Book: Живи без боли



Живи без боли

Ник Ортнер

Живи без боли

Как избавиться от острой и хронической боли с помощью техники таппинга: пошаговое руководство

Nick Ortner

THE TAPPING SOLUTION FOR PAIN RELIEF


© 2015 Nick Ortner

Originally published in 2015 by Hay House Inc. US


Серия «Исцеляющие прикосновения. Техника эмоциональной свободы»


© Кузьмина Е., перевод на русский язык, 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Предисловие

За годы практики в качестве уролога высшей категории и специалиста по облегчению боли я снискал себе среди врачей репутацию человека, способного справиться с неизлечимой хронической болью. Одного пациента пятидесяти лет направили ко мне после того, как он долгие годы страдал от хронической боли, которую ничто не могло снять. Другая, женщина тридцати трех лет, испытывала такую боль, что почти не могла ходить. У третьей, сорока одного года, была страшная невралгия, и самые простые действия отнимали у нее множество времени и сил.

Все эти люди приходили ко мне с робкой надеждой хоть как-то облегчить свои мучения, а уходили пораженные тем, что больше не чувствуют боли, или, по крайней мере, добившись значительного улучшения. Недели, месяцы спустя боль не возвращалась. Они были потрясены.

Я никогда не смог бы помочь этим пациентам (и многим другим), если бы не таппинг. Я говорю это с абсолютной уверенностью, потому что не раз испробовал эту технику с моими пациентами. За эти пятнадцать лет я увидел, насколько эффективно таппинг облегчает боль. И не я один: если сравнить клиники, применяющие и не применяющие таппинг, то получится, будто мы играем в шахматы, а все остальные – в шашки.

Почему же таппинг так хорошо справляется с болью? Я понял, что хроническая, неослабевающая боль очень часто связана с нерешенными психологическими проблемами. В этой книге вы увидите, что современная медицинская литература того же мнения. Да, физическая боль реальна, но физиологические механизмы, которые усиливают и поддерживают ее, подстегивает наличие негативных эмоций, не нашедших выхода. Эти эмоции могут быть результатом как переживаний в прошлом, так и относительно недавних эмоциональных расстройств. Сейчас поясню.

В физиологическом плане причиной хронической боли могут быть два механизма. Первое – это хроническое напряжение и судороги мышц. Когда мышцы напряжены, в мышечную ткань поступает меньше крови и кислорода, что вызывает сильную боль. Второй физиологический механизм, ответственный за хроническую боль, – это гиперчувствительность нервов. У людей, все время находящихся в режиме «бей или беги», вырабатываются гормоны стресса, которые делают нервы очень чувствительными – а с такими нервами любая боль острее. А когда мы думаем и переживаем из-за того, что у нас болит, это тоже влияет на наши нервы: от беспокойства вырабатывается еще больше гормонов стресса, и круг замыкается.

Кроме того, мы все обладаем врожденной способностью к самоисцелению – в том числе и к облегчению хронической боли. Но, как говорится в работе доктора Брюса Липтона, когда тело находится в состоянии стресса, клетки переходят в защитный режим. Это значит, что, когда мы напряжены, наше тело лечится медленнее. Только когда стресс прекращается, клетки возвращаются в режим самоисцеления и регенерации, и появляется возможность длительного облегчения боли.

Таппинг так эффективен при лечении хронической боли, потому что помогает пациентам выплеснуть накопившиеся эмоции, которые поддерживают стресс в их теле. С помощью таппинга мы снимаем негативный эмоциональный заряд от разных событий, проблем в прошлом и настоящем, и наш мозг получает сигнал, что можно расслабить напряженные мышцы и понизить чувствительность нервов. И тогда наше тело может исцелить себя от хронической боли и других симптомов.

Хотя я занимаюсь лечением хронической тазовой боли, основные физиологические механизмы, ответственные за боль, одинаковы для всего тела.

Миллионы людей по всему миру страдают от хронической боли, и помощь им просто необходима. Поэтому я был так рад, когда Ник сказал мне, что взялся за эту книгу. Таппинг – это настоящий прорыв в лечении хронической боли, а Ник так хорошо умеет объяснять сложные вещи простым языком, что я уверен: многие найдут здесь ту помощь, которую ищут.

Эта книга – руководство по мощной, эффективной технике облегчения хронической боли. Я призываю вас погрузиться в эту технику, какой бы странной она ни показалась вам поначалу, со всей серьезностью. Ее цель – то, что так часто становится источником нашей боли: эмоции, стресс, травмы. Как только вы отпустите их, ваше тело начнет исцеляться само собой, и, как тысячи других людей, вы будете потрясены результатами, которых достигнете.

Доктор Эрик Робинс

Введение

Если вы взялись за эту книгу, то, скорее всего, потому, что вы сами или кто-то из ваших близких испытывает физическую боль, и вам нужно средство от нее. И, как большинство людей, страдающих от хронической боли, вы, наверное, раздражены, злы, разочарованы или даже в депрессии.

Понимаю вас. Боль – это не шутка. Физически она может быть просто неприятной, а может и превратиться в пытку. Психологически это тоже сказывается, особенно если боль хроническая.

Боль заметно ограничивает наши возможности что-то делать и куда-то ходить, взаимодействовать с людьми, привносить новое в мир и просто жить изо дня в день. И эта непрекращающаяся боль выматывает нас. Мало-помалу нам начинает казаться, что ничего уже не поправишь. Мы ищем средство, которое заставило бы боль утихнуть, но ничто не может избавить нас от нее.

Вот что говорили мне люди, страдающие хронической болью:

«Боль всегда со мной; она никогда не утихает. Я ем адвил, как конфеты, просто чтобы оставаться на ногах, но она не уходит».

«Десять лет назад я упал и сильно повредил ногу. Я перенес шесть операций, но нога по-прежнему болит невыносимо. Все пробовал – ничего не помогает. От операций стало только хуже, и меня это страшно злит».

«Я старался держаться, но… эта боль в спине так и ходит вверх-вниз и никуда не девается».

Если хоть что-то из этого вам знакомо, то вы не одиноки: более ста миллионов американцев мучаются от хронической боли, и это лишь малая часть людей, испытывающих то же самое, во всем мире. На каждом моем выступлении – не важно, на каком континенте, – я спрашиваю, кто в аудитории страдает хронической болью. И каждый раз по меньшей мере треть народу поднимает руки. А ведь эти выступления не посвящены ни боли, ни ее облегчению!

Нас на Западе приучили полагаться на докторов, операции, уколы и лекарства. И в других ситуациях все это помогает, но когда речь заходит о хронической боли, я то и дело слышу, что от официальной медицины толку нет. Все, что могут болеутоляющие таблетки, уколы или даже операции, – это уменьшить боль или сделать нас временно нечувствительными к ней. Но даже эти скромные достижения часто влекут за собой нежелательные побочные эффекты, которые только добавляют психологических мучений.

Это – замкнутый круг физической и эмоциональной боли, в котором вращается множество людей.

Сразу уточню, что эта книга не ругает докторов и не говорит, что западная медицина ни на что не годна. Как раз наоборот. Эта книга предлагает восточной и западной медицине работать вместе, дополнять друг друга и давать то длительное облегчение боли и лечение, которого вы заслуживаете.

Эта книга открывает потрясающую альтернативу, вариант, который на первый взгляд может показаться странным и несерьезным, но быстро раскрывает свою ценность. Таппинг (от англ. tap – постукивать), известный также как «техника эмоциональной свободы» (ТЭС) – это метод, который я последние десять лет применял, изучал и распространял во всех уголках земного шара, куда мог дотянуться. Это соединение восточного точечного массажа (акупрессуры) с западной психологией позволяет обратиться к глубоко залегающим эмоциям, способным стать источником боли. Невероятно, но факт: таппинг успокаивает боль, снимает стресс, и не только.

Моя таппинг-эпопея началась в 2004 году, когда мне с его помощью удалось за несколько минут снять боль в затекшей со сна шее. Я был поражен таким быстрым результатом. Шея у меня затекала и раньше, и мне приходилось ждать, пока она пройдет, – то есть несколько дней терпеть неутихающую боль в одеревенелых шее, плечах и верхней части спины. Но в этот раз, благодаря таппингу, боль и дискомфорт исчезли в считаные минуты, и я спокойно и безболезненно провел свой день. Я подумал тогда: «Ничего себе, этот таппинг действительно работает!» Потом я стал учить ему семью и друзей, и у них получилось то же самое.

Вскоре мне пришла в голову безумная идея: снять документальный фильм о таппинге. Это был мощнейший метод; я знал, что должен рассказать о нем как можно большему числу людей. Я никогда раньше не снимал фильмы и исчерпал лимит кредиток, чтобы заплатить за него, но в итоге наш фильм (я делал его вместе с моей сестрой Джессикой Ортнер и моим лучшим другом Ником Полицци) стал началом моей новой жизни.

С тех пор, как мы сняли этот фильм, «The Tapping Solution» («Таппинг как решение»), я помогаю людям по всему миру избавиться от мучений и построить жизнь, о которой они всегда мечтали. Все это происходит благодаря таппингу, и все это началось с четырехдневного семинара, который мы провели и отсняли в 2007 году.

В рамках этого семинара мы работали с десятью людьми, отобранными из сотен претендентов, приславших нам свои заявки. Одной из этих десяти была Джоди. Когда мы впервые повстречались с ней в ее доме в Техасе, она уже пятнадцать лет как жила с хронической болью от фибромиалгии. Больше всего ее мучили колени – так сильно, что ей приходилось ползать по дому: ходить она просто не могла. Она просыпалась от боли до двадцати раз за ночь!

В первые же минуты нашей беседы с Джоди я понял две вещи. Во-первых, еще девочкой она испытала несколько травматических переживаний – например, видела, как ее отец бьет мать. Во-вторых, даже в самые черные дни она старалась оставаться веселой и деятельной. Несмотря на дикую боль, она стала учителем, лекарем, женой и матерью четырех детей, а также начинающим автором; и она была полна решимости вывести свою жизнь – как в плане здоровья, так и в творчестве – на новый уровень.

В первый день нашего семинара мы разбирали, что происходило в ее жизни, когда у нее начали болеть колени. Джоди рассказала, что ее забеременевшей дочери поставили диагноз ВИЧ, и отметила, что это был «печальный» период в ее жизни. Рик Уилкс, специалист по ТЭС, который работал с ней, окрестил ее случай «печальными коленями».

После того, как мы простучали ее печаль о том, что она не сумела спасти свою дочь от этих испытаний, Джоди смогла подняться и спуститься по лестнице, не ощутив никакой боли. Сперва она, боясь поверить, что длительное облегчение возможно, решила, что это – один из тех редких случаев, когда боль ненадолго уходит, чтобы потом вернуться и отомстить. Но на второй день семинара, впервые за много лет, Джоди легко выдержала долгую прогулку на природе: она всегда любила гулять, но из-за коленей пришлось от этого отказаться. Больше того, она сама не заметила, как ушла вперед всей нашей группы! Тогда Джоди впервые позволила себе поверить, что наконец освободилась от боли.

После семинара она продолжала заниматься таппингом, иногда по нескольку раз в день. Она спокойно спала и каждое утро просыпалась посвежевшей, готовой к новому дню – и пораженной тем, как здорово она себя чувствовала. Колени больше не болели, и лестницы перестали быть проблемой, поэтому ее муж взялся за постройку дома их мечты – двухэтажного особняка. Джоди снова стала гулять и за два месяца написала две книги – это после того, как годами не могла закончить одну! Отношения с семьей тоже улучшились.

Но это были еще не все значительные перемены в жизни Джоди. На семинаре, постукивая по своим «печальным коленям», она признала, что всегда старалась заботиться о других, забывая о себе. После семинара помимо ежедневных занятий таппингом Джоди стала выделять время на то, чтобы немного притормозить, прислушаться к своему телу, подумать и о себе тоже.

В 2014 году, почти через семь лет после семинара, я снова встретился с Джоди и с радостью услышал о том, как изменилась ее жизнь. Она по-прежнему занимается таппингом и живет без боли. «После семинара я живу только в двухэтажных домах, – рассказала она, – и целый день хожу вверх-вниз по лестницам». Она стала преуспевающим специалистом по ТЭС, добилась признания как писатель и оратор.

В этой книге вы повстречаете и других людей, подобных Джоди, – Кэти, Бобби, Нэнси, Вики и Томаса. Как и Джоди, все они ступили на путь таппинга, будучи в плену хронической боли. Простучав проблемы, ставшие причиной их боли, они (как и многие другие) наконец освободились от нее и двинулись к той жизни, о которой всегда мечтали.

Но я представлю не только их свидетельства – я также приведу результаты последних научных исследований, которые объясняют, в чем сила таппинга: как возникает боль, как на нее влияют эмоции и стресс и почему таппинг так хорошо умеет унимать боль.

Во второй главе мы научимся постукивать, а в третьей – посмотрим, как связаны боль и стресс. В четвертой главе мы проследим, что происходило в вашей жизни, когда у вас начались боли.

Затем в пятой главе мы изучим, как на все это повлиял ваш диагноз. Если вам не ставили диагноза, можете пропустить эту главу, но я всегда рекомендую обратиться к врачу за официальным диагнозом прежде, чем прибегнуть к таппингу. Очень важно сначала понять, что происходит с вашим телом, а потом уже применить таппинг, чтобы избавиться от боли.

После разговора о диагнозе в шестой главе мы осмыслим и выплеснем накопившиеся эмоции.

Люди часто удивляются тому, как тесно боль связана с их жизненным опытом. Именно поэтому в седьмой главе мы исследуем один из важнейших этапов вашего прошлого – ваше детство. Даже если детство у вас было счастливое, я настоятельно рекомендую вам не пропускать эту главу. На первый взгляд мелкие, незначительные переживания могут надолго осесть в теле и спустя годы внести свой вклад в хроническую боль.

В восьмой главе мы увидим, как часто мы, люди, сопротивляемся изменениям – даже таким положительным, как облегчение боли. Мы также посмотрим, какой смысл может скрываться в вашей боли и что ваше тело пытается вам ею сказать.

В девятой главе вы начнете строить новые отношения со своим телом, собой и своей жизнью. На пути к жизни, свободной от боли, в десятой главе, вы нарисуете себе свое новое будущее: оно должно включать избавление от физической муки, но не ограничиваться им.

В процессе я буду давать вам подробные инструкции по постукиванию и просить выполнять упражнения, чтобы понять, где находится скрытый источник вашей боли. Если вы хотите добиться результатов, то очень важно, чтобы вы делали эти упражнения и не забывали о постукивании. Эта техника работает, но только если ею заниматься. Я научил ей тысячи людей и видел, как они, следуя ей, и обретали избавление от боли, которого так жаждали. Помогите себе – пусть эта книга и эта техника займут важное место в вашей жизни. Выполняйте все упражнения и, самое главное, продолжайте постукивать каждый день, так часто, как только сможете.

Большинство упражнений в этой книге требуют, чтобы вы записывали свои впечатления в отдельный блокнот. Это очень важно: если все ваши записи и заметки по таппингу будут собраны в одном месте, вы получите более четкое и полное представление о проблемах, связанных с вашей болью. Как вы увидите, собрать все эти слои и простучать их – значит сделать решающий шаг к избавлению от боли.

Каждый проходит этот путь по-разному, но большинству необходимо научиться видеть в одно и то же время всю картину и мелкие детали. Наша конечная цель – это, разумеется, свобода от боли. Это вся картина. Но, чтобы достичь ее, необходимо подмечать те крошечные изменения, которые происходят в вас минута за минутой, день за днем. Отмечая, как меняется ваша боль, ваши эмоции, убеждения и ваше тело, вы добьетесь лучших результатов. Кроме того, таппинг поможет вам снять стресс и почувствовать себя лучше как физически, так и психологически.

Я учу этой технике не первый год, но облегчение, которое она приносит людям, все так же восхищает и вдохновляет меня. Им, а зачастую и мне, это кажется настоящим чудом! Хотя эффективность таппинга доказана научно, занявшись им, позвольте себе поверить в чудеса. Оживляйтесь, когда боль утихает хоть ненамного. Дорога каждая перемена, как большая, так и маленькая: празднуйте каждую из них.

Практикуя таппинг, вы поймете, что это не просто способ унять боль и помочь телу исцелиться. Это мощный инструмент, который раз за разом меняет жизнь людей. Поняв причину своей боли, вы сможете не только вылечить тело, но и сгладить отпечаток, который эта причина оставила в вашей душе. Вы увидите, как тесно все взаимосвязано, и поймете, что истинное преображение действительно возможно.



Начните прямо сейчас: представьте себе жизнь без боли. Вы просыпаетесь и понимаете, что у вас ничего не болит. Представьте, как занимаетесь своим любимым делом, которого боль вас лишила. Найдите искорку надежды: это возможно. Потом переверните страницу и начните выстукивать свой путь к жизни, свободной от боли. Я сам видел, как это случается с тысячами людей, и еще больше людей на своем опыте убедилось в силе этой техники. Пришел ваш черед.

Глава 1

Механизм боли

Живи без боли

Тихим воскресным утром я сел выпить кофе и почитать новости – и никак не ожидал, что меня потрясет первый же заголовок в «New York Times»: «Доктора обнаружили новую коленную связку».

Что, простите? Это было в конце 2013 года: мы давно должны были узнать все тайны человеческого тела, а они только что открыли «новую» связку! Не новый ген или метод проведения операции, не революционное лекарство или неизвестное доселе химическое соединение в нашем теле – обычную связку! Это тем поразительней, что каждый год в США делают 600 тысяч операций по замене коленного сустава: мы уже должны были вдоволь наглядеться на колени и связки, но, как показывает этот заголовок, есть еще в колене части, о которых мы не знали.

Хоть я и посмеялся над этим заголовком, он заставил меня вновь задуматься о том, как мало мы знаем о нашем теле, о том, из чего оно состоит, как работает и как его починить. Это особенно верно для боли. Нам всегда говорили, что причины боли – это нарушения и отклонения в состоянии нашего здоровья: реально существующие, осязаемые проблемы. Но правда в том, что мы до сих пор не понимаем механизма боли, которую каждый день испытывают миллиарды людей, в том числе, похоже, и вы сегодня.

Возьмем, к примеру, боль в пояснице: чаще всего американцы жалуются именно на нее. Каждый год она обходится нам более чем в 50 млрд долл. за потерянное рабочее время и иски работников о возмещении убытков. Большинству страдающих от боли в пояснице ставят диагноз «межпозвоночная грыжа»: мол, именно она – источник той самой боли, что не дает им спать по ночам, сковывает движения и превращает повседневную жизнь в пытку. Но что удивительно: исследования не дали никаких убедительных доказательств тому, что межпозвоночная грыжа причиняет боль, особенно хроническую. Исследования показали, что многие из тех, у кого на рентгенограмме обнаружили межпозвоночную грыжу, никакой боли не чувствуют, в то время как другие – с рентгенограммами чистыми, без грыжи и других отклонений, – мучаются от страшной боли.

Журнал «Spine» опубликовал результаты исследований, проведенных университетом Джорджа Вашингтона, в ходе которых 52 пациентам, ни разу не жаловавшимся на поясницу, сделали ее компьютерную томографию (КТ). Нейрорадиологи, делавшие заключения по снимкам, не были знакомы с историями болезни пациентов. Они обнаружили проблемы с позвоночником, стенозы и другие возрастные изменения у 35,4 % всей группы и у 50 % той части группы, что была старше сорока лет. Получается, что проблемы эти не доставляют никаких проблем, и нельзя однозначно связывать их с болью.

Я повторю это еще раз, потому что знаю, сколько людей страдает от боли в пояснице и думает, что всему виной межпозвоночная грыжа: эти врачи проверили десятки КТ-снимков с межпозвоночной грыжей, стенозами и другими нарушениями, но ни у одного из пациентов ничего не болело!

Дополнительная статистика картины не проясняет. У боли в спине может быть множество причин – не только межпозвоночная грыжа. Такая боль может быть и хронической. Но в основном на нее жалуются люди от 30 до 60 лет. Несколько исследований показало, что в 60 лет спина у людей болит даже меньше. Но если бы хроническая боль в спине была как-то связана с возрастом, 65-летние должны были бы страдать от нее больше 45-летних. Тут недолго и запутаться!

Еще непонятнее причины возникновения боли становятся, если посмотреть на статистику по полам. Боль в спине и шее, мигрени, лицевая и челюстная боль, фибромиалгия и синдром Зудека чаще наблюдаются у женщин, чем у мужчин – но ни одно из этих состояний никак не связано с особенностями анатомии или проблемами здоровья, характерными для какого-то одного пола.

Так откуда же берется боль? Может быть, наша убежденность в том, что она как-то связана с неполадками в нашем теле или с возрастом, не имеет под собой никаких оснований – или, по крайней мере, весьма ограничена?

Боль, мозг и эмоции

Благодаря обширным библиотекам функциональных визуализаций и снимков функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), показывающих, что происходит в мозге, когда пациент испытывает физическую боль, мы знаем, что мозг посылает телу сигналы, которые вызывают или прекращают боль. Исследования также показали, что негативные эмоции, такие как страх и беспокойство, способны усиливать боль и превращать кратковременное болевое ощущение в хроническое состояние.

В одном голландском исследовании на тему того, как негативные эмоции влияют на боль, участвовала 121 женщина: 62 из них был поставлен диагноз «фибромиалгия» – состояние, сопровождающееся хронической болью, а остальные 59 были здоровы. С помощью электрического раздражителя у них вызывали боль в двух случаях: когда женщины вспоминали ничего не значащие для них события и когда они вспоминали что-то, что их злило или печалило. Во втором случае боль стабильно оказывалась сильнее.

В другом рандомизированном контролируемом испытании участвовало более 150 пациентов. Те из них, кто проходил когнитивно-поведенческую психотерапию, дававшую возможность выплеснуть эмоции, испытывали меньше боли и функциональных нарушений и уставали не так, как те, кто остался в списке ожидания. Так как же эмоции связаны с болью?

Наше тело и мозг способны порождать, усиливать и продлевать боль самыми разными способами. Иногда толчком становится какое-нибудь физическое движение – например, вы поднимаете что-то тяжелое и повреждаете спину. При этом боль приходит сразу же или почти сразу. И тут же нейронные сети и нейроны нашего мозга начинают перестраиваться, чтобы защитить вас от таких травм в будущем, – переключают вас в «режим повышенной готовности», чтобы избежать боли. Эта способность мозга называется нейропластичностью. Нейропластические изменения, происходящие в мозгу после травмы, различаются в каждом конкретном случае у каждого человека.

Некоторые эксперты полагают, что природа этих изменений и время, когда они происходят, влияют на то, что у вас будет болеть и как долго. Иными словами, ваше эмоциональное состояние в момент травмы или в первые часы после нее может помочь определить, будет ли боль хронической, проявится она в одном или в нескольких местах и т. д.


Живи без боли

Первым делом сходите к врачу!

Если вас мучает острая, неизвестно откуда взявшаяся боль, прежде чем прибегать к таппингу, обязательно посоветуйтесь с доктором. Посредством боли наше тело пытается нам что-то сказать, и, возможно, понадобится сдать анализы, чтобы выяснить, что именно оно хочет сказать и требует ли ваше состояние медицинского вмешательства.

Живи без боли

Когда боль превращается в болезнь

Существует два основных вида боли: острая и хроническая. Острая боль – это временная реакция нервной системы на болезни, травмы и другие угрозы физическому здоровью: упав и ударившись коленкой, вы почувствуете мгновенную боль. Хроническая боль – это другое: она способна длиться от трех месяцев до нескольких или нескольких десятков лет. По словам доктора Шона Макея, кандидата медицинских наук из центра обезболивания Стэнфордского университета: «Когда боль становится постоянной, она сама по себе превращается в болезнь».

Задумайтесь на минуту. Если бы хроническая боль сама по себе была болезнью, тогда ее лечили бы отдельно, вне зависимости от травм и других физических состояний, недомоганий и нарушений. Вам бы просто поставили диагноз «боль в пояснице», и точка. Никаких межпозвоночных грыж, ничего подобного. Сама боль стала бы диагнозом. Поскольку хроническая боль так тесно связана с эмоциями, доктор стал бы спрашивать вас о вашем эмоциональном состоянии, о факторах стресса в вашей жизни, о психологических травмах, которые вы перенесли, и т. д. Потом он или она посоветовал или посоветовала бы вам специалиста, в идеале – практикующего таппинг. Это сильно изменило бы наше восприятие боли и открыло бы нам новые возможности ее лечения.

К счастью, сейчас все больше людей соглашается с тем, что нам нужны новые способы избавления от боли. Каждый год более ста миллионов американцев страдает от хронической боли. Им ставят диагнозы и назначают операции, но, к сожалению, у многих даже после операций боль не проходит, а иногда и усиливается. Например, 20 % пациентов после замены коленного сустава начинают испытывать хроническую боль. Еще больше людей пьет дорогие лекарства, обладающие длинным списком побочных эффектов и приносящие кратковременное, а порой всего лишь частичное облегчение. Но если лекарства и операции не способны надолго избавить нас от боли, что же сможет?

Мой ответ: таппинг.

Тридцать лет назад доктор Роджер Каллаган, психолог, разработал эту технику, и с тех пор десятки тысяч людей воспользовались ею, чтобы спастись от хронической боли. Таппинг соединяет в себе лучшие достижения западной и восточной медицины и ориентирован как на физический, так и на эмоциональный аспект боли. Суть его в том, чтобы высказывать свои эмоции – обычно вслух, – постукивая при этом кончиками пальцев по меридианным точкам тела. Увидев, какую пользу принес таппинг его пациентам, Каллаган стал учить ему и других врачей. Одним из его учеников был Гари Крейг, инженер из Стэнфордского университета. Он упростил метод Каллагана и переименовал его в «технику эмоциональной свободы» (ТЭС). ТЭС включает девять главных точек для постукивания, которыми сегодня пользуется большинство специалистов. ТЭС Крейга и «метод выбора» доктора Патрисии Кэррингтон превратили таппинг в, по ее выражению, «народную технику» вместо инструмента, доступного только высококвалифицированным профессионалам.


Живи без боли

Акупунктурные точки видны на КТ-снимках

Исследование, опубликованное в «Journal of Electron Spectroscopy and Related Phenomena», подтвердило существование акупунктурных точек при помощи сложной КТ-визуализации. Это уже не первое исследование, доказывающее анатомическую значимость этих точек. На снимках видно, что акупунктурные точки обладают четко выраженной структурой, а плотность микрососудистой сети в них больше, чем в других местах. Другое исследование показало, что в акупунктурных точках парциальное давление кислорода выше, чем в других местах.

Живи без боли

Связь между телом и умом доказана

Хотя люди видят, какие потрясающие результаты дает таппинг, многие до сих пор не могут понять, что именно снимает боль. Не может же все дело быть в постукивании?.. Вообще-то может. Чтобы лучше понять, почему таппинг так хорошо избавляет от боли, поговорим об эпохальных открытиях Кэндес Перт в области связи тела и разума.

В 1970-х гг. никто бы не подумал, что Перт, аспирантка из Национальных институтов здравоохранения США, где бал правили мужчины, способна изменить будущее медицинских наук. Ей удалось измерить опиоидный рецептор, ставший научной основой для того, что Перт назвала «тело-ум» (англ. bodymind). Измерение является для ученых золотым стандартом: измерив опиоидный рецептор, Перт доказала, что он существует. В своей книге «Молекулы эмоций» она пишет: «Технологические инновации позволили нам изучить молекулярную основу эмоций и начать понимать, насколько молекулы наших эмоций тесно – и поистине неразделимо – связаны с нашей физиологией. Теперь я вижу, что тело с разумом связывают именно эмоции».

Перт была доктором фармакологии и писала книги, ее выступления слушали по всему миру, а благодаря ее открытиям мы стали понимать, что между болезнями вроде хронической боли и эмоциями существует связь. Открытые ею опиоидные рецепторы похожи на замочные скважины: они связаны с особыми ключами – пептидами, которые, как говорит Перт, «и есть вторая часть уравнения того, что я называю молекулами эмоций». Когда опиоидный рецептор, который плавает на поверхности клетки, как лист кувшинки на поверхности пруда, встречается с подходящим пептидом, поведение клетки меняется. Иными словами, поведение клетки может измениться в любой момент, смотря по тому, какие «ключи»-пептиды вступают в контакт с ее опиоидными рецепторами. «В более глобальном масштабе, – говорит Перт, – эти мельчайшие физиологические явления на клеточном уровне могут повлечь за собой серьезные перемены в поведении, физической деятельности и даже настроении».

Результаты исследований Перт заложили научную основу для идеи, что болезни можно лечить, ориентируясь в первую очередь на эмоции. Как она пишет: «Эта проблема невылеченного чувства, скопление израненных, сломанных эмоций висит над большинством людей, и они не могут ни с кем этим поделиться, а современная медицина не может с этой проблемой справиться».

Первопричина боли

Доктор Джон Сарно, автор книги «Как вылечить боли в спине. Люди должны знать правду!», большую часть своей карьеры наблюдал на практике открытия Перт. В ходе работы с тысячами пациентов он выделил болезнь «тело-ума», названную им синдромом мышечного напряжения (СМН). По словам Сарно, в результате воздействия различных факторов стресса и требований повседневной жизни мы естественно испытываем негативные эмоции, особенно злость. Если со временем эта злость накапливается, но не выплескивается, она остается у нас в подсознании. Как говорит Сарно:

«Накопленная злость – это гнев, а подсознательный, страшный гнев ведет к появлению физических симптомов».

Живи без боли

Этот процесс совершенно нормален, но его не так-то легко подчинить сознанию средствами традиционной терапии. Как говорит Сарно:

«Большинство людей, если предложить им выбрать между осознанием сложных чувств или сильной физической болью, предпочтут разобраться со своими чувствами. Это логично. Но устройство эмоциональной системы человека влияет на то, как она отреагирует, а на подсознательном уровне она зачастую нелогична».

И в результате, вместо того чтобы переживать негативные эмоции, такие как злость, мы часто подсознательно их подавляем.

Как только подавленный гнев, скопившийся в подсознании, достигает определенного уровня, мозг начинает создавать физические симптомы – например, физическую боль, – ограничивая приток крови к одной или нескольким областям тела. Давайте представим, что несколько лет назад вы прошли через жуткий развод. Это было необходимо, и вы знаете, что сейчас вам живется намного лучше. Вам кажется, что все уже позади, но на самом деле в процессе развода ваше подсознание подавило ваш гнев, а вы этого даже не заметили. Подсознание так и работает – перехватывает контроль без нашего ведома или согласия. С течением времени этот подавленный гнев ограничивает доступ кислорода к вашим мышцам. Недостаток кислорода вызывает сокращение мышц – как непосредственно затронутых, так и прилегающих к ним. Так происходит, например, когда вы сжимаете кулак: сначала напрягаются мышцы кисти, а почти сразу вслед за ними – мышцы предплечья. Время идет, а ваши мышцы остаются напряженными, и вы начинаете испытывать боль.

Представьте, что я попрошу вас сейчас сжать кулак и держать его так. Через минуту рука у вас начнет уставать; через десять минут она заноет, а потом и заболит. А что произойдет, если вы будете держать кулак сжатым целый день? Месяц? Год? У вас разболится не только кисть, но и запястье, и вся рука, начнется дистрофия мышц, появятся и другие проблемы. Потом это распространится на плечо и дальше. Представьте, что то же самое происходит в больной части вашего тела: напряжение копится, мышцы сокращаются, приток крови иссякает, и приходит боль.

По словам Сарно, единственный способ справиться с СМН – это обратиться к глубоко залегающим эмоциям, ставшим причиной боли: «Когда пациенты понимают, что испытывают гнев или непереносимые чувства, эти чувства могут помешать стремлению осознать их. Если эту угрозу убрать, необходимость отвлечься физически исчезнет, и боль уйдет». Работа Сарно показывает, что мы можем лечить физическую боль, находя новые способы налаживать контакт с «тело-умом» и полнее переживать наши эмоции.


Живи без боли

Откройтесь возможности…

Даже если вам сразу не пришлась по душе идея подавленного гнева (как ни крути, он подавлен!), попробуйте поразмышлять, нет ли у вас эмоций, хотя бы самую малость запрятанных вглубь, немного застопорившихся, оставшихся без какой-то доли должного внимания.

Подумайте о том, что, возможно, ваше тело несколько напряжено, а мышцы сокращены из-за неких прошлых переживаний, которые вы еще не полностью отпустили, раны от которых еще не зажили. Уже одно то, что вы откроетесь для такой возможности, может дать заметный исцеляющий эффект. Далее мы подробно разберем эти идеи.



Живи без боли

Наш мозг склонен к негативу

При изучении того, как эмоции и мозг связаны с болью, важно понимать, что в ходе эволюции человеческий мозг приучился больше сосредоточиваться на неблагоприятных вариантах развития событий. Для нашей же защиты он был настроен так, чтобы всегда предполагать худшее – он склонен к негативу. Кандидат наук в области клинической психологии Рик Хансон в своей книге «Подключение к счастью» («Hardwiring Happiness») подробно объясняет это:

«Наши предки могли совершить две разные ошибки: (1) решить, что в кустах сидит тигр, когда его там нет, и (2) решить, что в кустах нет тигра, когда он там сидит. Цена первой ошибки – неоправданное беспокойство, цена второй – смерть. Поэтому мы эволюционировали так, чтобы раз за разом повторять первую ошибку – лишь бы не допустить второй. Наш мозг по умолчанию склонен переоценивать угрозы, но недооценивать возможности и средства для того, чтобы справляться с угрозами и использовать возможности. А мы обновляем эти установки, когда появляется информация, которая их подтверждает, и игнорируем или отвергаем ту, что их не подтверждает. В миндалевидном теле есть специальные области, которые не дают нам не научиться страху, особенно в детстве. В результате мы зацикливаемся на угрозах, которые на самом деле не такие страшные и непреодолимые, как нам кажется, и упускаем возможности, которые важнее, чем мы считаем. Словом, наш мозг – параноик, боящийся бумажных тигров».

Нам в большинстве своем легко понять то, что Хансон называет «особой силой страха», потому что эту силу в наше подсознание вдалбливали тысячелетиями. Если вы, живя своей обычной жизнью, вдруг сделаете движение, которое причинит вам боль, то, как и большинство людей, забудете об этом движении на месяцы. А если вы сделаете что-нибудь, что успокоит боль или придется вам по душе, это так просто не запомнится. Вот такой у нас примитивный мозг.

Иными словами, наш мозг эволюционировал так, что негативные впечатления обычно перевешивают позитивные. Психолог Даниел Канеман получил Нобелевскую премию по экономике за то, что доказал: большинство людей активнее старается избежать потери, чем получить равноценную выгоду. В близких отношениях нам обычно нужно пять позитивных взаимодействий, чтобы уравновесить одно негативное. А чтобы добиться успеха в жизни, нужно, чтобы позитивные моменты перевешивали негативные по крайней мере в соотношении 3:1.

Не будем далеко ходить за примерами: представим, что у вас был отличный день, вы прекрасно себя чувствуете и у вас почти ничего не болит, но в самом конце дня сосед говорит вам обидную вещь. О чем вы будете думать перед сном – о том, какой у вас был замечательный день и насколько лучше вы себя чувствовали, или о словах соседа? Большинство из нас переключится на слова соседа. Так работает склонность нашего мозга к негативу.

Это видно даже в мозговой деятельности. Миндалевидное тело – та часть мозга, что активируется под действием стресса, а также отвечает за эмоции и физическую боль, – обычно сильнее оживляется при негативном воздействии, чем при позитивном.

Уверен, вы уже недоумеваете, при чем здесь таппинг и избавление от боли. Мой опыт говорит – и на это же намекает Хансон, – что склонность мозга к негативу заставляет нас переживать лишний стресс. Когда тело напряжено или чувствует угрозу, оно вырабатывает гормон кортизол, также известный как «гормон стресса». Угроза при этом может быть физической (надвигающаяся машина) или эмоциональной (тревога, злость, страх). Чем дольше вы находитесь в состоянии стресса, тем больше кортизола вырабатывает тело, тем уязвимее вы становитесь для боли и тем меньше шансов, что рана заживет быстро, а боль уйдет.

Когда настроение у вас улучшается, тело расслабляется, и уровень кортизола естественным образом понижается. Тело вновь может исцелять себя и справляться с болью.

Налаживаем связь с природными обезболивающими нашего организма

Мы увидели, как наше тело, эмоции и стресс взаимодействуют друг с другом, порождая боль. Какова же роль таппинга в механизме боли и, что важнее, ее облегчении и «тело-уме»?

Хотя четкого ответа на вопрос, почему таппинг так хорошо унимает боль, у нас нет, этот вопрос сейчас активно исследуется. Кандидат наук в области природной медицины Доусон Чёрч провел исследование двойным слепым методом, которое показало, что час занятий таппингом приводит к снижению уровня кортизола в среднем на 24 %. Если же в течение этого часа пациенты просто участвовали в терапевтической беседе, без таппинга, уровень кортизола падал значительно меньше.

Возможно, понижение уровня кортизола – одна из причин, почему таппинг помогает от боли: было проведено несколько исследований, показавших, как хорошо он с этим справляется. В афинском госпитале Красного Креста провели рандомизированное контролируемое испытание среди пациентов, страдавших от головной боли напряжения: после таппинга интенсивность и частота возникновения болей снизились более чем на 50 %. В другом испытании участвовали 216 медработников: после однодневного курса таппинга физическая боль у них ослабла на 68 %. Исследования среди ветеранов и больных фибромиалгией также показали, что таппинг значительно снижает уровень физической боли.

Наука доказала, что иглоукалывание – как, судя по всему, и точечный массаж – снимает боль, повышая уровень эндорфинов в организме. Поскольку таппинг воздействует на те же самые точки, возможно, что он точно так же позволяет организму вырабатывать эндорфины, успокаивающие боль.


Живи без боли

Фантомные боли

Многократные исследования показали, что у значительного числа людей с ампутированными конечностями они постоянно болят. Национальные институты здравоохранения США опубликовали результаты одного такого исследования, показавшего, что почти 80 % людей, лишившихся ноги или руки, страдают от хронической боли в отнятых конечностях – порой очень сильной.

Интересно, что таппинг показал себя весьма эффективным средством от фантомных болей. Моя подруга Кэри Манн, специалист по ТЭС, живущая в Лондоне, работала с такими клиентами. Одним из них был Бен Макбин: в 2008 г. в Афганистане он наступил на противопехотную мину и потерял правую ногу и левую руку. Пять лет его мучили фантомные боли, постепенно усиливаясь.

Во время сеанса Кэри, постукивая по точкам на теле Бена, заставила его вспомнить то, что он пережил в день взрыва. Когда он начал чувствовать жар, который ощущал во время взрыва и сразу после него, и сильные эмоции, Кэри велела ему отстраниться от своих воспоминаний. Вместо того чтобы переживать их заново, Бен под ее руководством отправился в тот день, чтобы заверить себя-прошлого, что с ним все будет хорошо. При этом некоторые моменты в воспоминаниях вызывали в нем сильный страх и тревогу. Каждый раз, как это случалось, он останавливался и с помощью Кэри простукивал этот момент, пока наконец не освобождался от него. (Обо всех этих техниках таппинга мы подробно поговорим позднее, так что вы сможете проверить их на личном опыте.)

К концу сеанса фантомные боли у Бена заметно ослабли: это уже была не столько боль, сколько зуд. Через три недели они исчезли совсем. В первый раз с тех пор, как Бен остался без руки и ноги, он смог жить без боли, не отдавая большую часть своего времени и энергии отсутствующим конечностям.

Живи без боли

В других случаях – например, когда человек, у которого нет ни межпозвоночной грыжи, ни других нарушений, чувствует изматывающую боль в пояснице – мозг создает в теле вполне реальную физическую боль без реальной физической причины. К счастью, благодаря обширным исследованиям в этой области мы теперь лучше понимаем, что такое боль и как ее лечить.

Поразительные успехи таппинга в облегчении хронической боли можно до некоторой степени объяснить его способностью взаимодействовать с так называемыми меридианами. Эти микроскопические нитевидные анатомические структуры были известны еще древнекитайским лекарям, но только в 1960-х гг. меридианы впервые были замечены на изображениях стерео- и электронного микроскопов: трубчатые структуры 30–100 мкм шириной, идущие по всему телу. Их также называют «бонхановыми трубочками» по имени северокорейского ученого Ким Бон Хана, написавшего о них статью. Для сравнения: ширина эритроцита – 6–8 мкм, так что эти меридианы очень малы!

Меридианы – это что-то вроде оптоволоконной сети организма: через них проходит огромное количество информации, обычно в электрическом виде. Нервная система и другие системы нашего тела такую информацию переносить не могут. Некоторые полагают, что с помощью таппинга можно взаимодействовать с меридианами посредством переживания как физического состояния (например, боли), так и мыслей и чувств; таким образом, таппинг добирается до первопричины боли быстрее, чем другие методики.

Кроме того, таппинг посылает успокаивающие, расслабляющие сигналы напрямую в миндалевидное тело, что позволяет нам быстрее преодолевать склонность нашего мозга к негативу. Нейтрализуя с помощью таппинга то, что, как думает наш мозг, угрожает его выживанию, мы постепенно учим его уделять больше внимания более позитивным настроениям: облегчению боли, удовольствию, расслаблению. Приведу вам всего один пример могущества таппинга.

Хроническая боль и инфекция, прощайте!

«Это было ужасно». Так Кэти Шипли описывает три с половиной года страданий от постоянной зубной инфекции и боли, которая порой становилась невыносимой. После нескольких серьезных операций, в том числе пересадки кости, Кэти годами жила на антибиотиках и болеутоляющих. Годы шли, а боль не проходила, и Кэти начала понимать, что официальная медицина бессильна ей помочь. В отчаянном стремлении вернуть свою жизнь обратно она начала искать альтернативные решения и в конце концов купила билет на самолет, чтобы попасть на конференцию, в числе участников которой был и я.

В первый же день после перерыва на обед она пала духом и решила, что ее боль уже никогда не пройдет, но все равно вернулась на свое место, чтобы послушать следующего докладчика – так вышло, что им оказался я. Кэти никогда не слышала ни о таппинге, ни обо мне, но подняла руку, когда я сказал, что мне нужны добровольцы, испытывающие физическую боль и готовые поделиться со мной своими историями на сцене и попробовать таппинг.

Когда она вышла на сцену, мы для начала простучали ее беспокойство из-за того, что она находится на сцене и занимается каким-то «чудным таппингом». Потом я задал ей вопрос, который часто становится решающим, когда дело касается боли: «Что происходило в вашей жизни, когда у вас заболели зубы?»

Она умолкла на секунду, а потом ахнула, сообразив, что примерно в то самое время, как у нее заболели зубы, умерла ее мать – они тогда всей семьей отправились в Лас-Вегас. Было ясно, что Кэти ни разу не связала свою зубную боль со смертью матери до этой минуты на сцене, перед трехтысячной аудиторией. Мы простучали ее воспоминания о смерти матери, ее скорбь и другие эмоции, связанные с теми событиями. У нас ушло на это около двадцати пяти минут, и к концу этого времени Кэти почти не чувствовала боли. В первый раз за три с половиной года Кэти, к ее удивлению и радости зрителей, практически полностью освободилась от боли.

Меня вдохновил такой прогресс, и я решил не терять ее из виду. Мы стали переписываться, и спустя некоторое время она призналась, что через несколько дней после той конференции боль начала возвращаться. Испугавшись, что все пойдет насмарку, Кэти проглотила мою первую книгу «Исцеляющие точки» – я подарил ей ее после нашего сеанса – и научилась таппингу сама. Как только она вернулась к таппингу, погрузившись в решение своих психологических проблем еще глубже, чем мы смогли это сделать на сцене, боль ушла – и на этот раз навсегда.

Вот письмо, которое она прислала мне по электронной почте несколько месяцев спустя, – рассказ обо всем, что ей пришлось пережить:

«Привет, Ник!

Все началось, когда я сломала зуб об леденец. Врач решил сделать мост со здоровым зубом, и этот зуб тоже заболел. Я пошла к другому стоматологу. Разболелись и другие зубы – это видно на снимках. Стоматолог, к которому я хожу сейчас, делал все, чтобы их вылечить. Вот как все было:

• Сломала зуб.

• Сделали мост со здоровым зубом – он заболел.

• Пошла к другому стоматологу.

• Удалили нерв на здоровом зубе, который заболел.

• Мама умерла.

• Зуб с удаленным нервом заболел.

• Зуб рядом с ним заболел (непонятно почему).

• Удалили зубы.

• Поставили импланты.

• Импланты не прижились (тут я совсем раскисла).

• Сделали пересадку кости.

• Не сработало.

• Сделали более серьезную пересадку кости (под глубоким наркозом). Вытащили импланты, обваляли в антибиотиках и поставили обратно. Уф! Вытащили кость и поставили новую.

• Во второй пересаженной кости началась инфекция.

• Пила антибиотики по 6–8 недель (около трех лет я почти все время сидела на антибиотиках).

• Поехала в Вашингтон – постучали с тобой. Боль ушла. УРА!

• Приехала домой, через три дня снова начало болеть, дочитала твою книгу, простучала еще чувство потери и все прошло. Надо же!

• Каждый раз, как ходила к врачу, делала рентген, а иногда просто ходила на рентген, потому что из-за инфекции зубы болели.


Я постукиваю уже почти восемь месяцев и забыла про боль, про инфекцию и уж тем более про антибиотики! Скажу тебе вот что: каждый день я молюсь за тебя, за то, что ты любишь нас, сострадаешь и помогаешь тем, кто сам не может найти причину своей боли. В своем глазу бревно разглядеть трудно, и ты тут – чистое благословение. Я от всей души верю, что моя мама, мои (и твои) ангелы, Господь и, может, кто-то еще устроили все так, чтобы я вышла на ту сцену. Ты – это дар божий. Я расскажу про тебя моим внукам!»

Как бы ни было замечательно то, что Кэти избавилась от боли, пожалуй, самая поразительная часть ее истории касается зубной инфекции, развившейся у нее после операции на зубах три с половиной года назад. Избавившись от боли с помощью таппинга, Кэти пошла к своему врачу и сделала рентген, чтобы проверить инфекцию. Они с врачом были потрясены, когда увидели, что всего через две недели после первого сеанса таппинга инфекция исчезла полностью.

Через пару недель Кэти пришла на трехдневный семинар по таппингу, который я проводил, и поднялась на сцену, чтобы рассказать зрителям о своем опыте. «В первый раз за три с половиной года, – сказала она, – я могу улыбаться во весь рот без жуткой боли. Я так счастлива!»

Когда Кэти освободилась от эмоций, продолжавших терзать ее тело после смерти матери, ее организм наконец смог сделать то, что не удалось официальной медицине – вылечить ее хроническую зубную боль и инфекцию. Это наглядно демонстрирует, как тесно связаны наши эмоции и организм.

Таппинг поможет всем

Я ценю таппинг в том числе и за то, что кто угодно может заниматься им когда и где угодно. Он помогает людям всех возрастов, с самыми разными диагнозами и проблемами со здоровьем. Вы увидите дальше, что не существует одного жестко заданного метода, как с помощью таппинга снять боль. Эта книга – всего лишь руководство, которое вы вольны использовать, чтобы проложить собственный путь к жизни без боли. Вы можете заниматься таппингом сами или со специалистом по ТЭС – в любом случае возможностей, которые дарует вам таппинг, чтобы унять боль и начать здоровую, полноценную жизнь, не перечесть.

Итак, с теорией разобрались – переходим к практике!

Глава 2

Избавляемся от боли немедленно

Живи без боли

Начался второй из трех дней семинара по облегчению боли, который я проводил осенью 2013 года в Стэнфорде, штат Коннектикут. Поднявшись на сцену, я с радостью увидел больше улыбок на лицах зрителей, чем прошлым утром, – это верный знак, что мы идем в правильном направлении, к избавлению от боли. Я начал с вопроса, изменилось ли у кого-нибудь что-нибудь за ночь; взлетело несколько рук. Первой на сцену, чтобы поделиться своей историей, вышла Нэнси.

Взяв микрофон, она рассказала, что уже двенадцать лет страдает от хронических головных болей, обычно сопровождающихся дискомфортом в шее и тошнотой. Перед самым семинаром голова у нее болела днем и ночью три недели кряду. В первый день мы много занимались таппингом, но, когда финальный сеанс был окончен, Нэнси в смятении обнаружила, что голова у нее так и болит.

Однако вечером, вернувшись в свою комнату, Нэнси продолжила заниматься таппингом вместе с подругой, которая также была на семинаре. Они по очереди простукивали проблемы, которые вспомнились им за этот день, пока они слушали выступления. Нэнси постукивала и проговаривала свои реакции на то, что увидела, и это помогло ей добиться некоторого улучшения состояния. Обрадованная, но все еще с больной головой, она уснула – а наутро обнаружила, что боль, равно как и дискомфорт в шее и тошнота, исчезла бесследно. Всего за двадцать четыре часа ей удалось справиться с болью, мучившей ее практически беспрерывно на протяжении двенадцати лет. Вот это да!

Цель любого сеанса таппинга, не важно, занимает он пять минут или три дня, – это добиться перемены, которая покажет, что мы движемся в правильном направлении. Даже если боль ослабнет всего на чуть-чуть, это уже перемена, поэтому засчитывайте это как прогресс. Это один из способов преодолеть склонность нашего мозга к негативу – останавливаться и прочувствовать все перемены к лучшему, все позитивные впечатления, большие и маленькие. Также неплохо фиксировать все эмоциональные перемены вне зависимости от масштаба. Прислушивайтесь к своим ощущениям и наблюдениям на пути к полному и продолжительному избавлению от боли. Это поможет вам добиться не менее впечатляющих результатов, чем у Нэнси.

Зачастую проще и быстрее всего успокоить боль, если постукивать по точкам, одновременно концентрируясь на боли. Поэтому давайте научимся это делать.

Простукиваем боль

Таппинг замечателен своей простотой. Сейчас мы детально разберем каждый шаг.

Шаг 1: сконцентрируйтесь на боли

Прежде чем начать простукивать боль, нужно как следует сконцентрироваться на ней. Это может быть неприятно, поскольку вы наверняка неделями, месяцами или даже годами приучали себя не думать о ней. Но для того чтобы достичь результата, нужно отказаться от этого и полностью сфокусироваться на боли – хотя бы на несколько минут, пока мы на этой стадии. Возьмите свой блокнот. Если у вас болит в нескольких местах, начните с того, где боль сильнее всего. Задайте себе следующие вопросы: «Будь моя боль цветом, какой бы это был цвет? Есть ли у нее текстура и/или форма? Как она звучит? Жарко ли от нее? Она тупая или острая? Распространяется или неподвижна? Как она выглядит – как волна, молоток, как острая булавка?» Запишите ответы в блокнот; постарайтесь, чтобы они были максимально точными. Нам нужна полная картина болевых ощущений не только для того, чтобы простучать их, но и для того, чтобы уловить, когда что-то начнет меняться.

Шаг 2: определите, насколько боль сильна

Теперь, когда вы лучше начали понимать свою боль, измерьте ее по шкале от нуля до десяти – это называется СЕМП, или Субъективная единица масштаба проблемы (англ. Subjective Units of Distress Scale, SUDS). Сконцентрируйтесь на боли, которую вы ощущаете в данный момент: насколько она сильна? Пусть «десять» означает самую сильную боль, какую вы можете себе представить, а «нуль» – никакой боли вообще. Но не стоит зацикливаться на цифрах и «точных» измерениях – доверьтесь своим ощущениям. Если у вас страшно болит поясница и отвлечься от этого не получается, можете поставить ей восемь-девять баллов. Если она болит, но не так сильно, как когда вы, например, лежите на спине, – можно обойтись шестью. Чтобы заметить значительные перемены, начните с боли в пять и более баллов. Запишите в блокноте, сколько баллов по шкале ИШБО вы поставили боли, с которой будете работать.

Шаг 3: дайте себе установку

Теперь, когда мы определили уровень боли по шкале ИШБО, нужно сформулировать установку – фразу, которая исчерпывающе описывает ваши болевые ощущения. Как только установка будет задана, можно приступать к таппингу.

Обычная, базовая установка звучит так:


Живи без боли

Несмотря на <опишите свою боль>, я искренне и всецело принимаю и люблю себя.

Живи без боли

Например: «Несмотря на жаркую, острую, колющую боль в пояснице, я искренне и всецело принимаю и люблю себя».

Или: «Несмотря на тупую пульсирующую боль в челюсти, я искренне и всецело принимаю себя».

Установка должна отражать ваши ощущения в момент, когда вы приступаете к таппингу. Задача не в том, чтобы правильно произнести магическую формулу, которая открывает путь к избавлению от боли. Нужно сказать то, что имеет значение именно для вас, поэтому если в базовой установке вас что-то не устраивает или она на вас не действует, измените ее.

Вот несколько (а их очень много) вариантов базовой установки, которые вы можете брать и изменять под себя:

Несмотря на <опишите свою боль>, я всецело принимаю, люблю и прощаю себя и всех остальных.

Несмотря на <опишите свою боль>, сейчас я себя прощаю.

Несмотря на <опишите свою боль>, я принимаю и прощаю себя.

Несмотря на <опишите свою боль>, я позволяю себе быть таким/-ой, какой/-ая я есть.

Несмотря на <опишите свою боль>, я готов/-а отпустить.

Несмотря на <опишите свою боль>, я готов/-а взглянуть на это с новой стороны.

Несмотря на <опишите свою боль>, все кончено, и теперь я в безопасности.

Несмотря на <опишите свою боль>, сейчас я отпускаю эту боль.


Живи без боли

«Метод выбора»

Установку можно задать и с помощью «метода выбора» специалиста по ТЭС, доктора Патрисии Кэррингтон: нужно проговорить то, что вы чувствуете, и в конце добавить «я выбираю…» Например, если вы расстроены, можно сказать так: «Несмотря на то что я расстроен/-а этой болью, я выбираю спокойствие и терпение и отпускаю эту боль».

Живи без боли

Шаг 4: придумайте напоминание

Напоминание – это краткое описание вашей боли. После того как вы трижды произнесете свою установку, постукивая по точке карате, расположенной на ребре ладони (см. следующий шаг), нужно вслух проговорить напоминание, постукивая по восьми остальным точкам (см. следующий шаг). Например, если в вашей установке говорится о боли в пояснице, можно простукивать остальные точки со словами: «Боль в моей пояснице… боль в моей пояснице… боль в моей пояснице…»

Это делается для того, чтобы с каждой новой точкой напоминать себе о существующей проблеме. Напоминание помогает удерживать концентрацию на боли и не отвлекаться, а также служит барометром для определения болевых ощущений по ходу действия.

Когда вы освоитесь, можно будет слегка менять напоминание на каждой точке, например: «Вся эта боль в моей пояснице… колющая боль в моей пояснице… жаркая, колющая боль…» В дальнейших инструкциях будут появляться такие варьирующиеся напоминания, но поначалу можно не усложнять и на каждой точке произносить одну и ту же фразу.

Шаг 5: постучите по точкам

Когда у вас будут установка и напоминание, можно приступать к таппингу. Сначала трижды произнесите вашу установку, постукивая по точке карате. Можно постукивать той рукой, какой вам удобнее, в том ритме и с той силой, как вам кажется верным: понятия «ошибка» здесь не существует!

После того, как вы трижды произнесете установку, переходите к остальным восьми точкам: постукивайте по ним по порядку, повторяя напоминание. Вот эти точки:


Живи без боли

Можно постукивать любой рукой по любой стороне тела: меридианы проходят по обеим сторонам. Если хотите, можно даже постукивать по обеим сторонам сразу (но это не обязательно: какую бы сторону вы ни выбрали, вы все равно будете воздействовать на одни и те же меридианы). Постучите по каждой точке пять-семь раз. Впрочем, не обязательно строго соблюдать это число: если вам покажется, что по этой точке надо постучать двадцать – или сто – раз, сделайте это! Идея в том, чтобы провести на каждой точке достаточно времени, чтобы проговорить напоминание и дождаться, пока оно уложится. Не беспокойтесь о том, чтобы сделать все правильно: старайтесь, нарабатывайте опыт.

Шаг 6: оцените свое состояние

Раунд таппинга завершен! Прежде всего сделайте глубокий вдох. Попробуйте оценить, что происходит в вашем теле. Боль переменилась? Как она теперь ощущается по шкале от нуля до десяти? Если она снизилась, скажем, с восьми до семи баллов, это отлично! Это значит, что таппинг уже начал снимать боль. Это значит, что перемена произошла всего за несколько минут, поэтому продолжайте постукивать. Если ничего не изменилось, это тоже не повод для беспокойства. Людям зачастую нужно несколько раундов, чтобы почувствовать облегчение по мере того, как они осваиваются и начинают действовать увереннее.

В процессе таппинга или после него вы можете непроизвольно зевнуть, вздохнуть, рыгнуть или сделать еще что-то подобное. Это означает, что ваш организм перемещает и выплескивает энергию, расслабляется, избавляется от напряжения. Старайтесь подмечать такие отклики, когда занимаетесь таппингом.

Кроме того, на этом этапе не забудьте спросить себя, какие мысли к вам приходили, какие эмоции вы ощущали в процессе таппинга. Это может быть сложно заметить поначалу, пока вы сосредоточены на том, чтобы запомнить точки и их последовательность, но позднее эти мысли и эмоции станут важными подсказками, когда мы начнем искать скрытую причину вашей боли.


Живи без боли

Переход от «негатива» к «позитиву»

Как вы увидите, каждая инструкция по таппингу в этой книге начинается с «негатива», с фразы, описывающей физическую боль, стресс и другие сложные эмоции и убеждения. Большинство инструкций заканчиваются как минимум одним «позитивным» раундом таппинга, который показывает, как двигаться дальше. Обычно рекомендуется ослабить «негатив» до пяти баллов из десяти, прежде чем переходить к «позитиву», а потом продолжать «позитивное» постукивание, пока негативный эмоциональный заряд не упадет до трех баллов и ниже.

Занимаясь постукиванием, не забывайте прислушиваться к любым переменам в болевых ощущениях, как большим, так и маленьким. Прочувствуйте, как меняется ваш организм, ваше эмоциональное состояние. Прислушивайтесь к своим ощущениям и наблюдениям на пути к полному и продолжительному избавлению от боли.

Живи без боли

Погоня за болью: в процессе таппинга вы можете заметить, как боль меняется: переходит в другое место, из острой становится тупой, начинает пощипывать, распространяться и т. п. Порой она может даже усилиться. Помните: все это знаки, что таппинг влияет на вашу боль. И это хорошо! Когда боль изменится, начинайте работать с этой новой болью, с местом, которое теперь болит, и т. д. Это и называется «погоня за болью».


Живи без боли

Совет: не сдавайтесь!

Если вы начали заниматься таппингом, но не чувствуете никаких перемен, это не повод для беспокойства. Вы в начале долгого пути, принесшего ощутимые результаты десяткам тысяч людей, страдавших от хронической боли. Продолжайте постукивать, а если почувствуете разочарование или испуг оттого, что на вас эта техника не действует, включите и эти эмоции в таппинг.

Большинству людей таппинг поначалу кажется странным. Запомнить точки и уяснить суть процесса не требует больших усилий. Не сдавайтесь, заучите как следует базовые шаги – те старания, что вы прилагаете сейчас, станут залогом успеха в будущем.

Живи без боли

Шаг 7: проверьте свой успех

Если боль ослабла или перешла в другое место, время проверить полученные результаты: как правило, для этого нужно сделать что-нибудь, что вам обычно больно делать. Например, при некоем движении у вас болит шея – сделайте это движение после таппинга. Возможно, вы обнаружите, что боль, обычно невыносимая при этом движении, сейчас ощущается не так сильно. Тогда постучите еще несколько раундов с теми же самыми установкой и напоминанием – может быть, получится убрать боль совсем.

Или, возможно, вы обнаружите, что при этом движении у вас болит уже не шея, а плечо. Это замечательно! Это значит, что ваша боль откликается на таппинг. В таком случае отправляйтесь в «погоню за болью» – начинайте простукивать боль в плече.


Живи без боли

Памятка по таппингу

Теперь, когда мы подробно разобрали процесс таппинга, в дальнейшем можете пользоваться этой краткой пошаговой памяткой.

1. Сначала закройте глаза и сделайте три глубоких вдоха. Почувствуйте свое тело, сосредоточьтесь на настоящем моменте. Почувствуйте, как ваши ноги прочно стоят на земле и связаны с нею. Нужно уделить этому процессу и вашему телу все внимание, которого они заслуживают, поэтому потратьте минуту-другую на то, чтобы закрепиться в настоящем.

2. Сконцентрируйтесь на боли (или той проблеме, что мучает вас больше всего) и опишите ее в установке (см. шаг 3). Запишите в блокнот, какую боль (острую, тупую, жаркую, холодную) и где вы ощущаете.

3. Измерьте свою боль по шкале СЕМП (см. шаг 2) от нуля до десяти, где десять – самая жуткая боль, какую вы только можете себе представить. Занесите эту цифру в блокнот.

4. Сформулируйте установку (см. шаг 3).

5. Трижды произнесите установку, постукивая по точке на ребре ладони (см. шаг 5).

6. Постукивайте по остальным восьми точкам (см. шаг 5) по порядку, повторяя вслух напоминание. Постучите по каждой точке пять – семь раз, но не слишком заботьтесь о счете или о том, чтобы сделать все правильно: не это главное.

7. Простучав последнюю точку, сделайте глубокий вдох и прислушайтесь к себе. Оцените свой результат: еще раз измерьте боль, которую чувствуете, по шкале от нуля до десяти.

8. Проверьте свой успех: сделайте движение, которое причиняло вам боль, или сосредоточьтесь на воспоминании или эмоции, которые усиливали боль.

9. Продолжайте заниматься таппингом по ситуации, пока не достигнете желаемого избавления от боли.

10. Отмечайте в блокноте, как меняется ваша боль, как она слабеет или усиливается. Помните: перемены – это знак прогресса!

Живи без боли

Отслеживаем прогресс

Как вы помните, в процессе занятий таппингом необходимо вести заметки в блокноте, отведенном исключительно для этой цели. Записывайте все ваши физические и эмоциональные ощущения в начале и конце (и середине, если нужно) каждого сеанса. В дальнейшем это поможет вам выбрать верное направление работы с болью.

Цели таппинга

Пока мы говорили только о том, как простукивать физическое ощущение боли: это, как правило, простая и хорошая отправная точка для быстрого снятия неприятных ощущений. Однако в дальнейшем мы будем исследовать более глубокие слои, чтобы отыскать первопричину вашей боли, которая в большинстве случаев является ключом к полному и продолжительному избавлению от мучений. Проблема, которую вы простукиваете в ходе одного раунда таппинга, называется мишенью; пока вы работаете с ней, всплывают ее новые слои и аспекты. Нередко вы начинаете с одной цели, а потом обнаруживаете, что под ней скрывается что-то еще – новый слой! Например, стартовая мишень – боль в ноге: пока вы ее простукиваете, она начинает меняться, и в то же самое время вы осознаете, что чувствуете досаду из-за того, что она никак не уйдет.

Тогда вы начинаете простукивать эту досаду – и вспоминаете, как ваш лечащий врач сказал/-а вам, что он/-а тут больше ничего не может сделать, и как вы тогда разозлились и испугались. И так далее, пока вы не проработаете все слои вашей боли в ноге. Поначалу это может показаться утомительным, но хроническая боль часто многослойна и тесно связана с неочевидными эмоциями. Пока мы не изучим каждый слой или аспект такой боли, нельзя надеяться, что мы сможем полностью от нее избавиться. Но мы избавляемся не только от физической боли – мы еще и снимаем груз с души! Таблетка, может быть, и успокоит боль (ненадолго – потом придется принять новую), но разве она может успокоить гнев, раздражение, тоску и другие эмоции, которые приходят с болью? Разумеется нет. Основная тема этой книги – избавление от физической боли с помощью таппинга, но чем глубже мы проникаем, тем больше пользы нам это приносит: мы облегчаем душу, и наша жизнь преображается.

В этой книге мы будем работать с четырьмя основными типами целей: симптомы/побочные эффекты, эмоции, события и ограничивающие убеждения.

Определить эти цели вам поможет замечательная схема – «древо таппинга»: ее разработала моя подруга Линдси Кенни, специалист по ТЭС. Здесь представлены все типы целей и их взаимосвязь.


Живи без боли

Древо таппинга: определяем цели

Симптомы/побочные эффекты (листья): это ваша боль. Если у вас болит не в одном, а в нескольких местах, возможно, каждое место стоит рассматривать как отдельный симптом.

Эмоции (ветви): стыд, вина, угрызения совести, неприятие, гнев, обида, тоска, подавленность, бессилие, страх, тревога, стресс и т. д.

События (ствол): походы к врачу, пребывание в больнице, травмы, развод, отчуждение от родителей, издевательства, брошенность/предательство, дурное обращение (в любой форме), излишняя строгость/критичность, физические наказания, ссоры/перебранки в семье, отсутствие чувства поддержки/любви, жизнь с родителем-/ребенком-алкоголиком и т. д.

Ограничивающие убеждения (корни): «Эта боль никогда не пройдет», «Мой организм сломался», «Я ничего не могу поделать: у меня нашли дегенеративное заболевание», «Я не заслуживаю освобождения от боли», «Мою боль уже ничем не вылечить: так сказали врачи» и т. д.

В дальнейшем мы будем заниматься разными частями этого древа – простукивать симптомы (боль), эмоции, травмирующие события и подспудные убеждения. Простукивая одну из частей – например, злость на своего лечащего врача, – вы можете обнаружить, что другая часть – например, ваша боль – исчезает или каким-то образом изменяется. Древо таппинга – это не строго восходящая или строго нисходящая система, так как все части подпитывают друг друга и взаимосвязаны, но это полезная схема, с помощью которой можно изучить проблему со всех сторон и увидеть, что дело зачастую не только в физической боли.

Симптомы и побочные эффекты (листья)

Мы уже научились простукивать боль – т. е. симптом (лист); если это не помогает, значит, нужно двинуться ниже по древу таппинга, чтобы найти более глубоко залегающую цель, которая и избавит вас от боли. Начать неплохо с эмоционального состояния.

Эмоции (ветви)

Когда Кэти Шипли, наша знакомая с хронической зубной болью и инфекцией, поднялась на сцену, чтобы поработать со мной, она с удивлением обнаружила, что ее боль связана с чувствами, которые она испытывала после смерти матери. Когда мы с помощью таппинга проработали эти чувства, ее боль стала утихать – а она добивалась этого годами.

Часто за нашей болью скрываются различные эмоции. То, что начинается как злость на диагноз, может перейти в тоску, а потом и в глубокую скорбь обо всех днях, проведенных в мучениях. Помните, что начать занятия таппингом можно и с эмоций: если больше всего вас волнует какое-то чувство, начните с него, даже если оно, на первый взгляд, никак не связано с вашей болью.

Иногда мы застреваем на эмоциях, которые знакомы нам лучше всего: например, многие берутся простукивать гнев и тоску, которые легко распознать. Но если мы научимся четче определять свои эмоции, это поможет нам конкретизировать таппинг. Вот несколько основных эмоций, которые испытывает большинство людей: воспользуйтесь этим списком, чтобы лучше понять, что чувствуете вы.


Живи без боли

События в прошлом (ствол)

Другая распространенная категория целей таппинга – это события в прошлом. Хроническая боль может быть связана с минувшими событиями, которые эмоционально и энергетически все еще с нами. Смерть матери Кэти – наглядный пример события, которое не было прожито на эмоциональном уровне и позднее внесло свой вклад в хроническую зубную боль и инфекцию.


Живи без боли

Совет: используйте метод фильма

Гари Крейг, основатель ТЭС, позаимствовал метод фильма из другой целительной практики – нейролингвистического программирования (НЛП) – как способ обратиться к конкретному событию, не отвлекаясь на более общие проблемы. Метод заключается в том, чтобы изобразить то, что с вами произошло, в виде фильма, которым вы управляете: это помогает сосредоточиться непосредственно на нужном событии. В фильме есть начало и конец, центральные персонажи, которые делают и говорят определенные вещи, и кульминация, или высшая точка напряжения. Воспользуйтесь этой техникой, чтобы проработать какое-то воспоминание или событие из прошлого, которое все еще действует на вас.

Особенно замечательно в этом методе то, что фильм совершенно не обязательно проговаривать вслух: можно проиграть его целиком в своем воображении, постукивая в такт. Очень важно, чтобы в процессе участвовали все пять чувств. Обращайте самое пристальное внимание на изображение, звуки, эмоции, физические ощущения, на то, что персонажи думают и, если это возможно, какие запахи и вкусы они ощущают. «Поставить» ваш фильм вам помогут следующие вопросы:

• Сколько фильм будет идти? Он должен быть коротким – не более трех минут. Главное травмирующее событие в фильме обычно происходит в считаные секунды. Если в нем несколько кульминаций или травмирующих моментов, разнесите их все по отдельным трехминутным фильмам.

• Как он будет называться? Придумайте подходящее название для вашего фильма.

Теперь, когда из конкретного события у нас получился небольшой фильм с собственным названием, проиграйте этот фильм в своем воображении. Оцените силу его воздействия на вас по шкале от нуля до десяти. Если слишком сильно прочувствовать это событие или эмоцию кажется вам небезопасным, попробуйте предположить, насколько сильно подействовало бы на вас это событие, если бы вы ярко представили его себе.

Затем проведите несколько раундов таппинга, проигрывая фильм в воображении.

Еще раз проверьте, как он действует на вас, – обычно воздействие ослабевает на несколько пунктов.

Теперь снова прокрутите фильм в воображении. На этот раз начните с момента, который совсем или почти совсем не вызывает у вас эмоций – и останавливайтесь и принимайтесь постукивать, как только почувствуете, что эмоции поднимаются. Это очень важно! Многие из нас так долго живут со своей травмой, что даже не замечают, как заставляют себя вновь пережить то событие вне зависимости от того, что при этом чувствуют. Но больше в этом нет нужды! Теперь эти моменты подъема эмоций для нас – отличные цели для таппинга.

Проиграйте фильм еще раз от начала до конца, останавливаясь на каждом моменте, который сильно действует на вас, и простукивая его. Продолжайте до тех пор, пока не сможете просмотреть весь фильм совершенно спокойно.

Наконец, просмотрите фильм еще раз. Сделайте образы, звуки и цвета ярче, сильнее. Хорошенько постарайтесь расстроиться из-за того, что видите. Если фильм снова начинает действовать на вас, остановитесь и постучите еще немного!

Примечание: возможно, полезно будет проговорить все, что происходит в вашем фильме, вслух – как будто вы рассказываете эту историю другу. Не забывайте останавливаться на каждом моменте, где начинаете волноваться – даже совсем чуть-чуть, – и простукивать его до тех пор, пока его воздействие на вас не упадет до нуля. Потом продолжайте рассказ с того места, где остановились. Если вам так удобнее, можете только представлять себе фильм, постукивая молча, а можете вслух рассказывать о том, что видите и чувствуете. Решать вам!

Живи без боли

Ограничивающие убеждения (корни)

Ограничивающие убеждения – это ложные мнения о себе или о мире, неверные заключения, которые мы выводим из событий или опыта. Например, вы убеждены, что боль никогда не пройдет, потому что ваш лечащий врач сказал/-а вам, что он/-а больше ничего не может сделать. Любая идея, которая лишает вас возможности избавиться от боли и жить здоровой и счастливой жизнью, – это ограничивающее убеждение.

Иногда убеждения, впитанные с детства, порождают сложные эмоции, которые потом проявляются в форме боли. Эти убеждения исходят от наших родителей, учителей и сверстников и влияют на всю нашу дальнейшую жизнь. Такие убеждения, как «Я ни на что не гожусь» или «Я недостаточно хорош/-а», неизбежно сказываются на всем, что мы делаем. Они изменяют наше поведение, нашу речь, наши желания и т. п., а со временем могут стать источником неосознанных эмоций, которые найдут себе выражение в боли.

Обычно мы считаем ограничивающие убеждения правдой – поэтому их так трудно распознать. Простукивание травмирующих событий и эмоций, особенно тех, что родом из детства, могут помочь выявить ограничивающие убеждения.


Живи без боли

Нарисуйте свое древо таппинга

Древо таппинга – это прекрасная схема, которая показывает, как боль может быть связана с эмоцией, событием или убеждением – как лист связан с веткой, стволом или корнями. Понимание этих причин и взаимосвязей существенно для того, чтобы добиться наилучших результатов с помощью таппинга. Я уже говорил и еще не раз повторю: занимаясь таппингом, нужно выражаться очень четко, чтобы сфокусироваться на том, что происходит, а добиться этой четкости можно, углубившись в поиски первопричины вашей боли.

Для начала нарисуйте собственное древо таппинга. Можно распечатать картинку с сайта thetappingsolution.com/tree или нарисовать древо самим в блокноте или на листке бумаги. Рисунок не обязательно должен получиться красивым, главное, чтобы там было достаточно места: у многих из нас проблем гораздо больше, чем умещается в это древо!

Листья – симптомы и побочные эффекты: где у вас сейчас болит? Какой вам поставили диагноз? Запишите на листьях все эти явные, физические ощутимые проблемы, например, «боль в пояснице» или «остеохондроз позвоночника». Можно добавить также побочные эффекты от боли, например «вялость», «неспособность работать» и др.

Ветви – эмоции: что вы чувствуете регулярно? Что вы чувствуете, когда у вас что-то болит? Вспомните прошедший день и запишите все негативные эмоции, которые вы испытали. Если возникнут сложности, обратитесь к списку эмоций в главе «Эмоции (ветви)».

Ствол – события: приходят ли на ум какие-то события, когда вы думаете о своей боли? Есть ли такое время дня, когда болит сильнее всего? Усиливается/меняется ли боль, когда вы идете на работу, делаете физические упражнения или взаимодействуете с конкретным человеком? В будущих главах мы будем подробнее разбирать, как наше прошлое влияет на нас, поэтому сейчас не старайтесь припомнить все-все события – отметьте просто наиболее очевидные и важные.

Корни – ограничивающие убеждения: что вы думаете о своей боли? О своем организме? О жизни без боли? О своем здоровье? О своей способности исцелиться? Если сейчас ответить на эти вопросы вам трудно, не волнуйтесь – для этого обычно нужно более глубокое исследование. Помните, ограничивающие убеждения часто кажутся нам правдой, пока мы не поймем, что они на самом деле такое. Распознать их можно с помощью, например, таких вопросов:

• Что насчет моей боли кажется мне правдой?

• Что насчет моего организма кажется мне правдой?

• Что насчет моего диагноза (если он сюда относится) кажется мне правдой?

• Что насчет моего будущего кажется мне правдой?

Все это, как я уже говорил, мы будем подробно разбирать в дальнейшем; сейчас просто запишите все, что приходит на ум.

Когда закончите, отступите на шаг и посмотрите на получившееся древо. Это – краткое изложение ваших актуальных проблем, связанных с болью. В процессе занятий таппингом вы наверняка обнаружите и другие, но, надеюсь, это древо послужит двум целям. Во-первых, оно поможет вам увидеть некоторые из тех проблем, что влияют на вашу боль, хотя, на первый взгляд, никак с ней не связаны. Во-вторых, оно подскажет вам, как подойти к таппингу, чтобы добиться наилучших результатов. В дальнейшем мы будем работать со всеми этими эмоциями, симптомами, событиями и ограничивающими убеждениями: мы разберемся с ними раз и навсегда, чтобы расчистить путь полному и продолжительному избавлению от боли.

Живи без боли

Если боль не уходит, продолжайте постукивать!

ТЭС замечательна тем, что способна быстро подарить реальное, длительное освобождение от боли вне зависимости от диагноза, болезни, продолжительности или силы боли, но, как мы видели, у каждого человека это получается по-разному. Иногда люди простукивают саму боль или сразу нацеливаются на причину – и добиваются быстрых результатов. Мы называем такие случаи «мгновенными чудесами», и они, как правило, происходят, когда их меньше всего ждешь. Но как бы часто такие чудеса ни случались, они – скорее исключение, чем правило. У нас у всех есть укоренившиеся эмоциональные паттерны, которые бывает трудно поломать, а наши мозги запрограммированы так, чтобы сопротивляться любым переменам. Само это сопротивление может быть причиной хронической боли! Мозг так научается избегать эмоций, с которыми не хочет сталкиваться, что приказывает организму создать хроническую боль, чтобы вы не замечали этих эмоций. Для большинства людей с хронической болью путь к избавлению от нее – это постоянные занятия таппингом.

Что касается особенно глубоко залегающих эмоций – самых мощных, самых застарелых, – дорога к их высвобождению также может делать неожиданные повороты. Помните: если боль, которую вы пытаетесь облегчить, или чувство, которое хотите выплеснуть, после первых сеансов таппинга усиливается, это значит, что вы на верном пути. Когда вы начинаете открываться потаенным причинам вашей боли, всплывает много такого, что давно подавлялось. Постарайтесь не отчаиваться: ведь это ваш организм говорит вам, сколько нервной энергии у него уходило на эти проблемы. Я работал с клиентами, которые начинали плакать во время таппинга, еще даже не приступив к психологическим проблемам, потому что их организм начинал испытывать и выплескивать подавленные эмоции. Занимаясь таппингом, вы избавляетесь от того, что вносило свой вклад в вашу боль. И результаты, которых вы добиваетесь – минутами ли, часами или неделями, – поистине переворачивают вашу жизнь.


Живи без боли

Когда лучше заниматься таппингом?

Я рекомендую приступать к таппингу всякий раз, как вам больно, вы чувствуете дискомфорт, стресс или любое другое эмоциональное расстройство. Неудачного времени для таппинга не бывает, как не бывает и слишком много таппинга. Некоторые приучают себя проводить сеансы в определенное время – например, первым делом поутру, особенно если в это время боль ощущается сильнее всего. Можно заниматься таппингом и в сложных ситуациях – например, во время непростого разговора по телефону. Когда требуется облегчение – приступайте к таппингу!

Живи без боли

Избавление от боли действительно возможно

Я знаю, что поначалу таппинг может показаться непонятным и странным, но как только вы почувствуете, что боль начала отступать – будь это небольшая перемена или заметное ослабление, – вы поймете, что оно того стоит. Полюбите себя: потратьте хотя бы пятнадцать минут на то, чтобы попробовать таппинг.

Только представьте, как могла бы выглядеть ваша жизнь без боли, когда страдания не поглощают вашу энергию и время. Каково было бы просыпаться каждое утро и не чувствовать никакой боли? Что бы вы могли создать, чего добиться, какой вклад внести, если бы боль не контролировала вас каждую секунду? Путешествие начинается. Вы готовы? Тогда приступаем!

Глава 3

Сбрасываем хронический стресс и напряжение

Живи без боли

«Мне больно. Мне плохо. Кажется, что моя жизнь рушится». Простые, ясные и душераздирающие слова – я часто слышу их от моих клиентов. Они все время чувствуют боль; многие вынуждены терпеть ограничения подвижности, нарушения сна и т. п. вдобавок к привычным факторам стресса: взаимодействию с людьми, работе, деньгам. Это нелегко, и ничего удивительного, что многие страдают не только от хронической боли, но и от сильнейшего стресса.

Увы, сам этот стресс становится частью порочного круга, заставляя организм вырабатывать кортизол в больших количествах и усиливая тревогу, страх и другие подобные эмоции, которые, как всем известно, только усугубляют боль. Хронический стресс постоянно держит организм на взводе – как будильник, который не выключить. Мышцы не расслабляются, нервная система испытывает постоянное давление – и то и другое способно усилить боль. Кроме того, стресс не дает нам наладить контакт с организмом, который, как мы увидим, является очень важной частью процесса избавления от боли.

Начиная с этой главы, я буду просить вас уделять больше внимания вашему телу, вашим переживаниям – как физическим, так и эмоциональным. Знаю, это может быть тяжело, особенно когда хочется совершенно другого – не чувствовать свое тело, отключить его! Лучше бы не налаживать никакого контакта с телом, которое причиняет вам столько боли… Но увидите: как только вы прислушаетесь к своему телу, хорошенько прислушаетесь, вы начнете лучше его понимать – и это приведет вас к желанному избавлению.

Современная культура очень сильно ориентирована на голову, на мозг. Мы постоянно все обдумываем, анализируем, пытаемся искать ответы на мучающие нас вопросы с помощью логики – и при этом, к сожалению, забываем или игнорируем врожденную мудрость нашего организма. Когда мы с головы переключаемся на сердце, нутро и другие центры знаний нашего организма, наша жизнь, наша боль и путь к исцелению проясняются самым поразительным образом.

Начнем с типичнейшей причины стресса, с которой стоит разобраться первым делом, – с чувства перегруженности, неспособности удержать под контролем боль, организм и жизнь.


Живи без боли

«Нутром чую» – не просто фигура речи!

Большинство из нас даже не осознает, как тесно наше нутро связано с мозгом. Исследование Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе показало, что здоровье кишечника очень сильно влияет на работу мозга. Тридцать шесть женщин в возрасте от 18 до 55 лет разбили на три группы; до и после исследования им сделали фМРТ мозга. Первая группа в течение месяца дважды в день ела йогурт, насыщенный пробиотиками, очень полезными для здоровья кишечника; второй давали йогуртообразный продукт без всяких пробиотиков, а третьей (контрольной) группе – и вовсе ничего. В конце месяца у первой группы выявили изменения в нескольких областях мозга, в т. ч. в тех, что отвечают за обработку эмоций и данных, полученных от органов чувств. Поэтому когда мы говорим «прислушаться к нашему нутру», это еще и значит «почувствовать себя лучше, наладить работу организма и мозга».

Живи без боли

Уменьшаем ощущение перегруженности

Я знаю: вам так больно, что почти все ваши силы и время уходят на то, чтобы дожить до вечера, испытав как можно меньше боли. Как же можно управляться с обычными делами в таком состоянии? Вам наверняка нужна поддержка, но вы не можете попросить помощи у родных и друзей – опять. Когда вы постоянно чувствуете боль или ждете, что она вернется снова, даже просто жить – общаться с людьми, делать покупки, ходить к врачам – становится тяжело.

Ощущение перегруженности может подвергнуть организм сильнейшему стрессу. Но прежде чем мы начнем говорить о различных видах стресса и его конкретных факторах в вашей жизни, сначала нужно утихомирить, хотя бы частично, это всепоглощающее чувство перегруженности. Давайте приступим.

Для начала подумайте о своей жизни. О своей боли, о том, что вам приходится делать каждый день, чтобы с ней справляться. О людях вокруг, о налогах, докторах, покрытии медицинской страховки – обо всем том, что нужно учитывать. Подумайте о том, как вы утомлены, как отчаянно вам нужна поддержка. Сосредоточьтесь на этом как следует. Позвольте приливной волне дел, назойливо требующих вашего внимания, захлестнуть вас. Может быть, читая эту книгу, вы теряетесь даже еще больше: а вдруг таппинг не поможет? Да и когда им заниматься? Все это кажется таким нереальным: боль-то так и не проходит.

Итак, когда вы думаете обо всем этом разом, насколько перегруженным/-ой вы себя чувствуете? Оцените свое ощущение по шкале от нуля до десяти. Заметьте также, как ощущается ваша боль в этом состоянии: изменилась ли она? Оцените и уровень боли по такой же шкале.

Далее нарисуйте в воображении, как вы видите свое чувство перегруженности: например, представьте себя с липкими листочками-напоминаниями по всему телу или длинный список того, что неплохо бы сделать. Что вы чувствуете, когда смотрите на эту картинку? Я вам помогу: тяжесть, переполненность, удушье, стесненность, обремененность, беспомощность, обиду… А теперь попробуйте сами. Достаньте свой блокнот и запишите все это.

Теперь приступим к таппингу.

Точка карате: Несмотря на то что я чувствую, что перегружен/-а делами, сейчас я искренне и всецело принимаю себя.

Точка карате: Несмотря на то что я напряжен/-а из-за того, что мне нужно сделать, я принимаю себя и свои чувства.

Точка карате: Несмотря на то что у меня бесконечный список дел и я чувствую, что перегружен/-а, сейчас я принимаю себя и выбираю найти способ успокоиться.

Бровь: У меня столько дел…

Внешний уголок глаза: Я совсем перегружен/-а!

Под глазом: И все это я должен/-жна переделать.

Под носом: Я так напряжен/-а из-за всего, что мне нужно переделать…

Подбородок: Я не знаю, как со всем этим управлюсь.

Ключица: Напряжение слишком сильно.

Подмышка: Я совсем вымотан/-а.

Макушка: Все это настойчиво требует моего внимания.


Бровь: Так много дел…

Внешний уголок глаза: Мне нужна поддержка.

Под глазом: Я совсем перегружен/-а!

Под носом: Я не могу расслабиться.

Подбородок: Столько дел, и все на мне.

Ключица: Напряжение слишком сильно.

Подмышка: Я не знаю, как все это выполнить.

Макушка: Слишком напряжен/-а из-за всего, что надо сделать…

Проверьте, как вы себя чувствуете эмоционально и физически (в плане боли). Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Я выбираю найти способ посмотреть на это под другим углом.

Внешний уголок глаза: Найду способ снять это напряжение…

Под глазом: Постепенно, шаг за шагом.

Под носом: Знаю, что это не случится сразу…

Подбородок: Чувствую себя намного легче…

Ключица: Наслаждаюсь свободой, которую этот выбор дает мне…

Подмышка: Даю напряжению растаять…

Макушка: И выбираю спокойствие.

Глубоко вдохните и подумайте обо всем, что вам нужно сделать, чем заняться. Насколько перегруженным/-ой вы чувствуете себя теперь? Оцените это ощущение по шкале от нуля до десяти. Продолжайте постукивать, пока оно не ослабнет до трех и меньше, даже если на это уйдет двадцать минут. Кроме того, обратите внимание на боль: изменилась ли она в ходе таппинга или после него? Оцените и ее по шкале от нуля до десяти. Если она как-то изменилась в процессе таппинга, запишите это: возможно, организм пытается сказать вам, что чувство перегруженности как-то связано с вашей болью.


Живи без боли

Общий таппинг и таппинг конкретных проблем

В предыдущей главе мы узнали, как важны при таппинге конкретность и четкость. Тогда зачем мы простукиваем такие общие проблемы, как стресс и чувство перегруженности? Хотя большинству из нас нужно углубиться в себя и простучать конкретные проблемы, чтобы добиться продолжительного избавления от боли, мы часто еще не знаем, что у нас за проблемы, когда только начинаем заниматься таппингом. Тут-то и вступает в дело общий таппинг: он помогает нашему телу расслабиться, и мы яснее видим, на что именно нам стоит обратить внимание.

Живи без боли

Теперь, когда мы с помощью таппинга облегчили ощущение перегруженности, поговорим о стрессе как таковом и о том, как различные виды стресса влияют на нас физически и психологически.

Свежий взгляд на стресс

Стресс – это плохо. Стресс ослабляет нашу иммунную систему. Стресс может даже усугубить боль. Каждый раз, как мы включаем новости (или открываем книгу), нас встречает очередной отрицательный факт или статистика о стрессе. Ничего удивительного, что вдобавок к стрессу из-за боли, работы, взаимоотношений с людьми, денег и прочего мы начинаем впадать в стресс из-за того, что впадаем в стресс.

Но что, если наши убеждения насчет стресса вреднее его самого? В ходе одного исследования ученые в течение восьми лет наблюдали за 30 тыс. американских взрослых. В самом начале исследования они задавали участникам два вопроса. Первый: «Много ли стресса вы пережили в прошлом году?» И второй: «Думаете ли вы, что стресс вреден для вашего здоровья?» Затем в течение восьми лет они проверяли общедоступные записи о смерти, чтобы видеть, кто из участников умер.

Они обнаружили, что у людей с высоким уровнем стресса, считавших, что он вреден для здоровья, риск преждевременной смерти выше на 43 %, чем у людей с высоким уровнем стресса, которые считали его нормальной частью жизни. Значит, можно улучшить свое здоровье, просто поверив, что стресс ему не вредит! Это совершенно новый взгляд на стресс.

Мы так усердно делаем из стресса врага, что забываем, что его испытывают все. Вы знаете кого-нибудь, кто живет без стресса? Думаю, таких нет. Лучшее, что вы можете сделать, – это перестать переживать из-за стресса и принять его как нормальную часть жизни. Главное – не нагромождать стресс на стресс. Если мы впадаем в стресс из-за того, что впадаем в стресс, то делаем только хуже. Поэтому да, мы стараемся снизить уровень стресса в нашем организме и нашей жизни, и да, стресс заметно сказывается на работе организма и на боли, но давайте не будем добавлять себе проблем, впадая в стресс еще и из-за этого!

Давайте простучим эту проблему. Скажите вслух: «У меня стресс из-за моего стресса!» и посчитайте, насколько правдиво это звучит по шкале от нуля до десяти. Произнести утверждение вслух – это отличный способ проверить, насколько правдиво оно звучит. Теперь приступаем к таппингу.

Точка карате: Несмотря на то что стресс действительно может быть вреден для моего здоровья, я искренне и всецело принимаю себя.

Точка карате: Несмотря на то что мне говорят: «Стресс – это плохо, он повредит твоему здоровью», я принимаю себя и свои чувства.

Точка карате: Несмотря на то что мне полагается избегать стресса, поскольку он вреден для меня, и иногда я испытываю стресс из-за моего стресса, я выбираю открытость новым идеям.

Бровь: Стресс может быть вреден для меня.

Внешний уголок глаза: Мне полагается избегать стресса.

Под глазом: Я не знаю, как избежать стресса.

Под носом: Я впадаю в стресс от одних мыслей о том, как его избежать.

Подбородок: Я не знаю, как избежать стресса!

Ключица: И от этого у меня начинается стресс.

Подмышка: От стресса не уйти…

Макушка: Я не знаю, как избежать стресса.

Проверьте, как вы себя чувствуете эмоционально и физически (в плане боли). Насколько теперь силен ваш стресс по шкале от нуля до десяти? Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Я выбираю понимание, что со стрессом можно справиться.

Внешний уголок глаза: Я выбираю обращать внимание на то, что могу контролировать.

Под глазом: Я легко могу успокоиться.

Под носом: Неважно, что происходит вокруг меня.

Подбородок: Я глубоко вдыхаю и успокаиваюсь.

Ключица: Я решаю обращать внимание на то, за что благодарен/-на.

Подмышка: Мне нравится знать, что я могу управлять своими чувствами.

Макушка: Я могу успокоиться в любой ситуации.

Глубоко вдохните и еще раз проверьте свое состояние. Скажите вслух: «У меня стресс из-за моего стресса!» Насколько правдиво это звучит теперь по шкале от нуля до десяти? Продолжайте постукивать до тех пор, пока правдивость этой фразы не упадет до трех и ниже.

Стресс хронический и здоровый

Но все это не значит, что стресс – полезная вещь! На самом деле существуют разные виды стресса, и нужно точно определить, какой из них у вас. Мы уже видели результаты исследования, которое показывает, что наше мнение о стрессе очень сильно влияет на то, как стресс сказывается на организме. Другие исследования говорят, что небольшая порция стресса даже полезна для здоровья: заставляет мозг активнее работать, стимулирует воображение, помогает похудеть и снижает риск рака груди, болезни Альцгеймера и т. п. А вреден для здоровья хронический стресс – тот, что угнетает и изматывает вас день за днем, месяц за месяцем, повышая риск появления хронической боли.

Вы наверняка переживали и тот и другой. Например, вам случалось работать над проектом, который стоил вам нервов, но в то же время и воодушевлял. Справиться с таким проектом бывает нелегко – и, конечно, это вгоняет в стресс, – но в конечном счете вы понимаете, что не зря потратили время и силы. Это – пример здорового стресса, который мотивировал вас сделать что-то стоящее. Как только такой проект заканчивается, уровень стресса падает, и вы переходите к следующему проекту.

Мы также переживаем здоровый стресс, когда идем в тренажерный зал и качаемся или быстро бегаем, заставляя наши тела приспосабливаться и развиваться. В процессе нам бывает тяжело, зато потом мы чувствуем удовлетворение, а наши тела пожинают плоды.

Хронический стресс – это другое: он нас выматывает. Это все равно что жить в тренажерном зале, качаясь двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю! Для организма тут никакой пользы нет. Обычно такой стресс провоцируют большие жизненные проблемы, задачи, которые кажутся нам непосильными: боль, проблемы с деньгами или в отношениях с людьми. Наука доказала, что хронический стресс отрицательно сказывается на здоровье. Вот что происходит в организме, когда вы испытываете хронический стресс:

1. Вы думаете о том, что повергает вас в стресс: боль, работа, деньги, отношения с людьми, семья и т. п.

2. Миндалевидное тело в мозгу получает сигнал опасности.

3. Активируется режим «бей или беги» – реакция организма на стресс.

4. В этом режиме организм вырабатывает адреналин и гормон стресса кортизол, а также уменьшает приток крови к ЖКТ, из-за чего ваши способности переваривать пищу и впитывать полезные вещества ослабевают, а шансы набрать вес растут.

5. В этом физиологическом кризисном режиме вашим мышцам недостает кислорода, отчего вы становитесь более уязвимы для боли – от хронических болезней, травм, артрита, фибромиалгии, мигреней, расстройства желудка и т. п.

6. В этом состоянии сильной физиологической напряженности участок мозга, отвечающий за творческое мышление, признается ненужным и отключается. Ухудшаются ваши творческие навыки, способность решать задачи, интуиция, способность налаживать контакт с организмом.

7. Вы становитесь нетерпеливым/-ой и раздражительным/-ой, чувствуете себя оторванным/-ой от людей. Отношения с людьми ухудшаются. Боль не проходит.

8. Стресс влияет на ваш сон. Обмен веществ замедляется. Телу требуется больше времени на восстановление.

9. Организм продолжает вырабатывать кортизол; мышцам по-прежнему недостает кислорода, что усугубляет боль. ЖКТ (и талия) приходят в полный беспорядок, давление растет, а иммунитет слабеет.

10. Слишком долго вырабатывая слишком много кортизола, организм впадает в адреналиновую усталость. Приходят опустошенность, утомление и депрессия. Боль становится хронической.

11. У вас больше нет сил соблюдать распорядок дня, правильно питаться, медитировать или заниматься йогой. Вашей жизнью правит хроническая боль.

12. Вы становитесь вялым/-ой, вам тяжело сосредоточиться. Ваша продуктивность падает еще ниже. Отношения с людьми ухудшаются. Боль не исчезает.

13. У вас серьезный стресс и депрессия. Мышцы постоянно напряжены, им не хватает кислорода, отчего ваша хроническая боль становится еще сильнее, ее приступы – все чаще. Вы отчаянно нуждаетесь в избавлении от боли и стресса.

Получилась довольно мрачная картина того, как хронический стресс действует на вас и ваш организм. Так каков же окончательный вердикт – нормален стресс или вреден?

Окончательный вердикт по делу стресса

Что же такое стресс – нормальная часть жизни, которая вредна только для тех, кто в это верит? Или хронический стресс усиливает боль и плохо сказывается на здоровье?

Хотя существует множество различных точек зрения на стресс, обе, что мы рассматривали, верны. Мы все испытываем стресс; беспокоиться из-за этого – значит усугублять его, а это не принесет добра. Однако то, что вы страдаете от хронической боли, свидетельствует, что и сам стресс не приносит вам добра. А поскольку таппинг – отличное средство от стресса (и боли), с его помощью можно значительно снизить уровень «плохого» (хронического) стресса в вашей жизни, чтобы вы смогли наладить контакт с организмом и ускорить облегчение боли.

Именно это мы и продолжим делать и сейчас займемся отчаянием, которое испытывают многие, у кого что-то болит.


Живи без боли

Романтическая любовь и облегчение боли

В одном исследовании, которое проводил Стэнфордский университет, пятнадцать участников проходили фМРТ в первые девять месяцев новых романтических отношений. Их подвергали умеренной или сильной тепловой боли, и при этом они должны были выполнять три задачи: (1) смотреть на фотографию партнера; (2) смотреть на фотографию такого/-ой же привлекательного/-ой знакомого/-ой; (3) заниматься отвлекающими упражнениями по подбору словесных ассоциаций, которые, как было доказано прежде, облегчают боль. Выполнение первой и третьей задач ослабляло боль, но когда участники смотрели на фотографию партнера, активизировались участки мозга, отвечавшие за обработку поощрения. Эти результаты показывают, что сильная романтическая любовь способна дарить или усиливать облегчение боли.

Живи без боли

Лицом к лицу с отчаянием

Когда я работаю с группами, будь то на семинаре или по телефону, люди часто расстраиваются, когда кто-то один добивается заметного успеха, а у них ничего не получается. Они перепробовали уже столько средств от боли, и ничего не помогло. Чем таппинг лучше?

Вместо того чтобы заталкивать это отчаяние поглубже, нужно остановиться и признать, что оно на нас давит и заставляет испытывать стресс. Нужно признать, что оно существует и мешает нам двигаться вперед. Нас приучили думать, что А лечит Б, но с хронической болью все далеко не так просто, и это нужно и важно понимать. Все мы разные. Каждому из нас нужно понять, что он уникален, и приготовиться к тому, что его путь к избавлению от боли будет не таким, как у других. То, что кто-то добился успеха всего после часа занятий таппингом, не значит, что ваши две недели занятий потрачены впустую. Это значит, что ваш путь к успеху будет особенным.

Я знаю, что принять этот путь, который еще не дал вам желанного облегчения, проще на словах, чем на деле. Вам хочется сразу же избавиться от боли, немедленно вернуть себе свое тело (и свою жизнь). И отчаяние, которое вы чувствуете из-за того, что это до сих пор не произошло, совершенно нормально. Но это отчаяние нужно встретить лицом к лицу и выплеснуть его при помощи таппинга. Знаю, вы хотите работать с болью, а не с отчаянием, но игнорировать или отрицать его уже нельзя – ведь оно накапливается и порождает еще больший стресс. А мы уже знаем, что, не выразив эту эмоцию – свое отчаяние, – вы, возможно, сами себе мешаете избавиться от боли.

Поэтому давайте простучим все накопившееся отчаяние из-за боли, из-за различных средств от боли, которые вы пробовали, но они вам не помогли, из-за того, что приходится еще пробовать новое средство. Поначалу это может показаться непосильной задачей, которую вам ни за что не решить – при такой-то боли, но само чувство, что вы можете сломаться под грузом отчаяния, показывает, как сильно вам нужно его выплеснуть.

Постарайтесь хорошенько прочувствовать свое отчаяние, как следует проникнуться им. Насколько вы отчаялись по шкале от нуля до десяти? Отдельно оцените, насколько вам больно – по такой же шкале. Запишите оба числа в свой блокнот. А теперь начинаем таппинг.

Точка карате: Несмотря на то что я совершенно отчаялся/-лась из-за боли, я искренне и всецело принимаю себя.

Точка карате: Несмотря на то что я столько всего перепробовал/-а, чтобы избавиться от боли, ничего не помогло, и я совсем отчаялся/-лась, сейчас я принимаю себя.

Точка карате: Несмотря на все это отчаяние из-за боли, я принимаю свои чувства и выбираю отпустить это разочарование.

Бровь: Эта боль приводит меня в отчаяние.

Внешний уголок глаза: Я столько всего перепробовал/-а, чтобы вылечить ее…

Под глазом: И ничего не помогает.

Под носом: Я совсем отчаялся/-лась.

Подбородок: И вот – новое средство.

Ключица: А что, если оно не сработает…

Подмышка: Я так устал/-а от боли!

Макушка: Отчаяние за отчаянием.


Бровь: Это отнимает у меня столько времени.

Внешний уголок глаза: Это отнимает у меня столько сил.

Под глазом: Я хочу свою жизнь обратно.

Под носом: Сплошное отчаяние!

Подбородок: Что я ни делаю – ничего не помогает…

Ключица: Я не хочу снова разочаровываться.

Подмышка: Мне страшно пробовать что-то еще…

Макушка: Отчаяние никуда не девается.

Проверьте, как вы себя чувствуете эмоционально и физически (в плане боли). Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Я готов/-а попробовать этот таппинг…

Внешний уголок глаза: Что, если он все изменит…

Под глазом: Я выбираю лучшее качество жизни…

Под носом: Я выбираю освобождение от боли…

Подбородок: Я выбираю приложить все усилия.

Ключица: Я делаю это для себя.

Подмышка: Я выбираю принять прогресс…

Макушка: Я выбираю осознание, что делаю что-то для того, чтобы помочь себе.

Глубоко вдохните и проверьте свое состояние. Насколько теперь сильно ваше отчаяние по шкале от нуля до десяти? Продолжайте постукивать до тех пор, пока оно не ослабнет до трех и ниже. Кроме того, обратите внимание на боль: изменилась ли она в ходе таппинга или после него? Если да, запишите это: возможно, это значит, что боль как-то связана с отчаянием.

Отходим от прежних моделей поведения, которые порождают хронический стресс

«Я не уверен, что делаю это правильно», «Я не могу сосредоточиться на таппинге», «Я знаю, что должна заниматься таппингом каждый день, но у меня никак не получается». Мы так стараемся сделать все правильно, что сами себе мешаем продвигаться вперед. Каждый раз, когда клиент говорит мне что-то подобное, я напоминаю им, что модели поведения, которые привели их сюда, не помогут избавиться от боли. Например, если обычно вы из кожи вон лезете, чтобы сделать все идеально, этот перфекционизм не поможет вам добиться желанной свободы от боли: нужно приучаться вести себя по-другому, более здоровым образом!


Живи без боли

Модели поведения, которые привели вас к вашему нынешнему состоянию, не помогут избавиться от боли. Если обычно вы из кожи вон лезете, чтобы сделать все идеально, этот перфекционизм не поможет вам добиться желанной свободы от боли: пора учиться думать и вести себя по-другому, более здоровым образом!

Живи без боли

Таппинг хорош тем, что его не нужно выполнять идеально, чтобы он заработал. Заставляя себя постукивать «лучше» или чаще, вы создаете дополнительный стресс, который может помешать вам избавиться от боли. А чтобы приблизить это избавление, следует отмечать такие модели поведения, как перфекционизм, способные порождать хронический стресс. Преодолевайте их с помощью таппинга и двигайтесь дальше по новому пути.

У меня было немало клиентов-перфекционистов, но это не единственная модель поведения, способная привести к хроническому стрессу. Во время прямой линии, которую я устраивал через несколько недель после семинара по избавлению от боли, Бекки рассказала, что ей трудно заставить себя заниматься таппингом, хотя на семинаре он ей помог. Когда она подробнее объяснила, что происходит в ее жизни, стало ясно, что она застряла в старой модели поведения, – все время находить себе какое-то занятие, не оставляя ни минутки свободной.

Она понимала, что ей нужна передышка, нужно и о себе подумать, но постоянно брала на себя больше, чем могла выполнить, особенно учитывая ее хроническую боль. До нашего разговора она была настолько загружена, что трижды падала и заработала синяк под глазом, отчего боль только усилилась. Бекки сказала, что, заставляя себя постоянно что-то делать, она чувствует, что буквально «истязает себя», но не знает, как остановиться.

Мы простучали то, как научиться быть к себе менее строгой, и через несколько минут Бекки сказала, что успокоилась и станет мягче относиться к себе, чтобы чувствовать себя лучше. Она поняла, что привычная модель поведения работала против нее. Я был рад, что она это увидела, но, зная, как въедаются такие модели, решил предложить ей еще более сложную задачу.

Я спросил:

– А если тебе понадобится год занятий таппингом, скажем, по часу в неделю, чтобы избавиться от боли?

– Это слишком долго! Я не могу ждать еще целый год! – ответила она, явно растревоженная мыслью, что придется ждать так долго.

– Ладно. А если я скажу, что ты можешь продолжать бегать, как белка в колесе, постоянно нагружая себя, и через год все еще не избавиться от боли, или можешь перестать быть к себе такой требовательной, сосредоточиться на постепенном избавлении от боли с помощью таппинга и через год оглянуться и понять, что никакой боли не чувствуешь? Что бы ты выбрала?

Молчание.

– Наверное, второе – год на то, чтобы избавиться от боли, – сказала она. – Но все равно это слишком долго.

К концу разговора она согласилась, что станет меньше нагружать себя и постарается вписать таппинг в свой распорядок на постоянной основе, но так, чтобы ей это было удобно.

Я повторю еще раз, потому что это очень важно. Такие модели поведения, как перфекционизм и излишнее усердие, поломать нелегко. Требуется время и внимание, чтобы начать вести себя по-другому, более здоровым образом. Даже если выйти за рамки старой модели, иногда можно снова начать вести себя по-старому, а потом поймать себя на этом и понемногу выправить курс. Это не страшно. Главное – начать замечать те модели поведения, которые оказывают вам дурную услугу и порождают хронический стресс.

Находим свою модель избегания стресса

Возьмите свой блокнот и запишите три вещи, которые заставляют вас испытывать стресс (знаю, их может быть больше, но пока начнем с трех!).

Теперь перечислите то, что вы делаете, чтобы убежать от стресса, например, часами смотрите телевизор, играете в видеоигры или опустошаете холодильник.

А сейчас время быть честным с собой. Что бы вы чувствовали, если бы не занимались всеми этими вещами? Какие чувства вы не желаете испытывать?

Готов поручиться, вы уже видите модель поведения! Таппинг – позитивный и мощный инструмент для того, чтобы выплеснуть чувства, которых вы пытаетесь избежать.

Сейчас мы займемся таппингом, чтобы понемногу сломать эту модель. Но для начала оцените уровень своей боли по шкале от нуля до десяти и запишите это число в блокнот.

Точка карате: Несмотря на то что мне нужна эта модель поведения, когда я впадаю в стресс, я искренне и всецело принимаю себя.

Точка карате: Несмотря на то что эта модель поведения помогает мне, когда я чувствую стресс и не могу с ним совладать, я могу найти что-то другое, что будет работать не хуже.

Точка карате: Несмотря на то что я чувствую перегрузку и стресс и мне нужно сбежать от них – и поэтому я следую этой модели поведения, – я выбираю понимание, что сейчас я в безопасности.

Бровь: Части меня нужна эта модель поведения…

Внешний уголок глаза: Я нуждаюсь в ней, когда испытываю стресс…

Под глазом: Когда больше не могу этого выносить…

Под носом: Когда мне нужно убежать…

Подбородок: Эта модель защищает меня.

Ключица: Думаю, я нуждаюсь в ней.

Подмышка: Я не знаю, как ее изменить.

Макушка: Я хочу изменить эту модель, но не знаю как.


Бровь: Я выбираю понимание, что способен/-на на это.

Внешний уголок глаза: Что, если бы были другие способы, чтобы успокоиться и почувствовать себя комфортно…

Под глазом: Я решил/-а быть мягче к себе…

Под носом: Думаю, эту модель можно изменить.

Подбородок: Что, если изменить ее легче, чем я думал/-а…

Ключица: Мне нравится знать, что я не обязан/-а делать это идеально…

Подмышка: Достаточно просто это сделать.

Макушка: Я готов/-а оценить новые способы для успокоения.

Когда закончите, прислушайтесь к себе и снова оцените свою боль по той же шкале. Запишите в блокнот полученное число, а также любые изменения в вашем физическом и эмоциональном состоянии.

Справляемся с повседневным стрессом

Голос Марка звучал глухо и напряженно. С тех пор, как на семинаре по таппингу он избавился от хронической боли в спине, прошло несколько недель, и боль начала возвращаться. Она была не так сильна, как до семинара, и только вспыхивала иногда, но тот день выдался неудачным: посередине спина странно онемела, в пояснице кололо, а верхняя часть спины горела. Когда я спросил Марка, что он чувствует по этому поводу, он ответил, что раздражен, особенно тем, что спина заболела после того, как он нагнулся поднять рубашку, – простое движение, которое, как он думал, не вызовет боли. Мы начали простукивать непосредственно саму боль. Через несколько минут острая колющая боль в пояснице ослабла с восьми до двух, онемение прошло совсем, а боль в верхней части спины ослабла с пяти до одного – значительная перемена всего за несколько минут.

Хотя такой результат меня порадовал, я почувствовал, что здесь еще есть с чем работать, и снова спросил Марка, как он себя чувствует и что происходит в его жизни. Он рассказал, что проснулся, как всегда, в три часа утра: ему показалось, будто тело прошило током. Когда я спросил, почему так, он сказал, что почувствовал тревогу.

Потом он добавил, что встал в тупик сразу в нескольких аспектах своей жизни.

– Где например? – спросил я.

– В финансах, – тут же ответил он. – Мне нужно сделать несколько очень важных вещей, но когда я думаю об этом, то испытываю ужас. Слишком все это тревожно.

Пока мы говорили о деньгах, боль в спине у Марка вновь усилилась до пяти.

Я, конечно, не хочу, чтобы мои клиенты испытывали дополнительную боль, но всегда радуюсь таким переменам во время сеансов. Ясно, что больная спина Марка как-то связана с его беспокойством по поводу денег. Это очень полезная информация: с ее помощью мы можем добраться до первопричины боли. Когда я спросил Марка, что именно в деньгах его так тревожит, он ответил:

– Финансовое планирование.

Затем мы начали простукивать его тревогу насчет финансов, особенно чувство перегруженности, возникавшее у него при составлении планов на будущее. Постукивая по точкам, мы задавали вопросы вроде «Почему финансы вызывают у меня такой стресс?» или «Почему мне так больно?» Таппинг – не только мощный инструмент для разрешения проблем: он еще и помогает выявить подавленные воспоминания и эмоции, которые по-прежнему на нас влияют. Когда вы сталкиваетесь с вопросом, на который не можете ответить, попробуйте задавать его себе во время таппинга.

Через несколько минут постукивания и задавания себе этих вопросов Марк начал вспоминать, как в детстве отец контролировал его с братом при помощи денег. Особенно ярко всплыло одно воспоминание, принесшее с собой изрядную долю страха и тревоги из-за денег.

Тогда Марку было восемнадцать, и он только что вернулся из затянувшейся поездки по Европе. Утром отец зашел к нему в комнату, швырнул на кровать пачку счетов и вышел, не сказав ни слова. Марк не знал, что и думать. Он перепугался. Он вспоминал, что был в ужасе, не зная, что его ждет: заставит отец его оплатить счета, лишит карманных денег или будут физические последствия.

Затем я попросил Марка повторить эту историю, продолжая постукивать, еще несколько раз, до тех пор, пока это воспоминание не перестанет действовать на него так сильно. Когда он справился с этим, я предложил ему представить, что он разговаривает с финансовым консультантом, не забывая при этом постукивать. Когда мы занимаемся таппингом и одновременно проигрываем в воображении проблемные ситуации или воспоминания, это очень помогает нам прочувствовать эмоции, которые они в нас вызывают. Поскольку таппинг отлично снимает стресс, таким образом можно переживать сложные события и эмоции, не поддаваясь им.

Я спросил Марка:

– Что, если финансовый консультант скажет, что ты неверно распорядился своими деньгами и у тебя и твоей семьи дела плохи?

– Я уже разговариваю не с финансовым консультантом. Я разговариваю с отцом, – проницательно ответил он.


Живи без боли

Совет по таппингу

Когда вы стараетесь освободиться от какого-либо воспоминания или события, воспользуйтесь методом фильма [см. гл. 2, подглаву «События в прошлом (ствол)»]. В процессе таппинга прокручивайте в своей голове фильм об этом событии – со всеми образами, звуками, запахами и другими деталями, какие помните, – раз за разом, до тех пор, пока не сможете вспомнить это событие спокойно, без того действия, которое оно раньше на вас оказывало. Так вы поймете, что освободились от него.

Живи без боли

По мере того, как мы продолжали постукивать, занимаясь этими упражнениями на визуализацию, страх и тревога Марка перешли в гнев на отца за то, что не объяснил сыну, что он сделал не так и что ему нужно делать лучше. Мы простучали этот гнев, используя такие напоминания, как «весь этот гнев на моего отца» и «весь этот стресс и гнев в моей спине». Мы сделали несколько раундов и последние завершили такими фразами, как «Сейчас я выбираю отпустить весь этот стресс и гнев в моей спине» и «Сейчас я выбираю отпустить весь этот гнев на моего отца».

Когда мы закончили, боль в спине и тревога у Марка прошли. Я снова попросил его подумать об его финансовых делах.

– Я больше не чувствую никакой тревоги, – сообщил он. Его голос звучал куда бодрее, чем в начале разговора. Затем он добавил: – Вообще-то, мне нужно кое-что сделать.

Выплеснув немного своей тревоги, страха и гнева, Марк созрел для того, чтобы выйти из тупика и заняться делами, которых до того избегал. Эта перемена, произошедшая всего за несколько минут, заметно сказалась не только на боли, которую он испытывал, но и на его жизни.

Такие сеансы наглядно показывают, насколько глубоко могут уходить корни таких обычных факторов стресса, как деньги, взаимоотношения с людьми и работа. Когда стресс и эмоции вроде тревоги и гнева становятся настолько хроническими, что переходят в физическую боль, следует остановиться и заглянуть поглубже. Исследуя при помощи таппинга скрытые слои повседневного стресса, мы нередко открываем новые области – например, разные слои отношений Марка с его отцом, – которые требуют более пристального внимания. Именно этим мы и будем заниматься на протяжении этой книги. Начнем с того, что в повседневной жизни вызывает у вас стресс.

Представьте себя в начале своего обычного дня и взгляните на все события и задачи, которые вам предстоит сделать.

Возьмите первую задачу и присвойте ей номер от нуля до десяти (где десять – самый сильный стресс) в зависимости от того, насколько стрессовой она вам представляется. Например: отвезти детей в школу – семь. Запишите это число в свой блокнот, а рядом с ним – другое, измеряющее уровень вашей физической боли, когда вы думаете о первой стрессовой задаче дня.

Что в этой задаче кажется вам стрессовым? Например: «У меня и так все болит, дети не слушаются, я начинаю раздражаться и теряю терпение».

Позанимайтесь несколько минут таппингом. Не задумывайтесь над формулировками, просто проговаривайте свои ощущения. Например:

Бровь: Это будет очень сложно…

Внешний уголок глаза: По утрам столько хлопот с тем, чтобы все приготовить и всех собрать…

Под глазом: А мне больно…

Под носом: Я устал/-а…

Подбородок: Это слишком.

Ключица: Я не выспался/-лась.

Подмышка: Почему все так сложно…

Макушка: Почему они меня не слушают…


Бровь: Мне нужна помощь со всем этим…

Внешний уголок глаза: Мое тело этого не вынесет…

Под глазом: Слишком больно.

Под носом: Я с трудом держусь…

Подбородок: А ведь день только начинается.

Ключица: Вечером мне будет еще больнее…

Подмышка: Вот бы сбросить хоть немного напряжения…

Макушка: Я знаю, что это напряжение связано с болью.

Проверьте, как вы себя чувствуете эмоционально и физически (в плане боли). Оцените то и другое состояние по шкале от нуля до десяти. Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Я могу простучать напряжение…

Внешний уголок глаза: Я выбираю сделать для себя что-нибудь хорошее.

Под глазом: Когда я сбрасываю напряжение и стресс…

Под носом: Моему организму становится лучше…

Подбородок: А когда моему организму становится лучше…

Ключица: И я становлюсь лучше…

Подмышка: И день проходит лучше.

Макушка: Я выбираю спокойствие в начале дня.

Глубоко вдохните и вернитесь к своей задаче. Насколько стрессовой она представляется вам теперь по шкале от нуля до десяти? Продолжайте разбирать дневные задачи, пока не закончите с ними и не сможете посмотреть на свой день гораздо более спокойным взглядом, в идеале – с негативным эмоциональным зарядом в три балла и ниже. Не забывайте записывать любые перемены в вашей боли.

Устанавливаем новые отношения с телом

Как мы увидели, редко можно провести четкую границу между физической болью и страданием эмоциональным и душевным. Процесс избавления от боли, описанный в этой книге, нацелен не только на физическую боль, но и на все, что она несет с собой. Отчаяние, тревожность, гнев и печаль; мысли о загубленной жизни, о том, что могло бы быть, и о разрушенных отношениях; утрата физических функций, здоровья и самостоятельности и т. д. – все это важные аспекты этого процесса. Мы исследуем все эти слои, но для начала нужно сбросить стресс и наладить контакт со своим телом.

Возможно, вы считаете, что ваше тело предало вас, заключив в темницу боли и мешая жить той жизнью, которая, как вы знаете, по-прежнему возможна. Как я уже говорил, я понимаю, что вы, скорее всего, совсем не хотите устанавливать контакт со своим телом, потому что тут-то и гнездится вся боль. Но пришло время помириться с ним. Пришло время прислушаться к тому, что ваше тело и ваша боль пытаются вам сказать. Давайте простучим то, как установить контакт с телом.

Подумайте о том, чтобы прислушаться к своему телу. Насколько сильное сопротивление вы ощущаете? Оцените его по шкале от нуля до десяти. Также отметьте, не меняется ли при этом ваша боль, и дайте ей отдельную оценку. Запишите оба числа в свой блокнот и начинайте постукивать:

Точка карате: Несмотря на то что я не хочу никакого контакта со своим болезненным телом, я все равно выбираю принятие себя.

Точка карате: Несмотря на то что мое тело сейчас мне не друг, я все равно могу выбрать принятие себя и своего тела.

Точка карате: Несмотря на то что мое тело работает неправильно и у меня столько эмоций по этому поводу, я могу принять, что именно так я сейчас думаю о своем теле.

Бровь: Я не хочу никакого контакта со своим телом…

Внешний уголок глаза: Мое тело подводит меня.

Под глазом: Мое тело и все его ограничения…

Под носом: Оно не дает мне делать столько всего…

Подбородок: Я пленник/-ца своего тела…

Ключица: Наладить контакт с моим телом будет непросто.

Подмышка: Я не знаю, как наладить контакт со своим телом.

Макушка: Контакт с моим телом небезопасен.

Прислушайтесь к себе и оцените силу сопротивления по шкале от нуля до десяти. Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Может быть, я могу подумать о том, чтобы наладить контакт со своим телом…

Внешний уголок глаза: Может быть, мое тело старается изо всех сил, чтобы уберечь меня.

Под глазом: Моему телу приходится нелегко…

Под носом: И оно отчаянно старается излечиться.

Подбородок: Мое тело хочет почувствовать себя лучше…

Ключица: Я хочу, чтобы моему телу стало лучше.

Подмышка: Что, если бы я начал/-а принимать свое тело…

Макушка: Что, если бы мы с моим телом начали работать вместе…


Бровь: Может быть, я могу наладить контакт со своим телом…

Внешний уголок глаза: Что, если бы мы лечились вместе…

Под глазом: Я хочу дать своему телу еще один шанс…

Под носом: Я знаю, что мое тело хочет почувствовать себя лучше…

Подбородок: Я хочу, чтобы мне стало лучше.

Ключица: Сейчас я выбираю контакт со своим телом…

Подмышка: Принятие себя и своего тела…

Макушка: Мы вместе стремимся к исцелению.

Глубоко вдохните и снова подумайте о том, чтобы прислушаться к своему телу. Насколько сильное сопротивление вы ощущаете теперь? Оцените его по шкале от нуля до десяти. Продолжайте постукивать, пока сопротивление – и любой другой негативный эмоциональный заряд – не упадет до трех и ниже, даже если на это уйдет двадцать минут. Также отметьте любые перемены в своей боли.

Получиться может у каждого!

Вики каждый день приходила на мой трехдневный семинар по избавлению от боли и храбро поднялась на сцену, чтобы рассказать свою историю и поделиться своими трудностями. Хотя ее спина по-прежнему болела, когда она уходила с семинара, она ушла не с пустыми руками – она вынесла нечто очень важное, что-то настолько простое, что его легко было не заметить, но что оказало на нее решающее воздействие.

В первый раз с того дня, как ей поставили диагноз – грубо, жестоко прибавив, что в конце концов она окажется в инвалидной коляске, – она рассказала, что вернулась домой (с семинара), чувствуя робкую надежду. Несколько недель спустя в ходе прямой линии она сказала:

– Если всем этим людям таппинг так помог, то и для меня есть надежда. Я забыла про слово «сдаться».

У нее был очень решительный голос. Я спросил ее, как сильно у нее сейчас болит спина.

– На восемь из десяти.

– Хорошо, расскажи мне, как ты сейчас живешь. Что у тебя происходит?

Она сказала, что чувствует себя перегруженной, ей трудно сосредоточиться на таппинге и что она, хоть и надеется, чувствует отчаяние из-за того, что таппинг еще не принес ей облегчения. Когда я предложил ей простучать это отчаяние, она тут же ответила:

– Конечно!

В течение нескольких раундов мы простучали ее отчаяние из-за того, что боль не уходит, несмотря на появившуюся «робкую надежду», а также саму боль в спине.

– Это было здорово! – сказала Вики, когда мы закончили.

Во время таппинга она почувствовала тепло в спине – такого никогда раньше не было. Через несколько минут боль утихла – такого с ней раньше тоже не случалось.

– Так вот каково это… стать одной из тех, у кого все получилось… Это потрясающе! Я чувствую себя потрясающе. Как будто я вернулась домой после отличных выходных, вот сейчас вернулась и чувствую себя потрясающе.

Я спросил, всплыло ли что-то в ходе таппинга.

– Нет, – ответила она. – Я просто полностью сосредоточилась на своем отчаянии. Только ты, я и моя проблема. Мне было очень тяжело, но ты четко нацелился на мою проблему, и теперь я чувствую себя, как никогда раньше.

В истории Вики мне больше всего нравится ее решимость. На трехдневном семинаре по избавлению от боли, который она посещала, она видела, как другие добиваются неслыханных результатов. После каждого прорыва люди вставали и начинали сгибаться и изворачиваться в проходах между креслами: после таппинга им легко и безболезненно удавались все движения, на которые они не были способны раньше из-за боли. Вики не была в их числе, но держалась за свою робкую надежду. Она продолжала заниматься таппингом, и, когда она меньше всего ожидала этого, на обычной прямой линии, она получила желанный результат.

На примере Вики отлично видно, как по-разному это получается у каждого и что могут дать терпение и решимость. Первым шагом на пути к избавлению от боли для Вики стало обретение надежды. Этим она дала себе и своему организму возможность начать восстанавливаться, вернуть себе свою жизнь.

В этой истории стоит также отметить – и, возможно, проверить на себе, – как отчаяние из-за проблемы может помешать нам двигаться дальше. Я не раз видел, как растущее отчаяние накапливается и не дает боли утихнуть – возможно, если дать ему выход, это поможет добиться значительной перемены.

«Будущий я»

Некоторые главы будут заканчиваться упражнением «Будущий я» – простым, приглашающим к размышлениям способом помочь вам представить себе здоровое, счастливое будущее. Можно записать ответы на эти вопросы в свой блокнот или просто помечтать на эту тему.

Позже мы более подробно займемся воображением и созданием такого будущего, а пока это небольшое упражнение поможет вам задуматься о том, что в результате изменится к лучшему – не только в плане облегчения боли, но и вообще в вашей жизни.

Постукивая по точкам, воображайте себе, визуализируйте и ощущайте эти аспекты вашего «будущего я»:

• Как я буду выглядеть, когда успокоюсь и расслаблюсь?

• Что я стану замечать, когда не буду в таком стрессе?

• Кто скорее заметит эти изменения?

Глава 4

Разбираемся с последствиями событий

Живи без боли

«Что происходило в вашей жизни, когда у вас начались боли?»

Это очень простой вопрос, который доктора, а порой даже друзья и члены семьи, почти никогда не задают моим клиентам. Их прощупывают, просвечивают рентгеном, сканируют, проверяют, изолируют, а иногда и режут, но никто еще не посмотрел им в глаза и не признал, что они – больше чем конструкция из клеток, мышц, нервов и костей.

Как и вы, каждый из них – отдельная личность, сложная комбинация мыслей, эмоций, нужд, желаний и переживаний, чье взаимодействие до сих пор полностью не изучено западной медициной. И, как у вас, у каждого из них есть своя уникальная история.

Начиная с этой главы большую часть книги мы будем заниматься вашей историей. Мы будем рассматривать ее с разных точек зрения и выделять разные моменты, чтобы проработать и высвободить глубинные слои вашей боли.

Мы начнем с того, что происходило в вашей жизни, когда у вас начались боли, и с эмоциональных последствий тех событий. Поэтому вопрос, с которого начинается эта глава, – один из первых среди тех, что я задаю своим клиентам. Он помогает начать прослеживать ваш путь.

Разные виды событий

Чтобы понять, как события могут влиять на боль, прежде всего нужно определить, что такое событие. В моем понимании событие – это нечто большее, чем просто единичный случай. Опыт показывает, что существует два вида событий, которые могут провоцировать боль. Для одних это физическое событие – катастрофа или физическая травма; у других боль начинается по менее очевидным причинам – например, эмоционально тяжелый период в жизни или эмоциональная травма. Я называю это эмоциональными событиями.

Поэтому давайте посмотрим, что происходило в вашей жизни, когда у вас начались боли – изучим весь спектр событий. Даже если ваша боль началась с физического события (физической травмы или катастрофы), необходимо выполнить это упражнение и взглянуть на тот период вашей жизни с разных точек зрения. Как мы увидим, хроническую боль чаще всего порождает смешение эмоциональных и физических событий и обстоятельств.

Возьмите свой блокнот и найдите тихое место, где можно как следует сосредоточиться. Закройте глаза, если вам так удобнее, и начинайте постукивать по точкам, вспоминая, что происходило в вашей жизни, когда у вас начались боли. Потом, когда будете готовы, откройте глаза и запишите все, что придет на ум. Таппинг здесь полезен тем, что успокаивает организм и помогает подсознанию подбрасывать нам новые идеи, воспоминания, мысли и чувства.

Потом просмотрите список вопросов, приведенный ниже, и запишите в блокнот свои ответы. Если какой-то из этих ответов вы уже написали после таппинга, переходите к следующему вопросу. Если вспомнить ответ будет сложно, попробуйте снова постучать по точкам, повторяя нужный вопрос, – возможно, что-то и всплывет.

• Что происходило у вас на работе / в финансовом плане?

• Что происходило в ваших отношениях?

• Что происходило в вашей семье?

• Что происходило у вас дома?

• Что происходило у ваших друзей?

• Что происходило с вашим здоровьем?

• Что происходило в вашем организме?

• Что еще происходило в вашей жизни в то время?

Когда запишете все, что вспомнили, перечитайте свои записи. Оставьте рядом место на случай, если вспомните что-то еще. Чуть позже мы простучим то, что вы записали, а пока посмотрим, как эмоциональное состояние может сказываться на способности организма восстанавливаться после физических событий и какой вклад события вносят в физическую боль.

Сила физических событий

Когда я в первый раз попросил Николь поднять правую руку, она заколебалась, но потом попробовала. Как только рука отошла от бока на несколько сантиметров, Николь поморщилась и опустила ее.

– Оно заморожено, – сказала она, имея в виду свое правое плечо, которое болело уже третий год с тех пор, как она повредила его во время монотонной работы на высоте. Вспоминая то время, она говорила: «Я фактически загоняла себя в гроб работой». С тех пор больное плечо сильно ограничивало ее. «Бывают такие дни, когда я могу только лежать», – тихо и грустно сказала она. Она перенесла две операции на плече, но так и не добилась избавления от боли и подвижности, которых так отчаянно жаждала.

Николь вызвалась выйти на сцену и рассказать свою историю на семинаре в Мельбурне, Австралия. Когда я спросил, насколько сильно у нее болит плечо, она ответила: «На семь из десяти» и добавила, что у нее есть еще и неврологическая боль, которая расходится от шеи вниз.

Мы начали с общего таппинга, простукивая «всю эту боль в моем теле». После нескольких раундов боль внезапно вспыхнула, а затем перешла в подмышку. Николь сказала, что теперь боль стала слабее – на шесть из десяти. Я снова попросил ее поднять руку, и ей удалось поднять ее на пару сантиметров выше, чем всего несколько минут назад.

Теперь, когда Николь немного расслабилась, я спросил, какая эмоция была у нее в плече.

– Наверное, беспокойство…

– Беспокойство о чем?

– О боли и о том, что у меня так долго болит плечо и я не вижу света в конце тоннеля. Я просто хочу, чтобы боль прошла и я получила свою жизнь назад.

Тогда мы стали простукивать «все это беспокойство в моем плече», «это замороженное плечо» и «весь этот страх и тревогу, что боль не уйдет». После нескольких раундов я спросил, что изменилось. Николь улыбнулась:

– Немного покалывает.

Потом она подняла руки – еще сантиметров на пять выше, чем в прошлый раз.

– Все еще больно, – сказала она, – но в моей руке движется энергия. Я это чувствую.

Боль ослабла еще на балл – до пяти из десяти. Плечо у Николь по-прежнему не прошло, но лицо светилось радостным возбуждением.

Затем я попросил ее постукивать по точкам, одновременно рассказывая историю о том, что происходило тогда, когда она повредила плечо, обращая особое внимание на эмоции, а также образы, запахи, звуки и цвета того времени. Это метод фильма, которому мы научились во второй главе: он прекрасно помогает поднимать и переживать прошлые воспоминания и эмоции. Идея в том, чтобы постукивать и одновременно говорить: таким образом можно наладить контакт с невыплеснутой энергией, травмой и эмоциями того периода. Прочувствовав и проговорив их в процессе таппинга, вы освобождаетесь от них.

Еще не начав говорить, Николь тихонько заплакала. Постукивая по точкам, она рассказала, что до травмы работала стюардессой на круизном лайнере – она всегда мечтала об этой работе. Но ее мать заболела, и ей пришлось уволиться и перейти на случайные и сверхурочные работы. Потом у ее матери развилось слабоумие, и Николь пришлось совмещать уход за ней с напряженной работой.

– Это было очень эмоциональное и стрессовое время, – объяснила она. – Никто не помогал мне, мне пришлось ухаживать за мамой, в то время как я мучилась от боли, и работать сверхурочно… Мне становится лучше, когда я просто говорю об этом.

Мы начали простукивать травму, которую она тогда получила и которая так и осталась в ее замороженном плече. После всего одного раунда Николь сказала, что у нее разгорелся весь правый бок.

– Это больно, – сказала она, – но что-то меняется.

Потом она подняла руку еще выше – еще на пару сантиметров выше, чем в прошлый раз. Она улыбнулась и рассмеялась: восторг вскружил ей голову.

Боль все еще оставалась на уровне пяти из десяти, и я понял, что пора копнуть глубже.

– С чем на самом деле связана твоя боль и замороженное плечо? – спросил я. – Какое эмоциональное значение имеет эта боль и это замороженное плечо?

Николь тяжело сглотнула и рассказала, что ее мать и семья причинили ей немало страданий:

– Когда я ухаживала за мамой, мне совсем никто не помогал.

Я спросил ее, что она теперь думает о своей семье и о том, что никто из них ничем ей не помог, когда ее мать была больна.

– Я всех простила, – быстро ответила она.

– А твое плечо их простило?

Она засмеялась:

– Не знаю.

Мы постучали еще несколько раундов с установкой «Несмотря на то что я всех простила, а мое плечо, быть может, и нет, я искренне и всецело принимаю и люблю себя». Мы простучали ее гнев и ярость на семью, которая плохо с ней обращалась, а также то, как выплеснуть весь этот гнев и ярость, разморозить плечо и отпустить боль.

На последнем раунде Николь начала сжимать и разжимать кулак. Когда мы закончили, я спросил ее:

– Что ты почувствовала?

– Она стала холодной. Она больше не горячая, просто холодная и покалывает. Там что-то происходит, – сказала она и засмеялась: облегчение выразилось на ее лице.

Всего за двадцать минут боль в ее плече значительно ослабла, она сумела впервые после травмы поднять руку на 45 градусов и обнаружила истинный источник свой боли – гнев и ярость на семью. Я спросил ее, сможет ли она и дальше простукивать то время, чтобы выплеснуть свои эмоции. Она радостно кивнула: если даже такой краткий сеанс таппинга унял ее боль почти наполовину, вполне возможно, что при продолжении занятий боль уйдет совсем.

Давайте еще раз пройдем те шаги, благодаря которым мы с Николь смогли добраться до ключевых эмоций, лежащих в основе ее «замороженного плеча»:

1. Я попросил ее рассказать, что происходит в ее организме, историю ее боли.

2. Она оценила свою боль по шкале от нуля до десяти.

3. Мы простучали непосредственно эту боль.

4. Мы посмотрели, изменилось ли что-то. Перемена действительно произошла: боль ослабла с семи до шести баллов.

5. Я начал углубляться в эмоции, стоявшие за болью, попросив Николь сказать, что за эмоция была в ее «замороженном плече».

6. Затем мы простучали эту эмоцию – в данном случае беспокойство.

7. Мы снова проверили боль – она ослабла уже до пяти.

8. Я попросил ее рассказать историю своей боли, при этом постукивая по точкам. К этому времени, поскольку клиенты уже прошли несколько раундов таппинга, они более расслаблены, и мы уже можем заглянуть глубже в поисках первопричины боли.

9. Мы снова проверили боль – она осталась на прежнем уровне. Поскольку никаких перемен не произошло, я попросил Николь продолжать постукивать и одновременно с этим задал ей наводящий вопрос: с чем на самом деле связана ее боль?

10. Когда она углубилась в свою историю и рассказала, что другие члены семьи не помогали ей ухаживать за матерью, мы поняли, что истинный источник ее боли – гнев, и стали простукивать его до тех пор, пока боль почти совсем не исчезла.

При работе с подобными эмоциональными событиями важно помнить, что таппинг – не ластик: нельзя за несколько раундов вылечить замороженное плечо сразу и навсегда. Таппинг силен тем, что помогает нам прочувствовать эмоцию (или эмоции) и боль, а также наладить контакт со скопившимися в организме эмоциями и энергией. На это требуется время.

О том, как важен этот процесс, мне напомнило интервью, которое я брал у Луизы Хей[1] для ежегодного Всемирного саммита по таппингу (Tapping World Summit), проводимого моей компанией. Мы говорили о таппинге и о том, что он требует, чтобы мы обращались к «негативу» – трудностям, которые мы встречаем в жизни и в нас самих. Я спросил ее:

– Ты как никто другой веришь в силу позитива – зачем же нам обращаться к трудностям?

Она ответила в своей обычной мягкой успокаивающей манере:

– Если ты хочешь убраться в доме, надо увидеть грязь. Если ты собираешься почистить сковородку или вымыть посуду, надо увидеть грязь, которую следует счистить. При этом можно придумать много хороших аффирмаций.

И она права. Когда мы простукиваем то, что происходило, когда начались боли, мы начинаем уборку в доме на нескольких уровнях – не только физическом, но и энергетическом и эмоциональном. Такой «уборкой» мы и будем заниматься в этой книге. Я понимаю, что углубление в тягостные эмоции и боль – перспектива не слишком привлекательная, но мы уже видели, что это – важнейший шаг на пути к избавлению от боли.


Живи без боли

Таппинг силен тем, что помогает нам прочувствовать эмоцию (или эмоции) и боль, а также наладить контакт с застрявшими в организме эмоциями и энергией. На это требуется время.

Живи без боли

Уравнение боли

Когда мы говорим о физических событиях, как в случае с Николь, и о том, какой вклад эмоции вносят в боль, легко решить, что именно эмоции – истинная причина хронической боли. Но это не всегда так. В большинстве случаев за хроническую боль отвечают несколько факторов. Например, нельзя сказать, что у вас разболелась спина из-за стресса: обычно боль провоцирует стечение обстоятельств. Сначала у вас начинает болеть спина. Потом эта боль становится хронической из-за сильного стресса, который истощает организм. Потом вы делаете движение, тянете спину и ощущаете боль: вы начинаете бояться за свою спину, тело становится более уязвимым, и цикл продолжается.

Все эти факторы – движения, эмоции, жизненные события и т. д. – вносят свой вклад в хроническую боль, складываются в уравнение боли. Например, если бы другой человек делал ту же монотонную работу, что и Николь, и так же повредил бы плечо, но не испытывал бы того стресса и эмоционального расстройства, что она, вполне возможно, его плечо зажило бы через несколько недель, и он жил бы дальше полноценно и безболезненно.

Концепция уравнения хронической боли важна тем, что снимает с нас вину. Может быть, ваши эмоции и содействовали развитию боли, но следует понимать, что эта боль – не ваша вина. Вы об этом не просили, и это не значит, что в ваших эмоциях, организме или жизни что-то не так. Негативные эмоции – это нормальная и естественная составляющая человеческой жизни, и причина вашей хронической боли не в негативных мыслях, генах, неправильных решениях и т. д. Она скорее в стечении тяжелых обстоятельств, в конкретной комбинации физических, психологических и эмоциональных факторов, которые сложились вместе и образовали хроническую боль.

К счастью, вскрывая различные слои, сыгравшие свою роль в возникновении боли, мы можем выработать комбинацию техник, способных свести на нет эффекты первоначального стечения обстоятельств. Например, в вашу комбинацию по избавлению от боли может войти таппинг, позволяющий выплеснуть скопившиеся в организме эмоции и энергию, наряду со здоровым питанием, регулярными физическими упражнениями, квалифицированной медицинской помощью и т. д. Каждый из нас уникален, поэтому ваша цель заключается в том, чтобы с помощью таппинга исследовать свою историю с разных точек зрения и найти комбинацию подходящих техник, которые развеют хроническую боль.

Простукиваем физическое событие

Если ваша боль началась с физического события, например травмы или катастрофы, выполните это упражнение. Если же она началась не с физического события, можете перейти к следующей подглаве: «Вскрываем слои эмоциональных событий».

Закройте глаза и подумайте о том, что случилось. Насколько сильно действует на вас это воспоминание? Оцените его воздействие по шкале от нуля до десяти и запишите получившееся число в свой блокнот.

Постукивая по точкам, расскажите об этом событии со всеми подробностями, какие вспомните. Постарайтесь включить в свой рассказ все, что происходило с вами в то время: например, если тогда вы испытывали сильный стресс из-за работы, отношений или семьи, наряду с физическим событием простучите и эти эмоциональные составляющие.

Вот пример такого таппинга «под рассказ»:

Бровь: Мы ехали в кино…

Внешний уголок глаза: Я вел машину, а моя сестра сидела рядом.

Под глазом: Шел сильный дождь.

Под носом: Я как раз перестроился в другой ряд, чтобы съехать с дороги…

Подбородок: И тут рядом со мной выскочила эта крошечная «тойота»…

Ключица: Мне некуда было деваться.

(Важно: вы можете почувствовать, что какая-то фраза – например, «Мне некуда было деваться» – действует на вас сильнее. Простучите эту фразу до тех пор, пока воздействие не ослабнет. Если в какой-то момент вы почувствуете, что идти дальше небезопасно, обратитесь к квалифицированному специалисту по ТЭС).

Подмышка: Мне некуда было деваться.

Макушка: Мне некуда было деваться.


Бровь: Мне некуда было деваться.

Внешний уголок глаза: Я ничего не мог поделать.

Под глазом: Я понимал, что мы столкнемся…

Под носом: И мне некуда было деваться.

Подбородок: Я ничего не мог поделать…

Ключица: Я так перепугался.

Подмышка: Мне некуда было деваться.

Макушка: Я понимал, что мы столкнемся, и мне некуда было деваться.

Теперь перестаньте постукивать, вернитесь в начало фильма и прокрутите его до этого момента, повторяя те же самые слова. Когда доберетесь до фразы «Мне некуда было деваться», отметьте свои ощущения и оцените их по шкале от нуля до десяти. Если эта фраза по-прежнему сильно действует на вас, снова постучите по точкам, повторяя ее и вновь переживая ощущения, которые она вызывает. Затем опять пересмотрите фильм. Когда вы сможете пройти этот момент без всякого всплеска эмоций, продолжайте рассказывать историю дальше, останавливаясь на каждом эмоционально заряженном моменте и простукивая его так, как описано выше. Когда вы сможете спокойно рассказать всю историю, это будет означать, что вы свободны от нее.

Вскрываем слои эмоциональных событий

В отличие от физических событий, эмоциональные события воздействуют на нас прежде всего на эмоциональном, а не на физическом уровне. Обычно они охватывают более продолжительный период времени и включают несколько слов эмоций – всем им необходимо дать выход, чтобы добиться полного избавления от боли.

Дебби совсем недавно узнала, что ее мужа переводят работать в Кентукки. Эта новость пришла внезапно и неожиданно, и Дебби ощутила себя совершенно перегруженной. У нее ушли годы на то, чтобы устроить их дочь, нуждающуюся в особом уходе, в школу-интернат по их нынешнему месту жительства в Калифорнии, и мысль о том, что придется переводить ее в другую школу, оказалась для Дебби непосильной. А тут еще рассвирепела хроническая боль в бедре и правой руке.

– Мне кажется, что я тону в своих эмоциях, – сказала Дебби, с трудом сдерживая слезы.

Чтобы утихомирить ее растущую панику, мы провели несколько раундов общего таппинга, чтобы снять чувство перегруженности из-за новостей, которые принес ее муж. Когда Дебби немного расслабилась, я попросил ее рассказать историю ее боли. Она объяснила, что все началось несколько лет назад, когда она отдала дочь в интернат.

– Но я чувствовала себя виноватой с тех самых пор, как забеременела, – добавила она.

Я попросил ее рассказать о беременности, постукивая при этом по точкам.

– Мне было двадцать девять. Я не хотела беременеть. Я не хотела становиться мамой, – всхлипывая, говорила она.

Дебби положили на сохранение, и к ней приехал отец – приверженец учения Новой Эры, он всегда говорил ей, что наши убеждения создают реальность. Дебби думала, что отец приехал помочь ей, но была потрясена, когда он обвинил ее в том, что она пытается сорвать собственную беременность. «Девочка хочет выйти раньше срока, потому что чувствует, что не нужна тебе, поэтому ты должна убедить ее в том, что она нужна тебе и ты любишь ее», – сказал он. Дебби, раздавленная чувством вины из-за того, что не хотела беременеть, была совершенно опустошена словами отца. Конечно, с тех пор прошло много лет.

– Я сильно изменилась с тех пор, как стала матерью. Но мне кажется, что именно из-за этих слов я решила, что должна перестать быть Дебби и посвятить всю себя материнству.

После травмирующих событий мы часто пытаемся убедить себя в том, что выучили урок, стали мудрее и готовы двигаться дальше. Может быть, в каком-то плане мы и готовы двигаться дальше, но, как мы уже видели, эмоции, вызванные травмой, могут скапливаться в организме, и пока мы не дадим им выхода, организм будет продолжать генерировать хроническую боль. С помощью боли организм привлекает наше внимание, показывает, что что-то пошло не так. И пока мы не проработаем эти эмоции полностью, нам, скорее всего, не удастся избавиться от боли.

Мы продолжили вскрывать слои эмоционального события, произошедшего с Дебби: я спросил, в какой части тела она чувствует вину.

– Под ложечкой, – сказала она. – Меня как будто тошнит. А физически я чувствую, что задыхаюсь, что не могу дышать.

Мы немного простучали «всю эту вину в моем теле», но я, понимая, что мы еще не добрались до самых глубинных слоев, спросил Дебби, за что именно она чувствует себя виноватой. Она заколебалась.

– Когда я пытаюсь чем-нибудь заняться, найти новую работу, мне всегда приходится все бросать из-за дочери. У меня просто руки опускаются! Всегда что-нибудь да происходит, и я не могу найти время для себя. Я не могу быть одновременно и матерью, и Дебби.

Я стал помогать ей простучать гнев и ярость из-за того, что она не могла найти время для себя. Посреди раунда она вдруг остановилась и сказала:

– Надо же, я бы и не подумала, что это гнев. Я думала, что все дело в чувстве вины.

Мы, как мыслящие индивидуумы, наделенные самосознанием, немало времени и сил вкладываем в саморазвитие – и на этом пути нередко «диагностируем» наше собственное эмоциональное состояние. Дебби поставила себе диагноз «чувство вины из-за дочери». Хотя это чувство важно и заслуживает пристального рассмотрения, за ним скрываются куда более сильные эмоции – ярость и гнев Дебби из-за того, что у нее не выходит быть никем, кроме матери.

Когда вы простукиваете свою историю, полезно рассматривать ее как процесс, как лабиринт, который всегда может свернуть в другом направлении или уйти глубже. Поэтому, когда вы исследуете собственные эмоции, старайтесь не делать поспешных выводов и все время задавайте себе вопросы. Обнаружив эмоцию – как Дебби свое чувство вины, – отметьте и простучите ее, но не останавливайтесь на этом. Спросите себя: «Что еще я чувствую? Что может скрываться за этой эмоцией?»

Пока мы с Дебби простукивали ее гнев, она начала лучше осознавать и другие свои эмоции.

– Гнев – это в моем положении самое эгоистичное чувство, – сказала она. – И когда я понимаю, что злюсь, то чувствую себя еще больше виноватой. Быть матерью важнее всего. Как я вообще могу так думать?

Тогда я начал добавлять в наш таппинг фразы вроде «Нет ничего страшного в том, чтобы чувствовать эту ярость и гнев», а потом попросил Дебби закончить фразу «Я злюсь, потому что…», не забывая постукивать по точкам. В течение нескольких минут она говорила без умолку, впервые облекая в слова свой гнев на то, что она – мать и на крах мечты открыть собственное дело.

– Я злюсь, потому что, когда родилась моя дочь, у меня было столько грандиозных планов, но я осталась с ней. Я была не принцессой, а всего лишь нищенкой. Я знаю, что я хорошая мать, но я злюсь потому, что представляла себя себе не такой, какой оказалась на самом деле. Я злюсь на себя, потому что говорю такие эгоистичные вещи, – рыдала она.


Живи без боли

Позволяем себе чувствовать «плохие» эмоции

Большинство из нас учили бороться с собственными эмоциями, потому что некоторые из них нам чувствовать «нельзя». Нам также говорили, что в определенных обстоятельствах определенные эмоции неуместны. К сожалению, когда мы отрицаем наши негативные эмоции, зачастую они только усиливаются. Но если мы признаем их, то можем дать им выход. Именно поэтому в установке мы говорим: «Я искренне и всецело принимаю и люблю себя» – чтобы приучить наши мозги замечать и признавать все наши эмоции, которые затем можно выплеснуть.

Живи без боли

Когда мы остановились, я попросил Дебби оценить уровень ее боли: боль в бедре ослабла с восьми до четырех из десяти. Тогда я спросил, какую эмоцию она чувствует в своем бедре.

– Печаль, – ответила она.

Мы начали простукивать эту печаль, причем я снова и снова задавал ей этот же самый вопрос. Через несколько минут постукивания и беседы Дебби сказала, что чувствует в бедре страх.

– Я боюсь узнать, кто я без моей дочери… Я хочу жить полноценной жизнью, а не влачить жалкое существование, но боюсь открывать свое дело. Мне страшно, что у меня ничего не получится, хотя я знаю, что способна на многое.

Пока мы с Дебби простукивали эмоции в ее бедре, она начала понимать, какие противоречивые чувства она испытывает. Хроническая боль позволяла ей избегать страха, удерживая ее в той жизни, какую она вела, но другая ее часть отчаянно хотела вырваться из этой жизни. Ей безумно хотелось снова стать Дебби, не переставая при этом быть матерью. Нужно было понять, как этого добиться, и ей было страшно: каждый раз, когда она пыталась осуществить свое желание, случалось что-нибудь такое, из-за чего это желание начинало казаться невозможным. Она боялась снова разочароваться.

Спросите себя: пытались ли вы диагностировать свое эмоциональное состояние? Если да, не осталось ли в нем неисследованных слоев?

После еще нескольких раундов простукивания ее страха, боли и желания заняться чем-то новым в жизни я снова попросил Дебби оценить уровень ее боли – тот упал до одного из десяти.

– Я как будто прошла сеанс массажа, – сообщила она, заметно расслабившись.

– Хорошо, теперь, когда ты увидела, что дали тебе эти сорок минут таппинга, ты сможешь продолжать заниматься им сама?

– Да, еще бы, – ответила она. – Это так здорово.

Хотелось бы верить, что Дебби навсегда простилась с болью, но, учитывая, какая непростая у нее ситуация, ей наверняка придется простукивать все эмоции, какие еще возникнут. Со временем, когда она даст выход энергии и эмоциям, скопившимся на более глубоких уровнях, она, скорее всего, добьется более полного и продолжительного избавления от боли и научится лучше заботиться о себе, найдет свою уникальную комбинацию способов, которые помогут свести на нет эффект стечения обстоятельств, породивших ее хроническую боль.

Исследуем ключевые эмоциональные события в вашей жизни

Теперь, когда мы более внимательно рассмотрели эмоциональные события, пора изучить, как эмоционально заряженные события в вашей жизни могли сказаться на вас. Во время этого расследования постарайтесь стать детективом для самого себя: уделяйте внимание каждому слою эмоций, по одному за раз, и простукивайте все, что еще всплывет.

А сейчас сядьте и подумайте о том времени, когда у вас началась боль. Что происходило за неделю до этого? За месяц? В тот день? А потом? Прокручивайте в своей голове фильм, постукивая по точкам. Например, если выясните, что работа тогда доставляла вам сильный стресс, попробуйте вспомнить, почему стресс был таким сильным, как вы пытались с ним справляться, как этот стресс сказывался на других сторонах вашей жизни – отношениях, организме, финансах – и т. д. Если есть возможность, проговаривайте все это вслух в процессе таппинга.

«Будущий я»: запасаемся позитивом

Постукивая по точкам, воображайте себе, визуализируйте и ощущайте эти аспекты вашего «будущего я»:

• Что изменится, когда конец этой давно известной истории больше не будет грустным?

• Что вы будете говорить себе об этом периоде своей жизни?

• Что для вас будет значить прощание с этим периодом?

• Какую часть своей жизни вы получите назад?

Идем глубже

Теперь, когда мы начали заниматься историей возникновения вашей боли, самое время поговорить о том эмоциональном событии, которое обычно помогает хронической боли укорениться: диагнозе, который вам ставят один или несколько докторов. Если вам не ставили диагноз, можете переходить к шестой главе.

Глава 5

Простукиваем диагноз

Живи без боли

Страх и волнение Сары все быстрее перерастали в раздражение. Она уже полтора часа сидела в смотровой, дожидаясь ортопеда, который должен был взглянуть на ее бедро. Эта холодная, безжизненная комната, где лежало всего несколько старых журналов, не могла отвлечь ее от ожидания, боли и растущей досады. После травмы, перенесенной год назад, бедро у Сары постоянно болело, и эта боль не давала ей вести активную жизнь, которую она так любила, ездить верхом и ухаживать за животными на ферме. Испробовав несколько холистических[2] методов избавления от боли и не добившись успеха, она сдалась и отправилась к доктору.

Наконец дверь в смотровую открылась, и вошел врач. Не извинившись за долгое ожидание, едва кивнув, он отрывисто спросил, в чем дело. «Мое бедро…» – начала Сара, показывая на свою правую ногу. Врач не дал ей договорить; он схватил ее правую ступню и резко повернул. Сара поморщилась от боли. «Вам нужна замена тазобедренного сустава», – без обиняков заявил врач. Потрясенная Сара попыталась расспросить его, но каждый раз, как она начинала говорить, он ее перебивал. Механически изложив принципы операции по замене тазобедренного сустава, он развернулся и вышел. Сара осталась сидеть в холодной смотровой, еще более расстроенная и подавленная, чем прежде…

Спина у Вики разболелась так, что она наконец согласилась обратиться к нейрохирургу. В двадцать лет у нее обнаружили сколиоз, и с тех пор она перепробовала рольфинг[3], мануальную терапию, акупунктуру, физиотерапию – «в общем, все, что могла, лишь бы не ходить к врачам и не пить таблетки», – рассказала она. Но боль не проходила, и Вики задумалась: возможно, операция – ее единственный выход? Нейрохирург вошел в смотровую, даже не поздоровавшись, и выпалил, что видел снимки МРТ и у него плохие новости. Он вывалил на Вики эти разгромные новости о ее будущем, не предложив никакого утешения или надежды, а договорив, развернулся и вышел…

Это только две из сотен историй, слышанных мной от клиентов, которым поставили жестокий диагноз. Такой диагноз – и, как правило, бесчувственная манера, в которой его преподносят, – все равно что удар в лицо. Вы уже волнуетесь оттого, что оказались в кабинете врача, и тут входит мужчина или женщина в белом халате и сообщает страшный диагноз – пожизненный приговор, которого не изменить и не избегнуть. Нас приучили к тому, что докторам лучше знать, а наши эмоции – это наши личные проблемы; и вот мы остаемся одни, напуганные и растерянные, переживая тяжелый удар, нанесенный нам этим диагнозом.

Для того чтобы справиться с болью, очень важно проработать этот травмирующий опыт и сбросить его груз. Вам могли поставить диагноз и после того, как у вас начались боли, но вполне вероятно, что он стал одним из важных факторов в ваших отношениях с организмом и болью, заметно влияя на вас. Освобождаясь от разных частей этого эпизода, вы сбрасываете стресс и эмоциональный груз, который, возможно, внес свой вклад в вашу хроническую боль и сказался на вашей жизни.

Как диагноз влияет на организм

Как только мы входим в смотровую, загадочные сосуды, в которых мы обитаем, – наши тела – в каком-то смысле становятся собственностью доктора. Ведь доктора такие умные! У них важные степени, для получения которых надо учиться годами, они знают столько сложных и запутанных вещей, которых нам никогда не понять. И у них есть доказательства – снимки и результаты анализов (для нас это китайская грамота), где значатся холодные, неопровержимые факты о том, что не так с телом, терзающим нас хронической болью.

Когда мы слышим: «Вы окажетесь в инвалидном кресле», «Вам придется научиться жить с болью» или «Будет только хуже, и мы ничего не можем поделать», большинство из нас замирает, потрясенные и разгневанные. В этой главе мы будем работать с этими и другими эмоциями, но сначала давайте взглянем, как диагноз, а также потрясение, гнев и другие наши эмоции влияют на организм.

Представьте себе Марту – вполне здоровую, активную женщину лет пятидесяти. Она пришла к очередному доктору – очень уважаемому специалисту, работающему в элитной частной клинике, – чтобы выяснить, почему у нее так сильно болят спина и шея. Марта сидит в смотровой: ей страшно, но в то же время она надеется, что с помощью этого доктора найдет решение и сможет вернуться к нормальной жизни. Доктор входит в комнату; он быстро и сухо здоровается с пациенткой.

– Я видел ваши снимки МРТ, – говорит он. – Ваш позвоночник деградирует. Скорее всего, вы окажетесь в инвалидном кресле. Мы ничем не можем вам помочь.

При этих словах доктора сердце Марты начинает колотиться, она покрывается потом и едва может дышать. Пульт сигнализации в ее мозгу, миндалевидное тело, переключается в режим повышенной готовности; звенит сигнал высшей степени опасности, активируя режим «бей или беги», – реакция организма на стресс, о которой мы уже говорили. И вот уже каждая клеточка ее тела утопает в гормонах, включая гормон стресса кортизол, адреналин и пр. Мозг Марты готовит ее тело к бегству от опасности, хотя она ничего не может поделать, чтобы отразить диагноз, который доктор только что сообщил ей безо всякого утешения или надежды.

Рациональный передний мозг Марты пытается убедить миндалевидное тело, что это не так, что ей нужно сохранять спокойствие и расспросить доктора, пока он еще не ушел. Но уже слишком поздно. Миндалевидное тело уже захватило контроль, и Марта не может запретить своему организму и мозгу и дальше насыщать клетки стрессовыми гормонами.

К несчастью, когда миндалевидное тело активизируется и запускается реакция на стресс, природные механизмы нашего тела, направленные на поддержание здоровья, облегчение боли, борьбу с инфекцией, замедление старения и т. д., отключаются. У Марты растет уровень физической боли. Взлетают отчаяние, тревога, страх и депрессия. Боль усугубляется, сон ухудшается, замедляется обмен веществ. Защитные механизмы тела по-прежнему отключены. Организм Марты теперь работает против нее, и травма, нанесенная диагнозом, остается с ней, повышая шансы на то, что прогноз доктора сбудется.

Это всего лишь моментальный снимок того, что происходит в вашем организме, когда вам ставят серьезный диагноз. Как видите, иногда диагноз сам по себе становится действующей разрушительной силой, усугубляя боль, которую вы испытываете, и не давая вам выздороветь. Как же нам разорвать этот порочный круг?

Освобождаемся от воспоминаний о диагнозе

Вики была одной из трех слушателей, вызвавшихся подняться на сцену, чтобы рассказать о том, как им ставили диагноз. Это было первое утро моего трехдневного семинара по избавлению от боли, поэтому почти все еще чувствовали сильную боль. Пока Вики слушала, как Томас, сидевший рядом с ней, рассказывал свою историю, по ее лицу бежали слезы. Когда пришел ее черед, я спросил, как она себя чувствует.

– Я переживаю из-за своего диагноза… боюсь его, боюсь за свое будущее, из-за того, что мне внушили люди в халатах, – ответила она, по-прежнему в слезах.

– Как сильно и где у вас болит? – спросил я.

– Около восьми, в пояснице слева.

– А как насчет эмоций?

– Полный раздрай.

Диагноз явно травмировал Вики, и с помощью слез ее организм пытался выплеснуть ту эмоцию и энергию, что скопились внутри нее с того дня. Чтобы помочь этому процессу, я попросил ее рассказать о том, как ей поставили диагноз, постукивая при этом по точкам.

– Я надеялась… что все не может быть так плохо, что есть какое-то волшебное средство, волшебная пилюля… а потом: нет, диагноз поставили слишком поздно, никаких волшебных пилюль, волшебных средств, никакого волшебника-доктора. Ты окажешься в инвалидном кресле, и, может быть, когда тебе будет семьдесят, через двадцать лет, тебе сделают операцию.

Я попросил ее нарисовать картину того дня, того, что происходило до, во время и после сообщения о диагнозе. Она сказала, что сидела в смотровой. Ей было страшно. Доктор вошел в комнату и с порога заявил: «Ваш позвоночник отклонился от оси на пятьдесят градусов. Он не выдерживает. Вы стали ниже почти на четыре сантиметра. Это будет прогрессировать. Операция не поможет. В вашем возрасте это опасно для жизни; вы не подходите. Подождите еще лет двадцать, когда вам, скорее всего, понадобится инвалидное кресло, и тогда посмотрим». Почти сразу же он вышел из комнаты, оставив Вики наедине с ее смятением.

– Что вы почувствовали, когда он сказал это? – спросил я.

– Потрясение, – ответила она. – Потрясение и внезапность диагноза ударили меня сильнее всего… эти жестокие слова… Он мог бы смягчить это, сделать все, что угодно, но не сообщать мне об этом так. Он не оставил мне никакой надежды.

Чтобы справиться с травмой тех первых минут, когда Вики услышала свой диагноз, я помог ей простучать потрясение и страх, которые она испытала в тот день, а также жестокость, которую проявил к ней доктор. Кроме того, мы простучали ее ощущение безнадежности, закончив словами: «Но, может быть, есть капелька надежды… это все, что мне нужно… чтобы расслабиться… и найти способ вылечиться». После нескольких раундов я спросил, как она себя чувствует.

– Я успокоилась и уже немного оптимистичнее смотрю в будущее, – ответила она.

– Но ведь доктор сказал, что надежды нет, – быстро возразил я, желая проверить ее новый настрой.

Она кивнула.

– Да, – спокойно сказала она, – но я сама могу увидеть надежду. И я знаю, что увижу. Если бы я поверила ему, я бы сюда не пришла.

Зал взорвался аплодисментами. Вики улыбнулась и решительно кивнула.

Спросите себя: что вы чувствуете, когда идете к врачу? Не за диагнозом – им мы займемся чуть позже; но были ли другие визиты к врачу, которые эмоционально травмировали или расстраивали вас? Если да, расскажите об этих визитах, постукивая по точкам.

К концу нашего сеанса боль в пояснице Вики упала с восьми до пяти из десяти. И, как мы уже видели, благодаря той капельке надежды, что она обрела на нашем сеансе, несколько недель спустя во время прямой линии «вопрос-ответ» ей удалось свести боль до нуля. Освободившись от травмы, нанесенной диагнозом, и простучав свой колоссальный стресс, Вики наконец отключила сигнал тревоги, запущенный миндалевидным телом, и боль прошла.

Я думаю, что важно отметить еще один положительный эффект успокоения миндалевидного тела: вы не только избавляетесь от боли – ваше сознание проясняется, растут творческие способности и шансы найти выход из ситуации. Вы когда-нибудь замечали, что блестящие идеи приходят к вам в душе, на прогулке или когда вы занимаетесь любимым делом, например, готовите или работаете в саду? Когда тело или мозг расслабляются – когда сигнал тревоги миндалевидного тела затихает, – вы чувствуете себя лучше эмоционально, обретаете надежду, как в случае с Вики. В это время ваши творческие способности растут, что повышает шанс найти более приемлемый выход из ситуации, и вы способны принимать лучшие решения. Чем больше времени вы проводите в расслабленном состоянии, тем сильнее развиваются ваши творческие способности, благодаря которым жизнь становится лучше.

Итак, наша цель – добиться эмоциональной свободы и расслабления. Для этого мы и обратимся к вашему диагнозу.

Для того чтобы понять, как воспоминания о диагнозе повлияли на вас и на ваш организм, сперва нужно записать эти воспоминания. Возьмите свой блокнот, а также ручку или карандаш, и снова обратитесь к тому дню. Если припомнить детали не получается, постучите по точкам, концентрируясь на том, что вы уже вспомнили.

• Какой это был день, месяц и время года?

• Как выглядел кабинет врача?

• Вы были в кабинете или в смотровой?

• Во что вы были одеты?

• Вы были одни или с кем-то?

• Долго ли вам пришлось ждать?

• Что сказал вам врач?

Прокрутите воспоминания о том дне в голове, будто смотрите фильм. Запишите все детали, какие сможете вспомнить: запахи, звуки, цвета.

А теперь начнем простукивать тот день. Оцените, насколько сильно воспоминание о нем действует на вас, по шкале от нуля до десяти. Отметьте также, насколько (по такой же шкале) сильна ваша боль, когда вы проигрываете это воспоминание в голове.

Затем расскажите историю своего диагноза – вслух, если есть возможность, – постукивая по точкам. Если врач сказал вам что-то, что до сих пор действует на вас, то, когда доберетесь до этого места в своем рассказе, несколько раз произнесите эти слова вслух, постукивая по точкам, пока они не перестанут на вас действовать.

Например:

Бровь: Меня попросили одеться и отвели в кабинет врача…

Внешний уголок глаза: Помню, как я сидел/-а там, осматривая его кабинет, разглядывая вещи на его столе, фотографии и картины на стене.

Под глазом: Помню, мне было холодно и казалось, будто я смотрю на это все откуда-то издалека…

Под носом: Он зашел в кабинет, сел и сказал: «У вас стеноз спинномозгового канала»…

Подбородок: Вот так просто.

Ключица: У вас стеноз спинномозгового канала.

Подмышка: Никак не предупредил, просто взял и заявил…

Макушка: Помню, как я сидел/-а там и думал/-а: «Этого не может быть…»

Заметьте: когда врач сказал: «У вас стеноз спинномозгового канала», произошел всплеск потрясения и гнева. Остановитесь и снова пройдите по точкам, повторяя его слова и проговаривая свои эмоции.

Бровь: У вас стеноз спинномозгового канала.

Внешний уголок глаза: У вас стеноз спинномозгового канала.

Под глазом: У меня внутри что-то оборвалось…

Под носом: Мне показалось, будто я смотрю на эту сцену откуда-то издалека.

Подбородок: Эти слова…

Ключица: У вас стеноз спинномозгового канала…

Подмышка: Поверить не могу, что он вот так взял и вывалил это на меня…

Макушка: Как будто это ничего не значит.


Бровь: У вас стеноз спинномозгового канала.

Внешний уголок глаза: Я так злюсь на него.

Под глазом: Он мог бы сказать это и помягче.

Под носом: Незачем было сообщать об этом так холодно.

Подбородок: Какого черта…

Ключица: Кто так делает…

Подмышка: Вот гад!

Макушка: Вот гад!

Продолжайте постукивать по точкам, проговаривая все эмоции, какие вызывает в вас воспоминание о дне, когда вам поставили диагноз. Не удивляйтесь, если начнут всплывать самые разные эмоции – например печаль. Это значит, что вы начали вскрывать слои.

Когда будете готовы, остановитесь и оцените по шкале от нуля до десяти, насколько сильно на вас действует воспоминание о том дне и/или слова врача, а также насколько сильна ваша боль. Продолжайте простукивать воспоминания и/или слова, пока они не ослабнут до трех баллов и меньше. Когда будете готовы, прислушайтесь к своей боли и запишите в блокнот, если что-то в ней изменилось, пока вы простукивали воспоминания о том, как вам ставили диагноз.

Эмоциональная травма, вызванная диагнозом

Когда мы исследуем эмоциональное воздействие, которое оказал на вас диагноз, то иногда обнаруживаем несколько слоев эмоций: например, злость на доктора может скрывать другие, еще более глубокие эмоции, которые нам также нужно проработать и выплеснуть, чтобы избавиться от боли.

Пока Сара рассказывала о том, как доктор схватил ее за ногу, резко повернул и заявил, что ей нужно заменить тазобедренный сустав, она говорила все быстрее и быстрее. Ее рассказ был целиком и полностью сосредоточен на событиях того дня, но манера речи и язык тела выдавали, что она находится во власти сильных эмоций.

– Остановитесь, пожалуйста, – попросил я. – Когда вы рассказываете об этом, что вы ощущаете?

– Гнев, – без колебаний ответила она.

Вы, наверное, уже не раз рассказывали историю о том, как вам ставили диагноз, но наша цель – не заставить вас повторить ее еще раз, как заученный урок, а помочь вам пересказать ее так, чтобы увидеть полную картину. Важно отметить не только то, что произошло, как к вам отнеслись и что было сказано и сделано, но и то, что вы чувствовали в тот момент и что чувствуете теперь, когда вспоминаете об этом. Простукивая историю о том, как вам ставили диагноз, старайтесь замечать, какие эмоции и энергия скрываются за воспоминаниями: мы уже видели, что они способны оставаться в теле и вносить свой вклад в хроническую боль.

– Расскажите о своем гневе, – попросил я Сару.

– Я была оскорблена. Я была взбешена. Он вел себя так высокомерно и затыкал мне рот всякий раз, как я о чем-то спрашивала. Он решил, что я буду еще консультироваться с другим специалистом, поэтому и не собирался со мной рассиживаться. Он провел со мной меньше десяти минут: ему просто не терпелось выскочить оттуда. Мне хотелось его придушить.

В течение нескольких раундов мы простучали тот день, сконцентрировавшись на ее гневе и ярости по отношению к доктору и желанию его придушить. Когда мы закончили, я спросил Сару, как она себя чувствует.

– Теперь я злюсь не на доктора, – ответила она, – а на свое бедро и на свой организм за то, что он не может его вылечить. Мне кажется, что мое тело предало меня. Я всегда считала, что организм может восстанавливаться самостоятельно, что он на многое способен. Моему бедру стало намного лучше, но я все равно не могу заниматься тем, что по-настоящему люблю – ездить верхом; остается только замена тазобедренного сустава, и мне кажется, что я что-то делаю не так… Мое дурацкое бедро, я так на него зла.

Я спросил, где она ощущает этот гнев на свое бедро и свой организм.

– В шее. У меня челюсти сжимаются.

Тогда мы простучали гнев Сары на ее бедро и организм. После нескольких раундов я спросил ее, что она теперь думает о своем бедре.

– Я больше не злюсь на него, – ответила она.

– Все равно оно дурацкое, – сказал я.

– Все равно оно дурацкое, – согласилась она, – и я все равно ему не доверяю, но уже не злюсь на него.


Живи без боли

Важно отметить не только то, что произошло, как к вам отнеслись и что было сказано и сделано, но и то, что вы чувствовали в тот момент и что чувствуете теперь, когда вспоминаете об этом.

Живи без боли

Освободившись от гнева на свое бедро, Сара смогла перейти к следующему слою своих переживаний – недоверию.

Исследуем эмоции, связанные с диагнозом

Возьмите свой блокнот, а также ручку или карандаш. Когда будете готовы, спросите себя: «Что я ощущал/-а до похода к врачу? Пока врач говорил? А потом? Что я ощущаю теперь, когда вспоминаю об этом?» Запишите все эмоции, какие вы испытывали в разные моменты того дня – надежду, страх, потрясение, неверие, гнев, одиночество, безнадежность и т. п.

Потом перечитайте список и выберите эмоцию, которая кажется вам сейчас самой сильной. Оцените ее по шкале от нуля до десяти и дайте такую же оценку своей боли. А теперь начинаем постукивать! В качестве примера мы берем гнев, но его свободно можно заменить актуальной для вас эмоцией.

Точка карате: Несмотря на то что я так сильно злюсь на свой диагноз, я искренне и всецело принимаю и люблю себя.

Точка карате: Несмотря на то что я сильно злюсь на врача и на то, как он отнесся ко мне, сейчас я выбираю принять себя.

Точка карате: Несмотря на то что я злюсь на свой диагноз и на то, что из-за него я чувствую себя таким/-ой беспомощным/-ой, я все равно принимаю себя.

Бровь: Я так зол/зла…

Внешний уголок глаза: Я злюсь из-за того, что это случилось со мной.

Под глазом: Я злюсь на него за то, как он отнесся ко мне…

Под носом: Я ненавижу этот диагноз.

Подбородок: Я ненавижу этого врача.

Ключица: Он забрал у меня надежду.

Подмышка: Он забрал у меня будущее.

Макушка: Сейчас я так зол/зла…


Бровь: Весь этот гнев в моем теле…

Внешний уголок глаза: Весь этот гнев на мой организм…

Под глазом: Я злюсь и не знаю, что мне делать.

Под носом: Я в бешенстве оттого, что это происходит!

Подбородок: Я зол/зла и чувствую себя беспомощным/-ой.

Ключица: Как они могли так отнестись ко мне…

Подмышка: Как они могли забрать у меня надежду…

Макушка: Я им не позволю!

Прислушайтесь к себе. Как вы чувствуете себя в эмоциональном плане? Изменилась ли как-то ваша физическая боль? Продолжайте простукивать «негатив», пока эмоция не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Я выбираю вернуть себе свою силу.

Внешний уголок глаза: Я выбираю надежду.

Под глазом: Я выбираю уверенность.

Под носом: Я выбираю отпустить часть этого гнева…

Подбородок: Моему телу этот гнев не нужен.

Ключица: Я выбираю помочь своему телу стать сильным.

Подмышка: Чем больше я помогаю своему телу успокоиться…

Макушка: Тем больше я возвращаю себе свою силу.

Когда будете готовы, перестаньте постукивать и прислушайтесь к себе. Оцените силу своих эмоций и отдельно – своей боли по шкале от нуля до десяти. Продолжайте простукивать эмоции, связанные с вашим диагнозом, пока они не ослабнут до трех и меньше. После этого дайте отдельную оценку своей боли и, если в ней что-то изменилось, пока вы простукивали свои эмоции, запишите это.

Выявляем убеждения о том, на что мы способны

Теперь, когда вы простучали эмоции, связанные с вашим диагнозом и болью, нужно углубиться еще на один уровень: посмотреть, какие убеждения сформировались под влиянием тех переживаний. Такие убеждения, как «Я никогда не вылечусь», «Теперь придется нелегко» или «Мне не хватит сил, чтобы пройти через это», могут привести к невозможности вылечиться.

– Это все равно что сходиться вновь после тяжелого расставания, да? – пошутил я, пока мы с Сарой обсуждали ее недоверие к ее бедру. – Ты как будто говоришь своему бедру: «Пока я тебе еще не доверяю, но уже не так на тебя злюсь».

Она рассмеялась и кивнула. Я спросил ее, откуда, как ей кажется, взялось это недоверие.

– Всякий раз, как я напрягаю мышцы бедра, – пояснила она, – особенно когда еду верхом, оно сразу же или почти сразу начинает болеть. А если моя лошадь останавливается, чтобы поглядеть на что-то, или спотыкается и встряхивает меня, мне кажется, что я сейчас сложусь пополам от боли.

Услышав это, я понял, что Сара очень долго об этом думала. Из-за своего «дурацкого бедра» она пришла к убеждению, что езда верхом – или любое напряжение мышц бедра – означает боль. Это убеждение сформировалось после того, как она упала с лошади, и окончательно укоренилось, когда у нее нашли серьезный артрит и сказали, что ей придется заменить тазобедренный сустав. Когда она услышала это, то поняла, что от ее «дурацкого бедра» никакого толку – а значит, о езде верхом не может быть и речи.

Когда мы говорим об убеждениях, важно помнить, что ваш организм, и в том числе ваше миндалевидное тело, прежде всего заботится о вашей безопасности. Если вы убеждены, что из-за болезни определенные действия будут причинять вам боль, ваш организм может попытаться защитить вас, провоцируя боль при совершении этих действий. Вам кажется, что организм предает вас, заставляя вас испытывать боль, а он всего лишь пытается уберечь вас от опасности.

Когда мы начали простукивать недоверие Сары к ее бедру, то не смогли удержаться от смеха: то, что мы говорили, так напоминало семейную ссору!

– Делай то, что я тебе говорю, – начала она.

– Хорошее начало отношений, – пошутил я. Сквозь смех она продолжала:

– Я тут главная. Я говорю тебе, что делать, и ты делаешь это с радостью, без всяких жалоб… Ну, это уже диктатура какая-то.

Теперь аудитория смеялась вместе с нами.

– Я хочу делать то, что мне хочется, и не испытывать никакой боли до, во время или после этого, – сказала Сара.

– Ладно, – сказал я, – твою позицию мы поняли. Теперь дадим шанс высказаться твоему бедру.

Если вы решили, что я совсем спятил, попросив ее бедро «высказаться», то отмечу, что такие упражнения бывают очень полезны. Нас учат разделять себя и свой организм, говорят, что незнакомый врач лучше понимает, что происходит в нашем организме, чем мы сами. Временами это может быть правдой, но не всегда. Поскольку западная культура смотрит на человеческий организм как на чисто физическую конструкцию из клеток, нервов, мышц и костей, никак не связанную с мыслями и эмоциями, мы оказываемся подсознательно запрограммированы на то, чтобы игнорировать сигналы нашего организма или не доверять им. Из-за этого мы подсознательно подавляем его нужды и желания, чтобы соответствовать культурным нормам и ожиданиям. Но когда во время таппинга мы прислушиваемся к больной части нашего тела, у нас появляется возможность переломить эту культурную запрограммированность и услышать то, что организм пытается нам сказать.

– Так что хочет сказать твое бедро? – спросил я Сару.

– Оно хочет сказать: «Да, мэм», – ответила она, и аудитория снова взорвалась смехом.

– Я знаю, что ты хочешь, чтобы оно так сказало, но давай дадим ему шанс сказать то, что оно хочет, – предложил я.

Она засмеялась, сделала глубокий вдох и вновь принялась постукивать.

– Я делаю все, что могу… иногда мне просто нужна передышка… нам многое пришлось пережить за эти годы… пришлось кое-что изменить… это привело к хорошим результатам… мы выросли… мы поняли… что ничего невозможного нет.

Мы продолжали постукивать, и я спросил ее, что она чувствует теперь.

– Я примирилась со своим бедром; оно мне не враг. Я не могу приказать ему вылечиться. Мы должны сделать это вместе.

Я посмотрел в зал.

– Эти отношения лучше, чем те, с которых она начинала?

Все засмеялись.

Мне не терпелось проверить, чего мы добились, и я спросил Сару, что изменилось в ее боли. В процессе таппинга очень важно постоянно следить за изменениями в себе, проверять, чувствуете ли вы по-прежнему тот гнев, печаль, безнадежность или любую другую эмоцию, что была у вас до начала таппинга, и проверять, сказалось ли это как-то на вашей боли.

– Мне лучше, – сказала Сара. – Двигать бедром все еще больно, но уже не так сильно, и теперь там нет никакого спускового крючка. Нет никакой истории за этой болью. Раньше, когда я о ней думала, там была история, из-за которой я сразу заводилась. Теперь это просто боль.

К концу нашего с Сарой сеанса история о том, как ей ставили диагноз, потеряла над ней свою власть. Она смогла думать о своем враче, о своем бедре и организме, не терзаясь гневом, недоверием или другими негативными эмоциями – значительный прогресс! Теперь, избавившись от всех этих негативных эмоций, она может продолжать простукивать убеждение, что езда верхом причиняет ей боль. Обнаружит ли она при этом другие убеждения, которые также надо будет простучать, или избавится от боли, освободившись от этого единственного убеждения – в любом случае, выплеснув всю накопившуюся энергию на нашем сеансе, она поддержала свой организм на пути к восстановлению и избавлению от боли.

Спросите себя: кажется ли вам, что боль никогда не уйдет из-за вашего диагноза? Простучите этот вопрос как следует: такие убеждения крепко укореняются, и порой, чтобы освободиться от них, требуется время.

Итак, мы видели, как эмоции и убеждения, связанные с диагнозом, могут вносить свой вклад в хроническую боль и как мы можем освободиться от них. Однако мы еще не видели, как освобождение от ограничивающих убеждений открывает новые возможности в жизни.

Новые убеждения, новые возможности

Патриция пришла в себя в отделении экстренной помощи, понятия не имея, как она туда попала. Врачи, окружавшие ее, немедленно сообщили ей, что она сломала спину и не может ходить. Ей нужна была срочная операция, чтобы спасти кишечник, ноги и мочевой пузырь. Она вспоминала: «От боли я не могла дышать».

Патриция серьезно пострадала в лодочной катастрофе на первом свидании: ее молодой человек вел лодку слишком быстро, и Патриция, упав под неудачным углом, разбила себе позвонок L1, один из пяти больших поясничных позвонков. Через несколько часов хирурги собрали ее поясницу: теперь в ней было четыре титановых стержня и восемь комплектов винтов и болтов, которые должны были защитить позвоночник от возможных повреждений в будущем. Хотя операция прошла успешно, Патриция была опустошена, когда врачи сказали ей, что боль, скорее всего, никогда не пройдет и она не сможет вернуться к физически активной жизни, которую так любила.

Мрачный прогноз уничтожил надежды Патриции на будущее и ее восприятие себя как независимой, активной и веселой личности. В продолжение нескольких месяцев после операции она постоянно чувствовала мертвый груз в своей пояснице, как будто к ней был привешен кирпич. Ее терзала жуткая боль, и целыми днями она думала только о том, что может и чего не может сделать из-за своей травмы. Днем она пила обезболивающее, а почти каждую ночь – снотворное.

Пытаясь принять эту новую реальность, Патриция записалась на четырехдневный семинар, который я проводил в 2007 году и который позднее превратился в фильм «Таппинг – средство от боли». На этом семинаре она как в группе, так и индивидуально работала с тренерами по таппингу – например, с моим другом Риком Уилксом – над различными слоями своей боли, в том числе приучала свой мозг к тому, чтобы воспринимать стержни, винты и болты в пояснице как «новую норму». Мозг очень хорошо умеет отторгать объекты в теле, которые не признает, поэтому важно было сформировать новое убеждение в том, что хирургически восстановленная поясница Патриции – это здоровая часть ее тела, а не постоянное напоминание о травме и боли.

К концу семинара боль у Патриции заметно ослабла, а вскоре прошла совершенно. Что еще важнее – Патриция перестала постоянно думать о своей пояснице и уже не чувствовала той тяжести, что сопровождала ее последние месяцы. С помощью таппинга она сформировала новые убеждения о себе, своей спине и своей травме и перестала воспринимать себя как травмированного человека. Для нее открылись совершенно новые возможности.

Через шесть месяцев после семинара Патриция по-прежнему регулярно занималась таппингом, чтобы прорабатывать эмоции и изменять другие убеждения. Кроме того, она ходила в походы, занималась йогой, путешествовала и т. д. Спина у нее больше не болела, и ей уже не нужны были болеутоляющие и снотворные. Она сказала, что теперь почти не думает ни о своей спине, ни о травме. В одном из путешествий друг Патриции несколько раз предлагал понести ее вещи: она никак не могла понять почему, пока наконец не сообразила, что это из-за травмы. «Я практически не вспоминаю о моей пояснице, – сказала она. – Как будто ничего и не было».

Со стержнями, винтами и болтами в спине, при том, что доктора не надеялись, что она вернется к активной жизни, Патриция сумела с помощью таппинга создать совершенно новый набор убеждений и обратить эти позитивные убеждения в новые жизненные возможности. Она постоянно занималась таппингом даже после того, как боль и дискомфорт прошли, и ее жизнь значительно изменилась: по ее словам, она стала более доброжелательной и спокойной. К тому же, помогая своему телу расслабляться, она постоянно поддерживает его восстановительные способности и не дает дискомфорту и боли вернуться. Недавно я связался с Патрицией, чтобы узнать, как она себя чувствует: семь лет спустя после семинара она не испытывает никакой боли. Поразительная перемена!

История Патриции – это прекрасный пример того, как таппинг способен изменить жизнь изнутри и снаружи, вне зависимости от того, насколько серьезен диагноз.

Теперь, когда мы увидели, что может дать простукивание ограничивающих убеждений, связанных с диагнозом, давайте посмотрим, какие ограничивающие убеждения принес вам ваш диагноз.

Ограничивающие убеждения, связанные с диагнозом

Как мы видели в случае с Патрицией, диагноз нередко становится неотъемлемой частью нашей личности и наших способностей. В таком состоянии легко формируются мешающие убеждения, которые не дают вам двигаться дальше. Для начала давайте посмотрим на ограничивающие убеждения, связанные с диагнозом, которые часто встречаются у моих клиентов:

• Мое заболевание очень серьезно. Вряд ли таппинг тут поможет.

• Доктор сказал мне, что, возможно, боль никогда не пройдет.

• Каждый раз, как я делаю физические упражнения или совершаю такое-то и такое-то движение, мне больно. Доктор сказал не делать ничего, что причиняет боль.

• Мой доктор сказал, что я не могу <вставьте нужное действие/занятие> из-за моего заболевания. Тут уж ничего не поделаешь.

• Доктор сказал, что со временем будет только хуже.

• Я видел/-а рентгеновские/МРТ-снимки. В общем, у меня беда с <коленом/спиной/бедром и т. п.>

• Это физическое заболевание, мои эмоции тут ни при чем!

• У меня дегенеративное заболевание, поэтому мне остается только справляться с болью и дискомфортом по мере того, как мое тело медленно деградирует.

• У меня нет выбора: доктор сказал, что это не лечится.

Список можно продолжать еще долго, но суть вы поняли.

Когда мы говорим об убеждениях, связанных с диагнозом, нужно рассмотреть и другую сторону: что вы сами думаете о том, чтобы вылечиться и избавиться от боли. Например, человек, который полагает, что при его заболевании таппинг не поможет, скорее всего, в глубине души уверен, что его хроническая боль никогда не пройдет. Точно так же человек, считающий, что его состояние ухудшается с каждым днем, вероятно, думает, что исцеление и полное избавление от боли – цели недостижимые.

Чтобы лучше понять, что представляют собой ограничивающие убеждения насчет исцеления и избавления от боли, вот несколько таких убеждений, часто встречающихся у моих клиентов:

• Вряд ли я когда-нибудь избавлюсь от боли: так сказал доктор.

• Иногда боль отступает на пару часов, но потом всегда возвращается. У меня дегенеративное заболевание, так что тут ничего не поделаешь.

• Я должен стать идеальным, чтобы избавиться от боли и вылечиться.

• Я должен полностью освободиться от стресса, чтобы избавиться от боли и вылечиться.

Такие убеждения обычно залегают глубоко в нашем мозгу – это неосознанные мысли или вещи, которые можно сказать вслух. Мы уже видели, что эти убеждения часто кажутся нам правдой, основополагающими допущениями: они определяют, как мы думаем, что представляется нам разумным, а что – возможным и невозможным.

Чтобы выявить ограничивающие убеждения, связанные с диагнозом, нам понадобится блокнот и несколько раундов таппинга. Позже мы подробнее займемся другими убеждениями, которые могут быть у вас насчет вашей боли или вашего организма, а пока сконцентрируемся только на тех, что имеют отношение к вашему диагнозу.

Исследуем убеждения, связанные с диагнозом

Для начала возьмите свой блокнот, а также карандаш или ручку. Когда будете готовы, сделайте глубокий вдох и начинайте постукивать по точкам, спрашивая себя: «Что насчет моей боли и моего организма кажется мне правдой из-за моего диагноза? Что я могу, а чего не могу из-за моего диагноза?»

Задайте себе эти вопросы несколько раз в процессе таппинга и запишите все ответы в блокнот. Когда закончите, перечитайте получившийся список. Теперь начнем простукивать эти убеждения – сначала все вместе:

Точка карате: Несмотря на то что у меня есть все эти убеждения насчет моего диагноза, я искренне и всецело принимаю себя и открыт/-а для нового взгляда на ситуацию.

Точка карате: Несмотря на то что все знают, что означает эта боль и это заболевание – почему у меня что-то должно быть по-другому? – сейчас я все равно принимаю себя и открыт/-а для нового взгляда на ситуацию.

Точка карате: Несмотря на то что вылечить мою боль/мое заболевание способно только чудо, а я знаю, что чудес не бывает, я выбираю принятие себя и открыт/-а для нового взгляда на ситуацию.

Бровь: Я не верю, что избавлюсь от боли.

Внешний уголок глаза: Они не думают, что это возможно.

Под глазом: Может, мне и станет немного легче…

Под носом: Но я знаю, что боль вернется.

Подбородок: Вот мое убеждение…

Ключица: Я не смогу избавиться от боли.

Подмышка: Мне пришлось бы многое изменить в своей жизни…

Макушка: Но вряд ли бы это имело значение.


Бровь: Вряд ли я стану этим заниматься.

Внешний уголок глаза: Ведь избавиться от боли невозможно.

Под глазом: Я хочу верить, что это возможно…

Под носом: Хотя я этого еще не достиг/-ла.

Подбородок: Я хочу верить, что это реально…

Ключица: Но не хочу разочаровываться.

Подмышка: Я не хочу подводить других.

Макушка: Быть скептиком безопаснее.

Прислушайтесь к себе. Как вы чувствуете себя в эмоциональном плане? Изменилась ли как-то ваша физическая боль? Продолжайте простукивать «негатив», пока сила эмоций не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Как обычно, говорите то, что кажется правильным вам самим.

«Позитивный» раунд

Бровь: Что, если избавиться от боли возможно…

Внешний уголок глаза: Что, если я могу изменить это убеждение…

Под глазом: Я бы рад/-а поверить, что это возможно…

Под носом: А если это возможно…

Подбородок: Я хочу стать открытым/-ой для того, что это возможно.

Ключица: Я готов/-а к новым возможностям.

Подмышка: Я выбираю принятие того, что новые возможности существуют.

Макушка: Я открыт/-а для новых возможностей насчет моей боли.

Теперь выберите одно убеждение, которое кажется вам особенно правдивым. Убеждения могут очень глубоко укореняться в нашем образе мыслей, поэтому лучше сосредоточиваться на одном за раз. Выбрав убеждение, которое собираетесь простукивать, спросите себя, насколько правдивым оно вам кажется по шкале от нуля до десяти, и отметьте, насколько сильна ваша боль, когда вы о нем думаете. Потом приступайте к таппингу со следующей установкой: «Несмотря на то что я убежден/-а, что <ваше убеждение>, я искренне и всецело принимаю и люблю себя».

Продолжайте постукивать по точкам, пока не почувствуете перемену или не обнаружите новый слой. Когда закончите, не забудьте проверить, насколько правдивым теперь кажется убеждение, с которого вы начинали, и изменилось ли что-то в вашей боли. Любые перемены записывайте в блокнот.

Изменять убеждения тяжелее всего, потому что они – основа эмоций, которые мы испытываем, и нашего образа мыслей, поэтому не огорчайтесь, если позднее обнаружите, что какое-то убеждение все еще с вами. Освобождение от ограничивающих убеждений требует времени, и вполне возможно, что вам не нужно освобождаться от них от всех, чтобы добиться желанного избавления от боли. Кроме того, не забывайте останавливаться и отмечать любую перемену в вашей боли, эмоциях или убеждениях, а также в настроении и общем самочувствии.

Итак, мы исследовали два конкретных события вашей истории – что происходило в вашей жизни, когда у вас начались боли, и как вам ставили диагноз. Далее мы займемся более общей картиной: посмотрим, какой вклад эмоции, которые вы испытываете, могли внести в вашу боль и как их можно выплеснуть безвредно и надолго.

«Будущий я»

Постукивая по точкам, воображайте себе, визуализируйте и ощущайте эти аспекты вашего «будущего я»:

• Что вы думаете о возможностях?

• Что такое надежда?

• Что такое решимость?

Глава 6

Выражаем эмоции и освобождаемся от них

Живи без боли

Аня села за компьютер, надеясь поработать, несмотря на боль в пояснице. Проверяя почту, она увидела письмо от меня, открыла его и щелкнула по ссылке в нем, чтобы посмотреть видеозапись моего интервью с Уэйном Дайером[4]. В этом интервью мы с Уэйном говорили о том, как важно выплеснуть гнев, чтобы научиться прощать. Пока Аня смотрела видео, ее захлестнул гнев на мужа из-за развода. Она тут же принялась постукивать, следуя указаниям в видео, позволяя себе прочувствовать всю силу своего гнева. К концу записи Аня почувствовала себя спокойнее – и, к ее удивлению, боль в пояснице прошла!

В восторге от результата она написала мне письмо, в котором благодарила за то, что я поделился с ней ссылкой. Она писала, что не удивлена тем, что боль в пояснице имела отношение к ее гневу по поводу развода. Однако до этого импровизированного сеанса таппинга она думала, что боль связана с травмой, а не с эмоциями.

Я нередко слышу такие слова. В какой-то степени мы понимаем, как сильны наши эмоции и как тесно они связаны с состоянием нашего физического тела. Именно это мы подразумеваем, когда говорим: «Мне больно это слышать», «Меня от тебя тошнит» или «У меня сердце болит». Но когда мы страдаем от неослабной боли, мы не останавливаемся и не спрашиваем себя: может быть, всему виной наши эмоции? Вместо этого мы переносим все внимание на анатомическое устройство нашего тела как первопричину боли.

Большинство людей осознает, что эмоции, связанные с болью, способны продлевать ее, но куда сложнее признать власть эмоций, которые не имеют прямого отношения к боли, травме или диагнозу. Но, как вы уже, наверное, поняли, наши эмоции и наше анатомическое устройство – это неразделимые части одной и той же хитрой системы. Не проработав и не выплеснув эмоции, засевшие глубоко в организме, мы не сможем вылечить хроническую боль.

Чтобы понять, почему это так, давайте отойдем на шаг назад и посмотрим, как примитивные части нашего мозга обрабатывают различные эмоции, в чем мы убеждены насчет эмоций и как эти убеждения могут сказаться на нашем организме.


Живи без боли

Наши эмоции и наше анатомическое устройство – это неразделимые части одной и той же хитрой системы. Не проработав и не выплеснув эмоции, засевшие глубоко в организме, мы не сможем вылечить хроническую боль.

Живи без боли

Выявляем глубоко залегающие эмоции

Когда в самом начале я спрашиваю клиентов, какие эмоции они испытывают, они часто отвечают, что «отчаялись», «напряжены» или «перегружены». По мере того, как мы углубляемся в их истории, многие удивляются, когда обнаруживают подавленные эмоции, которые они неосознанно заталкивали подальше: ярость, гнев, страх, печаль. Прочувствовав и выплеснув эти глубоко залегающие эмоции с помощью таппинга, они нередко обретали желанное избавление от боли.

Почему же нам так сложно наладить контакт с глубоко залегающими эмоциями, которые усугубляют хроническую боль?

Мы уже знаем, что наш мозг склонен к негативу и запрограммирован так, чтобы охотнее ощущать страх. Это желание бессознательного защитить нас и мешает нам пробиться к глубоко залегающим эмоциям.

Например, примитивная, бессознательная часть нашего мозга, куда входит и миндалевидное тело, реагирует на такую эмоцию, как одиночество, точно так же, как вы сознательно отреагировали бы на звук шагов в темном переулке. Она видит одиночество не как эмоцию, которую способна обработать и выплеснуть без всякого вреда для себя, а как непосредственную угрозу, внушающую страх. В результате она пытается защитить вас от одиночества, не давая вашему рассудку вступить с ним в контакт, точно так же, как вы убежали бы из темного переулка при звуке шагов, спасаясь от неизвестного преследователя.

Кроме того, мне кажется, что с точки зрения культуры мы получаем столько противоречивых данных об эмоциях, что не можем научиться с ними справляться. В детстве нам говорят, что злиться нехорошо; нас наказывают, если мы устраиваем сцены или выражаем разочарование, поэтому мы учимся проглатывать эти эмоции. Вместо того чтобы выражать гнев нормальным, здоровым образом, защищая свою позицию и проговаривая, что мы чувствуем, мы либо подавляем его, либо взрываемся. Оба этих пути часто ведут к негативным последствиям – эмоциональным страданиям и ненужным разладам в жизни и отношениях. С малых лет слишком сильные переживания начинают казаться нам «опасными», а такие эмоции, как гнев, печаль, чувство вины и стыд – «плохими».

Путаница продолжается, даже когда мы вырастаем. Мы узнаем о законе притяжения, о позитивном мышлении – это важные вещи, но мы толкуем их неправильно: нам кажется, что мы тогда вообще не должны испытывать негативных эмоций – и мы заталкиваем их еще глубже! Стало быть, вопрос вот в чем: если мы не можем не испытывать негативных эмоций, что нам с ними делать?

Выражаем «плохие» эмоции

Наука доказала, что для организма «плохих» эмоций не бывает: единственные эмоции, которые способны нанести вред нашему организму – это те, которые мы подавляем. Я повторю это еще раз, поскольку это очень важно: все эмоции, которые мы испытываем, совершенно здоровы и нормальны, включая гнев, печаль, ярость, страх и т. п., если мы даем себе их прочувствовать, а затем отпускаем. Единственные эмоции, которые наш организм воспринимает как угрозу – это те, что остаются невыраженными.

Когда мы стараемся избавиться от хронической боли, одна из самых важных перемен, какие мы можем осуществить, – это позволить себе чувствовать и выражать больше эмоций в процессе таппинга. Для этого нам сперва нужно переучить мозг, чтобы он понял: выражать эмоции, особенно негативные, не страшно. С помощью таппинга мы можем объяснить бессознательной части мозга, что, если мы «дадим себе волю», это не причинит нам никакого вреда.

Не боимся выражать эмоции

Шла первая сессия первого дня моего семинара по избавлению от боли, и на сцену из зала поднялись трое добровольцев. Когда они уселись, я попросил их поделиться своими историями. Первым заговорил Томас.

– В 2003 году мне поставили диагноз «ревматоидный артрит». От него можно стать инвалидом, и мне назначили лекарства, чтобы уменьшить повреждения суставов, но это… бесполезно. Мне назначили несколько лекарств, мне продолжают их выписывать, но они не очень-то помогают от боли, – он поморщился. – Этими таблетками можно наесться, – добавил он и улыбнулся.

У Томаса болели грудь, плечи, бедра, колени, запястья и ступни, но сильнее всего – запястья: он оценил их в восемь баллов из десяти.


Живи без боли

Когда мы стараемся избавиться от хронической боли, одна из самых важных перемен, какие мы можем осуществить, – это позволить себе чувствовать и выражать больше эмоций в процессе таппинга.

Живи без боли

Когда я спросил его, какие мысли и эмоции поднимаются в нем, когда он думает о своем диагнозе, он снова уставился в пол. Его лицо потемнело, он сглотнул несколько раз.

– Я хочу притупить их, – через несколько секунд произнес он. – Я все время стараюсь отстраниться от эмоций, – прибавил он после новой паузы. – В том году, когда мне поставили диагноз, какие-то белые расисты похитили меня и пытали.

Он умолк, кивнул и поглядел на меня в первый раз с того времени, как начал рассказывать свою историю. Его лицо было напряжено. Я посмотрел ему в глаза и понял, что его силы на исходе и больше он ничего не может сказать.

Как и большинство перенесших травму, Томас пережил само событие, но был лишен возможности проработать те эмоции, которые оно принесло. Каждый раз, как он вспоминал об этом, я видел, как он боролся с рыданиями и постоянно сглатывал, отчаянно пытаясь затолкать обратно приливные волны эмоций, погребенных в его душе. Он не мог позволить себе вернуться туда. Это было слишком тяжело.

Я провел с ним несколько раундов таппинга, начинающихся с установки: «Несмотря на то что я хочу притупить эту эмоцию… мне страшно ее почувствовать… я искренне и всецело принимаю и люблю себя». Следуя за мной, Томас умолкал и переставал постукивать, когда я произносил: «Я искренне и всецело принимаю и люблю себя». Я заметил это и начал очередной раунд с другой фразы: «Несмотря на то что я не могу почувствовать это… слишком страшно… слишком опасно… я не хочу возвращаться туда, я искренне и всецело принимаю и люблю себя». Когда мы дошли до слов «Я искренне и всецело принимаю и люблю себя», Томас покачал головой и сказал:

– Не могу.

Я кивнул и начал заново: «Несмотря на то что я не могу вернуться туда, не могу полюбить себя, не могу даже произнести это, сейчас я выбираю расслабиться». Томас повторил установку за мной, и мы продолжили простукивать его нежелание чувствовать собственные эмоции, потому что это пугало его и казалось небезопасным. В конце мы в течение нескольких раундов простучали: «Я не могу принять себя таким… я не хочу туда возвращаться… и я принимаю себя… даже если не хочу туда возвращаться».

Вот примерный список аффирмаций, которые могут пригодиться, если вы не можете принять себя:

• Я готов/-а принять новую точку зрения.

• Я хочу принять себя.

• Однажды я намерен/-а принять себя.

• Сейчас я выбираю спокойствие.

• Я выбираю изменить свое мнение о себе.

• Я выбираю спокойствие и уверенность.

• Сейчас я позволяю себе успокоиться.

• Я выбираю знание, что высшая сила любит меня.

В нашей культуре, нацеленной на позитивное мышление, кажется, что можно и заставить себя произнести: «Я искренне и всецело принимаю и люблю себя», но в процессе таппинга очень важно понимать и уважать свои истинные чувства. Старайтесь не пренебрегать своими эмоциями, какими бы они ни были, какими бы мрачными и негативными они вам ни казались. Чем свободнее вы позволяете себе чувствовать то, что чувствуете, в процессе таппинга, тем быстрее вы сможете выплеснуть эти негативные эмоции и избавиться от боли.

Когда мы закончили, я спросил Томаса, как он себя чувствует.

– Чуть ослабло напряжение в затылке… и дышать стало легче… Я никогда не позволял себе испытывать чувства. В нашем племени, если ты вождь, то не должен показывать свои чувства… и я ни разу не мог сказать, что чувствую на самом деле. Иногда я злился из-за этого, потому что должен же человек хоть что-то чувствовать?

Я попросил его повторить фразу «Чувства небезопасны» и спросил, насколько правдивой она ему кажется.

– На восемь из десяти, – ответил он.

Тогда я спросил, кто научил его этому.

– Мой отец. Нам не разрешалось плакать или выражать наши настоящие эмоции, и каждый раз, как мы это делали, он говорил: «Я вам дам повод для слез».

Я попросил его представить у себя в сердце шкалу чувства, где десятка означала бы, что он полностью открыт и переживает все свои эмоции, а ноль – что он вообще не переживает никаких эмоций.

– Где ты на этой шкале в повседневной жизни? – спросил я.

– Где-то на шести, – ответил он, – но если речь о том событии, тогда ноль. – Под «тем событием» он имел в виду свою травму.

Мы простучали небезопасность чувств, то, чему Томаса научил его отец, и то, как обязанности вождя лишили его возможности чувствовать что-либо. Мы закончили на «Чувства небезопасны… ничего не чувствовать – это часть моей личности… но, может быть, я могу что-то почувствовать… нет, не могу… иногда я могу что-нибудь чувствовать… но не в таких опасных вещах… их слишком опасно чувствовать… их слишком больно чувствовать… слишком больно принять себя… со всеми этими чувствами».

Когда мы добираемся до эмоций, которые бессознательная часть нашего мозга пыталась утаить от нас, неуверенность в том, что вы хотите идти дальше, вполне объяснима. Опять-таки, в процессе таппинга очень важно признавать подобные чувства, потому что нельзя от них освободиться, не пережив их.

Спросите себя: есть ли такие эмоции, которые вы не позволяете себе испытывать, эмоции, которые кажутся слишком опасными, неодолимыми? Позвольте себе почувствовать их в процессе таппинга.

Когда мы закончили, я спросил Томаса, как теперь ощущается его боль. Он посмотрел на свои руки и принялся сжимать и разжимать кулаки, шевелить пальцами и крутить запястьями.

– У меня в запястье, там, где болело сильнее всего, вроде как что-то хрустнуло. Теперь я могу им пошевелить. Боль сейчас всего около двух.

– Как ты думаешь, чувства как-то связаны с твоей болью? – спросил я.

– Да, – сказал он. Потом посмотрел на меня и со смехом добавил: – Еще как!

После такого короткого сеанса таппинга боль Томаса заметно уменьшилась. Что гораздо важнее, из эмоционально зажатого и недоступного человека он превратился во вполне себе открытого, дружелюбного парня. Он даже смог посмеяться над собой и искренне насладиться моментом. Значительная перемена!

Мы снова увиделись с Томасом только на следующий день, второй день семинара, в обеденный перерыв. Когда я услышал о его результатах, я спросил, не против ли он поделиться ими с остальными. В начале послеобеденной сессии того дня я дал ему микрофон.

– Второй день, никакой боли, – сообщил он, и зал наполнился аплодисментами и восторженными восклицаниями. – Я свободно могу двигаться. – Он дотронулся до кончиков пальцев ног, описал руками несколько широких кругов и нагнулся, размахивая ногами влево-вправо. Затем широко улыбнулся: – Это так здорово! Вчера я ходил по вестибюлю, наслаждаясь тем, что могу двигаться и ничего у меня не болит, и меня спрашивали: может быть, мне что-то нужно? Может быть, я кого-то ищу? Нет, отвечал я – я просто нарезаю круги.

У него был такой счастливый и спокойный вид, какого я у него еще не замечал. В зале зааплодировали и засмеялись.

Случалось ли нам переносить травму или нет, все мы знаем, что такое наказание, травля или отчуждение за выражение эмоций. В результате со временем мы начинаем бояться выражать наши собственные эмоции. Давайте простучим этот страх, чтобы научить наш мозг, что чувствовать и выражать эмоции – не страшно, в отличие от того, чтобы подавлять их.

Насколько сильно вы боитесь выражать свои эмоции? Оцените этот страх по шкале от нуля до десяти и дайте отдельную оценку своей боли по такой же шкале. Запишите оба числа в свой блокнот. А теперь приступаем:

Точка карате: Несмотря на то что чувствовать небезопасно и я не могу с этим справиться, я все равно выбираю принять себя и свои чувства.

Точка карате: Несмотря на то что эти чувства для меня слишком, я выбираю возможность того, что теперь смогу с ними справиться.

Точка карате: Несмотря на то что я боюсь переживать эти чувства, это не страшно, потому что я все равно выбираю принять себя и то, что я чувствую.

Бровь: Я не хочу переживать все эти чувства…

Внешний уголок глаза: Я всегда старался/-лась избегать их.

Под глазом: Я не должен/-жна испытывать эти чувства.

Под носом: Испытывать их небезопасно.

Подбородок: Я знаю, что не смогу с ними справиться, если испытаю их.

Ключица: Никто в моей семье не умеет справляться с чувствами.

Подмышка: Это правило: нельзя испытывать чувства.

Макушка: Сильные люди не испытывают никаких чувств.


Бровь: Я не знаю, как справиться со всеми этими чувствами.

Внешний уголок глаза: Что, если их окажется слишком много…

Под глазом: Я уверен/-а, что эти чувства причинят мне боль.

Под носом: Я в них захлебнусь.

Подбородок: Я не сумею защитить себя от них.

Ключица: Может быть, не нужно справляться с ними со всеми сразу…

Подмышка: Может, я начну признавать эти эмоции потихоньку…

Макушка: Спешка тут ни к чему.


Бровь: Может быть, я смогу справиться с небольшой долей моих эмоций…

Внешний уголок глаза: Что, если это не очень много…

Под глазом: Что, если я могу с этим справиться…

Под носом: Я выбираю веру в свою способность справиться со всеми возникающими вопросами.

Подбородок: Думаю, я смогу справиться с небольшой долей моих эмоций…

Ключица: Думаю, я смогу справиться с небольшой долей моих эмоций…

Подмышка: Я готов/-а открыться этим чувствам.

Макушка: Я готов/-а увидеть, что я могу испытывать чувства и ничего не бояться при этом.

Прислушайтесь к себе и продолжайте простукивать свой страх перед выражением эмоций до тех пор, пока он не ослабнет до трех баллов и меньше. Отмечайте также любые перемены в своей боли.

Когда почувствуете, что можете более свободно выражать свои эмоции, значит, настало время для того, чтобы посмотреть, какую эмоцию (или эмоции) скрывает ваша хроническая боль. Часто эти эмоции не связаны с болью напрямую, но их подавление не дает ей пройти.

Какая эмоция стоит за вашей болью?

Возьмите свой блокнот, а также ручку или карандаш. Закройте глаза, сделайте глубокий вдох и начинайте постукивать по точкам, спрашивая себя: «Какая эмоция стоит за моей болью? Что я ощущаю, когда вижу, слышу и обоняю историю моей боли?»

Здесь нет правильных и неправильных ответов: просто постукивайте и задавайте себе эти вопросы. Когда найдете ответ – например, гнев, страх или чувство вины, – оцените силу этой эмоции по шкале от нуля до десяти. Дайте такую же оценку вашей боли.

Определив эмоцию, продолжайте постукивать, задавая себе уже более специфические вопросы, например: «Страх чего? Гнев на кого? Чувство вины из-за чего?»

Получив ответы, не спеша откройте глаза и запишите эмоцию (эмоции), оценку ее (их) силы, а также любые другие идеи, мысли и впечатления, пришедшие вам на ум во время таппинга.

Когда я проводил это упражнение на моем семинаре по избавлению от боли, один из слушателей поднял руку и спросил, что делать, если он не может ничего ответить.

– Тогда мы не сможем вам помочь, – пошутил я и, повернувшись к аудитории, сказал: – Смотрите, вот какой-то неправильный человек.

Помните: самое главное в этом процессе – это научиться любить и принимать себя. Если вы ничего не можете ответить, это нормально. Некоторые части процесса избавления от боли, описанные в этой книге, отзовутся в вас сильнее, чем другие, и это тоже нормально.

Но вне зависимости от того, получится у вас ответить на эти вопросы или нет, я рекомендую дочитать эту главу до конца. В ней описана очень важная часть процесса, которая может принести вам немалую пользу.


Живи без боли

Где болят эмоции?

Боль от эмоциональных страданий может проявляться в тех местах, посредством которых эти эмоции должны были быть выражены. Например, если вам хочется накричать на кого-то, кто разозлил вас, у вас могут разболеться шея, горло и челюсти – те части тела, где застрял ваш яростный крик.

Помните: чувства называются так потому, что мы чувствуем их в теле. Наш мозг, может быть, и умеет скрывать эмоции, но тело не способно себя обмануть: отрицание ему неведомо. Если оно чувствует эмоцию, то сопровождает ее соответствующим физическим ощущением.

Хотя разные эмоции могут влиять на организм по-разному, вот примеры того, как могут выглядеть и ощущаться определенные эмоции:

• Враждебность похожа на гнев, но не нуждается в сигнале для запуска: напротив, человек постоянно находится на точке кипения в ожидании самого незначительного повода, чтобы сорваться. Тело напряжено до отказа и готово к бою.

• Гнев выражается в ощущении тепла, покрасневшей коже и напряженных мышцах, ускоренном сердцебиении, сжатых челюстях или кулаках, прерывистом или торопливом дыхании и биении пульса в ушах. Гнев может также подниматься по спине от лопаток вверх до шеи и челюстей.

• Депрессия ощущается как что-то холодное и тяжелое. Тело вялое, ему не хватает энергии. Движения медленные, скованные или неуверенные.

• Досада – это затаенный гнев. Человеку кажется, что он хочет куда-то рвануться, но не знает, куда. Осанка и движения становятся скованными. Иногда досада представляет собой гнев, смешанный с отрицанием: тогда могут проявиться признаки отрицания – например, слишком быстрая речь, тенденция пожимать плечами и отводить взгляд, напряженная челюсть и учащенное дыхание.

• Зависть – сложная эмоция с элементами страха, унизительности и гнева. Разные люди ощущают зависть по-разному. Один чувствует холод и тугой узел в желудке, грудь сдавливает, как в страхе, – а другому жарко от гнева или чувства унижения. Когда вы четко осознаете, что завидуете другому человеку, его жизни, успехам, отношениям или приобретениям, обратите внимание на ощущения в своем теле – это поможет вам понять, как зависть выражается у вас, и опознать ее в менее заметных проявлениях.

• Печаль обычно зарождается в груди и поднимается наверх через горло к глазам, где выступают слезы. Вспомните расхожее выражение «комок в горле».

• Страх проявляется как тугой узел в желудке или груди, судороги, ощущение холода, дрожь, слабость или головокружение. Синдром раздраженного кишечника, язва, несварение или тошнота также могут указывать на подавленный страх.

• Стыд – еще одно «жаркое» чувство, сопровождаемое приливом тепла к коже и покраснением щек. Но стыд приносит с собой и внутреннее оцепенение, холодное и пустое. От стыда, как и от унизительности, человек сгибается, будто пытается исчезнуть.

• Тревога – это хронический страх. Человек может не чувствовать явных признаков страха, так как он привык к ним, и организм приспособился. Но приспособиться полностью он не может, поэтому страх выражается в оцепенении, отключении от окружающего мира, раздражительности и бессоннице. Также может возникнуть ощущение беспокойства.

• Унизительность похожа на страх чувством слабости и дрожью, но вместо холода приходит волна жара. Человек краснеет и чувствует, как кровь приливает к коже, или сгибается и сжимается, будто пытается исчезнуть.

• Чувство вины не дает успокоиться: человеку кажется, что он заперт или задыхается, и нестерпимо хочется сбежать. Дышать становится тяжело, грудь сдавливает или в ней ощущается тугой узел.

• Ярость и ненависть – самые «нутряные» чувства, и они часто проявляются в кишечнике.

Живи без боли

Как гнев связан с болью

Гнев – одна из тех эмоций, которые кажутся нам слишком мощными, чтобы справиться с ними: мы «вскипаем» и «слепнем» от гнева. Нас не учили, как выражать свой гнев здоровым образом, и поэтому, когда мы даем себе волю, это приносит один ущерб и никакого удовлетворения. Подумайте: когда в последний раз вам удавалось выплеснуть гнев так, чтобы навсегда избавиться от него? Часто, даже когда мы пытаемся подавить наш гнев, то несколько дней, недель и даже месяцев спустя обнаруживаем, что все еще злимся. Так зачем вообще его выражать?

Хороший вопрос. Но за годы моей работы с клиентами я увидел то, что доктор Джон Сарно открыл после многих лет работы с тысячами пациентов: чаще всего с хронической болью связан именно гнев. Как он пишет в своей книге «Рецепт для тело-ума» («The Mindbody Prescription»), подавленный гнев очень часто проявляется в виде хронической боли:

«Важно понимать, что физические процессы, вызванные эмоциями (в т. ч. хроническая боль) – обычное явление. Причина ясна: все мы мучаемся от стресса и переутомлений в повседневной жизни, особенно если стараемся быть совестливыми и добрыми. „Обычные“ люди постоянно испытывают давление и вырабатывают подсознательный гнев-ярость».

Прекрасная работа Сарно о том, как гнев связан с хронической болью, дает нам замечательную основу для лечения, и когда мы с помощью таппинга высвобождаем глубоко запрятанный гнев, то добиваемся ошеломляющих результатов.

Когда я только заговариваю об этом, порой люди в штыки воспринимают идею, что в них может жить подавленный гнев. Предположение, что они способны злиться, звучит как обвинение – как будто я говорю, что с ними что-то не так. Но следует помнить, что гнев – совершенно нормальный и здоровый ответ на то давление, которое мы испытываем каждый день. Как только мы сможем пережить и выплеснуть этот гнев во всей его полноте, организму больше не нужно будет привлекать наше внимание при помощи хронической боли, и она пройдет.

История Алиссы – хороший пример того, как гнев может быть связан с болью. Когда она вышла на сцену в первый день моего семинара по избавлению от боли, я спросил ее, что она чувствует.

– Я сыта по горло, – ответила она решительно, но ее голос чуть заметно дрожал. Тогда я спросил ее, насколько сильна ее боль.

– Поясница – на семь из десяти, а руки – на десять, – буднично сообщила она.

– Чем вы сыты по горло? – спросил я.

– Примерно десять лет назад я упала и сильно повредила ногу. Мне сделали шесть операций, и у меня развилась РСД.

РСД (рефлекторная симпатическая дистрофия), также известная как КРБС (комплексный региональный болевой синдром) – это состояние изматывающей боли; традиционная медицина зачастую не способна его вылечить. Боль так ужасна, что некоторые называют РСД/КРБС «самоубийственной болезнью».

Алисса рассказала, что для лечения РСД врач вживил ей в спину нейростимулятор, не сделав предварительно рентген или МРТ, как того требует стандартный протокол. Когда стимулятор был вживлен, Алисса начала чувствовать ток, прошивающий ее тело, и у нее жутко разболелась спина. Она опять отправилась к врачу, и тот сделал рентген. Вскоре секретарь доктора позвонил ей и сказал, что ей срочно нужно к нейрохирургу.

Заметив, как напрягся голос Алиссы, я остановил ее и спросил, что она чувствует.

– Я очень, очень зла, – ответила она.

Мы уделили один раунд общего таппинга ее гневу, и я попросил ее продолжать.

– Мне сделали операцию на спине, – сквозь слезы говорила она. – Мои позвонки C 5 и C 6 сплавились в один. Операционная сестра сказала, что я была в шаге от того, чтобы остаться парализованной, и если бы врач, который ставил мне нейропередатчик, последовал стандартному протоколу и сделал рентген перед операцией, ничего бы этого не было. Оказалось, из-за травмы у меня развился остеохондроз, так что мне нельзя было ставить передатчик. И я так зла на врача, который это сделал!

– Представьте себе этого врача. Что вы чувствуете?

– Хочу дать ему по носу… как следует.

Я попросил ее прочувствовать свой гнев и представить, что бы она сказала, если бы врач стоял сейчас перед ней.

– У меня никогда не было проблем со спиной до нейропередатчика, – начала она, – а вы не последовали стандартной процедуре. У меня даже не было шанса отказаться от передатчика, потому что я не знала, что из-за него могут начаться проблемы.

– Представьте себе его лицо, – сказал я. – Что, все еще хотите его ударить?

– Да.

– Ну, давайте.

Постукивая правой рукой по точке в подмышке, левой Алисса нанесла удар по воздуху – и тут же расплылась в широкой улыбке.

Один из самых действенных способов выразить и выплеснуть гнев – это в процессе таппинга представлять, как вы говорите и делаете то, что хотели бы сказать и сделать тому, на кого злитесь. Давая себе возможность в процессе таппинга выразить свой гнев не только словами, но и действиями, вы намного легче и быстрее выводите его из организма. Это весьма действенный способ проработать гнев, никак не навредив другим людям и вашим с ними отношениям.

Другие слушатели быстро поняли преимущества этой техники. Пока Алисса, постукивая по точке, наносила удары по воздуху, я заметил, что некоторые люди в зале стали делать то же самое.

– Вы, значит, тоже хотите кого-то ударить? – спросил я. – Так, все, кто хочет подраться, – смотрите, чтобы не задеть соседей. Бейте на здоровье, только не убейте никого.

Ответом был дружный хохот.

– Ну, что получилось? – спросил я, снова обернувшись к Алиссе. Она засмеялась, явно удовлетворенная:

– Я хорошенько ему врезала, и он упал на пол.

Затем она под моим руководством, не переставая постукивать, прошла ряд повторяющихся визуализаций.

– Почувствуй гнев в своем теле, – начал я. – Потом представь, как твой врач лежит на полу… Почувствуй гнев в каждой клеточке своего тела, месяцы и месяцы хронической боли… а потом представь, как он лежит на полу.

Я повторил это семь или восемь раз, каждый раз все подробнее описывая ее опыт хронической боли и неизменно заканчивая словами «а теперь представь, как он лежит на полу», и каждый раз, как Алисса представляла себе, как сбивает с ног своего врача, она расплывалась в широкой улыбке. Несколько раз она даже засмеялась вслух.

Когда мы закончили, я спросил ее, как она теперь себя чувствует.

– Лучше, – ответила она.

– Хорошо, – я решил ее проверить: – Итак, твой врач встает. У него ничего не болит, в отличие от тебя.

– Мне лучше, – сказала Алисса, – мне правда лучше.

Меньше чем за пятнадцать минут таппинга боль в ее пояснице ослабла с семи до двух из десяти, в руках – с десяти до четырех. Что не менее важно – она наладила контакт со своими эмоциями. Выплеснув свой гнев, она впервые за месяцы, если не годы, смогла свободно улыбнуться и засмеяться, не обремененная жестокой, неотступной болью.

Гнев иногда называют эмоцией «не приближайся», и, хотя многим из нас говорили, что это «плохая» эмоция, которую мы не должны выражать, именно она помогает нам создавать разумные границы. Создавая эти границы, мы получаем возможность сказать «нет» людям, занятиям и обязательствам, которые не в наших интересах.

Хотя все мы переживаем разные эмоции, большинство людей, простучав свой гнев, часто обнаруживают под ним глубокую печаль: из-за потерянного от хронической боли времени, пострадавших отношений с людьми, несбывшихся мечтаний и т. п. Но первый шаг всегда в том, чтобы позволить себе почувствовать гнев. Для этого понадобится некоторая практика, так как многие из нас очень ловко научились его подавлять. Лучше всего сначала попрактиковаться ощущать гнев, а потом простучать его, чтобы добиться полного освобождения.

Налаживаем контакт с гневом

Для начала сделайте глубокий вдох и подумайте обо всем том, что вам приходится делать каждый день, даже когда боль не отпускает. Подумайте о том, что вас разозлило: например, о той манере, в какой врач сообщил вам диагноз, или обо всех тех случаях, когда начальник требовал от вас дополнительных усилий, пока вы мучились от боли, или о том, как ваши родные и друзья говорили, что вы должны научиться справляться с болью, хотя сами не имели ни малейшего понятия о том, каково это – жить с хронической болью. Гнев может быть даже никак не связан с болью: например, вы злитесь на мать за то, что она лгала вам, или на друга за то, что он постоянно опаздывает. Здесь не бывает слишком значительных или незначительных поводов, поэтому, если вы злитесь на незнакомого человека, который столкнулся с вами в магазине и не извинился, начните с него.

Когда припомните кого-нибудь или что-нибудь, вызвавшее ваш гнев, оцените этот гнев по шкале от нуля до десяти и дайте такую же оценку своей боли. Запишите оба числа в свой блокнот. Теперь сосредоточьтесь на гневе. Позвольте себе хорошенько его прочувствовать. Не думайте о том, «оправдан» ли, «приемлем» ли ваш гнев, – просто дайте ему полную волю и начинайте постукивать. Если захотите рассказать о чем-то, если вспомните что-то – проговаривайте все это вслух в процессе таппинга. Если хотите что-то кому-то сказать или представить, как вы бьете, пинаете или даже швыряетесь чем-то в кого-то, – воображайте, как делаете это, не забывая постукивать. Снимите все барьеры, позвольте гневу захлестнуть вас. Но при этом, как я говорил своим слушателям, убедитесь, что вокруг достаточно свободного пространства, чтобы никто, включая вас, не пострадал.

Когда будете готовы, откройте глаза и прислушайтесь к своим гневу и боли. Дайте им отдельные оценки по шкале от нуля до десяти. Продолжайте постукивать, пока ваш гнев серьезно не ослабнет – он не должен быть сильнее трех из десяти. Также отметьте, если в процессе в вашей боли что-то изменится. Если получится, постарайтесь свести свой гнев до нуля, даже когда будете думать о той ситуации или том человеке, что так сильно разозлили вас. Важно полностью выплеснуть гнев, чтобы понять, как это работает, и приучить свой мозг к тому, что злиться не страшно.

Когда за болью стоит несколько эмоций

Исследуя, как эмоции влияют на хроническую боль, порой мы обнаруживаем, что свой вклад в боль вносят сразу несколько эмоций. Так было с Джоном, который тридцать лет и четыре операции спустя так и не избавился от ужасной боли в спине. Ветеран войны во Вьетнаме, он страдал от ПТСР[5] после возвращения домой, а позже перенес три транзиторные ишемические атаки из-за воздействия «оранжевого вещества»[6], которому подвергался во Вьетнаме. Годами Джон мучился от жуткой бессонницы, звона в ушах и повышенного кровяного давления.

В результате всего, что он пережил, отношения Джона с людьми не складывались. Когда я встретился с ним в 2007 году на нашем первом семинаре по таппингу, он был женат в третий раз, и жена описала его как «брюзгу». Он никогда не смеется, сказала она, а его раздражительность создает напряженную атмосферу в доме. Возвращаясь домой из школы, дети сразу спрашивают, дома ли отец, потому что боятся разозлить его, если будут слишком сильно шуметь или как-то еще ему помешают.

Когда пришла очередь Джона поделиться своей историей на семинаре, его мягкая, спокойная манера поведения омрачилась. Спустя сорок лет после возвращения с войны, он все еще отчетливо помнил, как они запускали ракеты и смеялись вместе с другими солдатами, будто это все игра (обычный механизм приспособления, к которому солдаты прибегают, чтобы пережить войну). Рассказывая свою историю, он повесил голову от горя и стыда за всю ту жестокость, какую ему приходилось творить на войне. Глядя на него, можно было практически ощутить, каким бременем легло на его душу чувство вины. Кроме того, он рассказал, что зол на тогдашнее правительство за то, что они «одурачили» его и других солдат, заставив совершать ужасные вещи по сомнительным причинам.

Простукивая свои воспоминания о войне, Джон открыл нам, что в детстве отец постоянно бил его. Он не мог припомнить ни одного случая, когда бы отец выказывал ему свою любовь и привязанность. Чаще всего отец бил Джона широким кожаным ремнем по спине – по тому самому месту, которое теперь у него болело. Получилось так, что Джон годами нес колоссальный гнев, боль и горе из-за отцовских издевательств в том самом месте на спине, по которому его били в детстве. Простукивая воспоминания об отце, Джон почувствовал, как боль уходит. С каждым воспоминанием, от которого он освобождался, она слабела.

Чтобы освободиться от эмоционального бремени, оставленного войной, Джон простучал также свое чувство вины из-за ужасных вещей, которые ему приказывали совершать в его бытность солдатом. После окончания войны, надеясь вернуть тот долг, который он чувствовал перед вьетнамским народом, Джон провел немало времени во Вьетнаме, занимаясь благотворительностью. Каждый год он возвращался туда по нескольку раз, чтобы учить и помогать всем, чем мог. С годами он стал также помогать вьетнамским семьям перебираться в Америку. Каждый раз, как им отказывали, Джон впадал в глубокую депрессию и чувствовал еще большую вину, как если бы снова лично подвел их.

В процессе таппинга Джон осознал, что его чувство вины стало бездонной бочкой. Что бы он ни делал, он не мог вернуть тот долг, который чувствовал перед вьетнамским народом. С годами даже жизнь дома, с семьей, стала ему тяжела. Каждый раз, как он проводил дома по нескольку месяцев подряд, чувство вины начинало глодать его так, что он спешил во Вьетнам оплачивать свой долг. В результате его поездки становились все дольше, и он все больше отдалялся от жены и детей.

В течение выходных Джон простучал эти различные слои эмоций, и спина у него прошла. К концу семинара он мог спокойно сидеть на полу, скрестив ноги, чего ему не удавалось уже много лет. Кроме того, он рассказал, что его чувство вины перестало быть таким сильным.

Через несколько месяцев после семинара, когда моя команда пыталась связаться с Джоном, чтобы узнать, как у него дела, мы его не застали – он уехал во Вьетнам заниматься благотворительностью. Но теперь его подвигло на это не чувство вины – он поехал учить вьетнамцев таппингу, просто из любви к ним. Его жена рассказала, что он по-прежнему живет без боли и смеется теперь легко и часто. Кроме того, в этот раз он уехал на меньший срок, чтобы вернуться домой и провести время со своей семьей. Его дочь сказала: «Мне кажется, папа стал другим человеком. И мне очень нравится этот человек».

Давайте поговорим со своим телом!

Не пролистывайте это упражнение сразу – выслушайте меня и дайте ему шанс. Мы уже видели, как наше тело пытается связаться с нами, порождая физическую боль, чтобы обратить наше внимание на подавленную душевную боль, застрявшую в организме.

До сих пор эта связь была односторонней: тело разговаривало с вами через физическую боль. Но для полноценной связи нужны две стороны – говорящий и слушающий, и теперь, когда вы знаете, что на самом деле означает ваша боль, пришло время по-новому вслушаться в то, что говорит вам тело.

Что скажут люди, если узнают, что вы разговариваете со своим телом? Не беспокойтесь – в дурдом вас никто не сдаст. Можно объяснить людям, зачем вы это делаете, или просто улыбнуться своей лучшей улыбкой с полным осознанием того, что ваше занятие очень полезно для вас и вашего организма, а все остальное не имеет значения.

Положите руку на больное место. Завязать разговор можно, например, так:

Вы: Привет, колено, это я. Знаю, до сих пор я не очень-то к тебе прислушивался, но теперь я от всей души хочу это изменить. Давай будем работать вместе, чтобы выздороветь. Пожалуйста, прояви терпение – я в этом еще новичок. Я очень хотел бы кое-что узнать. Если бы в этом месте у меня скопилась какая-то эмоция, что бы это могло быть?

Тело: Страх.

Вы: Страх из-за чего?

Тело: Страх, что это не пройдет.

Вы: Спасибо тебе, тело, за то, что доверилось мне и рассказало об этом. Теперь я буду стараться очень внимательно тебя слушать, чтобы тебе не пришлось привлекать мое внимание всей этой болью.

Закончив разговор, оцените названную эмоцию по шкале от нуля до десяти и отдельно оцените силу своей боли по такой же шкале. Запишите их в свой блокнот и приступайте к таппингу – в нашем примере он будет выглядеть, скажем, так.

Точка карате: Несмотря на то что в моем колене скопился страх, сейчас я принимаю себя и выбираю спокойствие.

Точка карате: Несмотря на то что я боюсь, что это не пройдет, и мой страх скопился у меня в колене, сейчас я выбираю спокойствие.

Точка карате Несмотря на то что я боюсь, что лучше не станет, и ничего не могу с этим поделать, сейчас я принимаю свои чувства и выбираю спокойствие.

Бровь: В моем колене скопился страх…

Внешний уголок глаза: Страх, что это так и останется…

Под глазом: Страх, что я перестану быть самостоятельным…

Под носом: Страх, что я потеряю контроль…

Подбородок: Я боюсь того, что ждет меня в будущем.

Ключица: Этот страх в моем колене…

Подмышка: Я не уверен, что могу почувствовать себя в безопасности.

Макушка: Этот страх, что я никогда не почувствую себя в безопасности…


Бровь: Я не могу расслабиться в таком страхе.

Внешний уголок глаза: Мне нужен этот страх…

Под глазом: Мне нужно оставаться начеку…

Под носом: И быть готовым к худшему.

Подбородок: Я хочу расслабиться, но не знаю, как.

Ключица: Мое тело хочет безопасности…

Подмышка: Мое тело хочет спокойствия…

Макушка: Но я не знаю, как их достичь.

Прислушайтесь к себе. Как вы чувствуете себя в эмоциональном плане? Изменилась ли как-то ваша физическая боль? Оцените то и другое состояние по шкале от нуля до десяти. Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Эта боль – часть страха.

Внешний уголок глаза: Я нахожу способ частично освободиться от этого страха…

Под глазом: Я нахожу способ освободиться от боли…

Под носом: Теперь я прислушиваюсь к своему телу.

Подбородок: Я учусь отпускать страх.

Ключица: Теперь мое тело может расслабиться.

Подмышка: Я вспоминаю, как я находчив.

Макушка: Мое тело спокойно может выплеснуть весь этот страх и боль.

Сделайте глубокий вдох и прислушайтесь к себе. Продолжайте постукивать, пока эмоция не ослабнет до трех и меньше. Не забывайте отмечать любые перемены в вашей физической боли.

Выражение эмоций – это важная и нужная часть человеческого бытия. Выражая и отпуская подавленные эмоции при помощи таппинга, мы, как и Джон, зачастую добиваемся не только избавления от боли. Более полно выражая себя, мы получаем возможность улучшить наши отношения с людьми и изменить нашу жизнь к лучшему.

Далее мы заглянем еще глубже и подробно рассмотрим, как проработать травмирующие события из прошлого, особенно из детства, и освободиться от них: ведь они тоже могут вносить свой вклад в хроническую боль.

Глава 7

Освобождаемся от эмоционального осадка из детства

Живи без боли

Когда я впервые спрашиваю моих клиентов об их детстве, я буквально слышу, как они думают: «Какое отношение мое детство имеет к моей боли?» Они куда охотнее рассказали бы мне о том, что мучает их сейчас; они готовы говорить о своей боли, о своих текущих проблемах. Им кажется, что в прошлое заглядывать незачем, да и неудобно. Однако за годы, что я использую таппинг для избавления от боли, я видел, что гораздо более впечатляющие и продолжительные результаты – по сравнению с любой другой областью и методом работы – дает проработка застарелых детских воспоминаний и эмоций.

Должен предупредить, что многих из вас, возможно, потянет пропустить эту главу: при виде таких слов, как «травма» и «насилие», вы решите, что это не про вас, потому что у вас было замечательное детство или вы уже разобрались с этим периодом своей жизни. Тем не менее я призываю вас прочесть эту главу и выполнить упражнения. Даже если нам кажется, что все уже позади, эмоциональная энергия из детства частенько застревает в организме. Даже у тех, у кого было хорошее детство, может развиться хроническая боль как результат неразрешенных детских впечатлений и эмоций, иногда совсем простых, совсем, на первый взгляд, не важных. Избавившись от эмоционального груза прошлого, вы обретете более полное душевное равновесие и наверняка добьетесь большего успеха в различных областях своей жизни.

Как неблагополучное детство сказывается на организме

Исследования убедительно доказали, что негативный опыт, неразрешенные события и эмоции родом из детства не только остаются у нас в памяти, но и сказываются на нашем организме. В своей книге «Биология веры» кандидат наук Брюс Липтон объясняет, почему раннее детство так сильно влияет на наше эмоциональное, душевное и физическое здоровье в зрелом возрасте:

«И у людей, и у шимпанзе воспринятые в детстве модели поведения запечатлеваются в подсознании в виде поведенческих программ. Единожды зашитые в подсознании, эти программы управляют нами в течение всей жизни… если только мы не находим способ их изменить. Если вы склонны недооценивать эффективность такого программирования, вспомните, как ваш собственный ребенок впервые произнес услышанное от вас „нехорошее“ слово. Уверен, вы обратили внимание на то, как точно он воспроизвел оттенки вашего произношения и интонацию. Более того, он, скорее всего, употребил это слово в правильном контексте.

А теперь подумайте, что получится, если он то и дело будет слышать от вас: „Ты слюнтяй и слабак“ или „Ты никогда ничего не добьешься в жизни“. Многие родители попросту не понимают, что такие слова запечатлеваются в подсознательной памяти ребенка в качестве непреложных „фактов“, как биты и байты на жестком диске настольного компьютера. Дети еще не способны критически оценивать необдуманные родительские словоизлияния и воспринимают их как подлинную характеристику своего „я“. Будучи записанной в подсознание, такая характеристика становится программой, определяющей их поведение и ограничивающей дальнейшую жизненную самореализацию» (пер. Д. Палец).

Проект «Исследование негативного детского опыта» («Исследование НДО»; англ. «Adverse Childhood Experiences Study, ACE Study»), финансируемый некоммерческой здравоохранительной организацией Kaiser Permanente и Центрами по контролю и профилактике заболеваний США, подтвердил значительность влияния раннего детства. «Исследование НДО», в котором приняло участие свыше 17 тыс. человек, показало, что застарелые детские травмы сильно сказываются на организме даже в зрелом возрасте. Если сравнить двух людей с нулевым и с высоким баллом НДО, второй в три раза более склонен к курению и в ошеломляющих тридцать – к самоубийству. Исследование также подтвердило, что существует прямая связь между детскими травмами и раком, болезнью сердца, диабетом, инсультом, повышенным кровяным давлением, переломами, депрессией и наркоманией. Многие участники исследования были старше шестидесяти лет: это доказывает, что детские травмы и негативный опыт продолжают влиять на организм и спустя десятилетия.

Выводы «Исследования НДО» подтверждает работа Рене Д. Гудвин и Мюррея Б. Стайна «Связь между детскими травмами и физическими нарушениями у взрослых в Соединенных Штатах» («Association Between Childhood Trauma and Physical Disorders Among Adults in the United States», 2004 г.). В ней говорится:

«Физическое и сексуальное насилие, а также безнадзорность в детстве связаны со статистически значительно повышенным риском развития соматических заболеваний в зрелом возрасте. С учетом поправок на демографические показатели, тревожные и депрессивные расстройства, злоупотребление алкоголем и веществами, вызывающими привыкание, а также травмы различных видов, исследование показало, что физическое насилие в детстве связано с повышенным риском развития заболеваний легких, язвенной болезни и артрита, сексуальное насилие – с повышенным риском развития болезни сердца, а безнадзорность ребенка – с повышенным риском развития диабета и аутоиммунных заболеваний».

Как мы увидим далее, связь неблагополучного детства с болезнями приложима и к хронической боли.

Большая «Т» и маленькая «т»

Существует широкий спектр событий и обстоятельств, способных в зрелом возрасте усугубить хроническую боль. Как говорит моя подруга, специалист по ТЭС Кэрол Лук: «Есть травмы с маленькой буквы „т“ и травмы с большой буквы „Т“».

Травмы с большой буквы «Т» – это результат крупных событий: катастрофы, сексуального насилия, потери кого-то из родителей, братьев или сестер. Травмы с маленькой буквы «т» не так заметны: они могут быть результатом школьных издевательств или жизни с эмоционально закрытым родителем. Подобные происшествия способны оставить эмоциональные шрамы, которые влияют на наш организм и в зрелом возрасте. Подавленные эмоции и застарелые переживания, особенно родом из детства, постоянно держат нас в режиме повышенной готовности. Как мы видели, со временем тело в таком стрессовом состоянии изнашивается и теряет способность к самовосстановлению, а риск возникновения хронической боли растет. Как говорит кандидат наук в области клинической психологии Рик Хансон в своей книге «Подключение к счастью»:

«Тревожный или болезненный жизненный опыт, особенно тот, что наносит травму, делает человека боязливым. Тот, кто рос в опасном районе, жил с буйными или непредсказуемыми родителями или был мишенью для издевательств в школе, всегда будет настороже, даже живя в безопасном месте, среди хороших людей».

В процессе исследования детских воспоминаний и переживаний важно помнить, что среди них могут найтись те, с которыми вы не сможете справиться самостоятельно. ТЭС – это эффективный и безопасный метод проработки травмы и освобождения от нее, однако если вы, работая со своим прошлым, почувствуете, что дальше идти небезопасно, остановитесь и обратитесь к психологу или доктору, специализирующемуся на преодолении травм методом ТЭС.

Точно так же, если ваш друг или родственник хочет воспользоваться ТЭС, чтобы преодолеть травму из прошлого, с которой тяжело справиться самостоятельно, примите те же самые предосторожности и обратитесь к квалифицированному специалисту.

Даже счастливое детство не безоблачно

На фоне большинства моих клиентов Сильвия выделялась возрастом: в свои двадцать восемь она больше десяти лет жила с хронической болью в ладонях и больше трех – в ступнях. В поисках облегчения она прислала мне заявку.

Когда я впервые спросил Сильвию, как прошло ее детство, она пожала плечами и сказала, что вполне нормально. Много времени она посвящала спорту, особенно баскетболу. Боли начались в колледже, в долгие одинокие часы занятий в библиотеке. Сильвия приходила в библиотеку рано поутру и оставалась там до ужина, часто пропуская обед, чтобы успеть побольше.

– Почему ты была так строга к себе? – спросил я ее.

– Наверное, я старалась стать идеальной, – ответила она.

Она объяснила, что в колледже впервые перестала играть в баскетбол и направила все усилия на то, чтобы добиться высших оценок.

– Мне казалось, что я всегда должна что-то уметь идеально. До колледжа я должна была быть идеальным игроком в баскетбол, но в колледже я впервые перестала играть, поэтому все свое время и силы посвятила учебе.

– Для кого ты хотела стать идеальной?

– Для отца. Он никогда не бывал полностью доволен мной.

Когда я спросил, почему она так думает, из глаз Сильвии брызнули слезы, а голос задрожал:

– Отец был тренером нашей баскетбольной команды, – с нервным смешком сообщила она.

Одним из первых воспоминаний, связанных у нее с отцом, была баскетбольная игра. Сильвии тогда было одиннадцать. Это была не слишком важная игра, но счет был ничейный, и ее отец был напряжен. На последних минутах игры они взяли тайм-аут и стали совещаться. На глазах у всей команды отец наставил палец на Сильвию и сказал, что она обязана выиграть эту игру.

– Что ты тогда почувствовала?

– Я разозлилась, – ответила она, постукивая по точкам. – И еще мне стало грустно оттого, что мой отец думает только о выигрыше.

Но вместо того чтобы высказать свои чувства, Сильвия промолчала и сосредоточилась на том, чтобы забивать мячи, как того хотел ее отец. Она добилась победы, но вскоре после окончания игры начала задыхаться, и ее пришлось срочно везти в больницу. Так продолжалось годами: в старшей школе Сильвия очень часто начинала задыхаться после игры, даже тогда, когда отлично выступала.

Спросите себя: проявлялись ли у вас в детстве какие-либо физические симптомы? Если да, возможно, это организм пытался привлечь ваше внимание! Запишите в блокнот все эти симптомы, а также то, что вы делали в этот момент, кто был с вами и т. д. Потом обязательно простучите эти воспоминания и избавьтесь от любого остаточного эмоционального заряда.

В течение нескольких раундов я помог Сильвии простучать ее гнев на отца, а потом попросил ее представить себе то командное совещание, но на этот раз сделать и сказать то, что хочется.

– Развлекайся, – сказал я. – Выскажи все, что хотела сказать тогда.

Постукивая по точкам, она начала воображаемый разговор с отцом:

– Это же всего лишь игра, пап. Ничего страшного не случится. Перестань на меня давить.

Я предложил:

– Представь себе, как хватаешь его планшет. А теперь поколоти его этим планшетом на глазах у всех.

Она засмеялась и продолжила говорить с отцом, высказывая весь свой гнев и печаль из-за того, как все эти годы он давил на нее, заставляя лезть вон из кожи. Хотя мы ни разу не простучали саму ее боль, к концу сеанса боль в ладонях и ступнях Сильвии ослабла с восьми до четырех из десяти.

История Сильвии – это прекрасный пример того, как, на первый взгляд, незначительные события из детства застревают в организме и усугубляют физическую боль в зрелом возрасте. Из-за того, что отец был недоволен тем, как она играла в баскетбол в одиннадцать лет, у Сильвии сформировалось убеждение, что она недостаточно хороша и все время должна стараться сильнее и делать больше. Но, невзирая на то, как ее отец вел себя на площадке, Сильвия не получила никаких серьезных психологических травм, и в остальном ее детство было вполне счастливым. «Мой отец не плохой, – позже сказала она. – Он умел быть очень добрым и заботливым». Но гнев и печаль, которые она так и не высказала ему на баскетбольной площадке, остались в ее организме.

У многих из нас в детстве были подобные эпизоды, когда мы переживали давление или стресс. Я до сих пор помню, как в семь лет заперся в машине в школе. Мы только что переехали в Соединенные Штаты из Аргентины, и хотя моя семья любила и поддерживала меня и во многих других отношениях у меня было отличное детство, в тот раз со школой мне не повезло. Я чувствовал себя изгоем и каждый раз боялся туда идти. Запершись в машине, я таким способом пытался выразить свой гнев на то, что мне приходится столько времени проводить в месте, где я чувствую себя чужаком.

К счастью, через несколько месяцев мы переехали, и от новой школы я пришел в восторг. Я быстро обзавелся друзьями и здорово провел время, но те первые месяцы в Америке выдались очень тяжелыми. В семь лет кажется, что такие вещи оставляют травму на всю жизнь. Но хорошая новость заключается в том, что все эти годы я занимаюсь таппингом, избавляя свое тело от негативной эмоциональной энергии.

Отпускаем прошлое: техника примирения с собой

Пришла пора взглянуть на события из вашего детства, которые могут быть как-то связаны с вашей болью. Это можно сделать в рамках замечательного упражнения – техники примирения с собой (Personal Peace Procedure), разработанной Гари Крейгом.

Упражнение заключается в том, чтобы составить список всех событий вашей жизни, которые продолжают вам докучать, и систематически простучать их. Его можно использовать для любого жизненного периода, но мы пока сосредоточимся на детстве. Обнаруживая, нейтрализуя и устраняя эмоциональный багаж, оставшийся от происшествий родом из детства, вы успокаиваете внутренний конфликт, существующий в организме. Чем слабее внутренний конфликт, тем прочнее мир с самим собой и тем меньше эмоциональных и физических страданий: все вместе это способствует избавлению от боли.

Процедура такова:

1. Составьте в своем блокноте список всех событий вашего детства, которые продолжают вам докучать. Не удивляйтесь, если он окажется длинным: это нормально. Чтобы подстегнуть память, можно разбить события на группы:

• Рождение, 0–5 лет, 5–10 лет, 10–15, 15–18.

• Отношения с братьями, сестрами и другими людьми, которые жили с вами в одном доме.

• Школьные годы: детский сад и первый класс, начальная школа, средние классы, старшие классы, университет.

• Другие травмы, болезни, аварии, поступления в больницу.

• Характер отношений с матерью, отцом, друзьями, характер других важных отношений.

• Что вы узнали или что говорили себе в результате этих событий о себе, о других, обо всем мире? Помните, вы можете простучать негативные убеждения, которые сформировались у вас в результате тех событий, и освободиться от них.

2. Возможно, при составлении этого списка вам покажется, что некоторые события в данный момент не вызывают у вас никаких неприятных чувств. Ничего страшного. Все равно запишите их. То, что вы их вспомнили, может указывать на то, что и их нужно проработать.

3. Оцените все записанные события по шкале от нуля до десяти, где десять означает сильнейшее эмоциональное воздействие.

4. Простучите их все, начиная с «десяток». Не забывайте отмечать другие конкретные аспекты, которые могут всплыть в процессе, и простукивать и их тоже. Можно начать работать, например, с гневом на какое-то событие, а потом обнаружить, что оно вызвало у вас еще и печаль.

5. В ходе таппинга могут всплыть новые воспоминания и заботы – оценивайте их по нашей шкале и добавляйте в список.

Если вы приучите себя заниматься таппингом каждый день, прорабатывая по два-три события из списка, то с десятками, даже сотнями событий управитесь за несколько месяцев. Отмечайте в блокноте любые перемены: как вы себя чувствуете, где и как сильно болит, как часто вы расстраиваетесь или чувствуете, что задели уязвимое место, что происходит в ваших отношениях с людьми. Вернитесь к некоторым событиям и отметьте, как эти, прежде такие тяжелые, происшествия уходят в ничто.

Далее мы увидим, как то, что говорят нам в детстве, может внести заметный вклад в хроническую боль.

Когда жестокие слова не дают покоя

Боли у Бобби начались двадцать пять лет назад, после того, как умер ее отец.

– Во мне было столько ярости из-за того, через что нам пришлось пройти по его милости в детстве, а я так и не смогла ее выразить. И я так и не услышала, как отец говорит, что гордится мной, – а я хотела услышать это больше всего на свете. Я старалась изо всех сил, но он так этого и не сказал.

Шел второй день семинара по избавлению от боли, и мы только что приступили к трудному делу – погружению в прошлое. Бобби вызвалась выйти на сцену. Слезы брызнули у нее из глаз, стоило ей заговорить.

– Когда мне было пять, отец сказал, что лучше бы мне не рождаться… в мой день рождения… Всю свою оставшуюся жизнь он вбивал мне в голову, что я никчемная и никуда не гожусь. Каждый день я слышала, что я жирная, бесполезная, ленивая неряха, которую никто никогда не полюбит.

– Почему он так говорил? – спросил я.

– Потому что не умел по-другому. Он не знал любви и не умел дарить ее… а мне только и нужно было, что его любовь. Когда я пришла домой с полным табелем пятерок, он спросил меня, со сколькими учителями мне пришлось переспать, чтобы заработать такие оценки.

Потрясенный зал ахнул.

– Я тогда училась в средней школе. Я заработала эти оценки, потому что хотела, чтобы мой отец гордился мной. Тогда я впервые поняла, что хочу, чтобы он гордился мной, – всхлипывая, говорила Бобби. – Когда он умер, я лишилась этой возможности. Моему сыну тогда было всего шесть месяцев, и из-за боли я больше не могла играть с ним. Дошло до того, что, когда ему было два года и муж спросил меня, что я хочу на день рождения, и я сказала: «Если ты правда хочешь исполнить мое желание в мой день рождения, возьми свой дробовик и пристрели меня». Я хотела этого каждой клеточкой моего существа. Я просто больше не могла. Мой сын сидел рядом со мной на диване. Я хотела умереть: раз мой отец меня не любит, на что мне надеяться?

Бобби постукивала по точкам и рыдала, воспоминания захлестывали ее.

– Я так зла на него… и всю жизнь душила это в себе.

Чтобы нейтрализовать воспоминания Бобби об отце, я начал медленно разматывать ее память.

– Как он выглядел?

– Среднего роста, среднего телосложения, в общем, простой рабочий человек, – ответила она, не прекращая постукивать.

– Кем он работал?

– Старшим механиком на бумагоперерабатывающей фабрике в Грин-Бей.

– Какое твое самое первое воспоминание о нем?

Она стала рассказывать, как отец сказал, что лучше бы ей не рождаться.

– Мне было пять лет; это был мой день рождения. Он сказал это при моих друзьях, и я вскочила и бросилась в ванную. Я забралась в ванну и стала раскачиваться взад-вперед.

– Где ты сейчас видишь это воспоминание? Это картинка? Ты чувствуешь его в своем теле?

– Прямо тут, – Бобби показала на свой живот. – Это тугой узел. И там запертая дверь, которая его сдерживает, потому что если я открою ее, то что со мной будет?

– Значит, оно за запертой дверью?

– Очень прочной дверью… пятнадцать-восемнадцать сантиметров (толщины), по крайней мере.

– Она деревянная? Металлическая? Как она открывается? – спрашивал я, помогая ей довершить эту воображаемую картинку.

– Металлическая, без ручки.

Когда мы полностью представили себе дверь, которая отгораживала Бобби от ее эмоций, я вернулся ко дню рождения.

– Сколько человек было на празднике?

– Трое или четверо, и еще моя мама. Она пришла за мной в ванную, отодвинула шторку и сказала: «Ничего, милая. Ничего. Он же не всерьез. Просто он опять напился. Вылезай. Поедим торта, и все пройдет».

Мы вспомнили уже много всего о пятом дне рождения Бобби, но без последовательности. Чтобы вернее избавиться от эмоционального воздействия, которое оказывало на нее то событие, я решил дать ей возможность пережить его от начала до конца.

– Расскажи мне про праздник с самого начала.

– Мы сидели за кухонным столом, – сказала она. – Это был последний раз, когда я отмечала свой день рождения.

Я попросил ее представить, где она сидела.

– Я сижу с друзьями за кухонным столом, спиной к коридору, который ведет в гараж.

– Остановись, – сказал я. – Посмотри на себя. Что чувствовала тогда эта маленькая девочка?

– Я была очень счастлива, – всхлипнула она. – Мы смеялись и шутили. А потом хлопнула дверь, и вошел отец. Я услышала запах пива еще до того, как он подошел ко мне.

– Что происходит, когда ты слышишь запах пива? Что ты чувствуешь?

– Мне становится страшно, потому что из-за отца мы часто оказывались в неловком положении.

– Остановись тут. Ты чувствуешь, как уходит ощущение счастья?

– Оно исчезло моментально, – ответила Бобби. – Я думала: куда мне убежать, что сделать, чтобы это прекратилось? Что-то будет; я знала это.

– Почувствуй этот страх в своем теле. Где он? Только страх при запахе пива, дальше пока не иди.

– В груди, в желудке… и колено болит.

– Насколько силен страх у тебя в груди и желудке?

– На семь.

– А чего ты боишься? Что должно случиться?

– Боюсь того, что он сделает, что скажет… потому что он никогда нас не бил. Это было запрещено. Такое было правило у моей матери: детей трогать запрещено.

Мы стали простукивать страх Бобби перед тем, что скажет ее отец:

– Несмотря на весь этот страх в моем теле… перед тем, что скажет отец… сейчас я выбираю спокойствие и безопасность, – начали мы и, идя по точкам, продолжали: – Весь этот страх… что он скажет?.. Я хочу спрятаться… это небезопасно.

Чтобы рассеять ее страх, я закончил такой фразой:

– Сейчас я в безопасности… пятилетняя девочка внутри меня в безопасности… эта часть меня в безопасности… в настоящий момент.

Когда мы возвращаемся в тяжелые воспоминания из детства, то вновь становимся маленькими беззащитными детьми, что является важной частью процесса исцеления. Однако в то же самое время важно приучить мозг смотреть на эту ситуацию как бы извне, помнить, что для нас она изменилась: теперь мы взрослые, и мы способны защитить себя и постоять за себя так, как не могли детьми.

Когда мы закончили простукивать страх, который Бобби испытала при запахе пива, я для проверки попросил ее промотать праздник к началу и еще раз рассказать мне о том хорошем, что она тогда чувствовала.

– Мы шутили и веселились, – начала она, теперь улыбаясь. – И там был мой брат. Я даже не помнила, что он там был. – Она была приятно удивлена.

– Итак, – сказал я, – ты веселишься и тут слышишь, как от твоего отца пахнет пивом. Что ты чувствуешь при этом в своем теле?

– Я все равно чувствую тугой узел. Примерно три-четыре балла.

Ее страх ослаб с семи до трех или четырех, поэтому я попросил ее продолжать.

– Он подходит ко мне сзади, кладет мне руки на плечи и… – Она умолкла: слезы хлынули снова.

– Остановись здесь, – снова сказал я.

При простукивании глубоко залегающих детских переживаний важно не спешить. Чтобы полностью освободиться от эмоционального заряда, который они несут, останавливайтесь и простукивайте каждый момент, который сильно действует на вас. Простукивайте их до тех пор, пока вам не удастся значительно понизить эмоциональный заряд этого кусочка ваших воспоминаний или полностью от него избавиться, и только потом двигайтесь дальше. (Здесь может помочь специалист, который проведет вас по всему событию шаг за шагом.)

– Он кладет руки тебе на плечи. Что ты чувствуешь?

– Я знаю, что будет дальше, поэтому мне больно, – Бобби начала всхлипывать.

Я начал новый раунд таппинга:

– Несмотря на то что я знаю, что будет дальше, и это так больно… тогда я услышала это… и слышу каждый день с тех пор… я точно знаю, что будет дальше… когда чувствую эти руки на своих плечах… но я выбираю спокойствие… и сейчас чувствую себя в безопасности.

В течение нескольких раундов мы простучали тревогу, которую Бобби ощутила, когда отец положил руки ей на плечи.

– Вот оно… событие, перевернувшее мою жизнь… сейчас оно произойдет… я предчувствую его… и мне страшно… потому что она доберется… до самых глубин моего существа… она разобьет мне сердце… эта надвигающаяся боль.

Когда мы закончили, я вернулся к началу истории с праздником. Добравшись до того момента, где Бобби слышит, как от ее отца пахнет пивом, я спросил ее, что она чувствует.

– Теперь – ничего. Никакого узла, ничего, когда я слышу этот запах.

Добравшись до момента, где отец кладет руки Бобби на плечи, я спросил, насколько сильно она встревожена.

– Совсем немножко, балла на два, – ответила она.

Поскольку эмоциональный заряд обоих этих моментов сгладился либо значительно снизился, я спросил Бобби, что было дальше.

– Его руки лежат у меня на плечах. Я поднимаю голову и смотрю ему в лицо, потому что он сжал мои плечи, как будто хотел, чтобы я посмотрела на него. Я смотрю в лицо моему отцу. Мы совсем близко, вот так, – сказала она, руками показав расстояние чуть больше полуметра.


Живи без боли

При простукивании глубоко залегающих детских переживаний важно не спешить. Чтобы полностью освободиться от эмоционального заряда, который они несут, останавливайтесь и простукивайте каждый момент, который сильно действует на вас. Простукивайте их до тех пор, пока вам не удастся значительно понизить эмоциональный заряд этого кусочка ваших воспоминаний или полностью от него избавиться, и только потом двигайтесь дальше.

Живи без боли

Она снова расплакалась, и я начал очередной раунд таппинга:

– Несмотря на то что я знаю, что сейчас произойдет, сейчас я выбираю спокойствие и безопасность… несмотря на то что я знаю, что услышу сейчас… это уничтожит меня… вот бы этого не случалось… вот бы убежать… вот бы запустить тортом ему в лицо. – Мы оба рассмеялись и продолжали: – Все что угодно, лишь бы этого не случалось… сейчас я выбираю спокойствие и безопасность.

Я спросил, что она чувствует теперь, когда смотрит на отца.

– Теперь, когда я смотрю на него, я ничего не чувствую. Ни страха, ничего.

– Ладно, что было дальше?

– Я посмотрела на него. Я и сейчас чувствую эту надежду, что он поздравит меня с днем рождения, потому что мой отец даже не помнил, когда у нас дни рождения. Он в них не верил… А он, он вынул сигарету изо рта, чтобы я услышала ее запах, посмотрел мне в глаза, прямо в глаза, не отводя взгляд, и сказал: «Лучше бы ты вообще не рождалась».

Я спросил Бобби, что она чувствует теперь, когда слышит это.

– Дверь захлопнулась, – ответила она.

– А, так она была открыта?

– Да, она была открыта, – сказала Бобби, собираясь продолжать.

– Давай снова вернемся к этому моменту, – сказал я, и мы начали постукивать:

– Сейчас дверь захлопнется, потому что я услышу эти слова… но я выбираю спокойствие и безопасность… несмотря на то что он сейчас скажет ужасную вещь, я выбираю спокойствие… и безопасность, и знание того, что все, что он скажет… неправда… все, что он скажет… ложь… но мне будет больно… потому что мне всего пять.

Когда мы вернулись к точке на брови, я попросил ее произнести эту фразу слово за словом, с каждым словом постукивая по новой точке.

– Клянусь… богом… лучше… бы… ты… вообще… не… рождалась.

– Как ты себя чувствуешь, когда произносишь это? – спросил я.

– Я в бешенстве, – ответила она. – Раньше мне было больно, но теперь я в бешенстве.

Мы уже видели, что такая перемена – хороший знак. Я спросил ее, что она теперь хотела бы сказать отцу.

– Потом это можно будет подправить? – спросила она, и зал засмеялся вместе с ней. Я улыбнулся и кивнул. Тогда она начала: – Как можно посмотреть в глаза невинному пятилетнему ребенку и сказать, что лучше бы он не рождался?.. Я так тебя любила… Как ты мог так поступить?

Потом она обозвала его всеми теми словами, которыми слушатели хотели обозвать его к этому моменту.

– Почему я до сих пор люблю тебя? Ты этого не заслужил. Я не получила твоей любви, ты не заслужил моей, – плакала она. – Это я заботилась о том, чтобы в доме все было спокойно, и защищала всех.

Затем я сказал:

– Представь себе, где находится торт. Может он как-нибудь тебе пригодиться?

Она засмеялась:

– Мне может пригодиться мой локоть. Я хотела ударить его по самому больному месту. Хотела увидеть, как он упадет на колени и станет вровень со мной.

– Представь себе, что ты сделана из стали. Стальная пятилетняя девочка. Никто не может причинить тебе вреда. Делай, что хочешь.

Ее левый локоть дернулся назад. Бобби была уже второй или третьей, кто представлял себе, как они бьют отца по самому больному месту. Я пошутил:

– У нас день ударов по яйцам… Это новая терапия.

Мы все засмеялись.

– А потом я запускаю в него тортом! – Бобби снова двинула локтем и взмахнула руками так, как будто швыряла через голову торт в отца, который в ее представлении теперь лежал, скорчившись, на полу у нее за спиной.

– Теперь он скис, – сказал я, чтобы помочь ей продолжить.

– Теперь он взбесился.

– Ничего страшного. Ты сделана из стали, – напомнил я. – Он тебя и пальцем не тронет.

Она кивнула.

– Он вылетает из комнаты.

– Покажи мне ту дверь, о которой мы говорили, – попросил я.

– Теперь она прозрачная. И маленькая девочка за ней улыбается… она улыбается… надо же, – Бобби и сама заулыбалась.

Я спросил ее, что нужно сделать, чтобы девочка вышла оттуда.

– Сказать наконец, что он ошибался, и по-настоящему это почувствовать… потому что я уже говорила, что он неправ, и работала с этим, но не так.

– А как это почувствовать?

– Не знаю.

По наитию я попросил вынести на сцену еще один микрофон и сказал:

– Бобби, ты можешь встать и пройти вперед к центру сцены?

Она нерешительно посмотрела на меня, но повиновалась. Я дал микрофон Томасу, сидевшему в переднем ряду.

– Он ошибался, – сказал Томас и передал микрофон соседу. В течение пятнадцати минут микрофон переходил от одного слушателя к другому, и каждый говорил Бобби, что ее отец ошибался. Она плакала, не прекращая постукивать по точкам. Когда последний человек произнес эти слова, я вернулся на сцену и спросил Бобби, как поживает девочка.

– Ее там больше нет.

После обеда Бобби вернулась на сцену, чтобы поделиться своими результатами.

– Я сказала Никки, моей соседке по комнате, что у меня прошло колено, – а оно болело двадцать пять лет, – изумленно сказала она.

Потом она поблагодарила слушателей за то, что они поделились с ней любовью. Я спросил, что здоровое колено значит для нее и ее будущего.

– Теперь я могу идти к своему будущему, – ответила она. Зал взорвался ревом и аплодисментами.

Я попросил ее снова рассказать о ее пятом дне рождения. Она пересказала всю историю ровно, без слез, временами даже с улыбкой, и в конце добавила:

– Сейчас я поняла, что дело было не во мне. Он был потерянным человеком, и ему нужно было причинить кому-то такую же боль, какую испытывал он сам. А потом я вернулась на праздник и повеселилась от души, – засмеялась она. – А стальная дверь, после того как стала прозрачной, открылась и исчезла. Без следа.

На следующее утро Бобби снова поднялась на сцену, чтобы рассказать, как вчера вечером ездила в Нью-Йорк.

– Я прошлась вверх-вниз по лестнице на Центральном вокзале. Раньше я никогда бы на такое не отважилась, потому что подумала бы: во-первых, я слишком толстая, чтобы подняться по этой лестнице, и, во-вторых, у меня разболятся колени. Но вчера я ни о чем таком не думала. Я спокойно забралась наверх, – сказала она, и в зале зааплодировали.

Потом она рассказала, как вечером вернулась к себе в комнату, забралась в постель и услышала собственное оханье, как будто ей было больно.

– Но боли не было. И то же самое случилось утром, когда я вставала. Я охнула, но потом сказала себе: «Чего ты охаешь? У тебя же ничего не болит!» Она засмеялась, и снова раздался гром аплодисментов.

Несмотря на то что ее мозг был запрограммирован на ожидание боли перед тем, как заснуть, и первым делом с утра, никакой боли Бобби не почувствовала. Это наглядно доказывает, что дело не столько в боли, сколько в ее ожидании, в моделях поведения и эмоциональном заряде, кроющемся за ней. И когда вы избавляетесь от этих моделей и эмоций, боль исчезает, даже если мозг по-прежнему ждет ее появления.


Живи без боли

Краткий пересказ сеанса с Бобби

Вот схема, следуя которой, мы проработали эмоциональное воздействие детского воспоминания Бобби и избавились от него:

1. Сначала я попросил ее рассказать всю историю в процессе таппинга. Это лучшее начало, потому что оно дает возможность выявить воспоминания, мысли и чувства, скрытые в подсознании. Говорите все, что придет на ум, не поправляя себя и не стараясь следовать никакому методу или технике. На этом этапе можно дать себе волю.

2. Когда сила эмоций стала нарастать, я приступил к методу фильма, велев Бобби представить себе ту историю во всех подробностях, начиная с того, как выглядел ее отец. Этот метод задействует все чувства, используя не только зрительную память, но и память о звуках, запахах и прикосновениях. Чем больше различных ощущений, тем ярче воспоминание и тем сильнее действие таппинга – эмоциональный заряд сбрасывается быстрее и полнее.

3. Когда Бобби начала ощущать эмоции, связанные с воспоминанием – «фильмом», что мы смотрели, – я спросил, где она чувствует это воспоминание в своем теле. У Бобби «фильм» находился за толстой, прочной металлической дверью. У кого-то это может быть тугой узел в желудке, колющая боль в какой-либо части тела, онемение и т. д. Что бы это ни было, постарайтесь определить, где в своем теле вы чувствуете это воспоминание, и по возможности свяжите его со зрительным образом.

4. Продвигаясь по «фильму», мы останавливались на каждом эмоциональном моменте и простукивали его. Кроме того, я просил Бобби определить, где в ее теле она чувствует все эти тяжелые эмоции. Мы избавлялись от эмоционального воздействия каждого сложного момента, прежде чем идти дальше.

5. Когда мы добрались до эмоциональной кульминации истории – момента, когда отец Бобби сказал: «Клянусь богом, лучше бы ты вообще не рождалась», – я попросил ее остановиться и произнести эту фразу слово за словом, с каждым словом постукивая по новой точке. Она делала это в течение нескольких раундов, понемногу уменьшая эмоциональное воздействие слов, которые преследовали ее практически всю жизнь.

6. Когда мы простучали самые болезненные моменты истории Бобби и освободились от их влияния, я привнес в процесс немного шутливого веселья, предложив Бобби представить, как она швыряет в отца тортом. Старайтесь наслаждаться процессом, когда это возможно. Это очень важно! Шутки и веселье – мощные целители: они помогают вновь обрести контроль над ситуацией и при этом поднимают настроение.

7. Наконец, чтобы вскрыть толстую, прочную металлическую дверь, за которой были заперты эмоции Бобби, я воспользовался энергией толпы, передавая микрофон от слушателя к слушателю, чтобы они сказали ей то, что ей нужно было услышать: что ее отец ошибался. Если вы занимаетесь таппингом самостоятельно, то не сможете повторить это упражнение – но такой же эффект может оказать поддержка нескольких друзей, лично или онлайн, через социальные сети. Выбирая такой вариант, вы должны быть абсолютно уверены, что люди, к помощи которых вы обращаетесь, готовы поддержать вас и то, что вы делаете, не осуждая и не критикуя. Тут нужно полное принятие и стопроцентная поддержка.


Помните: каждый раз, как мы прорабатывали эмоционально заряженный момент, мы начинали историю заново, чтобы проверить результат. Это крайне важно! Необходимо возвращаться к пройденным частям истории («фильма») и проверять, по-прежнему ли они действуют на вас. Если они все еще как-то расстраивают вас, простукивайте их до тех пор, пока не сможете спокойно пересказать эту часть истории.

Живи без боли

Освобождаемся от болезненных детских воспоминаний

В первый раз за оба выходных дня, посвященных моему семинару по избавлению от боли, сразу несколько мужчин (которых на мероприятиях, посвященных преобразованию себя, обычно немного!) подняли руки, чтобы поделиться своими историями. Одним из них был Марк.

– Вчера, когда мы пытались определить, с чего у нас начались боли, я постоянно вспоминал то, что произошло восемь лет назад, – заговорил он, борясь с рыданиями.

Я велел ему начать постукивать.

– Кто-то вчера сказал мне, что хотел бы увидеть, как мужчина плачет на сцене, а я всегда рад угодить людям, – пошутил он.

– Хорошо, – сказал я, – подожди минутку. Сегодня у нас мужчины. Давайте, ребята, выходите на сцену… Нам понадобится несколько хороших парней для начала. – Я сказал «несколько», потому что женщин в зале было гораздо больше, чем мужчин.


Живи без боли

Достучаться до конца

До сих пор я показывал вам, как вскрывать слои воспоминаний и событий, и вы, наверное, уже спрашиваете себя: «Как же можно вскрыть их все?» Необязательно делать это за один раз. Можно поработать с одной стороной события, довести ее эмоциональное воздействие до двух и ниже и передохнуть. В следующий раз, когда будете работать с этим событием, вы заметите другую сторону и простучите и ее до двух и ниже. Будьте терпеливы и настойчивы, и мало-помалу вы сведете к нулю все, что связано с этим событием.

Живи без боли

Марк вышел на сцену, и я попросил его начать постукивать и одновременно рассказать о том, что произошло восемь лет назад. Он сказал, что это было тяжелое время; работая в саду, он порвал диск позвоночника, и с тех пор у него болели плечи и поясница.

– У меня были трудности с работой, с деньгами, все такое, но я раз за разом вспоминал то, что произошло, когда мне было двенадцать или тринадцать, – я работал с этим, но не думал, что оно имеет отношение к боли… и когда я начал это простукивать, то разворошил целую кучу событий, которые все связаны с одним определенным днем, вскоре после которого я и повредил поясницу… и я никогда раньше не думал, что все это связано. – Марк помолчал, явно стараясь совладать со своими эмоциями. – Дело в том, что… в детстве отец бил меня, а мальчик старше меня домогался. – Его голос дрогнул, на глазах выступили слезы. – Мужчины редко об этом говорят, потому что, понимаете, мы же мужчины… и я работал над этими эпизодами с другими специалистами, но никогда раньше не связывал их с болью. Отец ужасно обращался с нами. К нему нельзя было ни с чем прийти, нельзя было показать, что у тебя проблемы, или попросить помощи. Я постоянно слышал фразу: «Я вам дам повод для слез», и он давал нам очень тревожные поводы. Он использовал не только ремень; он придумывал жуткие наказания, так что нам было из-за чего плакать… Поэтому нельзя было ломаться, нельзя было показывать, что тебе тяжело, и мы все время боялись сделать что-нибудь не так.

Марк глубоко вздохнул.

– А потом пришел тот день, который я вспомнил, – со слезами продолжал он. – Тот мальчик был со мной, и вдруг вошел мой старший брат. Он не сказал: «Что тут происходит?» Он сказал: «Не бойся, Марк, я не скажу папе»… В двенадцать лет пелена спала у меня с глаз… и тогда нахлынули ярость… стыд… страх… и у меня в спине что-то напряглось.

Я несколько раз пробовал сосредоточиться на том дне, и каждый раз у меня в пояснице что-то напрягается и приходят ярость, стыд и страх… Я не могу убежать от этого. И у меня два сына – им десять и семь, и каждый раз, как я смотрю на них, то вижу себя в том возрасте и вспоминаю, что происходило… и я держал все это в себе, пока у меня не появились сыновья и я не увидел моего мальчика и не понял, что с ним может случиться… и, наверное, тогда у меня и начались боли.

Я спросил Марка, какая эмоция сильнее – ярость, стыд или страх.

– Это одно слово – ярость-стыд-страх. Это как электрический ток по всему телу. Болит-то у меня в одном месте, но когда вчера я связал все эти события с болью, когда до меня дошло, я как будто схватился за два электропровода. Это… везде.

Тогда я осторожно вернул Марка в тот день, когда его старший брат увидел, как другой мальчик пристает к нему.

– Тогда все сошлось. В тот день это закончилось, – сказал он. – Я не знаю, когда это началось.

Я спросил его, есть ли у него картинка того дня – как выглядела комната, в чем был его брат. Он зажмурился, борясь со слезами, кивнул и тихо произнес:

– Я все помню.

Увидев боль на лице Марка, я начал раунд таппинга:

– Несмотря на то что в моем теле есть все эти ярость, стыд и страх… из-за того дня… когда мой брат увидел… этот ужасный момент… я искренне и всецело принимаю и люблю себя.

На последних словах Марк смолк. Тогда в следующем раунде я заменил их на «Я принимаю часть себя», и мы продолжили простукивать циркулирующие в его теле ярость, стыд и страх:

– Тот ужасный день… когда мой брат вдруг вошел… и тот ужасный эпизод… мне так стыдно… я так зол… вся эта ярость… как такое могло случиться?.. Теперь я смотрю на своих мальчиков… и вижу себя в том возрасте… такой маленький… такой уязвимый… это было так неправильно… вся эта ярость… весь этот стыд… весь этот страх… в моем теле… пора их отпустить.

Когда мы закончили, я опять вернул его в тот день.

– Начинай снова постукивать с точки на брови, – сказал я. – Что ты почувствовал, когда твой брат открыл дверь?

– Мне страшно, – начал он. – Страшно, что у меня будут неприятности, страшно, что мой отец узнает.

– А что будет, если твой отец узнает?

– Не знаю. Кого-то побьют.

Марк заплакал. Страх, который он ощутил в тот момент, был все еще вполне реален, поэтому я провел с ним несколько раундов таппинга, концентрируясь на том моменте, когда его брат открыл дверь. Мы простучали его страх и стыд из-за того, что увидел его брат, и закончили фразой: «Но нет ничего страшного в том, чтобы принять себя, даже после всех этих ужасных дней… после того, что случилось… и что со мной сделали».

Когда мы закончили, электрический ток, о котором говорил Марк, ослаб с восьми до двух-трех из десяти. Он представил, как его брат открывает дверь, и не ощутил никакого страха. В его воспоминании о том дне оставались и другие эмоционально заряженные моменты, поэтому я попросил его продолжать постукивать по точкам, проигрывая в воображении все, что он помнит из того дня. Я сказал, что не обязательно проговаривать это вслух – достаточно представлять это себе и при этом не забывать отмечать любые перемены в напряженности, электрическом токе и боли.

Когда мы прорабатываем травму, нам очень нужна поддержка, поэтому я продолжал направлять Марка.

– Вспомни, что произошло, – говорил я. – Почувствуй то, что ты чувствовал.

Он постукивал по точкам, закрыв глаза и тяжело дыша; слезы бежали по его лицу.

Пока он проигрывал в воображении «фильм» о том дне, несколько раз эмоции явно захлестывали его. Тогда я говорил:

– Почувствуй, что испытывать эти эмоции не страшно.

Я не оставлял его. Когда он, по-видимому, справился с наиболее тяжелыми частями воспоминания, я стал возвращать его в настоящий день.

– Ты любим, – сказал я. – Несмотря на все эти ужасные вещи, что случились с тобой, ты любим. Представь себе ту свою младшую версию, представь всю оставшуюся боль или стыд, ярость и страх, что он чувствовал, и скажи ему: «Ты любим». Смелее, представь, как говоришь это ему. Все будет хорошо.

После нескольких минут таппинга лицо Марка начало расслабляться. Я попросил его представить себе все места в его теле, где скопились его ярость, стыд и страх, и увидеть, как они наполняются любовью – любовью к себе и принятием себя. Я попросил его почувствовать, как его тело откликается на эту любовь, надежду и радость, как возмущение унимается, мышцы расслабляются, освобождаются и делают первый свободный вдох.

Когда мы простучали то воспоминание, я попросил Марка остановиться и сделать глубокий вдох, вдохнуть все оставшееся напряжение и отпустить его, ощущая в сердце любовь к себе.

– Знай, что это – ты, – сказал я. – Это ты на пике своих сил и храбрости. Вот что значит быть мужчиной. Любовь в твоем сердце. Принятие себя. Решимость двигаться дальше и исцелиться. Вот что такое быть мужчиной. Не то, чему учил тебя твой отец. Не эта устаревшая модель того, каким должен быть мужчина. Почувствуй эту силу, эту решимость, этот покой.

Я проговаривал для него эту визуализацию в течение пары минут, а потом сказал, что он может открыть глаза, когда будет готов. Когда он сделал это, электрический ток в его теле исчез, а боль в спине ослабла до одного из десяти. Он задвигался на своем сиденье, наклонился вперед и в стороны.

– Такой гибкости у меня раньше не было, – сказал он, и зал взорвался ревом и аплодисментами. – Я говорил, что не могу убежать от этого, не знаю, как перестать зацикливаться на том, что произошло в той комнате, и то, что ты сделал для меня, мне очень помогло, потому что… мое отношение к сыновьям проистекает из любви, доброты и уважения к ним, а не из страха и боли. Я никогда не относился так к самому себе, – сказал он, чуть не плача. – Это я сейчас растрогался, а не паникую. – Слушатели засмеялись вместе с ним. – Я никогда не обращался с восьмилетним мальчиком внутри меня так, как со своим восьмилетним сыном, и мне кажется, что это поможет мне продвинуться вперед.

В зале снова зааплодировали.

Болезненные воспоминания, такие, как у Марка, нередко раз за разом прокручиваются у нас в голове даже много лет спустя. Поскольку возвращение к травме, мысленное и/или эмоциональное, дело по определению небезопасное, я призываю вас обратиться к помощи профессионала, прежде чем заниматься подобными болезненными воспоминаниями. Профессионал будет руководить вами в этом процессе шаг за шагом, как я руководил Марком, и позаботится о том, чтобы вы полностью избавились от эмоционального заряда и закончили позитивной визуализацией – это важно для того, чтобы вновь закрепиться в настоящем.

Мне кажется, для Марка было важно определить себя как новый тип «настоящего мужчины», достаточно храброго для того, чтобы чувствовать свои эмоции, принимать и любить себя. Он избавился от эмоционального воздействия своих воспоминаний, проигрывая их в воображении во время таппинга, и позитивная визуализация помогла ему закрепиться в том, кто он есть, вместо того чтобы теряться в болезненном прошлом.


Живи без боли

Боль и сопереживание

Когда доцент Шон Макей, специалист по боли и глава отделения лечения боли в медицинском центре Стэнфордского университета, приехал в школу к своему пятилетнему сыну и увидел, как несущийся ему навстречу сын упал и ударился головой, Макея просто физически тряхнуло. Когда мальчик ударился головой об пол, Макей услышал сильный глухой стук, отчего и он, и другие родители, бывшие поблизости, в ужасе ахнули. Когда он подбежал к сыну и спросил, что с ним, тот ответил, что все в порядке, и дал отцу пять.

На голове мальчика немедленно начала набухать шишка, но ему, казалось, было совсем не больно. Тогда Макей понял, что испытал, возможно, такую же или даже большую боль, чем его сын, увидев, как тот падает. В результате этого происшествия команда Макея в Стэнфорде провела исследование того, как сопереживание соотносится с болью.

В ходе исследования ученые следили за активностью мозга испытуемых с помощью фМРТ. Сначала одна рука испытуемого подвергалась тепловой боли силой в семь баллов из десяти. Затем ему показывали очень натуралистичные видео с людьми, получающими травмы (обычно профессиональными спортсменами). Представьте себе, что вы видите, как рука или нога атлета искривляется, и слышите громкий треск. Эти жестокие сцены показывались совершенно внезапно, без всякого предупреждения.

В обоих случаях – когда испытуемые подвергались физической тепловой боли и когда они смотрели видео с людьми, получающими травмы, – активировались аналогичные участки мозга, отвечающие за эмоциональные и когнитивные процессы. Эти результаты позволяют предположить, что, сопереживая боли другого человека, мы сами в какой-то степени ее чувствуем.

Живи без боли

Отпускаем прошлое

Когда мы решаемся использовать таппинг для того, чтобы освободиться от эмоциональных страданий, которые причиняют нам так и не потускневшие детские воспоминания, избавление от боли часто становится первым шагом в куда более значительном процессе. Как мы увидим далее, без тяжелого эмоционального груза родом из детства наши жизни меняются самым невероятным образом.

Глава 8

Преодолеваем сопротивление переменам

Живи без боли

А теперь давайте сменим тему. Мы уже говорили о прошлом, о наших травмах и переживаниях, которые могли сказаться на нашей боли и не дать ей уйти. Теперь же обратимся к настоящему. Что было бы, если бы боль прошла? Что бы изменилось к лучшему, а что – к худшему? В этой главе мы поговорим о недостатках избавления от боли и преимуществах боли.

Я уже слышу, как закрутились колесики у вас в мозгу: преимущества боли? Недостатки избавления от боли? Что? А что, если я скажу вам, что боль – это часть вас самих? Вы же только и мечтаете о том, чтобы избавиться от боли. За этим вы и читаете эту книгу!

Но процесс, который мы будем обсуждать в этой главе, неочевиден и неоднозначен. За него отвечает бессознательное, поэтому мы можем даже не осознавать, что он происходит.

Разрушительная сила бессознательного

Во время приступа боли вы мечтаете только о том, чтобы она прошла. Вы хотите чувствовать себя хорошо. Вы хотите жить так, чтобы вам не приходилось думать о боли перед тем, как заснуть, и первым делом поутру. Это ваш рассудок отчаянно желает избавления от боли.

Бессознательное куда хитрей. Мы уже видели, что его работа – защищать вас, и ради этого оно способно извращать и срывать желания вашего рассудка. Этот мощный процесс происходит внутри всех нас.

Я на себе испытал его действие в плане финансового успеха. Через несколько лет после выпуска из колледжа я нашел отличное место в развивающейся сфере веб-программирования и маркетинговых консультаций. Тогда я зарабатывал втрое больше, чем многие мои друзья. Чтобы отметить успех, я организовал недельный отдых в двух потрясающих домиках в Мехико с двенадцатью моими самыми близкими друзьями. Мы великолепно провели время; я и сейчас с удовольствием вспоминаю ту поездку.

На следующий год я попытался организовать похожее путешествие, но наши домики были недоступны, и в итоге каждому человеку пришлось бы заплатить больше, чтобы поехать. Несколько моих друзей вышли из игры, сказав, что не могут себе это позволить. Я стал звонить остальным, надеясь убедить их. Один из них ответил мне так: «Не все мы зарабатываем столько, сколько ты. Мы не можем просто делать все, что хотим». Это был тяжелый разговор, и я повесил трубку, чувствуя себя виноватым оттого, что зарабатываю больше, чем мои друзья. Неужели из-за моего финансового успеха люди злятся на меня? Завидуют мне? Неужели из-за него я теряю друзей?

Я не осознавал, что в результате этого разговора мое бессознательное перехватило управление. На следующий год мой бизнес стал разваливаться. Как это часто бывает, в моем поведении появились перемены столь незначительные, что поначалу я их даже не замечал. Например, я стал чуть менее отзывчивым к клиентам и начал тратить больше, чем раньше. Я принимал решения, которые понижали мой шанс преуспеть, – мелкие решения, но они быстро накапливались. Их результаты вскоре проявились во внешних обстоятельствах: несколько нужных мне проектов провалилось, а некоторые клиенты перестали мне платить.

Спустя год после памятного разговора с другом я залез в огромные долги. Однако преимуществом моего бедственного финансового положения стало то, что я снова смог сочувствовать друзьям. Мы все были в одной лодке, и ни у кого не было причин мне завидовать.

Когда несколько лет спустя я открыл для себя таппинг, то понял, что произошло, и воспользовался таппингом, чтобы преодолеть страх моего бессознательного потерять друзей в результате финансового успеха. С тех пор мое отношение к успеху и деньгам значительно изменилось, как и понимание того, какие возможности открываются перед человеком, решившимся осознать и изменить свои самые базовые убеждения – насчет денег, боли, любви и т. п.

Моя история – это всего лишь один из примеров того, как работает бессознательное. Оно так наловчилось защищать нас, что очень хорошо умеет скрывать от нас эмоции, убеждения и воспоминания, не встретившись лицом к лицу с которыми, мы можем не избавиться от боли. В этой главе мы посмотрим, как наше бессознательное способно держаться за боль, срывая ваши попытки избавиться от нее.

Когда боль становится частью нас

Джеси страдала от хронической боли с четырнадцати лет. К сорока годам она жила с фибромиалгией так долго, что уже почти не могла вспомнить, каково это – не испытывать боли. Посетив мой семинар по избавлению от боли и простучав несколько болезненных детских воспоминаний, она добилась того, что боль уменьшилась на 30–40 %. Однако несколько месяцев спустя она почувствовала, что боль возвращается.

– Жизнь продолжается, и боль возвращается… не такая, как была до семинара, но такая, что опять не дает мне жить, – объяснила она в начале нашего сеанса. – Я не очень понимаю, куда мне двигаться теперь (в плане таппинга)… Я просто хочу избавиться от боли и готова сделать для этого все, что нужно. Я очень сильно верю в эту технику.

Джеси ощущала скрипучую боль в челюсти и боль в запястьях, кистях рук, плечах и задней поверхности бедер. Для начала я попросил ее постучать по точкам в своем ритме, представляя себе, какой бы она была, если бы не испытывала боли.

Она описала этот образ вслух:

– Просто больше того, кто я есть и чем я занимаюсь, просто больше всего этого. Меньше вынужденного отдыха, меньше помех, меньше отмененных уроков и больше занятий тем, что мне нравится.

В четырнадцать лет боль, которую испытывала Джеси, помогала ей обрести утешение и облегчение от душевных страданий, которые ждали ее в школе и дома. Но теперь это перестало быть для нее актуальным: она построила для себя очень счастливую жизнь, с семьей и любимой работой. Теперь боль лишала ее дорогих занятий и людей – мужа, дочери и работы. Она уже не нуждалась в боли как в поводе спрятаться ото всех.

– Как думаешь, твое тело это поняло? – спросил я.

Иными словами, не посылает ли ее бессознательное телу обратных сигналов? Пока мы не воспользовались таппингом, чтобы исследовать ее отношение к боли и избавлению от боли, она не понимала, насколько глубоко образ боли въелся в нее.

В течение нескольких раундов мы с Джеси простучали безопасность жизни без боли. Я хотел дать ее бессознательному и ее телу понять, что им больше не нужно защищать хозяйку болью, ведь теперь она окружена людьми, которые любят ее, и занимается делом, которое приносит ей колоссальную радость и удовлетворение.

В процессе таппинга боль начала перемещаться – это указывало на то, что мы на верном пути, – а Джеси начала потеть, будто в лихорадке, что было странно. Она испытала несколько моментов озарения, поняв, насколько образ боли укоренился в ее личности и жизни. Поскольку взрослой она постоянно испытывала боль, то не могла представить себе себя и свою жизнь без боли. Поэтому вполне логично, что ее бессознательное воспринимало эту мысль как опасную и держалось за боль. Чтобы избавиться от нее, Джеси нужно было заново придумать себя как человека без хронической боли.

К концу сорокапятиминутного сеанса челюсть, запястья и задняя поверхность бедер Джеси перестали болеть. Боль в плечах перешла в середину спины и ослабла с восьми до пяти из десяти. Видя, как наш сеанс помог Джеси, я порекомендовал ей продолжать простукивать безопасность расставания с болью и с помощью таппинга создать образ жизни без боли, от которого ее не будет бросать в пот – буквально или метафорически.

Боль так стремительно захватывает нашу жизнь, что со временем может начать диктовать, что нам чувствовать и делать. В конце концов она даже может стать частью вас самих. Определяете ли вы себя – того, кто вы есть и кем можете стать, – как человека, испытывающего боль? Я часто слышу, как люди говорят, что становятся «другим человеком», когда ощущают боль. Невозможно не чувствовать и вести себя по-другому, когда ты ощущаешь боль. Однако со временем этот «другой человек», в которого превращает вас боль, может подавить вашу личность, не давая проявиться иным сторонам вашего «я» и вашей жизни.


Живи без боли

Боль так стремительно захватывает нашу жизнь, что со временем может начать диктовать, что нам чувствовать и делать. В конце концов она даже может стать частью вас самих… Определяете ли вы себя – того, кто вы есть и кем можете стать, – как человека, испытывающего боль?

Живи без боли

Стала ли боль частью вашей личности?

Возьмите свой блокнот и спросите себя: «Кем я буду без этой боли?» Запишите все, что придет на ум. Если не получается ответить на этот вопрос, попробуйте задавать его себе, постукивая по точкам.

В процессе этого упражнения мои клиенты часто обнаруживают следующие убеждения:

• Я не знаю, кто я без этой боли.

• Боль поглощает все мое время.

• Я не знаю, чего ждать, если это изменится.

• «Что-то изменится» значит «произойдет еще что-то плохое».

• Если у меня ничего не будет болеть, мне придется…

Давайте простучим эти убеждения, чтобы избавиться от них. Это будет общий таппинг убеждения в широком смысле; если всплывут какие-то еще мысли, воспоминания и более конкретные убеждения, простучите каждое из них в отдельности.

Прежде чем начать, произнесите вслух: «Я не знаю, кем буду без этой боли». Сколько в этом утверждении правды по шкале от нуля до десяти? Оцените по такой же шкале свою боль и запишите оба числа в блокнот. Теперь приступаем:

Точка карате: Несмотря на то что я не знаю, кем буду без этой боли, я все равно выбираю принятие себя.

Точка карате: Несмотря на то что эта боль стала частью моего «я», я все равно выбираю принятие себя и избавление от этой боли.

Точка карате: Несмотря на то что эта боль со мной так давно и я не знаю, как мне быть без нее, я все равно выбираю принятие себя и избавление от этой боли.

Бровь: Эта боль стала важной частью моей жизни.

Внешний уголок глаза: Я живу с этой болью уже давно.

Под глазом: Я жду, что мне будет больно…

Под носом: Часть меня нуждается в этой боли…

Подбородок: Кем я буду без этой боли…

Ключица: Получится ли у меня…

Подмышка: Что, если это будет для меня слишком…

Макушка: Я не могу отпустить эту боль.


Бровь: Что, если я отпущу эту боль и так и не стану счастливым/-ой…

Внешний уголок глаза: Я хочу захотеть отпустить эту боль…

Под глазом: Но я не уверен/-а как.

Под носом: Я не уверен/-а, что смогу.

Подбородок: Разве мне не нужна эта боль, чтобы защитить себя…

Ключица: Эта боль – часть моей жизни.

Подмышка: Эта боль делает меня особенным/-ой.

Макушка: Я не знаю, как жить без этой боли.

Глубоко вдохните несколько раз и еще раз скажите вслух: «Я не знаю, кем буду без этой боли». Сколько правды в этом утверждении теперь по шкале от нуля до десяти? Изменилось ли что-то в вашей боли? Отметьте все перемены в блокноте. Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам.

«Позитивный» раунд

Бровь: Эта боль – всего лишь период в моей жизни…

Внешний уголок глаза: Она – не я.

Под глазом: Я выбираю сознание того, что у моего «я» много сторон.

Под носом: В моей жизни начинается новая глава…

Подбородок: Я больше, чем я думал/-а.

Ключица: Я готов/-а узнать что-то новое…

Подмышка: О себе и своей жизни.

Макушка: Я могу избавиться от боли и спокойно оставаться собой.


Бровь: Мне не нужно, чтобы эта боль определяла, кто я есть.

Внешний уголок глаза: Она – не я.

Под глазом: Я знаю, что у моего «я» много сторон…

Под носом: И я могу начать новую главу своей жизни…

Подбородок: Главу без боли…

Ключица: И я могу изменить то, что не получается…

Подмышка: И наслаждаться тем, что получается у меня со здоровьем и в жизни.

Макушка: Я могу избавиться от боли и спокойно жить без нее.

Что дает избавление от боли

Вам кажется, что вы ничего так не желаете, как избавиться от боли, но при внимательном изучении того, что это будет для вас значить, вы можете наткнуться на такие ассоциации или части вашей жизни, о которых предпочли бы вообще не думать. В отличие от Джеси, боявшейся неизвестности, Кими на первом сеансе поняла, что выздоровление для нее означает возвращение к знакомой жизни, которую она не любила. Несколько лет она строила успешную карьеру банковской служащей, пока боль в шее из-за замороженного плеча (синдром лестничной мышцы) не стала такой сильной, что Кими уже не могла работать. Она ходила к разным врачам, делала уколы кортизона, но ничего не помогало. В конце концов ей пришлось уйти с работы и оформить инвалидность. Кроме того, недавно она перенесла операцию на запястном канале.

Когда я спросил Кими, что происходило в ее жизни, когда у нее впервые начались боли, она рассказала, что работала в отделении лондонского банка, расположенном в Беверли-Хиллз. Обстановка там была ужасной: в банке шли сокращения, а начальник Кими попал под следствие за финансовые нарушения. Кими, одна из немногих женщин в преимущественно мужской сфере деятельности, чувствовала, что на ее идеи не обращают внимания, хотя она была одной из самых опытных служащих.

Я попросил ее представить, что боль прошла, инвалидность снята, и она возвращается на работу; Кими почувствовала дурноту.

– Я до сих пор не знаю, чем хочу заниматься, когда вырасту, – пояснила она.

После того, как мы простучали ее тревогу из-за возвращения на работу, дурноту сменило новое ощущение:

– Я чувствую это в животе. Это как черная дыра в животе.

В этой черной дыре находился страх. После нескольких раундов таппинга он прошел, и Кими ощутила давящую боль, идущую по правой стороне шеи наверх к глотке.

– Это потому, что я все время молчала.

На работе она вела себя тихо, редко высказывая свои мысли и чувства: по ее словам, в финансовой сфере презирают предложения, исходящие от женщин.

– Они сначала пробуют все, что предлагают мужчины, а потом поворачиваются к тебе (женщине, находящейся в комнате) и спрашивают, что думаешь ты, и когда ты им объясняешь, они саркастически говорят: «О, отличная мысль».

– Это тебя злило? – спросил я.

– Я много прорабатывала мой гнев на мужчин, но к тому времени поняла, что женщин не слушают. Мы не должны высказывать свое мнение. Я просто жду, когда что-нибудь изменится.

Я почувствовал, что Кими накопила куда больше гнева на мужчин, чем осознает, и помог ей простучать его:

– Несмотря на весь этот гнев в моем теле, я вспоминаю все те моменты, когда что-то шло не так, а я молчала… я проглатывала его… весь этот гнев в моем теле… они не должны были так относиться ко мне… все эти ситуации, когда я хотела заговорить… но проглатывала слова… и если я отпущу эту боль… мне придется вернуться на работу… а я не хочу туда возвращаться… нет ничего страшного в том, чтобы чувствовать эту ярость… я вправе ее чувствовать… и выбираю отпустить ее… освобождаюсь от этой ярости прямо сейчас.

Когда мы закончили, я спросил, как подействовал таппинг.

– Он придал мне сил, – ответила Кими. Боль в глотке и подмышке у нее ослабла с шести до трех из десяти, а боль в глотке, кроме того, переместилась выше и из боковой стенки глотки в заднюю, чего раньше никогда не бывало.

Для проверки я снова попросил ее представить, что она избавилась от боли и возвращается на работу.

– Я чувствую тяжесть в сердце, потому что работа в финансовой сфере – не мое призвание.

Мы еще немного простучали остаточную боль и ярость, направленную на мужчин, давая организму и бессознательному Кими понять, что нет ничего страшного в том, чтобы чувствовать такие «опасные» эмоции, как ярость и гнев. Потом я попросил ее рассказать о каком-нибудь эпизоде, который отражал бы, как к ней относились на работе.

– Я была руководящим работником в офисе, но не имела права голоса – мне приходилось просто сидеть и смотреть, как другие все решают… Был один мужчина, француз, который отвергал или ставил под сомнение все, что я говорила… превращал это в какую-то борьбу за власть… а я чувствовала себя беспомощной, не способной сделать ничего, кроме как прийти в бешенство. Мне было не с кем поговорить, я была единственной женщиной, взбешенная и совсем одна.

– Представь, как ты сидишь там, чувствуешь себя беспомощной и бесишься. Где эти чувства находятся в твоем теле?

– В сердце.

Чтобы дать Кими возможность вернуть себе право голоса, я напутствовал ее:

– Прокрути это воспоминание еще раз, но теперь представь, как говоришь что-то другое. Почувствуй страх и тревогу, когда соберешься это сделать, но все равно скажи это.

– Ты ничего не понимаешь, – смеясь, сказала она.

– Почувствуй, как здорово это произнести, – подсказал я. – Представь себя сильной и уверенной в себе женщиной, знающей, о чем она говорит.

Тогда она начала проговаривать то, что мечтала сказать много лет:

– Все, что ты предлагаешь, бессмысленно в нашем обществе и нашей культурной среде, и, чтобы добиться успеха, мы должны зайти с другой стороны, – говорила она, представляя, что обращается к тому французу, своему бывшему коллеге, который всегда старался заткнуть ей рот или скомпрометировать ее.

К концу сеанса Кими осознала, что с помощью боли ее организм пытался дать ей возможность не возвращаться во враждебную, удушающую рабочую среду. Ярость, которую она испытывала, работая в той среде, слишком разрослась, поэтому организм спровоцировал боль, чтобы отвлечь ее. Теперь, когда боль в шее ослабла и перешла выше, Кими смогла отменить уколы блокатора в шею и использовать освободившееся время, чтобы поискать новую работу.

– Иногда приходится хорошенько покопаться, – сказал я ей в конце сеанса, – но теперь ты знаешь, что можешь это сделать. Поэтому возьмись за дело как следует, и через пару дней можешь насовсем избавиться от боли. Представляй себе, как возвращаешься на работу, и ощущай при этом тревогу и гнев – они помогают тебе установить контакт с твоей яростью. По мере того, как ты будешь простукивать эти эмоции и освобождаться от них, начнут появляться новые мысли, и процесс станет более позитивным. Сейчас расставание с болью имеет для тебя огромный недостаток. Тебе нужно сделать так, чтобы ты могла представить, как избавляешься от боли и видишь в этом огромное преимущество, потому что знаешь, что хочешь делать дальше. Если ты не сможешь создать позитивное представление о том, как боль проходит и ты этому рада, то она и не пройдет. Мы сейчас добились отличного результата за сорок пять минут, так что постарайся посвящать сорок пять минут в день тому, чтобы простукивать эти проблемы.

Через несколько дней Кими прислала мне электронное письмо, где рассказала, как у нее идут дела. После нашего сеанса боль у нее уменьшилась настолько, что она перестала пить таблетки. Кроме того, она приступила к обучению для новой работы, связанной с исцелением тело-ума, и поэтому ощущает прилив сил и с оптимизмом смотрит в будущее. В процессе таппинга она обнаружила несколько детских травм, которые также способствовали ее гневу на мужчин, и сейчас их прорабатывает.

«Вечно благодарна, – написала она. – Большая фанатка (таппинга). Активно поддерживаю ТЭС. И по-прежнему занимаюсь таппингом, когда выдается минутка».

В чем недостаток избавления от боли?

Возьмите свой блокнот и ручку. Затем закройте глаза и представьте, что боль ушла. Отметьте, как прекрасно вы себя чувствуете: впервые за долгое время у вас ничего не болит. А потом спросите себя: «В чем недостатки того, что я избавлюсь от боли?»

Может быть, придется вернуться к работе, которую вы терпеть не можете? Или исчезнет предлог избегать трудных и/или новых отношений? С какими сторонами своей личности или жизни вам придется столкнуться, когда боль пройдет?

Запишите в блокнот все, что придет на ум. Если ничего не приходит, придумайте что-нибудь, представьте, с чем пришлось бы иметь дело другим людям, если бы они избавились от боли.

Когда я проводил это упражнение на одном из моих семинаров и спросил, кто хочет поделиться своими результатами, то увидел лес рук. Вот что рассказывали люди:

«Я и так перегружен кучей дел, которые нужно переделать. Если бы у меня ничего не болело, у меня оставалось бы еще меньше времени на себя, а мне всегда неловко отводить дополнительное время для себя, когда еще столько всего нужно сделать».

«Я учусь фотографировать и очень стараюсь развить этот навык. Если бы у меня ничего не болело, мой муж ждал бы, что я буду стараться еще усерднее, а я сильно боюсь не только неудачи, но и успеха».

«До того как у меня начались боли, я столько всего делал, но мне всегда казалось, что этого мало. Если бы боль прошла, это было бы здорово, но в то же время у меня не было бы никаких ограничений, и мне бы опять начало казаться, что я делаю недостаточно».

«Без боли мне пришлось бы говорить людям „нет“, а я этого не умею».

«Я бы очень скучала по тому, как муж помогает мне укладывать волосы, потому что из-за боли я не могу держать фен».

«Я перестану быть особенной. Для меня не будут открывать двери. Мне всегда казалось, что такого особого обращения удостаиваются только стройные светловолосые люди, а я всегда была спортивной и независимой».

«Я был пилотом гражданской авиации и не очень-то уверенно чувствовал себя в этой роли, и если боль пройдет, мне придется выбирать: буду ли я и дальше пилотом или добровольно уйду с этой работы».

«Боль дала мне предлог не заводить постоянных отношений, потому что последние отношения были очень тяжелыми для меня, а моя болезнь меня ограничивает, и я использую это как предлог, чтобы не заводить новых отношений. Одной проще».

Звучит похоже или знакомо? Если да, допишите и это в блокнот.

Когда будете готовы, давайте простучим идею, что жить без боли – это не страшно. Прежде чем начинать постукивать, произнесите вслух: «Я боюсь отпустить эту боль». Сколько в этом утверждении правды по шкале от нуля до десяти? Оцените свою боль по такой же шкале и запишите оба числа в блокнот. В процессе таппинга не забывайте отмечать, не всплывут ли еще какие-нибудь идеи, воспоминания, события и эмоции, связанные с этим убеждением и болью, и отдельно простучите потом и их.

Точка карате: Несмотря на то что часть меня боится отпустить эту боль, я все равно выбираю принятие себя.

Точка карате: Несмотря на то что я не знаю, смогу ли спокойно жить без этой боли, я принимаю себя и свои чувства.

Точка карате: Несмотря на то что эта боль мне в чем-то помогает, я все равно выбираю принятие себя и избавление от этой боли.

Бровь: Часть меня боится отпустить эту боль…

Внешний уголок глаза: Какая-то часть меня все еще нуждается в этой боли.

Под глазом: Я не знаю, что будет со мной без этой боли…

Под носом: Она со мной уже так давно.

Подбородок: Я не знаю, что изменится, если ее не станет.

Ключица: Что, если я не справлюсь с этими изменениями…

Подмышка: Эта боль мне знакома…

Макушка: Я знаю, чего от нее ждать.


Бровь: Эта боль помогает мне спрятаться.

Внешний уголок глаза: Эта боль дает мне передышку.

Под глазом: Эта боль дает мне возможность сказать «нет».

Под носом: Эта боль не дает некоторым людям приближаться ко мне.

Подбородок: Эта боль удерживает некоторых людей рядом со мной…

Ключица: Эта боль привлекает их внимание…

Подмышка: Эта боль привлекает мое внимание.

Макушка: Что станет со мной, когда этой боли больше не будет…

Прислушайтесь к себе. Если жизнь без боли все еще пугает вас, продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Отмечайте также любые перемены в своей боли.

«Позитивный» раунд

Бровь: Я готов/-а отпустить эту боль.

Внешний уголок глаза: Я могу найти другие способы позаботиться о себе.

Под глазом: Я выбираю найти другие способы себя защитить.

Под носом: Я могу найти другие способы сказать «нет».

Подбородок: Я сильнее, чем думаю.

Ключица: Я вспоминаю, что я находчив/-а…

Подмышка: Что у меня есть право голоса и я кое-чего стою.

Макушка: Я могу отпустить эту боль и жить спокойно.

Сделайте глубокий вдох. Обратитесь к начальному утверждению – «Я боюсь отпустить эту боль» – и проверьте, сколько в нем правды теперь по шкале от нуля до десяти. Простукивайте его до тех пор, пока это значение не упадет до трех и ниже или пока вы не добьетесь желанного избавления от боли. Не забывайте отмечать любые перемены в своей боли.

Создаем разумные границы

Говоря о преимуществах боли и недостатках избавления от боли, мы увидели, что и в том, и в другом случае присутствует один и тот же компонент, а именно отсутствие разумных границ. Устанавливая разумные границы, мы заботимся о себе сами, и поэтому нашему бессознательному не нужно порождать хроническую боль, чтобы отвлечь наше внимание от тех сторон нашей личности и жизни, с которыми мы не хотим сталкиваться: по сути, границы делают это за него. Однако когда у нас нет границ, мы позволяем людям делать и говорить то, что беспокоит нас, и душим свои ответные эмоции. Мы уже видели, как со временем такие подавленные эмоции способны усугубить хроническую боль.

Мэдисон было трудно устанавливать разумные границы, особенно в общении с друзьями, которые не всегда поддерживали ее. На протяжении нескольких лет ее мигрени позволяли ей избегать встреч с этими друзьями. Боль становилась веской причиной для отказа от приглашений туда, куда Мэдисон не хотелось идти.

Спросите себя: умеете ли вы говорить «нет»? Чувствуете ли вы себя вправе сказать «нет» людям и жизненным ситуациям, которые почему-либо вам неприятны? Если нет, простучите это свое сопротивление тому, чтобы говорить «нет».

Когда я предложил Мэдисон представить, что она выздоровела, она моментально растерялась. С одной стороны, она ничего так не желала, как избавиться от боли, но с другой, не знала, как будет без нее жить. Она очень хотела, чтобы мигрени прекратились, но в то же время это означало для нее стресс: если боль пройдет, исчезнет простая отговорка, чтобы избегать друзей. Придется научиться говорить «нет», на что друзья могут обидеться, и в итоге она может остаться совсем без друзей.

В течение нескольких недель мы с Мэдисон работали вместе, простукивая ее страх и другие эмоции, и в конечном счете она научилась устанавливать разумные границы в общении с друзьями. Вместо того чтобы соглашаться на каждое приглашение, она прислушивалась к себе и отвечала, ориентируясь на то, что ей нужно и чего она хочет. Чем чаще она так поступала, тем меньше у нее болела голова, пока наконец не прошла совсем. Своими действиями Мэдисон доказала, что ей не нужна боль как отговорка, чтобы избегать друзей, и ее бессознательное поняло, что она может сама о себе позаботиться при помощи разумных границ.


Живи без боли

Устанавливая разумные границы, мы заботимся о себе сами, и поэтому нашему бессознательному не нужно порождать хроническую боль, чтобы отвлечь наше внимание от тех сторон нашей личности и жизни, с которыми мы не хотим сталкиваться.

Живи без боли

Где должны пролегать границы?

Зачастую мы даже не понимаем, где нам не хватает разумных границ. Доктор Брене Браун, автор книги «Дары несовершенства», ставшей бестселлером по версии «New York Times», придумала упражнение, позволяющее это выяснить. Оно называется «Дневник обид».

Составьте собственный «дневник обид» – список всех воспоминаний и ситуаций, которые возмутили вас. Добавьте туда и события, заставлявшие вас чувствовать себя неловко, – это еще одна распространенная реакция на то, что кто-то переходит ваши границы.

Когда закончите, выберите событие, которое возмущает вас больше всего, и оцените свое возмущение по шкале от нуля до десяти, а затем простучите его.

Когда возмущение ослабнет до трех баллов и ниже, подумайте, какую границу нужно было бы установить, чтобы избежать ситуации, которая вызвала у вас это возмущение. Может быть, нужно было сказать «нет», а не «да»? Попросить помощи, вместо того чтобы пытаться управиться со всем в одиночку? Высказать то, что вы чувствуете, когда кто-то сомневается, на самом ли деле вы больны/страдаете от боли?

Постукивая по точкам, представьте себя вновь в той же ситуации, но в этот раз установите границу, за которой будете чувствовать себя в безопасности. Скажите то, что хотели сказать, но не стали; сделайте то, чего не сделали. Отметьте, какие эмоции появляются у вас, когда вы представляете, как создаете эту границу, и позвольте себе почувствовать их. Продолжайте постукивать до тех пор, пока это событие или воспоминание не перестанет на вас действовать.

Так же поступите со всеми остальными событиями, которые записали в свой «дневник обид». Если список получился длинным, простукивайте одно-два события в день. Вы сами удивитесь, с каким объемом вам удастся справиться за такое сравнительно короткое время.

Освобождаясь от обид, перечисленных в дневнике, вы начнете лучше понимать, где вам следует установить границы.

Как установить разумные границы

Устанавливать границы можно по-разному: например, сказать «нет» вместо обычного «да», заговорить, вместо того чтобы, как всегда, промолчать, не открыться людям, которые вас не поддержат. Для большинства из нас это новый навык, которому нужно учиться, – а значит, поначалу будет неловко и страшно обидеть или потерять дорогих нам людей.

Первый шаг – это показать вашему бессознательному, что нет ничего страшного в том, чтобы установить разумные границы. Начните с малого: выберите ситуацию, которая вас не страшит или где вам особенно нечего терять, – например, не берите трубку, когда звонит друг или родственник, от которого нечего ждать поддержки.

Удерживая в воображении эту картинку, позвольте себе почувствовать любые эмоции, которые возникают у вас при мысли об установке границы. А теперь давайте простучим сознание, что ничего страшного в этом нет.

Когда вы думаете о том, чтобы установить эту границу, насколько сильно это вас беспокоит? Оцените это свое ощущение по шкале от нуля до десяти и дайте такую же оценку своей боли. Запишите оба числа в блокнот и приступайте:

Точка карате: Несмотря на то что я не очень-то умею устанавливать границы и не давать себя в обиду, я принимаю себя и готов/-а учиться.

Точка карате: Несмотря на то что меня никогда не учили устанавливать границы, я все равно принимаю себя и хочу этому научиться.

Точка карате: Несмотря на то что я не настолько уверен/-а в себе, чтобы устанавливать границы и высказывать то, что думаю, я принимаю себя целиком и, наверное, попробую это сделать.

Бровь: Я не знаю, как устанавливать границы.

Внешний уголок глаза: Мне нелегко постоять за себя.

Под глазом: Если я поставлю границу, другие разозлятся на меня…

Под носом: Я знаю, что мне неприятно будет говорить об этом.

Подбородок: Другим это не понравится.

Ключица: Я боюсь того, как они отреагируют, если я выскажу то, что думаю…

Подмышка: Я не умею высказывать свои мысли…

Макушка: Я не умею просить того, чего хочу.


Бровь: Мне страшно устанавливать границы…

Внешний уголок глаза: Я боюсь того, как другие отреагируют…

Под глазом: Я боюсь того, что они мне скажут…

Под носом: Не думаю, что у меня получится установить границы.

Подбородок: Другим это не понравится.

Ключица: Границы только добавят мне проблем…

Подмышка: Границы только усложнят мою жизнь…

Макушка: Мне так страшно устанавливать границы, но я понимаю, что они мне очень нужны.

Прислушайтесь к себе и отметьте, какие чувства установка границы вызывает у вас теперь. Оцените эти чувства по шкале от нуля до десяти. Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Отмечайте также любые перемены в своей боли. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим, и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Мне неловко просить о том, чего я хочу…

Внешний уголок глаза: Я не уверен/-а, что у меня есть право просить о том, чего я хочу.

Под глазом: Но что, если я смогу…

Под носом: Может быть, у меня получится попробовать…

Подбородок: Найти безопасную ситуацию, где я смогу попрактиковаться…

Ключица: Я могу найти людей, с которых мне будет не страшно начать.

Подмышка: Я могу выяснить, чего я хочу.

Макушка: Я могу взяться за это с радостью.


Бровь: Я заслуживаю того, чтобы меня услышали.

Внешний уголок глаза: Я могу понять, чего я хочу.

Под глазом: Я могу начать просить о том, чего я хочу.

Под носом: Я выбираю открытость установке границ.

Подбородок: Когда я прислушиваюсь к своим чувствам…

Ключица: И прошу о том, что мне нужно…

Подмышка: Я выказываю себе уважение.

Макушка: Я уважаю того/ту, кто я есть.

Прислушайтесь к себе и отметьте, какие чувства установка границы вызывает у вас теперь. Оцените эти чувства по шкале от нуля до десяти. Простукивайте их до тех пор, пока не поймете, что готовы устанавливать границы.

Как боль сказывается на отношениях с другими людьми

Иногда даже после того, как мы устанавливаем границы, люди переходят их, что становится поводом для переоценки наших с ними отношений. Многие чувствуют, что хроническая боль мешает их отношениям с другими людьми: из-за боли они чувствуют себя непонятыми, порицаемыми, одинокими. Они не умеют устанавливать разумных границ, которые помогли бы им выстроить прочные отношения.

Хане эта ситуация была хорошо знакома: ее хроническая боль и проблемы со здоровьем отрицательно сказались на ее отношениях с людьми. Годами ее родители тайно и явно сомневались в том, что их дочь действительно так уж больна: они настаивали, что она не нуждается в инвалидном кресле в ресторанах, тогда как Хана чувствовала обратное. Мать однажды отказалась подать ей костыли, а в другой раз, несмотря на просьбу Ханы, не опустила на унитаз специальное сиденье, из-за чего Хана, недавно перенесшая операцию, еле смогла с него встать.

Кроме того, недавно близкий друг спросил Хану, как она себя чувствует, а потом прочел краткую лекцию о важности физиотерапии. Даже ее врач, казалось, не верил, что из-за болезни соединительной ткани у нее возникли такие проблемы.

Из-за этих столкновений Хана постоянно чувствовала себя так, будто недостаточно старается вылечиться и избавиться от боли, хотя на самом деле почти все время и силы посвящала тому, чтобы узнать больше о своем заболевании и позаботиться о своем здоровье. Когда я спросил Хану, что она чувствует, когда думает об этих столкновениях, она ответила, что они «немного злят» ее. Она понимала, что злится, но не могла выразить эту злость, высказать то, что думает, не обидев дорогих людей.


Живи без боли

Нездоровые отношения: когда границы не держатся

Если человек постоянно нарушает ваши границы даже после того, как вы четко сообщили ему о них, возможно, вы имеете дело с нездоровыми отношениями. Если эмоциональный осадок от нездоровых отношений связан с вашей болью, вам, вероятно, не удастся добиться избавления от боли, пока вы с ними не покончите. В таком случае обратитесь за помощью, чтобы справиться с этими отношениями или разорвать их.

Живи без боли

Такое часто случается. Как сказала одна из слушательниц на моем семинаре: «Больше всего я боюсь, что, когда вернусь домой, мои друзья начнут расспрашивать меня о том, что здесь было, и, как всегда, скажут: „Когда ты уже наконец перестанешь заниматься всякой чепухой?“ Это очень обескураживает».

Другая поделилась: «Я боюсь, что таппинг мне не поможет, и тогда мне придется рассказывать друзьям об очередной странной практике. Я буду чувствовать себя дурой, а они скажут, чтобы я кончала с этими шарлатанствами. „Встряхнись!“ – скажут они мне».

В таких случаях, когда у нас не получается установить разумные границы, бессознательное спешит нам на помощь и порождает новую боль, чтобы отвлечь нас от людей и ситуаций, которые беспокоят и пугают нас.


Живи без боли

Четыре совета по созданию разумных границ

Создавая разумные границы, следуйте этим простым, но очень полезным советам Донны М. Уайт, лицензированного профессионального консультанта и сертифицированного специалиста по профилактике и психотерапии зависимостей, выложенным на сайте Psych Central:

1. Определите, где должна проходить граница. С помощью таппинга выясните, где у вас пролегают границы в отношениях с различными людьми и в различных ситуациях. От человека к человеку границы могут варьироваться, поэтому не беспокойтесь, если в отношениях с разными людьми они у вас располагаются по-разному. Главное – выяснить, где именно они проходят.

2. Будьте тверды в установлении границы. Чтобы пояснить, почему вы ставите здесь границу, можете поделиться своими чувствами или переживаниями, но в самом действии будьте тверды и не позволяйте себя отговорить.

3. Помните, что вы не в ответе за реакции других людей. Вы устанавливаете границы ради себя самого и собственного благополучия, а значит, не можете отвечать за то, как на это отреагируют другие. Их реакция – не ваша забота. Ваша главная цель – вступиться за себя, показать своему бессознательному, что ему не нужно с помощью хронической боли защищать вас от людей и ситуаций, нарушающих ваши границы.

4. Помните, что это не делается сразу. Нельзя в один момент научиться устанавливать разумные границы, поэтому будьте снисходительны к себе и помните, что это может занять какое-то время. Обращайтесь за помощью, ищите ответной реакции и будьте открыты новым, лучшим методам достижений своей цели.

Живи без боли

Избавляемся от чувства обиды и устанавливаем границы при помощи таппинга

Вот как с помощью таппинга можно избавиться от чувства обиды, оставшегося с прошлых попыток установить границы, и создать новые разумные границы в отношениях с людьми.

Вспомните пятерых человек, которые причинили вам боль или перешли ваши границы. Представьте, что один из них стоит перед вами. Если бы вы могли сказать ему или спросить у него что угодно о том, что произошло между вами и что вы почувствовали, что бы это было? Представьте, как говорите ему это – что вы при этом испытываете? Гнев, боль, страх, чувство вины?

Вот что мешает вам установить границы, и здесь-то нам и поможет таппинг. Простучите все всплывшие чувства, представляя себе реакцию этого человека, а затем переходите к следующей порции возникших чувств.

Спросите себя: «Когда еще я чувствовал/-а что-то подобное? О чем это чувство мне напоминает?»

Простучите все события, какие вспомнятся. Если ничего не вспоминается, просто продолжайте простукивать чувства, которые возникли, когда вы представляли, как высказываете то, что думаете и чувствуете, воображаемому собеседнику.

Вернитесь к той картинке: что вы чувствуете теперь, когда видите перед собой того человека? Простучите все остальные чувства, которые могут всплыть в ходе этого разговора. Представьте, как тот человек реагирует на вашу просьбу – вызывает ли его реакция в вас какие-либо чувства? Если да, простучите и их. Этот этап может занять приличное время – или всего несколько минут. Помните, что вы делаете это ради себя, поэтому если придется потратить чуть больше времени, это того стоит, потому что вы того стоите. Чем дольше вы будете прорабатывать различные сценарии, тем более уверенно будете чувствовать себя, когда действительно станете просить о том, что вам нужно или чего вы хотите.

Как закончите с этим человеком, переходите к следующему в вашем списке. Отметьте, было ли вам легче со следующим человеком, вызывал ли он у вас иные чувства. Возможно, с кем-то из списка вы справитесь быстрее, а с кем-то придется потрудиться. Когда вы научитесь устанавливать границы и выражать свои желания, это не значит, что вам перестанут встречаться люди, с которыми будет трудно иметь дело, но подумайте, как вы напрактикуетесь с помощью этого упражнения!

Глава 9

Учимся по-новому воспринимать себя, свой организм и свою жизнь

Живи без боли

Теперь, когда мы рассмотрели внутренние преграды, мешающие нам избавиться от боли, – и, надеюсь, преодолели их, – самое время отступить назад и взглянуть на ваше общее представление о себе, своем организме и своей жизни. Это поможет заложить надежную основу для длительного избавления от боли, а также общего здоровья и хорошего самочувствия.

Ключ к длительному избавлению от боли

В последний день моего семинара по избавлению от боли несколько слушателей подняли руки, чтобы рассказать, что с ними было вчера вечером.

– Обычно я просыпаюсь посреди ночи от жутких судорог, – начала одна женщина. – Прошлой ночью так и случилось. Ступня у меня пульсировала, и я подумала, что таппинг не помог, что я недостаточно стараюсь. Но потом я вспомнила, как ты говорил, что дело не в боли, а в том, что мы думаем о себе, поэтому я остановилась и спросила себя: что я думаю о себе? И поняла, что думаю о себе намного лучше. И, может быть, это и есть мой путь. Может, мне надо лучше думать о себе, принимать себя, любить себя больше… может быть, это и есть ключ.

– Если вам придется выбирать: любовь к себе и принятие себя или избавление от боли, – ответил я, – выбирайте любовь к себе и принятие себя. Я знаю, что боль – это ужасно, это полный кошмар, но ищите любовь к себе и принятие себя, потому что это – начало всего.

Я повторю это еще раз.

Как только вы разберетесь с проблемами, скрывающимися за вашей болью, и пока будете разбираться с ними дальше, в первую очередь сосредоточьтесь на том, чтобы принять и полюбить себя, потому что это – основа длительного избавления от боли, а также общего здоровья и хорошего самочувствия.


Живи без боли

Если вам придется выбирать: любовь к себе и принятие себя или избавление от боли, выбирайте любовь к себе и принятие себя. Я знаю, что боль – это ужасно, это полный кошмар, но ищите любовь к себе и принятие себя, потому что это – начало всего.

Живи без боли

Заново учимся любить и принимать себя

Когда боль становится нашим постоянным спутником, порождаемые ею отчаяние и безнадежность постепенно разъедают нашу самооценку и нередко подпитывают существующую привычку к самобичеванию. Брианна стала замечать это в себе на третьем сеансе, призванном помочь ее больным плечам.

– Когда тебе больно, – сказала она, – трудно представить, что это пройдет… Я понимаю, позитивное мышление и все такое, но это же постоянная борьба. В смысле, как от этого отстраниться, когда кажется, будто ты разваливаешься на части? Ник, мне понравилось, как ты говорил, что нужно понять, что происходит в нашем организме, – в моем организме уж точно происходит куча всего. Но когда я пытаюсь понять, лучше мне или хуже, получается, что я целыми днями только и думаю, что о своем физическом состоянии. А мое физическое состояние иногда приводит меня в отчаяние и гнев. Я спрашиваю себя: «Почему я? Когда это уже закончится?» И часть меня знает, что на это уйдет время, что боль не пройдет за одну ночь. В общем, для меня это как американские горки. Бывают хорошие дни, когда я думаю, что смогу это сделать, смогу вылечиться.

Она помолчала.

– А бывают дни, когда я оказываюсь в этой бездонной яме, когда мне кажется, что меня наказывают за что-то. Я смотрю вокруг и вижу, что, конечно, у моих друзей тоже есть проблемы, но их здоровье так не мучает, как меня. И мне не нравится, как я вынуждена жить. Я постоянно мечусь между надеждой, отчаянием и гневом. В общем, полный бардак.

В начале сеанса плечи у Брианны болели на восемь баллов из десяти. Каждый раз, как она прибегала к таппингу, на следующий день боль отступала, но вскоре возвращалась еще более сильной. В течение нескольких недель Брианна пыталась простукивать разные проблемы и наконец задумалась, сможет ли она вообще когда-нибудь полностью избавиться от боли. Даже когда ей становилось лучше, она не могла быть уверена, что это надолго. Боль все равно возвращалась.

– Иногда это становится слишком, и я опускаю руки. Возникает такое равнодушное чувство. Мне это не нравится, но я дошла уже до того, что мне все равно. Просто – вот и все, больше я ничего не добьюсь.

Чтобы избавить Брианну от чувства безнадежности, я помог ей простучать ее отчаяние и недоверие к собственному организму. Когда ее боль начала стихать, я перенацелил таппинг на любовь к себе и принятие себя.

– Я была так строга к себе… Я занималась самобичеванием… А теперь я могу стать добрее к себе… Я могу хорошо относиться к моему организму, такому, какой он есть… Я могу принять свой организм таким, какой он есть… Я принимаю себя такой, какая я есть…

Когда мы закончили, она заметила, что слова про самобичевание ей очень близки:

– Как будто лампочка зажглась. В смысле, да, я занимаюсь и чувствую себя так, как будто меня побили. Это так привычно, так знакомо… Это как канава, в которую я вечно падаю, вместо того чтобы любить себя, заботиться о себе и быть к себе терпеливой. Это очень важно.

– Попробуй каждый раз, как заметишь, что занимаешься самобичеванием, представлять, что ты буквально избиваешь сама себя, – предложил я. – Потому что фактически именно это ты и делаешь. Если ты по сто раз в день будешь бить себя по спине, плечам и шее, конечно, они заболят.

У меня бывало много клиентов, которые так долго были строги к себе, что это стало частью их натуры. Пока я не указываю на это самобичевание, они обычно даже не замечают, как сильно они бичуют себя. Очень важно выявить эту модель поведения и избавиться от нее с помощью таппинга.

Начиная превращать негативные, чересчур самокритичные мысли в позитивные, полные любви к себе, помните, что это не делается сразу. Очень немногие переходят от самобичевания к любви к себе и принятию себя всего за одну ночь или один сеанс таппинга. Нужно время, чтобы заново научиться относиться к себе с любовью, вниманием и уважением.

Также стоит помнить, что наша цель не в том, чтобы иметь только позитивные мысли. Я не знаю ни одного человека, кто бы был способен на такое. Стремитесь к тому, чтобы у вас было больше позитивных мыслей, чтобы со временем они перевесили негативные.

Спросите себя: какие негативные мысли постоянно крутятся у меня в голове? Когда я совершаю ошибку, я прощаю себя или продолжаю ее мусолить? Виню ли я себя в том, что другим что-то не удается или они несчастливы? Кажется ли мне, что я недостаточно хорош/-а, недостаточно стараюсь? Когда я смотрю в зеркало, начинаю ли я немедленно критиковать то, что вижу?


Живи без боли

Очень немногие переходят от самобичевания к любви к себе и принятию себя всего за одну ночь или один сеанс таппинга. Нужно время, чтобы заново научиться относиться к себе с любовью, вниманием и уважением.

Живи без боли

Отмечайте, как вы обычно относитесь к себе, и записывайте свои наблюдения в блокнот. Не забывайте простукивать эти модели мышления. Пока вы не избавитесь от эмоций и убеждений, скрывающихся за этими мыслями, они так и будут мешать вашему здоровью и благополучию.

Доверьтесь процессу, а не страху

Клиенты часто рассказывают мне, чем они занимались до того, как у них развилась хроническая боль. Они любили совершать долгие прогулки, любили готовить. Каждый день ездили на работу на велосипеде. Работали в саду по выходным. Они проводили время, рисуя, сочиняя музыку, плавая, играя с детьми. Это помогало им чувствовать себя хорошо. С помощью этих простых занятий они могли позаботиться о себе, выразить свою любовь к себе и принятие себя.

До того, как у Тары заболела шея, она заботилась о себе с помощью йоги. Она обожала йогу и то, как благодаря ей чувствовала себя физически, эмоционально и духовно. Но когда у нее разболелась шея, она отказалась от йоги, вообще стала избегать двигать шеей, плечами и верхней частью спины. Каждый раз, как она пыталась задействовать эти мышцы, то на следующее утро просыпалась с невыносимой мигренью.

У Тары, перенесшей несколько автокатастроф и одно нападение, обнаружили серьезную хлыстовую травму, перешедшую в стеноз позвоночного канала на уровне шейного отдела позвоночника: «В тридцать с небольшим у меня была шея, как у восьмидесятидевятилетней», – пояснила она. Через семь лет шея Тары так ослабела, что уже не могла держаться прямо – не выдерживала веса головы. Надеясь вернуть себе силу и свободу движений, Тара согласилась на редкую и серьезную операцию – семиуровневую шейную ламинэктомию, в ходе которой ей удалили большую часть кости из задней стороны шейного отдела позвоночника.

После операции Тара с мужем потратили сто тысяч долларов на физиотерапию, и хотя Тара снова научилась вертеть головой и смогла заниматься йогой, после каждой такой попытки наутро она просыпалась с той же невыносимой мигренью. В результате ей вновь пришлось отказаться от йоги. Как бы она ни скучала по ней – и по другим занятиям, требующим движений шеей, руками и плечами, – боли это не стоило.

Выслушав историю Тары, я спросил, что она чувствует в своей шее.

– Я чувствую, будто в ней скопились все эти слезы, – ответила она.

В течение нескольких раундов мы простучали слезы в ее шее и эмоции за этими слезами, после чего я попросил ее повернуть голову из стороны в сторону. Тара, убежденная, что назавтра проснется с мигренью, впала в панику, но повиновалась. Когда она описала шеей полный круг, я попросил ее встать в ее любимую позу йоги.

Эта мысль повергла ее в такой ужас, что она расплакалась. Позже она сказала мне:

– Когда ты попросил меня сделать это, я решила, что ты ничего не понял про мою болезнь.

Но, полная решимости двигаться дальше, она встала в свою любимую позу – позу воина.

На следующее утро потрясенная и изумленная Тара обнаружила, что чувствует себя вполне неплохо.

– Никакой боли, никакой мигрени, – вспоминала она в разговоре со мной несколько месяцев спустя. – И теперь, когда люди спрашивают меня про мою шею, я отвечаю: «А, с ней все в порядке». Я теперь даже не думаю о ней. Я забыла, что раньше это была такая проблема. Это так здорово! Теперь меня ничего не ограничивает.

Перед нашим сеансом она рассказала:

– Вся моя жизнь крутилась вокруг того, чего я не могла делать. Мой мир стал маленьким-маленьким, и я была в жуткой депрессии. Как будто у меня отобрали мое тело. Я не могла вынести мусор, не могла поднять белье для стирки. Я, такая молодая, стала такой несамостоятельной. Это уничтожило во мне саму идею независимости.

Позднее она сказала:

– Из-за боли в шее и мигреней моя жизнь остановилась. Это было не просто дорожное заграждение – скорее улицу окончательно перекрыли. Но когда мы с тобой простучали мою шею, у меня что-то изменилось внутри, эмоционально. Та-да! Улицу открыли.

Тот сеанс перевернул всю жизнь Тары: она перестала существовать и начала снова жить своей жизнью. Вспоминая о том, какой она была и как жила до того сеанса, она прибавила:

– Если бы мне пришлось давать совет человеку с такой же хронической болью, как у меня, я бы сказала: доверьтесь процессу, а не страху.

Чем бы вы занялись, если бы боль прошла?

Иногда лучший выход – перестать постоянно думать о боли и вместо этого заняться любимым делом. Кажется, что это сделать невозможно, когда боль не проходит или должна вернуться, но, занимаясь любимым делом, вы тренируете и выражаете любовь к себе и принятие себя – основу длительного избавления от боли, а также общего здоровья и хорошего самочувствия.


Живи без боли

Иногда лучший выход – перестать постоянно думать о боли и вместо этого заняться любимым делом… На пути к будущему, свободному от боли, вы должны научиться открываться для новых возможностей, нового взгляда на свой организм, свою жизнь и себя.

Живи без боли

На пути к будущему, свободному от боли, вы должны научиться открываться для новых возможностей, нового взгляда на свой организм, свою жизнь и себя. Возьмите свой блокнот, а также карандаш или ручку. Спросите себя: «Чем бы я занялся/-лась, если бы у меня ничего не болело?» Запишите все, что придет на ум, от стирки и работы в саду до путешествий по миру, пробежек, игр с детьми или смены поля деятельности. Не убирайте получившийся список далеко – мы вернемся к нему чуть позже.


Живи без боли

Врач избавляется от хронической боли в плече и колене с помощью таппинга

Кандидат наук Лори Лейден, директор Фонда таппинга (The Tapping Solution Foundation), на конференции по интегративному лечению боли учила таппингу врачей. У одного из них уже несколько лет болели плечо и колено. В ходе группового сеанса таппинга он с изумлением обнаружил, что его хроническая боль ослабла с семи до четырех из десяти.

На следующий день этот врач работал непосредственно с Лори. Он отметил, что со вчерашнего дня его состояние не ухудшилось: боль так и осталась на уровне четырех из десяти. В ходе сеанса он также озвучил свое ограничивающее убеждение, что из-за боли не может участвовать в соревнованиях по теннису, и связал свою боль с тем, что четыре года был вынужден наблюдать, как его перенесший инсульт отец угасает из-за плохого медицинского ухода и с горем и печалью оттого, что потерял двенадцать из четырнадцати своих родных.

К концу сеанса этот врач стал двигаться значительно свободнее, а его боль ослабла до одного из десяти, отчего он пришел в полный восторг. Когда Лори спросила его о соревнованиях по теннису, он ответил, что теперь его не волнует это – он и без тенниса найдет чем заняться. Он также отметил, что теперь лучше сможет заботиться о своих пациентах, потому что больше не боится быть уязвимым.

Таппинг не только избавил этого человека от боли, но и помог ему по-новому взглянуть на свой организм и открыть в себе новые качества, которые научат его лучше заботиться о своих пациентах.

Живи без боли

Когда боль управляет нами

Со временем боль захватывает не только тело – она начинает разрушать и другие стороны нашей жизни. После нашего сеанса Тара поняла, как это происходило у нее. Когда хроническая боль в шее захватила ее тело, у нее началась депрессия, и оттуда вся ее жизнь покатилась по наклонной.

– Из-за депрессии у меня начались и другие проблемы – я без конца ела и постоянно покупала что-то в интернете. Я потратила кучу денег, – рассказала она, когда мы связались с ней через несколько месяцев после наших сеансов. – Я увязла в этом, как в болоте, и на самом деле думала, что не проживу без этого. Да и дома у меня был полный бардак.

После того как мы провели с ней несколько сеансов таппинга, Тара не только снова начала заниматься йогой и вести активный образ жизни, но и прекратила тратить деньги в интернете и навела порядок в доме. Это было совсем не сложно – просто раньше ей не хотелось этим заниматься. Такое часто случается, когда мы прорабатываем глубоко залегающие проблемы, связанные с болью: остальные ограничивающие модели поведения, проблемы и преграды в нашей жизни рассыпаются, потому что мы лучше себя чувствуем. Нам уже не хочется наплевательски относиться к себе или избегать того, что у нас не получается, – вместо этого нас тянет улучшить свою жизнь, заняться любимым делом. Мы уже видели, что это работает и в обратную сторону: некоторые люди, простучав свои проблемы, связанные с отношениями с другими людьми, финансами, работой и т. п., добиваются желанного избавления от боли.

Это еще одно доказательство того, что суть боли и избавления от нее не только в ее наличии или отсутствии. Стать свободным от боли – значит избавиться от скопившихся эмоций и убеждений, а также переоценить выборы, которые вы сделали в своей жизни. Даже если боль у вас уже прошла, беспристрастно и тщательно изучите свою жизнь: нужно разобраться со всеми постоянными источниками стресса, иначе боль может вернуться. И даже если эти источники никак не связаны с болью, почему бы не сделать свою жизнь настолько полноценной, счастливой и лишенной стресса, насколько это возможно?

Возьмите свой блокнот, а также ручку или карандаш и начните изучать свою жизнь со всех сторон: отношения с людьми, работа, финансы, дом, образ жизни (рацион, физические упражнения, распорядок дня, семейная обстановка) и т. д. Способствует ли ваш образ жизни здоровью и благополучию? Отношения с другими поддерживают или подрывают ваше эмоциональное, душевное и физическое здоровье? А как насчет вашей работы, занятий, вашего места жительства?

Мы не сможем в этой книге уделить время каждой проблеме, но постарайтесь понемногу разобраться в том, что в вашей жизни идет как надо, а что – нет. Время беспристрастно выделить все стороны вашей жизни, требующие более пристального внимания, простучать то, что идет не так, и в нужное время внести необходимые изменения.

Если вы теряетесь, пытаясь разом охватить сразу всю свою жизнь, попробуйте постучать по точкам, спрашивая себя: «Что в моей жизни вызывает у меня стресс? Из-за чего я чаще всего волнуюсь? Что заставляет меня тревожиться, злит и/или страшит меня?» Запишите в блокнот все, что придет на ум, и простучите эти проблемы постепенно, одну за другой.


Живи без боли

«Настройка» и «отключение»

Когда мы говорим о том, как помочь себе, важно отличать «настройку» на то, что позволяет нам почувствовать себя лучше, – людей, занятия и стремления, которые обогащают нас, – от того, что позволяет нам «отключиться».

ТВ, интернет и электронные устройства – это забавные и иногда необходимые средства отвлечься. Они позволяют нам отключиться на время, но не могут так захватить нас и принести нам такое же удовлетворение, как сочинение музыки, занятия йогой, работа в саду и другие любимые занятия и увлечения. Это не значит, что мы должны перестать пользоваться современными технологиями и отказаться от наслаждения, которое они дарят, но, чтобы действительно помочь себе, следует уделять больше времени людям и занятиям, которые обогащают нас, а не просто отвлекаться от того, что происходит у нас в организме и в жизни.

Живи без боли

Всеведущие колени: тело и физические упражнения

Всех своих клиентов я призываю уделить особое внимание тому, как они воспринимают собственное тело, и их отношению к физическим упражнениям. Когда Кевин простучал эмоциональное воздействие травмирующих воспоминаний родом из детства и освободился от них, пришло время поговорить о том, как он воспринимает свое тело.

– Есть ли у тебя надежда на выздоровление? – спросил я.

– Врачи так не считают, – ответил он, не прекращая постукивать по точкам.

– А ты как думаешь?

– Мне хочется думать, что надежда есть.

Кевину заменили оба тазобедренных сустава; кроме того, у него нашли серьезный стеноз спинномозгового канала. Годами он мучился от боли в ступнях, шее и правом плече. Несколько раз в день он принимал обезболивающие, которые унимали боль, но все равно чувствовал себя разбитым. Как он сам выразился: «Болит уже не так сильно, но и состояние не идеальное». В результате он набрал значительный вес, который еще сильнее ослабил его и усугубил боль.

– А тебе есть на что надеяться?

– Да, на мои колени. Это единственный основной сустав, с которым никогда не было проблем.

– Железобетонные колени, – сказал я.

– Да, я всегда могу на них положиться.

Я попросил его придумать имя своим коленям и начать постукивать по точкам. После небольшой паузы он сказал:

– Всеведущие колени.

Чтобы сделать процесс веселее и образнее, я велел его коленям созвать собрание:

– Внимание, внимание! Всеведущие колени объявляют собрание открытым. Вызываем правое плечо. Видишь, как оно входит, прихрамывая?

– Вползает, – заметил Кевин.

– Хорошо, правое плечо вползает на собрание. Теперь вызываем шею!

– Шея входит, прихрамывая.

– Какие еще части тела приглашены на собрание?

– Левая нога: у нее проблемы с сухожилием. Вот она шлепает. Теперь правая нога – вот она волочится. Еще глаза: они немного косят. И закупоренный позвоночник.

– Вот они все собрались. А вот колени, в которых живет надежда, колени, которые суть надежда. Что они говорят этой расхристанной толпе?

– Для начала мои колени стоят в шляпах сержантов-инструкторов.

– Отлично! И что они говорят?

– Эй вы, кучка слабаков, займитесь делом! Выстройтесь по порядку. Делайте свою работу!

– А что еще?

– Работайте с удовольствием, а когда закончите – вольно.

Отождествив себя с сильной частью своего тела – своими коленями, – Кевин смог воспринять свое тело в позитивном ключе и придать ему сил. Всего за несколько минут он представил, как должно работать его тело: пусть действует, когда нужно, а потом расслабляется и отдыхает.

– Итак, у тебя тут несколько курсантов, которых надо поучить, – сказал я.

– Именно, – ответил он, продолжая постукивать по точкам.

– Представь, как твои колени вправляют им мозги.

– Соберитесь и дайте мне пять. Приведите себя в порядок, чтобы вы могли выполнять свою работу.

Я решил проверить его новый взгляд на свое тело и физические упражнения:

– Тебе нужно будет упражняться, чтобы прийти в форму, и иногда это будет больно.

– Без труда не вытащишь и рыбку из пруда, – ответил Кевин.

– Что делают собравшиеся части тела?

– Встают в строй.

– Отлично. Теперь у них есть лидер. Может, как раз его им и не хватало.

– Это точно, – сказал Кевин, продолжая постукивать по точкам.

– Теперь у твоих частей тела появилось представление о будущем. Они видят твои колени, видят, как хорошо они работают. Почувствуй эту силу в своем теле. Твой позвоночник становится сильнее; твоя шея, плечи и ступни становятся сильнее. Ты чувствуешь эту силу? Чувствуешь эту уверенность?

– Еще как чувствую! Теперь они двигаются свободнее, плавнее… уже не такие стертые и сухие.

– Помни, что ты всегда можешь вернуться туда. Твои колени приведут тебя. Ты можешь снова стать сильным. Можешь стать тем мужчиной, какой ты есть и каким всегда хотел быть. Ты можешь быть сильным – и в то же время уязвимым, отважным – и любящим, увлеченным – и спокойным.

Когда мы закончили, я спросил Кевина, как он себя чувствует. Боль в шее у него ослабла с пяти до одного из десяти, в плече – с пяти до нуля. И, что не менее важно, он сумел по-новому взглянуть на свое тело. Колени придали ему сил, и, опираясь на них, он сможет вести свое тело вперед. Вместе они смогут вернуть себе физическую силу и гибкость благодаря регулярным упражнениям: именно благодаря им наше тело становится здоровым, сильным, свободным от боли – и остается таковым.

Укрепляем тело

Боль ограничивает подвижность, что почти всегда приводит к ослаблению мышц и хрупкости костей. Чем слабее ваше тело, тем уязвимее вы для боли и травм. Для длительного избавления от боли необходимо регулярно заниматься физическими упражнениями. Как пишет Джон Сарно, автор книги «Как вылечить боли в спине. Люди должны знать правду!», регулярные физические упражнения – один из лучших способов избавиться от боли:

«Каждый пациент, хоть это и непросто, должен преодолеть свой страх перед движениями, который сковывает сильнее, чем боль, и вернуться к нормальной физической активности, чтобы снова стать здоровым человеком… И главная задача во время лечения – избавиться от страха и возобновить нормальную физическую активность».

Многим не дает упражняться страх новой боли, и именно этот страх, а не сама физическая активность, становится величайшей преградой на пути к возобновлению нормальной физической активности. Страх оттого, что физические упражнения усугубят боль, может усилиться настолько, что негативно скажется на организме, и поэтому Сарно рекомендует приступать к упражнениям, только будучи уверенным, что они облегчат боль:

«Нужно преодолеть страх перед наклонами, поднятием тяжестей, бегом, игрой в теннис, другими видами спорта и сотнями простых движений. Забудьте весь вздор о том, каким образом вам можно наклоняться, садиться, вставать, ложиться, поднимать, как плавать, какой стул купить и на каком матрасе спать, какие туфли и корсет носить и тому подобные медицинские мифы…

Я предлагаю своим пациентам понемногу возвращаться к нормальным движениям начиная с момента ослабления болей, когда они чувствуют, что уверены в поставленном мною диагнозе. Если начать раньше, боль может усугубиться. Тогда страх многократно усилится, и процесс выздоровления затормозится».

Обосновывая необходимость возобновления физических упражнений, Сарно добавляет:

«В связи с вышесказанным хочу отметить, что совет возобновить нормальную двигательную активность, в том числе и довольно интенсивную, я давал за последние семнадцать лет огромному количеству людей, и не помню ни одного случая, чтобы кто-то назвал его причиной повторного появления боли» (пер. Н. Болховецкой).

Хотя некоторым подход Сарно кажется слишком радикальным, внешние исследования подтверждают его правоту. В одном эксперименте, результаты которого были опубликованы в журнале «The BMJ» (ранее называвшемся «British Medical Journal», «Британский медицинский журнал»), в течение года участвовали 187 человек от восемнадцати до шестидесяти лет с больной поясницей. Их без подбора разделили на две группы. Экспериментальная группа проходила лечение по программе, включавшей физические упражнения, тогда как другой группе оказывали стандартную медицинскую помощь при болях в спине. Через шесть недель в экспериментальной группе наметилось небольшое, а через шесть месяцев – значительное улучшение по сравнению с другой группой. Через год участники экспериментальной группы, регулярно занимавшиеся физическими упражнениями, добились заметного облегчения боли в пояснице; кроме того, им реже требовалось медицинское вмешательство в связи с этой болью, а на работе они брали куда меньше отгулов.

Доктор Джеймс Рейнвилль, глава отделения физиотерапии и реабилитации в Баптистской больнице Новой Англии в Бостоне, штат Массачусетс, также продемонстрировал, что физические упражнения способны облегчать боль. Для своих пациентов с умеренными и сильными болями в спине он запустил программу, известную как «учебный лагерь по болям в спине» – Национальное общественное радио сообщило, что она оказалась эффективнее, чем операции на спине и обезболивающие.

«Учебный лагерь» доктора Рейнвилля – это шестинедельная интенсивная программа физических упражнений, нацеленных на развитие силы и гибкости, особенно мышц спины. В ходе программы пациенты ходят, бегают, поднимают тяжести, занимаются аэробикой и т. д.; к ее концу многим удается значительно ослабить боль или вовсе избавиться от нее. Кроме того, за эти шесть недель они нарабатывают достаточную силу и подвижность, чтобы вернуться к нормальной активной жизни; у многих прибавляется сил, улучшается сон, уходит лишний вес и поднимается настроение.


Живи без боли

Физическая активность и страх повторной травмы

Моя подруга Стейси Ворнброк, магистр наук и лицензированный персональный консультант, с 2003 г. работала с сотнями элитных и начинающих спортсменов, используя таппинг, чтобы помочь им лучше выступать и избавиться от распространенного страха повторной травмы. Ее программа по восстановлению после травмы включает множество аспектов, в том числе два наиболее важных: страх повторной травмы и память о необходимости защиты.

Многие ее клиенты страдали от хронической боли и переносили множество травм различных частей тела. Вот что она рассказала мне о страхе повторной травмы:

«Когда человек получает травму, на клеточном уровне вырабатывается множество химических соединений, в том числе эмоции (это тоже химические соединения), которые скапливаются в клеточных рецепторах вокруг поврежденной области. Организму немедленно сообщается страх повторной травмы, и он запоминает, что поврежденную область необходимо защищать, поэтому человек начинает двигаться так, чтобы уберечь раненую часть тела. Это может привести к дополнительным травмам, так как теперь человек двигается, ходит, бегает, играет и т. п. не так, как обычно.

Очень важно понять, что страх повторной травмы и память о необходимости защиты остаются навсегда, если не отпустить их на клеточном уровне. Чем больше травм получает человек, тем больше страха и напряженности скапливается в организме. Тело приучается работать с учетом этого страха, однако человек не сможет работать в полную силу, пока у него в клетках сохраняются страх повторной травмы и память о необходимости защиты.

Спортсмены прекрасно знают о страхе повторной травмы и о том, как человек начинает беречь себя после травмы, но стараются мысленно это преодолеть. Увы, раздумьями тут не поможешь, однако с помощью таппинга можно освободить организм от этих страхов. После нескольких сеансов мои клиенты начинают выступать так же, как и до травмы.

Вот пример того, как страх повторной травмы повлиял на одного из моих клиентов.

Я работала с восемнадцатилетним гимнастом, который был лидером своей группы в «Гимнастике США»: он не мог стабильно выполнять упражнения на ручках коня, на перекладине и вольные упражнения. Разумеется, именно в этих трех видах упражнений он чаще всего падал и получал травмы. Он растянул связки на обеих ногах по меньшей мере десять раз; заработал большой синяк на ступне, ударившись о перекладину при соскоке; несколько раз падал с ручек коня; растянул левое запястье; повредил спину и лодыжку, неудачно приземлившись при соскоке через снаряд (он услышал, как хрустнул позвоночник); вывихнул колено при приземлении в вольных упражнениях.

В результате каждый раз при приземлении он напрягался и сдерживался, что грозило ему новыми травмами и не давало выступать в полную силу. Только представьте, какого напряжения сил и воли ему стоило преодолевать боязнь падения и травмы каждый раз, как он приземлялся на тренировках и выступлениях. Вместо того чтобы очистить свой разум и позволить телу проделать привычные действия, он отвлекался, готовясь к приземлению.

Мы простучали страх повторной травмы и память о необходимости защиты для каждой травмы, а также страх перед каждым снарядом и приземлением при соскоке с него. Затем мы с помощью таппинга привели его тело в согласие с каждым снарядом, чтобы создать между ними гармонический резонанс, который позволил бы его телу находиться на одной волне с этим снарядом и легко работать с ним.

В том году он поставил себе цель оказаться среди пятидесяти сильнейших на первенстве США – а в результате занял место в первой пятерке, далеко превзойдя эту цель!»

Живи без боли

Учимся по-новому смотреть на физические упражнения

Хотя большинство исследований того, как физические упражнения помогают при хронической боли, посвящены болям в спине, важно понимать, что регулярные упражнения играют очень важную роль в длительном избавлении от боли, а также общем здоровье и хорошем самочувствии. Главное – ваше отношение к тому, как упражнения повлияют на ваш организм и на боль.

Чтобы выработать позитивное восприятие физических упражнений, простучим страх, что они принесут только новую боль.

Когда вы думаете, что физические упражнения могут принести вам боль, что вы чувствуете? Оцените свои эмоции по шкале от нуля до десяти и дайте такую же оценку своей боли. Запишите оба числа в свой блокнот и приступайте:

Точка карате: Несмотря на то что я убежден/-а, что физические упражнения принесут мне только боль, я принимаю эти свои чувства.

Точка карате: Несмотря на то что я уверен/-а, что мне будет больно заниматься физическими упражнениями, ведь раньше так оно и было, я принимаю себя даже с этими страхами.

Точка карате: Несмотря на то что физические упражнения причиняли мне боль раньше и наверняка причинят и теперь, я готов/-а удивиться тому, что это будет не так.

Бровь: Я не могу делать физические упражнения, потому что это больно…

Внешний уголок глаза: Я знаю, что мое тело возмутится, если я стану их делать.

Под глазом: Я уже поплатился/-лась за них…

Под носом: Я уверен/-а, что мое тело разозлится на меня.

Подбородок: Оно одеревенеет и разболится…

Ключица: Это того не стоит.

Подмышка: Упражнения – это слишком тяжело!

Макушка: У меня нет на них времени.


Бровь: Мне страшно двигаться…

Внешний уголок глаза: Я не уверен/-а, что мое тело способно быть сильным.

Под глазом: Оно уже подводило меня…

Под носом: И мне тяжело довериться ему снова.

Подбородок: Возможно, мне стоит помягче обходиться со своим телом…

Ключица: Позволить ему набраться сил…

Подмышка: Потихоньку, шаг за шагом…

Макушка: Но мне все равно страшно двигаться.

Прислушайтесь к себе. Что вы теперь думаете насчет физических упражнений? Оцените силу своих эмоций по шкале от нуля до десяти. Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Отметьте также, не изменилось ли что-то в вашей боли. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Что, если бы я начал/-а активно двигаться…

Внешний уголок глаза: Я могу найти удовольствие в движении…

Под глазом: Мне нравится знать, что это так просто!

Под носом: Мне нравится знать, что есть столько способов стать активным человеком!

Подбородок: Когда я двигаюсь, я участвую в жизни…

Ключица: Я играю со своим телом…

Подмышка: Я удивляюсь, видя, что мое тело хочет двигаться!

Макушка: Я удивляюсь тому, что мое тело наслаждается движением.

Глубоко вдохните и еще раз подумайте об упражнениях. Какого вы мнения о них теперь? Оцените свои эмоции по шкале от нуля до десяти и продолжайте постукивать до тех пор, пока они не ослабнут до трех баллов и меньше, даже если на это уйдет двадцать минут. Не забывайте прислушиваться к своей боли и отмечать все перемены.

Вперед, в новое будущее!

Когда вы разберетесь с тем, что пошло не так в вашей жизни, и научитесь думать, существовать и жить так, чтобы способствовать избавлению от боли, вы естественно станете больше любить и принимать себя. Следующий шаг – это создать новый образ своего будущего, образ, который не ограничен свободой от боли.

Глава 10

Создаем образ здорового будущего

Живи без боли

Когда вы представляете себе свое будущее, что вы видите? Можете ли вы представить, как живете здоровой, свободной от боли и полноценной жизнью? Видите ли, как вы сами, ваш организм и ваша жизнь становятся лучше с каждым днем?

Путь к такой жизни заключается не только в избавлении от боли, но и в продвижении вперед новыми способами, отказе от старых моделей поведения и выработке образа здорового, полноценного и, да, свободного от боли будущего. Итак, приступим!

Занимаемся любимыми делами

Для начала займитесь чем-нибудь, что вы так любили делать до того, как у вас начались боли. Например, для Сары это были пробежки с ее псом Тигром.

– Этим утром я гуляла с Тигром, – рассказывала она, – и он вдруг развеселился, и я обнаружила, что бегу рядом с ним по тротуару, поддавшись влиянию момента. И я подумала: «О нет, мое бедро мне это припомнит», потому что обычно после бега оно пульсирует еще несколько часов или даже день или два. Но в этот раз, после таппинга, я ничего не почувствовала, никакой боли. И я подумала: «Так, давай-ка еще раз». Мы с Тигром еще долго веселились и бегали по тротуарам, и сейчас я отлично себя чувствую!

Эти повседневные мелочи, что доставляют вам удовольствие, намного важнее, чем вы думаете. Они меняют вашу физиологию, стимулируя организм вырабатывать полезные гормоны и химические соединения, которые унимают боль. Это мощный метод восстановления и оздоровления, способный сотворить чудо для вас и вашего тела. Краткая пробежка с собакой перевернула весь день Сары и подарила ей надежду, открывшую путь для новых возможностей в будущем. И хотя Сара думала, что боль вернется, она так и не вернулась – благодаря таппингу.

Каких маленьких житейских радостей лишила вас боль? Возьмите свой блокнот и составьте список простеньких занятий, которые радуют вас, будь то прогулка на природе, игры с питомцами и/или детьми, игра на инструменте, звонок другу, который всегда может вас рассмешить, и так далее.

Если мысль о том, чтобы сделать что-нибудь, не вписывающееся в привычный распорядок, пугает вас, простучите ее. Для начала оцените силу своей эмоции по шкале от нуля до десяти и дайте такую же оценку своей боли. Запишите оба числа в блокнот и приступайте:

Точка карате: Несмотря на то что мне тревожно к этому возвращаться, я принимаю себя и свои чувства.

Точка карате: Несмотря на то что до сих пор моя боль не давала мне рисковать и пробовать что-то новое, я все равно принимаю себя и выбираю понимание, что мне ничего не грозит.

Точка карате: Несмотря на все эти страхи и опасения пробовать что-то новое, я готов/-а рискнуть.

Бровь: Эта тревога из-за того, чтобы пробовать что-то новое…

Внешний уголок глаза: Что, если я с ней не справлюсь…

Под глазом: Что, если я растеряюсь…

Под носом: На меня возложат такие надежды…

Подбородок: Как я смогу защитить себя…

Ключица: Что, если боль вернется…

Подмышка: Что, если я перестараюсь…

Макушка: Когда боль пройдет, пробовать что-то новое будет очень тяжело.


Бровь: Я теряюсь…

Внешний уголок глаза: Это слишком.

Под глазом: Ничего не выйдет.

Под носом: Риск слишком велик!

Подбородок: Я с ним не справлюсь.

Ключица: Но все же я выбираю память о том…

Подмышка: Что я расту и учусь.

Макушка: Это будет непросто, но у меня теперь есть новые навыки и возможности.

Прислушайтесь к себе, к своему эмоциональному состоянию. Оцените силу своих эмоций по шкале от нуля до десяти. Продолжайте простукивать «негатив», пока он не ослабнет до пяти баллов и меньше, а потом переходите к «позитивным» раундам. Отметьте также, не изменилось ли что-то в вашей боли. Помните, что эти «инструкции» – только пособие, руководство к действию; придумывайте свои фразы, говорите то, что кажется правильным вам самим и т. д.

«Позитивный» раунд

Бровь: Я могу заниматься таппингом, когда теряюсь…

Внешний уголок глаза: Теперь я умею устанавливать границы.

Под глазом: Я помню, что могу просить о том, что мне нужно.

Под носом: Я помню, что, если надо, могу сказать «нет».

Подбородок: Я помню, что учусь слушать свое тело…

Ключица: Признавать и уважать свои нужды…

Подмышка: Я готов/-а снова стать частью жизни!

Макушка: Теперь я доверяю мудрости, живущей во мне.

Когда будете готовы, оцените силу своих эмоций по шкале от нуля до десяти и отметьте любые перемены в своей боли. Как только эмоции ослабнут до трех баллов и ниже, займитесь одним любым делом из своего списка, пусть даже на это уйдет всего несколько минут. Полностью посвятите это время тому, чтобы получить удовольствие. Помните: иногда лучше всего перестать постоянно думать о боли и начать думать о том, что вам нравится. Со временем мозг поймет, что счастье важнее боли.


Живи без боли

Эти повседневные мелочи, что доставляют вам удовольствие, намного важнее, чем вы думаете. Они меняют вашу физиологию, стимулируя организм вырабатывать полезные гормоны и химические соединения, которые унимают боль. Это мощный метод восстановления и оздоровления, способный сотворить чудо для вас и вашего тела.

Живи без боли

Больше позитива

На пути к хорошему самочувствию и радости, прочь от боли и ограничений, необходимо целенаправленно работать над тем, чтобы замечать как можно больше позитива и окружать себя им. Занимайтесь таппингом и наслаждайтесь свободой от стресса и спокойствием, которые он дарит. Проводите больше времени с людьми, которые любят и поддерживают вас. Занимайтесь любимыми делами. Ешьте здоровую пищу, которая снабжает организм всем необходимым и придает вам сил. Больше двигайтесь. Как можно чаще думайте о том, что вы можете и что вам нравится делать.

В своей книге «Наука счастья» («The Science of Happiness»), ставшей бестселлером номер один в мире, кандидат наук Стефан Кляйн объясняет, почему так важно сознательно сосредоточиваться на позитиве:

«Научившись держать в узде свое мрачное настроение и поддерживать радужное, мы заботимся о своем организме. Позитивные чувства нейтрализуют стресс и эффект, который он оказывает на наше здоровье, а также стимулируют иммунную систему».

Таппинг дает нам небывалые возможности ощущать больше позитива, помогая успокоить наше миндалевидное тело – примитивную часть мозга, нацеленную на выживание (здесь склонность нашего мозга к негативу, о которой мы уже говорили, работает в полную силу – он постоянно ищет угрозы) – и вшить в мозг позитивные впечатления.

Как пишет Кляйн, обучая свой мозг сосредоточиваться на позитиве, мы получаем двойную пользу:

«Счастье может быть как одной из жизненных целей, так и средством для улучшения жизни. Негативное настроение ограничивает людей, а позитивные чувства расширяют возможности. Счастье дарует энергию».

Далее он добавляет:

«Чувство счастья – это не случайность, а закономерное следствие верных мыслей и действий. С таким подходом соглашается и современная нейробиология, и античная философия, и буддизм, твердо верящий в причинно-следственные связи».

Хорошая новость, по Кляйну, заключается в том, что мы можем научить наш мозг испытывать больше счастья:

«Несомненно то, что, во-первых, наше ощущение счастья гораздо больше зависит от восприятия, чем от внешних обстоятельств, и, во-вторых, восприятие не изменить бессистемными усилиями. Перепрошивать мозг нужно раз за разом, и выработка этой привычки зависит от того, насколько вы готовы потрудиться.

Люди готовы пойти на что угодно, если речь о статусе, карьере или улучшении жизни их детей, но на повседневное счастье им почему-то жалко тратить силы. А между тем путь к счастью довольно прост: „Настоящий секрет для достижения счастья – это целеустремленность, старание и время“, – говорит Далай-лама.

С этим наука может только согласиться».

Не позволяйте позитивным мыслям и впечатлениям меркнуть – простукивайте их! Когда боль утихнет, простучите свое хорошее самочувствие. Выйдите на солнце и постучите по точкам, чувствуя, как тепло и свет омывают вашу кожу. Полюбуйтесь красивым цветком, понюхайте его и постучите по точкам, ощущая признательность и наслаждение.

Поначалу эти действия будут казаться странными, даже вынужденными. Это нормально – ведь вы усиленно боретесь с вшитой в мозг склонностью к негативу. Помните: суть не в том, чтобы притворяться, будто все прекрасно, когда на деле это совсем не так. Простукивая не только освобождение от негатива, но и позитив, вы учитесь острее ощущать и ценить позитив. Как пишет Рик Хансон в «Подключении к счастью»:

«Склоняясь к хорошему, вы не отвергаете существование плохого и не сопротивляетесь ему – вы признаете существование хорошего, пользуетесь им и радуетесь ему. Вы видите правду целиком, все, а не только негативные кусочки жизненной мозаики. Вы находите хорошее в себе самих, в других, в мире и в будущем, которое мы способны создать вместе. И вы впускаете его в себя по собственному выбору».

Поэтому если у вас что-нибудь болит или вы только что поругались с любимым человеком, простукивайте то, что чувствуете на самом деле. Простучите свой гнев и печаль, а когда закончите, проникнитесь спокойствием, наступившим после таппинга, и всеми теми позитивными мыслями и чувствами, что возникнут при этом. Простукивая как негатив, так и позитив, вы создаете баланс в мозгу и даете позитивным чувствам и мыслям возможность задержаться в нем.


Живи без боли

Благодарим работающие части тела

Как мы уже говорили, очень важно быть признательным тем частям своего тела, что работают как надо, – и это идеально вписывается в борьбу со склонностью мозга к негативу. Поэтому уделите внимание тем частям своего тела, которые здоровы и чувствуют себя хорошо. Составьте их список и, постукивая по точкам, поблагодарите каждую.

Живи без боли

Как бы иронично это ни прозвучало, не менее важно замечать и негативное влияние, окружающее нас: оно настолько прочно укоренилось в нашей культуре, что мы едва обращаем на него внимание. Вспомните: когда вы включаете телевизор, открываете почту или листаете журнал, там редко встречается реклама таппинга или медитаций. Зато там полно рекламы страховки, машин, домов, пива, еды и одежды, которую вам рекомендуют купить. К сожалению, большинство СМИ, с которыми мы имеем дело каждый день, используют негатив и страх в качестве рычагов, чтобы убедить вас приобрести их товары и услуги: они пытаются внушить вам, что вы в опасности или что вы и ваша жизнь недостаточно хороши.

Чтобы поломать модели поведения, которые привели вас к хронической боли, постарайтесь отстраниться от этого негативного влияния. Каждый день впускайте больше позитивной, чем негативной информации в свой мозг, свою жизнь, свой дом и взаимоотношения с людьми. Делайте все необходимое для того, чтобы позитив перевесил негатив.


Живи без боли

Не позволяйте позитивным мыслям и впечатлениям меркнуть – простукивайте их! Когда боль утихнет, простучите свое хорошее самочувствие. Выйдите на солнце и постучите по точкам, чувствуя, как тепло и свет омывают вашу кожу. Полюбуйтесь красивым цветком, понюхайте его и постучите по точкам, ощущая признательность и наслаждение.

Живи без боли

Я сам делаю это каждый день. Я не только занимаюсь таппингом, но и закачиваю на iPod аудиозаписи вдохновляющих речей моих любимых наставников. Я слушаю их снова и снова, чтобы позитивные посылы и энергия накрепко впечатались в мой мозг и тело. У меня есть записи, которые я слушал, наверное, раз пятьсот и прослушаю еще столько же. Они помогают мне сохранять позитивный настрой и работать в полную силу.

Помните, что нет какого-то одного верного способа привнести в жизнь больше позитивных впечатлений, а уделять больше внимания поступающей позитивной информации, чем негативной, вовсе не значит, что вам нужно что-то срочно или круто менять в своей жизни.

Старайтесь наполнять свою жизнь как можно большим числом людей, мест, занятий и т. п., приносящих вам радость. Отмечайте, о чем вы думаете и что чувствуете. Как можно чаще простукивайте негативные эмоции и мысли, чтобы у вас оставалось больше времени на радость и позитивные мысли.

Старайтесь меньше:

• Смотреть телевизор

• Читать и смотреть новости

• Сплетничать

• Питаться фастфудом, полуфабрикатами, продуктами с высоким содержанием сахара

• Принимать психотропные вещества

• Курить

• Постоянно обращать внимание на то, что вас не устраивает

• Никогда не обращать внимания на то, что вам нравится

• Мало двигаться

• Общаться с людьми, от которых один негатив

Старайтесь больше:

• Заниматься таппингом

• Делать то, что вам нравится

• Активно двигаться

• Есть здоровую, свежую пищу, которая насыщает вас и придает сил

• Обращать внимание на то, что в вашем теле работает как надо

• Отмечать моменты, когда вам хорошо

• Проводить время с людьми, которые любят и поддерживают вас

• Обращать внимание на то, что вам нравится в людях

• Читать книги, которые вас вдохновляют

• Слушать вдохновляющие аудиозаписи

• Посещать мероприятия, которые вас вдохновляют

• Уделять время своим хобби и увлечениям

Будьте терпеливы: на это нужно время

На протяжении этой книги я уже не раз говорил, что освобождение от боли с помощью таппинга – это не моментальный результат, а процесс, путь, который надо пройти. Если вы еще не добились желанного избавления от боли, то, наверное, чувствуете сейчас еще большее нетерпение, тревогу и отчаяние. (Простучите их!)

Где бы вы ни были на этом пути, вспомните, что эмоциональные, духовные и физиологические модели, приведшие вас к хронической боли, создавались десять, двадцать, сорок, даже шестьдесят и более лет и глубоко въелись в ваши мозг, тело, отношения с другими людьми и в вашу жизнь. Большинству из нас не удастся поломать эти модели, прочитав эту книгу всего один раз или занимаясь таппингом от случая к случаю. На это нужно время. Если это значит, что вам придется читать и перечитывать эту книгу и выполнять все упражнения по пять или десять раз, – сделайте это!

Мы уже видели, что за болью часто кроется несколько слоев проблем, и вскрывать их нужно, как при чистке лука, слой за слоем. Если вы еще не избавились от боли или она вернулась, потому что вы перестали заниматься таппингом и обратились к старым моделям поведения, бросив заботиться о себе, возможно, вам покажется, что легче бросить все это, чем начинать простукивать глубже залегающие слои. Но это ваше бессознательное хочет, чтобы вы отказались от мысли избавиться от боли. Оно убеждает вас, что таппинг не поможет вам или при вашем заболевании, что у вас нет времени и сил на то, чтобы менять свою жизнь, нет денег, времени, свободы или еще чего-то, чтобы жить той жизнью, о которой вы мечтаете. Простучите все это!


Живи без боли

Где бы вы ни были на этом пути, вспомните, что эмоциональные, духовные и физиологические модели, приведшие вас к хронической боли, создавались десять, двадцать, сорок, даже шестьдесят и более лет и глубоко въелись в ваши мозг, тело, отношения с другими людьми и в вашу жизнь. Большинству из нас не удается поломать эти модели, прочитав эту книгу всего один раз или занимаясь таппингом от случая к случаю. На это нужно время.

Живи без боли

Не забывайте заниматься таппингом каждый день!

Для того чтобы таппинг стал частью вашей повседневной жизни, тоже нужно постараться. Вот как можно напоминать себе о нем:

Напишите на клейком листочке «Постучи сегодня!» и приклейте его на зеркало в ванной.

Положите записку на прикроватный столик.

Настройте в своем электронном расписании ежедневное напоминание.

Живи без боли

В конечном счете это вы отвечаете за то, чтобы идти дальше по этому пути, постоянно помнить об избавлении от боли, здоровье, хорошем самочувствии, а также таппинге даже тогда, когда хочется все бросить. Ваша задача заключается в том, чтобы не останавливаться. Будут плохие дни, когда вы найдете миллион веских причин, чтобы сойти с пути, и только от вас зависит, продолжите ли вы упорно добиваться избавления от боли, а потом строить жизнь своей мечты.

Вот почему так важно создать многогранный образ своего будущего. Если конечный результат ограничить только свободой от боли, как бы привлекательно это ни звучало, этого недостаточно для того, чтобы сломать старые модели поведения, которые и привели к появлению боли. Если и пока вы не расширите свое представление о том, чего можете достичь, вам не удастся полностью уйти от этих старых моделей.

Одна клиентка, с которой я работал в течение нескольких месяцев, рассказала, что ей удалось добиться заметных результатов, но все у нее выходит как-то непоследовательно.

– Кое-что меняется, и это хорошо, – начала она.

Почти каждый день она занималась таппингом сама, и ее боль начала перемещаться по телу, чего раньше никогда не случалось. Также ей удалось найти эмоциональную первопричину своей боли, но она все время открывала какие-то новые слои – например, гнев на себя за то, что набрала лишний вес и бросила работу.

Бывали и неудачные дни:

– Какая-то часть меня просто хочет, чтобы ей было девяносто, и она бы оглянулась назад и сказала: «Все, я сделала все, что должна была, в этой жизни». Из-за этого я чувствую себя виноватой.

Более двадцати лет она жила в трудном финансовом положении и заботилась о семье, на которую уходили все ее силы. Теперь она чувствовала себя утомленной и не могла позаботиться о себе самой. Жизнь воздвигала перед ней преграду за преградой, и порой ей казалось, что она этого не вынесет.

– Но, – продолжала она, – я серьезно настроена на то, чтобы выздороветь, и я не отступлю. Я занимаюсь таппингом, и я так или иначе уберу это из моего тела.

Несмотря на свои успехи и неудачи, плохие и хорошие дни, она отказывалась сдаваться. Она была решительно настроена преодолеть все трудности, связанные с обстоятельствами ее жизни, эмоциями, организмом и финансами, и оставить их позади. В конце концов, именно этого требует наш путь, как и любой важный путь.

История Опры Уинфри – прекрасный пример того, как человек преодолевает немыслимые трудности, чтобы построить жизнь свой мечты. Когда она родилась, ее мать была еще подростком, не замужем. С девяти лет Опра подвергалась насилию со стороны нескольких мужчин, включая родственников. После попытки побега ее отправили в детприемник, но туда ее не взяли, так как у них не было свободных кроватей. В четырнадцать лет она осталась одна, а вскоре родила ребенка, который умер в младенчестве. И это лишь немногие из тех препятствий, с которыми Опра столкнулась – и преодолела их!

Не меньше вдохновляет и история Луизы Хей. Она росла в бедной семье и, будучи подростком, подвергалась насилию. После того, как у нее обнаружили рак, она воспользовалась методикой, которую позднее описала в своем бестселлере «Исцели себя сам», и полностью вылечилась за шесть месяцев. В пятьдесят восемь лет она основала издательство Hay House, ставшее одним из лидеров в сфере самопомощи и саморазвития и опубликовавшее в том числе эту книгу.

Когда мы читаем подобные истории, то и не подозреваем, что речь о людях, которые помогли исцелиться миллионам других людей по всему земному шару. Опра и Луиза, как и многие, многие другие, добились успеха и всего, что имеют, вопреки невообразимым трудностям.

Конечно, я не говорю, что вы должны изменить мир, встать у истоков индустрии или сделаться миллиардером. Я хочу сказать, что вам, возможно, понадобится такая же решимость и усердие, чтобы отойти от старых моделей поведения и создать новые, способствующие избавлению от боли, здоровью и хорошему самочувствию, а также наполненности, любви и всему, что вы пожелаете иметь в жизни.

Это путь, который нужно пройти, и, если вы хотите жить здоровой, свободной от боли и полноценной жизнью, вам придется заниматься таппингом даже тогда, когда у вас не будет настроения. Вам нужно будет укреплять свое тело физическими упражнениями, даже если при этом вы будете чувствовать себя неловко. Вам нужно будет заботиться о своем теле, поглощая свежую, питательную еду. И, возможно, вам придется кое-что изменить в своих отношениях с людьми, в работе и других сторонах вашей жизни, о которых вы предпочитаете не думать.

Как выглядит ваше будущее?

Хороший способ продвинуться вперед – это понять, что за историю вы рассказываете себе о своем будущем. Теперь, когда вы прочитали эту книгу и, надеюсь, выполнили все упражнения, можете ли вы нарисовать себе будущее, свободное от боли? Можете ли представить, как достигаете других целей? Наполняете свою жизнь? Начинаете здоровые, серьезные отношения? Много двигаетесь и улучшаете свое здоровье? Сбрасываете вес или открываете дело своей мечты? Чего бы вы для себя ни хотели, можете ли вы представить, как это происходит именно в вашей жизни?

Опра Уинфри рассказывает, что в детстве, когда она жила с бабушкой, та хотела научить ее сбивать масло, по-видимому, полагая, что в будущем внучке этот навык пригодится. Хотя Опра была тогда совсем маленькой девочкой, она подумала: «Нет, бабушка, мне не придется самой сбивать себе масло». Уже тогда она представляла себе гораздо более блестящее будущее, и этот образ помог ей прорваться к мечте сквозь все те немыслимые трудности, которыми встречала ее жизнь.

Спросите себя: после того, как вы прочли эту книгу и выполнили все упражнения, какую историю вы рассказываете себе? Говорите ли вы себе, что с каждым сеансом таппинга движетесь к свободному от боли, здоровому и полноценному будущему? Или вы говорите себе, что боль никогда не пройдет или в конце концов вернется?

Эти истории, живущие в нас, очень могущественны. Они и есть различие между тем, чтобы заниматься и не заниматься таппингом, уделять себе больше и меньше внимания, отмечать то, что получается и не получается у нас в жизни. Почти все, включая избавление от боли навсегда, возможно, если верить в это, потому что вера дает нам силы и стимул, чтобы и дальше заниматься таппингом, посещать мероприятия, которые нас вдохновляют, читать вдохновляющие книги и делать все то, что позволяет нам чувствовать себя живыми и дает силы преодолевать любые трудности, какие встретятся на нашем пути.

Давайте простучим отказ от старых историй о том, что мы можем и чего не можем достичь, а также создание более многогранного образа нашего будущего.

Когда вы думаете о том, чтобы оставить позади старую историю и создать свободное от боли, здоровое и полноценное будущее, насколько реальным вам это кажется? Оцените свое ощущение по шкале от нуля до десяти и дайте такую же оценку своей боли. Запишите оба числа в свой блокнот и приступайте:

Точка карате: Несмотря на то что эта старая история была со мной очень долго и стала частью моей личности, я выбираю сознание, что я больше, чем эта старая история.

Точка карате: Несмотря на то что часть меня будет скучать по этой старой истории о боли и ограничениях, я знаю, что другая часть меня готова двигаться дальше.

Точка карате: Несмотря на то что я не знаю, кем стану с другой историей, я принимаю себя всего/всю, без этой старой истории.

Бровь: Эта старая история была со мной, сколько я себя помню…

Внешний уголок глаза: Я думал/-а, что я и есть эта история.

Под глазом: Это печальная история…

Под носом: Очень драматичная…

Подбородок: Как хорошо, что она еще не закончена!

Ключица: Я напишу конец для этой истории.

Подмышка: Я сделаю из нее прекрасную историю…

Макушка: Я сделаю из нее историю об исцелении…


Бровь: И об открытиях…

Внешний уголок глаза: О новых началах…

Под глазом: И возможностях.

Под носом: Я стану звездой этой новой истории!

Подбородок: И хотя первые главы были трудными…

Ключица: Теперь это будет прекрасная история.

Подмышка: В моей новой истории столько света…

Макушка: В моей новой истории столько чудес.


Бровь: Моя новая история пишется прямо сейчас.

Внешний уголок глаза: Я ее звезда!

Под глазом: Я ее продюсер.

Под носом: Я ее режиссер.

Подбородок: Я ее герой/героиня.

Ключица: Я выбираю историю, которая показывает все лучшее, что есть во мне.

Подмышка: Я – та история, которую я пишу сам/-а.

Макушка: Я пишу потрясающую историю.

Глубоко вдохните и прислушайтесь к себе. Насколько реальной кажется теперь ваша новая история? Насколько актуальной – старая? Оцените свои ощущения по шкале от нуля до десяти. Продолжайте постукивать до тех пор, пока правдивость вашей старой истории не упадет до трех и ниже, даже если на это уйдет двадцать минут. Не забывайте отмечать все перемены в своей боли.

Найдите поддержку

Мы не можем добиться успеха сами по себе. Всем нам нужна поддержка. Когда я снимал свой документальный фильм и развивал свой бизнес, я старался окружать себя наставниками и друзьями, которые поддерживали меня и желали мне преуспеть. Я до сих пор следую этому принципу, и без поддержки этих людей я никогда не стал бы тем, кто я сейчас.

Точно так же и вам понадобится поддержка на пути к свободному от боли, здоровому и полноценному будущему. Найдите людей, которые будут готовы вас поддержать. Многие слушатели моих семинаров по избавлению от боли отмечали, как им помогало присутствие других людей, стремящихся к тому, чтобы освободиться от боли, вылечить себя и свои жизни. После семинаров некоторые из них находили друг друга на Facebook и продолжали общаться онлайн и помогать друг другу двигаться вперед. Невозможно переоценить важность такой позитивной поддержки!

Если вы всегда были самостоятельны и считали, что все должны делать сами, время отступить на шаг назад, заметить это убеждение и простучать его. Возможно, именно оно усугубляет вашу хроническую боль. Отыщите людей, которые тоже стараются достичь здоровья и хорошего самочувствия и готовы пойти на контакт. Помогайте друг другу двигаться вперед, шаг за шагом. Вы удивитесь, на что вы способны, когда вас поддерживает хотя бы один человек.

Все меняется… так легко!

Бобби связалась со мной примерно через четыре месяца после того, как мы с ней на семинаре простучали ее воспоминание о том, как в ее пятый день рождения отец сказал, что лучше бы ей не рождаться. Мне не терпелось услышать, что за это время изменилось в ее жизни.

– Прежде всего, – начала она, – мой брак стал намного лучше. До того, как мы с тобой простучали воспоминание о моем отце, я отстранялась от мужа. Я не шла на контакт, потому что не чувствовала, что он понимает и поддерживает меня. Но с тех пор я понемногу стала лучше замечать то, что мне нравится в нем. Всего несколько недель назад, за ужином в честь нашей годовщины, он сказал, что заметил, что я начала больше его ценить. «Ну да», – ответила я, и у нас завязался поразительный разговор. Мы стали намного ближе друг другу. Теперь я сама хочу наладить контакт с ним, хотя раньше бежала от этого, как от чумы… наверное, я смешивала моего мужа с отцом до того, как простучала те воспоминания. Мой муж делает то, чего, как сказал мой отец, не сделает ни один мужчина: он любит и принимает меня такой, какая я есть, и это значит, что мой отец ошибался.

Точно так же, как суть боли не только в ее наличии, проблемы, скрывающиеся за ней – как воспоминания Бобби об ее отце, – не только усугубляют боль. Они не дают нам выстраивать отношения и жизнь. И когда мы прорабатываем эти проблемы, уходит не только боль – уходят прежние убеждения и подавленные эмоции, которые не давали нам двигаться вперед. Без них мы обретаем свободу идти к той жизни, о которой всегда мечтали.

– После того как все эти люди сказали, что мой отец ошибался, – продолжала Бобби, – изменилось все, даже мои отношения с сыновьями.

Она объяснила, что раньше у нее всегда были натянутые отношения с младшим сыном, но после нашего сеанса все переменилось: она научилась понимать, что они с сыном разные, и уважать это.

– Мы больше не воюем. Все успокоилось.

Разговаривая с Бобби, я был поражен тем, как энергично и оживленно звучал ее голос. Она стала совсем другим человеком. Мы несколько минут проговорили о том, как у нее дела, прежде чем добрались до ее физического состояния.

– Мое левое колено так и не болит, – сказала она. Это после того, как двадцать пять лет неотступная боль в колене правила ее жизнью. Затем она прибавила: «Сейчас у меня что-то может болеть только от физических упражнений!»

Она не только регулярно делала зарядку, но и вернулась к своему любимому зимнему виду спорта – беговым лыжам, на которые не вставала уже двадцать лет.

Я был поражен тем, сколь многое изменилось в жизни Бобби за такое короткое время.

– Все меняется так легко, – сказала она. – Мне не приходится ни за что бороться.

Со дня нашего сеанса она также сбросила одиннадцать килограммов, отказалась от сахара и почти совсем перестала смотреть телевизор. Она – массажист (и будущий сертифицированный специалист по ТЭС) и обычно «зависала» перед телевизором в перерывах между клиентами.

– Теперь, если у меня есть свободное время, я читаю; меня больше не тянет смотреть телевизор в перерывах.

Со всей этой новой энергией и перспективами, окружающими ее, Бобби почувствовала готовность продвинуться и в карьере.

– Перемены идут одна за другой. Это естественно. Только вчера я сказала Господу: ну ладно, Господи, я готова выполнить свою миссию… Я достаточно долго пряталась под скалой, и я проработала достаточно вещей и готова наконец двигаться дальше. Дай мне людей, обстоятельства и возможности, которые мне понадобятся, чтобы выполнить свою миссию в жизни.

Вскоре один из клиентов предложил ей помещение, чтобы вести уроки по ТЭС.

– И я сказала: «Ну конечно!» Я хочу донести ТЭС до как можно большего числа людей.

Она уже представляет, как будет вести уроки и работать с клиентами – не только как массажист, но и как специалист по таппингу.

Поскольку у каждого этот путь свой, мне всегда интересно, что именно становится для человека поворотной точкой. Когда я спросил Бобби, что стало поворотной точкой для нее, она ответила:

– Это было как лес, а самым большим деревом в том лесу был мой отец и то, что он сказал мне на дне рождения. И, как в домино, когда упало одно дерево, за ним легко повалились и остальные.

Насчет боли в колене она добавила:

– Мой отец был связан с моим коленом, и когда я в тот день, простучав воспоминание, отпустила его с любовью, с колена как будто спали оковы.

Создаем образ своего будущего

Как выглядит жизнь вашей мечты? Начинайте создавать ее образ; вы всегда можете добавить дополнительные детали по мере того, как ваше представление о ней будет расширяться.

Возьмите свой блокнот и найдите в нем список простеньких занятий, которые радуют вас, – мы составляли его чуть раньше. Читайте его, постукивая по точкам, и представляйте себе, какое счастье дарил бы вам каждый пункт. Осознайте всё удовольствие и позитивные чувства, какие испытаете.

Потом, не прекращая постукивать, спросите себя: «Что еще я сделал/-а или изменил/-а бы в жизни моей мечты?» Запишите ответы в блокнот. Если ничего не приходит на ум, можно просто расписать в блокноте свой идеальный день и постепенно его дополнять.

Включите это представление жизни своей мечты – своей свободной от боли, здоровой и полноценной жизни – в свои занятия таппингом. Постукивая по точкам, позвольте себе почувствовать, как здорово будет жить такой жизнью. Помимо простукивания стресса и негативных эмоций старайтесь простукивать и позитивный образ своей мечты ежедневно или так часто, как сможете: этим вы улучшите свое физическое самочувствие и создадите позитивный толчок к тому, чтобы зажить желанной жизнью.


Живи без боли

Включите это представление жизни своей мечты – своей свободной от боли, здоровой и полноценной жизни – в свои занятия таппингом. Постукивая по точкам, позвольте себе почувствовать, как здорово будет жить такой жизнью.

Живи без боли

Возможности безграничны

Я всегда рад шансу поработать с человеком с хронической болью, будь то в моей еженедельной радиопередаче или в ходе прямой трансляции, потому что я очень хорошо знаю, как это работает. Раз за разом я вижу, как люди с хронической болью и суровыми, безжалостными диагнозами добиваются длительного избавления от боли и исцеляют внешние и внутренние раны, что правили их жизнью.

Путь, который я наметил в этой книге, у каждого получается свой, и ваш путь будет таким, как захотите вы. Если вы последуете этим инструкциям и будете возвращаться к ним всякий раз, как возникнет нужда, вас совершенно точно ждет немало ценных прозрений о вас самих, ваших эмоциях и вашей боли. Не забывайте воздавать должное каждому новому прозрению, каждой перемене, каждому улучшению. Используйте их как стимул, чтобы еще больше заниматься таппингом и еще лучше заботиться о себе. Если вы не будете пропускать ни дня, то через три, шесть или двенадцать месяцев сами удивитесь, насколько изменился ваш организм и ваша жизнь.

Я хочу поблагодарить вас за вашу храбрость, усердие и страстное желание исцелить свой организм, исследовать альтернативные, нестандартные методы избавления от боли и изменения своей жизни. На такое способен не каждый, и то, что вы прочли эту книгу, добрались до конца, что вы занимаетесь таппингом и лечите свой организм, – это потрясающе.

Поэтому спасибо вам. Спасибо за вашу приверженность себе, улучшению мира и исцелению. Мне не терпится послушать о том, чего вы добились с помощью таппинга, поэтому присылайте мне свои истории по адресу [email protected]

Как я подписываю все свои письма:

До встречи…Берегите себя и занимайтесь таппингом!

Приложение

История Фонда таппинга

В результате моей деятельности, с которой мне так повезло, я смог поделиться таппингом с теми, кому он больше всего был нужен, тогда, когда он им был больше всего нужен, – с людьми, страдающими от хронической боли, и многими другими. Это особенно справедливо для того, что я делал через Фонд таппинга. Я никогда не планировал создавать эту организацию, но она помогла очень многим людям в самые тяжелые часы и значительно обогатила мою собственную жизнь. Я хочу рассказать вам о том, как был основан этот фонд. Возможно, мой рассказ вдохновит вас на новые свершения, показав, какие открываются возможности, когда вы используете свои уникальные дарования, чтобы помочь людям, которые в них очень нуждаются.

Истоки Фонда таппинга

– Не знаю, знаете ли вы об этом, но я живу в Ньютауне, – начал я, когда 15 декабря 2012 года психолог и специалист по ТЭС Лори Лейден взяла трубку. За день до этого в начальной школе Сэнди Хук в моем городе застрелили двадцать детей и шесть взрослых. Услышав об этом, я принялся обзванивать всех, кого мог вспомнить, чтобы вместе подумать, как мы тут можем помочь.

Мы с Лори долго обсуждали ситуацию и наши возможности и наконец наметили план. Мы решили использовать ту же общинную модель, которая уже несколько лет служила Лори и ее некоммерческой организации «Всемирное исцеление» (Create Global Healing) в Руанде. Эта страна все еще восстанавливалась после кошмарной травмы 1994 года: тогда стодневный геноцид уничтожил 20 % населения. От того, что они видели и пережили, у множества руандийцев, как и у большинства страдающих ПТСР, не только остались глубокие душевные раны, но и развилась хроническая боль. Лори и ее команда изменили тысячи жизней: целые общины, научившись таппингу, сумели надолго избавиться от боли и исцелить свои души – именно это им было нужно, чтобы двинуться дальше и возродить свою страну.

Мы решили, что так же будем работать и в Ньютауне – поставим во главу угла душу, создадим группу специалистов по ТЭС, которые будут работать с городом вместе с нами, чтобы постепенно исцелить его. И начнем с малого – прислушаемся к нуждам сообщества и посмотрим, чем сможем помочь. Мы хотели дать людям возможность попробовать таппинг, а не принуждать их к этому.

Менее семидесяти двух часов спустя Лори, которая живет в Санта-Барбаре, штат Калифорния, шла со мной по Ньютауну. По всему городу проходили вечерние заупокойные службы и бдения. Лори рассказывала о новом подходе к лечению травмы – том, что ставит во главу угла душу:

– Это новый метод, и нужно посмотреть, примут ли его здесь.

Несколько минут спустя мы заметили в витрине магазина плакат с надписью: «Мы – Сэнди Хук. Мы выбираем любовь». Мы посмотрели друг на друга: в глазах у обоих стояли слезы. Нам предстояло еще столько всего сделать, но в тот момент мы поняли, что оказались именно там, где нужно.

Поначалу мы просто отвечали на звонки, которые поступали в наш Фонд таппинга: кто-то предлагал свою помощь в качестве волонтера, кто-то искал поддержки. В течение последующих недель мы работали с огромным множеством людей и проводили интенсивные курсы для двадцати четырех специалистов по ТЭС, вызвавшихся волонтерами. Курсы были призваны подготовить их к работе с людьми, перенесшими травму: для неподготовленного специалиста такая работа очень тяжела.

После этих курсов, благодаря нашим двадцати четырем волонтерам, а также многочасовым трудам, моим и Лори, моей сестры Джессики, моего брата Алекса и других, мы сумели научить ньютаунских специалистов по охране психического здоровья применению таппинга для помощи их пациентам, перенесшим травму.

– Они были великолепны, – говорит Лори о наших волонтерах, проделавших гигантскую работу.

Кроме того, все мы проводили сеансы таппинга с детьми, директорами, работниками здравоохранения и учителями, затронутыми этой страшной трагедией. В школах Ньютауна около десяти тысяч взрослых и детей, и мы постоянно работаем с ними.

– Город восстанавливается, – говорит Лори. – Мы можем добиться невероятных результатов, но на это потребуется время.

За первые полтора года своего существования Фонд таппинга оказал огромное влияние не только на Ньютаун: его деятельность быстро вышла за пределы города. Лори, нынешний директор фонда, удаленно работает с группами, перенесшими стихийные бедствия и травмы, в Оклахоме, Аризоне, на Филиппинах и в Либерии. Работает фонд и с предприятиями: например, он вел программу в Нью-Йоркском департаменте транспорта.

Само число просьб о помощи, поступающих в фонд, выросло в разы.

– Благодаря финансированию мне не приходится справляться со всем самой, – говорит Лори. – Мы необычайно выросли. Сейчас мы работаем над опытной программой для школ, которые собираются выходить на мировой уровень. Поразительно, чего мы добились всего за полтора года.

– Я вижу чудеса повсюду, – продолжает она, – и мы повидали столько чудес, у нас столько всего получилось и здесь, в Ньютауне, и в других частях Соединенных Штатов и мира. Честное слово, теперь все возможно. Мы называем себя «эмоциональным Красным Крестом». Наше дело приносит безмерное удовлетворение.

Что до меня самого, то это было самое стоящее дело за всю мою взрослую жизнь. Я уже давно знал, как эффективен таппинг при лечении травм, а Фонд таппинга работает по всему миру в течение нескольких лет, но я даже не думал, что мне придется заниматься этим в моем родном городе. Для меня честь внести свой вклад в дело восстановления Ньютауна и донести эту важнейшую весть до тех, кто нуждается в ней больше всех.

Есть ли у вас нечто такое, что вы всегда мечтали сделать, но еще не сделали? Поддержать определенное дело, превратить любимое хобби в бизнес, выучиться чему-то или где-то побывать? Можете ли вы представить, как делаете это? Если основание нашего фонда и работа с таппингом меня чему-то и научили, так это тому, что мир отчаянно нуждается в том, чтобы мы использовали свои таланты и жили так искренне, как только можем. К чему бы вы ни стремились, идите к своей мечте постепенно, день за днем. Не останавливайтесь – и вы будете поражены тем, чего добьетесь для себя и для других.

Благодарности

Эта книга появилась на свет благодаря потрясающим людям в моей жизни – каждый внес свой вклад. Моей замечательной жене Бренне, которая постоянно смешит меня и следит за тем, чтобы я ничего не принимал слишком близко к сердцу. Алекс и Джесс, с вами никогда не соскучишься, и мы вместе меняем «жить» людей (да, я знаю, что так не говорят, но хоть в этой части книги можно обойтись без исправлений?..) Мама и папа, вы самые добрые, самые терпеливые и мудрые родители, каких только можно пожелать, хотя в тринадцать лет я точно так не думал. Карен, Малакай, Лукас, Оливия, Пенни, первая читательница моей первой книги, Тейлоры и особенно Элисон Тейлор, чья цель в жизни – увидеть свое имя напечатанным на как можно большем количестве языков (всегда пожалуйста), и все-все другие замечательные родственники! Я вас всех очень люблю.

Эрин Уолрат, я ценю нашу дружбу и факт, что она пережила то, что я забыл поблагодарить тебя в конце моей первой книги. Вот настоящая дружба! Питер Мариано, упомяну уж заодно и тебя. Ник Полицци и Кевин Джанни, я вечно благодарен за нашу дружбу, замечательное время, которое мы провели вместе, и взаимную поддержку. Крис Карр, спасибо тебе за дружбу, деловые советы и неослабную поддержку на всем пути. И поздравляю с великолепной работой в «Аргентинце в Нью-Йорке» – это действительно твоя лучшая роль. (Поищите его на YouTube, если вы фанат Крис Карр и вам интересно…)

Потрясающей семье Hay House, потому что это настоящая семья. Пэтти, спасибо за веру в меня и мою работу. Рид, это честь работать с таким блестящим и разносторонним человеком – спасибо тебе за веру и поддержку. Нэнси, я ценю наши посещения «Я могу это сделать» и надеюсь, что мы еще не раз там встретимся. Лаура, спасибо за твое уверенное руководство в работе над этой книгой. И, разумеется, Луиза Хей, благодаря которой все это стало возможным и которая остается светочем для этого мира, – спасибо тебе за дружбу, за то, что смешила меня, и за то, что создала такой яркий пример того, как жить и любить.

Уиндем Вуд, это истинное удовольствие и честь так тесно работать вместе с тобой над этой книгой. Ты невероятна, и я так признателен за то, что ты есть в моей жизни. Спасибо, спасибо тебе. Мэри Эйерс и Мишель Полицци, огромное вам спасибо за помощь с этой книгой.

Лори Лейден, спасибо тебе за ту фантастическую работу, которую ты делала и делаешь в Фонде таппинга. Наши величайшие свершения еще впереди!

Моим друзьям из сообщества таппинга и саморазвития: Эрик Робинс, спасибо тебе за чудесное предисловие; Уэйн Дайер, Шерил Ричардсон, Марк Хайман, Лисса Рэнкин, Кэрол Лук, Линдси Кенни, Тим Райан, Майк Дули, Доусон Чёрч, Дэвид Файнстайн, Стейси Ворнброк, спасибо за все то, что вы сделали для мира и для этой книги.

Спасибо Команде таппинга (Tapping Solution Team) за поддержку и неустанную работу по распространению этой идеи в мире.

Всем людям, которые открыли мне душу и подарили этой книге свои переживания: помогая вам измениться, я изменился сам! Сотням тысяч людей в моем списке рассылки: хотя я очень немногих из вас знаю лично, я тронут вашей поддержкой и вашей приверженностью себе и миру.

Основе, на которой зиждется моя работа, невероятным нововведениям и прорывам, осуществленным Роджером Каллаганом, Гари Крейгом и Пэт Кэррингтон. Без вас ничего этого бы не было!

И, наконец, тому человеку (надеюсь, не людям…), кого я неизбежно забыл упомянуть. Заранее прошу прощения и обещаю загладить свою вину в следующей книге!

Об авторе

Ник Ортнер – создатель и исполнительный продюсер документального фильма «The Tapping Solution», ставшего хитом, и автор этой книги – бестселлера по версии «New York Times». Также он – организатор ежегодного Всемирного саммита по таппингу, проходящего онлайн, который посещает более миллиона человек.

Ортнер – настоящий рупор таппинга: он транслирует новаторские сеансы таппинга в прямом эфире на весь мир, советуется с компаниями и организациями о внедрении ТЭС, таппинга и методик снятия стресса и несет таппинг в школы, больницы и другие организации. Он живет в Ньютауне, штат Коннектикут. Подписывайтесь на Ника в Твиттере: @nickortner и ищите его на Facebook: facebook.com/nortner.


Живи без боли

Примечания

1

Луиза Хей (1926–2017) – известная американская писательница и общественный деятель, одна из основателей движения самопомощи, автор более 30 книг по популярной психологии, в т. ч. «Исцели себя сам» и «Стань счастливым за 21 день». – Прим. пер.

2

Холистическая медицина – одно из направлений нетрадиционной медицины, основанное на принципе, что все живое наполнено жизненной силой, расстройство которой приводит к болезни, а активизация – к выздоровлению. Использует такие методы, как акупунктура, гомеопатия, фито- и ароматерапия и др. – Прим. пер.

3

Рольфинг – техника глубокого массажа, разработанная американкой Идой Полин Рольф в 1920-х гг. – Прим. пер.

4

Уэйн Дайер (1940–2015) – американский писатель, лектор и преподаватель, пропагандист саморазвития. – Прим. пер.

5

ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) – комплекс психологических проблем или болезненных отклонений в поведении, развивающийся как реакция на травмирующее событие или события. – Прим. пер.

6

«Оранжевое вещество» (Agent Orange) – синтетический химикат, который использовали в нескольких военных конфликтах (в т. ч. на войне во Вьетнаме) для уничтожения тропических лесов и растительности, предоставлявших преимущество местным армиям. Содержит токсичный мутаген диоксин, вызывающий онкологические заболевания и генные мутации. Название «оранжевое вещество» появилось из-за оранжевого цвета бочек, в которых этот химикат перевозили. – Прим. пер.


home | my bookshelf | | Живи без боли |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу