — Спросила она.

— Почему ты одна из самых пригожих женщин, что я видел. — Произнес Антон.

— Так почему в твоих глазах юноша не читается желание?

— Я не похабник.

— А женщины хоть у вас были?

— Когда учились в институте сколько угодно и тоже молоденькие, красивенькие, горячие. — Ответил Василий.

— Вот как, а мелковаты ли вы для них.

— Мы довольно крепкие и если что можем дать сдачи, кроме того женщины ценили нас не за мускулы, а за ум.

— Я вас тоже ценю. А теперь. — Олимпиада взяла руку одного юноши и положила на левый сосок, против левого сердца, затем продела то же самое с другим даже крякнув, когда мужская рука коснулась ее правого соска, другое сердце затрепетало сильнее.

— Помассируйте меня.

Юноши, немного смущаясь, принялись выполнять экзотичную просьбу. Делали они впрочем, это столь умело, что груди Олимпиады набухли, а сердца забились в унисон.

Девушка застонала.

— Ах, как хорошо, похоже, вы делали это раньше. Верю, что у вас были девушки.

Ее заместитель лейтенант Горячено прервал идиллию.

— Мы должны воевать, а предаваться утехам, на войне все решают секунды.

Олимпиада резко скинула руки.

— Но, но полегче, а то разошлись кобели. Подайте мне форму, хитрости окончены, битва перешла в стадию тотальной резни.

Сражение развернулась с новой силой ребята вбежали в передний ангар, и там из автоматов изрешетили пару десятков конфедератов. Затем они переместились по длинному извилистому коридору, в нем было довольно темно, свет вырубился вместе с компьютерами, зато и ловушки с лазерными пушками не девствовали. Взорвав триноциклином двери, российские солдаты ворвались вовнутрь. Они открыли огонь на поражение по многочисленным бойцам, те в свою очередь бестолково нажимали на лучеметы. Только у нескольких нашлось подобие автоматического оружия. В течение двух минут, были убиты более полутора сотен конфедератов, остальные стали разбегаться. Солдаты преследовали их. Олимпиада, размахивая прикладом, приложила одного из них, а другому срезала голову штык-ножом.

— Пленных не брать, у нас, их достаточно. Перебить всю эту шушеру.

Игра в догонялки затянулась в ходе ее погиб еще один солдат наткнувшись на подобие засады. Еще двое были довольно тяжело ранены.

Янешь прыгал как макака, прячась за колонами и, жаля, словно пчелка. Его замысловатые перемещения сбивали противника с толку. Автомат мальчишки исправно работал, маленькие, но тяжелые пули были разрывными и поэтому убивали легко. В азарте мальчишка чтобы удобнее было, целиться снял шлем.

— Надоело носить на голове горшок. — Произнес он.

После чего продолжил преследование. В какой-то момент у него кончилась обойма, Янешь принялся перезаряжать, как на него вдруг налетел крепкий противник. Ослепляющий удар последовал прямо в глаз, даже посыпались искры. Мальчик упал, и на него навалилась туша. Однако хлопец не был трусом и применил прием, из мега-дзюдо перевернувшись на спину и оттолкнув врага двумя ногами. Тот отлетел с грохотом врезавшись в титановую колону. Янешь запихнул обоймы, как в эту секунду его схватили сзади, заахав голову в «замок». Шея мальчишки хрустела и он, теряя сознание, сумел послать очередь взад. Пули отбросили противника, изрешетив его. «Замок» сломался и Янешь выскользнул, дышать стало легче, тем не менее, сознание мутилось, перед глазами стоял туман. В нем мелькнуло несколько силуэтов, и мальчик выстрелил по ним, не глядя, судя по тому, как они завалились, он попал. Затем пацан остановился и присел на труп, ботинки чмокали об кровь.

— У-у чуть голова не отлетела, и откуда силища такая дурная.

Янешь помассировал руками шею, стало не много легче. Затем нацепил шлем, опыт приучает к осторожности.

Василий и Антон сражались парой, прикрывая спину, друг друга и их выстрелы разили наповал. По этому они практически не подвергались риску, просто истребляя живую силу. Олимпиада как Амазонка то опережала остальных, то наоборот заходила с боку и в тыл.

— Давайте ребята подтягивайте, враг труслив и разбегается как тараканы.

В условиях, когда один противник вооружен до зубов, а другой остался практически голым победа вопрос не долгого времени.

Однако в конце коридора Олимпиаду ждал сюрприз. Семиметровый робот атаковал ее.

Хотя лучей у гиганта не было, он мог просто раздавить командира массой.

— Ого, ну конгломерат. — Произнесла Олимпиада, а затем всадила тяжелыми пулями, те ударили, оставив крошечные вмятины в броне. Затем машина неожиданно резко ударила могучей рукой, девушка едва успела отпрыгнуть.

— И почему ты движешься твои плазменные коллеги уже в утиле. — Пробормотала Олимпиада. — Что-то с тобой не того ты видимо бракованный робот.

Девушка отстегнула от пояса противотанковую гранату, кумулятивного действия. Прицелившись, что было не трудно — дистанция маленькая, она швырнула ее, последовал взрыв. Однако в этом состояла ее ошибка, девушка стояла слишком близко от эпицентра, и ее задело взрывной волной, сбив с ног.

— О гром и молния, какая я рассеянная. — Олимпиада попробовала, было подняться, как на нее наехал этот так и не добитый танк. Броня была пробита, но видимо этот робот имел более мощное прикрытие, чем обычно принято или ему просто повезло, но он сохранил подвижность. Навалившись он придавил Олимпиаде ногу.

— Ох, больно! — Девушка попыталась выдернуть конечность, затем сбросить громилу, но сто тонная туша была ей не по силам. Хорошо еще, что сапог бронированный иначе расплющило все кости. Но все равно при всей своей упругости гипертитан пружинит и помаленьку сдавливает, плоть хрустит.

Олимпиада отбрыкивается, но машина уже взгромоздилась на нее, и стала наносить удары. Если бы не боекостюм ее сразу убило, а так она продолжает жить, хотя из-за выбитых зубов хлещет кровь. Шлем расплющило и ее сдавило клешней за голову, хорошо, что хоть кости улучшены биоинженерией, а то сразу настала смерть.

— Не ужели конец. — В голове у Олимпиады было сразу тысяча тяжелых колоколов.

Внезапно робот замер, конечности остановились.

Прозвучал знакомый голос.

— Ну, ты Олимпиада даешь! Гибнешь и не зовешь на помощь. — Антон подскочил к механическому субъекту. — Как он тебя поцарапал, тебе еще пару мгновений и мозги лопнули.

Олимпиада с трудом шевелила губами, но оставалась любопытной.

— Ты лучше скажи, как это мегаплазменный тип, мог двигаться.

— Молча. Хотя ладно скажу. Вон у него в спине точит магроновый аккумулятор. Кто в порядке эксперимента сунул его туда. В результате анти-поле его не вырубило. Так что Оля, тебе не повезло.

— И как вы его отключили?

— Одним выстрелом. Просто нужно знать, куда стрелять. — Подмигнул ей юноша.

— А теперь я постараюсь освободить тебя от захвата. — Антон полез в разбитый аккумулятор, поковырялся в нем. Робот дернулся и, пропищав, отъехал от космической амазонки.

— А теперь может это смешно, у меня снова проблемы со связью почините ее милые мальчики.

— В две секи! — Произнес Антон, его лицо залил румянец.

Когда связь заработала, Олимпиаде передали, что на базу прибывают новые части и российские практически полностью овладели ей. Действительно был слышан топот множества ног, сотни солдат растекались по кажущимся бесчисленными коридорам и комнатам.

— Похоже, что здесь мы не особенно нужны. — Отметила девушка.

Василий заметил.

— Обрати внимание на ящик, в нем хранятся новейшие лучеметы, было бы неплохо прихватить парочку и посмотреть какие усовершенствования ввели вражеские инженеры.

— Это само собой. А вот погляди Олимпиада, видишь этих гравиотитановых уродцев.

— Юноша указал на неподвижно стоящих киборгов. — Вот обрати внимание, они парализованы, плазма мертва. А этот дергался, а ведь электричество тоже использует похожие принципы. Мне кажется, мы вот-вот нащупаем загадку.

— Щупай быстрее, а то мне жалко зубов.

— А что новые не вырастут?

— Вырастут и даже будут лучше прежних, но пару суток придется походить щербатой.

В наушниках у Олимпиады вновь запищало.

— Передают приказ. — Произнесла она.

— Капитан Точенная. Строй роту и выводи ее из базы, вы должны продолжить продвижение в глубь вражеских позиций.

— Все будет исполнено. Рота все ко мне. — Передала она по радиодиапазону.

По самым приблизительным подсчетам они убили почти тысячу, потеряв в этом месте только одного, это колоссальное достижение.

Выбираться наружу пришлось немного дольше расчетного, по пути взорвали пару не слишком толстых дверей. Наконец они выбрались из лабиринта и оказали на внешне мирной лужайке. Там их уже ждал майор Артем Громыко.

— Ну, голубчики, похоже, вам сильно везет, теперь вас кинут к мосту. Там вам придется действовать в отрыве от остальных частей, так что я, честно говоря, ребята не завидую.

— Чем сильнее враг, тем дороже победа! А слабый противник обесценивает успех! — С пафосом произнесла Олимпиада.

— Согласен, вас зато отлично снабжают. Вот посмотрите на эти вездеходы. — Громыко указал на четырехгусеничный снабженный большими резиновыми подушками агрегат.

— Старая модель, применялась еще тысячу лет назад, тогда еще не было всех этих бесчисленных антигравов.

— А двигатель, какой. Осведомился Антон.

— Турбогенераторный. Хоть и примитивно, зато по любому болоту пройдет, словно посуху.

Василий пощупал резину.

— Может это и вездеход, но скоростные качества у него не ахти какие. Можно было придумать и более совершенную машину.

— А это кто такие умные? — Удивился майор.

— Это Антон и Василий, мы их зовем профессорами. Они уже смогли значительно улучшить конструкцию лучемета.

— И сильно это помогло?

— Могучих роботов взрывали с одного выстрела. — Произнесла Олимпиада. — Я сама не ожидала такой эффективности.

— Тогда пускай пришлют чертежи, и мы переделаем лучеметы во всей армии. А пока хватит разглагольствовать тут четыре вездехода, на них вы все поместитесь.

Остальные три машины стояли в зарослях растений класса лиммо. Они были настолько буйными, что закрывали по уши листвой. Гусеницы вращали подушки, которые пока речь не дошла до болота были приставлены к бокам. Ходовые качества оказались выше, чем ожидали скептически настроенные ребята. Когда деревья росли слишком густо, вездеход ссужался и проскакивал между стволов.

Вскоре показалось болото, страшные теплые топи, вообще климат вокруг был тропическим, и трясина засасывала страшно. Подымал ядовитые испарения, тлел и дымился торф. Янешь отметил.

— Такое ощущение, что страшные монстры плывут под нами. Во всяком случае, здесь могут быть самые мерзкие формы жизни.

— Смотри не накаркай. — Предупредил Василий.

В туже секунду болото вспенилось, и громадная рептилия, напоминающая смесь пираньи и ящерицы выскользнула из топи. Нескладную корявую голову венчал семихвостовый гребень. Ребята тут же открыли по нему огонь, на теле монстра вздулись фонтаны крови, а один наиболее предприимчивый, а может испуганный боец, всадил гранатой в глаз.

Громыхнуло и разбитое чудовище рухнуло в трясину. От удара прошла грязная волна пара солдат упала в болота. И протянули автоматы, набросили подобие лассо и не без труда, но все-таки вытащили.

— Держитесь крепче мальчики! Возможно это не последний сюрприз. — Произнесла Олимпиада.

Действительно трясина вновь пришла в движение, но русские воины были начеку и встретили врагов дружными залпами. Убили или нет разглядеть было невозможно, но монстры затихли и больше не дергались.

— Уж напоминает низко бюджетный ужастик. — Произнес Янешь.

— Только просмотр может кончиться могилой. — Отметил Антон.

Болото казалось почти бесконечным, естественно по нему вездеходы двигались гораздо тише, чем по твердой поверхности. Пару оно вскипало, но обходилось без жертв с российской стороны.

Вот уже появилась полоска твердой земли, и казалось можно вздохнуть свободнее.

— Мы выбираемся ребята, сейчас добавим ходу.

В этот миг полоска торфу разрезалась, и появилось странное исчадие ада похожее на комара проглотившего акулу.

Прежде чем солдаты успели открыть огонь, оно выплюнуло длинную толстенную иглу, которая пробила боекостюм. Рядовой дернулся, и свалился в трясину. Его тут же вытащили, вкололи антидот, но это уже было бесполезно, он скончался на месте, игла была пропитана сильно действующей кислотой, разом разъевшей внутренности.

Порождение болотного ада расстреляли почти в упор, но это уже не могло вернуть жизни погибшему.

— Чертова планета. Вроде земля годная для жизни, а, сколько в ней гадости. — Ругнулась Олимпиада.

— А всегда так, нет рая во вселенной. — Философски заметил Антон.

На твердой поверхности они прибавили ходу, хорошо пригнанные моторы не шумели.

Тут вдали Олимпиада заметила летящую точку.

— Остановиться! — Скомандовала она — И замереть.

— Возможно это наши. — Возразил Василий.

— А если нет, нас обнаружат раньше времени. — Огрызнулась девушка. — Прикройтесь кочками.

Сами вездеходы были покрыты пятнистой бахромой и практически сливались с почвой и громадными кочками инопланетного болота. Солдаты также замаскировались, точка все приближалась, это был трех осевой вертолет и на нем был четко виден звездный с волнистыми, как морской прибой полосками флаг конфедерации.

— А ты говорил что наши. Из-за тебя торчать у параши. — В рифму подколола его Олимпиада.

В наушниках раздался шум и послушался строгий голос.

— Капитан Точенная почему остановились?

— Над нами вражеские летательные аппараты.

— Это наши вертолеты, и они летят выполнять спецзадания.

— А почему на них флаги конфедерации?

— Чтобы обмануть врага или ты не знакома с военной хитростью?

— Почему знакома.

— В бардачке вездеходов тоже есть знамя янки. Вывесите его и с песнями, вы знаете, что чаще поет конфедерация, ворвитесь в расположение вражеских частей.

— Двигаться по карте?

— Да там есть мост через реку, которая бурлит фитонновой кислотой способной растворить даже гравиотитан.

— Ну и дикая здесь природа. — Не удержалась Олимпиада.

— Не перебивай. Природа тут не причем, это они конфедераты искусственно так сделали. По этому нам по зарез нужен, автострадный мост. Не дайте врагу его взорвать.

— А разве ядерные и аннигиляционные заряды действуют.

— Нет! Но там полно обычной взрывчатки и если у них хватит ума, они воспользуются ей.

— Все поняла, мы их немедленно атакуем.

— Только одно прошу Олимпиада, не зарывайся. Пока ваша цель только мост.

— Есть! — Коротко обронила девушка.

Вездеходы пришли в движение, набирая предельную скорость.

— Всем вывесить флаги конфедерации.

— Это позор! — Крикнул Янешь, но на него дружно зашипели.

— Молчи молокосос, командир знает что делает.

Набрав скорость они, наконец, добрались до выжженной в почве базальтовой дороге. Ее поверхность была почти зеркально, и отражало пару светил.

— Поехали по ней. Кто не спрятался, я не виновата. — Неуклюжей шуткой Олимпиада подавляла свое волнение.

Янешь опять снял шлем, было очень знойно, а терморегуляция не работала, пот застилал глаза, и мальчишке было приятно подставлять под ветер раскрасневшееся лицо. Вскоре его примеру последовали другие солдаты.

— Ладно, пока разрешаю. — Снисходительно молвила капитан. — Только когда будем подъезжать, наденете снова.

Ободренный Янешь и вовсе выскочил из боекостюма оставшись в одних шортиках, давая обдувать ветру свое загорелое, рельефное тело.

Первый вдали появился штиль с огромный флагом, далее последовал и сам мост. Солдаты надели шлемы и напряглись.

— Спойте хоть что-то по-английски. А то они заподозрят.

Видя, что рядовые молчат, Олимпиада затянула своим громогласным голосом оперной певицы. Другие стали подпевать, английский язык изучают в школе все, ведь это все-таки воюющий враг.

— Давай веселей ребята, мы на войну едем, а не на похороны.

Часовые, увидев колонну своих войск, быстро открыли шлагбаум. Это была простая примитивная задвижка довольно массивных ворот и вручную она ворочалась с трудом.

— С какой целью прибыли. — Спросил Олимпиаду генерал-майор.

— Нас послали на усиление, охраны. Вот видите у солдат специальные автоматы способные бить, когда лучеметы не действуют. — Произнесла девушка, нисколько не заботясь о том, что акцент может ее выдать. В конфедерации было столько народов, что они изрядно испоганили английскую речь. Например, этот генерал-майор был чистокровным негром, а его помощница, красовалась с ярко выраженными чертами монгольского лица. Правда у самой Олимпиады был сломан нос, под глазом фингал, не хватало зубов, но в целом она продолжала оставаться очаровательной.

— Похоже, вы побывали в битве. — Отметил генерал. — Ну, каковы русские?

— Честно говоря, как бойцы неплохи, только слишком жестоки. — Сказала Олимпиада, потрогав языком распухшую губу.

— Мы из них жестокость выбьем, скоро последует удар по столице, их Петроград превратиться в радиоактивное кладбище. — Воинственно гаркнул генерал. Олимпиада с трудом сдержала себя, чтобы не всадить пулей в голову, это обязательно случиться, но пока не время. Российские солдаты разбежались по территории моста. Конфедератов было много и преднамеренно рас сосредотачивались, стремясь охватить как можно большую территорию. При этом были не многословны, но по-английски сумели переброситься парой другой фраз. Обладающий от природы отличной памятью Янешь знал английский в совершенстве и тут же, как типичный мальчишка принялся сочинять.

— Русские обложили нас со всех сторон, но продолжал отстреливать их лазером и они падали один за другим. Тогда их громила-полковник захотел уничтожить меня аннигиляционным зарядом и уже навел на меня пушку. Так я схватил камень и швырнул его в лоб. Со страху этот русский наложил в штаны и долбанул ракетой по своим. В этот день я уничтожил более трех сотен. — Густо врал Янешь.

Его хвастовство было встречено дружным смехом. А мальчик все распалялся, выдумывая и напрягая свое детское воображение, вписывая все новые баталии. А когда он снял шлем, и закурил, это было особым шиком.

— Опять это не сносный пацан рискует. — Пробормотала Олимпиада. — И почему его так тянет обнажать голову, может потому что она пустая.

— Можете снять шлем и выпить отличного портвейна. — Предложил ей генерал. — У нас недавний завоз прямо из метрополии.

Хотя от жажды пересохли губы, Олимпиада махнула головой.

— Я не пью спиртного.

— По причине религии или вы спортсменка, какая большая девушка. — Осведомился генерал.

— Принципиально, не употребляю. — Тут Олимпиада окинула мост взглядом. Солдаты уже рассредоточились, мало их неразговорчивость стала вызывать подозрение, больше тянуть не было смысла.

— Я очень сожалею, что мне приходиться делать, но такова моя профессия. — И она ударила генерала прикладом в висок. Тот сразу обмяк, его помощница выхватила пистолет, но не успела выстрелить, рухнув с прострелянной головой, били разлетающиеся косточки.

— С вами было приятно общаться, а теперь до встречи, а Аду. — Скороговоркой произнесла девушка.

Остальные солдаты открыли огонь на поражение по своим ближайшим визави. Удивительно профессионально сработал Янешь, укокошив сгрудившихся вокруг себя бойцов. Поскольку большинство из них было в легкой полевой форме, одна пуля убивала сразу двух-трех человек. Другие солдаты также преуспевали, лишь некоторые из конфедератов успевали опомниться и броситься на русских, а один даже успел рвануть подобием динамита. Российский солдат юный Ахмед Улматай бросился на взрывчатку, прикрыв остальных, и его разорвало на части.

— Жаль погиб такой хороший парень, дома у него осталась жена и два сына. — Пробормотала Олимпиада и вытерла со шлема кровь. В целом бой оказался на редкость коротким и легким, сыграла на руку внезапность, а также почти полное отсутствие у противника не лучевого оружие. Правда, пара ответных выстрелов, но бронежилеты выдержали. Лишь одному Янешу это могло дорого стоить, но ведь мальчишка был из числа везунчиков.

— Мост наш и мы с него не уйдем. — Олимпиада встала в позу.

— Сюда приближается колонна. Она идет со стороны града Пуссач. — Доложил караульный.

— Кто на колесах.

— Точно не видно, но судя по форме это даги.

— Вот как? Тогда надо приготовиться. — На души Олимпиады стало тревожно, грузовых, переливающихся лакированными боками грузовиков было больше сотни. Схватка предстояла не шуточная.

Глава 12

Руслан продолжал прислушаться. Свежесрубленные доски корабля терпко пахли валекежным дубом. Мальчишка напряженно думал. Вельможи продолжали вести не спешный разговор.

— Так значит война, с агиканами неизбежна? — Да и старший брат уже будет на нашей стороне, не исключено что нам удастся создать широкую коалицию.

— А гроссмейстер Гупурр?

— Он лучше других понимает, что Кирам это главная опора всемирной веры, и поможет нам справиться с агиканами.

— Таким образом, нам предстоит уговорить лишь царя Фатации. А Лев тринадцатый пусть издаст буллу.

— И это будет, наш орден «Львиная пасть» загрызет любого.

— Недавно пираты отняли у агикан сто пушечный крейсер. Вот потеха.

— Так им и надо. Будут знать, как натравливать на нас всякую сволочь.

Тут Руслан вспомнил, что не выполнил задание, данное прежним атаманом Джеймсом Куком. Хотя с другой стороны, почему он должен обязательно его выполнять. Кто такой это Джеймс, кровожадный пират и пройдоха, утаивший сокровища от команды. И к своему стыду он Руслан в этом участвовал. Что же это был его выбор.

— Что же Лев должен рычать. А гроссмейстер Гупурр мог бы послать убийцу к королю Агикан, борьба за трон не укрепит империю.

— Убийца тщательно законспирирован и готов ужалить. Во вселенной только один Бог и должен быть единственным старший брат. То, что их король решил стать главой церкви это святотатство и его ждет жестокая кара.

— Когда, наконец, Аладдина убьют.

— В самый нужный момент.

— Тогда давай выпьем за это.

Иезуит подозвал вертящегося мальчишку и скомандовал.

— Принеси нам бочонок вишерского.

Мальчик, мелькнув босыми пятками, подхватил обширную емкость и с трудом поволок ее к главарям. Те выпили, прогнали хлопца, наградив его щедрым пинком под зад, и уселись за стол. Хотя они и говорили тихо, остроухий Руслан ловил каждое слово.

— Вот теперь разговор пойдет веселее. Лев тринадцатый считает, что такая империя как Агикан, не имеет право на существование. Она должная быть поделена между Кирамом и Фатацией, что касается Зингер, то скоро настанет и ее черед.

— Десятину республиканцы нам платят исправно.

— Но не более того, а прочие выплаты в казну старшего брата прекратили.

— Ничего я думаю лучший вариант восстановить там монархию. В этом случае и порядку будет больше и власть церкви укрепиться.

— У нас есть уже подходящий принц. Он воспитывался при монастыре, и абсолютно зависим от нас.

— Так и отлично чего вам еще надо?!

— Кое-кого подкупить, а кого убить.

— Одно убийство лучше ста проклятий. Надо действовать, а не тянуть.

— Давай еще раз выпьем.

Пьяницы потянули по внушительному бокалу. Вино было дорогим и очень крепким.

— Может, споем надоело говорить о политике.

— Давай только тихо, а то весь корабль разбудим. Завтра нашим людям предстоит работа.

— А что люди. Хуже псины. Нам ли о них заботиться.

— Зато с них хорошо выдавливать монету. Особенно если они чувствуют и знают, что о них заботишься пусть больше на словах чем на деле.

Языки у заговорщиков все сильнее заплетались, и после очередного бокала базар окончательно смолк.

Последние фразы была такими.

— Ты слышал, в Патриже вспыхнул мятеж, который возглавили две красивые бабы.

— Когда их словят, солдатам будет большая утеха, их разорвут на части.

— Я бы и сам не прочь принять участие в охоте.

— Тут на побережье находиться шикарный бордель, завтра мы возьмем с собой на борт сучек.

— Не глупо, а почему бы не сейчас. У меня проявилось желание. Ей позовите мне проституток. Где ночные феи? — Вельможа громко заекал и свалился с ног.

— Да пошлет Всевышний тебе добрый сон. — Произнес знатный священник, перекрестил, а затем шаркающей походкой отправился себе в каюту.

Разговор, подслушанный Русланом, таил в себе немало секретной информации, но толку от него было не много. В конце концов, отравят или нет агиканского короля, невелика им разница. А война, наоборот, на пользу флибустьеру, больше добычи, меньше тобой заняты боевые суда противника. А что касается Старшего Брата то корсары, как правило, суеверные, но при этом не верующие и при случае готовы обобрать священника до нитки. Сам Руслан никогда не молился, и с молоком матери впитал в себя, что все религии это обман, а богов нет. Если Аплита во что и верила, то при детях предпочитала, не распространятся. Восстание конечно интересно, но Руслан был далек от думы, что его устроила мама. Эта мысль казалась слишком дикой и невероятной. Пирату впрочем, это до фени.

— Богатые зажрались. Бедные голодают вот поэтому и вспыхивают мятежи. Не мое это собственно дело. — Прошептал мальчишка. — Надо подумать, что с этой занозой делать.

Его взгляд упал на недопитый бочонок. Черноволосый очень похожий на него мальчик подбежал к ней произнес.

— Дяди изрядно насвинячили. Никто не видит, попробую как я их «винчика». — Хлопец наклонился и глотнул сладкого пойла. Затем присосавшись отпил еще, в голове у мальчишки зашумело и он, пошатываясь отправился в камбуз.

— А что если проникнуть в пороховой склад и там взорвать бочки. В этом случае эта громадина сгорит и потонет. — Сообразил Руслан. — Я так и сделаю.

Прихватив факел и на всякий случай замазав смолой, лицо и волосы хлопец отправился в глубины корабля, при этом положил в щелку свой классный элитарный меч, опасаясь, что тот его выдаст. Решение спорное, но выбирать не приходится. Внутри посудины было душно и не совсем хорошо пахло. Впрочем, Руслан был не из привередливых. На ходу его окликнули.

— Гвидо подай нам рому. — Пробурчал пьяный матрос.

Согнувшись, Руслан подскочил к бочке, и не ловко нащупав краник, отлил в кувшин.

— Ты слишком долго возишься мерзкий мальчишка. — Руслан получил увесистый подзатыльник. — Ну, вали чертенок, пока еще не дали.

Ложный юнга припустил во всю прыть. Хорошо, что его принимают за другого. Пороховые склады всегда стараются расположить таким образом, чтобы вероятность случайного попадания ядра была минимальной. То есть внизу и посередине судна прямо под гросс-мачтой. Вот туда и следует ему забраться. Руслана начал спускаться, ступени были скользкие, воняло все сильнее. По пути ему пару раз попадались, они окликали его, заставляя выполнить то или иное мелкое поручение. Мальчик выполнял поручения охотно и быстро, в темноте его и местного мальчишку невозможно было отличить, тем более что реальный Гвидо, скорее всего, спал. От волнения Руслан сильно вспотел и стал блестеть, в свете факела.

— Нужно совладать с нервами иначе, какой я пират. — Проговорил он про себя.

Вот, наконец, видна тяжелая дубовая дверь с громадным замком. Тут Руслан остановился, не зная, что делать дальше. В этот момент его снова окликнули.

Очень толстый человек с длинным ножом подозвал его.

— Ты шляешься по трюму бездельник! Иди, вычисти мои сапоги.

Руслан бегом приблизился к нему, пламя осветило чумазое лицо, тут как, назло толстяк бросил на него более внимательный взгляд.

— Ты не Гвидо! Ах, гадкий шпион, говори кто ты.

Вместо ответа Руслан долбанул противника ладонью в горло. Тот в ответ взмахнул ножом, и мальчишка едва увернулся от прошедшего вскользь по ребрам удара.

— Вот скотина. Руслан, перехватив руку, вывернул нож, затем по рукоять вогнал его в живот. Толстяк вскрикнул, и цепкие пальцы вцепились ему в горло, подавив вопль.

Хлопец душил врага со всех яростью, удовлетворенно ощущая, что как падает сопротивление противника и как он обвисает. Когда он, наконец, стал трупом, Руслан отбросил его. Теперь и он это отчетливо понял надо спешить, иначе подымут тревогу, обнаружив исчезновение важного матроса. Однако замок не подавался, а юноша не имел навыков взломщика, напрасно используя нож. Тот затупился и сломался.

— Вот уродство как же я теперь замок вскрою. Может быть дверь поджечь? — Руслан приложил факел. Твердое дерево горело плохо, кроме того, сверху оно было ковано железом. Юный диверсант вскоре понял полную бесперспективность подобного пути и принялся подогревать замок. Масло в нем загорелось и сильно воняло.

— Смердит как паленого навоза. — Руслан ткнул в отверстие сломанный нож, ткнул поглубже, слегка прокрутив. Он вспомнил фильм про древние времена «Ржавый меч», где ворюга пытался подобным способом открыть замок амбара. Правда, сейчас этот способ не работал.

Послышался шум, приближалось двое караульных. Они были пьяны и завывали не стройную песню. Руслан не опасался их, но слишком велик риск, что они подымут тревогу. Поэтому он юркнул в темноту, пригасив факел.

«Сладкая парочка» подошла к двери. Старший в паре довольно массивный боец произнес.

— И на кой черт генерал приказал нам проверить охрану порохового склада, сюда никто не сунется.

— Да и замок здесь такой сам черт ногу сломит. — Произнес второй воин и тут же крякнул.

— Смотри ты, кто-то хотел открыть дверь.

Руслан в досаде стукнул себя по лбу, надо быть таким рассеянным. Тем временем охранник попытался выдернуть нож. Другой прохрипел.

— На корабле лазутчик пора поднимать тревогу.

Больше нельзя было медлить, Руслан выскочил из-за засады и провел удар в прыжке.

Он бил со всего размаха голенью по затылку, даже послышался хруст ломаемых позвонков. В этот миг второй моряк дернулся, стараясь вытянуть нож, и о чудо замок разошелся сам собой.

Прежде чем последний противник сумел подняться, глупо раскрыв рот, Руслан провел ему апперкот в челюсть, затем добавил по виску. Воин обвис, плюхнувшись на пол.

— Теперь надо действовать быстрее.

Общипав карманы и найдя кремень, фонарь, что несли пьяницы, потух, Руслан выбил искру и зажег факел.

— Теперь совершим диверсию, как в одном фильме про древность, пионер взрывает фашистов. — Мальчишка разорвал тряпку, пропитав ее смолой, изготовил самодельный фитиль. Потом вырезал кусок у самой большой бочки заправил его и поджег.

— Пусть ангелы антимира придут мне в подмогу! Надеюсь, хватит времени убежать.

Руслан прикрыл дверь, повесил, обратно резким движением защелкнув замок, и помчался к поверхности. Казалось глубинная атмосфера, давит на грудь, и туманить голову. Ноги стали на удивление тяжелыми. По пути его пару раз окликали, и Руслан сдавленным голосом отвечал:

— Меня срочно вызвал генерал.

— Это действовало безотказно, пока очередной голос не спросил.

— И зачем шкет ты нужен генералу?

— У меня есть срочное поручение мне надо на палубу.

— Нет, сначала ты обслужишь нас. — Заорал матрос, хватая его за плечо.

Юноша, не долго, думая, врезал громиле по колену, затем провел подсечку. Тот под дружный смех рухнул, а Руслан прибавил ходу.

Его бег становился все более отчаянным и судорожным. Вот, наконец, спасительная палуба, он бросается к знакомой щели, стараясь нащупать меч. Его нет на месте!

— Я тебя не брошу, пусть мне даже придется погибнуть.

Юный диверсант с бешеной скоростью ощупывал перила, тут на него наткнулся часовой.

— А ты что здесь делаешь?

— Генерал приказал найти потерянный медальон. — Нашелся Руслан.

— Вот как так давай поищем вместе.

Воин бросился на палубу и принялся ощупывать, Руслану казалось, что время летит, быстро отмеряя ему последние секунды. Скачку мыслей прервал возглас.

— Посмотри, что я нашел. — Боец достал тускло мерцающий меч.

— Класс! Дай я тебе покажу фокус. — Произнес Руслан, врезав пальцами в солнечное сплетение, применив прием «Коготь тигра». Затем рука ощутила привычную легкость меча. С разбегу юноша прыгнул за борт.

Почти сразу раздался сильнейший взрыв, корабль раскололся на две части, а дымящиеся бревна разлетелись во все стороны. Одно из них пребольно врезало Руслана по голым плечам, а головешка слегка обожгла ноги. Хотя юноша и был оглушен, его ход не замедлился, он плыл на автопилоте. Тигровые акулы вновь стали преследовать юношу.

Руслан отмахивался мечом, хотя ушибленное плечо невыносимо болело. Вот одна из хищниц подплыла слишком близко, и была разрублена, после чего на ее набросились свои же товарки.

— У вас у акул не чувства солидарности. Вместо того чтоб поддержать павшего товарища вы его добиваете. Куда делась ваша совесть?

Акулы что-то неразборчивое скулили в ответ, лишь одна из них фиолетовыми полосками и без рогов неожиданно произнесла.

— Кто ты такой малек, чтобы оспаривать миллионы лет эволюции.

От неожиданности Руслан едва не выронил меч.

— Ты разговариваешь?

— А что по твоему только люди на это способно. Вот оно ваше чванство, не даром большинство из вас отрицают эволюцию, приписав себе божественное происхождение.

— Я не большинство, и частности, верю в то, что мы когда-то были безмозглыми обезьянами. Но потом сумели подняться. Пройдут тысячелетия, и мы достигнем таких высот, о которых не мечтают даже самые смелые фантасты!

— Все равно ты человек чрезмерно самоуверен. Ты рассчитываешь с помощью разума достичь того, на что другие лелеют надежду получить за счет Божественной благодати.

— А откуда ты знаешь об этом, ведь ты не вылезаешь из моря.

— У некоторых из нас есть врожденная способность, поглощать информацию из мозга тех, кого съели. Так мне попался один чрезвычайно начитанный епископ. Ты тоже хоть и малолетка, но хранишь в себе множество знаний. Теперь ты будешь моим.

— Только попробуй! Руслан взмахнул мечом и рубанул по ближайшей акуле, которая бросилась на него.

Удар поразил ее, разрубив глаз, мозг и рог. И вновь хищницы, вместо того чтобы всем вместе налететь на своего обидчика облепили бившее в конвульсиях тело.

— Нет, тебе никогда не отведать моего мозга. — Произнес Руслан. — Но если хочешь, подплыви поближе.

— Сейчас они тебя прикончат. Ты глупый недоросль.

Хищные рыбы, покончив со своей напарницей, вновь устремились за юношей. Они попытались атаковать его со всех сторон, но Руслан нырнул и распорол, одной брюхо, другой отсек хвост. Акулы словно дурные на время потеряли к нему интерес, грызя своих.

— Ты я вижу, не управляешь своими сестрами. Что они так примитивны.

— Такие как я рождаются редко. А остальные гора глупых мускулов, которые подтверждены инстинктам: добей раненного — сильнее моих приказов.

Руслан взвесил и подумал, почему бы его не метнуть в этого полосатика. Правда был риск промахнуться и потерять великолепное оружие. Словно угадав его намерения, разумная акула прибавила ходу и стала удаляться от юноши.

— А ты я вижу, испугалась. Может, отзовешь свою банду?

— Не рассчитывай, у тебя будет не много шансов на выживание.

Акулы вновь пытались его разорвать, пару задевали, в частности распороли зубьями ногу, едва не отгрызли пальцы на руке, провели пару болезненных ударов рогами по корпусу, видимо сломав пару ребер. Но их самих была перебита добрая дюжина. На корабле их уже ждали, канонир бывший каторжник курчавый и похожий на негра Обамма выстрелил из самой мелкой пушки. Не даром у него была репутация не превзойденного стрелка, ядро угодило точно в акулу, разорвав ее на части.

— Бу-бух! — Произнес Руслан. — Жаль только что не полосатую. Теперь она запомнит меня, мстить будет.

Мальчишка стремительно взобрался на палубу, он был настолько возбужден, что усталость не чувствовалась. Висцин первым выбежал к нему на встречу.

— Ну, как мой мальчик прошла разведка?

— Замечательно, я могу набросать на листик, где расположены все их батареи и форпосты. Шанс на успешную атаку думаю, у нас есть.

— Полагаю тоже самое. План атаки остается прежним?

— Да! Единственную корректировку провел я сам? — С гордостью произнес Руслан.

— Какую?

— В порту помимо всего прочего находился ста двадцати пушечный линкор, один из самых мощных кораблей Кирама.

— Вот как, но против такой силы мы не потянем, придется отложить атаку. — Испуганно пробормотал Висцин.

— Я же говорил что находился.

— Так он ушел.

— Можно и так сказать отправился к чертям на дно.

— Утонул, сам?

— Нет, я ему немного помог. Поджог склад с порохом, и как рванула, неужели не слышали?

— Мы думали, что это гром. А Обамма и другие с верхней палубы видели пожар. Так это ты натворил?

— Да, я! У меня другого выхода не было. Иначе всех нас потопили бы или пришлось отказаться от этой авантюры.

— Да ты просто герой. Надо тебя вознаградить, но у нас берегового братства нет орденов и крестов. Возможно, твой подвиг учтем при дележе добычи.

— Это будет справедливо, хотя богатство меня пыль, не очень интересует.

— Это потому что ты еще слишком юн. В твои годы я тоже больше мечтал об приключениях чем о деньгах. А теперь мы обсудим последние детали с нашими офицерами.

Висцин и еще три человека среди них Обамма удались на совещание, вскоре к ним присоединился капитан Моник и шестеро его подручных. Руслан быстро начертил схему города.

— Основные богатства уже погружены на корабли и вот-вот могут уйти, а в пути к ним еще присоединяться трое судов, тоннажем и вооружением, не уступающих нашему. Надо спешить, напасть по утру — предположил Руслан.

Моник расслабленно произнес:

— Я согласен с этим мальчишкой. Надо ударить на рассвете, ваш корабль они надеюсь, хорошо знают и не откроют огонь.

— Это не плохая идея, но пришла в голову иная мысль. — Произнес Висцин.

— Какая же?

— Если все богатства из города увозятся, то зачем подвергать себя риску, штурмуя город. Можно поступить гораздо проще.

— Сомневаюсь план, предложенный мальчишкой прост и эффективен.

— А вот и нет у меня, есть другое соображение. Так как наш золотой мальчик потопил главный сопровождающий корабль, то самым лучшим было бы нам взять на себя его функции.

— То есть что ты имеешь ввиду?

— Мы могли бы сопровождать нагруженные транспорты, завезя их не в метрополию, а наше пиратское гнездышко.

— Так просто, а если они, прежде чем поручить нам это захотят лично встретиться с Писаро дон Халявой?

— Ну и что? Я думаю с удовольствием сыграть эту роль. Ведь я плавал пять лет под Кирамским флагом и прекрасно подражаю их нему акценту.

— А если тебя встретит тот, кто знает этого адмирала лично?

— И это не смертельно, тогда наши матросы нанесут заранее подготовленный удар.

— А ты думаешь, что сумеешь уйти?

— Со мной будет мой помощник Руслан. Он надеюсь, сумеет меня выручить.

— Что же я с тобой не пойду и голову в пасть льву не засуну. Лучше пускай мои ребята, раз сосредоточатся по побережью, чтобы накрыть те пушки, что вам не удастся уничтожить залпом.

— Хорошо я пока постараюсь добиться победы не пролив крови. Надо выбрать себе подходящий костюм кирамцы одеваются роскошно.

— И еще прихвати мешок или лучше сундук золота в подарок. — Подал реплику Руслан.

Моник вызверился.

— А это еще к чему такая расточительность?

— Золото затуманит им глаза. С его помощью мы притупим бдительность врага.

— Пираты обычно отнимают золото, а не дарят.

— Вот именно таким образом, никому и в голову не придет что мы флибустьеры. Порой надо отдать, чтобы получить.

— Только используйте свое золото, я вам не дам ни монеты. — Огрызнулся Моник.

— У нас своего хватит. — Ответил Висцин.

— Хорошо быть обеспеченным.

Здесь Руслан перехватил алчный взгляд, брошенный внешне прилизанным и аристократичным пиратом.

Висцин отправился в богатейший гардероб адмирала. Там принялся примерять на себя одежду грандов Кирама. Ни в одной стране этого полушария не одевались столь изысканно и на широкую ногу как у них. И чем выше ранг, тем роскошнее костюм. Висцин был слишком крупным, и ни как не мог подобрать подходящую одежду. Он уже было отчаялся, но после длительных поисков ему повезло, в золоченом сундуке он обнаружил комплект облачения, рассчитанный на графа Колецова тоже весьма здоровенного субъекта. В новом костюме смуглый Висцин выглядел весьма эффектно.

— Чем я не герцог. — Произнес он. — Я самый знатный гранд!

Пират даже притопнул от восторга, только большая черная и малость неряшливая бородка портила впечатление.

— Позовите Кросса, пускай немного меня подравняет.

Кросс, прежде чем попасть на каторгу работал парикмахером. Он льстиво улыбался, за тем достав принадлежности, аккуратно постриг и слегка подбрил грубую физиономию флибустьера. Робкое предложение сбрить бороду полностью последовал рык.

— Я что баба или дите чтобы расставаться со своим достоинством. Вы цирюльники лишь уродуете лица.

Кросс отшатнулся, кто его знает старшего капитана, не пырнет ли ножом.

— Ну, чего дрожишь, ты кто пират или сцыкун. Теперь слушай, похож я на кирамского адмирала.

— Да! В каждом вашем движении видно аристократическое происхождение.

— Согласен я из породы тех, кто привык повелевать. Вот теперь и ты стал подхалимом. Ну ладно иди, выполнил работу хорошо.

Висцин милостиво отпустил Кросса, затем зевнул, до рассвета осталось не много надо хоть чуть-чуть поспать.

Величественный корабль вплывал в бухту, по ней еще плавали обломки, затонувшего корабля, при чем большая часть пушек была уже на дне и водолазы безуспешно пытались ее достать.

Губернатор Цвейгу мучался головными болями. Ночь и в самом деле выдалась кошмарной, краса и гордость кирамского флота линкор «Инфанта» взлетел на воздух. Теперь груз наверняка задержится в порту, во всяком случае, до подхода других кораблей сопровождения. Это еще пол беды, но сам факт, что подобный корабль потерян в его городе, что в этом случае подумает король? Как преподнесут это подхалимы-вельможи, в этом случае одной отставкой не отделаешься.

Выйдя из своего сделанного из розового мрамора дворца, он чуть не обмер. Красивый корабль, так напоминающий тот на котором Писаро дон Халява отправился мстить агиканам распростер паруса. Двигался, правда, он, не спеша, но это объяснялось невероятным беспорядком, царящим в бухте.

— Всевышний услышал наши молитвы. В столь трудный час пришла подмога. Эй Лошанге приготовь знатный стол, я приглашу адмирала во дворец.

Старший лакей раскланялся и принялся орать на слуг, заставляя их спешно готовить знатный завтрак.

Когда, наконец, посудина заняла подобающее ей место, внушая почтение, и всем была видна эмблема «Тигр» и гордый кирамский флаг. Сохраняя подобие строгой дисциплины, ложные кирамцы, а в действительности пираты, выстроились на плацу, блистая яркими тщательно выдраенными латами. Затем спустился пышно разодетый Висцин. Его сопровождал выполняющий роль секретаря Поль Фонах, он отличался умением метать ножики и естественно Руслан, взявший роль мальчика слуги. Два рослых четырехруких воина несли вслед за ним сундук полный золота.

В порту спешно собирался оркестр, он надрывно заиграл. Потом постепенно мелодия выровнялась, и звуки стали более стройными.

На встречу выбежал офицер, обратив внимание на эполеты, он отдал честь и произнес.

— Желаю всех небесных благ господин адмирал. Губернатор уже ждет вас.

— Вольно, доложите его превосходительству, что я уже иду.

Дворец здешнего владыки располагался в глубине шикарного сада. У входа стояли две крупные ящерицы с пушками на спине, вдали пасся кактусовый слон. Непосредственно у входа во дворец росли две высоченные в десять метров гвоздики с бутоном, в который легко мог спрятаться не только Руслан, но и взрослый мужчина.

Стража с копьями у входа расступилась. Было видно, что мушкеты еще не столь модны. Сам дворец производил благоприятное впечатление, широкие окна придавали ему веселый вид. На стенах развешано много картин, оружия, щитов с различными гербами. Руслан шагал вслед за Висцином и слегка морщился, жали новенькие сапоги.

А вот сам губернатор, легок на помине. Довольно толстый, но старается держаться прямо. Очень мягким голосом он произнес.

— Я рад приветствовать столь знатного гостя.

— Я тоже благодарю судьбу, что послала мне встречу со столь гостеприимным домом.

— В прошлый раз дон Писаро вы отказались посетить мой дворец, ссылаясь на неотложные дела. Теперь вы оказали нам честь.

Тут Висцин понял, что чуть не влип, что было бы, если бы губернатор видел раньше этого адмирала. Его ждала бы в лучшем случае виселица или что-то более жестокое, например столб, когда прибивают гвоздями за руки и ноги.

— Да оказал, сколько можно пренебрегать гостеприимством.

— Как прошла ваша экспедиция в берегам Агикана.

— Блистательно! Удалось разграбить один весьма богатый агиканский городок, причем без больших потерь.

Глаза губернатора округлились.

— Надеюсь, ваше имя не было засвечено, ведь пока мы не воюем с Агиканом.

— Все прошло чисто, я даже сам удивился.

— Добыча богатая? — В голосе губернатора чувствовалась зависть.

— Не бедная, нам помогал сам Бог. В знак нашей глубокой признательности и доверия мы дарим вам сундук с золотом. — Висцин даже развел руки.

Губернатор был охвачен алчностью. Потеряв солидность, он бросился к сундуку и открыл крышку.

— Ба да тут целое состояние. Не даром эти бездельники волокли его с таким трудом. О Писаро дон Халява. Я ваш должник требуйте от меня что угодно.

— Я думаю, лучшей наградой будет преданное служение короне. Я слышал, что этой ночью вы потеряли линкор «Инфанта» прозванный в честь дочери нашего величайшего монарха. Я полагаю, что это слишком чувствительный удар, в тот момент, когда столица нуждается в финансах.

— Вы совершенно правы.

— Поэтому я предлагаю, что передать командование и сопровождение столь ценного груза надо мне. У меня в свою очередь хватит пушек, чтобы отбить его от любого пиратского нападения.

Губернатор был рад выполнить любую просьбу адмирала.

— Конечно, я вам предоставлю все необходимые полномочия. Я думаю, с таким бравым воином наши грузы будут, словно в господней деснице.

— Тогда немедленно отплываем.

— Хотя бы позавтракайте адмирал. Окажите нам честь, кроме того, кораблям тоже нужно время, чтобы собраться.

— Ну ладно, немного подкрепиться не помешает.

Висцину не хотелось возбуждать подозрение излишней поспешностью.

Руслана как прислугу оставили за дверью, а лжеадмирала угощали, словно самого короля.

Висцин справлял трапезу грубо, словно последний мужлан не знакомый с этикетом. На него стали обращать внимание, но сам губернатор делал вид, что все идет как надо.

После нескольких бутылок дорого вина, Висцин не потерял голову, его тело по-прежнему было богатырским, но зато язык стал чрезмерно подвижным и требовал работы.

Недолго думая пират запел, его глубокий бас звучал приятно, некоторые присутствующие Офицеры стали подпевать.

Граф Санта дон Ливарный вошел в помещение он опоздал на приглашение губернатора и по этому был страшно злой. Увидев здоровенного детину поющего малопристойные песенки он спросил.

— А это еще что за шут?

Губернатор ответил:

— Ты видишь самого великого адмирала Писаро дон Халява.

— Да какой это дон Халява? — Рассвирепел граф. — Это просто шут бобовый.

— Не может быть, у него эполеты. — Пробормотал губернатор.

— Так этот гаденыш самозванец, я несколько раз встречался с адмиралом, он совершенно не похож на ряженую гориллу.

— Арестуйте его! — Прокричал губернатор.

Руслан понял, что дело плохо чиркнул спичкой и поджег заранее подготовленный фитиль. Сундук только сверху был покрыт тонким слоем золотых монет, а внизу и посередине был порох. Мальчик на всякий случай предусмотрел пути отхода. Взрыв должен стать сигнал для общей атаки пиратов. Целый отряда стражников уже подбегал к двери, и Руслан швырнул сундук в них. В бросок он вложил все свое отчаяние и ярость, поэтому довольно увесистый предмет полетел довольно далеко. Взрыв был страшен, обвалилась пара колон, было убито больше тридцати человек, а взрывная волна отбросила Руслана к стене, едва не расплющив юношу.

Крепкие кости хрустнули, однако это лишь разозлило Руслана, размахивая мечом, он ринулся добивать уцелевших врагов. Висцин также не терял даром времени, швырнув стол и придавив губернатора, он выхватил саблю и налетел на графа.

Между ними вспыхнул жаркий поединок.

Санта кричал:

— Горилла, я тебя проткнул шпагой.

Висцин в ответ орал.

— Петух я срублю тебе голову.

Превосходство капитана пиратов в росте и весе сказалось мощным ударом массивной сабли, он перерубил шпагу, а затем почти рассек своего соперника пополам.

Правда, умирая граф обрубком шпаги, слегка поцарапал ему живот, проступила кровь.

Впрочем, Висцина это не могло остановить, он продолжал махаться направо и налево. На него бросались стражники, и, получив добрый удар, оседали. От взрыва выбило двери и, видя яростно сражающегося мальчишку, капитан прибавил ходу к нему. Руслан прокричал:

— Атаман, бегите отсюда, я задержу их.

Висцин, зарубив очередного, противника пробурчал:

— Скоро подойдут наши друзья, а мы и так продержимся.

Применив прием, двойной винт Руслан срубил сразу троих и стал рядом с капитаном.

— Главное чтобы не применили мушкеты.

Снаружи было слышно как корабль залп, потом, развернувшись, пальнул другой раз.

Как и полагали пираты, внезапность позволила им частично захватить и частично уничтожить вражеские пушки. Гарнизон крепости попал под жернова, многие солдаты были убиты сразу, они пали, даже не осознав опасности. Почти триста закаленных в боях морских разбойников ворвались в город. Кирамцы гибли сотнями, лишь отдельные из них отстреливались или пытались рубиться.

Руслан и Висцин, и два пирата, не стояли на месте, а перешли в наступление, охрана дворца довольно быстро впала в панику. Они дергались и отступали, закидывая своими мертвыми телами мраморные лестницы. Юноша вошел в дикий раж, словно у него и не было бурной ночи, вот очистив несколько комнат, они вырвались из колоритного сооружения, где казалось, даже стены источали угрозу.

Руслан окинул окрестности орлиным взором. Все ближайшие подступы к городу были охвачены пожарами, видны многочисленные фигурки, которые копошились как муравьи и сталкивались друг с другом.

— Наши побеждают! Теперь главное чтобы не одна золотая монета не уплыла из наших рук. — Неожиданно боевой парень проявил признаки стяжателя. Перехватив удивленный взгляд Висцина, добавил.

— Я хочу стать не просто пиратом, а думаю организовать свою собственную республику флибустьеров, а для этого нам понадобятся финансы.

— Своя республика? Зачем так сложно малыш. Управление страной это сама скучная вещь на свете.

— Не думаю, мне очень нравилось играть стратегии с военно-экономическим управлением. Это очень приятно ощущать себя царем или императором.

— Я что-то не понимаю, о чем ты говоришь. Хотя ты в целом прав, власть сладка и этот напиток хочется бесконечно вливать себе в глотку. Но и ответственность за свои поступки возрастает.

— Меня это не пугает. Давайте добавим лучше прыти, а то битва пройдет без нас.

Юный корсар побежал вперед. Остатки гарнизона сражались отчаянно, всем была известна жестокость пиратов, которые обычно не брали пленных, а если и брали, то продавали в жестокое рабство, а иногда выменивали на побрякушки, ракушки, а порой и золото шестируких дикарей-людоедов, которые считали мясо людей страшным деликатесом. Впрочем, это могло лишь продлить агонию, так как в рукопашной схватке пираты были сильнее. Кроме того, начальник гарнизона генерал Колаленно был убит в самом начале боя, и его просто не кому было заменить, тем, что первому помощнику, полковнику Ватту Моник точным выстрелом из мушкета размозжил голову.

Десяток ящериц с пушками решились на контратаку. По бокам они поместили острые полосы металла, а сверху били из пушек. Это причиняло корсарам некоторый урон. Руслан первый подбежал к ящерице, во время боя мальчик скинул нарезавшие ноги сапоги и поэтому летел как сокол. Вскочив на спину, он одним махом срубил обоих стрелков, затем, поменяв цель, бросился на второго ящера. Впопыхах мальчишка разрезал себе голую ступню, споткнувшись об металл. Впрочем, рана была поверхностной и в горячке боя он не обратил на нее внимания.

Остальные видя этого «ниндзя» кинулись наутек.

— Я не дам вам уйти! — Кричал Руслан. Однако ящерицы оказались на редкость шустрыми, активно перебирая лапками, они стремительно мчались к лесу. Как не был быстр неистовый юноша, он сумел догнать лишь одного зверя, прикончив седоков. Остальные хлестали своих «коней» из-за всех сил. Тогда Руслан метнул меч, он вонзился в складчатый зад и застрял. Животное лишь прибавило ходу.

— Ну ладно вспомни спринт умри, но догони.

Со стороны было забавно смотреть, как такая туша удирает о парня, которому на вид не дашь больше четырнадцати лет, по сути гладколицего мальчика. Руслан все прибавлял, на его счастье начался лес, и громадные пресмыкающиеся замедлили ход. Настигнув врага, юноша выдернул меч, затем запрыгнул на хвост.

Монстр ударил в пальму и скинул Руслана. Парень пребольно врезался скопление колючих лиан. Острые шипы воткнулись в тело проколов кожу. Но лишь разозлило парня. Скинув остатки изорванной, окровавленной одежды и ухватившись за похожу на канат ветвь, он словно Тарзан с воплем дикой совершил гигантский прыжок, затем, словив другую ветвь второй и применил прием «треснутый жернов» отсек головы двоим бойцам, безуспешно отмахивающими саблями.

— Ну что остальные беглецы! Надеетесь скрыться, не выйдет. — Произнес Руслан и прибавил ходу. После того как он открыл новый способ передвижения, догонять ящериц стало плевым делом.

— Я обезьяна! — Кричал он. — Гиперраус! — Так звали героя фильма дикаря побившего рекорды устаревшего Тарзана.

Далее он разгонялся, делая дикие прыжки, которым позавидовала любая мартышка. Несколько раз бойцы стреляли в слепую, но при этом промахивались. Руслан смеялся им в лицо. Когда, наконец, были убиты последние противники, юноша уселся на холку ящерицы и направил ее прямо в сторону города, стремясь быстрее выбраться из джунглей. В ветвях время от времени поблескивали оскалы четырехруких горилл, но напасть на вооруженного пусть даже и маленького воина, они не решались. Кроме того, эти звери не совсем тупые и видели, как лихо Руслан расправился с более крупными солдатами, чем он сам.

— Что макаки скалитесь, слабо вам сюда сунуться. — Юноша помахал мечом, но приматы не поддавались на провокацию.

Когда он прибыл в город, сражение почти закончилось. Последним не взятым пунктом была местная тюрьма, там за высокими воротами было зажато то, что осталось от гарнизона, а также местная суровая стража, состоящая в основном из иномирян. Они любили поиздеваться над заключенными и поэтому понимали, что им не будет пощады.

Руслан выскочил на ящерице и встал напротив ворот, затем послал ядро в самый центр.

Удар потряс, оставив вмятину в железе, но прочные врата выдержали. Руслан, сплюнул сквозь зубы и стал перезаряжать непослушную пушку. Это заняло не мало времени. В ответ в парня полетели стрелы. Руслан ловко увернулся, а три стрелы даже срубил налету.

— Ну что попали мазилы.

Выстрелы из мушкетов также прошли мимо, правда, было несколько попаданий в толстую кожу ящерицы. От боли она, было, дернулась, но была остановлена лихим парнем.

— Не бойся для твоей шкуры, это так семечки.

Перезарядив пушку, юноша взял прицел поточнее и снова ударил в стойку ворот. Ядро опять отскочило.

— Вот черт побери! Это орудие слишком слабо! — Руслан ругнулся и в друг ему в голову пришла мысль.

— Попробую их открыть изнутри.

Хотя внешне стена тюрьмы выглядела неприступно, было видно, что в отдельных местах стены прогнили, и кирпичи стали шероховатыми, следовательно, при определенной ловкости по ним можно было забраться. Только вот стражи слишком много не собьют ли его ненароком. Впрочем, Висцин не даром имел боевой опыт, он приказал.

— Берите лавки, бревна, несите сухой хворост, будем поджигать, супостатов. А вы быстрее катите «царицу».

Пираты не обращая внимания на стрелы, и отдельные мушкетные выстрелы подожгли врата, устроив «дымовуху».

Другие волокли прикрытый дровами возок с бочкой пороха — так называли «царицу». Дрова не давали прострелить ее из мушкетов. Поставив ее перед вратами, пираты подожги фитиль и отскочили.

Оглушительный взрыв сильно повредил толстенные ворота, но не снес их до конца. Тем не менее, проход разрушения были солидными и кованая железом дверь, едва держалась.

Руслан направил свою исполинскую ящерицу в атаку. С ужасающим грохотом остатки ворот слетели. Пиратская вольница испустила восторженный крик, устремившись на штурм. Началась резня и катавасия, пиратов больше, они были возбуждены кровью и потерями, не один их десяток полег под стенами средневековой кутузки.

Как всегда впереди не знавший страха Руслан, вот он сцепился с тюремным полковником. Это страшный шестирукий тип, он старается побыстрее прибить юношу, прежде чем к нему придут на подмогу друзья. Его бешеные замахи не произвели впечатления на юношу. Сначала Руслан отбили все выпады, потом врезал ногой в живот. Противника скрючило, воспользовавшись моментом, юный боец отрубил ему голову — прием действующий безотказно.

— Они у тебя большая, но видимо пустая.

Сопротивление тюремщиков иногда затягивалось, особенно когда стычки происходили в коридорах и приобретали характер засад.

Последним прибежищем, средневековых «вертухаев», был подвал. Туда одним из первых заскочил Руслан, его глаза отлично видели в темноте, а меч рубил, продолжая собирать щедрую жатву смерти.

— Ни куда не уйдете олухи, из всех щелей вытравлю. — Орал задорный юноша.

Вдруг впереди послышался страшный громоподобный рев, затем полыхнуло пламя.

— Неужели дракон? — Подумал Руслан, задыхаясь от гари.

Глава 13

Положение русских казалось безнадежным, больше у них оружия не имелось, а перед ними дюжина вооруженных до зубов гангстеров.

— Мы убьем вас и вашу кралю!

Роза Люциферо улыбаясь, шагнула ко «льву» исполнявшему роль главаря.

— Вот кто по настоящему крутой парень, так это ты гигант!

— Молчи шлюха! Рявкнул иногалактик. — Или тебе жить надоело!

— Я просто поражена твоей смелостью и красотой, ты самый лучший мужчина и способен подарить женщине не передаваемое наслаждение.

Змеи пришли в движение, шикарная самка другой расы открыла грудь.

— Ты уверена, что хочу, чтобы тебе было хорошо? — Спросил тот.

— Я этого хочу. И подарю тебе удовольствие, какого заслуживает величайший гангстер всех систем и галактик. — Роза подскочила к нему, запечатлев поцелуй. Неожиданно ей самой понравилось горячее прикосновение уст льва.

— Ты, из какой расы?

— Наццока, нас называют нацией бандитов. Меня зовут Курв.

— Это круто! Курв, я хочу овладеть тобой немедля.

Сделай вид, что она ищет молнию на его штанах, женщина обхватила рукой шею и резко сдавила нерв — строение у всех млекопитающих примерно одинаковое. Затем, вытряхнув из карманов бандита оружия, она дала залп сразу из обеих пушек. Лучеметы были форсированным огнем и поэтому иногалактики среагировали не сразу.

Вот одни из них похожий на крокодила с огромными ушами слона, разрезан пополам. Вот второй гангстер с виду безобидный похожий на фиалку, разорван на части. Затем падает третий, толстый как бочка, четвертый квадратный, пятый как треугольник, а шестой зверь, словно волк с козлиной бородой. Остальные хотели, было ответить, пальбой бластеров, импульсных автоматов, как «лев» спросонья промурлыкал:

— Любимая как мне стало хорошо.

Это вызвало секундную растерянность, чего для Розы оказалось достаточным, чтобы добить остальную пятерку.

— Вот так забили любителей подраться. Так лев или как там тебя Курв.

Полковник пришел в себя.

— Ну, ты и монстр. Тебе только в нашем спецназе работать.

Только здесь Роза Люцифера поняла, что сама того, не желая, спасла жизнь троих офицеров из армии, даже не потенциального противника, а реально воющего врага. Правда в первую очередь она спасала себя.

— Я много фильмов посмотрела, где классные дамы ведут себя подобным образом, а остальное было не трудно.

— Ничего себе не трудно, убила одиннадцать бойцов, прежде чем они среагировали. — Отметил капитан. — Тебя надо записать в армейский спецназ. А тебе уже можно вручать звание российского офицера.

— Это очень лестно. Пожалуй, я не заслуживаю этого. — С ложной скромностью отметила Роза.

Полковнику тем временем перевязывали плечо, в ресторан ворвалась охрана, многочисленные киборги и пара типов похожих на людей. Старший из них подскочил к Розе.

— Все что произошло, зафиксировано в видеозаписи. Они первыми нарушили закон и пронесли оружие на территорию игорного дома, а затем угрожали его применением. В этой связи мы не будем предъявлять к вам претензий.

Боевик поклонился Люциферо, роботы закружились, подбирая трупы и проводя сканирование и сличение данных на того или иного бандита. Роза, было, повернулась, но охранник подошел к ней и положил руку на плечо.

— Извините, но согласно правилам оружие вы должны сдать.

— Но если ко мне сунуться еще раз, то я уже буду беззащитной, кроме того, мне самой хотелось допросить Курва.

— Это сделает наша служба безопасности. Вам дилетантам делать нечего. — Отрезал главный охранник. — Впрочем, при желании мы можем вам передать протоколы допросов.

— Вот это можно. Как вы думаете полковник.

— Оптимальный вариант был бы, если бы их допросил СМЕРШ.

— Это не реально.

— Поэтому мы пока согласны на то, чтобы вы сняли с них показания, но они должны быть обязательно переданы нам.

— Так оно и будет. А теперь после обеда приглашаем вас сыграть, есть неплохая возможность поправить финансовое положение. — Взгляд у охранника стал очень хитрым.

— Непременно воспользуемся. — Произнесла Люциферо.

Полковник сделал знак.

— Поскольку ты спасла нас, то мы обязаны оплатить твой счет в ресторане, и немного вас развлечь.

Роза посмотрела на бравых солдат российской армии.

— У меня хватает денег, чтобы оплатить все расходы. А вы, судя по всему не так богаты. Поэтому я не буду злоупотреблять вашим положением.

— Но как мы тебя отблагодарим?

У Розы мелькнула озорная мысль.

— В постели, там мы будем развлекаться я одна и вас трое.

Лица у офицеров вытянулись, они не ожидали что столь очаровательная дама, только что спасшая им жизни окажется шлюхой.

— Ты это серьезно?

— Вполне. — Люциферо уже начала возбуждаться в преддверии нового сексуального опыта. Еще бы быть изнасилованной русскими мачо.

— Тогда мы согласны. — Произнес самый молодой в тройке. — Если бы ты была жрицей любви, то твои услуги стоили так дорого, что были бы нам не по карману.

— Ну, а теперь в казино. Поиграем по маленькой.

Роза и офицеры направились в залы. Агент ЦРУ делала довольно большие ставки. Офицеры играли осторожно по маленькой. Затем Роза стала им помогать подсказывать, как сделать ту или иную ставку, дела пошли на лад. Вскоре русские отнюдь небогатые офицеры сумели существенно поправить финансовые дела.

— Провидение послало нам талисман. — Произнес лейтенант. — Видимо сама богиня, Фортуна приняла твой облик.

— Как это вам удается все время выигрывать? — Спросил полковник.

— Молча! А если честно не знаю, развитая интуиция. — Ответила Роза.

— Это нас удивляет, может ты агент ЦРУ? — Полушутя спросил лейтенант.

— А разве вы сами не представляете спецслужбы.

— Нет, мы простые армейские офицеры. Да я, кстати, не представился, меня зовут Иван Белов.

— А я Роза Люциферо. — Опытная разведчица сочла не нужным скрывать свое имя. Это чем-то напоминало знаменитые фильмы про агента ноль семь, где главный герой обычно просто представлялся — Джеймс Бонд.

— Роза хорошее имя, а почему у вас такая фамилия. Ведь Люцифер согласно мифологии король зла.

— Ну, знаете, я большая грешница, а Люцифер на самом деле ассоциировался не столько со злом, сколько с грехом.

— Не вижу особой разницы.

— Зло в первую очередь, когда причиняешь не приятное ближнему своему, делаешь ему больно, а грех это свобода. Например, секс это тоже грех, хотя на самом деле ты причиняешь партнеру не боль, а наслаждение. — Роза посмотрела на полковника похотливым взглядом.

— Что же я понимаю разницу, ты сторонница не зла, а большей свободы, а как армейская дисциплина, она порой бывает очень суровой.

— О это святое! — Роза едва не проговорилась. — Но в золотом Эльдорадо нет постоянной армии, у нас служат только добровольцы.

— Вы служили в армии?

Врать было бессмысленно, и Роза ответила.

— Да! Но, к сожалению не учувствовала в войнах, если не считать охоты за пиратами. Они тоже порой бывают слишком многочисленны и сильны.

— А нюхать плазму приходилось.

— Конечно!

— Понравилось?

— Это удовольствие не хуже секса. — Роза положила руку на шею полковника, тот уловил ее возбуждение и почувствовал страстное желание женщины-тигра.

Лейтенант как самый голодный до женской ласки положил ей руку на грудь, но полковник одернул его.

— Веди себя прилично, на нас смотрят.

Действительно некоторые иногалактики, а также пара крупье, внимательно присматривались к ослепительной женщине сопровождаемой тремя крепкими мужиками.

Впрочем азарт казино, и тяга к выигрышу перевесили колебания, ставки выросли. Тут Роза сыграла одну фишку и проиграла, затем другую и снова оказалась в минусе. Интуиция подсказала ей, что дальнейшая игра чревата для нее неприятностями. У нее и раньше бывало такое, вроде бы все идет хорошо, а потом внезапно — стоп, словно какой-то провал, и все сыплется из рук.

— Извините ребята, но полоса везения для меня кончилась, мы и так уже прилично выиграли и надо знать меру.

— Ты уверенна? — Спросил полковник.

— В своих чувствах да. Раньше я пыталась спорить с ними и это, как правило, оканчивалось для меня большими убытками. Помню, как я влезла в долги, и мне пришлось целую неделю заниматься любовью с четырьмя суторроками. А они эти твари на транзисторах чрезвычайно колючие и больно бьются током. — Тут Роза не врала, у нее действительно был такой неприятный опыт.

— Ну, мы тебе сочувствуем. Ты видимо многое испытала.

— И не говорите, только с офицерами российской армии, я не спала. И еще у меня есть мечта.

— Какая?

Роза хотела, было брякнуть, что у нее было желание, испытать какого это, быть изнасилованной группой российских солдат. Ощутить себя привязанной, беспомощной, а может быть и избиваемой плетью и прикладами. Но ее остановила мысль — что подумают об ней офицеры, не сочтут ли ее душевно больной, ведь для таких мыслей нужна дикая фантазия и гипертрофированное либидо. Пришлось перестраиваться на ходу.

— Повоевать, в вашей армии. Это так интересно звездные бои особенно за штурвалом эролока.

— Иногда мы разрешаем гражданам иной особенно дружественной страны, служить в нашей вооруженных силах. Так что у тебя будет шанс, тем более ты легко пройдешь боевые тексты. — Отметил полковник. — Если хочешь, мы завтра заберем тебя с собой и дадим и дадим положительную личную рекомендацию.

Роза поняла, что зашла слишком далеко.

— Пока мне надо выполнить одно поручение, связанное с личными делами. Когда вернусь то, пожалуйста!

— А ты не боишься, что война к этому времени закончиться?

— Она идет больше тысячи лет, почему она должна так быстро кончиться? Я полагаю, что это еще долгая песня.

— А мы верим в обратное. Хотя тоже можем ошибаться.

— Вот именно, мое дело слишком важное чтобы от него отказываться.

— А мы можем тебе помочь?

— К сожалению нет. Это носит слишком личный характер. — Еще бы тащить их на планету Самсон. — Кроме того, это будет в другой системе, а вам все равно улетать.

Иван Белов кивнул головой.

— При желании мы продлить себе отпуск на пару недель, особенно в том случае если не последует экстренного вызова.

— Я это учту. А пока нам лучше покинуть казино.

Роза и ее новые приятели двинулись к выходу. Ее старый приятель Рокки робко подошел к ней.

— У вас я вижу иная компания.

— Да у наших самок принято часто менять партнеров в поисках лучшего, но не волнуйся и для тебя останется. Связь будем поддерживать по плазмо-компу. А тебе я не советовала задерживаться в игорном доме. Если даже меня оставила удача, то тебя тем более разденут.

Разочарованный «попугай» двинулся к выходу. Получив обратно оружие, и нацепив спецкостюм, Роза почувствовала себя гораздо увереннее.

— Теперь я не столь беззащитна как раньше. — Отметила она. А вот интересно, почему тебе разрешили пронести лучемет.

— У нас есть привилегия как российским солдатам, на ношение оружия в подобных местах, к сожалению, оно распространяется только на чины, начиная полковника и выше, и, кроме того, не больше одного ствола.

— А эти гангстеры?

— Им видимо закон, не писан. А может эти нации типа змеиного льва, имеют какие-то особые права.

— Скорее всего, имел место банальный подкуп. — Высказала предположение Роза. — Мне лично кажется, что эта драка не была случайной, и кто-то вас конкретно пасет.

— Не исключено. Если ты не передумала, то давай загляни в наш номер. Он, правда, слишком скромен, а ты видно богатая.

— Да я не бедная. Слушайте, пройдемте лучше ко мне, там в моем дворце будет гораздо удобнее! — Пригласила их Роза. Хотя отель и не был ее снят заранее, она рассчитывала, что закрепленный за ней робот-управляющий уже подыщет достойные апартаменты. На всякий случай сверилась с комп-браслетом.

Действительно для принцессы был снят даже не номер, а отдельный дворец. Плата за это была сумасшедшая, но предполагалось, что Люциферо проведет в нем, одну ночь не больше. Да и сама Роза понимала, что особо рассиживаться в этом мире единственным достоинством, которого была антигравитация нечего.

По пути лейтенант неожиданно предложил:

— А давайте слетаем к аборигенам.

Роза, чьи мысли были наполнены сладострастными грезами, недоуменно произнесла.

— А зачем? Что мы у них забыли.

— Я слышал, что они могут предсказывать судьбу. Разве тебе не интересно.

— Согласно теории вероятностей будущее не предсказуемо. А значит все эти пророчества сплошное мошенничество.

— Не скажи! Тут живет пророк Ииута, про него гремит громкая слава.

— Ну ладно попробуем только быстро, я не намеренна слишком долго ждать, и если он мне предскажет плохое, то я его пристрелю. — Люциферо грозно щелкнула затвором лучемета.

Три мужчины одна женщина устремились в северо-восточном направлении, треугольная звезда пульсировала в травянисто-вишневом небе.

Иван Белов погладил ее волосы.

— Странно они у тебя мягкие как шелк, значит, ты должна быть доброй, а ты такая агрессивная.

— И вместе с тем сексуальная. — Роза тряхнула грудью. — Ладно, я давно не видела оракулов. Последняя гадалка, это было лет десять назад, предсказала мне скорое замужество. Я ее после этого размазала по стенке.

— Предпочла свободу семейному хомуту?

— Да я люблю свободу! Кроме того мужчины почему-то очень глупые и считают что жена вещь, которая должна принадлежать только им. Вот у вас есть жена.

Полковник сразу погрустнел.

— Нет! Сейчас нет, но раньше была.

— Вы в разводе?

— Если бы ее убили. Она была офицером спецназа, и погибла во время спецоперации против конфедератов. От нее у меня осталась только дочь, которая надеюсь, тоже станет солдатом.

— И вас не смущает, что и ее тоже могут убить?

— Долг перед Родиной выше личного счастья.

— Хорошо сказано, вот у меня тоже есть сын, так я отдала его на курсы подготовки суперспецназа, которые проходят с младенчества.

— А что в Эльдорадо тоже есть такое подразделение? — Осведомился капитан. — А я думал, что оно только существует только у нас и конфедератов.

Роза ничуть не смутилась.

— Конечно, есть, только чрезвычайно засекречено. Наша республика богата, желающих и готовых позариться на ее богатство: тьма тем. По этому мы создали себе боевое охранение, а секретность понятно зачем, чем меньше знает враг, тем лучше.

— У нас тоже подробности существования суперспецназа тщательно скрывают даже от генералов. — Произнес Иван. — До нас доходят только слухи, но людей туда отбирают с экстраординарными способностями.

— Это закономерно. Однако посмотрите, какие странные стали здания, это какие-то болты и винтики при этом вращаются.

— Они, таким образом, используют антигравитацию для получения энергии. Эти винтики специальные станции; поле планеты, отталкивая, вращает их, а генераторы вырабатывают плазму.

— Это замечательное изобретение. Хотя несколько примитивное на фоне современных гиперплазменных реакторов.

— Зато эффективное. Вот мы и пришли, видишь здание в форме головы Буратино. От самого носа тянется хвост летательных машин, это очередь на прием к пророку.

Роза глянула, на забавное здание, затем сочла необходимым добавить.

— Буратино, это лишь плагиат с Пинокио, довольно примитивное упрощенное переложение.

— Ты имеешь ввиду сериал «Покорители небес», с капитаном Буратино. — Спросил лейтенант.

— Нет более древнюю сказку, где у него был золотой ключик.

— Нет, такой мы не знаем. — Ответил за всех полковник. — Смотреть или читать древнее не очень модно.

— Я с этим согласна, современно намного лучше, а то как-то смотрела первобытные фильмы, в черно-белом формате, так мне сразу стало очень скучно, хоть вешайся.

Лейтенант подтвердил.

— Ты права без компьютерной графики, любой блокбастер это Г. Но вот что дальше делать: будем выстоять такую очередь, да тут тысячи машин, фланеров, гравиомобилей, может даже придется неделю их ждать.

Роза окинула взглядом механическую кавалькаду.

— Вам действительно хочется к гадалке.

— Ииута не гадалка, а пророк.

— Разница не столь существенная. Так вот я это могу вам устроить.

— Не вериться. Откроешь пальбу по колонне. Так скорее тебя саму пристрелят или схапает полиция.

— Нет, у меня есть идея получше.

Роза подлетел к автоматическому могильнику, и набрала номер стражей порядка. Затем до неузнаваемости изменила голос. А экран прикрыла перчаткой, так что никто не мог разглядеть ее сияющую физиономию.

— Ало полиция! Звонит офицер безопасности в здании на проспекте Монетном номер триста пятьдесят девять, заложена мощная аннигиляционная бомба. Взрыв может произойти в любой момент.

Роза отключила «мобилу» закрепленную на силовом поле, таким образом, что ее нельзя было украсть. Затем смоталась с победным видом, повернувшись к парням.

— Теперь посмотрите что будет.

— Выглядит все очень рискованным. — Отметил полковник.

Спустя несколько секунд ревели сирены, полицейские аэромобили и фланеры очищали пространство от многочисленных машин и эролоков. В результате площадь, а затем само здание опустело, подкатили тяжелые гравиотанки, они несли сканеры, после чего стали просвечивать стены и близлежащую площадь. Таким образом, с помощью гамма-радиаторов была просвечена каждая песчинка.

— Оперативно работают, и не скажешь, что планетой управляет мафия. — Отметил офицер.

— Где мафия там всегда порядок. Ну, а теперь дождемся, когда они отъедут и рванем.

— А сам как ты думаешь, пророк не сбежал?

— Вряд ли все прорицатели фаталисты. Он наверняка заявил, что угроза взрыва лично его коснутся, не может. Знаю, я их него брата. — Уверенно произнесла Люциферо.

Полиция и впрямь сработала оперативно и, убедившись, что сообщение оказалось ложным быстро сняли оцепление.

Роза и ее друзья прошли первыми, на них кидали подозрительные взгляды, но тормознуть не решились, тем более что личностный знак на ее плече показывал, что это знатная особа. Да и российских офицеров слишком уважали и боялись, чтобы вот так резко задержать.

Зубы у Буратино блестели, и между ними открылась дверь. У входа располагались традиционные роботы-охраники, и как это уже было при казино, очень вежливо попросили сдать все оружие.

Роза возразила.

— Зачем? Или ваш пророк боится смерти, но ведь от судьбы не уйдешь.

— Гражданка, таковы установленные властями правила и не нам их менять. Если надо разоружиться примите это как должное.

Российский полковник разрядил обстановку.

— Конечно, мы соблюдем законы, но у меня есть специальное разрешение на именной лучемет, оно остается в силе?

Робот сфотографировал документ и вернул владельцу.

— Можете оставить его при себе вы производите впечатление уравновешенного человека. Очень часто услышав предсказания, клиенты начинают психовать, никому не нравиться когда говорят об них плохое.

— Если он скажет обо мне плохо, я его задушу голыми руками. — Погрозила Люциферо.

— Внутри тоже есть охрана, так что лучше не нарывайтесь, да и заплатите за вход. Всего тысяча долларов не дорого.

— Снимите с карточки, плачу за всех. — Произнесла Роза.

Роботы аккуратно щелкнули и вернули назад. Затем они пошли по движущемуся коридору. Обстановка вокруг была мрачной и торжественной, а стены красно-фиолетовыми. Звучала размеренная музыка. Затем началась игра света.

— Психологическая обработка. — Резюмировала Роза. — Нас хотят подготовить к встрече с гуру.

— Что же это естественно, а мне между прочем нравиться. — Полковник наклонился вперед.

Зал, где изрекались пророчества, был обширен, с высоченным потолком, где плавно парили прожектора. За прозрачной слегка желтоватой броней плавало тело предсказателя-аборигена. Внешне пророк не сильно впечатлял и напоминал детскую игрушку, казалось, что это пятирукий человечек, сложенный из футбольных мячиков. Впрочем, этот вид жизни, похоже, был способен к трансформации. Когда Роза ее друзья зашли в зал, он слегка увеличился и стал похож на один сплошной рот с белыми и синими зубами.

Роза задала вопрос.

— У вас, что все аборигены способны менять свои формы?

Ииута ответил необычайно низким и глубоким голосом, казалось, что это играет орган.

— Не все и в такой степени как я. Но думаю не за этим вы сюда пришли и разогнали сообщив об бомбе всех моих клиентов.

— Я не сообщала!

— Полно врать, я ведь не даром являюсь пророком.

— Тогда скажи, где я буду завтра.

— Это я могу, но тебе не понравится это место.

— Вот как, я сама творю свою судьбу и мне не охота, чтобы мне указывали другие, где быть с кем спать.

— Значит, ты ничего не хочешь знать, о том, что тебя ожидает.

— От тебя не грамма. Тем более что ты скажешь очередную гадость.

— Это твой выбор. А теперь вопрос к офицерам российской армии хотят ли они знать что будет далее.

Молоденький лейтенант вставил первым.

— Чем кончиться война между Россией и конфедерацией.

— Вашей победой!

— Когда!

— Не так скоро как вам хотелось.

— А точную дату окончания боев ты можешь назвать.

— Будущее даже пророкам видится лишь в общих контурах.

— Видишь, как он играет. Говорит то, что вам хочется, а где его можно уличить в обмане находит обтекаемые формулировки.

— Роза, с помощью обруча ты смогла уничтожить громадный пиратский звездолет, затем вылезла на ринг и победила монстра, за что тебя назначили принцессой.

— Это ты мог узнать с помощью гравиовизора, новости распространяются быстро.

— А то, что ты ровно год назад переспала сразу с двумя генералами созвездия Хиккало. Ведь об этом не сообщают по гравиовизорам.

— Ну, ты и гад, возможно, тебе помогают местные спецслужбы.

— Так в этом случае помолчи. А то…

Роза поняла, что оракул может при российских офицерах рассказать, что она агент ЦРУ, и была вынуждена заткнуть рот.

Слово взял полковник.

— Переживу ли я войну?

— У тебя есть шансы, но твоя жизнь очень часто будет висеть на волоске.

— Найду ли я свое счастье, создам ли семью.

— Вот это вполне возможно, если конечно не помешает сама жена.

— Очень расплывчато выражается. — Вновь встряла Роза.

— Как положено, а теперь мой вопрос. — Вышел капитан. — Стану ли я генералом?

— Ума у тебя для этого хватит, а вот насчет удачи. Тоже есть все шансы, если не убьют.

— А маршалом?

— Не замахивайся слишком высоко. А вообще ребята вас всех четверых ожидают бурные приключения. Поэтому я вам больше ни слова не скажу.

— Вот сухарь, все, что мог скрыть скрыл, а проверить на ложь нельзя.

— Мои электронные друзья проводите клиентов до выхода. — Распорядился пророк.

Четверка покинула зал. Офицеры чувствовали себя несколько разочарованными.

— По сути он нам ничего не сказал, жаль только что война затягивается. Я лично рассчитывал на более быстрый конец.

— Это всего лишь абориген, чью славу поддерживает мафия, и ее спецслужбы, а на самом деле он такой пророк как я архиерей.

— Согласен обман и в самом деле мог иметь место. А ты Роза оказывается принцесса.

— Да и квазигерцогиня к тому же.

— Ну что же хорошо иметь дело с коронованной особой, особая экзотика.

— Теперь ко мне во дворец, а то и так потеряли массу времени.

«Буратино» на прощание кивнул им острым и длинным носом.

В вакууме скорость мульти-гравитационных костюмов практически неограниченна можно прилично разогнаться. На городские красоты любоваться нет времени и желания, впрочем, Роза засняла все на кибервидео, зрелище не уступает Гипер-Нью-Йорку и при этом гораздо экзотичнее.

А вот и сам дворец, в обрамлении статуй и бьющих с точностью до наоборот фонтанов.

— А еще говорят что, водя вверх, не течет, это смотря еще на какой планете.

— Тут система плазменного нагнетания действует. Иначе они так высоко не били бы. — Отметил полковник. — Правда во дворце, скорее всего все будет перевернуто также как в казино.

Сооружение, где предстояло поселиться Розе, напоминая смесь готики, древнего востока и ультасовременности. Естественно на такой переселенческой планете как эта нарваться на смешение стилей. Тем не менее, все вместе выглядело весьма колоритно и гармонично.

— Я довольна своим жилищем, как вы его находите.

— Это императорские покои. Впрочем, в Петрограде есть сооружения и пороскошнее.

— Не может быть, или вы использовали военнопленных.

— Это давние традиции нашей культуры хорошо и богато строить.

— Может быть, хотя вы русские умеете строить и разрушать.

Стоящие у входа роботы пали ниц и громко приветствовали свою повелительницу. Роза в ответ помахала рукой. Они отправились в ближайшую спальню размерами смахивающую на стадион и уставленную гиперзеркалами спальню, дающими многократное увеличение многочисленные ракурсы.

— Вот теперь здесь нам будет уютно. Надеюсь, вы не слабые парни.

— Наши подруги не жаловались. — Лейтенант указал пальцем на исполинское зеркало.

— Нас в нем будет видно со всех точек?

— Конечно, и занимаясь любовью мы можем со всех сторон лицезреть друг друга.

— Это какое-то извращение. — Отметил полковник. — Может, лучше выключим свет.

— Я не люблю темноты. — Возразила Роза. — Тем более большинство самцов и самок предпочитает любовь в полном мраке и сумерках, а я привыкла поступать вопреки большинству. Да разве вам самим не хочется новых ощущений. Вы хоть когда ни будь, имели одновременно втроем одну, да еще столь прекрасную женщину.

— Даже у меня при всем моем опыте такого не было. Был, правда, случай, я один, а их две. Тоже очень интересно. — Сказал полковник.

— Вообще мы думали любить тебя по очереди. Один за другим. Ведь женщина сразу с тремя мужчинами это не совсем нормально. — Отметил капитан.

— Да вы что порнографии не смотрели, там это в порядке вещей. Или вам нельзя.

— Почему для офицеров это не запретно, но как правило так любовью занимаются не хорошие, продажные женщины, а ты все-таки принцесса.

— Не по происхождению, а чисто за боевые заслуги, но все равно августейшая особа. А значит, могу делать что захочу, но сначала давайте примем душ, по плескаемся в фонтане с коньяком.

Роботы кинулись помогать, им раздеться, но офицеры вежливо оттолкнули их.

Роза с любопытством разглядывала их тела, молодые, рельефные, обезжиренные. Как известно сухие мышцы обладают большей работоспособностью, чем покрытые слоем жирка, кожа упругая, гладкая, загорелая, шрамы если были, то их излечили с помощью более совершенной медицины. В целом это были довольно красивые литые качки, впрочем, учитывая развитую генную инженерию, и биодобавки в питание, скорее удивление бы вызвало наличие у русских офицеров животиков и двойных подбородков. Что бы экономить время на бритье лейтенант вывел бороду и от этого казался совсем мальчишкой, правда, с богатырской фигурой. Впрочем, Розе уже изрядно поднадоели литые качки с бронзовыми телами, ведь и офицеры конфедерации отличались телосложением Аполлонов. А женщины, как правило, любят разнообразие.

— Вы в хорошей форме, а так ничего особенного, ходя достоинства у вас довольно крупные.

— Надеюсь, ты будешь довольна. — Произнес капитан.

В ответ Роза плеснула в него коньяком. По лицу рассыпались янтарные брызги.

— Я редко бываю довольной обычно мне всего мало. Ух, этот коньяк он буквально разжигает вулкан. Может, займемся любовью сейчас. Я же вижу, что мое тело вам нравиться, вон, как орудия по набухали.

Бывалые офицеры слегка сконфузились, а Роза тем временем начала их строить. Она командовала любовной игрой, проявляя незаурядную изобретательность и дикий темперамент. А сколько было визгу и сладострастных стонов, и плесканий. Для женщины нет ничего приятнее, когда ее любят сразу трое могучих мужчин. Безумная оргия продолжалась несколько часов, пережив целую бурю взаимных оргазмов, любовники в полном изнеможении, да еще в состоянии сильного хмеля практически отключились. Лишь одна Роза пыталась подержать разговор.

— Ну, как ребята вы довольны.

— Чрезвычайно, такого бурного секса у нас никогда раньше не было. — Ответил через силу полковник.

— Это еще далеко не все на что я способна. — Прихвастнула Роза. — Я так могу целый взвод солдат обслужить.

— Замечательно, а полк?

— Если поднатужиться и полк. — У пьяной Розы округлись глаза.

— У тебя очень ласковый язычок. — Произнес, булькая, лейтенант. — И такое ощущение, что ты профессионалка.

— Нет, по умению, я заткну любую проститутку, но с моими способностями у меня никогда не было проблем с деньгами, а, следовательно, нет смысла оказывать услуги за плату. Хотя в порядке эксперимента мне приходилось стоять на панели, хотелось испытать, какого это быть падшей женщиной.

— Ну и как?

— Замечательно, страшно волнует, особенно непредсказуемость и риск. — Я вам ребята тоже рекомендую хоть раз в жизни встать на панель и почувствовать себя альфонсами.

— Нет уж, служение Родине для меня важнее личного удовольствия. Ты просто замечательная девушка, и твои сексуальные качества впечатляют, но если бы стала врагом России, я бы тебя первый убил.

— Спасибо за предупреждение. А в Бога вы веруете? — После общения с рядом религиозно озабоченных субъектов пьяная Роза не могла обойти подобного вопроса.

— Смотря, что подразумевать под словом Бог. Я лично — произнес полковник. — Сторонник буддийского учения, которое гласит — Всевышний присутствует в каждом человеке, и каждый живой индивид должен развивать в себе божественные качества. Разуметься мы приверженцы русского буддизма, которые гласит, что верное служение Родине улучшает карму.

— Это разумное учение, хотя в буддизме мне не нравился его пацифизм, но направлений в нем много и можно выбрать любое по собственному вкусу. В частности превозноситься роль разума. Это логично, ибо разум должен господствовать над звериными инстинктами.

— Странно ты говоришь. Только что ты с нами занималась самым низменным развратом, а теперь глаголешь об силе интеллекта. Но у тебя в первую очередь пробуждаются звериные инстинкты.

— Это следствие рассудочной деятельности. Вследствие занятий любовью организм обновляется, кровообращение особенно мозга улучшается, возрастает реакция. То есть секс приносит не только удовольствие, но и пользу, следовательно, это на благо мне и стране. Вы ведь тоже получили заряд бодрости.

— Да получили, а теперь ощущаем страшную усталость.

— Дайте поспим, нам достаточно и двух часов потом снова покувыркаемся.

Изрядно выпившие ребята уснули, прямо на бережку, роботы впрочем, донесли их до теплых постелей. Роза во сне взбрыкивала. Ей снился не давний гладиаторский бой, причем граната в руках превратилась безобидный теннисный мячик. Чудовище испускало пламя, агент ЦРУ кричала:

— Тебе все равно меня не сожрать за мной стоит вся мощь моей державы.

Однако пасть становилась все шире, а на трибуне смеялись даги. Они орали.

— Бог тьмы получит свою жертву! Готовься, с тебя сдерут шкуру, посыплют солью обнаженную плоть!

Затем монстр одним щелчком отправил ее в глотку. Множество языков подхватило ее и швырнуло в кислоту. Тут Роза взвыла от боли, ее шоколадная кожа стала слазить, отваливаясь кусками, а обнаженное мясо кипело. Кислота, сжигая ее, кроме того, уродливые гусеницы обрушились на нее и стали жевать плоть, оголяя кости. От невыносимого кошмара Люциферо проснулась, протерла глаза заливаемые липким потом.

— Ух, ну и напасть не надо было мне столько пять коньяка.

Гигантские часы показывали, что пару часов ей удалось проспать. Ее гости уже поднялись, они смывали с себя коньяк, затем полковник побрился, капитан также вывел бороду. Затем, молниеносно высушившись с помощью микроволн, одевались в мундиры.

— Куда парни, разве вы не хотите еще.

— Извини Роза, но нам еще кое-что надо будет сделать на этой планете. Кроме того, мы скоро улетаем. Хотя поверь нам о тебе у нас остались самые теплые воспоминания.

— Тогда в добрый путь, сегодня я тоже ухожу в гиперграф. — Роза откланялась и стала собираться в дорогу, впрочем, вещи укладывать, не было нужды. Все за нее сделали роботы. Агент ЦРУ не без труда развязалась с последней заварушкой. Постоянно рискуя жизнью, она сумела добиться многого, но пока даже не добралась до планеты, где ей предстояло выполнить спецзадание. Тут ее мысли прервал звонок комп-браслета. Как и следовало ожидать, звонил Рокки.

— Мой нежный и ласковый квазар. Ты мне обежала встречу, прежде чем улетишь. Я признаюсь, очень сильно по тебе скучаю. — Попугай заливался соловьем. — Может, прилетишь ко мне моя звездочка.

— Конечно, прилечу только не надолго. У меня мой птенчик каждая минута на счету.

— Я знаю цветик. Я трепещу и невыносимо тоскую по тебе, а когда ты улетишь, не знаю, переживу ли это.

— Найдешь себе другую и лучше самку своего вида. Тогда у вас будут дети, такие вот очаровательные попугайчики.

— Лучше тебя уже не будет никого. — Рокки даже пустил слезу.

— Не плачь! Будь мужчиной. — Роза подумала, а вдруг этот дурень покончит с собой у нее уже были такие случаи, когда самцы, а один раз и самка свели счеты с жизнью. Не считая драк и дуэлей. Впрочем, если одним иногалактиком станет меньше: вселенная не перевернется.

— Жди меня я быстро. Тебя где найти?

— Я недалеко от казино. А вычислить меня можно по гравиопеленгу. Может еще, сыграем.

— Интуиция подсказывает мне лучше не искушать судьбу. Но если ты мне понравишься, я пополню твой лицевой счет. — Любострастной Розе вновь захотелось потешить тело, кроме того, ничего с глупого «попугая» не взять.

Когда она отправилась, то десяток боевых роботов устремились за ней, они густо ощетинились, лазерными, импульсными, гравитационными и плазменными пушками.

— Чего претесь за мной. — Рыкнула Роза. — Я сама оружие и позабочусь о себе.

— Тут не безопасно.

— Ничего со мной не случиться за полчаса, да еще на самой оживленной улице.

Роза уселась в крытый паллазидом (материалом в тысячу раз дороже золота) гравиомобиль и устремилась на встречу своей «мечте». Ее машина стремительно мчалась по вакууму. Гравитационный маяк указал точное направление. Величественное здание грандиозного игорного дома осталось не много с боку. Рокки дожидался ее у входа в довольно скромный, хотя приличный отель. В его руках была клетка с семью разными вычурными и живописными зверьками.

— Девушка моей мечты, как это принято у моей расы, я дарю тебе в подарок семь самых красивых зверей моей планеты.

— Это символично, особенно мне нравиться синее существо, оно похоже на слоника, а семь слонов приносят счастье.

Рокки выглядел смущенным.

  Я верю что удача

  И к нам с тобой придет.

  Дадим врагам мы сдачи

  Заряжен лучемет

Выдавил он, простенький экспромт. Роза поцеловала его в клюв, на вкус он напоминал раковину.

— Ну, пошли, покажешь что умеешь.

— Конечно о сладкая.

Отель был довольно красив, а номер хоть и состоял только, из трех комнат был чист и почти роскошен. Рокки включил гравиовизор, возникла внушительная трехмерная проекция, исполнялся танец. Грациозная игра тел, сказочное сочетание фигур и красок увлекли Розу. Тем временем Рокки достал металлическую блиставшую серебром бутыль.

— Моя Розочка попробуй его. Это наше местное вино, оно обладает своеобразным вкусом, запахом, а уж как дает по голове — не описать.

— Блестяще я выпью, но только вместе с тобой.

— Разуметься богиня, все вместе.

Он откупорил пробку, и разлил в прозрачные выточенные из цельного алмаза бокалы тончайшей работы.

— Выпить из них стоит очень дорого, но чего не сделаешь ради любви.

Роза пригубила, вино напоминало смесь яблочного и томатного сока с кислинкой, затем сделала большой глоток. В животе разлилось тепло, а настроение стало подыматься, исчезли скованность тревога, все живые стали казаться добрыми и ласковыми.

— Восхитительно из чего его сделали.

Рокки его голос стал звенящим, произнес фальцетом.

— Из сорока пяти трав и растений произрастающих на нашей планете. Его еще называют императорским напитком. А теперь согласно обычаю надо выпить до дна.

— С удовольствием.

Роза выпила и почувствовала себя орлицей, ее захотелось еще большего кайфа и она стала срывать с себя одежду. Рокки понял ее и тоже обнажился. Люциферо с вожделением рассматривала иномирянина, его тело было покрыто перьями и шерстью, зато мужских достоинств было сразу два, и оба стремительно увеличивались в размерах.

— Ну что звездочка покатаемся. — Предложила она. — И не дожидаясь ответа, прыгнула на Рокки. Ее казалось это сказочный кентавр, и она скачен на нем. Невозможно описать словами те чувства, что испытывала это многоопытная самка. Но страстное блаженство внезапно прервалось, руки и ноги стали неметь, а Рокки резко и больно укусил своим клювом за грудь.

— Ты чего! — Произнесла Роза и вдруг почувствовала, что язык застывает. Потом послышался шум, и целая толпа боевиков в черных комбинезонах ворвалась к ней, стала ломать руки.

— Извини Розочка, но мне слишком много заплатили за тебя. — Промямлил Роки и опять ткнул клювом в грудь напротив соска, впрочем, тело уже потеряло чувствительность.

Глава 14

Олимпиада блистающими глазами следила за колонной. Тот факт, что использовали двигатели внутреннего сгорания, настораживал.

— Либо у них есть кое-что, о чем мы пока не знаем, или их техника полна архаизмов. — Девушка всматривалась в оптический бинокль. — Подпустим поближе, и будем стрелять.

— Ну, это само собой разумеется. — Янешь перещелкнул затвор.

Василий мысленно смерил расстояние и отметил: Наши пули разрывные и вполне могут вызвать детонацию горючей смеси, что используют даги. Поэтому предлагаю стрелять по бензобакам.

— Это можно только как угадаешь где бензобак. — Спросила Олимпиада.

— В машинах такого типа, он находиться, как правило, с боку ближе к хвосту, сразу за бампером. — Начал объяснять Василий как Антон сразу прервал его.

— Давай я выстрелю первым, а остальные солдаты догадаются по вспышкам. Как бензобак рванет, мало не покажется.

— Это возможно сработает. Только дождись команды.

Как только передние машины замедлили свой ход, Олимпиада первая взяла автомат в прицел и скомандовала.

— Одиночными по бензобакам пли!

Первыми выстрелили Антон, и Василий их очереди очень удачно пришлись по скопления гридо-бензина. Это горючая смесь обладает большой взрывной силой. Грузовики рвануло, несколько обожженных дагов вылетело из них. Кленовых убивали на месте, модернизированные патроны пробивали любые бронекостюмы. Одновременно взрывались и другие грузовики, прицел было брать легко, бензобаки довольно крупные, для серьезной войны не приспособленные.

— Гробы на колесах, а не машины. — Прокричал Янешь.

Несмотря на большие потери даги все перли и перли. Они двигались, словно рыжая волна приливая. Однако скорострельные автоматы срезали их словно бритва. Вскоре практически все грузовики оказались взорваны, а те из кленовых кто уцелел, старались добавить ходу. Отдельные типы пробовали отстреливаться, используя странное на вид оружие, некоторые стволы выплевывали свинец, другие полыхали огнем.

Впрочем, и это заметила Олимпиада, большинство дагов были безоружные и не могли принести большого вреда. На что они рассчитывали? Может на рукопашную схватку?

Но в современной войне до этого доходит редко.

— Стреляйте экономно, каждый пускай сам выбирает себе жертву, старайтесь бить наверняка с малой дистанции.

— Мы это понимаем. — Ответил Антон, но будь у нас лучеметы, все было бы гораздо проще.

— Наверняка, но это не плохо. — Парировала Олимпиада. — Особенно пули, маленькие, но разрывные с усиленной пробивной способностью.

Лишь двое дагов смогли пройти этот ад и подойти вплотную к российским позициям. Их не стали убивать, а просто врезали прикладами и крепко связали. И тут отличился Янешь, он выскочил первым и ударил прикладом кленового в живот. Тот согнулся и едва не испустил дух.

— Получил уродец по мозгу. Как это нелепо такой важный орган, находиться в животе.

— Я думаю, дагам кажется абсурдной наша конституция. Вот ты Янешь такой еще маленький по сути чертенок, а порой у меня создается впечатление что командир ты.

— У меня тоже! — Подхватил рядовой, дылда с маленькими усиками и полудетским лицом. — Он напоминает моего горячего двоюродного брата. Он с ранних лет был заводилой драчуном.

— И где он сейчас? — Спросила Олимпиада.

— Пропал без вести в районе черной дыры. Возможно, даже что он еще жив, но при этом обречен на бесконечное падение в преисподнюю.

Василий взял слово.

— Черные дыры это всего-навсего огромные потухшие звезды с колоссальной гравитацией. Рано или поздно наша техника разовьется до такого уровня, что звездолеты будут способны совершить посадку на их поверхность, и все тайны вселенной будут разгаданы.

— Ну и что с того?

— Спасем мы твоего брата. Даже если завис он между жизнью и смертью.

— Вы очень верите в силу науки, а как на счет воскрешения мертвых, это ей тоже под силу?

— Вполне и если не мы так наши дети научаться подымать павших, для этого есть много способов, в том числе перемещение во времени. Мы с братом в свое время хотели обосновать теорию сохранения личности и бессмертия разума. Дело в том, что личность бесследно исчезнуть не может и все наши мысли и поступки существуют, словно в гравиомагнитной записи сделанной в ноосфере. А это значит, что нарастить плоть дело не сложной техники.

— Это чисто теоретически ребята. А реально никто не доказал даже существование ноосферы, а также того что можно воспроизвести эту запись. — Произнесла со скепсисом Олимпиада.

— То же самое говорили по поводу гиперплазмы, что, мол, чистая фантастика, не реально, а потом научились ее создавать и использовать. Вот сейчас наши ученые ведут серьезные разработки по получению реакции слияния преонов. И как вы думаете, скоро и это будет.

Затем настанет очередь термокреоновой реакции, которая в почти квадриллион раз сильнее термоядерной. И это даст нам возможность…

— Какую? — прервала Олимпиада, со временем получить мощь, при которой одна бомба будет способна взорвать вселенную. Так это ужас, а не прогресс.

— Но возможно и обратное, например, когда в будущем все люди станут бессмертными, а границы Великой России включат в себя всю вселенную, то территории может на всех и не хватить. В этом случае мы, научившись извлекать почти бесконечную энергию из одного атома, сможем создавать новые планеты и звезды. Ведь что такое материя? — преобразованная энергия, а что такое энергия как не трансформация материи. — Вступил в разговор Антон.

— А пространство?

— Оно бесконечно.

— А может нам и не нужны будут эти сложности. — Вмешался Янешь. — Я смотрел фильмы вселенных на самом деле безграничное множество и всем нам вполне хватит места для расселения.

— А если другие расы не согласятся.

— Так мы завоюем их, это легко и просто. Если даже сейчас мы не совершенной техникой побеждаем, то, что будет, когда мы добьемся совершенства.

Олимпиада возразила.

— Мы не должны на себя брать больше чем можем переварить, а истреблять другие расы это и вовсе произвол. Мы не должны стать вселенскими палачами. По этому о заселении всех планет не может быть и речи.

— А если Председатель прикажет тебе воевать, ты что не послушаешься?

— Приказы высшего руководства свято и естественно я выполню распоряжения командования. — Олимпиада гордо выпятила стан.

— Так какие могут быть возражения?!

— А такие что не будет подобного приказа. Нами правят не изуверы, а справедливые люди, которые подобного не допустят. Я думаю, Молотобоец после разгрома конфедерации прекратит все войны и будет только мирная экспансия в космос.

Янешь не хотел успокаиваться, как и все мальчишки, он был очень упрям.

— Конфедераты такие же люди, как и мы, тем не менее, мы их убиваем, а совесть не мучает. Тогда какая разница между ними и иными расами.

— Не мы начали первыми войну.

— Но ведь и попыток остановить ее и вести переговоров не было. Почему конфедератам не делали таких предложений.

Антон поддержал мальчишку.

— Действительно, почему? Ведь худой мир лучше доброй ссоры.

Олимпиада возразила.

— Подобные мирные предложения делались, но конфедераты их отвергали.

— Я не разу не слышал об этом. Вот почему новому председателю не сделать именно в данный момент подобное предложение.

— Мы ведь побеждаем, зачем выпускать победу. А вообще человечество должно быть единым. А так это все равно, что сердце, разрезанное надвое, оно не может снабжать кровью организм.

Василий поддержал Олимпиаду.

— Почему-то большинство развитых цивилизаций, пройдя стадию внутривидовых войн, консолидируются. А мы уже далеко не младенцы застряли в своем развитии. Нет один вид — одно государство, вот модель будущего.

Антон согласился.

— Ну, если рассматривать дело с позиции, перспективы, то лучше быть едиными. Но война это не лучший способ достижения единства, есть и более мягкие методы. Например, договора, соглашения, проведение межпланетного референдума. А не просто убивать друг друга.

— Реальность такова, а взаимное ожесточение стало предельным, что остается только один способ воевать. И нам надо молить того в кого верим, чтобы это быстрее кончилось.

— Вот именно этим мы с братом и занимаемся. Пока царит затишье, может отправить пару групп в разведку.

— Чтобы они нарвались на засаду, нет, пусть лучше сидят здесь. Тут у наших бойцов надежное прикрытие. — Отмахнулась Олимпиада.

— Раз так то будем как курицы на яйцах. — Подколол Янешь. — Разреши хоть мне одному сходить в рекогносцировку.

— И далеко ты уйдешь на своих двоих. — Усмехнулась девушка.

— Один грузовик почти целый, а подъеду на нем. — Предложил мальчишка.

— Янешь везучий и может принести ценные сведения. — Заметил Антон.

— Ну ладно, можно сказать это будет под вашу ответственность. — Олимпиада дала добро.

Мальчик подбежал к машине, ему немного трудно доставать до тормозов, но он справился и грузовик, развернувшись, стал набирать ход.

— Зря его отпустили, вот чувствует мое сердце, несносный мальчишка куда-то влезет — Пробормотала капитан.

— Зато, останется, жив и перебьет не мало конфедератов. — Возразил Антон. Василий добавил.

— А не рвануть и нам?

— Еще чего я вас ни за что не отпущу вы слишком нужны стране. — Олимпиада напустила непреклонный вид.

— Но при этом мы тоже везучие.

— Не стоит лишний раз искушать судьбу. Вот лучше пока поработайте над силовым полем и попытайтесь усовершенствовать защиту.

— Что же и это важно, можно добиться существенного улучшения свойств поля, внеся незначительные изменения. Кое-что мы уже наметили.

— Так скорее осуществляйте.

— Плазмо-компы не работают, а вручную будет медленнее.

— Да хоть так! Если хотите вам солдаты помогут они все умные.

— Постараемся сами.

Пока ученые мужи напрягали мозги, Янешь спокойно ехал по ровной дороге. Пару раз на его пути встречались разрушения, разбитые грузовики, горящие машины. Были даже видны обломки эролока разбившегося при включении анти-поля.

— Вот так даже воевать не пришлось, побили метлой. Интересно у входа в город будут блокпосты.

Вскоре Янешу пришлось убедиться, что есть и для него подобная напасть. Дорогу перегородили три грузовика с дагами и конфедератами. У них в руках блистали похожие на трубы духового оркестра автоматы. Но самое главное было не это, из сарая выкатился робот, он был похож на плотный танк, с четырьмя дулами. И мальчишка почувствовал, что это механический монстр пришел по его душу, а вооружение его отнюдь не импульсное или лазерное, а самые что ни наесть классические пули.

Мальчик остановил машину и вылез из двери. Его практически было не видно за деревьями и лианами. Он стал медленно подползать к врагам. Неожиданно его маленькое сердце стало биться сильнее, и он почувствовал тревогу. Ведь Янешь теперь совсем один нет рядом умных до ощущения неземной сущности ребят Василия и Антона, их славного и очень красивого командира Олимпиады. Прочих бойцов, по сути прекрасных с широкой душой парней, с ними Янешь еще не успел, как следует ознакомиться и сдружиться. Но ведь он уже не раз смотрел в глаза смерти, и не испытывал страха, так почему сейчас его так грызет, и душу словно режут по живому.

Янешь дал сам себе кулаком в нос.

— Не распускай нюни. Надо не бояться, а драться.

Для бодрости юный боец прочел только что сочиненные стихи.

  Гимн Родины в сердцах у нас поет

  Во всей вселенной нет ее красивей!

  Стреляй, сжимая крепче лучемет

  Умри за Богом данную Россию!

Выбрав удобную точку, мальчик открыл огонь. Последовали снова взрывы, рванули бензобаки.

— Повторение мать учения. — Произнес храбрый хлопец и высунул язычок. — Ну что хвастливые янки будет вам жарко.

Конфедераты и даги видимо решили, что на них напали крупными силами — впали в панику. Тут Янешь впервые вблизи видел применение бензиновых огнеметов. Оно было не столь эффективно как вакуумно-напалмовых, да и били они на короткую дистанцию в десять метров.

— Совсем не страшно! — Произнес мальчик. — Глупенькие хлопушки в руках держат парни из психушки! — Складно произнес он.

Даги были более отмороженные они то и дело вскакивали и попадали под выстрелы, конфедераты осторожнее. А вот среди них затесалось два типа, они были очень похожи скунсов, только головы слишком большие, а глаз сразу трое. Вот они действовали более хладнокровно, залегли в колючках, стараясь стать не заметными, а сами выцеливали Янеше. Мальчик почувствовал это, когда в боекостюм вонзилась пуля, он правда отскочила, но Янешь ощутил удар.

— В меня пристрелялись пора сменить дислокацию. — Как его учили, мальчик стал откатываться. Затем приблизился к скунсам. Как они не пытались скрыться, силуэты видны. Точным выстрелом мальчик поднял одного из них. Тот вскочил и был срезан другим гостинцем.

— Вот так вам и надо вонючки. Теперь выбьем второго.

Следующая жертва была уничтожена почти сразу. Мальчик настолько обрадовался, что почти забыл о роботе. В этот момент машина ударила со всех четырех стволов. Впрочем, по хлопцу бил только один, остальные лупили в спины конфедератов и дагов. Янешь удивился.

— Какой идиот программировал этого урода? Он фактически нам помогает. — Мальчик откатился подальше в кусты. — Не будем ему мешать.

Действительно уцелевшие люди и даги, отрыли огонь по подобию танка, но пули отскакивали, а его свинцовый крупнокалиберный град разрывал тела. Эта война в миниатюре выдалась короткой. Покончив с ближайшим противником, робот стал бесцельно бродить в поисках цели. Его гусеницы жужжали. Янешь благоразумно избегал открывать огонь. С другой стороны руки у мальчишки так и чесались. Вот в кустах промелькнула подобие змеи с крылышки бабочки. Механическое чудовище выстрелили, промахнулось, но затем, используя сразу четыре струи, угодила в зверька. Его перебило почти пополам.

— Вау это круто, не хотелось бы мне попасть под режущие грани подобного солдата.

Янешь задумался, все, что он знал о роботах, укладывалось в краткую лекцию в училище имени Жукова и многочисленные кибернетические симуляторы. В частности этот робот гусеничный, а не шагающий, значит, приспособлен для боев в полевых условиях или на худой конец в джунглях. В городах, переполненных небоскребами использовали, во всяком случае раньше, шагающих роботов. Но прогресс не стоит на месте, и в последнее время модными стали жидкометаллические роботы способные принять любую форму. С одной стороны это дорого, с другой боевая их эффективность не сравнима с обычными.

Помниться Янешь спросил у офицера преподавателя.

— А почему все роботы не сделали такими.

— Из-за высокой цены. Кроме того у жидкометаллических роботов слишком мощный плазменный процессор и его легко повредить излучением в частности «грязными» и рваными гравиоволнами, а роботы из твердых металлов более простые и устойчив. — Правда прогресс не стоит на месте, и я думаю, что самыми эффективными будут солдаты из гиперплазмы.

— Какой ты умный быть тебе академиком. Но пока лишь ведутся разработки гиперплазменых процессоров, они будут ужасно умными. Скоро кстати поступят в оборот компьютеры созданные на принципе нейтрино излучения. Вот они будут практически неуязвимыми для вражеских диверсий и относительно простые в производстве.

— А пока мне ясно, что все киборги дерьмо, нет ничего лучше храброго российского солдата. — Подвел итоги Янешь.

Вот теперь ему предстояло иметь дело с подобным титановым питекантропом.

— В первую очередь надо найти в нем уязвимую точку. Тут Янешь вспомнил, что у него есть маленькая рация, переданная для поддержания связи.

— Спрошу я у братьев, может они знают, как справиться с ним? — Предположил мальчик.

— Ало Антон тут у меня киборг, неизвестной конструкции похож на бронированный танк средней величины, с четырьмя пулеметными дулами.

— Нет ничего проще, надо зайди к нему в тыл, и подорвать противотанковыми гранатами управляемого действия.

— А у меня есть такие?

— Прежде чем отправить тебя, мы выдали целый арсенал, это такие зелененькие гранаты с красной полоской.

— Я, кажется, упустил из виду их в грузовике, придется ползти обратно. — Проклиная себя, излишнюю тупость и забывчивость Янешь сделал большой крюк, и подбежал к грузовику. Там его ждал очередной неприятный сюрприз, кабина была развороченная, а рюкзачок с боеприпасами исчез.

— Не ужели сюда забрели конфедераты? — Молвил. Однако, приглядевшись, он увидел следы и сломанные лианы, скорее всего это было делом неизвестного зверя.

— Вот те на теперь я охотник, как в известной игре «Спринт-зверь», это становиться совсем интересно. — Янешь припустил за ним бегом, хотя его боекостюм и был относительно легким, но все же затруднял бег. Тогда мальчик одним движением скинул его, оставшись полуголым, и рванулся, за ним держа в руках автомат. Он был весь потным, во вне в плазменном исполнении холодильная установка была слишком громоздкой, и ветерок приятно обдувал мускулистое тело мальчишки. Янешь прибавил ходу растения, и мягкие колючки приятно щекотали босые ноги мальчишки, которому было особенно славно, потому что он лишь недавно для себя открыл, что такое обувь. А так мальчик в своем бедняцком квартале при четырех солнцах босоногий бегал круглый год, а детские сандалии у них даже не продавались. Если в армии еще обувь была удобная с терморегуляцией, то здесь в отсутствии плазменных технологий он просто парился. А вот впереди виден зверь, некая смесь медведя и носорога. Мальчику хочется рассмотреть его поближе и прибавляет ходу. В этот момент коварная колючка вонзается ему в голую пятку. Янешь падает и на ходу дает очередь. Громила трясется, его толстая кожа пробита, брызжет красная кровь. Разрывные пули способны забить и не такого монстра. Мальчику, однако, очень больно, нога опухла, покраснела, он даже испугался, колючка вполне может быть ядовитой.

— Ну, я влип! Чертова планета, в которой нельзя даже расслабиться. Бедный я ребенок. — Янешь хотел выпустить слезу, но ему стало стыдно, за минутную слабость.

Тогда он, превозмогая боль, из-за всех сил сдавил ногу, выдавливая яд. Капнуло гноем, кровью, зеленоватой жидкостью. Затем стало легче, опухоль на глазах спадала. Мальчик просился к рюкзаку, но неожиданно подобие обезьяны подхватило ценный трофей. Правда, двигалось оно отягощенное ношей слишком медленно, Янешь даже не стал тратить пулю, а метнул штык-нож, срезав хвост.

Завизжав от боли, животное выронило рюкзак и с диким криком скрылось в ветвях.

— Вот так и разобрались с тобой макака. Это мое, а тебе кака! — По детски сострил Янешь.

Затем, прихватив гранаты, двинулся назад. Ему снова не хотелось одевать нагретый на солнцах бронекостюм, но положение обязывало. Впрочем, в боевом положении он был практически невидим для инфракрасного излучения, так как имел минимальную теплоотдачу, а сейчас его носить было мукой.

— Ладно, сначала расправлюсь с роботом, а потом натяну «латы». — Решил мальчишка.

Его движения заметно ускорились, правда по пути он умудрился изрядно поцарапаться, иглы вели себя очень коварно, вот на первый взгляд трава мягкая как лопухи, а на самом деле выстреливает шипами. Кроме того, доставали и мелкие насекомые вроде комаров с длинными хоботами, к счастью им вкололи перед высадкой универсальный антидот и отрава на Янеша не действовала, но зато кожа очень чесалась и зудела.

— У противные твари, как вы меня достали.

Измученный все более настырными кровососами и москитами, мальчик не утерпел и спрятался в бронекостюм.

А вот и сам робот, исчерпав цели, он бесцельно вертится. Янешь подумал, что его можно было просто кинуть и обойти, но ведь и сам он упрямый не любит бросать на пол пути начатое дело. Бросок кумулятивной гранаты в хвост и монстр оседает, видны лишь разбитые гусеницы.

— Еще один попрыгунчик готов. — Янешь хотел, было вернуться к грузовику, но тут заметил небольшой возможно детский мотоцикл. Вероятно, он принадлежал «скунсам», которые тоже не отличались ростом. Мальчик уселся, подобрал флаг конфедерации и рванул вперед. Чем меньше будет стычек чем лучше его задача не воевать, а разведать!

Вспомнились слова одно из учителей академии, что высшее искусство рукопашного боя, это победить, ни разу не ударив.

— Махать кулаками может любой крепкий пацан, а при нынешней биоинженерии мы из любого хиляка сделаем силача. А вот выиграть с помощью ума может далеко не каждый.

— А если сам процесс драки приятен. — Вступил в разговор Янешь. — По мне, чем семь раз подумать лучше один раз ударить.

— Это говорит о незрелости твоего интеллекта. Что касается удовольствия, когда ты научишься побеждать не только за счет ловкости и умения стрелять, то только тогда сможешь ощутить как это приятно. Нет ничего восхитительного, чем мыслить.

Янешь не совсем согласен был с этим, но в глубине души понимал справедливость подобного наказа.

Теперь он мчался на мотоцикле и переговаривался с Антоном.

— Робот уничтожен первым же залпом, сейчас я решил сменить средство передвижения, пацан за рулем грузовика может вызвать подозрение, а на мотоцикле выглядит более естественно.

— А документы у тебя есть?

— Я прихватил трофейную индефикационную карточку у неизвестных существ похожих на скунсов с тремя глазами. Там прочел по-английски спецпропуск позволяющий перемещаться по всей территории планеты. Так что в этом отношении я хорошо защищен.

— В городе должны быть другие дети, постарайся вступить с ними в контакт. — Произнес Антон. — Да и еще, если тебя поймают, притворись дурачком, может, пронесет, скажешь что с другой планеты, а ваш звездолет сбили русские, а сюда ты попал случайно.

— Я все понял. Сам выкручусь. Вот только проблема если меня захотят проверить по компьютеру, то могут обнажить что вообще не из их конфедерации.

— Не волнуйся, их империя слишком большая и данных особенно на всех детей у них нет. На тебя в частности пока ты не поступил в академию Жукова, информации тоже не было.

— Тогда я спокоен. — Янешь прервал разговор и стал внимательно всматриваться вдаль. Впереди уже были видны небоскребы. Внешне, правда, здание как здания без чрезмерной вычурности, правда, довольно приятные на вид, многочисленная, раздражающая реклама с километровыми плакатами и голограммами исчезла, и город только выиграл от этого.

Блок пост был хорошо укреплен, там были видны солдаты с автоматами и огнеметами, было видно даже два допотопных миномета.

— Развивается у них техника. — Обронил Янешь сквозь зубы.

Мальчишка с флагом конфедерации не вызвал особых подозрений.

— Ты, чей будешь парень. — Спросили его.

Показывая документ, Янешь произнес на немного корявом английском:

— Я сын генерала Джона. Ходил в разведку, высматривая злобных русских.

— А что за у тебя интересный такой автомат?

— Это трофейный приз. Дал одному гаду камнем по голове вот он и вырубился.

— Да ты свистишь, слишком мал еще, чтобы вырубить взрослого солдата.

— Нет, говорю правду. Если не верите, испытайте и я покажу на что, способен. Выставите взрослого воина.

По линии солдат прошелся смех, многим показалось забавным, смотреть, как мальчишка будет драться могучими солдатами. Командующий блокпостом подполковник Ян Квантор произнес.

— Не хотелось бы мне калечить сына генерала. Нет, мальчик я тебе и так верю.

— А все-таки я умею драться и хочу показать вам это.

— Ну, если тебе так хотеться подерись с моим сыном, он как раз занимался карате-галактик.

У Янеша чесались кулаки и он очень хотел обрушить на чужую физиономию, причем желательно крупную, ведь взрослого победить или убить гораздо приятнее чем ребенка.

Сыну Яна было судя по всему лет тринадцать-четырнадцать, и было видно что он только что искупался в реке, вода стекала по его крепкому рельефному телу. Янешь скинул свой боекостюм, благо комаров здесь уже не было и с удовольствие развел в стороны лопатки собираясь с силами. Он не знал, что его противник был чемпионом громадного города среди детей, но видел, что он парень жилистый и мышцы крепкие значит, придется попотеть прежде чем одолеешь такого.

— Надеюсь, ты достойный соперник. — Произнес Янешь.

— Ты я верю тоже. Меня зовут Билл, а тебя.

— Янешь! — Мальчик ответил, автоматически не задумываясь.

— Забавное имя. Теперь пожмем руки.

Хватка юного Билла была железной, но и Янешь не уступал. Потом они обменялись выпадами.

Билли применил вертушку, он был выше и тяжелее русского солдатика, Янешь провел подсечку. Мальчик не удержался и упал, но тут же вскочил.

— А ты ядовитый. Ну, держись.

Схватка двух пареньков выдалась горячей, Янешь наносил удары сам, пару раз пропускал по ребрам, а один раз ему зацепило скулу и ухо. Наконец изловчившись, он провел прием «Тройной град» и поразил мальчишку пальцем в горло. Удар угодил в уязвимую точку и тот упал.

— Голиаф повержен! — Произнес Янешь. — Теперь вы мне верите.

Подполковник подбежал к своему сыну, пару раз ударил по щекам, пощупал пульс. Затем повернул вспотевшее лицу.

— Ты действительно сын генерала. Так ловко ударил моего мальчика, а ведь он вполне мог вырубить взрослого. Я верю, что автомат ты добыл в бою, теперь мы проставим штамп и пропустим тебя в город. Если бы ты проиграл, то мы бы отобрали у тебя оружие, сдав для изучения.

— Тут у вас рядом есть речка с холодной водой дозвольте искупнуться, а то от этой жарищи можно сойти с ума. — Попросил Янешь.

— Есть можешь окунуться.

Биллу сделали инъекцию и он пришел в себя. Мальчишки искупались вместе, слегка поплескались, вздымая кучу брызг, вода была удивительно холодной.

— Бьет из-под скважин. — Объяснил Билл. Янешу стало немного жаль этого мальчика, когда придут его войска, по вполне могут убить.

— Знаешь, сюда наступают русские.

— Ну и что я буду с ними драться.

— Лучше сразу сдайся, иначе тебя убьют.

Билл горячо возразил.

— Лучше погибнуть, чем позорно поднять лапки к верху. Да и вообще почему ты ведешь такие разговоры.

Янешь стал на ходу перестраиваться.

— Вообще это хитрость, ты должен обмануть русских и войти им в доверие, а когда они расслабятся дать им по голове и убежать. А еще лучше сделать следующее, якобы поступить служить в их армию, затем выведать важный секрет и нужный момент передать нашему командованию.

— А что это звучит разумно, я так и сделаю.

Мальчишки крепко, но уже как друзья пожали друг другу руки. После чего Янешь с сожалением влез в свой боекостюм. По пути ему еще пару раз попадались блок посты, но он их просто объезжал. Затем его тормознул патруль, посмотрел на карточку и, удовлетворившись байкой про отца генерала, отпустил. Теперь Янешь куролесил по городу, не зная чем заняться. Войск было много, встречались даже танки, а в небе кружил вертолет, чувствовалось, что янки подготовились капитально. Не исключалось предательство со стороны российского генералитета, улицы перегораживались, строились баррикады.

Но, пожалуй, самым неприятным открытием были боевые шагающие роботы. Их было довольно много и что существенно сопровождали их «скунсы». Янешь обратил внимание что машины выходят из небольшого подземелья, остановив мотоцикл, он приблизился к месту откуда выходили машины. У входа стояла охрана и четверо боевых роботов с пулеметами. Янешь конечно мог расстрелять или закидать гранатами, но поднялся бы страшный шум, поэтому мальчик решил обследовать внутренний дворик. В одном фильме смотрел, как ниндзи-диверсанты забрались в подобный подвал. Вот частности камеры слежения не работают, вырублены анти-полем, это уже хорошо. Вот видны окна и решетки, они совсем маленькие и через них может пролезть только ребенок и то надо сначала одолеть решетку. Мальчик, используя резак зинтэр, провозился несколько минут, затем ему пришлось снять бронекостюм, чтобы заползти вовнутрь.

Внутри было темно, и Янешь продвигался ощупью, пару раз задевая голыми пальцами ног острые детали. Кругом было множество пластиковых и металлических ящиков, а также всякой дребедени. Мальчик вынужден быть предельно осторожным, вот его ноги коснулось животное, напоминающее крысу. Янешь подхватил ее за хвост, раскрутил и швырнул на ящик.

— У-у мерзость.

Ему было неловко, но солдат российской армии гнал от себя неуверенность и храбро пошел на свет.

— Куда-то это да приведет. — Бормотал он сам себе.

И впрямь становилось все светлее, и пацан оказался в огромном ангаре. Тут впрямь был некогда внушительный сборочный цех, где работали киборги. Теперь многочисленные механические руки лежали, свернувшись в клубок. Было видно лишь несколько противных скунсов и множество рабочих. Различимо было, что эта мохнатая раса командует людьми. Оборудование было самым примитивным, монтажные леса, погрузчик на бензине и простом электричестве с закрепленной платформой. На ней располагались три скунса, они подошли к довольно крупному роботу со множеством конечностей.

Главный иногалактик в пурпурной мантии гордо произнес.

— Вы земляне считали нашу расу Джуката слишком примитивной и не достойной, но стоило только русским приматам применить новое оружие, как вы сразу взвыли и запросили нашей помощи. Это говорит о том, что ваша раса слаба и ущербна. Ведь так?

— Нет! — Произнес человек с погонами генерала. — Просто та штучка у русских вырубает все плазменные проявления, а ваша наука пошла иным путем.

— Замечательно, вот ты проговорился человек, значит, вы развивались в не правильном направлении.

— Почему я так не считаю, наши роботы куда быстрее и совершеннее ваших. Да и тех пока выпущено немного.

— А ты полюбуйся на то что может создать наука Джуката. Покажите ему нашу силу.

Скунсы стали проводить манипуляции, голова гиганта раскрылась, она была похожа на исполинскую дыню с семечками, было видно гнездо электронных мозгов.

Джукат в золотом плаще отворил бронированный кейс и извлек оттуда генеральный чип.

Он нес его как царскую корону, потом передал ее в руки старших техников. Те казалось, не дышали настолько осторожно, опустили в конструкцию, два раза повернули и затем стали собирать голову робота.

— Вот видите, наш процессор сделан из обычного кварца, без всякой плазмы, а его эффективность потрясающа.

— У нас кварцевые процессоры были известны почти полторы тысячи лет тому назад. Это регресс, плазменные не сравнить по силе и боевой мощи.

— Это тоже не плохо, человек. Ну, как ребята готовы?

— Да!

Погрузчик плавно отъехал, а робот стоял застывший, словно выточенный из мрамора. Все рабочие и многочисленные солдаты уставились на него, было любопытно, что придумали джукаты.

Одетый в пурпурную тогу, выпятил грудь, он видно считал себя, чуть ли не Господом Богом. Достав, маленький похожий на кубик-рубик пульт дистанционного управления, он нажал на кнопку.

Машина в ответ мигнула глазами, рот раскрылся, множество щупалец с пушками зашевелилось.

— Слушаюсь вас создатели, я в полном порядке. Вижу вокруг себя много голых приматов, могу уничтожить их в несколько секунд.

Скунс довольно прорычал.

— Вот видите люди вы у нас на крючке, это самый совершенный робот из тех, что создавала наша раса за несколько столетий.

— Так убить их? — Повторил робот, крупнокалиберные пулеметы и автоматические пушки на нем пришли в движение.

— Не стоит пачкаться. Это наши рабы, а мы боги.

— Так точно всемогущий! Показать им мою силу.

— Только никого из приматов не убей.

— Это он говорит. — Обратился генерал. — Не плохо для кварцевого.

— Он еще и не такое может. Продемонстрируй рабам умение.

Робот, словно осьминог, присел несколько раз на лапах, сначала медленно, а затем наращивая темп. Шарниры трещали, связки поскрипывали. Похоже, машина была не совсем удовлетворена. Встав перед главным джукатом, он произнес, растягивая слова, громким голосом с перевесом скрипения и шорохов над звонкими звуками.

— Надо добивать элитного масла, сборка средней паршивости, чувствуется, что приматы приложили к этому лапы.

— Ты прав если бы все сделали мы одни, то был бы полный порядок. Но все равно не покалечь их.

Конфедераты недовольно зашумели, кому может понравиться, когда их обливают грязью. А генерал отметил.

— А он умен, при его строительстве использовали лучшие материалы.

Робот услышал слова и прогрохотал.

— У землян не может быть ничего лучшего. И прыгнул к генералу, прогрохотав и подняв облако пыли.

Сразу дюжина лезвий вылетела из его конечностей. Одно из них толи по расчету, толи по ошибке разрезало генералу щеку.

— Скорость выхода нормальная, теперь я подправлю тебе усы. Устройство напоминающее бензиновую пилу заревело и разом сбрило пышные усы.

— Не так уж и плохо сделано, ладно я тебя не убью.

— Да это все грани переходит. — Генерал покраснел от гнева. Его глаза остекленели.

— Это старший раб извинись перед ним. — Скомандовал пурпурный Скунс.

— Я всего лишь проверял оружие, простите. — Голос робота стал намного тоньше.

Затем он словно кузнечик скакнул вверх и дал в крытый гравиотитаном потолок очередь из всех двух десятков орудий. На несчастных рабочих посыпались гильзы, куски разбитого металла.

— Ты что осатанел Цасса! — Прокричал генерал.

— Вы все были бы убиты, если бы мне приказал мой командир. Знайте, свое место рабы, не высовывайтесь!

Приземлившись, он поднял две конечности, и присосок вылетело пламя, пролетев полсотни метров, оно лизнуло стену. Было что факел постепенно меняет цвет, от фиолетового колера до ярко-красного. Температура также подымалась.

— Вот наш огнемет подоспел, с таким оружием побьем ничтожных русских. — Цасса оскалился, подымая руку с пультом повыше. — Я назову тебя «Жерло вулкана». Я пока приглуши огонь побереги для русских. Я слышал, что стратегический мост захвачен, вот по нему мы первыми и нанесем. Он способен обстрелять россиян с дальней дистанции, а затем внезапно приблизиться к ним.

— Тогда это классная машина, применим его немедленно. — Посоветовал генерал, не смотря на внешнее хладнокровие, его губы пересохли, а срезанные усы кололись. — Дай направляй его к линии фронта.

— Сейчас, у него, кстати, есть еще и бомба из туроболона, она бьет сильно, не уступая атомной, только метнет он ее наверняка. — Цасса отвратительно захихикал, указывая на страшный клюв кибернетической машины.

— Возможно она не сработает в этих условиях. — заявил командир.

Пока испытывали нового «терминатора», и куражились скунсы, Янешь не терял времени даром. В первую очередь он из найденной проволоки сплел лассо. Теперь остальное было делом техники, лично для него не особенно сложной. В своем раннем детстве, путешествуя по громадным столичным паркам, он научился бросать арканы, что сбить тот или иной фрукт или если ствол дерева был слишком гладким. Вот и сейчас он тщательно рассчитывал бросок.

— Ну, человеческий генерал, тут ему мало простора, мы его отправим мосту, а твои рабочие продолжат сборку пусть не столь совершенных, но все равно смертоносных моделей. — Цасса хотел, было отдать приказ «Жерлу вулкана» как послышался тонкий звон и лассо из сплава магния и титана, обвило пульт. Потом последовал резкий рывок, и миниатюрный передатчик вылетел из руки джуката.

— Измена, это ваши штучки генерал. — Пропищал скунс.

Янешь крепко подхватил пульт и, щелкнув им, обратился к роботу.

— Система твоего управления у меня, ты признаешь меня господином, вот я нажимаю на большую зеленую кнопку в случае твоего неподчинения.

— Убей его. — Завизжал Цасса.

— Я запрограммирован слушаться того, у кого в руках передатчик вне зависимости от того, кто он джуката или примат, поэтому я сделаю, как прикажет он.

Янешь продолжал оставаться в темноте, джукаты и конфедераты начали вскидывать автоматы, будучи полуголым, мальчишка понимал, что с него может хватить и одной гранаты, или слишком удачного выстрела и поэтому прокричал.

— Я повелеваю убить их всех, применяя все средства поражение.

— Слушаю господин!

Робот ударил из всех гашеток, улучшенные пули насквозь прошивали тела, полыхнули огнеметы. Даже стоящий на приличном расстоянии Янешь почувствовал жар.

Глава 15

Мальчик отскочил в сторону, если это дракон, то надо действовать не сломя голову. Рев повторился, пламя стало тускнеть. Руслан заметил, что огонь извергается из одной точки, правда густым снопом. Упав на пол и прижавшись к стене, он пополз, тут полыхнуло пламенем с другой стороны, а неизвестный зверь так громыхал, что мог обратить в бегство целый пол.

Тут юный боец заметил едва прикрытый лаз, через который даже он, будучи мальчишечьего роста смог пролезть с большим трудом. Прорывая и царапаясь об камни, он изорвал остатки и без того содранной одежды, оцарапал голые плечи и грудь. Наконец туннель стал шире и он с большими усилиями выбрался из него.

Тут ему в глаза кинулось странное зрелище, двое толстяков бегало вокруг горна, один дул в него и в этот момент испускался страшный рев, а другой дергал рычажки и в этот момент сразу в помещении, становилось ярче и жарче.

— Так они жулики. Хотели развести меня столь простым приемом. Ну, я им выпущу кишки.

Мальчишка выпрыгнул как тигр, и атаковал здоровяков. Первый их них успел выхватить меч, но получил рукоятью по лбу. Второй, увидев страшного окровавленного мальчишку, сам попросил пощады.

— Не убивай меня, о благородный пират.

— С каких это пор пираты стали благородными. — Произнес Руслан и зарядил кулаком в челюсть. Голова толстопуза, откинулась назад, потекла кровь.

— Будешь ты учить меня благородству.

Затем, достав из-за пояса связку ключей, юноша принялся отпирать двери. За первой дверью оказалась камера, где сидели закованные в колодки два узника. Один из них, несмотря на язвы и следы от ожогов и побоев имел весьма представительный вид. Его густая с проседью борода и широкие плечи с горящим взглядом монгольских глаз говорили. — Я рожден повелевать! Второй был еще совсем молод, довольно высок, но борода не росла, лишь под носом виднелся легкий пушок. Они уставились на Руслана.

— Ты кто такой. — Произнес старший пленник.

— Я благородный пират Руслан.

— А тебя кличут.

— Не знаю, он пока сами не определись.

— Ты быстр и стремителен, и вместе с тем не погодам мудр. Я назову тебя кобра.

— А вы кто такой?

— Последний император пиратов. — Нагассана, меня еще зовут «Бич божий». А это мой сын Артомис. Ты можешь освободить нас от оков?

— Конечно.

Цепи были еще совсем новые, густо смазанные маслом, и выкованные с большим искусством, каждое звено толще большого пальца крупного человека или примерно как кисть Руслана.

— Ого, похоже, они вас бояться.

— Эти тюремщики очень хитры, сковали, так что трудно пошевелиться и постоянно следили за камерой, проверяли цепи, опасаясь видимо, что мы их можем перепилить волосом.

— А что это возможно? — Спросил Руслан.

— Если постараться то да. Ничего невозможного нет.

Когда Нагассана встал то Руслан слегка удивился, он был не очень высок, примерно среднего роста, правда очень плотный, несмотря на голод и лишения. А вот юноша наоборот был высокий стройный.

— Давайте посмотрим, что в других комнатах. — Предложил Руслан.

— Там должна быть тюремная казна и остальные узники. — Громко произнес Нагассана.

Вопреки ожиданиям, добыча и в самом деле была богатой. Бочки с золотом, множество сундуков с камнями. Перехватив удивленный взгляд Руслана «Бич божий» объяснил.

— Тут добро забранное у великого множества людей, незаконно конфискованное имущество.

— Вот как, похоже, они собирались увезти далеко не все богатства.

— Здешний губернатор хитрая лисица. Он пытается заглотнуть больше чем сможет вместить его глотка. Он уже убит?

— В последний раз я видел живым только слегка помятым.

— Вот как надо это срочно исправить. Но все блестящие сундуки не главное, вот тут должен быть люк, который приведет на подземелье губернского дворца. А теперь я допрошу тюремщика. А ты кобра подыми его.

Руслан не без труда приподнял тушу, Нагассана шлепнул его по щекам, заставив прийти в себя. Когда тот открыл глаза, в них отразился животный ужас.

— Только оставьте жизнь, все сделаю.

— Где моя невеста Эсгазель.

— Ее уже полгода назад переправили в столицу, никто не будет держать девушку столь знатного рода среди пиратов и бандитов.

— Тогда ты мне больше не нужен. Нагассана сдавил его горло руками-клещами. — Тебя следовало помучить, да мараться не охота. А что делать с другим, тоже палач.

— Если хочешь, я сам его убью, предложил Руслан.

— Это слишком легко и просто, пусть его повесят. — Приказ «Бич божий». — Ты не по годам силен, сможешь его выволочь.

— Конечно в нем килограмм сто тридцать не больше. — Сказал Руслан и взвали себе на плечи.

Однако это оказалась не приятным занятием, тюремщик вонял, был не удобен для носки, и юноша немного вспотел.

Поэтому, оказавшись в тюремном дворе, он почувствовал облегчение. Там собралось большое количество заключенных не только взрослые мужчины, но много женщины, детей, причем большинство в ужасном состоянии, после пыток и голода.

Руслан прокричал им.

— Что сделать с этим истязателем? Повесить?

— Нет на кол его! Виселицы мало для него. Кричали мужчины, часть впрочем, была или пиратами или разбойниками с большой дороги.

— В этом случае вершите суд и расправу сами. — Руслан откланялся. В след за ним вышел император пиратов. Хотя его власть признавали далеко не все, и сам титул был скорее не официальный, бывшие узники встретили его громогласными выкриками. А когда он поднял руку вверх, все замолчали.

— Кого вы хотите видеть своим командиром.

— Тебя веди нас отец. — Кричали они.

— Да будет так, теперь наши сердца станут едиными.

Бои в городе практически завершились, догорали последние обломки бурного кровавого шторма.

Нагассана не стеснялся своего тряпья, но все же решил переодеться, нельзя пусть не коронованному императору быть оборванцем. Прочие пираты предались грабежу, многочисленная добыча свозилась в порт, активно делилась и взвешивалась. Туда прибыл и Моник. Главарь пиратов был зол и напорист.

— Теперь надо приступить к серьезному и справедливому дележу. А значит все богатства, должны, поделены поровну между нами.

Старший шкипер возразил.

— Да мы и так их делим поровну. Половина на один корабль наш, другая половина на ваш.

— Нет, я так не согласен корабли это пустые конструкции, главное это люди. И мои люди хотят, чтобы все было честно и как положено. Разве мои братья не рисковали своей жизнью и многие из них полегли в неравной схватке. Исходя из требований закона чести, я требую для нас четыре пятых добычи.

— Но ведь мы подписали документ, под которым стоит и ваша подпись, что все делиться поровну между кораблями.

— Не помню, что я подмахнул, а сейчас это просто клочок бумаги. В данный момент будет решать не замаранная бумага, а острые клинки. — Моник сверкнул саблей. — Ну, как будем жить по понятиям.

Пираты согласно загалдели, раздался свист. Стало видно, что назревает кровопролитие.

Старший шкипер постарался их урезонить.

— Давайте подождем, пока придет Висцин и Руслан, тогда и обговорим все наши проблемы.

— Проблемы у вас, у меня почти в пять, раз больше народу и если дело дойдет до схватки то вас всех перебьют как мышей.

— Иные бойцы могут стоить десятерых, к тому же у нас больше пушек.

— Это преимущество на море, а на суше мы возьмем вверх. Так что если хотите остаться в живых соглашайтесь на наши условия, иначе потом мы заберем все, а тех кто останется в живых повесим.

— Но это бесчестно.

Моник достал пистолет.

— Какая честь может быть у пирата. — И он выстрелил в ногу, тяжело ранив шкипера. — Вот так будет с каждым.

Возможно вспыхнула бы резня, если бы не крики.

— Висцин и Руслан идут.

Моник остановился.

— Ну ладно дам этим ребятам последний шанс.

Когда Висцин подошел он сразу заметил, что один из его помощников ранен, а пираты выстроились в угрожающую когорту.

— В чем дело братья.

— Да вот! — Крикливым тоном начал Моник. — Наши люди решили: прежний расклад не справедлив и что надо пересмотреть критерии дележа добычи. То есть делить по головам, а не кораблям, вы на это согласны.

— А если нет? — Спросил Висцин.

— Тогда будет драка и исход битвы решит численность и доблесть, особенно численность. — Подчеркнул Моник.

— Скоро сюда подойдет император корсаров Нагассана, и он нас рассудит. — Произнес Руслан.

— Я не признаю никаких императоров. Решим проблему сразу говорите согласны на мои условия или прольется кровь. — Моник навел пистолет на живот Висцина. Такое оружие было еще очень большой редкостью, и пират сильно гордился своим приобретением сделанным искусным мастером.

— Да дьявол с ним. — Руслан поддел ногой камень и послал его прямо в руку с оружием. Прозвучал выстрел, пистолет упал, а спустя две секунды юноша налетел на пирата. Ударил его коленом в солнечное сплетение, затем заломил руку и приставил клинок к горлу.

— Шевельнетесь и вашему атаману конец. — Прокричал он. Пираты ахнули и замерли. Несколько из них самые бойкие размахивали саблями, но не решались вступить в бой.

— Вот так, а теперь прикажи сложить им оружие.

Видя, что Моник в полубессознательном состоянии, мальчишка дернул его за ухо, надавил пальцем на висок и заставил придти в себя.

— Отпусти меня, пожалуйста! — Пролепетал тот.

— Ты согласен с прежним дележом добычи?

— Это уж как решит император. — Пролепетал Моник.

— А если ты умрешь?

— Все мы смертны. Когда-нибудь, любой пират закончит свой путь, как уж пусть лучше так чем на рее.

Руслан хотел еще что-то добавить, но послышался шум и появились многочисленные люди с оружием.

— Я считаю, он прав пусть решит император. — Подтвердил Висцин.

Не меньше двух сотен людей в основном замученных, одетых в сорванное со солдат или зажиточных граждан платье, вышли на площадь. Впереди шествовал человек выразительной наружности с коротко стриженой бородой и в костюме гранда. Висцин сразу узнал его, поклонился.

— Слава великому Нагассана, да здравствует император корсаров и «Бич божий».

Нагассана кивнул, поднял руку вверх.

— Ты еще не забыл как плавал под моим флагом Висцин или как тебя прозывали Вепрь.

— Нет такое не забывается о несравненный.

— Хорошо, но тут у вас я вижу, возник не шуточный спор, и мой маленький друг захватила в заложники известного проказника Моника.

— Верно, он хочет нагло попрать ранее заключенный договор о справедливом дележе добычи и взять себе больше положено. Фактически это жалкое подобие пирата не держит слово и клятвы.

— Вот как не держание слова, это большой грех для пирата, который смывается кровью.

Моник завыл.

— Извини Нагассана, бес меня попутал. Просто я считал, что это не справедливо, что, имея, почти в пять раз большую команду, я вынужден буду получить лишь одну половину.

— Но ты подписал подобный договор.

— Да гроза морей, но именно потому, что мне угрожали, у них было больше пушек, чем у меня.

— Так это тебе Висцин принадлежит вот это огромное судно с кирамским названием «Тигр». Надо обладать доблестью, чтобы захватить его.

— Это верно непобедимый, но большую роль при этом сыграл мальчик Руслан, которому по силам спеленать даже такого громилу как Моник.

— Да этот мальчишка золото, я дам ему командовать отдельным и могучим кораблем, когда обзаведусь флотилией. А пока мое решение следующее. Треть ваших сокровищ будет передана мне и моим людям, а остальное поровну поделят между кораблями, как вы заранее договорились — пополам. И не расстраивайтесь, а держите выше голову. Скоро под моим командованием мы захватим такие небывалые богатства, что даже чертям будет завидно. Со мной пришло больше двух сот человек, и все они умеют драться. Вы согласны на мои условия?!

— Да конечно! — Прокричал Висцин.

— Согласен! — С явной неохотой произнес Моник.

— Так заключите новый договор рукопожатием.

Руслан отпустил Моника, тот побледнел, шатаясь, подошел к Висцину и Нагассана. Затем они обнялись и три матерых пирата сцепились руками.

— Торжественно клянемся. — Нагассана перекрестился. — Что будем дружить всегда и ни когда не предадим друг друга.

— Клянусь! — Произнес Висцин.

— Всеми святыми во имя Божье, что будем верны слову. — Добавил Моник.

— Аминь! — Закончил император.

— А теперь вы остаетесь капитанами своих кораблей под моим общим командованием. Погрузимся и в путь.

— Мы согласны! — Подтвердили Висцин и Моник.

Дележка добычи и ее погрузка, заняли много времени. Пришлось прихватить с собой три судна, груженные ценным сырьем, чтобы при случае продать его подороже. Так они двигались целых пять кораблей, два боевых, а три грузовые. По пути к ним присоединилось еще полтораста разбойников с большой дороги и общее количество членов берегового братства достигло, более шестисот пятидесяти человек. Однако теперь денег у них хватало на всех, но хитрый император знал, что большинство из них все промотают в следующую кампанию, снова пойдут в бой в одних рубахах. Что же это справедливо, голодному человеку легче пойти умирать, чем сытому барину. Состоятельные люди слишком трусливы, и Висцина простоватого преданного, честного парня и Моника, вот он коварен и его лучше убить, чтобы не ударил ненароком в спину, он видит насквозь. Для него загадка Руслан, что-то подсказывает ему, что мальчишка из полушария, что зовут у них преисподней. Надо поговорить с ним. Пригласив юношу в каюту, Нагассана приказал набить ему трубку и заварить вассоч, что вроде кофе, но гораздо вкуснее и с более длительным эффектом бодрости. Когда они остались одни император, словно невзначай спросил.

— Где ты родился Руслан?

— В одной из давних агиканских колоний.

— Не надо мне врать я вижу людей насквозь. Я уже много прожил на свете. Ты наверняка прибыл из полушария преисподней.

Руслан притворился наивным.

— А разве в аду могут жить люди и тем более, оттуда вернуться?

Император закурил трубку, дым имел сладкий запах, напоминающий ладан.

— В том то и дело что могут жить, хотя несколько по сумасшедшему. И ты мне расскажешь как вы люди живете там.

Руслан покачал головой.

— Иногда откровенность может стоить мне жизни.

— Не бойся мальчик, об этом я никому не скажу. Хочешь, для того чтобы ты мне верил, я расскажу тебе собственную историю.

— Буду весьма признателен.

— Так вот моя невеста Эсгазель. Не простая девушка, и даже не дочь знатного вельможи как, наверное, ты подумал, глядя на ее портрет. — Пиратский император указал на выполненный в ярком масле рисунок восхитительной дамы, в платье принцессы.

— Да это ее портрет и художники скорее принижают ее красоту, чем преувеличивают.

— Она изумительна. Я бы на ней сразу женился. — Немного наивно произнес Руслан, почувствовав сильную влюбчивость. Он впрочем, и раньше засматривался на красивых девушек, но эта поражала прямо в сердце.

— Так вот не буду врать тебе, она прямая наследница престола империи Кирама.

— Принцесса?

— Да принцесса и если я обвенчаюсь с ней законным браком, то стану императором самой обширной и богатой империи на этом полушарии. Быть монархом это гораздо лучше, чем оставаться пиратом, которого рано или поздно ждет костер или виселица. Я уже и так был на гране смерти и то, что до сих пор жив, произошло, я думаю не без ее мольбы.

— Вам нужен трон?

— Да нужен, хотя для этого требуется, как минимум захватить столицу Кирама — Аввру. Но я достигну этого. Ты мне поможешь.

— Не знаю, меня увлекает сам процесс битв, свергнуть короля заманчивая перспектива.

— Я сделаю тебя супергерцогом.

— В этом на первый взгляд благоприятном случае, я умру от тоски.

— Мы нападем на Агикан, потом на Фатацию, затем на республиканцев завоюем все полушарие.

— А что будем делать дальше?

— А затем, постараемся захватить другую половину планеты.

— А как же пост махаонов? У них столь подавляющее превосходство в технике, что они потопят любой наш флот, и сожгут самую многочисленную армию.

— Вот ты и признался, что из полушария, где согласно нашей вере горит преисподняя, иначе, откуда знал бы про махаонов.

Руслан насторожился.

— А откуда ты про них знаешь?

Нагассана придвинулся плотнее к юноше, затем разлил вассоч, его борода сошлась клином.

— Я сам побывал в аду, на вашем бешеном полушарии.

— Ну, как понравилось?

— Кое-что да особенно женщины и летательные аппараты, но в целом я был чужой для этого мира.

— Поэтому вы покинули его?

— Да это одна из причин. Другая я понял, что граждане вашей страны слишком умные и независимые и мне никогда не достичь у вас высокого положения. А в этом мире я вполне могу стать королем, царем или даже вселенским императором. Власть необычайно сладка и привлекательна, с возрастом ты поймешь это.

— Я это и сейчас понимаю, в школе и колледже я среди ребят заводила и мне признаться это нравится. Если кто из них провинился, то я назначал наказание: подзатыльник, удар ногой в зад, щелбан или если вина незначительная отжимание от пола. Маленькая, но власть в пределах класса.

— А вашу власть никто не оспаривал?

— Конечно, оспаривали, столько было драк и синяков, один раз мне даже камнем рассекли бровь. Самое трудное это доказать свое интеллектуальное превосходство, для этого мы резались на компах, залезали в виртуалки особенно трудно это играть в стратегии, космогенные или исторические зато какое удовольствие испытываешь когда побеждаешь.

Да знаю обаяние виртуальной власти, когда под тобой тысячи или миллионы послушных юнитов. Конечно, реальными людьми управлять интереснее, особенно когда ведешь войну.

— Так получишь ее власть, самых дорогих и красивых дамочек. В твоем возрасте я уже познал любовь женщины, а ты пробовал?

— Да, если иметь в виду секс то да, причем это было почти у всех наших мальчишек, но настоящей любви у нас не было.

— У вас свободные нравы и в этом нет ничего удивительного. У нас секс до замужества считается серьезным проступком, хотя все равно грешат и старший брат даже продает на это индульгенции.

— То есть право согрешить есть только у богатых?

— Пожалуй, так. Кто имеет состояние, легко может купить рай, дав большую взятку Богу.

— Нас в колледже учили, что Бога нет, это просто выдумка, чтобы дурачить низшие классы и вымогать деньги, приучая к покорности.

— Вот тут я с тобой согласен, если бы реально существовал Всемогущий, разве он позволил бы чтобы священники так издевались над его именем и нагло использовали людские предрассудки. Он бы их давно покарал.

— Так придя к власти, может быть, отменим религию?

Нагассана отрицательно мотнул головой.

— Нет, вот этого категорически нельзя делать. В этом случае будет большое кровопролитие хаос и анархия. Вместо счастья народу мы принесем беды.

— Но вот у нас осталось лишь несколько церквей, да и то больше как исторические памятники и никакой анархии или хаоса нет.

— Ты глупый юноша, ведь народ у нас отсталый, не может страна сразу шагнуть из мрака отсталости в прогресс и полеты в космос. Всему нужно время, причем, пожалуй, исторический путь не одного поколения. А пока главное не навредить. Прежде чем стать императором Кирама, нужно добиться признания у пиратов. Собрать огромный флот и привлечь народ, в том числе простолюдинов.

— Надо обещать им волю, землю, богатства, денежное жалование, а дворянство и бар резать. Вот так и происходят революции, жестоко, но зато эффективно.

— И тут надо знать меру, чтобы окончательно не оттолкнуть от себя дворян и знатных людей ведь это все-таки основа любой армии и строя. Сами по себе простолюдины ничего не могут.

Руслан призадумался, потягивая ароматный напиток. Действительно в средневековом обществе дворянство это элита и вырезать ее это значит уронить и без того невысокий уровень социума.

— Постараемся соблюсти должный баланс. Чтобы и бедные были с нами и богатые не возненавидели.

Разговор прервался сигналом тревоги.

— Похоже, появились враги. Извини кобра, но сейчас нам будет не до приятной беседы.

— Мы поговорили откровенно как мужчина с мужчиной, а теперь нам остается добрая драка. — Мальчишка достал из ножен меч. Затем Руслан пропел.

  Бессмертную славу познаем в сраженьях,

  Не ведая страха рубиться отважно!

  Пусть меч нам поможет в великих свершеньях,

  Врага победи — остальное неважно!

  По морю плывем мы, не зная сомнений,

  Пирату и шторм, ураган не преграда!

  Останется память в сердцах поколений,

  Противник повержен — вот вся и награда!

  Красотка подарит любовь тебе страстно,

  А завтра палач, эшафот ожидает!

  Связать свою жизнь с флибустьером опасно,

  Фортуна причудливо кости бросает!

— Браво, да ты еще и поэт. У тебя разносторонние таланты. Теперь посмотрим, кого к нам принесло.

Выйдя на палубу, Нагассана достал подзорную трубу, внимательно всматриваясь в воды, по волнам скользила легкая рябь. Впереди плыли три кирамских корабля, паруса на самом крупном из них были алого цвета. Это судно насчитывало восемьдесят орудий, в том числе очень крупные и дальнобойные носовые, оно носило название «Корона». Остальные двое имели в наличии по шестьдесят пушек и не уступали «Тигру». Таким образом, преимущество в огненной мощи было на стороне противника.

Нагассана моментально оценил обстановку.

— Эти корабли, те о которых ты говорил? — Спросил он Руслана.

— Да те самые они должны были встретить нас в море.

— Это хорошо, ведь они пока не знают, что суда поменяли владельцев. Потому приказ поднять кирамские флаги.

— Я понял! — Произнес Руслан. — Подойдем на близкую дистанцию, а потом возьмем их на абордаж.

— Вот именно, заодно всем надеть трофейную кирамскую форму, а чтобы не перепутать в бою друг друга, каждому на руку зеленую повязку.

Подобная простая, но хитрая тактика увенчалась успехом. Последовали приветственные залпы, корабли салютовали друг другу.

Фрегат и каравелла пошли на сближение, одновременно прибавило ходу и судно груженое товаром. План был предельно прост и убийственно эффективен, пока противник ничего не подозревает максимально сблизиться и взять на крюки.

Корабли действовали на редкость согласованно. Пираты тряслись от нетерпения. Наконец когда главная посудина подошла вплотную к «Короне», с ее стороны последовал сигнал, мол, неизбежно столкновение. В ответ корсары лишь прибавили ходу и когда корабли соприкоснулись, ломая весла, и снасти, на борт полетели острые крючки и лассо, намертво сковавшие судно.

— Теперь враг, наш вперед бойцы!

Пираты для начала дали почти в упор залп по столпившимся кирамцам, после чего начался штурм.

Нагассана хотел, было прыгнуть первым, но его опередил Руслан. Юноша держал в руках меч и саблю, и рубил с разворота. Уже в прыжке, он зарядил ногой ближайшему противнику в живот. Латы смягчили удар, но сабля резким взмахам снесла голову.

— Что кирамцы не ожидали? Будете знать, с кем иметь дело. — Произнес Руслан, поигрывая стальной проволокой мышц. Сразу два сердца яростно бились в груди.

На него налетел малоизвестный иномирянин, с тремя очень длинными руками и двумя головами с торчащими острыми клювами. Это урод как ни странно носил звание офицера, он обрушил серию ударов на парня, заставляя отбиваться. Затем ударил клювом в грудь прямо напротив левого сердца. Кожа была содрана и осталась глубокая кровавая полоска. Руслан рассвирепел, он бросился вперед и срубил сначала одну, затем вторую руку.

Зверь отступил, замахал головами.

— Ты очень глуп, потому одной головы тебе мало — дырявые, вон каким гребнем прикрыты, словно у павлина. — Поддразнил Руслан.

Двуглавый офицер рассвирепел, и даже стал плеваться. Сражавшийся против него юноша, стал двигаться по спирали то, ныряя, то, вскакивая, как Ванька-встанька. Одна из голов была отсечена, от болевого шока офицер завопил и Руслан, движимый чувством милосердия отсек ему другую голову.

— Вот теперь твое тело находится в полной гармонии с душой.

Мальчишка отбросил то, что осталось ногой, и продолжил битву, прочие бойцы были, как правило, медленнее и не столь опасны. Несколько впрочем, пареньку задевали саблей пресс, царапали руки и ноги.

— Ну и что я даже жалею, что шрамы на моем теле не остаются. Из-за этого многие считают меня мальчиком, так пусть посмотрят, как мальчишка воюет.

Адмирал Кирамского флота Дон ЦЦатор, был надежно прикрыт охранниками, причем они почти все были шестирукие, а шесть мечей куда лучше двух. Руслан метнул кинжал в одного из них. Потом заколол второго, а третьему подрубил ноги. Почти сразу сам оказался ранен, но не упал, а наоборот ускорился, поражая врагов мечами. Ему удалось прорваться к адмиралу. Тот выхватил пистолет и послал пулю в голову пареньку. Руслан инстинктивно отпрянул в сторону, затем рубанул саблей по руке.

Послышался нечеловеческий вой.

— Убей гада.

Плотный похожий на бочку иномирянин с толстыми, как бревна руками взмахнул трехметровым мечом стараясь поразить Руслана в спину. Юноша из-за всех сил оттолкнулся ногами и сумел перепрыгнуть громадное лезвие. В следующее мгновение адмирал был разрублен пополам.

— От своих получил гад.

Руслан атаковал, бочкообразного типа. Тот был здоров, но неповоротлив, и отрубить его башку, было не так уж и сложно. Потом последовала традиционная мельница, особенно эффективная, когда ее проводит быстрый парень сразу с двух рук. Кирамцы продолжали падать, некоторые в отчаянии сбрасывали латы и кидались в воду.

— Вот так вам и надо, пойдете на корм акулам и короматам, съязвил Руслан.

Нагассана сражался вместе со всеми, для своего телосложения он был очень быстр и удивительно силен, к тому же отлично владел булатным клинком. Впрочем, искусство владения клинком у пирата жизненная потребность, причем не только в схватке, но и в многочисленных дуэлях, что устраивают между собой командиры кораблей и их помощники. А отказаться нельзя позор, очень часто оспаривается звание капитана, тогда тоже битва на мечах, саблях, шпагах, секирах, а вот пистолеты еще не в моде и ими владеют единицы.

Нагассана впрочем, стрелять тоже умеет, но предпочитает клинок. Последние кирамцы теряют мужество и бросаются на колени, прося пощады. Нагассана решил поступить «гуманно».

— Все за борт, а дальше вашу судьбу решит Господь Бог и море.

— А может их лучше, продадим в рабство, они в основном молодые здоровые, а так в море потонут ведь. — Возразил Руслан.

— Ладно, но рабами рынки и так забиты, поэтому прибыль будет невелика, а возни не мало.

Пленников сталкивают в трюм. Потом корабль поворачивается и идет на подмогу снующему с правого борта судну. Там сражение несколько затянулось, да и людей на нем намного меньше чем на «Тигре».

Нагассана словно Наполеон протягивает меч, и командует.

— На штурм корсары, поможем нашим братьям.

Новый бой оказался не менее кровавым, но более скоротечным, чем предыдущие. Руслан на сей раз, оказался еще более серьезно ранен, юноше отсекли часть уха и пробили почти насквозь грудь. Слишком уж он увлекся, пренебрегал защитой вот и получил заслуженное наказание. Кровь булькала, и красные пузыри вылетали из раны, но парень не покинул схватку, хотя ноги подкашивались.

— Врешь! Сталью меня не возьмешь! — Орал он, продолжая махаться.

На него налетел иномирянин похожий на гориллу, только вместо лап клешни. Он сумел перехватить руку мальчишке, едва не изувечив кисть, заодно пребольно ударил головой по лицу, зубы мальчишки лязгнули.

— Человек тебе полная могила. — Картавя произнес он.

Клешня потянулась к горлу, он сильно придавил его к деревянному полу.

Руслан подумал, что вот так в сражении как он и мечтал закончиться его жизнь. Действительно умереть в бою почетно, но на чисто физическом уровне вызывает омерзение быть задушенным таким неказистым типом. Да и воняет от него слишком сильно. Кроме не известно еще существует ли душа, а значит, смерть может оказаться окончательным концом. А не существование это паскудное что может быть, уж лучше в преисподнюю, там тебя будут мучить, зато есть надежда на прощение и искупление. Даже в Аду можно бороться, страдать и мечтать, а главное мыслить. Именно мышление отличает человека от животного и ради этого можно перетерпеть любые страдания.

Потный и весь в крови Руслан был скользок и, напрягая все силы, сумел вырваться, скинув гориллу. Затем, подхватив меч, он обрушил его на черепок противника.

— Ты давно не стригся, надо тебя подровнять. — Прокричал он.

Затем новые взмахи и жертвы юноша вообразил себя ангелом смерти, а мечи стали продолжением длинных сильных рук мальчишки.

Те немногие кто уцелел, на сей раз не просили пощады, видно понимая, что они слишком много убили пиратов, а те чересчур свирепы, чтобы миловать. С разбегу они соскочили за борт и отчаянно поплыли, рассчитывая видно, что в теплой воде смогут достичь побережья. Некоторые забыли снять латы и тонули, другие ослабленные ранами, тоже находили быструю смерть.

И лишь пара иномирян обладавших жабрами могла рассчитывать на благоприятный исход.

— Могу поздравить вас! Вы победили! — С пафосом произнес Император пиратов. — Теперь у нас под контролем целых пять боевых судов и три грузовых. Это приличная хотя пока небольшая эскадра.

Руслан с трудом ковылял, правда, кровотечение остановилось, но на левой ноге оказались повреждены связки, вид у юноши был страшный. Нагассана получил лишь несколько царапин, правда кираса была пробита, капала кровь. Но в целом он смотрелся бодро.

— Мой мальчик, не надо так сильно надрываться, если такие ранения получать в каждом бою, то можно не дожить до зрелых лет.

— Раны это украшение мужчины, только у меня они быстро проходят. Уже завтра я буду, свеж и готов к бою.

— Да ты что так не бывает. — Удивился Нагассана — Ты, что ангел Господень?

— Со мной это в порядке вещей, а почему такое тело долго рассказывать.

— Об этом поговорим позже, а пока поешь и ступай на койку, вернее в лазарет там тебя перевяжут.

— Не стоит, быстрей заживет на свежем воздухе. Видите, раны уже подсыхают.

— Я все вижу, теперь у меня самый большой среди корсаров флот и как старший пират заявлю права на неофициальный трон. Ты будешь со мной?

— Я уже сказал что да!

— А теперь прибавить парусов, курс прост, в столицу пиратов город Мор.

Эскадра повернулась, и, рассекая волны, устремилась к цели.

Пока два брата, успешно сражались с врагами, третий самый старший Артос был лишен всей этой радости. Большую часть времени он проводил в темноте, прикованный силовым полем к койке. Время от времени невидимую преграду отключали и позволяли немного пройтись размять застывшие члены, а иногда приводили в просторный зал, уставленный множеством тренажеров, там его заставляли совершать множество упражнений, делать растяжку, проверяя гибкость суставов. Но самым страшным было то, когда брызгали жидкостью в глаза, после чего он совсем переставал видеть и отвозили в лабораторию. Там с него брали пробы, пропускали сквозь тело импульсы, разнообразным образом сканировали, несколько раз брали кровь, отрезали лазером куски кожи, брали пробу и с внутренних органов, даже удалили часть легкого, и печени затем отмечали, как оно нарастает, замеряли скорость процесса регенерации. То есть издевались по-крупному, даже половой орган кололи, проверяя репродуктивность. Многочисленные часто болезненные эксперименты были невыносимы, но, тем не менее, говорили, что он попал в руки разумных существ, а значит с ними, есть шанс договориться.

— Чем выше разум — тем гуманнее и справедливее. — Про себя произнес Артос.

Но чувствовал себя при этом препаршиво. Да и кто на его месте не запсихует.

Артос был самый уравновешенный среди братьев, ему не хотелось быть пиратом или вождем повстанцев, если бы не случайная драка, он чертос два полез бы в подобную авантюру. Но приходилось скрываться от продажного правосудия, иначе грозила неминуемая кара.

— У меня есть сильные подозрения, что к этому похищению приложили лапу махаоны. — Сказал Артос во время очередного эксперимента.

После этих слов словно что-то прервалось, и зашумело, спустя несколько минут зрение вновь обрело прежние функции. Появилось пара, до этого невидимых роботов. Они были в форме двух очень красивых женщин, то, что это машины Артос догадался по тому, что их лица во время движения несколько раз меняли форму.

— Жидкие металлы в роботостроении применяются часто. — Голос юноши звучал не вполне уверенно. — Я знаю, что вы не люди.

— Откуда ты знаешь?

— Кому из людей нужны мы? Ведь человечество разделено на два основных лагеря и им я не нужен. Какими секретами может обладать простой юноша, почти ребенок, да еще из чужой страны.

— А зачем ты махаонам?

— Надеюсь,