Book: Женщина среднего возраста



Колесова Наталья Валенидовна

Женщина среднего возраста

Я считаю себя человеком средним. Средней внешности, средней упитанности, средних способностей и среднего… хм-м… вот теперь вру… достатка. Именно потому я и обратила внимание на объявление: 'Требу-ется секретарь-референт, женщина среднего возраста'. Когда на любую работу ищут специалиста с высшим образованием, возрастом до двадца-ти пяти лет и одновременно — стажем не менее десяти (интересно, где только надеются отыскать эдакого вундеркинда?), — подобное объявление заслуживает пристального внимания. Тем более, что буквально на днях мне брякнет сорок — возраст, по моему разумению, самый что ни на есть средний. Очередная фирма, где я выполняла секретарские обязанности, только что прогорела (естественно, вместе с моей зарплатой за два пре-дыдущих месяца), и я находилась в вялом поиске работы. Так что спо-ткнувшись на необыкновенном требовании, я немедля обвела его марке-ром, чтобы вдруг куда не затерялось.

Секретарь-референт… Звучит куда солиднее, чем секретарь-машинистка.

Разумеется, высшее образование, без него скоро и ведро со шваброй в руки не доверят.

Грамотный… н-да, работодатель начал понимать, что высшее обра-зование не подразумевает грамотность. Впрочем, у меня как раз наобо-рот. Я — филолог, учитель русского языка. К тридцати пяти годам вдруг поняла, что не могу любить детей вообще… только в частности… а ос-тальных уже не в состоянии выносить в силу их наглости и тупости, воз-растающих прямо пропорционально распаду страны. И — сбежала из шко-лы, где добросовестно трудилась на ниве среднего образование больше десятка лет. Благодаря многочисленным друзьям, подсовывающим мне то репетиторство, то распечатки, то курсовые-дипломные нерадивых сту-дентов, с голоду умереть я не боюсь, но постоянный заработок никому еще не помешал.

Так… скорость печатанья… пф-ф… где ж они такого монстра-машинистку видали? Ладно, будем надеяться, что при приеме на работу не будут сидеть с секундомером в руках.

Знание делопроизводства… С этим все в порядке.

Знание английского… Недавно подковывала — перед сорвавшейся в очередной раз поездкой за границу, постоянно не хватает денег, ну про-сто не выпускает меня родная страна!

Наличие рекомендаций… Вот уж это мы себе обеспечим. Я позвони-ла жутко деловой приятельнице Алле. Та уразумела проблему с лету.

— Рекомендации? Резюме? О чем разговор, Женьк, всё будет в луч-шем виде. Подъезжай завтра к восьми.

Так. Теперь гардероб. Средний возраст предполагает неброскую эле-гантность. Я проинспектировала шкаф и обнаружила пару костюмов, ко-торые мне как-то сшила приятельница по 'Бурде'. Поскольку в повсе-дневке я предпочитаю совершенно иной стиль одежды, костюмы все еще как новенькие, да и классика, говорят, не стареет…

Легкий макияж, простая укладка, мощное резюме в мультифоре — и полдесятого следующего утра я возникла на пороге фирмы, где мне по-счастливится работать.

Или не посчастливится.

— Присядьте, — сказала худенькая и ужасно деловая девочка в черном костюме. — Андрей Юрьевич будет проводить собеседование сам.

Что, видимо, должно было меня устрашить. Но, как часто бывает в самые ответственные моменты жизни, меня 'на ха-ха прибило', как вы-разились бы мои ученички. Проклятый серый костюм просто сковывал, я не могла не держаться прямо, точно стержень в авторучке. Я осторожно примостила зад на черный офисный стул, целомудренно прикрыв коленки мультифорой. И обнаружила, что меня с двух сторон настороженно изу-чают сотоварки по несчастью с такими же мультифорами в арсенале. Я сочувственно улыбнулась, и они немедленно отвели глаза. Уж не знаю, какое впечатление произвела на них я, но сама я слегка пала духом: все четверо выглядели просто классно (каждая в своем роде, естественно). И еще я обнаружила, что средний возраст — понятие о-очень растяжимое. Одной из претенденток было лет двадцать пять, двоим — около тридцати, а дама, сидевшая слева от меня, явно перевалила через пятидесятилет-ний рубеж, хотя была еще очень и очень, мне бы так выглядеть в свой сороковник. Я заскучала. Понятно, почему ищут работу молодые — рыба ищет, где лучше, а человек… Понятно, что даму слева явно где-то подсо-кратили, а до пенсии пахать и пахать. Но я-то, в своем достойном сред-нем возрасте, давно уже должна была сделать карьеру и держаться за свое место зубами и когтями, а не мотаться по неизвестным фирмам в поисках неизвестной же работы. Кстати, чем они здесь занимаются? 'Три плюс' — похоже на название какого-то витамина…

Я сфокусировала взгляд на зеркале на стене напротив: брови нахму-рены, глаза за стеклами очков (у меня — минус четыре) напряженно сощу-рены, углы рта скорбно опущены. Уши и то увяли. Господи, можно поду-мать, у меня семеро по лавкам и муж-алкаш, каждый вечер требующий денег на бутылку, а каждое утро — на опохмелку! Я вздернула подбородок и растянула губы в улыбке. М-да, если я буду так улыбаться посетителям в приемной, разорится еще и эта фирма…

Я все еще пыталась приклеить на лицо жизнерадостно-уверенный оскал, когда перед самым моим носом мелькнуло что-то темное и стре-мительное.

— Доброе утро, Андрей Юрьевич! — подскочила девочка.

— Здравствуй, Аня. Здравствуйте.

Последнее адресовалось уже, видимо, нам, потому что претендентки зашелестели нестройным 'здравствуйте'. Я, со своими рожами, не успе-ла и рта раскрыть. Едва за стремительным чифом закрылась дверь, как претендентки-конкурентки потрясенно переглянулись.

— Вот это да-а! — восторженно протянула миниатюрная брюнетка в черном брючном костюме. 'Да-а! относилось, видимо, к внешности на-чальника, которую я обозреть не успела. Но если внешность подстать за-державшемуся в приемной парфюму, мне здесь делать нечего — уровень не тот. Ладно, для очистки совести все же дождусь пинка под зад, перед тем как пуститься в дальнейшее жизненное плаванье…

Аня очень трепетно заглянула в дверь кабинета, что-то спросила и, быстро-быстро перебирая ногами-спичками, усвистала из приемной. Пре-тендентки начали нервно перелистывать свои папочки. Кое-кто шевелил губами — повторял заученное, что ли? Я косилась с завистью. У меня в го-лове было пусто, как в моем кошельке.

Зазвонил телефон. Раз, другой, третий… На пятом звонке длинноно-гая 'Белоснежка' справа передернулась:

— Ну если не берут трубку, значит, нет никого!

Телефон продолжал звонить. Претендентки — ворчать. Я нервно по-глядывала на секретарский стол: терпеть не могу громких звуков. Да ко-гда же он, наконец, заткнется? А!

Уронив мультифору, я совершила марш-бросок и свирепо рявкнула в трубку:

— Фирма 'Три плюс' слушает!!

Пауза. Потом мужской голос требовательно произнес:

— Кто это?

Я подавила желание представиться автоответчиком и твердо повто-рила:

— Фирма 'Три плюс'. Оставьте ваши координаты. С вами свяжутся.

Мужик не унимался:

— Кто у телефона? Представьтесь!

Между прочим, тебе бы тоже не мешало это сделать, сердито поду-мала я, но все же сообщила:

— Ягунова Евгения. Что передать секретарю?

Влетевшая в приемную Аня с ужасом замахала на меня обеими ру-ками, и я без боя сдала ей телефонную трубку. Аня тут же запела:

— Слушаю, Андрей Юрьевич!

Уп-с! Я скорчила сама себе рожу и осторожненько вернулась на ме-сто. Аня положила трубку. Для острастки грозно глянув на меня, скоман-довала:

— Карпова, пройдите.

Брюнетка тут же подскочила и, прижимая к груди папочку, скрылась за дверью. 'Оставь надежду всяк сюда входящий'… Я зевнула. Претен-дентки посмотрели на меня с уважением, Аня — возмущенно. Они же не знали, что это у меня нервное.

Девушки входили-выходили с периодичностью в четверть часа. Я ле-ниво прикидывала, выберет ли начальник содержание (читай, компетент-ность) — 'сокращенную даму', или форму — 'длинноножку'. И цинично ставила на форму. Зловредная Аня в отместку за непрошеное хватание трубок решила запустить меня в последнюю очередь. Всем выходящим она говорила одно и то же одним и тем же вежливо-отработанным голо-сом:

— Оставьте свои координаты. С вами свяжутся в течение трех дней.

Я разглядывала обстановку приемной со всеми необходимыми по по-следнему времени прибамбасами: навесным потолком, точечными све-тильниками, половым покрытием — и вяло размышляла на тему, что соче-тание синего, серого и белого меня бледнит. И вообще, трудно работать на мужчину, у которого такой сногсшибательный парфюм и резкий голос — какое-то неудобоваримое сочетание. Да и график работы мне наверняка не подойдет, я же не трудоголик… Я бы придумала еще кучу причин, по-чему совершенно не расстроюсь, когда мне откажут, как появилась моя предпенсионная соседка — помолодевшая, раскрасневшаяся и радостная. Аня и ей выдала свое коронное: 'С вами свяжутся', - но явно гораздо приветливей, чем предыдущим. Да ладно, не так уж я много времени и потеряла…

Аня дождалась, когда я впихну мультифору в сумку, и распорядилась казенным голосом:

— Ягунова, пройдите.

Я поспешно выдернула обратно смявшееся резюме с рекомендация-ми и отправилась на закланье.

— Здравствуйте.

— Доброе утро. Или уже день? — Андрей Юрьевич взглянул на часы, жестом пригласил меня в кресло. Я передала ему мультифору, села, и, наконец, рассмотрела своего предполагаемого начальника. И поняла смысл выражения: 'в зобу дыханье сперло'. От такого мужика у любой женщины могут случиться трудности не только с дыханием, но и с давле-нием, а уж про сердце и говорить нечего. Главное — чтобы не было запо-ра. В смысле — суметь его переварить.

Чиф, продолжавший изучать мои бумаги, потер пальцем четкую тем-ную бровь, и я смогла, наконец, прервать созерцание его физиономии. Интересно, а могут ли надоесть восхищенные взгляды? Мне, определен-но, — нет.

Андрей Юрьевич, видимо, обладал навыком скорочтения, или ему так надоел подбор секретарских кадров, что он просмотрел мои бумаги бук-вально наискось. Постучал пальцем по какой-то строчке:

— Вы работали в фирме 'Тур'.

Где-где, чуть не переспросила я. Надо было хоть одним глазком взглянуть на свое собственное резюме: черт его знает, что там Алка по-написала!

— Почему ушли оттуда?

— По семейным обстоятельствам, — туманно ответила я. Хорошо, что он не стал уточнять, по каким именно: в данный момент мозги у меня со-вершенно раскисли. Палец вновь вонзился в многострадальное резюме.

— Тут написано, что вы печатаете пятьсот знаков в минуту. Это прав-да?

— Хотите анекдот? — предложила я. — Машинистка дает объявление: 'Печатаю тысячу знаков в минуту'. Обалдевший работодатель прибега-ет, спрашивает: 'Что, правда, тысячу знаков в минуту можете? 'Могу, — отвечает машинистка, — только, знаете, такая хер… э-э-э… фигня получа-ется! .

Так как мой собственный предполагаемый работодатель продолжал пристально и молча смотреть на меня умными карими глазами, я погля-дела в окно, подумала и объяснила:

— Анекдот.

Он серьезно кивнул.

— Я понял.

Откинулся в кресле. Сложил руки домиком. Под его внимательным взглядом я твердо напомнила себе, что он моложе меня на добрый деся-ток лет (если не больше), и вообще оценивает меня сейчас не как жен-щину, а как предполагаемую рабсилу.

— Почему вы взяли трубку в приемной?

От неожиданности я ответила чистую правду:

— Трезвон надоел.

Что это за звук? Подавленный смешок?

— Мы без секретаря уже больше месяца, — сказал Андрей Юрьевич. — Думаю, новому потребуется много времени, чтобы привести документа-цию в порядок. Как ваша семья отнесется к тому, что вам придется за-держиваться по вечерам, работать в выходные?

Он что, не дошел до пометки 'эн/зэ' — 'не замужем' или 'неприкос-новенный запас' — понимай, как хочешь? Или желает услышать мое лич-ное признание?

— Никак, — настороженно сказала я. А вдруг он убежденный семьянин и холостых людей считает неполноценными и ненадежными недоумками? — У меня ее нет.

Андрей Юрьевич поглядел в окно.

— Мне было жаль лишиться своего секретаря, — сообщил он. — Она бы-ла умна, энергична, компетентна…

— Сочувствую, — сказала я нервно. — Она была молода?

Он взглянул странно.

— Достаточно молода, чтобы выйти замуж за одного из наших клиен-тов.

Я кашлянула. А я-то думала, что предыдущий секретарь коньки от-бросил — уж очень жалостно это у него прозвучало…

— Ну, на меня можете рассчитывать! Я так вас не подведу. Могу даже расписку дать.

(Потому как шансы у меня не то что нулевые — минусовые).

— С условиями работы ознакомлены?

— Да.

— Согласны?

— Д-да…

— Можете выйти завтра с утра?

— А что… я уже принята? — не поверила я.

Андрей Юрьевич встал и протянул руку.

— Поздравляю. Вы нам подходите.

После секундной заминки я подскочила и пожала ему руку. Ладонь была теплой и била током. Мой завтрашний чиф поглядел на наши руки, разжал пальцы.

— Завтра в девять.


Переодевается народ стремительно. Еще вчера все были в шубах, пуховиках, дубленках, а сегодня вон идет девчонка: каблучечки-не каблу-чечки, колготки телесного цвета, юбка под короткой курткой лишь подра-зумевается… У идущего следом мужика-бедолаги слюни чуть ли не до земли.

В общем-то по весне, по лету я мужчинам очень даже сочувствую. Если уж у меня голова сама собой заворачивается — полюбоваться на очередную высокую, длинноногую, фигуристую — то что про них-то гово-рить? В наше время (ненавижу это выражение, но куда от него денешь-ся!) народ был куда мельче, серей и незаметней. Сейчас же по глазам прямо бьет цветом, голой кожей, животиками, ногами, грудями…

А вот полюбоваться на молодых парней выпадает почему-то крайне редко, увы… Ну разве что на моего наисвежайшего чифа.

Я оглядела себя и вздохнула. Пальто мышиного цвета безо всякой фигуры, потому как найти что-нибудь подходящее на широкие бедра и одновременно — тонкую талию — очень и очень проблематично (как, впро-чем, наверняка, и на все остальные фигуры). Все еще не могу расстаться с теплым шарфом, страшно в эту зиму мерзну. На ногах — что называется в народе 'говнодавы', но ведь какие удобные! А шапку нельзя снимать, потому что сначала следует подстричься. И покраситься во что-нибудь этакое… солнечное.

Апрельское.

И вообще — на работу пора!


Сегодня я 'окарала', как говорили мы в детстве, заступив меловую границу 'классиков', - наступила на любимую мозоль начальнику. Вер-нее, его… как бы это политературнее выразиться… пассии.

Она влетела в приемную, когда я приводила в порядок свою небога-тую прическу. Заслышав цоканье, я оглянулась на целеустремленно не-сущуюся к кабинету тоненькую ухоженную даму.

— Начальник занят. Девушка, вы что, не слышите? Подождите! Де-вуш…

Открыв дверь, девица зыркнула на меня, и резко захлопнула ее за собой.

Аня смотрела на меня с восторженным ужасом.

— Ты что! Это же Лена!

— Какая Лена?

— Ну… его… баба. Как бы постоянная.

Я села.

— А у него еще переменные имеются? Нет, а ты-то что молчала? Хоть бы знак какой сделала!

— Да не успела я! — оправдывалась Аня, но глаза ее горели радостным предчувствием скандала. Пав духом, я повернулась к компьютеру, ворча в том смысле, что сначала надо представлять список лиц, допущенных к начальническому телу, а потом уже требовать исполнения церберской службы — а то, может, она террористка какая…

В мгновение ока весть о том, что я пыталась подставить подножку чифовской подруге, разнеслась по всему офису, и на меня ходили смот-реть экскурсиями. Прямо хоть билет продавай на неожиданный аттракци-он — в одном моем лице! Из подбадривающих замечаний я уяснила, что в подавляющем большинстве своем коллектив фирмы Лену недолюблива-ет. Более того, она настояла на увольнении пред-предыдущей секретар-ши, длина ног которой сравнилась с длиной ног самой Лены. А посему коллектив рад хоть какой-нибудь пакости, доставленной неприятной осо-бе — чужими руками, разумеется.

В общем, когда, наконец, открылась дверь кабинета, я уже была го-това собирать вещи.

Вышла Лена. Я поглядела на нее и на мгновение отвлеклась от тя-желых мыслей о грядущей безработице. Интересно, почему многие обес-печенные дамы, одетые так дорого, стильно, модно, выглядят сестричка-ми-близняшками: словно на них на всех один фасон, цвет, прическа, и макияж…

Лена обернулась и кинула через плечо в кабинет:

— И скажи этой своей, чтобы не вздумала больше повышать на меня голос!

И поцокала к выходу. Когда кони сытые — цокают копытами…

Начальник аккуратно прикрыл дверь. Не глядя на меня, прошел через приемную, на ходу доставая ключи от машины. Даже и 'до свидания' сказать нету силушки? Это мое телепатическое послание он, похоже, принял, потому что неожиданно остановился и, повернувшись, подкинул ключи на ладони.

— Вы, кажется, на Садовой живете?

— Да, — настороженно призналась я.

— Я подвезу.

Я открыла рот, но протесты можно было адресовать уже только пус-той двери. Чудны дела твои, господи! Я поспешно схватила сумку и куртку и бросилась вниз. Парочка сидела в машине в совершеннейшем молча-нии. Едва я плюхнулась на заднее сиденье, как машина сорвалась с мес-та. Может, я не совсем русская (а кто из нас чистокровный русский?), но такой сумасшедшей езды не люблю. Где тут у них пристегнуться?..



До моего дома мы добрались в рекордное время.

— Спасибо, — я поспешно выбралась наружу. Как человек болтливый и миролюбивый, терпеть не могу напряженной тишины. Тут мадам открыла рот — первый раз за всю поездку — и, глядя прямо перед собой в лобовое стекло, произнесла короткую, но крайне выразительную речь.

Она сказала:

— И чтоб это было в первый и в последний раз!

Не поняв, кому это адресовано — мне или никак не прореагировавше-му чифу, — я тоже решила не реагировать. Кивнула куда-то в середину между передних сидений.

— До свиданья.

И захлопнув дверь, мстительно подумала: а обесцвеченные волосы тебе не идут! Дешево смотришься!


— Утро доброе!

— Утро добрым не бывает, — привычно отозвался наш охранник Вале-ра.

Вообще-то поспать я люблю, но в это акварельно-серое, мягкое ап-рельское утро проснулась удивительно бодрой. И даже перспектива про-вести на работе половину субботы ничуть меня не расстраивала. Главное — никого не будет в офисе — и мне удастся разгрести завалы, оставшиеся после бывшего секретаря, смывшегося замуж, и после недели моей соб-ственной плодотворной работы.

Напевая под нос, я вприпрыжку взбежала на второй этаж. Открыла приемную, потом — жалюзи, полила нисколько не вдохновленную моим тщательным уходом чахлую местную зелень. Сварила кофе, с огромным удовольствием прикончила жутко калорийные покупные сэндвичи. Будем надеяться, успею разгрести все до обеда, потому как на него ничего не осталось.

Несколько часов я работала, не покладая ни головы, ни рук: набира-ла, исправляла, отсылала, сортировала. Принтер тихо шипел и снорови-сто выпекал документы, я так же сноровисто раскладывала их, горячень-кие, по соответствующим папкам. Наконец, почувствовав, что моя задни-ца приняла форму кресла, а шея изобразила вопросительный знак, что прекрасно смотрится у лебедя белого и печально — у женской человече-ской особи — я вспомнила об обязательной производственной гимнастике. Поймала по радио музыкальную волну, прошлась по приемной, с вялым кряхтеньем ворочая корпусом в разных плоскостях.

— Тебе уже восемнадцать, мне всего тридцать семь!.. — заорал прием-ник. Образец мужской логики, между прочим. Как мы там бацали рок-н-ролл? Я устремилась к зеркалу. Хорошо, что я сегодня в кроссовках, по-тому что с отвычки можно запросто вывихнуть ноги. Раз-два-три-четыре. Раз-два-три-четыре…

Последние аккорды вонзились в пустынные пространства офиса, я восторженно взвизгнула и, лягнув себя пятками по ягодицам, разверну-лась на сто восемьдесят градусов.

И снова взвизгнула — куда громче приемника.

Передо мной стоял Андрей Юрьевич. Он ошеломленно смотрел на меня, на пальце отставленной руки покачивались забыто ключи от при-емной.

— У-у-й… — неконтролируемо выдохнула я.

Он вышел из столбняка первым.

— Здравствуйте, Евгения Александровна.

Исполать тебе, добрый молодец свет Юрьевич… Чтоб ты провалил-ся.

— Здравствуйте! Вы… зачем сегодня… здесь?

Он ухитрился даже не улыбнуться.

— Знаете, — сообщил вежливо. — Это ведь мой офис.

— Э-э-э… разумеется, — пришлось мне согласиться, потому что какая-то логика в его словах явно присутствовала.

— И я хотел сегодня поработать, — он взглянул на орущий приемник и задумчиво добавил, — когда никто и ничто не мешает.

Я поспешно выключила музыку.

— А. Да. Я тоже, — я махнула рукой в сторону стола, являя его, как до-казательство моей усердной трудовой деятельности. — Я еще немножко поработаю?

Склонив голову, он смотрел на меня, как заинтересованный пес.

— Первый раз вижу, — произнес задумчиво, — чтобы мой сотрудник из-винялся за то, что он на работе. Разумеется, вы можете поработать еще.

И отправился к себе в кабинет.

Пф-ф-ф… спасибо, не сказал, что это — его приемная, а не какой-нибудь там данс-клуб…


Примерно через час я осторожно поскреблась в дверь кабинета.

— Андрей Юрьевич, я собираюсь уходить. Вам ничего не надо?

Начальник поднял голову и посмотрел пристально, словно вспоми-ная, кто я такая вообще.

— Нет, спасибо, — узнал все-таки, слава те, господи!

— Может, кофейку? — льстиво запела я. — Только что сварила!

— Кофе — да, пожалуйста.

Кофе у них было принято действительно 'варить' — на крохотном 'камбузе' за раздвижной дверью в приемной. Я осторожно перелила со-держимое джезвы в чашку, водрузила вместе с крохотной сахарницей на поднос и осторожно, то и дело поглядывая под ноги, точно на моем пути были заложены мины, понесла в кабинет.

Андрей Юрьевич, отложив ручку, наблюдал, как я к нему приближа-юсь. Может, опасался, что я не справлюсь с управлением и пролью горя-чий кофе на самое дорогое, что у него есть? Не тут-то было! Я ловко вы-ставила посуду на стол, приложила подносик к боку, словно взяв 'на ка-раул', и отрапортовала:

— Я все закончила. Если я вам не нужна, могу идти домой?

Он заглянул в чашку, проверяя кофе на цвет, или желая убедиться, что это именно кофе. Сказал неожиданно:

— Да и я, в общем-то, тоже закончил…

— До свидания? — с надеждой подсказала я.

— До свидания.

Я мельком оглянулась от двери — привстав, начальник поспешно до-пивал кофе — как только не обжигается, ведь кипяток же! Что это он так заторопился? Такой трудоголик просто обязан пахать полные выходные.

Охранник явно истосковался от безделья, потому что при виде меня подскочил и залихватски распахнул дверь.

— До свидания, Евгения Александровна!

— Счастливо отдежурить, Валера.

Он подпер собой дверь, не давая закрыться. Спросил, улыбаясь во весь крепкозубый рот:

— Чем заняться сегодня думаете?

— Чем? — я огляделась. Денек разыгрался что надо. — Солнышко… На-верное, попробую на балконе позагорать.

— В купальнике или без? — игриво осведомился Валера. Да, парень яв-но истомился — весна, скучное дежурство, которое даже книжка не может скрасить, потому как, судя по физиономии, не умеет Валера читать. У ме-ня на языке уже вертелся соответствующий случаю ответ, как за спиной охранника возник Андрей Юрьевич.

— До свидания, — произнес он таким тоном, что стало ясно, как он не-доволен фамильярностью охранника, а заодно и той, кто эту фамильяр-ность поощряет. Валера поспешно стушевался, посторонился, придержав дверь и для него, а потом так усердно начал ее запирать изнутри, что это-го занятия хватило на все то время, что мы собирались в дорогу.

— Вас подвезти? — спросил Андрей Юрьевич, направляясь к 'БМВ'.

— Нет, я на своем.

Начальник машинально оглянулся, отыскивая поблизости еще какой-нибудь вид транспорта. Я выволокла велик из-под прикрытия крыльца и продемонстрировала победно.

— Вот!

Андрей Юрьевич замер, не донеся ключ до замка.

— ЧТО это?

Я засмеялась.

— Велосипед! Знаете, такая машина, у которой всего пара колес, а вместо двигателя — мои ноги.

— Спасибо за объяснение, — пробормотал он.

Внимательно наблюдал, как я проверяю колеса на предмет 'восьме-рок'.

— Занимаетесь велоспортом? — спросил с некоторым почтением.

— Вот на этом-то?! — я встряхнула задребезжавший велик. — Да ему сто лет в обед! Лучше, конечно, на мотоцикле, но гаража у меня все равно не имеется…

— Вы умеете ездить на мотоцикле?! — перебил Андрей Юрьевич.

— Не знаю, еще не пробовала.

Я увидела выражение его лица, и, закусив губу, чтобы опять не за-смеяться, наклонилась, ненужно выправляя руль. Что-то сегодня я все время сбиваю его с толку…

И услышала:

— Не хотите пообедать?

Я изумленно вздернула голову — чиф выглядел так, словно тут же по-жалел о своих словах. Веселясь про себя, я покачала головой:

— Спасибо, но помнится, ваша подруга говорила что-то о 'последнем разе'…

Разумеется, я тоже тут же пожалела — это прозвучало, как подначка, и начальник, как истинный мужчина, среагировал соответствующе.

— Он ведь складывается? — спросил нелюбезно, чуть ли не вырывая у меня велик.

— Ну да, — пробормотала я, — а что… да не влезет он в ваш багажник!

Влез. Хотя, стоя рядом, я молилась, чтобы мой драндулет не поца-рапал драгоценный лак его холеной 'бэхи'. Еще вычтет с зарплаты…

Я нырнула в багажник, поправляя велику 'рога'. Выпрямляясь, пере-хватила взгляд чифа — он тут же отвел глаза. Ну да, да, Андрей Юрьевич, у меня есть столь немодная в наши дни попа!

Начальник закрыл багажник и открыл передо мной дверь.

— Ну и куда, — я продемонстрировала ему свой потертый джинсовый прикид, — мы отправимся? В 'Макдональдс'?

— В шашлычную. Вы любите шашлык?

— Не из собачатины, — предусмотрительно сказала я.

— Есть у меня любимая забегаловка неподалеку, — сказал он, трогаясь с места. — Без собачатины.

Я посмотрела назад. Охранник Валера бросил запирать несущест-вующие замки и пялился нам вслед, расплющив нос о стеклянную дверь офиса. Интересно, а Ленусик не приплачивает ему за информацию о сво-ем женихе?

Оглядела машину. Кому не нравятся красивые машины? Но что-то не встречала я до сих пор 'БМВ' красного цвета. Черный — сколько угодно, серебристый — да, синий — пожалуйста… Я поглядела на ее хозяина. Если верно замечание, что для мужчины машина — практически продолжение его полового члена, то у нашего начальника этот самый член ого-го… Чиф мельком глянул на меня, и я невинно ему улыбнулась.

Мы выбрали столик снаружи — подальше от душного общего зала и пылившей дороги.

— Вы не на диете? — спросил Андрей Юрьевич.

— А что — надо? — отозвалась я обиженно.

— Ну… женщины любят сидеть на диетах.

— Женщины любят говорить о диетах, — поправила я, вгрызаюсь в шашлык. Перехватила взгляд чифа. Он смотрел на меня с улыбкой. Хо-рошо, что Андрей Юрьевич редко улыбается — и без того глядеть на него больно.

— Вы выглядите сегодня по-другому…

Я перехватила его взгляд — из-под рукава моей куртки сиял цвета-стый набор бисерных «фенечек», подаренных мне племянницей.

— Я просто сегодня без 'дресс-кода', - объяснила вполне очевидное. — Вы тоже, я смотрю, не при пиджаках и галстуках.

— Ну да.

Принялся за свой шашлык. Теперь уже я наблюдала за ним: ест не-спешно, аккуратно, с явным удовольствием, но без жадности. Тут я вспомнила, что по тому, как мужчина ест, можно сказать, как он ведет се-бя в постели, и поскорее отвела глаза. Что-то у меня мысли сегодня при-няли вполне определенное направление…

Ах, да. Весна.

Заказав вторую порцию, я хлебнула холодного пивка и прижмурилась на теплое солнышко. Ох, хорошо! Бывают же в жизни моменты, когда все мирно и благодушно! Жаль, что такие мгновенья коротки.

Потому что я услышала вдруг:

— Расскажите о себе.

Раскрыв глаза, я выпрямилась, с недоумением глядя на начальника. Он тоже откинулся на спинку сиденья, непринужденно закинув руку на со-седний стул, и посматривал то на меня, то на дорогу.

— А что вас интересует?

Вдруг он расколол меня про 'Тур'? Вся остальная информация в ре-зюме, в принципе, верна…

Только слегка подредактирована.

— Сколько вам лет?

Такой молодой — и уже никакой памяти! В резюме же все было!

— Сорок. Почти.

— Выглядите моложе.

— Ну да, — скептически согласилась я. — На три недели и один день.

Он озадачился.

— Почему ровно настолько?

— У меня день рождения через три недели и один день, — пояснила я. — Что вас еще интересует?

Он проследил за тем, как я ополовинила кружку с пивом. Я успокои-ла:

— Не волнуйтесь, никого еще не лишили прав за вождение велосипеда в пьяном виде.

— Когда вы развелись?

Я едва не поперхнулась.

— Да я и замужем не была никогда!

Он чуть не вдавился спиной в спинку стула.

— О… извините.

— За что? — изумилась я.

— Ну… наступил на больную мозоль, наверное.

Я смотрела на него во все глаза. А вот фиг он угадал! Моей послед-ней коронкой были мои преклонные лета.

— Если уж на то пошло, — перешла я в наступление, — вы тоже уже не мальчик! Вы-то почему не женитесь?

— Почему не женюсь? Женюсь.

— На ком, если не секрет?

Он посмотрел так, что я без труда расшифровала: не твое собачье дело! Но хорошее воспитание взяло верх. Правда, ответил он по-еврейски — вопросом на вопрос.

— А вы как думаете?

— На Лене?

— Почему бы и нет?

Я промолчала.

— Мы знакомы уже давно. Притерлись друг к другу.

Я молчала.

— Конечно, характер у нее… но кто из нас похож на ангела?

Он поглядел на меня и вдруг спросил требовательно:

— А что это вы все молчите?

Я пожала плечами.

— Слушаю.

— Но вы так выразительно слушаете…

Я подняла руки.

— Сдаюсь! Что вы хотите, чтобы я сказала?

Он качнулся на стуле, глядя вверх, на небо. Я глядела на него и в ко-торый раз удивлялась, что он еще холост. Слишком быстро бегает?

— А что нужно сделать, чтобы лучше узнать женщину? — внезапно спросил чиф, резко опускаясь обратно на все шесть ног — своих и стула. Мне показалось, он шутит, но Андрей Юрьевич смотрел на меня в упор карими внимательными глазами. Красивые, но вовсе не женские, требо-вательные глаза.

— Время с ней проводить.

— И все? — разочаровался он.

— Я имею в виду — не только в постели. Ходить с ней куда-нибудь, гу-лять, ездить на природу в выходные…

Андрей Юрьевич смотрел с удивлением:

— А где взять на это время? Работать-то когда?

— Отпуск возьмите, — буркнула я, внезапно разозлившись. Чего прице-пился? Сам завел разговор, сам совет спросил, а теперь критикует! И во-обще, у меня второй шашлык остывает!

— В отпуск не могу, — рассеянно сказал он. — У меня впереди заключе-ние важного контракта.

Я опять промолчала — благо, рот занят. Да уж, бедная его будущая жена! Будет видеть мужа раз в пятилетку. Может, не зря Леночка на стен-ку лезет? И зачем трудоголикам вообще жениться? Какая разница, где ему ночевать — дома или в офисе? Чтобы в редкое свободное время де-лать законных детей? А потом оскорбляться, что затосковавшая жена за-водит себе любовника?

— Сейчас модно жениться на молоденьких, — подсказала я. — Воспи-таете себе супругу по собственному вкусу.

— Нет, у молодых большие запросы, а мозгов маловато. Хотя, конеч-но, они могут еще влюбиться, например, просто за игру на гитару. Роман-тика еще играет… Вот женщины постарше уже смотрят — сколько зараба-тывает, есть ли квартира…

Я промолчала. Неопределенно. Андрей Юрьевич глянул и поспешил добавить:

— Хотя и понятно — все-таки семью кормить… А как понять, нужен ей ты сам или твои деньги?

Э-э-э, да у парня и впрямь проблемы! Ему бы с мамой посоветовать-ся, вот только не говорят с мамой на такую тему. Да и мамы еще те бы-вают… Видно, мой преклонный возраст и подтолкнул его пооткровенни-чать — просто он не в курсе, что не способна я испытывать никаких мате-ринских чувств к шикарному молодому мужчине.

— Разоритесь, — предложила я совершенно серьезно. Он хмыкнул. Так, первый вариант не прошел… Я тщательно вытерла салфеткой рот. Потом руки. Протирать голову был бы уже перебор, потому пришлось-таки раз-говор продолжить.

— Вы рядом какую даму предпочитаете? Красивую или уродку?

Он всерьез задумался над этим риторическим вопросом. Я, подняв брови, наблюдала: как будет выкручиваться? Андрей Юрьевич ответил чисто по-мужски — просто, прямо.

И определенно.

— Ну-у-у… — сказал он.

- 'Самое главное в женщине душа, говорим мы — и смотрим на ее но-ги', - процитировала я.

Засмеялся. Я сложила руки на столе, готовясь к долгому вправлению мозгов.

— Значит, вы согласны, что в мужской природе заложена тяга к красо-те, то есть, к выдающейся самке? Ну, хоть кивните! Вот так. А в женской заложен выбор выдающегося самца. А выдающийся самец тот, кто при-носит больше мамонтятины… в нашем случае — больше 'зелени'. Так что не вижу ничего обидного, что девушки предпочитают джентльменов с деньгами — по крайней мере, с голоду ни они, ни их дети не помрут. Да сейчас, между прочим, даже в туалет бесплатно не сходишь! Просто у нас в стране все так перевернулось — женщина готова вынести и выкормить и мужа-бездельника и всех его отпрысков…

— А вы к какой из этих двух категорий относитесь? — немедленно спро-сил он.

Я радостно улыбнулась.

— К третьей! К старым девам. Слыхали про таких?

— Слышал, — пробормотал он. — Но представлял другими. Наелись?

Я довольно похлопала себя по животу.

— До отвала! Хорошая забегаловка.

— Давайте я вас довезу.

Я попыталась создать видимость переразвитой тактичности:

— Ну, если вам не тяжело…

— Так я ж не на себе, на машине, — резонно заметил он.

Доехали мы очень быстро. Легко вытащив велик, чиф окинул взгля-дом мою пятиэтажку.

— Вы на каком этаже?

— На втором. Видите, балкон зеленый?

— А вы и, правда, собираетесь сегодня… — он вдруг смолк и всучил мне велосипед.

— А? — спросила я.

— До понедельника, — сказал он, быстренько сел в машину и стартанул с места так, словно за ним черти гнались.

— До понедельника, — пробормотала я, перехватывая велик поудоб-нее. — И спасибо за обед.


Случилась у нас корпоративная вечеринка. Раньше то же самое на-зывалось просто коллективной пьянкой. Причем я, как секретарь-референт, ни о чем таком и не подозревала, пока в приемную не ввали-лись парни в униформе с коробками в обнимку и бодрая длинноногая де-ваха, которая с порога начала командовать всеми, на кого падал ее голу-бой взгляд. Мне оставалось только уползти в угол, чтобы не быть затоп-танной, и предаваться тихому восторгу — организация угощения на не-сколько десятков персон лично меня бы повергла в ступор и разруху.



Начальство отсутствовало, поэтому причину всего этого безобразия я выяснила у вездесущей Ани.

— Так вечеринка же! — воскликнула та, вытаращив на меня глаза и, как всегда, радуясь, что есть на свете кретинки, которые не знают очевидно-го.

— Я заметила! — перекричала я звон расставляемых бокалов и рюмок. — А повод?

— Просто так! Андрей Юрьевич любит устраивать праздники! Ой, надо макияж освежить!

Упорхнула. По моим недолгим наблюдениям Андрей Юрьевич боль-ше любит устраивать подчиненным суровые трудовые будни. Я подумала и тоже вынула зеркало.

…Да-а, красота — страшная сила. Причем, чем дальше, тем страшнее. Морщины скоро придется на калькуляторе подсчитывать… А, блин, да кому я здесь нужна!

Как только все было готово, по неведомой команде в приемную вле-тел стремительный Андрей Юрьевич. Бросил на ходу:

— Соберите ко мне всех сотрудников!

Сотрудников — вот странно! — долго уговаривать не пришлось. Через несколько минут все очутились в просторном кабинете начальника. Народ галдел и с молодым аппетитом опустошал фуршетный стол. Я несколько минут помнила о контроле над весом, но — старость не радость, склероз, сами понимаете, — и я с удовольствием присоединилась к общему пиру. Из спиртного здесь было шампанское, вино, водка: похоже, рабочий день на сегодня закончен… Я прислонилась к подоконнику с полной тарелкой и бокалом в руках. Народ хихикал, флиртовал и сплетничал. Музыка была достаточно громкой, чтобы можно было обсуждать соседа и одновремен-но улыбаться ему в лицо. Кое-кто уже пританцовывал. Официанты кида-лись коршунами на всякого, у кого обнаруживалась пустая емкость для пития. Я нашла глазами чифа. Рядом с ним стояла длинноногая устрои-тельница всего этого безобразия, улыбаясь в свой бокал. Андрей Юрье-вич вел оживленную беседу с ней и еще с парочкой таких же симпатичных девах. Леночки на вас нет! М-да, я-то что тут делаю, среди этой… оран-жереи? Хочешь быть всегда молодой и стройной — держись старых и тол-стых! Пойти покурить, что ли?

Я выволокла свои древние кости из веселящегося кабинета. На моем столе ворковала очередная парочка. Хорошо еще, только ворковала, по-думала я злобно. Схватила сумку — пара меня проигнорировала — и пошла искать укромный уголок.

Коридор в самом конце делал поворот буквой 'г', которая скроет от приемной нарушителя правил внутреннего распорядка. Так как Андрей Юрьевич не курил и объявил свою фирму некурящей зоной, народ пытал-ся соблюдать видимость лояльности — прятался, брызгался парфюмом, жевал жевачку, хотя толку от этого было чуть. Я сильно подозреваю, что начальник просто однажды сам бросил курить, а чтобы не подвергаться лишнему соблазну, запретил заодно 'здоровью вредить' и всем своим подчиненным.

Вообще-то я практически не курю, пачку в сумке таскаю исключи-тельно 'для коммуникабельности', и подозреваю, что у моих сигарет давно вышел срок годности. Я открыла окно и присела на подоконник. Обязана ли секретарша ожидать конца вечеринки или может слинять по-раньше?

С улицы повеяло летним теплом, смешанным с запахом весны — и мне немедленно захотелось открыть окно настежь и свесить ножки нару-жу. Я даже перегнулась вниз, чтобы убедиться, что упавшая с моей ноги туфля не продырявит кому-нибудь голову.

— Вам там что, серенады поют?

— Ай! — я взлетела перепуганной кошкой — только что горб не выгнула.

Андрей Юрьевич выставил руки:

— Успокойтесь! Это только я.

Ничего себе — 'только'! Я заметалась — куда бы деть или затушить сигарету, но поняла — застукана, хмыкнула и демонстративно затянулась. Андрей Юрьевич никак мое поведение не прокомментировал. Выглянул в окно — видимо в поисках моего несуществующего «серенадщика».

— Что ж вы убежали? Скучно с нами стало?

А вы-то сами с чего вдруг удалились? Я пожала плечами. Не расска-зывать же ему о своих возрастных переживаниях! Вот доживет до того времени, когда хорошенькая осьмнадцатилетка назовет его 'дяденькой', тогда и поймет! В качестве отмазки предложила свою сигарету.

— Покурить захотелось.

Он словно впервые ее заметил.

— А я и не знал, что вы курите. Никогда не пахло…

Когда это он успевает меня обнюхивать? Или у бывших курильщиков обоняние переразвито? Я хмыкнула.

— Курю. Когда выпью.

Некоторое время он созерцал процесс курения — так сосредоточенно, точно его завораживала необычайная красота моих действий… Начав да-виться дымом, я решила прекратить это издевательство над собой — дос-тала из сумки пачку и провокационно покрутила у него перед носом.

— Хотите?

— Я не курю.

— Ну и не курите! Но ведь хотите?

Он внимательно посмотрел на меня. Сделал два шага назад и осто-рожно выглянул в основной коридор.

— Никого. Давайте быстро!

Я выщелкнула ему сигарету. Дала прикурить. Андрей Юрьевич затя-нулся и сказал с чувством:

— Какая гадость!

— И не говорите! — согласилась я, тоже затягиваясь. Мы мирно прикон-чили наши сигареты, Андрей Юрьевич выкинул окурок на улицу и сказал:

— Пойдемте?

'Пройдемте! , передразнила я про себя и нехотя сползла с подокон-ника.

Войдя в свой кабинет, он первым делом огляделся, принюхался и грозно вопросил:

— Кто-то опять курил?!

Несколько человек поспешно порскнули в разные стороны. Я оценила грамотность подхода. Сказывается большой опыт…


Открыла я дверь в собственную квартиру, приглядываясь и принюхи-ваясь. Ага, похоже, у меня побывала маман. Наша мама, несмотря на возраст, энергичнее нас всех, вместе взятых. Периодически она устраи-вает набеги на квартиры дочерей, чтобы уличить нас в отсутствии поряд-ка, недосмотре за детьми и недокорме домашних животных.

Вот и записка на кухонном столе: 'Где ты попадаешь? Привезла тебе пироги с яйцами и луком. И с творогом. Помой люстру, стыд смотреть! Мама'. М-да… хорошо, что она меня не дождалась. Для матери бокал шампанского, выпитого мной на внезапной 'корпоративке', равнозначен залитой за воротник бутылке водки: ну что еще делать безнадежно неза-мужней дочери одинокими тоскливыми вечерами? Только спиваться. Вот такая вот непостижимая мной материнская логика…

Я зашуршала мешком с пирогами. Ура, и ужин не надо готовить! Са-ма я пироги не пеку уже давно — по принципу экономии энергии (а если проще, из врожденной лени) — разве что один и на весь противень. Зава-рив чайку, принялась поглощать жутко калорийный и жутко вкусный про-дукт. Ела и приглядывалась к люстре — и правда, грязновата. Ну не вече-ром же ее начинать драить! Вот подожду выходных, вымою… если не найдется другого интересного занятия.

Кот Марс сонно помаргивал на меня желтым глазом. Второй откры-вать ему было лень — похоже, от бабушки тоже перепало много чего вкус-ненького.

Я похлопала себя по полному животу. Подумала и решилась на по-стирушку. Загрузила машинку-автомат, включила двухчасовую программу и улеглась на диван с книжкой. Завтра могу говорить с чистой совестью: 'ой, вчера весь вечер стирала!


Наутро апрель плавно перетек в ноябрь: снег с дождем, тоскливая хмарь и промозглый ветер. Пришлось опять доставать свитер — а я-то с вечера приготовила легкомысленную кофточку с коротким рукавом и большим декольте — вдруг кто соблазнится моими бледно-зимними пре-лестями? Краситься теперь придется на работе, чтобы тушь по дороге не смылась. В прямом и переносном смысле. Я намотала теплый шарф, по-глядела на себя в зеркало, вспомнила, что все-таки весна на дворе, и по-меняла его на тонкий шейный платок.

Задубела еще до того как сесть в автобус, оказывается, и перчатки дома оставила. Ну не возвращаться же теперь за ними…

Так что на работу я явилась трясущаяся, со скрюченными пальцами, красным носом и мокрыми от снега волосами. И, естественно, в этом са-мом виде меня застал не вовремя выглянувший Андрей Юрьевич. Застал и — застыл. В ужасе, надо полагать.

— Замерзли?

Я только зыркнула на него — терпеть не могу вопросов под локоть. Да еще с вполне очевидным ответом. 'Тепло ли тебе, девица, тепло ли те-бе, синяя?

— Уг-гад-дайте… — предложила я, стуча зубами. Он помог мне снять пальто, аккуратно встряхнул его от капель дождя-снега и повесил в шкаф. Я кинулась в кресло, растирая руки. Начальник продолжал торчать у меня над душой. Я злобно вскинула глаза:

— Вам что-то нужно?

— Нет, — убрался, наконец. Слегка оттаяв, я попыталась (безнадежно) спасти остатки прически. Негнущимися пальцами взялась за тушь.

Открылась дверь. Я чертыхнулась — все еще про себя, оцените вы-держку — и уставилась на Андрея Юрьевича одним накрашенным глазом. Спросила — угрожающе:

— Ну?!

Он продемонстрировал бутылку коньяка и пузатую рюмку.

— Выпейте. Согреетесь.

Я растерялась.

— Так на работе же нельзя…

— Вы не пьете, — наставительно сообщил Андрей Юрьевич. — Вы лечи-тесь.

Конечно, это круто меняет дело! Я взяла рюмку — чиф налил мне по-ловину.

— Чин-чин, — пробормотала я, поднесла ее к синим губам и замерла. За стеклянной дверью приемной стояла Аня, таращилась на нас круглы-ми глазами. Интересно, а что бы я подумала, увидев, как начальник с ут-ра опохмеляет свою секретаршу?

— С понедельничком вас! — сказанула я и залпом выпила коньяк. Как только люди его смакуют? По мне так лучше водки — там, по крайней ме-ре, заранее знаешь — гадость. Недоразвитый вкус, что не говори… Андрей Юрьевич закрутил крышку.

— Подготовьте договор с 'Сибесто'. А макияж у вас оригинальный. Такой… асимметричный.

— Спасибо, Андрей Юрьевич, — прочувствованно сказала я. — Не всякий может оценить мою неброскую красоту!

Он предпочел ретироваться.

Работы было завались, весь день туда-сюда шлялись разнообразные люди, так что с чифом мы свиделись уже ближе к вечеру.

— Как здоровье? — поинтересовался он.

— Апхчи! — проинформировала я.

— Мало налил, — констатировал он.

Я пробубнила, спрятав нос в платок:

— Приду и сразу в кровать. Самое верное средство. А вы держитесь от меня подальше. ОРЗ все-таки!

Он снисходительно посмотрел на меня. Заявил с достоинством:

— Я никогда не болею!

И, разумеется, сглазил.

Наутро я лицезрела своего начальника чихающим, гундосящим и хрипящим. Я же была уже свежа и прекрасна, как майская роза. Все ОРЗ и ОРВИ у меня как рукой снимает, стоит лишь моему организму на-подольше принять горизонтальное положение.

К обеду я робко заикнулась насчет посещения поликлиники. Чиф по-пытался пронзить меня взглядом, но из-за слезящихся глаз эффект вы-шел смазанным.

— Пройдет!

Все правильно — дураки умирают по пятницам, а трудоголики — на ра-бочем месте…

Часам к трем я заглянула в кабинет. Чиф сидел в кресле, закрыв гла-за. Лицо его пылало. Все вопросы, которые я собиралась задать, момен-тально вылетели у меня из головы. Я подошла и бесцеремонно пощупала его лоб. Определила:

— Тридцать восемь и пять!

Андрей Юрьевич открыл глаза, посмотрел и прижал мою ладонь ко лбу.

— Холодная…

— А вы горячий… — в тон отозвалась я. — Ну-ка, вставайте! Одевайтесь!

Он из-под руки посмотрел на меня, вздохнул и, к моему удивлению, поднялся. Перекинул плащ через руку.

— Куда? — прикрикнула я. — Надевайте!

— Жарко же…

— На-де-вай-те!

И он опять послушался. Не успела я порадоваться обретенной воз-можности покомандовать собственным начальством, как задумалась — правильно 'надевайте плащ или одевайте'? Все филологическое обра-зование покоя не дает!

— Идемте! — я погнала его из кабинета вон. Чиф с тоской глянул на свой осиротевший стол, но повиновался. Сообщая по телефону заму, что начальник отбывает болеть, я увидела, как Андрей Юрьевич вытаскивает из шкафа мое пальто.

— Зачем это?..

— Закрываем приемную, — пробормотал он, пытаясь на меня его напя-лить. — Домой.

Да, похоже, у чифа температура зашкаливает — иначе с чего он решил бы меня отпустить пораньше? Но это, по-моему, единственное распоря-жение начальства, которое не вызывает у подчиненных никакого внут-реннего протеста…

Я с минуту наблюдала, как Андрей Юрьевич пытается вставить ключ в дверцу 'бэхи'.

— Может, попросить Валеру, чтобы вас отвез?

Он открыл дверь.

— А, может, вы?

— А? — обомлела я.

— Умеете водить машину?

— Не 'БМВ'! — категорически заявила я.

- 'Запорожец'?

- 'КАМАЗ'! — огрызнулась я.

— Может, попробуете? Как с мотоциклом? — он кинул на меня взгляд и хрипло засмеялся. — Ладно, не будем рисковать! Садитесь.

— Зачем?

— Вы домой пешком собираетесь идти?

А как, вообще-то, обычно ходят? Я могла добраться и на автобусе, как проделываю это практически каждый день… Пожав плечами, полезла в открытую передо мной дверцу. Прокатимся еще раз, бог троицу любит.

— Вы еще должны мне инструкции дать, — сообщил Андрей Юрьевич, выезжая на проспект.

— Какие?

— Ну… как лечиться.

— А! — обрадовалась я, разворачиваясь к нему. — Хорошо. Есть у вас дома какая-нибудь травка?

— Травка… анаша? — уточнил он. Я поглядела на чифа. Похоже, вме-сте с высокой температурой у моего начальника прорезалось и чувство юмора. Интересное сочетание.

— Не знаю, подойдет ли, — в тон отозвалась я. — Никогда не употребля-ла. Тем более, в качестве лекарства. Так вот, берете ромашку, тысячели-стник, зверобой или что найдете…

Чиф, покашливая, слушал, иногда кивал — словом, создавал вид пол-ной заинтересованности. Как позже выяснилось — только вид. Когда он ос-тановил машину, я огляделась и удивилась:

— А мы где это?

— Вон мой дом, — подсказал он. Ну да, с чего я решила, что он довезет меня — в его-то состоянии. Ничего, сейчас выясню, какой автобус…

Андрей Юрьевич закрыл машину и показал ключами на светящийся зеленый крест.

— Аптека. У меня дома нет ничего такого. Я банкую, а вы берете все, что нужно.

Я быстренько перетряхнула аптечные полки и вручила пакетик чифу.

— Держите. Все запомнили?

Он поднял пакет на уровень глаз, оглядел пузырьки, блистеры и ко-робочки и сказал убито:

— Честно? Ничего.

— А зачем тогда кивали?

— У вас голос красивый. Слушал бы да слушал… Евгения Александ-ровна! У меня к вам огромная просьба! Поднимемся ко мне, вы все снова растолкуете, а я законспектирую. Мне в четверг надо быть как огурчик, вы же знаете!

Я переступила с ноги на ногу. Чиф истово прижимал пакет к сердцу и смотрел на меня больными собачьими глазами.

— Ладно-ладно, — проворчала я, — разжалобили! Молоко хоть у вас есть?

— Да-да-да! Еда есть вся. Заодно и поужинаете.

Мы поднялись на лифте — естественно, просторном и не загаженном. Стараясь не слишком пялить глаза на чифовские апартаменты, я начала командовать с порога:

— Переоденьтесь! Кухня где?

Кухня как кухня, видали побольше и поэффектней. Я заварила травку и нырнула в холодильник. М-да… действительно, еда есть вся. Я бы с удовольствием проинспектировала содержимое всех этих баночек-коробочек-упаковочек. Кто это его так кормит? Или сам раз в месяц холо-дильник затаривает? И когда успевает все съедать, целыми же днями дома не бывает… Я отыскала молоко, масло, апельсины и крохотную ба-ночку меда.

Чиф приплелся на кухню, натягивая на ходу майку. Я с трудом заста-вила себя не пялиться на него — нечестно все-таки, когда человек в таком состоянии… Но и ему нечестно выглядеть таким сексуальным в старых джинсах и хэбэшной майке! Мой взгляд упал на его ноги.

— Куда с босыми ногами! Быстро наденьте носки!

Он послушно убрел, а я опять задумалась: оденьте или наденьте? Правила, однако, пора повторять.

Когда чиф явился снова, я поставила перед ним кружку с молоком и растопленным маслом и медом.

— Пейте!

Он заглянул и скривился:

— Пенка!

— Боже, какие мы нежные! А мы ее вот так! Пейте! Горло смягчится.

Он глотнул, покатал во рту, сказал с удивлением:

— Вкусно…

— Угу. Вот, смотрите сюда! Трава. Будете полоскать горло — чем чаще, тем лучше. Аспирин выпьете на ночь. И завтра, если понадобится.

— Может, лучше водки?

— Дело ваше. Может, вам и лучше. Допили? Держите апельсины. Ал-лергии нет?

— Я же говорил, ничем не болею! — напомнил он капризно.

— Да-да, конечно, сейчас у вас просто воспаление хитрости. Где спальня?

Он вскинул на меня глаза. Так как он затрудненно молчал, я попро-бовала сформулировать вопрос по-другому:

— Где вы спите? На кровати? На диване? На полу?

— А, — дошло, наконец, что я не собираюсь покушаться на его невин-ность! — Вон там.

Не стала бы покупать такую квартиру только из-за масштабов уборки. Когда мы, наконец, добрались до спальни, я уже устала нести графин с морсом. Андрей Юрьевич сел на гигантскую кровать и стал смотреть, как я сервирую прикроватную тумбочку.

— Пейте как можно больше, — втолковывала я. — Вот морс, лимонад, можно чай с малиной. Ешьте апельсины — сколько захочется. Есть вообще хотите? Нет? Ну и не надо. Завтрашний день проведите в постели…

— С кем? — проявил завидную реакцию чиф. Больной-больной, а туда же…

— С таком, — буркнула я. — Вы меня поняли? Не вздумайте являться на работу. Не пущу.

— А как же… — начал он.

— А никак! — отрезала я. — Думаете, фирма без вас за день разорится? А вы знаете, какие осложнения бывают, когда температуру переносят на ногах? Нам не нужны слепо-глухие паралитики-сердечники-начальники…

— Запугали, — пробормотал он, падая спиной на кровать. Зря он это сделал, потому что мне тут же захотелось присоединиться. Причем, по-жалуй, сверху. Пришлось быстренько перевести взгляд на темнеющее окно. Между прочим, и домой пора бы уже.

— А мама мне в детстве делала горчичники… — внезапно вспомнил он.

— Перцовый пластырь, — твердо сказала я. — На грудь.

Чиф дотянулся до тумбочки, покрутил в пальцах коричневый квадрат.

— Это? А как?

О, господи! Я села на кровать и отобрала у него пластырь.

— Майку снимите.

Волос на груди у него было немного — не люблю сильно волосатых мужчин… причем тут твои предпочтения? Думаю, что действовала доста-точно ловко. Пригладила кончики пластыря — мышцы на его груди напряг-лись. Интересно, он от природы такой или качается? Тьфу ты! Я поспеш-но поднялась. Он сел, трогая пластырь. Вздохнул:

— И надолго это удовольствие?

— На несколько дней. Вы все запомнили?

Он кивнул.

— Я пошла.

— Уже?

Я притормозила у двери. Чиф сидел на кровати и печально смотрел на меня. Глаза его были совсем больными.

— Да. Поздно уже.

— А вдруг мне станет хуже?

— Температура может подняться, — согласилась я. — Голова болит?

— Раскалывается. И холодно, — он собрал вокруг себя одеяло и натя-нул на плечи.

— На голову можно компресс — полотенце намочить в холодной воде… — я замолчала. — А, может, позвоните кому-нибудь?

— Кому?

— Маме, например?

— Ну да, тащить ее сюда через весь город…

— Лене, — предложила я.

Он так скривился, что я еле сдержала смех.

— А, может, вы останетесь? — осторожно предложил Андрей Юрьевич.

Я онемела. Он поглядел на меня и заторопился:

— Комнат у меня много. Я, как сами понимаете, для вас никакой опас-ности не представляю… В таком состоянии.

Как будто в здоровом виде он на меня прямо-таки кидается! Кто тут кому еще опасен… Я перебирала в уме содержимое своей сумки. Косме-тика, крем есть, зубную пасту и полотенце он мне выделит. Может, майку какую еще вместо ночнушки…

Стоп.

Стоп, стоп, стоп! Даже самоотверженность преданного секретаря должна иметь свои пределы.

— Нет, Андрей Юрьевич, — сказала я, глядя поверх его головы в окно. — Мне надо домой.

Надеюсь, не слишком извиняющимся тоном. Он помолчал.

— Вызову вам такси.

— Да не надо…

Чиф поднялся, скинул одеяло, прошел мимо. Позвонил.

Сказал, не глядя на меня:

— Извините за нескромное предложение.

В приступе раскаянья я чуть не бросилась к нему на грудь со встреч-ными извинениями — еле сдержалась.

Снова прошел мимо, надевая свитер прямо на голое тело.

— А вы куда?

— Посажу вас. Мало ли кто приедет.

Приехавшая не слишком покоцанная 'тойота', похоже, удовлетвори-ла его изысканный вкус. Он переговорил с шофером и открыл передо мной дверцу.

— Спокойной ночи.

— Выздоравливайте, — пробормотала я.

Доехали мы с ветерком. Впрочем, я не замечала дороги, занимаясь непосильной борьбой с угрызениями совести. Ничего, все люди болеют, еще и тяжелее. Выживет. Завозилась, разыскивая кошелек.

— Я, конечно, не против, — сказал, улыбаясь, таксист. — Только ваш приятель уже заплатил.

Правильно, возмещение морального ущерба. Видеть так близко сим-патичного полуголого мужчину — большое испытание для моих истрепан-ных нервов…

Я рассеянно накормила вопящего Марса, давя в себе думы о боль-ном чифе: пусть, в конце концов, кликнет свою Леночку! Правда, трудно представить ее меняющей компрессы на его воспаленной голове, но вдруг мы все ошибаемся, и под стервозной внешностью скрывается чут-кая, заботливая, любящая душа.

Где-то очень, очень глубоко.

Я поглядела в зеркало: а у меня и внешности уже никакой, одна душа и осталась. В общем-то, я, конечно, еще ничего, — если смотреть на меня в приглушенном свете…

А еще лучше — в полной темноте.

Телефон зазвонил, когда я уже практически засыпала. Ошибаются ко мне через раз, особенно часто почему-то ночью, поэтому вставать я не торопилась. Телефон все не умолкал. Пришлось дошлепать до него, поджимая пальцы на холодном полу, и печально проалекать.

Вздох. Потом — сиплый голос:

— Неужели нельзя было позвонить, чтобы я не волновался?

— А? — обалдела я.

— Евгения Александровна? — проконтролировал тот же голос.

— Я…

— Вы нормально доехали?

— Да.

— Почему не позвонили?

— А должна была?

Пауза.

— Нет. Но я думал…

— Морс пьете?

— Пью… А…

— Ложитесь давайте! — сердито скомандовала я. — Сами не спите и дру-гим не даете!

— Да. Конечно. Извините. Спокойной ночи.

— Угу, — сказала я. Положила трубку и припомнила, что не след покри-кивать на собственное начальство. Но он тоже хорош! Он что думает, я храню номер его телефона в рамочке возле своей девичьей постели? Список всех служебных и личных телефонов у меня на работе. Кстати, откуда у него мой телефон? А, наверное, вбил в память вместе с кучей остальных…

И вообще, только успокоишься — вечно он откуда-то возникает!


— Как ты относишься к парам с большой разницей в возрасте?

Катька облизала пальцы. Пирожное было настолько воздушным, что крем то и дело норовил вылезти наружу. Вот же молодец — фигура дири-жабля с перевязочками в необходимых местах — а никаких комплексов, ест себе все, что захочется! Еще и Генка столько лет ее замуж уговари-вал…

— Я к ним не отношусь.

— И это правильно, — кивнула я, наливая третью рюмку. Все признаки классического 'девичника' были налицо: сладенькое-мучное, вино и шо-колад. И полное отсутствие мужиков: у меня — по жизни, у Кати — отпускной вечер от семьи. Мы сидели с ногами на моей мягкой мебели и самозаб-венно сплетничали о наших общих знакомых, подругах и начальстве. Об-судили способы воздействия на неподатливого катькиного мужа, и — как следствие — перекинулись на мужиков вообще.

Катька подняла рюмку и провозгласила:

— Седина в голову — бес в ребро!

Я сморщилась.

— Я про наоборот!

— А! — сразу сообразила понятливая Катька. — Это как Пугачева и Гал-кин? Или Кто-там-у-нее-теперь?

— Или Деми Мур и этот… как его…

— Да тут все понятно — деньги и слава. Престиж — спать со знаменитой бабой!

— Ну и пусть престиж! — уперлась я. — Ты что о них думаешь?

Катя сделала глоток.

— Всем же ясно — это ненадолго!

— Можно подумать, ровесникам выдается гарантийный талон на брак до гробовой доски, — с досадой проворчала я. — А ты заметила, у нас веч-но двойной стандарт? Если мужик с молоденькой девахой — понятно, 'се-дина в бороду'… А если наоборот — рехнулась, старуха, в зеркало на себя посмотри! И ведь бабы первые же накинутся! Наверняка от зависти!

Катька отвела ото рта рюмку и зорко посмотрела на меня:

— Ты что, в молоденького влюбилась?

— Еще нет, — честно ответила я. — Но к тому склоняюсь.

Катька всплеснула дебелыми руками:

— Рехнулась, баба!

— Вот-вот, и ты туда же.

— Чего тебе, сорокалетних мало?

— Кать. Ты оглянись вокруг. На кого смотреть-то?

— Ну нет, сколько интересных мужиков…

— Где? Покажи хоть одного! С удовольствием полюбуюсь!

Екатерина огляделась, словно ожидая, что 'интересный' материали-зуется прямо у меня в квартире.

— Да стоит только на улицу выйти…

— Ага, — я с готовностью соскочила с кресла. — Пошли!

— Куда? — изумилась Катька, опуская на пол ноги.

— Ткнешь пальцем в мужика, на которого стоит посмотреть. Найдешь хоть одного, я тебе пива куплю. Не найдешь — ты мне.

…Все равно вместе выпьем.

Катька отважно подскочила.

— Ну ладно! Тут у вас кафешка неподалеку. Посидим, и пива тебе ис-кать не надо!

— Кто бы говорил…

Через час сидения в кафе и разглядывания дефилирующих перед нами вечерне-отдыхающих людей мы заработали обострение шейного хондроза, падение зрения и полное душевное уныние.

— Вот посмотри, — кипятилась я, — любая бабенка хоть с какой фигурой и в любом возрасте приодета, намазана, надушена, идет, спинку держит, а рядом с ней мужичишка никакой, от пьянки косой, сзади горб, впереди бурдюк, а ведь считает себя великим ей подарком, еще и на сторону смотрит… гляди-гляди, расплылся! Вали, урод, мы не для тебя…

— Угм, — подавлено подтвердила Катька, все еще высматривая в толпе свой 'пример'.

— Природа — она мудрая, — сообщила я, поразмыслив. — В природе самцы крупнее и красивее, ярче, чем самки. А у нас все наоборот — дамы перышки чистят, охорашиваются, а самцы выбирают. Разве это справед-ливо?

— Несправедливо, — согласилась Катя. — Гляди-гляди, какие орлы!

Я поспешно оглянулась на шедших мимо парней.

— Ты что? Им же лет двадцать пять!

— Ну, хоть на кого-то полюбоваться! — сердито возразила Катя. — А мо-жет, они все на машины пересели?

— Кто?

— Да интересные мужики твои!

В это время прямо перед нами тормознула иномарка. Из нее, отдува-ясь, выполз очередной 'интересный'. То и дело поддергивая сползаю-щие с круглого пуза шорты, больше похожие на линялые семейные трусы, прошлепал мимо нас, позвякивая ключами и деньгами. На переднем си-денье машины блондинистая дама торопливо проверяла в зеркале свой точеный профиль.

Мы с Катькой молча посмотрели друг на друга.

— Ладно, — огрызнулась подруга. — Я — за пивом! И пошли торт доедать.

Мы уже уныло плелись ко мне домой — результаты 'экспресс-поиска' меня тоже не радовали — как Катька сварливо заявила:

— А если мужик интересный, так это потому что жена о нем хорошо заботится! Сытно кормит, обстирывает, обглаживает, одевает, в ванну регулярно загоняет!

Ну да. Значит, мне остаются одни бомжи… А что? Отмыть, одеть, от блох избавить…


— Евгения Александровна, хочу с вами посоветоваться.

С этим крайне серьезным заявлением чиф присел на угол моего сто-ла. В последнее время (то бишь все две недели, которые я на него рабо-таю) меня жутко нервировало, когда он оказывался так близко. Тем бо-лее, что происходит это довольно часто. Я сняла и снова надела очки. Произнесла со слабым поощрением в голосе:

— Ум-м-м?

Он взял мою ручку, покрутил в пальцах.

— Помните, мы говорили, как узнать женщину поближе?

— Да.

— Куда вы посоветуете ее сводить?

Я заморгала. Откуда я знаю, что нравится его Леночке? Или… нет, похоже, у него появилась другая. С одной стороны меня это порадовало, с другой…

Собака на сене.

— Ммм… — сказала я, прокручивая в голове все известные мне куль-турно-злачные заведения города. — А, может, вы просто у нее спросите? Может, она театр любит, а, может, рулетку. Или танцы.

— А вы танцуете?

— Танцую, пою, шью, вяжу, вышиваю крестиком… — пробормотала я, но этого анекдота он явно не знал. Я показала на середину приемной. — Ну… вы же видели.

Он засмеялся.

— Помню-помню! Это было эффектно.

Эффектно! Видел бы он тогда собственную физиономию!

— Так что… — я с облегчением развела руками. — Ничем не могу помочь. Придется уж вам самому напрягаться.

Он не торопился убраться с моего стола. Я поглядела на часы и на-чала демонстративно убирать бумаги. Пятница, вечер, между прочим.

— А вы бы куда сами сходили, например, сегодня?

— На 'Гарри Поттера', - рассеянно сказала я, выключая кнопку 'Пи-лота'. — Только не знаю, успею взять билет или нет…

Вынырнула из-под стола и увидела на лице чифа очень странное вы-ражение.

— На 'Гарри Поттера'? — повторил Андрей Юрьевич медленно. Я по-думала, он не знает, кто это такой, и на всякий случай пояснила:

— Очередного.

— Вы идете сегодня на 'Гарри Поттера', - заворожено сказал он. И только тут до меня начало доходить, какого дурака я сваляла. Нет, чтобы сказать, что направляюсь в шикарный данс-клуб или в казино — просажи-вать свою роскошную секретарскую получку… Я уперла руки в боки и сер-дито уставилась на Андрея Юрьевича.

— Да, у меня интеллект на уровне моих племянников! Нам часто нра-вятся одни и те же вещи! И что? А вы хоть знаете, кто такой Поттер?

— Он летает на метле? — рискнул чиф.

— В квиддич он играет! — поправила я.

— Даже боюсь спрашивать, что это такое, — пробормотал он. — Вы одна идете?

— Да нет…

— Да или нет?

— Там будет куча народа, только никто из наших не удосужился взять билеты. Договорились идти на авось.

— Ясно, — он встал и пошел в кабинет, бросив, — подождите, не уходи-те.

Не уходите! Так и в кино можно опоздать! Подкрашивая губы, я кив-ками прощалась с уходящими работниками — интересно, а куда они идут в пятницу вечером? Решительно закрыла сумку и направилась к начальни-ческой двери.

— Андрей Юрьевич?..

— Идемте, — бросил он, выходя навстречу.

— Ага, — согласилась я и только на лестнице сообразила спросить. — А куда?

— Я заказал билеты, — сообщил он. — На 'Гарри Поттера'. Мы успева-ем.

Похоже, нет, потому что на меня напал столбняк. Я в оцепенении смотрела на чифа.

— Вы идете на Поттера? — переспросила слабым голосом.

— МЫ идем на Поттера, — поправил он.

— Но вам же неинтересно?

— Не усну, пока не узнаю, что такое квиддич, — он посмотрел на меня и сказал почти жалобно. — Евгения Александровна, садитесь уже в машину. Мы опаздываем.

А кто в этом виноват? Я привычно шлепнулась на переднее сиденье.

— Можно, я в кино буду называть вас Женей? — спросил он, заводя машину.

— Запросто, — по-прежнему заторможено согласилась я, забыв напом-нить, что в кино обычно смотрят фильм, а не ведут светские беседы — а то он явно не в курсе…

Чиф крутил головой, как человек, впервые попавший за границу. За-пуская руку в мой поп-корн, глазел на клубящийся в холле народ.

— Сколько людей в кино, оказывается, ходит!

— Что, давненько не были?

— А зачем? — рассеянно отозвался он. — Только время тратить. У меня домашний кинотеатр есть.

Я поспешно закинула в рот горсть поп-корна, чтобы задушить в корне ядовитый вопрос — и как это он решился потратить сегодня свое столь драгоценное время?

— Женя! Же-ня!

Я оглянулась. Ко мне спешила парочка Сергеевых — вернее, трио — у Иры в рюкзачке восседала полугодовалая дочка. Я приветственно ущип-нула дите за гладкую щечку — эх, мне бы такую кожу!

— Вы на каком ряду?

— Пятом. А вы?

Все трое с любопытством смотрели на чифа.

— Мы на каком? — тоже обернулась я.

— Десятом.

— Это Андрей Юр…

— Андрей, — сказал он, пожимая руку Димке. — Что, всей семьей ходи-те?

— Ага, — сияя, сообщила Ира. — Уже на третий фильм идем. Ну ладно, мы пошли! Ее еще покормить надо.

Чиф смотрел им вслед.

— Бабок-дедок нет, — объяснила я. — На нянек денег нет. Зато потом могут с чистой совестью заявить ребенку, что все эти фильмы она уже видела.

— Мороженого хотите?

— Ага.

Он умчался в сторону бара. Я немедленно полезла за зеркалом — проверить себя на предмет соответствия. В нем отразилась растрепан-ная я и подвалившая ко мне компания парней.

— Ну и что это должно означать? — сурово вопросила я. — Зачем вы мне уже полчаса страшные рожи корчите?

— Это мы так здоровались!

— Скажите спасибо, что у меня нервы крепкие. Другую от такого здо-ровканья уже паралич бы разбил с перепугу!

— Между прочим, — скептически заметил Ромка, — могла бы себе кого и получше найти.

— А этот-то тебе чем не угодил?

— Сильно лощеный. Богатый, наверно?

— Мой начальник.

— А-а-а! — одновременно протянули приятели.

— Что 'ааа'? — возмутилась я. — На меня что, одни бомжи должны кле-вать?

— Я ж тебе говорю, подожди, заработаю свой первый миллион…

Я вздохнула.

— Тогда мы с тобой сойдемся только в доме престарелых. А то и во-обще на том свете.

— Слушать мне это очень обидно, Женечка…

— Жень, да брось ты этого своего, пошли на наш ряд! Мы тебе моро-женого купим!

Я опять вздохнула:

— Заманчиво! Кто успел, тот и съел. Мне уже покупают. Так что — за-нимайте свои места согласно купленным билетам!

— Ну, пока. После кино сразу не убегай, — длинный Роман наклонился и чмокнул меня в щеку. Я и моргнуть не успела, как на меня обрушился град поцелуев с трех сторон. Уходя, парни оглянулись и радостно заржа-ли — сзади меня стоял чиф с мороженым. Я исподтишка показала им оба кулака и заулыбалась Андрею Юрьевичу… ах, просто Андрею.

— О, крем-брюле! Как вы угадали? Спасибо.

— Идем? Уже пускают.

Андрей уселся, поддернув брюки на коленях. Огляделся и сказал удивленно:

— Неплохо…

Я лизнула мороженое.

— Поди, последний раз еще при Союзе ходили?

— Угадали. На мультики.

— Сейчас мультики пороскошней будут. Японское аниме видели?

Он пожал плечами:

— Мультфильмами давно уже не увлекаюсь. Вырос.

— Ну и зря, столького себя лишаете… А как вы вообще развлекаетесь?

Чиф покосился на меня насмешливым карим глазом.

— Хожу с вами на 'Гарри Поттера'. Что это за детский сад?

Я огляделась. Сеанс вечерний, и детей в зале было мало.

— Где?

— В холле с вами заигрывали.

Я обиделась.

— И вовсе они не детсад! Ненамного моложе вас, между прочим!

Чиф вдруг замолчал. Мы сосредоточенно просмотрели рекламу оче-редного супербоевика, потом свет зажегся ненадолго, чтобы впустить опоздавших. У Андрея Юрьевича опять заголосил сотовый. Он сказал: 'да-нет-пока'. Я покосилась — не с Леночкой ли так содержательно побе-седовал? Мне вовсе не улыбалось смотреть фильм с таким звуковым со-провождением. Чиф перехватил мой взгляд и отрапортовал, помахав те-лефоном:

— Перевел в режим вибрации!

Зал ахал, смеялся и комментировал. Черт знает чем, но ведь задела же чем-то Роулинг такую уйму народа! Я пару раз от полноты чувств за-ехала локтем чифу в бок, прежде чем вспоминала, кто на этот раз со мной рядом. Спасаясь от моих толчков, он, в конце концов, съехал на си-денье и смотрел на меня больше, чем на экран. Опасался.

После сеанса мы еще долго толпой торчали у кинотеатра, комменти-руя расхождения с книжкой, новых актеров и что кому понравилось-не по-нравилось. Наконец, 'детные' вспомнили о существовании своих не спящих голодных детей (на мой взгляд, очень этим довольных, вон как вокруг прыгают!), 'парнокопытные' — что сегодня свободный вечер, кото-рый следует провести с пользой и удовольствием, а одиночки — что все бары и танцзалы ждут их… Мы, как ни те, ни другие и ни третьи, остались вне основных течений. Последний раз кивнув на последнее 'пока', чиф повернулся ко мне.

— У вас полгорода знакомых?

— Не-ет, — с сожалением признала я. — Только треть сегодняшнего ки-нотеатра… Ну и как вам? Совсем не понравилось?

Андрей почесал бровь, оглянулся, наклонился к моему уху и прошеп-тал:

— Понравилось!

Засмеявшись, я подняла руку:

— Никому об этом не скажу, клянусь!

— Обеспечите кратким пересказом предыдущих серий?

— Прямо сейчас?

Чиф огляделся и опомнился:

— Поздно уже?

Я пожала плечами — десять вечера в пятницу поздними не бывают… Но чиф уже достал ключи, 'бэха' приветственно мигнула и квакнула. Мы молча уселись в машину. Андрей положил руки на руль и задумался. Не-уверенно посмотрел на меня:

— Может, где-нибудь поужинаем?

Интересно, чего он больше боится — согласия или отказа? Вопрос решил мой пустой живот. Услышав родное слово 'ужин', он приветст-венно заурчал. Похлопав себя по животу, я перевела:

— Желудок голосует 'за'. Куда едем?

Он опять задумался. Я почти слышала его мысли — куда бы податься, чтобы нас не засекла его Леночка? Я вздохнула:

— Может, в 'Аквариум'?

— А что там? — подозрительно поинтересовался чиф.

— Темно там, — объяснила я вполне доступно.

— Почему?

— Потому что там стриптиз.

— Да? Какой? Женский?

— Смэшанный…

— И часто вы ходите на стриптиз? — не отставал чиф.

— С вами — в первый раз, — честно сказала я. — Вы еще скажите, что ни-когда там не были!

Андрей качнул головой:

— Ну что вы! Даже не слышал!

— Теперь даже увидите, — пообещала я.

Для человека, ни разу не бывавшего в 'Аквариуме', довез он нас удивительно точно.

— Хоть бы для приличия адрес спросили, — проворчала я, вылезая. Чиф молча блеснул взглядом.

Вечно забываю про ступеньку при входе в зал — кто бы для меня объ-явление специальное повесил: "Женя, разуй глаза! Ступенька! . Вот и те-перь, ухнув в пустоту, я прилегла в очередной раз на пол — хорошо хоть, не плиткой вымощен, а половым покрытием! Андрей подхватил меня под локоть.

— Не ушиблись?

Голос его слегка дрожал — вряд ли от испуга за мое здоровье. Пред-ставляю, какие ему с тылу открылись виды! Потирая коленку, я бурчала:

— Меня уже за вредность тут должны кормить бесплатно!

— Вон свободный столик, — сказал Андрей, предусмотрительно под-страховывая меня под локоть.

Он заказал мне бутылку красного, себе — минералку (мамочки родные, еще и правила дорожного движения соблюдает, цены ему нет!), какого-то мяса и салатов. Хорошо, что сразу принесли хлеб, который я принялась щипать, чтобы не умереть с голоду. Народ вокруг курил, но вытяжка пока работала нормально, это к утру будет не продохнуть… Я стянула пиджак, кинула на спинку стула. Чиф скользнул по мне глазами и увел взгляд в сторону. Я запоздало вспомнила, что не надела сегодня лифчик — под обтягивающей белой маечкой очень заметно. Ну и пусть смотрит. Видел он наряды пооткровеннее… и вообще без нарядов.

Подлил еще вина. Я честно предупредила, что на голодный желудок пьянею быстро.

— Вы не буйная? — встревожился чиф.

Я хмыкнула:

— Вот вы мне потом и расскажете… Ага, начинается!

Пара стриптизеров, видимо, занималась раньше спортивными тан-цами: очень ловко и профессионально исполнили несколько акробатиче-ских этюдов, по ходу дела деловито освобождаясь от одежды. Мальчик меня ничем не поразил, девочка была спортивной, с хорошей крепкой грудью и подтянутыми бедрами.

Блюм-блюм… парочка сбежала, подобрав манатки. Погас свет, а ко-гда вновь зажегся, на круглой сцене обнаружились две девахи классиче-ской окраски: блондинка и брюнетка. Они раздевали друг друга, изобра-жая томление и мотая туда-сюда длинными, 'навощено' сиявшими гри-вами. Когда из одежды остались только эти самые гривы и крошечные трусики, дивы двинулись в зал. Жертвами были выбраны сидевшие за ближним столом парни в одинаковых белых свитерах (спортсмены, что ли?). Девушки извивались вокруг, забрасывали ноги на их широкие плечи и бычьи шеи. Один из полупридушенных, пошедший красными пятнами, лихорадочно совал деньги в красные трусики брюнетки: интересно, каки-ми купюрами?

Я поглядела на чифа — тот потягивал минералку. В полумраке его глаза блестели.

— А вам кто больше нравится? Блондинка или брюнетка?

Андрей посмотрел на меня.

— Рыжая.

Я продолжала любопытствовать:

— А приятно, когда закидывают ногу на плечо?

— Смотря, кто и смотря, где…

Так. Не будем развивать. Тем более, декорации вновь сменились. Теперь выскочил одинокий белобрысый парень, довольно быстро раз-делся и тоже пошел в народ. Наклонился к одной девахе — та поспешно закрылась от него обеими руками. Подошел к следующей, закинул ее ногу себе на плечо (интересно, как бы этот трюк он проделал с моей узкой юб-кой?). Погладил, отпустил и свободно запрыгнул на соседний столик. По-топтался среди бутылок и бокалов, поулыбался хозяйкам стола идиотской улыбкой 'самого себе неотразимчика' и спрыгнул.

— Приятного аппетита, девочки, — вполголоса пожелала я соседкам: те с недовольным видом сметали букетом пыль, оставленную босыми по-дошвами стриптизера. М-да… и это должно меня возбуждать?

Следующая пара парней была в арабских бурнусах. Или в чем там еще? Ну, все поняли — замотаны с головы до ног. 'Арабы' освобождались от одежды энергично, но практически безрезультатно, потому что под снимаемым слоем обнаруживался следующий.

— Да когда же это закончится? — спросила я с досадой. — Сто одежек и все без застежек…

— Что, не терпится? — поддел чиф. Он сидел, откинувшись на спинку стула, и поглядывал то на меня, то на сцену. По-моему, на меня гораздо чаще. Наблюдал за реакцией, надо полагать. Арабы остались уже в од-них белых платках и золоченых лепестках-плавочках. Я заворожено сле-дила за приближавшимся к нам: гибким, блестяще-смуглым, поверх белой повязки сверкают выразительные черные глаза…

Ох, блин!

Заслонив лицо рукою, я шепотом сказала чифу:

— Меня нет!

Он удивился, открыл рот — и замер. Круг света выхватил нас из тем-ноты, позолотив каждую волосинку на моей руке и на смуглой руке, взяв-шей меня за запястье. С секунду я еще упиралась, потом решила, что это смешно, поднялась, кинув отчаянный взгляд на Андрея: а так все хорошо начиналось — кино, мороженое…

— Убью! — шепотом пообещала я арабу. Глаза его смеялись. Нас — ме-ня и вторую жертву, молоденькую девчонку — вывели на сцену. Я слепо, как сова, моргала на яркий свет. Пальцы араба, стоявшего за спиной, скользнули по моей шее, покрутив цепочку, замерли на вырезе майки. Я проскрипела сквозь зубы, оскаленные в улыбке свету и невидимым зри-телям:

— Тормози по-хорошему!

Пальцы дразняще скользнули вдоль выреза, двинулись вверх и взъерошили мои волосы. Судя по нервному смешку девушки, у соседей этим дело не ограничилось. 'Мой араб' избрал другую тактику — он вился и кружился, скользил по мне и вокруг моих ног, невесомо касаясь — даже не тела — одежды. Я представила, как стою столбом — красная, мокрая, с вымученной улыбкой, а тут еще заиграли мелодию, пригодную для танца живота: да какого, собственно говоря, черта!

Народ свистел и хлопал. Под утихавшую музыку араб довел меня до места, я то ли села, то ли шлепнулась на любезно подставленный им стул. «Араб» поцеловал мне руку, послал поверх моей головы ослепи-тельную улыбку чифу — и упорхнул. Не глядя на соседа, я схватила бутыл-ку, решительно налила себе полный бокал, опустошила и поставила со стуком. Андрей сидел, навалившись на стол. Пристально меня разгляды-вал.

— Да! — свирепо сказала я. — Да, он мой знакомый! И — нет, стриптизом я не занималась и в этой жизни уже не собираюсь! И… что еще?

— Я вас ни о чем не спрашивал.

— А я тогда вам ничего и не говорила!

— Ешьте, — негромко указал чиф. — Принесли горячее.

— А? Да… хорошо, — я слегка растеряла свой боевой пыл. Аппетит, правда, не потеряла. Не то, что Андрей Юрьевич — тот даже для вида не ковырялся в своей тарелке. Только допивал вторую бутылку минералки. Сушняк, что ли, замучил?

— У вас действительно полгорода знакомых!

— Меньше, — сообщила я, жуя мясо. — Я же не виновата, что они рас-ползлись повсюду, как тараканы!

— А вы с ним смотрелись, — нейтрально сказал чиф, наливая следую-щий бокал минералки. — Вы с ним…

Я затрясла головой:

— Три раза 'нет'! Женат, двое детей. На работе характеризуется по-ложительно…

Оставалось добавить: 'истинный ариец'.

— На работе? — чиф кивком указал на сцену.

— А, нет, не на этой. Это так, подработка. И вообще я Юрку пристре-лю! Это он специально — наверное, высмотрел меня перед выступлением, паразит!

— Ну, не надо, — возразил чиф. — У вас хорошо получилось.

— Правда? — не поверила я, подымая голову от тарелки. Чиф смотрел по сторонам и гонял по столу пустой бокал.

— Правда, — отозвался, по-прежнему разглядывая неведомые дали. — Соседи даже предположили, что вы 'подсадная утка'.

Кря-кря. Хорошо хоть, не курица. Я сыто погладила себя по животу, как всегда запоздало вспоминая, что пищу следует жевать подолгу, а не заглатывать целыми кусками — какой бы ты ни был голодный. Очень акту-ально для тех, кто стремительно приближается к среднему возрасту…

Поглядела по сторонам. Народ вокруг вовсю танцевал. Интересно, а пригласить чифа будет уже верхом нахальства? Ведь этого он делать яв-но не собирался. Нет, похоже, на сегодня я уже свое оттанцевала…

Я демонстративно поглядела на часы и всполошилась по-настоящему:

— Ой, уже час! Марс, наверное, всех соседей уже на уши поставил!

— А кто у нас Марс? — осведомился чиф, неспешно подымаясь и слегка потягиваясь. Все же сидячая работа, а гляди — ни жиринки, не слабинки… Или возраст еще не подошел?

— Кот у нас Марс, — сообщила я, натягивая пиджак. — И когда эта чер-това скотина голодная, вопит, как иерихонская труба. А я забыла ему с утра 'Вискасу' сыпануть… Да шевелитесь вы!

Он, невозмутимо улыбаясь, расплатился, взял меня за локоть и по-вел к выходу.

— Вы кого больше боитесь — кота или соседей?

Я поежилась: чтобы было слышнее в грохоте музыки, он говорил в самое мое ухо — еще миллиметр, и коснется губами…

— Соседки. Кот что — пообижается часок и забудет, а соседка будет год поминать-отчитывать. А у меня воспитание не позволяет послать пожило-го человека… и не пожилого тоже…

— Ступенька! — вовремя предупредил чиф.

Я на рысях обежала вокруг машины, плюхнулась на сиденье и ско-мандовала:

— Вперед!

— Йес, мэм, — почтительно сказал чиф, усаживаясь за руль. — Как ска-жете, мэм.

Спохватившись, я пошлепала себя по губам. Командую начальником, как последним 'погонялой'!

— Ой, простите! Субординация и еще раз субординация! Это я себе установку даю.

Вылетев из машины у подъезда, я понеслась через ступеньки, забыв попрощаться и даже захлопнуть дверь 'бэхи'. По-моему, точно на таком же автопилоте чиф последовал за мной.

Я бормотала, вставляя ключ в замок:

— Сейчас, маленький, сейчас, рыженький…

Андрей прислушался к стене, наклонив голову.

— По-моему, тихо.

— Притаился в засаде, — убежденно сказала я.

Проклятый Марс благонравно спал в кресле. Он раскрыл сонные гла-за, зевнул во всю хищную пасть и приветственно мя-якнул. Я кинула за-гремевшую связку ключей на тумбочку. Сказала обвиняюще:

— Ну вот!

— Молчит, — констатировал чиф за моей спиной. Я оглянулась — он за-глядывал в квартиру, уперевшись обеими руками в косяки.

— Заходите уже, — с досадой пригласила я. — Вот так всегда! Несешься со всех ног, а он спит себе… Да заходите же!

— Можно, да? — спросил Андрей неуверенно. Перешагнул порог. Марс немедленно оживился: спрыгнул с кресла и, задрав хвост, пошел знако-миться. Чиф поддернув брюки, присел, погладил кота по круглой башке.

— Ах, ты ж… зверюга…

Марс обнюхал его, потерся и громко заурчал, когда Андрей сгреб его в охапку. Вот черт, подумала я с досадой, он еще и этот тест прошел. Любит домашних животных. И за что мне такое наказание?

Чиф нога за ногу стянул свои туфли и прошел вслед за мной в комна-ту. Я включила магнитолу. Диджей немедленно поздравил меня с моим хорошим вкусом — слушаю 'Апекс-радио' в два часа ночи.

— А как же ваша Марья Ивановна? — поинтересовался чиф, разгляды-вая мои хоромы.

— Какая Марья Ивановна?

— Соседка ваша?

— Зовут ее, между прочим, Элжбета Фридриховна, — гордо оповестила я. — А музыка ей не мешает, у нее спальня с другой стороны.

Чиф, почесывая Марса за ухом, все озирался. Я попробовала взгля-нуть на свою квартиру глазами постороннего. Ничего интересного. Двух-комнатная 'хрущоба', доставшаяся мне от бабушки. Одна стена полно-стью занята книжными стеллажами — на книги у меня хватало денег и в самые трудные времена. Чисто, но не стерильно — по домашнему хозяй-ству не маньячу. Цветы начала разводить недавно — и они у меня с како-го-то перепугу неожиданно поперли, хоть продергивай… чем, впрочем, Марс и занимается успешно. Одна знакомая так охарактеризовала мое новое увлечение: 'Если потянуло к цветочкам — значит, к старости дело'. Права, наверное.

— Еще заведу фикус, — сообщила я чифу. — И канарейку. Или кто там полагается по статусу? Болонка?

— По какому статусу?

— Для полного имиджа старой девы. Кофе будете?

— Что? Буду. И вовсе вы не старая, — сказал он мне в спину.

И не дева, чуть не откликнулась я. И мысленно подала его реплику: 'А чем докажете? . Тьфу на тебя, старая греховодница! То есть — зрелая. Но греховодница…

Первым на кухню явился Марс, за ним, как за Сусаниным — Андрей Юрьевич. Я сыпанула Марсу 'Вискасу', но прохиндей сел посередь кухни и стал выжидать чего вкуснее.

— Нету колбасы, нету, понял? — бурчала я, то и дело спотыкаясь об не-го. — Шел бы ты, Марс…

— А давайте, я съезжу? — предложил чиф, стоявший, опершись рукой о косяк. Интересно, у него от природы все позы красивы, или он их специ-ально по утрам перед зеркалом отрабатывает? Вместо зарядки?

— Куда? — не поняла я.

— За колбасой для Марса. Где тут ближайший круглосуточный мага-зин?

— Рехнулись… ой, извините! Это он просто меня измором берет. Сядь-те, уже, наконец! Вы точно есть не хотите?

Он подумал, словно прислушиваясь к своему желудку. Поднял глаза и сказал с удивлением:

— Хочу!

— Угу, — отозвалась я, кляня свой язык. И чем я, скажите, пожалуйста, должна его кормить? Чего ему в 'Аквариуме' не елось?

— А что будете? — спросила, выигрывая время.

— Огласите весь список, пожалуйста, — чиф сел за стол, и Марс не-медленно запрыгнул ему на колени. Если б он меня так гладил, я бы еще громче замурлыкала!

— Есть, — я заглянула в кастрюлю, — борщ. И котлеты. Будете?

— Буду, — твердо сказал Андрей. — Все буду.

— Идите тогда руки мойте.

Он ушел в ванную. Я спохватилась: там висело мое выстиранное бе-лье. И добро бы парадно-выходное, шелково-кружевное, а то хэбэшное ношеное… ну-у, кто о чем, а вшивый…

Уплетал борщ за обе щеки — любо-дорого смотреть! Да, супы он явно себе не варит. Готовое в микроволновку, а потом — в желудок. Ага, по-плачь еще над тяжкой голодной судьбой молодого успешного мужчины!

Доев, сказал бодро:

— Очень вкусно, спасибо! Давайте я взамен кофе сварю.

Я пожала плечами. Варить вообще и кофе в частности я не люблю. Андрей снял пиджак, огляделся и уволок его в прихожую. Там — наверняка — надел на плечики. Пришел, огляделся и хлопнул в ладоши:

— Так! И где у вас что?

Подперев щеку рукой, я наблюдала, как он сосредоточенно колдует над плиткой. Есть что-то завораживающее в мужчинах у плиты или возя-щихся с маленькими детьми. Наверное, то, как они контролируют в такие моменты свою силу…

— Опля! — он ловко выставил передо мной чашку с аппетитной корич-невой пеной. Понюхав и попробовав, я возмутилась:

— Вы варите кофе лучше меня! Почему это я должна подавать его на работе?

— Потому что я — босс! — сообщил он. — А босс звучит гордо!

— Босс юбер аллес!

— Да, — согласился он. — Так что не могу я на работе женщинам кофе подавать…

— Только коньяк, — откомментировала я.

— …только дома…

— И только в постель!

Если после всех моих ляпов прикусывать язык, я бы давно уже без него осталась. Чиф задумался. Я постаралась улыбнуться ему как можно бодрее: ладно, не кручинься, парень, это не намек и не предложение! Решила свернуть со скользкой дорожки:

— А вы всегда хотели быть начальником?

Он опять подумал. Я заметила, что он всегда думает при ответе на мои вопросы — даже самые дурацкие — точно каждый раз боится попасть впросак.

— Я просто хотел, чтобы никто не отдавал мне идиотских приказов. И чтобы мне не приходилось выполнять эти идиотские приказы, только по-тому что я подчиненный… А что это вы так улыбаетесь? Я уже отдавал вам идиотские распоряжения?

— Ну… гораздо реже, чем в других местах, — успокоила я.

— Н-да? А вы всегда хотели быть…

— Секретаршей? Не-а. Понимаете, я просто работаю, чтобы жить.

Чиф кивнул с легким удивлением.

— Как и все.

— Не все. Вот вы, по-моему, живете, чтобы работать.

Он помолчал.

— Мне нравится моя работа. Мне нравится, что я сделал. И у меня есть еще идеи, которые я обязательно реализую. Но это вовсе не значит, что я живу одной работой…

Я пошла доливать себе кофе.

— А чем вы еще живете?

Пауза.

— Ну, я не могу так сразу…

— Давайте не сразу. Вы пьете?

Он моргнул.

— А что?

— Ладно, сформулируем по-другому. Напиваетесь с друзьями по вы-ходным, в бане, или просто потому что устали?

— Когда я устаю, я ложусь спать.

— Ну, просто нечеловеческий подход… — пробормотала я. — То есть, не пьете?

Чиф как-то испугался.

— Почему? Пью. Просто я знаю свою норму.

— Можно пожать вашу мужественную руку? — сердечно спросила я и успела пожать, пока он пребывал в недоумении. — Все ее знают, только никто не соблюдает. А, может, вы книги читаете, или журналы?

— По работе?

— Ясно. Ходите куда-нибудь?

— Куда?

— Ну, стриптиз мы, конечно, отметаем, — пробормотала я, чиф тонко улыбнулся. — Может, у вас хобби какое-нибудь есть? Собачек разводите, кактусы там выращиваете, в компьютерные игры играете, стихи пишите?

— Не играю, не развожу, не пишу, собаку заведу, когда будет поболь-ше времени…

— То есть, в глубокой старости? Семьи у вас пока нет, страстной люб-ви, извините, конечно, тоже не наблюдается…

— И что? — по-моему, он начал заводиться. — Вы считаете, я такой од-нобокий?

Я развела руками.

— Я считаю, что вы просто трудоголик. Это диагноз.

— Зато вы не знаете, что значит любить свою работу! — заявил Андрей.

— Раздавлена, — сказала я. — Убита наповал.

— Я серьезно!

— Я тоже. Я где-то читала, что счастье — это когда утром хочется идти на работу, а вечером — домой. Так что я тоже однобокая, успокойтесь.

— Я и не нервничал.

Ну-ну. Между прочим, я впервые заметила, что он вышел из себя. Интересно, можно считать это своим маленьким достижением?

Пришел Марс, вспрыгнул на табурет и начал гипнотизировать нас светящимися желтыми глазами.

— Кофе еще будете?

— Буду… я сварю! — он сорвался с места. Встал у плиты боком, чтобы видеть меня.

— А как получилось, что вы…

Я хмыкнула.

— Говорите-говорите, кусаться не буду!

— …замуж не вышли? — он быстро глянул на меня и уставился на вы-зревающую в джезве пену.

Я пожала плечами.

— Так получилось.

— Я всегда думал, — сообщил Андрей джезве, — что свою жизнь мы де-лаем сами.

Я покивала.

— Точно. Пока не встретит тебя маньяк в подворотне… Да не озадачи-вайтесь вы так! Не было у меня никакой великой безответной любви. И коварный соблазнитель меня не бросал. И к мужчинам я отношусь хоро-шо… по большей части. И замуж меня звали.

— Так в чем же дело? — он сосредоточенно переливал кофе в чашку.

— А ни в чем. Вы, наверное, думаете, что все… м-м-м… холостячки — несчастные, озлобленные, обделенные жизнью неудачницы, рыдающие ночью в подушку? Ох, какой кофе, спасибо!

— Пожалуйста. А разве нет?

— А вот женщины думают, что если мужик в тридцать лет еще не же-нат, у него какие-то… — я невинно улыбнулась ему в лицо, — какие-то про-блемы. У вас проблемы, Андрей Юрьевич?

Он опять ощетинился.

— Нет у меня никаких проблем!

Ох, что-то мы сегодня пытаемся играть друг для друга роль психоте-рапевтов — слонов в посудной лавке. В голове от кофе было пусто и звон-ко. В студенчестве во время сессии мы принимали кофеин бензонат — просто раскалывали ампулы и выпивали. Тогда спать тоже не хотелось совершенно, но и никаких умных мыслей не появлялось… Как и сейчас.

Я мельком глянула на часы, потом, не веря, — снова:

— Полчетвертого?!

— Да? — не поверив, он тоже оглянулся. — Вот это сходили на Гарри Поттера! А я-то собирался еще завтра… в смысле — сегодня — поработать!

Я насторожилась:

— Вы хотите меня сегодня выгнать на работу?

— Н-нет… — подумал и добавил мужественно. — И сам не пойду.

— Да быть такого не может!

Андрей поднялся с табуретки.

— Ну, наверное, пора…

Вышло это у него вопросительно. Я промолчала, и он сказал — бод-рее:

— Пора!

Мы с Марсом провожали его. Чиф обулся-оделся, без особых затруд-нений открыл замок, вышел и поглядел на меня:

— Ну, целоваться мы сегодня не будем…

А когда же?..

— Я разочарована, — сообщила я, и сделала ему ручкой. — Спасибо за неожиданный вечер.

Подумала и добавила:

— Ночь.

Спохватилась, открыла рот, и чиф закончил:

— Утро. До завтра.

— Ага, — я покивала и насторожилась. — До какого завтра?

Он мотнул головой:

— В смысле — до понедельника. Пока, Марс. В следующий раз принесу тебе какой-нибудь 'Вискас'.

Дверь неслышно закрылась. Я поглядела на кота. Кот поглядел на меня.

— Марс, — сообщила я. — Андрей Юрьевич собирается придти к тебе в гости!


Чиф позвонил в субботу к вечеру.

— Выспались?

Весь день я провалялась с книжкой, то и дело впадая в дремоту.

— Ага. Почти.

— Мою машину обокрали, — сообщил Андрей Юрьевич трагическим го-лосом.

Я подавилась неоконченным зевком и речитативом выдала название знаменитой передачи:

— Что?! Где? Когда?

— Мою машину обокрали, — обстоятельно, по пунктам, объяснил чиф. — Сняли фирменный значок. Возле вашего дома. Сегодня ночью.

— Что сняли? — ошалело переспросила я.

— Фирменный знак 'БМВ' на капоте. Видели — белый с синим?

Я помолчала, изо всех сил борясь с подступавшим смехом. Смех пе-ресилил, и я фыркнула прямо в трубку.

— Это что? — с подозрением спросил чиф. — Рыдания?

Я захохотала во весь голос:

— Ой, не могу! Обокрали! Ограбили!

— Да что смешного?! — с досадой вопросил чиф.

Я вытирала слезы. Выдавила, похрюкивая в трубку:

— Простите, Андрей Юрьевич, я понимаю, у вас горе и все такое… Я просто представила, что кто-то сам решил собрать 'БМВ'… и начал с вашей блямбы… О-о-ой, я не могу!

Чиф оказался на диво терпеливым. Он молча выслушал все мои сто-ны, стенания и фырканья. Наконец, прорыдавшись, я вспомнила, что ма-шина — едва ли не самое важное в жизни мужчины — и решила проявить запоздалое участие:

— А что же ваша сигнализация не сработала? Окна выходят во двор, мы бы услышали…

— Да не включил я ее! — с досадой сказал чиф.

Я так поразилась, что даже перестала подхихикивать.

— Как не включили?

— Так. Забыл.

— Как забыли?

Тяжелый вздох.

— Совсем вы мне голову задурили с вашими Поттерами и вашим стриптизом!

Поттер-то был как раз его, но я не стала настаивать и только замети-ла кротко:

— Стриптиз не мой.

— Что?

— Это вы пригласили меня поужинать. А стриптиз я не показывала.

— Ну и зря! — заявил он неожиданно.

— А?

— Чем занимаетесь?

— Ем конфеты. Лежу на диване. Смотрю телевизор. Читаю книжку, — добросовестно перечислила я.

— А Марс?

Я поглядела на Марса. Марс лежал кверху пузом на своем любимом кресле. Дрых.

— Спит и видит сны про обещанный 'Вискас'.

Андрей Юрьевич молчал, и я на всякий случай поискала в своих сло-вах какой-нибудь намек. Намек был. И еще какой толстый. Тьфу ты, про-пасть!

— А вы чем занимаетесь? — побыстрее спросила я.

— Мою машину.

— Привет ей от меня большой. Передайте, что мы скорбим вместе с нею.

— До свидания, Евгения Александровна, — холодно сказал чиф. — Рад был вас развеселить.

А уж мы-то как рады!

— Пока-пока! — сказала я загудевшей трубке. Интересно, а своей Ле-ночке он сообщил про потерю жизненно-важной детали от своей драго-ценной 'бэхи'?


— Евгения Александровна!

— А?

Я сонно прищурилась на часы: полдевятого утра. Наш чиф был уже бодр и свеж, как зеленый огурец. На месте начальнических подружек я бы давно его уже убила — будить человека спозаранку в законный выходной! Какую еще бумажку он потерял?

— Хотите березового соку?

— Что? — я сморщилась от умственных усилий.

— Березового соку. Ландышей. Шашлыков.

— Что, все сразу? — я села на постели.

— Да. Поехали в лес?

— Куда-куда?

— В лес.

— Какой лес?

— Ну-у, не знаю… Березовый, наверное. Или сосновый, но чтобы бе-резы были. Какой хотите.

Я спустила ноги с кровати. Спросила подозрительно:

— А вы где?

— У вас под окнами. Поехали, а?

— Что это вам в голову взбрело? — я встала, прошлепала к окну и при-открыла штору. Действительно, посреди двора полыхала чифовская 'бэ-ха'. А сам чиф стоял возле с 'трубой' в руке и смотрел на мои окна. По-махал приветственно. Я шарахнулась обратно.

— Так я поднимаюсь? — спросил Андрей Юрьевич деловито.

— Не так быстро! — простонала я. Мозги еще не проснулись, но уже по-лучили хорошую встряску. Какая женщина хочет, чтобы ее застали вот так врасплох: неумытой-непричесанной-ненакрашенной? Чиф терпеливо ждал. Я решилась.

— Входите, я открою дверь. Я буду в ванной.

— Это приглашение? — улыбнулся он в трубку и отключился.

Я галопом кинулась открывать замок, потом — в ванную. Включила душ, прислушиваясь. Кажется, стукнул дверью… Я обдала себя горячей водой, потом, слабо взвизгнув — ледяной. Ожесточенно растерлась поло-тенцем. Быстро расчесалась, накрасила глаза; веки отекли, вот и хватит чай глыкать на ночь… Огляделась и сообразила, что не захватила с собой даже халата. Интересно, как отреагирует чиф, если его секретарша про-гарцует перед ним в чем мать родила? Я намотала на себя длинное по-лотенце и осторожно, на цыпочках, выскользнула наружу. Может, он в кухне? Напрасные надежды. Чиф стоял посреди арки — не обойти его, не объехать.

— Доброе утро! — буркнула я в его спину. Андрей Юрьевич живо обер-нулся:

— Доброе утро! А вы быстро! Я сварил кофе и приготовил бутерброды. Вы с чем любите — с сыром или…

Его голос затихал по мере того, как он оглядывал меня сверху дони-зу. Наконец его глаза остановились на моих ногах. На покрытых красным лаком ногтях. Я от неловкости пошевелила пальцами: сейчас мой педи-кюр мне самой казался жутко неприличным.

— …или ветчиной? — закончил он нетвердо.

— Разберемся, — пообещала я и задом ретировалась в спальню. — Вы присаживайтесь, Андрей Юрьевич. Я быстро.

Поспешно натянула белье, джинсы и майку. Спрятала свой вызы-вающий педикюр… кстати, что именно вызывающий?.. в ярких клетчатых носках — обожаю носки сумасшедших расцветок. Настороженно пришле-пала на кухню. Чиф пил кофе. Поднялся при моем появлении.

— Садитесь.

— Спасибо, — покорно ответствовала я, умащиваясь в собственной кух-не.

— Вот кофе, бутерброды. Ешьте и едем.

— Что это вам в голову пришло? — я начала благодарно поглощать его изделия.

— Проснулся, поглядел в окно — погода хорошая… почему бы нет?

— Вы же собирались работать!

— Расхотел, — легко сказал Андрей Юрьевич. — Давно не был за горо-дом.

— А меня зачем?

— Для компании.

Я предупредила, принимаясь за кофе:

— Учтите, я, не выспавшаяся, — компания плохая! И вообще, в лесу сейчас клещи! У вас есть прививка?

— Какие клещи?

— Энцефалитные.

Он призадумался и вдруг лучезарно улыбнулся.

— А меня в детстве мама молитве научила!

— Какой?

— Я в лес — клещ из леса. Аминь!

— И помогает? — заинтересовалась я.

Он пожал плечами.

— Не кусали… В крайнем случае, будем осматриваться. Готовы?

— Ой, так надо что-нибудь с собой взять…

— Не суетитесь. Я все взял. Ни с голоду, ни с жажды не помрем. Мясо на шашлыки с вечера замочено. Сапоги резиновые есть?

— Да… — Интересно, а сам он заметил свой собственный прокол? Мясо замариновал с вечера, а в лес ехать решил только утром?

— Давайте, Женя, в темпе, в темпе!

— Я по утрам только в темпе вальса… — пробормотала я.

Автострада была пустой — мазохисты-дачники пока не рвались на свои вожделенные участки, на которых по большей части еще лежал снег. Я полудремала, поглядывая то на целеустремленный профиль Анд-рея, то на летевшую навстречу дорогу. Сейчас бы еще спала и видела сладкие сны. Чего ему вдруг сбрендило? Надо же, работать расхоте-лось… Наверное, и у нашего трудоголика чифа весна в крови бродит.

— А вы, вообще-то, знаете, куда ехать? — спросила я сонно.

— Спокойствие, только спокойствие! — сказал он голосом Карлсона. — Доверьтесь мне, Женя.

Я вздохнула:

— Ничего больше не остается, раз уж вы взяли меня тепленькой…

— Ага, вот здесь, — сказал он. — Я думал, не узнаю.

'БМВ', переваливаясь, въехала в лес по еле заметной колее. Анд-рей заглушил мотор, вылез из машины.

— Бывали здесь раньше с друзьями. Вон там должен быть ручей. А где-то здесь мы разводили костер… да, возле той сосны. Погуляйте, я по-ка разведу костер для шашлыков.

Втянув руки в длинные рукава свитера, я медленно брела по леску. Ворошила вылинявшую прошлогоднюю листву. Кое-где хорошими белы-ми нашлепками лежал снег. Кое-где — торчали маленькие кандыки и пер-вые робкие травинки. Лес был прозрачным и трогательно обнаженным. Подобравшись к ручью, я зачерпнула воды. Она оказалась ледяной, но жутко вкусной.

— Же-ня! Вы где?

Запахло дымом.

— Я развел костер, — сказал чиф так гордо, точно это был первый кос-тер за всю историю цивилизации. Может, для него совершение таких про-стых действий и вправду событие?

— Вижу, пошла за дровами.

Я таскала и ломала сухие ветки, пока не умаялась. Андрей приволок березину, усадил меня у костра, а сам стал расправляться с добытым то-пливом. Он уже давно скинул куртку, а потом и свитер. Мне оставалось только глазеть на него, что я с удовольствием и делала. Потом поняла, что он с таким же удовольствием позирует, а посему закрыла глаза и ста-ла прислушиваться к лесу: журчание ручья, потрескивание костра, стук чифовского топорика. Интересно, а есть ли уже в лесу птицы? Дятлы разве что какие-нибудь…

— Замерзли? — спросил Андрей, опускаясь рядом со мной на бревно. Сел тесно, так что я чувствовала движение его бедра и плеча, когда он подбрасывал ветку в костер. От него вкусно пахло — дымком, свежестью, разогретым телом, слабым ароматом одеколона или лосьона. Расстрели-вать надо производителей этих самых мужских парфюмов — застают рас-слабившихся женщина врасплох!

Я кивнула на его голые руки:

— Сами не замерзните!

Он беспечно отмахнулся.

— В крайнем случае еще топором помашу!

— Вы тут часто бываете?

— Да, раньше. С друзьями. Года три назад.

— А теперь что?

— Ну… кто переженился, кто так отпал… Как-то разбежались все. Я даже не знаю, ездят они еще сюда. Но в этом году мы первые! Идемте выбирать березу.

— А?

— Для березового сока.

Березу мы выбрали, Андрей профессионально сделал надрез и при-крутил к стволу пластиковую бутылку. На обратном пути я по колено про-валилась в какую-то незаметную болотину. Пришлось задирать штанины и сушить ноги, сапоги и носки над костром. Я опять перехватила взгляд чифа на мой педикюр. Судя по цвету 'бэхи', Андрей питает слабость к красному. Может, стоит попробовать одеваться в цвета пожарной маши-ны? Или покрасить волосы в красный цвет? Да, на фоне преобладающего в приемной синего не заметить меня будет проблематично…

— А картошки вы не захватили? — поинтересовалась я, когда он занял-ся углями. Андрей звонко шлепнул себя по лбу.

— Так и знал, что что-то забыл!

— Ах, картошка-тошка-тошка-тошка-тошка, пи-ионеров идеал-ал-ал! — пропела я.

— Что-что? — спросил он, насаживая куски мяса на шампуры.

— Что-что! — передразнила я. — Неуч! Ни разу не были в пионерском ла-гере?

— Не довелось, — сознался чиф, колдуя над шашлыком. — А вы?

— Была и не раз.

Н-да… я опять осознала временной провал между нами. Детство мое прошло при Союзе, а он при нем только родился. Вот черт, у нас даже воспоминаний общих нет!

— Я не успел в пионеры вступить, — сказал Андрей. — А вот октябрен-ком был. Где-то у меня еще звездочка валяется.

— А я и комсомолкой была, — призналась я.

— Ну и как?

— Да нормально…

— Пиво будете?

— А вы?

— А я за рулем.

— Хотите споить бедную девушку?

— Хочу, — честно кивнул он. — Хотя, раз уж вы промочили ноги, лучше водку.

— У вас что, в машине бар?

— Я же не знаю, что вы любите, — спокойно объяснил Андрей.

— И коньяк есть?

— Есть. Хотите?

— И шампанское?!

Он засмеялся.

— Ладно, всё, будете пить лесной коктейль!

— Это что еще?

— Обычно мы разводили спирт березовым соком. Вам, как женщине, полагается сок с водкой.

Мы ели шашлыки, я запивала их 'березовой водкой', чиф — сладким чаем, болтали и смеялись. Солнце подсушило поляну, можно было даже ходить босиком. Андрей принес из своей неистощимой машины туристи-ческий коврик, мы уселись на него, отвалившись спинами на березину.

Андрей стянул майку, снова улегся рядом, заслонив локтем лицо. Провокатор! Мне приходилось теперь то и дело одергивать себя, чтобы особо не таращиться. И вообще не потрогать его. Андрей дышал ровно. Я легонько подтолкнула его локтем.

— Вы что, спите?

— М-м-м, — пробормотал он. — Почти.

Я подумала и, высвободив из джинсов майку, узлом завязала ее на груди. Хорошо мужчинам — никто не обвинит их в провокации, когда они вот так вот преспокойно разоблачаются. А у женщин все время то юбка коротка, то вырез слишком глубокий…

Справа меня согревал горячий бок чифа, слева — вновь разведенный костер, сверху — высоко вставшее солнце. Глаза сами собой закрывались от тишины, тепла, переизбытка кислорода, набитого живота. Конечно, я не смогла им всем сразу противостоять…

— Жень… Же-ня…

— Ум-м-м?

Я открыла глаза. Заморгала на близкое лицо чифа: а этот еще отку-да? Эротические сны с ним в главной роли мне пока не снились.

— Жень… — шепотом повторил он. — Может, вы перевернетесь?

— А?

— Ну, на другой бок…

— Зачем? — тупо спросила я.

— Вы, по-моему, подгораете.

— Что?

Я почувствовала осторожное прикосновение к своему животу, и от неожиданности резко села, откидывая его руку.

— Кожа покраснела, — пояснил чиф слегка смущенно.

— Да? — я посмотрела на живот. И вправду, порозовел. Это на апрель-ском-то солнце? Что же со мной случится в какой-нибудь там Турции?

Он улегся вновь, заложив руки за голову.

— Надо было крем от загара взять. Не знал, что вы такая… белокожая.

Его глаза неспешно скользили по мне. Не думаю, что этот осмотр доставлял ему особое удовольствие, если учитывать, с какими ухожен-ными дамами он общается. Я же слишком ленива, чтобы заниматься со-бой постоянно и планомерно. Так что у меня обычное тело сорокалетней женщины, может, и ничем не хуже, но и не лучше… Нет, тридцатидевяти-летней! Я с достоинством одернула майку.

— Не собиралась загорать. А вы, — я стрельнула взглядом на его голый торс, — похоже, огнеупорный?

Он погладил себя по твердому животу, я заворожено следила за его рукой: он что, сознательно меня провоцирует? Гипнотизирует?

— Не жалуюсь…

Еще бы ему жаловаться! Давненько не наблюдала рядом с собой та-кого… э-хмм… мужского тела — мои ровесники практически все поголовно уже обзавелись унылыми жизненными горбами и пивными брюшками.

— Хорошо поспали?

Я потерла глаза.

— Тишина такая!

— Это я мобильник отключил, — сообщил он.

Я заморгала:

— А я-то думаю, что же не так? Чего-то в вас не хватает… что, даже 'эсэмэски' не просматривали?

— А, спасибо, что напомнили, — он дотянулся до куртки, достал мобилу. Пролистал несколько сообщений. Встал, отряхивая джинсы. Отошел на другой конец поляны, негромко разговаривая. Оглянулся на меня, и я ус-тавилась в костер. Потух…

Идя ко мне, чиф уже издалека развел руками.

— Что, пикник закончен?

— К сожалению. Надо ехать.

— Ну, надо так надо, — сказала я, подымаясь. Конечно, было здорово и славно, но все-таки хорошо, что все закончилось. Не знаю, куда бы заве-ла нас эта весенняя расслабуха… Ладно, не нас — меня!

— Подождите, не одевайтесь, — остановил меня чиф. — Мы еще не ос-мотрелись.

— А?

— На предмет клещей.

Он подошел, на полном серьезе подставляя мне склоненную голову. Я провела ладонью по жестким густым волосам. Клещей нет. Перхоти то-же. Чиф, задрав руку, деловито оглядывал подмышки. Я подавила острое желание хорошенько дернуть его за ухо.

— Чисто! Молитва помогла.

— А вы куда?

Ох, а вот этого я надеялась избежать! Я покорно повернулась к нему спиной. Надеюсь, он тоже не будет дергать меня за уши! Чиф не спеша разводил пальцами мои волосы — не такие уж они густые, чтобы терять на это так много времени! Вот не подозревала, что простой осмотр на при-сутствие-отсутствие клещей может стать таким… сексуальным. Андрей, стоя почти вплотную, осторожно дышал мне в затылок. Его пальцы легко пробежались по вырезу моей майки. Я поежилась и засмеялась — без-звучно. Теплые руки легли на мои трясущиеся плечи.

— Что?

— Я подумала… мы со стороны, наверное, похожи на мартышек, кото-рые выискивают друг у друга блох!

Чиф хмыкнул, громко клацнул зубами над ухом, словно выкусил не-видимую блоху. Отпустил мои плечи.

— И пояс джинсов осмотрите.

А я-то во всем полагалась на вас, Андрей Юрьевич! Чиф энергично одевался. Интересно, с кем он там беседовал? И вовсе тебе неинтерес-но! Вон, пояс джинсов лучше осмотри!

Мы уже ехали по по-прежнему пустынному шоссе, когда чиф лениво спросил:

— Я забыл, вы водили когда-нибудь 'БМВ'?

— Не-а.

— А хотите попробовать?

— А что, неужели дадите?

— Берите, — он убрал с руля руки и скрестил их на груди.

— С ума сошли! — закричала я на него, после секундной заминки хвата-ясь за руль.

— Сошел, — легко согласился он. — Давайте местами меняться.

— Как?

— На ходу, — он подхватил меня под боки, и, приподняв, начал пере-таскивать на свое место, одновременно пытаясь перебраться на мое. Как в детективе с погонями мы менялись местами, не снижая приличной ско-рости — машина виляла, я ахала, нервно смеялась и ругалась, Андрей твердил: 'нормально, вот так, не так сильно… Наконец, мои ноги оказа-лись на педалях, руки — на руле, а задница — на нагретом водительском месте.

— И что дальше? — спросила я напряженно, стараясь не на секунду не упускать из-под наблюдения коварную дорогу. Краем глаза все же увиде-ла, как Андрей пожал плечами.

— Представьте, что это немецкий 'автобан'. Вперед.

— Если в этом 'впереди' окажется хоть одна машина, я непременно с ней 'поцелуюсь'! — честно предупредила я.

Но машин не случилось. Дорога, хоть и не 'автобан', была вполне приличной, километры с шелестом ложились под колеса, и я сама не за-мечала, что все сильнее давлю на газ. Вот это машина! Не то, что раз-долбанные 'жигули', на которых я тряслась в автошколе!

Чиф сказал что-то. Я покосилась. Он наблюдал за спидометром.

— А? — спросила я восторженно. Андрей поднял глаза и улыбнулся мне сомкнутыми губами:

— Ничего, Женя. Все нормально.

В эту минуту я была готова понять любовь мужчин к «тачкам» — маши-на-зверь, слушающаяся малейшего движения, скорость, дорога…

— Тише, — сказал чиф — слишком быстро для меня. — Тише, Женя. Сбрасывайте скорость.

— Почему это? — азартно спросила я.

— За поворотом пост 'ГАИ'. Тормозите. Вот так. Остановите вон там, у обочины.

Мы с машиной послушались. Я любовно гладила руль присмиревшей 'бэхи'. Чиф некоторое время сидел неподвижно. Потом вздохнул:

— У вас нет сигарет?

— Есть, — я кинулась к своей сумке. Сейчас я была готова отдать ему не то, что сигареты — свою дорогущую французскую помаду. Чиф взял пачку, вылез из машины. Он глядел вдаль и курил — быстро-быстро. Вы-кинул окурок и закурил вторую сигарету.

— Вы же не курите! — напомнила я, вылезая наружу.

Он затянулся и внимательно осмотрел сигарету в своих пальцах — словно впервые заметил.

— Не курю, — подтвердил и продолжал курить. Я поглядела на вечер-нюю дымку над близким уже городом. Потянулась блаженно:

— Обалдеть, какая машина! Разбогатею, обязательно такую куплю. Вы ведь больше не дадите прокатиться?

Чиф кинул сигарету себе под ноги. Затоптал. Сказал мрачно:

— Ни за что не дам. У меня нервы слабые.

— Ой, я что, ехала слишком быстро? — догадалась я.

— Нет, просто летели слишком низко…

У своего дома я полезла на заднее сиденье за рассыпавшимся буке-том ландышей. Помахала им, как флажком:

— Спасибо за свежий воздух!

Андрей смотрел на меня, сложив на руле руки.

— Вы довольны выходными?

— Довольна? Конечно! Кино, стриптиз, сваренное боссом — собствен-норучно! — кофе, лес, шашлыки, да еще прокат 'БМВ'… у меня скоро пальцы кончатся загибать!

— Вы, правда, довольны? — не отставал он.

— Честное пионерское!

— Значит, так, по-вашему, следует проводить время, чтобы лучше уз-нать женщину?

— Э-э-э… эхм… — я запоздало вспомнила собственный совет. — А что вы про меня, собственно, успели узнать?

Он подумал и тоже демонстративно начал загибать пальцы:

— Вы любите книги, детские фильмы… ('И вовсе они не детские', - обиженно проворчала я) у вас много друзей и знакомых, есть рыжий кот Марс, соседка Элжбе… Элжге… нет, это я не выговорю… танцуете танец живота… в детстве ездили в пионерские лагеря и даже были комсомол-кой… вы легко сгораете, потому что у вас очень белая кожа.

Он поглядел на мои волосы.

— Я думал, вы их красите, но вы и вправду рыжая, да?

— Никогда не задавайте женщинам таких вопросов, — предупредила я. — Это очень интимно, практически из разряда: 'А какое белье вы носи-те? .

Он улыбнулся и сказал легко:

— А какое белье вы носите?

— Андрей Юрьевич! Вы меня пугаете! — я полезла из машины вон. — Между прочим, я о вас практически ничего не узнала!

Чиф вылез следом.

— А что бы вы хотели узнать?

Я удержалась от повторения вопроса про белье.

— А что бы вы хотели про себя рассказать?

Он подумал и сообщил:

— Я не умею танцевать танец живота.

— Душераздирающее известие! И это все?

Он улыбался мне поверх машины:

— Давайте проведем вместе следующий выходной.

— А?..

— Ну, чтобы теперь вы узнали меня получше.

Я почувствовала, что впадаю в легкий столбняк.

— Выходной?

— Ну, или какой-нибудь вечер на неделе, — предложил он неуверенно. — Или я вам уже надоел?

Я не знала, что сказать. Улыбка медленно стекала с его лица.

— Евгения Александровна! Вы не обязаны проводить со мной время только из-за того, что я ваш начальник. Если вам… если вы не хотите…

— Хочу! — немедленно сказала я. Чиф блеснул глазами и нырнул в ма-шину:

— До завтра!

— Угу, — сказала я, прижимая к груди подвядшие ландыши.

Я пребывала в шоке.


И не вышла из него даже в понедельничное утро. Андрей Юрьевич прибыл позже меня — крайне необычно — сверкнул улыбкой, но даже не приостановился у моего стола.

— Доброе утро, Евгения Александровна!

— И вам того же…

Я поймала себя на том, что уже минут десять пялюсь на закрывшую-ся дверь кабинета, и отвесила себе хорошего мысленного пинка. Арбай-тен!

Этот понедельник полностью оправдал свою характеристику — тяже-лый. Прибыли представители фирмы с претензиями по невыполнению договоров, я целый день таскала туда-сюда бумаги, ворошила архив, вы-зывала главбуха и юристов. К концу дня у меня так разболелась голова, что я начисто забыла об Ольгином дне рождения. Спохватилась, когда в седьмом часу подруга позвонила и ужаснулась, что я все еще на работе, хотя должна сидеть уже за праздничным столом. До Оли надо было еще пилить через два района. Если меня будут дожидаться, все кушанья ус-пеют прокиснуть. Ольга размышляла недолго:

— Иванов уже катит с работы. Позвоню, он за тобой заедет. Будь гото-ва.

Народ валил из кабинета — усталый, но, похоже, взаимно довольный. Чиф пожал всем руки на прощание — кстати, а у бизнес-мужиков руки к концу дня не болят? — и повернулся ко мне.

— Ну, как? — сочувственно спросила я. Выглядел он измотанным.

Чиф закатил глаза.

— Отбились!

Присел на край стола.

— Устали?

Я откинулась на спинку кресла. Я еще бы и откатилась на нем, не будь это так заметно.

— Не до такой степени, как вы. Уже можно домой?

Он поглядел на часы.

— Да, конечно. Собирайтесь. Может, заедем по дороге куда-нибудь, отпразднуем победу?

Вот так всегда! То пусто, то густо…

— Я бы с удовольствием. Но за мной сейчас уже заедут.

— Кто заедет?

Я открыла, было, рот — и закрыла. Не обязана я ему отвечать! Да еще на вопрос, заданный таким требовательным тоном.

— Да так, — сказала уклончиво. — Приятель.

Андрей Юрьевич помолчал, разглядывая стену над моей головой.

— А я, пожалуй, поработаю. Надо еще раз проверить договора. А вдруг мы допустили где-то такой же промах?

— Пусть юристы смотрят…

— Договора подписывал я! А вы идите, Евгения Александровна! Я же не рабовладелец, все понимаю…

— Ну, ты даешь! — недовольно сказал Денис, являясь в дверях прием-ной. — Я уже час торчу под окнами! Здрасьте.

Начальник кивнул, и не подумав слезть с моего стола. Хорошо, что Иванов такой толстокожий — мне, например, критический взгляд чифа очень не понравился.

— До свидания, Андрей Юрьевич, — сказала я. — Не перерабатывайте. А то как же мы без вас…

Он усмехнулся:

— Умеете вы найти теплые слова, Евгения Александровна. Вы уж са-ми постарайтесь не забыть, что завтра утром вам на работу.


— Да ведь он от тебя без ума! — сказала Ольга, с неослабевающим вниманием слушая мой длинный рассказ. Гости разошлись поздно, Ива-нов хорошенько приложился к рюмке, и было решено, что я останусь с ночевкой, а утром меня подбросят прямо до работы. Ничего, не умрет за сутки мой Марс, я ему много еды оставила…

Вымыв посуду и отправив Дениса спать, мы по давней привычке за-болтались о своем, о девичьем. Ольга еще и все детали выспросила — как посмотрел, да что сказал. Говорит, в ее положении сейчас только слушать о чужих похождениях. Словно раньше она 'отрывалась' — до Дениса жила пару лет с Валериком, который гулял от нее налево-направо, а она и знать о том не знала, все галопом с работы домой не-слась — ужин ему горяченький готовить. Слава богу, Иванов 'выходил' ее наконец!

— Это я скоро от него без последнего ума останусь! — буркнула я. И оживилась. — А почему ты так решила?

— Он же доверил тебе самое дорогое, что у него есть — свою машину! — торжественно заявила Ольга. Я смотрела на нее с сомнением — довод мне решающим не показался. Ольга вздохнула и погладила свой уже за-метный животик.

— Я же вижу, как Иванов над 'тойоткой' трясется! Если б можно было — меня бы отправил жить в гараж, а машину рядом с собой в постель уложил. Чуть какая царапина — в истерику впадает!

— А видела бы ты, как твой Иванов в истерике бился, когда тебя на сохранение на 'скорой' увезли! Пришел ко мне — лица нет.

— Да-а? — довольно спросила Ольга, но тут же насторожилась. — Это когда я в больнице лежала, он к тебе шлялся?

— Ты что, совсем?! Ты меня с кем-то спутала? Я же вас обоих сто лет знаю!

— Ох, да в тебе-то я уверена! А вот насчет него…

— Ну и дура. Это все твоя беременность, гормоны пляшут, крыша едет…

— Ну коне-е-ечно! Давай вернемся к твоим гормонам и твоей крыше!

— А я и не против!

— Давай рассуждать логически.

— Давай. Рассуждай. У меня не получается.

— В кино с тобой ходит? Ходит. На стриптиз? Ходит. За город возит? Возит. Ночевать предлагал остаться? Предлагал. А Леночку ты его давно видела?

— Да что-то больше ни разу не появлялась. Хотя раньше, говорят, чуть ли не каждый день появлялась.

— Вот так вот. И какие тебе еще нужны доказательства?

— А-а-а… почему я-то? Не первой молодости, все-таки…

— Да тебе никто твой сороковник не даст!

— Тридцать девять, еще, между прочим! — обиделась я. — Не красави-ца. Не модель. Особым умом не блещу. Обаяние, конечно, есть, но в рамках… уголовного кодекса.

— Ой-ой-ой, начала прибедняться! А может, у тебя феромоны подхо-дящие?

— Чего?

— Ну слышала же, везде о них сейчас твердят! Бывает — и красавица, и умненькая, и характер золотой — а все одна и одна. А бывает страш-ненькая, двух слов связать не может, а мужиков — видимо-невидимо. Вот это феромоны и действуют!

— Ну, безнадега-а! Тогда что? Можно и не краситься, и за фигурой не следить, все равно все без толку, если этих твоих феромонов нет?

— Не моих, а твоих, — поправила Ольга. — У тебя как раз они есть, коль его к тебе тянет. А тебя к нему тянет? Чувствуешь?

— Да я на месте не могу усидеть спокойно, когда он ко мне близко подходит!

У Ольги заблестели глаза.

— Так хватай его в охапку, пока его Леночка не очухалась! Или пока у него самого терпение не лопнуло! Знаешь, как французы говорят: 'жен-щина выглядит на столько лет, сколько лет ее любовнику'? Не хило в со-рок на тридцать выглядеть, а?

— Не хило-то не хило, а что дальше? Дальше-то что?

Ольга выпятила губы.

— Давай уже жить сегодняшним днем! А то мы вечно прикидываем — как бы чего не вышло, да как на нас посмотрят, да что люди скажут… По-нимаешь, мы всю жизнь живем буквально для… соседей! Никогда не де-лаем того, что на самом деле хочется!

Из спальни вышел Денис — сонный, недовольный и взлохмаченный. В одних трусах.

— Чего кому хочется? Чего разорались-то? Спать не даете!

Кот Дэнис — названный так в честь хозяина — до того мирно почивав-ший на Ольгиных коленях, спрыгнул, и, задрав хвост, пошел жаловаться Иванову: как его не кормят, не любят, не гладят…

— А всю ночь футбол смотреть — нормально? — моментально среаги-ровала Ольга. — Да еще и звук на полную мощность! И сам орешь, как ог-лашенный!

— Что б ты понимала!

— Да уж побольше твоего!

— Пожрать что-нибудь еще осталось?

— Иванов, ты просто проглот! Мы же ели два часа назад!

— Ну и что? Тебе жалко, что ли? Совсем мужика голодом заморила!

— Заморишь тебя, вон уже какое брюхо отрастил!

Я хмыкнула:

— Ну да, у нас же равноправие — у тебя животик, и у него животик!

Денис попытался втянуть живот — не получилось, за несколько меся-цев мирной семейной жизни у него и вправду наросло брюшко. Я уже давно заметила, что когда у парней появляется постоянная девушка, большинство из них (парней) резко растет вширь. Да и то правда: бегать на свидания уже не надо, лишние калории на дискотеках и прочих раз-влечениях тратить — тоже, да и нервничать 'любит-не любит' объективно незачем.

Денис гордо заявил:

— Все, что у мужика выше пояса — это грудь!

Я уже привыкла к их перепалкам — делали они это с явным удоволь-ствием и азартом. Ольга скрылась в кухне, сердито загремела дверцами шкафов и холодильника. Иванов подмигнул мне и отправился за ней сле-дом, почесывая 'грудь'.

Когда я через некоторое время заглянула на кухню, Денис, облапив жену, увлеченно целовал ольгину шею.

Да уж, против феромонов не попрешь…

Да и надо ли?


— Ну рассмотрел я вашего приятеля, — сказал Андрей Юрьевич, про-листывая утреннюю почту. Я рассеянно смотрела на его склоненную го-лову. Чиф взглянул исподлобья.

— Это же ваш приятель?

— Что? А-а-а… да, кажется, наш, — согласилась я, соображая, какой смысл он вкладывает в это слово и кто, собственно, имеется в виду.

Андрей Юрьевич опустил глаза и буркнул:

— Могли бы и получше найти.

Я моргнула.

— Кого?

— А сколько их у вас вообще? — подозрительно осведомился чиф. — То-го, что за вами вчера заезжал. На 'тойоте-короле'. И сегодня утром при-вез. Вспомнили?

Ах, вот какой?.. Денис действительно был моим приятелем и — одно-временно — мужем моей подруги. Откуда чиф узнал, на чем меня увозили-привозили — в окно за нами следил, что ли?

А какое ему, собственно?..

Я подперла руки в боки.

— А этот-то вам чем нехорош?

— Не знаю, — он раздраженно отодвинул бумаги. — Но…

— А почему вы, собственно, позволяете себе такие замечания, Андрей Юрьевич?

Он поглядел на меня снизу и вдруг поднялся:

— Извините, я не хотел…

— Нет, именно хотели! То вам в кинотеатре не понравились мои дру-зья, то Денис вас не устраивает! Я, знаете, тоже не в восторге от ваших вкусов, Андрей Юрьевич!

— Да-а? — он прислонился задом к столу и скрестил на груди руки. — Неужели?

— Но я же не позволяю себе… — продолжала я шипеть и плеваться.

— А вы позвольте.

— А? — я обескуражено смолкла.

— Поговорите со мной о моих вкусах, Евгения Александровна, — лю-безно предложил он. Я взглянула на его стол.

— Вы все просмотрели?

— Кто вам не понравился? Мои друзья? А вы их вообще когда-нибудь видели? Лена? Кто?

— Да какая вам разница, кто мне нравится, кто нет! — с досадой сказа-ла я.

— Мне интересно ваше мнение! — твердо заявил чиф.

— С какой стати?

— Вам не нравится Лена. Почему?

— А вам-то самому она нравится? — брякнула я помимо воли.

Пауза.

— А почему она мне может не нравиться? Она умная, состоявшаяся, энергичная… красивая женщина, наконец!

И эта энергичная распланировала всю твою жизнь. Выйдет за тебя замуж, через год родит ребенка, сдаст его няням, создаст стильную об-становку дома, классный секс в постели, будет держаться за тебя зубами-когтями, изничтожать твоих любовниц, которых ты заведешь, обязательно заведешь, куда ж ты денешься… Ну и что плохого, собственно?

— …и будете вы с ней жить-поживать и добра наживать, — закончила я свою мысль вслух.

Андрей Юрьевич напряженно сощурился:

— Что?

— Просто идеальная пара, говорю, — буркнула я. — Так я забираю поч-ту?

— Да хрен с ней, с почтой! — грубо сказал чиф. Ну, хрен так хрен… Я пошла из кабинета.

— Евгения Александровна! — окликнул чиф. — Мы еще не договорили!

Я обернулась, сладко улыбаясь.

— Разве? Я что-то должна была сделать по работе и не сделала?

— Вы не ответили! — упрямо, как мальчишка (или настоящий мужчина), напомнил он.

Я взялась за ручку двери.

— Я, конечно, не знаток семейной жизни…

— Это уж точно! — буркнул он.

— Как и вы, между прочим. Только, по-моему, не будет вам с ней ни тепло, ни весело. Извините, Андрей Юрьевич, у меня много работы.

И вышла, полная к себе отвращения — высказалась! Да еще так ро-мантично-напыщенно! Почему в разговоре с ним меня то и дело срывает на лирику?

Идиотский, конечно, вопрос…

Вообще-то, теоретически, двери о стену не грохают — для этого пре-дусмотрен специальный отбойник. Чифовская грохнула. Я подпрыгнула от неожиданности.

— Евгения Александровна! — рявкнул чиф. — Я еще не закончил!

— Разве?

Я начала нервно перекладывать бумажки. Андрей Юрьевич кулаками уперся в стол, нависая надо мной. Я подумала — не встать ли, чтобы уравновесить положение? Или пора уже звать на помощь?

— Почему вы вообще решили, что я собираюсь жениться на Лене?

И-и-и, да мы все про то же! Я внимательно посмотрела ему в глаза. Отчеканила:

— ОБээС!

— Что?

— Одна Баба Сказала, — пояснила я.

— Какая… баба? — растерялся он.

— Любая. Да у меня и свои глаза есть. Знаю я, как все это происходит.

— Что?

— Однажды вы приходите к выводу, что пора бы уже жениться. Искать, а уж тем более, влюбляться некогда, всё у вас контракты да контакты, а Лена — вот она, давно испытанная и привычная. А если вы вдруг решите сорваться с крючка, вас от нее ждут б-а-альшие неприятности.

Он помолчал. Кривовато усмехнулся.

— Не знал, что моим сотрудникам больше нечем заняться, как обсуж-дать мою личную жизнь!

— Такова уж горькая судьбина любого начальника — быть в центре внимания, — утешительно заметила я. — Говорят даже, что пред-предыдущую секретаршу вы уволили по лениному желанию…

Чиф раздраженно взъерошил волосы.

— Чушь собачья! Настя была худшим работником в моей жизни! По-этому-то я ее и уволил!

— А коллектив считает иначе, — поддела я его. Глаза чифа сверкнули. Он склонился ко мне пониже и спросил вкрадчиво:

— А что говорит коллектив еще?

— Своих не сдаем! — мгновенно отозвалась я.

— Ну, хотя бы в черновом варианте… У них уже есть кто-то для меня на примете?

Я растерянно смотрела на него. Сказать, что любая девица (и не де-вица) в его фирме готова прискакать к нему по первому зову? Не может же он этого не знать! Или хочет услышать от меня? Не дождетесь, Анд-рей Юрьевич! Не буду тешить ваше мужское самолюбие!

— А может, вы сами мне кого-нибудь посоветуете? — продолжал он ие-зуитски.

Я вздохнула.

— Кого-нибудь, кому плевать, появитесь вы дома или нет. Главное — чтобы денег приносили и выполняли вовремя свои супружеские обязан-ности.

Он моргнул.

— И все?

Я хмыкнула:

— А как вы вообще представляете свою семейную жизнь? Разве не так?

— Я… не представляю, — как-то виновато признался он. Я поглядела на него сурово, как классная дама.

— А пора бы, не мальчик, чай… Андрей Юрьевич, вам не кажется, что мы с вами все время ходим по кругу!

— То есть?

— Не припоминаю, чтобы я так долго обсуждала семейную жизнь с ка-ким-нибудь мужчиной.

— Это судьба! — торжественно объявил чиф и наконец убрался в свой кабинет — уже в почему-то вполне благодушном настроении.

'Это судьба-а! , - вспомнила я слова из мюзикла 'Собор Парижской Богоматери'. Помнится, они все там плохо кончили…


— Никакая это у тебя не любовь, а просто проявление материнского инстинкта! — авторитетно поставила мне диагноз Ирка. Она получает вто-рое высшее — психологическое — и на этом основании то делит нас по пси-хотипам, то объясняет глубинные мотивы самых элементарных поступ-ков…

То ставит мне сокрушительные диагнозы.

— Ты знаешь, — осторожно начала я, потому что Ирка не выносит ника-ких сомнений в собственной компетентности, — я была не до такой степе-ни развитой девочкой, чтобы в десять лет родить себе сыночка…

— Да я не о том! — отмахнулась подруга по телефону. — Детей у тебя нет?

— Нет, — твердо сказала я. Подумала и на всякий случай добавила, — насколько я знаю…

— Ягунова! Не морочь мне голову! Твои биологические часики тикают, инстинкт своего требует — и вот результат! Любовь к молодому парню — это и есть сублимация твоего материнского инстинкта!

Я сокрушенно молчала. Выходит, будь у меня какое-никакое дите, я бы Андрея Юрьевича и в упор не видела? Не психология, а инвентариза-ция какая-то — наблюдаешь себе за людьми, да ярлычки развешиваешь! И чего это я себе надумала? Не чувства, а сплошная субли… как там ее… мация.

Вдруг меня осенило:

— А почему я тогда не запала на какую-нибудь девочку? Материнскому же инстинкту, насколько я понимаю, все равно?

Ирка прореагировала мгновенно:

— Знаешь, что, Ягунова? Некогда мне тут с тобой рассусоливать! У меня котлеты горят!

И моя скорая психологическая помощь отключилась.


— Фирма 'Три-плюс' слушает! — привычно сказала я.

— Жень, ну и где ты была в выходные?!

— А что такое? — тут же агрессивно отреагировала я.

— Я тебе звонил на домашний, потом на сотовый, хотел после ночной заехать на часок-другой…

— Саш! — перебила я. — А ты, случаем, метелки для пыли не прихватил с собой?

Пауза.

— Нет, а что, надо было? У тебя ремонт?

— Знаешь, когда вещь задвигают далеко на полку, она пылью покры-вается… Ты когда мне последний раз звонил? Зимой?

— Ну и что? — не смутился он. — Наскучались друг по другу…

Ага, исстрадалась, просто высохла вся!

— Ну у тебя и самомнение! Я даже не помню, как ты выглядишь!

— Вот и напомнил бы.

— А надо ли?

— Что за еврейский ответ?

— Что за дурацкий вопрос?

— У-у-у, похоже, мы сегодня не в духе!

— Саш, ты понимаешь, что мужчина раз в квартал меня не устраива-ет?

— У тебя что, кто-то появился? — мгновенно насторожился он.

— А если бы и появился, тебе-то что? Я девушка свободная. А эта на-ша с тобой тягомотина…

— Извини, Жень, мне некогда, я тебе потом перезвоню! — мгновенно сориентировался он.

Я поглядела на загудевшую трубку. Опять не получилось порвать раз и навсегда. Придется, наверно, заносить абонента в 'черный список'. Ничего особо плохого мне 'абонент' не сделал (хорошего, впрочем, то-же) — разве что пропадал месяцами, а потом являлся как ни в чем не бы-вало, уверенный, что я всегда его жду и всегда готова распахнуть перед ним двери и свои объятия. Я брякнула трубкой, бурля, точно кастрюля с кашей — недосказанное вот-вот хлынет через край.

Подняла глаза и обнаружила, что чиф стоит в дверях кабинета не-подвижно и монументально — как памятник самому себе.

И спросила — с претензией:

— А вот ВЫ со своей девушкой сколько раз в месяц встречаетесь?!

Андрей Юрьевич моргнул, но ответил честно, как на исповеди:

— Пару раз в неделю. Хотя могу и чаще — все зависит от девушки.

Просто скрытая реклама какая-то! Я позавидовала девушке. Приуны-ла.

— Мдаа… Чтобы встречаться два раза в неделю мне нужно завести… сейчас подсчитаю… восемь приятелей одновременно! Если каждый мо-жет раз в месяц… То ли все такие деловые, то ли с потенцией у них что-то не то…

То ли я им до лампочки.

Чиф словно прочитал мои мысли.

— Может, вам просто завести мужчину, которому вы нравитесь по-настоящему?

— Да где ж такого найдешь? — я, спохватившись, выпрямилась. — Вам что-то надо было, Андрей Юрьевич?

— Нет.

— А тогда что… Вы что, подслушивали мой личный разговор?!

— Конечно, — сказал чиф, нисколько не смущаясь. — Мне нравится вас слушать. Я вообще обратил на вас внимание из-за вашего роскошного голоса — помните, когда вы перед собеседованием взяли трубку? И да, пожалуйста, вы совершенно спокойно можете пользоваться служебным телефоном в личных целях — моя фирма от этого не разорится.

И закрыл за собой дверь. Я некоторое время моргала, разглядывая ее блестящую поверхность. Что это было? Выговор?

И когда это у меня вдруг прорезался 'роскошный голос'?


Андрей Юрьевич уже который раз довозил меня до дому. В гости не напрашивался, но уезжать тоже не торопился. Обычно мы еще минут де-сять сидели, болтая о том, о сем… Могли бы просидеть и дольше — я принуждала себя убраться — подобру-поздорову.

Я полезла было из чифовской машины, но тут же нырнула обратно. Ее хозяин взглянул на меня с легким любопытством.

— Андрей Юрьевич! — торжественно начала я и замолчала. Тот подо-ждал-подождал и напомнил любезно:

— Я вас внимательно слушаю!

— Вы не могли бы… — я вновь закусила губу.

Андрей сказал с усмешкой:

— Ну, в общем-то, до пятницы я совершенно свободен, можете не то-ропиться, формулировать сколько вашей душе угодно!

Я вздохнула и выпалила речитативом:

— …проводить меня до подъезда, но так, чтобы все подумали, что вы мой любовник?

Он поглядел-поглядел на меня, расширив глаза, что-то сообразил и оглянулся:

— И на кого рассчитан этот спектакль?

— Вон, видите, возле соседнего подъезда высокий такой, усатый, с девушкой?

— Ну?

— Мы с ним встречались… а потом он завел подружку лет на…цать меня и себя моложе. — Я поразмыслила. — А, может, еще параллельно со мной встречался.

— И что?

— И что, и что! — окрысилась я. — Теперь при встрече с ними я испыты-ваю страшный комплекс неполноценности. Надо его как-то изживать. Вы мне поможете?

— То есть, вы предлагаете мне стать вашим любовником? — невинно уточнил чиф.

— Изобразить! — прошипела я. Андрей уставился на руль. Он честно старался не смеяться, но губы у него предательски подергивались. Я с досадой махнула рукой. — Да ладно, не надо, забудьте!

— Сидеть! — приказал он.

— Что?

Чиф вышел, обогнул машину спереди, открыл дверцу и галантно по-дал мне руку. Я моргнула, оперлась на руку и вылезла из машины.

— К сожалению, сегодня не смогу у тебя остаться, — сообщил Андрей — так звучно, что информация дошла и до соседнего подъезда. — Давай до-говоримся на завтра? Часикам к девяти подъеду?

— Давай, — готовно согласилась я, косясь через его плечо на «бывше-го». Тот продолжал говорить со своей длинноножкой, но смотрел при этом на нас. Андрей тесно обнял меня за талию и повел к двери.

— Пока! — небрежно сказала я, выскальзывая из его руки, но Андрей поймал меня за ремешок сумочки.

— Ты куда это?

— А?

Он потянул за ремень к себе, спрашивая коварно:

— А поцелова-ать?

Ой, блин! Я попыталась отделаться поспешным чмоком в подбородок — но Андрей обнял меня, прижал и стал целовать серьезно, «по-взрослому», с чувством, с толком, с расстановкой…

Не знаю уж, то ли карма у меня такая по жизни, то ли мужик попадал-ся не тот — но я никогда не теряла голову от поцелуев. Зачастую они мне даже не нравились.

До этого момента.

Прежде чем мы друг от друга… отцепились, я успела почувство-вать… все, что полагается чувствовать в таком случае. Еще и выдохнула неконтролируемо:

— Ни-че-го себе!

— Вот именно, — с кривой улыбкой подтвердил Андрей.

Мы глядели друг на друга, переводя дух.

— А, может, лучше к тебе сегодня? — спросил неожиданно чиф. Я оч-нулась, всполошилась и начала прогонять его взмахами кистей, как гонят забравшихся в дом кур. Хорошо хоть «кыш» еще при этом не приговари-вала.

— Нет-нет, до свидания! До завтра!

Андрей Юрьевич хмыкнул, но отозвался послушно:

— До завтра… заяц.

Уж не знаю — то ли это нежное прозвище для его… «бабэтт», то ли он так оценил мое паническое отступление. Я с любовной задумчивостью на лице помахивала рукой вслед отъезжающей машине, когда услышала за спиной:

— Здравствуй, Женя.

Я повернулась и лучезарно улыбнулась.

— Ох, Сережа, а я тебя и не заметила!


— Ну, и как наше представление? — спросил чиф заговорщицким то-ном. — Удалось?

Судя по времени, он не успел еще доехать до дому и звонил из ма-шины с сотового.

— Отлично! — отрапортовала я. — Он впервые за долгое время со мной поздоровался. Изволил заметить. Хамло!

Пауза.

— Он что, опять к вам клеился?

— В присутствии своей 'ясельницы'? Ну что вы! Он мужчина осто-рожный.

— А если начнет?

— Пошлю и с превеликим удовольствием!

— Тогда, может, надо как-то закрепить результат?

— В смысле?

— В прямом. Можем еще пару раз поцеловаться у них на глазах…

— Нет, спасибо! — поспешно отказалась я. — Одного раза достаточно.

Больше чем.

— Вы уверены? — лениво спросил чиф. — Жаль. А то мне очень понра-вилось.

Я поглядела на загудевшую трубку. Мне тоже.

В том-то все и дело.

Ни за что больше не позволю ему себя подвозить!


Чиф пошел мне навстречу — пересел на автобус сам.

— Привет, — сказали над моим ухом.

— Привет, — автоматически отозвалась я и повернулась посмотреть, с кем я, собственно… На меня смотрели улыбавшиеся карие глаза чифа.

— О! — сказала я оторопело. — А вы что здесь делаете?

Он пожал плечами.

— Не поверите — то же, что и вы. В автобусе еду.

— А где это ваше… средство передвижения?

— В сервис отогнал. Так что я сегодня на своих двоих. А вы куда, до-мой?

— Угу.

В этот момент автобус так резко тормознул, что нас кинуло друг на друга.

— Извините, — буркнул Андрей. — Что он, дрова везет?

— Нет, это, знаете, его всякие 'БМВ' подрезают, — невинно пояснила я.

— Пройдите, пжа-алуста, в середину салона! — привычно заныла кон-дуктор.

— Ой, и, правда, сейчас студенты завалятся!

Студенты завалились. Чифа притиснуло ко мне. 'Извините', - бурчал он мне в затылок, изо всех сил отжимаясь от поручней. Я глядела на его напрягшиеся руки. Вообще-то, как раз сейчас я ничего не имела против. Прижимались и менее приятные мужики. Причем не всегда по причине тесноты. Даже в моем преклонном возрасте… Интересно, а можно ли это считать показателем, что я не совсем вышла в тираж? Некстати (хотя по-чему — некстати?) полезли в голову анекдоты из серии автобусных: 'Мо-лодой человек, вы уже час на мне лежите! — Ну что я могу поделать? — Ну хоть что-нибудь, да сделайте! 'Мужчина, уберите руку с моей груди! Мо-лодой человек, это я не вам!

— И что, всегда так много народа?

— Сегодня еще средненько. Час пик, что вы хотите!

Автобус накренился на повороте. Чиф сдался и перестал демонстри-ровать чудеса отжима стоя. Переместился поудобнее. При этом его рука обхватила меня за талию. Я покосилась и решила игнорировать. Андрей с интересом разглядывал стены автобуса, полностью заклеенные рекла-мой и принтерными объявлениями о цене проезда, владельце автобуса и правилах поведения пассажиров. Начал тихонько пофыркивать. Я погля-дела тоже.

'Остановок 'здеся' и 'тама' не существует!

'Уважаемые пассажиры! Просьба семечки, орехи и бананы съедать с кожурой!

'Объект находится под охраной Господа Бога!

— На Речной выходят?! — угрожающе вопросила кондуктор, я маши-нально продолжила себе под нос:

— Попробуйте только не выйти!

Андрей так радостно захихикал, что я рассказала про работавшую на маршруте кондукторшу таких размеров, что пассажиры заключали пари: пройдет или не пройдет между сиденьями? Проходила, еще и приговари-вала: 'Вы мне за бесплатный массаж еще доплачивать должны! Потом про автобус, хором певший под Новый год 'В лесу родилась елочка! . Про севших как-то глухонемых парней: они так интенсивно размахивали руками, разговаривая, что под конец хотелось уже сказать: 'Ну-ка, тихо! Разболтались! Оказывается, и такая неприятная, обыденная вещь, как поездка в автобусе в час пик, может превратиться в увлекательное путе-шествие, когда едешь рядом (и еще как рядом!) с интересным молодым человеком.

Кондукторша обилечивала народ, чудом протискиваясь между плотно спрессованных тел. Я привычно подсчитывала цифры на выданных биле-тиках.

— Что вы там вычисляете? — с любопытством спросил Андрей.

— Счастье.

— Какое счастье?

Я покосилась на него с жалостью: боже, жертва машинизации! Не знать таких элементарных вещей!

— Если первая половина цифр в сумме совпадет со второй — будет вам счастье. Только надо загадать желание и съесть билетик.

— Автобусное счастье?

— Ну хоть автобусное, а то вообще никакого.

— Счастье надо заработать! — нравоучительно заметили откуда-то из-за спины. — А то, вишь ли, счастье она ищет… за шесть копеек.

— Ну, во-первых, давно уже не за шесть! — отозвалась я, не оглядыва-ясь. — А во-вторых, — тогда это уже будет зарплата, а не счастье… А вот если, допустим, различаются на одну цифру — будет вам встреча.

Тетенька слева поглядела на свой билетик. Зашевелила губами.

— А если на две? — спросил Андрей.

— Веселье.

— А на три?

— Сами уже придумайте что-нибудь! Вы же умный… Ой, следующая моя остановка! Давайте протискиваться.

— Уфф! — сказал Андрей, выбравшись наружу. — И что вы, всегда так ездите?

— Угу, — сказала я, пересчитывая пуговицы на пиджаке. Слава богу, се-годня без потерь.

— Обалдеть можно! — сказал Андрей, отряхиваясь и поправляя одежду.

— Вот! — наставительно сказала я. — Если даже бизнесмен среднего звена, вроде вас, не в курсе, как его подчиненные каждый день добира-ются на работу, то, что говорить о депутатах? 'Страшно далеки они от народа', как говорил когда-то великий Ленин…

— Когда-то говорил или когда-то великий?

— И то и другое.

— Обсудим политику? — предложил Андрей.

Я очнулась, огляделась и спросила:

— А вы куда, собственно, ехали?

— К вам, — моментально отозвался он и с удовольствием рассмеялся, увидев, что я растерялась. — Не пугайтесь так, я пошутил! Давайте прогу-ляемся.

— Куда это? — подозрительно спросила я. Андрей огляделся и махнул рукой:

— На северо-запад. Или вы предпочитаете другую сторону света?

Я ответила тем, что пошла в указанном направлении.

— Что вы делаете в выходные?

Я удержалась от желания ответить: 'Всё! . Вздохнула:

— Переживаю тяжкое потрясение.

— То есть?

— У меня в воскресенье день рождения.

— Ну да, — вспомнил он. — Я и забыл уже.

Я бы очень удивилась, если бы было наоборот. Мужчины, по моему опыту, отлично помнят лишь собственный день рождения.

— Что вам подарить? — по-деловому спросил Андрей.

— Прогулку по Парижу потянете?

— А вы там не были?

Я вздохнула:

— "Никогда я не бывал в Париже, был бы тот Париж чуток поближе…" А вы?

— Несколько раз.

— А еще где?

— Практически всю Европу объездил. А сейчас два раза в год летаю на недельку в Египет.

— Влюбились в какую-нибудь мумию фараона?

— Нет, дайвингом занимаюсь.

Я безмолвно смотрела на него. Здравствуй, человек с другой плане-ты! Все мои знакомые берут кредиты, чтобы выбраться из нашего захолу-стья в Турцию, расплачиваются потом годами, и считают, что им еще по-везло несказанно…

Видимо, он принял мой ошалелый вид за непонимание. Пояснил:

— Глубоководное погружение.

— Ага, — слабо сказала я. — Я в курсе.

— Загранпаспорт есть? — деловито поинтересовался чиф.

— У меня есть все, кроме счастья и денег, — проворчала я.

— А Шенгенская виза?

Я с подозрением поглядела на него — он серьезно, что ли?

— Ну есть…

— Тогда сегодня заказываю билеты.

Я поспешно похлопала его по руке:

— Охолоните, а? Я пошутила.

— То есть, в Париж вы не хотите?

— Хочу! Но…

Что такое — «но» — и сама представления не имею. Андрей наблюдал за тем, как я открываю-закрываю рот. Вежливо ждал продолжения. Изде-вательски вежливо, по-моему. Я рассердилась:

— Да вы все и сами все понимаете!

Развернулась и пошла от него. Андрей догнал меня в три шага. Ска-зал, заглядывая в лицо:

— А что я понимаю?

— Андрей Юрьевич! — прошипела я.

— Я просто хотел сделать вам приятное…

— Леночке своей делайте!

— Женя.

Я от неожиданности остановилась — он взял меня за плечо и тут же отпустил. Может, потому что я вздрогнула.

— А?

— Вас же это ни к чему не обязывает! Совершенно, — поглядел поверх моей головы и неожиданно добавил. — Хотя вовсе не потому что я про-тив…

— Андрей Юрьевич!

— Я понимаю, вы не та женщина, которую берут штурмом. Но…

Он коротко вздохнул.

— Вы мне очень нравитесь. Когда я о вас думаю, у меня голова кру-жится…

А мне так даже и думать не надо! И вообще, зачем я только на этой неделе с ним целовалась? Потому что мне тут же захотелось это сделать снова. Немедленно. Непременно.

И чиф, как назло, прочел мои мысли.

Мы целовались и целовались и целовались…

Когда Андрей, наконец, отпустил меня (или это я его, наконец, отпус-тила?), мой взгляд упал на хихикавших девочек-подростков. В глазах про-ходившей мимо женщины, с осуждением покачавшей головой, читалась неприкрытая зависть; а мужик, куривший неподалеку, смотрел с сочувст-вием — видать, людям совсем некуда податься, чтобы заняться чем-то более существенным. Господи боже мой, и как же это я до этого докати-лась? Целоваться на улице… в моем преклонном возрасте! Но угрызения совести в мое замутненное сознание попасть никак не могли — просто промахивались мимо цели. Мир еще пару раз качнулся в полете и встал с головы на ноги.

И я выпалила, уставившись в грудь Андрея:

— Андрей Юрьевич, я хочу взять два дня без оплаты!

Долгая пауза.

— Что? — спросил он.

— Дни без оплаты! — оттарабанила я. Подумала и добавила. — Взять. Я.

Информация, отмериваемая в столь малых дозах, усваивалась чи-фом сейчас гораздо лучше.

— Зачем? — уже почти без паузы спросил он.

— Вы же знаете, у меня юбилей! В выходной! Уборка там, готовка, гос-ти… — я вскинула взгляд и трусливо вильнула им в сторону. Идиотка! Сама же недавно ему говорила, что сорок лет не празднуют! Андрей смотрел на меня и, похоже, все понимал. Потому что повторил, словно и не с-лышал моих слов:

— Зачем?

— Привести мозги в порядок, — ответила я на этот раз честно.

— А надо ли?

— Мне — надо.

Молчание.

— А потом… когда вы их приведете, я увижу вас на рабочем месте?

— Ну… заявление на расчет я вам, кажется, еще не подавала?

— Я просто боюсь… — начал он и замолчал.

— Чего?

— Ну ладно, неважно. Жень, можно я тебя еще поцелую?

— Нет-нет-нет, нельзя, с ума сошел! — пробормотала я. — Ни в коем случае!

И побыстрее обхватила его за шею.


Мозги я приводила в порядок долго. Вечер, ночь. И еще утро. Я вспоминала все анекдоты про секретарш — боже, какая пошлость! — все прочитанные женские романы на ту же тему — правда, там заканчивалось все распрекрасно и счастливо (в понимании женской половины человече-ства). Я обзванивала подруг — и те еще больше меня запутали, давая са-мые противоречивые советы. Осталось только к гадалке податься, карты раскинуть…

Наконец я решила: когда в воскресенье ко мне придет мой самый на-стоящий средний возраст, он принесет и какую-нибудь средневозрастную мудрость. А посему принялась за генеральную уборку, смутно надеясь, что вместе с порядком в доме наведу порядок и в собственных мыслях. Правда, я периодически ловила себя на том, что зависаю с тряпкой в ру-ках и с глупейшей улыбкой на лице — вспоминая его слова, улыбку, поце-луи… Марс, испуганный невиданным энтузиазмом хозяйки, удрал на шкаф и наблюдал за мной трусливо и возмущенно, изредка подбадривая сверху противными воплями.

К сорока (почти!) годам я начала принимать наличие-отсутствие муж-чин в своей жизни философски. Есть — ну и хорошо (если, конечно, хоро-шо!). Нет — тоже неплохо, хоть высплюсь и не буду подгонять свою жизнь под чужие планы и интересы. Третья неделя затуманенных мозгов и не-спокойного тела выбила меня из привычной индифферентной колеи. Вернула на пару десятков лет назад, когда я влюблялась часто и каждый раз — навсегда. Может, в этом и проявляется мой персональный КСВ? (Читай — Кризис Среднего Возраста).

А ведь я подошла к нему неплохо подготовленной, поскольку пред-чувствовала, что с наступлением времени «Ч» погружусь в пучину горьких переживаний. Даже провела экспресс-опрос на тему, как же с ним справ-ляются достигшие сорокалетия знакомые женского пола? Хотя средний возраст определяют по-разному, все сходятся в одном — этот самый КСВ действительно существует. Результаты:

— У одной сын вырос и отошел, муж постарел, охладел, по пятницам играет с друзьями в преферанс (в преферанс ли? с друзьями ли?). При-шлось родить второго ребенка и теперь сломя голову носиться по дет-ским садам, поликлиникам, развивающим клубам — как и остальным мо-лодым мамашам. "А оно мне надо было? — Но ты же Дашку любишь без ума! — Люблю! Но оно мне надо было?!" То есть, впадать в меланхолию девушке теперь просто некогда. Хм, рецепт не очень подходит. Мужа, пусть даже и играющего в преферанс, пока не имею.

— Вторая влезла в кредиты и занялась чуть ли не годовалым ремон-том. Теперь испытывает чувство глубокой усталости и ре-едкого удовле-творения. Ой-ой-ой, не по мне! Только подумаю — уже впадаю в депрес-сию.

— Третья решила обновить не саму квартиру, а ее обитателей — раз-велась, наконец, с гуляще-пьющим супругом и теперь усиленно подыски-вает себе пару по объявлениям. "Ты знаешь, Жень, оказывается, на нас ТАКОЙ спрос! Я только отсеивать успеваю! Если соберешься объяву по-давать — со мной советуйся, мы тебе такого насочиняем! Мужики как пче-лы на мед слетятся!" Надо серьезно подумать.

— Четвертая меняет регион проживания — обменивает жилье поближе к родственникам, на родину, откуда так радостно выпорхнула когда-то в молодости. Некуда!

— Пятая "на старости лет" решила заняться собой и теперь ходит по фитнесс-клубам и косметическим салонам. Отличный пример, как бы только ему последовать? А то сила есть, воля есть, а вот силы воли… Не наблюдается.

— Шестая ударилась в религию и теперь яростно пытается приобщить к ней непросветленных окружающих. Окружающие отрыкиваются, отмал-чиваются и уклоняются. И я подожду.

— Седьмая решила наверстать упущенное за десятилетия праведной семейно-материнской жизни и ушла в загул, встречаясь сразу с несколь-кими мужчинами. А почему бы и нет?!


Итак.

Этот день все-таки наступил.

Я открыла глаза и уставилась в потолок, пытаясь ощутить разницу между собой вчерашней и собой сегодняшней. Ничего такого… особенно-го не чувствовалось, пока я не сказала себе: 'Поздравляю, дорогая, тебе — сорок! . И резко ощутила груз придавивших меня лет. Не то что груз — я бы сказала — могильную плиту! Кряхтя, я спустила ноги с кровати. Кряхтя, поднялась, и, не одеваясь, пошлепала к зеркалу. Прильнула к нему, ища признаки неминуемого разложения… тьфу, старения! Разложение случит-ся много позже (надеюсь). Морщин со вчерашнего дня вроде не прибави-лось, седин — тоже. Я повернулась в фас и в профиль, разглядывая себя критически. Если втянуть животик… кстати, откуда набежал, полгода на-зад ведь еще не было?.. жрать надо меньше, что за глупые вопросы… так вот, если втянуть живот, то вроде как ничего еще. С целлюлитом все в порядке — он есть, и никуда деваться не собирается. Разве что прирас-тать. И за осанкой надо приглядывать, от конторской работы позвоночник все норовит съехать в дугу. Тренировки, тренировки, и еще раз трениров-ки, вон, тетки, заботящиеся о себе, в свои шестьдесят выглядят лучше некоторых ленивых в сорок. Сладкое — на выброс… после сегодняшнего дня рождения… тренажеры-косметологи-чудодейственные крема…

Здра-асьте, пожалуйста! Такое впечатление, что этих двадцати лет и не было! В восемнадцать меня волновали те же проблемы, и давала я себе, помнится, те же самые зароки. Разве что про чудо-зверя-целлюлита тогда еще и не слыхом не слыхивали… И откуда, скажите, взять на все это дело силы, энергии, а главное — желания? Стимула нет, стимула! Как-то невзначай перед моими глазами мелькнуло видение 'стимула' с улыбкой Андрея Юрьевича, но я прогнала его грозным шиканьем: с этого дня — никаких мечтаний!

Просто никаких.

Я залезла под горячий душ и долго грелась под ним, предвкушая длинный и спокойный день. Я целый год готовила своих друзей и родст-венников к тому, что сорок лет не празднуют, и, надеюсь, урок этот они твердо усвоили. Неспешно накрасила глаза, намазала физиономию кре-мом от морщин — интересно бы посмотреть на женщину, которой он помог, не по телевизору…

Неспешно сварила себе кофе, съела пару штук пирожных. За окном расцветала весна. Вот природа то и дело шастает туда-обратно: то ста-реет, то молодеет. Нет бы женщинам так же… Или просто жить бы моло-дой-красивой-здоровой до самой смерти. А потом — раз, — и сразу коньки отбросить. Не мучаясь. А то все, что мне осталось — морщины, болезни, старость, нищенская пенсия и смерть… И это — счастливая взрослая жизнь, о которой мы так мечтали в детстве? Теперь-то я начинаю пони-мать мужиков, у которых 'бес в ребро' — потенция вот-вот пропадет, надо скорее наверстывать упущенное. Может, и мне пуститься во все тяжкие?

Пора, пора, давно пора…

Первой позвонила, естественно, мама — с полным списком пожела-ний. Хоть бы одно какое-нибудь исполнилось за все сорок лет моей жиз-ни! Например, вдруг возникло 'сибирское здоровье'. Или привалил ме-шок денег. Или эта, как ее… вечная любовь.

Потом отметились сестра, зять и племянники. Пожелания те же.

После этого телефон онемел. Я посматривала на него с тревогой и то и дело проверяла на предмет исправности. Трубка добросовестно гу-дела. Я начала злиться: ну и что, что я не желаю праздновать свой день рождения? Уж набрать-то номер не проблема! Или услышать поздравле-ние можно только в обмен на вкусное угощение? Ну не сволочи ли? По-забыть о такой исторической дате!

В утешение я съела еще одно пирожное и решила откупорить буты-лочку шампанского. В этом деле я не дока, да еще смертельно боюсь вы-рывающейся из горлышка пробки, а потому вскрыла бутылку чуть ли не через полчаса, красная и шипящая от раздражения, как само шампан-ское. Замахнула холодный напиток, немедленно налила второй бокал и поплелась с ним по коридору на стук в дверь. Заглянула в глазок — там болталось нечто цветное и яркое…

Шарики!

Напустив на лицо соответствующую суровость, открыла дверь.

— Сюрпри-из! — завопили мои школьные подруги, выскакивая из-за рвущихся к потолку шаров.

— Мы проходили мимо…

— Замерзли…

— Решили попить чайку…

Вперед, как доказательство, высунулась внушительная коробка тор-та. И бутылка — с чайком, надо полагать. Я ухмыльнулась.

— Замерзли?

— Да!

— При пятнадцати градусов тепла?

— А знаешь, какой на улице ветер?!

— А бутылка зачем?

— Так греться!

— А. Тогда входите.

Мы прикончили шампанское и надрезали белый пышный бок торта, когда в дверь снова позвонили. Переминавшиеся на пороге Роман с Се-регой завели знакомую песню:

— Мы проходили мимо… Женя, ты так хорошо выглядишь… А Серега и говорит: 'Тут Женька живет, давно не видели'.

— А цветы мы просто из любви, не на день рождения…

Я уткнула нос в букет — три хризантемы, не фига себе студенты разо-рились!

Длинный Роман глянул через мое плечо:

— Смотри, Серый, они уже торт лопают!

— Ой, ма-альчики пришли! — запели из комнаты уже 'поплывшие' под-ружки.

— А свечи задували? — ревниво спросил Серега, торопливо стягивая кроссовки.

— В моем возрасте, — поучающе сказала я, — стоимость свечей уже превышает стоимость торта! Да хватит вам тортика, иди руки мой!

— Жень, я открываю шампанское!

— Угу, только не в люстру!

Роман попал в дверцу шкафа, и дело пошло веселее. Народ прибы-вал с периодичностью в четверть часа — клялись, что не сговаривались, что проходили мимо, зашли попить чайку, поговорить, позвонить по те-лефону… пописать, наконец, — но только не из-за моего дня рождения. Цветов, тортов, бутылок все прибавлялось, сидячих мест — уменьшалось, пришлось пойти к соседям за табуретками.

Веселая, румяная и чуток хмельная я побрела на очередной звонок. Открыла дверь, не спрашивая и не заглядывая в глазок.

— И кого у нас еще не хватает?..

И осеклась.

Андрей стоял, прислонившись плечом к стене и похлопывая себя по бедру персикового цвета розой.

— Здравствуй, — сказал он.

— Здравствуй, — сказала я.

Он глубоко вздохнул, поглядел на потолок и начал заготовленную, похоже, речь.

— Извини, я знаю, сорок лет не празднуют…

В это время нас оглушил очередной взрыв смеха. Андрей осекся и заглянул мне за спину.

— У тебя гости… извини, я помешал…

— Ничего. Сегодня все приходят без приглашения.

Он принял это на свой счет.

— Я… — махнул рукой с цветком и отступил от двери. Я молча смотрела на него. Он был в джинсах и пестрой майке, хоть и явно дорогих, но все же не казался таким лощеным, компетентным и недоступным, как всегда. Даже волосы не такие уложенные. Через секунду стало понятно почему — Андрей взъерошил их пятерней. Он казался растерянным. Я спросила ос-торожно:

— Это мне?

— Что? А, да, извини, я дурак, это тебе! Я просто хотел поздравить… не знаю, розы какого цвета ты любишь…

— Этого! — мгновенно сказала я.

Мы молча смотрели друг на друга. Андрей снова взъерошил волосы.

— Знаешь… я без тебя, как без рук. Ничего найти не могу. Эта дура, которая тебя заменила…

— Аня сказала, ты на нее все время орешь.

— Да, но она такая бестолковая…

— На меня ты никогда не орал.

Он вдруг ухмыльнулся.

— Попробовал бы я!

— Ладно, скажи еще, что ты меня боялся!

— До смерти, — неожиданно сказал Андрей. Я захлопала глазами — не подозревала, что способна запугать мужчину.

— Я так боялся выставить себя дураком… Ну, знаешь, когда ты смот-ришь на меня своим фирменным взглядом поверх очков…

— Пошла за очками, — сказала я, не двигаясь с места.

— Мне все казалось, что ты воспринимаешь меня, как ну… мальчишку.

Э-э-э, да я не одинока в своей возрастной паранойе!

— Ты вернешься? — спросил Андрей.

— Я обдумываю этот вопрос.

— А если я пообещаю, что не буду… — он опять посмотрел на потолок, словно там у него была приклеена шпаргалка. — Что я постараюсь…

— Дело не в тебе, — перебила я.

— А в чем?

— Во мне.

Он моргнул.

— Ты мне тоже очень нравишься. Даже слишком очень.

На его лице появилась медленная улыбка. Очень идиотская, надо сказать. Но такой он был мне еще более мил.

— Правда? Тогда что…

— Цифры! — перебила я его.

— Что?

— Цифра сорок. Тебе это о чем-нибудь говорит?

Он, сморщившись, смотрел на меня.

— Ты хочешь сказать…

Я нервно помотала в воздухе пальцами.

— Мне сорок лет! А тебе сколько? Тридцать есть?

Он помолчал.

— Женя. Это цифры. Просто цифры. Понимаешь? Тебя заклинило на цифрах!

— А ты понимаешь, что я буду ловить каждый твой взгляд на моло-деньких девочек, и думать — ну, вот оно?

Андрей сделал шаг ко мне.

— Мне нравится, когда меня ревнуют.

— А еще что тебе нравится? — слабо спросила я. Он был совсем рядом — такой теплый… такой… живой.

— Ты, — сказал он.

— У тебя хороший вкус! — сообщила я. И едва не шарахнулась в сторо-ну от его протянутой руки. Он заметил это, улыбка его стала еще шире.

— Роза.

— А?

— Возьмешь ты, наконец, эту чертову розу? Она же колется, как… не знаю что!

Я сунула нос в цветок. Пахнет… Андрей привалился спиной к стене рядом с дверью.

— Ну. И что будем делать?

По лицу его блуждала улыбка. Под его взглядом у меня опять начала кружиться голова.

— Розу взяла, — сказал Андрей. — Жень, возьми и меня тоже, а?

Я глядела на него и начинала понимать кое-что важное. Очень важное. Ну и что с того, что это не навсегда? Я, как ни странно, тоже не собираюсь жить вечно…

Я махнула розой. И сказала:

— Заходи!


home | my bookshelf | | Женщина среднего возраста |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 262
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу