Book: Героев не убивают



Героев не убивают

Елена Топильская

Героев не убивают

Купить книгу "Героев не убивают" Топильская Елена

Героев не убивают, их увольняют.

Фольклор правоохранительных органов

Глава 1

За окном завывал не по-летнему яростный ветер, хлопала развалившаяся фрамуга. Стемнело, собирался дождь. Вдруг громыхнуло так, что я испуганно поежилась. Мне стало неуютно одной в полутемном кабинете, то и дело мерещились шорохи в коридоре, похожие на крадущиеся шаги. Нервы у меня не выдержали. Я поднялась и заперла дверь изнутри на ключ, вернулась к столу и продолжила писать.

Человек с пистолетом в руке вошел в бронированное помещение обменного пункта валюты, убил охранника и выстрелил в стекло кассы. Молодая кассирша знала, что стекло, отделяющее ее от клиентов, — пуленепробиваемое, но все равно смертельно испугалась. Она покорно собрала деньги из ячеек, перетянула пачку резиночкой, положила в желобок и подвинула разбойнику. Разбойник взял восемнадцать тысяч семьсот шестьдесят долларов США, положил пачку денег во внутренний карман и спокойно вышел на улицу. На полу обменного пункта растекалась лужа крови из раны в груди охранника. За пуленепробиваемым стеклом билась в истерике кассирша.

Кто-то заскребся в дверь моего кабинета, я вздрогнула и прислушалась.

Но там затаились, стало тихо. «Кошмар», — подумала я, в прокуратуре уже никого нет, а входную дверь я не закрывала, ожидая возвращения коллеги Горчакова с происшествия. Придет какой-нибудь маньяк, меня грохнет и украдет компьютер.

Шорох возобновился; я затаилась, надеясь, что маньяк, судя по его тихим манерам, не станет взламывать дверь, подумает, что меня нет, и уйдет…

Конечно, это оказался шутник Горчаков, это он так меня пугал, зная, что я страшная трусиха. Я поняла, что это он, когда, не выдержав напряжения, подкралась к двери и попыталась определить, стоит ли за дверью кто-нибудь, а Лешка, услышав, что я подошла, стал завывать, как привидение.

— Вот идиот, — сказала я, впуская его в кабинет.

— А ты испугалась? — довольно допытывался он.

— Испугалась. Что за дурацкие шутки?

— Да ладно. — Он подошел к столу и глянул на монитор. — Уже второй эпизод пишешь?

— Да, хочу в понедельник сдать.

— Счастливая. — Он опустился на стул и вытянул ноги. Кабинет наполнился смешанными запахами табачного дыма, подвальной сырости и общепита. Наверняка Лешка успел забежать в столовую рядом с местом происшествия и перекусить, и трескал наверняка на кухне, рядом с плитой и котлами, вот и пропах жареной картошкой.

— А ты его по факультету помнишь? — спросил Лешка, кивая на уголовное дело.

— Нет, — я покачала головой, — он же был на курс старше. Я только фамилию его слышала; про него говорили, что он краса и гордость факультета.

Учился лучше всех, на КВНах блистал, соблазнял девушек…

— Интересно, а он тебя помнит?

— Да откуда, Лешенька? Я, правда, училась хорошо, но была серой мышкой, из библиотек не вылезала, на мальчиков не смотрела.

— Да, как была дурой, так и осталась, — пробурчал друг, но я не обиделась. Просто Горчаков всегда принимал активное участие в моей личной жизни, от всей души желая мне счастья. Мы уже давно друг на друга не обижаемся.

— Ну чего там, Лешка? — спросила я, наливая ему чай.

За много лет совместной работы мы научились понимать друг друга без слов. Общепит общепитом, а от чая Лешка никогда не откажется. Ночью его разбуди и предложи пожрать — проснется и все съест.

— Чего-чего, — промычал он с набитым ртом. — Как обычно, черепно-мозговая, причем непонятно — то ли дали по башке, то ли от падения с высоты собственного роста.

— Вскрытие покажет, — пожала я плечами.

— Да-а, покажет оно! Когда это оно что-нибудь показывало!

— Ну, это ты со зла. А личность-то установили?

— Да где уж нам уж! Это ты все в высших сферах вращаешься, а я специалист по бомжам… Я подошла к Лешке и погладила его по голове:

— Бомжи разные бывают…

Лешка хмыкнул. Он понял, что я имею в виду. Три дня назад его вызвали на падение с высоты, сказали — бомж с крыши свалился. В принципе это не редкость, бомжи лазают по крышам с целью кражи тарелок НТВ и часто срываются вниз, либо по неловкости, либо по пьяни. Бомж так бомж. Лешка приехал во двор, где лежало тело, и с недоумением оглядел кашемировое пальто, надетое на труп, галстук от Версаче, золотые часы и золотые зубы, а также битком набитый бумажник, лежавший на асфальте рядом с трупом. «Это что, по-вашему, бомж?» — осведомился он у участкового. «Ну а кто же? — удивился участковый. — Вот паспорт его, он в Питере не прописан, значит, лицо без определенного места жительства…»

Отставив чашку, Горчаков любезно предложил проводить меня, если я соберусь в течение получаса, но я отказалась. Обвинительное по разбойнику действительно надо было сдать в понедельник. Сейчас закрою за Лешкой входную дверь, посижу еще часа три, до полуночи, а потом вызову такси. Сыночек мой в лагере, никто меня дома не ждет, кроме жабы Василисы вот и надо использовать свободное время по максимуму.

Стуча по клавишам клавиатуры компьютера, я вспоминала, как взяли разбойника. Он и вправду был выпускником юрфака, красавцем и бонвиваном. Когда я заканчивала факультет, он уже год работал в прокуратуре и там тоже слыл первым парнем на деревне, его громко арестовали за получение взятки в виде ужина в ресторане. Что уж там было на самом деле, я не знаю, но в суде он получил пять лет и отбыл их от звоночка до звоночка. С юридической карьерой было покончено, а самолюбие у Рыбника било через край. Он пропал на восемь лет, похоже было, что где-то воевал, допускаю даже, что в Иностранном легионе, — три языка, французский, английский и испанский, он знал блестяще. Потом появился здесь, в Питере, и за полгода совершил пять дерзких ограблений пунктов обмена валюты, забрал в общей сложности около трехсот тысяч долларов. Эти деньги так и не нашли, хотя прочесали мы все на совесть.

Незаурядный ум Рыбника проявился и в том, как он готовил разбойные нападения на валютники. Он выбирал маленькие тихие пункты на окраинах, сразу стрелял в охранника на глазах у кассиров, и те, хоть и знали, что пуля не пробьет стекла перегородки, да и дверь бронированная — в кассу не войти, все равно отдавали ему деньги. Психология: когда у тебя на глазах только что убили человека, нет сил сопротивляться. Рассчитал он все блестяще, но из-за своей педантичности и засыпался. Поймали мы его именно на этом, сделав рутинную работу: во всех пунктах, подвергшихся нападениям, изъяли и проверили данные о лицах, менявших валюту. Было понятно, что преступник наверняка приходил в эти пункты осматриваться, но, чтобы не привлекать к себе внимание, должен был поменять деньги. Оказалось, что во всех компьютерах есть данные о некоем Рыбнике, который за неделю-две до нападения покупал незначительное количество долларов, десять-пятнадцать. Нашли Рыбника, установили за ним наружное наблюдение и взяли с пистолетом в очередном валютнике. Кассирши опознали его по всем эпизодам, пистолет, который был у него в руках при задержании, «пошел» на все убийства, так что за судьбу дела я не волновалась. Не было сомнений в том, что на этот раз Рыбник получит пожизненное.

У меня в ходе следствия контакта с Рыбником не сложилось, уж очень он был отстранен и высокомерен. Показаний он не давал, хотя на отвлеченные темы, без протокола, разговаривал. Но только не о себе и своей жизни. Даже на невзначай устроенные мною провокации не поддавался. Я, к примеру, заведя разговор о каких-то фильмах, вышедших на экраны как раз в период восьмилетнего провала в его биографии, пыталась выяснить, смотрел ли он их, и хоть так рассчитывала узнать, был ли он в России в это время. Но он, почуяв ловушку, тут же замыкался и даже не поддерживал беседу о боевых действиях в горячих точках нашей страны. «Точно из Иностранного легиона», — думала я, разглядывая его непроницаемое лицо. Одна только тема могла встряхнуть его, хотя и на нее он говорить отказывался, — это его юридическое образование. Видно было, что ему больно и горько вспоминать о своей юридической карьере, — все-таки он был лучшим студентом и в прокуратуре подавал надежды. Он весь вспыхивал, когда я в первый раз нечаянно, а потом, конечно, умышленно — упоминала о факультетских преподавателях или о его бывших сослуживцах. А после этого замыкался так, что это осложняло следствие. В остальном же он был абсолютно спокоен, я бы сказала — в его положении неестественно спокоен. Причем спокойствие это было ненаигранным, уж это я чувствовала. За столько лет работы на следствии я научилась определять, действительно человек не волнуется или прикидывается.

И еще я в который раз оценила правоту шефа, не отдавшего дело Рыбника Лешке, хотя и Горчаков, и я просили его об этом.

Если бы перед Рыбником сидел мужчина-следователь, неизвестно, чем бы все кончилось. Самолюбивый Рыбник не вынес бы вида своего ровесника, дослужившегося до должности старшего следователя и классного чина младшего советника юстиции. Допускаю, что он мог бы вспыхнуть настолько, что стукнул бы Лешку чем-нибудь или попытался устроить побег. А меня он, похоже, особо всерьез не принимал.

Следствие не заняло много времени — доказательств было с избытком.

Адвокат у Рыбника был дежурный, подзащитный соглашение с ним заключать отказался и не заплатил ему ни копейки. Родственников у Рыбника не было.

Кстати, к моему недоумению, мы не нашли даже женщины, с которой у Рыбника были бы какие-то отношения. Правда, вопреки Лешкиным язвительным замечаниям, и мужчины тоже. Вообще ни одной связи Рыбника мы не установили, хотя наружка ходила за ним около месяца. Можно было понять, почему он не общается с университетскими друзьями и бывшими сослуживцами, но чтобы у человека не было вообще ни единой близкой души?

Я еще поудивлялась некоторое время, почему такой незаурядный преступник ходил «на дело» без маски и деньги с целью разведки менял по своему паспорту.

Но в конце концов и эти вопросы перестали меня занимать. Составлю обвинительное заключение, отправлю дело в суд и забуду про Рыбника, тем более что я его больше никогда не увижу. Пойдут новые дела, новые происшествия и сотрут из моей памяти образ неудавшегося коллеги, этого одинокого волка, который очень бы мне нравился, если бы на его совести не висело по крайней мере пять трупов.

Расстались мы с ним прохладно, подписали протокол об окончании ознакомления с делом — и все.

Кончался вечер пятницы. Впереди были выходные, суббота — родительский день, увижу наконец своего Хрюндика. В полдвенадцатого я прикинула, что, посидев в воскресенье за компьютером, я закончу обвиниловку и в понедельник с чистой совестью предстану перед шефом.

Засунув дело в сейф, я закрыла кабинет, сдала прокуратуру на сигнализацию и спустилась вниз. Такси ловить не пришлось, в принципе, я еще успевала на метро.

Успешно преодолев самый страшный отрезок на пути домой — от входа в парадную до дверей квартиры, — я сбросила туфли, засунула в рот кусок колбасы и плюхнулась на диван перед телевизором.

Наслаждаясь тишиной и покоем, я предалась любимому занятию: задрав ноги на спинку дивана, бесцельно нажимала на кнопки пульта, не успевая даже понять, что показывают мне разные каналы, до тех пор, пока на экране не мелькнуло знакомое лицо. Тут я приостановила марафон по телепрограммам и всмотрелась в журналиста Старосельцева, который в этот момент анонсировал свою статью в ближайшем номере еженедельника «Любимый город». Поскольку я врубилась в его монолог на середине, я не особо вслушивалась в то, что он говорит, но почувствовала, что соскучилась по старому Другу, поэтому взялась за телефон и набрала номер его пейджера. Звонок старого друга не заставил себя ждать.

— Здравствуйте, Мария Сергеевна! Как вы поживаете?

— Спасибо, Антон. Куда вы пропали?

— Да вот… Нелегкая журналистская судьба опять забросила меня в Париж… Мы посмеялись.

— Нет, серьезно. Закрутился. Вы же знаете, текучка. Вот, поручили мне журналистское расследование по дворцу.

— По какому дворцу?

— По президентскому.

— А он что, под Парижем?

— Под Питером. Мария Сергеевна, а вы что, газет не читаете?

— Антон Александрович, я и телевизор не смотрю. Вот сегодня случайно включила, и то потому лишь, что вас показывали…

— Ну, так я как раз и говорил про это расследование. Ну да ладно, я вам лучше нашу газетку принесу. У вас-то что новенького?

— Разбойника заканчиваю, — похвасталась я.

— Какого разбойника?

— Антон Александрович, — сказала я с укоризной, — вы что, газет не читаете?

Старосельцев усмехнулся:

— Открою вам секрет, Мария Сергеевна, те, кто пишут в газеты, обычно их не читают. Либо одно, либо другое.

— Но ваша-то газета про него писала. Это злодей, который грабил пункты обмена валюты. Бывший юрист, между прочим.

— А-а, что-то припоминаю…

— Эх вы! «Припоминаю…» Это же дело века!

— Мария Сергеевна, какое же это дело века? Ну ограбил несколько валютников, ну и что? Чего здесь особенного? Естественно, про это все уже забыли.

— Кроме потерпевших, — пробормотала я. Поболтав еще немного в таком же духе, мы договорились, что в субботу Старосельцев на своей «антилопе» отвезет меня в лагерь к Гошке. Распрощавшись с журналистом, я еще некоторое время щелкала пультом, благо некому было меня за это пожурить, а потом потащилась в свою одинокую постель. Вот парадокс: мне скучно и плохо без Сашки, а когда он здесь, я ловлю себя на мысли, что жду его ухода. Прав был Горчаков — мне так понравилось жить одной, что у Сашки не было шансов. Он все тянул, не решаясь со мной поговорить, и дождался, что я отвыкла от него. А я не мячик, забытый на дороге, за которым можно вернуться и подобрать в том же виде через час или через неделю. Или через год. Нельзя женщин без нужды оставлять одних надолго, только мужчины этого не понимают.



Глава 2

Дивным летним утром мы с Антоном мчались по Приморскому шоссе в лагерь к моей деточке. Машина рассекала прозрачный воздух, слева плескался залив, пахло песком и соснами, и как-то не верилось, что в этом кристальном мире существуют убийцы, насильники, тюрьмы и обвинительные заключения.

Конечно же, такой пейзаж требовал любви. Погруженная в свои мысли о том, что мужчины (перефразируя Зощенко) играют некоторую роль в нашей личной жизни, я пропустила мимо ушей добрую половину монолога журналиста Старосельцева про интриги вокруг президентского дворца. Пришлось прислушаться только тогда, когда Старосельцев настойчиво потребовал отклика.

— …Представляете? Откуда в бюджете такие деньги?

— Какие?

— Четыреста пятьдесят миллионов. Причем не рублей.

— А что, в бюджете нет таких денег?

— Мария Сергеевна! Вы что, с дуба рухнули? Четыреста пятьдесят миллионов баксов на дачу президента? Когда милиционерам нечего платить? Это называется «без порток, а в шляпе».

— Но должна же быть у президента дача? Чем он хуже простых сограждан?

— Но и совесть должна быть у президента. Нам в августе двести пятьдесят миллионов международного долга отдавать, а тут вдвое больше…

— Антон, — он говорил так проникновенно, что я заинтересовалась, — а что, эти деньги планируется взять из бюджета?

— Ха, в том-то весь и фокус. Президент запретил вносить эти расходы в бюджет.

— Ну и замечательно, раз он такой принципиальный. В чем тогда проблема?

— В том, что у президента должна быть дача. Поняв наконец, что я не слышала начала, Старосельцев разъяснил мне, что администрация президента положила глаз на царский дворец в Стрельне, возмечтав реконструировать его под летнюю резиденцию главы государства. Да и вообще, пригодится. Но денег в бюджете на эту пресловутую культуру нет. Поэтому кинули клич олигархам — подайте на восстановление дворца. Всего-то ничего, полмиллиардика какие-то…

Если всем миром скинуться, вообще говорить не о чем. Но, к сожалению, олигархи почему-то еще не выстроились в очередь с мешками денег. И проведенное Антоном журналистское расследование доказывает, что с подачи администрации президента Генеральная прокуратура организовала массированный наезд на сильных мира сего, с целью внушить им, что надо делиться.

— Да ладно, Антон, — отмахнулась я, — почему во всем надо видеть политику? Вы не допускаете, что у наших олигархов и правда есть к чему прицепиться? Помните Ильфа и Петрова? «Все крупные современные состояния нажиты исключительно бесчестным путем».

— Конечно, допускаю, но просто момент очень уж удачно выбран.

Фактически начался передел собственности.

— Возможно, — зевнула я, — но ни мне, ни вам от этого ни холодно, ни жарко.

— Ну как же! — заволновался Антон, но я перебила его:

— Вот так же! К тому куску, который делят наверху, нас все равно не подпустят. Мы-то с вами так и останемся с голой задницей. Вот и объясните мне, чьи интересы вас так волнуют — притесняемых олигархов или честного, но бедного президента?

— Да просто активная жизненная позиция, — ответил Старосельцев, сосредоточенно следя за дорогой. Видимо, понял, что я его активную жизненную позицию не разделю. Не умею я мыслить государственными масштабами. Вот конкретный преступник, конкретный ущерб, конкретная обвиниловка — это понятно.

А что там в верхах происходит — увольте. Это мужчин хлебом не корми, дай порешать вселенские проблемы. А я женщина; мне бы со своими личными проблемами разобраться…

Мой ребеночек, вися на лагерном заборе, уже высматривал, кто приедет его проведать. Потрепав его по макушке, я с некоторой грустью отметила, как он вытянулся, и призадумалась о том, что через пару-тройку лет он притащит в дом какую-нибудь чувырлу и объявит о своей неземной любви к ней. И мне придется ей улыбаться и всячески угождать, Одна надежда на вкус и мозги мальчика — может, совсем уж в курицу не влюбится?

— Как ты тут, кролик?

— Нормально, — пожал он плечами.

— Не скучно?

— Скучно. Тут две проблемы — туалет и делать нечего.

Он кинул выразительный взгляд на дощатый сортир в глубине лагерной территории и вздохнул.

— А кормят как? — приставала я.

— Вкусно.

— А что ты ешь?

— Ничего.

Старосельцев хрюкнул. В прошлом году он принес моему Хрюндику билет на новогоднюю елку в Дом журналиста. С представления ребенок вышел серьезный, я спросила, понравилось ли ему? Понравилось, кивнул он. Интересно было?

Интересно. А чем кончилось? Не знаю, я заснул, был ответ.

— Как тут девочки? — ревниво спросила я, оценивая стайки лолиточек, клубившиеся в отдалении, но прицельно поглядывавшие через плечо на моего Хрюндика.

— Эти? — презрительно кинул он через плечо. — Да никак.

— И никто тебе не нравится?

— Ма, да они все дуры.

— Что, все поголовно? — усомнилась я.

— Ну, не все, — неохотно признал Хрюндик. — Ну а кто не дуры, на тех без слез не взглянешь.

После этих слов стоявший в стороне Старосельцев подошел к Гошке и молча пожал ему руку. Как мужчина мужчине. Я испепелила его взглядом, но в принципе успокоилась. Родительский день удался.

На обратном пути я спросила Старосельцева, не хочет ли его газета опубликовать интересные научные изыскания одного оперативника в области организованной преступности. Я рассказала ему, что в январе подготовила статью для питерского научного издания, описав в ней свой опыт работы по делам, связанным с организованной преступностью, и криминологическую характеристику оргпреступности в регионе, и уже готова была нести статью в редакцию. Но на одной главковской собирушке, за чашкой шампанского, разговорилась с небезызвестным ему Андреем Синцовым, и он во хмелю набросал мне на салфетке выстраданную им схему нашего государственного устройства.

— Смотри, — чертил он кубики, насквозь продирая мягкую бумагу, — у нас господствует командная система. Вот эшелоны власти. — На салфетке появился первый кубик. — Они состоят из команд, интересы этих команд не всегда совпадают. Вот тебе олигархи, они тоже разбиваются на команды, и каждая команда олигархов своими деньгами поддерживает определенную команду из властных структур, предоставляя им финансовую возможность держаться на плаву. — Синцов расчертил кубик на части, соединив каждую из частей стрелочками с соответствующей частью кубика, символизирующего власть. — Это и олигархам выгодно — иметь своих людей во власти. Дальше — силовые структуры.

— И эти по командам? — спрашивала я.

— А как же! Команды из эшелонов власти, по советам своих олигархов, назначают своих людей на ключевые посты в силовых структурах. Назначенные «шишки» методами государственного принуждения защищают декларированные, законные капиталы своих олигархов. А вот это — организованная преступность, — стрелочки от секторов организованной преступности потянулись к «своим» олигархам, — эти ребята защищают теневые капиталы акул бизнеса. Видишь, что получается?

— Вижу, — кивала я. — Члены команд из силовых структур прикрывают ребят из соответствующих команд организованной преступности. А ребята из организованной преступности через «своих» олигархов влияют на назначение властью нужных людей в МВД, ФСБ и прокуратуре.

Синцов умилялся моей понятливости. Мне же эта схема представилась оптимально отражающей состояние современного российского общества, и я, будучи тоже во хмелю, предложила Синцову стать моим соавтором.

— Я статью написала про организованную преступность, давай туда включим твою схему.

— Классно, — радовался Андрей возможности донести свою идею до широких масс.

Будучи под впечатлением от нашей конгениальности, я быстро набросала дополнения к статье, нарисовала все четыре кубика со стрелочками, подписала статью двумя нашими фамилиями и в таком виде понесла в редакцию. Недели через две мне пришло оттуда письмо. «С теоретической частью статьи, — сообщал мне зам главного редактора, — все в порядке, она глубоко научна. Однако есть проблемы, связанные с эмпирической частью исследования, и вот по этому-то поводу не желаете ли зайти поговорить?..»

Я тут же позвонила Синцову и рассказала о редакторских сомнениях.

— Чувствую, не быть нам с тобой соавторами, Андрюха.

— Да, чего-то мы не доработали, — огорчился Синцов. — Может, знаешь, что сделаем? Я могу все команды назвать поименно…

Вот так и кончилась, не начавшись, моя научная карьера.

Антон от души посмеялся наивности старого зубра борьбы с преступностью, но энтузиазма по поводу возможного опубликования скандальной информации в своей газете не проявил. Более того, разъяснил мне, что словосочетание «тамбовская группировка» теперь вслух упоминает только бывший начальник ГУВД Виталий Оковалко, а хорошо воспитанные люди, к каковым, безусловно, относятся представители отечественной журналистики, употребляют эвфемизм «бизнес-группа».

Тем более что по сути это одно и то же. И предлагать хорошо воспитанным людям называть вещи своими именами неприлично. Я горячо согласилась, и всю дорогу до дома Старосельцев надоедал мне интригами вокруг президентского дворца.

Я стеснялась ему сказать; что с некоторых пор меня совершенно не интересуют все эти журналистские расследования, громкие разоблачения, которые всегда кончаются пуфом, и разоблаченные «шишки» продолжают руководить государством, только в другом качестве, или пишут книги о своих страданиях в застенках. Что сталось со всеми громкими делами, о которых так много говорили большевики? Последним шумно посаженным из сильных мира сего, который получил срок и отбыл его до звонка, был в общем-то безобидный бонвиван Чурбанов, брежневский зять. С тех пор моя память не зафиксировала ни одного доведенного до суда дела, по поводу которого пресса била в барабаны. Бывший министр юстиции, застуканный в эротической бане с членами «солнцевской» бизнес-группы, теперь объявлен невинно пострадавшим борцом со злоупотреблениями. Бывший генеральный прокурор, абрис голых ягодиц которого стал известен всей стране, терпеливо дождался, пока утихнет шумиха, и спокойно возглавил Фонд борьбы с коррупцией. И пишет книгу «У прокурора должно быть чистое тело», искренне объясняя народу, что дюжину костюмов общей стоимостью двенадцать тысяч долларов ему состряпали в солдатском ателье в полном соответствии с Законом о прокуратуре, дающим право на бесплатный пошив форменного обмундирования, поскольку, будучи от природы чистоплотным, носить всю неделю один и тот же костюм прокурор считал западло. Но мракобесы, с настоящей чистоплотностью знакомые лишь понаслышке, даже не посчитали, что с прокурорской зарплаты скопить эту дюжину тысяч долларов можно всего лишь за три года, если, конечно, не пить, не есть и не платить проституткам; но ведь ради чистоплотности можно поступиться чем-то менее важным. В конце концов, девушкам заплатят за него другие борцы с коррупцией, пониже рангом, если им, конечно, дорого дело чести любого прокурора — разоблачение хапуг и зарвавшихся чинуш… Тьфу, даже вспоминать не хочется!

Старосельцев, покосившись на мое искаженное лицо, замолчал на полуслове.

— Мария Сергеевна, у вас что-то случилось?

— С чего вы взяли?

— Вы так на меня смотрите, как будто я партизан врагам сдал…

— Антон, а каков результат вашего журналистского расследования?

Старосельцев помолчал.

— Ну… Я рассказал людям, что происходит во власти на самом деле…

— Здорово. Один только вопрос: а людям нужно знать, что на самом деле происходит во власти?

— Мария Сергеевна, я вас не узнаю. — Антон даже притормозил. — Людям всегда нужно знать правду.

— О-о, Антон, как вы заблуждаетесь…

— Да как же, Мария Сергеевна! Каждый человек имеет право на правдивую информацию!

— А хочет ли каждый человек реализовать это свое право? У меня сидит убийца, который жил со своей женой душа в душу; а соседка ему сказала, что жена ему изменяет. Он стал следить за женой, выследил и убил ее и любовника. А сейчас плачет и говорит — лучше бы я ничего не знал.

— Мы говорим о разных вещах, — отмахнулся Старосельцев. — Здесь частный случай, а не общественно-значимое дело.

— Никакой разницы нет. Правда — как змеиный яд, в больших дозах смертельна.

Как раз на этой сакраментальной фразе мы подъехали к моему дому. Я поблагодарила Старосельцева и вышла из машины.

— Мария Сергеевна, а как жаба-то поживает? — прокричал он мне вслед.

— Спасибо, хорошо, растолстела, как свинья, жрет тараканов.

— Замуж не вышла?

— Нет, мы с ней две одинокие женщины.

— Как-нибудь зайду, навещу свою крестницу, — пообещал Старосельцев, и я вошла в парадную.

Когда-то Старосельцев спас нашу жабу от голодной смерти — привел к нам зоолога, тот принес корм и научил правильно ухаживать за нашей Василисой, так что справедливо мог считаться Василисиным крестным.

Дома я открыла форточку, потом заглянула в террариум. Василиски на месте не было. Она у нас такая — вылезает из террариума и шляется по квартире.

Поначалу я принималась ее искать, отодвигала шкафы и диваны, потом плюнула: все равно в конце концов Василиса сама к нам выйдет. Вот и сейчас, включив свет на кухне, я столкнулась с неподвижным Василисиным взглядом. Жаба сидела на полу посреди кухни, вся в пушистых клочках пыли (значит, ползала за шкафом), и спокойно смотрела мне в глаза. На этот раз она бродила недолго, всего полдня, но, похоже, соскучилась, потому что сразу пошлепала к террариуму. А может, и не соскучилась, а просто высохла. Ей же нужна влажность; землю и куски коры, устилающие дно террариума, я регулярно поливаю водой. Да, поскольку кожа Василисы посветлела и из болотной стала бледно-зелененькой, она явно нуждалась во влаге. Тоска по хозяйке тут ни при чем. Я посадила Василиску в террариум и с грустью отметила, что идея завести жабу принадлежала моему сыну, но вскоре жаба как-то само собой стала считаться моим животным. Ребенок на мои претензии по поводу того, что жабу завел он, а ухаживаю за ней я, отшучивался тем, что мы с ней больше похожи. Он говорил: «Ма, ей приятнее съесть таракана из твоих рук. И вообще скажи спасибо, что мы завели не собаку». — «Спасибо», — послушно говорила я и доставала из коробочки таракана для жабы.

Все были довольны.

«Как там мой малыш», — подумала я, разглядывая черепок в террариуме, под который пыталась втиснуть свой увесистый курдюк жаба. Мне все еще никак не привыкнуть к мысли, что Гошка уже не беспомощный малыш, а почти взрослый парень. А я — стареющая женщина, и уже, как выражается моя приятельница, с ярмарки еду. Но странное дело, если я не задумываюсь, сколько мне лет, то и не ощущаю себя стареющей. Просто у меня, видимо, была затянувшаяся молодость. Моя подруга Регина утверждает, что я поздно созрела в половом смысле: некогда было — училась, ходила в научный кружок, обобщала судебную практику, писала доклады, потом расследовала уголовные дела. До личной ли жизни при таком напряженном графике? И только теперь меня посещают правильные мысли про личную жизнь; но к тому моменту, как я осознала ее необходимость, личная жизнь вполне может помахать мне ручкой…

Ладно, хватит жалеть саму себя. Я вздохнула и решительно включила компьютер. До утра оставалось шесть часов

Глава 3

За эти шесть часов я успела дописать обвинительное заключение, простирнуть несколько полотенец, пропылесосить квартиру и даже немного поспать.

За пять минут до звонка будильника затрезвонил телефон, и я подумала, что не одна я не теряла времени даром. Звонок в такое время — это гарантированный выезд на место происшествия. Но я оказалась не права.

Звонил Старосельцев. Он дико извинялся и спрашивал, не слышала ли я чего-нибудь про имевшее место накануне вечером похищение жены крупного бизнесмена Масловского.

— Включите радио или телевизор, — посоветовал он.

Я послушалась совета и включила. По питерской программе ТВ вовсю рассказывали, что, по сообщению осведомленных источников в правоохранительных органах (вывозить таких источников на рассвете за город и расстреливать без суда и следствия!), вчера в девятнадцать часов на набережной Невы неизвестными лицами была остановлена автомашина «ауди», за рулем которой находилась жена топливного магната и мецената Артемия Масловского. Жену пересадили в машину похитителей и увезли в неизвестном направлении, ее «ауди» бросили на набережной.

Старосельцев терпеливо ждал, пока я прослушаю свежие криминальные новости по телеку, но я еще нажала и кнопку радиоприемника. Оттуда мне слово в слово повторили то, что я уже слышала по телевизору.

— Ну что? — спросил Антон. — Вас не вызывали это преступление расследовать?

— Господи, неужели это наша территория? — простонала я, а зловредный журналист Старосельцев радостно подтвердил это.

— Мария Сергеевна, если поедете место осматривать, возьмите меня с собой, понятым, а? Век не забуду…

Будучи деморализованной сознанием предстоящего скандального расследования — а в том, что расследование будет скандальным, сомнений не было, — я дала слабину и пообещала Старосельцеву участие в следственных действиях. Но никто никуда меня не вызвал.



Прослонявшись по квартире полтора часа, я плюнула на похищение жены магната и занялась домашней работой — написанием обвинительного заключения.

Воскресенье прошло на удивление тихо и мирно. Вечером еще раз позвонил нетерпеливый Старосельцев и страшно расстроился, узнав, что услуги понятых не требуются.

— Да что вы переживаете, Антон Александрович, — сказала я ему, — наверняка туда выехал дежурный важняк из городской.

— Да ничего подобного, — ответил расстроенный Старосельцев, — я туда ездил, на набережную, там никого нет. Может, вы позвоните дежурному по городу, спросите, что там слышно?

Но я решительно отказалась искать себе работу и напрашиваться на выезд.

Кроме того, я решила в кои-то веки лечь вовремя и выспаться.

Ночью меня никто не беспокоил, но уснула я все равно с трудом и просыпалась каждые Два часа, в результате крепкий сон меня настиг за полчаса до звонка будильника, черт бы его побрал…

Я долго прикидывалась, что не слышу трезвона, но будильник хорошо меня знал и гнул свое. Пришлось смириться с мыслью, что трудовая неделя все-таки начинается. И, похоже, начнется она с дела о похищении высокопоставленной особы.

Смирившись, я поднялась, привела себя в порядок и понуро поплелась на работу, вознося Господу молитвы о том, чтобы он послал это происшествие не мне, а Горчакову, толстому и обленившемуся.

Но оказалось, что мои молитвы напрасны. Не в том смысле, что выезжать пришлось мне, а в том смысле, что в прокуратуре царили тишь и благодать, никто и слыхом не слыхивал ни о каком похищении, и никаких вызовов нам не поступало.

Здраво рассудив, что, скорее всего, этим происшествием занимается городская прокуратура или ФСБ, мы с Горчаковым мирно попили чайку в обществе заведующей канцелярией Зои и разбрелись по кабинетам. Перед уходом Зоя кинула передо мной на стол жалобу от вдовы одного из моих фигурантов. Дело-то интересное, только без судебной перспективы, поскольку главный виновник еще до приезда следственно-оперативной группы покончил с собой. Довольно известный в городе гинеколог согласился в домашних условиях сделать аборт шестнадцатилетней дочери приятелей; а срок был уже большой, и в разгар операции у нее остановилось сердце. Доктор не растерялся — даром, что ли, хороший врач? — и, не видя других способов реанимировать пациентку, вскрыл ей обычным ножом грудную клетку и попытался сделать прямой массаж сердца, а поняв, что это не поможет, написал две записки — жене и правоохранительным органам — и покончил с собой. Причем сначала пытался получить разряд тока из розетки, но у него не вышло, и тогда он накинул петлю на шею, другой конец привязал к высокой спинке кровати и опрокинулся ничком. Поэтому нас вызвали на ножевое ранение и висельника — «сексуальное убийство и самоубийство». Приехав, мы с медиком без труда определили, что имел место криминальный аборт, но согласились с тем, что недалекие милиционеры могли увиденное принять за сексуальную оргию: на диване лежит обнаженная девушка с раздвинутыми ногами и распоротой грудной клеткой, а рядом висельник в странной позе. Так вот, вдова хирурга писала жалобу на то, что, по ее мнению, ее муж был убит милиционерами, которые инсценировали, будто он «сначала убил себя током, а потом повесился»…Я посоветовалась с Зоей о том, что отвечать вдове на жалобу, и ушла к себе. Как только я села за стол, затрезвонил телефон. Сначала позвонил Старосельцев, заикающийся от нетерпения, и был страшно разочарован, что прокуратура района ничего не знает о преступлении века; потом в течение пятнадцати минут позвонили пятнадцать знакомых журналистов, по одному каждую минуту, с тем же самым вопросом. Трубку они клали с твердой уверенностью, что я уже в низком старте перед выездом и просто скрываю от них самое интересное. Некоторые, похоже, стали планировать засаду перед прокуратурой, чтобы упасть мне на хвост. Я отнеслась к этому философски, но через полчаса и меня засвербило.

Я пошла к Лешке и поделилась с ним своими сомнениями:

— Леша, что ты думаешь насчет этого похищения?

Лешка с трудом оторвался от заключительных фраз постановления о прекращении уголовного дела по факту обнаружения мужского трупа в раздевалке строительного треста. Я самолично везла Горчакову заключение экспертизы из морга, поэтому знала, что смерть там некриминальная, а наступила от отравления этиловым спиртом, и искренне радовалась за коллегу.

— Представляешь, шеф велел ознакомить мать потерпевшего с заключением экспертизы. А она теперь жалобы пишет: мол, точно, моего сыночка убили злодеи, отравили, поскольку он сроду этот этиловый спирт не пил, а исключительно водку.

— Сочувствую. У меня самой такая же жалоба…

— Это по криминальному аборту, что ли?

Я кивнула.

— Выкрутишься. — Лешка пожал плечами. — А вот мне что делать?

— Выкрутишься, — не осталась я в долгу. — Ты слышал что-нибудь о похищении?

— Жены Масловского?

— Значит, слышал.

— Да не больше, чем ты. А что?

— Ничего, просто интересно.

— Маш, — Горчаков заглянул мне в глаза снизу вверх, — что тебе интересно? Небось почему мы еще не расследуем это похищение? Тебе своих дел мало?

— Да нет, мне своих дел хватает.

— Ну а что ты тогда маешься?

— Что-то здесь не то. Все средства массовой информации передали, что жену Масловского похитили, а у нас тишина.

— Ты огорчена? — Лешка хмыкнул. — Да наплюй. Тишина — и слава Богу.

— Да? А потом выяснится, что ее действительно похитили, а время уже упущено.

— Ну иди и предложи свои услуги.

Горчаков отвернулся и демонстративно застучал по клавишам.

— Интересно, куда я пойду? — вздохнула я, и Лешка снова оторвался от своей работы.

— Ну, ты чокнутая! Ты и вправду идти собралась? Предлагать услуги? Я тебя сейчас запру в кабинете, будешь мне дело подшивать!

— Ладно, некуда мне идти. Я потрепала Лешку сзади по вихрам, сквозь которые начинала просвечивать лысина, и ушла к себе. Не успела я усесться за стол и разложить перед собой жалобу по криминальному аборту, примериваясь, как половчее написать ответ, чтобы не обидеть заявительницу, как дверь стремительно распахнулась, и вошла миловидная женщина средних лет. Та самая жалобщица. Она так и представилась:

— Я — та самая жалобщица.

Я непонимающе уставилась на нее.

— Ну, это моя жалоба у вас, — показала она на листочки бумаги на краю моего стола.

Впечатления неутешной вдовы она не производила. Я продолжала смотреть на нее, не зная, что ей сказать.

— Вы этот бред всерьез не принимайте, — весело заявила она, подойдя к столу и потеребив краешек жалобы. — Можно, я присяду? А у вас курят? — Она достала сигареты и закурила, не дожидаясь разрешения. Выпустив пару колечек дыма, жалобщица покрутила головой в поисках пепельницы и, не найдя, протянула руку к собственной жалобе, ловко свернула ее в кулечек и стала стряхивать туда пепел. «Интересно, что дальше?» — подумала я.

— Я жена Вострякова. Вернее, вдова, — весело поправилась она.

— А-а… Ответ на жалобу еще не готов, — промямлила я.

— Да бросьте вы.

Жалобщица заглянула в кулечек, положила туда окурок и, смяв, выбросила зарегистрированную в канцелярии жалобу в корзину для бумаг, выглядывавшую из-под моего стола. Я по опыту знала, что возражать людям, ведущим себя неадекватно, а тем более хватать их за руки не следует, поэтому даже не шелохнулась. Потом вытащу жалобу из мусорки и приведу в божеский вид, документ все-таки.

— Да расслабьтесь, — Жалобщица наклонилась ко мне и похлопала меня по руке. — Не надо отвечать на эту жалобу. Ее писала не я. — Посмотрев на мое обалдевшее лицо, она расхохоталась. — Да свекровь моя эту бумажку наваляла, я и подписала, лишь бы не связываться. Они же все больные, вся семейка. Вас как зовут? Кажется, Мария Петровна?

— Сергеевна, — поправила я, все еще с опаской глядя на посетительницу.

— Да-да, Мария Сергеевна. Сейчас я все объясню. Вы не удивляйтесь, что я не бьюсь в истерике по поводу смерти мужа. Вы просто не представляете, какое это для меня счастье.

— Да я и…

— Нет-нет, я понимаю, что можно обо мне подумать в такой ситуации. Дело в том, что я женщина нормальная, а вот Востряков мой был как раз гомиком проклятым. — Она опять рассмеялась, а у меня мороз пробежал по коже. — Вы же нормальный человек? — Она озабоченно заглянула мне в лицо. — Господи, вот морока-то — жить с гомиком, да к тому же ревнивым гомиком. Не дай вам Бог. Как я измучилась! Вот поэтому и радуюсь. А вы бы не радовались на моем месте?

— Ну…

— Всю жизнь мне заел этот гомик. Можно, я еще закурю? — Она достала сигарету, сунула ее в рот и огляделась в поисках новой пепельницы. Я отодвинула все свои бумажки с края стола. — В общем, вы уже все поняли. — Она с надеждой посмотрела на меня. — Мы с ним поженились совсем молодыми, двадцать лет вместе прожили, привыкли. Я и сама не заметила, как он стал гомиком. Черт его знает, может, я была неопытная, он девственник, в нашей постели ему скучно было, ну вот и… Причем, что интересно: ни разу его за руку не схватила. Ну, в смысле — не заставала с мужиком. Но голову даю на отсечение — гомиком был.

— Откуда ж тогда вы это знаете? — не удержалась я.

— Милая моя… Вот вы замужем?

— Допустим.

— Тогда представьте, что мужа вашего от вас воротит. А любовницы у него нету.

— Ну и что? Разлюбил, вот и все дела. А если разлюбил, то вполне логично, что жена его раздражает. Он ведь не космонавт, его на психологическую совместимость не проверяли.

«Жалобщица» даже забыла курить и уставилась на меня с живым интересом.

— Да вы, голубушка, явно не замужем. Поживи вы с мужиком, вы бы не так запели. Психологическая совместимость! Да вы…

— Значит, так: хватит, — сказала я ледяным тоном. — Вы сюда пришли мою семейную жизнь обсуждать?

— Ой! Упаси Боже! Это я забылась. — Посетительница рассмеялась. — Простите. Я сюда пришла обсуждать свою личную жизнь. Можно? Ну не с кем мне об этом поговорить. Стыдно.

— А со мной не стыдно?

— А с вами — не стыдно.

— Извините… — Я заглянула в дело. — Роза Петровна, а какое все это имеет отношение к делу?

— Ой, да никакого. Можно, я продолжу? У вас лицо такое хорошее, вы прирожденный слушатель. А это, поверьте, особый дар. Так вот, на месте преступления его не ловила. Но он, негодяй, всегда был окружен такими же, как он, гомиками. Где он их только находил! Или они на него слетались, как мухи на мед? — Она хихикнула. — И ведь домой приходили, все время дома клубились… Как я их ненавижу! Главное, мне шагу не позволял ступить, как собака на сене.

— Могли бы развестись, — перебила я ее.

— Легко сказать! Двадцать лет прожили — и вдруг развестись? Нет уж, Бог услышал мои молитвы.

Пока она говорила, я прислушивалась к своим ощущениям. Чем-то она мне нравилась, а чем-то безумно раздражала. На ее последнюю фразу я заметила:

— Бог такие молитвы не принимает.

— Почему? — искренне удивилась она, — Так всем хорошо. Я — благородная вдова, честь семьи в порядке…

— Муж ваш в могиле, девушка тоже; а как быть с их честью?

— Для них так лучше, — заверила меня Роза Петровна. — С его честью все в порядке. Представляете, что было бы, если бы я с ним развелась, да еще и ославила на весь белый свет? А так все тип-топ.

— А девушка?

— А! — отмахнулась Роза Петровна. — Сама виновата. Ну чего она поперлась к Вострякову. В домашних условиях аборт делать? Что, в кабинет прийти не могла? Да еще со сроком дотянула! Деньги девать некуда было?

Разговор сворачивал куда-то в заоблачные выси. Прогнать ее я побаивалась, а сидеть тут и слушать ее рассуждения постепенно надоедало.

— Одно хорошо было в его сексуальной ориентации, — вдруг сказала вдова Вострякова, — «шишки» всякие ему своих баб доверяли со спокойным сердцем. Вон, и Масловский свою модельку к Вострякову таскал. Вы уже слышали, что ее похитили?

«Хороший вопрос работнику прокуратуры, на территории которой произошло похищение», — подумала я.

— Я так думаю, что это она сама все инсценировала. Сука она первостатейная.

— Роза Петровна, — деликатно прервала я ее, — прошу извинить, но у меня много работы. Я могу чем-то быть вам полезна?

— Да, простите. Я все поняла, — откликнулась Роза Петровна. — Извините, что задержала вас. Приятно было поболтать. Значит, так: на жалобу можете не отвечать; по делу меня уже допрашивали, я все, что знала, сказала. Телефон мой в деле есть. Звоните, может быть, это я вам буду полезна.

Когда она вышла, я покрутила головой, дивясь, какие характеры подсовывает следственная практика, и полезла в мусорную корзину за изгаженной жалобой. Расправив ее, я с тоской подумала, что, к сожалению, оставить ее без ответа я не могу, не положено. Написав три слова, я отнесла ответ Зое в канцелярию и собиралась было вернуться к себе, но тут из своего кабинета высунулся шеф.

— Вы тут? Зайдите, — коротко распорядился он и скрылся за своей дверью.

Я послушно пошла следом, но остановилась у входа. Прокурор шумно уселся в свое кресло и стал барабанить пальцами по столу. Я терпеливо ждала.

— Ну?! — наконец прервал он молчание.

— Вы про похищение?

— Ну а про что же еще?!

Мы оба помолчали.

— Городская телефоны обрывает, — пожаловался шеф. — Все про это похищение спрашивают. Я уж начальнику РУВД дал команду, если кто-то где-то — сразу мне доложить… Вы ничего не знаете?

— Владимир Иванович, — я оторвалась от притолоки, — а что, в городской прокуратуре тоже ничего не знают?

— С утра звонить начали, не было ли заявления, — шеф вздохнул. — Я уж, грешным делом, подумал, не в ФСБ ли заявление, но тогда в горпрокуратуре знали бы…

— Владимир Иванович, а откуда пресса узнала? Если заявления не было?

— Сам голову ломаю. Либо видел кто…

— Либо информация просочилась. Если ее украли с целью выкупа, то сообщили только мужу, Масловскому. Значит, от него «потекло» или из его штаба.

— А если от похитителей?

— А зачем? Им-то зачем?

— Мало ли… Может, они побоялись прямо на него выходить, решили объявить о похищении через прессу. Да вы присядьте.

— А вот интересно, — задумалась я вслух, присаживаясь к прокурорскому столу, — если они хотели через прессу довести до сведения Масловского факт похищения его жены, значит, они организовали присутствие на месте происшествия какого-нибудь ангажированного журналиста, от него информация и пошла.

— Поди сейчас найди, от кого информация пошла, — проворчал шеф.

— Владимир Иванович, сейчас еще не поздно установить, кто первый подал сигнал. Если бы это был анонимный звонок, то и ТВ, и радио трубили бы об этом.

А поскольку они ссылаются на информированные источники, а в правоохранительных органах на сегодняшний день таких нет — то это только свои журналюги…

— Угу, — кивнул шеф. — А дальше-то что? Что в городскую сообщать?

— А чего от вас-то хотят? Заявления о похищении не поступало…

— Мария Сергеевна, а вы что, забыли про статью сто восьмую УПК?

Публикации в средствах массовой информации тоже считаются заявлением о преступлении и подлежат проверке.

— Вы хотите провести проверку? — уставилась я на шефа.

— Ну а что еще делать, — вздохнул он, отводя глаза. — Если все СМИ сообщают о том, что похищена жена руководителя топливного холдинга Масловского, — это повод к возбуждению уголовного дела. Мы обязаны это проверить.

— Даже если он сам молчит?

— А он может молчать по вполне понятным причинам. Почему родственники похищенных скрывают от правоохранительных органов случившееся? Боятся повредить тем, кого похитили.

— Та-ак. — Я откинулась на спинку стула. Мое предназначение в этой комбинации открылось мне со всей очевидностью. — Мне что, приступать? — обреченно спросила я.

— Да, Мария Сергеевна, идите, запишите в книгу учета происшествий и приступайте. Мне доложите к концу дня.

— К концу дня?! — ужаснулась я, — Вы что, думаете, что я сегодня успею что-то сделать? Да я до Масловского неделю добираться буду…

— Не прибедняйтесь, Мария Сергеевна, — шеф махнул на меня рукой. — Ваши связи в РУБОПе вам помогут.

— Владимир Иванович, да им не до этого сейчас. Вы же знаете, РУБОП расформирован, их всех вывели за штат.

— Ну, значит, используйте ваши связи в среде организованной преступности, — отмахнулся шеф.

— Вы за кого меня принимаете? — возмутилась я, но шеф замахал обеими руками.

— Найдете, как на Масловского выйти. Все, за работу, за работу.

— А телевидение? — упиралась я.

— Что телевидение?

— Как мне с ними разговаривать?

— Послушайте, что вы как маленькая? — Шеф насупил брови. — Все, хватит языком болтать, работайте. Идите, идите. — Он быстро вынес свое грузное тело из-за стола и буквально вытолкал меня за дверь.

— Но, Владимир Иванович…

— Все, все, я сказал.

Дверь прокурорского кабинета захлопнулась, я осталась в канцелярии, растерянно глядя на Зою.

— Зоенька, зарегистрируй заявление о похищении жены гражданина Масловского.

— Давай заявление, зарегистрирую. — Зоя протянула руку.

— Зарегистрируй как заметку в печати.

— Совсем вы с шефом обалдели. Как будто заняться больше нечем, заворчала Зоя, доставая книгу регистрации заявлений и сообщений о преступлениях. — Он не забыл, что у тебя два дела на выходе?

— Зоенька, кроме тебя, меня и пожалеть некому. — Я подошла к Зое и обняла ее за плечи.

— Угу, — язвительно откликнулась Зоя, — а Горчаков?

— Он меня жалеет по-мужски, а ты по-человечески. Я пошла в РУВД.

По дороге я заглянула к Лешке и пожаловалась на шефа:

— Представляешь, поди туда — не знаю, куда, принеси то — не знаю, что.

— Я не понял, Швецова, — Лешка крутанулся на вертящемся стуле в мою сторону. — Ты так хотела порасследовать похищение мадам Масловской, в чем же дело?

— В том, что мне придется заниматься бумажной ерундой, а не расследованием. Не жену Масловского искать, а доказывать, что пресса гонит фуфель. А у меня дела стоят.

— Купи пожрать чего-нибудь на обратном пути, — донеслось до меня из горчаковского кабинета, когда я шла по коридору.

Выйдя на улицу, я удивилась тому, как тепло и солнечно. В нашей прокуратуре — толстые кирпичные стены, и даже в жару у нас прохладно, как в склепе. А у меня вдобавок не солнечная сторона, и когда сидишь безвылазно в кабинете, можно забыть, какое время года на дворе. А обычные-то люди, оказывается, живут счастливой солнечной жизнью, бегают по улицам с безмятежными лицами… Мой взгляд зацепился за отражение в зеркальной витрине, и я остановилась, разглядывая себя в зеркале. «Ужас, — подумала я, — меня же можно испугаться, когда я не слежу за своим выражением лица. Сдвинутые брови, глубокая складка между ними, опущенные утлы рта, и главное — тяжелый, безрадостный взгляд. Где моя былая безмятежность? Где азарт двадцати пяти лет?

Каждое дело тогда казалось мне захватывающей жизненной драмой, которую только я могу распутать во имя справедливости. А теперь… Теперь каждое дело кажется мне прежде всего источником неприятностей».

В РУВД меня уже встречали. Шеф (спасибо ему большое) позвонил начальнику управления, попросил помочь. Начальник с истинно руководящим радушием принял меня как человека, на которого он теперь может свалить собственные проблемы. Ему тоже пришлось несладко — главк замучил его требованиями разобраться с похищением. Мы с ним работали в одном районе сто пятьдесят лет, я его помню простым опером, а он меня — стажеркой.

Потом он стал замом начальника отдела уголовного розыска, потом начальником, а там и до главы РУВД дослужился. Но те, кто работал операми, остаются операми до самой смерти, хоть они разначальники, хоть генералы или адмиралы.

Усадив меня в кресло в комнате отдыха, примыкающей к его кабинету, начальник РУВД достал из холодильника бутылку минералки.

— Может, коньячку? — с надеждой спросил он, но я отрицательно покачала головой.

— Я же крепкие напитки не пью.

— Жаль.

Когда-то мы с ним на происшествиях по ночам, чтобы согреться или расслабиться, пили из бумажных стаканчиков то спиртное, какое продавалось в ближайшем ночном ларьке.

Он убрал в бар бутылку армянского коньяку, которую достал было, ожидая, что я составлю ему компанию. Потом присел на широкую ручку кресла рядом со мной и отпил минералки прямо из горлышка.

— Что делать будешь? — поинтересовался он.

— Моя задача — выяснить, было ли похищение?

— Ну, если ничего не было, понятно. А если ее все-таки похитили?

— А если установлю, что похитили, возбуждаю дело и — в городскую. Это не мой уровень.

Начальник РУВД не выдержал, достал-таки бутылку коньяку и отпил теперь оттуда.

— Ну и слава Богу. Значит, ОПД[1] главк заведет.

— Не факт. Могут и вас заставить.

— Да ну тебя. — Он еще раз глотнул коньяку. — С чего начнешь?

— С осмотра места происшествия. Это единственное следственное действие, которое можно проводить до возбуждения уголовного дела.

— Какого еще места происшествия? — уставился на меня начальник РУВД.

— Набережной, где, по сообщениям прессы, была брошена «ауди» жены Масловского. Кстати, она там стоит?

Начальник РУВД пожал плечами.

— Понятно. Дай мне машину туда съездить и вытащи мне вчерашнюю дежурную смену. Свяжись с начальником ГИБДД, пусть мне пришлет инспектора ДПС, который на набережной работал, ладно?..

Я поднялась и нехотя пошла к выходу. На пороге обернулась и высказала дополнительную просьбу:

— Да, и вообще прокинь всю эту семейку по административной практике.

Какие там за ними машины числятся. Хорошо?

Начальник РУВД вздохнул и снова полез за коньяком.

— А ты мне дашь данные семейки? — крикнул он мне вслед.

…Всего за два часа я установила, что накануне, около семи вечера, на набережную выехала серебристая «ауди». Ее подрезала белая «шестерка», довольно ободранная; «ауди» ткнулась носом в поребрик, из «шестерки» вышли двое, один открыл водительскую дверцу «ауди», другой взял за руку сидевшую за рулем женщину и помог ей выйти из машины. Ее посадили в разбитую «шестерку» на заднее сиденье, и машина уехала. Никакого насилия.

Это мне рассказал вытащенный с «отсыпного» дня инспектор ГИБДД, который все время протирал глаза и зевал, и, как выяснилось, с субботнего утра не смотрел телевизор.

— Дак я и не подумал, что что-то стряслось. Он ей еще руку подал, она вышла спокойно, не орала, не отбивалась. Я, грешным делом, решил, что это ее знакомые остановили, чтобы не сигналить. Она же сама с ними пошла!

— А она машину закрыла?

— А? — Он задумался. — Вроде нет… Не помню. А что, тачку угнали?

— Вам виднее, куда она делась.

— Ну ладно, ладно, — гаишник испугался. — В конце концов, меня никто не просил за ней присматривать.

— Так куда она делась?

— А хрен ее знает. Отвернулся, а ее уже нет.

— А почему отвернулись? На что отвлеклись? — приставала я, ненавидя себя за служебное рвение.

Ну какая мне разница, на что отвлекся гаишник? Главное-то он сказал — никакого насилия, она сама вышла из своей машины и села в «шестерку». Этого достаточно, чтобы вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления, особенно учитывая отсутствие заявления от заинтересованных лиц.

— На что отвлекся? — парень стал добросовестно припоминать. — Дэтэпэшек в мою смену не было. Злостных нарушителей — практически тоже. Нет, был один урод, он прямо под запрещающий знак повернул, я его притормозил. Пока с ним разбирался, как раз машина и уехала. Я еще подумал — слава Богу, зачем она мне тут…

— Слушай, а этот урод тебя видел, когда выезжал на набережную? — Я перешла на «ты», поскольку парнишка был совсем молоденький.

— Вот это-то меня и возмутило. Пер, как бык на красное. Я еще подумал — сейчас «коркой» махать начнет, раз так борзо вырулил.

— Ну-ну, — поторопила я его. — Махал «коркой»?

— Да нет. Я тогда подумал — значит, пьяный.

— И что, правда, пьяный?

— Да нет. Извинялся, вежливо себя вел. Я не стал в позу вставать, извинился он — и ладно.

— А номер его записал?

— Да нет, — он пожал плечами.

— А что за машина?

— Машина? — инспектор напрягся. — «Девятка» вроде. Серая… Ну, жемчужная. Нет, синяя. Не помню. А это важно?

— Не знаю. А самого водителя узнаешь?

— Может, и узнаю, — нерешительно ответил инспектор. — Если мне его предъявят не в числе ста человек, и если остальные не будут на него похожи как братья-близнецы. Нет, знаете, если мне его покажут одного и спросят, он это или не он, я, может, и узнаю.

— Я понимаю, что про его рост ты мне ничего не скажешь, он ведь из машины не выходил. Ну, хоть лет ему сколько?

— Ну-у… — протянул парень, — ну, тридцать пять — сорок… Может быть… Да, он был в темных очках. И волосы такие…

— Какие?

— Ну, никакие. В глаза не бросились.

— А как «ауди» уезжала, ты видел?

— Вот с этим мужиком разобрался, повернулся, а «ауди» уже не было.

— Понятно. Распишись. — Я подвинула к нему объяснение, записанное мной, пока он говорил. Мы сидели в рувэдэшной машине, любезно выделенной мне главой районного управления, объяснение я писала на дежурной папке.

— А зачем это надо? — спросил инспектор, послушно расписавшись, где ведено. — Что случилось-то?

— Подозревают, что эту даму из «ауди» похитили, — разъяснила ему я.

— Не, — он решительно покрутил головой. — Никто ее не похищал, фигня. Я могу идти?

Я милостиво отпустила сотрудника ГИБДД досматривать сладкие сны. Теперь мне предстояла задача посложнее — получить объяснения от Масловского, а в идеале — от его супруги. Надо только решить, что сначала: добираться до Масловского или выяснять на телевидении, откуда им стало известно о похищении?

И то, и другое — не для средних умов. Все равно так или иначе придется двигать в РУБОП.

— Поехали, — сказала я водителю, и когда машина тронулась, закрыла глаза.

Глава 4

По РУБОПу бродили мрачные борцы с организованной преступностью. Им только что вручили предписания об увольнении, с тем, чтобы оптимизировать эту самую борьбу. Оптимизация должна была выразиться в том, что треть сотрудников вольются в структуру Оперативно-розыскного бюро, а две трети — в структуру криминальной милиции.

Я подумала, что мои вопросы может решить только кто-нибудь из руководства, вернее, из бывшего руководства. Новое еще не назначили, а старое пребывало в истерическом ожидании и борьбой с оргпреступностью не занималось.

Вот и пусть поработают на прокуратурские нужды и хоть так поучаствуют в охране правопорядка.

Зайдя к одному из замов начальника упраздненного Управления, я поставила перед ним на стол бутылку лимонада.

— Подлизываешься? — поднял он на меня глаза.

Я пожала плечами.

— Холодненькая…

Замначальника потрогал бутылку.

— Что, стукнул кто-то?

— Ты о чем?

— Ну, что якобы я пил вчера… Так я не пил.

— Да нет, я просто так.

— Ага, рассказывай, — пробурчал он, взял бутылку и жадно стал пить прямо из горлышка.

— Давай сначала на светские темы, — предложила я ему. — Я что-то плохо понимаю, в чем будет заключаться оптимизация?

— Не ты одна.

— Тогда зачем это все?

Замначальника тяжело вздохнул и выбросил пустую бутылку в корзину для бумаг:

— Чтобы быть ближе к земле…

— Слушай, ну ты-то понимаешь, что ровным счетом ничего не изменится?

— А нужно что-то менять? — неискренне удивился он.

— Ну если тебя интересует мое мнение, — начала я.

— Валяй, — милостиво согласился он, — все равно делать нечего.

— Ладно, я тебе расскажу свою концепцию вашей работы. Ваша проблема в том, что РУБОП с его раздутыми штатами практически дублирует не только уголовный розыск, но еще и Управление по борьбе с экономическими преступлениями. Вы реализуетесь по убийствам, по экономическим преступлениям, то есть по делам линии уголовного розыска и ОБЭПа.

— Не только, — довольно прищурился замначальника РУБОПа. — Мы еще и УБНОН подменяем. Девяносто процентов сводок, данных в этом году, повествуют о ликвидации организованного преступного сообщества, занимавшегося сбытом наркотических средств. Сообщество, как правило, состоит из двух-трех малолеток.

— Вот видишь. При этом угрозыск и ОБЭП вы воспринимаете как конкурентов и даже информацией с ними не делитесь…

— Так им зачем информация? Они ж ее продают, — оживился мой собеседник.

— Ну, положим, не всегда. И справедливости ради нужно сказать, что рубоповцы тоже этим не гнушаются.

— Зато мы всех своих наперечет знаем, — усмехнулся замначальника РУБОП.

— Кто «тамбовцам» сливает, кто «могиловским»…

— Да, это вы молодцы. Кстати, могу подарить рационализаторское предложение: при формировании новых структур можете людей в отделы объединять по признаку, кто от кого деньги получает. Будет у вас «тамбовский» отдел, «казанский» и прочие. И никакой путаницы, а то сейчас не дело — в одном подразделении и «пермские», и «артуровские».

— Не отвлекайся, — поморщился визави.

— Как скажешь. Так вот: нерентабельно для государства держать две конкурирующие спецслужбы, занимающиеся практически одним и тем же. Да вы и не должны, по определению, работать, как уголовный розыск.

— А что мы должны делать? — лениво спросил он. Похоже было, что он тоже имеет свою концепцию работы Управления по борьбе с организованной преступностью и сравнивает то, что я говорю, со своими мыслями.

— Вы? Вы не должны бегать по обыскам. Никаких реализации и раскрытий.

Ваша обязанность — собирать и анализировать информацию. Держать на связи и под контролем всех лидеров организованных преступных сообществ и влиять на криминогенную обстановку в городе и в стране. Понимаешь, оттого, что вы всеми правдами и не правдами накопаете на кого-нибудь из авторитетов вшивое вымогательство с сомнительной судебной перспективой, все равно вы с организованной преступностью не покончите. А за какое-нибудь заказное убийство вы его все равно не привлечете, не докажете.

— Так что ж, не сажать никого?

— На мой взгляд, лучше не сажать… Вернее, сажать, конечно, если железно доказано его участие в преступлении. А если только для того, чтобы отрапортовать в Москву, поскольку оттуда все время кричат — почему с лидерами не боретесь?! Так вот, если только для рапорта, вот, мол, лидера посадили, и на каких-нибудь хлипких агентурных сообщениях, из политических соображений, а не по делу, то лучше не надо, пользы от этого никакой. Пойми, лучше управлять ими.

Влиять на их взаимоотношения, вовремя вмешиваться и предотвращать войны между группировками, а значит, предотвращать тяжкие преступления, связанные с перераспределением сфер влияния.

— Здорово. Это все?

— Нет. Еще вам надо иметь службу оперативного сопровождения следствия и судебного рассмотрения дел, по которым проходят члены организованных преступных сообществ.

— Здорово ты придумала. Только кто ж даст восемьсот человек держать для сбора информации?

— Это ты в корень смотришь. Нужна мобильная, небольшая организация, я бы сказала — элитная, состоящая из серьезных аналитиков, уважаемых в среде, с которой вы боретесь. Каждый из сотрудников должен быть на «ты» и за руку со всеми региональными лидерами преступных сообществ.

— И при этом еще денег с них не брать?

— Увы.

— А ты понимаешь, чем это пахнет, когда все мы будем на «ты» и за руку с лидерами? Вот тогда уже даже по делу никого не посадишь. Каждый лидер будет чьим-то человеком.

— Ну и хорошо. Да пойми ты, пусть вы их к ответственности не привлечете, все равно никто из них сам из пистолета не стреляет и ларьки не громит, для этого есть исполнители. Да, за каждым из лидеров что-то наверняка есть, но общество от их символической посадки здоровее не станет. Тем более, практика показывает, что надолго их не посадить. От того, что вы добиваетесь санкции на их арест, а пресса потом лезет вон из кожи, доказывая, что они жертвы произвола, — общественный резонанс скорее отрицательный. Потому что дело в итоге ничем не кончается. В лучшем случае разваливается в суде. А в худшем — тихо умирает еще в ходе следствия.

— Ну, не по нашей вине, — возразил замначальника РУБОПа.

— Правильно, по вине следствия, которое работать не умеет…

— За редкими исключениями, которые только подтверждают правила…

— Вот именно. Так что, если вы не можете бороться с организованной преступностью так, чтобы ее побеждать, лучше влияйте на нее с целью снижения ее общественной опасности.

— Послушай, а что это ты все говоришь — «вы», «вы»? А ты что, не борешься с преступностью?

— Не знаю, — ответила я. — Правда, не знаю. Уже не могу понять, борюсь я с ней или нет? Не сыпь мне соль на рану.

— Ладно, вернемся к нашим баранам. Я не имею в виду своих подчиненных, — пошутил замначальника РУБОПа. — Что еще ты хочешь сказать по поводу нашей никчемности?

— Как раз наоборот, я считаю, что вы очень даже нужны, при правильной организации вашей деятельности.

— Ладно, здорово ты все придумала. Скажи только, где взять столько хороших аналитиков, которых бы еще мафия уважала и которые бы денег у нее не брали? Эта проблема покруче будет.

— Ну не надо вам триста аналитиков; мне кажется, что даже десяти человек будет вполне достаточно. Десять честных оперов найдете?

— Знаешь, Маша, историю про знаменитого футбольного тренера? Которого журналист спрашивает — каким он видит идеального игрока? Тот отвечает: это должен быть игрок в прекрасной физической форме, с большим опытом, психологически совместимый с другими членами команды, готовый совершенствоваться и беспрекословно подчиняющийся тренеру. Журналист говорит — что ж, таких игроков довольно много. Тренер соглашается — да, но только все они совершенно не умеют играть в футбол.

— Что я могу на это сказать — воспитывайте.

— А кто воспитывать-то будет? О-хо-хо! — замначальника РУБОПа, пересидевший в этом кресле смену троих начальников и пару чисток личного состава, тяжело вздохнул. — Слышала про нашего последнего исполняющего обязанности начальника?

— Что именно?

— Ну понятно, что у нас половина личного состава на окладе у мафии, а вторая половина беззастенчиво «крышует» за долю малую. Но согласись: то, что можно пешкам, не позволено королям. А он у нас отличился тем, что сам на «стрелки» ездил.

Я рассмеялась:

— Ну и что?

— А то, что перед людьми стыдно. Представляешь, братва на «стрелку» приезжает, а тут сам начальник РУБОПа из машины вываливается. Дошло до того, что мне звонят представители одного из преступных сообществ и говорят — слушай, скажи начальнику, что это несерьезно. Добро бы он по кардинальным вопросам тер, так ведь он какие-то пятьсот долларов вышибать ездит. Я пошел, поговорил. Мол, Владимир Андреич, зачем же вы сами трудитесь? У вас штат восемьсот человек, что, на «стрелку» послать некого? А он мне, знаешь, что ответил?

— Что?

— А вот то. Так если кого-то посылать, говорит, тогда делиться надо. — Он опять вздохнул. — И так мне противно стало, не поверишь, даже подумал — может, в прокуратуру уйти работать, помощником прокурора?..

— Не стоит. У нас — та же фигня. Я тут в городскую зашла, в отдел общего надзора и слышу разговор двух прокуроров. Они обсуждают, как с одной фирмы деньги срочно получить по арбитражному иску, и при этом говорят — только надо торопиться, а то другие бандиты приедут…

— Ладно, хватит о грустном. А ты чего притащилась-то? — наконец задал он вопрос по существу.

— Да так. Сами мы не местные, уж помогите нам, чем сможете.

— А чего надо-то? Деньги с кого-нибудь вышибить? — замначальника РУБОПа невесело усмехнулся.

— Мне надо получить объяснение с Масловского.

— Скромненько, — замначальника РУБОПа помолчал. — Но со вкусом.

— Ну помоги, — я умильно заглянула ему в глаза. — И еще, пусть ваша пресс-служба тихо выяснит на телевидении, откуда поступила информация о похищении жены Масловского.

— А что, возбудили все-таки?

— Провожу проверку.

— Очень остроумно, — пробурчал замначальника РУБОПа, берясь за телефонную трубку.

Изложив задачу начальнику пресс-службы, он полез в записную книжку и набрал другой номер телефона. Когда соединение произошло, назвал свою фамилию и попросил к телефону Леонида Константиновича.

— Хорькову звонишь? — Я воспользовалась паузой, пока Леониду Константиновичу докладывали о звонке. Он кивнул.

Вот, значит, чьих господин Масловский будет. Тогда понятны причины его процветания: «хорьковское» преступное сообщество, насколько мне известно, на сегодняшний день наиболее крупное и сильное не только в городе, но и в регионе, затмившее, пожалуй, даже «тамбовцев» и, как поговаривают, стремительно набирающее вес за счет близости к правительственным кругам. Дело в том, что один из явных «хорьковцев» еще в те времена, когда про эту группировку знал только ограниченный круг специалистов, решил заняться политикой, устав, видимо, от круглосуточной игры «в наперсток». И занялся, вне всякого сомнения, с благословения самого Леонида Константиновича. Как дальновидный стратег, Хорьков сделал ставку на обладание политическими рычагами и не ошибся. Как, похоже, не ошибся столь же дальновидный бизнесмен Масловский, сделав ставку на Хорькова.

Наконец рубоповского руководителя соединили с Хорьковым, некоторое время он ворковал в трубку, похохатывая и обсуждая политические новости, потом перешел к делу.

— Леня, ты как с Масловским, давно виделся? Нет? А он сейчас в пределах досягаемости? Да, я слышал, вот по этому поводу и беспокою. Как бы с ним связаться? Одному хорошему человеку надо поговорить. Сделаешь? Жду.

Он положил трубку.

— Через пять минут перезвонит. Кофе хочешь? Звонок раздался ровно через пять минут. Замначальника РУБОПа взял трубку и сразу передал ее мне.

— Алло! — сказала я.

Мне ответил глуховатый голос:

— Это Масловский. Что вы хотели?

Я представилась по полной программе, не забыв даже назвать свой классный чин — младшего советника юстиции, и быстро сказала, что хотела бы с ним увидеться буквально на полчаса и выяснить один вопрос.

— Я понимаю, — устало ответил он. — Это касается дурацкого ажиотажа в средствах массовой информации. К сожалению, я сейчас за границей; все, что я могу для вас сделать, — это ответить на ваши вопросы по телефону.

На мгновение я задумалась. Объяснение по телефону не возьмешь.

Во-первых, я не знаю точно, с Масловским ли я разговариваю. Во-вторых, я не вижу, как он мне отвечает. А может, рядом с ним стоят громилы с пистолетами, нацеленными в голову. Но правила игры диктовала не я, поэтому приходилось довольствоваться тем, что мне предлагают.

— Тогда ответьте на первый вопрос: где ваша жена?

— Рядом со мной.

— Вы можете передать ей трубку? — Вопрос риторический по тем же самым причинам. У меня не будет подтверждений тому, что я разговариваю именно с женой Масловского, и я не увижу, как она мне отвечает.

— К сожалению, она в данный момент не может подойти к телефону, — мужчина на том конце провода отвечал мне ровным голосом, не выказывая никаких признаков волнения. Мне очень некстати вспомнилась картинка из какого-то юмористического журнала, на которой изображены женские ноги, торчащие из ванны, в то время как другие части тела скрыты под водой, а на фоне ног злодейского вида мужик говорит в телефонную трубку: «Жена сейчас не может подойти, она в ванне». — Но я могу вас заверить, что с ней все в порядке.

Настаивать я не решилась.

— А вы не могли бы написать то, что вы мне сейчас сказали, и отправить по факсу? — робко спросила я. — Мне нужен документ с вашей подписью…

— К сожалению, у меня под рукой нет факса, — вежливо, но устало ответил мне мужской голос. «Ерунда, — подумала я, — в любой, даже трехзвездочной, гостинице факс имеется. Но не будем выкручивать бизнесмену руки. Может быть, он говорит со мной с белоснежного песочка на собственном участке побережья Средиземного моря и рядом с ним действительно нет оргтехники».

— Вы не могли бы по приезде в Россию позвонить мне? — Я назвала номер телефона.

— Обязательно, — по-прежнему ровно ответил мне мой телефонный визави, но я готова была поклясться, что он и не подумал записать номер и звонить не собирался. — До свидания. — И он отключился, а я успела подумать, что могу написать справку о телефонном разговоре с Масловским. Одна только закавыка: я не смогу указать в справке, по какому номеру я соединилась с Масловским, равно как не смогу объяснить, как вышло, что он мне позвонил.

…Расследование, предпринятое пресс-службой РУБОПа на телевидении, показало, что в компьютере, куда сотрудники новостных (дурацкое слово, но «новостийные» еще хуже) программ заносят поступающую информацию, не содержится никаких сведений о сногсшибательной новости про похищение супруги магната.

Значит, придется воспользоваться своей агентурой в мире прессы, подумала я и позвонила на пейджер Старосельцеву, оставив просьбу срочно связаться со мной (вопрос, по какому телефону, да ладно, сообразит). Пока я в кабинете замначальника РУБОПа допивала кофе, зазвонил телефон. Горчаков продиктовал мне номер, по которому я могу срочно связаться с журналистом Старосельцевым, и осведомился, не поинтересуюсь ли я, как он меня нашел так быстро.

— А что тут непонятного? — удивилась я. — Я тебе сказала, что пошла в РУВД, ты позвонил туда, дежурка по рации связалась с водителем, который ждет меня возле РУБОПа, а здесь ты начал поиски с кабинетов руководства.

— Больно умная, — пробурчал Горчаков и отключился.

Старосельцев, конечно, ждал моего звонка, трясясь от нетерпения.

Изложив ему суть своей просьбы, я услышала в ответ категорическое условие предоставить ему срочный доступ к информации и только в обмен на мое согласие получила надежду на помощь.

— Куда за вами заехать? — деловито спросил Старосельцев.

— Куда-куда… Чайковского, тридцать.

— Я на Садовой, буду минут через сорок. Что-то у меня карбюратор барахлит…

— Понятно, — я с трудом сдержала улыбку, — лучше я за вами заеду. Думаю, что я буду быстрее, минут через десять.

За те шесть минут, что я на рувэдэшной машине с «мигалкрй» добиралась до Садовой, мой исполнительный общественный помощник Старосельцев успел созвониться со своими знакомыми на телевидении и порадовал меня тем, что нам уже заказан пропуск.

Милиционер на входе в здание попенял мне на то, что на моем прокурорском удостоверении не так приклеена фотография (проигнорировав, однако, тот факт, что на журналистском удостоверении Старосельцева оная отсутствовала вовсе), но все-таки пропустил внутрь, и я пошла по цитадели властителей дум вслед за Старосельцевым, уверенно лавирующим по нескончаемым бетонным лабиринтам. По дороге он рассказал, что мы идем к его старой знакомой — тележурналистке Энгардт, с которой он уже разговаривал на интересующую меня тему, и она обещала поспрашивать коллег.

Эффектная рыжеволосая Елизавета Энгардт, с глазами умной стервы, ждала нас в крохотной комнатке, заставленной телеаппаратурой. Я вспомнила, что мы с ней один раз сталкивались — она приезжала на место происшествия, где я проводила осмотр. Я вспомнила и свои ощущения, когда в разгар осмотра оказалась рядом с ней: она — холеная и рафинированная, вокруг нее скакали операторы, заглядывая ей в глаза и ловя каждое движение, — то доску из-под ноги уберут, то поднесут зажигалку, заметив, что Энгардт достает из сумочки тонкую дамскую сигарету… А я была усталая, растрепанная и уже успела чем-то запачкать светлую юбку, и хотя вокруг меня скакали опера, на фоне журналистки Энгардт с ее свитой все было не то. Но тем не менее Энгардт, как интеллигентная, воспитанная барышня, ободряюще мне улыбнулась, ничем не обнаруживая своего превосходства, которое, по крайней мере с точки зрения сопровождавших ее лиц, было очевидным. И ласково сказала: «Не волнуйтесь, мы вас красиво снимем». И действительно, расставила всех таким образом, что на экране я, вопреки обыкновению, себе понравилась. За что я была ей очень благодарна. Ни один мужчина-репортер такого эффекта ни разу не добился.

Когда мы вошли, Энгардт потушила в пепельнице окурок и приветливо нам улыбнулась. Старосельцев в тот же миг совершенно неуловимо изменился, и стало понятно, что он просто умирает по Елизавете, но пытается скрыть это даже от самого себя. Он деловито познакомил нас, и Энгардт тут же сказала:

— Я вас помню, Маша, мы вас снимали на месте убийства… — и безошибочно назвала фамилию покойника, а также дату нашей встречи. Я ей мысленно поаплодировала. Но после этого Энгардт взялась нас разочаровывать. — К сожалению, в компьютере действительно ничего нет. Там информация хранится два дня, потом стирается.

— А откуда вы ее получаете?

— Например, от платных агентств эта информация поступает по сетям Релкома.

— Кого?

— Ну, это что-то типа провайдерской фирмы, предоставляющей посреднические услуги.

— Понятно, — сказала я, хотя на самом деле ничего было не понятно. — А если кто-то позвонил и сообщил интересную новость?

— Такое бывает, — кивнула Энгардт. — Звонки принимают редакторы на телефоне.

— А куда записывают? — приставала я.

— На бумажки, — пожала плечами Елизавета. — Которые потом выкидывают.

— Ну хорошо, — не сдавалась я, — вы в программе сообщаете новость…

— Я? — переспросила Елизавета.

— Ты, ты, — кивнул Старосельцев.

— Если я сижу в кадре, то я просто озвучиваю материал, который кто-то готовил.

— А если ваши операторы выезжают на место и снимают, а потом репортаж идет в эфир?

— И что?

— Можно же установить, кто их туда послал?

— В принципе можно, — усмехнулась Елизавета, берясь за новую сигарету.

— И я даже пыталась это сделать.

— И что же? — хором спросили мы со Старосельцевым.

— Выезжал на набережную оператор Васечкин, репортаж был Скачкова. — Елизавета замолчала.

— Лиза, не томи, — взмолился Старосельцев.

— Васечкин сказал, что задание принес на хвосте Скачков.

— А Скачков? — спросили мы опять хором. Елизавета легко поднялась с места; Я про себя отметила, что у нее такая осанка, будто она воспитывалась в Смольном институте. И какая-то особая манера вести себя — вроде ничего особенного, но она из тех женщин, которые действуют на окружающих, как наркотик: мужики в их присутствии дуреют, а женщины, как правило, начинают думать что-то типа «а зато я лучше готовлю». Но это я отметила без всякой ревности, просто как факт.

Энгардт направилась к выходу из комнаты и махнула нам рукой, чтобы мы шли за ней. Она привела нас в такую же крохотную комнатенку, заставленную аппаратурой, коробками, заваленную какими-то амбарными книгами. В комнате был полумрак, и я не сразу разглядела человека, уронившего голову на стол. Сначала я ощутила мощные спиртные миазмы, витавшие в атмосфере комнаты; судя по тому, как тяжело вздохнул за моей спиной Старосельцев, он тоже их ощутил.

— Позвольте представить: журналист Андрей Скачков.

Елизавета щелкнула выключателем и зажгла в комнате верхний свет, но журналист Андрей Скачков не шелохнулся, пребывая в тяжком алкогольном сне. Она подошла и потрепала его за плечо. Никакой реакции.

— Но он же проспится? — с надеждой предположила я. — Проспится, — согласилась Энгардт, — но по опыту могу вам сказать, что проспавшись, он не вспомнит даже, кто его вчера напоил. А уж тем более — кто его третьего дня послал на съемку.

— Что же делать? — спросил Старосельцев. Елизавета пожала плечами:

— Я же говорила, что у нас практически невозможно найти концы, откуда пошла информация.

Я промолчала, но подумала, что так не бывает. Во-первых, не факт, что Скачков не вспомнит, откуда узнал про похищение жены Масловского. Во-вторых, если порыться в бумажках, на которые редакторы записывают информацию, поступившую по телефону… Но этот вариант мне не подходит: дело еще не возбуждено, проводить обыск и выемку я не могу, просить кого-то разрешить порыться в бумажном мусоре неприлично. Конечно, если бы мне приспичило, я бы нашла способ осмотреть все редакторские записи, вплоть до выброшенных в помойку или валяющихся в туалете. А тут — что я буду колотиться, доказывая факт преступления, если самим заинтересованным людям уже ничего не надо? Масловский мне сказал, что его жена рядом с ним. Даже если его банковский счет облегчился на пару сотен тысяч баксов, выплаченных похитителям, — мне-то что до этого?

Хотя пока нельзя быть уверенной в том, что именно Масловскому ничего не надо от правоохранительных органов; я же не знаю точно, сам ли Масловский говорил со мной по телефону и заверял, что все у него в порядке. И тут я услышала голос Елизаветы Энгардт:

— Маша, я на всякий случай подобрала вам архивные пленки с участием Масловского, он у нас снимался несколько раз и в новостях фигурировал.

— Лиза, спасибо вам большое! — Я в искреннем порыве благодарности прижала руки к груди. — Когда их можно посмотреть?

— Хоть сейчас.

И мы под руководством Елизаветы, кинув прощальный взгляд на бездыханное тело журналиста Скачкова, проследовали в третью комнату, где нам включили монитор, и на нем появились кадры с топливным магнатом Артемием Масловским. Я смотрела на хорошо одетого молодого мужчину, властного и решительного — это было видно невооруженным глазом, обладающего харизмой и потому убедительного, что бы он ни говорил. Я видела его на фоне автозаправок с логотипом «Горячая Россия» и мысленно задала себе вопрос — не собирался ли он баллотироваться в президенты, уж больно его рекламная кампания была неоднозначной и больше говорила о его политических амбициях, нежели о простом коммерческом интересе. А может, это просто сила его личности выплескивалась за рамки рекламного слогана и заставляла воспринимать клип на тему «Покупайте бензин Масловского» как «Голосуйте за президента Масловского…» А вот рядом с ним мелькнула мадам Масловская, экс-»мисс Санкт-Петербург», известная топ-модель, правда, сейчас я уже не могла вспомнить, стала она топ-моделью до брака с Масловским или ее модельная карьера явилась закономерным последствием карьеры матримониальной.

Рядом с мужем она смотрелась простенько, как хорошенькая кукла, вешалка для немыслимо дорогих тряпок, призванная лишний раз подтвердить благосостояние клана Масловских.

— Кличка Барби, — прозвучал рядом со мной голос Елизаветы, словно отвечая на мои мысли. — Красивая, но глупенькая. В наших кругах прославилась тем, что на вопрос моего коллеги, каковы ее литературные вкусы, ответила, что любит стихи. А когда ее попросили назвать любимые стихи, сказала — «Мастер и Маргарита».

Старосельцев хихикнул, но не преминул заметить:

— Очень красивая женщина.

Было совершенно ясно, что он мог бы обойтись без этой реплики, но ему хотелось позлить Елизавету. Она же не преминула купиться на эту приманку:

— Маша, — обратилась она ко мне нежнейшим голоском, — вам случалось сталкиваться с моделями?

— Случалось, — кивнула я, припомнив одну незаурядную женщину в моей практике, известную модель, которая оказалась извращенной и циничной убийцей.

— Ну и как впечатления? — Естественно, Елизавета задала этот вопрос не для того, чтобы послушать мои впечатления, а чтобы высказать свои.

— Неоднозначные, — уклонилась я от прямого ответа.

— Хочу вам сказать, — заговорила Елизавета, глядя на меня, но адресуясь явно к Старосельцеву, — что мозги моделям противопоказаны. Вот вы смогли бы сидеть по несколько часов с одним и тем же выражением лица, пока вас накрасят и завьют для подиума?

«Черт его знает», — подумала я и на всякий случай промолчала, но моего ответа и не требовалось.

— Ну, мозги для женщины вообще не самое главное из субпродуктов, вступил Старосельцев, и у меня аж зубы свело, как неудачно он это сделал. Не надо было ему этого говорить, но было уже поздно. Началась битва не на жизнь, а на смерть, из чего я заключила, что и Энгардт к Старосельцеву неравнодушна.

— Конечно, — язвительно запела Энгардт, — самое главное из субпродуктов это вымя…

А дальше последовала непереводимая игра слов и взглядов, воспроизводить которую бессмысленно. Поминались имена Маго Д'Артуа, Жанны Д'Арк, Елизаветы Английской и других великих феминисток прошлого и настоящего, с одной стороны, и Ивана Грозного, Людовика-Солнце, Стеньки Разина, Петра Первого и других государственных деятелей, ни в грош не ставивших женщин как полноценных членов общества, но вовсю эксплуатировавших их способности, с другой стороны.

Я просто отключилась от их воинственного флирта и погрузилась в раздумья о собственных проблемах. Голос Масловского, который я слышала с экрана, был голосом того человека, который по телефону заверял в том, что с его женой все в порядке. Да и не только голос — манера говорить, построение фраз, в общем и целом я идентифицировала Масловского. Значит, можно завершать проверку по факту похищения его жены. Остальное, если потребуется, можно сделать следственным путем.

Мысленно скомандовав Елизавете и Антону «брэк», я ловко вклинилась в их ядовитую беседу и попросила проводить меня к выходу. Энгардт и Старосельцев с трудом успокоились, отдышались, обратили на меня внимание и повели по коридорам телецентра, по инерции перебрасываясь колкостями. Навстречу нам то и дело попадались фигуры, знакомые рядовым телезрителям, типа меня, по самым рейтинговым телепередачам. Все они заинтересованно разглядывали нашу странную компанию, неприкрыто гадая, что общего у звезды отечественного телевидения с простыми смертными.

Один из встретившихся нам на пути слишком уж елейно здоровался с Елизаветой, целуя ей ручки, чтобы его можно было счесть просто прохожим. А видя, как болезненно реагирует на этого пижона Антон Старосельцев, я окончательно укрепилась в мысли, что этот встречный тоже имеет виды на Елизавету. Правда, надо было отдать Елизавете должное — она явно не получала удовольствия от приплясываний этого субъекта и, к чести ее, даже не пыталась в пику Старосельцеву симулировать это удовольствие.

Наконец мы благополучно добрались до выхода, охраняемого милиционером.

Выйдя за пределы поста, мы помахали Елизавете и вышли на улицу.

На улице Старосельцев мотнул головой, все еще переживая бурные эмоции, и я, чтобы отвлечь его от переживаний, стала спрашивать, кто был этот последний пижон, который облизал Елизавете руки до локтей. Старосельцев сообщил мне, что этот пижон — бывший муж Елизаветы, между прочим, с юридическим образованием, очень известный журналист, специализирующийся на политических расследованиях.

— Фамилия? — спросила я и была крайне удивлена, услышав ответ:

— Трубецкой.

— Это Трубецкой?! — не поверила я. Но Антон поклялся, что мы видели Трубецкого собственной персоной.

Я читала пресловутые политические расследования Германа Трубецкого, но мне он представлялся серьезным, академического вида мужчиной средних лет. Этот сложившийся образ, безусловно, противоречил богемному облику повстречавшегося нам пижона, который мне сразу не понравился хотя бы тем, что пытался перейти дорогу моему другу Старосельцеву. Пижон был одет хоть и дорого, но как-то неряшливо, носил длинные волосы, сзади схваченные резинкой в хвостик, и серьгу в ухе.

— Я могу представить, почему Энгардт с ним разошлась, но почему она за него вышла? — поразилась я.

— Он таким не был, — грустно прокомментировал мое заявление Старосельцев. — Когда они поженились, он был совсем другим. Поработал юристом в крупной питерской газете, стал сам пописывать, у него получилось, начал раскручиваться, взлетел, тусоваться стал в заоблачных высях, а потом и имидж сменил. А к коже и нутро прилипает. Был серьезным парнем, а когда успех потребовал другого имиджа, изменился и характер.

— А вы его раньше знали?

— Знал. Мы даже дружили когда-то.

— Дружили?! — изумилась я. — Ну, я могу понять то, что на меня он смотрел, как на мусор, но вас-то, старого друга, он почему не замечал? Даже «здрасьте» ради приличия не сказал, только с Елизаветой любезничал?

— Ну, это как раз понятно, — настроение у Старосельцева совсем упало.Елизавету забыть невозможно.

— Что ж тогда они разошлись?

— Вы же видели Елизавету; ее любимое выражение — «я не рыба, я ихтиолог». Она личность и требует к себе соответствующего отношения.

— А Трубецкой что, не личность?

— В том-то и дело. Он тоже личность, но еще и домостроевец. Ему надо, чтобы все крутилось вокруг него, «Понятно, — подумала я, — это явно версия Елизаветы; интересно было бы послушать самого Трубецкого».

— Говорите, он юрист по образованию?

— Да, университетский юрфак заканчивал.

— Я все-таки не поняла, почему он с вами не поздоровался. Или вы в ссоре?

— Да нет, — Антон пожал плечами. — Просто старые друзья отпали, как старая кожа, а с новым образом пришли новые друзья. Я его, кстати, знал, когда он еще не был Трубецким. А был Трусовым. Но, согласитесь, негоже человеку, занимающемуся политическими расследованиями, носить такую фамилию.

— Да, пожалуй, — согласилась я.

— Кстати, может быть, он инстинктивно сторонится людей, которые его помнят, как Трусова. Как мне это раньше в голову не приходило?! — задумался Антон.

— А он же газетчик, что он делал на телевидении?

— Мария Сергеевна, чувствуется, что Трубецкой вас серьезно зацепил. Он же популярная личность, снимается в разных передачах, сдает и получает информацию. Он тут почти каждый день бывает.

— Ладно, Антон, спасибо. Вы мне очень помогли. Куда вас довезти? — спросила я, подойдя к машине, в которой сладко спал рувэдэшный водитель.

— Мне тут недалеко, дойду сам, но за предложение спасибо. Держите меня в курсе, хорошо?

— Хорошо, — кивнула я, предположив, что Старосельцев не пойдет ни по каким делам, а будет элементарно поджидать свою рыжеволосую красотку где-нибудь в кафе за углом. — А можно вас попросить — когда Скачков проспится, свяжите меня с ним?

— Нет проблем. Хороший парень и журналист способный, только запойный.

Ну ладно, всего хорошего.

По пути в прокуратуру я заехала к начальнику РУВД за сведениями о машинах, которыми пользуется семья Масловских. Серебристая «ауди» в этом списке присутствовала. Прихватив список, я поблагодарила начальника РУВД за оказанную помощь, в том числе и транспортную, и со спокойной совестью направилась восвояси.

С удивлением осознав, что еще даже не кончился рабочий день, а сложнейшая проверка сообщения о преступлении уже проведена, я с чувством глубокого удовлетворения написала заключительный документ и понесла его шефу.

Шеф в своей обычной манере отодвинул мои бумажки в сторону, поскольку раз уж была возможность пообщаться с непосредственным исполнителем, он этой возможностью пользовался. Я приготовилась отвечать на вопросы.

— Ну что, поговорили с Масловским?

— Поговорила.

— Ну, и где его жена?

— Рядом с ним, а он за границей.

— Угу, — кивнул шеф. — Собирается он заявлять о похищении?

— Нет. — А была его жена в субботу на набережной?

— Была женщина на серебристом «ауди», которую аккуратно пересадили в другую машину.

— Насилие, угрозы?

— Все происходило на глазах инспектора ГИБДД. Никакого насилия, все культурно, он их принял за ее знакомых.

— Отлично. — Теперь шеф подвинул к себе документы. — Постановление написали?

— Конечно.

— Молодец. Что это?! — Прокурор поднял глаза от заключительного документа и уставился на меня.

— Постановление.

— Сам вижу. Что за бред?!

— Почему бред? — я обиделась. — Нормально написано.

— Что нормально? Вот это нормально? — Шеф выхватил из папки мое постановление и потряс им перед моим носом. — Где нормальное постановление?

— Я не понимаю, чего вы от меня хотите.

— Ах, не понимаешь, паршивка? — Да, похоже, шеф всерьез расстроился, раз допускает такой тон. За всю жизнь он меня называл на «ты» всего три раза. — Все ты понимаешь. Иди и переписывай.

— Не буду.

— Машенька. — Шеф вышел из-за стола и подошел ко мне. — Ты же сказала, что жена Масловского в порядке, он заявлять о похищении не хочет, гаишник подтвердил, что никакого насилия не было. Зачем ты дело возбудила?

— Потому что похищение было, Владимир Иванович.

— Да знаю я не хуже тебя, — взорвался шеф, — Я не спрашиваю — почему? Я спрашиваю — зачем? Кто его расследовать будет? Ты? Вот и порасследуй, съезди к Масловскому за границу, заставь его жену дать показания. Что, слабо?

— Это не мой уровень.

— Правильно, не твой уровень. Значит, в городскую отправлять. Ты представляешь, что мне там скажут?

Я совершенно аполитично ухмыльнулась.

— Ох, Маша, Маша! — Прокурор вернулся в свое кресло. — Ну что мне с тобой делать?

— Отмените мое постановление.

— И отменю! — Шеф схватился за бумаги. — Идите. Нет, подождите. Мария Сергеевна, я ваше постановление уничтожу, а Горчаков вынесет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления.

Отменять не будем, сделаем вид, что вашего постановления не было. Горчакову помогите.

Я пожала плечами.

— Владимир Иванович, Горчаков сам справится. Я свободна?

— Уйдите с глаз моих долой! — замахал руками шеф, как будто я просилась остаться.

Я ушла к себе, с досадой вспомнив, что не купила ничего поесть, теперь еще и Лешка будет недоволен. Не обнаружив в канцелярии Зои, у которой я хотела стрельнуть что-нибудь съестное, я с повинной головой направилась к Лешке, с ходу открыла дверь и увидела нежно целующуюся парочку — Горчакова и Зою, сидевшую у него на коленях.

Похоже, я смутилась гораздо больше этих прелюбодеев. Горчаков с трудом оторвался от Зои, а та с достоинством, не торопясь, слезла с его колен.

— Извините, ребята, — покаянно сказала я. — Вы бы хоть дверь закрывали.

— Забылись. — Горчаков развел руки. — Ты пожрать принесла?

Мои надежды на то, что Горчаков, застуканный за амурами, не вспомнит про жратву, не оправдались.

— Не успела. Хочешь, сейчас схожу?

— Да ладно уж, Зойка сходит. Сходишь, Зой?

Зоя послушно поправила платье и ушла в магазин.

— Рассказывай, — пригласил меня к столу Горчаков.

— Нет, это ты рассказывай. Что это ты на старости лет? Молодого тела захотелось?

— Захотелось, — склонил голову Лешка. — Ты же знаешь, я давно ей нравлюсь.

— Знаю. И что дальше?

— Да ничего. Ключи дашь от квартиры? У тебя же ребенок в лагере?

— Ну ты нахал! — поразилась я.

— Давай без нотаций. Дашь ключи?

— Дам, Леша. Куда я денусь, — вздохнула я. — Но я надеюсь, ты разводиться не собираешься?

— О чем ты говоришь, — отмахнулся Горчаков. — Конечно, нет.

— Ну ты и кобель.

— Ладно, не обзывайся. Что там с Масловским?

Я в двух словах рассказала Лешке, что мне удалось накопать за сегодняшний день.

— Отказала? — спросил он.

— Возбудила.

— Понятно. Что шеф?

— Бесится.

— Еще бы. Тебе что, трудно было написать постановление об отказе?

— Трудно.

— А почему?

Тут я задумалась. А в самом деле, почему?

— Леш, наверное, потому, что я нюхом чую — тут преступление.

Лешка обидно захохотал.

— Помнишь, у Юрия Германа написано про повесившегося парикмахера, который оставил записку: «Кончаю с собой, потому что всех не переброишь»? Тебе что, больше всех надо? Ты себе представляешь, чем пахнет это расследование? А потом, ты же говоришь, что с бабой все в порядке?

— Это Масловский говорит.

— Ну, он не стал бы так говорить, если бы имел на руках ее хладный труп.

— А если она еще у похитителей? И он просто боится за нее?

— Маш, если бы да кабы… Ну не будь ты святее Папы Римского. Тем более что ты кашу заваришь, а мы расхлебывай.

— Что ты имеешь в виду? — я обиделась. — Когда это я на тебя спихивала кашу расхлебывать? Наоборот, это я всегда закрывала грудью амбразуру…

— Да успокойся ты. Шеф тебе не сказал? Да нет, конечно, ты ему голову-то задурила…

Я поняла, что лучше не спорить с Лешкой и терпеливо дождаться продолжения.

— Ты едешь на семинар по борьбе с организованной преступностью, — сообщил мне Горчаков с подозрительной торжественностью.

— Какой кошмар! — заныла я. — У меня два дела на выходе, про остальные я уже не говорю… И на сколько?

— На неделю. А почему ты не спрашиваешь, куда?

— Какая разница? Все равно я не могу поехать. — Я призадумалась. После того, как я подгадила шефу с возбуждением дела по похищению жены Масловского, уже неудобно идти к нему и клянчить, чтобы он послал не меня, а Лешку…

Горчаков как будто прочитал мои мысли:

— Решила уломать шефа и отправить туда меня? И не мечтай даже!

— Интересно, почему? Что тебе, не выручить старую больную женщину?

— Эх, Машка! — вздохнул Горчаков. — На самом деле я бы с удовольствием съездил вместо тебя. Но почему-то требуется женщина.

— В каком смысле?

— В прямом. Поставлено условие — направить работника прокуратуры, женщину, владеющую английским языком.

— А язык-то тут при чем?

— А-а! Вот с этого надо было начинать! При том, что семинар будет проходить в Англии, в Эссексском университете, и высокая честь участвовать в нем почему-то оказана именно тебе.

— В Англии?! Я что, поеду в Англию?

— Поедешь как миленькая. Привези мне чая английского.

— Леш, ты хочешь сказать, что я поеду в Англию?

— Если не будешь как дура, выпендриваться, — подтвердил Лешка. — Но вообще тебе надо торопиться, завтра у тебя должна быть виза. Так что иди фотографируйся, надеюсь, хоть паспорт у тебя заграничный есть?

— Есть, — растерянно сказала я. — А как же Василиса?

— Какая Василиса? Ах, жаба твоя? Вот я и говорю — давай ключи, мы с Зоей будем ухаживать за жабой. — Горчакову так не терпелось, что он сразу протянул руку, словно ожидая, что я положу в нее ключи прямо сейчас.

— Леша, уймись и смири свою плоть. Вот я уеду, и делайте что хотите.

Только жабу не уморите в любовном угаре, а то будете иметь дело с Хрюндиком.

Как раз в этот момент вернулась Зоя с мешком провизии и начала кормить своего ненаглядного Лешеньку, а этот здоровый кот только мурлыкал от удовольствия. Я почувствовала себя чужой на этом празднике жизни и отправилась фотографироваться.

Глава 5

На следующее утро, набравшись храбрости, я все-таки зашла к шефу. Он уже успокоился, деловито перебирал бумажки и не заговаривал со мной на темы о похищении людей. Я робко задала ему вопрос про семинар и получила исчерпывающий ответ:

— Съездите и все узнаете.

— А-а?..

— В счет отпуска. Идите.

Все необходимые сведения я получила от Зои в обмен на обещание никому не говорить про то, что я видела накануне в кабинете Горчакова. Оказывается, шеф еще в мае отправил мои данные для участия в семинаре, но из суеверия молчал, пока не пришло подтверждение. А в итоге нужно все бросать и прыгать в самолет, потому что послезавтра нужно быть в Колчестере, графство Эссекс.

— А что мне там нужно будет делать? — спросила я в ужасе.

Добрая Зоя достала из стола пакет документов: программу семинара, список участников, подробную инструкцию, как добраться до Колчестера из всех аэропортов Великобритании, куда позвонить, добравшись, и прочие полезные советы, вплоть до того, сколько стоит такси от вокзала в Колчестере до отеля со странным названием «Вайвенхоу парк».

— А кто еще от нас едет? — нервно спросила я, ознакомившись со списком участников и отказываясь верить своим глазам.

У меня засосало под ложечкой, когда Зоя хладнокровно заявила:

— Из России ты одна.

— Как одна?! Что, даже из Москвы никого не будет? Как же я поеду одна?

— А что такого?

— Как что! Я должна сама получать визу, сама покупать билет…

Интересно, на какие шиши? Зоя, сколько стоит билет до Англии?

— Почем я знаю? — пожала плечами Зоя. — Тебе все оплатят, в консульстве тебя не укусят, язык ты знаешь, в самолете не пропадешь.

— Хорошо тебе говорить, — ныла я. — Может, ты со мной пойдешь в консульство?

— Машка, не дури, — одернула меня наша секретарша. — Что ты, как маленькая?

— Что за идиотизм — скрывать от меня, что я должна поехать в Англию!

— Он тебе сюрприз хотел сделать, — заступалась Зоя за любимого начальника.

— Вот спасибо-то! — Я дернулась в кабинет к прокурору, чтобы высказать ему все, что я думаю относительно подобного сюрприза, но Зоя грудью встала у меня на пути:

— Не надо беспокоить шефа!

— Я только его поблагодарю, — угрожающе пообещала я, прорываясь в кабинет.

— Не надо! Я ему передам спасибо от тебя.

— Отлично. Тогда еще передай ему, что я поехала в лагерь к ребенку: надо повидаться перед отъездом, а мои дела пусть заканчивает Горчаков.

Последнее слово осталось за мной, я гордо удалилась, плохо представляя, куда бежать в первую очередь — в консульство, к Регине клянчить денег в долг или к ребенку в лагерь. Выйдя на улицу и рассудив, что если мне не дадут визу, то незачем будет просить денег, а ребенка нужно ставить в известность о моей поездке, только когда я буду точно знать, что еду, — я пошла в консульство.

Для начала британское консульство в хорошем смысле шокировало меня отсутствием бюрократизма, к которому я привыкла с детства. Испортив анкету — написав ответ на вопрос не в той графе, в которой нужно, я поплелась к охраннику униженно просить новый бланк.

— А зачем? — удивился охранник, — Зачеркните этот ответ и впишите в нужную графу.

Недоумевая, как это можно сдать в учреждение анкету, в которой что-то зачеркнуто и исправлено, я сделала, как посоветовал охранник, и отдала изгаженную анкету в окошечко, где ее приняли как должное и задали мне один-единственный вопрос — кто оплачивает поездку. Я объяснила, что учебу устраивает и оплачивает Организация Объединенных Наций. Ответ их удовлетворил, и мне ведено было прийти вечером — забрать паспорт с визой.

В легком потрясении от такого удачного начала я отправилась к богатой подруге занимать денег на билет.

Регина так прониклась моими проблемами, что поехала покупать билет вместе со мной, выложила свои кровные доллары, поскольку в программных документах семинара было обещано возмещение стоимости билета по прибытии в Эссексский университет. Плюс она буквально навязала мне еще некоторую сумму в валюте, несмотря на программные документы, которыми я потрясала и в которых было написано, что участники семинара будут находиться на полном обеспечении, с голоду не умрут и ночевать будут не под открытым небом.

— Значит, так, Машка, — сказала она, засовывая мне в сумочку деньги, — отдашь, когда разбогатеешь. Твоя задача там — подцепить какого-нибудь мужчинку, желательно — иностранца, хорошо бы итальянца, они нежадные и страстные… Там будут итальянцы?

— Вроде да… Поляки точно будут.

— Поляки — только в крайнем случае. Ты меня поняла?

От души поблагодарив Регину, я добежала до вокзала, прыгнула в электричку и понеслась в лагерь к своему ненаглядному сыночку, уже заранее скучая по нему.

В лагерь я, по закону мировой подлости, притащилась аккурат в тихий час. Но, зная, что ребенок мой ни при каких обстоятельствах днем спать не будет, я уговорила воспитателя выдать мне мальчика повидаться перед отъездом.

Мальчик выдался с огромным удовольствием, и мы пошли с ним по тихому лагерю к лениво плещущейся озерной воде.

Я рассказала Хрюндику, что меня посылают в Англию, чем вызвала бурный приступ зависти и нытья о том, что он тоже хочет в Англию и особенно в Колчестер, откуда родом Шалтай-Болтай.

— Кстати, мама, имей в виду, что на завтрак тебе придется есть вареные помидоры. Это национальное английское блюдо.

— А что, помидоры варят? — удивилась я.

— Варят, — авторитетно подтвердил ребенок, — мы на английском проходили. Вареные или жареные помидоры — это традиционный английский завтрак.

— Ладно, перенесем и вареные помидоры, — вздохнула я.

Ребенок выдал мне еще несколько полезных сведений о Великобритании, почерпнутых на уроках английского, строго выяснил, что будет с Василисой, пока я буду развлекаться за границей, получил заверения в том, что Василиса будет находиться на полном пансионе у дяди Леши Горчакова, после чего сменил тему.

— Ма, а почему ты меня в тот раз спрашивала про девочек?

— Почему? Ты растешь, я в твоем возрасте уже влюблялась напропалую, и мне не хочется, чтобы ты повторял мои ошибки.

— Желаешь научить меня безопасному сексу? — хитро прищурившись, спросил Хрюндик, и я поперхнулась.

Правда, достаточно быстро справилась с собой и подумала: «А почему бы нет? Все равно когда-нибудь это делать придется, вряд ли мой бывший муж об этом позаботится, считая это извращением, а меня, по определению, глубоко развратной женщиной. А весь-то мой разврат в том, что мне хотелось любви и ласки. Вот как бы сына научить не только безопасному сексу, а еще и тому, что нельзя наплевательски относиться к чувствам другого человека… Что рядом с любимой женщиной хорошо бы слушать не только себя, но и ее, и хотя бы изредка задаваться вопросом, а о чем она думает и какие у нее проблемы».

— До секса бывает еще период ухаживания, — твердым голосом постановила я. — И для начала тебя нужно учить, как обращаться с девочками.

— Забей, — пренебрежительно отмахнулся сыночек; сколько раз я ему говорила, чтобы он не употреблял при мне этого дурацкого слова. — Все я знаю, даже в стихах, нам вожатый рассказал.

— Ну-ка, ну-ка, — заинтересовалась я, и Гоша мне поведал науку страсти нежной в интерпретации лагерного вожатого.

— Значит, так, ма. Помнишь, в «Приключениях Буратино» такая песенка есть — «Какое небо голубое, мы не сторонники разбоя»? Помнишь?

— Ну? «На дурака не нужен нож — ему с три короба наврешь…»

— «И делай с ним, что хошь», — подхватил мой мальчик. — А как дальше, помнишь?

На жадину не нужен нож, ему покажешь медный грош и делай с ним, что хошь.

На хвастуна не нужен нож, ему немного подпоешь, и делай с ним, что хошь…

— Пока что я не понимаю… — начала я, да Хрюндик вежливо, но неуклонно прервал меня:

— Сейчас поймешь. А дальше — На мужика не нужен нож, ему стаканчик поднесешь и делай с ним, что хошь.

А с женщиной вообще просто. Догадалась, как? — И поскольку я ошеломленно молчала, продолжил:

На женщину не нужен нож: ты ей с три короба наврешь, потом покажешь медный грош, потом немного подпоешь, потом стаканчик поднесешь…

— …И делай с ней, что хошь, — в глубоком оцепенении машинально пробормотала я.

— Правильно. Ну как, клево?

— Потрясающе, — Я действительно была потрясена. И не могла не отдать должное универсальности рецепта. — Ладно, детуля, я приеду, и мы еще раз обсудим эту проблему.

Ребенок повис на мне, я чуть не расплакалась, но нужно было ехать.

— Ладно, ма, приезжай скорее. Ты сразу приедешь, как вернешься?

— Конечно, цыпленок.

Он отцепился от моей шеи и нехотя пошел к лагерному корпусу.

Обернувшись у дверей палаты, он помахал мне рукой. Я смотрела на него, пока он не скрылся в палате. Потом пошла на станцию. Если электричку не отменят, я успею получить в консульстве паспорт с визой. И, может быть, забежать в зоомагазин за тараканами для Василисы. И отдать белье в прачечную… И маме завезти продуктов… И два постановления написать… И английский словарь найти… И какую-нибудь литературу по борьбе с организованной преступностью…

И… В электричке я заснула и проспала до самого Питера.

До отъезда у меня оставался один день, в течение которого я планировала привести в порядок дела, оставляемые на попечение Горчакова. Запереть двери, отключить телефон и не отзываться на крики из коридора.

Вывалив из сейфа на стол дела, я приуныла. Почти по каждому делу, а не только по тем, что были на выходе, напрашивались какие-то срочные мероприятия.

Не выдержав, я постучала в стенку Горчакову. Так и есть: сначала из соседнего кабинета пробежали по коридору Зоины каблучки, потом появился верный друг. Я это оценила по достоинству.

— Маш, ну ты что, насовсем уезжаешь? Нет. А за неделю ничего страшного не случится. Ну вот по этому делу я все сделаю, отправлю отдельное поручение и съезжу в тюрьму, возьму образцы слюны. А вот это вполне может полежать, не соскучится.

Лешка ловко рассортировал дела на большую и маленькую кучки; с маленькой он готов был поработать, а большая оставалась ждать моего возвращения. Я вздохнула. Никому не нужны мои дела, придется им, бедненьким, ждать меня.

— Правильно, Машка. Да, кстати, что насчет материала по жене Масловского?

— А что насчет материала?

— Шеф мне велел написать постановление об отказе в возбуждении дела…

— Велел — пиши. — Я повернулась к Горчакову спиной.

— Смешно получается: ты проверку проводила, а я постановление выношу.

Я молчала. Лешка продолжил:

— Я напишу постановление от твоего имени?

— Леша, делай что хочешь.

— О'кей. — Лешка помолчал. — А ты решила, кто тебя в аэропорт повезет?

— Нет еще.

— Правильно. — Лешка елейно покивал головой. — Я тебя знаю, ты это начнешь решать завтра утром, за полчаса до выхода, и в итоге поедешь на автобусе. А потом опоздаешь на самолет. И мы с Зоей останемся без ключей.

— Вот-вот. Мои ключи тебя волнуют, а вовсе не то, что я опоздаю на самолет.

— Какая разница? Даю бесплатный совет: позвони Кораблеву. Они все равно все за штатом, делать им не хрен, пусть Леня поработает извозчиком.

А что, это была хорошая идея. У меня мелькнул было в качестве возможной кандидатуры Старосельцев, но с его машинкой в любой момент могло случиться что-то непредвиденное, а я не могла рисковать. А кораблевский транспорт, надо отдать должное хозяину, содержался в идеальном порядке, как по ходовой части, так и по части внешнего вида, не стыдно приехать в Пулково-2.

Я тянуть не стала, набрала телефонный номер Кораблева в отделе РУБОПа, и он тут же откликнулся.

— Слышал, слышал, что вы, Мария Сергеевна, вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, опять отлыниваете, да еще и за границу за государственный счет…

— Леня, за счет Организации Объединенных Наций.

— Какая разница?! А здесь за вас несчастный Горчаков паши?

— Да уж, он такой несчастный. А сколько я за него пахала?

— Ой, ну что ж вы такая мелочная? Отдежурили раз за парня, теперь всю жизнь его попрекать будете?

— Лень, я вообще-то звоню с просьбой, — попыталась я сменить тему.

— Ну конечно, вы ж не позвоните, не спросите: как здоровье, старик, как дела у тебя?

— Прости, Лень. Как здоровье?

— Да уж поздоровее вас, не жалуюсь. Короче, Мария Сергеевна, чего надо?

Не тяните кота за хвост, говорите прямо, а то — «как здоровье», у-тю-тю, сю-сю-сю, тьфу!

Я высказала свою просьбу, и Леня заметно обрадовался.

— Наконец-то и от вас, Мария Сергеевна, будет какая-то польза обществу.

Посылочку друзьям моим передадите?

— Надо же, у тебя друзья в Англии? — удивилась я.

— Да так, деловые контакты. Они во Францию часто ездят по делам и посылочку дочке моей отвезут. Вы же помните, у меня дочка во Франции.

— Какую посылочку?

— Ну, вы посылочку захватите? Там друзьям отдадите моим. А я вас за это в аэропорт отвезу.

— Кораблев, какая еще посылочка?! Учти, я беру с собой очень мало вещей, всего одну сумку. Если посылка большая, она просто не влезет в мой багаж…

— Да ладно, маленькая посылочка. Пакетик, в общем. Во сколько у вас самолет?

— В час дня.

— Понятно. В одиннадцать я у вас. Смотрите, не опоздайте, соберитесь вовремя. Ждать вас никто не будет.

— Понятно, — вздохнула я.

С Кораблевым не забалуешь. Поскольку он будет забирать меня из дому, придется перед отъездом делать генеральную уборку и косметический ремонт, иначе он пройдется по квартире с инспекцией, придерется к какой-нибудь пылинке под диваном и испортит мне настроение на всю грядущую неделю.

Договорившись с Кораблевым, я положила трубку, и мы с Лешкой продолжили сортировку дел. В конце концов я признала Лешкину правоту. Это только кажется, что все дела неотложные, ни одно не может потерпеть. Я искренне так считала много лет, боялась в отпуск уйти или заболеть — ах, все пропало, гипс снимают, клиент уезжает… На третьем году работы меня отправили в институт усовершенствования повышать квалификацию. Так вот, если для иногородних следователей этот месяц повышения квалификации был внеплановым отпуском — они-то все свои дела пооставляли на работе и приехали в Питер с чистой совестью, — то для меня усовершенствование превратилось в сущий ад. До трех часов я высиживала на лекциях, а потом мчалась в прокуратуру и судорожно пыталась не нарушить процессуальные сроки. В результате недовольны были все: преподаватели института — что я задерживала, сдачу рефератов, а прокурор — что я тянула с обвинительными заключениями; а про мужа я уже не говорю, он был недоволен тем, что я дома появляюсь только к ночи. И так я разрывалась до тех пор, пока не загремела с деструктивным аппендицитом в больницу на две недели.

Прикованная к койке, будучи не в состоянии вскочить и бежать допрашивать свидетелей и осматривать вещдоки, я страшно мучилась — а как там без меня мои дела? Выписавшись и доковыляв до прокуратуры, я обнаружила, что все мои дела эти две недели спокойненько пылились в сейфе, но ни одно из них не покрылось плесенью, ни одно не растворилось, и вообще прокуратура не провалилась в тартарары в связи с моей двухнедельной неработоспособностью. Вот тогда я задумалась — а может, и правда, незаменимых нет?

В двенадцать начал разрываться телефон. Я проявила упорство и трубку не снимала. Минут десять он заливался беспрестанно, после чего стали колотиться в дверь.

— Ты что, заперлась? — встревоженным шепотом спросил Горчаков.

Я кивнула. Но дверь так прогибалась под напором желавшего попасть в мой кабинет, что я почла за благо открыть. Может, и не открыла бы, да тяжелая поступь, которой посетитель шел к кабинету, шумное дыхание и уверенная настойчивость недвусмысленно указывали на то, что ко мне ломится родной прокурор.

Конечно, за дверью оказался он. Оглядев взъерошенного Лешку, открытый сейф, гору дел на столе, он не нашел ничего лучшего, чем спросить:

— Ну что, амурами занимаетесь? Двери позакрывали!

Боже, как можно быть таким слепым и не видеть, что делается у тебя под носом, подумала я, зачарованно глядя на шефа. Как можно подозревать в каких-то амурах с Лешкой меня? Неужели он не замечает двух обалдевших от взаимного чувства сотрудников, один из которых (одна) вообще сидит в его собственной приемной? Оба, и Зоя, и Горчаков, последние два дня, в те короткие промежутки времени, что они не обнимаются за запертой дверью горчаковского кабинета, перемещаются по прокуратуре с отсутствующим видом, на вопросы сослуживцев отвечают невпопад и краснеют, когда встречаются взглядами друг с другом. Или шефу просто в голову не приходит, что секретарь и следователь могут влюбиться друг в друга после десяти лет совместной работы, зато нас с Горчаковым он подозревает в тайном сожительстве все эти десять лет? Напрасно.

— Собирайтесь на выезд, — сказал прокурор, игнорируя нашу явную занятость.

— Что, оба? — вопросил Лешка. Шеф кивнул.

— Нападение на ювелирный магазин.

— А мы-то тут при чем? — не сдавался Горчаков. — Милицейская подследственность.

— Четыре трупа, — терпеливо пояснил шеф. — Я тоже еду. Собирайтесь.

— Владимир Иванович, — взмолилась я, — а как же я? У меня самолет завтра утром…

— Во сколько? — деловито уточнил шеф.

— В тринадцать.

— Это не утром. Успеете. — Шеф повернулся и вышел из кабинета, распорядившись уже из коридора:

— Жду вас в машине.

Мы с Горчаковым в отчаянии переглянулись. Мое-то отчаяние было вызвано необходимостью переться на место происшествия и работать там до ночи, вместо того, чтобы привести в порядок дела, пораньше прийти домой, спокойно собраться и выспаться перед отъездом. А Лешкино отчаяние объяснялось предстоящей разлукой с возлюбленной на целый рабочий день. Но все равно друг счел необходимым меня ободрить:

— Не волнуйся, Машка, начнем вместе, потом начальники разъедутся, и я тебя прикрою. Владимир Иванович, — крикнул он вслед прокурору, — а можно Зою взять в качестве понятой?..

Глава 6

Брать с собой Зою и оголять тем самым прокуратуру, и так уже оставшуюся на время без начальства и следственного аппарата, шеф не разрешил.

Задолго до подъезда к ювелирному магазину, где нас ждали четыре трупа, было понятно, что там — место происшествия. Я в жизни не видела такого количества милицейского транспорта всех мастей. Поодаль стояли три «скорые помощи», и, по-моему, была еще парочка пожарных машин.

Когда мы вошли в магазин, Лешка присвистнул. Да, прав был шеф, пригнав сюда двоих следователей. На мой взгляд, не помешал бы еще и третий, судя по тому количеству ювелирных украшений, которое было вытащено из разбитых стеклянных витрин и разбросано по полу. Предстоящее описание кучи гильз, уже промаркированных криминалистами, было просто ерундовой работой по сравнению с бриллиантами и изумрудами, призывно сверкавшими в ожидании своего часа. Помимо того, что описание четырех трупов — занятие муторное и длительное, особенно если учесть обилие огнестрельных ранений, конечно, надо скрупулезно заносить в протокол подробные характеристики всего этого ювелирного богатства, чтобы потом было понятно, что именно взяли преступники, а что под шумок пытались прибрать к рукам патрульно-постовая служба и труповозы.

В общем, при беглом взгляде на место происшествия я поняла, что не еду ни в какую Англию, а всю неделю сижу тут и осматриваю все это безобразие.

— Кого хоть убили? — задал за моей спиной грамотный вопрос следователь Горчаков.

На полу торгового зала лежали три тела, одно из которых, судя по темно-синей военизированной форме, принадлежало охраннику магазина. Рядом с ним ничком лежал еще один мертвый мужчина: жгучий брюнет, одетый очень хорошо и дорого. Голова его была вывернута в сторону, виднелись пышные чернющие усы.

Поодаль, ближе к витринам, располагался труп женщины. Даже сквозь рваные огнестрельные раны и кровь было видно, что при жизни она была молода и хороша собой. Впрочем, в таких нарядах и при таком уходе за собой каждая мартышка будет хороша и привлекательна.

За прилавком находился четвертый труп — молоденькой продавщицы, судя по форменному халатику.

Начальник уголовного розыска отрапортовал, что большие люди из ГУВД только что уехали организовывать работу и что никаких свидетелей происшедшего нет.

— Что, вообще? Так не бывает, — возразил ему Горчаков.

Начальник розыска развел руки.

— Мы уже все тут прочесали. В момент нападения в зале были только охранник и продавщица. Да еще два покупателя зашли. На свою беду. — Он показал глазами на трупы. — Работники магазина услышали выстрелы, в зал выходить, естественно, побоялись, стали вызывать милицию. Приехала группа захвата, а тут уже трупы валяются.

— А на улице? — пристал Горчаков.

— А что на улице? Магазин за углом от оживленной трассы, здесь даже машины не паркуются. Никто ничего не видел. А если кто чего и видел, так давно разбежались.

— То есть мы даже не знаем, сколько народа магазин грабило? — вступила я.

— Получается, что так.

— И машин отъезжавших никто не видел?

— Мария Сергеевна, как сквозь землю. То ли на машине уехали, то ли в ближайшую подворотню пробежали. Ищем.

— Хоть бы собаку вызвали… — проворчала я.

— Ну, Мария Сергеевна, не учите нас жить. Собачка была, след не взяла, уехала. Справочку написала, что не представилось возможным.

Дальше начальник розыска обрадовал нас тем, что стреляли из автомата и что гильз криминалисты насчитали на два рожка. И все одной серии.

— Значит, стрелок один, — резюмировал Лешка. — А взяли-то много?

Начальник РУВД увлек нас с Горчаковым в служебные помещения магазина.

Там в комнате с табличкой «Директор» сидела привлекательная женщина средних лет, откинувшись на спинку стула и безвольно вытянув стройные ноги. На лбу у нее лежал мокрый носовой платок. Она беззвучно рыдала, по лицу текла тушь.

— Антонина Ивановна, — кашлянув, позвал начальник РУВД.

Она шевельнулась и открыла глаза.

— Вот следователи, — представил нас наш провожатый, — расскажите в двух словах…

Антонина Ивановна, собравшись с силами, довольно связно поведала нам о том, что магазин открылся в одиннадцать. К четверти двенадцатого подъехала пара покупателей, они договаривались, что к их приезду в магазине будет определенный товар.

— Какой? — тут же стал уточнять Лешка. — Когда договаривались, с кем, кто они такие?

— Скажу, все скажу, — прорыдала директриса, сняла со лба платок и громко высморкалась в него, потом продолжила:

— Они колье заказывали, «Ниагара», белое золото, бриллианты, грушевидный сапфир девять каратов… А где колье?! — вдруг резко вскочила она со стула.

Стоящая рядом с ней сотрудница бережно усадила ее обратно, бормоча что-то успокаивающее.

— Я посмотрю, — снова вскочила она.

— Антонина Ивановна, мы еще не начинали осмотр, пока туда лучше не ходить, — мягко сказала я. — А кто эти покупатели? Вы их знали раньше?

— Да, — она кивнула и, схватив лежавшую на столе сумочку, стала рыться в ней. — Сейчас, сейчас… Нет, не могу найти! — Она отбросила сумочку, откинулась на стул и снова зарыдала, но очень быстро справилась с собой. — У меня визитка была… Ну где же она… В общем, это… Его зовут… Ой, господи!

Все из головы вылетело… Ну, этот…

Пока она силилась вспомнить имя клиента, меня потянул за руку втиснувшийся в кабинет оперативник.

— Мария Сергеевна, — тихо сказал он, — можно вас на минутку?..

Я извинилась, вышла за ним в коридор, и он потащил меня в торговый зал, объясняя на ходу:

— Там мобильник звонит у трупа.

— Ну, возьмите и ответьте, — посоветовала я.

— Вы разрешаете?

Я кивнула, отметив, что для нового начальника РУВД скандалы с прокуратурой даром не проходят, не то, что для старого, которому все наши пожелания не топтать следы и не хватать вещдоки были как мертвому припарки. Еще и двух недель не прошло с тех пор, как участковый, вызванный на труп в парадной, нашел возле трупа нож, поднял его, аккуратно вытер от крови (как он потом объяснял — чтоб не стыдно было следователю показать) и положил в полиэтиленовый пакет, который потом аккуратно вручил прибывшему представителю прокуратуры, — Алексею Евгеньевичу Горчакову. Горчаков от такого усердия впал в тихое бешенство, был скандал. В который раз на пальцах объясняли участковым и пэпээсникам[2], что вообще нельзя менять обстановку на месте происшествия, курить даже нельзя, плевать и открывать окна — меняется температура, потом время смерти не установить достоверно… Поминали зарубежные страны, например, Германию, где члены следственной группы ходят на место происшествия в специальных костюмах, чтобы не внести туда свои микрочастицы и запах… Ой, да много чего можно привести в пример; одно непонятно — ведь любой обыватель, начитавшийся книжек и насмотревшийся сериалов, и то будет более грамотно вести себя в такой ситуации. А сотрудник милиции, даже если предположить, что он полностью неграмотный и в ведомости на зарплату ставит не свою подпись, а отпечаток пальца, — глухим и слепым по определению быть не может; так что ж, не видит и не слышит, как надо вести себя на месте происшествия? Ведь в зубах навязло. Лет десять назад прокурор города вынужден был издать специальный приказ, которым запретил работникам милиции «бесцельно передвигаться по месту происшествия и трогать без надобности какие-либо предметы», так и было написано. Объяснение одно — пришло новое поколение, которое не знает приказа десятилетней давности.

Отмечая явные сдвиги в поведении стражей порядка, я наблюдала, как опер присел перед трупом мужчины и аккуратно, почти не меняя положения мертвого тела, достал из внутреннего кармана его пиджака мобильный телефон, продолжавший трезвонить на очень знакомый мотив, который я поначалу не идентифицировала.

Теперь этим никого не удивишь, в модных телефончиках есть такая функция — можно самому создать любую мелодию, если заданный набор тебя не устраивает. Вот у нашего начальника РУВД телефон играет «Наша служба и опасна, и трудна…». Но фантазия у богатых владельцев трубок почему-то не идет дальше «Мурки» или гимна Советского Союза. А здесь, похоже, не тот случай — что-то необычное. Я не сразу осознала, что телефон покойника наигрывает себе «Похоронный марш». Опер нажал на кнопочку и стал слушать, держа трубку в некотором отдалении от уха, так, что даже я расслышала мужской голос с кавказским акцентом, спрашивающий:

«Але, Осетрина, ты где там?»

Опер посмотрел на меня, я махнула ему рукой, и он, не отвечая, отключился от соединения.

— Какая такая Осетрина? — спокойно спросил он, кладя телефон на пол рядом с трупом.

— Неужели сам Асатурян? — спросила я, присаживаясь на корточки, чтобы лучше разглядеть лицо трупа, повернутое в профиль.

В торговый зал из служебных помещений вышел Горчаков и сообщил, что колье в сейфе, а клиента звали Теодор Сергеевич.

— Ну да, Асатурян, — подтвердила я, не поднимаясь с корточек и глядя снизу вверх на Горчакова, казавшегося мне из такого положения совсем огромным, высоким и толстым.

«Туда же, — мстительно подумала я, — престарелый отец семейства, пузо отрастил и лысину, а бес в ребро…»

Опер потребовал объяснений. Я, как крупный специалист в области борьбы с организованной преступностью, рассказала ему про криминального авторитета Асатуряна по кличке Осетрина, который нажил себе немалое состояние на оригинальном бизнесе. Его соотечественники похищали людей, как правило, небедных армян, грузин, иногда — азербайджанцев, требовали выкуп, причем суммы заламывали несусветные. Родственники похищенных не знали, что делать, в милицию идти боялись, и тут кто-то советовал обратиться к авторитетному человеку — Теодору Сергевичу. Родственники шли к Осетрине, плакались, что миллион долларов собрать они не смогут. Теодор Сергеевич, выслушав ходоков, выяснял, а какую сумму они могут собрать реально, после чего обещал помочь, договориться с похитителями, чтобы те снизили до разумных пределов размер выкупа. Похитители, немного поломавшись, естественно, снижали. Родственники в результате получали обратно похищенного, живого и невредимого, а похитители и Осетрина делили пополам выкуп, и все были довольны. Но, насколько я знала, Осетрина уже несколько лет как отошел от дел. Он прикупил себе колбасный заводик, исправно получал с него дивиденды и, судя по намерению приобрести дорогущее украшение авторской работы, чтобы надеть его на шею прекрасной девушке, вовсю наслаждался жизнью.

Горчаков подтвердил сообщенную мной информацию и добавил, что касса не тронута, так как выручки в ней не было в связи с тем, что магазин только что открылся, да и вообще она в соседнем зале, и кассирша к моменту нападения еще даже не вышла из служебного помещения. По предварительным прикидкам работников магазина, пропало несколько золотых украшений с бриллиантами на общую сумму около трехсот тысяч рублей. Я пожала плечами — на мой взгляд, на полу валялось бранзулеток на гораздо большую сумму.

— Ну что, Леша, начинаем, благословясь? — спросила я Горчакова, увидев через окно, как к магазину подъезжает главковская машина, а в ней наверняка эксперты-медики.

Я не ошиблась, осталось только посчитать докторов — специалистов в области судебной медицины. Из машины вывалилась сладкая парочка — Задов и Панов. Пока «айболиты» с шутками и прибаутками преодолевали ступеньки, ведущие в магазин, мы с Горчаковым оперативно распределили обязанности по осмотру: я пишу трупы под диктовку судебных медиков, а Лешка с участием работников магазина занимается ценностями. Со стороны Горчакова это было благородно: если еще можно было прогнозировать по опыту, сколько времени займет осмотр трупов, то описание драгоценностей могло продлиться до морковкиных заговинок. Написав трупы, я ухожу собираться в дорогу, а Лешка остается улаживать все формальности. Прокурор одобрил наши планы и, убедившись, что прибыли медики, уехал в контору.

Наконец вошли доктора, размахивая экспертными сумками и отпуская шуточки, но, окинув взглядом побоище и реально оценив объем работы, приуныли.

Охая и вздыхая, они достали из сумок резиновые перчатки, стали дуть в них и крутить, чтобы легче было надевать, а мы с Горчаковым послали за понятыми и устроили себе походные письменные столы для написания протокола осмотра. Как раз в тот момент, когда Панов изготовился диктовать мне первый труп, к магазину подъехала еще одна машина. Мы с Горчаковым переглянулись — на месте происшествия явно не хватало профессиональных борцов с организованной преступностью. Но приехали не рубоповцы. В магазин, ловко миновав кордон из постовых милиционеров, вошел человек без особых примет, но с большим обаянием, это сразу бросалось в глаза. Он улыбчиво огляделся, впился в меня глазами и безошибочно направился ко мне и Горчакову. Подойдя, он каким-то совершенно факирским движением показал нам из ладони удостоверение майора ФСБ. Не знаю, почему, но в тот же момент все работники милиции, бесцельно передвигавшиеся по месту происшествия и трогавшие без надобности различные предметы, как-то рассосались, не обращая на нас никакого внимания. Вдруг притихли судебные медики, отойдя в угол, и мы оказались практически одни с майором. Он пожал руку Горчакову, как старому знакомому, кивнул мне и, показывая глазами на распростертое на полу тело Асатуряна, легко спросил:

— Ну как?

Мы с Горчаковым одновременно раскрыли рты, но сказать нам не дали.

Майор легко продолжал:

— Руководство беснуется. Дело в город пойдет?

Мы опять раскрыли рты, но майор не умолкал:

— Что будете возбуждать?

Он легонько тронул носком ботинка окровавленную руку трупа. Горчаков откашлялся и обрел дар речи:

— Э-э… Сто пятую…

— Ну, это понятно, а по каким признакам?

— Ну-у, двух и более… В связи с осуществлением лицом служебной деятельности, — Горчаков кивнул на мертвого охранника, — общеопасным способом, из корыстных побуждений, сопряженное с разбойным нападением, с целью облегчить совершение другого преступления…

— Угу. Разбоя? — переспросил майор ФСБ.

— Да. Поскольку у нас нет данных, что нападение было совершено группой, пока о бандитизме говорить оснований нет.

— А что это ваше ведомство заинтересовалось этим разбоем? — спросила я.

— Большой общественный резонанс, — ответил майор с улыбкой. — Мы должны быть в курсе.

Я кивнула.

— Скажу вам по секрету, — майор наклонился к моему уху, — здешняя директриса — подружка жены нашего главного. Ну, вы же понимаете…

Мы немного помолчали.

— Потерпевших установили? — как бы невзначай продолжил майор.

— Асатурян Теодор Сергеевич, женщина пока не установлена. Продавщица и охранник известны, — отрапортовал Лешка, а мне все происходящее перестало нравиться.

Я уже собралась потребовать подтверждения полномочий уважаемого майора, поскольку сплошь и рядом на места происшествий под видом дежурных оперов и ответственных от руководства наезжают из смежных организаций специалисты по «кровельным работам» и выясняют для себя: пора прятать накопления в швейцарских банках или еще можно подождать, а иногда еще заметают следы своих подопечных или крадут вещдоки, тьфу-тьфу-тьфу!.. Но именно в этот момент к нам приблизился начальник розыска с мобильным телефоном в руке и протянул мне его со словами:

— Мария Сергеевна, вас.

Звонил замначальника Управления по расследованию особо важных дел из городской прокуратуры. Он извинялся, что своих прислать никого не может, выражал надежду, что мы справимся своими силами, и предупреждал, что происшествием заинтересовалась ФСБ, на место подъедет их сотрудник, майор Царицын. «Не гоните», — сказал он.

Вернув телефон по принадлежности, я услышала диалог между майором Царицыным и следователем Горчаковым.

— Асатурян — личность известная, — говорил эфэсбешник. — Может, разборки?

— Да ну, тогда бы уж валили на входе в магазин, — возражал Горчаков. — Зачем напрашиваться на лишние неприятности? В магазине охрана, киллеров могли запомнить…

— Но ведь не запомнили? — Майор показал глазами на труп охранника.

— Все равно, зачем переться убивать в людное место? И потом, ведь кое-какие драгоценности забрали. Если бы это были киллеры — сделали бы свое дело, и восвояси.

— Ну, может быть, может быть… Вам виднее.

Я уже совсем было собралась прервать их увлекательную беседу, как подбежавший опер объявил о том, что прибыла пресса. Горчаков тут же кинулся на меня:

— Машка, иди ты с прессой общайся. Это ты их любишь, а меня от журналистов воротит, ты же знаешь.

— Петя, а кто приехал? — спросила я оперативника.

— Городская информационная служба, Скачков и оператор Васечкин, — добросовестно отрапортовал Петя.

— О, вот с ними я с удовольствием поговорю. — Я поднялась со стула и отправилась об-. щаться с прессой. За мной потянулся и майор, душевно распрощавшийся с Горчаковым.

На улице нетерпеливо переминался с ноги на ногу невысокий парень в джинсах и кожаной жилетке в сопровождении мрачного верзилы с профессиональной видеокамерой. В невысоком парне я бы, конечно, никогда не опознала пьяную личность, которую имела счастье лицезреть в кулуарах телецентра.

— Вы Скачков? — подошла я к нему.

— Я, — обрадовался он. — Можно мы пройдем снимем там все для городских новостей?

— Нет, трупы снимать не надо. Можете снять внешний вид магазина.

— Ну, — надулся он, — чего людям смотреть на фасад магазина? Люди крови хотят. Вы же знаете, труп оживляет кадр.

— Придется людям потерпеть, — я говорила непреклонным тоном.

Сегодня Скачков не был пьян, но от него тяжело пахло застарелым перегаром, да и набухшие под глазами мешки выдавали его не совсем правильный образ жизни.

— Не везет мне, — он скорчил комическую гримасу. — На похищение жены Масловского ездил, там фуфло оказалось, мы уже опровержение дали. Сюда приехал, думал, сюжет нарою — и тут фуфло получается. Ну что за сюжет без картинки?

— Вы ездили на набережную?

У меня к вам будет один вопрос.

— Да-да, — обрадовался он возможности быть полезным следствию и хоть так выторговать право на эксклюзивную съемку.

— Вы можете сказать мне, от кого вы получили информацию о похищении жены Масловского?

— От кого? — удивился Скачков. — А какая разница?

Теперь уже никакой, могла бы сказать я. И сама я не знала, зачем мне спрашивать об этом, когда Лешка пишет от моего имени постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Наверное, это просто любопытство.

— Женское любопытство, — сказал я вслух, обращаясь к Скачкову.

— Ага, — иронически поддакнул он.

— Так кто же вам об этом сказал?

— Кто? — Журналист задумался. — Сейчас попробую вспомнить… Герка Трубецкой, наверное. Да, точно, Герман Трубецкой.

— И он подтвердит это?

— Ну, наверное. А почему нет?

— А вы не смогли бы заехать в прокуратуру примерно через неделю? Я возьму у вас объяснение… — сказав это, я тут же спохватилась — какое объяснение? Материал по похищению я отдала прокурору, Лешка пишет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Зачем мне нужно знать, кто сообщил на телевидение информацию о похищении? «Всех не переброишь…» Но признаваться в том, что я погорячилась, было неудобно.

— До свидания, Мария Сергеевна, — произнес за моей спиной мужской голос.

Обернувшись, я увидела майора ФСБ, наклонившего голову в знак прощания.

— До свидания. Но, по-моему, мы не знакомились.

— Ну, кто ж не знает Марию Швецову, — галантно произнес майор, и мне на секунду почудилось, что если бы на нем была шляпа с пером, он бы снял ее и с поклоном помахал ею, касаясь начищенного ботфорта. Но шляпы на нем не было, и, попрощавшись, он сел в машину.

А я, обсудив с журналистом возможные ракурсы съемки, вернулась в магазин.

— Лешка, не судьба нам сегодня начать работать. Уже третий час, а у нас конь не валялся.

— Сейчас, Марья, не беспокойся. Раз-раз, и поедешь ты в свою Англию.

— Да-а, что-то слабо верится…

— Господа, трупы стынут, — заявил незаметно подкравшийся к нам эксперт Панов. — По коням.

— Да, пока вы лясы точили, мы уже трупные явления зафиксировали, — потряс бумажками Лева Задов.

Делать было нечего; началась следственно-экспертная рутина, посыпались медицинские термины, обозначающие жуткие подробности последних минут жизни четырех человек, прошитых автоматными очередями в наше мирное время в центре большого города.

Горчаков ушел на задворки магазина, Панов возился за прилавком с убитой продавщицей, а мы с Задовым занимались остальными трупами, успевая обмениваться последними новостями в моменты передышек, пока Лева переворачивал трупы или я готовила новые листы для протокола, скалывая их скрепками вместе с копиркой.

Сплетник Задов, между прочим, сообщил мне, что в минувшее воскресенье Горчаков притащил на дежурство по городу нашу секретаршу, обнимался с ней за шкафом и на этой почве отлынивал от выездов.

«Так, — подумала я, — значит, этот роман случился не два дня назад, а гораздо раньше, теряю квалификацию, раз этого не поняла».

— Ну и что, Машка, ты об этом думаешь? — спросил эксперт Задов, засовывая палец в рану на трупе Асатуряна. — Раневой канал глубокий, ранение слепое, пулька там сидит. Так я спрашиваю, что ты об этом думаешь? Горчаков ведь был таким примерным семьянином.

— Зато Зоя давно по нему сохла.

— Мало ли… Это не повод. А как же жена?

— Лева, а что жена? Он же не дурак, жену в известность ставить.

Надеюсь, что конспирацию он соблюдает. И Зоя не дура, не будет предъявлять ему ультиматумов — мол, разведись, тогда будем целоваться.

— Я тебя не понимаю. — Задов выпрямился и стряхнул кровь с резиновых перчаток.

— А что тут непонятного?

— Ты что, их оправдываешь? — Задов на всякий случай оглянулся, чтобы его слова не достигли ушей Горчакова.

— Ну и обвинять не собираюсь. Кто мы такие, чтобы их осуждать или оправдывать?

— Ну да, я забыл, что у тебя большой опыт по части адюльтеров, — язвительно сказал Задов, и я поморщилась.

— Это ты напрасно. Но я с возрастом стала проще ко всему относиться и меньше интересоваться чужой личной жизнью. И потом, они взрослые люди, без нас разберутся.

Задов обиженно уткнулся носом в труп, и мы продолжили осмотр, уже не отвлекаясь.

Глава 7

В карманах одежды мужского трупа действительно нашлись документы на имя Асатуряна Теодора Сергеевича — заграничный паспорт, водительские права, удостоверение помощника депутата Законодательного Собрания. У его спутницы в сумочке никаких документов не было, но к вечеру оперативники установили ее имя и адрес. Ни нашему РУВД, ни РУБОПу это имя ничего не говорило, но Лешка отправил оперов в адрес для осмотра, а если двери открывать не будут, то для обыска. Начальник РУВД, который добросовестно отбыл на месте происшествия вахту до самого конца, посомневался — не надо ли санкции прокурора. Но Горчаков сунул ему под нос Уголовно-процессуальный кодекс, раскрытый на статье сто шестьдесят восьмой, и огласил ему третью часть указанной статьи:

— В случаях, не терпящих отлагательства, обыск может быть произведен без санкции прокурора, но с последующим сообщением прокурору в суточный срок о произведенном обыске…

Это начальника РУВД не особенно убедило, и он пробормотал что-то насчет того, что кодекс кодексом, а еще хорошо бы указание прокурора… Но бумагу взял и отправил кого-то из личного состава по адресу погибшей.

На всякий случай с обысками поехали к охраннику и продавщице, с инструкциями от Горчакова — максимально деликатно сообщить родным о трагическом событии и просто посмотреть квартиры, а постановления об обыске предъявлять в крайних случаях, если пускать не будут. Все-таки надо было отрабатывать версию о том, что кто-то из этих двоих — соучастник.

А вот по месту жительства погибшего — Асатуряна — Горчаков изъявил желание поехать сам, отправив туда пост под двери, чтобы они дожидались, пока он закончит осмотр места происшествия. Это он сделал для очистки совести, поскольку оперативники дружно уверяли его, что это не заказное убийство Асатуряна, а обычное разбойное нападение на магазин, и беда Асатуряна была в том, что он оказался в неподходящем месте в неподходящее время.

Горчаков и сам склонялся к тому, что они правы. Вряд ли киллер выбрал бы такое странное место для исполнения заказа на убийство Асатуряна, учитывая, что Осетрина ездил без охраны, секрета из места своего жительства не делал и активно посещал все модные злачные места Питера. Девушка его тоже вряд ли была целью киллера, поскольку ни от кого Осетрина ее не отбивал, и вообще он предпочитал иметь дело не со стриптизершами, а с невинными, насколько это возможно, созданиями.

Все это я вспоминала уже в самолете, закрыв глаза и пытаясь осознать, что я неделю не появлюсь в родной прокуратуре, что я на целых семь дней лечу в Англию, общаться с зарубежными коллегами, вдыхать воздух одного из лучших британских университетов. Какое счастье, что я вообще успела на самолет! А ведь могла и не успеть, поскольку со своей частью осмотра провозилась до четырех утра. В четыре Горчаков буквально выпихнул меня домой, хотя я готова была продолжать до победного конца, спать не хотела и испытывала угрызения совести, думая о том, что Лешка, похоже, не попадет домой до следующего вечера. Но он даже вырвался на пару часов проводить меня в аэропорт. И это было очень кстати, иначе я просто загрызла бы Кораблева и меня некому было бы везти к самолету.

Дело в том, что я ожидала Кораблева, как и договаривались, в одиннадцать. Притащившись домой с осмотра, я в хорошем темпе собралась, часам к шести уже навела дома порядок, покидала необходимые вещи в свою дорожную сумку и прилегла, рассчитав, что у меня есть время поспать до десяти, а за час я успею принять душ, причесаться, накраситься и позавтракать. Не тут-то было! В восемь утра меня подкинул в постели звонок, причем я сразу не могла сообразить, звонят в дверь или это телефон? Однако выяснилось, что звонили в дверь, и очень настойчиво. Я поднялась с постели с таким чувством, будто я сейчас умру, и, накинув халат, по дороге к двери соображала, что ранний визитер может значить только одно: я что-то забыла или напортачила в протоколе осмотра. Но, открыв дверь, я увидела улыбающееся лицо Лени Кораблева. В руках у него была огромная спортивная сумка.

— Спим? — благодушно спросил он, пройдя в квартиру, поставив сумку на пол и снимая ботинки.

— Леня! — я протерла кулаками глаза. — Какого черта?!

— Я решил немного пораньше приехать, чтобы уж наверняка. Чайку дадите?

— Он подхватил сумку и, сгибаясь под ее тяжестью, в носках прошел в комнату, где стояла моя разобранная постель и на кресле было брошено мое нижнее белье. — Ага, как всегда, бардак; — оглядевшись, констатировал он.

— Леня, тебе в голову не приходит, что приезжать раньше намеченного времени невежливо? — сердито спросила я, кутаясь в халат и испытывая неловкость за свое неглиже. — Иди на кухню.

— Да ладно, я у вас посижу немного, а то пробки в городе.

Кораблев встал с кресла, куда успел опуститься, подвинув мой лифчик и колготки, и потащился на кухню. Я пошла за ним, выражая своим видом крайнюю степень недовольства и из последних сил ворча о том, что вместо двух часов спокойного сна после изнурительного исполнения служебных обязанностей я вынуждена развлекать Кораблева, не имеющего представления о приличиях. Леня с видом незаслуженно обиженного человека уселся за стол.

— Чайничек-то поставьте, — посоветовал он, с трудом придвигая к себе сумку.

— А что это такое? — подозрительно спросила я.

— Ах, это? — Леня пнул сумку, она не шелохнулась. — Это посылочка, вы же обещали…

Я обессиленно опустилась на стул. Мне уже не хотелось ехать ни в какую Англию. Хотелось убить Кораблева и немного поспать. Но он не дал мне сделать ни того, ни другого. Для начала, со словами «ничего, поспите в самолете», он заставил меня заварить свежий чай и плотно позавтракать. Потом он загнал меня в ванную, потом проверил, все ли необходимое я собрала в дорогу, и сделал ряд ценных замечаний. Когда он убедился, что я оставила преступные мысли о его ликвидации, он мягко объяснил, что в сумке — книжки для его дочки: лучшие издания, детские энциклопедии, сказки, музыкальные истории. Я могу не беспокоиться, мне таскаться с сумкой не придется, он донесет ее до самого паспортного контроля, там сдаст в багаж, а в Англии меня встретят.

В одиннадцать, когда мы все — я, Кораблев и Лешка, прибежавший проводить меня, — присели на дорожку, я подумала, что за час, как было запланировано, я бы явно не успела спокойно собраться, так что нужно сказать Леньке спасибо.

По дороге в аэропорт Кораблев как бы невзначай задал вопрос:

— Доктору Стеценко-то адресочек свой в Англии оставили?

— Нет, — ответила я, отвернувшись к окну.

— Значит, он не знает?

— Не знает. Леня, тебе не кажется, что ты суешь нос не в свое дело?

— Не кажется. — Но больше он не касался этой темы.

Горчаков в пути рассказал, что нашли и осмотрели машину Асатуряна — ничего там не было интересного. Отогнали ее на стоянку к РУВД, завтра он посмотрит ее более тщательно. Ни один обыск ничего не дал, версия о том, что кто-то из работников магазина был наводчиком, пока не подтверждается. Кораблев вступил в беседу и проявил незаурядную осведомленность про всех фигурантов вчерашнего происшествия. Мы обсудили мотивы этого преступления, и все сошлись на том, что выполнять таким образом заказ на Асатуряна глупо, не говоря уже про всех остальных. Но тем не менее следует отдать должное преступнику — что бы он там ни задумал, заказное убийство или разбой, преступление организовано очень удачно; его никто не видел, примет его мы не знаем, ему удалось уйти с похищенным. Потом мы немножко поспорили, один это был налетчик, или все-таки банда? Мужчины склонялись к мысли, что на такие дела в одиночку не ходят. Я пока не могла определиться, но вполне допускала возможность одиночки. Вон, у меня перед глазами был пример Рыбника.

В аэропорту я выслушала последние наставления моих провожающих и пошла навстречу неизвестности.

Глава 8

В аэропорт Гатвик, Великобритания, я прибыла, когда уже стемнело.

Естественно, чего и следовало ожидать, когда имеешь дело с Кораблевым, — меня никто не встретил. Я получила багаж, вскинула на плечо свою скромную сумочку, с трудом приподняла кораблевскую посылку и, сверившись с инструкцией, поволокла багаж на электричку.

На выходе из электрички, проделав тот же кульбит с сумками, я услышала за спиной английскую речь:

— May I help you?[3].

Я обернулась. Приятной наружности мужчина протягивал руку к проклятой посылке. Я безропотно дала ему возможность поднять эту сумку и понести за мной, здраво рассудив, что вероятность того, что это местный грабитель, положивший глаз на мой багаж, или Джек-Потрошитель с гнусными намерениями, ничтожно мала.

Мы вышли с платформы в Колчестере, и мой галантный кавалер, накренясь под тяжестью сумки, проводил меня до стоянки такси. Я рассыпалась в благодарностях, но он, ответив дежурным: «О, don't mention it»[4], и не подумал уходить по своим делам, а терпеливо встал за мной в очередь.

Только я успела переварить первые впечатления от заграницы, отметив особенности английской очереди на такси, а именно — таксопарк, состоящий из красивых белых, а главное, новых машин, и быстроту продвижения, потому что фактически не пассажиры ожидали своего череда, а машины стояли в очереди, ожидая, когда отъедет предыдущее такси и можно будет подхватить своего пассажира, — так вот, только я успела подивиться на заграничные порядки, как подошло очередное такси. Из него вышел водитель — типичный английский джентльмен, этакий постаревший Ватсон, спросил, куда я желаю ехать, и забрав у меня из рук сумку, поставил ее в открытый багажник. Судорожно вспомнив странное название отеля, где мне был забронирован номер, я выговорила: «Вайвенхоу парк».

«Доктор Ватсон» невозмутимо кивнул и, закрыв багажник, распахнул передо мной дверцу такси. Я удобно устроилась на переднем сиденье, но дверца не закрывалась. Ко мне склонился мой случайный попутчик, и я услышала, как он спрашивает, не буду ли возражать, если такси доставит туда нас обоих. Ему тоже надо туда, только название отеля произносится не «Вайвенхоу», а «Вивенхоу», вопреки правилам. А если мы поедем вдвоем, нам это обойдется вдвое дешевле.

Не могла же я возражать! Кавалер уселся сзади, продолжая разговаривать со мной по-английски:

— Смею предположить, что вы в первый раз в Колчестере. Все, кто бывал здесь, уже не ошибаются в произношении названий. Но это не должно вас смущать; вы же знаете — по-английски пишется «Манчестер», а читается «Ливерпуль»…

Такси на хорошей скорости вывернуло от вокзала на трассу и понеслось по изгибавшемуся дугой шоссе, украшенному по осевой светящимися в темноте зелеными стекляшками, которые, как я уже знала, называются «кошачий глаз». Вдруг из-за поворота навстречу нам показалась другая машина, и я вскрикнула от ужаса и схватилась за рукав водителя. Машина мчалась прямо на нас, и я была убеждена, что лобового столкновения не миновать.

Зажмурившись, я пропустила момент, когда встречная машина проскочила мимо нас. «Доктор Ватсон» был по-прежнему невозмутим, а незнакомец на заднем сиденье рассмеялся бархатным смехом.

— Смею предположить, что вы и в Англии впервые, — сказал он, отсмеявшись. — Знаете, как напутствуют английских водителей, выезжающих в Европу? «Помните, что они там все сумасшедшие, они ездят по правой стороне».

Здесь левостороннее движение. Вам ведь показалось, что мы едем по встречной полосе?

Так он ненавязчиво просвещал меня всю дорогу, а когда мы по темной аллее подъехали к старинному кирпичному зданию и остановились перед внушительной дубовой дверью, обрамленной белыми наличниками, он расплатился с водителем, щедро, как я заметила, дав ему на чай, и вытащил из багажника мои сумки.

Водитель уехал, помахав нам на прощание, а мой спутник уверенно направился к гостиничным дверям, которые послушно распахнулись перед ним. Я шла за ним как пришитая до стойки портье. Там он сбросил на пол свои и мои сумки и сделал рукой жест, означающий, что я первая в очереди к портье.

Я достала из сумки свои документы, объяснила, что прибыла на международный семинар и для меня должен быть забронирован номер, и после того, как строгого вида дама-портье в очках и с кичкой на затылке проверила мои данные по компьютеру, я тут же получила ключи. Кинув благодарный взгляд на своего кавалера, я подхватила сумки и направилась в недра отеля, услышав вслед его бархатный голос:

— Встретимся за ужином.

«Ну что ж, ужин так ужин», — думала я, открывая дверь в свой номер и осваиваясь в буржуазной обстановке. Широченная кровать, окно, выходящее во внутренний дворик, полный кустов цветущих азалий. Тяжелые шторы под цвет постельного покрывала; на столе — чайник, две чашки, набор пакетиков с заваркой, с кофе, с горячим шоколадом, пакетики с сахаром и сливками.

Приведя себя в порядок и сверившись с программой семинара, гласившей, что в вечер приезда участники семинара приглашаются на welcome-ужин, я пошла в ресторан отеля по коридорам, отделанным резным дубом, смутно припоминая под стук своих каблуков, что когда-то давно, в другой жизни, я вроде бы работала в одной из районных прокуратур России…

Войдя в ресторан, я остановилась в нерешительности, но тут же заметила своего дорожного знакомца, сидящего за длинным столом у окна. Дорожную куртку он сменил на элегантный пиджак, хрустящую рубашку и шейный платок и при моем появлении помахал мне рукой. Рядом с ним сидели мужчина и женщина, занятые оживленным разговором; увидев меня, они тоже заулыбались и замахали мне.

Подойдя, я присела напротив своего знакомого, и он сразу обратился ко мне на английском:

— Прошу простить меня за то, что я поступил не в согласии с приличиями и интриговал вас всю дорогу. Я сразу понял, что вы, как и я, прибыли на семинар по борьбе с организованной преступностью, и должен был представиться гораздо раньше. Но — лучше поздно, чем никогда. Пьетро ди Кара, — Он склонил голову.

— Вы из Италии? — спросила я, припомнив все ценные наставления подруги Регины на этот счет.

— Да, из Сицилии. А наши коллеги, — он кивнул в сторону мужчины и женщины, — из Швеции, это Мадлен, и из Польши — Збигнев. Но я ломал голову, откуда вы, до самой гостиницы, пока не услышал ваше имя. Вы русская?

Отпираться не было смысла. К нам подошел официант, горя желанием узнать о нашем выборе, и отметил, что сегодняшние напитки входят в стоимость ужина. Мы дружно заказали красное вино и к нему — блюдо, от которого лично я не смогла бы удержаться ни при каких обстоятельствах, пьянея от самого названия: «Седло барашка под розмариновым соусом».

Когда мы пригубили из бокалов, Пьетро ди Кара, стихийно захвативший права тамады, объявил:

— Ну что ж, хоть и не все участники семинара в сборе, позвольте объявить наш торжественный ужин открытым. За знакомство! — Он обвел всех глазами и поднял бокал. На мне он задержался взглядом:

— За знакомство, Мария!

Чин-чин!

Глава 9

Следующим утром я проснулась от птичьего пения. Пользуясь счастливым обстоятельством трехчасовой разницы во времени между Санкт-Петербургом и Колчестером, я создала себе иллюзию, что сплю до одиннадцати, хотя в Колчестере было восемь, а в девять начинался семинар. Открыв глаза, я обнаружила, что на подоконнике сидит белка и с любопытством смотрит на меня.

Все официальное действо должно было проходить в конференц-зале гостиницы. Вчера, после седла барашка с красным вином, мы проинспектировали помещение, обнаружив, что помимо конференц-зала и деловых гостиных, носящих названия по цвету обивки мебели, здесь еще имеется очень уютный бар с камином.

А в баре — невероятный выбор заманчивых спиртных напитков. Мои зарубежные коллеги с непринужденным видом поназаказывали себе всяких мартини (после международного семинара я могу со знанием дела рассуждать о том, что под этим названием в европейских, а также американских барах понимают исключительно коктейль из сухого мартини с водкой и оливкой; если есть желание выпить чистого мартини, надо предупреждать — «мартини из бутылки»), куантро да виски с содовой. А я поначалу дергалась от предполагаемой стоимости выпивки, долго боролась с собой, потом решила, что не буду покупать никаких сувениров, только что-нибудь ребенку, и выпью чуть-чуть чего-нибудь самого дешевого, но любезные мужчины — Пьетро и Збигнев — объявили, что они считают своим долгом угостить коллег-женщин.

Оказалось, что Збигнев когда-то учился в Москве и прекрасно говорит по-русски. Мы с ним даже перекинулись парой фраз, но потом из вежливости по отношению к остальным перешли на инглиш. Поначалу я комплексовала из-за того, что мой разговорный английский далек от совершенства; понимала я всех очень хорошо, но произносить сложные фразы стеснялась, потому что не была уверена в своей грамматике. Но я точно знала, что дня через два разговорюсь и буду болтать не хуже остальных, для кого язык Соединенного Королевства не является родным, все дело в языковой практике. После нескольких дней общения на иностранном языке, знаю по опыту, из глубин памяти всплывают такие пласты, что сам поражаешься.

Збигнев, как он сказал, служил в польской разведке. «Слышали, наверное, — Дефензива?» Я так и не поняла, шутил он или мы всерьез общались с разведчиком. Шведка Мадлен, неопределенного возраста, симпатичная, но слегка взъерошенная, похожая на мокрую птичку с хохолком, работала в прокуратуре Гетеборга. Пьетро ди Кара сообщил, что он офицер полиции. Мадлен заинтересовалась, какой полиции? Похоже, она разбиралась в структуре правоохранительных органов Италии. Пьетро охотно разъяснил, что вообще он несколько лет работал в государственной полиции, а год назад перешел в полицейское формирование, которое является аналогом нашего РУБОПа, если я правильно поняла то, как Пьетро его обозвал по-итальянски: Дирезьоне Инвестигатива Антимафия. По-нашему — Управление по расследованию организованной преступной деятельности. Вообще мы как-то быстро спелись вчетвером — Мадлен, Збигнев, Пьетро и я, — наперебой делились впечатлениями и идеями, хохотали и прикалывались, но я все время ловила себя на том, что не могу глаз отвести от Пьетро и украдкой его разглядываю. Он выглядел не как типичный итальянец, и я сказала ему об этом. Светлые волосы какого-то воробьиного оттенка, светлые глаза, только ослепительная улыбка осталась от образа сицилийца. Пьетро посмеялся, ответив, что ему с детства говорят об этом.

За типичным английским завтраком, во время которого нам и впрямь предлагали вареные помидоры, но, впрочем, не навязывали, Пьетро и шведка со Збигневом сели за один столик со мной. Мы уже выяснили, что на семинар прибыли, кроме нас, три молодые девицы из стран Балтии, длинноногие и заносчивые, больше похожие на фотомоделей, чем на борцов с организованной преступностью, а также средних лет финн, Олави Пулакка, который вчера познакомился с нами, был вежлив и приветлив, но сегодня утром, придя в ресторан на завтрак, раскланялся со всеми и сел за отдельный столик с газетой, да так и завтракал, уткнувшись в нее.

Наш столик был самым веселым, девушки из Прибалтики то и дело окатывали нас ледяными взглядами, давая понять, как им стыдно за нас перед скучными англичанами. Пьетро балагурил без устали, мы покатывались со смеху, не успевая жевать, но при этом успевая обмениваться информацией о проблемах борьбы с организованной преступностью, несмотря на то что семинар еще не начался.

Из окна ресторана был виден огромный зеленый луг, усеянный маргаритками, на нем росли несколько раскидистых вековых дубов. По лугу важно гуляли серые гуси. Заметив какое-то шевеление у подножия дуба, я пригляделась и с удивлением рассмотрела пушистого серого кролика, который доскакал до могучих корней, поозирался, тряся ушами, и нырнул в нору под дубом. Я почувствовала себя Алисой в Стране Чудес. Но это было еще не все.

После завтрака мы вышли на луг подышать, и я увидела, что луг огибает речушка, в которой плавают утки и лебеди. Как только мы подошли к реке и наши тени упали на воду, к берегу моментально подплыли крупные рыбы и застыли в ожидании крошек. «Да, бомжей здесь нет, поэтому рыбы и птицы такие смелые — никто их не ловит и не ест», — подумала я, но тут же устыдилась своих мыслей на фоне коллег из благополучных стран, которым неведомы проблемы бомжей, по крайней мере в том объеме, в каком эти проблемы имеем мы.

А за речушкой стояло здание Эссексского университета, и глядя на эту благостную панораму с маргаритками, кроликами и лебедями, я подумала, что, наверное, очень приятно получать высшее образование в таком учебном заведении и жить в таком кампусе, в Стране Чудес, не опасаясь, что полюбившегося тебе кролика ночью сожрут бомжи или утром в него запустит камнем отмороженный подросток.

А потом началась программа семинара, и я подумала, что Лешка Горчаков наверняка считает, что меня отправили отдыхать, а между тем, нагрузка днем на лекциях и вечером при подготовке домашних заданий в принципе сравнима с нагрузкой следователя, работающего в самом жестком режиме.

К началу семинара в наши ряды влились два англичанина. На лекциях я узнала много нового о борьбе с оргпреступностыо, но эти знания меня не порадовали, а скорее расстроило ли из-за того, что нашим специалистам это еще долго будет недоступно. Английские коллеги неприлично хвалились парой дел, по которым их специалисты сняли отпечатки пальцев с гильз, обнаруженных на месте происшествия. Учитывая, что последними на гильзах останутся отпечатки того, кто заряжал оружие, это убийственное доказательство. Но здесь использовалась новейшая и дорогостоящая методика, разработанная американским ФБР, а что мы можем противопоставить мафии, когда у нас даже не всегда удается определить половую принадлежность крови, из-за чего бы вы думали? — из-за отсутствия необходимых реактивов. «А потом, — с грустью подумала я, — у нас в девяноста девяти случаях из ста на гильзах последними останутся отпечатки того, кто первым приехал на место происшествия».

Но это мелочи. Пьетро ди Кара порадовал нас сообщением о том, что итальянское законодательство предусматривает возможность наложения ареста на материальные активы любого лица, если расходы этого лица и его уровень жизни не соответствуют уровню его очевидных или декларируемых доходов. Причем совершенно не обязательно, чтобы это лицо обвинялось в совершении тяжких преступлений.

Даже дела уголовного возбуждать не надо. Ну живешь не по средствам — изволь объяснить, откуда дровишки? Если объяснить не можешь, суд вправе конфисковать твое имущество.

Должна заметить, что коллеги практически из всех стран отнеслись к этому совершенно спокойно, но я просто покой потеряла. Да если бы эти законы да на нашу российскую землю… Как обогатилась бы казна за счет имущества, конфискованного у добрых пятидесяти процентов населения, поскольку, по моим наблюдениям, половина наших сограждан ведет образ жизни, абсолютно не соответствующий уровню доходов. Правда, все равно то, что поступило бы в казну, опять разворовали бы те же граждане…

Руководитель семинара предложил обсудить это законодательное положение и почему-то обратился ко мне с вопросом, а как обстоит дело с предупреждением отмывания денег в России? Я слегка растерялась, но по мере того, как начала говорить, обрела уверенность. Я сообщила уважаемому собранию, что в ноябре 1995 года Государственной Думой был принят закон о борьбе с организованной преступностью, который до сих пор не утвержден президентом, и потому не вступил в законную силу. А там, в законе, написано, что предусматривается возможность наложения административного ареста на противоправно полученные деньги и имущество на срок до двух месяцев, и если хозяин арестованных средств не представит подтверждения законности капиталов, они могут быть конфискованы. Во время моего сообщения девушки из Прибалтики перешептывались и фыркали.

— Подождите, — сказал Збигнев, — если я правильно понял, средства могут быть арестованы только в том случае, если есть данные, что они получены преступным путем?

Я подтвердила, что Збигнев понял правильно. Тут уже вмешался Пьетро ди Кара:

— Мария, у вас так в законе написано? «Только если получены преступным путем»?

— Фактически да, — подтвердила я. — В тексте закона использован термин «противоправным», но по сути это одно и то же.

— Но это же нелепо. Если расходы превышают доходы, то в любом случае это противоправные деньги. А если деньги получены в результате законной сделки, но не декларированы и, значит, не обложены налогом? Тогда их не имеют права арестовать?

— Да, — ответила я, — но не забывайте, что пока этот закон не действует, не могут быть арестованы даже преступные деньги.

Участники семинара переглянулись, после чего Пьетро задал еще один вопрос:

— Мария, а когда этот закон начнет действовать?

Я вздохнула. Положение спас руководитель семинара, предложивший одному из англичан, симпатяге Йену Уоткинсу, поделиться своим опытом, набранным во время стажировки в Америке. Уоткинс с удовольствием рассказал, что в графстве Кук штата Иллинойс, где он был на стажировке, несколько судей были заподозрены в коррупции. Никакой конкретики, просто стали поговаривать, что судьи берут взятки. Так, вообще. Тем не менее за ними организовали наблюдение, и налоговое ведомство провело свое расследование, чтобы выяснить, действительно ли эти судьи тратят куда больше средств, чем сами зарабатывают. Во время этого расследования осуществлялось наблюдение за судьями, проверяли, сколько они платят за квартиру, какие рестораны посещают, какие покупки делают. В результате этого расследования были уволены и привлечены к уголовной ответственности несколько судей, причем уголовная ответственность по обвинению в коррупции наступила не в связи с конкретными фактами получения ими взяток за конкретные решения по делам, а так, вообще — раз тратят больше, чем получают, значит, берут взятки. Коррупция.

Мне в этот момент почему-то вспомнилось, как меня командировали в следственное управление городской прокуратуры и дали задание подготовить обобщение по делам о коррупции. В районы было направлено задание сообщить обо всех делах о коррупции за истекший год, и меня удивили сведения, представленные одним районным прокурором. Он написал, что у него в районе дел о коррупции нет.

Я позвонила этому кремлевскому мечтателю и спросила, что он думает про двух привлеченных за взятки участковых и чиновника районной администрации, осужденного за то же самое? Прокурор же мне искренне ответил, что это не коррупция. «А что же?» — возопила я, но он мне доходчиво объяснил, что открыл Уголовный кодекс и долго искал там статью «Коррупция», но не нашел, нет такой статьи в нашем законе.

Вечером принимающая сторона пригласила нас в местную пивнушку под громким названием «Роза и корона». Мы с любопытством оглядывали паб, и я думала, что он довольно сильно отличается от пивной в российском понимании.

Здесь это местный клуб, где появляются с любимыми собаками, куда заходят не только обветренные рыбаки, но и пожилые леди в плаще, накинутом поверх домашнего платьица, просто повидаться с соседями и перекинуться парой слов о погоде.

Девушки из Прибалтики и в пивнушке демонстративно отсели от нашей шумной компании подальше, не желая иметь с нами ничего общего. Два англичанина и финн Пулакка между тем, осмотревшись, тихо подсели именно к нам. И разговор о борьбе с организованной преступностью продолжился.

Как оказалось, везде развитие организованной преступности сопровождается спадом преступности уличной. Там, где сильны мафиозные группировки, снижается удельный вес так называемых уличных преступлений. Я вспомнила, как мне сказал один из наших питерских преступных лидеров: дайте нам возможность, и мы покончим с хулиганствами и грабежами в нашем городе. И добавил — мне самому это во как осточертело; если бы я знал, что это поможет, я бы сам был готов надеть фуражку.

— Йен, — спросила я Уоткинса, — а в ваши экспертные учреждения могут обратиться обычные граждане с просьбой провести криминалистическое исследование?

— Могут, — кивнул он, — и мы проводим такие исследования, но это очень дорого. А вам зачем?

— Думаю о том, чтобы поискать отпечатки пальцев на гильзах, — призналась я.

— Это для вас лично? — уточнил Йен.

— Да.

— Не по работе? — удивился он.

— Нет, по работе, конечно, но для меня лично, — слегка запуталась я.

— Если это по работе, — стал расуждать Уоткинс, — ваше руководство могло бы обратиться к нашему руководству…

— Видите ли, Йен, — охладила я его, — между нашими странами нет договора об оказании правовой помощи в такой форме. Даже если я передам объекты для исследования официально, заключение ваших экспертов я не смогу использовать для доказания вины преступника. Оно не будет являться доказательством для нашего суда.

— Да, — согласился Йен, — это так. А вы готовы платить из своего кармана за доказательство вины преступника? Пострадал кто-то из ваших близких?

Я не стала говорить наивному англичанину, что всю жизнь, сколько я работаю следователем, я плачу из своего кармана за доказательства вины преступника. Я покупала на свои деньги сначала ленту для пишущей машинки, потом ленту для принтера, порошок для ксерокса, бумагу и веревки для упаковки вешдоков, пробирки для получения крови у фигурантов на биологическую экспертизу, сигареты своим подследственным для завязывания контакта, бутылки экспертам, чтоб быстрее делали экспертизы, и много раз ездила по делам на такси, потому что прокуратурская машина отказывала, а каждый день просить транспорт у милиции было унизительно. А сколько денег было потрачено на междугородние телефонные разговоры по делам, находящимся в производстве, и в командировки я, бывало, ездила за свой счет…

— Мария, — прервал мои невеселые размышления другой англичанин, Джон Келли, — если это так принципиально для вас, мы могли бы походатайствовать, чтобы это исследование было оплачено из фонда семинара, как практическое занятие. Если оно, конечно, связано с темой семинара.

— Речь идет о вооруженном нападении на ювелирный магазин, во время которого были убиты четыре человека. И в том числе один известный криминальный авторитет. Мафиозо.

— Я думаю, что нам удастся договориться, — подмигнул Уоткинс. — Но этим должно заниматься ваше руководство. Такое серьезное преступление, оно, наверное, всколыхнуло всю страну…

— Ох, Йен, — вздохнула я, — страна устала колыхаться… Но если есть надежда, что вы договоритесь, мне надо позвонить.

— В Россию? — прищурился Йен. — Опять хотите тратить свои деньги? Я могу договориться, вы позвоните завтра из университета, за счет семинара. Из гостиницы звонить не советую, очень дорого, и по мобильному телефону получится дорогой звонок.

— А сегодня нельзя? — спросила я. Объяснять ему, что у меня нет мобильного телефона, я не стала.

— По-моему, по-русски это называется «выкручивать руки», — заметил Збигнев, отвлекшись от интимной беседы с Мадлен. — А еще я помню такую пословицу: «Тетенька, дайте попить, а то так есть хочется, что переночевать негде».

— Как? — в один голос спросили Йен, Джон и ли Кара.

— Вы очень хорошо знаете русский фольклор, Збигнев, — не удержалась я.

— Но не знаете русских реалий.

— Помилуйте, Мария, — ответил мне Збигнев по-русски, — мы, братья-славяне, слишком долго дружили, чтобы наизусть выучить эти реалии.

Польша — это та же Россия, только еще более ленивая.

— Я не думала, Збигнев, что еще кто-то, кроме русских, любит прилюдно говорить о своем народе гадости.

— Я же говорю, мы многому у вас научились, — подмигнул он, и мы перешли на английский.

— Можно позвонить и сегодня, но может быть, лучше это сделать после того, как мы договоримся? — это Уоткинс робко заметил, дождавшись, пока мы со Збигневом уладим наши славянские трения.

— Видите ли, Йен, надо торопиться, пока на гильзах есть что искать.

Если их отвезут нашим экспертам, все следы сотрутся.

— Как это сотрутся? — не понял англичанин. — Кто сотрет?

— Эксперты. Они же будут проверять гильзы только для того, чтобы сказать, из одного оружия они выстрелены или из разных.

— Мария, я плохо понимаю особенности русского законодательства, но чувствую, что вам нужно помочь. Не волнуйтесь, все будет в порядке. Пойдемте звонить.

Мы с Уоткинсом вышли из пивнушки и отправились в университет, потому что звонить из гостиницы было очень дорого. Когда мы перешли дорогу, нас догнал Пьетро ди Кара.

— Меня очень интересует это исследование. Вы не будете возражать, если я увяжусь за вами? Хочу присутствовать. — Он взял меня за руку. — Тем более что Джон с Олави отправились дегустировать темный эль, а Збигневу явно не терпится обсудить проблемы борьбы с организованной преступностью персонально с Мадлен.

— Конечно, Пьетро. А я давно хочу обсудить кое-какие проблемы с вами.

Он так явно обрадовался, что мне стало смешно. Все-таки мужчины одинаковы во всех концах земного шара. И в этот момент я поняла, чем Пьетро ди Кара так привлекает меня. И светлая масть, и выразительные глаза, и веселый легкий нрав — все это до боли напоминает мне доктора Стеценко. Неужели я никогда не вылечусь от этой болезни? Уже сколько времени мы не вместе, а в душе все еще щемит. Я взяла Пьетро под руку и крепко прижалась к нему под предлогом, что мы обходим лужу. Какая разница — Саша Стеценко или Пьетро ди Кара, раз они так похожи?

По дороге в университет я так тесно прижималась к Пьетро и так явно заигрывала с ним, что он, по-моему, слегка обалдел. Но все это ему нравилось, сомнений не было.

В университете нам открыли какую-то аудиторию, и я через международные коды набрала телефон горчаковского кабинета. Висевшие над столом часы показывали одиннадцать вечера, значит, в Питере восемь, но я была уверена, что застану Горчакова в прокуратуре. Он и раньше засиживался на работе, но с тех пор, как наша контора для него стала еще и местом свиданий, наверняка вообще домой не торопится. И точно, Лешка довольно быстро снял трубку. И сразу завопил:

— Ой, Марья, у нас тут такое происходит!

— Леша, время дорого, скажи мне, ты отправил гильзы из ювелирного магазина на экспертизу? — скороговоркой спросила я.

— Конечно, сегодня утром отвезли.

— Все?

— Все.

— Можешь вернуть хотя бы часть? При условии, что эксперты еще не вскрывали упаковку?

— А при чем тут…

— А при том, что я договорилась, что здесь попробуют получить с гильз отпечатки пальцев.

— Так. Думаю, что на баллистике еще за них не брались. Но ты ж понимаешь, только завтра с утра, а то ты звонишь на ночь глядя…

— Леш, заберешь хотя бы часть гильз, хотя лучше бы все, а завтра я тебе позвоню, скажу, как их сюда в Англию отправить.

— Знаешь, Машка, нас с тобой уволят. Как я отправлю кровные вещдоки в Англию? А если они пропадут?

— Не должны.

— Все равно, это нарушение. Я не могу вещдоки отдать незнакомым людям.

А что за экспертиза? Нельзя мне еще по двум убоям гильзы туда заслать? Слушай, Кораблев звонит каждый день, спрашивает, нет ли от тебя известий, вручила ли ты его посылку.

— Я его убью, можешь так и передать. Все, Леш, целую, позвоню завтра.

Я отключилась, а Пьетро, задумчиво поглаживая меня по руке, сказал:

— Мария, если есть проблемы с тем, как доставить эти гильзы сюда, я могу помочь. Я знаю кое-кого из Интерпола, они могут связаться с московским отделением и найдут способ переслать гильзы, пусть ваш коллега только довезет их до Москвы.

Я, конечно, сразу ухватилась за эту идею, и Пьетро начал созваниваться со своими знакомыми. И несмотря на наличие у него мобильного телефона, предпочел тоже делать это с университетского аппарата. Разговаривал он большей частью по-итальянски, так что я ничего не поняла, кроме одного: гильзы наши доставят, куда следует. Оставались сущие пустяки — уговорить английских экспертов заняться нашими гильзами. Но мне почему-то казалось, что с этой задачей мы справимся.

После окончания деловых переговоров англичанин, извинившись, отправился спать. А мы с Пьетро решили прогуляться по обширному лугу и практически до утра бродили между рекой и кампусом, пугая кроликов. Тем для разговоров нашлось великое множество, помимо борьбы с организованной преступностью. На лугу было много кочек, незаметных в темноте. Понятно, что я то и дело спотыкалась, приходилось опираться на Пьетро. А один раз чуть не упала, и мой спутник просто подхватил меня на руки. Но вел себя как джентльмен и границ приличий не переходил, хотя прерывисто дышал. Было очень интересно.

Глава 10

На следующий день мы получили подтверждение, что англичане возьмутся за исследование гильз; потребовалось еще три-четыре телефонных звонка, и через день вещдоки торжественно прибыли в Колчестер. Я слезно умоляла англичан провести экспертизу до моего отъезда, чтобы я могла забрать гильзы с собой, но оказалось, что это невозможно технически, методика экспертизы предполагает определенный период времени. Уезжала я из-за этого с тяжелым сердцем, но меня успокоил ди Кара, торжественно пообещав, что через своих друзей в Интерполе он получит наши гильзы и найдет способ доставить их прямо в Питер. Молясь про себя, чтобы друзья Пьетро оказались действительно из Интерпола, а не из русской мафии, я помахала на прощание Великобритании, и Пьетро посадил меня в самолет.

Кораблевская посылка была оставлена на хранение в Эссексском университете, нерадивым друзьям оперуполномоченного Кораблева сообщено, где она хранится, чтобы они могли приехать и забрать ее. Поначалу, когда я наконец до них дозвонилась, у меня мелькнула мысль поручить им переслать наши гильзы после экспертизы, но потом я подумала, что эти безответственные люди наверняка гильзы потеряют. На самом-то деле мне хотелось, чтобы проблему доставки гильз взял на себя Пьетро.

Со всеми участниками семинара мы распрощались самым душевным образом, кроме представительниц стран Балтии. Мадлен улетала почти одновременно со мной, и у паспортного контроля лил слезы Збигнев.

В самолете я закрыла глаза и предалась воспоминаниям. Пьетро ди Кара, естественно, не выходил у меня из головы, заслоняя собой даже проблемы раскрытия преступлений и соблюдения процессуальных сроков. Во время нашей прогулки под вековыми дубами мы коснулись его и моей личной жизни. Оказалось, что мы ровесники. Он, правда, на некоторое время впал в ступор, узнав, что я младший советник юстиции, в переводе на армейские звания — майор; у них в итальянской полиции это все равно что генералиссимус. Он-то, бедный, всего лишь сержант, но по возвращении на Сицилию будет сдавать экзамены на капитана. Надо выдержать экзамены по двенадцати дисциплинам, чтобы получить капитанский чин.

Что же касается его личной жизни, — кто его знает, так это или нет, но он сказал, что не женат, что в их семье все мужчины (а у него четыре брата) вообще поздно женятся.

Кроме того, он совершенно неприлично обрадовался, узнав, что я тоже свободна. Но вот у меня, например, известие о том, что он не женат, вызвало больше подозрений, чем радости. Это в юности можно безоговорочно доверяться понравившемуся мужчине, а в моем возрасте, если встречаешь свободного мужчину, не горбатого и не состоящего на учете в ПНД, то в первую очередь думаешь, а что ж это он никому не нужен?

Когда мы расставались, он заявил, что через месяц у него отпуск, и он обязательно прилетит в Россию, чтобы повидаться со мной. А потом, размечтался он, мы с ним поедем или снова в Англию, или в Швецию, у него там друзья. Я спросила его, неужели он может в отпуске проехаться по Европе только на свою полицейскую зарплату? Он смутился и залепетал, что у них, в принципе, и сержанты полиции получают достаточно; конечно, к высшему классу общества они не принадлежат, но средний уровень жизни их зарплата может обеспечить. Я выяснила, что поездка по Европе на арендованной машине, с проживанием в четырехзвездочных отелях, без необходимости экономить на выпивке, — это и есть в понимании итальянского полицейского средний уровень жизни. Дом на побережье он купить не может, но снять квартиру в хорошем районе, ездить на приличной машине и содержать неработающую жену его доходы позволяют. Я понимаю, Мария, лепетал он дальше, что ты зарабатываешь гораздо больше, но вот я стану капитаном…

Пришлось признаться Пьетро, что зарплата старшего следователя прокуратуры в России не позволяет вести такую жизнь, как он описал. И даже для того, чтобы купить в Великобритании сувениры для близких, мне пришлось занять денег.

По-моему, он мне не поверил…

Почувствовав, что воспоминания о Пьетро меня слишком увлекли, я решила отвлечься. В кармашке сиденья передо мной торчала какая-то газетка на русском языке, и я вытащила ее и перелистала. Мое внимание привлекла статья, подписанная старым знакомым Антоном Старосельцевым, Там говорилось о том, что раньше он рассказывал читателям о намерениях Кремля обустроить под Петербургом морскую резиденцию президента, а сейчас он делится последней новостью — на одной из питерских верфей начато строительство президентской яхты. Информация об этом заказе особо не афишируется, но корреспонденту удалось выяснить, что штабной катер, предназначенный для ведения переговоров и охраны президента, будет иметь на борту все, что необходимо для комфортного плавания, и комплект вооружения, включая зенитный комплекс; быстроходность катера составит до пятидесяти пяти узлов, а стоимость этого заказа около миллиона долларов. Я порадовалась за президента, а заодно и за Старосельцева, который по этому информационному поводу наверняка получил хоть какой-то гонорар, и тут мой взгляд упал на соседнюю статью. Она называлась «Ничего не вижу, ничего не слышу». Статью сопровождал шарж — три обезьяны, закрывающие себе лапами уши, рот и глаза. Мои глаза сразу выхватили из текста слова «прокуратура Архитектурного района», «прокурор Ковин» и «следователь Швецова». И еще — фамилию Масловского.

Я перевела дух и стала читать.

Статья была написана очень хорошим языком. И очень зло. Если бы я не была одной из героинь статьи, я бы решила, что такие люди не могут работать в прокуратуре; недостойны. Они заслуживают гражданской казни. Да, надо было мне слушать Лешку, когда он пытался по телефону предупредить меня. Публикация была напечатана под рубрикой «Журналистское расследование». В ней шла речь о том, что за последние годы наша прокуратура не была замечена в каких-либо общественно-полезных деяниях или профессионально выполненных обязанностях, напротив, все, что исходило от прокуратуры, либо носило откровенно конъюнктурный, политический характер, либо имело коммерческий душок и было весьма грубо сляпано. Но то, что произошло в последние дни, просто ставит под сомнение целесообразность существования этого института в нашем государстве.

Тем более что Совет Европы уже высказывался о необходимости реорганизации этой тоталитарной машины. Но это все прелюдия. А существо, собственно, в том, что на этот раз прокуратура обкакалась настолько, что прокурор города должен был бы уже пустить себе пулю в лоб. Началось с того, что прокуратура нагло отрицала то, что стало достоянием общественности благодаря профессиональной работе журналистов, а именно: похищение жены топливного магната Масловского. Средства массовой информации просто на блюдечке с голубой каемочкой поднесли это похищение правоохранительным органам, но работники прокуратуры района (вот тут появились имена прокурора Ковина и следователя Швецовой) совершили должностное преступление, умышленно скрыв факт похищения. Ладно, когда этим занимается милиция; они традиционно скрывают от учета преступления. Но когда на тот же путь ступает прокуратура, призванная надзирать за законностью, — тогда уже рушатся основы государства. И главное, что сокрыто и как: не какая-нибудь мелкая кража, по которой и пожаловаться-то некому, а громкое и тяжкое преступление, в котором замешаны сильные мира сего. Под давлением общественности прокуратура была вынуждена симулировать проверку и завершила ее вынесением незаконного. постановления — якобы об отсутствии события преступления. Вот так. И возникает закономерный вопрос: сколько заплатили упомянутым сотрудникам заинтересованные лица, чтобы было вынесено именно такое постановление? И если бы на этом все кончилось, то было бы еще полбеды. Но преступное бездействие прокуратуры приводит к совершению еще одного тягчайшего преступления, повлекшего смерть четырех человек. Речь идет о нападении на ювелирный магазин. У редакции есть серьезные основания полагать, что это нападение напрямую связано с похищением жены Масловского. Что за основания? Уж если прокуратура не в состоянии сама добывать доказательства средствами, прописанными в законе, — милости просим в редакцию, где журналисты попытаются научить «профессионалов» в кавычках, как надо расследовать преступления, и передадут им эти доказательства. Кстати, как стало известно редакции, одна из участниц должностного преступления, так называемый следователь Швецова, как наиболее преуспевшая в борьбе с организованной преступностью, командирована на международный семинар. Можно себе представить, каким опытом поделится эта специалистка! И можно себе представить, каковы же остальные «профессионалы» в нашей прокуратуре, если наиболее преуспевшей считается мадам Швецова…

Я могла бы даже не смотреть на фамилию журналиста под статьей. Я знала ее и так: это Трубецкой.

Сложив газету, я некоторое время пыталась унять сердцебиение. Ну что ж, как ни обидно сие признавать — эта прилюдная оплеуха есть результат моего конформизма. Я, мол, приняла решение, а если вы, ; господин прокурор, хотите его изменить, пожалуйста, я бороться не буду. И если мой коллега собирается вынести постановление от моего имени, но противоречащее моему мнению, — что ж, пожалуйста, делайте, что хотите. И правильно, вы, Мария Сергеевна, получили; нечего подставляться. Хотя все равно обидно. У меня даже слезы на глаза навернулись. И ближайшее будущее в связи с этим представилось мне мрачным, изобилующим разнообразными взысканиями и общественным остракизмом.

В аэропорту меня встречали Кораблев и Горчаков, конечно, под ручку с Зоей. Рожи у них были постными, даже радость встречи их не просветлила.

Я сказала Лешке, что все уже знаю, и показала газетку со статьей Трубецкого.

— Нет, Маша, это не все, — мрачно сказал Лешка и потряс целой кипой разнообразных изданий.

— Что, это все про меня?! — ужаснулась я.

— Я же сказал, это еще не все.

— Машка, ты не обижайся на Лешу, — вступила Зоя, тревожно на меня глядя. — Он же не нарочно…

— Ты про постановление?

— Ну да.

После чего я узнала, что в городской прокуратуре проводится проверка по факту незаконного отказа в возбуждении уголовного дела в связи с похищением супруги Масловского. Ждут меня, чтобы получить объяснение и объявить взыскание.

Что ж, этого следовало ожидать. Если меня сейчас накажут, я лишаюсь премии за третий квартал и по итогам года — наказанные у нас пролетают мимо денег. А это существенно бьет по моему карману одинокой матери.

— Ладно, — я тряхнула головой. — Ничего уже не поделаешь. Меня вот больше волнует, каким образом похищение жены Масловского связано с разбоем в ювелирном…

Лешка и Кораблев переглянулись.

— Может, мы уже поедем наконец? — недовольно спросил Кораблев. — Или вы так и будете проводить в аэропорту производственное совещание?

— Хорошо, — пожала я плечами. — Может, ко мне заедем? Чая попьем, заодно ты, Горчаков, мне все гадости расскажешь.

— Вот, конечно, только чаем кишки полоскать, — забурчал Кораблев, открывая машину. — Обеда у вас, естественно, нету?

— Леня, побойся Бога. Я только что прилетела после недельного отсутствия, откуда обед?

— У хорошей хозяйки обед всегда есть, — возразил Кораблев, но как-то вяло, лишь бы что-то сказать.

— Между прочим, Машка, пока мы тебя ждали, они два раза ели в буфете, — наябедничала Зоя. — Съели четыре антрекота и две котлеты по-киевски. И по пирожному…

Но тем не менее, когда мы доехали до моего дома, мужики нечеловеческими усилиями впихнули в себя сковородку жареной картошки и яичницу из десяти яиц, при этом Кораблев ворчал, что яйца несвежие, недельной давности, а у него гастрит. После чего начали рассказывать.

Дело по нападению на ювелирный магазин Лешка принял к своему производству. В первые дни ничего не вырисовывалось, и больше всего смахивало на дилетантский разбой. Оставшиеся после отправки в Англию гильзы эксперты проверили по пулегильзотеке, проверка ничего не дала. Поставили украденные из магазина украшения в картотеку похищенных вещей, разослали ориентировки.

Агентура молчала. И на третий день Горчакову, сидевшему в кабинете и лениво разбиравшему всякие вещички, извлеченные из карманов одежды убитого Асатуряна и из «бардачка» его машины, пришла в голову неординарная, прямо скажем, мысль.

Он вытащил из кучи вещей таксофонную карту, подивился, зачем она человеку, в распоряжении которого было четыре мобильных телефона, но все же послал опера в телефонную компанию с запросом, звонил ли куда-нибудь покойный в последнюю неделю перед смертью. И на следующий день опер привез ему справку о звонках господина Асатуряна с помощью таксофонной карты.

Первый звонок имел место за два дня до прошедшей субботы, длился три минуты, потом было еще шесть звонков по тому же номеру, достаточно длительных, а начиная с воскресенья господин Асатурян пять раз набирал тот же номер, но, судя по всему, разговора не происходило, а на карте эти разговоры отложились, поскольку там стоял определитель номера, а когда он включается, срабатывает соединение. Лешка подумал, что разговора все-таки не происходило, потому что продолжительность всех этих звонков была практически одинакова и невелика. Я бы тоже, как и Лешка, решила, что пять звонков в одно и то же место за довольно короткий отрезок времени могут, скорее всего, означать, что Асатурян не разговаривал ни с кем, а просто настойчиво пытался дозвониться. Данных о том, что он страдал старческим маразмом или болезнью Альцгеймера, у нас не было; ну и с чего бы ему тогда по пять раз названивать по одному номеру? Естественно, опера нашего убойного отдела тут же установили адрес, куда звонил Осетрина, и рванули туда. А там…

— А там, Машка, съемная хата. И хозяин, который сообщил, что неделю назад в его квартире сняли комнату двое молодых мужиков, баб не водили, водку не пьянствовали, уходили на весь день, возвращались поздно, трезвые, говорили мало. Сам он в квартире постоянно не жил, эти подробности ему соседи докладывали. Хозяина я допросил, соседей тоже, комнату осмотрел сам. И нашел там газетку, на которой, по всей вероятности, что-то записывали. Вернее, не так: писали на бумаге, подложив газетку. И отдал я эту газетку — просто от безысходности — криминалистам нашим.

Лешка сделал драматическую паузу.

— И что же там записывали? — потеребила я его за плечо.

— Номер машины одной.

— Установили? Горчаков помолчал.

— А чего там устанавливать? — промычал он, отводя глаза. — Я его сам хорошо помнил.

Ты же справочку в материал положила, какие машины за семьей Масловских.

— Неужели серебристая «ауди»? Лешка кивнул.

— Леш, а куда делись двое, которые комнату снимали?

— В воскресенье вечером соседи слышали шум в той квартире, но боялись нос высовывать. А с воскресного вечера никто больше тех мужиков не видел. В комнате мебели не особо много, но она вся перевернута. На полу я нашел два мазочка бурых, изъял на всякий случай. Кровь. За батареей — помада и «чек» героина.

— Понятно. А выводы?

— Машка, ну как будто ты сама не знаешь. Эти двое похитили жену Масловского.

— Подожди, но жену Масловского похищали трое.

— Ну да, двое из машины ее выводили, а третий потом отвлек гаишника, чтобы «ауди» увести с набережной. Соседи их видели втроем на белой «шестерке», довольно ободранной. Кстати, «шестерка» стояла в двух кварталах от этой хаты, брошенная.

— В угоне?

— В угоне, — подтвердил Лешка.

— Двое, значит, иногородние, а третий — местный, раз с ними вместе не жил?

— Или хату снимал в другом месте, — вмешался Кораблев.

— А Осетрина, получается, при делах, — продолжал Лешка. — С учетом его криминальной специализации. Да, еще знаешь, что интересно? Меня шеф на месте происшествия заставил обработать на пальцы салон машины Асатуряна. Я еще покривился — что это даст? А знаешь, что это дало?

— Догадываюсь, Леша. На рулевом колесе нет пальцев Асатуряна.

— Блин, Машка, все еще круче. В комнате, которую снимали загадочные мужики, я тоже все на пальцы обработал. И еще микрочастицы кое-где поснимал.

Так вот, на рулевом колесе в осетриновской машине — пальцы из тех, что я в комнате собрал. И на водительском сиденье две шерстинки совпали.

— Ты уверен? — я заволновалась. — Леша, но тогда…

— Подожди, Машка, это еще не все. А из-под водительского сиденья я забрал тряпочку грязную. Так, на всякий случай. Знаешь, что на ней эксперты нашли?

— Ничего, кроме оружейной смазки, в голову не приходит, — пробормотала я. И попала в точку. — Леша, напрашивается такое объяснение: Осетрина замышляет похищение жены Масловского, привозит исполнителей, те осуществляют похищение…

— Не воображайте, Мария Сергеевна, что вы одна тут умная, — прервал меня Кораблев, как толвко дожевал конфеты, найденные им в серванте. — Я тоже могу рассказать, что было дальше. У Масловского, знаете, какая служба безопасности? Куда там нашему РУБОПу… Когда ему выставили требование денег, его бойцы нашли как-то исполнителей, вытащили их с бабой вместе…

— Мы уже проверили, Масловский и жена его в понедельник улетели в Испанию, — вставил Лешка.

— Попрошу меня не перебивать, — поморщился Кораблев и продолжил:

— И помочили исполнителей. А трупы закопали где-то.

— Да? — я прищурилась. — Всех троих помочили?

Кораблев кивнул и развернул фантик на очередной конфетке.

— Ленечка, а как же пальцы на руле асатуряновской машины? Они там могли остаться при единственном условии — этот человек сидел за рулем, когда машина приехала в ювелирный магазин. Но это, стесняюсь сказать, случилось через два дня после похищения.

— Вечно вы, Мария Сергеевна, все опошлите, — проворчал Кораблев. — Все так хорошо сходилось…

— Ладно, это детали. Скажите мне, что с делами?

Лешка понял, что я хотела сказать.

— Маш, — он покаянно склонил голову, — из-за меня тебя накажут. Ты ведь хотела дело возбудить, а я поддался на провокацию и постановление об отказе вынес от твоего имени. И шеф тоже — последние волосенки на себе рвет. Хочешь, я тебе буду отдавать свои премии?

— Хочу, — вздохнула я. — Ты мне расскажи, как сейчас дела обстоят?

— Городская возбудила дело по факту похищения жены Масловского…

— Без их заявления?

Лешка кивнул.

— И нам скинула. И в порядке наказания велела тебе им заниматься. А у меня разбой по ювелирному, создана бригада.

— А кто в бригаде?

— Ты и я.

— А оперативное сопровождение?

— Неофициальное — вон Леня…

— Что значит «неофициальное»?

— Ну, — Лешка помялся, — официально с нами ФСБ работает. А Ленька так, подсвечивает…

— А кто из ФСБ? Я их знаю?

— Царицына ты видела на месте происшествия. А еще Серега Крушенков. Он говорит, что тебя знает.

С Крушенковым я действительно сталкивалась несколько лет назад, когда расследовала дело в отношении лидеров «Русского братства» — натуральных фашистов, у которых даже символика напоминала недоделанную свастику. Они организовали тир, в котором отстреливали бомжей, отрезали у них уши в качестве трофея, мариновали эти уши в банках и очень собой гордились.

Совместную работу с Крушенковым я вспоминала с удовольствием, несмотря на то что в сотрудничестве с ФСБ были свои особенности. Правда, Крушенков был несколько нетипичным комитетчиком, позволял себе больше, чем его коллеги, затянутые в мундиры и лопающиеся от сознания собственной значительности. Был, например, один случай, когда другие сотрудники дома на Литейном косо на Сергея смотрели из-за его нехарактерного для Большого дома поведения. Мы тогда безуспешно пытались допросить в качестве свидетеля бывшего гражданина Советского Союза, а ныне — жителя Финляндии, который из вредности отказывался пользоваться своим родным русским языком и косил под иностранца, ломано доказывая, что ему требуется переводчик. В том же РУБОПе с этой проблемой справились бы в шесть секунд; сказали бы — ах, тебе переводчик нужен? Будет тебе переводчик, и тут же пришел бы собровец в маске и, поигрывая резиновой дубинкой, спросил бы — ну, кто здесь по-русски не понимает? А?! Сразу же все начинали понимать по-русски. Рафинированные чекисты же на такое пойти не могли и пребывали в растерянности, пока Крушенков не отвел «иностранца» к окошечку и, кивнув на занесенный снегом внутренний двор главка, тихо спросил: «А слово „расстрелять» ты понимаешь?..»

Сожрав подчистую все мои небогатые продовольственные запасы, встречающие удалились с сознанием выполненного долга. А мне предстояло позвонить маме и Хрюндику, прибраться после нашествия коллег, вымыть посуду, принять душ, выгладить юбку, которую я хотела надеть завтра, и собраться с мыслями. Вот это и оказалось самым трудным. Стоя под душем, я уже не верила в то, что еще сегодня утром дышала английским воздухом и наслаждалась общением с приятным мужчиной, которому безусловно нравилась. Все это уже в прошлом, в какой-то другой жизни. А в этой жизни — выговоры, пасквили в прессе, работа на износ, долги и отсутствие денег. И еще — Италия очень далеко.

Поставив будильник на полвосьмого утра, я долго ворочалась в постели и вспоминала про Пьетро. И чем ближе было утро, тем дальше казался мне мой итальянский кавалер; да, мне было очень хорошо с ним, но это отношения без будущего: где он, а где я… Зато здесь Сашка. Может быть, стоит попробовать возобновить наши отношения? Пожалуй, я позвоню ему завтра… Хотя завтра я не смогу. Закопаюсь в бумажки, будут неприятные разговоры, испортится настроение… Интересно, угнанную «шестерку» отдали владельцу или она стоит где-нибудь на штрафной стоянке? Пальцы оттуда хоть взяли? И микрочастицы оттуда не помешают. А если Асатуряна и девушку привез в магазин водитель, то куда, интересно, он делся? Не он ли, часом, расстрелял хозяина? На тряпочке-то из-под сиденья — оружейная смазка. Если это так, то мы имеем хотя бы приблизительные, но все же приметы, со слов человека, сдававшего похитителям комнату, и соседей.

Значит, в целом не так уж мало у нас: приметы, отпечатки пальцев… Тут я остановилась. Нет, приметы сработают в случае с похищением. Пальцы — вообще ни на что не сработают. В ювелирном магазине он следов пальцев не оставил. Кроме того, вопрос: если он принимал участие в похищении, почему его не забрали вместе с остальными? А если он просто отсутствовал, когда служба безопасности Масловского нашла похитителей, то почему Асатурян его не спрятал, а наоборот, разъезжал с ним по городу? Асатурян-то нам ничего уже не расскажет.

Ладно, начнем собирать дело по крупицам, по зернышку. В конце концов, я расследую похищение человека, а не разбой, в ювелирном. Вот похищение я и отработаю как следует. А на личную жизнь, как всегда, времени уже не останется.

Глава 11

Неприятных разговоров состоялось гораздо больше, чем даже я ожидала. Не считая шефа, двое зональных из городской, зампрокурора города, отдел кадров, несколько назойливых журналистов… Кончилось тем, что я сбежала из родной прокуратуры под благовидным предлогом обсудить план расследования с сотрудниками ФСБ.

Оба чекиста сидели в небольшом, но аккуратном кабинете, где, в отличие от милицейских и прокуратурских помещений, под столами не пылились пустые бутылки, маскирующиеся под изъятые с места происшествия вещдоки, на столах и подоконниках не валялись бумаги россыпью и пачками, и корзина для бумаг была девственно пуста.

Встретили они меня приветливо и сразу стали угощать чаем из красивого сервиза, а не как в милиции — из щербатых сосудов, употребляемых для всех видов жидкости, включая кофе, водку, суп и рассол. За чаем я им рассказала о своих соображениях по поводу возможности расстрела людей в магазине одним из похитителей жены Масловского.

— Ой, Маша, кривите душой, — хитро посмотрел на меня Царицын. — Как это он в магазине своих пальцев не оставил?

— Что вы имеете в виду? — Я уставилась на него, искренне не понимая.

— А гильзы?

— Что гильзы? — Вот тут я покраснела и мысленно обругала себя за это.

— Неужели специалисты Скотланд-Ярда не найдут на гильзах отпечатков? — продолжил Царицын.

Меня окатило волной ужаса. Ко всем моим неприятностям мне не хватало еще утраты вещдоков. Ведь просила Лешку сделать все в обстановке строгой секретности… А как говаривал старина Мюллер, — то, что знают двое, знает свинья.

— Да ладно, Мария Сергеевна, — Царицын подвинул мне конфетку, — не переживайте, никто вас не сдал. Это специфика нашей организации такая, мы должны все знать о людях, с которыми работаем. Чем мы можем помочь?

Справившись с волнением и сразу прикинув, что теперь надо выбирать выражения не только в телефонных разговорах, но и дома, и в кабинете, я попыталась связно объяснить, что надо, конечно, составлять композиционные портреты похитителей и предъявлять их инспектору ДПС, на глазах которого похищение происходило, а также плотно заниматься деятельностью Асатуряна в последний месяц его жизни — распечатки его телефонных разговоров, допрос свидетелей, в чем я рассчитываю на содействие оперативников. А сама я попытаюсь размотать, откуда пошла информация про похищение в прессу. Я уже знаю, что телевизионщикам ее сообщил журналист Трубецкой, поэтому надо закрепить данные, полученные от Скачкова и допрашивать Трубецкого. И не помогут ли мне доблестные чекисты его найти и вызвать.

После этих моих слов Крушенков лениво кивнул в сторону Царицына:

— Ну, это к Андреичу. А Юрий Андреевич Царицын пообещал к завтрашнему дню высвистать мне Трубецкого и спросил, где я предпочитаю его допрашивать — у себя в прокуратуре, у них в ФСБ или в редакции, вернее, в офисе Трубецкого.

Конечно, я выбрала прокуратуру. В ФСБ хорошо допрашивать человека, если от исхода допроса зависит, отметит он пропуск и уйдет или поедет прямиком в изолятор на Шпалерной. А обычный допрос, к тому же достаточно амбициозной личности, вполне может иметь место в нашей обшарпанной прокуратуре, где со стен падает штукатурка, а в период максимальных осадков прямо на посетителей протекает потолок.

Я попросила разрешения позвонить и, порывшись в записной книжке, набрала номер мобильного телефона Елизаветы Энгардт. Мне повезло, она ответила сразу. И даже сразу догадалась, что мне нужен Скачков.

— Маша, я вас расстрою. Он опять в запое, уже второй день на работу не выходит.

— Лиза, а вы не дадите его домашний адрес?

— Сейчас, мне надо порыться. — И после паузы Энгардт продиктовала мне название улицы и номера дома и квартиры.

— С кем он живет, Лиза?

— Насколько я знаю, один. Он развелся год назад, жена уже вышла замуж за другого, квартиру они разменяли.

Я сердечно поблагодарила Елизавету и в ответ услышала:

— Не стоит, Маша, это пустяки. Вы чем сегодня вечером занимаетесь?

— Пока не знаю, — удивилась я, — а что?

— У меня две контрамарки в театр, не могу найти компаньона.

— А на что?

— В том-то и дело, что на оперу. Гастроли Большого. «Дон Карлос».

— И вам не с кем пойти? — поразилась я.

— Дело в том, что у нас народ насчет культурки-то не очень…

— Да уж. Лиза, мне, конечно, очень хочется сходить… Можно, я позвоню ближе к вечеру, когда определюсь?

На этом мы попрощались; мне, конечно, хотелось сходить в театр, но еще больше хотелось сходить туда с Елизаветой Энгардт. Надо будет как-то изловчиться и выбраться. Решив, что я изловчусь, я предложила чекистам сопроводить меня домой к журналисту Скачкову, чтобы допросить его, как предлагает УПК, «по месту нахождения свидетеля». Царицын скривился и сослался на какие-то срочные дела, а Крушенков обрадовался и тут же принял низкий старт.

Через пять минут мы с ним уже ехали к «месту нахождения свидетеля», в новостройки.

— Как тебе с Царицыным работается? — осторожно спросила я Сергея, когда мы отъехали от Литейного на почтительное расстояние.

— Наш ответ Керзону? — усмехнулся Крушенков. — Теперь ты на него решила установочку сделать?

— Да нет, просто тебя я знаю, а с ним не сталкивалась никогда.

— Понятно. Ну, что могу сказать: опер он хороший. Непревзойденный агентурист. Интеллектуал.

— Даже так?

— Ну а как же. В застойные годы университет курировал. Между прочим, юрфак.

— О-о! А как же он к вам попал? Специфика-то другая…

— Ну, с тех пор воды утекло много, кое-что изменилось. Царицын еще хороший вариант, а то нам таких насовали в отдел…

— А чисто по-человечески? Как тебе с ним работается?

— Нормально. Все нормально. — При этом Крушенков не смотрел на меня, а стал вдруг чересчур внимательно следить за дорогой. Я решила больше не приставать к нему с Царицыным.

Много раз я убеждалась, что Крушенков патологически не способен за глаза обсуждать других людей. Если речь идет о лицах, к которым он хорошо относится, любые укусы он в корне пресекает заявлением: «Попрошу о моих друзьях ничего плохого не говорить», или «Этот человек — мой личный друг, и я не хочу слушать про него гадости». Если же обсуждаются неприятные ему особы, он просто избегает разговора.

Мы довольно быстро доехали до нужной улицы, нашли нужный дом в глубине микрорайона и поднялись на четвертый этаж. На звонок нам открыла сухонькая старушка.

— Вам Андрюшу? — спросила она, и мы, переглянувшись, молчаливо решили не показывать удостоверения.

— Вчера заперся у себя, пьет, наверное, — доверчиво продолжала она. — Или спит. Он, когда так долго не выходит, обязательно спит. Бедный парень, — вздохнула она. — А вы с работы?

Мы неопределенно покачали головами, но старушка, видимо, уже для себя решила, что мы хорошие.

— А он один выпивал? — спросила я.

— Вы знаете, я не видела, как он пришел. Но даже если он не один был, они себя очень тихо вели. К нему такие приличные ребята ходят, очень тихо себя ведут. У него все друзья такие интеллигентные, всегда здороваются, обувь снимают…

Сергей попросил разрешения постучать в комнату к Скачкову и долго стучал. А старушка в это время рассказывала нам, какой Андрюшенька хороший сосед, какой он талантливый, на телевидении работает, какой заботливый, всегда ей приносит картошку и хлеб, когда она попросит, и за лекарствами ходил, когда она приболела. А жена у него была ленивая и стервозная; правильно он ее выгнал, она его не понимала… Я поймала насмешливый взгляд Крушенкова, конечно, может, жена и стервозная, только слабо верится в то, что это он ее выгнал, скорее наоборот — раз такой завидный парень до сих пор прозябает в коммуналке, навещаемый только собутыльниками.

— Скажите, пожалуйста, — обратился Сергей к старушке, умаявшись стучать, — а у вас. ключей от его комнаты нету?

Старушка покачала головой.

— Нет, у него замок хитрый.

— А как вы считаете, ничего с ним не случилось?

— Да ну что вы, Андрюша часто пьет, потом проспится — и молодцом, — заверила нас Андрюшина соседка. — А что, передать что-то надо? Вы оставьте, я передам.

Мы переглянулись.

— Мы к вечеру зайдем, — взяла я на себя инициативу.

— Конечно, конечно, — закивала соседка. — А я Андрюше скажу, что вы придете.

Спускаясь по лестнице, мы с Крушенковым порадовались за Скачкова: повезло ему с соседкой. Надо же, запойный, еще и друзей водит алкоголизироваться, а старушка так к нему относится. Хотя если они не буянят и действительно снимают обувь, то старушке тоже повезло с соседом.

— Какие планы? — спросил Крушенков, когда мы оказались на улице.

Я пожала плечами. В прокуратуру возвращаться смысла не было. Если бы я сейчас успела допросить Скачкова, я могла бы после допроса заскочить на работу, бросить там протокол и успеть в театр.

— Сережа, давай попробуем открыть комнату Скачкова. Может, он уже проспался?

— Нас в суд не потащат за нарушение неприкосновенности жилища?

— Рискнем?

— Уговорила. Только давай ради приличия кофейку выпьем, чтобы не сразу возвращаться. Тут за углом есть одна кофейня.

— А ты откуда знаешь? Ты тут уже бывал?

— Ox, Маша, где я только не бывал…

Кофейня оказалась на удивление приличной, особенно для такого Богом забытого района, да еще бармен явно обрадовался появлению Крушенкова и обслужил нас по высшему разряду.

— А в кофейни вокруг Литейного вы, наверное, не ходите? — спросила я, допивая свою чашку. — Вас там всех знают как облупленных. Раньше, пока главк не переехал, зайти нельзя было ни в одно злачное место в окрестности — обязательно наткнешься на опера, беседующего с агентом.

— Да, около «Чернышевской» еще повесили рекламу мобильной связи:

«Позвони своему агенту». Выходишь из метро и думаешь — правильно, нужно срочно позвонить агенту…

— Уголовный розыск все в «Колобок» ходил, а вы куда?

Крушенков усмехнулся.

— А есть одна забегаловка напротив, называется «Элефант»…

— Да, в чувстве юмора хозяевам не откажешь. Но вы там, наверное, с женами встречаетесь?

Минут через сорок мы снова звонили в квартиру Скачкова.

— Не проснулся? — спросили мы старушку, которая была все так же доброжелательна. Она сокрушенно покачала головой.

— Как ваше имя-отчество? — поинтересовался Крушенков.

— Вера Гавриловна, — ответила старушка, и пока мы соображали, как бы обставить поделикатнее планируемый взлом двери свидетеля, Вера Гавриловна оказала неоценимую помощь следствию. Она умоляюще сложила руки и проговорила:

— Ребятки, что-то я волнуюсь. Никогда он так долго не спал. А ну как ему с сердцем плохо, а? Давайте дверь сломаем.

— Говорите, ему может с сердцем плохо стать? — тут же закрепил успех Крушенков.

Старушка энергично закивала головой и буквально заставила Сергея ломать дверь, снабдив всеми необходимыми инструментами. Но еще до того, как замок, крякнув, поддался умелым рукам Крушенкова, я вдруг поняла, что нас ждет там, в комнате журналиста Скачкова. Надо звать понятых и осматривать комнату, потому что Скачков мертв.

Глава 12

Конечно, мы с Сергеем не стали сами осматривать труп. Вызвали местную милицию, убойщики окинули взглядом аскетическую обстановку, скудную закуску на столе и всего одну рюмку рядом с тремя бутылками из-под водки и намекнули, что здесь работа в лучшем случае для участкового. Я Христом-Богом попросила вызвать следователя прокуратуры, судебного медика, криминалиста и составить нормальный протокол осмотра.

— С какой это стати? — хмуро спросил сотрудник убойного отдела.

— Понимаете, он у нас важный свидетель. Мало ли что…

— Давайте так, — убойщик решил не лезть в бутылку, а хотя бы для вида поискать разумный компромисс, — вызовем доктора; если доктор скажет, что тут что-то не так — оформляем, а если скажет, что клиент просто перепил — тогда не обессудьте.

Я с надеждой стала ждать прибытия дежурного медика, моля Бога, чтобы приехал кто-нибудь из хороших знакомых, а пока попыталась объяснить местному оперу серьезность ситуации.

— А вы вообще кто? — поинтересовался опер, мечтая пресечь мою активность.

— Я следователь. Мы приехали его допрашивать…

— Вы из другого района. И вообще свидетель — труп нашли. Вот и сидите тихо.

Даже крушенковское удостоверение на него впечатления не произвело. Он был непреклонен. При этом он и участковый не прекращали шляться по комнате и лапать все, что попадалось под руку. Я с трудом сдерживалась, представляя возможную реакцию на мои замечания. Так я хоть могу наблюдать за обстановкой, а если меня попросят отсюда под предлогом того, что я из другого района, здесь — никто и вообще свидетель, а на самом деле, чтобы пасть не раскрывала, — процесс станет неуправляемым.

Наконец-то возвестили о прибытии дежурного медика. Когда в дверях возникла пухлая фигура Бори Панова, я не смогла удержаться от ликования. Отведя Борю в сторону, я вкратце обрисовала ему ситуацию.

— И чего ты от меня хочешь? — скептически вопросил дежурный медик. — Чтобы я заявил, что твой жмурик прошит автоматной очередью?

— Боря, заяви, что хочешь; мне нужно, чтобы составили нормальный протокол. А если ты скажешь, что здесь алкогольная интоксикация, и убудешь, то на этот труп все плюнут, оставят участкового писать в меру его разумения, и привет.

— А ты что, думаешь, что здесь не все чисто? Что здесь не алкогольная интоксикация?

— Боренька, может, и алкогольная. Меня интересует, с кем он пил и что.

Надо, чтобы пальцы тут взяли и бутылочки упаковали, как следует…

— А ты, конечно, считаешь, что ты одна во всем городе способна работать?

— Ну, местные-то по данному трупу работать не жаждут.

— Ладно, пойдем глянем, а то на нас уже косятся. — Панов повлек меня к трупу.

Надо отдать Панову должное, над трупом он повозился по полной программе. Пока он производил свои малоприятные манипуляции, я отошла к окну, стараясь не смотреть в его сторону. Одно дело выезжать на трупы незнакомых тебе людей, которые действительно можно воспринимать как материал. А вот труп человека, с которым ты не так давно разговаривал, — дело совсем другое. Ты помнишь, как он улыбался, как дергал головой, — а за твоей спиной судебный медик колет ему в глаза пилокарпин и выясняет степень выраженности трупного окоченения, уж не говорю про измерение ректальной температуры…

Закончив возиться, Панов перевернул тело-я услышала, как оно перевалилось на спину, — и подошел ко мне.

— Хоть на куски меня режь, Марья, — пропыхтел он, снимая резиновые перчатки, — пережрал он водки. Ни одного синячка на нем, никаких повреждений на слизистой рта — это уж я, из уважения к тебе, посмотрел, не вливали ли ему насильно. Забудь.

— И правда, Маша, что ты на нем зациклилась, — подхватил неслышно подошедший Крушенков. — Ты же слышала, он был запойный, соседка шума никакого не слышала. Да и мотива, извини, не вижу.

— Ну как же? Он же должен был мне сказать, что Трубецкой слил ему информацию про похищение жены Масловского…

Крушенков подался вперед и издевательски приложил мне ко лбу ладонь.

— Дорогая, ты перегрелась; про то, что он должен был тебе сказать, никто, кроме тебя, не знает. Какие у тебя планы на вечер? Ты, кажется, в театр собиралась? Вот и сходи, развейся, я тебя с удовольствием подвезу.

— Ну что ты, правда, Машка, — подхватил Панов, которому вовсе не улыбалось торчать тут до прибытия дежурного следователя, а потом еще заново описывать трупные явления, — в Джеймса Бонда заигралась? Кому он нужен, этот алкаш?

Они так на меня насели, что я устыдилась своей шпиономании.

Действительно, что это я зациклилась на этом Скачкове. Зато есть повод позвонить Энгардт. Набрав номер ее телефона, я сказала про смерть ее коллеги.

Конечно, Елизавета расстроилась, как любой нормальный человек, несмотря на то что пьяницу Скачкова она явно недолюбливала. Я не стала по телефону спрашивать у нее адрес оператора Васечкина, не желая смерти и ему, хотя сама над собой в душе посмеивалась. Мы с Энгардт договорились встретиться без десяти семь у входа в театр. Я с грустью подумала, что заехать домой переодеться я не успеваю, и Крушенков повез меня на Театральную площадь. По дороге он позвонил Царицыну и порадовал его новостью о гибели потенциального свидетеля. Царицын посочувствовал нам, но тут же похвастался, что на завтра вызвал мне Трубецкого в прокуратуру.

Сравнение внешнего вида Елизаветы Энгардт с моим, хоть она тоже объявила, что не успела переодеться, усугубило мой комплекс неполноценности.

Тем более что все, кто нас встречал на служебном входе и провожал по театру, Елизавету узнавали и бурно выражали по этому поводу восторг, а на меня смотрели как на горничную. Но поскольку у меня был богатый опыт общения с шикарной женщиной Региной, я привычно плелась в тени рыжеволосой Энгардт, уговаривая себя, что я пришла сюда спектакль посмотреть, а не себя показать.

Но Елизавета вела себя как настоящий интеллигентный человек. Когда мы уселись на отведенные для нас места, кстати, неплохие, и стали болтать, я отдала должное ее человеческому и женскому очарованию. Для начала мы перешли на «ты», по ее, кстати, инициативе. Разговаривать с ней было удивительно легко, мы сразу нашли взаимопонимание по совершенно разным вопросам.

Когда началась опера, я со злостью, обращенной к самой себе, отметила, что даже великолепная музыка и непередаваемые голоса исполнителей на фоне прекрасных декораций, не могут отвлечь меня от дурацких мыслей о работе. Я все время виртуально возвращалась в комнату Скачкова и на улицу перед ювелирным магазином, где он сообщил мне такую важную информацию. Елизавета один раз даже пихнула меня в бок, заметив, что я где-то витаю. А в антракте предложила прогуляться до буфета. Я согласилась, думая, что бокал шампанского поможет мне расслабиться. Но дойдя до буфета, мы приуныли:, было похоже, что вся эта толпа заняла очередь к прилавку еще до начала спектакля. Однако переживали мы недолго. Кто-то тронул Елизавету за плечо. Мы обернулись обе; сзади стоял уже знакомый мне Трубецкой. Одет он был опять в какие-то богемные балахоны и стал чем-то меня раздражать в ту же самую секунду, как на него упал мой взгляд.

— Лизонька, голубушка, как я рад тебя видеть! — Он, так же, как и в коридоре телецентра, припал к ее рукам. Но через некоторое время соизволил отвлечься на меня. — Познакомь меня с твоей очаровательной подругой…

— Мария, — представила меня Энгардт, правда, без особого удовольствия.

— Герман. — Он посмотрел на меня обволакивающим взглядом и припал теперь уже к моей руке. — Чудесно; девушки, а не выпить ли нам за встречу по бокальчику хорошего шампанского? — И он повлек нас мимо очереди за шампанским в какие-то кулуары.

— А ты здесь один? — успела спросить Елизавета, и Трубецкой небрежно кивнул куда-то себе за спину. Мы обе, как по команде, проследили за направлением его кивка и увидели грустно стоявшую у окна молоденькую девушку.

Она выглядела очень красивой, одета была в необычное длинное платье и потрясающе причесана.

— А-а… — заикнулись было мы с Энгардт хором, но Трубецкой не дал нам продолжить:

— Подождет.

— Какая красивая у вас спутница, — не удержалась я, — и прическа у нее, пожалуй, даже лучше наряда.

— А! — махнул он рукой. — Она модель, сегодня — прямо с парикмахерского конкурса. Сто пятьдесят шпилек в голове.

— Бедненький, — непередаваемым тоном отозвалась Елизавета, — ты до утра будешь эти шпильки из нее выковыривать…

— А ей завтра опять на конкурс, — точно таким же тоном отозвался Трубецкой, — поэтому я буду иметь ее стоя.

Между ними проскочила такая искра, что я с трудом удержалась от вопроса, не мешаю ли я им. Мы оказались в администраторской, где не заставили себя ждать шампанское и бутерброды с икрой. Когда я допивала второй бокал, отмечая, что шампанское действительно превосходное, у меня мелькнула мысль допросить Трубецкого прямо здесь, но я эту мысль отогнала, поскольку его завтрашний шок по прибытии ко мне в кабинет может дать мне хоть какое-то преимущество.

После третьего звонка мы отставили бокалы и двинулись в зал. Девушка, покорно ожидавшая своего рыцаря, вместо того, чтобы врезать ему по морде, вся прямо засветилась при виде Трубецкого. Он приобнял ее за талию и повел, нашептывая что-то на ушко, — может, извиняясь, а может, говоря гадости.

Но это было еще не все. Поскольку начался спектакль, обсудить Трубецкого мы с Елизаветой не успели. А после спектакля Герман ждал нас на улице. Он махнул рукой в сторону черного джипа и любезно предложил нас подвезти, куда мы пожелаем. Я было обрадовалась, но тут вдруг взбрыкнула Елизавета. Она в довольно резкой форме посоветовала ему не перегружать свой транспорт дамами и, дернув меня за руку, потащила на проезжую часть, где в мгновение ока остановила проезжавшую автомашину, запихнула меня туда, и мы так резко рванули с места, что я даже не успела увидеть разочарованного Трубецкого.

Буквально через пять минут мы остановились на углу Измайловского и Москвиной, и Елизавета вытащила меня из машины.

— Маша, зайдем ко мне? Мне надо успокоиться, а одна я буду на стены бросаться…

Разве могла я оставить Елизавету в такую трудную минуту? Конечно, я согласилась, и вскоре мы уже пили мартини на ее кухне.

— Нет, Маша, ты не представляешь, сколько крови он у меня выпил, — жаловалась Елизавета.

— По-моему, он до сих пор к тебе неравнодушен.

— Да-а, неравнодушен! Это он мягко стелет, а сам только и смотрит, как бы побольнее укусить, куда бы вцепиться! Ты не представляешь, что это за змей!

— Лиза, а ты? Почему ты не можешь спокойно к нему относиться?

— Я?! Я не могу ему простить!.. Если бы ты знала, как он об меня ноги вытирал!..

— Лиза, я не могу себе представить, чтобы кто-то вытирал об тебя ноги!

Вот я — это другое дело…

— Ха! Да об меня вообще всю жизнь мужики ноги вытирают, как о половую тряпку, — пьяным голосом пожаловалась великолепная телезвезда.

— По-моему, ты говоришь ерунду, — не менее пьяным голосом отвечала я, — вот об меня ноги вытирали, это да!

Хорошо помню, что после этого состоялась длительная и ожесточенная дискуссия, кто из нас больше подвергался унижениям со стороны мужчин, с душераздирающими примерами. Я лично с большим удовольствием вспомнила обиды, причиненные мне всеми моими мужиками, причем особенно досталось Сашке. Зато, как я добралась до дому и легла спать, я помню плохо.

Утром я еле продрала глаза и спохватилась, что сегодня мне нельзя опаздывать, ввиду явления важного свидетеля.

К приходу Трубецкого я даже навела суперпорядок у себя в кабинете.

После долгих размышлений я решила его допрашивать в форме. Что поделаешь, не воспринимают мужчины женщин на таких должностях. Им наверняка кажется, что женщина не может мыслить здраво и объективно, и в голове у нее одни побрякушки.

Хотя, может, и правильно. Я со смехом вспомнила случай, который имел место много лет назад и научил меня не заниматься своей внешностью на работе при открытых дверях.

Я была молодым следователем и в тот день дежурила по району. Утром мне позвонили из территориального отдела милиции и порадовали тем, что мне есть работа — дело по сопротивлению работнику милиции. Злодея вместе с потерпевшим милиционером обещали привезти ко мне в прокуратуру, что было весьма удобно, но извинялись и просили подождать до обеда, так как машина в разгоне.

А поскольку на день дежурства я, уже наученная горьким опытом, никаких дел не назначала и свидетелей не вызывала (по закону подлости можно все свое дежурство просидеть в прокуратуре, изнывая от отсутствия происшествий; но если уж ты решил кого-то вызвать и допросить, уж будь уверен, что происшествия посыплются, как из рога изобилия, еще до того, как ты утром переступил порог прокуратуры), до обеда мне предстояло промаяться от безделья. И я решила заняться тем, на что мне дома времени не хватало: накрасить ногти. Сняв заранее припасенным ацетоном облупившийся лак, я аккуратно покрасила ногти свежим, для сушки лака растопырила пальцы над девственно чистым столом, подготовленным к работе по дежурному материалу, и как раз в этот момент распахнулась дверь, и два милиционера ввели сопротивленца — машина нашлась гораздо раньше обеда. Я извинилась и, размазывая непросохший лак, приступила к выполнению следственных действий.

Возбудив дело, я взяла со злодея подписку о невыезде, выдала ему запрос на работу и велела через неделю принести характеристику.

А на следующий день я разбирала вешдоки и сковырнула лак с ногтя. Благо флакончик с лаком был под рукой и я никого из посетителей не ждала, я уселась за стол, подкрасила дефектный ноготь и стала ждать, когда лак высохнет.

И надо же было такому случиться, что сопротивленец прибежал в прокуратуру с характеристикой не через неделю, как договаривались, а именно в тот день. Он, нежданный, распахнул дверь моего кабинета и увидел следователя, сидящего все в той же позе, с растопыренными пальцами, с высыхающим лаком на ногтях. Что он должен был подумать про такого следователя? Разумеется, только одно: что я целыми днями крашу ногти вместо того, чтобы расследовать дела.

Конечно, после этого красить ногти на работе я не перестала, но приучилась для маникюра запираться в кабинете.

Зная со слов Антона Старосельцева, как Трубецкой относится к женской карьере, и особенно наслушавшись Елизаветиных страшилок, я заранее приготовилась к его колкостям и представила, как он будет пытаться меня унизить. Но не могла отказать себе в удовольствии похихикать над тем, в какой шок он впадет, обнаружив, что обгаженная им в прессе следователь Швецова — та самая Машенька, с которой он был столь галантен в опере.

И вот в дверь постучали, и, дождавшись моего разрешения, в кабинет вошел Герман Трубецкой собственной персоной. И я поразилась, насколько одежда меняет человека. На нем был прекрасно сшитый строгий костюм, белая рубашка, галстук с каким-то изысканным рисунком, и по тому, как он прошел от двери до стола, протянул мне свой паспорт и присел напротив, я увидела, что он умеет носить такие костюмы и носит их с удовольствием.

При этом Трубецкой выиграл не только первый, но и второй раунд, ни жестом, ни взглядом не показав, что мы с ним где-то встречались. Ну что ж, я тоже решила не признаваться в нашем знакомстве и надеялась, что хотя бы этим, в свою очередь, его разочаровала.

Открыв его паспорт, я для начала отметила, что там указана фамилия — Трусов, а потом внимательно просмотрела все до единой страницы, проверив наличие фотографий, штампа о регистрации, и не смогла отказать себе в удовольствии рассмотреть печати загсов — о браке и разводе. Нового штампа о браке, после развода с Энгардт, не было.

Трубецкой терпеливо ждал, пока я изучу его документ. Я достала протокол допроса и, глядя в паспорт, заполнила графы с данными о личности. Потом огласила текст предупреждения об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний и содержание статьи пятьдесят первой Конституции, о том, что он вправе не свидетельствовать против себя и своих близких. Трубецкой послушно расписался в указанных мной местах по-прежнему не говоря ни слова, отложил ручку и стал смотреть мне в глаза с выражением пай-мальчика.

— Вам рассказали, зачем я вас вызвала? — спросила я Трубецкого, придвигая к себе протокол.

— Рассказали, — кивнул он, — и если честно, я удивлен, что вы не отменили вызов.

— Интересно, почему я должна была отменить вызов? — поддалась я на провокацию. А надо было приступать к допросу, без всяких лирических отступлений.

— Вы же юрист, Мария Сергеевна. Вы должны были предвидеть, что я заявлю вам отвод. Ведь между нами неприязненные отношения из-за моей публикации о вас.

— Герман Витальевич, — покачала я головой, — вы ведь тоже юрист. Разве вы не знаете, что свидетели у нас не обладают правом отвода следователя?

— Хорошо, я давно уже не занимался юридической практикой и неверно сформулировал. Вы сами должны заявить о невозможности допрашивать меня в связи с тем, что между нами неприязненные отношения.

— То есть вы хотите сказать, что испытываете ко мне неприязнь?

— Я? Упаси Боже… — рассмеялся Трубецкой, запрокинув голову, и я не могла не отметить, насколько он все же обаятелен.

— Значит, вы ко мне неприязни не испытываете, — констатировала я. — Но и я к вам неприязни не испытываю. Тогда о каком отводе речь?

— Вы не испытываете ко мне неприязни? — Трубецкой даже крутанулся на стуле. — Может быть, вы не читали мою статью?

— Читала, Герман Витальевич.

— И спокойно ее восприняли?

— Нет, очень расстроилась.

— Вот именно. Значит, все-таки обозлились на меня.

— Нет.

— Я вам не верю!

— Это ваше личное дело.

Трубецкой уставился на меня с недоверием:

— То есть вы на меня не обиделись?! Как такое может быть?

— Послушайте, Герман Витальевич, у вас что, был заказ меня обидеть, когда вы писали эту статью? Что вы так негодуете? Не обиделась я, потому что считаю, что вы абсолютно правы. Я по своей вине попала в эту ситуацию, и гневаться на вас было бы по-детски.

— Но статья написана в таком тоне… Меня позабавило, что он вроде как начал уже извиняться.

— Да, тон, конечно, неласковый, но для критической статьи вполне допустимый.

— Ну что ж, один-ноль в вашу пользу, — Трубецкой развел руки. — Допрашивайте.

— Собственно, у меня только один вопрос: откуда вы узнали о похищении жены Масловского?

— Из вечерней программы городской информационной службы, из уст Лизоньки Энгардт, как вам известно — моей бывшей жены, — мило улыбаясь, отчеканил Трубецкой.

— Да? А вот журналист, делавший репортаж с набережной, утверждает, что ему об этом происшествии сообщили вы. — Говоря это, я уже понимала, что проиграла.

— И вы можете предъявить мне показания этого журналиста? — как я и ожидала, парировал Трубецкой. Я бы его уважать перестала, если бы он этого не спросил.

— Я вам не обязана предъявлять какие-либо показания, — сопротивлялась я, скорее из приличия.

— А можно полюбопытствовать, что это за журналист?

— Ну-у, Герман Витальевич, осечка, — протянула я, — как же вы не помните, что это за журналист, если вы смотрели новости, из которых узнали о похищении?

— Никакой осечки, — спокойно ответил Трубецкой. — Я до сих пор нежно отношусь к Лизе, и если она ведет программу, смотрю только на нее. А кто делал репортаж, мне и ни к чему…

Черт! Черт, черт! Мне надо было это предвидеть! Почему я была так уверена, что Трубецкой мне сдаст все свои источники информации? Теперь надо осторожно выяснять, знает ли он уже о смерти Скачкова.

Я вытащила из ящика стола бланк протокола очной ставки и положила перед собой.

— Герман Витальевич, вы готовы к очной ставке с журналистом? — спросила я, заполняя «шапку» протокола: дату, место и время проведения следственного действия, и свою фамилию.

Герман Витальевич и глазом не моргнул:

— А почему я должен возражать?

— Потому что он вам в глаза скажет, что вы лукавите.

— А почему вы так уверены? — прищурился Трубецкой. — Может быть, он признается, что наговорил на меня.

— А какой смысл?

— Чтобы скрыть свои источники информации…

Дальше играть в пятнашки было бессмысленно. Занеся над протоколом шариковую ручку, я проговорила:

— Ну что ж, я вас предупредила об ответственности за ложь.

Трубецкой пожал плечами. Я быстро записала все, что он сказал, и подвинула протокол к нему. Он пробежал по тексту глазами и без моей подсказки расписался во всех нужных местах. Отложив ручку, он с улыбкой взглянул на меня:

— Раз вы не испытываете неприязни ко мне, могу я пригласить вас пообедать?

Поскольку разговор принял неофициальный характер, я оперлась подбородком на сложенные кулачки.

— Чтобы этой неприязни не возникло, думаю, что мне нужно отказаться.

— Жаль.

В жизни не видела, чтобы кто-то более искренне сожалел о невозможности пообедать со мной. Он поднялся, застегнул пиджак и пошел к дверям. Вышел он, не оглядываясь.

А я взяла телефонную трубку и набрала номер морга. Марина Маренич, которой был расписан труп Скачкова, сначала сварливо высказала мне все, что она думает о таких торопыгах, как я, которые, видимо, считают, что придя на работу, она должна все бросить и бежать вскрывать покойничков; я бы еще в полдевятого позвонила… Потом сжалилась и сообщила:

— Алкогольная интоксикация, Машка, спи спокойно. Вариантов нет. Хотя не понимаю, зачем я тебе это рассказываю, это же не твой труп? Райончик-то, тю-тю, другой, а?

Держась за больную голову, я попыталась привести мысли в порядок. Что у меня осталось? Потерпевших по делу о похищении Масловской, я, похоже, не получу, но это уже на совести городской прокуратуры. Значит, надо хоть кого-то допросить. Инспектора ДПС, у которого я, слава Богу, взяла по горячим следам объяснение. Надеюсь, хоть он-то в пределах досягаемости. Соседей похитителей Масловской уже допросил Лешка и с фотороботами поработал. Надо попробовать найти оператора Васечкина, но что-то мне подсказывало, что на мои вопросы, слышал ли он, как Скачков возле ювелирного магазина сказал мне про Трубецкого, тот в лучшем случае недоуменно пожмет плечами. Но даже если он это слышал, доказательство из этого хлипкое. Хотя у меня не было сомнений в том, что действительно навел на это происшествие Трубецкой; Скачков мне тогда не соврал.

А теперь ниточка оборвалась, тупик.

Я еще раз перелистала тоненькое дело. Когда-то моя наставница по следственному мастерству учила меня: в затруднительных случаях допрашивать нужно всех, чьи фамилии упоминаются в материалах дела; а если совсем хреново с доказательствами, то допрашивать нужно всех, чьи фамилии приходят на ум по поводу дела.

И мне на ум почему-то пришла фамилия Розы Востряковой, вдовы гинеколога-самоубийцы, которая в разговоре со мной упоминала про Масловскую и даже высказала версию, что та сама организовала похищение.

Но до вызова Востряковой я решила допросить родителей девушки, погибшей под ножом гинеколога. В конце концов, кроме похищения, у меня есть и другие дела, за которые с меня рано или поздно спросят, а уж этих-то людей мне надо допрашивать в любом случае. Созвонившись, я получила заверения, что они приедут прямо сейчас, и вообще они недоумевают, почему их так долго не вызывали.

Папа девочки занимал достаточно высокий пост в администрации, мама не работала. В моем кабинете они вели себя прилично, не кричали и не топали ногами, как это иногда бывает, но робко удивились, узнав, что дело будет прекращено за смертью виновного — Вострякова. Они переглянулись (вопреки правилам, я позволила им остаться в кабинете вдвоем), и мужчина спросил:

— Скажите, а жена гинеколога не будет наказана?

— А она-то за что? — удивилась я.

Помявшись, мужчина продолжил:

— Мы понимаем, что сами виноваты. Элька еще сама ничего не соображала, матери поздно призналась, что залетела, — мать всхлипнула, — а мы стали искать варианты, чтобы все было шито-крыто.

— На таком сроке, как у нее, уже не лечь было на аборт просто так, — добавила мать погибшей девочки. — Надо было искать знакомых, чтобы сделали по медицинским показаниям…

— Она же девчонкой совсем была, зачем ей это? — вступил отец. — Да и работа моя… Увидят ее фамилию в больнице, ниточки ко мне потянутся, зачем это надо? А тут Вострякова подвернулась и посоветовала нам обратиться к ее мужу, чтоб Эльку в клинику не класть. Говорит, он на дому все сделает в лучшем виде.

Сделал… — Мужчина замолчал и отвернулся.

— Простите, я не совсем поняла, что значит «подвернулась» Вострякова?

Вы раньше с ней были знакомы? — Тут я пожалела, что стала допрашивать их вместе, но не выгонять же было теперь кого-то из них, тем более что оба они расстроились и хлюпали носами.

— Да… так, — наконец ответила женщина.

— А подробнее? Можно узнать, где вы познакомились? И когда?

— Я не помню. Так, шапочное знакомство. Но когда возникает экстремальная ситуация, поневоле вспоминаешь даже шапочные знакомства, — неуверенно пояснила женщина.

И я удовлетворилась этим объяснением, несмотря на то, что мне что-то не нравилось в поведении родителей погибшей девушки. Но, видимо, мысли мои настолько были заняты похищением, что я не обратила внимания на некоторую фальшь их ответов.

Когда потерпевшие распрощались со мной, я потянулась было к телефону, чтобы созвониться с Востряковой, но меня отвлек вошедший без стука в кабинет оперуполномоченный Федеральной службы безопасности Царицын.

— Что поделываем, Машенька? — ласково спросил он, наполняя мой кабинет волнами оптимизма.

— Собираюсь вызвать кое-кого.

— По похищению? Трубецкой-то был?

— Был, спасибо. Нет, по старым делам, надо заканчивать, чтобы спокойно заниматься Масловскими.

— Логично. А что Трубецкой? Успешно?

— Нет, Юра. Полный ноль. Категорически отказывается, что это он Скачкова навел на информацию о похищении.

— Значит, тупик?

— Пока да, — с грустью согласилась я.

— Ну, это временно, — утешил меня Царицын. — Мы тебе что-нибудь найдем, без работы не засидишься. — я почему-то поверила. — Машуль, а я к тебе по делу.

Выпиши-ка постановленьице на обыск в конторе у Масловского.

— Обыск? У Масловского?! — удивилась я, отметив, что еще вчера мы с Царицыным были На «вы». — А можно спросить, что вы собираетесь там найти?

— Видишь ли, Маша, — Царицын присел на свидетельский стул и доверительно наклонился ко мне, — иногда обыск проводят не для того, чтобы что-то забрать, а для того, чтобы что-то положить.

Я кивнула. Да, действительно, логика в этом есть. Все знают, что офис Масловского охраняется, как бункер президента: с улицы можно войти в первый «шлюз», только если тебе назначено время визита и названная тобой фамилия совпадает с внесенной в список. А дальше — паспортная проверка, как в аэропорту, металлоконтроль и «шлюзы» на каждом шагу, за каждым поворотом коридора. Во всех коридорах и кабинетах все просматривается и прослушивается, поэтому тихо засверлиться, чтобы всунуть аппаратуру для прослушивания, или внедрить кого-нибудь туда; чтобы он навесил «крокодилы» на телефонную коробку либо прилепил «жучок» в кабинет, практически невозможно. Зато в обстановке обыска, когда люди в масках, войдя в офис на основании постановления, дающего такое право, рассосредоточатся по коридорам и кабинетам и даже на время отключат видеокамеры и магнитофоны, засунуть туда прослушку — самое то.

Поэтому я послушно напечатала постановление, сходила к шефу за санкцией, поставила печать и вручила бумагу Царицыну.

— Спасибо, Машуля, оперативно, — похвалил он меня. — А ты с нами не поедешь? Наши следователи сами на обыска ездят и протокол пишут.

— Раз вы собираетесь не искать, а прятать, не думаю, что я вам там нужна. Вот когда будете что-нибудь изымать, тогда я с вами поеду. А вы уже в суде санкцию на прослушку получили?

— А то! — И Царицын, махнув постановлением, убежал, но вернулся из коридора, чтобы спросить про Скачкова.

— Все чисто, Юра. Алкогольная интоксикация, следов насилия нет.

— Ну и хорошо.

— Юра, подожди. Скажи мне, что ты думаешь про связь между похищением Масловской и убийством Асатуряна?

— Что я думаю? — Царицын усмехнулся. — Связь, безусловно, есть.

— А конкретнее?

— Что может быть конкретнее? Ты же знаешь, чем Асатурян занимался?

Организовывал похищения, а потом разводил заинтересованных.

— Ну-ну?

— Маша, ну ты же все сама понимаешь. Он нашел исполнителей. Масловскую похитили, люди Масловского их нашли, девушку вернули в объятия мужа, а похитителей в лес увезли.

— Хорошо, а кто тогда Асатуряна замочил?

— Люди Масловского. — Царицын сказал это так убежденно, что я тоже в это поверила.

— А ты знаешь, что на руле машины Асатуряна — пальцы из квартиры, где был штаб похитителей?

— Ну, знаю. И о чем это, по-твоему, говорит? Еще неизвестно, когда они туда попали.

— Если бы Асатурян сам вел машину в день убийства, то на руле были бы его отпечатки.

— Ты хочешь сказать, что в магазин Осетрину привез убийца?

— Именно. И этот убийца — один из похитителей.

— Минуточку. — Царицын положил на стол папочку с постановлением на обыск и присел. — То есть его свой грохнул? Я-то полагал, что если это заказ, то от Масловского.

— Юра, не прикидывайся идиотом. Да, скорее всего, заказ от Масловского.

А убил Асатуряна его человек.

— По заказу Масловского?

— А тебе не кажется, что могло быть так: взяли всех похитителей, но одного отпустили именно для того, чтобы он исполнил заказ?

Царицын задумался:

— В принципе могло такое быть. Значит, дело за малым? Установить этого дуста — и все, два страшных преступления раскрыты?

— Ну что, берешься за этот пустяк?

— Интересно, каким я буду в очереди? — Царицын вытащил из-за пазухи аккуратно сложенную газету — именно ту, где про нас с шефом был напечатан пасквиль. Он тщательно расправил газетный лист, и я увидела, что это другой номер. Он подвинул ко мне статью и, извернувшись, чтобы видеть текст, вслух прочитал:

— «Как стало известно редакции, в зверской расправе над четырьмя жертвами в ювелирном магазине подозревается один из тех, кто принимал участие в похищении супруги бизнесмена. Мы имеем основания считать, что охранник магазина, продавщица и подруга криминального авторитета Асатуряна были случайными жертвами, оказавшимися на линии огня. Заказ был сделан на криминального авторитета. Не исключено, что таким образом один» из похитителей зарабатывал себе право на жизнь: если ему поставили условие — чужой кровью смыть с себя вину в похищении, ему ничего не оставалось делать. Хотя для того, чтобы хладнокровно положить из автомата четырех человек, надо быть зверем. Кто же этот монстр, с руками, по локоть обагренными кровью? Кто этот новый Чикатило, за которым тянется шлейф мертвечины? Сотрудники нашего криминального отдела проводят свое, журналистское расследование, которое, смеем предположить, будет успешнее, чем вялые потуги тех, кто обязан заниматься раскрытием преступлений по долгу службы. Мы будем держать наших читателей в курсе…»

— Трубецкой? — спросила я, когда он закончил чтение. Царицын кивнул.

— Следует признать, что осведомители у них лучше, чем у нас. Во всяком случае, расторопнее.

— Кто ему сливает?! — Я была в бешенстве.

— Успокойся, Маша. И не вынашивай планы мести. Ты, кстати, не хочешь с ним подружиться? Будешь все знать из первых рук…

— Не моя специфика внедряться, я следователь. Но вот вы-то куда смотрите?

— Ха! — развеселился Царицын. — Пускай. Раз уж агентура бездействует, хоть из газет будем узнавать, какие версии надо выдвинуть.

— А вы не хотите поставить наружку за Трубецким? Не надо забывать, что именно он сообщил на телевидение о похищении. И, значит, напрямую связан с похитителями.

— Ну-у, Маша, он тебе этого не подтвердил.

— Есть еще такая штука, как внутреннее убеждение…

— Ага, которое к делу не пришьешь. А про наружку я подумаю.

Он ушел, а я снова разложила перед собой материалы по похищению и, начисто забыв про Розу Вострякову, стала соображать, где искать третьего похитителя? Почему его не забрала охрана Масловского? Или забрала и выпустила, и впрямь поставив условие отмыться путем убийства Асатуряна? В каком-то смысле, это разумно. Если Масловский хотел немедленного отмщения, то асатуряновский человек подходил для этого как нельзя лучше. Чтобы подводить к Осетрине другого исполнителя или вычислять его маршруты путем наружного наблюдения, требуется время. Если расстрел в ювелирном магазине действительно имел целью убийство Асатуряна, то в такие рекордные сроки его мог выполнить только человек Осетрины, которому тот доверял. А его, в свою очередь, могли заставить, только взяв вместе с похищенной дамой.

Но тогда, по логике, его самого должны были убрать сразу после выполнения заказа. Посмотреть, что ли, сводки, неопознанные трупы поискать?

Хотя даже если это так, вряд ли труп исполнителя выбросили без затей в придорожную канаву, наверняка заныкали так, что и самим не найти.

Сначала я позвонила в РУВД нашим криминалистам:

— Ребята, вы еще вашу штучку не отдали? Ребята сказали, что еще лежит у них, родимая. Недели две назад я зашла к ним как раз в тот момент, когда они разглядывали плоский приборчик, похожий на пенал с лампочкой, и охали над ним.

Меня под большим секретом посвятили в то, что этот приборчик реагирует на прослушивающие устройства в помещении, и сразу предложили проверить мой кабинет и квартиру. Тогда я отказалась, не зная, что придется работать с чекистами.

А сейчас пришлось поклянчить, чтоб пришли с приборчиком.

Убедившись, что у меня в кабинете все чисто, я позвонила Кораблеву;

— Леня, заскочи на полчаса, есть что обсудить.

— Щас буду, — отозвался он. — Я и сам хотел приехать, у меня тоже новости.

Кораблев приехал с полиэтиленовым пакетом, в котором просматривалось одно пирожное — заварная булочка со сливками.

— Спасибо, Ленечка, — растроганно сказала я, когда он положил ее на стол.

— Ну, вы хоть чайку заварите, — пробурчал Леня, усаживаясь на мое место, после того как я встала, чтобы поставить чай.

На стол перед Ленькой я положила красивую бумажную салфетку, поставила до скрипа отмытую чашку и собиралась благородно разрезать булочку со сливками пополам, но не успела оглянуться, как Кораблев вытащил из пакета пирожное и запихал себе в рот.

— Леня! — потрясение сказала я. — А я думала, что это ты меня угостил…

— Ну вот еще, — ответил Леня с набитым ртом. — Вас есть кому угостить, все время мужики крутом вьются, а я у себя один. И потом, гастрит у меня, надо пищу принимать по расписанию. Сейчас как раз ланч.

— Значит, так, — начал Леня, прожевав и запив свой ланч чаем, — пошуровал я тут по своим людям, чтоб даром хлеб не жрали…

— Ты хочешь сказать, что твоя агентура всегда получает все, что ты на нее списываешь? — Я бы, конечно, не была бы такой язвительной, если бы не сердилась на Леньку за его обычную бесцеремонность.

— А как же!

— А так же! Что я, оперов не знаю? В лучшем случае агенту пивка кружечку нальют. А деньги пропьют сами.

— Да ладно, — возмутился Кораблев, — я своим всегда все плачу, что положено. Никогда я на агентуре не экономил…

— Верю, верю, успокойся. Тем более что деньги там «сумасшедшие», такие суммы прельщают только бомжей и гопников.

— Гопники-то, кстати, очень много знают. — Ленька многозначительно поднял вверх палец. — А какие стукачи среди них! У меня вот на земле был такой агент…

Слово «агент» Кораблев произносил с ударением на первой букве, словно иронизируя над этим тяжким наследством, доставшимся современному сыску от Бенкендорфа и всех его исторических предшественников. Я помню, с каким остервенением это гадкое наследие пытались искоренить все перестроечные милицейские начальники; может, они в чем-нибудь и преуспели бы, предложи они уголовному розыску что-нибудь взамен агентуры, но пока ничего равноценного не придумали.

— Вы слушаете, чего говорю? Был такой золотой агент, ну кому угодно в душу влезет. И вот один раз поймал я мужика по убийству, а прокуратура на него санкцию давать не хочет; следователь ноет — пока орудие убийства не найдете, арестовывать не буду. Я мужика в «обезьянник» засунул и думаю, чего делать?

Послал за агентом. Тот приходит и с порога говорит: «От меня отстаньте, вы меня с бабы сняли. Хочу к ней, а в камеру не хочу». Ну, я ему говорю — мол, иди посиди часок, как только узнаешь у человечка, куда он топор окровавленный дел, так и вали к своей бабе. Пошел мой агент, солнцем палимый. И что вы думаете?

Заходит он в «обезьянник» и с порога говорит: «Значит, так, ублюдок, я стукач, дома меня баба ждет. Опера домой не отпустят, пока тебя не расколю, так что давай, войди в положение, говори, куда топор дел, и разойдемся».

— Вошел в положение? — Я засмеялась.

— А вы как думали. Сразу сказал… Ну ладно, хватит меня посторонними разговорами отвлекать. Давайте ближе к делу. Вы вот знаете, что у Асатуряна дачка была?

— Нет, Леня, от тебя впервые слышу. Хорошая дачка?

— Так себе. Домишко трехэтажный, огород соток двадцать. Все на отшибе.

— Ленечка, какой ты молодец! Установил дачу асатуряновскую.

— И не только установил, я и смотался туда, не пожалел своих стариковских ноженек…

— Особенно если учесть, что ты пешком даже в булочную не ходишь, все на машине. И что ж ты там высмотрел? Ведь не просто так смотался?

— Да уж не просто так.

Ленька изобразил значительное лицо и вытащил из кармана несколько гильз, которые картинным жестом бросил на мой стол. Я склонилась над гильзами и, не веря свои глазам, вцепилась в Ленькину руку.

— Да-да, — самодовольно подтвердил Ко-раблев. — Узнаете? В магазине та же серия была.

Да, гильзы были той же серии, что мы с Горчаковым собрали в ювелирном магазине. Я готова была кинуться Леньке на шею, и он это почувствовал.

— Ладно-ладно, — сказал он, выставив вперед ладонь. — Я знаю, что я великий опер.

— Слушай, великий опер, я надеюсь, ты не все гильзы там пособирал? На нашу долю для официального изъятия что-нибудь оставил?

— Видите ли, Мария Сергеевна, вы привыкли работать с коновалами, а я — специалист высочайшей квалификации и неграмотней иных следователей, не будем называть фамилии…

— Что, стреляли там, на даче? — спросила я, не в силах отвести глаз от Ленькиной добычи.

— Стреляли, стрелять начали в феврале, гильз там — хоть бульдозером греби.

— А что соседи говорят?

— Говорят, что стрельба начиналась после того, как приезжала «девятка» такого интересного цвета — называется «балтика». Только не надо меня заставлять эту «девятку» искать, мне и без этого есть, чем заняться.

— Как это, Леня? Стрелка же надо устанавливать…

— А у вас ФСБ на побегушках, вот они пусть и устанавливают. Для сведения им скажите, что сплетники на этого стрелка вешают убийство депутата Селунина, а также руководителя Северо-Западной финансово-промышленной группы Бардина. Это только в этом году. Что за ним раньше имелось — история умалчивает.

— Леня, а кто он такой?

— Если бы я это знал, он бы уже сидел перед вами и давал показания.

Нет, мои люди знают только, что Асатурян его пригрел не так давно и давал напрокат заинтересованным гражданам. Один раз его видел мой человек, но имени его не знает.

— А внешность?! — Меня уже затрясло от нетерпения.

— Да, внешность он определил недвусмысленно: говорит, такого в лесу встретишь — грибы-ягоды отдашь.

— А лет сколько?

— Молодой пацан еще. Лет двадцать.

— Леня, а где его искать? Ну, не молчи, рассказывай!

— Знаете, Мария Сергеевна, что меня в вас бесит? Так это ваша суета. Не надо суетиться, и клиент сам придет. Ну правда, не знаю я, где его искать. У него примета хорошая — лицо изуродовано, такое впечатление, что выстрелом или взрывом. Это я со слов своего человека, который его мельком видел.

Я напрягла память; нет, Горчаков ничего не говорил мне про такую особую примету одного из похитителей.

Значит, это не он отвлекал гаишника, пока с набережной уводили «ауди», подумала я. Гаишник говорил про мужчину лет сорока и наверняка бы вспомнил про обожженное лицо. Не говоря уже о том, что человека с такой приметой и не послали бы вступать в контакт с возможным свидетелем.

Я остервенело застучала в стенку Горчакову, отсчитав три минуты на то, чтобы привести себя в порядок, поскольку не сомневалась, что он опять амурничает с нашей секретаршей, запершись изнутри. Через три минуты на пороге моего кабинета появился Лешка с обалдевшим лицом и взлохмаченными волосами.

Из-под свитера выбивался край рубашки. Ради интереса я выглянула в коридор. От нашего отсека как ни в чем не бывало удалялась Зоя с деловым видом. В руках у нее была разносная книга; по ее одежде, прическе и выражению лица никоим образом нельзя было даже предположить, что она только что вскочила с коленей любимого мужчины.

— Что, Маша? — обернулась она ко мне.

— Ничего, Зоенька, все в порядке.

«Вот она, разница между влюбленным мужчиной и влюбленной женщиной, — подумала я, глядя, каким строгим шагом удаляется к себе наша Джульетта. — Мужик про все забыл, а женщина и в любовном раже все время помнит о необходимости блюсти репутацию».

— Привет, Кораблев, — сказал Лешка, подходя и протягивая Кораблеву руку. Тот поздоровался с Горчаковым и вороватым жестом заправил Лешке в штаны выбившийся край рубашки. Я сделала вид, что ничего этого не замечаю.

— Леша, — спросила я Горчакова, — скажи, что там по приметам похитителей?

— Мань, приметы нормальные только двоих, которые комнату сняли. А третьего просто видели с ними вместе возле машины, показания очень расплывчатые.

— Лица третьего не видели?

— Нет, есть только показания, что очень молоденький.

— Слушай, а тачку эту угнаную, «шестерку», уже вернули владельцу?

— Размечталась, Машка, — остудил меня Горчаков. — Ее вернули еще до твоего возвращения из Англии. Там уже все захватано, залапано.

Убедившись, что Горчаков уже пришел в себя и включился в работу, я попросила Леню рассказать снова про свои изыскания на асатуряновской даче, после чего мы втроем обсудили ситуацию.

— Похоже, что речь идет об одном и том же молодом пацане, — подвел итог Горчаков. — И примета классная у нас есть — обожженное лицо.

— Примета — это хорошо, только где его искать по этой примете, вздохнула я. — Что ж получается: Асатурян не доверял двоим своим исполнителям и к ним приставил третьего…

— Ну да, своего человека, которого еще зимой приблизил, — заметил Кораблев.

— Ленечка, ну выясни, откуда он его взял, — взмолилась я. — Смотри, сколько у нас есть всего: молодой парень, с изуродованным лицом, «девятка» цвета «балтика»…

— Я не золотая рыбка, — проворчал Леня. — Я уже и так всех на уши поставил.

— Ну?! — спросили мы с Горчаковым в один голос.

— Что «ну»? Тишина. Ума никто не приложит, откуда он взялся.

Под конец обсуждения я предложила вариант поиска, но Кораблев категорически отказался в нем участвовать.

— Это для вас, для следователей, — забрюзжал он, — я на такие подвиги не способен. Посижу, подожду, пока мне кто-нибудь что-нибудь в клювике принесет.

Горчаков тоже не проявил энтузиазма, к чему я, в принципе, была готова.

Конечно, жестоко выдирать Лешку из теплых объятий его поздней любви и бросать под танки. Ну что ж, придется бросаться туда мне, я уже привыкла, что именно там мое место.

Когда мужчины ушли, я вытащила из сейфа все свои дела, разложила на кучки, помня, что мероприятия проводятся не в порядке их срочности, а в порядке их важности, и составила себе жесткий план на ближайшую неделю. Те поиски, которые я собиралась предпринять, явно займут не меньше недели, а то и больше.

С тоской вспоминая про стажеров и практикантов, я тем не менее осознавала, что если я хочу быть уверенной в результате, то лучше сделать все самой.

Но при этом Ленька Кораблев наотрез отказался сотрудничать с Царицыным.

Вот уж у кого в распоряжении всегда целая армия мальчиков на побегушках! Если надо, полк солдат вызовут для исполнения отдельного поручения следователя… Но стоило мне заикнуться об этом, как Кораблев зафонтанировал. Чекистам-де он вообще не доверяет, они себе на уме, играют в свои игры, а уж на Царицыне и вовсе клеймо ставить некуда.

— В каком смысле, Леня? — недоумевала я.

— Говорю вам, козел он.

— Очень убедительно. Но у меня такого впечатления не сложилось.

Наоборот, его хвалят.

— И кто же его хвалит, интересно? Такие же, как он.

— Леня, ты объясни толком, почему я не могу доверять Царицыну. А то ведь так про любого можно сказать, что он козел. И про тебя в том числе.

— Во-во. Вот он и говорил…

— Ах, вот в чем дело, Леня! У вас какие-то личные счеты?

— Да какие там личные счеты? Вот еще, буду я с этим… счеты сводить…

— Леня, ты можешь связно рассказать, какие у тебя претензии к Царицыну?

— домогалась я, и наконец Ленька раскололся — Царицын в свое время разрабатывал его, Кораблева, по подозрению в коррупции.

— А какая там коррупция? Ну, помог пару раз приятелю грузы отбить от таможни, это что — коррупция? А сам-то!..

Оказывается, Кораблев, узнав про происки смежников, сам начал осуществлять оперативно-розыскные мероприятия в отношении Царицына. И выяснил интересные вещи: например, что, копая под него, сам Царицын пользовался мобильником, который оплачивала некая фирма. Эта же фирма ремонтировала его машину, а еще одна фирма производила ремонт у него дома.

— Ленька, ты и адрес его установил? — поразилась я. — Это же надо — комитетчика так обложить! Твою бы энергию да на мирные цели!

— А что толку? Куда бы я с этими моими розысками пошел? В управление собственной безопасности комитета? Не рискнул.

— Ну и что дальше?

— А ничего. Он тоже от меня отстал, испугался, видно. Хотя такие не пугаются, затаился просто до поры до времени, ждет, когда меня подловить можно будет.

— Когда это было-то?

— Что «это»? Когда он копал под меня? Три года назад.

— А что, у вас еще был конфликт?

— Ну, это как посмотреть, — скучным голосом отозвался Кораблев. — Года полтора назад наши дорожки опять пересеклись. У меня случайно информация оказалась по убийству одному, дело было в производстве Комитета.

— Ну, и что?

Кораблев, видно, так не хотел погружаться в историю своих запуток с Царицыным, что дальнейшие показания из него пришлось вытягивать клещами.

— Что-что… Скинул я им человечка, причем разговорил его, неделю убил на то, чтобы установить контакт. Да если бы я знал, что там Царицын в теме, я бы задавился им человека отдавать.

— А чем Царицын в этот раз провинился? — приставала я.

— А сделал одну вещь, которую опер делать не должен никогда, даже если ему будут пальцы отрезать по кусочкам. Как Бенкендорф говорил: «Агента надо беречь пуще семьи своей, пуще жены и детей».

— А это Бенкендорф говорил? — усомнилась я.

— Ну, не знаю точно, в общем, кто-то из этих, кто Азефа готовил. Вот это был агент! — по ходу дела восхитился Леня. — А этот… Урод! Он с человеком моим поговорил; ну, тот ему слил все, что знал, причем под запись. Я же ему гарантировал, что все будет тип-топ, вот он и не боялся.

— А что Царицын?

— А знаете, что сделал Царицын? Он эту запись разговора прокрутил заказчику убийства. Говорил, что хотел получить от того показания.

— Вот как? Ну, в общем-то, нехорошо, но не смертельно.

— Да? — Ленька как-то мрачно ухмыльнулся. — Для кого как. Для моего-то человечка как раз смертельно. Заказчик его хлопнул.

— Да ты что! — Я запереживала за Леню.

— Да. Застрелили его и язык потом отрезали. А может, сначала язык отрезали, а потом застрелили. В общем, пришел я к Царицыну и говорю ему: конечно, застрелить тебя, суку, я не могу. И язык тебе отрезать не буду. Но могу сделать так, что тебе больше никто никогда в этом городе ничего не скажет.

— А он?

— А он посмеялся только. Понимаешь, говорит, ведь чужого барабана не жалко…

После Ленькиного ухода я судорожно пыталась сообразить, как мне теперь вести себя с Царицыным. Если Ленька рассказал мне правду, то ведь это ужасно. С таким беспринципным человеком работать сложно…

Мои сомнения в некотором роде развеял сам Царицын, приехавший под вечер с протоколом обыска.

— Все в порядке, — весело отрапортовал он, кладя мне на стол бумажки. — А ты что, Маша, такая кислая? Кто тебе настроение испортил? Ты только скажи…

— Юра, — я решила действовать напрямик, — ты знаком с Кораблевым из РУБОПа?

Царицын мгновенно посерьезнел, — Знаком, — хмуро признал он. — Печальная когда-то у нас история вышла…

— А ты можешь мне рассказать эту историю?

— В принципе могу. Ты ведь звонить о ней не будешь, правда? Для Леонида это достаточно неприятно.

— Для Леонида?

— Ну да. Отмазал я его когда-то от одного дельца. У нас была информация, что он от одной фирмы деньги получает, — ну, там мобильник ему оплачивают, ремонт машины, даже в квартире ремонт делали за красивые глаза, но уже другая фирма… — Я слушала Царицына с возрастающим интересом. — Так вот, я уже готов был реализовать оперативное дело, но тут с ним контузия эта случилась, он же с тобой тогда работал? Ну, и пожалел я его, списал «корки», хоть и получил за это. Но я тогда Леонида честно предупредил: смотри, Леня, если что…

— И это все?

— Да нет, не все. — Царицын помрачнел еще больше. — После этого, из благодарности, — все-таки он себя чувствовал обязанным, — дал он мне человечка одного, с хорошей информацией по убийству. Человечек нам очень помог, но от Леонида, видимо, пошла утечка. И дошло до заказчика убийства. В общем, человечка нашли застреленным и без языка. Если бы ты знала, как Леонид это переживал! Но чисто психологически возложить на себя вину за провал своего агента он не может и изобретает разные версии, кто на самом деле виноват.

У меня тихо зашел ум за разум. Надо поспрашивать об этой ситуации кого-то третьего, объективного. Но пока я, чисто интуитивно, не стала рассказывать Царицыну про новости, которые привез Кораблев, — про парня с обожженным лицом.

Осуществляя свой следственный план установления молодого асатуряновского стрелка, я первым делом поехала в ГИБДД и запросила административную практику на «девятки» сине-зеленого цвета, который по паспорту машины гордо именуется «балтика». Когда я получила на руки огромные бумажные «простыни», содержащие искомые сведения, мне захотелось немедленно уволиться.

После длительной внутренней борьбы я призвала себя к порядку, уговаривая свой внутренний голос, что я буду сокращать круг поисков: сначала съезжу на посты ГИБДД Курортного района и Зеленогорска, может, им запомнилась эта «девятка», а дальше уже дело техники…

Второй путь был таким же сложным и многотрудным. Я планировала методично объездить все учебные заведения в городе и поспрашивать про студента или курсанта с обожженым лицом. Если в институте или училище такой есть, в деканате не могут про него не знать. Это если он студент. А если вольный стрелок…

Вопрос: где он учился стрелять из автомата? Самоучка? Любитель? Или?..

Или он только что демобилизовался из армии по причине ранения, в результате которого ему изуродовало лицо? Надо запросить все военкоматы о комиссованных в последние годы солдатах срочной службы. Впрочем, надо запрашивать и военные училища — об изуродованных курсантах. Может, еще в лицевой хирургии поспрашивать; если только его у нас лечили…

Прикинув объем работы, я отчетливо осознала, что если я справлюсь хотя бы к Новому году, то это будет просто подарком от Санта-Клауса. После мучительных раздумий, могу ли я довериться Крушенкову — все-таки знаю его давно, намного дольше, чем Царицына, и ничего плохого про него не слышала, — я рискнула.

Выманив Крушенкова из его кабинета на улицу под предлогом выпить кофе (который не люблю и пью только в политических целях), я утащила его в маленькое кафе, где все время играла громкая музыка, и осторожно рассказала ему про молодого киллера, которого в последнее время пестовал Осетрина. Я ожидала, что Крушенков предложит все рассказать Царицыну и объединить усилия, но Сергей повел себя вопреки моим ожиданиям. Он озабоченно спросил:

— Чья это информация? И кому ты еще рассказывала про это?

Я честно призналась, что это информация Кораблева и об этом еще знает Леша Горчаков.

— Хорошо, — сказал Крушенков. — Не надо больше никому говорить.

— А твоему напарнику?

— Знаешь, Маша, — медленно сказал Крушенков, — давай оставим его в покое. У него много других проблем.

Я начала злиться.

— Сережа, — начала я сварливым тоном, — согласись, что есть разница — не говорить человеку чего-то потому, что он загружен, или потому, что он предатель. Ты же фактически меня подставляешь, тем, что держишь в неведении.

— Хорошо, — резко ответил Крушенков. — Ты права. Я не доверяю ему. Я не сказал бы тебе этого, если бы…

— Если бы что?

— Если бы не знал, что он играет в свои игры.

Ничего конкретного он мне так и не сказал.

— Ладно, — сменила я тему, — что мне делать? Ты же представляешь, сколько я провожусь одна со всеми этими гаишниками, солдатами-курсантами. и студиозусами?

— Маша, — серьезно сказал Крушенков, — конспирация дороже. Давай не будем рисковать. Ты слышала страшную историю про то, как агенту язык отрезали?

— А потом застрелили?

— А может, наоборот — сначала застрелили, а потом язык отрезали.

— Сегодня я слышу эту историю третий раз. Сережа, ты можешь мне сказать, по чьей вине он погиб? Царицын как-то виноват в этом?

— Маша, неужели ты думаешь, что кто-то знает достоверно, отчего агент спалился? Будь это известно, виновника бы для начала выперли из органов, если не посадили…

— Послушай, мне надоели эти сказки ни о чем. Я ж у тебя не прошу заключение служебной проверки. Ты сам-то как думаешь? Меня интересует твое мнение.

— Я не могу обвинять кого-то, если я всего не знаю, — очень серьезно объяснил Крушенков.

«Ну да, конечно, — подумала я, — нашла у кого спрашивать, кто виноват?

Крушенков скорее язык себе проглотит, чем о ком-то плохо скажет, не имея на руках вступившего в законную силу приговора суда».

— И что же мне делать?

— Я готов тебе помочь. Давай завтра и начнем. Списки у тебя?

Я кивнула, подумав, что если Крушенков любезно подвезет меня на машине, то я могу ненадолго заехать в лагерь к ребенку, это все равно по дороге. И настроение у меня от этого серьезно улучшилось.

— А что ты будешь говорить напарнику? — поинтересовалась я.

— Придумаем что-нибудь, — махнул рукой Крушенков.

— О! Нам ведь еще надо осмотреть дачу Асатуряна и гильзы там собрать, — спохватилась я. — Может, это и скажешь Царицыну?

Крушенков поморщился.

— Тогда мы все равно сдаем информацию про молодого киллера.

— Черт, как тяжело работать, если никому ничего нельзя говорить, — расстроилась я. — Ну давай просто скажем, что надо осмотреть дачу Асатуряна.

На том и порешили.

Между прочим, Сергей пил уже четвертую чашку, и я поинтересовалась, не вредно ли так напиваться кофе.

— Может, у тебя неприятности? — спросила я. — Ты чем-то расстроен?

— Не обращай внимания, — ответил Крушенков.

С конспиративной встречи я поехала в прокуратуру. Поскольку мы договорились завтра с утра ехать по делам, мне надо было сегодня привести в порядок все остальные дела. Я провозилась до одиннадцати вечера, благо ребенок находился в лагере, и я была предоставлена сама себе. Но и к одиннадцати я еще не все сделала; оставаться в конторе мне было уже страшновато — Зоя с Горчаковым, пользуясь хорошей погодой, свалили купаться. Поэтому пришлось закрыть прокуратуру и забрать часть бумаг домой. Вот вечная проблема — как преодолеть самый страшный отрезок на пути домой: от двери парадной до двери квартиры. Даже ночью на улице мне не так страшно, как днем в своей парадной.

При этом я всегда забываю фонарик, а на лестнице часто не горит свет.

В полуобмороке добежав до квартиры, я захлопнула за собой дверь и перевела дух. И подумала, что если мафия захочет выведать у меня какие-то секреты, ей достаточно напугать меня в моей собственной парадной.

Ночью на кухне я дописывала свои бумажки, которые следовало вложить в уголовные дела, чтобы меня не уволили при первой же проверке. Писала и плакала над своей несчастной судьбой. Все нормальные люди ведут правильный образ жизни, отдыхают после работы. А я работу тащу на дом да еще сама ищу себе задания потруднее… Ну что мне стоило просто ждать, пока Кораблев получит сведения от своих агентов? На кой мне сдались все эти списки, которые выкинут меня из колеи надолго? Может быть, мне кто-нибудь скажет «спасибо»? Как бы не так. Еще и накажут, найдут за что. За волокиту, например.

В этих тяжелых раздумьях я так и заснула в одежде за столом. И проснулась с тяжелой головой и тяжелым сердцем.

С завтрашнего дня начиналась напряженная работа.

Глава 13

Всю дорогу к поместью Осетрины Крушенков чертыхался и набирал номер телефона своего кабинета — вчера он не успел предупредить напарника о том, что его целый день не будет, и волновался, не взъелось бы руководство. Но и Царицын в кабинете отсутствовал, и, по словам Крушенкова, царицынский мобильный телефон был вне пределов досягаемости.

Вилла Теодора Сергеевича Асатуряна была действительно расположена на отшибе, но с выходом к собственному куску пляжа. Каменный забор выше человеческого роста (мы с трудом попали внутрь, Крушенкову пришлось перелезать через забор и открывать калитку изнутри). Прелестный домик, и дивная территория. Сосны, песочек, цветочные клумбы, а в глубине персонального участка леса — тир. И россыпь автоматных гильз. Стреляли по мишеням, укрепленным на деревьях. Мы с Крушенковым заранее решили, что не будем вызывать криминалистов; если придется что-то фиксировать и изымать, сфотографирует все Сергей. Пока мы возились с гильзами, собирая их в конверты и отмечая на плане, откуда мы их берем, пока маркировали каждую, чтобы потом можно было точно сказать, где была обнаружена каждая гильза, солнце начало садиться. Запахло разогретой на солнце хвоей, и откуда-то из-под дома выполз, щурясь на солнце, крохотный черно-белый котенок. Когда мы закончили осмотр, Крушенков взял котенка на руки и посадил себе за пазуху.

— Он же тут пропадет, — сказал он. — Наследников у Осетрины нету, все выморочное. А что ты, кстати, думаешь с понятыми?

— Впишем кого-нибудь, — отмахнулась я. — Мы и сами-то еле сюда попали, а еще и понятых тащить…

Но войти без понятых в дом мы не решились. Котенка Сергей забрал с собой и посадил на заднее сиденье. Котенок, как будто всю жизнь ездил в машинах, забрался под заднее стекло и стал смотреть на дорогу.

— Кого бы привезти понятыми? — заволновалась я.

Меня уже засвербило; мне казалось, что в доме лежат полные данные киллера с обожженным лицом, а также его отпечатки пальцев и весь набор доказательств его участия в преступлениях. А мы уезжаем все дальше и дальше от этого места!

Я так причитала, что Крушенков зарулил в попутную деревню и уболтал первых попавшихся бабушек поприсутствовать при осмотре. А заодно и пролоббировал интересы котенка, выпросив для него блюдечко молока.

Старушки собрались в рекордные сроки и, зажимая в руках паспорта, торжественно уселись на заднее сиденье.

Подъехав к вилле Осетрины, Крушенков непонятно из каких соображений оставил машину за лесочком, а нам предложил пройтись до виллы пешком. Котенок выскочил из машины и побежал к вилле впереди нас, взрывая лапами сухие сосновые иголки, которыми была устлана земля.

Подойдя к двери виллы (дачей этот дом назвать язык не поворачивался), Крушенков пустил в ход прихваченные из машины инструменты. Я про себя посмеялась над тем, что этого высококвалифицированного оперативника в последнее время приходится использовать в качестве слесаря или водителя. Бабушки-понятые реагировали на все абсолютно спокойно, поскольку Сергей заблаговременно показал им внушительное удостоверение с магическими словами «подполковник ФСБ». Он довольно быстро справился с дверью, причем даже не слишком покрушил ее — снаружи было практически незаметно, что дверь взломана. Образовавшиеся опилки он аккуратно собрал в пакетик и унес.

Мы вошли внутрь, осмотрелись, в холле усадили бабушек в удобные кресла и начали Осмотр. Крушенков отправился обследовать верхние этажи, а я зашла в спальню, соединенную с роскошным санузлом, из мрамора и меди.

В доме был некоторый бардак, свойственный жилищам холостяков, которых посещают ленивые и необязательные женщины. Следы женщин, причем разных, мы находили на каждом шагу — я сужу по разным помадам, брошенным во всех углах дома; помады были разных фирм, диаметрально противоположных цветов и даже сточены были по-разному. Для одной женщины этого было слишком много. Да и нижнее белье, разбросанное в укромных уголках, очевидно, принадлежало разным леди. Осетрина явно не скупился на своих крошек — везде валялись новые, порой даже нераспечатанные дорогие косметические наборы, а в шкафу нашлись даже две норковые шубы, разные по росту и фасону.

Все это было хорошо, но женщины Теодора Сергеевича Асатуряна меня не интересовали ни в малейшей степени. Я лезла вон из кожи, стараясь найти следы пребывания молодого человека с обожженным лицом. Я так зациклилась на этом обожженном лице, что даже не обратила внимания, как во дворе истошно пискнул котенок и тут же замолк.

В следующую минуту я практически не удивилась и не испугалась, когда закрыла дверцу шкафа и встретилась глазами с незнакомым человеком. Но это был шок. Мы продолжали смотреть друг другу в глаза, не мигая, и шок постепенно проходил; а меня с ног до головы медленно охватывал липкий ужас. Я с трудом, сделав невероятное усилие над собой, оторвалась от его черных зрачков и перевела взгляд на лицо. И чуть не умерла от страха: черные немигающие глаза смотрели на меня с изуродованного, красно-фиолетового лица. В следующее мгновение человек, стоящий передо мной, резко выбросил вперед руку, и я упала.

Только сильно стукнувшись затылком об пол, я пришла в себя и попыталась закричать, позвать на помощь Сергея. И, как в кошмарном сне, поняла, что не могу выдавить из себя ни единого звука, кроме сиплого писка.

Даже и не знаю, сколько я пролежала на полу, хрипя и ощупывая голову.

Когда я смогла приподняться на локте и оглядеться, в комнате уже никого не было. Из холла доносилось спокойное воркование старушек.

Кое-как поднявшись, я с трудом дотащилась по лестнице до второго этажа, поминутно оглядываясь и вздрагивая. Вскарабкавшись наверх, я завертела головой в поисках Крушенкова и вдруг осознала, что у меня страшно болит шея. Услышав шорох из комнаты напротив лестницы, я на негнущихся ногах подкралась и заглянула туда. Крушенков сидел у окна и перебирал бумаги, вываленные на письменный стол.

— Зачем этому ублюдку нужен был письменный стол? Он и писать-то не умел, — бормотал Крушенков, роясь в бумажках. — А, Маша?

Обернувшись, он посмотрел на меня и испугался. Вскочив так резко, что половина бумаг рассыпалась, он подбежал ко мне:

— Господи, Маша! Что случилось? Ты упала?!

Я помотала головой и скривилась от боли в шее.

— Скажи, что произошло?! — добивался от меня Крушенков, поддерживая меня за локти и разглядывая мою шею.

Поскольку я говорить так еще и не могла, а только мычала, он бережно подвел меня к зеркалу на стене, и оно отразило мои совершенно безумные глаза, встрепанные волосы и красную полосу на шее.

— Машка, да скажи же ты хоть слово? — Крушенков легонько потряс меня за плечи, и я обрела способность говорить. Все еще хрипя, я сбивчиво рассказала, что в дом как-то проник тот самый киллер с обожженным лицом. А может, он уже был в доме, когда мы вошли, ведь старушки-понятые его не видели. А вдруг он и сейчас еще в доме? Тут силы покинули меня, и я разрыдалась на груди у испуганного Крушенкова. А он не знал, что со мной делать, и покорно стоял, пережидая мою истерику.

Наконец я относительно успокоилась и, продолжая мертвой хваткой держаться за кру-шенковский рукав, поведала ему, как я смотрела в глаза убийце.

— Ну, теперь мы, по крайней мере, знаем, что он существует на самом деле и был связан с Осетриной, — мягко сказал Крушенков. Он осторожно подвел меня к креслу у окна и усадил. — Ты побудешь тут одна немного? Я пройдусь по дому…

— Нет! — захрипела я что было сил. — Не уходи! Я боюсь! Я пойду с тобой.

— Хорошо, — пожал плечами Крушенков. Наверное, он решил со мной не спорить. Достав пистолет и передернув затвор, он левой рукой взял меня за руку, и мы тихонько пошли на разведку.

Совершая вслед за Крушенковым осознанные действия, я как-то постепенно успокоилась и смогла общаться на профессиональном уровне. Дом старый чекист Крушенков осмотрел качественно; я плелась за ним и только отмечала, что ни в одном из обойденных нами помещений следов преступника нет. Бабушки и впрямь все это время просидели в креслах в холле, но за их спинами вполне возможно было незаметно проникнуть в дом. Выйдя во двор, Крушенков, не убирая пистолета, присел на корточки перед безжизненным тельцем черно-белого котенка.

— Все-таки он вошел через дверь, — сказал он, подняв на меня глаза. — Если бы он через окно влез, он шел бы другой дорогой. Жестокий, скотина.

Отморозок.

— Да, — согласилась я. — Он не в доме был, а пришел с улицы; я ведь сначала услышала писк котенка, а потом появился он.

— Он тебя по шее ударил, Рэмбо хренов. — Крушенков поднялся на ноги и рассматривал след у меня на шее. — Чуть промахнулся, хотел, наверное, вырубить, чтобы ты сознание потеряла.

Я машинально схватилась за шею. Было больно и обидно. У меня на глаза навернулись слезы при мысли, что описать этого Рэмбо я не смогу. Хоть я и смотрела на него в упор довольно долго, я не запомнила ничего, кроме черных глаз и багрового пятна на лице. Я снова как будто увидела перед собой это обезображенное лицо и затряслась. Крушенков обхватил меня за плечи и стал гладить, успокаивая. При этом пистолет в его руке стволом больно ездил мне по уху, но я терпела.

— Маш, ты, главное, никому не говори об этом, — шептал мне на ухо Крушенков. — Шефу своему доложи — и все, ладно? У тебя есть кофточка какая-нибудь с высоким воротом, чтобы шею прикрыть? Или платочек повяжи на шею…

— А Лешке? А Кораблеву? — всхлипывала я.

— Пока не надо, — убеждал Крушенков. Конечно, после этого происшествия мы скомкали осмотр, сунули бабушкам подписать то, что успели заложить в протокол, и уехали. Довезя бабушек до места, Крушенков предложил поесть в каком-нибудь из окрестных ресторанчиков, которых на трассе видимо-невидимо. Я сомневалась, что мне полезет в горло пища, да и глотать было еще больно, но выпить, чтобы успокоиться, мне хотелось.

Устроившись в темном углу какой-то шашлычной, мы с Крушенковым наконец смогли спокойно обсудить происшедшее.

— Зачем он приходил, Сережа? Что ему нужно было в доме?

— Конечно, что-то взять важное, — согласился со мной Крушенков. — То, чего мы с тобой так и не нашли. Ну что, после того как мы там засветились, может, взять курсантиков и прочесать дом? Каждый квадратный сантиметр проверим, а?

— Сережа, в любом случае, наверное, надо засаду там оставить. А вдруг наш киллер просто там живет? И спокойно вернулся домой после трудового дня?

Но по некоторому размышлению мы эту версию отвергли. Во-первых, даже если он не заметил, что замок в двери взломан, не заметить того, что дверь открыта, он не мог. Если он пробирался в дом через входную дверь, минуя холл, старушек в холле он тоже не мог не заметить. Но все равно в дом проник; значит, что-то ему там было позарез нужно. И мне пришлось с прискорбием признать, что это «что-то» он вполне мог уже, найти и унести, пока я валялась за шкафом, беспомощная, как опрокинутый на спину жук.

Потом Крушенков ушел созваниваться, и в рекордные сроки отрапортовал, что засада будет. А сам изъявил желание отвезти меня домой и проследить, чтобы там мне не грозили никакие неожиданности.

— Сережа, а может, нужно подождать, пока твои люди не приедут? Вдруг он вернется еще до того, как они появятся?

— Не надо, Маша, — отговорил меня Крушенков, — так рано он туда снова не сунется. Не волнуйся, я все организовал.

И мы поехали в город.

Глава 14

От пережитого на вилле и от выпитого в кафе меня в дороге сморила дремота. Я и сама не заметила, как сползла по сиденью и запрокинула голову; временами, когда машину подкидывало на ухабах, я приоткрывала глаза и осматривалась. Постепенно ухабов стало меньше, и я перестала открывать глаза, сквозь сон мечтая, чтобы эта дорога подольше не кончалась. Один раз на крутом повороте я качнулась со своего сиденья и инстинктивно ухватилась за рукав Крушенкова. Он наклонился ко мне и тихо спросил, как я себя чувствую? Я с закрытыми глазами прошептала, что все нормально и что вот бы мы ехали подольше — так неохота вылезать из машины…

А потом мне стал сниться какой-то хороший сон и снился очень долгоНесколько раз я сквозь полуоткрытые веки взглядывала на дорогу, но не могла узнать, где мы едем, и снова проваливалась в теплую дремоту. Я отлично выспалась и отдохнула, но глаз не открывала, с замиранием сердца думая, что вот-вот машина остановится возле моего дома — по моим подсчетам, мы и так уже ехали вдвое дольше положенного. Но машина все не останавливалась и продолжала плавно катиться по дороге. Наконец я выпрямилась на сиденье и с недоумением уставилась на окрестный пейзаж.

— Сережа, а где мы едем?

— Ты все равно не знаешь, — с загадочной улыбкой ответил он. — Выспалась?

— Да-а, — протянула я. — Так ты… Ты специально катался по городу, пока я не высплюсь?!

Сергей пожал плечами:

— Отдохнула?

— И где мы катались?

— Да так… Ну что, домой тебя везти?

Я посмотрела на часы — получалось, что Сергей терпеливо катал меня, дожидаясь, пока я отдохну, лишних часа два. Я испытала к нему такую благодарность, что у меня слезы навернулись. Ровно через три минуты он тормознул у моего подъезда.

— До завтра? — сказала я, отворачиваясь, чтобы он не увидел моих мокрых глаз.

— Пока, — легко отозвался он. — Тебя до квартиры проводить?..

Поднимаясь по лестнице, я невесело думала о том, что все мои мужчины быстро привыкали к тому, что я — сильный человек (что им всем без исключения одновременно нравилось и безумно раздражало), и не давали мне возможности поплакать у них на груди: что в прямом, что в переносном смысле. Может, это и хорошо, но я устаю все время быть несгибаемой. Только мне много не надо: пять минут слабости — и все в порядке. И пусть лучше никто не знает, что у меня на душе. Придя к такому выводу, я почему-то обозлилась на всех своих прошлых спутников жизни и в который раз решила уйти с головой в работу.

Дверь квартиры я открывала под оглушительный телефонный трезвон.

Трезвон был междугородным. Я подбежала к телефону, схватила телефонную трубку и услышала английскую речь с итальянским акцентом. Пьетро, бурно выразив радость оттого, что снова слышит мой голос, спросил, как у меня дела, и услышав дежурный ответ — «все нормально» (не рассказывать же мне ему было, что я сегодня столкнулась нос к носу с убийцей и получила от него по шее), сообщил, что его друзья из Интерпола готовы переправить в Москву гильзы вместе с заключением экспертов. Англичане выявили отпечатки пальцев на трех гильзах, правда, папиллярные линии кое-где прерываются, но материал для сравнения годный. Мы договорились, что интерполовец, который повезет гильзы, из Москвы позвонит мне, и мы найдем способ их забрать. Пьетро изобразил жгучую ревность, еще немного пошутил и покаламбурил, и угрожающе предупредил, что у него скоро отпуск и он намерен провести его в северной стране России.

— У вас, наверное, холодно, бедненькая? — сочувственно спросил он.

— А у вас? Какая у вас температура?

— О, у нас пекло, двадцать семь градусов.

— Ну что ж, можешь приезжать греться в наши края из своей заснеженной Италии. У нас — тридцать два.

Распрощавшись с Пьетро, я некоторое время поразмышляла над тем, не помешает ли он мне с головой уйти в работу, но отвлеклась на собственное отражение в зеркале. Полоса на шее уже померкла, платочек мне завтра не понадобится, но шея все равно болела. Я решила не говорить об этом даже шефу, на фиг мне это надо — становиться потерпевшей по делу. Внутренний голос, почитающий УПК гораздо больше, чем я, правда, возразил мне, что, когда злодея поймают, он вполне может дать показания, как он мне врезал в доме Асатуряна. Но я уела свой внутренний голос доводом, что вот когда злодея поймаем, тогда можно и потерпевшей становиться.

Выпив кефиру и решив, что сегодня у меня был слишком тяжелый день, чтобы доделать постановления, которые я не успела отписать вчера, я улеглась в постель и вертелась в ней до утра. Меня жгло и корежило желание во что бы то ни стало найти изуродованного киллера, и я истязала свои бедные мозги, пытаясь додуматься, где и как поймать его раньше, чем наступит второе пришествие. И снова и снова перебирала все, что мы знаем о нем. Молодой парень, лет двадцати, хотя внешность может быть обманчива, и ему, возможно, под тридцать. Лицо изуродовано выстрелом или взрывом. Умеет стрелять из автомата, причем достаточно профессионально, раз ему поручают серьезные ликвидации, и он с ними успешно справляется. Во всяком случае, за последний год я не припомню покушений на убийство с использованием автомата, где потерпевший остался бы жив. Более того, я не припомню покушений с использованием автомата, где имелись бы свидетели, видевшие киллера с изуродованным лицом.

Поехали дальше. Водит машину, предположительно — сине-зеленую «девятку». Может, пойти в экзаменационный отдел ГИБДД и поспрашивать — не помнит ли кто из экзаменаторов молодого парня с изуродованным лицом? Путь не стопроцентный. Он мог права получать не в Питере, не на свою фамилию, мог вообще не получать, а купить, да мало ли что…

Нет, надо придумать что-то такое простое и в то же время эффективное. И еще надо понять, зачем он поперся на дачу Асатуряна, зная, что там кто-то есть.

Что он хотел оттуда забрать? Оружие? Оружия там не было. Боеприпасы? Вряд ли.

Он ведь знает, что его ищут, иначе он мог бы зайти на дачу как ни в чем не бывало и просто поинтересоваться — а что это мы там делаем?

Свои фотографии? Документы? Ценности? Судя по короткому промежутку времени между писком несчастного котенка и нанесенным мне ударом, у него просто не было возможности долго шарить по дому. Он сразу прошел в спальню, где я ковырялась в шкафу. Что же ему там было надо? Я знала точно, что в спальне не было ни оружия, ни документов. Зато…

Ну конечно! Я села в кровати. Деньги! В ящичке комода рядом со шкафом лежали деньги — перетянутые резинками пачки рублей и долларов. Войдя в спальню, я осмотрела ящички комода, еще прикинула, что там около десяти тысяч долларов и тысяч пятьдесят рублей, и оставила деньги там, где они были, собираясь вместе с Крушенковым пересчитать их и записать в протокол. А после того, как я получила удар по шее, я уже не помнила про деньги и не проверяла, остались ли они на месте.

Хорошо, значит, ему нужны деньги. То есть он скрывается от тех, кто послал его на убийство Асатуряна. Но не уезжает из города. Почему? Потому что денег не было? Я совсем запуталась. Эх, было бы в моем распоряжении человек сорок! Бригаду послать в училища и институты, еще одну бригаду — в отделения лицевой хирургии, еще одну — в военкоматы… Только где взять хотя бы троих человек, на которых я могу положиться, как на себя саму? Да, Лешка да еще пара-тройка оперов, но у них своей работы полно. А пока мы с Горчаковым будем обходить военкоматы да проверять владельцев синих и зеленых «девяток» — состаримся и умрем своей смертью.

Я проворочалась до утра, так ничего радикального и не придумав. Утром позвонила Крушенкову и договорилась встретиться с ним в ужасной забегаловке на полдороге между Большим домом и нашей прокуратурой. Туда мафия точно не ходит, любой приличный человек там бросится в глаза, поэтому там можно смело общаться, не опасаясь соглядатаев. Крушенков попросил высвистать туда и Кораблева.

Я пришла в кафе немного пораньше, поскольку собиралась позавтракать, чем Бог послал. Но Бог, видимо, не шибко хорошего мнения был об этой забегаловке и представить себе не мог, что я решу там поесть, поэтому не послал ничего такого, что я могла бы употребить без ущерба для здоровья. Вообще ассортимент блюд там был рассчитан исключительно на невзыскательного алкоголика, которому бормотуха уже начисто отбила обоняние: прокисшая капуста, свернувшаяся колбаса, яйца под майонезом. И это с раннего утра! Максимум, на что я решилась — заказать чашку кофе, хоть я кофе и не люблю; просто я рассудила, что из всего представленного здесь разнообразия кофе наименее губителен, поскольку должен состоять из воды и кофейного порошка. У меня любезно приняли заказ, долго выясняли, какой именно кофе я желаю — эспрессо, капуччино, по-турецки, по-бразильски и т. п. Заплатила я, как за кофе по-турецки, села за столик и с интересом наблюдала, как бармен полез на полку за банкой с растворимым кофе.

В принципе, я выпила бы и растворимый, но когда бармен принес мне чашку, я усомнилась — а кофе ли там, поскольку запаха кофейного не ощущалось и цветом он явно не вышел. Даже в полумраке забегаловки он внушал подозрения. Я рискнула спросить у бармена, уверен ли он в том, что это кофе? Бармен, не моргнув глазом, подтвердил — мол, кофе, а как же. Но не на ту напали, я же все-таки следователь. Я задала коварный вопрос — а если это кофе, то почему в чашке чаинки? Бармен с честью вышел из положения, без запинки ответив, что просто чашку плохо помыли.

Этот непринужденный диалог меня слегка взбодрил, и к приходу Крушенкова я просто бурлила энергией. Сергей сразу отрапортовал, что засада уже сидит на даче, после чего осмотрел мою шею и долго выспрашивал о самочувствии. Появился Кораблев. Я напряглась, представляя, что он сейчас на меня выплеснет по поводу интерьера и меню этого злачного места; но Кораблев с большим удовольствием оглядел обстановку, заказал себе почти весь буфет и сразу две чашки кофейного пойла с чаинками. Сел рядом с нами и с аппетитом пожрал всю эту тухлую капусту с засохшей колбасой. Пошел и взял себе еще две порции. После чего вытер губы обрезком оберточной бумаги, вставленным в пластмассовую салфетницу. Забегая вперед, скажу, что меня еще долго преследовал образ Кораблева, вымахивающего черствой корочкой хлеба майонез со щербатой тарелки. Кораблева, который когда-то выпендривался из-за того, что сметана ему подана в соуснике не правильной формы или что салфетки сложены не под тем углом. Вот уж поистине невозможно до конца узнать другого человека.

Обсудив наш богатый событиями вчерашний осмотр, мы пришли к выводу, что положительные стороны он, безусловно, имел. Во-первых, мы знаем, что молодой человек с изуродованным лицом — не мифическая фигура, а существует в действительности, и что он вправду имел притяжение к Осетрине.

Кораблев был так умиротворен питанием, что даже удержался от язвительных замечаний по поводу того, что я не могу не только опознать этого парня, но и просто описать его. Я принесла свои извинения, но это действительно было так. Если абстрагироваться от страшного багрового пятна на лице, я не запомнила ничего. Только черные немигающие глаза на фоне жуткого пятна или шрама — даже этоя толком сказать не могла. Ни рост, ни прическа — ничего в моей памяти не отложилось.

Я честно призналась, что ничего путного, кроме обычных следственных мероприятий, мне не удалось придумать. Кораблев сразу замахал руками и заявил, что он уже вырос из коротких штанишек и что с бумажками по больницам и военкоматам он набегался в молодые годы, а сейчас он опер уникальной квалификации, и употреблять его для таких тупых действий — все равно, что компьютером колоть орехи.

— Брэк, — сказал Крушенков. — Маша, ты все правильно придумала.

Горчаков же не откажется нам помочь? Все эти направления все равно отрабатывать придется.

— А что еще? Сережа, я понимаю, что придется эти процессы выполнять, но это займет уйму времени. Если бы у нас была гвардия человек в сорок…

— Машенька, ну тебе же не привыкать.

— А Ленька что будет делать? — ревниво спросила я.

— Леонид пусть с агентурой поработает.

— А ты?

— А я использую старый дедовский метод.

— Какой? — стала приставать я к Крушенкову.

— Потом скажу, чтобы не сглазить. Может, мы быстрее человека найдем.

— Может?

— А может, и нет. Но попробовать стоит.

И мы пошли пробовать. Я закопалась в бумажки. И только то, что я неделю просидела, не разгибаясь, в военкоматах, проверяя всех, кто недавно демобилизовался из горячих точек или был комиссован по ранению, — извиняло меня в том, что я так и не дошла до Розы Петровны Востряковой.

Правда, еще до того, как я вошла в первый на моем пути военкомат, я съездила к начальнику отдела Управления по делам несовершеннолетних. У меня, как у матери подрастающего сына, появилась одна идея. Начальника «детских» инспекторов, который когда-то возглавлял отделение милиции в нашем районе, я попросила поспрашивать своих сотрудников, кто давно работает, не было ли на их участках несколько лет назад каких-нибудь малолетних пиротехников или собирателей оружия, для которых это увлечение кончилось травмой. Есть такие дети, у них в один прекрасный день под кроватью обнаруживается целый арсенал, обезвреживать который выезжают бригады саперов. «Детский начальник» обещал поспрашивать.

За неделю я справилась с военкоматами, набрав восемнадцать человек, которые подлежали проверке. Во всех этих делах были фотографии солдатиков до ранения, поэтому по плохим черно-белым снимкам, на которых они все выглядели, как близнецы-братья, постриженные под Котовского, их не опознала бы даже родная мама. Еще я набрала восьмерых, которые не были призваны из-за заболеваний, связанных с травмами. Но в неделю я уложилась исключительно благодаря моей усидчивости и воли к победе, за счет которых я даже обедать не ходила, являлась в военкоматы к открытию и просиживала еще по паре часов после того, как домой уходил последний сотрудник. В итоге от архивной пыли у меня разболелись глаза и опухли веки. Даже в помещении приходилось сидеть в темных очках, потому что мои красные и опухшие очи были зрелищем не для слабонервных.

С тоской думая о предстоящем вояже по больницам и учебным заведениям, я брела в прокуратуру из последнего по счету военкомата. Брела и думала, что я совершенно не умею сердиться на старого друга Горчакова, который категорически отказался надолго разлучаться с Зоей, а шеф, естественно, ее не отпустил где-то просиживать вместе с Горчаковым, даже в поисках убийцы, совершенно здраво рассудив, что у каждого в жизни свое место, а у Зои оно в канцелярии прокуратуры. И, наверное, мое поистине христианское всепрощение было увидено кем-то с небес и вознаграждено по достоинству.

В прокуратуре меня ждала записка, подсунутая под дверь моего кабинета:

«Срочно позвони. Сергей Крушенков». Я рванулась к телефону, и Крушенков сразу ответил.

— Ты у себя? Я сейчас примчусь, — выпалил он и бросил трубку.

Я начала аж приплясывать от нетерпения и каждую минуту бегала к окну смотреть, не подъехала ли машина. Крушенков же, как и подобает настоящему чекисту, подкрался незаметно, проник в кабинет именно в тот момент, когда я висела, по пояс высунувшись в окно, и громко сказал сзади: «У!». Я чуть не свалилась вниз, а когда обернулась и увидела довольную рожу подполковника Крушенкова, в сердцах пихнула его локтем в твердый живот.

— Видел бы нас сейчас кто! — давясь от смеха, сказал Крушенков, он был в прекрасном настроении, — Да ну вас всех! — заявила я, отворачиваясь. — Один тут великовозрастный идиот все время устраивает детсадовские штучки… Но ты! Я считала, что ты не такой…

— А я такой, и даже хуже!

— А что это ты лыбишься, как кот на помойке? — подозрительно спросила я. — Ты что-то хочешь мне сказать?

— Хочу, Мария Сергеевна, только больше серьезности. Что это — «кот»?..

«На помойке»?.. Что за выражения? Я требую извинений.

— В письменном виде или достаточно прокукарекать из окна? — кротко спросила я.

— Ладно. Как у тебя дела в военкоматах?

— Вот. — Я положила на стол кипу бумажек, знаменующих мою напряженую деятельность среди военных.

Крушенков жадно схватил их и стал перебирать, явно ища какое-то конкретное имя. «Понятно, — подумала я, — он кого-то уже выцарапал».

— Неужели сработал старый дедовский метод?

— Сработал, родимый, — бросил мне Сергей, не отвлекаясь от бумажек. За считанные минуты он просмотрел их все и заключил:

— Да, через военкоматы мы бы счастья не добились.

— Ну что за манера, Сережа! Не томи.

Крушенков еще немного пококетничал и раскололся: неделю назад он перекрыл бензозаправки. Для начала — по пути из Зеленогорска, практически до центра города. Потом собирался расширяться концентрическими кругами, рассчитав, что хоть у нашего клиента машина довольно распространенная, но внешность уникальная, а сочетание этих признаков может дать результат. Он методично объехал все заправки, попросил в случае появления «девятки» под управлением молодого парня с обожженным лицом просто записать номер машины и позвонить ему, Крушенкову. Никого задерживать не надо, никакого героизма не проявлять, позвонить — и все, за что было обещано единовременное вознаграждение в ) сумме пятьдесят долларов США. Сегодня ему позвонил парень с заправки в Приморском районе и сказал, что такой урод с багровой рожей у них только что заправился.

Крушенков метнулся ко мне, но меня не было на месте, поэтому он оставил мне записку, а сам, ожидая моего звонка, очень оперативно запросил данные на эту машину, кстати, оказавшуюся цветом не «балтикой», а «муреной», который по паспорту числится точно так же, как и «балтика» — «сине-зеленым». Так вот, машина оказалась оформленной на Горбунец Надежду Ивановну, которая проживает вместе с мужем, Горбунцом Николаем Петровичем, и сыном, двадцати лет, Горбунцом Игорем Николевичем. Кстати, административной практики на эту машину нет вообще, за нарушения правил дорожного движения на этой машине вообще никто не задерживался.

— Представляешь, как он аккуратно водит? — заметил Крушенков. — Ба-альшой специалист, хоть в армии и не служил.

— И что дальше? — спросила я, умерив свои восторги.

— Маша, а дальше — работа. Надо делать установку на этих Горбунцов, выяснять, с ними ли проживает сыночек, и тихо этого сыночка окучивать.

— Да, сейчас его хватать смысла нет. Что мы ему предъявим? Его никто не опознает, пальцев его нету, оружия мы не нашли. Связь с Осетриной еще не преступление… Ой, завтра же приезжает человек из Москвы, ему интерполовцы передали гильзы, которые англичане исследовали… — Я проболталась и осеклась, но потом подумала, что все равно чекисты об этом знают, Царицын мне говорил открытым текстом. Надеюсь, что Крушенков мне в связи с этим гадить не будет.

— Нашли они что-нибудь?

— На трех гильзах кое-что есть. Но это я официально использовать не могу, это так, для внутреннего убеждения.

— Тоже неплохо, — сказал Крушенков. Нас обоих просто подбрасывало, хотелось действовать немедленно.

— Сережа, а когда будет установка?

— Сейчас начну нашей разведке руки выкручивать. Лягу там на коврике у двери.

— Ну давай же, не рассиживайся, делай что-нибудь! — Я буквально выпихнула его из кабинета, и он поскакал договариваться насчет установки.

— Подожди секундочку, — остановила я его уже в дверях, — ты говорил, что с заправками договаривался за пятьдесят баксов…

— Ну, — кивнул он, держась за притолоку.

— А как же ты будешь расплачиваться?

— А я уже заплатил.

— Свои, что ли?

— Ну а чьи же? Дяди-Васины?

— Но тебе хоть возместят?

— Да-а, — преувеличенно серьезно откликнулся Крушенков. — С процентами.

— Сережка, давай хоть пополам разделим…

— Маша, не забивай себе голову ерундой. — Он махнул мне рукой и убежал.

Даже не представляю, как бы я дожила до получения сведений про семью Горбунцов, если бы мне не пришлось встречать оперативника из Москвы, который приехал сюда в командировку и привез мне запечатанный пакет и какую-то коробку, завернутую в синюю с золотыми звездами бумагу. С пакетом все было понятно, а в коробке, как объяснил московский опер, была передачка от Пьетро ди Кара.

Конечно, я сразу полезла в подарок. Это была стеклянная коробка, внутри которой цвел какой-то загадочный цветок, таких я еще никогда не видела. Он переливался всеми цветами радуги и пах даже сквозь стекло упаковки. Я закрыла глаза, и мне показалось, что я-на поляне, усеянной маргаритками.

Посыльный отказался от совместного обеда, который я сочла долгом вежливости предложить, сослался на кучу дел и перспективы приема пищи с руководством ГУВД и отбыл.

Вернувшись на работу, я дрожащими руками вскрыла пакет. Там, слава Богу, лежали все гильзы, которые отправлялись в Англию, и бумага на английском языке. Мне, с заверениями в неизменном почтении, сообщали, чего удалось достигнуть экспертам в туманном Альбионе, справка сопровождалась фототаблицами, по которым даже я сумела все понять. Ну что ж, это уже кое-что. Надо будет на досуге, со словарем, разобраться в методике экспертизы. Может, если подкопить денег и купить нужную аппаратуру и реактивы, и наши криминалисты смогли бы делать такие исследования. И, конечно, нужно позвонить англичанам, поблагодарить их за помощь. Я полезла в кошелек, пересчитала наличность, тяжело вздохнула и пошла к Зое клянчить денег, чтобы дожить до зарплаты. Утешало одно: счет за международный разговор придет еще не скоро.

Ожидая результатов оперативной работы по семье Горбунцов, я немного расслабилась и привела в порядок несколько залежавшихся дел, в том числе, написала наконец постановление о прекращении дела по криминальному аборту, которое уже давно числилось сданным в архив. И, подшив в дело последнюю бумажку, набрала номер телефона Востряковой.

Трубку она сняла сразу и, судя по голосу, очень обрадовалась и совершенно не удивилась моему звонку.

— Ну, наконец-то, — прощебетала она. — Приходите в гости.

— Приду, — сказала я.

— Чай, кофе, вино пьете? Мне же надо подготовиться…

— Не правильно спрашиваете, — засмеялась я. — Как говорят мои клиенты — «Чай, колеса, одеколон?»

Через сорок минут я уже поднималась по лестнице к квартире Востряковой.

Похоже, что она и вправду была рада меня видеть. Квартира казалась огромной, состоящей из множества комнат, весьма куртуазно обставленных. Роза Петровна водила меня, как экскурсовод, и хвасталась антиквариатом. Потом заставила выпить чаю, который, надо признать, был хорош. А потом мне пришлось перейти к делу.

— Роза Петровна, — спросила я, — как я поняла, ваш муж некоторых больных принимал дома?

— Круглыми сутками таскал, — охотно подтвердила Роза Петровна.Аристократам западло было в больницу к нему приходить. А потом, на работе у него все через кассу; конечно, сверху ему тоже давали, но он делиться патологически не любил. Да и вообще там, в Мечниковской больнице, условия не для богатых. Им войти туда противно было. Ну и, конечно, светиться не хотели, дома было надежнее.

— А он записи вел какие-нибудь, если принимал дома?

— А как же! Ведь невозможно лечить без истории болезни. Я поняла, к чему вы клоните. Все бумажки на месте. Будете забирать?

— Хотелось бы, — кивнула я.

Но увидев хозяйство покойного гинеколога Вострякова, слегка приуныла. В картонной коробке лежало огромное количество медицинских документов. Просто так мне было их не унести. Я стала звонить в прокуратуру, с учетом того обстоятельства, что в последнее время канцелярия переехала в кабинет следователя Горчакова и Зою можно было найти только там. Ничем меня родная прокуратура не порадовала, транспорта, как всегда, не было, но добрый Горчаков успокоил тем, что если я нигде машину не найду, то он, так уж и быть, приедет на трамвае и поможет мне тащить изъятые мной бумажки.

— А вообще чего тебя туда понесло? — добавил он, понизив голос. — У тебя же дело прекращено?

— А у меня же похищение Масловской в производстве, ты что, забыл?

— Не вижу связи.

— Балда, Востряков лечил Масловскую.

Повесив трубку, я подумала, что невредно бы допросить вдову Вострякова по этому поводу и вложить протокол в дело Масловской.

В поисках машины я обзвонила все наше милицейское начальство, которое посочувствовало мне, но вежливо отказало. Пришлось искать чекистов. Крушенкова на месте не было, а Царицын тут же изъявил желание приехать.

— Буду через двадцать минут, — заверил он. Эти двадцать минут я с толком использовала, кратенько допросив Розу Петровну.

Приехавший Царицын был обаятелен, как всегда, от чая отказался, резво снес коробочку в машину и быстренько домчал меня до прокуратуры. А вот в мое кабинете возжелал чаю в качестве компенсации за тяжелый физический труд. И попросил объяснений — над какой это коробочкой он так надрывался? Я в двух словах рассказала ему про трагическую гибель гинеколога и его пациентки, и про то, что покойный доктор лечил и мадам Масловскую.

— Вот, хочу порыться в меддокументах, может, чего интересное высмотрю.

А ты не в курсе случайно, Масловские вернулись из-за границы или там отсиживаются?

— По моим данным, отсиживаются. И никуда не собираются.

— Как можно расследовать дело без показаний потерпевших? Может, мне международное отдельное поручение послать? О допросе Масловских по месту их нахождения?

— Тогда сразу продлевайся до полугода, — резонно посоветовал Царицын. — Насколько я понимаю, ты направляешь свое поручение в Генеральную, они — в МИД…

— Еще сколько времени оно будет идти до Генеральной и сколько там лежать, — добавила я.

— Вот-вот, МИД обращается в Министерство иностранных дел того государства, откуда ты просишь помощи, их МИД — в свою Генеральную прокуратуру, там спускают на место, а ты сидишь и ждешь.

— Ты можешь предложить что-нибудь более быстрое?

— Конечно. Меня в командировку послать.

— Да ради Бога, если твое руководство не будет возражать.

— Руководство само захочет поехать.

— Нет, Юра, к сожалению, это будет незаконно. Ты не имеешь права проводить следственные действия на территории другого государства. Вон, наши ребята после развала Союза поехали в командировку на Украину. Стали там обыски проводить, местным властям не сказавши, людей допрашивать, по старой памяти, как это бывало при Союзе. А через два дня нагрянула служба Беспеки Украины — коллеги ваши, и всех наших оперов в кутузку. Хорошо еще, что не осудили там, а сразу депортировали.

Когда Царицын ушел, я спохватилась, что совершенно забыла спросить у Востряковой, откуда она знала родителей погибшей девушки и правда ли, что это она посоветовала им обратиться к Вострякову. Но потом решила, что, поскольку дело об аборте прекращено, смысла в этом вопросе все равно не было.

На следующее утро мне позвонил начальник из Управления по делам несовершеннолетних.

— Мария Сергеевна, вы кой-чего просили, — сказал он, — сейчас я трубочку передам…

— Алло, Мария Сергеевна, — зазвучал в трубке приятный голос женщины, судя по всему, средних лет, — инспектор Ковалева Нина Васильевна. Анатолий Дмитрич сказал, что вас интересовали подростки, которые до оружия сами не свои.

.Был у меня такой парень, долго на учете состоял. Родители приличные, мама — доцент в педагогическом институте, папа в Военно-медицинской академии работал.

Ребенок дома музей артиллерии устроил. Один раз папа с мамой у него под подушкой противотанковую мину нашли, саперов вызвали. Сколько он патронов в костер перебросал, одному Богу известно…

— А травмы у него были из-за этого?

— А как же! Так жалко мальчишку. Разбирал найденную гранату, она у него рванула в руках. Все лицо ему разворотило. Челюсть ему по кусочкам собрали, а пластику не сделать было. Так он и остался со шрамом во всю физиономию, и шрам такой неприятный, багровый, ужас. И кусочки металла въелись, еще и пятна черные по этому шраму.

— А когда это было? — спросила я просто для очистки совести.

— Сейчас скажу, — Ковалева задумалась. — Так, рвануло его семь лет назад, тогда ему было тринадцать. Сейчас уже двадцать ему. Но Пальцевы несколько лет назад переехали, да его и по возрасту с учета сняли…

— Пальцевы? — Я уже все поняла и была разочарована.

— Да, мальчик Феденька Пальцев. Мама — Пальцева Ирина Федоровна, папа — Пальцев Вячеслав Иванович. Другие данные надо?..

— Спасибо, Нина Васильевна. Оставьте их у Анатолия Дмитрича. Я как-нибудь заберу. — Я не стала говорить инспектору Ковалевой, что, к сожалению, мальчик Пальцев нас не интересует, мы уже установили нужного человека. Другого.

— Вы знаете, парень-то, в общем, был неплохой, и семья очень дружная.

Родители его очень любили, и он тоже их любил. Они очень переживали, когда Феденьку ранило.

Машинально я записала имена и мамы, и папы, и мальчика и засунула бумажку в ящик стола. Пусть мальчик Пальцев живет себе спокойно, хотя жалко его, конечно. Тем более что родители такие приличные, и все так друг друга любят.

После обеда приехал Крушенков с видом человека, который сделал невозможное. Он сказал, что подлежит занесению в книгу рекордов Гиннеса в связи с рекордными сроками получения установки на семью Горбунцов.

— Значит, так: папа с мамой живут по месту регистрации. Папа явно зашибает. Мама тоже не первой свежести, работает в торговле. Сын живет отдельно, место пока установить не удалось. Есть еще старшая дочь, живет с мужем в Москве. Сейчас в квартире внучка Горбунцов — дочка дочери, на каникулы приехала, восемь лет. Еще в квартире кошка и две собаки.

— Понятно, почему сынок дома не живет. В таком курятнике — кошки, собаки, племянницы, а у него работа нервная.

— Машины, кстати, никто у них отродясь не видел. За домом наблюдаем.

Как сынок появится, сразу сядем на хвост. Может, и лежбище найдем…

— А там — орудие убийства, — мечтательно сказала я.

— Ага, и три явки с повинной, заверенные у нотариуса. Но знаешь, что самое неприятное? Наши разведчики в парадной у этих Горбунцов наткнулись на типа с хвостиком, ну, с длинными волосами, который делал вид, что мочится в мусоропровод, но долго из парадной не уходил, топтался там.

— А они у него документы не проверили?

— Нет, они сначала решили, что это дружок младшенького Горбунца. А потом один вспомнил, что видел этого парня по телевизору.

— Черт! Трубецкой?

— Да, он. Пинкертон хренов. Что он у нас под ногами путается?

— Проводит журналистское расследование. Он обещал читателям держать их в курсе.

— Молодец. Может, нам еще сводки публиковать в газете тиражом полмиллиона экземпляров? И планы расследования?

— А что, такой случай уже был. Помнишь, когда начальником главка был Оковалко? В области ловили страшного бандита, с говорящей фамилией Аспидов.

Опера из кожи вон вылезли, аж на Камчатку ездили, чтобы информацию получить, и вычислили, что он в субботу должен прийти в некое кафе на встречу. Вся разработка на контроле, где только можно, начальству докладывают каждые два часа. А в пятницу Оковалко поперся на телевидение выступать, и ему там задали вопрос о ходе раскрытия страшного преступления. Ну он и ляпнул на всю Россию: все под контролем, преступник установлен, завтра он должен в четыре часа встретиться со своим соучастником в кафе по такому-то адресу, где и будет задержан. И сидит, очень собой довольный. И журналист тоже доволен.

— Вот уроды! Оперативники-то Оковалко не застрелили?

— Они чуть сами не застрелились. Между прочим, Аспидов до сих пор бегает. Сережа, а сколько времени будут наблюдать за Горбунцами?

— Пять дней постоят.

— А если он так и не придет за это время? Ну-ка, дай мне полные данные на родителей.

Сергей подвинул ко мне бумагу, и я, пробежав ее глазами, быстро нашла то, что нужно.

— Ну что, некоторые шансы у нас есть, нам повезло. Вот смотри, у мамы в субботу день рождения. Может, сын придет поздравить?

— Будем надеяться. Я тоже об этом думал. Но пока не лезем туда, да? Не допрашиваем, в прокуратуру не вызываем, сыном не интересуемся, так?

— Конечно, — я кивнула. — Только как бы этого юриста-журналиста шугануть? Чтобы он нам всю музыку не испортил. Ладно, он сейчас на лестнице дежурит, хотя тоже ничего хорошего — спугнет нам клиента запросто, а вот если он будет под ногами болтаться, когда начнем брать?

— Да, это проблема. Я подумаю. Открылась дверь, и появилась Зоя с чрезвычайно деловым видом.

— Маша, распишись. — Она шлепнула передо мной на стол бумагу.

— Что это?

— Приказ прокурора города.

— О чем?

— О том, что Сидор Сидорыч написал свой УПК[5], — встрял неслышно вошедший вслед за Зоей Горчаков.

Я подвинула к себе бумагу с гербом Российской Федерации и прочитала, что отныне обыски, проведенные в рабочее время без санкции прокурора, объявляются незаконными. Подпись С. С. Дремов. Прочитав, я подняла растерянные глаза на Горчакова. Зоя с интересом переводила глаза с него на меня.

— Леша, как это понимать?

Горчаков посмотрел на меня с состраданием:

— Это понимать надо так: что Сидор Сидорыч в отдельно взятом городе Санкт-Петербурге отменяет статью УПК о неотложном обыске, который проводится без санкции прокурора, но о котором следователь обязан доложить прокурору в течение суток. Ну что ты глаза таращишь, Машка? Помнишь, у меня стажер был, Миша Петухов? Он мне принес как-то формулу обвинения согласовывать. Я ему и говорю:

«Миша, ты не правильно диспозицию статьи в постановлении изложил». А он мне: «Я знаю, Алексей Евгеньевич. Просто мне не нравится, как диспозиция этой статьи изложена в законе, я ее улучшил».

— Понятно. А это что? — спросила я, поскольку Зоя хлопнула передо мной на стол еще одну бумажку, и сердце у меня заныло от неприятного предчувствия.

— А это приказ о наказании тебя за незаконный отказ в возбуждении уголовного дела по факту похищения Масловской и за обыски, проведенные без санкции прокурора.

— Что?! Я же закон не нарушала, проводила обыски без санкции только в безотлагательных случаях и прокурору сообщала в течение суток…

— Это ты нам объясняешь? — спросил Горчаков.

— А ты вообще молчи, — разозлилась я. — По совести-то, это твое взыскание.

— Да? — Лешка решил защищаться. — А я, между прочим, у тебя спрашивал, не возражаешь ли ты, если я вынесу постановление от твоего имени? Ты сказала — делай что хочешь.

— Ладно, я поняла, что кругом виновата, — резко сказала я и, выпихнув всех из кабинета, ушла в тюрьму.

С Крушенковым мы договорились, что в субботу я с утра подъеду к ним в Управление, чтобы держать руку на пульсе, если вдруг придет в гости к маме сынок Горбунец.

В следственном изоляторе, как всегда, было столпотворение. Все сегодня было не в масть, все меня бесило, из-за этого дурацкого наказания мне было тошно и хотелось плакать. Потеряв надежду пообщаться со своим клиентом, я попросила пропуск в оперчасть, решив зайти к знакомому оперативнику, Леше Симанову, который когда-то работал в нашем районе и всегда помогал мне с кабинетом. Может, на завтра договорюсь.

Так и с пропуском в оперчасть в изолятор было не пройти; шлюз контрольно-пропускного пункта был забит родственниками арестованных, пришедших на свидание. А поскольку вход в изолятор один, для следователей и для прочих, пришлось битый час топтаться перед дверью. Наконец нас впустили, но выйти из шлюза оказалось не так-то просто, какой-то милиционер, вошедший вместе со мной, полчаса возился, сдавая постовому свой пистолет и пейджер. Сначала он долго не мог понять, чего от него хотят, потом, когда наконец понял, что оружие и средства связи надо сдать, стал спорить:

— Да я не в следственные кабинеты иду, а в спецчасть, зачем сдавать?

— Я человек маленький, — бесстрастно отвечал постовой, — хоть в туалет.

Есть приказ, извольте сдать.

Этот скандальный милиционер у меня уже. сидел в печенках. Я подумала, что сейчас разоружу его сама, но он наконец сломался и стал вытаскивать из кобуры пистолет, а из чехла — пейджер. И еще добрых десять минут они с постовым базарили, чтобы он пистолет разрядил, а пейджер выключил…

— Что ж ты, мать, заранее не предупредила? — посочувствовал Леша Симанов, наливая мне чай. — Ты же видишь, какой сумасшедший дом в следственных.

Давай я тебе на завтра кабинет займу.

— Давай, — согласилась я.

— Черт побери, — пробормотал Симанов, роясь в ящиках стола, потом поднялся и стал рыться в сейфе. — Маш, извини, сахара нет, кончился. Опять Григорец упер. И попросить не у кого, сегодня с обеда никого нет, я один в лавке остался.

— Да брось суетиться, Леша, я пью без сахара.

— Ага, все вы пьете без сахара, а он потом кончается. Горчаков ваш тут заходил чаю попить, положил пять ложек. Я ему говорю — не боишься, что кишки слипнутся? А он отвечает — а я не размешиваю, чтобы несладко было.

В тесный оперской кабинетик заглянула женщина в белом халате.

— Алексей Степанович, вот справка по Кулибабе. — Она бросила на стол бумагу и удалилась.

Симанов уткнулся в справку и хмыкнул:

— Вот как хочешь, так и понимай. Этот Кулибаба, сидючи в камере, просил присвоить ему группу инвалидности, ему отказали, и он в знак протеста объявил голодовку. Вот медицинская справка: вес при поступлении — шестьдесят один килограмм, вес после голодовки — шестьдесят три килограмма.

— Напрашивается версия, что он от голода распух, — грустно сказала я, вертя ложечкой в стакане.

— Скорей всего. А ты чего такая кислая? Проблемы?

— Наказали меня, теперь до Нового года без денег буду сидеть.

— Выговор? — понимающе спросил Симанов.

Я кивнула.

— Ну и плюнь. Ничего смертельного. Ты же знаешь: ну, накажут, но ведь не уволят. Ну, уволят, но ведь не посадят. Ну, посадят, но ведь не расстреляют.

У нас мораторий.

Поболтав с Симановым и несколько развеявшись, я отметила пропуск и пошла к выходу. На последнем КПП опять стояла очередь, человек в двадцать. Я пристроилась в хвост и стала вспоминать про семинар в Англии, лениво разглядывая тех везунчиков, кто стоял впереди, имея шансы покинуть пределы изолятора в ближайшее время. И среди везунчиков заметила мужественную спину, оперуполномоченного ФСБ Юрия Андреевича Царицына. Подивившись, что это он делает в обычном изоляторе, когда у них есть свой, я уже хотела подойти к нему, но тут двери шлюза открылись, запустили очередную пятерку выходящих, куда попал и Царицын, что отрезало мне всякую возможность с ним пообщаться. А когда, пройдя через КПП, я вышла на улицу, Царицын, наверное, уже подъезжал к главку.

Время до субботы пролетело незаметно. Идя утром на троллейбусную остановку, я изнывала от нетерпения и от противоречивых чувств: с одной стороны, мне страстно хотелось, чтобы блудный сын пришел наконец в наблюдаемый адрес, а с другой стороны, если он придет и его зацепят, есть вероятность, что воскресенье будет загублено напрочь, придется работать, и я не попаду в лагерь к Хрюндику, которого не видела уже неделю.

С собой я тащила несколько неотписанных постановлений, в тайной надежде, что сработает старая примета — если на дежурство берешь работу, то поработать не удастся, придется всю смену ездить. Может, и сегодня писанине помешает удачное стечение обстоятельств, и мы зацепим обожженного киллера, а может, все сложится так хорошо, что и задержать можно будет сразу…

Оба чекиста уже ждали меня, на совесть подготовившись к моему приходу.

Стол ломился. Конфеты, бутерброды с колбасой, фрукты. Чай, кофе, лимонад.

Обозрев все это великолепие, я сказала:

— Да-а, «вы мне чашечку кофе налейте, я у вас тут долго сидеть буду…»

Достойно ответить мне не успели, зазвонил телефон. Царицын схватил трубку, выслушал то, что ему говорили, и нажал на кнопку громкой связи, чтобы мы тоже слышали разговор. Докладывали сотрудники наружной службы: все в порядке, они под адресом, в квартире все, кроме объекта, завтракают, едят яичницу, на хозяйке шелковый халат, хозяин в пижаме, ребенок в спортивном костюме, животные в доме, кота зовут Барсик, собак Джек и Майя.

— Ребята, все это хорошо, — шепотом сказала я, — а черный ход в квартире есть?

Царицын повторил мой вопрос, возникла пауза, после чего прозвучал неуверенный ответ: «Наверное, нет, вопрос уточняется». Положив трубку, Царицын развел руки;

— Бывает…

— А добровольная народная дружина у нас сегодня на дежурство не вышла?

— спросила я.

Царицын непонимающе на меня уставился, а Крушенков объяснил:

— Имеется в виду журналист Трубецкой, который по собственной инициативе осуществляет наружное наблюдение за нашими фигурантами. Нет, я ребят предупредил. Говорят, что с того раза его не было.

— Вот козел! — в сердцах сказал Царицын.

— А мне вот интересно, откуда он черпает информацию? — заговорила я. — Смотрите как бы там ни было, что бы он мне ни пел на допросах, Скачкову про похищение сказал он. В статьях его все время обнаруживается поразительная осведомленность, наконец, он топчется под адресом, который мы сами только что узнали. Откуда?..

Опять зазвонил телефон. Оператор докладывал, что, по сообщению разведчиков, из адреса вышел «сам», то есть хозяин. Направился в ближайший продуктовый магазин. Странно, ведь мамаша работает в торговле, неужели сама ко дню рождения затариться не могла?

Хозяин вернулся, увешанный сумками со спиртным. Некоторое время связь молчала, потом поступило сообщение — вышла «половинка», то есть жена. Дальше прозвучала загадочная фраза — «вместе с четвертинкой».

— С бутылкой, что ли? — спросил Крушенков.

Первым догадался Царицын — хозяйка вышла с внучкой.

До следующего сообщения мы успели съесть все фрукты и рассказать полсотни анекдотов, Следующее сообщение было еще загадочнее: «половинка с четвертинкой» зашли в адрес, но вышел «сам» с тремя «осьмушками».

— Господи, а это кто? Соседи, что ли? — изумился Крушенков.

— Вообще не люди, — был ответ. Мы захихикали и достаточно быстро, для следователя и оперуполномоченных, догадались, что хозяин вывел погулять собак и, видимо, кошку, раз «осьмушек» три.

— А что, по-человечески нельзя сказать? — поинтересовалась я.

— Ты что! — Царицын сделал страшное лицо. — Конспирация!

Нам подтвердили, что кот Барсик тоже выведен на прогулку на поводке.

Гуляют перед домом, обзор с точки, занятой наблюдателями, удобный.

— Юра, — сказала я Царицыну, — я тебя вчера видела в следственном изоляторе, но ты ускользнул.

— А! Да, — откликнулся Царицын, разворачивая конфетку и засовывая в рот. — Был я там, к операм заходил.

Спрашивать, что он делал у оперов, было, конечно, неприлично с точки зрения профессиональной этики. Только вот у оперов его не было, это я знала точно. Высказаться на эту тему я не успела. Поступило новое сообщение, заставившее нас всех напрячься: появился объект.

Сердце мое бешено заколотилось. А наш невидимый телефонный собеседник докладывал — появился объект…

— На машине? — приник к трубке Крушенков.

— Нет, пешком. Видим его со спины. Машет отцу, подходит, садится на корточки, гладит собак, берет на руки кота Барсика…

— Лицо повреждено? — кричал в трубку Сергей, но еще до того, как ему ответили, я поняла, что на этот раз нам не повезло, осечка.

— Это не он, Сережа, — тихо сказала я, и тут же раздался голос разведчика:

— Лицо чистое, без повреждений.

— Поехали, — сказал Крушенков, кладя трубку. — Быстро, пока он не свалил, надо его допрашивать.

Глава 15

День рождения Надежды Ивановны Горбунец был слегка омрачен визитом следователя прокуратуры и сотрудников ФСБ. Мы предложили на выбор: проехаться в ФСБ на Литейный или быстренько допроситься по месту жительства. «Сам», «половинка» и «объект» хмуро согласились на последний вариант. Чаю нам не предложили.

Пока я писала протокол допроса молодого Горбунца, эфэсбешники беседовали со старшим поколением.

Молодой Игорь Николаевич, прижимая к груди обе руки, заверил меня в том, что не знает никакого человека с обожженным лицом. За дверьми старшие Горбунцы в том же самом заверяли оперов.

— А чем вы объясните, что машиной, оформленной на имя вашей матери, пользуется другой человек? У вас в семье есть машина?

— Была, — потупился Игорь.

Он вообще-то был приятным парнем. Пока я заполняла в протоколе графы с данными о личности, он держал на коленях кота Барсика и чесал ему за ухом. Не мог человек, который к своему коту так относится, походя убить чужого маленького котенка, просто попавшегося ему под ноги.

— Какая? И куда делась? — приставала я.

— Машина была два года назад куплена. Мать купила. Но пришлось продать.

— Продали без оформления? По доверенности? Она до сих пор числится на вашей матери.

— Да, — промямлил Игорь, отводя глаза.

— Кому?

— Доктору одному, — прошептал он, залившись краской.

— А что вы так переживаете? Что за доктор? Почему пришлось продать?

Игорь молчал, нервно вцепившись в загривок своему коту, и сопел.

— Вы будете говорить?

— А это надо? — пробурчал он.

— Конечно, раз я вас спрашиваю.

— А про это никто не узнает?

— Смотря что вы мне скажете. — Но я примерно догадывалась, что он может мне сказать. — Это что, был гонорар за лечение?

— Ну да, — еле слышно сказал он.

— Лечились вы или родители?

— Ну я, я, конечно, я! — в совершенном отчаянии выкрикнул он.

— От чего лечились?

— Какая разница…

— Игорь Николаевич, раз я спрашиваю, значит, надо отвечать.

— Не хочу.

— Да и не надо, я и так знаю. От наркомании?

— Ну да, да, от наркомании. Что, довольны?

— Да мне-то все равно, — пожала я плечами. — Фамилия доктора?

— Господи, ну вам-то зачем?! — Он поднял на меня умоляющие глаза. — Отстаньте от меня…

— Отстану, как только вы мне назовете фамилию.

— А что будет доктору?

— А вы у него неофициально лечились? — догадалась я.

Игорь совсем повесил голову.

— Игорь, — я тронула его за руку, — мне нужно знать, что это за доктор только потому, что меня интересует машина. Сейчас на ней ездит опасный преступник. Поверьте, что привлекать доктора за незаконное врачевание я не собираюсь.

— Правда? — Игорь посмотрел на меня.

— Правда. Назовете фамилию?

Игорь упорно отводил глаза. Показания родителей Игоря прояснили ситуацию. Игорь баловался наркотиками еще в школе, папа с мамой тогда ничего не замечали, жили себе, поживали и добро наживали. Вот машину нажили, «девятку». А когда Игоря стали призывать в армию, выяснилось, что у него наркомания, и его в связи с этим оставили на «гражданке» с заключением о негодности к военной службе и о необходимости лечения. Мама с папой пришли в ужас. Хоть и будучи барахольщиками, но сына все-таки любя и не веря ни на грош нашей бесплатной медицине, они стали искать хорошего врача, и им кто-то посоветовал доктора, который буквально творит чудеса, но очень дорого берет.

Доктор действительно сотворил чудо и избавил Игоря от наркотической зависимости. Но при этом раздел родителей Игоря до нитки. Отдав все, они хотели еще продать машину, но доктор согласился взять самой машиной, при условии, что они не будут снимать ее с учета. Они так и сделали, дали доверенность на машину и с тех пор ее больше не видели.

— Игорь, а где вас доктор лечил? В стационаре?

— Да, в больнице Мечникова. Я там пролежал месяц.

— А на каком отделении?

— Вообще-то он меня там как-то оформил, лежал я на урологии. Якобы я не от наркомании лечился, а от почек.

— А доктор что, сам не нарколог?

— Нет, — пробормотал Игорь, снова опуская голову.

— Ну что вы так переживаете? Он что, уролог?

— Нет…

— Но он там работал в больнице?

— Работал… — прошептал Игорь. — Он гинеколог…

— Подождите, как доктора звали?

— Доктора? Не помню. Жена у него такая… — Он задумался, подбирая жене определение. — Контактная, в общем. Роза Петровна…

Вернувшись в здание ФСБ, в кабинет Крушенкова и Царицына, мы подвели итоги. Получается, что покойный гинеколог Востряков успешно делал деньги не только на левых абортах, но и на своей побочной специальности — наркологии. И получается, что доктор Востряков имел отношение и к машине, и к Масловским, и, выходит, к Осетрине — раз машина в итоге оказалась у асатуряновского подручного. Интересно, к чему еще имел отношение добрый доктор Востряков?

Глава 16

Я рвалась привезти вдову Вострякова на Литейный и допросить ее прямо сейчас. Царицын уговаривал меня потерпеть до понедельника или еще лучше до вторника, поскольку результатов допроса предсказать никто не может.

— А что во вторник? — огрызалась я.

— А во вторник, Машенька, я тебе положу на стол протокол повторного обыска в штаб-квартире Масловского.

— А что ты мне положишь на стол, кроме протокола? Если там будет написано, что предметов и документов, представляющих интерес для следствия, не обнаружено…

— Машенька, — обаятельно рассмеялся Царицын, — ты имеешь дело с серьезными людьми. Я еду на повторный обыск, только если твердо знаю, где лежит то, что мне нужно.

— То есть ты твердо знаешь, где лежат доказательства на Масловского?

— И еще кое на кого.

— Интересно! На кого же?

— Не понял! — Царицын присел на стул напротив меня.

Я бесилась, а он просто излучал спокойствие и доброжелательность.

Крушенков с видом случайно зашедшего сюда человека листал газетку со статьей Трубецкого. — Дорогие мои, вы уже позабыли по поводу чего мы дружим? Асатурян подозревается в похищении жены Масловского, Масловский — в убийстве Асатуряна, и неплохо бы все это доказать. А?

— А во вторник ты принесешь нам доказательства?

— Будем надеяться. Не зря же мы потратили время на первый обыск.

— А что, а что такое? — Я перестала злиться и запрыгала вокруг него, Ну скажи, что ты там накопал?

— Не будем забегать вперед.

Как я ни приставала, Царицын отказался даже намекнуть мне, какие такие подарки он положит мне на стол после повторного обыска.

— Напиши сразу постановление, — предложил он.

— Какой смысл? Все равно надо идти к шефу за санкцией, так что не раньше утра понедельника.

— А доложить в течение суток?

— И провести обыск без санкции? Спасибо, в такие игры я больше не играю.

— А если действительно нужно будет сделать неотложный обыск?

— Все равно. Зачем мне на неприятности напрашиваться?

Царицын заинтересовался этой ситуацией и попытался ее развить:

— Обыск ведь, как написано в законе, можно провести для обнаружения не только предметов, но и людей. Представь, что в квартире — разыскиваемый преступник; пока ты ездишь за санкцией, он уйдет или, того хуже, передушит других людей, находящихся в квартире. И что, ты потащишься на другой конец города за санкцией?

— Теперь — да.

— Но это же абсурд!

— А если я полезу в квартиру с неотложным обыском, меня накажут. Да чего там, уже наказали.

— Какая ерунда, — фыркнул он, — Идешь в суд и обжалуешь взыскание.

— А куда я иду после суда, ты подумал? Ты думаешь, мне дадут работать после этого? Все, хватит обсуждать беспредметные вещи.

Мы договорились, что Царицын заедет ко мне утром после выходных за постановлением, сделает обыск, а после этого мы возьмемся за Розу Петровну. При этом он намекнул, что вот у них следователи всегда составляют планы расследования, а не пытаются удержать все в голове, так исторически заведено в их солидном учреждении, что и обусловило его солидность и незыблемость. А я в ответ на этот выпад мстительно подумала, что в их солидном заведении клюют на непроверенную информацию, кидаются обкладывать со всех сторон лиц, непричастных к совершению преступления, случайно попавших в поле зрения правоохранительных органов (хотя этот упрек скорее адресовался к Крушенкову, но очень хотелось подумать какую-нибудь гадость про Царицына, а больше ничего на ум не приходило). И раз они такие солидные специалисты, то пусть они до посинения составляют планы расследования и учат следователей жизни. А я уж, как безответственный, не приученный планировать свою работу сотрудник абсолютно несерьезного учреждения, в подходящей мне компании охла-мона Кораблева, займусь не важной личностью — молодым любителем оружия с изуродованным лицом по имени Федор Пальцев.

Из ФСБ я поехала в прокуратуру и позвонила Кораблеву. Он, маясь от безделья, тут же прискакал и даже любезно предложил отвезти меня в лагерь к ребенку. «По дороге и поговорим», — сказал он. Рассчитав, что бывший муж часам к семи как раз покинет лагерь, а я раньше и не приеду, я оседлала кораблевскую машину, и мы поехали за город.

Когда я рассказала Леньке про мальчика-пиротехника Феденьку Пальцева, Кораблев воодушевился.

— Ну так сейчас осталось дело техники, — заявил он. — Адресочек у нас есть, я быстренько включу мероприятия, через недельку будем все знать. Главное, майору Царицыну поменьше говорить об этом.

— Лень, — попросила я, — можешь мне на вторник вызвать вдову Вострякова? Я тебе адрес скажу, заедь к ней, а? Не хочу ее вызывать по телефону.

— Не уверены в своем телефоне? Это правильно. Заеду, конечно. Что еще?

— Еще хочу тебя попросить сопроводить меня в магазин, торгующий ВАЗами…

— Ночными? — подозрительно спросил Кораблев.

— Машинами, — уточнила я. — Хочу провести следственный эксперимент.

Пусть мне поставят в один ряд «девяточки»: серую, синюю, зеленую и «балтику» с «муреной».

— Что, собрались тачку покупать? Дело хорошее, только «балтика» и «мурена» — уже устаревшие цвета.

— А мне нравятся. Хочу притащить туда гаишника, который видел, как увозили мадам Масловскую. Пусть посмотрит, может, выберет цвет машины, на которой его отвлекали. Он говорил, что выехал мужик на «девятке», только он цвет плохо запомнил. Вдруг, если увидит несколько цветов, выберет нужный?

— А зачем это надо-то?

— Как зачем? Раз уж у нас появилась в поле зрения «девятка», надо проверить…

— Надо так надо, — добродушно согласился Кораблев.

Нет, я его решительно не узнавала. В воскресенье, поставив на самое видное место коробочку со сказочным цветком с острова Сицилия, я занялась домашней работой. От нее меня оторвал телефонный звонок моего бывшего сожителя Стеценко. Он предлагал прогуляться, поскольку погода уж больно хорошая.

— Как интересно, — задумчиво сказала я. — Тебе не с кем прогуляться?

— Может, я хочу прогуляться именно с тобой.

«Почему бы нет», — подумала я, соглашаясь на прогулку.

Прогулка прошла удивительно плодотворно.

Смотря на Стеценко, я поражалась тому, насколько правильно сказано про «сердцу не прикажешь». А я-то думала про себя, что мне не угрожают страсти роковые и что никогда мои эмоции не окажутся сильнее разума. Вот идет рядом со мной человек, с которым — я точно знаю — я уже ни за что не смогу жить вместе, и забыть которого — это я знаю так же хорошо — я не смогу никогда.

За время этой совместной прогулки я убедилась, что кардинальных изменений в мировоззрении Александра Стеценко не произошло и он по-прежнему искренне не понимает, за что же я с ним так обошлась.

«Ну и хорошо, — подумала я, когда Стеценко прощался со мной у двери моего подъезда, наверняка ожидая приглашения войти. — Клин клином вышибают.

Возьму и уеду в Италию… Уеду и буду до конца дней своих, вспоминать Сашку, потому что лучше, чем он, меня никто никогда не понимал». Мне вдруг показалось, что за то время, которое мы в разлуке, мы каким-то волшебным образом прожили пятнадцать-двадцать супружеских лет, привыкнув друг к другу, врастя друг в друга корнями; ушло сексуальное влечение, взамен которого осталась всепоглощающая нежность, дружеские чувства и сознание того, что ближе этого человека у меня на свете никого нет. Но хоть и ушло влечение, я прекрасно знала, что если я буду медлить, то дело кончится приглашением в гости. Я попрощалась и вошла в парадную.

В понедельник, прихватив Кораблева, я заехала домой к инспектору ДПС, на глазах которого разыгралось похищение. И мы отправились в автомагазин, где к нашему приезду уже была готова декорация.

Инспектор заметно нервничал. Бегая вдоль ряда машин, он все время беспомощно оглядывало» на меня и снова переводил взгляд на разноцветные машинки. Наконец, покрывшись потом и сведя брови, он показал на «девятку» сине-зеленого цвета, в паспорте которой значилось, что этот цвет гордо называется «мурена». Что и требовалось доказать, — посмотрела я на Кораблева. Он кивнул.

Мы быстро оформили протокол, завезли домой инспектора, и я поехала изучать медицинские документы, с таким трудом привезенные из квартиры доктора Вострякова.

Я быстро нашла там историю болезни Игоря Горбунца. Конечно, Востряков наверняка оформил липовую историю, чтобы оправдать пребывание больного в стационаре, но где-то он должен был фиксировать ход лечения от наркомании.

Странно только, что он не уничтожил эти документы; хотя, с другой стороны, он же не готовился заранее к самоубийству, все произошло внезапно. Не до этого ему было.

Нашла я и карточку Масловской. Но, заглянув в нее, поняла, что мне нужно разбирать эти документы вместе с медиком, одна я не справлюсь. Моих скромных познаний в медицине хватило на то, чтобы определить — Масловскую лечили не от гинекологических заболеваний. А вот от чего? От наркомании или от СПИДа — лучше спросить у врача. Появился повод снова увидеться со Стеценко.

Конечно, он не отказался мне помочь, и я потащилась в морг вместе с карточками. Решив не унижаться перед шефом и милицией в поисках машины, я вызвала такси.

Посмотрев на меддокументы, Стеценко порадовал меня заявлением, что тут работы не на один день. «Интересно, — подумала я, — это действительно так, или он просто ищет способ продлить наше общение?» Как бы там ни было, эти карточки меня серьезно интересуют. Я составила себе список фамилий, которые встречались в этих документах, попросила Стеценко посмотреть карточки получше, заверив, что завтра я заеду за результатом, и уехала в прокуратуру. Мне нужно было подумать.

Появился Кораблев с сообщением о том, что Вострякову вызвать не удалось.

— Я звонил, — докладывал он, — к телефону никто не подходит. Съездил в адрес, дверь не открывают. Поспрашивал соседей, последний раз видели ее позавчера. Надо дверь ломать.

— Зачем же сразу дверь ломать? Думаешь, что-то случилось?

— Конечно, — безапелляционно заявил Кораблев. — Она важная свидетельница, самое время ее убрать. Вы же не удосужились ее вовремя допросить, дождались, пока жареный петух клюнет, а? Вот теперь берите доктора и в адрес, тело осматривать.

— Тьфу, Леня, что ты говоришь! Может, она погостить к родным уехала?

— Спорим?

— Не буду я с тобой спорить. Тяжело вздыхая, я села за машинку, отстучала постановление об обыске, чтобы иметь право взломать дверь, если что, и пошла к шефу за санкцией.

Шеф поставил подпись и печать и протянул мне постановление.

— Опять подстава? — Он смотрел на меня неласковым взглядом поверх очков.

— Конечно, — вздохнула я. — Пора привыкнуть.

— Ну-ну, — заметил он и углубился в разложенные перед ним бумаги.

«Никому я не нужна», — горько подумала я, возвращаясь к себе в кабинет.

— Сами поедете или мне доверите? — осведомился Кораблев, принимая постановление.

— Ты же мне труп предсказываешь. Придется самой ехать.

Вместе с понятыми и представителями жил-конторы, ахающими и охающими, мы долго и безуспешно звонили в дверь, а потом пришлось выпускать на первый план слесаря с набором инструментов. Полчаса он пилил дверь, я даже успела подумать, что подполковник ФСБ Кру-шенков справился бы с этим быстрее, но наконец замок пал. Вся наша орава двинулась было к дверям, но Кораблев властным жестом остановил всех, вытащил пистолет и прошел в квартиру. Мы, затаив дыхание, ждали результатов обхода. Наконец Леня вышел к народу с пистолетом в поднятой руке и сообщил, что в квартире пусто.

В квартире действительно было пусто. Порядок, как обычно пишут в протоколах, нарушен не был. На кухне не было грязной посуды, все было вымыто и убрано на свои места. Я заглянула в шкафы — недоставало кое-какой одежды.

Холодильник был пуст, там стояли только нераспакованные продукты длительного хранения.

— Ну что, Леня, похоже, что мы напрасно сломали замок. Хозяйка уехала.

Вот вопрос — куда и на сколько?

— А вот и не напрасно. По крайней мере, вы знаете, что трупа тут нет.

Квартирку опечатаем, ключики в жилконтору, и с чистой совестью продолжаем работать.

Так мы и поступили. Только я еще на столе оставила Розе Петровне записку с извинениями и с просьбой позвонить мне в прокуратуру, как только она вернется. А Леньке я дала поручение установить, куда могла съехать Вострякова.

— Свяжись с ее свекровью, установи других родственников. Я хочу быть уверена, что с ней ничего не случилось.

— Ну, только из уважения к вам. — Кораблев щелкнул каблуками.

В прокуратуре меня уже ждал майор Царицын с пакетом.

— С обыска? — спросила я, кивнув на пакет.

Вид у него был торжествующий. Войдя в кабинет, он театральным жестом извлек из пакета видеокассету и положил передо мной протокол обыска. Из протокола явствовало, что в ходе обыска был вскрыт сейф в кабинете главы холдинга «Горячая Россия» Масловского А. В., откуда извлечена данная видеокассета; она опечатана, промаркирована, упаковка снабжена подписями понятых. Ход обыска фиксировался с помощью видеозаписи.

Я подняла глаза на Царицына.

— Что это?

Он довольно ухмыльнулся.

— Это? Это видеокассета с допросом похитителей жены нашего будущего обвиняемого.

— Ты хочешь сказать, что служба безопасности Масловского взяла похитителей, стала их колоть и все это записывала на видеокамеру?!

— Именно так, Мария Сергеевна, именно так.

— Они что, полные лохи?

— Перебдели немного, головокружение от успехов. Там такие кадры, я вам доложу…

— Что, сильно побитые?

— Сейчас организуем просмотр. Мало того, что сильно побитые, там еще голосочек самого Масловского зафиксирован. А это — так, до кучи взял. Просто для характеристики личности.

Он бросил передо мной на стол затейливую тисненую открытку-приглашение.

Я развернула ее и прочитала: «Дорогой друг! Имеем честь пригласить Вас на праздник по поводу бракосочетания Марины и Артемия Масловских, который состоится 16 июня в 18 часов в ресторане „Интернациональ» в городе Тель-Авив, — Израиль». Хмыкнув, я вернула открытку Царицыну.

Смотреть кассету мы побежали к Лешке Горчакову. То, что мы увидели, превзошло наши самые смелые ожидания. Любительская съемка по силе воздействия не уступала наипоследнейшим зарубежным блокбастерам. В интерьере, как нам пояснил Царицын, кабинета начальника службы безопасности холдинга Масловского несколько плечистых ребят в камуфляже и в шапочках с прорезями для глаз молотили двоих мужчин, на вид лет тридцати — тридцати пяти. В качестве звукового фона раздавались натужное сопение, треск ломаемой мебели, нецензурная брань и стоны избиваемых. Камера, видимо, была закреплена на штативе, съемка производилась с одной позиции. Спустя минут десять двоих несчастных с трудом подняли с пола и посадили на стулья. Они норовили сползти на пол, но их привязали. И начали допрашивать.

Сплевывая кровь прямо на пол, избитые закатывали глаза и односложно отвечали на вопросы мучителей. Из невнятных ответов складывалась картина похищения: действовали они по заданию Осетрины, втроем. Они двое приехали из Егварда (как выяснилось, есть такой город в Армении, неподалеку от Еревана), здесь Осетрина дал им третьего, местного парня с обожженным лицом. Они сняли комнату, получили номер и описание машины Масловской, несколько дней следили за ней, потом догнали на набережной, вывели из машины, пересадили к себе и отвезли в съемную квартиру. Девушка была в наркотическом опьянении и не сопротивлялась, вообще плохо понимала, что происходит, но они были предупреждены об этом и на квартире дали ей еще дозу.

— Интересно, как люди Масловского нашли похитителей? — тихо спросила я у Царицына.

— Все звонки в офис и по мобильным телефонам Масловскому автоматически фиксируются, устанавливается входящий абонент. Пока они выдвигали свои требования о выкупе, их запеленговали, — вполголоса ответил Царицын.

— А они что, не знали, что их могут засечь?

— Думаю, что нет. Не предполагали. Камера продолжала фиксировать привязанных к стулу людей, но звуковой фон изменился. Было слышно, как открылась дверь. Кому-то вошедшему негромко пересказали то, что только что рассказали похитители. Усталый мужской голос спокойно распорядился: «Этих в расход. На наше место в лес, там закопайте, — и поинтересовался:

— А где третий?» Ему ответили — в соседнем кабинете, там с ним работает Гурин.

— Кто это? — шепотом спросила я.

Царицын ответил, что это фамилия начальника службы безопасности, «Хорошо, — продолжил глуховатый усталый голос, — третьего можно использовать. А с этими кончайте, эти — шелуха». Даже если бы подчиненные не называли этого человека по имени-отчеству — Артемий Вадимович, я все равно узнала бы голос Масловского.

Горчаков тормознул просмотр и подвел итог уже увиденному:

— Ну что? Похищение людей, нанесение вреда здоровью, а убийство будет?

— А как же! — кивнул Царицын.

— Тогда у Масловского — организация всего этого. Исполнителей можно будет установить?

— Попробуем.

— Да, сильная кассетка, — Лешка запустил фильм дальше.

— Послушай, — спросила я у Царицына, — зачем они хранили это? Да еще в сейфе у Масловского? На что они рассчитывали?

— На то, что обыск уже был. А в охране Масловского полно отставных десантников, которые привыкли думать, что снаряд дважды в одно место не падает.

— Но ведь теперь надо срочно всех хватать? Если им известно, что у нас кассета? Они ведь не могут не понимать, что это значит?

— Дело в том, что я приехал со своими понятыми, утечки от них быть не может, а кабинет после обыска опечатал. И потом, не все знают, что есть эта кассета и что она в сейфе у шефа. — Все равно, мы себе создали трудности. Полный список родных, близких и подруг Розы Востряковой с адресами Ленька приволок мне ровно через три дня.

Бросив на стол результаты своей работы, он заявил:

— Теперь можете проводить следственные действия: запрашивайте всех перечисленных здесь теток, пишите отдельные поручения, я свое дело сделал.

— Спасибо, Леня. — Я послала ему воздушный поцелуй. — А что у нас с мальчиком Феденькой Пальцевым?

— Работаем. Ищем.

— А как насчет результатов?

— Имейте совесть. В понедельник будут результаты.

С Горчаковым мы вошли в антагонистическое противоречие, до хрипоты споря о том, когда начинать реализацию: прямо сейчас или подождать, пока будет установлен Пальцев, скорее всего, являющийся тем самым киллером с обожженным лицом. Я понимала Лешку, которому не терпелось начать — задержать сотрудников службы безопасности Масловского, поднять шум и передать дело в городскую прокуратуру. И забыть про него, как про дурной сон.

А я, во-первых, не до конца была уверена, что у нас так охотно заберут дело; а во-вторых, представляла себе, какой ажиотаж поднимется в прессе, и сомневалась, что после этого Федя Пальцев когда-нибудь вообще дастся нам в руки.

Лешка привлекал для обработки меня тяжелую артиллерию — наше оперативное сопровождение из ФСБ, таскал меня к шефу, но так и не убедил. За счет чего мы заработали еще одну малоприятную статью от господина Трубецкого.

Поначалу я после каждой статьи пила валерьянку и хваталась за сердце.

Как человек самолюбивый, я с трудом могла перенести мысли о том, что обо мне подумают на основании этой статьи люди, которые меня не знают, и, главное, что будет, если эта статья вдруг попадется на глаза моей маме, у которой и так со здоровьем не блеск, и моему сыну. Вот это было для меня совершенно невыносимо.

Но постепенно я привыкла, стала относиться к этому спокойнее, хотя настроение у меня портилось всерьез и надолго.

И вот наконец состоялось явление в прокуратуру оперуполномоченного Кораблева с информацией о гражданине Пальцеве. Правда, передача информации состоялась двухступенчатым потоком, поскольку Кораблев категорически отказался общаться с майором Царицыным и даже находиться с ним в одном помещении.

К нашему всеобщему удивлению, оказалось, что Феденька Пальцев, как пай-мальчик, проживает дома, с родителями, с которыми имеет трогательные отношения. Ночует дома, с девушками дела не имеет, что, в общем, неудивительно, учитывая особенности его внешности. По утрам подвозит маму на работу на «девятке» цвета «мурена». Числится старшим менеджером в несуществующей фирме.

То есть фирма зарегистрирована, но никоим образом не функционирует, и даже младших менеджеров там нет, не то что старших.

Кроме того, Феденька пользуется пейджером и мобильным телефоном, сведения о его переговорах заказаны. У наблюдателей сложилось впечатление, что, отвезя мать, он бесцельно передвигается по городу. Встреч ни с кем не зафиксировано. Помотавшись (а ездит он действительно очень аккуратно), он едет домой, ставит машину в соседнем дворе и не выходит до следующего утра. Из дома никаких телефонных разговоров не ведет.

Я втихаря предложила изловчиться и негласно получить отпечатки пальцев фигуранта, чтобы сравнить их с отпечатками на гильзах. Но особого энтузиазма это ни у кого не вызвало, поскольку, кроме внутреннего убеждения, эта мера ничего бы не принесла, а внутреннего убеждения в том, что фигурант — наш, у всех уже накопилось на десять Пальцевых.

Безусловно, хватать Федю сейчас было бы глупо. Предъявить ему было нечего. Схватить, напугать и отпустить с извинениями — это в наши планы не входило. Нам нужно было оружие, причем не просто автомат, найденный где-нибудь в тайнике за городом, а оружие в привязке к Пальцеву — со следами рук или в его шкафу, заботливо упакованное в любимый Федин шарф. И еще хорошо бы было привязать Федю к заказчикам. Но Федор оставался глух к нашим телепатическим мольбам и не шел на контакт с заказчиками, и даже не наводил нас на паленый автомат.

Меня же беспокоило, почему Федя Пальцев, совершив акт возмездия в отношении Осетрины, остался жив. По всем канонам, он должен был уже быть похоронен там, где в лесу, по словам Масловского и его цепных псов, «наше место». Интересно, сколько трупов там уже зарыто? Бизнес — штука жестокая…

А Федя не прячется, живет у себя дома, продолжает ездить на своей машине, болтается по городу и ничего не боится. И все это вкупе наводит на размышления о том, что Федя еще нужен Масловскому и компании. И, скорее всего, не в качестве старшего менеджера. То есть Феде, по всему получается, заказали очередное убийство.

Глава 17

И вот настал счастливый день, когда торжествующий Кораблев принес в клювике сенсацию. По его данным, Феде действительно заказали новую ликвидацию.

«И кого бы вы думали?» — фонтанировал Ленька. Похоже, что господину Масловскому несколько поднадоел его покровитель, который в последнее время совершенно не контролировал свои аппетиты. И юному киллеру было дано задание устранить Леонида Константиновича Хорькова. И кстати, если рассмотреть пальцевские передвижения по городу с точки зрения этого заказа, то они не кажутся бесцельными. Федя совершенно целенаправленно вел наружное наблюдение за Хорьковым и его охраной, изучал маршруты, время выезда из дома и места деловых встреч. Более того, Масловский наконец-то прибьи в наш родной город из-за границы.

— Леня, — спросила я потрясенно, услышав подробности, — они планируют такое убийство, зная, что их вот-вот будут брать? Они же понимают, что у нас кассета с их художествами, ее одной хватит на десять обвинительных приговоров.

— Мария Сергеевна, вы их переоцениваете. А меня недооцениваете. Они мыслят примитивно: раз после обыска не начались повальные аресты, значит, ничего у нас нет. А потом, я тоже не дремлю: я запустил дезу о том, что кассету просмотреть не удалось, она оказалась стертой. Кстати, между нами, — Кораблев понизил голос, — мне тут стукнули, что даже деньги были проплачены за то, чтобы кассету стерли после изъятия. Но она почему-то не стерта, и меня это беспокоит.

— Может, тебе не правильно стукнули?

— Исключено, — твердо ответил Кораблев.

Но самая бесценная новость заключалась в следующем: в ближайшее время Федя должен был выйти на связь с представителем заказчика. И Леня даже знал, где — в занюханном кафе на Петроградке.

— Ленечка, тебе говорили, что ты — лучший агентурист Санкт-Петербурга и Ленинградской области? — в восторге спрашивала я.

Леня в ответ пробурчал, что я напрасно его ограничила Ленобластью, для него и российский масштаб — не предел. Я не стала спорить, прекрасно понимая, что далеко не все, вопреки мнению некоторых авторов учебников криминалистики и зональных прокуроров, можно установить следственным путем.

Мы тут же собрали расширенное совещание: мы с Горчаковым, доблестные представители ФСБ Царицын и Крушенков, герой дня Кораблев и наш родной прокурор. Итог совещания был таков: брать Пальцева все равно рано. Надо закрепить его связь с Масловским и компанией и послушать откат от этой встречи в офисе Масловского, благо все, что было заложено туда во время первого обыска, все еще исправно функционирует. Пальцев должен быть под плотным наблюдением, и хватать его целесообразно после того, как он заберет из тайника оружие для исполнения заказа.

В вечер встречи Пальцева с заказчиком мы все собрались в ФСБ у Крушенкова с Царицыным. Леня сидеть в ФСБ отказался, сказал, что он с мобильной связью будет на улице, поблизости от кафе, где назначена встреча.

Мы попивали чай с конфетами и нервно травили анекдоты, когда зазвучал первый сигнал тревоги. На связь вышли разведчики, осуществляющие наружное наблюдение. Они сообщили, что ситуация осложнилась, и попросили присутствия инициаторов. Мы с Горчаковым навязались тоже — не могли же мы сидеть в лавке, когда ситуация осложнилась. Пока мы ехали, позвонил Кораблев, но кроме невнятных ругательств мы от него ничего добиться не смогли.

Когда мы подъехали к месту, кульминация уже наступила.

Оказалось, что в самый момент встречи, а вернее, пока контакт Пальцева с представителем холдинга «Горячая Россия» еще не был зафиксирован, а Пальцев всего только шел к столику, где этот самый представитель сидел, а бригада наблюдателей готовилась по окончании встречи принять «под ноги» представителя, так вот, в этот самый момент откуда-то сверху, словно с потолка, на Пальцева спрыгнул волосатый субъект в балахоне, оказавшийся журналистом Трубецким. Он упал на Пальцева сзади, повалил его на пол, и они стали кататься между столиками, при этом Трубецкой на все кафе орал: «Милиция! Прекратить сопротивление!». Представитель холдинга не стал ждать окончания представления и ретировался по-английски, не прощаясь. Ленька Кораблев, наблюдавший весь этот паноптикум, грязно ругаясь, сгоряча побежал за представителем, выхватив пистолет, и потерял его где-то во дворах за кафе. Услышав, как отъехала машина, он стал наугад стрелять, но представитель скрылся, и Ленька даже не видел, на какой «тачке».

В кафе же в это время Трубецкой надел на Пальцева наручники (интересно, откуда они у журналиста), посадил на стул и стал звонить для начала в свою редакцию, чтобы срочно организовали пресс-конференцию, а потом в милицию, чтобы приехали и забрали опасного преступника. Мы появились как раз в момент его переговоров с сотрудниками местного отдела, которые искренне недоумевали по поводу происшедшего. Появился разгоряченный Кораблев с пистолетом в руке, подбежал к сияющему Трубецкому и неожиданно для всех дал ему в зубы рукояткой пистолета. Трубецкой взвыл и схватился за челюсть. Местные милиционеры слегка опешили, но Кораблев в нескольких малоцензурных словах объяснил им, в чем дело, и тогда оба милиционера подошли к Трубецкому и вместо оказания помощи деловито ударили его по печени, после чего, уточнив, справимся ли мы без них, удалились.

Когда в кафе вошли Крушенков и Царицын, Трубецкой кинулся к ним и, придерживая рукой челюсть, вознамерился было что-то сказать, но Крушенков за шиворот вытащил его из кафе на холодок и там, на улице, в сумерках, размахнувшись, ударил в глаз. Теперь Трубецкой, которому даже не пришло в голову дать сдачи, держался одной рукой за челюсть, а второй прикрывал глаз.

Крушенков же, вытащив пистолет и сунув его под нос журналисту, задумчиво объяснил, что если тот еще хоть раз сунется со своим свиным рылом в калашный ряд и будет мешать расследованию и оперативным мероприятиям, то он, подполковник ФСБ Крушенков, лично выпустит ему мозги на асфальт.

По свидетельству очевидцев, Трубецкой в ответ на эти посулы прошипел какое-то оскорбление. Я в этот момент находилась поодаль и не слышала, как именно он обозвал Крушенкова. Ленька Кораблев мне потом посекретничал, что сказано было что-то вроде «гомика вонючего». Зато я хорошо видела, как Крушенков с достоинством взял Трубецкого за грудки, приподнял его над землей и внятно, так, что было слышно и мне на расстоянии, спросил:

— Это ты меня, боевого офицера, так, сука, назвал? Тогда запомни: когда я тебе в задницу засуну ствол моего боевого пистолета и поверну по часовой стрелке, вонючим гомиком будешь ты.

После чего подполковник Крушенков отбросил журналиста в сторону, убрал пистолет в кобуру, отряхнул руки и пошел к машине. Задержанного Пальцева уже отвели туда, предварительно сняв с него журналистские наручники и выбросив их на задний двор кафе, после чего надели правильные, милицейские.

Подавленные случившимся, мы собирались уезжать, когда к нам подбежал пожилой, прилично одетый мужчина и стал что-то сбивчиво объяснять. Ленька, Горчаков и Царицын вышли и стали внимательно слушать жалобщика. Тот, размахивая руками, повел их за кафе и показал свою старенькую машинку, с распахнутыми дверьми и кругленькой дыркой в бензобаке. Достаточно быстро было установлено, что мужчина спокойно себе ремонтировал свою машину во дворе кафе, когда раздались крики, топот, стрельба, и вдруг что-то попало в бензобак его транспортного средства; скорее всего, это «что-то» было пулей, выпущенной из табельного пистолета Кораблева.

Потерпевший не осмеливался требовать компенсации, но по его поведению было видно, что он уповает на торжество справедливости. Мужики осмотрели его машину, подумали, после чего Кораблев отвел дядьку в сторону и спросил его:

— Отец, ты коньяк пьешь?

Потерпевший несколько оживился и с надеждой посмотрел на Кораблева, ожидая, что тот сейчас предложит ему хотя бы деньги на приличный коньяк для утешения. Он закивал, и тогда Кораблев продолжил:

— Вот ты пробочку от коньячной бутылки возьми и дырочку-то в бензобаке заткни, лады?

После чего Кораблев похлопал потерпевшего по плечу и с чувством исполненного долга направился к машине, а дядька так и остался стоять с открытым ртом, оглядываясь на продырявленный бензобак.

Таким образом реализация началась, не спросивши нашего волеизъявления.

Глава 18

Поскольку возможность доказывания вины Пальцева, а также людей Масловского, на которую мы рассчитывали ранее, была безвозвратно загублена, оставалось только расколоть Пальцева. Я сразу подняла руки, заявив, что даже и пытаться не буду и предоставляю это почетное право оперативным работникам — пусть делают что хотят, но выдадут нам его чистосердечное признание. Горчаков горячо поддержал меня. Мы немножко побазарили на тему, кому из нас составлять протокол задержания Пальцева в качестве подозреваемого (в чем?), и после дебатов решили, что задерживать по документам будет Лешка, на всякий случай, — вдруг потом выяснится, что Пальцев нанес мне побои в ходе осмотра дачи Асатуряна; чтобы в этом случае не подвергли сомнению законность задержания, пусть лучше документы оформит Горчаков.

Мне был предложен транспорт для доставки домой, но я гордо отказалась.

Надо было уже заниматься людьми Масловского; а это, как минимум, шесть задержаний: сам Артемий Вадимович, начальник его службы безопасности Гурин, который самолично прибыл в кафе на встречу с Пальцевым и успешно скрылся оттуда благодаря «помощи» Трубецкого; а также бойцы, которые мочили и закапывали похитителей. А после задержаний — обыски у них у всех дома, на дачах, в кабинетах, в машинах и в гаражах. Если хоть кто-то из них поплывет — то это еще и выезд в лес для осмотра места сокрытия трупов. Кстати, офис надо будет осматривать с участием медика: судя по видеозаписи «допроса» похитителей, на полу кабинета Гурина может быть кровь.

Когда мы проведем первоначальные следственные действия с этими людьми, дело по похищению жены Масловского, скорее всего, придется прекращать за смертью лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности… Хотя не в отношении всех — Пальцев-то пока живехонек.

Я с грустью осознала, что в ближайшие трое суток спать мне, похоже, не придется вовсе. Равно, как и Горчакову, про оперов я и не говорю.

Лешка оформил протокол задержания Пальцева по подозрению в совершении убийства Асатуряна (про убийство еще троих человек он предусмотрительно решил пока в протоколе не писать, чтобы не давить на психику задержанному, если тот вдруг надумает признаться, — все-таки психологически легче признаваться в убийстве одного человека, нежели четверых, а там уже посмотрим) и отложил допрос до утра в связи с тем, что задержанный заявил, что желает воспользоваться услугами адвоката.

Решили, что пока опера работают с Пальцевым, мы с Лешкой быстро подготовим необходимые документы, и можно будет посылать людей на задержания, хотя за Гуриным надо ехать прямо сейчас.

С учетом некоторой психологической несовместимости двух оперативных работников — Царицына и Кораблева, а также с учетом права первой ночи, поскольку информация о встрече в кафе была получена Кораблевым, за Гуриным откомандировали Юрия Андреевича, а Кораблев с Крушенковым остались обрабатывать задержанного Федю.

Разбудили и подняли по тревоге нашего бедного прокурора, тот безропотно приехал в прокуратуру среди ночи для того, чтобы санкционировать обыски и лично осуществлять надзор за расследованием. Кроме того, шеф, чтобы не так было обидно, поднял начальника РУВД и заставил его выделить нам народ для задержаний.

К утру все было забито лицами, подлежащими привлечению к уголовной ответственности.

Когда мы пришли в кабинет к шефу докладывать о результатах — два незарегистрированных газовых пистолета в квартире одного из сотрудников службы безопасности, «беретта» и «чешка збройовка» со спиленными номерами в машине другого, граната в гараже у третьего, — шеф молча указал нам на экран телевизора, стоявшего у него в кабинете. Там как раз передавали пресс-конференцию журналиста Трубецкого. Журналист с видом триумфатора рассказывал, как ему удалось установить местонахождение опасного преступника, о котором он уже информировал читателей его газеты. Правда, на этот раз он предусмотрительно не лил грязь на прокуратуру и милицию, время от времени трогая челюсть и проводя рукой по глазнице. Пресса захлебывалась в восторгах.

На пресс-конференции присутствовал один из вице-губернаторов, молодой еще человек, как пишут наши танатологи — повышенного питания, который от лица администрации заявил, что отважный журналист за свои неординарные действия по задержанию преступника будет представлен к правительственной награде. Камеры нацелились на отважного журналиста; Трубецкой скромно потупился и машинально потрогал челюсть. Я вспомнила, что ходили слухи о неоценимой помощи журналиста Трубецкого, оказанной этому вице-губернатору в нелегкий для него период, когда городская прокуратура всерьез подозревала чиновника в должностных злоупотреблениях. Трубецкой в своих журналистских расследованиях блестяще доказал, что прокуратура дурью мается.

Горчаков в сердцах плюнул и попросил разрешения выключить эту порнографию. Шеф любезно разрешил и предупредил, чтобы мы ждали серию статей про то, как отважные журналисты вынуждены сами расследовать дела и задерживать преступников, пока прокуратура и милиция бездействуют или занимаются ерундой.

— Владимир Иванович, а нельзя его привлечь к уголовной ответственности?

— спросил Горчаков.

— Нельзя, — отрезал шеф. — Статьи для этого еще не придумали.

— А за самоуправство?

— Нельзя, Алексей Евгеньевич.

— Понятно, только у них статьи придуманы, а у нас нет, — проворчал Горчаков.

— В этой ситуации, ребята, можно сделать только одно: набить морду, — неожиданно сказал прокурор. — Но я вам не могу это посоветовать.

Раздался телефонный звонок.

— Да, у меня, — сказал шеф в трубку. — Понял, молодцы. Сейчас они едут.

Положив трубку, он объявил, что задержанный Пальцев готов к употреблению.

— Рекомендую с ним работать Марии Сергеевне, — напутствовал нас шеф. — И поласковее с ним. У мальчика комплекс на почве отношений с женщинами, ему будет приятно. Да что я вас учу…

Мы с Лешкой дружно отправились допрашивать задержанных. В соответствии с пожеланиями шефа Лешке достались сотрудники холдинга, а мне предстояло очаровать Пальцева с его комплексами.

Когда я приехала, Пальцев пил чай с плюшками, и меня попросили немного подождать, не мешать ему.

— Как вам это удалось? — спросила я, подразумевая скорость, с которой удалось развалить заказного киллера.

— Молодой он еще, — ответил Крушенков. — Неопытный.

— Но не дурак, — добавил Кораблев. — Пришлось пообещать ему кое-что.

— Надеюсь, не правительственную награду? Адвокат-то будет?

— Сейчас сама с ним решишь.

Когда наконец меня допустили к клиенту, я отметила, что Пальцев держится вполне спокойно, не нервничает. Мне он заулыбался и сказал, что пока готов поговорить без адвоката, но чтобы я позвонила его родителям, они адвоката наймут.

— Может быть, раз без адвоката, тогда допросим вас с видеозаписью, — предложила я.

Пальцев заулыбался и сказал — с видео так с видео, он не возражает.

Пришел специалист, установил камеру. Пальцев попросил, чтобы на допросе остался Кораблев. Препятствий к тому я не видела. Камеру включили, и Пальцев начал рассказывать. Он достаточно связно изложил обстоятельства своего участия в похищении жены бизнесмена Масловского, сообщив, что ему было известно, что Масловская водит машину в состоянии наркотического опьянения; он и один из его соучастников подрезали «ауди» Масловской, вывели ее из машины и пересадили в свою. Отвезли Масловскую на квартиру, снятую заранее. Позже, пока третий их соучастник отвлекал работника ГИБДД, дежурившего недалеко от места похищения, он отогнал с набережной «ауди» Масловской. В тот же вечер, после того как Масловскому по телефону были выдвинуты требования о выкупе — планировалось получить пятьсот тысяч долларов, — на квартиру приехали сотрудники службы безопасности Масловского. Они увели женщину, а Пальцева и соучастников отвезли в холдинг. Там их разделили; двоих похитителей, приехавших из Армении, допрашивали в одной комнате, а его отвели в другую, и там с ним разговаривал какой-то человек, которому он почел за благо рассказать правду о заказчике похищения и о собственной роли в этом похищении. Человек, который с ним беседовал, объяснил, что у него есть два пути — в лесную могилу вместе со своими соучастниками или искупить свою вину, убив заказчика. И он согласился, так как в его молодом возрасте — он так и сказал под видеозапись — умирать не хочется.

Поскольку заказчик доверял ему, он, Пальцев, будучи отпущен людьми Масловского, приехал к Асатуряну на дачу, рассказал, что его соучастников взяли, а ему удалось скрыться. Его данных соучастники не знают, поэтому опасаться оснований нет. Выходной он провел на даче Асатуряна, а в понедельник, отвезя Асатуряна в ювелирный магазин, застрелил там его и тех, кто случайно попал на линию огня, — девушку Асатуряна, охранника и, кажется, продавщицу.

Позже он приезжал на дачу Асатуряна, чтобы забрать причитающиеся ему деньги, которые нужны ему были для оплаты пластической операции за границей.

Объявив перерыв, я довольно быстро составила протокол» оставив пока в стороне некоторые вопросы. Придет адвокат, тогда и будем разговаривать предметно. Того, что наговорил под видеозапись Пальцев, для предъявления обвинения и ареста достаточно. А потом я бы хотела выяснить, например, откуда он знает заказчика похищения — Асатуряна; откуда он получил Данные о том, на какой машине ездит жена Масловского и каким маршрутом; кто играл главную роль в похищении — он или гастролеры из Армении? И кто его снабдил оружием для убийства Асатуряна; а главное — куда потом это оружие делось?

После перерыва Пальцев с большим удовольствием просмотрел видеозапись собственного допроса и прочитал составленный мной протокол.

— Все правильно записано? — спросила я. Он кивнул и подписал протокол.

— Вы родителям моим не звонили? — спросил он, отодвигая бланк протокола.

— Нет еще, сейчас этим займусь.

— Они мне адвоката наймут, вы не беспокойтесь, нормального. Деньги будут, все тип-топ. Вы только скажите, что дело серьезное, речь идет об убийствах, пусть хорошего защитника найдут. А можно теперь закурить? Мне сказали, что после допроса можно будет покурить.

Кораблев дал ему сигарету из своей пачки и поднес зажигалку. Федя затянулся, картинно отставил руку и попросил:

— Вы только маме моей не говорите, что я курю, ладно?

Глава 19

Пока журналист Трубецкой по всем программам телевидения упивался победой, мы подсчитывали убытки. В результате бегства Гурина из кафе для нас осложняется доказывание преступной связи Феди Пальцева и людей Масловского.

Кроме того, Федя пока еще не сказал ни слова о местонахождении оружия и о том, от кого он его получил. Если бы мы засекли тайник или взяли бы его с оружием…

А, да что тут говорить…

Люди Масловского, несмотря на найденные у них при обысках оружие и боеприпасы, хранили молчание. Тут же прибыли лучшие и дорогостоящие адвокаты, наполняя казенные коридоры ароматами чужеземных парфюмов; слышался беспрестанный трезвон мобильников и сжатые отчеты вполголоса о том, какие планы у обвинения. Практически каждый адвокат — а у некоторых задержанных было по два защитника — говорил нам о том, что дело не нашего, не районного уровня, и в самое ближайшее время должно быть передано в городскую прокуратуру. Судя по тому, что несколько адвокатов непринужденно набирали по мобильнику номер мобильного же телефона прокурора города, который мне, например, был неизвестен, — они явно возлагали определенные надежды на передачу дела в городскую.

Я тем временем пыталась дозвониться до кого-нибудь из родителей Пальцева. Мне и самой хотелось на них посмотреть. Но телефон мамы, сообщенный мне Федором, не отвечал, а на работе у папы говорили, что он проводит практические занятия с курсантами и освободится не ранее пятнадцати часов. Я приготовилась терпеливо ждать пятнадцати часов, как вдруг мне сообщили, что явился адвокат Пальцева. Подивившись — откуда же он взялся? — я пошла на него посмотреть. Ни фамилия, ни личность его мне ничего не сказали. Раньше мы с ним никогда не сталкивались. Он призывно помахал ордером и сказал, что у него соглашение на защиту Федора Вячеславовича Пальцева. Я небрежно поинтересовалась, кто проявил добрую волю и оплатил соглашение на защиту, и адвокат так же небрежно ответил — друзья задержанного.

— Подождите, — сказала я и отправилась в кабинет, где задержанный Пальцев ел из банки принесенный ему Кораблевым компот из персиков.

— Федор Вячеславович, — обратилась я к нему, но он перебил меня:

— Можно просто Федя.

— Федя, там адвокат пришел. — Так быстро? — удивился он.

Я назвала фамилию адвоката и спросила, знает ли его Федя. Федя отрицательно покачал головой. У меня были основания считать, что есть кое-кто, кому очень не хочется, чтобы Федя говорил лишнее, поэтому я поинтересовалась, кто из его друзей мог заплатить за адвоката?

— Мария Сергеевна, это боль моей жизни, но у меня нет друзей, — отставив персики, совершенно серьезно сказал обожженный киллер. — Я один на льдине.

Я вышла к адвокату и вежливо поставила его в известность, что задержанный Пальцев изъявил желание пригласить определенного адвоката, в связи с чем в услугах других защитников не нуждается. Черт его знает, кто такой этот защитник? Сплошь и рядом адвокатов людям нанимают отнюдь не друзья, а враги, чтобы быть в курсе дела, влиять на показания, а в случае чего — просто убрать человека. Подождем, пока соглашение с адвокатом заключат родители. Конечно, случайностей исключить нельзя, но все-таки будет спокойнее.

Отставленный адвокат пожал плечами и осторожно спросил, не буду ли я так любезна показать ему заявление подзащитного, в котором он отказывается от его услуг. Я максимально вежливо разъяснила, что законом такое не предусмотрено, посему адвокату придется удовлетвориться моим словом. Он не нашелся, что ответить, и удалился.

Вернувшись в кабинет, я обратилась к Кораблеву:

— Ленечка, возьми-ка ноги в руки, съезди за Федиными родителями и привези их обоих сюда.

— Понял, — вскочил Леня, помахал ручкой задержанному Феде, с которым у них, судя по всему, установилось полное взаимопонимание, и убежал.

— Я маму увижу? — обрадовался Пальцев.

— И папу тоже, — кивнула я.

— Лучше сначала маму. Кстати, Мария Сергеевна, можете обращаться ко мне на «ты». — Хорошо, — кивнула я.

У Феди за плечами большой опыт общения с инспекцией по делам несовершеннолетних, или как она там теперь называется, и, похоже, во мне он тоже видит что-то вроде тетеньки-инспектора.

— Федя, — я присела рядом с ним, — ты где жил до переезда?

— На Пискаревском проспекте, — ответил он.

— А почему вы оттуда уехали?

— Родители поменялись, — пожав плечами, ответил он.

Спросить или не спросить про доктора Вострякова? Нет, пока рано. Пусть опера с ним поработают. Пусть он привыкнет к своему новому статусу, пусть поймет, что нам можно доверять.

Кораблев обернулся достаточно быстро. Вскоре в кабинет входила небольшого роста женщина, приятная на вид, с встревоженным лицом, за ней шел высокий мужчина в военно-морской майорской форме, губы его были плотно сжаты, брови насуплены. Мужчина остановился на пороге, а женщина стремительно подошла к Федору, который поднялся навстречу, и обняла его:

— Феденька, мальчик мой, что случилось?

— Мам, мне адвокат нужен…

— Конечно, не сомневайся, мы с папой все сделаем. Что тебе принести, маленький? Сгущенки? Колбаски? Что тут можно, ты знаешь?

Мама Феди вела себя так, словно пришла к сыну в больницу. Что ж, в каком-то смысле так и было. Если в дело не вмешаются посторонние силы, то Федя проведет в этой больнице всю оставшуюся жизнь.

Отец Пальцева, глядя на жену и сына, так и не произнес ни слова. Позже, когда я разговаривала с ними в соседнем кабинете, он скупо сказал, смотря в сторону, что до конца дней будет чувствовать свою вину перед сыном, — приохотил его к оружию, дома была коллекция, думал, что это хобби отвлечет сына от улицы, а вышло вон как, вон куда привело сына…

А мама вела себя так, будто не понимала, что происходит. Хоть и в деликатной форме, но я постаралась объяснить, в чем подозревается Федор и что ему грозит. Мама покивала головой, но в ее глазах ничего не отразилось, и казалось, что она обеспокоена только одним — какие продукты принимают в передаче? Перебив меня на полуслове, она еще поинтересовалась, можно ли принести сыну удобную одежду.

Потом я разделила их и допросила по отдельности. Обоих я спрашивала, не знают ли они доктора Вострякова, не пересекались ли когда-либо с ним по работе или иначе, не лечил ли он когда-то их сына или их самих? Нет, отвечали они оба, эта фамилия им незнакома, с таким человеком никогда и нигде они не пересекались. Единственное, о чем обмолвилась мама, — когда они жили на Пискаревке, Федя часто бегал играть на территорию больницы Мечникова; они с ребятами перелезали через ограду и прятались в густых кустах между многочисленными корпусами больницы. Я хорошо знала территорию больницы, потому что часто обращалась на кафедру судебной медицины Санитарно-гигиенического института и часто бывала там, плутая с непривычки по заросшему больничному парку среди заброшенных и облупившихся корпусов. Да, там можно было играть и в войну, и в мушкетеров, и в пиратов; парк и корпуса походили на старинный замок, и специалисты с кафедры судебной медицины рассказывали мне много интересного про больницу.

На всякий случай я спросила Фединых родителей, не присылали ли они адвоката, но они категорически отрицали это. Вот еще вопрос — кто же это суетится, торопясь подсунуть нам своего человека, и чего эти неведомые благодетели так боятся? Раскрытия убийства депутата Селунина и бизнесмена Бардина, о которых, помнится, обмолвился Кораблев? Или чего-то, связанного с Масловским? Вряд ли это асатуряновские дружки действуют — Осетрине-то уже ничто не угрожает.

Естественно, при допросе родителей я тщательно выяснила все возможные места, где могло храниться оружие, использованное их сыном при совершении преступлений, но все названные ими сведения не принесли нам никакого результата. На вопрос, какой машиной пользуется их сын и откуда она у него, родители дружно ответили, что это машина его друга, который уехал за границу и разрешил их сыну попользоваться «девяткой», из чего я сделала вывод, что несмотря на слепую родительскую любовь, безусловно, имеющую место, Ирина Федоровна и Вячеслав Иванович не слишком много знают о сыне и, самое главное, не желают знать. Стал сынок ездить на машине, отбоярился от расспросов отговоркой, что друг оставил машину поездить, — и ладно, и закрыли глаза на то, что друзей сына что-то давно не видали, а особенно таких, которые владеют машинами и которым не жалко на несколько лет дать машину Феде попользоваться.

Ладно, разговор про машину с Федей — еще впереди, а вот из родителей я, пожалуй, выжала все, что можно. Они побежали искать адвоката, и к вечеру адвокат появился — вальяжный, в годах, с хорошей репутацией. Когда мы повторили допрос Федора в присутствии адвоката, тот позволил себе единственную фразу: «Ну что ж, теперь мне остается только сказать, что Федор хорошо учился в школе и не обижал животных». — «А вот это еще вопрос», — вскинулся Федор.

На Федора и его родителей у меня ушел целый день. Когда наконец я выползла на белый свет после допросов, я узнала, что Горчаков задержал Масловского, и это, безусловно, было событие дня, затмившее даже геройский поступок журналиста Трубецкого. Помещение, где мы работали, осаждали представители всех печатных изданий и телевизионных программ нашего города, а также нескольких иностранных массмедиа.

Я порадовалась, что на этот раз оборону перед прессой приходится держать не мне, а Лешке, и тихонько пробралась за спинами репортеров к выходу.

Может, хоть сегодня повезет, и я немного посплю.

Глава 20

Не так уж долго удалось нам порасследовать дело Масловского. Нам и вправду указали, что не нашего ума это дело, и предписали срочно передать его в прокуратуру города, в Управление по расследованию особо важных дел. Шеф намекал, чтобы передали дело в должном виде, чтобы не стыдно было перед старшими коллегами, и я пошла в следственный изолятор назначать фоноскопическую экспертизу.

Надо заметить, что Масловский оказался в общении весьма приятным господином. Если абстрагироваться от того, что он хладнокровно послал на смерть нескольких человек, — я получала удовольствие от визитов в следственный изолятор. Поначалу его поместили в обычный, гуиновский СИЗО, и я его посещала именно там. Когда я приходила, мы неизменно обсуждали светские новости, хорошую литературу и прочие приятные вещи, аккурат до прихода его адвокатов. Адвокаты со следствием общаться не велели, даже на светские темы, видимо, подозревая меня в иезуитском втирании в доверие, и Масловский замолкал, тоскливо смотрел в зарешеченное окошечко.

На этот раз адвокатов я вызывать не стала, поскольку планировала отобрание образцов голоса Масловского для того, чтобы эксперты их сравнили с голосом, запечатленным на фонограмме к видеозаписи «допроса» двух армянских граждан. Эта процедура не предусматривает участия адвокатов, и, кроме того, я предвидела, что Масловский элементарно откажется давать образцы голоса, а принудительно их не возьмешь, вот и не стала всуе беспокоить занятых людей.

Поскучала я в следственном кабинете совсем немного. Пришел элегантный Масловский, как всегда, хорошо одетый, только галстуки ему здесь не разрешали.

Если следственное действие проходило с участием адвокатов, то кто-то из них по просьбе подзащитного обязательно приносил с собой галстук, и Масловский, прежде чем войти в следственный кабинет, в коридоре этот галстук надевал. Сегодня пришлось ему общаться со мной в неглиже, как он это назвал, хотя костюм и рубашка были безукоризненными.

Конечно, давать образцы голоса он отказался. Я задала дежурный вопрос — почему, и он охотно пояснил, что изъятую из офиса кассету считает фальсификацией и отказывается участвовать в дальнейшей фальсификации сфабрикованного против него уголовного дела. Я поморщилась, мол, Артемий Вадимович, грубо, но он, рассмеявшись, продолжил:

— Это официальная позиция. Можете записать мои слова в протокол.

— Хорошо, обязательно. Но ведь вы понимаете, что я могу предоставить экспертам вместо экспериментальных свободные образцы вашего голоса? Это означает, что я не буду вас просить произнести определенные слова, те, что на видеокассете, а предоставлю экспертам фонограмму любых ваших высказываний.

— Конечно, я понимаю, что так и будет, но я оспорю эту экспертизу на основании того, что у экспертов было недостаточно материала и в связи с этим их выводы не точны.

— Но ведь получится, что у экспертов недостаточно материала по вашей вине.

— А какое это имеет значение? К достоверности выводов это отношения не имеет.

— Это вас адвокаты так успешно подготовили?

— Нет, — Масловский улыбнулся. — К слову, мои адвокаты совершенно упустили из виду, что вы можете назначить такую экспертизу.

— Неужели это ваш текст? — поразилась я. — Вы ведь получили техническое образование?

— Самообразование, — развел он руки. — А если серьезно, со мной в одной камере сидит неплохой юрист и очень контактный человек. Рыбник.

— Рыбник с вами в одной камере? Вот уж поистине, мир тесен.

— Да, — кивнул Масловский. — Мир тесен, как следственный изолятор.

— Ну и как ваши впечатления? Рыбник ведь тоже мой подследственный.

— Я знаю. Он вас хвалит.

— Хвалит?! — меня это удивило. — Вот уж от кого не ожидала доброго слова…

— Да, но это так, между прочим. Кстати, милейший человек и очень хороший специалист. Мы болтаем целыми днями, мне это очень скрашивает мои тюремные будни.

То, что Рыбник целыми днями болтает на светские темы, меня удивило не меньше, а впрочем, что тут странного? Это со мной он не хотел разговаривать, по вполне понятным причинам. А в камере-то чего уж не поболтать. Правда, я вспомнила, что во время следствия я все время читала сводки, касающиеся его поведения в камере, — он молчал все время. А тут разговорился… Хотя это тоже объяснимо: тогда он был подследственным и от разговоров в камере воздерживался, а сейчас он числится за судом, его разработка не ведется; почему бы и не поговорить, компенсировав себе длительный период вынужденного молчания?

— Между прочим, он утверждает, что скоро выйдет, — продолжал Масловский. Я покачала головой:

— Неужели он говорит такое? Он же неглупый человек и должен понимать, что приговор в двадцать лет за инкриминируемые ему преступления будет большой удачей.

— Ну, инкриминировать можно все, что угодно; главное, что в суде останется.

— Артемий Вадимович, в случае с Рыбником в суде останется все, что ему инкриминировано, поверьте. Там очень много доказательств, и все они хорошего качества. И вообще, что бы вы ни утверждали, я дел не фабрикую.

— Что вы, Мария Сергеевна, не обижайтесь. Это же политика; не принимайте на свой счет мои заявления для прессы. Я знаю, что вы все делаете по закону, но иногда процесс может выйти из-под вашего контроля. И вообще, интуиция мне подсказывает, что скоро мы с вами расстанемся. Дело передадут в прокуратуру города.

— Ну, я думаю, что интуиция подсказывает это скорее вашим адвокатам…

— Нет, как ни странно, моему соседу по камере Рыбнику.

— Даже так? А вы считаете, что это к лучшему для вас? Передача дела?

— Кто знает… — загадочно пожал плечами Масловский, но было ясно, что он считает — к лучшему.

— Могу сказать, что интуиция, кому бы она ни подсказывала, не обманывает. Я действительно скоро передам дело, может быть, мы вообще с вами встречаемся в последний раз.

— Да? Тогда спасибо за все, Мария Сергеевна.

— За что же, Артемий Вадимович? Разве следователю в вашей ситуации говорят «спасибо»?

— Говорят, — твердо ответил Масловский. — Спасибо за то, что общались по-человечески и не унижали. Бывает ведь по-всякому. И напоследок хочу сказать вот что: я вынужден был сделать то, что сделал. Не то, чтобы я очень любил Марину; что там было любить? Глупая кукла, и наркоманка к тому же. Я не хотел с ней разводиться, но это наша личная история. Я просто не мог простить этого похищения. У меня есть определенная репутация в мире бизнеса, и я не мог ею рисковать. От меня ждали поступка, и если бы я смолчал, меня бы не поняли…

— В мире бизнеса или в мире организованной преступности? Извините, если вам это неприятно.

— Ничего. А вы считаете, что это два разных мира? Видите ли, в нашей стране крупный бизнес не может существовать отдельно от организованной преступности, как вы это называете…

— Да уж как это ни называй, — вставила я.

— Так вот, раз у бизнеса появляется «крыша», мои покровители заинтересованы в том, чтобы мой бизнес развивался, поскольку это означает увеличение и их барышей. Они создают мне режим наибольшего благоприятствования, а так как я вынужден с ними общаться постоянно, они становятся моими друзьями.

Но раз они становятся моими друзьями, — я тоже становлюсь их другом и поневоле принимаю некоторые правила общения. А значит, становлюсь своим в их среде. Вот и непонятно — то ли они становятся бизнесменами, поскольку вкладываются в мой бизнес, то ли я становлюсь мафиозо? Диалектика. И если я нарушу, эти правила, меня не поймут. На меня будут косо смотреть, перестанут доверять, и я постепенно окажусь без бизнеса.

— Хорошо, я согласна, что психологически вы имели право на возмездие за похищение вашей жены. А заказ на Хорькова — тоже поступок, не совершить который вы не могли?

— Мария Сергеевна! — Масловский был поражен так, что у него задрожали руки. — Не ожидал от вас такого удара в спину…

— Да ладно, Артемий Вадимович, я вам это не вменяю. И вряд ли вам это вменят в вину в будущем, спасибо одному журналисту.

Упоминание о заказе на Хорькова нарушило теплую атмосферу нашей беседы, и мы с Масловским распрощались. Похоже было, что мы действительно с ним встречались в последний раз.

А вскоре так оно и вышло.

Дело Масловского ушло в город, мы с Горчаковым вздохнули облегченно и занялись своей районной текучкой. Постепенно стали забываться все перипетии, связанные с таким VIP-подследственным, и теперь мы с некоторым даже удовлетворением читали в газетах, как в прокуратуре нарушаются права бизнесменов и попираются положения Всеобщей Декларации прав человека, как будто в Декларации написано, что можно убивать людей, а бизнесмены — особая каста, не подлежащая ответственности перед законом. Оперативное сопровождение тоже ушло в городскую вместе с делом, и мы стали очень редко видеться с Крушенковым и Царицыным. Вернее, Крушенков еще иногда заезжал в гости, а Царицына я с тех пор и не видела.

Но дело Пальцева почему-то от нас не забирали, и мы с Горчаковым потихоньку ковырялись в нем, не теряя надежды с помощью Кораблева раскрыть «глухие» убийства депутата и руководителя бизнес-группы и пролить свет на место доктора Вострякова в преступном мире города.

А кроме того, оружие, из которого было совершено убийство четырех человек, так и не было найдено, а Федя Пальцев, несмотря на хороший контакт со следствием, то есть с нами, и с оперативниками, то есть с Кораблевым, не торопился рассказывать нам, где это оружие лежит. «Мне нужно, чтобы было о чем поторговаться, если что», — со смешком говорил он.

Мне же это белое пятно в деле покоя не давало. Я даже сделала обыск в больнице Мечникова, предполагая, что оружие может быть спрятано где-то там.

Безрезультатно. Федя же от ответов на вопросы про Асатуряна, про то, как они познакомились, и про развитие их отношений уклонялся, равно как и не желал отвечать на любые вопросы, связанные с фамилией Востряков. «Не знаю такого человека», — и все. Я попыталась прижать его машиной, которой он пользовался достаточно долго и которая попала от владельцев именно к Вострякову. Ничего не вышло: ответ был — «Купил на авторынке, у кого — не помню».

Как-то к нам в контору заехал чаю попить Крушенков, и мы с ним разговорились на тему наших «глухарей». Крушенков заявил, что заказчиком убийств депутата и Бардина из Северо-Западной финансово-промышленной группы является Хорьков, и у него есть некоторые оперативные данные на этот счет, которые он всеми силами попытается превратить в следственные данные.

— Мы с Кораблевым там потихоньку ковыряемся, — сказал он, — но я не уверен, что успею это сделать, уж больно обстановка накалилась.

Он рассказал, что ему поступают уже неприкрытые угрозы от Леонида Константиновича Хорькова, тот бесятся и передает Крушенкову, чтобы Сергей убрал руки прочь от него и его людей, иначе будет уволен. И эта угроза чуть было не стала реальностью. К нему тут нагрянула бригада из службы безопасности, вскрыла сейф и нашла два незадокументированных патрона. Что было! Для начала ему предложили написать рапорт об увольнении. Он отказался, назначили служебную проверку. Сергей предупредил, что в случае чего пойдет в суд, и там, видно, испугались. Сергей отделался выговором, но его предупредили, что это только начало.

После ухода Крушенкова я полезла в свой сейф и произвела там инвентаризацию. Два охотничьих ножа, валявшиеся с незапамятных времен, — я уже даже забыла, по какому делу, — но это ладно, хранение холодного оружия состава не образует, только ношение. А вот в самом углу сейфовой полки завалялись не два, как у несчастного Крушенкова, а целых двадцать два патрона от газового пистолета, причем тоже абсолютно нигде не задокументированных. С большим трудом я вспомнила, что несколько лет назад мне надо было провести экспертизу по газовому оружию, а эксперты запросили не меньше тридцати патронов для контрольных выстрелов, и бери их, где хочешь. Я тогда упала в ножки операм, и они где-то раздобыли мне кучу газовых боеприпасов, а эксперты израсходовали не все. Вот остатки и валяются у меня с тех пор; но если кто-то поинтересуется их происхождением и учетом, мне будет неловко. Я срочно упаковала их и отнесла в камеру вещдоков к Зое.

Пропавшая Роза Петровна Вострякова так и не нашлась. Я добросовестно проверила всех ее родственников и подруг, но никто не мог пролить свет на ее местонахождение. Я даже тыркнулась в прокуратуру по месту ее жительства с предложением возбудить уголовное дело по факту ее исчезновения и установить ее местонахождение следственным путем. Но меня там грубо высмеяли и популярно объяснили, что трупа Востряковой до сих пор не нашли, значит, об убийстве не может быть и речи, а даже если она и покончила с собой, то у нее были веские основания — смерть мужа. Напрасно я рассказывала, что Вострякова после смерти мужа испытала огромное облегчение, о чем самолично мне говорила; никому не хотелось вешать на прокуратуру лишнее дело.

А за самодеятельность мне сильно влетело от шефа.

И вот настал замечательный день, когда ко мне заявились Кораблев с Крушенковым и торжественно объявили, что наш общий подопечный Федя Пальцев готов дать нам полный расклад по убийствам депутата Селунина и руководителя СЗФПГ Бардина с мотивами, заказчиком — вплоть до аудиозаписи разговора с ним — и с оружием. Но в обмен он хочет кое-каких гарантий, всего-то ничего — до суда побыть на свободе. Я схватилась за сердце, но опера стали убеждать меня, что в этом есть рациональное зерно: если он всю эту лабуду действительно сдаст, мы не сможем обеспечить его безопасность, даже если они по очереди будут спать с ним в одной камере.

Конечно, они были правы — если Пальцев скажет все это и даже даст вешдоки, вроде кассеты с записью его разговора с Хорьковым, до суда он не доживет. А у нас не предусмотрены ни сделки с правосудием, когда показаниями о более тяжком преступлении можно купить себе индульгенцию за менее тяжкое, ни программы защиты свидетелей. В следственном изоляторе Пальцев начнет кипятить себе чаек, и его неожиданно ударит током — вот и вся недолга. Обвинять будет некого, и тайны заказных убийств умрут вместе с ним.

В общем, я обещала подумать. А думать следовало в нескольких направлениях. Во-первых, раскрыть эти преступления и доказать вину Хорькова в организации двух заказных убийств было заманчиво, черт подери. Во-вторых, за время общения с Пальцевым я начала ему доверять, но можно ли ему доверять стопроцентно? И в-третьих, самой большой проблемой было его освободить в случае получения от него показаний. Поскольку ни один прокурор не согласился бы с изменением меры пресечения человеку, которому инкриминируется шесть убийств и которому реально светит пожизненное.

Значит, следственное изменение меры пресечения исключается. Остается судебное. Адвокат пусть обжалует меру пресечения в виде ареста, а суд ее изменит на не связанную с заключением под стражу. Одна только закавыка: ни один суд тоже не пойдет на изменение меры пресечения обвиняемому, за которым шесть убийств.

Снова собрав оперов, я сказала им, что вижу только один вариант — в рамках Закона об оперативно-розыскной деятельности создать документы прикрытия, свидетельствующие о том, что Пальцев смертельно болен. При наличии у него старой травмы создание таких документов не будет особо трудным. Эти документы следует представить в суд, а их начальники пусть договариваются с судом об освобождении Пальцева в оперативных целях.

Опера призадумались и поехали обсуждать предложение с начальниками.

— Вы еще не забудьте придумать, где вы будете его держать, — напутствовала я их. — Если его освободят, дома жить он не сможет, там не намного безопаснее, чем в тюрьме.

— Да место-то есть, — поведал мне Крушенков, обернувшись, но я прервала его:

— Нет, я про это место ничего знать не хочу, — прервала я его. — Это ваши оперативные дела, а у меня своих следственных хватает. Но он точно даст показания?

— Девяносто девять процентов, — вступил в разговор Кораблев.

— Почему не сто?

— Ну хоть один процент ради приличия надо оставить на непредвиденные обстоятельства.

С этим они ушли, но буквально через секунду Крушенков снова засунул нос в мой кабинет.

— Маша, — спросил он, — мой напарник не просил у тебя допуск к Пальцеву?

— Царицын? Нет.

— У меня просьба: если вдруг он придет за допуском, откажи. Под любым предлогом, как угодно, придумай что-нибудь, но допуск не давай.

— Как скажешь, — пожала я плечами, понимая, что это не прихоть.

Опера ушли, а я еще некоторое время размышляла над несовершенством нашего законодательства, не позволяющего в полную силу бороться с организованной преступностью. Я вспомнила рассказ нашего руководителя семинара в Эссексе. Он как раз упоминал вопросы сделки с правосудием и ссылался на американский опыт — на дело «Соединенные Штаты против Дэррила Ламонта Джонсона и Куона Джона Рэя», обвинявшихся в организованной преступной деятельности; мы потом нашли материалы этого дела в Интернете. Там обвинение опиралось на показания четверых членов банды, согласившихся сотрудничать с правосудием и уличавших руководителя банды в умышленном убийстве одного из его корешей, которого он счел стукачом. Так вот, на процессе адвокаты намекали присяжным, мол, отнеситесь с осторожностью к показаниям этих самых свидетелей обвинения.

Они сами далеко не идеальные личности, сами в крови по локоть, сами совершали преступления под руководством того же Дэррила Ламонта, если уж на то пошло. Но федеральный прокурор Рональд Сэйфер мгновенно парировал этот упрек. Он сказал присяжным: «Кто еще, вы думаете, придет сюда и будет давать показания? У преступного сговора, рожденного в аду, свидетелей-ангелов быть не может».

А после этого я с грустью подумала, что Крушенков идеализирует условия изоляции в гуиновских тюрьмах. Это ему не комитетский изолятор. Туда действительно без официального допуска не войдешь. А в наших изоляторах легко можно договориться. Если Царицын или кто-нибудь другой очень захочет пообщаться с нашим Феденькой, устроить это будет проще простого.

Мои раздумья прервал междугородный телефонный звонок. Сняв трубку, я услышала голос Пьетро и подумала, что не зря только что вспоминала Колчестер, это он мне протелепатировал о скорой встрече. Пьетро спрашивал, не завял ли цветок, присланный из Сицилии, и торжественно сообщал, что вообще-то он в Москве, в Шереметьево-2, и сегодня будет в Петербурге. У него забронирован номер в «Англетере», и он, если можно, очень хотел бы со мной увидеться.

Гамму чувств, пережитых мною при этом сообщении, трудно описать. Я была счастлива снова увидеть Пьетро. Представив, что мы встретимся наяву уже сегодня вечером, я просто впала в транс, испытав сильнейшее сердцебиение. Однако тут же передо мной во весь рост встали бытовые проблемы — как принимать, когда убираться, чем кормить? Но Пьетро, мужчина с европейским воспитанием, сообщил, что сегодня он приглашает меня на ужин в гостиницу, ему сказали, что там отличная кухня, а следующий день мы проведем так, как я запланирую.

Я с облегчением перевела дух. Почти все прежние проблемы на сегодня снялись, но встала новая — что надеть.

Плюнув на неотложные дела, я позвонила Регине и умолила ее сбросить мне что-нибудь с ее барского плеча, чтобы не опозорить Россию в глазах Европы.

— Понятно. Приезжай, дам тебе что-нибудь, а завтра приеду, помогу готовить.

Как в тумане, я доехала до подруги; даже не помню, что я там примеряла, но Регина осталась довольна моим внешним видом и даже повесила мне на плечо сумочку от «Кристиан Диор».

Увидев Пьетро воочию в интерьере гостиницы «Англетер», я отчетливо поняла, что влюблена в него по уши. Вечер был настолько хорош, насколько может быть хорош вечер с приятным и веселым мужчиной, европейски воспитанным и, смею надеяться, отвечающим мне взаимностью. Я, правда, сама не пойму, из-за чего отказалась подняться к нему в номер после ужина, и мы пошли гулять по синим петербургским сумеркам. Когда мы, свесившись с Синего мостика, наблюдали за нашим зыбким отражением в воде, я заметила на парапете доктора Задова, который смотрел на нас, открыв рот, и чуть не свалился в Мойку. Убедившись, что завтра все будет доложено доктору Стеценко, я испытала легкое беспокойство, которое мне не понравилось. «Мы же с Сашкой расстались, — подумала я, — я свободная женщина и ничем ему не обязана. И вовсе я ему не изменяю». Но беспокойство все же свербило.

Когда Пьетро проводил меня до дому, а я посадила его в такси и мы договорились встретиться завтра, я отчетливо поняла, что пока ди Кара здесь, полноценно работать я не смогу: у меня дрожат ноги, колотится сердце и в голову лезут совершенно эротические мысли.

Утром я пошла к прокурору просить пару отгулов. Шеф посмотрел на меня с выражением: «Ну что, в Красной армии штыки, чай, найдутся?» Мы уже давно не нуждались в порицании, высказанном вслух, нам всем было достаточно прокурорского взгляда, чтобы ощутить свою полную никчемность и устыдиться на веки вечные.

— Владимир Иванович, — канючила я, — в гости приехал итальянец, я в него втюрилась по уши, может, замуж выйду и уеду в Италию…

Шеф вздохнул и посмотрел на меня поверх очков:

— Вот выдумала. А может, он сюда приедет, с мафией бороться?

— Нет, — отвергла я эту идею. — Он тут после Сицилии не выдержит, наша-то мафия покруче будет.

— Ладно, даю три дня отгула, — сказал шеф, — но с одним условием…

— Ага, посадить двенадцать розовых кустов, перебрать семь мешков фасоли и познать самое себя, — пробормотала я.

— Нет. — Слух у шефа был отменный. — Всего лишь съездить в тюрьму к Масловскому. Он прислал заявление, что хочет с вами поговорить, городская не возражает, они подготовили разрешение. Ноги в руки — и вперед, охмурять иностранца.

Что ж, спасибо и на этом. Ломая голову, что понадобилось от меня сиятельному арестанту, я потащилась в городскую за разрешением, а оттуда в тюрьму.

Масловский пришел озабоченный и даже не такой лощеный, как обычно.

— Мария Сергеевна, у меня к вам будет очень конфиденциальный разговор, я прошу вас не докладывать о нем своему начальству и вообще не рассказывать о нем никому. Обещаете?

— Артемий Вадимович, ну как я могу что-то обещать, если не знаю сути разговора?

— Об убийствах речи идти не будет, уверяю вас, и об измене Родине — тоже. Все остальное вы сможете хранить в себе?

— Хорошо, говорите.

И Масловский начал говорить, и по мере того, как он говорил, я просто теряла чувство реальности.

— Мария Сергеевна, задавали ли вы себе вопрос, во что вы оцениваете мое состояние?

— Честно говоря, нет. Я знаю, что вы очень обеспеченный человек, но называть какие-то цифры воздержусь.

— Хорошо. А знаете ли вы что-нибудь о строительстве президентского дворца в Стрельне?

— Ну-у… Только то, что было написано в газетах.

— А что было написано в газетах?

Я напрягла память.

— Было написано, что стоимость реконструкции дворца — около четырехсот пятидесяти миллионов долларов, и еще около миллиона будет стоить президентская яхта. Но я не понимаю…

— Сейчас я объясню, — Масловский сделал успокаивающий жест. — Теперь скажите… Вы ведь уже не расследуете мое дело, значит, можете окинуть его взглядом со стороны. Как вы оцениваете мои шансы?

— В каком смысле?

— В смысле возможности его прекращения и моего освобождения из-под стражи и от уголовной ответственности? Оцените абстрактно, допустите все, как в художественной литературе.

— То есть вы ждете не совета, кому дать взятку в городской прокуратуре, а просто высказывания на тему, возможно ли избежать уголовной ответственности в ситуации, аналогичной вашей?

— Именно так. — Было очень заметно, что Масловский нервничает, раньше я никогда его таким не видела. — Взятки давать и решать кому — это задача моих адвокатов, я им деньги плачу за решение вопросов. Но это вопрос не для них. Что вы скажете?

— Хорошо, если вы хотите абстракции: я считаю, что у вас мало шансов.

Если бы не было видеокассеты с записью «допроса» армян и некоторых показаний, то вас могли бы освободить и прекратить в отношении вас дело, списав все убийства на эксцессы исполнителей. Но ваши адвокаты все это прекрасно знают, я не понимаю, в чем трудность?

— Я же сказал, адвокаты тут ни при чем, — отмахнулся Масловский. — Значит, теоретически это реально?

— Теоретически — да. Но я не понимаю, как это может практически осуществиться. Кассета изъята из вашего офиса надлежащим образом, грамотно закреплена, осмотрена. Даже если она пропадет, есть протокол ее осмотра и люди, которые подтвердят, что она была.

— А ведь я даже деньги заплатил, чтобы ее стерли, когда узнал, что она изъята, — задумчиво проговорил Масловский. — А теперь те же люди, которые не выполнили обещание, выходят на меня снова. Как я могу им верить?

— А вы не боитесь говорить мне такие вещи?

— Какие? Нет, не боюсь. Мы говорим неофициально. Вы все равно ничего не сможете сделать. В общем, что ходить вокруг да около. Ко мне пришли и предложили заплатить за мое освобождение.

— И сколько, если не секрет?

— Не секрет. Я не зря спросил, во что вы оцениваете мое состояние. Я стою пятьсот миллионов, и ровно эту сумму с меня запросили. Но это все. Все, что у меня есть. Отдав эти деньги, я останусь никем. Нищим, которого каждый может раздавить. Ведь даже адвокаты у меня есть, пока у меня есть деньги.

Деньги кончатся, и адвокаты перестанут ко мне ходить.

— Пятьсот миллионов долларов? — Я, конечно, представляла, что у нас в стране есть очень богатые люди, и допускала, что Масловский, непринужденно назначающий друзьям встречи в ресторанах Тель-Авива, человек небедный, но эта сумма меня шокировала. Вернее, она шокировала меня не в качестве размера чьего-то состояния, а в качестве величины взятки. Про такие взятки я еще не слышала.

— Артемий Вадимович, а как вы должны передать эту сумму?

— А-а, вы смотрите в корень. Да, мне объяснили, как я должен передать эту сумму. Я должен вложиться в реконструкцию президентского дворца. Я еще не сказал? Ко мне пришли от имени президента.

У меня по коже побежали мурашки. А Масловский продолжал:

— Конечно, я не должен передавать свои наличные деньги в чемодане кому-то в руки. Нет, речь идет о передаче всего состояния, в любых формах, о переводе на других людей.

— А вы не думаете, что это обыкновенный шантаж? Какие гарантии вам дают? — Я поймала себя на том, что уже обсуждаю гарантии освобождения за взятку своего бывшего подследственного.

— Какие гарантии? — Масловский усмехнулся. — Мне обещали на примере показать, что в нашей стране возможно все.

— На каком примере?

— Обещали, что я сам увижу и все пойму. И осознаю, что если во власти людей делать такие вещи, значит, все в их руках.

— Артемий Вадимович, одну минуточку. Если вам предлагают за такие деньги, грубо говоря, отмазать вас от уголовной ответственности, значит, люди должны обеспечить не только процессуальную сторону, но и заткнуть рот тем, кто уже дал показания по делу. Интересно, как?

— Да, вы правильно понимаете. А уж как они будут затыкать рот за такие деньги — это их проблемы. Мне сказали буквально следующее — все будет по щучьему веленью.

— Артемий Вадимович, я не спрашиваю фамилий; но вы мне можете хотя бы намекнуть, от кого исходят эти заманчивые предложения?

— Я же сказал, от президента. Я не шучу.

— Но это несерьезно. Вам что, показали документы?

— Естественно, нет. Но я в этом не сомневаюсь. Это серьезные люди. И я отдаю должное их аналитикам. Они просчитали все, чем я располагаю, с точностью до копейки. До цента. Сумма, которую они назвали, — это все, что у меня есть. И это грамотно — отнять у человека все, выжать его как лимон. Если оставить хоть десятую, хоть сотую часть, — человек поднимется и отомстит, А если отнять все, вплоть до старых трусов, мне уже никогда не подняться. Я никому не буду нужен.

Мне останется только броситься вниз головой в грязный пруд, потому что у меня не будет денег даже на веревку.

— Как я понимаю, вы уже приняли решение? Зачем тогда вам я?

Масловский помолчал. Он опустил лицо в ладони и некоторое время сидел так. Потом поднял на меня совершенно воспаленные, красные глаза.

— Дайте лист бумаги, — хрипло сказал он. Я вытащила из сумки записную книжку и вырвала оттуда страницу.

— Ручка нужна?

На мой вопрос он покачал головой. Ручку он достал из кармана. Подвинув к себе листок, он быстро написал на нем несколько строк.

— Как бы там ни было, я не верю, что останусь в живых после того, как отдам свои деньги. Это номер счета в банке Ирландии, куда я должен перевести активы, и данные поверенного, который будет заниматься переводом бизнеса и недвижимости. Возьмите. Если мои мрачные прогнозы оправдаются, можете делать с этим все, что вам угодно.

Я подвинула к себе исписанный листок.

— Артемий Вадимович, вы поставили меня в очень сложное положение. По идее, я должна доложить об этом руководству, и мое слово, данное вам, тут ничего не значит, я ведь должностное лицо.

— Мария Сергеевна, — он смотрел на меня совершенно больными глазами, глазами обреченного человека, — не говорите ерунду. Покажете вы это начальству или нет, это ничего не изменит. Вам не поверят. На случай чьего-то интереса — зачем вы мне понадобились? — у меня есть легенда.

— Но почему я? У вас же есть адвокаты, друзья, служба безопасности, наконец…

— Почему? Вы все прекрасно понимаете. Друзья, адвокаты, служба безопасности — все это до тех пор, пока я Масловский, а не нищий и беспомощный, раздавленный червяк.

— Но я же вам никто.

— Вы — честный человек. До свидания, Мария Сергеевна. Не хотелось бы говорить — «прощайте».

— Артемий Вадимович, если вы опасаетесь, что вас уберут, как только вы отдадите деньги, зачем вы соглашаетесь?

— Человеку свойственно надеяться даже в самых безвыходных ситуациях. До свидания.

Он поднялся, и не дожидаясь меня, что строго запрещено правилами внутреннего распорядка, пошел к выходу.

Я отметила пропуск и вышла из следственного изолятора. Надо было торопиться, времени до прихода Пьетро оставалось катастрофически мало, но я не могла думать ни о чем, кроме услышанного от Масловского. «Перевернутый мир», — в который раз подумала я. Интеллигентные люди становятся убийцами, их шантажируют представители власти; из всего многообразия окружающих лиц потенциальные взяткодатели выбирают в советчики — давать ли взятку? — самых честных людей, по их собственному признанию. Страшно стало жить…

Глава 21

Неся в себе страшную тайну о коррумпированных людях президента (во что я, кстати, не поверила, это очевидная «разводка») и про космические взятки в размере полумиллиарда долларов, я забежала на рынок и долго выбирала продукты подешевле. Принесясь домой, я срочно сделала заготовки для праздничного ужина, и тут раздался звонок в дверь. Регина. Она скинула туфли и спросила:

— А чем ты собираешься его удивлять?

— Да, это хороший вопрос. Я задумалась. Иностранца икрой кормить уже не смешно, в зубах навязло.

Тут я хихикнула.

— А чего ты смеешься? — подозрительно прищурилась Регина.

— Вспомнила одну смешную штуку. По телевизору рассказывала женщина — метрдотель какого-то ресторана…

— Ну-ну? — поторопила Регина.

— Она пыталась иностранцу объяснить, какая рыба имеется в меню. Там была отварная осетрина, она говорила — рыба, а он спрашивал, какая. Она не знала, как по-английски будет осетрина, и вышла из положения — сказала: «Мать черной икры». Он понял и попросил: «Хорошо, пусть будет мать черной икры, только, пожалуйста, без жареного Чипполино…»

Регина нервно рассмеялась:

— Ха-ха, но между прочим, до прихода твоего комиссара Каттани осталось меньше двух часов. Что это ты жаришь-паришь? — Она показала на кружочки баклажанов, нарезанные, посоленные и сложенные горкой под тарелку, чтобы с них стек горький сок.

— Это будут медальоны с овощной икрой. Я их сейчас обжарю на постном масле, потом сверху на каждый медальончик положу пассерованные овощи — ну, лук нарезанный, морковку, помидоры, в общем, что найду. Кетчупа добавлю, сверху зеленью посыплю. Можно еще сделать уксусную заправку: в воду с сахаром — ложку уксуса, еще чесночок выдавить, будет остренько…

— Понятно, — прервала меня Регина, стаскивая с меня через голову фартук и повязывая его себе. — Учись, детка, как надо. Медальоны — это баловство.

Баклажаны режем кубиками, — и она безжалостно покромсала медальонные заготовки, — и жарим их вместе с другими овощами. И кладем на блюдо горкой. Так гораздо быстрее. А ты пока зелень нарежь…

Когда Регина выложила на блюдо опошленные баклажаны с овощами, я щедро посыпала их зеленью и вынуждена была признать, что эстетика блюда не слишком пострадала, зато время его приготовления сократилось вдвое.

— Скажешь, что это называется «сотэ», — наставляла меня подруга. — Теперь второй вопрос: что вы будете пить? Ты должна поразить его воображение.

— Ты думаешь? — тоскливо спросила я.

— Безусловно. Посмотрим, чем ты располагаешь.

Регина бесцеремонно залезла в кухонный шкафчик, где у меня стояла стеклянная посуда. Обозрев наличность, она вздохнула:

— Понятно. А что у тебя на десерт?

— Сыр, — робко призналась я.

— Отлично. Подашь белое сухое вино.

— А где я его возьму? В магазин я уже не успею. Я купила водку и коньяк.

— На, убогая. — Регина протянула мне принесенный ею пакет. Там звякнули друг о друга две бутылки белого вина, названия которого я даже не слышала.

— Это хорошее южноафриканское вино, — пояснила Регина. — Что ты скорчила лицо?

— Я просто не представляла себе, что мы импортируем вино из Южной Африки, — оправдывалась я.

— Да! Сейчас! Никто его не импортирует, это мне привезли из-за границы, а я от сердца оторвала. Между прочим, эти бутылочки стоят, как половина «мерседеса».

— Ой! Может, тогда не надо? — перепугалась я.

— Надо, — жестко сказала Регина. — Заодно поддержишь разговор. Ты, кажется, когда-то расследовала дело про хищение вина.

— Да не вина, а коньяка.

— Ты ж коньяк не пьешь.

— Вот именно. Нашли во всем городе одного следователя, который коньяк не пьет, и дали мне это дело.

— Напомни, в чем там была проблема, — деловито отозвалась Регина, расставляя на столе тарелки и бокалы и всовывая полотняные салфетки в смешные керамические кольца в виде свинок.

— Это намек? — спросила я, кивая на кольца.

— В каком смысле? — удивилась Регина.

— Знаешь анекдот про то, как лиса вышла замуж за волка и у них родился поросенок?

— Не-ет…

— И волк ее выгнал. Идет она по лесу, плачет, а навстречу ей медведь.

Что, мол, ты плачешь, лисонька? Она рассказала, медведь ей — ну, не плачь, я на тебе женюсь. И женился. И у них родился поросенок…

— Ну?

— Мораль: все мужчины — свиньи.

— Правильно, — без улыбки сказала Регина. — Все мужчины свиньи. Так что там с коньяком?

— Ничего. Милиционеры, которые охраняли подъездные пути винзавода, вступили в сговор с проводником, сопровождавшим коньяк. Проводник привозил две цистерны по четырнадцать тысяч литров каждая для разлива на винзаводе, и по дороге тысячу литров продавал. А чтобы сдать продукт по количеству, крепости и сахару, разбавлял оставшееся ослиной мочой…

— Ослиной мочой?!

— Ну, образно говоря: доливал четыреста литров воды, причем отнюдь не дистиллированной, триста литров хлебного спирта и триста литров домашнего вина.

— Та-ак, — протянула Регина, раскладывая на тарелке нарезанное холодное мясо, — а нам это потом разливали в бутылки? И продавали по девять восемьдесят?

— Вот-вот. Ты еще помнишь?

— Помню. Коньяк тогда был валютой, я этих бутылок покупала несметное количество для взяток.

— Каких взяток, Регина?

— Каких-каких… Доктору зубному и гинекологу, в детсадик воспитателям, в магазин, в жилконтору… Ну, так и что там с коньяком?

Я вспомнила это неординарное расследование и развеселилась. Когда мне поручили это дело, я была молодым следователем и, что там говорить, человеком без жизненного опыта. Зато уже тогда прекрасно знала, что ни в коем случае нельзя использовать изъятое по делу имущество, чем несказанно огорчала работавших по делу оперов Управления по борьбе с хищениями соцсобственности. За то время, пока изъятый коньяк в десятилитровых бутылях и кислородных подушках (так удобно было через штуцер из цистерны напрямую закачивать) находился в Управлении, он был изрядно разбавлен водой из-под крана. А вот когда вещдоки перекочевали в прокуратуру, живительный источник иссяк. Очередной ходок из УБХСС, возвращаясь из моего кабинета с пустой пластмассовой канистрой, горько посетовал в коридоре: «Да, с Машей каши не сваришь…»

Господи, какие были кристальные времена! Я снова задумалась о Масловском и расстроилась.

Впрочем, когда пришел Пьетро, я про все забыла. Вино действительно было хорошим, и я быстро утопила в нем угрызения совести.

Утром Пьетро дождался, пока я проснулась, и ласково наматывая мои волосы на палец, спросил меня, кто этот Саша, чье имя я повторяла вчера, обнимая его, Пьетро. Задавая этот вопрос, Пьетро не казался раздраженным.

— Я же понимаю, Мария, что до меня ты влюблялась в кого-то. Только не говори, что Саша — это русский аналог итальянского имени Пьетро, — шептал он мне на ухо со смехом.

— Саша — это человек, которого я любила несколько лет и с которым я прожила счастливейшие годы своей жизни, — призналась я, но Пьетро и на эти мои слова не обиделся.

— Значит, у меня есть шансы добиться того, что твой следующий мужчина будет спрашивать, кто такой этот Пьетро.

— Ах, ты уже мечтаешь спихнуть меня следующему мужчине? — возмутилась я, но мне тут же заткнули рот самым излюбленным мужским способом — страстным поцелуем. Отдышавшись, мы пошли завтракать.

Включив на кухне телевизор, я наткнулась на старательно-глуповатое лицо прокурора города, дающего интервью прогрессивному журналисту. Интервью было связано с делом Масловского.

Шевеля бровями и ежеминутно сверяясь со шпаргалкой, Дремов серьезно рассказывал, что суд обязательно осудит Масловского.

— Ваш прокурор рискует своим местом, — серьезно сказал Пьетро, когда я перевела ему сказанное Дремовым. — Как он может предвосхищать решение суда? Если бы у нас прокурор сказал, что он уверен, что суд вынесет обвинительный приговор, не только он лишился бы своего места, но и судья: значит, прокурор в сговоре с судьей.

— Пьетро, прокурор всего лишь хотел сказать, что если бы он не был уверен в виновности Масловского, он не допустил бы его ареста. Просто он у нас косноязычный и не очень умный.

— Но это несерьезно, — возразил Пьетро. — Человек на такой должности не может быть косноязычным. Он не может выражаться так, чтобы это воспринималось как двусмысленность. Как же он занял этот пост?

— А ты хочешь сказать, что у вас в Италии такие посты не продаются? Что их не занимают за деньги?

— А ты хочешь сказать, что он купил свой пост? — Все-таки Пьетро был патриотом и уводил разговор от недостатков государственного устройства родной страны.

Меня страстно подмывало рассказать Пьетро про коллизию с Масловским.

Возможно ли такое, например, в Италии? В конце концов, скоро он уедет и увезет эту тайну с собой, но все-таки я, нечеловеческим усилием напрягшись, смолчала.

А после завтрака Пьетро спросил, куда бы я хотела поехать в его компании на неделю?

— На неделю я не могу, — испугалась я.

— А на сколько можешь?

— На три дня…

— Хорошо, на три дня. Куда бы ты хотела со мной поехать? Учти, что это еще не свадебное путешествие, все еще впереди.

Так. Значит, Пьетро считает, что впереди еще свадебное путешествие. На меня нахлынули сладкие мечты о венчании в каком-нибудь итальянском соборе под ослепительно синим небом, когда ветерок ласково поигрывает фатой…

Господи, ну где моя юношеская беззаботность? Видения не остановились на красивых взлетах фаты. Дальше мне увиделось, как я в чужой стране, не зная языка, без друзей и родных (ребенок наверняка не согласится уехать со мной, да и как я разлучу его с отцом), в тоске сижу дома, пока муж зарабатывает деньги в итальянской полиции…

— Мария, — тревожно заметил Пьетро, уловив перемену в моем настроении, — что случилось? Пока мы только едем вместе отдохнуть… Куда ты хочешь?

— В Вивенхоу парк, — выпалила я, представив луг, усеянный маргаритками.

— Там мы с тобой уже были. Поехали куда-нибудь в другое место. Куда?

— Куда? Ну, может быть, в Швецию?

И мы поехали в Швецию.

Не без участия интерполовских друзей Пьетро мне удалось получить визу в рекордные сроки, и через три дня мы уже гуляли по широкой Авеню в Гетеборге.

— Пойдем в новый музей, — предложил мне Пьетро. — Здесь открыли музей естествознания, называется «Юниверсиум». Не уступает стокгольмской «Акварии».

В «Акварии», как рассказал мне Пьетро, экспозиция начинается с мостика через тропическую речку, где плавают громадные экваториальные рыбы. На мостике надо стоять десять минут: за это время происходит смена дня и ночи — темнеет, грохочет гром, льет тропический ливень, рыбы прячутся под мост; потом снова выглядывает солнышко, наступает утро, и над широкими листами водяных растений поднимается пар…

— А в «Юниверсиуме» экспозиция начинается с верхнего этажа, и мы будем постепенно спускаться к экватору по климатическим поясам.

Больше всего меня в «Юниверсиуме» поразили ручные скаты. Они плавали в круглом открытом аквариуме, над которым висела табличка: «Скаты ручные и любят, когда их гладят. Гладьте их, пожалуйста!». Не поверив написанному, я подошла к бортику аквариума, и в ту же секунду ко мне стремительно подплыл большой скат, он высунулся из воды и подставил свою блестящую плоскую спину, ожидая, что я приласкаю его. Я осмотрела бассейн и увидела, что дети, столпившиеся возле бортика, вовсю гладят рыб, а те, похоже, кайфуют, потому что подплывают еще и еще…

Мы жили в крохотной частной гостинице «Аллен», а ужинать ходили в один из местных ресторанчиков, где подавали медальоны из мяса страуса и филе рыбы-меча. Еще я безуспешно, в разных местах, пыталась попробовать рыбу под загадочным названием то ли «халибат», то ли «халибут». Везде она значилась в меню и везде отсутствовала на кухне.

Я во все глаза разглядывала местную жизнь и убеждалась в том, что за границей поначалу захватывает прелесть новизны. Но пройдет некоторое время, и ты подумаешь: а не все ли равно, Россия или Швеция. Я должна жить там, где живут мои родные и друзья, иначе никакие медальоны из страуса не смогут меня утешить…

Три дня пролетели стремительно, и настало время уезжать. Мы попрощались с Гетеборгом, который порадовал нас мягкой погодой, и отправились в аэропорт.

Это было сказочное путешествие, и в аэропорту я не сразу поняла, на что у меня екнуло сердце. Я даже обернулась, еще не осознав, что именно остановило мой взгляд, и проводила глазами хорошо одетого и уверенного в себе мужчину с легкой сумкой на плече. Настоящего иностранца.

— Знакомый? — спросил Пьетро, небрежно кивнув на удалявшегося за стеклянной перегородкой мужчину, который, скорее всего, только что прилетел в Швецию.

— Нет, — покачала я головой. — Просто я поразилась, как он похож на одного моего подследственного. Одно лицо, будто близнецы.

— Но, может быть, это он?

— Нет, Пьетро, исключено. Тот сидит в тюрьме и, похоже, не выйдет оттуда никогда.

Но, уже уходя на посадку, я все искала глазами этого двойника, стоящего перед аэропортом и благодушно щурящегося на мягкое шведское солнце. Как похож на Рыбника! Неужели бывает такое сходство?

…У Пьетро был отпуск, а мне нужно было срочно бежать на работу. Мы договорились, что будем видеться по вечерам, и я летела, как на крыльях, мечтая о том, что я как можно скорее отделаюсь от текущей работы и освобожусь и встречусь с Пьетро. Он оказался замечательным спутником в путешествии, и это говорило о том, что он может быть замечательным спутником в жизни.

— Ну что, Машка, — встретила меня Зоя, к моему удивлению, сидящая на своем месте в канцелярии, — готовься к новому взысканию.

— Зоя, а ты что, с Горчаковым поссорилась? — не удержалась я.

— Поссорилась, — кивнула она, — поэтому на всех бросаюсь.

— В чем я провинилась на этот раз?

— У тебя оправдание.

— Интересно…

Я перебрала в уме все свои нерассмотренные дела. Ни по одному из них я не ожидала оправдательного приговора, все дела были достаточно приличными. Ну, дослед еще туда-сюда, но оправдание…

— А по какому делу?

— По какому? Рыбника оправдали.

— Что?!

— Маш, да ты не волнуйся так. — Зоя, кажется, даже испугалась за меня.

— Может, тебе водички налить? На тебе лица нет.

— Зоя, как это могло получиться? Рыбника не могли оправдать.

— Зайди к шефу, — пожала плечами наша секретарша.

Я зашла, и шеф рассказал мне, как это произошло, но я все равно не могла поверить в то, что суд вынес оправдательный приговор.

— Все кассирши, пришедшие в суд, заявили, что не могут утверждать, что Рыбник — это тот человек, который стрелял в охранников. На следствии они ошибались. Ошиблась первая, а все остальные узнали об этом и стали повторять ошибку. Теперь они утверждают, что разбойником был ни в коем случае не Рыбник.

— Хорошо, а пистолет? Пистолет, паленый, изъяли у Рыбника!

— Оперативники, задержавшие его, признались, что пистолета при задержании у него не было. Пистолет был найден ими в ходе оперативных мероприятий неподалеку от пункта обмена валюты, и они превысили полномочия, написав в рапорте, что пистолет был у Рыбника.

— То есть честный гражданин России Рыбник мирно шел в пункт менять очередные десять долларов, а тут его повязали и пистолет в руку сунули… — Я опустилась на стул, ноги меня не держали. — А что же он на следствии не говорил о том, что его задержали необоснованно?

— А на следствии его никто не слушал, и он решил дать показания только на суде.

— А то, что он в каждом ограбленном обменнике незадолго до нападения менял деньги…

— Нелепое совпадение. Бывает и нелепее. Кто мог так перевернуть дело с ног на голову? Непохоже, что это дело рук адвоката Рыбника…

— Владимир Иванович, а адвокат у него другой или прежний, который был на следствии?

— Адвокат прежний, в том-то и дело, защищает его бесплатно, по назначению. Думаю, что это-то суд и убедило. В общем, оправдали и выпустили из-под стражи в зале суда. За два дня справились, с приговором.

— А протест?

— Решили не протестовать. Бесполезно. Приговор вступил в законную силу.

Да, дельце-то примите к производству, «глухари» по разбоям в обменниках нам назад вернули.

Услышав все это, я немедленно вышла из прокуратуры на воздух. Мне срочно надо было проветриться. Неужели это действительно Рыбника я видела в шведском аэропорту? Да этого не может быть. Приговор только вступил в законную силу, еще никакие сведения не сняты из информационного центра, а он уже получил визу, да еще куда — в Швецию! Нет, это невозможно. Если только… Я остановилась. Да, если только он не работает на определенные организации. Вот тогда все становится на свои места. Мне захотелось напиться. Вот почему Рыбник был так дьявольски спокоен на следствии! Он знал, что его отмажут. Был уверен.

Но… Я опять остановилась и невидящими глазами уставилась в какую-то витрину. Не этот ли пример должен был убедить Масловского отдать деньги?

Глава 22

Всего этого оказалось слишком много для меня. Я больше не могла носить это в себе и срочно должна была посоветоваться. Но с кем? Перебрав возможные кандидатуры, я по очереди отвергла шефа, Горчакова, Кораблева, Царицына и остановилась на Крушенкове.

Мы встретились в «Элефанте», рассудив, что это должно сбить соглядатаев с толку: раз мы выбрали такое место, у всех на виду, значит, ничего особенного обсуждать не собираемся.

Крушенков выглядел измученным, но на мои расспросы — не случилось ли у него чего-нибудь? — отмахнулся и заверил, что все в порядке, текущие проблемы.

Тщательно подбирая слова, я ввела Крушенкова в курс дела, не умолчав и о встрече с Рыбником за пределами нашего отечества. Но он удивился гораздо меньше, чем я рассчитывала.

— Чего-то в этом роде я ожидал. И даже знаю, откуда ветер дует.

— И откуда же?

— Пока рано, Маша. Я еще кое-что проверю, и тогда посекретничаем.

Хорошо?

— Хорошо-то хорошо, — проворчала я, — да ничего хорошего. Кто, ты думаешь, подкатился к Масловскому за денежками? Под таким непростым соусом?

— Кто? — Крушенков пожал плечами. — Считай: тот, кто хорошо знает дело и даже принимал в нем участие; помнишь, была у Леньки информация о том, что проплатили, чтобы кассету стерли; а Масловский тебе это подтвердил. Тот, кто имеет доступ к аналитике, и тот, кто беспрепятственно проходит в изолятор и может договориться, чтобы ему человека привели без допуска. И, наконец, это тот, на кого работает Рыбник. Боюсь, что у него такое же удостоверение, как и у меня.

— Сережа… — Я боялась даже произносить вслух вопрос, который вертелся у меня в голове, но потом решилась:

— А ты не думаешь, что все это было заранее задумано? Что ситуацию с Рыбником не просто использовали, а заранее смоделировали? Именно поэтому он засветился в обменниках, меняя деньги по собственному паспорту. Именно поэтому он мочил охранников без маски на лице.

Именно поэтому его взяли с пистолетом в руке. Не верю я в эти сказочки про ошибку.

— То есть все было подстроено так, чтобы доказательства были убийственными. И чтобы тем нагляднее был пример?

— Ну да. И чтобы Масловский делал для себя выводы — уж если отмазали Рыбника с такими доказательствами, то и его можно отмазать.

— Сережа, но если дело Рыбника подстроено… Просто боюсь думать…

— Я знаю, о чем ты боишься думать. — Крушенков сжал в руке чашечку, в которой уже давно не было кофе. — О том, что раз ситуация с Рыбником была смоделирована кем-то, то ситуация с Масловским тоже была смоделирована?

Я кивнула.

— То есть жену Масловского специально похитили даже не для получения выкупа, а для того, чтобы подтолкнуть его к действиям, а потом посадить за убийства?

— Сережа, я боюсь. Именно поэтому был такой ажиотаж раздут в прессе.

Нужна была огласка.

— Да. Маша, нужно срочно решать вопрос с освобождением Федора. Он у нас остался единственной ниточкой между похищением и тем, кто это все придумал. Кто его подсунул Осетрине? Ведь молчит, гад, значит, это убойная информация.

— А Трубецкой? Там тоже прямая ниточка. Это он слил в прессу про похищение, значит, узнал из первых рук.

— И дальше ведь информацию качал.

— И заметь, они оба юристы — и Рыбник, и Трубецкой. Может, между ними прямая связь? Нет, — заспорила я сама с собой, — они оба у кого-то на связи.

— Маша, — Крушенков вскинул на меня взгляд, — знаю я одного человека, который когда-то юрфак курировал… Знаешь, что мне надо сделать? Пробью-ка я их по агентуре. Запрошу, не являются ли они чьими-то агентами.

— А что, можно сделать такой запрос? И тебе ответят?

— Запрос сделать можно, но порядок такой, — разъяснил мне Крушенков, — ответа мне не придет, а «хозяину» этих людей сообщат, что кто-то интересуется ими. Он сам, если захочет, должен выйти со мной на связь.

— А ты не сможешь узнать, кому передадут запрос?

— Запрос придет в соответствующий отдел, начальник отдаст тому, за кем люди числятся.

— Но он может и не выйти с тобой на связь?

— Может и не выйти. Тогда что-нибудь придумаем.

— Сережа, мне кажется, ты рискуешь.

— Ерунда, — отмахнулся он, — я боевой офицер. Стрелять умею. Если что, отстреляюсь.

После разговора с Крушенковым я немного успокоилась и решила кое-что проверить. Времени после смерти Скачкова прошло не так уж много, может, люди еще что-то помнят.

Доехав до дома, в котором жил ныне покойный журналист Скачков, я огляделась в поисках ближайшей точки, где можно было затовариться спиртным.

Такая точка нашлась, и я решительно направилась к ней. Предъявив удостоверение высунувшемуся из окошечка продавцу, я повела неторопливую оперативную беседу, развед-опрос на тему, знали ли тут работника телевидения Скачкова, проживавшего в этом доме, и покупал ли он у них спиртное, а если да, то как часто.

— А протокол писать будете? — спросил меня шустрый продавец.

— Пока нет.

— Тогда скажу. Каждый Божий день Андрюша у нас затоваривался.

— А в последний раз когда затоваривался?

— Щас посчитаю. А за два дня до смерти. Ну, до того, как нашли его, беднягу. Я говорил, что он смертельную дозу не сам покупал. Он свою дозу знал.

— Напрашивается вопрос: а кто покупал ему смертельную дозу?

— Ну, уж этого я не знаю.

— Поставим вопрос по-другому: кто мог ему купить выпивку перед смертью?

Не было ли у вас в покупателях в те дни знакомых лиц?

— О! Покупал несколько бутылочек один деятель, явно к Андрюхе перся.

Его потом еще по телеку все время показывали. Герой какой-то, который бандита задержал.

— Спасибо, — медленно сказала я и пошла от ларька.

Мне очень хотелось посадить в кутузку журналиста Трубецкого. Но я опоздала. Правда, тогда я этого еще не знала.

Глава 23

В воскресенье я проводила Пьетро, и всю следующую неделю мы занимались трудным вопросом освобождения Пальцева. Это был беспрецедентный случай, мне пришлось поставить в известность шефа, и он мужественно сдерживал натиск городской прокуратуры, требовавшей опротестования решения суда об освобождении страшного бандита. Что характерно, мне были известны по крайней мере два случая освобождения по болезни руководителей преступных сообществ, но по их поводу городская так не бесновалась.

Но мы выстояли, и Пальцев под покровом тайны был освобожден из тюрьмы и препровожден в какое-то секретное место, о котором знали только Крушенков с Кораблевым. Мы договорились, что он немного передохнет, соберется с мыслями и начнет давать показания, которые перевернут мир.

И тут же нашего фигуранта начали искать. Нам позвонили взволнованные родители Федора и рассказали, что к ним приходили какие-то люди, спрашивали про Федю, говорили, что они друзья, что Феде угрожает опасность, что спасти его могут только они и что он им срочно нужен. Но поскольку родители предусмотрительно не были поставлены в известность о местонахождении сына, они ничего и не смогли сказать «друзьям».

Заходили «друзья» и через горпрокуратуру, но это был заведомо провальный вариант. А между тем Федор дал знать, что готов.

Меня привезли для встречи с ним на явочную квартиру, и когда он начал говорить, я пересмотрела свои взгляды на то, что еще в этой жизни может меня удивить.

А начал Федор с того, что вообще-то любит женщин, но они его не любят из-за уродства. Я уже поняла, к чему он клонит, но он неожиданно свернул в свое босоногое детство. Рассказал, как лазал по территории Мечниковской больницы и там его поймал доктор Востряков. За ухо привел в свой кабинет, отругал, а потом…

— Понятно, Федя. — Я великодушно не стала ковырять эту рану.

Гомосексуальный опыт Федору не понравился, но знакомство они завязали, обоюдовыгодное, и стали его поддерживать. Федя ходил к Вострякову потусоваться уже и в юношестве. В принципе я его понимала — парень с таким уродством был рад любой компании, где его не считали изгоем. Позже Востряков познакомил его с Асатуряном и через Федора ненавязчиво давал Асатуряну разные задания.

— Но у меня сложилось впечатление, — рассказывал Федор, — что эти задания не Востряков придумывал, а кто-то еще. Над Востряковым был еще кто-то.

Благополучно миновав взрывоопасные показания про убийства Селунина и Бардина (все возможные доказательства Федя нам обеспечил), мы плавно перешли к похищению Масловской.

— Федя, а почему такое странное место выбрали? — спросила я. — Практически на глазах у гаишника. Зачем вам был лишний свидетель?

— Так было задумано, — солидно разъяснил Федя. — Нужна была огласка.

Нужно было, чтобы все заговорили про это похищение.

— А зачем эта огласка?

— Как объяснил Востряков, надо чтобы Масловский потом назад не попер. А Осетрина должен был их развести потом. Ну, договориться на нормальную сумму…

На шестом часу допроса Федя устал и запросился назад. И то сегодня он рассказал очень много. И с сегодняшнего дня охранять его нужно было в три раза серьезнее. Следующая наша встреча была назначена через неделю. Мы тепло расстались с Федей, которого Крушенков в обстановке строгой секретности повез в таинственное укрытие. А до этого я успела поделиться с операми своими планами по окучиванию Трубецкого. Пора уже брать этого гада за хобот.

— Через пару дней, Маша, мы тебе поможем, — заверил меня Крушенков.Завтра у меня писанины невпроворот и в тюрьму надо слетать, а через пару дней возьмемся.

Я с тоской подумала, что и у меня писанины невпроворот, надо хоть от Сашки Стеценко забрать истории болезни, которые вел Востряков по своим «левым» больным, и узнать, что он там вычитал. Поэтому следующий день, чтобы было нескучно, я провела в морге у Стеценко.

Да, и мадам Масловскую, и некоторых прочих спутниц сильных мира сего Востряков лечил отнюдь не от гинекологических заболеваний. Я и не подозревала, как сильно в сиятельных кругах распространена женская наркомания. Вообще, эти истории болезни представляли собой гремучую смесь. Я даже поудивлялась, почему еще никто не попытался меня грохнуть, чтобы не дать мне засунуть нос в эти бумажки.

Я взяла со Стеценко строжайшую клятву никому и никогда не говорить о том, что он прочитал в этих медицинских документах. Сашка был грустен, пытался погладить меня по руке — наверняка ему уже доложили про мой итальянский эксперимент. Я прислушивалась к своим ощущениям и понимала, что приговорена к доктору Стеценко навеки. Какие там итальянцы! Вот оно сидит, мое родное, и как бы я на него ни обижалась, все равно я вернусь к этому шуту гороховому в белом халате, черт бы его побрал…

— Приезжай завтра, — грустно сказал мне Стеценко на прощание. — Я тебе две экспертизы отдам, они готовы.

Я безвольно согласилась. На выходе я столкнулась с душечкой Ивановым, доцентом из Сангига, который проводил в городском морге занятия. Мы с ним вместе сошли по пандусу.

— Вы на работу? — спросил он, галантно поддерживая меня под руку.

— Не знаю…

— А то пойдемте, прогуляемся, у нас на территории сейчас просто Швейцария. Не пожалеете…

Мы неторопливо шли вдоль забора Мечниковской больницы, и Иванов рассказывал мне про больничные секреты.

— У нас же уникальная больница, — с гордостью говорил он. — Вот никто не знает, например, что при строительстве больницы между корпусами были запроектированы подземные туннели, чтобы в зимнее время больных можно было перевозить из корпуса в корпус не по снегу.

— Туннели? А почему они не используются сейчас?

— А они замурованы. Про них уже никто не помнит. Дело в том, что во время войны и после эти теплые подземелья облюбовали бомжи, которых потом было не выкурить оттуда никакими силами. Вот и замуровали эти туннели, с бомжами вместе…

Вот это да! Теперь понятно, почему маленький Феденька Пальцев так любил гулять по территории больницы. В случае чего тут в подземельях можно поискать и оружие, из которого совершались интересующие нас убийства, и пресловутую кассету с записью заказа, поступившего от Хорькова, и, думаю, еще много чего интересного, надо только знать, откуда можно влезть в эти подземелья. А вдруг там и хладный труп вдовы Вострякова?

А назавтра к вечеру, приехав за экспертизами (очень пристойный повод), я обнаружила, что весь морг стоит на ушах.

— Как, ты не знаешь? — крикнула мне на ходу пробегавшая мимо Марина Маренич. — Твоего знакомого привезли со спущенными штанами…

— Кого это? — у меня нехорошо заньио сердце.

— Да Трубецкого, журналиста Трубецкого, — разъяснил мне завморгом. — По паспорту — Трусова.

Потолкавшись в секционной, я выяснила, что Трусов (Трубецкой) был обнаружен сегодня утром в своей квартире, застреленный в затылок из пистолета.

И что еще хуже — штаны на нем были спущены, а задний проход имел свежие повреждения.

При мне из черепа покойного журналиста была извлечена пуля калибра 9 мм и аккуратно помещена танатологом в свежий бумажный конверт. Конверт опечатали.

Следователь из районной прокуратуры, присутствовавший при вскрытии, подхватил этот конверт и понесся в экспертно-криминалистический центр, заверив, что его там будут ждать до победного.

Следователь очень гордился, что ему поручили такое важное дело, и я посмеивалась, глядя на его важное лицо. Но посмеивалась по-доброму; уже одно то, что он не поленился приехать на вскрытие, и то, что он держал криминалистов, пока те не получили пулю, говорило о его большом следственном будущем.

На следующий день мне позвонила заплаканная Елизавета Энгардт. Она пожаловалась, что ее вызывали в прокуратуру и спрашивали, не проявлял ли ее бывший муж гомосексуальных наклонностей и не было ли у него «голубых» друзей, а главное, не склонял ли он ее в период совместной жизни к соитиям через задний проход.

— Маша, это у вас так принято, что ли? — негодуя, спрашивала она, и я пообещала позвонить следователю, у которого в производстве дело, и подсказать ему, что насколько я могла судить по разговорам экспертов и по тому, что успела увидеть сама, такие повреждения характерны для введения в задний проход отнюдь не полового члена, а, вполне возможно, ствола пистолета.

Но я так и не позвонила ему. А еще через день узнала о том, что убийство журналиста раскрыто. И подозреваемый уже арестован. И дело передается в Москву, откуда, из Главной военной прокуратуры, уже едет следователь, потому что убийцей оказался подполковник ФСБ Сергей Крушенков, с которым у покойного были резко неприязненные отношения. А коллеги журналиста дали показания о том, что накануне убийства подполковник Крушенков настойчиво искал Трубецкого и выяснял его домашний адрес. А сослуживец Крушенкова, майор Царицын, показал, что вечером Крущенков употреблял спиртное у себя в кабинете и высказывал угрозы в адрес журналиста.

Мои эмоции по этому поводу требовали какого-то выхода. В состоянии глубокой депрессии я позвонила Стеценко и попросила его срочно приехать. Сашка примчался тут же. Напоил меня каким-то хорошим коньяком, уложил спать и убаюкивал, как маленькую, не предпринимая никаких сексуальных поползновений.

Перед тем как заснуть, я позвонила Кораблеву и, захлебываясь слезами, сказала, что теперь он один отвечает за нашего фигуранта. Кораблев, похоже, тоже пьяный, заверил меня в том, что «они не пройдут», и сказал, что все равно не верит, что Крушенков виноват.

— Это подстава, — заявил на прощание Ленька.

А следующим вечером, когда я одиноко сидела в своем кабинете после окончания рабочего дня, по пустынному коридору прошелестели чьи-то шаги.

Шаги остановились возле моей двери, раздался короткий шепот, дверь без стука открылась, и в кабинет вошли трое мужчин. Они сразу заполнили собой мой небольшой кабинет, причем один — похоже, главный в этой троице — сел на стул перед моим столом, второй прошел через весь кабинет и загородил собой оконный проем, а третий встал, прислонившись к притолоке двери.

— Здравствуйте, Мария Сергеевна, — улыбчиво заговорил сидевший передо мной.

Честно говоря, я испугалась. Сейчас, в пустой прокуратуре, со мной можно сделать все что угодно: убить, изнасиловать, украсть все мои дела, вырезать у меня на спине свастику…

— Я сотрудник Московского Управления ФСБ, — продолжал сидящий. Достав из внутреннего кармана красное удостоверение, он развернул его передо мной, но я от страха плохо рассмотрела, что там написано. — А это мои коллеги, — главный обвел рукой кабинет, указав на мужчину, заслонявшего собой окно, и на второго, закрывавшего дверной проем. — Мы осуществляем оперативное сопровождение дела об убийстве журналиста, которое ведет Главная военная прокуратура. И у нас есть несколько вопросов к вам, поскольку вы работали вместе с Крушенковым. Сглотнув сухой глоткой, я кивнула.

— Не возражаете, если мы поговорим здесь?

— Нет, — прошелестела я.

Я понимала, что следствие будут интересовать подробности конфликта между Крушенковым и Трубецким в день задержания Пальцева, и стала собираться с мыслями, но главный повернул разговор в неожиданную сторону. Он сказал:

— У нас есть данные, что Крушенков, злоупотребляя служебным положением, за крупную взятку добился освобождения опаснейшего преступника Пальцева.

— Что?! — От удивления я привстала со стула, но главный перегнулся через стол и, надавив мне на плечо, усадил назад. Вот это мне уже не понравилось.

— И еще у нас есть данные, что вы соучаствовали в этом преступлении. И мы хотели бы вас допросить по этому поводу.

— В каком качестве? — спросила я, приготовившись к самому худшему.

— Не понял. — Главный недоуменно посмотрел на меня.

— Я интересуюсь, вызывать мне адвоката, или вы будете допрашивать меня в качестве свидетеля?

— Пока — свидетеля, — ответил мне главный, и они переглянулись.

— Вы хотите допрашивать меня здесь?

— Да, — кивнул главный. — Пересядьте, пожалуйста, я сяду за ваш стол.

Я послушно пересела на стул в углу. В кабинете как-то быстро стало темно, а может, мне так показалось.

— Зажгите свет, — предложила я человеку, стоявшему у двери, но главный быстро остановил его:

— Не надо. — И обратился ко мне:

— Ваши документы.

Я привстала, чтобы вытащить из сумочки удостоверение, и стоявший у двери человек как-то нехорошо дернулся в ответ на мое движение.

Достав удостоверение, я протянула его главному. Он раскрыл его и положил перед собой на стол. Из-за пазухи он извлек сложенный в несколько раз бланк протокола допроса свидетеля и расправил перед собой на столе.

— Я не скрою от вас, что если вы не пойдете навстречу следствию, я уполномочен задержать вас на трое суток.

Тут мне стало так плохо от страха, что я на мгновение потеряла способность соображать.

Я обессиленно прислонилась к спинке стула, и главный тут же продолжил:

— Кроме вас, нам надо допросить Пальцева. Вы же понимаете, что его показания могут оказаться решающими…

— Я могу сказать только одно, — начала я слабым голосом, — какие-либо подозрения Крушенкова во взятке — это абсурд…

— Это ваша точка зрения, — прервал меня главный. — Я повторяю, что если вы не пойдете навстречу следствию, то ночевать вы будете в камере. Давайте прямо сейчас поедем к Пальцеву и расставим точки над «и».

Они снова переглянулись, и этот быстрый обмен взглядами вдруг привел меня в чувство. Для начала мне стало чертовски обидно, что меня притащились допрашивать какие-то опера, хоть и из Московского Управления ФСБ. Я следователь прокуратуры или хвост собачий? Если следователь меня может допрашивать только следователь. Вот пусть меня везут к важняку, и пусть он хоть в камеру меня сажает.

— А у вас есть отдельное поручение?

— Отдельное поручение? — переспросил он и оглянулся на своих спутников.

И в этот момент зазвонил телефон. Он уже потянулся к трубке, но я схватила ее первая. Это был шеф.

— Какого черта… — начал он, видимо, решив узнать, какого черта я болтаюсь в прокуратуре так поздно.

— Владимир Иванович, — закричала я, — меня допрашивают и будут задерживать… Приезжайте!

Главный выхватил у меня трубку и нервно прижал ее к телефону. После чего забрал со стола протокол, встал и жестом скомандовал остальным — на выход.

Я ошеломленно наблюдала за их молчаливым уходом, после чего на дрожащих ногах проковыляла к двери и заперлась изнутри.

Двадцать минут я просидела, запершись и дрожа, пока в прокуратуру не приехал такой же испуганный шеф.

После того, как я все рассказала ему, он облегченно вздохнул:

— Версии есть? Понятно, что это не бригада Генеральной…

— Есть, — сказала я. — Им нужен Пальцев. И это те же люди, которые подставили Крушенкова. Владимир Иванович, я должна поставить в известность следователя, у которого в производстве дело об убийстве Трубецкого

Глава 24

Следователь из Генеральной прокуратуры оказался грузным добродушным дядечкой. Казенная обстановка гостиничного номера, где он меня принимал, была слегка скрашена фотографией пожилой женщины в рамке, выставленной на прикроватную тумбочку. На шкафу висела вешалка с военной полковничьей формой.

— Жена, — сказал следователь, кивнув на. фотографию. — Я ж все время в командировках, хоть на родное лицо изредка взглянуть…

Я поразилась его трогательной супружеской верности, и у меня затеплилась надежда, что человек с такой тонкой душевной организацией поймет то, о чем я хочу ему рассказать.

Протянув ему бумаги, я объяснила, что я записала в бланк протокола допроса то, что произошло со мной в прокуратуре, с подробными приметами самозванцев. Он поблагодарил, внимательно прочитал то, что я написала, и отложил протокол в сторону.

— Ну что, голубушка, — ласково спросил он, открывая коробку печенья и раскладывая печенюшки передо мной на гостиничной тарелке, — за коллегу пришли хлопотать?

— Пришла, — кивнула я. — Серафим Михайлович, выслушайте меня. Крушенков не убийца, его подставили…

Следователь бросил в рот печенье и шумно вздохнул:

— О-хо-хо, хо-хо…

— Серафим Михайлович, — взмолилась я, — не отмахивайтесь от того, что я вам скажу. В ваших руках судьба человека, вы — очень опытный следователь, неужели вы можете так, с ходу, поверить, что умный, грамотный подполковник ФСБ в пьяном угаре пойдет мочить журналиста из своего табельного пистолета?

— О-хо-хо, хо-хо… — снова завздыхал Серафим Михайлович. — Ты с ним спишь, что ли, красавица? — заглянул он мне в глаза.

— Нет, — растерянно ответила я, не успев даже обидеться.

— Да ладно, я никому не скажу. Спишь ведь, а то что бы ты тут распиналась, чтобы его выгородить?

— Я уверена, что он не совершал убийства, поэтому и распинаюсь, как вы изволили выразиться.

Мысленно я обозвала себя самыми страшными словами за то, что начала злиться. Мне нельзя восстанавливать против себя следователя, иначе я ничего не добьюсь и только напорчу Крушенкову.

— Серафим Михайлович! Выслушайте меня!

— Да я тебя слушаю, — кивнул мне следователь.

— Серафим Михайлович! Сергей Крушенков — очень умный и опытный чекист, оперативник. Да у него вообще характер такой — он даже говорить плохо о людях не может, не то что поднять руку на кого-то… — Я осеклась и вспомнила, как Сергей врезал Трубецкому. Судя по всему, следователь уже. обладал этой информацией, потому что покачал головой. — В общем, и напиваться в кабинете, и устраивать пьяные разборки — это не в его духе. Он вообще мало пьет…

— Вот с непривычки в голову-то и ударило, — добродушно отозвался следователь. — Еще что?

— Еще я хочу вас попросить взглянуть на дело с другой точки зрения.

Допустите, что его подставили, потому что он мешал кому-то. Его уже пытался уволить наш самый крупный преступный авторитет, Хорьков.

— А чем он Хорькову-то так мешал? — взглянул на меня следователь сквозь полуопущенные веки.

— Да у них давние отношения… — Я просто не знала, что можно говорить следователю, а о чем пока лучше помолчать.

— Милая моя, а что, кроме твоих слов, есть по этой версии? — Похоже, следователю уже надоел этот разговор, и он мечтал скорее его закончить и выпроводить меня.

— Но вы же расследуете дело, установите…

— А-а! А теперь послушай меня, милая. — Серафим Михайлович потянулся вперед и похлопал меня своей пухлой рукой по коленке. — Завтра я тебя допрошу, и ты мне скажешь, что в твоем присутствии Крушенков угрожал Трусову пистолетом и заявлял, что убьет его.

— Но не так же было…

— Скажи, как?

— Он просто так сказал, в запальчивости… — К сожалению, я и сама понимала, что неосторожно сказанные слова следствие может интерпретировать только в одном смысле — как угрозу, реализованную впоследствии.

— Пусть суд потом решает, просто — так он сказал или нет, — махнул рукой следователь. — Дальше поехали. Есть люди, которые видели Крушенкова пьяным незадолго до убийства.

— Ну и что? Это ничего не доказывает…

— Ну да? Очень даже доказывает. Говорю, дальше поехали. Что ты возразишь против такого веского доказательства, как заключение баллистов о том, что пуля, изъятая из тела Трусова, выстрелена из пистолета, закрепленного за подполковником Крушенковым?

— Что я скажу? Скажу, что пистолет мог в момент убийства быть в руках у кого угодно.

— Хорошо, дорогая, тебя не переспоришь. — Следователь усмехнулся. — А что ты скажешь насчет показаний сотрудников Трусова? Двое мне сказали, что в день убийства в редакцию звонил человек, представившийся подполковником Крушенковым, искал Трусова и грязно ругался в его адрес. Им показалось, что Крушенков был пьян.

— Серафим Михайлович! — Я схватила его за руку, и он удивленно посмотрел на меня. — Вот именно: звонил человек, представившийся Крушенковым.

Мог от его имени позвонить кто угодно.

— Ты мне лучше скажи, милая, — следователь высвободился из моей цепкой хватки и сам взял меня за руку. — Не слишком ли сложно его подставили? Кому-то надо было целый спектакль устраивать, звонить голосом Крушенкова, а главное — как-то завладеть его пистолетом. Вот на это что ты скажешь?

— А что он сам говорит?

— Вот то-то и оно. Колол я его битый день; если ты не совершал, говорю, каким образом из твоего пистолета этого Трусова хлопнули? Вот скажи.

— И что он сказал?

— Что он сказал? Не знаю, говорит, ума не приложу. Пистолет все время был при мне.

— Хорошо, а что он делал во время убийства?

— Убивал, милая, — усмехнулся следователь. — Да ты так ноздри-то не раздувай. Я думал над этим. Значит, так. Он говорит, что выпил на работе вместе со своим напарником майором Царицыным. Опьянел, почувствовал себя плохо, попросил Царицына проводить его до дому. Царицын его проводил. Подполковник Крушенков дома заперся, предварительно положив оружие в домашний сейф, и уснул.

— Ну вот, видите? Значит, у него алиби!

— Ох, милая моя! Это не алиби, а всего лишь показания. Живет он один, подтвердить его алиби некому. Да и Царицын не то говорит.

— Как это? А что он говорит?

— Ну вот, все свои секреты тебе сдал. Майор Царицын говорит, что не провожал его.

— Что?!

— А вот то! Говорит, вышли мы с ним вместе из главка, я его еще спросил, мол, до дому доберешься? Тот Ответил — доберусь и не пошел бы ты на хрен? И майор Царицын уехал к себе домой. Вот это точно установлено, все его домочадцы подтверждают, что он прибыл домой в восемнадцать сорок.

— Так. — Я была озадачена. — А может, Царицын по каким-то причинам врет?

— Да я и очную ставку им проводил.

— И что?!

— А ничего. Крушенков к нему взывал, а майор говорит — извини, мол, Сережа, врать следствию не буду. Я тебя из главка вывел, ты меня послал, и я поехал домой, а уж куда ты поехал — вот полковнику известно. Мне, то есть.

— Серафим Михайлович, все равно я не верю.

— Ну, это твое право, девочка. Все? Ко мне вопросы исчерпаны?

— Серафим Михайлович, я очень на вас надеюсь. Вы должны доказать, что Крушенков не виноват.

— О-хо-хо, хо-хо… Никому я ничего не должен.. Вина подполковника Крушенкова установлена с достаточной очевидностью, и продлеваться я даже не буду, по окончании расследования дело будет направлено в суд. Все. — Он достаточно легко для своей грузной комплекции поднялся. — Иди, девочка, домой. И не влюбляйся ты в оперов, не стоит.

— А в кого ж еще влюбляться? — машинально спросила я, думая о том, что мне сказал следователь. — На танцы я не хожу…

— Ну вот, я же говорил.

— Что? — Я очнулась. — Да не влюблялась я в него! Просто он мой друг, и я считаю, что он не убивал, и хочу ему помочь.

— Есть такие ситуации, когда помочь нельзя. Все, иди домой.

— Это — не та ситуация.

— О-о! Я тебя не убедил?

— Нет.

— Ну ладно, иди. Если чего придумаешь, приходи, но торопись, я скоро дело заканчиваю. Материал по самозванцам выделю.

— Серафим Михайлович, дайте мне с ним встретиться.

— Тю! Ты обалдела, что ли? Я и так тебе слишком много позволил. Все, иди.

Ушла я совершенно разбитая; медленно бредя по улицам, я снова и снова вспоминала разговор со следователем. Хоть он и работает всю сознательную жизнь в Главной военной прокуратуре, но дослужился только до полковника. Интересно, почему? Плохо работал? С начальством ссорился? Это обнадеживает. Поскольку за версту видно, что он не злоупотребляет спиртным (иначе в командировке, да еще один в гостинице, он бы не просыхал; да и мне он выпить не предложил), значит, до генерала не дослужился из-за некоторой нестандартности. Возражал небось начальству. А раз так, можно попробовать его все-таки убедить. В общем, мне надо срочно повидаться с Крушенковым. Не может быть все так гладко. А может, это патологическое опьянение?.. Тут я споткнулась и даже остановилась посреди проезжей части. Впервые я, хоть и подсознательно, в глубине души, и на одну долю секунды, но усомнилась в том, что Крушенков не виноват. Да, конечно, патологическое опьянение многое объясняет. Сергей действительно злился на Трубецкого (кстати, следователь упорно называл его Трусовым — так, как записано в паспорте). И если представить, что он в тот день выпил, отчего наступило патологическое опьянение… Насколько я помню из курса судебной психиатрии, патологическое опьянение может наступить и у человека, который не злоупотребляет спиртным; и от крошечной дозы, буквально — от рюмки сухого вина.

И это состояние расценивается как расстройство психической деятельности, душевное заболевание, исключающее ответственность. Короче, это невменяемость.

Интересно, адвокат Крушенкова думал о таком варианте? Но тут же я себя пристыдила. Для начала нужно проверить версию о подставе. Если это подстава, то должна быть какая-то несостыковка. Если нам пытаются навязать версию о том, что человек был в определенном месте и совершал определенные действия, а на самом деле человек там не был и этих действий не совершал, — значит, где-то должно быть слабое место в доказательствах, где-то концы не должны сходиться друг с другом.

В общем, мне нужно срочно повидаться с Сергеем. Но только как это сделать? Если бы это был обычный, гуиновский, изолятор, я бы что-нибудь придумала. Упала бы в ножки к операм, они бы привели Серегу к себе в кабинет, и я бы могла поговорить с ним; условилась бы с адвокатом, и он вызвал бы Сергея на беседу как раз в то время, когда я работала бы в соседнем кабинете, вот и зашла бы в другой кабинет под благовидным предлогом, и мы повидались бы. А так — он сидит в комитетовском изоляторе, где случайные встречи заключенных с кем-либо исключены. Тебя провожают в следственный кабинет по пустому коридору и запирают там. Потом к тебе, так же по пустому коридору, приводят подследственного, а к адвокатам — подзащитного, и закончив работу, ты не ведешь клиента к контролерам сам, как это происходит во всех обычных изоляторах, а звонишь по местному телефону с сообщением о том, что человека можно уводить.

Так что придется забыть про свидание с Крушенковым и начинать думать самостоятельно, не уповая на то, что бы он мне сказал. Думай, Машка, думай.

Что у нас есть такого, что не может быть истолковано двусмысленно? Что установлено с жесткой очевидностью? Это место убийства — квартира Трубецкого.

Это орудие убийства — табельный пистолет Крушенкова. Значит, под эти параметры подгонялось все остальное.

А время убийства? Нет, время пока забудем. Время убийства устанавливается хоть и достаточно точно, но все-таки дает определенный люфт плюс-минус сколько-то часов или минут. Люфт, как раз достаточный для организации подставы. Ага, уже тепло. Могло ведь такое быть, что убийство совершено на два-три часа раньше или позже того времени, которое известно следствию, как время совершения преступления? Могло, вполне. Труп обнаружили только на следующий день. А если на месте происшествия как-то меняли условия — температуру воздуха, положение трупа — это могло повлиять на точность установления времени смерти. Следствие пока что считает временем убийства тот час, когда Крушенков имел возможность убить журналиста, и под это время подтягивает свои выводы, коль скоро это не противоречит судебно-медицинской экспертизе трупа.

Так, что еще? Вместо Крушенкова коллегам Трубецкого вполне мог звонить тот, кто организовывал подставу. Именно за тем, чтобы журналисты потом подтвердили — да, звонил Крушенков, разыскивал Трубецкого, был пьян и грозился.

Вопрос в другом: как убийце удалось на время завладеть оружием Крушенкова, чтобы грохнуть Трубецкого именно из этого пистолета? Мне нужно точно, до минуты, знать, что делал Крушенков в день убийства.

На дрожащих ногах я принеслась домой и стала разыскивать адвоката, защищающего Крушенкова.

Адвокат Берман, на мое счастье, был дома, иначе я взорвалась бы от переполнявших меня эмоций.

— Михаил Соломонович, здравствуйте, вас беспокоит следователь Швецова.

— Здравствуйте, — удивленно протянул он. — У меня вроде бы нет подзащитных в вашей епархии…

— Есть, мой друг Сергей Крушенков.

— О-о! Ну что я могу вам сказать? Ситуация очень сложная, почти безвыходная. Я уговариваю вашего друга признать патологическое опьянение, но он упорно сопротивляется.

— Михаил Соломонович, пока рано. Мы всегда успеем этот факт признать, давайте лучше докажем невиновность Крушенкова.

— Я бы и рад… Напомните ваше имя-отчество?

— Мария Сергеевна.

— Да, я бы и рад, Мария Сергеевна, но здесь не тот случай. Здесь надо бороться за приговор. Если удастся несколько лет скостить, это будет удача.

— Михаил Соломонович, давайте попытаемся.

— Ну что ж, — терпеливо вздохнул умудренный жизнью Михаил Соломонович, — давайте попытаемся, но учтите, что времени у нас не так уж много. Что от меня требуется?

— Я вас умоляю, сходите к нему как можно скорее и выспросите, буквально по минутам, что он делал в день убийства. Прямо с раннего утра, подробнейшим образом. Уповаю на вашу дотошность, уважаемый Михаил Соломонович.

Берман, повздыхав, обязался выполнить мое поручение.

— Не думаю, что это как-то поможет, но если это в интересах моего подзащитного, я обязан это сделать.

Вечером следующего дня мы встретились в консультации у старика Бермана.

Он протянул мне листок, исписанный с двух сторон почерком Крушенкова.

— Вот, с риском для жизни пронес из комитетского узилища. Поможет это?

— Пока не знаю. Я завтра позвоню вам.

Не утерпев, я начала изучать выданный мне Берманом листочек еще в транспорте по дороге домой. Добросовестный Крушенков упомянул даже такие подробности своего бытия, как чистка зубов и принятие душа в утренние часы, особо отметив, что при этом он находился в квартире один, дверь была заперта на замок и цепочку. Описывая свой распорядок, он одновременно отмечал, где был его пистолет в это время, видел ли он свое оружие. Приход на работу; ехал в своей машине, пистолет был в кобуре. Заполнял бумаги за столом, пистолет в кобуре, кобуру не снимал. Уехал в следственный изолятор, добирался на машине, пистолет был при нем. Сдал пистолет в следственном изоляторе. Выйдя из следственного изолятора, около восемнадцати часов вернулся на работу, на своей машине, пистолет был в кобуре. Не обедал. На работе выпил; пил в кабинете, запершись изнутри, пистолет был при нем. Отпер дверь Царицыну в восемнадцать тридцать, вышел вместе с ним, Царицын проводил его домой, довез на своей машине, пистолет при этом был у Крушенкова в кобуре, и Царицын не делал никаких попыток им завладеть. Придя домой, Крушенков заперся, проверил наличие удостоверения и оружия, убрал пистолет в домашний маленький сейф и лег спать. Дверь была закрыта изнутри, в том числе и на цепочку. На окнах решетки, так что проникновение в квартиру через окно исключается. Замок сейфа повреждений не имел, пистолет Крушенков на следующее утро достал оттуда же, куда положил его накануне.

Внизу второй страницы был нарисован маленький черно-белый котенок и сделана приписка: «Машенька! Даже если это не поможет, все равно спасибо.

Всегда твой, Серега». У меня сжалось сердце от этой приписки. Я вспомнила котенка, который недолго был нашим спутником, вспомнила Крушенкова, сидящего на корточках перед безжизненным черно-белым тельцем вспомнила, как он катал меня на машине, терпеливо ожидая, когда я высплюсь…

Что ж, единственное место, где Крушенков в тот день расставался с пистолетом, был следственный изолятор.

Пробежав еще раз глазами по обеим сторонам бумажного листка, я позвонила Горчакову и попросила отметить меня завтра в журнале ухода: я с утра поеду в тюрьму. Я уже ложилась спать, когда раздался телефонный звонок — это был адвокат Берман, который долго извинялся и сообщил, что забыл передать мне кое-что на словах.

— Сережа сказал, дословно: запросы он сделал и нашел их потом в ящике в своем кабинете.

— В ящике? Своем или чужом?

— Я и не спросил, — оправдывался старенький Берман.

Утром в следственном изоляторе, как всегда, было столпотворение. Я уверенно протолкалась к окошечку, где выдавали пропуска, и под ревнивыми взглядами стоящих в очереди попросила выписать мне пропуск в оперчасть.

На пути к оперативным кабинетам, там, где всегда вывешивают поздравления сотрудникам — с днем рождения, с наградами или победой на профессиональных конкурсах и объявления о культмассовых мероприятиях, я увидела большое объявление в траурной рамке.

Под фотографией черные буквы с прискорбием извещали, что похороны трагически погибшего Виталия Усвященко состоятся завтра в девять часов. Фамилия покойного мне ничего не сказала; поднявшись к операм, я спросила у Леши Симанова, кто такой Усвященко.

— У вас что, опять захват заложников?

— Нет, какой захват. Виталик Усвященко контролером стоял, внизу на КПП.

Ты что, его не помнишь?

— Признаться, нет. А что с ним случилось?

— Да машина сбила. Вышел с дежурства и стал дорогу перебегать.

— Сразу Насмерть, что ли?

— Всмятку.

— А водителя задержали?

— Куда там! Унесся. Ты же знаешь, какое тут движение.

— Надо же, кошмар какой.

Мы немного посплетничали, и когда я высказала операм свою просьбу, они только покали плечами.

— Запрос сделаешь? Чтоб все было официально? — спросил Симанов.

— Сделаю, — на секунду задумавшись, ответила я.

— Ну посиди, чайку попей. Я сейчас. Чаек мне в глотку не лез, меня трясла нервная дрожь. Я с трудом дождалась возвращения Симанова, с тревогой думая, как мне подступиться к человеку, фамилию которого сейчас мне назовут.

Пойти к начальнику изолятора рассказать о своих подозрениях и попросить помощи?

Мои раздумья, прервал вошедший в кабинет Симанов.

— На. — Он положил передо мной на стол график. — В тот день дежурил Усвященко, пусть земля ему будет пухом. Не знаю, Маша, обрадовал я тебя или огорчил. А зачем тебе это надо, если не секрет?

— Надо, — с трудом ответила я. — Скажи мне, Симанов, что он был за человек?

— Кто? Усвященко? Да я его мало знал. Нормальный парень.

— Леша, — у меня зуб на зуб не попадали — найди мне тех, кто его хорошо знал.

— Найду, — пожал плечами Симанов. — Да что с тобой, Машка? Ты сама не своя.

— Да не спрашивай меня, Симанов.

Я вытащила из сумки бланк прокуратуры и быстро написала на нем запрос начальнику следственного изолятора: «В связи с расследованием уголовного дела прошу сообщить, в какое время посещал ваше учреждение сотрудник ФСБ Крушенков С. Б.».

— А чего номер дела не поставила? — спросил Симанов, принимая из моих рук запрос.

Немного поколебавшись, я вписала в запрос номер дела по похищению Масловской. Через полчаса мне выдали справку о посещении Крушенковым следственного изолятора в интересующий меня день: с шестнадцати до семнадцати тридцати. Я положила ее в сумку и ушла, лихорадочно соображая, что мне делать: отнести ее важняку из Генеральной или довести дело до конца самой. И если самой, с кем вместе мне совершать должностное преступление — со старым хрычом Горчаковым или Кораблева взять в состав организованной преступной группы?

Подумав немного, я остановилась на Кораблеве: все-таки он опер, а мастерство не пропьешь, и во-вторых, у него есть оружие, без которого у нас ничего не получится.

Переехав мост, я вышла из троллейбуса и позвонила Кораблеву из автомата, назначив срочную встречу в том кафе, где мы когда-то общались втроем, с Крушенковым.

Кораблев прилетел молниеносно и сразу побежал к стойке. Подождав, пока он насытится тошнотворными изделиями местной кухни, я разложила на столе имевшиеся в моем распоряжении документы и рассказала Кораблеву, что нам предстоит. Вообще-то я ожидала любой реакции, вплоть до того, что Ленька наденет на меня наручники и потащит либо в милицию, либо в психушку. Но Ленька задумчиво побарабанил пальцами по столу, похмыкал и спросил:

— Когда?

— Что «когда»?

— Когда приступаем?

— Леня, ты согласен? — решила я убедиться в его согласии окончательно.

— Я ж говорю, согласен.

— А ты хорошо понимаешь последствия? Если что-то у нас не получится, мы тоже окажемся в тюрьме. Я хочу, чтобы ты отчетливо представлял последствия.

— Исключено, — Ленька сыто потянулся. — У нас все получится. И последствия могут быть только одни — Серегу выпустят. Когда приступаем?

— Ладно, — я вздохнула. — Надо еще место найти, где мы осуществим свой преступный замысел. Нужны видеокамера, наручники и место. Какие предложения?

— Камера, наручники — не проблема, — отмахнулся Кораблев, — вот над местом стоит подумать. Что-нибудь найдем.

— Приступать можно, как только найдем место. Леня, ты понял, что никаких параллелей не должно быть между местом и нами? Очень надеюсь, что нам не придется идти до конца, но если все-таки получится, что я его грохну, в тюрьму не хотелось бы.

— Я не ребенок, — веско сказал Кораблев. — Поехал думать. Позвоню.

Он позвонил в восемь вечера и сказал, что сейчас заедет — отправляемся смотреть место.

Место оказалось хорошим: строящаяся гостиница на берегу Финского залива. Стройка заморожена, поэтому рабочих там нет; гостиница на отшибе, грибники там не ходят, от шоссе стройку отгораживает высокий бетонный забор.

Голосов с территории не услышать ни при каких обстоятельствах. Я прошлась по территории и осталась довольна.

— Отлично, Леня. Подъезжать удобно, идти к зданию удобно, подвал хороший, есть к чему наручники пристегнуть. А камера от батареи пусть работает.

Она к нашему приезду уже должна стоять…

Утром я красилась так тщательно, как будто меня ждет свидание с женихом. Я должна выглядеть соблазнительно, пусть это усыпит его бдительность.

Придя на работу, я позвонила Царицыну.

— Юра, как хорошо, что ты у себя. Я забегу?

В принципе это было немного неосторожно, но приходилось рисковать. Я во что бы то ни стало должна была уговорить его поехать. По телефону это могло не получиться.

Через двадцать минут я уже входила в его кабинет.

— Господи, как хорошо, что я тебя застала! Кораблева нет на месте, а у меня срочное дело…

— Машуня, ты сегодня сногсшибательна, — перебил меня Царицын, вставая из-за стола и целуя мне руку. — С тобой — куда угодно. Я даже не спрашиваю — куда?

— Ты с машиной?

— Ну конечно, ведь чекист без лошади — что без крыльев птица. Едем?

— Да. Сначала — по Приморскому шоссе, там я покажу.

Мы вышли на улицу. Царицын попросил меня подождать на тротуаре, и через минуту подогнал машину со стоянки и галантно помог мне сесть.

— Ну показывай.

Мы помчались в сторону Приморского шоссе. Я молила Бога, чтобы Царицын ничего не заподозрил. Легенда-то у меня была, мягко выражаясь, слабовата. Всю дорогу я щебетала как заведенная, испытывая ощущения партизанки в тылу врага.

Когда мы подъезжали к недостроенной гостинице, я мысленно дала себе слово никогда в жизни не соглашаться работать в разведке.

Остановив машину в месте, на которое я указала, Царицын открыл мне дверцу, помог выйти и, поддерживая под руку, повел по тропинке в сторону залива.

— Понимаешь, — говорила я, — без тебя мне страшно, а здесь, в подвале… Ой!

Чтобы не углубляться в вопрос о том, что же там в подвале, мне пришлось споткнуться и подвернуть ногу. Я запрыгала от боли, Царицын захлопотал вокруг меня, присел, рассматривая мою лодыжку, потрогал ее, проверяя, не распухла ли она. Выждав приличествующее время, я поковыляла в нужном направлении, увлекая за собой Царицына. Он похохатывал, намекая на то, что в такой славный денек на природе можно найти занятие поинтереснее, чем осмотр подвалов, а я подыгрывала ему и кокетничала так, что сама себе была до тошноты противна. Наконец мы вошли в подвал, я огляделась и кашлянула. В тот же миг Царицын был сбит с ног толчком Кораблева, Ленька для верности еще придавил его сверху коленом, и пока Царицын, оглушенный, ворочался, пытаясь сообразить, что произошло, Кораблев ловко надел на него наручники и пристегнул к тонкой горизонтальной трубе, тянувшейся вдоль всего подвала. Вспыхнул свет, и я с удовлетворением отметила, что лицо Царицына не пострадало.

А выражение этого лица убедило меня в том, что шок был достаточно силен. Но следовало закрепить достигнутое, и я присела на корточки и, расстегнув на Царицыне кобуру, вынула пистолет, методично сняла его с предохранителя и передернула затвор, дослав патрон в патронник. — Боже, чего мне стоили эти уверенные движения! Всю ночь под руководством Кораблева я училась делать это непринужденно и элегантно, на «Макарове», который любезно одолжил мне Кораблев. Ленька даже, увлекшись, научил меня досылать патрон одной рукой, путем трения пистолета о бедро.

Я боялась, что увидев перед собой в подвале распластанного на куче мусора Царицына, я дрогну сердцем и не смогу выполнить свою задачу, но, как ни странно, это зрелище только ожесточило меня. Задыхаясь от ненависти к Царицыну и каким-то внутренним взором отмечая, что эта ненависть — именно то, что мне нужно, я ткнула Царицына стволом пистолета в висок.

— Сука! — сквозь зубы сказала я, заметив, что Царицын вполне осмысленно смотрит на меня, видимо, искренне не понимая, что происходит.

Я присела перед ним на корточки и снова ткнула пистолетом в лицо. Он в изумлении даже не отвернулся.

— М-маша! — промьяал он. — Ты что?!

— Сейчас я тебе объясню. — Я снова толкнула его стволом в висок. — Ты понимаешь, что если я выстрелю тебе в голову, а потом отстегну наручники и вложу пистолет в твою руку, найдут тебя не скоро? А когда найдут, я с удовольствием дам показания, что ты готовился к самоубийству. В любом случае меня вряд ли кто-то будет подозревать. Кроме того, у меня алиби.

— Маша, — тихо сказал Царицын, пытаясь поудобнее устроиться на обломках кирпича.

— Ах, ты уже освоился, — разозлилась я и, подумав, что нужно усилить впечатление, чтобы он забыл о комфорте, выстрелила в стену за головой Царицына.

Одному Богу известно, как я сама испугалась при этом, но впечатления Царицына, безусловно, усилились.

— Чего ты хочешь? — прошептал он, щурясь от яркого света и отплевываясь от бетонной пыли, медленно оседавшей после выстрела.

— Сейчас скажу. Я включу видеокамеру, и если ты расскажешь, как подставил Крушенкова, а потом еще и напишешь все это, я сниму наручники и отпущу тебя на все четыре стороны. Ты можешь ехать в Англию, и я даже позволю тебе получить деньги, — при этих словах лицо Царицына дернулось, и он с ужасом уставился на меня, — но твой счет в банке Ирландии будет блокирован до тех пор, пока Крушенкова не освободят из-под стражи.

— Какой счет, о чем ты, Маша? — Царицын захлопал глазами, но это меня не обмануло.

— Вот этот счет, ублюдок. Узнаешь? — Я помахала перед носом Царицына листком бумаги. Он, напрягая глаза, стал вглядываться в текст и, прочитав, отвернулся.

— Ну что? Счет уже блокирован. Ты не получишь ни одного гроша, пока Крушенков будет сидеть.

— Маша, здесь какая-то ошибка. — Он подался ко мне, но получил пинок ногой от Кораблева, стоящего сзади и бдительно следящего за каждым его движением. Дернувшись, он откинулся назад и затих.

— Ты! — Я ткнула его стволом пистолета под подбородок. — Я с тобой не собираюсь торговаться. Или ты сейчас начинаешь рассказывать, или я выстрелю тебе в голову и спокойно уйду отсюда.

— Но тогда Крушенков будет сидеть, — пробормотал Царицын.

— Ничего, зато сидеть ему будет гораздо приятнее. — Я кивнула Кораблеву, и он сильно пнул Царицына по почкам. — Я не шучу, убдюдок, у тебя три минуты на размышление. — Я поднесла пистолет к носу Царицына и держала так, пока он не прошептал:

— Хорошо, я все скажу, но это бред.

— Нет, ублюдок, не думай, что ты так дешево отделаешься. Ты расскажешь все так. чтобы не было сомнений, что виноват ты. Ты знаешь, что такое преступная осведомленность? — Он, не сводя глаз с пистолета, кивнул, но я на всякий случай объяснила:

— Это когда преступник рассказывает то, что может знать только он, только тот, кто совершил преступление. Усвященко ведь ты замочил, так что расскажешь, что ты дал ему за то, что он тебе выдал пистолет Сергея. Ну!

— Двести долларов, у меня номера переписаны, — прошептал Царицын.

— Не сомневалась. Но ты это скажешь на видео.

— Нет! — Он спять дернулся, но наткнулся на Ленькин сапог. Было заметно, что он мучительно старается понять, кто мой сообщник, и теряется в догадках.

— Да. Я включаю камеру.

— Отстегните меня…

— Даже и не думай.

Камера была установлена и отрегулирована таким образом, что брала крупным планом только лицо Царицына. Ленька постарался и уложил нашего фигуранта тютелька в тютельку туда, куда нужно.

— Нет! — Он отвернулся, а я кивнула Леньке.

— Это твое последнее слово? — спросила я Царицына, по лицу которого текли бессильные слезы, и, к своему собственному удивлению, не испытывала к нему никакой жалости. Он молчал и плакал. — Хорошо.

Ленька сзади вывернул ему руку, взял у меня пистолет, вложил в руку Царицына, но тот заорал:

— Нет! Не надо!

— Тогда говори. — Я забрала пистолет. — Я включаю камеру, и учти: если ты ляпнешь в объектив что-нибудь не то, я пристрелю тебя без всякого сожаления.

Ты понял, ублюдок?!

Уж не знаю, что было в тот момент в голове у Царицына. Я только надеялась, что он поймет — я не шучу. И добил его, конечно, не пистолет в моих руках и не Ленькин пинок, а номер счета в Ирландском банке. Он начал говорить.

После того, как он закончил, мы отстегнули наручники, вывели Царицына на воздух, посадили в его машину и оставили приходить в себя.

— Мария Сергеевна, — спросил меня Кораблев по дороге, — за что он так Сергея? Из-за Хорькова?

— Из-за себя. Сергей запросил, чьи агенты Востряков, Рыбник и Трубецкой, а потом нашел свои запросы в ящике стола Царицына. Этот ублюдок знал, что Сережка поедет в тюрьму, и купил контролера. Всего за двести долларов. Встретился со своим агентом Трубецким, грохнул его — все равно уже надо было от него избавляться, и вернул пистолет.

— Неужели Сережка не заметил, что патрона не хватает, когда получал пистолет на выходе из тюрьмы?

— Леня, история об этом умалчивает. Вот выйдет Сережка, спросим у него.

А вообще-то я знаю случай, когда опер получил по ошибке чужой пистолет, сунул его в кобуру и пошел. Это выяснилось только на строевом смотре.

— А как вы счет-то блокировали?

— Леня, о чем ты говоришь! Как я могу счет блокировать, да еще и за границей? На пушку взяла…

— Да, — протянул Ленька, выруливая на шоссе, — теперь я и не знаю, чем нам все это аукнется. Может, и правда, уволят?

— Брось, Лень, — сказала я, — ну, уволят, так ведь не посадят. Ну, посадят, так ведь не расстреляют. У нас мораторий.

Примечания

1

Оперативно-поисковое дело.

2

Патрульно-постовая служба.

3

Могу я вам помочь? (англ.)

4

О, не стоит благодарности (англ.).

5

Уголовно-процессуальный кодекс.


Купить книгу "Героев не убивают" Топильская Елена

home | my bookshelf | | Героев не убивают |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу