Book: Ловушка для блондинов



Ловушка для блондинов

Елена ТОПИЛЬСКАЯ

ЛОВУШКА ДЛЯ БЛОНДИНОВ

Купить книгу "Ловушка для блондинов" Топильская Елена

* * *

— Девушка, имейте же совесть! Вы мне совсем на голову сели! Да еще и сумку свою поставили!

— Извините, пожалуйста. — Я отодвинула свою сумку от пожилой дамы, к которой меня притиснула пассажирская толпа, хлынувшая в трамвай на остановке.

Но дама не успокоилась:

— Вы что, пьяная, что ли?! На ногах не держитесь…

— Извините, — еще раз сказала я, стараясь сохранять спокойствие, — если бы не давка, я бы близко к вам не подошла.

— Что у вас там, кирпичи? — продолжала негодовать дама, поправляя прическу и отпихивая мою сумку еще дальше.

— Книги, — кротко сказала я.

Еще пять остановок впереди, а стоять уже совсем невыносимо: давка, жара, несмотря на сентябрь; сзади кто-то уперся мне в спину рюкзаком, колготки под угрозой, потому что к ним прижимается “челночная” клетчатая сумка, и невольно подгибаются ноги на десятисантиметровых каблуках. А мадам сидит себе у окошечка и еще недовольна тем, что я покушаюсь на ее личное пространство. Еще “пьяной” обзывается.

— Какие книги?! У вас там что-то железное… — Она шлепнула по сумке рукой и потрясла ушибленными пальцами.

Мне стало смешно. Я наклонилась к ее уху и прошептала:

— Только вы меня не выдавайте…

Она изогнула шею, чтобы смерить меня высокомерным взглядом, а я приоткрыла сумку и показала ей лежавший сверху пистолет.

После этого взгляд утратил высокомерие, дама стремительно выкрутилась со своего места и растворилась в толпе пассажиров. А я, презрев приличия и даже не оглядевшись в поисках более достойного кандидата на освободившееся место, плюхнулась к окошку и пообещала себе не поддаваться больше на провокации друга и коллеги Горчакова. Свои вещдоки пусть сам с экспертизы забирает и в трамвае возит. Но тут же устыдилась: он все-таки тоже мне помогает, вот месяц назад череп для меня забирал из областного бюро судмедэкспертизы и на метро отвез в Военно-медицинскую академию.

Интересная была экспертиза: на черепе две линии переломов пересекались, вернее, одна из линий прерывалась, упершись в другую, что давало нам возможность совершенно точно определить, какой из этих переломов образовался первым, а значит, и в какой последовательности наносились удары, эти переломы причинившие. А это было принципиально, так мы разбили версию злодея, который утверждал, что нанес только один удар по голове потерпевшему и ушел, а уж кто его добил — это наша задача установить. Поскольку злодей сдуру показал, куда именно ударил он, я легко парировала, выложив на стол заключение экспертизы: там, с рисунками и фотографиями, весьма наглядно разъяснялось, что первый удар был нанесен как раз в другое место, а вот линия перелома, шедшая от указанной злодеем точки приложения травмирующего орудия, образовалась от второго удара, поскольку упиралась в первую линию и дальше не шла. Вывод ясен даже детям — наука умеет много гитик, а следователь это обстоятельство должен использовать по максимуму.

Задумавшись, я чуть не проехала свою остановку. С трудом продравшись к выходу, прижимая к себе сумку с драгоценным вещдоком, я вывалилась из трамвая на раскаленный асфальт прямо в объятия друга и коллеги Горчакова.

— Как ты вовремя, подруга, — поприветствовал он меня, — сходи-ка в РУВД, там тебе работенка подвалила.

— Леша, ты обалдел? — возмутилась я. — Да я на ногах не стою, с другого конца города на общественном транспорте и, между прочим, с твоими вещдоками! На, забирай. — И я полезла в сумку, но Горчаков, испуганно оглядевшись, схватил меня за руку и засунул пистолет обратно.

— Да ну тебя, еще пристрелишь, — проговорил он, продолжая удерживать мою руку.

— Отпусти. И не мечтай, что я пойду за тебя работать.

— Ну чего ты взъелась-то? Сейчас спасибо скажешь. Потерпевший с черепно-мозговой травмой, из парадной.

Я перевела дух. Да, действительно, работенка моя. За последние две недели это четвертый потерпевший с черепно-мозговой травмой из парадной. Из предыдущих трех один еще жив, но в критическом состоянии, двое умерли. Ничего не похищено. У всех расстегнуты брюки.

Показаний никто из них дать не смог, но определенную картину составить удалось. Все — молодые мужчины примерно одного возраста, около тридцати; все светловолосые, прилично одетые, не похожие на людей, которые собирались помочиться в парадной, хотя бы потому, что двое шли домой, а один только что вышел из квартиры.

И следов сексуального насилия — никаких. Да и брюки только расстегнуты, но не сняты и даже не спущены. Не знаешь, что и думать. Маньяки и те обычно преследуют какую-то цель, кроме удара колотушкой по голове. Если бы это был маньяк, зацикленный на проломах черепов, то ему, скорее всего, было бы все равно, кого лупить по голове в парадных. А может, даже было бы все равно, где лупить. Этот же злодей ходит по подъездам, выбирает светловолосых молодцев и обязательно расстегивает им брюки…

— Лешка, а в серию укладывается? Молодой, светловолосый? Брюки расстегнуты?

Горчаков помолчал, подумал, потом заявил:

— Понимаешь, тут сложно сказать… Его из парадной доставили в больницу; кто его знает, что там было, подробностей тебе сообщить не могу.

— Та-ак. — Я расстроилась. Скорее всего, это просто разбойное нападение и в серию не впишется. — А место осматривали?

— Что ты, Машенька? У нас тут не клуб самоубийц.

Горчаков намекал на мое гневное заявление на последнем осмотре, загаженном донельзя милицейским следователем. Я пообещала удавить своими руками каждого, кто сунется на следующее место происшествия раньше меня; а тем, кто будет курить и окурки свои разбрасывать вокруг трупа, я посулила эти окурки собственноручно засунуть… понятно, куда. Присутствовавший при этом начальник уголовного розыска многозначительно посмотрел на испуганный оперсостав и трагическим шепотом произнес: “Иногда с ней лучше не спорить”.

— Ждут тебя, место обнаружения тела охраняют, в больнице пост стоит. Постовой некурящий.

— Удивительно. Неужели такое возможно? А как же люди ходят, это же парадная?

— По слухам, начальник РУВД сказал, что лучше всю ночь просидеть под лестницей, охраняя следовую обстановку, чем потом иметь дело со Швецовой. Ну ладно, ладно, — он ловко увернулся от моего тычка, — это же не я сказал, а начальник РУВД. Там парадная сквозная. Место, где тело лежало, огородили, и жильцы ходят в обход, со двора. Давай мне мой “пестик” и беги быстрее в убойный отдел. Да не здесь, дурища, не надо его на остановке вынимать, давай хоть в парадную зайдем.

В парадной, в лучших традициях шпионских фильмов, состоялась передача бразильского пистолета марки “Таурус”. Лешка засунул его в полиэтиленовый пакетик, предусмотрительно взятый с собой. Наверняка выскочил за мороженым для нашего секретаря Зоеньки, своей пассии ненаглядной, о чем я не преминула ему заметить. Он в ответ посетовал, что характер у меня портится на глазах, и поделился своими наблюдениями по поводу патологической злобности женщин, не имеющих постоянных половых партнеров. Я же заверила его в том, что больше он может не рассчитывать на меня, в смысле подмены его в дни дежурств — отмазок перед женой, когда он на выходных удовлетворяет свою похоть с дамой сердца, а также во всех прочих ситуациях, в которых ему отныне придется отдуваться самому. После этого мы с ним обменялись нежнейшими улыбками и разошлись. Все равно Лешка мой лучший друг, да и у него более близкого товарища, чем я, нет. На той неделе он потащил меня обедать, под предлогом, что ему нужно со мной серьезно поговорить, и вдруг, сидя в кафе, спросил: “Маша, “почему я изменяю жене?”

— Хороший вопрос, — сказала я. — Ты себе его задавать не пробовал?

— В том-то и дело, что пробовал, — честно признался этот недотепа. — Но сам я ответа не нахожу. Я бы понял, если бы у меня жена была стерва, но ты Ленку знаешь. Святая женщина. И готовит хорошо. И вообще дома у меня все хорошо. И с Зойкой мне хорошо. Только совесть мучает — я же не могу на ней жениться. Ну в чем дело, Маша, а?

— В чем дело? Видишь ли, Лешенька, есть такие мужчины, они называются…

— Да знаю я, как они называются! Но я же столько лет с женой прожил; если бы я был этим самым… я бы столько не выдержал…

— Значит, клинический случай. Синдром беса в ребро.

— Тебе бы все смеяться. А тут человек погибает!

— Да тихо ты! Что ты орешь на все кафе! — Мне пришлось сильно дернуть его за руку. — Тоже мне, погибающий! Переутомился, что ли?

— Ну поиздевайся надо мной. Хорош друг…

— Леша, я не понимаю, чего ты от меня хочешь? Чтобы я поработала психоаналитиком? Нашла бы пристойное оправдание твоему зуду сексуальному?

— Маша! — почти простонал Горчаков. — Если бы это был сексуальный зуд, я бы сам разобрался. Но я иногда с Зойкой просто общаюсь, даже не трогаю ее, и мне хорошо. Вот это что значит?

— Значит, это не любовь, а дружба.

— Ой, как смешно! Ты пойми, для меня же не потрахаться главное, а человеческие отношения.

— Но…

— Но у меня и дома человеческие отношения! Вот что мне покоя не дает! Какого хрена я от добра добра ищу?

— О-о! Леша, я бы тебе сказала, но ты обидишься.

— Да? — Лешка задумался. — Ну ладно, говори. Переживу.

— Ты, как всякая особь мужского пола, не в силах противостоять соблазнам. Слабенький ты у нас. Как говорил Анатолий Федорович Кони, у каждого из нас есть свои собаки, надо только держать их на привязи.

Но Горчаков этим не удовлетворился. Конечно, он ожидал, что я грамотно, с привлечением авторитетов вроде Юнга и Фрейда, объясню ему, что в сложившейся ситуации нет его вины, а так предопределено полигамной природой мужчин. Видимо, что-то в этом роде он и сам думал, но если бы он услышал это еще и от меня, то освободился бы от всяких угрызений совести. Хотя тот факт, что это толстокожее животное рефлексирует, уже о многом говорит.

Размышляя о тяжелой судьбе старого друга, я и не заметила, как дошла до РУВД. Вспомнив, что еще не обедала, я купила несколько пирожков и спустя пять минут была с ликованием встречена немногочисленным личным составом отдела по раскрытию умышленных убийств. Пакет с пирожками бережно изъяли из моих ослабевших рук, усадили меня в продранное кресло для VIP-персон и понеслись ставить чайник.

— Ну что, Маша, по душу Коростелева пришла? — Это хором сказали сразу два опера с набитыми ртами, ожесточенно жуя пирожки.

— Но душа-то еще тут? — испугалась я. — Он жив еще?

— Да жив, жив, успокойся. — Начальник отдела подвинул ко мне последний пирожок. — Правда, в реанимации. С чего начнешь, с больницы или с осмотра парадной?

— Прямо и не знаю, — засомневалась я.

С одной стороны, надо торопиться в больницу, особенно если потерпевший в реанимации, то есть одной ногой на том свете. А с другой стороны, чем больше медлишь с осмотром места происшествия, тем больше информации теряешь.

— Рекомендую начать с осмотра. — Костик Мигулько, начальник отдела, старательно отводил глаза от пирожка, и я сжалилась над ним.

— Ладно, ешь мою пайку. А почему с осмотра?

— Этот парадняк охранять вечно не будут. А с потерпевшим все равно не о чем разговаривать.

— Он в коме, что ли?

— Да нет, просто он вообще ничего не помнит. Ни как ударили, ни даже как его зовут.

— А вы ж сказали, Коростелев?

— Так мы личность установили. Хорошо, жена там рядом оказалась, шла из магазина, увидела сборище любопытных, подошла, а там муженек с пробитой башкой.

— Подожди, так он не в своей парадной лежал?

— Нет, не в своей. За три дома.

— Да, повезло, что жена пошла в магазин. А так бы его год устанавливали. Да еще и захоронили бы за госсчет, в братской могилке…

— Костик, а ты на место выезжал? — Я умоляюще посмотрела на Мигулько.

Мы с ним договаривались, что если я не смогу оперативно прибыть на очередной осмотр, то хоть он съездит на место и максимум возможного отметит и зафиксирует.

— Да выезжал. Правда, уже после того, как “скорая” его увезла. Но могу тебя заверить, ничего интересного ты там не найдешь. Даже крови практически нету, только лужица натекла, похоже, там, где голова лежала.

— А как ты думаешь, он из той же серии? Или просто местные отморозки по голове дали с целью ограбления?

— Да кто их разберет? И потом, Маша, что ты на серии зациклилась? Посмотри на сто одиннадцатые[1] за прошлый год: восемнадцать случаев нераскрытых тяжких, и все в парадных, и все по голове, а в девяти случаях вообще ничего не пропало.

— А как же брюки расстегнутые?

— А может, их врачи расстегнули.

— Костя! Я врачей допрашивала, они сами удивлялись, что кто-то брюки расстегнул. А…

— А это совпадение! — бодро вступил в разговор оперуполномоченный Кужеров, отхлебнув чая.

— Маш, — Костик умильно заглянул мне в глаза, — не хотелось бы серии… А? Ну ты же знаешь, налетят, набегут, на контроль поставят, на заслушивания дергать будут два раза в неделю… Оно тебе надо? — Костя говорил, как пел, я даже заслушалась. — А так разбой и разбой. Ну есть сходство, так давай мы будем иметь это в виду — я одному оперу все ОПД[2] скину, вот хоть Сереге Кужерову…

Кужеров при словах шефа поперхнулся пирожком, но героически смолчал. Была, конечно, в словах политически грамотного Мигулько сермяжная правда. Оно мне было не надо; никто мне не помешает расследовать, а операм — раскрывать, даже если мы не заявим громко, что у нас загадочная серия. Тем более что потерпевшие — не депутаты и даже не бизнесмены; один рабочий, один программист, один безработный. И сегодняшний Коростелев, похоже, простой смертный, раз никто из милицейско-прокурорского начальства еще не поинтересовался его состоянием здоровья.

Я заботливо постучала по спине Кужерова, который все еще давился пирожком, и кивнула Косте Мигулько:

— Нет вопросов. Все между нами, только Кужерова желаю получить сразу. Дай машину, метнемся с ним на место, а потом в больницу. Все равно экспертов нет, так что на месте долго не задержимся, только глянем.

Опер Кужеров кинул на начальника затравленный взгляд, но Мигулько, сидя напротив, умудрился не встречаться с ним глазами.

В принципе, кандидатура Кужерова, которого все дружно называли Фужеровым в силу пристрастия к дешевому спиртному, меня устраивала. Он, конечно, не гений сыска и недостатки имеет. А у кого их нет? В перерывах между запоями он вполне трудоспособен и, более того, проявляет усердие. Если работает со следователями мужского пола, то умудряется уговорить выпить даже трезвенников и язвенников. А со мной вынужден вести трезвый и правильный образ жизни, но обычно увлекается исполнением служебных обязанностей и забывает про свою пагубную страсть.

Дождавшись машины, я увела заскучавшего Кужерова, и через десять минут мы с ним уже входили в темную парадную, огороженную специальной ленточкой, которую Мигулько купил на собственные деньги и очень этим гордился.

Под лестницей на ящике дремал постовой. Кужеров подошел к нему и потрепал за плечо. В глазах пробудившегося постового заблестела надежда на скорое избавление от бессмысленной с его точки зрения работы — охраны пустой парадной, где никаких ценностей не имеется. Кужеров что-то сказал постовому, тот вскочил и стал шарить по карманам. “Неужели в магазин пошлет?” — испугалась я, краем глаза наблюдая за их общением, но постовой всего лишь вытащил пачку сигарет и протянул Кужерову. Заметив мой косой взгляд, он хмуро доложил:

— Я здесь не курил!

Я кивнула и стала обходить площадку перед входом с улицы. Вот на полу лужица подсохшей крови, слегка размазанная, она, конечно, натекла из раны головы. Судя по расположению этой лужицы, вошел потерпевший сюда через ту же дверь, что и мы, а вот куда направлялся — наверх по лестнице или к выходу во двор, используя этот путь, как проходную?

— Сережа, — окликнула я Кужерова, — а куда он шел, установили? У него есть знакомые или дела в этой парадной?

— Не-а, — откликнулся Кужеров, — он же не помнит ни фига.

— Иди сюда, — позвала я его. — Изобрази, как ты входишь в парадную. Я хочу понять, куда он шел и откуда его ударили — спереди или сзади.

— На себе показывать нехорошо, — засомневался мнительный Кужеров. — Молодой, иди сюда, — перевел он стрелки на постового. — Вот на нем и показывай. Тренируйся на кошках.

— Войдите, пожалуйста, в парадную с улицы, — вежливо попросила я молоденького постового. — А ты встань сюда. — Кужеров тяжело вздохнул, но подчинился.

— Нет, его в парадной не ждали, — сделала я вывод после третьей попытки постового войти в парадную, где за дверью в углу притаился Кужеров, больше стоять ему было негде.

В этом случае потерпевший задевал бы его дверью, и они неминуемо оказывались бы лицом к лицу. Если бы потерпевшего что-то насторожило, он бы уже не повернулся к незнакомому человеку спиной в этом тесном парадняке. Значит, вошли за ним? Или это был знакомый, которому он доверял? Все равно, тогда тоже не повернулся бы. Заговорил бы, стал общаться… А больше в этой парадной притаиться негде. Так, а если вошли за ним?



Постепенно постовой увлекся, входил и выходил все более и более артистично. Кужеров же долго крепился, удерживая на лице гримасу пресыщенности, но, в конце концов, тоже с головой погрузился в действо. После серии экспериментов, отрепетировав еще и возможный проход потерпевшего со двора на улицу, мы втроем сошлись во мнении, что преступник вошел в парадную следом за потерпевшим с улицы и сразу ударил его по голове.

Кроме того, я убедилась, что на этом месте происшествия надо составлять подробный масштабный план, и не вредно бы то же самое сделать во всех остальных парадных, где были обнаружены мужчины с черепно-мозговыми травмами. Визуальное обследование пола показало, что, кроме соскоба крови, взять отсюда следствию нечего — ни окурка, ни волоска, ни щепок, ни тряпок. Интересно, а что имелось в других случаях? Я, конечно, добросовестно съездила во все парадные, да только два дела я получила спустя несколько дней после происшествия, из милицейского следствия, когда потерпевшие отдали Богу душу и подследственность из милицейской превратилась в прокурорскую, а третий эпизод вообще пришел материалом по телефонограмме из больницы, и ни о каком осмотре не было и речи.

Постовой, вовлеченный в следственные манипуляции, проникся важностью происходящего. По моей просьбе он связался по рации с дежурным, сообщил, что нам нужен судебно-медицинский эксперт для фиксации и изъятия следов крови, получил ответ, что свободный медик будет не раньше, чем через пару часов, и, закончив переговоры, выразил готовность охранять это пресловутое место происшествия сколько потребуется, не считаясь с личным временем.

Убедившись, что охрана места происшествия обеспечена надлежащим образом, я потащила Кужерова в машину, и через три секунды мы уже двигались в сторону нашей старейшей больницы, знаменитой тем, что основной контингент пациентов ее состоял из окрестных бомжей, стекавшихся на лавочки тенистого больничного сада, где под каждым им кустом был готов и стол, и дом. Летом эти бомжи прямиком с лавочек попадали в больничные палаты с алкогольной интоксикацией, аспирацией рвотными массами, ножевыми ранениями от собутыльников, зимой — с теми же диагнозами плюс обморожение.

С учетом этого спецконтингента некоторые особенности больничного бытия, как то: полное отсутствие больничного белья (попавшие сюда по “скорой” так и лежали в своей одежде на голых матрасах без простыней и наволочек) и полное отсутствие столовых приборов, в результате чего пациенты, не запасшиеся ложками и стаканами, вынуждены были глотать слюнки, завистливо глядя на тех, у кого ложки были, так вот, эти особенности воспринимались больными правильно, все сознавали, что стаканы и ложки только дай бомжам — они сразу перекочуют под больничные кустики, равно как и белье на них переводить было слишком шикарно.

Территория больницы была похожа на старинный парк родового замка — вековые липы и дубы; усыпанные поздними цветами кусты шиповника; темно-зеленый жасмин, уже отцветший, а в начале лета разливающий свой нежный аромат далеко окрест… Путь к нужному нам корпусу преграждали распростертые поперек дороги два храпящих тела с признаками грядущей алкогольной интоксикации, распространявшие отнюдь не жасминовый аромат. Снующие по территории медсестры в крахмальных халатах привычно перепрыгивали через тела и неслись дальше по своим медицинским делам.

Лестница больничного корпуса представляла собой гибрид помойки с общественным туалетом. На площадке второго этажа со стены свисали раскуроченные останки таксофона. Из угла тошнотворно пахло что-то, прикрытое газеткой. Дверь на этаж, явно подвергавшаяся многократным взломам и реставрациям, была заперта с тщательностью психиатрического стационара специального типа.

Подергав дверь, я отошла в сторону и кивнула Кужерову. Он до перехода в убойный отдел работал в территориальном отделе, обслуживавшем, в том числе и эту больницу, соответственно, знал, как сюда проникать. Кужеров задачу понял, забарабанил в дверь и заорал дурным голосом:

— Открывайте, милиция!

Эти выкрики он повторил еще три раза без всякой интонации, глядя в сторону, как бы исполняя рутинную повинность, и не успело эхо от его требований затихнуть в гулких лестничных пролетах, как с той стороны двери забренчали ключи. Нам открыла пожилая санитарка. Кужеров молниеносно сунул ей под нос милицейское удостоверение, и она закивала головой:

— Конечно, заходите, заходите. Мы от пьяниц закрываемся, а то стоит одному лечь в отделение, как дружки к нему повадятся, мало того, что в столовой гадят, так у людей вещи воруют. Вы к Витеньке Коростелеву, наверное? С черепно-мозговой? Вот сюда, первая палата налево. Там жена у него сидит, такая девочка милая. Не отходит от его постели, все плачет потихоньку, уж доктор ее выгоняет передохнуть, а она ни в какую. Вот парню с женой повезло…

Сопровождаемые разговорчивой нянечкой, мы с Сергеем зашли в маленькую палату, в которой у окна стояла одна кровать. На ней лежал голый по пояс мужчина, голова его была обрита наголо и залеплена какими-то тампонами, рядом стояли стойка с капельницей, какие-то приборы. Возле кровати на табуреточке сидела молодая женщина в блестящей маечке и обтягивающих брючках, с копной рыжих кудрявых волос. Она обернулась, когда мы вошли. Лицо было заплаканным, но губы и глаза, тем не менее, накрашены. И меня это очень тронуло: у постели больного мужа, можно сказать, в походных условиях, а не забывает, что она женщина.

Никакого постового, естественно, и в помине не было, как курящего, так и некурящего. Я и не удивилась; вот если бы пост стоял, тогда бы я удивлялась. На всех ударенных по голове постовых не напасешься. В конце концов, он не подстреленный бизнесмен, вряд ли его придут сюда добивать колотушкой. Да и при круглосуточном дежурстве жены никакого поста не надо. Судя по тому„как она вцепилась в руку мужа, безвольно вытянутую поверх одеяла, никакой маньяк сюда не пройдет. Я отметила, что потерпевший Коростелев лежит на чистом, хрустящем белье, явно не больничного происхождения. Рядом на тумбочке — пакет с соком, стакан, кипятильник, термос.

Глаза потерпевшего были закрыты, губы запеклись. Вокруг глаз виднелись черно-синие круги — верный признак черепно-мозговой травмы, так называемые “очки”. Когда-то я, допрашивая избитую мужем женщину, по неопытности приняла такие “очки” за фингалы и подвергла сомнению ее слова об ударе утюгом по голове, стала домогаться рассказа про подбитые глаза. Спасибо, судебно-медицинский эксперт, тихо заполнявший свои бумажки в уголке, меня деликатно поправил, просветив насчет черепно-мозговых “очков”.

— Здравствуйте, — тихо сказала я жене, вопросительно смотрящей на меня. — Я из прокуратуры, следователь…

Жена приложила палец к губам.

— Тише, он спит, — прошептала она. — А из милиции уже приходили…

Я тоже перешла на шепот:

— Дело по нападению на вашего мужа будет в прокуратуре, я должна его допросить.

В ее глазах мелькнул страх.

— Зачем?! — умоляюще прошептала она. — Не надо его мучить…

— Я сейчас зайду к врачу, поговорю с ним. Вашего мужа я побеспокою, только если врач разрешит. — Я ободряюще коснулась ее плеча, она поежилась, и ее огромные глаза наполнились слезами.

— Как ваше имя-отчество? — наклонилась я к ней.

Мне было ее ужасно жалко, и я, как всегда в таких обстоятельствах, проклинала свою деликатную натуру. Я испытывала неловкость за то, что беспокою человека с тяжелой травмой и его родных, которые тревожатся за его жизнь, так же, как всегда стеснялась уличать своих подследственных во вранье. Мне почему-то всегда казалось, что им безумно стыдно передо мной, если я даю им понять, что знаю, что они врут. Правда, у меня хватало осторожности никому не признаваться в этих переживаниях. Представляю, что сказал бы мне друг и коллега Горчаков. Проходу бы не дал…

— Оля… Ольга Васильевна. — Она с трудом сдерживала слезы.

— Сережа, побудь тут, пока я врача найду, — шепотом сказала я Кужерову и отправилась на поиски ординаторской, краем глаза отметив, что Кужеров подсел к Ольге Васильевне и, похоже, начал устанавливать оперативный контакт. С проходящими по делам женщинами у него это всегда прекрасно получалось.

На розыск лечащего врача моего потерпевшего я потратила больше времени, чем на то, чтобы добраться до больницы. Доктор нашелся в пустынной столовой, где он жадно поглощал какую-то баланду омерзительного вида и запаха. Лет доктору на вид было около сорока, впечатления преуспевающего человека он не производил. Я нахально прервала его трапезу, предъявив свое удостоверение, и присела рядом, не дожидаясь приглашения.

— Хотите? — Доктор качнул ложкой в баланде. — Вас тоже могут покормить.

Я максимально вежливо отказалась. Доктор быстро дохлебал свой суп и с видимым сожалением отказался от второго, с тарелкой которого маячила в окне раздачи повариха. Ложку доктор вытер обрывком рецепта и сунул в нагрудный карман.

— Ну что, вы по поводу Коростелева? — осведомился он, не трогаясь с места; наверное, надеялся, что после моего ухода все-таки наестся до отвала.

Я кивнула.

— Он в сознании?

Доктор задумчиво потеребил торчащий из кармана черенок ложки:

— Хотите допросить? В принципе, не возражаю, только когда сам проснется. Будить не надо.

— А что можете сказать про перспективы?

— А что можно сказать… Хреновые перспективы. Серьезная черепно-мозговая, ушиб головного мозга. Отшибло мозги, короче.

Я поморщилась, но справилась с собой. В конце концов, доктору, специализирующемуся на лечении бомжей, уже трудно представить, что есть и нормальные люди.

— А он общаться-то может?

— Может. — Доктор пожал плечами. — Только не помнит ни хе… Простите, ничего не помнит. Амнезия.

— Что, вообще ничего?

— Даже имя свое не помнит, — подтвердил доктор. — Так что напрасно время потратите. Такое бывает при травме головы.

— А со временем? Память восстановится?

— А со временем, — ответил доктор, передразнивая мою интонацию, — надо будет гроб заказывать. Или дом хроников. Башка — она дело тонкое.

— Напишите мне здесь, пожалуйста, что с потерпевшим можно проводить следственные действия. — Я протянула доктору запрос на прокуратурском бланке.

Он перевернул его, взял у меня шариковую ручку и расписался под врачебным разрешением на допрос.

— Спасибо. Доктор, а это вы его принимали?

— Ну.

— А вы не помните, в каком состоянии была его одежда?

Доктор нахмурился, вспоминая.

— Да вроде в нормальном. Чистая, даже кровью не запачкана.

— А застегнута, расстегнута?

— Ну, этого я не помню. А потом, до меня его “скорая” смотрела, они могли расстегнуть. А что, там сексуальное насилие? — Доктор впервые за все время разговора оживился.

Я пожала плечами.

— А в истории болезни не записано, в каком состоянии была одежда?

— Ну пойдемте, глянем.

Доктор вспорхнул, как бабочка, и понесся впереди меня, даже не оглянувшись на окно раздачи, откуда донесся явственный женский вздох. Я едва поспевала за ним.

В ординаторской доктор живо выхватил из пачки меддокументов историю болезни Коростелева и просмотрел записи приемного покоя, после чего протянул историю мне.

— Нет, про состояние одежды ничего нет, — констатировал он с сожалением, пока я своими глазами убеждалась в этом. — Но если одежда повреждений не имела, а была просто расстегнута, могли и не отметить этого.

— Ладно, — я вернула ему историю болезни, — пойду караулить момент пробуждения.

— Если все-таки хотите его допросить, — крикнул доктор мне вслед, — советую сегодня без протокола не уходить. Завтра может быть поздно…

В палате шепотом балагурил Кужеров. Жена потерпевшего вежливо слушала его, но выражение ее лица было по-прежнему грустным, и она по-прежнему не выпускала руки мужа из своей. Муж ее лежал в той же позе, но капельница уже была убрана. Поскольку он так и не проснулся, я решила не тратить времени даром и допросить пока жену потерпевшего. Притулившись на табуретке рядом с ней, я пристроила протокол допроса на дежурную папку и заполнила графы данных о личности. Коростелева Ольга Васильевна, двадцати пяти лет, уроженка Приозерска, медсестра, в настоящее время не работает, адрес…

Но по существу заданных вопросов Ольга Васильевна ничего полезного для следствия не сообщила. На каждый вопрос она только распахивала свои голубые, как у Мальвины, глаза и отрицательно качала головой. С Виктором они поженились полгода назад, детей нет; жили душа в душу. Друзей близких у Виктора нет, врагов тем более. Он в прошлом году уволился с работы, поскольку завод, где он числился токарем, уже давно не функционирует. Жили на случайные заработки Виктора и на ее заработки — она еще и профессиональная массажистка, ходит по частным вызовам, в принципе им хватало. Вредных привычек у Виктора нет, пить он практически не пьет. Живут они здесь недалеко, от больницы направо и за угол. Куда муж шел сегодня, она ума не приложит. Может, какой заказ получил — он в последнее время ремонтировал стиральные машины, платили неплохо. Где находил заказчиков? Она не знает, в это она не вмешивалась. Она уверена, что на Виктора напали в парадной местные наркоманы-малолетки, их полно по дворам шляется. Эта свора как налетит с каким-нибудь обрезком трубы, не отобьешься. Все это она говорила тихим мелодичным голосом, то и дело взглядывая на своего Виктора. Под конец она еле слышно попросила:

— Может быть, не надо всех этих хлопот? Виктору от этого лучше не станет. Когда в первый раз из милиции пришли, они все спрашивали, может, Витя сам упал? Вот и напишите, что сам упал, мы жаловаться не будем. А? — Она вскинула на меня свои небесно-голубые глаза.

Я вздохнула. Сколько сил тратят наши участковые и опера, склоняя неуступчивых жертв разбойных нападений к версии о причинении тяжкого вреда их здоровью в результате падения с высоты собственного роста на ровном месте! А тут, можно сказать, само в руки плывет. Странно, что Мигулько этим не воспользовался. Хотя он парень честный, на такие уловки не идет. Ну а что касается сокрытия преступлений, то мы не одиноки в своем стремлении отлакировать действительность. В Чили, стране, которую долго рекламировали, как государство военной дисциплины и высокого правопорядка, лишь тридцать процентов потерпевших от уличной преступности обращаются с заявлениями в полицию. В Индии на один зарегистрированный случай изнасилования приходится шестьдесят восемь незарегистрированных случаев. В Бразилии из ста пострадавших от разбойного нападения в полицию обращаются только тридцать девять. Про братьев-поляков и говорить нечего. По итогам международного исследования Польша заняла последнее место по количеству заявлений в полицию о совершенных правонарушениях, польская криминальная статистика в целом занижена на семьдесят процентов. Странно только, что у нас в этом конкурсе не призовое место; просто за державу обидно.

Во всех странах, не исключая и нашу, причины отказов прибегнуть к помощи полиции одинаковы: недоверие к полиции, невозможность доказать что-то с точки зрения потерпевших, страх, что преступники отомстят, обращение за помощью к кому-нибудь другому, решение проблемы собственными силами. А что здесь? Неверие в наши силы? Отсутствие доказательств?

— А вы не хотите, чтобы мы нашли преступников? Тех, кто напал на вашего мужа? — спросила я Коростелеву.

— Хочу. Но вы же не найдете. — Она отвернулась.

Рука ее мужа, лежавшая поверх одеяла, слабо шевельнулась. Мы обе посмотрели на больного; он вздохнул, и веки его дрогнули.

— Сережа, приведи доктора, быстренько. Пусть поприсутствует, Коростелев ведь расписаться не может. — Я слегка подпихнула Кужерова к двери, и он резво поскакал в ординаторскую.

— Вы не возражаете, я попробую поговорить с вашим мужем? — спросила я Ольгу. Она вяло пожала плечами:

— А если я скажу, что возражаю?

— Ольга Васильевна, поймите меня правильно: если я увижу, что беседа для него мучительна, сразу прерву ее. Но если он что-нибудь нам расскажет, это очень поможет найти преступников. Вы ведь не говорили с ним о том, как это произошло?

Она опустила глаза. У меня сердце сжималось от жалости к ней, и в то же время я не понимала, чем она меня раздражает. Хорошенькая, ухоженная, вульгарная всего лишь самую чуточку — так, чтобы нравиться еще сильнее; преданная, любящая жена, не отходящая от постели раненого мужа. Что здесь не так, почему сострадание к ней перемешивается у меня с легкой неприязнью? Я даже поймала себя на том, что сострадание-то я испытываю не к ней, а к ситуации, в которой оказалась молодая супружеская пара.

Все может кончиться тем, что он умрет, а она овдовеет. И эту ситуацию не поправит даже то, что мы найдем преступников.

Осторожно приоткрылась дверь палаты; но это был не доктор и не Кужеров. В палату заглянула немолодая женщина, тоже рыжеволосая, симпатичная. Она спросила приглушенным голосом, мягко, по-украински, выговаривая слова:



— Ну как, Олюшка?

Ольга обернулась и грустно ответила:

— Все так же, мама, — и тут же добавила, кивнув на меня: — Это следователь из прокуратуры.

Женщина бочком вошла в палату и остановилась у дверей. Типичная южная внешность, полная фигура, какое-то невыразительное платьишко с короткими рукавами и очень выразительные черные глаза.

— Ох, горюшко! — тихо вздохнула она, как бы про себя, не сводя глаз с безжизненной фигуры зятя.

Открывшаяся дверь чуть не стукнула ее, и она подалась в сторону. Это явились доктор, что-то жующий на ходу, и сопровождающий его Кужеров. Доктор деловито подошел к больному, взял его за руку и сосчитал пульс, потом что-то поправил в подключенном приборе. Потом поднял ему веко и посмотрел в зрачок.

— Ну что? — бодро спросил он больного, прожевав то, что было у него во рту, и уставясь ему в глаз. — Вот следователь тут поговорить хочет… А? Можешь?

Я, затаив дыхание, смотрела на Коростелева. И чувствовала себя слоном в посудной лавке: человек только отходит от тяжелейшей операции, глаза открыть как следует не может, а я приперлась, чтобы освежить ему впечатления, как его долбанули по голове (кстати, странно, как этот занюханный доктор успешно сделал сложную нейрохирургическую операцию). Но Коростелев открыл глаза пошире и слабым голосом проговорил:

— Могу…

Я подалась к нему, а за моей спиной доктор распорядился:

— Народцу тут многовато. Посидите, граждане, в коридоре, а? Давайте, давайте.

Краем уха я услышала возражения Ольги:

— Я хочу остаться…

Я обернулась и увидела, как Кужеров за локоток ведет к выходу упирающуюся Ольгу. Неожиданно она оттолкнула его с такой силой, что Сергей с трудом удержался на ногах, и подбежала к постели мужа.

— Ольга, — я положила руку ей на плечо, — здесь действительно много народу; это и больному тяжело. Я обещаю, что долго не задержусь, просто выясню самые важные вопросы, хорошо? А вы пока можете поговорить со своей мамой. Ладно? И доктор здесь, вы можете быть спокойны за Виктора…

Она резко оттолкнула мою руку, глаза ее зло заблестели:

— Я имею право быть рядом с мужем!

Видит Бог, мне не хотелось с ней ссориться. Разве можно ссориться с потерпевшими? И понять ее можно было — зачем нужны эти дурацкие допросы, когда муж в таком тяжелом состоянии? Только что прооперирован… Я уже склонна была разрешить ей остаться — ну, в конце концов, что такого, если жена побудет рядом с мужем во время этого разговора? За руку подержит, ему будет легче… Но тут вмешалась мать Ольги:

— Олюшка, — сказала она твердо, — пойдем, подождем в коридоре, я хоть словечком с тобой перекинусь. Пойдем, ласточка моя. — И она увела Ольгу из палаты, а я опять наклонилась к потерпевшему.

Он приоткрыл глаза и тихо, но внятно спросил:

— Кто это?

— Это ваша жена, Ольга, — сказала я, успокаивающе поглаживая его по руке. — Виктор Геннадьевич, вы помните, как вы оказались в той парадной?

— Виктор Геннадьевич? — переспросил он. — В той парадной? В какой?

— Там, где вы получили травму. Вы в больнице, вам недавно сделали операцию…

— Я понимаю, — слабым голосом сказал он. — Почему вы называете меня Виктор?

— А как вас называть?

Он помолчал и закрыл глаза. Потом, не поднимая век, проговорил:

— Не помню. Я не помню, как меня зовут.

— Вас зовут Виктор Геннадьевич Коростелев, — терпеливо подсказала я, но он чуть качнул головой из стороны в сторону, и доктор испуганно дернулся.

— Нет, — чуть погодя сказал потерпевший, — меня не так зовут.

— А как? — Я наклонилась к нему.

— Не помню. Но не Виктор.

— Хорошо. А вы помните, где живете?

— Нет, — помолчав, отозвался потерпевший. Доктор наклонился ко мне и на ухо сказал:

— Амнезия. Я же говорил, пустая трата времени.

Я повернулась к доктору и приложила палец к губам, а потом снова наклонилась к потерпевшему, решив не называть его больше по имени, чтобы не нервировать:

— Вы можете сказать, что вы делали утром, выйдя из дома, и куда пошли?

Потерпевший, не открывая глаз, прошептал:

— Н-нет, не помню.

— Вы что-нибудь помните? Можете рассказать? — Я была в отчаянии; только сейчас я увидела, как ему плохо, и мне почему-то показалось, что лучше ему не станет.

— Помню, — проговорил он. И даже голос у него слегка окреп.

— Что?! — спросили мы с доктором в один голос и почти легли на подушку рядом с потерпевшим, наклонившись к нему.

— Помню, — прошептал он, — что… Что никогда не был женат…

* * *

Из больницы мы с Кужеровым поехали на станцию “Скорой помощи”, допрашивать бригаду, доставившую потерпевшего в больницу. То, что сказал потерпевший, я даже не стала записывать в протокол; конечно, допрашивать человека через пару часов после операции было глупо и негуманно. Доктор сообразил это быстрее меня и прервал допрос. Бросив на меня ожесточенный взгляд, Ольга заняла свое место рядом с постелью мужа. Ее мать скромно присела в уголочке палаты, а мы с Кужеровым и доктором покинули помещение. В коридоре врач укоризненно покачал головой. Его укоризна явно была обращена не только ко мне, но и к себе самому. Бригаду мы застали на станции, в перерывах между выездами. Врач и фельдшер подняли нас на смех.

— Какие брюки? — издевался над нами молодой сутулый фельдшер. — Может, вам еще сказать про рисунок на трусах? Да у нас после этого Коростелева шестнадцать вызовов. Вы что думаете, мы всем пуговицы пересчитываем?

— Но когда вы вошли в парадную и увидели потерпевшего, вам ничего в глаза не бросилось? — не сдавалась я.

— Бросилось, — иронично ответил врач, — рана на голове. Мы на нее в основном внимание обращали, как это ни странно…

Несолоно хлебавши, мы отправились в обратный путь.

В парадной, откуда был доставлен в больницу несчастный Коростелев, нас ждал приятный сюрприз в виде судебно-медицинского эксперта Стеценко. Он сидел на массивном экспертном чемодане и что-то оживленно рассказывал постовому. Постовой заливался радостным смехом. Мое ухо еще с улицы уловило рифмованные строки в исполнении доктора Стеценко:


…От жизни ничего не ожидающий,

я клизмой раздражаю нерв блуждающий…

[3]


— Привет, — обернулся Стеценко на звук наших шагов. И широко улыбнулся.

— Привет, — ответила я без выражения.

Когда-то я не могла спокойно находиться в одном здании ГУВД со своим бывшим сожителем, не то что на одном месте происшествия, потом перегорела, уже не ёкало так сердце при звуке его голоса. Но моя дурацкая натура продолжала играть со мной глупые шутки: ну, балдею я от мужиков при мужском деле. Самый невзрачный и ничего не значащий может вскружить мне голову, стоит мне увидеть, как он первоклассно делает свою работу. Вот и теперь, как только Стеценко посерьезнел и, достав все необходимое из экспертной сумки, деловито занялся смывами и соскобами с пола, я в который раз убедилась, что никто больше в этом мире мне не нужен так, как он.

— Оп-па! Подержи-ка. — Сидевший на корточках Стеценко протягивал мне конвертик с соскобом кровавого следа.

Я подхватила конвертик, и он принялся за следующий соскоб.

— Как дела? — спросила я, чтобы не стоять столбом над работающим мужчиной.

— Я же говорил, ты слышала? От жизни ничего не ожидающий…

— Чьи стихи?

— Мои. Я теперь стихи пишу.

— Лирику?

— Лирическую неопсихоаналитику…

— С патологоанатомическим уклоном?

— Именно. Однострочную, в крайнем случае из двух строк. Мои стихи оказывают психотерапевтическое воздействие.

— Интересно на кого? Твои пациенты в нем уже не нуждаются.

— Зря ты так. Доброе слово и жмурику приятно. А стихи всем нравятся, потому что короткие. Слушатель не успевает устать. Кстати, как себя чувствует источник этих соскобов? Уже отмучился?

— Типун тебе на язык! Прооперировали.

— Все равно долго не протянет. Ты его допросила?

— О да!

— Получила ценные сведения?

— Угу. Ничего не помнит. Не только, как его по башке ударили, но и как его зовут. Жену родную не узнает.

— А факт женитьбы помнит? — Стеценко даже отвлекся от ковыряния в полу и с живым интересом уставился на меня.

— Нет, — вздохнула я. — Факт женитьбы из его памяти изгладился. И это при том, что жена рыдает у постели. Очень по-мужски…

— Ретроградная амнезия, — резюмировал Стеценко, наполняя второй конвертик. — В результате травмы головы утрата воспоминаний не ограничивается только периодом явно патологического состояния, но захватывает и предыдущие отрезки времени. Причем, смею заметить, ретроградная амнезия может быть защитным свойством психики — пациент забывает неприятные для него события, к коим, по всей видимости, относится и факт его женитьбы. Может быть, это для него даже более неприятно, чем удар по голове, повлекший тяжелую травму.

— Какой ты разговорчивый, — без удовольствия отметила я. — Под конец рабочего дня меня это утомляет.

— Правда, Сань, — поддержал меня Кужеров, маявшийся без дела. — Лучше стихи почитай.

— Хорошо, — без ложной скромности согласился Стеценко. — Из однострочного:

…И трупное пятно на репутации…

Кстати, ребята! А может, жена его и оприходовала? А он это понял? С чем и связана ретроградная амнезия.

— А что! Вполне! — горячо согласился оперуполномоченный Кужеров. — Я бы с женой этой поработал…

— Вот и поработай, — откликнулась я без энтузиазма.

Расследование представлялось мне совершенно бесперспективным. В моем сейфе пылилось еще с десяток подобных дел прошлых лет. По ним были проведены все необходимые оперативно-розыскные и следственные мероприятия, которые не прибавили абсолютно ничего к тому, что было написано в постановлении о возбуждении уголовного дела: “неустановленный преступник нанес удар по голове неустановленным предметом”. И даже расстегнутые на жертвах брюки увиделись мне не странным проявлением загадочного преступного умысла, а попыткой элементарно похитить чужие штаны, неудавшейся из-за того, что наверху от сквозняка хлопнула форточка и напугала разбойников.

— Мария, держи контроль. — Стеценко, во время декламации не прекращавший своей судебно-медицинской деятельности, протягивал мне контрольный смыв с участка пола, на вид не опачканного кровью.

— Спасибо. — Я засунула пакетик в дежурную папку.

— Подожди, не убирай, я надпишу, — бросил мне Стеценко, выпрямляясь.

Я безропотно отдала ему пакетик.

— Шикарную версию ты подкинул, — обдумав сказанное про амнезию, включился в разговор Кужеров. — Все в нее укладывается: баба ему изменяла. Он ее засек; она наняла кого-нибудь его прикончить, а теперь совесть замучила, на грудь ему бросается. А?

— Я тебе еще более шикарную версию подкину, — отозвался Стеценко. — У вас же, кажется, еще трое по голове стукнутых? Так вот, всех их жены заказали.

Кужеров задумался над новой версией, а я пихнула его в бок и заметила, что у меня есть версия намного завлекательней: троих предыдущих потерпевших просто перепутали с Коростелевым, на которого был заказ от жены. И только сегодня, наконец, хлопнули того, кого надо.

Несмотря на то, что у эксперта Стеценко глаза весело блестели, а я уже откровенно давилась от смеха, Кужеров совершенно серьезно сказал, что он пошел писать план оперативно-розыскных мероприятий, пока не забыл то, что мы ему тут накидали.

Постовой, на которого никто не обращал внимания, из угла смотрел на нас крайне неодобрительно, похоже, искренне не понимая, как можно глумиться над людьми, пострадавшими от разбойных нападений, и, что еще хуже, над их близкими. Я испытала мимолетное желание объяснить ему, что не над потерпевшими мы смеемся, а просто балагурим на свои профессиональные темы, но отказалась от этой мысли — сам дойдет до этого. Правда, при этом прониклась к нему симпатией в связи с его тонкой душевной организацией.

— Серега, ты хорошо подумал? — спросила я озабоченного Кужерова. — Ты хоть представил, как тебе придется отрабатывать эти версии? Одними разведопросами не обойдешься. Тебе придется точки включать на всех жен, все их связи устанавливать и проверять, да что я тебе объясняю!

— Да?! — ужаснулся недальновидный Кужеров. — Точно, тогда лучше пусть их малолетки из корыстных побуждений…

— То-то же. — Я похлопала его по плечу.

Пора было писать протокол, который в итоге уместился на двух страницах.

Придя домой, я с тоской подумала, что вкалывала без обеда весь день с утра до ночи. Но эффект от моей деятельности — нулевой. Расследование не сдвинулось с мертвой точки. Мне даже нечего предъявить прокурору, кроме двух соскобов и смыва, но про них даже постовому понятно, что это — кровь потерпевшего, и ничего полезного для следствия это не означает. Стало быть, эффект тот же — ноль целых ноль десятых.

В этом, кстати, заключается особенность следственной работы — настоящий бич для совестливых следователей. Можно весь день пробегать, как савраска без узды, с запросами в зубах и к вечеру выяснить, что в искомых учреждениях нет нужных документов; или просидеть с экспертами часов пять, обсуждая какое-нибудь нетрадиционное исследование, и под конец прийти к выводу, что назначать его не стоит. Или битый час разговаривать с долгожданным свидетелем, обнаружив в результате, что допрашивать его не о чем. Так вот, субъекты с прокуратурскими удостоверениями, на работе отбывающие номер, удовлетворенно сложат в сейф бессодержательные протоколы и отметят в своих ежедневниках, что сегодня выполнили столько-то следственных мероприятий. А совестливый следователь на вопрос прокурора, а что он сегодня сделал, стыдливо пожмет плечами. Вроде весь день работал, а не сделал ничего. Эх…

Утром, придя на работу, я выгребла из сейфа все свои четыре “глухаря” и, не дожидаясь приглашения, отправилась к прокурору.

Прокурор приветливо мне улыбнулся, сложил утреннюю газету и спросил:

— Ну что, вчера весь день псу под хвост?

— Примерно, — грустно согласилась я. — Владимир Иванович, гляньте материалы опытным глазом, а? Серия это или нет?

— А почему сразу серия? — проворчал шеф, двигая к себе дела. — Чем по голове били установлено?

Вот что меня всегда поражает в нашем начальнике — это его умение ухватить суть дела, открыв первую страницу. Некоторые зональные прокуроры все дело прочитают от корки до корки и ничего не поймут, а шеф просмотрит по диагонали, и тут же даст ценные советы или завопит, почему не сделано самое важное, и оно действительно оказывается самым важным и приведет прямо к раскрытию.

— Ну что молчите, Мария Сергеевна? Когда вам эксперты скажут, что орудие одно, тогда и приходите с серией.

— А можно, я сейчас позвоню? — Я потянулась к телефонной трубке, и шеф поставил передо мной аппарат.

Набрав номер телефона заведующего моргом, я заглянула в одно из дел, чтобы уточнить фамилию потерпевшего — Арзубов, а мне всё время хотелось назвать его Арбузовым. Завморгом ответил практически сразу.

— Юрий Юрьевич, привет, прокуратура беспокоит.

— Маша, сто лет проживешь. Как раз собирался тебе звонить. У меня тут Стеценко и Маренич, перемываем тебе косточки…

— По поводу?

— По поводу твоих ударенных.

— Ты хочешь сказать, что все наши трупы из парадных ударены одной колотушкой?

— Про все не знаю. — Юрий Юрьевич зашелестел бумагами. — Мы же только двоих вскрыли, остальные-то бедолаги живы, а?

Я подтвердила.

— Еще посмотрим, что физикотехники нам скажут, — продолжал Юра, — но мы тут сами посмотрели и кожные лоскуты, и препараты черепа. Очень характерные повреждения. Пока не можем сказать, что за орудие… Что, Саша?

Послышался приглушенный голос Стеценко.

— А-а. Вот Саша говорит, что похоже на какой-то профессиональный инструмент, геологический там, геодезический, какие еще бывают? В общем, сложной конфигурации, там и ребра, и грани, и какой-то шип. Вот за этот шип мы и зацепимся.

— Алло, Мария Сергеевна? — В трубке зазвучал голос Стеценко. — Маш, физикотехники на металлизацию проверили, все отпечатки цветные, металла в ранах полно. И спектрография одинаковая. Ты бы подъехала, а? Посмотрим вместе. Может, по орудию определимся…

— Саша, у меня другое предложение, — вдруг сказала я. — Отпустит тебя Юрий Юрьевич? Давай вместе съездим в больницу, где мой последний потерпевший, поговори с доктором, который его оперировал. Я хочу знать, какое там орудие.

Мы со Стеценко, заручившимся согласием заведующего моргом, договорились встретиться через час в метро, и я положила трубку.

— Ну что, я уже не нужен? — добродушно спросил шеф, толкая ко мне по столу кучку “глухарей”. — Вернетесь или…

— Как получится, Владимир Иванович, — пожала я плечами. — В принципе это недолго.

— А вы не торопитесь. Прогуляйтесь, погода хорошая. А то жизнь пройдет, а вам, кроме уголовных дел, вспомнить не о чем.

И шеф почти неуловимо подмигнул мне, чем привел в полное смятение. Но полностью расслабиться не дал, окликнув, когда я была уже в дверях:

— Через две недели по двум вашим взяткам заслушивание в городской.

— О-о! — Я остановилась, не оборачиваясь. — Владимир Иванович, мне не разорваться… Я же вчера по “глухарю” работала…

— Через две недели, — внушительно повторил шеф. — Счастливо прогуляться.

Зоя, сидевшая в канцелярии за компьютером, конечно, поинтересовалась, чего это я вывалилась от шефа, как пыльным мешком стукнутая. Я объяснила, что сначала дорогой шеф открытым текстом предложил мне в рабочее время погулять со Стеценко, а стоило мне размечтаться, предательски привязался с делами по взяткам. Зоя мне посочувствовала, но вид у нее был отсутствующий. Понятно, Горчаков сегодня с утра поехал в городскую прокуратуру согласовывать формулу обвинения, а в разлуке с объектом своей страсти Зоя сама не своя. Шеф уже смирился с тем, что Зоя выезжает на трупы вместе с Горчаковым в качестве верного оруженосца, таскает его дежурную папку, подшивает его дела, составляет описи и печет своему ненаглядному торты в форме сердца. Остатки засохших “сердец” доедает вся прокуратура, поскольку у Горчакова уже из ушей лезет. Тут я снимаю шляпу перед Зоей: укормить Горчакова так, чтобы он доесть не мог и с кем-то поделился, — уметь надо. Это не каждому дано.

Войдя к себе в кабинет, я аккуратно сложила дела о нападениях в парадных, засунула их обратно в сейф и достала два дела по взяткам. Раз у меня минут сорок в запасе, посмотрю, что еще можно за две недели запихать в дела, чтобы не очень больно секли на заслушивании. Я стала листать дела, но взятки не лезли в голову, мысли мои были заняты поочередно Коростелевым с черепно-мозговой травмой и предстоящей прогулкой с бывшим любовником. Странно, но первое время после нашего расставания я места себе не находила, круглосуточно смакуя те обиды, которые Сашка вольно или невольно причинил мне, и жаждала выяснения отношений. А теперь, несмотря на то, что обиды никуда не делись, мне почему-то совершенно не хочется ничего выяснять и, более того, совершенно не тянет ни к какой определенности; чем меньше точек мы с Сашкой поставим в наших отношениях, тем лучше.

Я так разволновалась, обдумывая значение доктора Стеценко в моей жизни, что через пятнадцать минут отказалась от попыток вчитаться в материалы дела, сложила папки в сейф и стала поправлять макияж и укладывать челку, добиваясь идеальной прически. Мне вдруг стало казаться, что сегодня что-то изменится между мной и Сашкой, что-то сдвинется, мы забудем про недосказанные претензии и снова будем счастливы вместе…

И когда челка была уложена неотразимейшим образом, а глаза мои засияли загадочным светом, гарантирующим доктору Стеценко несколько бессонных ночей, выяснилось, что судьба против нашего воссоединения. Зазвонил телефон.

Я сняла трубку и сразу поняла, что со Стеценко мне сегодня не увидеться. Из трубки мне в ухо заорал начальник убойного отдела Костя Мигулько:

— Маша, срочно! Машина за тобой пошла! У нас тут такое, как в кино! Такого я еще не видел! Мы киллера задержали! Давай быстрей, ждем!

Я даже не успела ничего ответить, потому что с грохотом распахнулась дверь моего кабинета и на пороге показался рувэдэшный водитель, потный и взъерошенный.

— Мария Сергеевна, по коням!

Судя по ажиотажу, с каким меня приглашали на выезд, там действительно творилось что-то из ряда вон выходящее. Водитель чуть не за руку вытащил меня из кабинета, по дороге я успела ухватить с сейфа дежурную папку, и мы понеслись с сиреной по городу.

На месте — у проходной хлебозавода, куда сотрудники РУВД ходят обедать, поскольку рабочая столовая тут по-советски обильная и дешевая, — мы были через три минуты. Еще из машины я увидела, что труп хорошо одетого мужчины лежит на проезжей части, вокруг него толпятся возбужденные опера, показывая пальцами то на стоящий поодаль джип с распахнутыми дверцами, то на проходную хлебозавода. Не увидев, однако, на месте происшествия высоких милицейских чинов, а в окрестностях — хороших глав-ковских иномарок, я порадовалась тому, что убитый, похоже, не банкир и не депутат; уже легче. Как только я вылезла из машины, ко мне подлетели сразу трое оперов во главе с Мигулько и наперебой стали посвящать меня в суть дела.

Оказалось, что Костик с двумя подчиненными сразу после утренней сходки отправились на хлебозавод подкрепиться. Движение здесь вялое, и пешеходов всегда очень мало, после того, как рабочие пройдут на смену, вокруг вообще пустынно. Подойдя к проходной, опера заметили на проезжей части одинокий джип, который подъехал к тротуару и припарковался. Из него, не торопясь, вышел хорошо одетый мужчина; но не успел он закрыть дверцу джипа и щелкнуть “сигналкой”, как из-за неработающего киоска “Роспечати” выскочил молодой человек с пистолетом в руке; он подбежал к хозяину джипа и несколько раз выстрелил в него в упор. Потерпевший упал, а убийца спортивным шагом двинулся мимо высокого забора хлебозавода.

Опера, стоявшие раскрыв рот у самой проходной, справились с потрясением и рванули за ним. Увидев преследователей, парень побежал вдоль забора к пустырю, простиравшемуся за территорией хлебозавода, а по пути швырнул свой пистолет за ограду предприятия. Это существенно прибавило операм боевого задора, поскольку оружия ни у кого из них не было, постоянным ношением руководство наших оперативников не баловало, а чтобы бежать с голым пузом за вооруженным преступником, только что продемонстрировавшим пригодность своего оружия к стрельбе, — это надо очень любить свою Родину.

Ребята показали высокий легкоатлетический класс, особенно если учесть, что они еще не пообедали, и догнали убивца, скрутив его на пустыре. Надев на него наручники, они дотащили его до проходной, откуда позвонили в РУВД и вызвали подкрепление. Когда приехала патрульная машина, туда запихали злодея и выставили пост у валявшегося на территории хлебозавода орудия убийства. Оставалось только зафиксировать имевшиеся доказательства, для чего, собственно, и была вызвана я.

Я от души похвалила славных представителей убойного отдела, отметила их оперативную реакцию и мужество, а заодно поздравила и себя: получить дело об убийстве, совершенном в присутствии свидетелей, — это уже удача; а если эти свидетели — сотрудники отдела по раскрытию умышленных убийств, о такой везухе можно только мечтать.

Поохав и воздав должное героям дня, я подошла к трупу и присела перед ним на корточки. Беглый взгляд на распростертое тело насчитал четыре входных пулевых отверстия на груди. Странно, но в голову убийца не стрелял. Я выпрямилась. Сейчас пойду гляну на задержанного — и к вещественному доказательству. Сброшенный пистолет надо бы изъять в первую очередь, а то, неровен час, что-нибудь с ним приключится. Постовой моргнет и спохватится, когда пистолета и след простынет, или какой-нибудь любопытный, не исключая и руководящих милицейских работников, начнет лапать вещдок, приговаривая: “Хорошая штучка”, да мало ли…

— Личность убитого установили? — задала я традиционный вопрос, подойдя к Мигулько.

Мигулько упивался происшедшим, живописал подробности погони перед вновь прибывшими и с трудом отвлекся на меня. Впрочем, я его не осуждала.

— А? Вот этого? — Мигулько кивнул в сторону джипа. — В машине барсетка была, там документы на имя Белоцерковского. Фотка к роже подходит.

— А кто он такой?

— А хрен его знает.

— Где документы?

— Там же, в машине. — Костик пожал плечами. — Вон, Фужеров присматривает.

— Слушай, Фужера не трожь, — взмолилась я, — кто со мной по серии пахать будет?.. Ой, Костя, — спохватилась я сразу, упомянув про серию, — меня же Сашка Стеценко ждет у метро…

— У-у, — многозначительно протянул Костя в нос, не разжимая губ, — понятно. — И скабрезно ухмыльнулся, даже забыв про собственный героический поступок.

Конечно, наша со Стеценко личная жизнь вот уже больше года покоя не давала оперативному составу милиции, прокуратуры и экспертного корпуса. Все хотели нам счастья.

— Что тебе понятно? — обиделась я. — Мы в больницу собирались к потерпевшему Коростелеву. Еще раз повторяю, Костик, хоть ты и герой дня, Фужера не трогай, он будет работать по серии. Между прочим, эксперты сказали, что орудие одно.

— Да брось ты, Маша, — Костик в упоении махнул рукой. — Ты ведь знаешь, каждое следующее убийство автоматически приостанавливает работу по предыдущему. Дались тебе эти черепно-мозговые! Лучше вот этим занимайся. Прямо кино!

— А с задержанным вы еще не говорили? — понизив голос, спросила я Костю. — Сейчас удобный момент, поговорили бы с ним, пока тепленький…

— А что с ним говорить? — простодушно удивился Костя. — Он же у нас на глазах мужика грохнул. Чего тебе еще?

Я вздохнула. Хороший парень Костик Мигулько, но не Синцов. И даже не Кораблев, на худой конец. Синцову бы в голову не пришло, что в этом происшествии все ясно. Он бы уже работал с клиентом…

— Костик, а зачем он его грохнул? Вы же сказали, выстрелил и побежал? Ни денег не взял, ни машину угнать не попытался, так?

Костик посерьезнел.

— Да, понятно, заказчик тебе нужен.

— А тебе не нужен?

— Ну ладно, ты права. Но я тебя огорчу. Этого фрукта за три минуты не расколешь. Пойдем, покажу.

Костик подвел меня к патрульной машине, у задней дверцы которой прохаживались два пэпээсовца[4] с автоматами наперевес. Один из них, уловив движение Кости, опередил его и открыл дверцу, и я сразу натолкнулась на жесткий взгляд из темноты автомобильного нутра. Задержанный сидел прямо, но довольно непринужденно. И на лице его не читалось ни страха, ни возбуждения, что было бы естественным в этой ситуации. Он смотрел невозмутимо, даже лениво. И хотя черты лица его были правильными, одет он был аккуратно и чисто, несмотря на задержание, — наверняка они с операми покатались по пустырю в момент захвата, — внешность его мне не понравилась. Вернее, не понравились выражение лица и взгляд. Он смотрел на меня холодными, жесткими глазами профессионала. И от его взгляда у меня по спине побежали мурашки.

Я не выдержала этого взгляда и, взяв Костю под руку, отошла в сторону. За моей спиной с лязгом закрылась дверца импровизированной тюрьмы.

— Да, фрукт, — подтвердила я Костины наблюдения. — Костик, будь другом, слетай к станции метро, меня там Стеценко ждет. Объясни, что мы в другой раз съездим в больницу.

— Хорошо, — согласился Костик. — Но ведь он сюда притащится, сто процентов. А?

Я пожала плечами.

— Пусть притащится. Давай, Костик, двигай к метро, а я пошла изымать пистолет. Пока его никто не свистнул в частную коллекцию.

Костик послушно двинул к метро; отчасти его покладистость объяснялась перспективой рассказать про сегодняшнее беспрецедентное происшествие свежему слушателю. А я прихватила на проходной двух тетенек в синих халатах, пахнувших хлебными корочками, и отправилась фиксировать вещественное доказательство. Костик меня заверил, что криминалист уже все отснял.

Постовой скучал возле каре из пустых ящиков, которые огораживали место приземления брошенного через забор пистолета. Тут же бродил успевший принять на грудь свидетель — грузчик, которому пистолет чуть не на голову свалился. Тетеньки, припасенные мною в качестве понятых, мягко его пожурили. Я пристроилась на одном из перевернутых ящиков и быстро настрочила протокол. А пока понятые внимательно читали его, тихо переговариваясь, я успела в том же хорошем темпе допросить свидетеля. На территории хлебозавода одуряюще пахло свежим хлебом, и этот запах казался абсолютно несовместимым ни с каким злодейством. Понимаю оперов, которые ездят сюда обедать на трамвае, несмотря на то, что рядом с РУВД есть несколько бистро и пирожковых. Войдя через проходную в царство сдобы, мягких буханок и бубликов, забываешь про страсти-мордасти современной жизни, про производственные проблемы и даже про свой преклонный возраст; вдыхаешь этот непередаваемый хлебный аромат и начинаешь любить ближних…

Подошел криминалист, успевший в ожидании изъятия вещдока перекусить в местной столовой. Оттуда он предусмотрительно прихватил коробку, ловко запаковал в нее пистолет, причем брался за него в резиновых перчатках, что, впрочем, меня совершенно не убедило в перспективе найти на нем отпечатки пальцев. За все годы моей работы такого еще не было, пальцы на оружии почему-то никогда не находились.

Сделав на коробке необходимые надписи, криминалист заверил меня в том, что по прибытии медика они вместе сделают смывы и отпечатки с ладоней, запястий, из ноздрей и ушей задержанного, для обнаружения и фиксации следов продуктов выстрела, если человек незадолго до этого применял огнестрельное оружие. Положительно, запах свежего хлеба пробуждал в людях лучшие чувства. Этот криминалист никогда не имел репутации старательного работника и обычно не дело пытал, а от дела лытал. Тем приятнее было услышать такое из его уст, без всяких понуканий с моей стороны.

С сожалением покинув территорию хлебозавода, я с коробкой под мышкой подошла к группе оперов, взиравших на расстрелянное тело. Они порадовали меня тем, что медик уже в пути, и в принципе я могу начинать описывать пейзаж.

Мы с ними обсудили, какие дела могли привести господина Белоцерковского на место расстрела и какими делами он вообще зарабатывал себе на жизнь. Пока ясности не было. За разговорами незаметно пролетело время до прибытия дежурного медика, его “карета” подкатила одновременно с Костиком Мигулько, а на хвосте Костика Мигулько, естественно, сидел хорошо знакомый всем присутствующим доктор Стеценко. С прибывшим в качестве врача-специалиста в области судебной медицины доктором Пановым они просто обнялись и расцеловались; при этом, утопая в могучих объятиях толстого, но милого Панова, Стеценко из-за его спины корчил мне рожи, изображал эротическую томность и вообще вел себя совершенно неуместно. “Тут все-таки место происшествия, — строго подумала я, — и труп лежит в крови”.

Стеценко отцепился от Панова и пошел ко мне. Я хотела высказать ему все про неподобающие манеры, но близость хлебозавода оказала свое облагораживающее воздействие. Язвить расхотелось совершенно.

— Саша, извини, пожалуйста, — проговорила я, вдыхая неотвязный аромат свежевыпеченного хлеба. — Меня выдернули на происшествие…

— Да мне Костик все рассказал, — кивнул Стеценко. — Помочь?

— А как ты мне поможешь? Да у тебя и своих дел хватает…

Стеценко наклонился к моему уху:

— Маша, твои дела важнее.

— В смысле — следовательские дела важнее экспертных? — прикинулась я дурочкой; уж очень хотелось услышать продолжение.

— В смысле — дела любимой женщины.

Услышала, теперь моя душенька довольна. Все-таки мой бывший сожитель — редкостная обаяшка, тем приятнее от него слышать такие признания. Но сейчас тратить время на любезности неприлично, и так я разрываюсь: в данной ситуации осмотр трупа и допрос задержанного одинаково неотложные вещи. Ну и что же мне предпочесть? Меня уже потряхивала знакомая нервная дрожь, сопровождающая необычные дела, интересные профессиональные ситуации. Конечно, на такого профи, как наш сегодняшний киллер, ребят из убойного отдела маловато. Синцова бы сюда, он бы его развалил от носа до позвоночника за полчаса. Но, к сожалению, реалии таковы, что Синцову тут делать нечего. Он теперь раскрывает сексуальные убийства, которые, не в пример нашим вшивым заказникам, гораздо драматичнее. А то, что я этого клиента сама не развалю, ясно с первого взгляда. Не то, чтобы я была не уверена в своих силах, просто трезво оцениваю обстановку. Есть вещи, которые не для меня. Что называется, оперу — оперово, следователю — следователево.

— Ну хочешь, я сам съезжу в больницу, поговорю с доктором? — Сашка почувствовал, что меня уже закручивает профессиональный озноб.

— Без меня доктор с тобой разговаривать не будет. Может, завтра выберемся? Ты как?

Сашка кивнул. Во время разговора я не могла отделаться от какого-то неприятного ощущения, что-то царапало мне нервы, и не выдержав, я обернулась. В окошечке патрульной машины, стоявшей за моей спиной, мелькнула тень. “Ерунда, — подумала я, — это просто мнительность”. Но поежилась. Спину мне жег взгляд из окошечка, я готова была в этом поклясться.

Прибыв на базу, в РУВД, ребята из убойного, все до единого, сначала сходили и внимательно обозрели клиента, посаженного в продавленное кресло в наиболее приличном кабинете (джентльменский жест, с учетом того, что работать в кабинете придется женщине), после чего беззастенчиво предложили мне самой разговаривать с задержанным. Все корифеи сыска сошлись на том, что колоть его бесполезно. Да особо и не нужно, поскольку доказательств даже больше, чем достаточно. Конечно, хотелось бы узнать про мотивы убийства, а также про заказчика, что, в общем, взаимосвязано, но это вопрос стратегический, вопрос будущего, долгой кропотливой работы с применением спецтехники и спецприемов.

— Ты его в камеру оформи, — строили они планы, — а там будем его слушать и анализировать.

— А вы думаете, он в камере будет говорить? — сомневалась я.

Опера пожимали плечами. А что еще они могли предложить?

Так что пришлось мне заниматься клиентом. Труп осматривать я высвистала Горчакова, вернувшегося из городской. Клиент без удовольствия, но достаточно спокойно перенес процедуру получения смывов и отпечатков; юридическое оформление этой процедуры оставили на потом, поскольку мы с задержанным отъезжали к месту допроса, а медик оставался с Горчаковым на осмотре трупа.

После короткого совещания, в ходе которого были определены тактика и стратегия расследования, а именно: я занимаюсь клиентом, а подчиненные Кости Мигулько пробивают личность потерпевшего, Костик отвел меня в кабинет, где мне предстояло работать.

Задержанного охраняли два опера, руки у него так и оставались застегнутыми сзади, а еще одной парой на ручников он был пристегнут к батарее, но даже несмотря на это, я с трудом удержалась от просьбы дать мне охрану для допроса. Со мной такого давно не бывало.

Пожалуй, за всю мою богатую следственную жизнь мне повстречались только два человека, с которыми я боялась оставаться наедине в следственном кабинете.

Но оба они были тупейшими отморозками, а у этого был вид неглупого человека. И все же от него исходила такая волна опасности, что меня не могла обмануть его расслабленная поза. Эта расслабленность была показной, на самом деле он был собран и напряжен, и его собранность лишний раз доказывала, что он использует любую, даже эфемерную возможность уйти.

— Здравствуйте, — сказала я, остановившись у двери и примериваясь, куда лучше сесть, чтобы занять, во-первых, безопасную позицию, а во-вторых, чтобы удобно было с ним общаться; если, конечно, он захочет общаться.

Охранявшие его опера даже не стали вставать, уловив мою нерешительность; судя по всему, они были не прочь поохранять клиента во время допроса. Им он, похоже, тоже не внушал доверия.

Сам клиент даже не переменил позу, только чуть шевельнулся, и опера тут же напряглись. Он приподнял тяжелые веки и посмотрел на меня снизу вверх. Потом медленно перевел взгляд на Костика и мрачно спросил:

— А что у вас, кроме бабы, других следаков нет?

Костик не нашелся, что ответить.

— С бабой разговаривать не буду, — так же мрачно продолжил задержанный, и я с трудом удержалась, чтобы не сказать ему что-нибудь вроде “а куда ты денешься”, но вовремя поняла, что он провоцирует меня именно на это, на конфликт, выводит меня из себя, и подумала, что он еще более непрост, чем кажется. Если я на это клюну, никакой полезной информации из допроса я не извлеку, допрос сведется к взаимным колкостям.

— Баба пусть идет, под мужика ляжет, — добавил убийца и внимательно посмотрел на меня, просчитывая эффект от провокации.

Я стиснула зубы. Отшутиться? Обидеться? В конце концов, пусть Горчаков его допрашивает; но ничего достойного я не придумала и промолчала.

— Да она меня боится, — протянул задержанный. — Она щас описается. — И снова, прищурившись, уперся в меня глазами.

— Отстегните его, — сказала я Косте. Костя хмыкнул.

— Маша, побыть на допросе? — спросил он тихо.

Я покачала головой:

— Не надо. Побудьте в коридоре.

— Ты уверена?

— Уверена. Ничего со мной не случится, — ответила я, краем глаза наблюдая за задержанным.

Мне показалось, или в его взгляде действительно промелькнула усмешка?

Опера не торопились отстегивать задержанного, ожидая команды начальника. Костик вопросительно посмотрел на меня, и я вынуждена была подтвердить свое решение.

— Давайте, ребята, время не ждет.

Но и после этого опера еще посомневались, и только когда Мигулько кивнул им, начали отстегивать киллера от батареи. Когда наручники были сняты, киллер положил на стол затекшие руки. Перед тем как выйти из кабинета, Мигулько посмотрел на меня и еле заметно покачал головой. А я глазами показала ему на дверь. Он пожал плечами и вышел. За ним потянулись опера, поминутно оглядываясь и проверяя, не захватил ли меня клиент в качестве заложника, пока они протискиваются между столом и сейфом. Но клиент меня не захватил, и, оглянувшись в последний раз, опера закрыли за собой дверь.

А мы с задержанным остались наедине, и, сидя напротив меня, он наблюдал, как я достаю из дежурной папки протоколы и ручку. Выражение его лица было очень неприятным, но как только закрылась дверь кабинета и за ней стихли обычные для любого милицейского коридора звуки, он изменился. И даже приветливо улыбнулся мне. Но при этом не стал казаться мне менее опасным, скорее наоборот.

— Вот теперь здравствуйте, — начал он первым. — Вы следователь?

Я машинально отметила, что, обращаясь ко мне, он употребил слово “следователь”, а не “следак”, как в присутствии оперов, и подивилась, как он преобразился. Еще минуту назад он мрачно смотрел из-под тяжелых век, и взгляд его причинял почти физическое неудобство, а сейчас он становился легким и обаятельным.

— Да, я следователь прокуратуры, Мария Сергеевна Швецова. Сейчас придет дежурный адвокат…

— Зачем? — Он широко улыбнулся и махнул рукой. — Адвокат мне не нужен.

— Вы хотите давать показания без адвоката? — удивилась я, а он улыбнулся еще шире.

— А с чего вы взяли, что я хочу давать показания? Я этого не сказал. Я хочу воспользоваться пятьдесят первой статьей[5].

— Все равно, пусть дежурный адвокат подойдет и распишется в протоколе. Я хочу зафиксировать, что вы отказались от реально предоставленного вам защитника. — Ушлые задержанные, знакомые с юридическими тонкостями, любят потом заявлять, что следствие их пытало, допрашивая без адвоката, вводило в заблуждение относительно их права на защиту, и это дезавуирует их показания, данные в ходе таких допросов.

— Зачем нам с вами адвокат? — спросил задержанный. — Лучше мы вдвоем побеседуем, — и расправил на столе руки со следами от наручников.

— Но если вы не собираетесь давать показания, нам не о чем беседовать. — Я тоже постаралась улыбнуться, но такой безмятежной улыбки, как у подследственного, у меня не вышло.

— Да найдем о чем поговорить. — И задержанный подмигнул мне. Его оскал мне страшно не понравился.

В дверь постучали. Мои нервы были так напряжены, что я вздрогнула, и клиент это заметил. В дверь просунул голову дежурный адвокат, я обратилась к задержанному с вопросом, не передумал ли он насчет участия адвоката и дачи показаний, но задержанный твердо отказался от услуг защитника. Защитник же с видимым облегчением швырнул мне на стол ордер, выписанный ему на участие в деле, как дежурному адвокату, быстро черканул свою фамилию в незаполненном еще бланке протокола и отбыл. Мы опять остались с задержанным одни.

Я положила перед собой бланк протокола, который начинался с данных о личности допрашиваемого.

— Как вас зовут? — спросила я.

Опера, естественно, обыскали его, никаких документов при нем не было, и вообще ничего не было. Ни денег, ни сигарет, ни телефонной карты. “Какие выводы?” — поинтересовалась я у Мигулько. “Либо машина его ждала за поворотом, либо лежбище рядом”.

— Петров Игорь Юрьевич, — с готовностью ответил задержанный.

— Где вы живете?

— Я не местный, приехал из другого города, хотел хату снять, не успел.

— Не местный? А вещи ваши где?

— А вещи в камере хранения на вокзале.

— И документы тоже?

— А документы у меня украли в поезде.

— А вещи на каком вокзале? Можем съездить забрать, а?

— А я забыл ячейку. А что! Вас бы так заломали, вы бы тоже все позабыли. — Задержанный на глазах преображался, лепил из себя простого деревенского парня, и довольно удачно, я бы поверила, если бы десять минут назад не наблюдала в этом кресле жесткого бойца с хорошей реакцией, плюс к тому и недюжинного психолога — вон как он со мной разделался, в шесть секунд заставил меня освободить его от наручников и выпроводить всех присутствующих.

Темп беседы между тем нарастал крещендо. Но мы еще не ссорились, просто двигались на ощупь, он в свою сторону, я в свою.

— А вокзал помните?

— Не-а.

Я даже не могла упрекнуть его в том, что он откровенно издевался, столько искренности было во взгляде и в интонации.

— Ну а приехали-то откуда?

— Да я же сказал, у меня от страха все отшибло, ничего не помню.

— А имя свое помните?

— А имя свое помню.

— А что еще про себя помните?

— А что я еще должен помнить? — простодушно удивился он.

— Зачем приехали сюда, где работали, кто ваши родственники?

— Знаете, гражданка следователь… — Он замялся, делая вид, что вспоминает, как меня зовут, хотя я понимала, что он прекрасно запомнил не только мое имя-отчество, но и фамилию. — Знаете, Мария Сергеевна, шел я себе, никого не трогал, как вдруг слышу — стреляют. Я и побежал, а за мной — трое бугаев. Ну, я и подумал, что это те, кто стрелял, хотят свидетеля убрать, я же как раз там мимо проходил, мог все видеть. А что бы вы на моем месте сделали?

— Хорошо, — терпеливо сказала я, подперев рукой подбородок. — Вы знаете, зачем у вас смывы взяли с ладоней? И с запястий?

— Смывы? А что это?

— Это вам ладони обтерли и в конвертик положили марлечку.

— Буду знать. — Он с интересом смотрел на меня.

— На этой марлечке найдут крошечные частички пороховой копоти, а может, еще и микроскопическую стружку с гильзы, и это будет означать, что вы совсем недавно стреляли. На пистолете, который вы выбросили за ограду хлебозавода, есть ваши отпечатки (это я сказала без особых угрызений — если эксперты их не найдут, это еще не значит, что их там не было).

— Та-ак. — Он, сидя напротив меня, тоже положил подбородок на сложенные руки. — И что же?

— А то, что на фоне показаний тех, кто вас задерживал, ваши сказки про “шел мимо, упал, очнулся, гипс” никого не убедят.

— Как вы сказали? — Он на секунду посерьезнел, но тут же сразу заулыбался.

— Господин Петров, — его фамилию я произнесла с изрядной долей иронии, поскольку не была убеждена, что так его звали от рождения, — глупо отпираться от очевидного.

— Тут вы правы, — легко согласился он. — А можно мне в туалет?

“Началось”, — подумала я. Почему-то я все время ждала подвоха от своего подследственного.

Я встала и выглянула в коридор. Два опера, сидевшие на скамейке у двери, сразу поднялись и вытянулись в боевой готовности.

— Отведите подозреваемого в туалет, — сказала я и добавила, понизив голос: — Только смотрите в оба.

Оба сотрудника отдела по раскрытию умышленных убийств изобразили мимикой, что предупреждать их об этом излишне в связи с огромным опытом по конвоированию киллеров в нужник для отправления естественных надобностей, а также в связи с нечеловеческой бдительностью, в силу чего никаких непредвиденностей быть не может. Я посторонилась. Один из них зашел в кабинет и ловко нацепил на задержанного наручники, сковав ему руки за спиной, а я пока пошепталась со вторым, краем глаза отмечая, что в присутствии оперов клиент снова стал жестким и угрюмым. Оперативник вытащил его из-за стола к двери и, подталкивая в спину, повел в направлении туалета. В коридоре клубился народ — на скамейках у противоположной стены сидели какие-то гопники в густых бородах, возле открытого окна, как раз напротив туалета, курил молодой парень — наверное, свидетель, вызванный в отдел. Двери в кабинеты были открыты, туда-сюда сновали сотрудники с бумагами в руках, стоял неясный гул.

Мой клиент и конвоирующий его оперативник двигались по коридору, а второй опер поотстал от них и по моей команде тихо сказал в спину киллеру:

— Игорь!..

Как я и ожидала, задержанный никак не отреагировал на оклик. Еще выходя из кабинета, он цепким взглядом охватил коридорное многолюдье. Если бы народу вокруг не было, он бы обернулся, ища, кого это позвали, просто машинально, как и девяносто девять процентов всех нормальных людей. Но в его мозгу отложилось наблюдение, что в коридоре полно мужчин, звать могли кого угодно. Конечно, это к делу не подошьешь, но я лишний раз убедилась в том, что имя Игорь для него неродное, впрочем, как и фамилия Петров.

Перед самыми дверьми туалета задержанный остановился. Я слышала, как он лениво сказал сопровождающему:

— Штаны мне ты расстегнешь?

Конвоир непонимающе дернул плечами, а задержанный для наглядности, не оборачиваясь, пошевелил руками, закованными в наручники. Да, действительно, пописать с руками за спиной ему было бы проблематично. Конвоир обернулся и кивком позвал на помощь напарника. Все трое скрылись в туалете, а я напряженно ожидала их возвращения, стоя у дверей кабинета. Что-то у меня было неспокойно на душе.

Туалет в убойном отделе представлял собой каморку с расколотым унитазом. Как они все втроем туда утолкались — для меня было загадкой, но раз уж там оказалось двое охранников, значит, они решились снять с задержанного наручники. И значит, один каким-то непостижимым образом поместился рядом с задержанным, а второй должен перекрывать собой выход. Как раз в тот момент, когда я представила себе толкотню в отхожем месте, с грохотом распахнулась дверь этого самого отхожего места, и в коридор спиной вылетел один из оперов, а прямо через него пронесся, как ягуар в прыжке, наш задержанный. И несся он к окну. Упавший на спину опер барахтался на полу, как раздавленный жук, кверху лапами; из туалета с опозданием вывалился второй опер, держась за лицо и поэтому плохо ориентируясь в пространстве.

Всю эту картинку я соединила в голове уже потом, а пока мое внимание было приковано к “Петрову”, который в три прыжка преодолел длиннющий коридор и рвался к открытому окну. По коридору, словно прибрежный ветер, пронесся всеобщий “Ах!”, и все расступились, освободив дорогу ягуару. Сейчас мне уже трудно сказать, что мной двигало, когда я рванулась за ним. Но факт остается фактом — я за ним рванулась чисто машинально, не отдавая себе отчета в том, каким образом я смогу его остановить. И когда он, оттолкнувшись от скамейки, стоявшей поперек коридора, буквально взлетел перед прыжком в окно, я успела уцепиться за его куртку. Удержать я его не удержала, но равновесие он потерял, и, вместо того, чтобы точно вписаться в оконный проем и приземлиться на ноги, он слегка кувырнулся и полетел за окно боком. А я, не устояв на ногах, со всего размаху грохнулась головой о батарею под подоконником.

Поскольку все в коридоре замерли, в наступившей тишине сначала раздался звон от моего попадания головой в батарею, а потом глухой удар за окном. И тут все рванулись к окну, около которого началась давка. Я с трудом поднялась на ноги и уклонилась от напирающей толпы. Кто-то охнул, и несколько оперов рвануло к лестнице, послышался топот ног по ступенькам. Когда пространство перед окном слегка расчистилось, я, пошатываясь, подбрела поближе и выглянула во двор. Наш задержанный, рыча, пытался встать на ноги, но это ему не удавалось, он со стоном заваливался на бок. Но даже если бы он смог двигаться, вряд ли бы ему удалось убежать, поскольку окно выходило в закрытый двор. Я увидела, как к нему подбежала целая толпа оперативников, несколько сотрудников дежурной части, два милицейских следователя, и отошла от окна.

В голове у меня звенело, хотелось прилечь. Я, даже не трогая голову, ощущала, как на лбу вздувается огромная шишка, и, не глядя в зеркало, представляла, как она наливается сине-багровыми красками. Сейчас клиента, задержанного второй раз, с триумфом приведут обратно в убойный отдел, поэтому самое время проанализировать ситуацию. И, приступив к анализу, я поначалу впала в панику, подумав, что все произошло из-за меня, из-за моей самонадеянности И амбиций, потому что я поддалась на провокацию подследственного, позволила снять с него наручники и удалила оперов с допроса. У меня заколотилось сердце и задрожали руки, но я вовремя вспомнила, что вообще-то он сбежал не с допроса, а из туалета, куда его вывели цельных два опера, да еще в наручниках, то есть крайняя — не я.

После осознания этого факта мне существенно полегчало. Только ноги не держали. Я присела на скамеечку, от которой оттолкнулся наш ягуар, и прикрыла глаза. Но тут кто-то тронул меня за плечо. Глаза пришлось открыть. Передо мной, заслоняя дневной свет, покачивался вусмерть пьяный Фужер и протягивал мне стакан воды.

Я выхватила у него стакан и жадно выпила воду. Похоже было, что перед тем Кужеров пил из этого стакана бормотуху, но не выплевывать же то, что я уже успела проглотить. Напившись, я отдала стакан Кужерову, но он не уходил. Наклонившись ко мне и чудом удерживая равновесие, он обдал меня могучей волной перегара и приложил пустой стакан к моей шишке на лбу. У меня аж слезы выступили на глазах от жалости к себе и оттого, что единственным внимательным человеком, в этом ажиотаже вспомнившем обо мне, оказался старый пьяница Кужеров.

— Ну ладно, ладно, — невнятно пробормотал Кужеров и погладил меня своей лапищей по голове. — Пойдем. — И он помог мне встать и повел в кабинет Мигулько, который хозяин оставил открытым нараспашку, выскочив во двор.

Там Фужеров по-хозяйски попытался уложить меня на горбатый диван, который Мигулько вроде бы притащил с ближайшей помойки для ночных бдений на работе. Я гордо вырвалась из железной хватки Сереги, но он не расстроился. Усадив меня в начальническое кресло за стол, Кужеров сам улегся на диван и захрапел.

А я стала ждать хозяина кабинета, размышляя над тем, где был Кужеров, когда завертелась вся эта карусель. Наверное, пока я пыталась допросить задержанного, Серега под шумок решил отпраздновать крупную удачу отдела и сбегал в магазин. А поскольку основная часть сотрудников была занята оперативным сопровождением следственных мероприятий, на долю Кужерова слишком много досталось.

Появился шумно дышащий Мигулько. Похоже, что наш клиент сломал ноги, неудачно — из-за моего вмешательства — выпрыгнув в окно. Костик рассказал, что наверх сюда тащить его нет смысла, ребята охраняют его там, надев на него для верности наручники, хотя теперь он уже никуда не убежит. Дежурка уже вызвала “скорую”.

— Ты-то как? — наконец догадался спросить он. Я махнула рукой — что, мол, обо мне.

— Протокол я написать не успела. Что теперь делать?

— Слушай, его сейчас в больницу повезут. Мы конвой дадим, ему там снимок сделают, гипс наложат, так что сегодня без протокола.

Я вздохнула:

— Костик, принеси, пожалуйста, мои причиндалы из кабинета напротив. Я хоть напишу в протоколе, что допрос прерван.

Костика, направившегося за протоколом, чуть не сбил с ног Стеценко, вихрем влетевший в кабинет. На лице его было написано такое неподдельное страдание, что я чуть не бросилась к нему на грудь с утешениями.

— Маша, что он с тобой сделал?! — закричал Стеценко.

На что проснувшийся Кужеров дал исчерпывающий ответ:

— Ты лучше спроси, что она с ним сделала. Ноги мужику переломала, инвалидом останется, — и захрапел снова.

“Вот это контроль над ситуацией”, — завистливо подумала я.

Сашка между тем гневно цыкнул на Кужерова и через секунду, развернув меня прямо с креслом лицом к свету, стал рассматривать повреждение у меня на лбу, после чего ощупал весь мой череп в поисках проломов и, не найдя их, удовлетворился тем, что подул на шишку. Переводя дыхание, он рассказывал, что поприсутствовал немного при осмотре трупа Горчаковым и Пановым и уже собирался уходить, как вдруг постовому на рацию передали, что задержанный злодей совершил покушение на оперативников и следователя и сбежал. Поэтому Сашка все бросил и помчался сюда, в РУВД. Он сказал, что уже не надеялся застать меня в живых.

Тут в кабинет к Мигулько подтянулись начальник РУВД, его заместитель по уголовному розыску и мой родной прокурор, видимо, тоже не чаявшие застать меня в живых. Стеценко от меня оттеснили, шишку на моем лбу поочередно разглядели все начальники и поохали надо мной еще почище, чем до них доктор Стеценко. А потом собрались в кучку и стали охать над собой. Еще бы: побег задержанного, получение им серьезной травмы, насилие в отношении двух оперуполномоченных, травма у следователя прокуратуры, нелицеприятные сводки, объяснения по всем инстанциям и служебные проверки как закономерное следствие всего этого. Потом они опять отвлеклись на меня и заголосили, что меня срочно нужно отправить в больницу, потому что я наверняка получила сотрясение мозга. Особенно старался начальник РУВД, видимо, намекая, что мои мозги подверглись сотрясению задолго до сегодняшнего случая. Я с трудом отбилась.

Уходивший в коридор Мигулько вернулся с известием, что приехала “скорая помощь”, а сам поскакал вниз для раздачи ценных указаний и контроля за процессом. Начальники высыпали в коридор и свесились из окна, я же не испытывала никакого желания смотреть, как оказывают помощь человеку, который из-за меня переломал кости.

Стеценко воспользовался передышкой и снова стал оказывать мне медицинскую и психотерапевтическую помощь. Заглянул Мигулько, доложил, что клиента увезли в ту самую больницу, где лежит наш потерпевший Коростелев. Сегодня его допрашивать уже все равно нельзя: в больнице ему сделают анестезию, и он, скорее всего, будет спать.

Костик заверил, что пост в больнице будет надежный, ошибок они не повторят, а я напомнила ему, что личность задержанного так и не установлена. Я рассказала, что клиент назвался Петровым Игорем Юрьевичем, но я могу поспорить на что угодно, что зовут его вовсе не так. А поскольку он всеми силами, вплоть до побега, уклонялся от раскрытия своего инкогнито, можно представить, какой у него отягощенный уголовно-правовой анамнез. Иными словами, интересно, кто и за что разыскивает нашего “Петрова”. Но единственное, что мы можем пока сделать, — это откатать ему пальчики и заслать их в информационный центр. Если его ищут в Питере или окрестностях — узнаем об этом завтра, а вот если в других городах и весях, то сбор информации затянется; и хорошо, если он засветился где-то в России. А вот если на территории бывшего Союза — то дай Бог, если нам сообщат о нем что-то интересное через пару месяцев.

— Ну что, бумаги оформляем на Петрова Игоря Юрьевича? — уточнил Мигулько, и я кивнула.

Ну не в приемник-распределитель же его совать для установления личности. Арестуем как Петрова, и в ходе следствия будем устанавливать его подлинное имя.

— Мария Сергеевна, а вы — домой, — не терпящим возражений тоном сказал прокурор. По-моему, он просто боялся, что я вляпаюсь еще в какие-нибудь приключения, и стремился как можно скорее увезти меня из районного управления внутренних дел, где невинных девушек подстерегает столько опасностей. — Я вас отвезу. Вместе с доктором, — добавил он, кивнув на Стеценко.

Тот прямо засветился и принялся обстоятельно объяснять прокурору, как я нуждаюсь сегодня в наблюдении опытного врача. Я не удержалась и заметила, что, слава Те, Господи, в услугах патологоанатома пока не нуждаюсь. Стеценко надулся, прокурор стал меня воспитывать, в общем, страсти закипели и продолжали кипеть по дороге домой. Шеф на прокурорской машине доставил меня до самого подъезда, из машины меня бережно извлек Стеценко и повел в парадную, поддерживая так, будто ноги сломала я, а не мой клиент. Шеф высунулся в окошко нашей “Волги” и подбадривал доктора, а когда мы уже открывали дверь парадной, спросил, не забыла ли я получить отпечатки пальцев у моих потерпевших по серии?

— Туда все равно специалист поедет брать отпечатки у злодея, пусть возьмет у последнего потерпевшего.

Я остановилась в дверях парадной:

— Владимир Иванович, а зачем нам пальцы потерпевшего? Вы думаете, мы в парадных найдем чьи-то пальцы и надо будет отграничивать?..

— Мария Сергеевна, пока дельных версий нет, надо выполнить весь комплекс необходимых мероприятий. Вот если бы мы не блуждали в потемках, то выбирали бы, что нам понадобится, а что без толку. Сделайте, мой вам совет.

— Хорошо, — согласилась я.

Дома ребенок, конечно же, играл на гитаре вместо решения задач по геометрии. И не что-нибудь играл, а “Лестницу в небо”, причем сверяясь с нотами, так что язык не повернулся сделать ему замечание.

Сашка, естественно, сразу напугал моего мальчика, рассказав, что я травмирована при задержании опасного преступника. Мой практичный сынок, после соблюдения приличий и выражения сочувствия, деловито поинтересовался, неужели я так серьезна пострадала, что ему придется самому стирать себе трусы и носки? Я заставила его понервничать, нарочно слабым голосом заявив, что не только свои, но и мои, а также скатерти и постельное белье.

Ребенок заволновался и спросил в пространство, а не поехать ли ему к бабушке, иными словами — не отсидеться ли там, пока я не обрету трудоспособность.

— Предатель, — сказала я, укладываясь на диван. — Нет, чтобы за матерью поухаживать…

— А Саша на что? — резонно возразил сыночек. — Ему больше хочется ухаживать. Ты только посмотри на него. К тому же он профессионал.

Стеценко, похоже, слегка отвык от приколов моего сыночка, потому что зарделся. Я набрала номер телефона дежурного по РУВД и передала свои пожелания относительно дактилоскопирования пациентов районной больницы. Дежурный, Слава Ромашкин, заверил меня, что все бу сделано, и предложил отправить туда Кужерова с набором для снятия отпечатков рук.

— Вот он как раз проспался и бродит тут, свеженький как огурчик. Надо срочно его занять общественно-полезным делом.

Кужеров, видимо, так соскучился по общественно-полезной деятельности, что уже через пятнадцать минут звонил в дверь моей квартиры. Увидев на кухне Сашку в переднике, он понимающе хмыкнул. Я быстро настрочила ему постановления на получение образцов следов рук, выдала бланки протоколов и отправила на задание. Уже когда он был в дверях, я спохватилась, что труп господина Белоцерковского у нас тоже нуждается в дактилоскопировании, на что Кужеров резонно заметил, что в морге трупам пальцы катать он не нанимался, там свои специалисты есть. На том и порешили.

Надеясь, что Кужеров не подведет, я распрощалась с РУВД до завтра и с наслаждением наблюдала, как вокруг суетятся Гоша и Сашка. Это зрелище стоило шишки на лбу. Стеценко приложил все свои специальные познания, чтобы завтра я не была похожа на единорога, а ребенок подал мне ужин. Сашка потом помыл посуду, а ребенок расстелил мне постель.

Пока они базарили, кто будет мне читать на ночь, я заснула.

Телефонный звонок разбудил меня ни свет ни заря. Схватив спросонья трубку, я услышала родной голос дежурного по РУВД Славы Ромашкина, который интересовался, куда и за каким дьяволом я послала опера Кужерова?

Я села в кровати, прокашлялась и машинально потрогала шишку на лбу. Голова трещала как после попойки, шишка на ощупь была больше самого черепа.

— Я его в больницу послала, лежачих дактилоскопировать Коростелева, моего потерпевшего и вчерашнего злодея, — наконец, собравшись с мыслями, ответила я.

— А как ты думаешь, сколько времени на это надо? — меланхолично спросил Ромашкин.

— А сколько сейчас?

— Да, головушку-то тебе отшибло, — посочувствовал Слава. — Седьмой час утра пошел. Извини, если разбудил.

— А что, он так и не возвращался?!

— В том-то и дело. Собственно, сам Фужер никому не нужен, просто набор пальцевый тут с фонарями ищут, дежурной группе понадобился.

— Даже не знаю, что тебе сказать, — трогая свою шишку на лбу, я вдруг испугалась, что наш задержанный злодей вчера зверски убил опера Кужерова вместе с охраной и закопал в больничном саду. — Слава, а в больнице все в порядке? Вы с охраной связь поддерживаете?

— Конечно. Там все спокойно. Постовые говорят, что опер приходил около восьми, оттуда пошел дактилоскопировать потерпевшего.

— Ничего не понимаю. Слава, если Фужер найдется, позвони, ладно?

— Ладно, будем искать.

Положив телефонную трубку, я обнаружила в постели рядом с собой доктора Стеценко, правда, под отдельным одеялом, как и подобает порядочному доктору, изнуренному оказанием пациентке медицинской помощи ночь напролет.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он, обозревая с подушки мое телесное повреждение.

— Нормально. Сашка, Кужеров куда-то пропал. Из больницы не вернулся. Ничего не понимаю.

— Ну и чего ты не понимаешь? — Он лег на бок, подсунул ладонь под щеку и залюбовался моей травмированной физиономией.

— Не понимаю, куда он делся?

— А чего тут понимать? У него вчера на лице было написано, что душа горит и просит продолжения банкета.

— Ты намекаешь, что он вместо больницы пошел в рюмочную?

— Почему? Тебе же сказали, что он дошел до больницы.

— Значит, после больницы пошел напился?

Я расстроилась. Мне сразу представилось, что Кужеров, напившись, потерял набор для дактилоскопирования, а заодно полученные отпечатки, ксиву и пистолет.

— Ну уж это не закажешь. Он большой мальчик.

Раздосадованная, я отбросила одеяло и накинула халат.

— Маша, — робко позвал Александр, не меняя позы, — ты извини, я вчера тут прилег рядом с тобой и заснул нечаянно. Я себе ничего не позволял, правда.

Я не удержалась и хмыкнула при мысли о том, что мы со Стеценко вполне целомудренно провели ночь в одной постели; в той самой, которая в свое время чуть не развалилась от наших жарких объятий. А тут — “ничего себе не позволял”…

— На сколько тебе поставить будильник?

Сашка тут же сел в постели:

— Не надо будильника, я уже встаю.

— Еще рано, двадцать минут седьмого.

— А я тебе завтрак приготовлю…

— Саша… — я присела на край кровати, — а почему ты говоришь со мной таким заискивающим тоном? Это тебе не идет.

Сашка помолчал, потом сказал:

— А я не знаю, как с тобой разговаривать. У меня все время такое чувство, что я что-то делаю не так.

Не ответив, я встала и ушла в ванную.

Умываясь и причесываясь, я анализировала свои ощущения и не могла сосредоточиться. Когда мы сели за стол, я спросила Сашку, знает ли он про моего итальянского жениха? Он кивнул с серьезным видом. Закипел электрический чайник. Сашка вскочил и стал наливать мне чай. Я с упорством маньяка продолжала начатую тему. Стоя сзади меня и наливая чай, Сашка тихонько поцеловал меня в затылок.

— Ничего, что ты целуешь чужую невесту? — спросила я, замерев под его губами.

— Давненько я не целовал чужих невест, — прошептал он мне на ухо, поскольку именно в этот момент на кухню прибрел заспанный Хрюндик в смешных трусах с расцветкой британского флага. Мы с Сашкой сделали вид, что ничего более интимного, чем совместное кипячение чайника, между нами не происходит, но Хрюндика на кривой козе не объедешь.

— Целуетесь? — спросил он, зевая во весь рот. — Саша, можешь не отскакивать от мамы, я все равно сейчас в туалет пойду…

Но поскольку ребенок проснулся, обсуждать своих женихов и чужих невест было уже неприлично. Получился вполне семейный завтрак, как в старые добрые времена. Только я знала по опыту, что, выйдя со мной вместе на улицу, Стеценко исчезнет на неделю, не будет ни звонить, ни приезжать, и все нежные чувства, которые я к нему сейчас испытываю, без подогрева превратятся в пыль и досаду, под знаком “не больно-то и хотелось”.

Удивительно, как он умудряется делать все с точностью до наоборот. Может, ему кто-то недалекий насоветовал именно такую линию поведения: мол, не появляйся несколько дней, уйди в подполье, она сначала будет просто скучать, а потом вообще сгорит от желания… Перебесится и сама упадет в твои объятия, как зрелый финик. Но сам-то он прожил со мной несколько лет, уж должен немножко разбираться в том, как и на что я буду реагировать. Удивляюсь, как он находит момент скрыться в подполье именно тогда, когда я и в самом деле готова упасть ему на грудь и признаться, что не могу без него. А появляется он аккурат в ту секунду, когда я весьма убедительно себе доказала, что я без него могу и так даже лучше.

Придя в прокуратуру ни свет ни заря, я чуть не споткнулась о мирно спящего возле моего кабинета Кужерова. Но проснулся он ровно за мгновение до того, как я решила потрясти его за плечо. И поднял на меня совершенно осмысленные глаза.

— Ты где был, чудовище? — гаркнула я ему в ухо.

— Пиво пил, — искренне ответил он, совершенно не ассоциируя свой ответ с рекламой пива.

— А отпечатки взял?

— Обижаешь, начальник. — Сергей полез за пазуху и долго там шарил, пока не вытащил какой-то смятый листочек. Он расправил его, поднес к лицу, зачем-то понюхал, после чего протянул мне: — На.

— Что это?!

— Это дактилокарта, — Кужеров с трудом выговорил трудное слово, — потерпевшего твоего, Коростелева.

— А где постановление о получении образцов и протокол?

— Слушай, я тебя умоляю!..

— Ты их потерял, что ли?

— Ну вот, сразу и потерял! А как вы с Сашкой, помирились?

— Не твое дело! Ты мне зубы не заговаривай, гони протокол.

Кужеров для виду еще пошарил по карманам, после чего честно признался:

— Я забыл его написать. Ну не смотри на меня так, я щас схожу в больницу, сделаю.

— Фужер, ты меня без ножа режешь, — простонала я. — Пошли в кабинет, при мне напишешь протокол, а я кого-нибудь пошлю его подписать.

Я за шкирку подняла его и потащила в кабинет. Когда он встал, я поняла, что он намного пьянее, чем мне показалось сначала. Похоже, что он пил всю ночь.

— Фужер, миленький, ты что, развязал?! — ужаснулась я, сбросив его на стул у двери.

— Да я в порядке, — лепетал он, отворачиваясь, чтобы не дышать на меня.

— Понятно. — Я открыла сейф, бросила туда смятую дактилокарту, вытащила из стола бланк протокола получения образцов для сравнительного исследования. — На, садись пиши. Иди, иди сюда.

Кужеров с трудом поднялся и сел на мое место к столу. Я вложила в его могучую лапищу шариковую ручку, но заставить писать не смогла. Он некоторое время сидел, уставясь в протокол, потом бросил ручку, поднес мне прямо к носу свою волосатую руку с тремором и сказал:

— Нет, Машка, и не проси. Мне сейчас стакан-то не удержать, а ты хочешь, чтобы я тебе писал на бумаге. Потом.

— А почему дактилокарта одна? Я же тебя просила и у злодея взять отпечатки…

— А у злодея я не взял по объективной причине.

— По какой еще объективной причине? Ух, так бы тебе и врезала! — Я сделала вид, что замахнулась на него, и он испуганно пригнулся.

— А он, когда в окно прыгнул, руки себе разбил, у него все руки в крови запекшейся. Никак было не приложить к дактокарте… — И Фужер развел руки.

— А тебе слабо было докторов позвать, чтобы они ему ладони-то промыли?

— Ой, Маша, все равно. Все руки в ранах, ничего бы не получилось. Ну не бухти. Хочешь, я поеду с трупа отпечатки возьму?

Я по достоинству оценила героический поступок пьяного Кужерова: получать отпечатки пальцев у трупа — занятие малоприятное. Криминалистов не допросишься, не любят они это дело.

— Скажи-ка мне, чудовище, а где ты так нажрался? — спросила я со вздохом, присев перед Кужеровым на корточки.

— Ты понимаешь, Маша, — начал он мне рассказывать с эпическими нотками в голосе, — приехал я в больницу; в глотке сухо, дерет. Пришел к врачу. А у того, похоже, не лучше. Ну, мы скинулись, я даже сбегал, мне нетрудно. Вот так и посидели. А что?

— А ты пальчики Коростелеву откатал до того, как в лабаз сбегал, или после?

— Вопрос на засыпку, — пробормотал Кужеров, отводя глаза.

Я поняла, что он не помнит момента получения отпечатков. Вздохнув, я поднялась на ноги, пошла в канцелярию и достала из холодильника бутылку пива, припасенную Зоей для Горчакова в пятницу, поскольку было очень жарко, а герой-любовник всех времен и народов любит охлаждаться пивом в теплые дни. Для Горчакова пиво уже несвежее, а для Кужерова сойдет.

Фужер, застонав от благодарности, припал к бутылке, как младенец к материнской груди. Когда же он от нее оторвался, во взгляде его светилось желание немедленно на мне жениться, поскольку ему больше нечем было отплатить мне за несказанную доброту. Отдышавшись, он даже попытался выразить это желание вербально. Жену его я знала, симпатичная молчаливая женщина. Детей у них не было, она к Фужеру относилась, как к ребенку, правда, состоящему на учете в детской комнате. В принципе, и Фужер ее любил и платил ей заботой, насколько мог. Помню, один раз он мне устроил истерику, когда в субботу нужно было ехать на уличную операцию, ковать железо, пока горячо, пока клиент желал показать место убийства. А Фужер уперся рогом — не могу обеспечивать оперативное сопровождение, у жены день рождения. Как я его ни уламывала, стоял на своем, как кремень. Я ему про злодея — ведь в понедельник будет поздно, а он мне про жену: а у жены день рождения, и хоть ты тресни. Что делать? Отпустила. Выклянчила у дежурки постового, а понятых бегала искала сама.

После пивка Кужеров возродился прямо на глазах.

— Ты завтракал? — спросила я.

— Да я и не ужинал, — честно признался он.

Я налила воды в чайник, из холодильника извлекла слегка подсохшие остатки торта со взбитыми сливками и два бутерброда с семгой — все горчаковские объедки. Сервировав Кужерову завтрак, я почти с материнскими чувствами наблюдала, как он ест. Все-таки есть что-то трогательное в жующем опере, заставляющее на его фоне ощущать себя княгиней в сиротском приюте.

Наконец Сергей отставил пустую кружку и, сметя со стола крошки, отправил их в рот. Вот теперь его можно было употреблять по прямому профессиональному назначению.

— Слушай, Маша, — начал он. — Я тут немножко в нашем потерпевшем покопался. Квартиру они снимают. Соседи про них ничего сказать не могут, ведут себя тихо, незаметно.

— А почему снимают?

— Он прописан в комнате в коммуналке, я туда зашел — не приведи Господь! Коридор — метров сорок, на кухне соседей больше, чем тараканов, последний этаж без лифта. В общем, “Воронья слободка”.

— А она?

— А она вообще в Питере не прописана. Но квартиру снимала она, я с хозяйкой поговорил. Мужа этого, Коростелева, хозяйка вообще не видела, с ней девица договаривалась. Но предупредила, что будет с мужем жить. У хозяйки претензий никаких.

Я поразилась — когда только Фужер все это успел выяснить? Но он продолжал доставать из шляпы кроликов.

— Сходил я на завод, где Виктор этот работал. Там его хорошо характеризуют, говорят, парень был старательный и непьющий. Про жену его ничего не знают. Друзей на работе не было, ни с кем особых отношений не поддерживал.

— Сережка, когда ты успел?!

— Да брось, — отмахнулся он, — долго ли умеючи? Я тут накопал одну интересную штучку. Коростелев вроде был судим.

— Вроде?

— Понимаешь, пробил я его по ИЦ — сведений нет. Может, не у нас сидел? Но я в отделе кадров на заводе спросил адрес мастера из цеха, где Коростелев работал. Слетал я к нему, благо недалеко. Мастер мне много не рассказал, но упомянул, что к Коростелеву на работу как-то зашел мужик, смурного вида, и Виктор будто бы ляпнул, что это его старый кореш, вместе дневали-ночевали, так он выразился. Мастер клянется, что вид у мужика был стопроцентно зоновский. Может, кто-то “от хозяина” его по башке стукнул?

— Сережка, а зачем тот мужик приходил? Мастер не сказал?

— Вот приятно с тобой работать, Маша, в корень смотришь. Чего мастер к ним и прицепился: мужик принес детали — оружие сделать.

— Он что, при мастере подбивал Коростелева изготовить оружие?

— Мастер случайно услышал, не вытерпел и мужика выгнал.

— Где ж искать его судимость? — задумалась я. — Жена мне ничего про судимость не сказала. Конечно, если в лоб спросить, может, и скажет. А может, и сама не знает.

— Ну, я в Москву запросик уже послал, — скромно признался Кужеров.

— Молодец. И что, тот мужик больше не приходил?

— Мастер его больше не видел. Маш, я его на протокол допросил, не ругайся. У меня на работе протокол, потом мне поручение напишешь.

Я благодарно кивнула. Есть, конечно, опера, которым лучше не поручать никого допрашивать — потом со смеху умрешь, но в способностях Кужерова я не сомневалась. Допросит — любо-дорого смотреть, лучше всякого следователя. Вообще, если бы не пьянство, Кужеров давно мог бы быть начальником отдела. У него и стаж триста лет, и въедливость, и организационные способности, но, похоже, он сам не шибко хочет в начальники. Такой волк-одиночка, рыщет себе где-то, только на сходки приходит, отчитывается.

Последними трудовыми достижениями Кужеров меня вообще добил.

— Я тут еще по жене Коростелева поработал, — продолжил он между прочим. — Ну помнишь, Стеценко нам версию кинул, что жена его заказала.

— Ну?

— Ну и ничего такого не накопал. Если у нее и был любовник, сведений нету про него. С работы, из поликлиники, она ушла еще до того, как вышла замуж. Мамаша у нее с Украины, сама она из Приозерска, лет пять, как уехала оттуда. Поговорил я с операми местными, компромата никакого.

— А отец у нее жив?

— Ну да, я и про папашу спросил. Папаша ейный пропал семь годков назад.

— В каком смысле пропал?

— А вот в таком. Был и сплыл.

— И не нашли?

— И не нашли. Покопаться тут или не стоит?

— А что нам это даст?

Договорить нам не позволили. Затрезвонил телефон, и когда я сняла трубку, Кужеров инстинктивно вжал голову в плечи. Оперская интуиция и тут сработала — на том конце провода голос начальника уголовного розыска проникновенно спросил, не известно ли мне что-либо о местонахождении оперуполномоченного убойного отдела Кужерова Сергея Сергеевича. На мой контрвопрос, почему они ищут своего сотрудника у меня, начальник угрозыска так же вкрадчиво ответил, что по оперативным данным, я была последней, кто видел этого негодяя живым. И, не слушая моего ответа, предложил негодяю даже не трудиться являться лично в РУВД, а прислать по почте рапорт об увольнении вместе с похищенным набором для дактилоскопирования. Чувствовалось, что от полноценных выражений начальника удерживает только офицерская порядочность, не позволяющая трехступенчатых метафорических конструкций в беседе с дамой, даже если эта дама — тоже офицер.

— Ладно, не ругайтесь, — сказала я, разглядывая виноватого Кужерова. — У меня он, с утра пришел с докладом. Между прочим, он уже почти раскрыл последнюю черепно-мозговую, всю ночь работал, кучу сведений притащил. Вот сидим, план разрабатываем.

. Начальник, конечно, мне не поверил, но Кужерову разрешено было явиться в свое подразделение для продолжения службы, и он, ссутулившись, пошел получать свою порцию на раздаче слонов.

Не успел остыть стульчик, с которого встал Кужеров, как в кабинет ко мне влетел Горчаков, и стульчик снова оказался занят. Лешка его удобно оседлал, налил себе чайку, внимательно оглядел мой лоб и присвистнул, после чего сообщил, что вчера криминалист в ходе наружного осмотра трупа и его вещей, после визуального исследования документов убиенного господина Белоцерковского установил, что документы, скорее всего, подделаны — переклеено фото. Стали выяснять дальше и выяснили, что машина, на которой он приехал, — в угоне. Кредитные карточки, в изобилии рассыпанные в его барсетке, оформлены на разных людей, в том числе и на иностранцев. На некоторых частях тела убитого, скрытых под одеждой, имеются татуировки, свидетельствующие о пребывании в местах не столь отдаленных.

— Ну так это неплохо. Дактилоскопировать его, и установим, кто такой и где сидел, — сказала я.

— Вестимо, — отозвался Лешка, — только времени жалко. Пока личность не установим, с мотивом туговато.

— Слушай, а больше ничего не нашли при нем, что указывало бы на личность? Записных книжек не было?

— С записной книжкой фигня получилась, — признался Лешка. — У него в кармане была электронная книжка. Эксперт ее открыл, а на ней, видимо, был пароль поставлен. В общем, все данные стерлись на наших глазах.

— Да ты что! А восстановить не получится?

— Боюсь, что нет.

— Да, что-то удача от нас отвернулась.

— Машка, а что с киллером? Он-то установлен?

— Куда там! Я же сказала, не везет нам. Сплошные иксы.

— Молчит?

— Да я не успела с ним поговорить.

— Ну да, я слышал, ты его в окно выкинула.

— Ну давай ты еще надо мной поприкалывайся. А я думала, ты мне друг, — обиделась я.

— Ладно. Скажи мне, ты-то как?

— Как видишь. — С надутым видом я повернулась к нему и показала фасад шишки.

Лешка не отказал себе в удовольствии рассмотреть ее во всех ракурсах и даже поцокал языком, как узбек на рынке, предлагающий персики и сливы.

— Болит?

— Да уж. Вчера вообще голова чуть не лопнула. Даже не помню, как в постели оказалась…

— А с кем, помнишь?

— Помню, потому что он рядом лежал, когда я проснулась.

Лешка радостно захохотал.

— Ну наконец-то! С Сашки приходится.

— А почему ты считаешь, что я проснулась именно с Сашкой? — прищурилась я.

— Ну привет! А с кем же?!

— Ты что, хочешь сказать, что у меня больше шансов нету устроить свою личную жизнь? — Я сделала вид, что обиделась.

— Я хочу сказать, что я с утра забежал к криминалистам за вещдоками. Все РУВД с утра смакует, что доктор Стеценко у тебя ночевал.

— Ну, Фужер! Ну, скотина! — Я не смогла сдержать праведного негодования. — Вот сплетник! А я его еще отмазала от начальства.

— Подумаешь, ну и что особенного? Он же из лучших побуждений, он тебе добра хочет… Ладно, пойду пивка попью. — Лешка поднялся со стула. — Там еще вроде бы бутерброды оставались, мне Зоенька с семгой делала…

— Леша…

— Чего?

— Твое пиво Фужер выпил… Он с утра плохо себя чувствовал…

— Что-о?! — возопил следователь Горчаков, разглядев на полу у ножки стола пустую бутылку. — Ты напоила моим пивом Кужерова? Этого пьяницу? Этого сплетника? Эту скотину?! Небось и семгу ему скормила, чтоб он лопнул?! Ты мне больше не друг!

После того, как за бывшим другом захлопнулась дверь, я вздохнула и принялась за уборку кабинета. Насчет разрыва с Горчаковым я не особо волновалась: сейчас он пойдет поплачется Зоеньке, она его утешит как следует, наверняка у нее при себе внушительная порция свежих безе и канапе, которые скрасят боль от утраты вчерашней семги…

Только я привела рабочее пространство в порядок, на огонек заглянул шеф. Сначала он спросил, как я себя чувствую, потом поинтересовался, проявил ли ко мне Стеценко должное внимание, потом — что я намерена предпринять для установления личностей киллера и потерпевшего? Если на предыдущие вопросы я терпеливо отвечала, то на третий вопрос отреагировала, с его точки зрения, неадекватно.

— Владимир Иванович, — я постаралась придать своему голосу максимум твердости, хотя и знала, что с шефом такие штучки не проходят, — я не железная. Вы меня только за последнюю неделю делами закидали, у меня ведь четыре черепно-мозговых, у меня взятки, на заслушивании будем иметь бледный вид…

— Шантажировать не надо, — прервал меня шеф. — А кто у нас самый лучший следователь? Кто самый организованный и квалифицированный? Вон помощники по УСО[6] говорят, что в дела Швецовой приятно садиться — все исследовано до донышка, обвинительные как сказка читаются, культура следственного производства на высоте. Только на Марию Сергеевну вся надежда, — замурлыкал он, а я и растаяла, как деревенская дурочка от комплиментов гармониста. — А дело-то какое, прямо сам бы взялся, — продолжал он разливаться соловьем. — Часто ли встретишь не дилетанта-самоучку, а настоящего киллера; уж если повезет, так повезет. Доведете дело до суда, просто будете себя уважать…

— Его еще установить надо, — буркнула я, и шеф понял, что я уже готова. Можно заканчивать сеанс гипноза.

Мне иногда кажется, что он — настоящий удав. То мытьем, то катаньем, то лаской, то жестким прессингом, но он из нас веревки вьет. И ведь как все обставляет: накидает тебе работы, но так, что ты себя начинаешь считать избранником судьбы и редким везунчиком. Иногда он нас с Лешкой так разогревает, что мы с ним из-за дела бьемся, кому достанется такое счастье — впрячься в очередной воз, хотя еще пять минут назад оба кричали, что лучше сразу сдохнуть, чем получить еще и это дело себе на шею…

— Вот и поговорим, как можно установить его личность. В двенадцать у меня начальник РУВД и уголовный розыск, обсудим вчерашнее происшествие. А потом и по фигуранту определимся. Как он, кстати, из больницы не сбежит?

— У него пятки раздроблены, он ходить не может. И потом, он под капельницей.

— Я надеюсь, его дактилоскопировали? — строго, спросил шеф, и я потупилась.

— Владимир Иванович, у него руки разбиты, карта будет с дефектами. Надо подождать немного.

— Ну, вы уж не забудьте. Потерпевшего с черепно-мозговой дактилоскопировали?

— Да. — Я решила не углубляться в объяснения с кужеровской эпопеей.

— Хорошо. Приведите в порядок осмотры по всем делам с нападениями в парадных и назначьте дактилоскопию.

Весьма довольный шеф ушел, что-то весело напевая. А я опять залезла в сейф: посмотрим, что у нас с отпечатками пальцев в парадных.

Слава Богу, на первые два происшествия выезжал наш самый старательный криминалист. На милицейских следователей, проводивших осмотр, я больших надежд не возлагала, а вот эксперт этот, с кем бы он ни работал, всегда выкладывался на полную катушку, даже если розыск со следствием на два голоса его убеждали, что здесь не криминал.

Когда я начинала работать следователем, он был самым молодым экспертом у нас в районе, а сейчас это уже зубр, правда, по виду не скажешь. Всех вводят в заблуждение его хрупкое телосложение и по-детски наивный взгляд, за эти много лет он практически не изменился. Я его запомнила после того, как он, можно сказать, раскрыл убийство вопреки непрофессиональному поведению остальных членов дежурной группы. Он как-то выехал с дежурным по городу на труп в квартире. Труп обнаружила соседка по дому: проходила мимо, обратила внимание на приоткрытую дверь, не удержалась и заглянула, а там хозяин в странной позе, в коридоре, на четвереньках, и в странном виде — раздет до трусов и синий местами. А на шее — туго затянутая веревка. Следователь приуныл, поскольку рассчитывал успеть на футбол, а тут наклевывалась полнометражная работа по “глухому” убийству. Кто из медиков тогда выезжал, я уже и не помню, но по всему — какой-нибудь разгильдяй и тоже, наверное, любитель футбола. Вот они и стали на пару заниматься дедукцией. По словам соседей, от покойного недавно ушла жена. Так? Так. А где лежит труп? Правильно, аккурат под раскидистыми оленьими рогами, привинченными к стене в коридоре. Значит…

Значит, жизнь ему стала не мила, он хотел повеситься на рогах, петля затянулась на его шее, только веревка соскользнула. Придя к этому глубоко научному выводу, два разгильдяя пожали друг другу руки, и следователь произнес было заветное слово: “Оформляйте”. Они уже собираться начали, и только наш старательный эксперт-криминалист, кстати, однофамилец тогдашнего министра, Федорчук, проигнорировал их глубоко научные выводы, достал свои экспертные причиндалы и начал методично обрабатывать поверхности в квартире для выявления следов рук.

Эти двое корифеев сыска вокруг него заплясали, стали спрашивать: “Ты что, сдурел?”. Дежурный Айболит даже выразился в том смысле, что вообще-то, если следователь принимает решение уехать с места происшествия, поручив осмотр местной милиции, другим членам группы как-то неэтично игнорировать его решение. Наш молоденький Федорчук ему невозмутимо ответил, что сдурели они сами, если не видят здесь убийства. Он показал им на стол, уставленный тарелками и рюмками, причем две рюмки имели на краях следы помады. Он показал им на шкаф в комнате, дверцы которого были распахнуты, а пустые полки красноречиво указывали на похищение имущества, в нем находившегося. Наконец он снял со спины трупа волос, явно ему не принадлежащий и аккуратно опустил его в пакетик, хотя вообще-то это должен был сделать судебный медик. И все, что обнаружил, он молча сфотографировал.

Но и после этого так называемый дежурный следователь не проснулся, образно говоря. Он пошел на принцип. Находки эксперта его не убедили, он решительно заявил, что здесь самоубийство, и велел сворачиваться.

Так и списали этот труп как некриминальный, и две недели жили спокойно, пока сотрудники отдела Управления уголовного розыска, занимающегося грабежами и разбоями, не привели двух проституток, которые желали покаяться в содеянном и рассказали леденящую душу историю о том, как с потерпевшим познакомились в ресторане, где он заливал свою личную драму горячительными напитками. И после знакомства решили ехать к нему продолжать отношения. Весь фокус был в том, что вслед за ними поехали два их сутенера, которые собирались действовать по отработанной схеме: девушки распаляют клиента, а потом неожиданно провоцируют ссору. Клиент, как правило, распахивает дверь и говорит что-то вроде: “Вот Бог, а вот порог”, и девушки выходят, снимая с себя подозрения, однако в открытую дверь тут же заходят двое крепких мужчин, которые нейтрализуют клиента и грабят квартиру.

В этом случае все шло по плану, за исключением одного: потерпевший оказался крепышом, и преступники не рассчитали силу. Придушили его слишком сильно, до смерти. Но делать было нечего, они позвали девушек, терпеливо дожидавшихся в парадной, и вчетвером обнесли квартиру.

А вот когда к нам на блюдечке принесли чистосердечные признания, вот тогда побежали к эксперту Федорчуку, упали к нему в ножки и сказали: “Геноч-ка, ты был прав, не выкинул ли ты, не дай Бог, то, что понаизымал с места происшествия?” К счастью, Геночка ничего не выкинул, благодаря чему виновные были привлечены к уголовной ответственности, вина их доказана и дело передано в суд. А если бы не Геночка? Страшно подумать…

Устав разбираться в непотребном почерке следователя, производившего осмотр, я сняла телефонную трубку и позвонила Гене Федорчуку. Гена оказался на месте, добросовестно передо мной отчитался, что в обеих парадных он обработал сплошняком внутреннюю и внешнюю поверхность дверей, и стены возле трупа, но признался, что еще не принимался за исследование того, что набрал оттуда. Я его пригласила в две оставшиеся парадные — последнее место происшествия, кстати, не мешало бы и сфотографировать.

— Хорошо, — покладисто ответил Гена. — В последние дни сухо, дождя не было, может, какой материал и наберем. Когда поедем?

Я пообещала свистнуть ему, как определюсь, и пошла к шефу на совещание, туда уже подтягивались мрачные милицейские начальники. Каждый из них считал своим долгом лично осмотреть мою шишку, видимо, как главное вещественное доказательство, и высказать свои соображения о том, насколько это портит мою внешность и как же можно было быть такой дурой.

Двадцать минут ждали начальника убойного отдела Костю Мигулько. Когда задержка стала уже неприличной, начальник РУВД стал обзванивать последовательно всех оперов отдела, дежурную часть, позвонил даже Мигулько домой, после чего догадался, наконец, набрать номер сотового телефона Кости.

— Что-о?! — заревел он, услышав Костин голос. — Немедленно! Прокурор ждет!

Еще через десять минут появился смущенный Костик. Начальник РУВД показал ему из-под стола кулак. Костя заалелся, как маков цвет. Когда мы расселись за длинным столом для совещаний, Костик, устроившийся рядом со мной, тихо поведал, что аж за полчаса вышел из РУВД на совещание, пошел пешком, благо погода хорошая.

— Дай, думаю, прогуляюсь, — шептал он мне, пока начальники обсуждали организационные вопросы, — по дороге на вокзал зашел, купил пирожок, иду, жую. Смотрю — электричка, двери открыты, и все на нее бегут. Ну и я побежал. Сел в электричку, пирожок ем. Опомнился, когда Петрович мне на трубу позвонил.

Я тихонько хихикнула в кулак. Костик живет на границе города и области, домой ездит на электричке. Конечно, его ноги автоматически понесли по знакомому маршруту: раз пришел на вокзал, да еще и увидел электричку своего направления, значит, надо садиться, сработал рефлекс. Тем более мысли были заняты пирожком.

Шеф выразительно посмотрел на меня. Мы замолчали. Началось обсуждение инцидента, как любезно выразился замначальника РУВД.

— Мария Сергеевна, я слышал, что вы распорядились наручники снять с задержанного и охрану удалили. Это так? — спросил меня замполит из райуправления, нахмурив брови.

Ладно, с замполитом я разделаюсь одной левой. На меня ничего свалить не удастся. Мне только интересно, зачем замполита притащили?

— Степан Васильич, хочу вам напомнить, что наручники надеваются только в специально оговоренных законом случаях. Допрашивать человека в наручниках незаконно. И определять круг лиц, присутствующих при допросе, — прерогатива следователя. Более того, если вы помните, во время допроса никаких инцидентов не произошло.

Шеф, не дав мне договорить, пнул меня под столом ногой.

— Мария Сергеевна, Степан Васильич хочет сказать, что личность задержанного преступника диктовала особые меры предосторожности. Вы уверены в том, что, оставшись с задержанным наедине, без охраны, сняв с него наручники, вы приняли правильное решение?

— Уверена. — Я выдержала взгляд шефа.

— Зачем такая бравада?

— Владимир Иванович, разумный контакт при допросе, который позволил бы получить хоть какую-то информацию, можно было установить только таким способом. Ни в наручниках, ни в присутствии охраны задержанный не стал бы говорить.

— А зачем тебе с ним говорить? — прогремел начальник уголовного розыска. По-моему, он перед совещанием подкрепился коньячком и теперь рвался всех научить жизни.

Шеф опять пнул меня под столом. Я вдохнула и выдохнула, потом продолжила:

— Я считаю, что установить с ним контакт было крайне важно. У нас же нет никаких данных о его личности. Отсутствуют данные, позволяющие установить связь между ним и потерпевшим.

— Да там и без всякой связи доказухи полно! — снова рявкнул уголовно-розыскной начальник.

Ну вот, сначала замполит меня будет учить, как допрашивать, теперь уголовный розыск — зачем допрашивать.

“Да, — подумала я, — им всегда доказухи хватает”. Весной я приехала наместо заказного убийства, когда все милицейские начальники уже затоптали и залапали все, что возможно и невозможно. Начальник розыска повел меня на чердак, откуда стреляли, и лично продемонстрировал мне брошенный автомат, схватив его с пола и поворачивая в разные стороны. Я ему попеняла: “Зачем же он хватает вещественное доказательство, на нем ведь могут быть отпечатки пальцев, запах, наконец”. А он отмахнулся: “Да ладно, тут и так доказухи полно”. — “Какую доказуху вы имеете в виду?” — поинтересовалась я, и он гордо ответил: “А пули в трупе? Мы их к автомату „привяжем"”… Я махнула рукой и ушла с чердака, так и не задав вопроса — а как он автомат-то к подозреваемому “привяжет”?..

— В предмет доказывания входят еще и мотив действий, и взаимоотношения между участниками преступления. — Я постепенно успокоилась, так что шефу не пришлось больше размахивать ногами под столом. Но ему, похоже, тоже надоели милицейские претензии.

— Товарищи, я хочу напомнить, что побег стал возможен не по вине Марии Сергеевны, а по вине сотрудников уголовного розыска, — осторожно заметил он.

— Побег стал возможен, — вступил доселе молчавший начальник РУВД, — по вине следователя прокуратуры. Вы, — повернулся он ко мне, честно пытаясь не смотреть на мою шишку и все время соскальзывая на нее глазами, — должны были составить протокол задержания и сдать человека в изолятор временного содержания. Там, — он выдержал театральную паузу, — никакие фокусы с выпрыгиванием в окна не прошли бы.

Воцарилась тишина. Я опустила глаза. Можно было бы сказать словами Ильича, “что формально это правильно, а по существу — издевательство”. Конечно, так и полагается. Но так никто не делает. Мы привыкли к тому, что сразу после составления протокола задержания переходим к допросу. Никто не хочет заморачиваться и разбивать эти действия на несколько трудоемких этапов: процессуальное задержание с составлением протокола, объявление подозреваемому, что он водворяется в изолятор временного содержания, ожидание конвоя, оформление в ИВС, причем достаточно длительное — личный обыск, дактилоскопирование и прочее, водворение задержанного в камеру, вывод его из камеры в следственный кабинет, оформление документов на допуск в ИВС адвоката… Куда как проще и логичнее: составить протокол задержания, объявить его задержанному, допросить его с адвокатом в кабинете у опера, после чего со спокойной совестью пойти домой, оставив оперативникам документы на оформление в изолятор. Они сдадут его в ИВС, там найдут понятых для личного обыска, откатают пальцы и поместят клиента в камеру.

Если же делать все по правилам в каждом случае — а в камеру ежедневно попадают не только клиенты прокуратуры, но и милицейские подследственные, которых не в пример больше, — начальник РУВД первый взвоет. Я могла бы сейчас сказать об этом и устроить полемику. Но зачем? Я уже давно не оправдываюсь, даже если опаздываю к руководству. Просто приношу извинения, а в принципе, какая разница, из-за чего я опоздала: по семейным обстоятельствам или потому, что автобус вовремя не подошел.

К тому же формально начальник РУВД прав. Он вообще у нас большой иезуит. Пару лет назад было координационное совещание по борьбе с угонами личного автотранспорта. Он, тогда занимавший должность зама по оперработе, выслушал жалобы начальников территориальных подразделений на вал этих преступлений, захлестнувших район, их рапорта о попытках оздоровить ситуацию патрулированием, организацией общественных стоянок и прочими доморощенными средствами, потом встал и заявил, что рекомендует всем простой, но очень эффективный способ профилактики угонов: автолюбитель, поставив машину во дворе, должен перед уходом домой снять с машины стартер; вот тогда никто машину не угонит, как ни старайся. Все дружно хмыкнули: снять-то можно, а вот попробуй его утром поставь назад, особенно если торопишься на работу, особенно если погода не способствует… Но шутки шутками, а после совещания участковые всерьез ходили по квартирам и уговаривали автолюбителей снимать стартеры.

Теперь начальник РУВД достаточно ловко подставил меня, объявив главной виновницей побега. Странно, что еще не прошелся по моей варварской попытке задержать беглеца, приведшей к причинению серьезного вреда его здоровью.

Я расстроилась, прикидывая, во что мне это обойдется. С меня еще не снят выговор за оправдание по одному из прошлых дел. Если опять впаяют что-нибудь, так недолго и с работы вылететь. С трудом вернувшись из эмпиреев в кабинет прокурора, я с удивлением услышала, что боссы обсуждают возможное заключение по служебной проверке в плане ответственности собственных работников, а я уже вроде как вычеркнута из числа врагов народа. Понятно, это шеф постарался, и спасибо ему за это. Можно сказать, что мы вырвали победу из рук поражения. Деморализовав идейных противников, шеф даже умудрился выколотить из них обещание выделить оперов в бригаду по расследованию последнего убийства. Дело зашло так далеко, что начальник РУВД даже поинтересовался, не нужно ли мне чего по черепно-мозговым, и услышав, что нужно произвести осмотры мест происшествий с участием криминалиста, изъявил готовность предоставить для этого свою машину и любого эксперта, которого я пожелаю. Я, естественно, пожелала Федорчука. Выходя после совещания из прокуратуры и садясь в новенькую, ароматизированную машину начальника РУВД, я все еще недоумевала, чем Владимир Иванович так шантажнул милицейское начальство. Ладно, потом спрошу у Костика Мигулько.

Рувэдэшный водитель высадил нас с Геной возле парадной, где получил травму предпоследний потерпевший, а сам отпросился на часок домой. Мы вошли в парадную, огляделись, вытащили из ближайшей квартиры заспанного дядьку, который вернулся с ночной смены, и ангажировали его засвидетельствовать процесс изъятия следов рук. Дядька вспомнил, что у них в парадной ударили по голове человека, и пообещал свою подпись в протоколе.

— Только вы работайте, ребята, а я посплю пока. Через часок жена подойдет, она тоже распишется.

Зевая, дядька ушел к себе, а мы огляделись в парадной.

— Маша, я на тех двух осмотрах прикинул, где могут быть следы, — раздумчиво сказал Федорчук. — Двери, натурально, захватаны до безобразия — все-таки парадная. Но там же штаны были спущены с мужиков…

— Расстегнуты, — поправила я.

— Да, расстегнуты. Тела лежали возле стены, парадные везде узкие. И здесь, видишь не разгуляешься. Вот я и прикинул: злодей же нагибался к телу, значит, когда вставал, мог опереться рукой о стену.

— Логично. А в тех парадных ты смотрел, было что-нибудь на стенах?

— Ну, натурально. И в одной, и в другой стены в принципе не залапанные, это и понятно, стена не дверь, за нее хвататься нужды нет. Но и там, и сям я снял по ладони.

— Все-таки были отпечатки? — Я подпрыгнула.

— Были, — медленно кивнул Гена. — Достаточно хорошие, свеженькие. И, похоже, везде правая ладонь. Ну что, здесь посмотрим? Помнишь, где тело лежало?

Я вытащила из папки несколько листков бумаги — уголовное дело по факту причинения тяжкого вреда здоровью гражданина Селько. По показаниям врача “скорой помощи” и жильца дома, обнаружившего тело, потерпевший был найден лежавшим ногами к двери. Ударил его, по всему выходило, кто-то, кто вошел вслед за ним в парадную; он упал ничком, а нападавший потом перевернул его на спину — наверное, для того, чтобы расстегнуть брюки. По крайней мере, расположение и конфигурация мазков крови на полу парадной, еще не затоптанных до конца, позволяли сделать такой вывод.

Мы определили участок стены, вдоль которой лежало тело, и очертили воображаемые границы поверхности, которую предстояло обработать.

Гена достал фонарик, посветил на стену сбоку, что-то увидел в косопадающем свете, удовлетворенно хмыкнул и принялся за дело. Открыв свой экспертный чемодан, он долго выбирал, каким порошком воспользоваться, наконец, извлек нужный пакетик и стал методично наносить порошок на стену парадной. Я присела в стороне на ступеньку, подстелив чистый бланк протокола осмотра, и стала заполнять другой бланк, описывая, как выглядит парадная, и что и где мы ищем. Гена с кисточкой в руках сначала насвистывал, потом замолк и поинтересовался у меня:

— Как у тебя с доктором, все тип-топ?

— А что это ты спрашиваешь?

— Ну раз он у тебя ночует, значит, все тип-топ?

— Гена, уж от тебя-то я не ожидала, — простонала я. — Из моей спальни что, прямая трансляция в дежурную часть РУВД?

— Извини, я не думал, что тебе неприятен мой вопрос. Ты же знаешь, мы все за тебя переживаем.

— Мне просто интересно, как быстро распространяются сплетни в милицейской среде?

— На милицейскую среду зря грешишь, — возразил Гена, продолжая водить кисточкой по стене. — Поскольку я про этот радостный факт узнал от прокуратурского следователя Горчакова.

На это я только бессильно скрипнула зубами. И мужики еще осмеливаются что-то вякать про женское пристрастие к перемыванию косточек. На себя бы посмотрели!

Хлопнула дверь, в парадную вошла молодая женщина с ребенком на руках. Она подозрительно оглядела нас, но отважно прошла мимо. От сквозняка меня с ног до головы обсыпало излишками порошка, которым Гена припудрил стену. Я машинально провела рукой по лицу и взвыла от боли, задев свою шишку. Гена на мой вой обернулся, посерьезнел, видимо, я так от боли переменилась в лице, и, бросив свой инструмент, принялся оказывать мне помощь: достав из экспертного чемодана какой-то флакончик, брызнул из него на марлечку и аккуратно протер мне лицо.

— Что это? — спросила я, проморгавшись. — Я в жабу не превращусь?

— Наоборот, — меланхолично ответил Федорчук, — как раз превратишься в принцессу.

— Спасибо, добрый волшебник, — пробормотала я, доставая из сумки пудреницу и рассматривая, в кого же я превратилась.

— Это еще что, — успокоил меня Федорчук, внимательно наблюдавший за моими ужимками перед зеркалом. — Помнишь, был случай, когда медик на берегу реки осматривал труп не первой свежести. Залез в это гнилье по локоть, а потом перчатку резиновую содрал с руки и бросил в реку, но промахнулся и попал прямо в лицо следователю. Ему было хуже, я тебя уверяю.

— Чего тут помнить, это было практически при мне.

— Но это была не ты? — Гена прищурился, всматриваясь в мое лицо, как будто пытаясь найти на нем следы трупной гнили.

— Это была я и как раз тогда превратилась в жабу.

— Да ладно, это была не ты.

— Не я, не я.

— Слушай, — Гена не мог оторвать глаз от моей шишки, — а это задержанный тебя так приложил? Ногой, что ли?

— Нет, это я стала биться головой о батарею, когда он сбежал.

— Но его же поймали?

— Поймали, и в землю закопали, и надпись написали, — пробормотала я, переворачивая страницу протокола.

— Слушай, а он правда киллер? Профи?

— Ах, Геночка, хотела бы я это знать. Он вообще не установлен у нас. Ни имени, ни фамилии.

— А как будешь устанавливать?

— Ну как… Сначала дактилоскопируем, отпечатки зашлем в информационный центр, в Москву.

— Потом?

— Потом… — Я задумалась. — Вот была бы у нас развита генная дактилоскопия… Всего-то надо: у каждого гражданина раз в жизни взять капельку крови в банк генетических данных. Взяли, обработали, получили генную информацию, занесли в компьютер — и все дела. На месте происшествия изымаем кровь, или сперму, или волос преступника, проводим генетическое исследование, закладываем данные в компьютер — а на выходе имеем фамилию, имя-отчество и адрес.

— Вот размечталась, — фыркнул Гена. — Да у нас дактилоскопирование поголовное не могут наладить, а ты про генетику.

— Понимаешь, дактилоскопирование чревато нарушениями прав человека.

— Интересно, каким это образом? — Гена устал распылять по стене порошок, смахнул со лба пот и присел рядом на ступеньку.

— Помнишь, довольно давно у нас в Питере было несколько “глухих” изнасилований школьниц? Опера нашли парня, по приметам похожего, и его вроде бы негласно опознала одна из потерпевших. Парень, естественно, все отрицал. А других доказательств не было. Тогда добрый эксперт-криминалист пообещал помочь. Парня отвели в столовую, дали ему попить компотику, а стакан потом отнесли эксперту. Эксперт снял на пленочку отпечаток пальца подозреваемого, со стакана из-под компота, и перенес этот отпечаток на стакан, изъятый с места происшествия, которого касался преступник. А потом написал заключение экспертизы — мол, на стакане с места происшествия обнаружен след пальца руки подозреваемого.

— Ну и что?

— А то, что парень просидел месяца два под стражей, пока не выяснили, что изнасилования повторяются. Потом задержали настоящего преступника.

— А эксперт?

— Эксперта привлекли к уголовной ответственности. Оказалось, он давно так помогал операм.

— Вот сука!

— А он так и не понял, в чем провинился. Я же, говорит, хотел, чтобы преступники сидели в тюрьме, помогал правосудию. Так вот, я к тому, что с генетической информацией так сделать нельзя. Эту каплю крови ты никуда не подсунешь, да ее и вообще можно уничтожить после обработки. Остается только компьютерная информация, с помощью которой невозможно будет фальсифицировать доказательства.

— А ты представляешь, сколько это будет стоить? Генетика же дорогая экспертиза.

— Геночка, государству это будет стоить не дороже того, что я потрачу на установление личности моего киллера дедовскими методами. На запросы в разные места, на командировки, на всякие экспертизы, на судебные издержки в итоге уйдет гораздо больше денег и, что характерно, времени. А ты же знаешь, время работает на преступника и против следователя.

— Да, было бы классно, — помечтал и Гена тоже. — А отчего ж тогда не вводят всеобщую генетическую регистрацию?

— А отчего люди не летают, как птицы?

— Что, мы с тобой до этого не доживем? Я вздохнула:

— До зарплаты бы дожить. Ладно, Гена, давай заканчивать. Что там у нас получается?

— Сейчас увидим. — Он встал и подошел к обработанному порошком участку стены. — Вот она, ладошка, и довольно приличная. Сейчас я ее откопирую, и ты получишь доказательство. Ну, за неимением генетической экспертизы…

— Главное, чтобы было ее к кому приложить, эту ладошку, — заметила я.

— Тоже верно. Ну, зови понятых.

Пока разбуженный моим звонком дядечка одевался и собирал жену для подписания протокола, я поинтересовалась у Гены, не он ли исследует пистолет по вчерашнему убийству.

— Нет, Горчаков пистолет мне отдал на пальчики, я отпечатки снял, а на баллистику отправил в Экспертно-криминалистическое управление. “Беретта”, калибр 9 мм.

— А чье производство?

— Вообще это итальянский пистолет, но производится по всему миру. Есть даже наши варианты.

— А этот-то конкретно чей?

— Эта “беретточка” итальянская, правда, есть в ней одна странность… Я потом сформулирую…

— Раз она импортная, значит, когда-то ввозилась партия.

— Почему? Могли и один пистолет провезти, мало ли.

— Но это я никак не проверю. Значит, надо проверить то, что возможно проверить. Слушай, Гена, а есть где-нибудь сведения о том, когда и где изымались пистолеты такого типа? У нее же есть серийный номер, какие-то знаки принадлежности к партии?

Гена задумался.

— Не знаю точно, может, в Москве, в Экспертно-криминалистическом центре. А что, хочешь так выйти на регион, откуда твой киллер? Думаешь, он не питерский?

— А черт его знает. Надо проверять. Хорошо, если эта “беретта” где-нибудь уже засветилась, а если она чистая? Что скорее всего, поскольку он ее после убийства сразу сбросил. — Я задумалась, восстанавливая в памяти подробности поведения киллера на месте происшествия. — Хотя, может быть, и нет. Не исключено, что он пистолет сбросил вынужденно, поскольку его преследовали.

— Конечно, — согласился Гена. — А до этого он вполне мог использовать свою “беретту” на всю катушку, мочить из нее направо и налево по всей стране.

— Гена… А ты сказал, отпечатки снял?

— Да, есть там кое-что на стволе.

— Это первый случай в моей практике, когда на оружии находят отпечатки. Геночка, ты гений криминалистики, — сказала я искренне.

— Да ничего особенного, — отмахнулся Гена, — ничего бы и не было, просто он, когда выкидывал пистолет, взял его за ствол, там и наследил. Плюс очень мало времени прошло, отпечатки были свежими. Но с ними еще работать и работать, следы хреновые.

— Геночка! — Я прижала руки к груди и умоляюще посмотрела на него, только что на колени не встала.

— Да постараюсь, постараюсь, — Гена усмехнулся, — попробую там кое-что восстановить. Только зачем они тебе, там же доказухи полно.

— Много не мало. А доказательств слишком много не бывает.

Подошли понятые. Гена объяснил им, что мы тут сделали, помимо того, что загадили стену в приличном подъезде, показал дактопленку со следом ладони. Они расписались в протоколе и ушли восвояси. А мы с Геной дождались машину и совершили такой же вояж в парадную, где было нападение на Коростелева.

А по дороге я соображала: “Может, снять с киллера всю одежду и с помощью товароведов попытаться установить, в каких регионах она произведена и куплена? Нет, пустая трата времени. Это в советские времена, в условиях всеобщего дефицита и централизованной торговли можно было вычислить, что ботинки такого-то артикула, производства такой-то фабрики, были такого-то числа завезены в сельпо совхоза „Заря коммунизма", а такого-то числа проданы комбайнеру Абрамовичу. А теперь, в условиях агонии отечественной промышленности и повсеместного торжества турецкого конфекциона, ничего из одежды не выжмешь, если только это не коллекционная вещь „от кутюр", произведенная в количестве пяти экземпляров. Но киллеры наши, к сожалению, в такие вещи не одеваются. Один мой подследственный, между прочим, в быту большой франт, рассказывал, что когда он выслеживал жертву по заказу и недели две торчал в парадной заказанного господина, то специально для этого прикупил себе одежку в магазине „Турист" — кеды, штаны спортивные; как он выразился: „прикид для пэтэушника, в них только в парадной постоять да выбросить"”.

Подъезжая к последнему месту происшествия, я спросила Федорчука:

— Гена, а если и в этой парадной ладонь на стене? По-моему, это фантастика.

— Фантастика будет, если окажется, что это отпечаток одной и той же ладони. А что ты будешь делать, если они разные?

— А что я буду делать, если это ладонь одного человека? Тогда надо искать связь между всеми потерпевшими. Когда ты сможешь посмотреть?

— Тебе, конечно, надо вчера, — усмехнулся Гена. — Давай, назначай экспертизу по всем правилам, представь мне отпечатки всех потерпевших, чтобы я мог их сразу отграничить, за неделю я тебе сделаю экспертизу.

— Геночка, я умру от любопытства, — заканючила я. — Конечно, я тебе все представлю, а давай ты сразу посмотришь эти ладони? И сразу мне скажешь?

— Ну хорошо. Давай так: если сейчас найдем ладонь на стене — едем к нам в лабораторию и я смотрю эти следы при тебе.

— А если не найдем?

— Тогда ответ через неделю.

— Это не по-мужски!

— Торг здесь неуместен.

До того, как мы вошли в парадную, мне оставалось только молиться, чтобы у нужной стены не отирались местные наркоманы и влюбленные юноши не прижимали именно к ней своих Джульетт.

Стеночка предстала нашему взору в лучшем виде. Гена достал порошок и кисточку, а через полчаса подозвал меня к своему шедевру и посветил фонариком:

— Видишь?

Отпечаток ладони, безусловно, на этой стене имелся. Он был менее четкий, чем в предыдущих парадных, но, по словам Гены, вполне пригодный для идентификации. А на его профессиональное мастерство я могла рассчитывать. В прошлом году, например, он уел главковских экспертов. Я отдавала в ГУВД следы из квартиры дедушки, убитого в собственной ванной. Изымали следы два самых квалифицированных специалиста в области криминалистики, которых я вообще знала в этой жизни; целый день просидели в этой вонючей квартире и обработали ее с пола до потолка. А эксперт из главка мне после двух месяцев напряженного исследования отпечатков ответил, что пригодных для идентификации следов среди представленных вообще очень мало, а кроме того, ни одного следа хозяина среди них он не выявил. Не то, чтобы мне особенно были нужны следы хозяина, однако, получив такое заключение, я засомневалась в правильности выводов эксперта в целом. Ну не дает мне моя атеистская натура поверить в то, что одинокий полуслепой дед, передвигавшийся по квартире на ощупь, умудрился не оставить в собственном жилище ни одного своего отпечатка. И это с учетом квалификации криминалистов, работавших а месте происшествия: отпечатки брали с тех предметов, которых будешь касаться во что бы то ни стало.

Заглянув по какой-то надобности к Гене в лабораторию, я пожаловалась ему на загадочного деда, не ходившего по дому “без перчатков, чтоб не делать отпечатков”, как в старой детской загадке. Гена забрал у меня заключение, внимательно его просмотрел, сходу нашел на фототаблицах совпадения между следами, изъятыми из квартиры, и отпечатками пальцев деда, потом развернул конвертик с дактилопленками, признанными непригодными для исследования, и предложил мне порвать заключение или набить морду эксперту, поскольку утверждение о непригодности этих великолепных следов — полная лажа.

— Зачем они это делают? — в ужасе спросила я.

— Работать не хотят, — пожал плечами Гена. — Скажи спасибо, что еще пленки не испортили нарочно.

Самое смешное, что в главке не только не оценили Гениного мастерства, но и всыпали ему по первое число — мол, какое право ты имеешь поправлять экспертов главка, то есть по определению более квалифицированных специалистов. Он с трудом избежал выговора. Зато главковскому эксперту нечего было избегать, поскольку о его ответственности вопрос даже и не стоял.

А здесь, в парадной, наблюдать за Геной было одно удовольствие. Он оглядел чумазую стену с выражением лица Леонардо да Винчи, только что завершившего портрет Моны Лизы, и отлепил от стены дактилопленку.

— Ну что? Поехали? — спросила я с нетерпением.

— А обедать? — меланхолично поинтересовался Гена, упаковывая трофей.

— Геночка, какой обед! Поехали!

— Маша, а если бы я сказал — через неделю? Ты бы неделю не обедала?

— Если бы да кабы… Теряем время!

“Почему я не владею телекинезом, — в нетерпении думала я по дороге. — Раз — и усилием воли мы в лаборатории…” На машине мы добирались целую вечность. С трудом дождавшись, пока Гена откроет ключом свою комнатенку, я смахнула пыль со стола, поправила накидку на сиденье Генкиного стула, открыла форточку и включила чайник.

— Хочешь, я пока сбегаю, куплю что-нибудь перекусить?

Генка засмеялся:

— Как легко, оказывается, из тебя веревки вить, Мария! Интересно, на что ты готова ради внеочередного заключения эксперта?

— Нахал!

— Ладно, беги в магазин. Я люблю булочки с корицей.

Работал Гена не только качественно, но и быстро. К моему возвращению с мешком булочек с корицей он уже был готов рассказать мне про человека, наследившего во всех четырех парадных, где были найдены люди с травмами головы.

— Это, бесспорно, один и тот же человек. Мужчина. Крепкий, довольно высокого роста — следы примерно на одном уровне от пола и выше, чем мог бы оставить я…

— Ну слава Богу, — улыбнулась я, — тебя можно исключить из числа подозреваемых. Ну, дальше!

— А что дальше? Ручки натруженные, вон, смотри, мозоль читается.

— А еще?!

— А чего тебе еще? Фамилию сказать пока не готов.

— Геночка! Спасибо тебе большое! Ты настоящий друг!

Я расцеловала Генку в обе щеки и помчалась в прокуратуру. Мне вслед Генка крикнул:

— Ты мне пальцы потерпевших зашли, не забудь! Главное, пальцы Коростелева! Он же последний был, может, это его лапа?

Я засмеялась уже на бегу. Значит, это серия. И на всех четырех потерпевших напал один и тот же человек. Не похоже, чтобы это были следы работников милиции или “скорой помощи”. Во-первых, на все эти происшествия выезжали разные лица. Во-вторых, приехавшему на место происшествия незачем было бы подходить к телу именно с этой стороны и опираться при этом на стену. В-третьих, не так уж много народу на эти дела выезжало. Интересно, будет ли продолжение? Если на таинственного маньяка влияют лунные приливы и отливы, то, в принципе, уже пора ждать нового эпизода.

В прокуратуре меня ждала жена потерпевшего Коростелева. Когда я, запыхавшись, вбежала в коридор, она поднялась мне навстречу.

— Я без звонка… Вы меня примете?

— Конечно, проходите. — Я открыла кабинет и пропустила ее вперед. — Как Виктор Геннадьевич?

— Он умер, — сказала она, глядя на меня широко открытыми сухими глазами.

На ней была та же блестящая футболка и те же брючки, в которых я увидела ее в первый раз. Она так же, как и тогда, была тщательно накрашена и причесана.

— Боже мой! Примите мои соболезнования. Садитесь. — Я пододвинула ей стул, но она не села.

— Мария Сергеевна, мне нужно разрешение на захоронение мужа. Мне сказали, что без вашего разрешения я не могу забрать тело.

— Да, конечно. — Я села за компьютер и отстучала ей разрешение на захоронение. — В канцелярии поставьте печать.

Она взяла его в руки, прочитала и положила на краешек стола.

— Мария Сергеевна, мне нужно разрешение на кремацию.

— Ольга Васильевна, присядьте, — предложила я, но она отрицательно покачала головой:

— Я не могу, у меня очень мало времени.

— Ольга Васильевна, кремация тел людей, которые умерли в результате преступлений, не разрешается. Поймите правильно, это не я придумала.

Вот тут она заплакала, да как! Слезы лились таким потоком, что я стала подумывать о вызове врача. Но вдруг глаза ее высохли.

— Что вы хотите за такое разрешение? Ваши условия.

Такого я от нее не ожидала.

— Ольга Васильевна! Делаю скидку на ваше состояние, но больше такого не говорите. Кремация тел потерпевших от преступления не разрешается. Посидите в коридоре, я сама поставлю печать на разрешение захоронения.

Я взяла в руки документ и поднялась.

— Нет! — Она ухватилась обеими руками за стол. — Дайте разрешение на кремацию. У меня нет денег на похороны. Мне негде его хоронить. Я не хочу хоронить его на Южном кладбище, в чистом поле. Он хотел, чтобы я его кремировала…

— Ольга Васильевна! Дать вам воды? — Я налила в чашку воду из чайника и протянула ей, но она с неожиданной злостью оттолкнула мою руку, и вода пролилась на стол, чуть не залив бумагу, которую я написала для нее. Я схватила со стола разрешение и смахнула с него каплю воды.

— Простите! — Она смотрела на меня умоляющими глазами. — Давайте бумагу.

Она выхватила у меня разрешение и хлопнула дверью кабинета. Я вздохнула и стала вытирать со стола мокрое пятно, но через три минуты Ольга появилась снова.

— Мария Сергеевна, я хочу похоронить Виктора в Ивановской области, у него на родине. Нужно еще какое-то разрешение на вывоз его тела?

— Да, сейчас я напишу вам его. — Я написала разрешение на вывоз тела и протянула его Ольге.

Она, даже не поблагодарив и не попрощавшись, снова хлопнула дверью кабинета.

Только когда по коридору простучали к выходу ее каблуки, я спохватилась, что неплохо было бы допросить ее о возможной связи ее мужа с остальными потерпевшими. Выглянув, я увидела, что коридор пуст, и махнула рукой. В конце концов, сейчас она в таком состоянии, что никакого толку от допроса не будет.

Вздохнув еще раз, я взялась за телефон и обзвонила двух вдов и жену последнего оставшегося в живых потерпевшего, Селько. Выяснив, что одного из потерпевших похоронили неделю назад, а похороны второго были позавчера, и поинтересовавшись состоянием Селько, я вызвала женщин на завтра к себе, чтобы покопаться в круге общения потерпевших. Где все они могли пересечься?

Записав в календарный план время, на которое вызваны свидетели, я позвонила Кужерову. Разговаривая с ним подчеркнуто сухо, я поставила его в известность о том, что на всех местах происшествия обнаружен след руки одного и того же человека. Фужер же в разговоре со мной заискивал, униженно благодарил за отмазку от начальства и, похоже, искренне не мог понять, на что я взъелась. Ладно же, приди только, я тебе припомню сплетни!

— В общем, Сергей, я завтра всех женщин допрошу, кроме Коростелевой — она пока невменяема. А ты подключайся, будем копаться в их белье. Что-то должно быть между ними общего, где-то они должны были пересечься.

— Ага, если только ты тогда правду не сказала. Ну в смысле, что всех их грохнули по ошибке, вместо Коростелева.

— Ну да, это тоже надо учитывать. И еще, знаешь, что? Запроси Экспертно-криминалистический центр МВД — может, где-то изымались итальянские “беретты”, год выпуска узнай у наших экспертов. Из нее стрелял наш последний киллер, беглец.

— Понятно. А что, может, чего и установим.

Закончив разговор с Сергеем, я положила трубку, и тут же раздался звонок. С видимым неудовольствием я ответила:

— Алло! — поскольку под вечер очень любят звонить зональные прокуроры с какими-нибудь гадостями. А я, кстати, вспомнила, что городская еще не поинтересовалась у меня подробностями побега задержанного.

Но волновалась я зря, зональным я на фиг сдалась. Это звонила моя подруга Регина с удивительно оригинальным на сегодняшний день вопросом:

— Ну как у тебя с Александром?

— А что вдруг ты спрашиваешь?

— Да я слышала, что он тут у тебя ночевал… — небрежно бросила подруга, не имеющая никакого отношения ни к милиции, ни к прокуратуре, ни к судебно-медицинским кругам.

— Знаешь, я даже не буду спрашивать, откуда тебе это известно, — устало сказала я.

— А я тебе и не скажу. В вашей криминальной тусовке я хорошо усвоила, что сдавать свои источники — дурной тон.

— А тебя не учили, что задавать вопросы об интимной жизни — тоже не верх деликатности?

— Ну чего ты, прямо. Я же тебе добра хочу. Сегодня вечером заеду. — И не дожидаясь моего согласия, она положила трубку.

Значит, надо зайти в магазин, купить что-нибудь деликатесное для Регины. Для Хрюндика обед есть. Собравшись, я позвонила домой.

— Котенок, ты почему так долго не подходил к телефону? — начала я строго допрашивать сына, дождавшись ответа.

— Я читал.

— Похвально. Приду, посмотрю, что читал. Уроки как?

— А что им сделается?

— Пока ты за них не возьмешься, им ничего не сделается. Жабу покорми.

— Тараканы кончились, — ответствовал ребенок, по-моему, не отрываясь от книги.

— Ладно, готовься, скоро буду.

Дома я обнаружила, что дитя опять кусочничало, трескало чипсы и плавленый сыр, а читало всего лишь журнал “Плейстейшн”, а вовсе не приобщалось к сокровищнице мировой литературы. Но в общем и целом особого бардака не наблюдалось. Вечер прошел в мире и спокойствии, а когда я упихала чадо спать, пришла Регина.

Была она непривычно тиха и грустна, скромно устроилась в уголочке на кухне и стала жаловаться мне на жизнь. К ней вернулся один из ее многочисленных молодых любовников, ранее отставленный, с которым она теперь не знает, что делать.

— Конечно, нормальные бабы сказали бы — зажралась. Он парень-то неплохой, а в постели вообще сказка, на мне научился, отточил мастерство. Но кроме этого — ноль. Не работает, даже дома пыль не вытрет. Не читает, кино не смотрит. Как домашнее животное, вон, как Василиска твоя. И на улицу не выгонишь, жалко.

Я прыснула. Регина сказала это с таким жалостливым видом, что я представила ее хахаля на голубой атласной подушке с бантиком на шее. И с пушистым хвостом.

— А что ты смеешься? — продолжила она. — Парень ласковый до безумия. Все время ручки мои гладит и в глаза смотрит. Естественно, при этом я должна либо восседать, либо возлежать. А обед кто приготовит?

— А что тебе не нравится? Живите без обеда.

— Вот и живем, — вздохнула она. — Дай поесть-то чего-нибудь.

— Извини. — Я спохватилась, что, заслушавшись, ничего Регине не предложила.

— На стол не надо накрывать, вот сюда мне, на диванчик, на подносе дай что-нибудь, я погрызу.

Я накидала Регине на поднос ее любимых погрызушек — соленой соломки, сырных палочек с кунжутом, чернослива, кураги, поставила чашку с кофе, а сама села напротив и приготовилась слушать дальше.

— Вообще-то я пришла не сама поплакаться, а о тебе посплетничать. — Регина отпила кофе и стала как-то повеселее.

— А повода для сплетен нет.

— Как это нет? А Сашка у тебя ночевал?

— Ночевал.

— А спал с тобой?

— В одной постели.

— И что?

— И ничего.

— А ты ему намекала?

— Нет.

— А почему?

— Регина, что ты пристала, — рассердилась я. — Я что, должна отчитываться, почему я не сплю со Стеценко?

— Да ладно, что ты раскричалась? Я же тебе добра хочу.

— Вы все сговорились, что ли?! Прямо одними и теми же словами…

— Ну все, все, больше не буду. А что это у тебя за дуля на лбу?

— Молодец, а еще художник называется. Острый глаз. Ты только сейчас заметила?

— Ага. Что это? Сашка приревновал?

— Нет. Бандитские пули.

— А-а. У меня есть гель хороший от ушибов, от отеков. — Регина порылась в сумочке и протянула мне баночку из матового стекла с голубым гелем: — На. Помажь прямо сейчас.

— Не хочу. Потом.

— Ладно. А что у тебя с кремами? Чем ты пользуешься? — Регина не поленилась встать, сходить в ванную и обозреть мои косметические и парфюмерные возможности. — Понятно. Все это фуфло. Выкинь прямо сейчас. Иначе так и будешь делить с мужиками постель, как братик и сестричка.

Регина начала вытаскивать из сумки и расставлять на моих полочках разные элегантные флакончики.

— Вот это очень хорошее очищающее молочко. Им лицо протрешь, потом тоником.

По опыту я знала, что с ней лучше не спорить, поэтому покорно спросила:

— А умываться до молочка или после тоника?

Возникла мхатовская пауза. Затем наконец подруга обрела дар речи.

— Что-о?! Ты у-мы-ва-ешься?! — Она посмотрела на меня так, как будто я призналась ей, что ем живьем лягушек.

— Ну, в общем, да, причем с детства.

— Ты сошла с ума!

— Интересно, почему это? — Мне стало обидно. Добро бы я призналась, что с детства не знала ни воды, ни мыла…

— Да потому! Нашей водой нельзя умываться. Она ядовитая. От нее кожа с лица слезет.

— Но у меня же не слезла.

— Пока. Пока не слезла.

— Регина, брось. В моем возрасте мне уже ничего не угрожает.

— Ох, как ты заблуждаешься!

— Слушай, хватит меня стращать. Посмотри на мою кожу. По-моему, она может служить рекламой нашей воды.

Регина всмотрелась в мою кожу, сосредоточив основное внимание на шишке, потом нехотя, даже с некоторой досадой, признала:

— У тебя хорошая кожа. Но это генетически. Она генетически хорошая. Чем бы ты ее ни портила.

— Ну и хорошо.

— Ничего хорошего! — отрезала подруга. — Так до конца дней проживешь и не узнаешь, что такое приличный крем…


В сумке у Регины очень кстати зазвонил мобильный телефон.

— Да! — ответила она в трубку. — Скоро буду.

— О! — прокомментировала она, убирая телефон. — Хомячок мой звонит. Соскучился. Ручки девать некуда. Ладно, поеду, а то мосты разведут.

После отъезда Регины я прибралась, повертела в руках ее подарки в матовых стеклянных флаконах, понюхала их, но намазать на себя не решилась.

Улегшись в постель, я долго ворочалась, обдумывала то обстоятельство, что Сашка, расставшись со мной утром, так в течение дня и не позвонил. При этом я совершенно проигнорировала тот факт, что меня целый день не было на месте. Вопрос — куда бы он звонил? Сон не шел, что меня крайне раздражало, утром опять будет не встать. Пришлось подняться и выпить валерьянки.

В полвторого ночи, когда я наконец начала засыпать, раздался телефонный звонок. Звонила Регина. Сначала я испугалась, что она не успела на мосты, и хотела предложить ей переночевать у меня. Но Регина сама уже зевала, понятно было, что она в своей постели.

— Я чего забыла спросить! А как у тебя с Пьетро? — поинтересовалась она моим итальянским знакомцем, за которого я так и не решилась выйти замуж.

— Грсподи, Регина, ты звонишь ради этого?!

— Да, ворочаюсь, заснуть не могу, пока не узнаю про бедного итальянца.

— Общаемся по телефону.

— Ты ему окончательно дала от ворот поворот?

Я задумалась — окончательно или не окончательно?

— Пожалуй, нет.

— Черт! Зачем я тебе позвонила?! Теперь я точно не засну.

— Мне бы твои проблемы, — пробормотала я уже в полусне.

А утром меня разбудил не будильник, а междугородный телефонный звонок.

— Доброе утро, Мария! — произнес по-английски голос Пьетро. — Если ты еще рада меня видеть, я могу приехать на следующей неделе. О'кей?

— О'кей, Пьетро! Между прочим, ты моим подругам спать не даешь.

— Бери с них пример, — засмеялся он.

Закончив разговор, я подумала: “Вот так. Не было ни гроша, да вдруг алтын. Сразу два обожателя. Надо их с Сашкой познакомить. Пусть кто-нибудь выиграет меня в честном бою”.

* * *

С утра я послала Кужерова в больницу дактилоскопировать потерпевшего Селько. Меня мучила совесть оттого, что я этого потерпевшего еще и в глаза не видела, но по большому счету видеть его было незачем: он уже несколько дней находился в коме, доктор был допрошен, экспертизы назначены, сегодня допрошу его жену.

Вдовами и женами я занималась целый день.

Вдова самого первого потерпевшего, рабочего Мащенко, похоже, все еще продолжала поминки. От нее пахло спиртным, вид был потрепанный. Конечно, грешно было ее осуждать в такой ситуации — погиб кормилец, работавший на “Адмиралтейской верфи”, на одном из немногих предприятий, не закрывшемся в годы кризиса, где еще платили деньги. Осталось двое детей, сама она работала за гроши уборщицей в магазине. Но мне сдавалось, что попивать она начала задолго до смерти кормильца. Может, и с ним на пару.

Вдова принесла прижизненные фотографии мужа — любительские, не очень-то хорошего качества, но зато в полный рост. Я попросила у нее разрешения пока оставить эти фотографии в деле. За полтора часа допроса мы с ней прошлись по всем жизненным вехам Петра Андреевича Мащенко, вспомнили армию, куда она его провожала и откуда дождалась, перебрали армейских товарищей, а также всю родню и соседей, в том числе и по даче. Вдова клялась, что нет среди этих людей того, кто мог бы подстеречь ее Петю в парадной и стукнуть по голове. Но все равно кое-какие фамилии я внесла в отдельный список, специально для оперуполномоченного Кужерова.

Но даже если принять во внимание тех, кто когда-либо что-либо не поделил с Петром Мащенко, это никак не объясняло, почему наряду с ним пострадали еще трое мужчин.

Наконец вдова, сморкаясь, ушла. В окно я видела, как она направилась к пивному ларьку и хватанула кружечку пива.

А в мой кабинет уже входила вдова программиста Арзубова. Хоть и бросалось в глаза, что она убита горем, выглядела она просто потрясающе.

Из беседы с ней я выяснила, что муж был младше ее на девять лет, познакомились они на работе, в институте “Энергосетьпроект”. Она увела его из благополучной семьи, жили они душа в душу, детей не было. На мои вопросы, не могло ли нападение быть связано с местью его предыдущей семьи, вдова с негодованием затрясла головой. Бывшую жену покойного (детей не было и в той семье) она характеризовала в высшей степени положительно, как интеллигентную, благородную женщину, равно как и ее родственников, с которыми Арзубов до последнего времени сохранил нормальные отношения. Все они были на похоронах, и непохоже было, что кто-то затаил на него злость.

В армии Арзубов не служил, так как в институте, где он учился, была военная кафедра. Круг его общения был не так уж широк. У него было двое близких друзей, заподозрить которых может только идиот (“Надо вызвать этих друзей, — решила я. — Друзья могут знать то, чего не знает жена”). “Нет, — решительно сказала вдова, — это дело рук отмороженных малолеток. Ну кому еще придет в голову нападать в парадной на интеллигентного человека? И главное, ради чего?”

Фотографию Арзубова я тоже приобщила к делу.

Жена безработного Селько либо уже смирилась с потерей мужа, либо просто замечательно держала себя в руках. Я не заметила в ней особых признаков волнения. Когда я спросила о состоянии мужа, она довольно долго вспоминала, когда в последний раз была в больнице. Потом она тихим голосом сказала, что врачи ей сообщили о полной безнадежности больного. Повреждена кора головного мозга, полноценным человеком он уже никогда не будет, даже если выживет; а шансов не так много. Он так и не приходил в себя. Жена принесла мне маленькую фотокарточку на паспорт, где у Селько было застывшее лицо. Я по опыту знала, что на таких фотографиях люди зачастую непохожи на себя, но карточку все равно взяла. Может, пригодится.

После ухода Инны Ивановны Селько я разложила фотографии потерпевших перед собой в ряд и подвела некоторые итоги.

Во внешности потерпевших действительно наблюдалось определенное сходство: у всех рост выше среднего, светлые короткие волосы, и возраст примерно одинаков — от двадцати восьми до тридцати пяти лет, не исключая и последнего, Коростелева. Даже тип лица примерно один, но в наших широтах это весьма распространенный тип. Вот, например, давешний киллер тоже под него подходит, тоже имеет овальное симпатичное лицо с прямым носом, так что это не показатель. И тут же я поймала себя на мысли, что лицо потерпевшего Коростелева пристроить в этот ряд не могу по той причине, что не в состоянии его как следует вспомнить. Несмотря на то, что я должна была в больнице разглядеть его детально, перед глазами у меня стояли серая кожа, бритая после операции голова и чудовищные круги под глазами, вот и все. Надо будет попросить у Ольги Васильевны его фотокарточку. Я потянулась к телефону, но передумала — сегодня я вряд ли ее застану, да лучше ее и не беспокоить. Судя по тому, в каком она вчера была состоянии, еще нарвусь на истерику… Несколько дней можно подождать — она ведь повезет тело мужа в Ивановскую область, а потом вызову ее с фотографией, заодно и допрошу по связям Коростелева. Надо спросить еще про “смурного мужика” и про судимость.

Значит, так: все нападения были совершены в промежуток времени от одиннадцати утра до часу дня. Близкие не говорят о том, что у кого-то из потерпевших были враги. Конечно, это может ничего не значить, они могут умалчивать о мотивах нападений по своим соображениям, но, по крайней мере, явных недоброжелателей мы не выявили.

Что касается прошлых связей, среди которых могут крыться застарелые конфликты, — пока нам удалось нащупать только тень конфликта, без всякой надежды на то, что этот конфликт имеет какое-то отношение к нападениям. Это я про “смурного мужика”, подбивавшего Коростелева на изготовление оружия. И то эти сведения нуждаются в проверке. Мастер мог и приврать, мало ли, и просто ошибиться.

И только про одного из потерпевших — Коростелева — мы можем предполагать, что он был в прошлом судим. Если так, то оттуда могут тянуться ниточки мести или вражды. Но это тоже вилами по воде писано, пока не придет подтверждение из Главного информационного центра.

Таким образом, если в парадных орудовал не маньяк и не отмороженные малолетки, то целью нападавших, скорее всего, был кто-то один из потерпевших. Кто? Пока на эту роль напрашивается одна кандидатура — Коростелева. Но не исключено, что мы пока не знаем чего-то важного, а если копнуть других потерпевших, то найдется более подходящий вариант.

Хорошо, а если это не маньяк и не отмороженные малолетки, то зачем нападали на потерпевших? Куда пристроить расстегнутые брюки? Ничего не понимаю.

Я поднялась из-за стола и пошла развеяться к Горчакову. Лешка, давно забывший, что он вычеркнул меня из списков живущих, обрадовался, ему наверняка тоже хотелось развеяться. Он вскочил, захлопотал надо мной, не зная, в какой красный угол меня усадить.

— Что-то ты, братец, больно нервный сегодня, — заметила я.

— Что есть, то есть, — признался Горчаков. — Правильно мне говорили — меньше надо в рюмочку заглядывать.

— Колись, — засмеялась я. — Проговорился, что ли, в нетрезвом виде?

— До этого не дошло.

— Ну рассказывай…

Горчаков еще немножко повыпендривался, но, в конце концов, желание поделиться хоть с кем-нибудь взяло верх, и он рассказал про себя стыдный случай.

Не так давно жена подарила ему мобильный телефон, это я знала, поскольку Горчаков носился с ним, как с игрушкой, на радостях всем опрометчиво раздал свой номер, и прокурор вкупе с дежурной частью РУВД стали беззастенчиво этим пользоваться. Поэтому, если в неурочное время случалось какое-нибудь происшествие, все знали, кому звонить. А если телефон был выключен, значит, Горчаков дома, поскольку жена, давно подозревавшая прогулки благоверного налево, запретила выключать свой подарок до тех пор, пока супруг не переступит порог дома. Так что теперь следователь Горчаков круглосуточно был в пределах досягаемости.

Вчера Лешка весь вечер провел в РУВД, поскольку необходимость работы по установлению личности мужчины, убитого возле хлебозавода, чудесным образом совпала с присвоением очередного звания начальнику розыскного отдела. Когда в отделе кончилась водка, установление личности продолжилось в кафе напротив.

Придя домой, Лешка, не в силах раздеться и произвести гигиенические приготовления ко сну, упал на супружеское ложе прямо как был — в грязной куртке и в ботинках. Верная следовательская жена Лена добросовестно пыталась его добудиться, чтобы раздеть и уложить под одеяло, но безуспешно. Она его и трясла, и в уши орала — безрезультатно. А поскольку животное, дышащее алкоголем вперемешку с сырым луком и недожаренными котлетами, упавшее в сапогах в семейную постель, не служит стимулом к достижению семейного равновесия, Лена предприняла совершенно коварный ход: она позвонила ему на трубку.

Естественно, он сразу среагировал: глаза открыл и трубку схватил, поскольку думал, что его вызывают на работу. Тут ему было высказано много нелицеприятного, что заставило его моментально раздеться, извиниться и лечь в постель. Стесняюсь упоминать об этом, но, похоже, еще и исполнить супружеские обязанности. Я долго и безуспешно домогалась от Горчакова, по телефону ему было все высказано или лично, но этого он не сказал.

Зое он, естественно, рассказать об этом не мог, так как не хотел расстраивать ее частым упоминанием о жене, без чего этот рассказ был бы лишен красок и смысла.

Мы с ним еще обсудили Ленкино долготерпение, Зойкино благородство, мою неприкаянность, странную осведомленность всего юридического сообщества нашего района об интимных подробностях моей жизни, после чего разговор плавно перетек на установление личности гражданина, скрывавшегося под именем Белоцерковского. Выяснилось, что роковое количество водки было выпито не зря, определенные сдвиги в процессе установления личности произошли. Вернее, мы с Лешкой сошлись на том, что этот процесс начался с другого конца: мы еще не знали, кто он на самом деле, но теперь уже точно можно было сказать, что убиенный не являлся Белоцерковским.

Эксперты подтвердили, что документы подделаны, мало того, что переклеена фотография, так еще и внесены изменения в данные. Человек с такими данными, как указано в документах, в Петербурге не зарегистрирован. По месту регистрации, значившемуся в паспорте, о гражданине Белоцерковском никогда в жизни не слышали. Джип, на котором “Белоцерковский” приехал к месту своей смерти, по номерам не существует. Однако номер двигателя совпал с данными машины, угнанной три месяца назад от универмага “Московский”.

Лешка сказал, что Кужеров, принимавший вчера деятельное участие в культурно-массовой жизни РУВД, клятвенно заверил, что сегодня выдвигается прямо с утра в морг катать пальчики трупу “Белоцерковского”. Может, эксперты еще установят, какая фамилия значилась в документах до того, как они подверглись травлению.

— Не поняла, — удивилась я. — Я же его послала в больницу, мне нужны отпечатки пальцев Селько, это единственный еще живой потерпевший.

— Этот потерпевший тоже показаний не дал? — спросил Лешка.

— Куда там, — вздохнула я. — Жена сегодня была, говорит, повреждена кора головного мозга. Все, он уже растение. Но мне интересно, где Фужер…

Поскольку с утра за время, прошедшее у меня в допросах спутниц жизни потерпевших, Кужеров мог даже пешком дойти до морга и вернуться обратно, я принялась звонить ему в отдел. Но не успела я выругаться, слушая длинные гудки, как Кужеров явился в прокуратуру собственной персоной. Он помахивал папочкой с дактилокартой трупа и жаждал поведать нам о важных наблюдениях, сделанных им в последнем пристанище “Белоцерковского”.

— Понимаете, друзья, мне жмурика выкатили из холодильника на каталке, и у него рот раскрылся. Я случайно туда заглянул. У него пломба стоит зоновская.

Мы с Горчаковым переглянулись.

— Сереженька, а ты откуда знаешь, что зоновская? — спросила я, забирая у Кужерова дактилокарту, пока он ее не потерял.

— Знаю. Под Мурманском есть зона, где такие пломбы ставят. Она из специального сплава, не помню, как называется. Считается круто. Причем ее сами зеки ставят, не зубной врач, а сами умельцы, в бараке прямо. Вот так. Я на работу забежал, ШТ[7] послал туда, в эту колонию, с приметами жмурика.

— Молодец, Фужер. Можешь, если захочешь, — ласково сказала я, но Кужеров меня перебил:

— Маша, не зови меня, пожалуйста, этой дурацкой кличкой.

Я смутилась. Не ожидала, что Кужеров так болезненно реагирует на это безобидное прозвище. Хотя, если вдуматься, не такое уж безобидное. Он, похоже, сам страдает от того, что под настроение может напиться до невменяемости. Вот, оказывается, под этой суровой внешностью кроется нежное сердце. Я вспомнила, как Кужеров трогательно позаботился обо мне после неудачного побега киллера, и чуть снова не прослезилась.

— Ладно, а как насчет Селько? Ты в больнице был?

Кужеров потупился:

— Маш, не посылай меня больше в больницу. Мне так стыдно. Я тогда напился вместе с доктором, ну как я теперь туда покажусь, а?

“Так, — подумала я, — похоже, Сергей Сергеевич не только доктора споил, но еще и покуролесил в больнице. Интересно, что они там вытворяли на пару с доктором? Канкан с медсестрами танцевали? Устроили дуэль на клизмах?” А он робко продолжил:

— Мне правда неудобно. А все из-за того, что я после водки пиво пью. Как пивком залакирую, так тянет на подвиги.

— Кужеров, — я заглянула ему в глаза снизу вверх, — а давай ты дашь себе слово, что больше не будешь после водки пить пиво, а?

Кужеров помолчал, потом ответил:

— Не могу.

В глазах его, между прочим, красивых, с длинными ресницами, странных на таком грубо вытесанном лице, плескалось страдание.

— Не могу, — повторил он.

— Почему?

— Потому что тогда получится, что у меня слабая воля…

Я не нашлась, что сказать. А Кужеров, напуганный моим молчанием, стал теперь уже сам заглядывать мне в глаза.

— Маш, а Маш, — позвал он, — я же не просто больницу прогулял. Я в морг съездил. Вот пальцы привез. — Он кивнул на дактилокарту, лежащую на столе.

— Ладно, Сережа, — вздохнув, я отвернулась, чтобы не рассмеяться ему в лицо. — Схожу-ка я в больницу сама. Заодно киллера проведаю. Может, у него уже ручки зажили. Да и соскучилась я, пора его допрашивать. Но за это… — Я задумалась, что бы такое заказать отлынившему от исполнения своих обязанностей Сергею. — За это сам отправь дактилокарту в ГИЦ[8].

Кужеров согласно кивнул.

— И еще — через пару дней поинтересуйся, не приехала ли Ольга Коростелева.

— А куда она делась? — спросил Лешка.

— Она повезла мужа хоронить в Ивановскую область.

Я сбегала к себе в кабинет за делом Коростелева и, расположившись за горчаковским столом, выписала на бумажку адрес и телефон квартиры, которую снимали Коростелевы. Когда я протянула бумажку Кужерову, он глянул в нее и отрицательно покачал головой:

— У меня же есть все ее данные, я хозяйку квартиры опрашивал. Ты не помнишь, что ли?

— Ну как хочешь. — Я, пожав плечами, порвала бумажку.

Мы втроем еще немножко поболтали на темы борьбы с преступностью, попили чаю, перебравшись в мой кабинет, а через полчаса, оставшись одна, я не выдержала и набрала служебный телефон доктора Стеценко, втайне надеясь, что, несмотря на поздний час, он еще не убежал домой. Стеценко действительно был на работе и тут же снял трубку.

— Привет, — сказала я, — что нового в жанре лирической неопсихоаналитики?

— Машенька, — похоже было, что Стеценко обрадовался моему звонку, — как приятно, что ты позвонила.

— Прочтешь что-нибудь из неопубликованного? — настаивала я.

— Нет, что-то не пишется. Разве что вот:

…И гинеколог, как обычный врач…

— А стоматолог, как обычный врач? — спросила я, намекая на его прошлую специализацию.

— Я уже забыл, кто такие стоматологи и чем они занимаются, — легко ответил он. — Как ты себя чувствуешь?

— Благодаря оказанной мне медицинской помощи… Саша, а кто вскрывал Белоцерковского? Это застреленный у хлебозавода; ты, случайно, не в курсе?

— В курсе. Его вскрывала моя соседка по кабинету Маренич. Тебе ее дать?

— А она еще там? — В глубине моей души шевельнулось ревнивое чувство к соседке по кабинету: почему это они оба еще на работе, через три часа после окончания рабочего дня (доктора рано заканчивают)?

— Где-то бегает, сейчас я ее позову.

Стеценко положил трубку на стол, судя по звуку, и громко позвал Марину. Через три секунды запыхавшаяся Маренич отозвалась:

— Алло!

— Мариша, это Швецова.

— Привет! Ты по Белоцерковскому? Тебе, бедненькой, опять дело сунули? А Горчаков ваш чем занимается?

— У него своих дел полно, у него банда.

— Ага, банда и еще любовница молоденькая, секретарша ваша, Зоя, так?

— Ну-у… — протянула я, констатируя про себя, что не одна я служу объектом вселенских сплетен, Горчакову тоже досталось. В этот момент я испытала к Лешке просто родственные чувства.

— Ладно, Маш, чего ты хочешь? Заключение получишь через месяц. А так все ясно: четыре огнестрельных повреждения грудной клетки, две пули я извлекла, можешь забирать. Кровь и органы на химию, пальцы ему сегодня откатали, чего тебе еще?

— Мариночка, опиши, пожалуйста, подробно состояние зубного аппарата.

— Конечно, опишу в лучшем виде, мужик ведь неустановленный, насколько я знаю.

— Вот именно. А наш опер сегодня ему в рот заглядывал и усмотрел какие-то необычные пломбы…

— А-а, это и я заметила, что пломба грубая, из необычного материала, сплав какой-то незнакомый. Я даже с Александром консультировалась, он авторитетно заявил, что в нашей официальной стоматологии такие пломбы не применялись. А для зарубежной — работа слишком топорная, такое впечатление, что не бором обрабатывали зуб под пломбу, а стамеской.

— Да, оказывается, в зоне такие пломбы делают из щегольства.

— А что, клиент с прошлым?

— Вполне возможно. Как насчет шариков?

— Увы, Маша, ни шариков, ни кубиков. — Мы с Мариной рассмеялись, вспомнив широко известный в судебно-медицинских кругах протокол наружного осмотра трупа, произведенного молодым следователем. Он счел труп некриминальным, от услуг судебно-медицинского эксперта отказался, однако осмотр стал производить в соответствии с рекомендациями учебника по криминалистике и так старался, что осмотрел даже половой член умершего и нащупал там посторонние тела, которые модно было вшивать под кожу пениса. Правда, обычно вшивали шарики. А милиционер, сбитый с толку нетрадиционной формой этих имплантантов, записал в протоколе: “Под кожей полового члена шарики в виде кубиков”…

Мы с Мариной обсудили данные, полученные при вскрытии трупа “Белоцерковского”, и пока мы говорили, я вдруг вспомнила, что еще в глаза не видела вещи, которые были в джипе убитого. Быстренько распрощавшись с экспертом Маренич, причем она даже не спросила, нужен ли мне еще на проводе доктор Стеценко, я побежала в соседний кабинет к Лешке.

— Леша, а где личные вещи потерпевшего? У тебя?

— У меня, — оторвался он от толстого тома заключений экспертиз, — но я их еще не смотрел как следует. Возьми в сейфе, там все, кроме паспорта и прав, их я на экспертизу отдал. Да, еще и кредитки я в розыске оставил, они запрашивали по владельцам. Я залезла к Лешке в сейф, вытащила барсетку с присохшей каплей крови и вынула ее содержимое, разложив у Лешки на столе. Содержимого осталось не так много: ставшая бесполезной электронная записная книжка, несколько чеков — из гастронома “Литейный”, из компьютерной фирмы “Кей” — скорее всего, как раз на электронную книжку, еще из каких-то магазинов. Надо будет их проанализировать, может, очертим круг передвижений потерпевшего. Чеки я аккуратно собрала в кожаный бумажник, денег там оказалось прилично — триста долларов сотнями и десять тысяч пятисотенными и тысячными купюрами, не считая мелочи. И наконец я извлекла из бумажника главный трофей — телефонную карту.

— Отдай ее Кужерову, пусть запросит телефонную компанию, — посоветовал Лешка, снова утыкаясь в уголовное дело.

— А ты не в курсе, Кужеров к себе пошел или куда глаза глядят?

— Собирался возвращаться в РУВД. Пойдешь?

— Забегу по дороге домой. Не хочется в метро спускаться, лучше я прогуляюсь.

Созвонившись с Мигулько и убедившись, что Кужеров будет ждать меня, сколько надо, я собралась и отправилась в милицию. По дороге я собиралась прикупить продуктов, но обнаружила, что наш продуктовый уже закрылся, а это означало, что на часах — восемь вечера. Ничего себе! А что сделано за весь день? Правда, я троих человек допросила, и внушительные протоколы украсят уголовные дела в случае проверки; но, по сути, расследование не сдвинулось ни на шаг. Слава Богу, ребенок сегодня поехал к бабушке, и меня не гложет совесть за то, что я занимаюсь неизвестно чем, пока мое брошенное дитя скучает в одиночестве. Справедливости ради надо признать, что дитя мое не скучает в одиночестве, он вполне самодостаточен, но мне и самой хочется общаться с ним как можно больше. Проходя мимо вокзала, я не удержалась от искушения заглянуть на книжные и газетные развалы, и от траты денег на себя удержалась, зато купила Хрюндику журнал “Плейстейшн”, вспомнив его восторги по поводу этого издания и сетования на то, что жить без компьютера невозможно и незачем.

— Интересно, а как я жила без компьютера? — задала я ему тогда вопрос.

— Не представляю, ма. А чем ты занималась?

— Читала.

— Но это же скучно — все время читать…

— А по-моему, скучно весь день играть в компьютер.

— Ты что! — Ребенок так на меня набросился, что старина Тургенев с его проблемой отцов и детей наверняка перевернулся в гробу.

Открыв журнал на разделе переписки с читателями, я с ходу наткнулась на фразу: “Ты на кого пингуешь, ломо недопатченное?”, ужаснулась и поскорее захлопнула его.

До РУВД я добралась к девяти. За стеклом дежурной части затурканный Слава Ромашкин что-то отправлял по телетайпу, над душой у него стоял милицейский следователь, размахивая материалом и, судя по всему, требуя немедленной регистрации этого материала в книге учета происшествий. Плечом Слава прижимал к уху телефонную трубку и в паузах даже что-то в нее говорил, одновременно левой рукой перелистывая журнал учета информации, поступившей по телефону.

Проходя мимо, к лестнице, ведущей на второй этаж в убойный отдел, я помахала взмыленному Славе рукой, и он приветливо кивнул мне. Я в который раз поразилась высокому профессионализму и филантропическому складу характера дежурного Ромашкина — в этом сумасшедшем доме он еще умудряется ч приветливо улыбаться, — и взялась было за ручку двери, но тут за моей спиной хлопнула входная дверь. Я оглянулась, и две вошедшие вслед за мной в РУВД фигуры заставили меня притормозить.

Ошибиться было невозможно — дежурную часть нашего районного управления внутренних дел посетил известный певец, танцор и еще Бог знает каких талантов артист, когда-то начинавший в подтанцовках у поп-звезд, а потом и сам ставший поп-звездой в прямом и переносном смыслах. По крайней мере, его светло-малиновый хохолок на выстриженной голове не позволял спутать его с другими поп-звездами. А сильно накрашенные глаза и бордовые ногти вкупе с серьгами в обоих ушах подчеркивали то, что сам певец нисколько не скрывал, а именно — его принадлежность к гей-культуре. Не скрывал он этого настолько, что недавно позволил себе появиться в известной телепередаче “Дамские истории” в качестве героя, или героини, я уж даже не знаю, как правильно.

Сопровождал знаменитого певца мужчина вполне традиционной внешности, об ориентации высказываться не берусь. Оба робко остановились перед стеклом с надписью “Дежурная часть” и стали ожидать, когда на них обратят внимание.

Естественно, что мне захотелось, во-первых, помочь людям искусства, а во-вторых, элементарно поглазеть на певца Бориса Блюза. Кроме того, я мучительно пыталась определить, что за духи у певца, пах он пленительно. Я свернула с заранее намеченного курса и прошла в помещение дежурной части, уже предполагая, что случилось, — на территории нашего района находился большой концертный зал, откуда регулярно что-то воровали.

Оба визитера переминались с ноги на ногу до тех пор, пока я не подошла к Славе Ромашкину, который за это время успел еще пощелкать рычажками на своем пульте, и не пихнула его в плечо, указав глазами на представителей богемы, ожидавших за стеклом. Слава поднял на них воспаленные глаза, и спутник Блюза, нагнувшись к окошечку в стекле, проговорил:

— Здравствуйте… Я — директор и продюсер программы известного певца, заслуженного артиста России Бориса Блюза.

Стоявший за его спиной Борис Блюз находился вне пределов видимости Славы Ромашкина, поэтому Слава среагировал не на малиновый хохолок, а на магические слова “заслуженный артист России”. Подозреваю, что и фамилия артиста Славе ничего не сказала, мало ли их выступает в нашем концертном зале… Слава бросил пульт, телетайп и книгу учета происшествий, развернулся к директору-продюсеру и участливо спросил, что случилось?

— Видите ли, — начал продюсер, — сегодня из гримуборной заслуженного артиста украли весь его сценический гардероб стоимостью сорок тысяч долларов…

Он хотел продолжить, но непосредственный Слава уже понял, что грядут большие неприятности. И в справедливом негодовании хлопнул кулаком по пульту, в сердцах воскликнув:

— Обокрали! Заслуженного артиста! Вот педерасты!

Продюсер дернулся, а стоявший за его спиной Борис Блюз цветом лица стал значительно ярче своего хохолка. Однако, собравшись и всем своим видом показывая, что он и не рассчитывал на особую деликатность милиции, продюсер мужественно перечислил потери:

— Понимаете, пропали расшитые пайетками колготки, их делали в Италии, украдены инкрустированные драгоценными камнями бюстгальтеры, боди, четыре нижних юбки из мастерской Донателлы Версаче и два пеньюара с перьями…

На лице Ромашкина отразилось недоумение. И только услышав совершенно неприличное ржание милицейского следователя, который, в отличие от Славы, знал, кто такой Борис Блюз, Ромашкин начал осознавать, какую он проявил бестактность.

Я не стала дожидаться развития событий — мне уже было все ясно. Окинув последним взглядом нарумяненные щеки заслуженного артиста России, я отправилась в убойный отдел, к настоящим мужикам.

Следующий рабочий день начался у меня с посещения больницы. Войдя в старинные чугунные ворота с затейливой решеткой, я снова поддалась очарованию запущенного больничного сада. Путь мой пролегал мимо отдельно стоящего здания морга, и я решила заглянуть туда, спросить про Коростелева.

Бродивший по секционной санитар средних лет, в весьма опрятном белом халате, сообщил мне, что труп Коростелева забрали еще вчера.

— Жена у него такая молоденькая фифочка, да? Она очень суетилась, скорей-скорей. — Он сделал такое неопределенное движение рукой, и мне стало понятно, что Ольга Васильевна еще и приплатила санитару за скорость.

Утро было дивное, прозрачный воздух пронизывали солнечные лучи, легкий ветерочек шевелил начавшие желтеть листья вековых деревьев. Я подняла глаза на открытое окно второго этажа основного корпуса больницы. В нем виднелся милиционер в форме, облокотившийся на подоконник; он курил, мечтательно закрыв глаза, наверное, слушая утренний птичий щебет. “Вот туда мне и надо”, — подумала я, направляясь ко входу в больницу.

Преодолев преграды в виде наглухо запертых дверей отделения, полного отсутствия персонала в коридорах и пустующей ординаторской, я, наконец, отловила какого-то молоденького субъекта в белом халате, который одинаково тянул и на врача, и на медбрата, и на родственника, допущенного к постели больного, и вцепилась в него мертвой хваткой. Парень вынужден был признаться, что он и есть лечащий врач неизвестного, охраняемого милицией.

— Историю болезни мы оформили как на Петрова, — предупредил он меня.

— Как его состояние?

— Состояние удовлетворительное, у него раздроблены пяточные кости, большого труда стоило их сложить, как полагается. С какого этажа он сиганул?

— Со второго.

— Всего лишь? — удивился доктор. — Я так посчитал, что минимум с третьего, слишком обширные повреждения.

— Он не сгруппировался.

— Ну, возможно. Ходить он не сможет еще недели две-три, а может, и больше. Так что охрану можете снимать. — Доктор улыбнулся.

— Пусть поохраняют, хуже не будет, — заверила я его. — Как я поняла, допрашивать его можно?

— Да, вполне. Я вам нужен?

— Без нужды вас отвлекать не буду, но на всякий случай скажите, где вас искать?

— Обращайтесь, — повеселев, бросил мне доктор, — я в столовой, — и намеревался было поскакать дальше, но я остановила его.

— Доктор, а что у него с руками? Нам нужно его дактилоскопировать.

Доктор остановился.

— О-о! С руками, конечно, получше, чем с ногами, но пока не выйдет. Он, похоже, на руки приземлился. Там все расколочено, ладошки в лохмотьях.

“Ну что ж, пойду хоть полюбуюсь на клиента”, — подумала я.

В палате царила тишь, гладь и Божья благодать. Больной лежал, задрав ноги на доску, приспособленную к спинке кровати под углом, и дремал. А может, притворялся, что дремлет, наблюдая за обстановкой сквозь полуприкрытые веки. Один постовой сидел на подоконнике и курил, даже не обернувшись на звук открывающейся двери; второй, лежа на свободной кровати, просматривал журнал с голой теткой на обложке.

— Здравствуйте, — сказала я довольно агрессивно, но никто из присутствующих даже не пошевелился.

В палате было жарко, больной валялся на койке без одеяла, в трусах, ноги были загипсованы, руки перевязаны. В углу мой острый следовательский глаз зафиксировал четыре пустые бутылки из-под пива. Здорово! Хорошо, что не из-под водки.

Я подошла и присела на табуретку возле кровати больного. Он приоткрыл один глаз, посмотрел на меня и снова сделал вид, что дремлет.

Не обращая внимания на постовых, я спросила загипсованного беглеца:

— Говорить будете?

Выждав минуты три в полном безмолвии, я вытащила из сумки постановление “О привлечении „Петрова Игоря Юрьевича" к уголовной ответственности за умышленное убийство неустановленного гражданина”, прочитала его вслух с выражением, затем достала бланк протокола допроса, быстро заполнила нужные графы и сделала запись о том, что подозреваемый отказывается от дачи показаний. Поскольку обе руки допрашиваемого были забинтованы, и он не смог бы расписаться в документах, даже если бы захотел, я добавила в протокол соответствующую запись, встала и, не попрощавшись, пошла искать доктора, чтобы он тоже расписался в протоколе, удостоверив факт отказа от подписи и невозможность учинения таковой. Колоть эту забинтованную мумию именно сейчас, в этой обстановке мне совершенно не хотелось. На табуретке я оставила санкционированное прокурором постановление о его аресте.

По дороге в прокуратуру во мне все кипело от негодования на охранников, как я ни успокаивала себя тем, что сбежать клиент все равно не сможет по объективным причинам: с раздробленными пятками далеко не убежишь. А если придут соучастники? Черт его знает, может, он — член глубоко законспирированной террористической организации, которого уже идут выручать такие же отмороженные террористы?

Но чем ближе я подходила к прокуратуре, тем спокойнее я становилась, пока меня не охватило полнейшее безразличие. В конце концов, мне что — больше всех надо? Все, что от меня зависит, я сделаю. Но самолично охранять этого опасного преступника я не могу. Пусть завтра его отправляют в тюремную больницу. Если с ним случится что-нибудь здесь, я уж точно отвечать не буду. Хватит того, что мне сегодня еще предстоит отписываться по поводу бегства задержанного из РУВД, поскольку до городской все-таки докатились слухи. Получу еще одно взыскание, как пить дать, и любимый шеф меня не отмажет, хотя понимает, что последний человек, которого можно обвинять в случившемся, — это я.

Войдя в прокуратуру с твердым убеждением, что отныне вопросы охраны арестованного целиком и полностью находятся в компетенции РУВД, а меня мало волнуют, я тем не менее сняла трубку и позвонила Косте Мигулько.

— Костя, я сегодня предъявила обвинение киллеру, сейчас с почтой вам отправлю копию постановления об аресте, и давайте, не тяните, снаряжайте его в тюремную больницу, пока он не сбежал.

— Ты что, Маша, его два человека охраняют, у него пятки раздроблены, куда он сбежит?

— А ты сам видел, как они его охраняют? Да его можно вместе с койкой вынести, охрана даже головы не повернет.

— Маша, ну сама посуди, как он может сбежать, весь в бинтах, в гипсе? Не забивай себе голову ерундой.

— Знаешь, Костя, когда его в наручниках повели в туалет два опера, они тоже не думали, что он может сбежать.

— Ну ладно, ладно, я им сам займусь. Только не сегодня. Это же надо конвой заказывать…

— Короче я тебя предупредила.

Положив трубку, я со спокойной совестью на время выкинула из головы израненного киллера. В конце концов, мой сейф отягощали четыре дела о нападениях на мужчин в парадных, дело по взяткам, два превышения власти, насильственные действия сексуального характера, не говоря уже о приостановленных делах. Киллером пусть уголовный розыск занимается, а у меня и так голова пухнет не только от служебных, но и от личных проблем. Через несколько дней приезжает мой итальянский поклонник, а это значит, что надо решить вопрос, куда его поселить, чем кормить и куда водить развлекать. Я вообще плохо себе представляю, как мне придется крутиться, чтобы совмещать с работой культурную программу для Пьетро.

По зрелому размышлению я решила неделю ударно поработать, чтобы хоть чуть-чуть высвободить время к приезду Пьетро. Сделаю в ближайшие дни по делам все, что возможно, а там, может, выпрошу парочку отгулов у шефа. Надо будет перед прибытием итальянца подежурить в выходные по городу и сразу уйти в отгул, чтобы хоть в день приезда с ним побыть.

Весь следующий день был отдан приведению в порядок содержимого сейфа. К концу дня я сама себя зауважала. К заслушиванию по взяткам я была готова на сто двадцать процентов, и даже вытащила из сейфа и прекратила наконец два завалявшихся безнадежных дела прошлых лет.

В пять вечера я наконец встала из-за стола, потянулась и с удовольствием выглянула в окно. Погода упорно не портилась. Вот бы она продержалась еще немножко, до приезда Пьетро, мы бы хоть с ним проветрились в пригороды. Я бы вот с большим удовольствием съездила в Павловск…

За моей спиной с треском открылась дверь. Я обернулась — в проеме стоял прокурор.

— Зайдите ко мне, — сухо сказал он, развернулся и направился к себе.

Я заперла кабинет и покорно поплелась за ним следом. Тон его ничего хорошего не предвещал. Идя за ним, я гадала, что случилось — опять оправдание в суде? Выговор за побег не только мне, но и ему? Еще двадцать дел передано в район для дальнейшего расследования?..

У себя в кабинете шеф уселся за стол и долго отдувался. Я с покорным видом стояла перед ним и соображала, что если какое-то ЧП все же произошло, уже неудобно будет проситься в отгулы. Надо же, как некстати! Шеф еще немного помолчал, а потом сразу огорошил меня:

— Ваш киллер опять сбежал.

— Не поняла, — промямлила я, собираясь с мыслями, хотя в принципе все уже поняла.

Во мне стала подниматься волна злорадства. Вот теперь начальник РУВД попляшет, теперь на меня стрелки перевести не удастся. Я им послала санкцию на арест вместе с заданием отправить обвиняемого в тюрьму, с меня взятки гладки.

— А подробности? — спросила я, переварив информацию.

— А у него стиль один: выпрыгнул в окно.

— Владимир Иванович, как это могло случиться? Я там вчера была, там два милиционера его охраняли. Да у него ноги в гипсе, пятки раздроблены, он. даже стоять не может, не то что бегать.

— Зато прыгает хорошо, — пробурчал шеф. — Мне начальник РУВД звонил, сказал, что, по предварительным данным, охранники и глазом моргнуть не успели, он рванулся к окну, прыгнул — и исчез.

Я присела на стул.

— Так. Но он же на койке лежал в трусах одних. Ноги в гипсе, руки забинтованы. Куда же он делся в таком виде?

— Говорят, как сквозь землю провалился. Пока эти уроды очухались, побежали за ним — прыгать не стали, — глядь, а его уже нету. Да они еще полчаса соображали, сообщать ли в РУВД, что парень сбежал.

— А они что, надеялись, что он вернется?

— Не знаю, на что они надеялись. Я, собственно, от вас чего хочу: дайте мне все материалы, которые у вас есть на киллера. Надо срочно объявлять разные мероприятия, поэтому дайте все, что у вас есть — фотографию, отпечатки пальцев, группу крови, в общем, все. Быстренько, быстренько.

Тут у меня заломило под ложечкой. Я продолжала сидеть, жалобно глядя на шефа.

— Ну, в чем дело? — пока еще ни о чем не подозревая, добродушно спросил он.

— Владимир Иванович, — жалостливо проблеяла я, — дело в том, что у меня на него ничего нет.

— Что-о? — Добродушие прокурора как рукой сняло.

— Владимир Иванович, так получилось. Дактилоскопировать его было нельзя, он руки разбил, все равно отпечатки не получились бы.

— А фотография? — Голос шефа стал угрожающим.

— Владимир Иванович, я виновата. Я все понимаю…

— Фотография где?!

— Ну я как-то не подумала, что его надо сфотографировать.

— Не по-ду-ма-ла?

— Ну и на старуху бывает проруха. Владимир Иванович, я все понимаю. Можете меня наказать. Ну не сделали фотографий.

Шеф тяжело замолчал, сверля меня глазами. Я расстроилась так, что по правой моей щеке поползла предательская слезинка.

— Владимир Иванович…

Шеф молчал и постукивал пальцами по столу. Давно у меня не было так погано на душе.

Зазвонил телефон. Шеф снял трубку, выслушал говорившего, что-то пробурчал в телефон и разъединился. Посмотрел на меня, вздохнул и проговорил:

— Ну что с вами сделаешь… Ищите его тогда сами, Мария Сергеевна. И чем быстрее найдете, тем лучше.

— А…

— А как — это уж вы сами придумайте. Раз вы не позаботились получить его фотографию и дактилокарту, придумайте, как будете его искать без всего этого. Жду сообщений.

Я встала и под сверлящим взглядом шефа поплелась к двери. Вот тебе, матушка, и неделя итальянской любви.

Через двадцать минут я уже совещалась с Костей Мигулько, Кужеровым и Лешкой.

— Нет, я не понимаю, — переживал Мигулько, — как он мог сбежать с раздробленными пятками? У него же ноги в гипсе!

— А чего ты не понимаешь? — возражал Куже-ров. — Ты слышал, что петухи с отрезанными головами бегают? Вот если бы он сбежал при полном отсутствии ног, вот тогда бы я удивился.

После всеобщих проклятий в адрес побегушника и еще более суровых пожеланий охранникам и всем их родственникам до десятого колена, мы перешли к выработке конструктивных решений.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что имея из одежды трусы и гипс, киллеру затруднительно было бы доковылять до дороги и поймать машину. На всякий случай, конечно, эту возможность решили проверить, но только для очистки совести. Нет, либо его ждал сообщник, либо его укрытие располагается достаточно близко от больницы, куда он может добраться, не особо привлекая к себе внимание. Конечно, все помещения больницы сейчас прочешут, но, скорее всего, его на территории больницы уже нет. Наше совещание прервал звонок по мобильнику Мигулько. Выслушав информацию, Мигулько поделился ею с нами. В результате обхода территории больницы был найден гопник, спавший под кустом возле больничного морга. На нем не было ничего, кроме трусов, хотя, проснувшись под дулами автоматов, он заверял почтеннейшую публику, что заснул в брюках и фуфайке. Больше ничего по существу заданных ему вопросов он пояснить не смог, но был задержан до выяснения обстоятельств, на всякий случай.

Ну что ж, в брюках и фуфайке, хоть и не в костюме из бутика, киллер существенно повысил свои шансы поймать машину и вообще выбраться незамеченным из окрестностей больницы. Еще Костик сказал, что весь убойный отдел в данный момент трудится над составлением композиционного портрета беглеца, за неимением фотографии (я покраснела и отвернулась).

Совещание продолжалось около трех часов, но ни чему более конструктивному, чем повсеместное патрулирование с фотороботом в руках, наша мозговая атака не привела.

Можно, конечно, было еще показать композиционный портрет по телевизору, объявить приметы сбежавшего и обратиться за помощью к населению, но уж больно не хотелось позориться.

Мне безумно захотелось напиться, причем в одиночестве. По дороге домой я купила бутылку “Мартини-бьянко” и выпила ее одна, заснув прямо на кухне в одежде. Стало легче только на время сна, зато голова назавтра раскалывалась так, как будто я всю ночь билась головой о батарею.

* * *

Два следующих дня убойный отдел в полном составе занимался поисками “Петрова”. На всякий случай запросили Центральное адресное бюро и проверили сплошняком сто шестьдесят Петровых И. Ю. Мимоходом нашли двух самовольно покинувших колонию-поселение, одного Петрова, находящегося в федеральном розыске, одного умершего, — пришли к нему домой, а он лежит с алкогольной интоксикацией лицом в салате, как потом выяснилось.

Я допросила чуть ли не весь персонал травматологического отделения — с нулевым эффектом, и двоих героев дня — охранников, из-под носа которых ушел наш клиент. Эти два тупых любителя эротических картинок, по-моему, даже не поняли, какие неприятности себе огребли.

Киллер не находился. Было понятно, что он где-то лег на дно, затаился, пока не спадет паника, но РУВД упорно продолжало патрулировать.

В субботу я лихорадочно занималась домашней работой, развлекала ребенка, чуть ли не переклеила обои, лишь бы не зацикливаться на своих чрезвычайно глупых промахах. В воскресенье я не выдержала психологического напряжения, твердо решив, что в понедельник подам рапорт об увольнении, поскольку вопиющему непрофессионализму не место в следствии. Депрессия зашла настолько далеко, что ребенок по собственной инициативе, втайне от меня, позвонил дяде Леше Горчакову и сказал ему что-то в том смысле, что мама вот-вот уйдет из прокуратуры, и дяде Леше Горчакову придется самому расследовать все дела, если он не примет экстренных мер.

Дядя Леша Горчаков намек понял, снарядил жену, и они приехали спасать меня от необдуманных поступков. В результате мне стало еще хуже, поскольку спасение вылилось в производственное совещание. Мы снова обсудили все допущенные мной промахи в работе по этому пресловутому делу, и, несмотря на благородные заверения горчаковской жены в том, что ее муж виноват в сложившейся ситуации ровно настолько, насколько и я, раз уж он тоже имел некоторое отношение к этому делу, я продолжала посыпать пеплом именно свою голову.

Лена Горчакова тем не менее, вымыв руки в ванной, осмотрела пополнившиеся ряды косметических баночек-скляночек и стала выспрашивать меня, откуда все это богатство. Оказывается, это действительно очень хорошая косметика, но привозная, здесь ее не купишь. “Вот, что называется, век живи — век учись, — с завистью подумала я. — А тут закопаешься в свои уголовные дела и опомнишься только, когда вся кожа с лица слезет”.

Лена возбужденно потрясла баночкой с голубым гелем перед лицом провинившегося мужа.

— А вот это классное средство от отеков. На ночь помажешь — и никаких мешков под глазами. Понял, чудовище? — спросила она мужа, с намеком на то, что любящий мужчина уже бы ноги сносил до колен в поисках такого средства для жены.

А Лешка, разбалованный чрезмерным женским вниманием, естественно, решил, что средство необходимо ему.

— Как это — мешков под глазами не будет? А куда же пиво заливать? — неуклюже пошутил он.

— Молчал бы уж, — накинулась на него Лена.

Вообще, я заметила, что роман Горчакова с Зоей внес кое-что положительное в его семейные отношения, а именно: Лена перестала смотреть на него с придыханиями и приседаниями и все чаще стала говорить ему то, что она о нем думает на самом деле. Безусловно, ему это полезно. Кстати, и ей тоже.

— Он тебе рассказывал про то, как, пьяный и вонючий, влез в мою теплую постельку? — спросила меня Лена.

Я кивнула.

— А как его утром тошнило, не говорил?

— Не-ет, но по нему было видно, что ночь прошла недаром.

— Был большой соблазн оставить его спать на коврике у двери, ему в тот момент было все равно.

— Ну и оставила бы, — встрял Лешка с обиженным видом.

— Ага, оставила! А отмывать все равно мне…

— Меня что, отмывать нужно было? — возмутился Горчаков.

— Да не тебя, а коврик, — отмахнулась его жена.

Она еще с большим восторгом отозвалась о мужской линии косметики этой фирмы. Я сказала, что могу походатайствовать перед Региной, она привезет и средства для мужчин, на что Лена, подумав, заявила, что это бессмысленно, поскольку Горчаков вряд ли будет разглаживать гелями свои морщины, приперевшись домой в четыре утра и с трудом попав в дверной проем.

Утром в понедельник я с трудом добрела до прокуратуры и уселась на свое место в кабинете. Вызванных на сегодня у меня не было, стол был девственно пуст, а рука так и просилась настрочить рапорт об увольнении. Однако здравый смысл подсказывал мне, что увольняться надо так, чтобы коллеги не поминали тебя бранным словом всякий раз, перелистывая оставшиеся после тебя дела. И я решила уволиться красиво.

Для того чтобы было не стыдно перед коллегами, когда я перейду на другую работу, осталось назначить криминалистическую экспертизу по следам рук, изъятым из парадных, где происходили нападения на мужчин. На мгновение во мне шевельнулась жалость — хотелось довести это расследование до логического конца, обидно было бросать его на полдороге. Я достала бланк постановления о назначении экспертизы, напечатала фабулу и вопросы, поставив перед экспертом, в числе других, задачу определить, не оставлены ли следы на стенах в парадных самими потерпевшими, после чего методично собрала имевшиеся в моем распоряжении дактилокарты.

Самой аккуратной была дактилокарта потерпевшего Селько. ее сделал отправленный мною в больницу криминалист, коллега Федорчука. Карты из морга имели мятый и грязный вид, но придираться не стоило, получать отпечатки рук трупа — занятие не из легких. Наконец я достала сложенную вчетверо дактилокарту потерпевшего Коростелева, которую мне принес Кужеров. Почему-то она выглядела грязнее и старее, чем отпечатки из морга. Брезгливо морщась, я развернула эту карту, чтобы подколоть к постановлению, и опешила: грязные и нечеткие следы рук на жеваной бумаге венчала надпись “Дактилокарта подозреваемого Сихарулидзе Г. Г.”.

Когда у меня перестали трястись руки, я позвонила Кужерову. К несчастью для него, он оказался на месте и безропотно выслушал мои крики. Сначала я просто ругалась. Потом плакала. Потом, отдышавшись, устало спросила:

— Ну ты можешь мне объяснить эту подлянку?

— Могу, — тут же откликнулся Кужеров, как будто ждал, пока я откричусь, чтобы сразу рассказать мне всю неприглядную правду. — Ты меня послала потерпевшего дактилоскопировать, а я с доктором загулял. И так мне было хреново утром, что я к потерпевшему не пошел. А если бы я тебе сказал, что карту не сделал, ты бы меня заела. А с тобой ссориться не хотелось. Вот у меня дактилокарта грузина какого-то завалялась, я решил ее тебе подсунуть, чтобы ты мне печень не выедала. Думаю, потом пальцы возьму у больного и тебе принесу, повинюсь.

— А что ж не принес?

— Забыл, Маша, закрутился. А ты карту грузина-то не выкинула? Ты мне ее верни, я ее из оперативного дела вытащил.

Я глубоко вдохнула и жалобно спросила:

— Ну и что теперь делать? Коростелев уже похоронен. Если я сейчас пойду к шефу и скажу, что его надо эксгумировать, чтобы пальцы откатать, знаешь, что он со мной сделает?

— Знаю, — коротко ответил Кужеров. — Маша, в этой ситуации могу только на тебе жениться. Больше я для тебя ничего сделать не могу.

— Пошел ты знаешь куда? — тихо сказала я. Сил ругаться с Кужеровым уже не было.

— Ну ты вешаться-то подожди, — предложил мой собеседник. — Вдруг Коростелев судим, тогда мы его пальцы получим через ИЦ.

— А если не судим?

— А если не судим, тогда я не знаю.

В порыве мазохизма я пошла к шефу и все ему рассказала. Я была готова к тому, что он выскажет все, что думает о таких нерадивых бабах, претендующих на звание следователя, а потом выгонит меня к чертовой бабушке. Шеф же усадил меня в кресло, вытер мне своим платком нос, вытащил из стола какую-то плюшку и заварил мне чай, а потом сказал:

— Мария Сергеевна, вы, наверное, думаете об увольнении? И напрасно. У меня бывали ситуации и похлеще. Когда я работал следователем, у меня злодей практически при мне женщину убил. Так что ваш беглец — это просто детский лепет.

— Как это женщину убил? — заинтересовалась я. — Расскажите, Владимир Иванович.

У меня даже слезы высохли в преддверии рассказа.

— Расскажу, — кивнул шеф. — Я работал первый год, ничего не знал и всего боялся.

Я недоверчиво хмыкнула. Представить нашего мудрого и многоопытного прокурора робким стажером было совершенно невозможно. Он давно приучил нас к тому, что он знает все. Мы привыкли, что если что-то не клеится, надо идти к шефу, он подумает минуту и спокойно подскажет выход из положения, вот только что представлявшегося неразрешимым. А оказывается, ничто человеческое ему не чуждо.

Шеф словно прочитал мои мысли.

— Я же не родился сразу старым и умным. Сколько шишек себе набил, пока набрался уму-разуму. Так вот, дежурил я по городу, и вызвали меня в коммунальную квартиру на некриминальный труп. Хорошо еще эксперт-медик мне подсказал, что надо съездить, посмотреть. А то знаете, как — участковый и к трупу не подойдет, с порога решит, что смерть не криминальная, а мы потом расхлебываем.

Я кивнула. Уж это-то я знала хорошо. Не далее как неделю назад два старых гопника с уголовным прошлым поссорились в притоне, и один другого исколол шилом в грудь. А колотые раны не вызывают обильного кровотечения, и рубашка, сквозь которую кололи, вроде бы даже и не повреждена. Потерпевший лежал под столом, пришел участковый, посмотрел издали, ничего ужасного не увидел, но на всякий случай вызвал “скорую”, подсказав, что это, скорее всего, сердечный приступ. И доктор такой же ледащий попался: приехал, глянул на тело от двери и настрочил справку — “смерть до прибытия, не выдержало сердце”. Патологоанатом в морге, вскрывая труп и насчитав двадцать четыре колотых ранения в левой половине грудной клетки, ворчал: “Конечно, тут никакое сердце не выдержит”…

— Ну вот, — продолжил шеф, — я уже готов был распорядиться, чтобы оформляли труп, а медик мне шепчет: “Ты про повреждения спроси”. Я спрашиваю участкового по телефону: “Повреждения есть?” А он мне: “Да пара синячков на лице, вот и все”. Медик мне и говорит: “Раз есть повреждения, надо съездить”. Ну мы и поехали. А ты чайку глотни, сразу полегчает.

Я помотала головой.

— Ну как хочешь. — Очень редко, только в экстремальных ситуациях, шеф позволял себе обращаться ко мне на “ты”. Только тогда, когда мне было хуже некуда. — Ну слушай дальше. Приезжаем мы в квартиру. Лежит дед посреди коридора, лицо все разбито, какие там два синячка — один сплошной кровоподтек вместо физиономии. А на шее — странгуляционная борозда. Хорош бы я был, если бы дал указание оформлять как некриминальный, да? Я соседей спрашиваю, а кто его мог убить? Соседи мне отвечают, что у них живет в квартире урод, бывший полицай, который стоит на учете в ПНД и всех терроризирует. Я к нему в дверь дернулся — закрыто. А он нас оттуда матом поливает. Что делать? Стали пока труп осматривать. Медик диктует, я протокол пишу. И вдруг раз — и дверь открылась из комнаты, где псих живет. И он раз — и вывалился прямо на нас. Ну псих, одно слово, непредсказуемый. Уголовный розыск ему сразу руки закрутил, а мы заглянули в комнату, а там… А там его сожительница — задушенная. Оказывается, пока мы протокол осмотра трупа писали, он свою женщину убил, она еще теплая была, когда мы вошли в комнату. Представляешь? Я буквочки на бумажке корябаю, а за тоненькой стеночкой человека убивают. Вот я тоже тогда решил уволиться. И что бы вы, мелюзга следственная, без меня делали, а?

Я улыбнулась. И шеф, увидев, что я расслабилась, улыбнулся тоже.

— Вот какие бывают потрясения. А твоя история с отпечатками пальцев — подумаешь. Ну в конце концов, что такого произошло? Ну не представишь ты пальцы потерпевшего эксперту. Ты же и не предполагаешь, что там на стенах следы рук именно Коростелева, так? Там наверняка следы преступника. Значит, это просто формальность. А из-за формальности так убиваться — никаких нервов не хватит. Ну все? Дать платок или не надо?

— Спасибо, Владимир Иваныч. Пожалуй, я не буду увольняться.

— Ну и молодец. Иди работай.

Открылась дверь, и на пороге появилась Зоя:

— Владимир Иванович, извините, там убойный отдел требует Швецову. Кужеров на проводе, аж телефон раскалился.

— Переключи на мой, — кивнул ей шеф, и я, дождавшись сигнала, сняла трубку. Зоя была права, Кужеров, судя по всему, аж приплясывал на том конце провода.

— Марья, — заорал он, — я реабилитирован! Пальцы Коростелева есть в ГИЦе, он и вправду был судим. Если хочешь, мне ребята из Москвы с поездом отправят, завтра дактилокарта будет у тебя. Хочешь? А то почтой долго.

Я усмехнулась; пока я распускала нюни, Кужеров связался с Москвой, с уголовным розыском, те сходили в ГИЦ и нашли данные Коростелева. Ага, значит, Фужер чувствовал себя виноватым и переживал.

— Ну что, — спросил шеф, внимательно наблюдавший за мной, пока я говорила по телефону, — ситуация перестала быть смертельной? Никогда не надо принимать скоропалительных решений.

Дав ценные указания Кужерову, я собралась было идти, но шеф меня остановил.

— Мария Сергеевна, возьмите недельку за свой счет. Отдохните, чтобы мысли глупые в голову не лезли. А там, глядишь, и беглецы найдутся, и жизнь наладится.

— Спасибо, Владимир Иванович.

Я прижала руки к груди в благодарности, потом повернулась и вприпрыжку поскакала к двери, услышав, как за моей спиной тихо хрюкнул шеф.

* * *

Через день я встречала Пьетро в аэропорту. Конечно, он увидел меня первый и начал махать через стекло свободной рукой. Другой рукой он прижимал к себе охапку белых роз. Я как-то обмолвилась, что у меня дома лучше всех стоят именно белые розы, а он запомнил. А Сашка все время дарил мне розовые…

Когда он получил багаж, прошел паспортный контроль и вышел на территорию России, мы обнялись, розы перешли мне в руки.

— Ты становишься все красивее и красивее, — сказал он, разглядывая багровый след от шишки на моем лбу.

— Да, Пьетро, я из тех женщин, которым идет возраст.

— Я забронировал номер в гостинице “Октябрьская”, сейчас поедем, бросим там мои вещи, и я приглашаю тебя на обед.

Мы сели в такси, и я в который раз подумала о дьявольской разнице в материальном положении наших и зарубежных сотрудников правоохранительных органов. Я, хоть и занимаю, по представлениям Пьетро, высокую ступень в юридической иерархии — шутка ли, старший следователь прокуратуры, — но даже и помыслить не могу о том, чтобы непринужденно слетать к другу на Сицилию, забронировать там на неделю номер в гостинице да еще и питаться в ресторанах; да мне даже на “Макдоналдс” не хватит. А простой полицейский — вот поди ж ты…

В гостинице я умышленно не стала подниматься в номер вместе с Пьетро, отговорилась тем, что подожду его в кафе в холле. По-моему, он понял, что дело не в моем желании выпить чаю именно сейчас, а в нежелании оставаться с ним наедине в обстановке, которая располагает к близости. Улыбнувшись и проговорив привычное “нет проблем”, он скрылся в лифте, предоставив мне возможность задуматься над тем, почему, по каким таким дурацким причинам мне не выйти замуж за красивого, умного, тонкого итальянца, к тому же в каком-то смысле коллегу, который влюблен в меня и терпит уже достаточно долго. В самом деле, какого черта! Но как они с Сашкой похожи. Даже улыбка Пьетро кажется родной из-за этого сходства.

Мой чай давно остыл. К тому моменту, как Пьетро спустился вниз, я собралась с духом, чтобы расставить точки над “и” и сказать ему, что если бы не Сашка, я не раздумывала бы ни секунды в ответ на его предложение, сделанное полгода назад. Но сердцу не прикажешь… Конечно, это было не совсем так. Выйти замуж за Пьетро означало необходимость либо мне уехать в Италию, либо Пьетро переезжать сюда; и то, и другое практически было неосуществимо. Я, правда, заикнулась о возможном переезде ребенку, в период, когда Стеценко особенно долго не звонил, но Хрюндик отверг эту идею сразу и безоговорочно. “Во-первых, — сказал он, — там MTV не показывают, во-вторых, как же я уеду от папы и от бабушки?” Крыть было нечем, да я всерьез эту идею и не рассматривала.

Я уже открыла было рот, но Пьетро меня опередил:

— Мария, если ты чувствуешь себя христианской девственницей, ведомой на заклание, то напрасно. Я же не могу жениться на тебе против твоей воли. Хотя иногда жалею, что мы не в средневековье, перебросил бы я тебя через седло — и в уединенный замок, — засмеялся он, и я увидела, что ему вовсе не так весело, просто самообладание у него на высоте.

Он переоделся в открытую рубашку, и я разглядела торчащий из выреза кусок пластыря, закрывающий плечо.

— Пьетро, а что у тебя на плече за заплатка? — спросила я, осторожно коснувшись его руки, и он вздрогнул, как от электрического разряда.

— Прости. Это, как вы говорите, “бандитские пули”.

— Как это? — Я испугалась и расстроилась.

— Так. У нас была операция, я повел себя не совсем профессионально…

Глядя на его мужественное лицо, рельефные мускулы и осанку голливудского героя, поверить в то, что он повел себя не совсем профессионально, было невозможно. Конечно, я вцепилась в него мертвой хваткой, требуя подробностей. Но Пьетро, посмеиваясь, отказался сообщить мне подробности. Единственное, что мне удалось выяснить, — на плече у него след от ножа. А я отчетливо осознала наличие у себя еще одного идиотского качества. Раненый мужчина вполне способен свести меня с ума. Впрочем, это не мой персональный бзик, русские женщины исторически этим страдали, художественная литература просто пухнет от таких сюжетов, не говоря уже о народных песнях. “Весь израненный, он жалобно стонал…”

“А Пьетро-то хорош, — вдруг подумала я, — ведет себя, как записная кокетка. Именно так, чтобы подогреть мой интерес к нему”. Но обвинять его в этом у меня язык не повернется. Однако и ставить точки над “и” в данный момент, когда я только что узнала о его ранении — тоже.

А он добил меня тем, что положил свою загорелую руку на мою, задушевно посмотрел мне в глаза и сказал:

— Мне очень хочется увидеть своего счастливого соперника. Мне хочется понять, почему ты предпочла его мне. Познакомь нас.

“Ход конем”, — подумала я.

— Видишь ли, Пьетро, назвать его счастливым соперником я не могу. Он не делает мне предложения, и я не уверена, что хочу жить с ним вместе. Просто выяснилось, что мы уже родные люди, и если я не смогу жить с ним, то, наверное, не смогу уже ни с кем. Все не так однозначно.

Наверное, я употребила неверное слово, потому что Пьетро наморщил лоб и спросил:

— Что такое “однозначно”? Я не могу понять в контексте любви.

Я улыбнулась, вспомнив семантические коллизии с англичанами в “Вивенхоу хаус”. Вот уж действительно, иностранцу русского никогда не понять; не понять, как это: одна бутылка — много, две — нормально, а три — мало. В последний вечер перед отъездом из Англии мы как-то стихийно собрались в баре нашей интернациональной компанией, и один из скотланд-ярдовцев угостил меня коктейлем. Когда коктейль кончился, он спросил, хочу ли я выпить еще. Я, как истинно русская женщина, стараясь вести себя прилично, прошептала: “Не знаю”, надеясь, что меня поймут в контексте старого анекдота: если военный говорит “да”, то это “да”; если военный говорит “нет”, то это “нет”; если военный говорит “не знаю”, то это не военный. Если дипломат говорит “да”, то это “не знаю”; если дипломат говорит “не знаю”, то это “нет”; если дипломат говорит “нет”, то это не дипломат. Если девушка говорит “нет”, то это “не знаю”; если девушка говорит “не знаю”, то это “да”. Если девушка говорит “да”, то это… не девушка. Я, конечно, намекала отнюдь не на свою девственность, а на то, что прямо согласиться выпить я считаю неприличным и рассчитываю, что джентльмены должны меня уговорить.

Однако англичанам такие тонкие движения души остались недоступны. Йен наморщил лоб и честно признался: “Я не понимаю, что значит „не знаю". Вы можете сказать прямо, хотите вы выпить или нет?” Я перестала ломаться, рявкнула: “Да”, Йен тут же принес мне коктейль, и взаимопонимание между народами было восстановлено.

— “Неоднозначно” в контексте любви, Пьетро, надо понимать так, что я не могу ни вместе с этим человеком, ни без него.

— Бедная Мария, — покачал головой Пьетро, — тогда тебе надо лечиться.

— А ты хочешь сказать, что у вас в Италии так не бывает? — Я обозлилась.

— Бывает. Но тогда человек идет к психоаналитику и лечится. Психоаналитик объясняет, что надо либо быть вместе, либо вообще забыть про своего партнера.

— И вы так слушаетесь психоаналитика?

— Мужчины слушаются.

— А женщины?

— А женщины влюбляются в психоаналитика. И с той же проблемой — что они не могут ни с ним, ни без него, бегут к другому психоаналитику.

— Замкнутый круг.

— Да, именно так. Я хочу познакомиться с твоим загадочным мужчиной. Я ведь тоже немножко психоаналитик, как и любой итальянский полицейский, и кто знает, вдруг я вам помогу.

— Договорились, — решительно сказала я. — Могу познакомить вас прямо сейчас.

Я подошла к стойке бара и попросила разрешения позвонить. Вернувшись за столик, я сообщила Пьетро, что загадочный мужчина будет здесь через двадцать минут.

Все эти двадцать минут я волновалась, как мамаша, представляющая жениху дочку на выданье. Почему-то мне казалось, что от этой исторической встречи зависит очень многое. Может, и у нас с Сашкой что-то сдвинется, и я опять захочу жить с ним, и Пьетро не будет несчастен.

Наконец в холл гостиницы вошел Сашка, и Пьетро почему-то на него сразу среагировал. Он повернулся к Сашке и помахал ему рукой.

Когда Стеценко присел за наш столик, я сказала несколько вежливых и необязательных фраз в качестве интродукции к решающей беседе, а дальше предоставила мужчинам плыть по воле волн. Я даже как-то отключилась от их общения, краем уха слушая чудовищную смесь тарабарского инглиша Сашки, не менее тарабарских попыток итальянца Ди Кара говорить по-русски и каких-то англо-латинских терминов, которыми они взаимно пытались объясняться. И надо сказать, что у них это очень хорошо получалось. Я поздравила себя с тем, какая это была удачная идея — их познакомить, и хоть Пьетро меня опередил, высказав ее, все-таки в голову она первой пришла мне.

Полопотав, они пожали друг другу руки; дальше больше — они обнялись. Потом заказали по пятьдесят граммов водки и выпили. Потом Стеценко предложил поехать куда-нибудь поиграть в бильярд. Ди Кара с восторгом воспринял это предложение и попросил швейцара вызвать такси. Через пять минут такси стояло у парадного подъезда гостиницы. Меня под руки провели к машине и усадили на лучшее место.

Дальнейшее напоминало рапид из кино — итальянского неореализма. Мы ехали с ветерком по Приморскому шоссе, причем Пьетро и Сашка на заднем сиденье пели итальянские народные песни. Начали, правда, с “О, белла, чао”, а после углубились в какие-то сицилийские напевы. Никогда не знала, что мой бывший сожитель настолько музыкален. По-моему, он даже спел какую-то арию на итальянском языке. Пьетро, отдавая долг вежливости, исполнил песню советского композитора Мокроусова “Хороши весной в саду цветочки”, уверяя, что это хороводная песня русских крепостных девушек. На мой вопрос, с чего он это взял, он ответил, что эту чудную песню (с чем я спорить не стала) исполняла сестра Татьяны Лариной в фильме британских кинематографистов “Онегин”.

Прибыв в один из прибрежных пансионатов, мы втроем пробежались по песчаной тропке к главному корпусу, держась за руки. Ну чем не “Римские каникулы”? Потом два моих кавалера старательно вытряхивали из моих туфель песок. Пьетро изъявил желание посмотреть на залив, который и вправду был великолепен в солнечную погоду, к сумеркам. Потом мы все спрыгнули с парапета на пляж и побежали к воде. За нами увязалась какая-то косматая собачонка, которая подпрыгивала и переворачивалась в воздухе, видимо, желая нас повеселить. Я подвернула ногу, и Сашка с Пьетро оспаривали право понести меня на руках, причем Сашка, настаивая на своей кандидатуре, апеллировал к Пьетриному ранению и беспокоился за здоровье гостя. В конце концов они понесли меня вместе. Я начала понимать восточных монархов с их пристрастием к гаремам. А как бы, интересно, назывался гарем, состоящий из мужчин, и принадлежащий женщине-монархине? И были ли такие прецеденты в истории?

Причем оба этих мужчины удивительно совпадают со мной во вкусах и пристрастиях, поэтому нам легко получать удовольствие от общения друг с другом. В моей прежней жизни, до встречи со Стеценко, мне встречались совсем другие мужчины, я не совпадала с ними по всем без исключения параметрам. Если мне хотелось романтического ужина при свечах, мой кавалер вел меня в дегустационный зал коньячного завода (прекрасно зная, что я не люблю коньяк, но это не имело особого значения, поскольку коньяк любил он), где надо было пить стоя; раз я любила классическую литературу, то он обязательно подсовывал мне плоды гнойного воображения авторов сортирного авангардизма, где герои поедают испражнения друг дружки и совокупляются сквозь карту Советского Союза. Весь парадокс в том, что отношения именно с такими людьми обычно затягивали меня всерьез и надолго. За одного такого человека я даже вышла замуж…

В этот вечер до бильярда мы так и не дошли. В город мы вернулись очень поздно, я уже умирала от усталости. Сначала мы отвезли Пьетро, высадили его у гостиницы, но он заявил, что должен проводить меня домой, поскольку это не город, а какие-то опасные джунгли, где за каждым углом меня подстерегает опасность, и один Саша не в состоянии защитить меня; Пьетро, как профессиональный полицейский, к тому же чувствует ответственность и за него тоже. Они потащились провожать меня вдвоем, а возле моей парадной Стеценко заявил, что согласен с определением нашего города, как страшных джунглей, и по законам гостеприимства должен убедиться, что Пьетро добрался до гостиницы в целости и сохранности. В дальнейшем они каждый вечер разыгрывали этот спектакль с провожанием, бдительно следя, чтобы ни один из них не оставался со мной наедине и чтобы не вышло так, что последним у моей парадной окажется кто-то один.

Придя домой, я свалилась тут же, не найдя сил даже расстелить постель.

Следующее утро началось с серенады, звучащей под моими окнами на два голоса. Странно, но жильцы нашего дома не кидались в певцов кирпичами и старыми ботинками, а, напротив, с удовольствием слушали, высунувшись из окон, и подбадривали их криками.

Пришлось приглашать Ди Кара и Стеценко к себе. Пока они пели, я приняла душ, причесалась и накрасилась. Когда они поднялись ко мне, я напоила их чаем, накормила завтраком, и продолжилась бильярдная эпопея. Собственно, до бильярда мы не добрались и на этот раз. Сначала долго спорили, куда двинуться, потом двинулись в том же направлении, что и вчера, по Приморскому шоссе в сторону пансионата, где у Сашки был знакомый главврач.

Дело кончилось выпивкой в сауне с последующим купанием в бассейне. Причем Пьетро весьма органично вписался в эту забаву — и пил не меньше Сашки, и плескался, как тюлень. Я даже слегка приревновала их обоих и стала подкалывать их на тему, не мешаю ли я их счастью.

Правда, на следующий день с утра Пьетро охал, нацепив солнечные очки, и требовал выключить солнечный свет.

Я тихонько спросила у Стеценко, не нужно ли ему на работу…

— Я в отгуле, — ответил он.

— Ну как тебе Пьетро? — приставала я.

— Я бы на твоем месте выходил за него замуж, не раздумывая.

Услышав такое от Сашки, я была поражена в самое сердце. Все-таки мы прожили вместе несколько лет, расстались исключительно из-за моих амбиций, в том смысле, что подлостей друг другу не делали. Несмотря на то, что мы расстались, Сашка постоянно утверждал, что продолжает меня любить. И вдруг услышать от него такое! Благословил, можно сказать!

Но как только я открыла рот, чтобы сказать ему что-нибудь чрезвычайно язвительное, чтобы он понял, что из-за этой фразы он потерял меня безвозвратно, как он продолжил:

— Только не надейся, что я тебе это позволю. Именно поэтому я взял неделю за свой счет. И буду третьим в вашей теплой компании, и не дам вам оставаться наедине до тех пор, пока ты не поймешь, что должна быть только моей.

“Вот и пойми этих мужиков”, — ошалело подумала я. Но, придя в себя, решила, что и особям мужского пола ничто человеческое не чуждо. Одно дело любить меня в свободное от профессиональных обязанностей время, будучи уверенным, что я никуда не денусь, даже при наличии какого-то там мифического итальянца-воздыхателя. И совсем другое дело — увидеть этого воздыхателя воочию, убедиться, что он существует на самом деле и что он является реальным соперником, а не жалким и убогим вариантом бегства от самой себя.

И осмыслив это, я даже на минутку испытала злорадство. А потом устыдилась. Получается, что Пьетро выступает заложником в наших с Сашкой любовных игрищах. Я-то, третий день существуя в компании обоих, отчетливо понимаю, что при всех невероятных достоинствах Пьетро, даже несмотря на национальный барьер, буду с ним несчастна, поскольку на свете есть Сашка.

Да и с кем угодно я буду несчастна, поскольку на свете есть Сашка. Может, он хоть что-то понял за время, что мы не вместе? И если мы начнем сначала, то учтем свои ошибки?

Когда вечером мои кавалеры довели меня до дому и стали трогательно прощаться со мной во дворе, к великому удовольствию окрестных пенсионеров, перед окнами которых, можно сказать, разворачивалась своя Санта-Барбара, из открытого окна своей квартиры я услышала истошные трели телефона. Позвонив, он затихал, и тут же начинал трезвонить с новой силой.

Забыв о кавалерах, я понеслась наверх. Пока я открывала дверь, звонки прекратились, но через полминуты снова раздался трезвон, и я схватила трубку.

— Маша, — раздался в ней голос Кужерова, — наконец-то! Целый день тебя не найти нигде! Давай быстро в РУВД!

— А что случилось? — спросила я, переводя дыхание. — Нашли беглого?

— Нет. Тут все гораздо круче! Мне без тебя не разобраться. Придешь? Хочешь, машину пришлю?

— Не надо, я так доеду.

Положив трубку, я даже испытала некоторое облегчение. Проводя время со своими мужчинами, я не переставала думать про оставленные в прокуратуре дела. Все время меня грыз червячок — а как там без меня? Оказалось, что без меня никак. Я схватила дежурную папку и Уголовно-процессуальный кодекс — на всякий случай, и выбежала из дома.

В кабинет к Кужерову я вбежала ровно через двадцать минут — рекорд для открытой местности. Он сидел за обшарпанным столом и рассматривал разложенные на столе дактилокарты, справки Информационного центра и какие-то бумажки с гербами МВД и Минюста. Рядом с ним сидел эксперт Федорчук, с меланхолическим видом разглядывая какие-то фотографии. Я присела напротив, всем своим видом выражая ожидание.

— Смотри. — Кужеров, положив свои мощные лапищи на бумаги, одним махом развернул их ко мне. Я уставилась на них, пытаясь сообразить, что к чему, а Кужеров, зайдя с тылу и склонившись надо мной, стал комментировать ситуацию, приведшую его в такой ажиотаж.

— Пришли из Москвы отпечатки Коростелева… Так, Машка, даже не знаю, с чего начать… В общем, я тогда перед тобой проштрафился, да еще слух пошел, что ты увольняешься… А с кем тогда работать? Думаю, разобьюсь в лепешку, а ты будешь довольна. Пробил я сначала “Белоцерковского”. Ответ на мою шифротелеграмму и справка на него из ИЦ по пальцам пришли почти одновременно. Шорохов Алексей Семенович, установили мы его личность.

— Я уже экспертизку сделал, Маша, потом постановление мне напиши, — подал голос Гена Федорчук.

Я с благодарностью посмотрела на него. Положительно, он у нас уникальный: от других экспертов по полгода заключения не допросишься, а он готов даже без постановления его сделать, ты, мол, потом как-нибудь постановление занеси…

— Да брось, — отмахнулся Гена от моего благодарного взгляда, — я же понимаю, как это важно. А потом, — он усмехнулся, — мы все испугались, что ты уволишься, вот и начали в морской узел завязываться.

— Не отвлекайся, — одернул его Кужеров. — Сидел он под Мурманском, где зубы эти делают, как их…

— Рандолевые, — помог Гена. — Видел я таких пижонов, у некоторых весь фасад рандолевый, вся челюсть.

— Точно, рандолевые! Как я мог забыть? Значит, тянул он срок вот на этой зоне. — Кужеров подвинул ко мне одну из бумажек, где в графе “сведения о судимости” было указано несколько букв и цифр, обозначавших номер колонии.

— Хорошо, молодцы, — сказала я, находясь в недоумении, что за срочность в этих сведениях. Здорово, конечно, что личность погибшего установили, но пока ничто в этих сведениях не тянуло на задыхающийся голос Кужерова по телефону и его суету над бумажками.

— Это только начало, Машка, сейчас сама отпадешь, — заметив отсутствие энтузиазма в моем голосе, предупредил Кужеров. — Слушай дальше. Прислали мне и его фотку из колонии, вот, глянь.

Он выложил передо мной фотографию заключенного Шорохова, сделанную в двух ракурсах. Хоть тут он был сфотографирован при других обстоятельствах, а я видела этого человека только мертвым, следовало признать, что это именно “Белоцерковский”. Но я все еще не понимала…

— А теперь смотри сюда. — Кужеров подсунул мне под нос очередную порцию бумажек. — Пришли мне сведения из ГИЦа, насчет Коростелева. Судим, родненький, и сидел в той же колонии, что и покойный Шорохов. И, главное, в одно и то же время.

Так. Вот это уже становится интересным.

— Сережа, — сказала я, — а что, если мастеру показать фотографию Шорохова? Может, это он приходил к Коростелеву на работу, уговаривал оружие сделать?

— Маш, ты можешь меня ругать и даже побить, но я уже показал мастеру фотографию. Не бойся, — вскинул он руку, — я по всей форме фототаблицу сделал, три рожи наклеил и протокол составил. Отдельное поручение ты мне потом напишешь.

— Так можно работать, — горько усмехнулась я, — один следственные действия проводит по собственной инициативе, пока я в отгулах развлекаюсь, второй экспертизы шлепает без постановлений.

— Маш, но это же формальности, что ж я — не человек, что ли? К тебе любовник приехал, а я со своей сермяжной правдой?

— Ладно, — прервала я его, — дальше.

— Дальше вот что: мастер его безоговорочно опознал. Я, говорит, его свиную рожу хорошо запомнил. “Понятно, — отметила я про себя, — ниточка из старых связей протянулась к Коростелеву, может, отсюда вырастет и мотив нападения на него. А может, и мотив убийства „Белоцерковского"”. А Кужеров продолжал меня огорошивать.

— Правильно ты подумала, — заявил он, видимо, по моему лицу уловив, что я думаю про связь нападения на Коростелева с убийством “Белоцерковского”-Шорохова. — Тут дорожка прямая. Смотри. — Он выложил передо мной еще одну бумажку.

Это была расшифровка звонков с телефонной карты, обнаруженной в вещах “Белоцерковского”. Я поймала себя на том, что продолжаю называть его по фамилии, под которой он стал нам известен, а к его настоящей фамилии еще надо привыкнуть.

Некоторое время я разглядывала перечень телефонных номеров, которые мне ни о чем не говорили, и Кужеров спохватился.

— Ах да, ты же так на память не уловишь. Вот эти три звонка, — ткнул он пальцем в три одинаковых телефона, — знаешь, куда? Домой к Коростелеву. Я этот номер сразу выхватил, я же хозяйку допрашивал квартирную, а потом все время туда позванивал, вдруг жена Коростелева вернулась, ты же просила ее вызвать… А последний звонок, знаешь, когда? В день, когда Коростелева по башке приложили.

У меня бешено забилось сердце. Неужели мы на пороге разгадки? Но тут взгляд мой упал на цифры, говорящие о времени звонка, и недоумение словно окатило меня холодной водой.

— Сережа, — медленно сказала я, перечитывая эти цифры и перепроверяя себя, — но последний разговор был в восемнадцать ноль пять. Коростелев в это время уже был прооперирован. С кем же тогда разговаривал “Белоцерковский”-Шорохов?

— Слушай, а я на это внимания не обратил, — признался Кужеров. — А действительно, с кем? Может, с женой? Или с тещей Коростелева? Разговор-то, смотри, три минуты…

— Нет, — решительно возразила я. — Ни с женой, ни с тещей он разговаривать не мог. Обе как раз в это время были в больнице, я их там видела.

— Ладно, разберемся, — вздохнул Кужеров. — Может, у них в гостях кто был… Слушай дальше.

— А это еще не все? — удивилась я. Информация уже переливалась через край и пока не укладывалась в голове.

— Ха! — сказал Кужеров. — Да сейчас ты вообще опупеешь. Гена, скажи ей, а я передохну.

Я переводила глаза с Кужерова на Федорчука.

Генка с загадочным видом приосанился и начал говорить:

— Сергей мне отправил пальцы Коростелева — дактилокарту из ИЦ, я стал твою экспертизу делать по следам из парадных. Помнишь, там был след ладони на стенах?

Я кивнула; еще бы не помнить.

— Я этот след приложил добросовестно ко всем потерпевшим. — Генкина медлительность в речи начала меня слегка раздражать.

— Гена, я знаю, что ты все делаешь на совесть. Скажи, наконец, в чем дело.

Гена, как будто назло, затормозил вообще и некоторое время молчал.

— К одному из потерпевших этот след подходит.

— К кому?! — Я начала подпрыгивать на стуле.

— А ты сама не догадываешься? К Коростелеву.

— К… К Коростелеву? — Я начала заикаться. — Но… Как это может быть? Почему?..

— Маша, — тихо позвал Генка, — это еще не все. Я потом стал делать пальцы со ствола, из которого застрелили “Белоцерковского”. Так вот, и на стволе — пальцы Коростелева.

— Ничего не понимаю! — жалобно сказала я, переводя глаза с бумажек на Кужерова, а с Кужерова на Федорчука. — Гена, ты ничего не перепутал?

— Понимаешь, следы со ствола действительно не очень хорошие, но пригодные. Я их и так, и сяк примеривал, даже в главк съездил, посоветовался. Можно, конечно, сомневаться, но процентов на восемьдесят это рука Коростелева. Хочешь, вместе съездим в Управление, устроим консилиум?

— Хочу! — Я поднялась с места.

Нужно было что-то делать, иначе я могу взорваться. Как мог Коростелев убить “Белоцерковского”, если он лежал в коме и вскоре сам умер? Бред какой-то… Если считать, что на стенах в парадных следы убийцы, то получается, что Коростелев и сам себя убил тоже.

— Машка, выпить хочешь на дорожку? — Кужеров достал из-под стола начатую бутылку с красным вином. — Я тоже, как все это собрал воедино, решил что без градуса во всем этом хрен разберешься.

Я покачала головой, и Кужеров, пожав плечами, сам приложился к горлышку бутылки, после чего остановил меня, схватив за руку.

— Подожди, Маша, ты еще главного не знаешь. Коростелев умер.

— Сережа, — внятно сказала я, протискиваясь между здоровым опером Кужеровым и не менее здоровым сейфом с маркировкой какой-то дореволюционной фабрики, — меньше надо в рюмочку заглядывать. Я знаю прекрасно, что Коростелев умер.

— Ха, — ответил Кужеров и снова приложился к бутылке. — А когда он умер, по-твоему?

— Да хоть по-моему, хоть по-твоему, почти неделю назад, в больнице.

— Обломись, Машка, — грустно сказал Фужер, утирая рот тыльной стороной своей лапищи. — Коростелев Виктор Геннадьевич умер полтора года назад, отбывая наказание вот в этом учреждении. — И он картинным жестом бросил передо мной на стол справку колонии, где действительно было написано, что Коростелев Виктор Геннадьевич, такого-то года рождения, и прочие данные (которые до буковки совпадали с данными моего потерпевшего), умер в колонии, причина смерти — отравление неизвестным ядом. И подпись. И печать.

* * *

Мой порыв устроить консилиум по поводу принадлежности Коростелеву отпечатков рук на пистолете успехом в тот вечер не увенчался, потому что я в запале не смотрела на часы, а между тем рабочий день у всех нормальных людей уже давно закончился. Поэтому консилиум был устроен в кабинете у Кужерова и посвящен тому, кто есть Коростелев на самом деле.

Я, конечно, со временем поостыла насчет перепроверки выводов эксперта Федорчука; раз Гена говорит, что пальцы Коростелева, значит, так оно и есть. Мы, правда, немножко побазарили на тему последних извращений зарубежных ученых, которые ставят под сомнение достоверность идентификации личности по отпечаткам пальцев. Мол, то обстоятельство, что на земле еще не выявлено двух людей с одинаковыми отпечатками пальцев, даже однояйцевых близнецов, еще не является бесспорным доказательством индивидуальности отпечатков, А может, просто криминалистам еще не попались двое с одинаковыми отпечатками, хотя они существуют и где-то ходят по нашей планете.

— Так что, Маша, используй данные дактилоскопической экспертизы с оглядкой, — заключил Гена Федорчук. — Вдруг мы как раз наткнулись на двух людей с одинаковыми отпечатками?

Я засомневалась. А вдруг и правда? Но не стала посвящать собеседников в свои сомнения и отпарировала Гене:

— Теория верна, пока она не опровергнута. Вот метод бертильонажа — антропометрической идентификации, когда преступников обмеряли по нескольким параметрам и использовали это как личные признаки конкретного человека, — изжил себя меньше чем за двадцать лет, пока не нашлись двое заключенных с совершенно одинаковыми результатами измерений. А вот дактилоскопией следователи пользуются для идентификации личности уже больше ста лет. Так что будем исходить из достоверности дактилоскопической идентификации.

Сказала я это с уверенным видом, а сама подумала — если бы я действительно была уверена в этом…

— Вообще-то, — вспомнила я, — родоначальник дактилоскопической идентификации Фрэнсис Гальтон еще в 1890 году установил, что вероятность совпадения отпечатков десяти пальцев у двух разных людей равняется одному к шестидесяти четырем миллиардам.

— Переведи, — потребовал Кужеров.

— Ну это практически невозможно, учитывая численность населения земного шара, — растолковал ему Федорчук. — Но ты учти, Маша, что на стволе я не имею десяти пальцев. Только три. Соответственно вероятность снижается.

— А вот мне интересно, как он это установил? — домогался Кужеров.

— Математическим путем. Фужер, не отвлекайся, — отмахнулась я.

Ну я же просил! — завопил он. — Не называй меня этой идиотской кличкой!

Минут пять ушло на успокаивание оперуполномоченного Кужерова. Угомонила я его только рассказом про бельгийского статистика Адольфа Кегле, который додумался использовать статистические методы при изучении преступности.

— Кстати, Сережка, — говорила я, — западные криминологи давно уже не дают определения преступности. Считают, что это и так всем понятно. А у нас лучшие умы бьются, и все без толку. А Кегле, знаешь, что говорил? Что во всем, что касается преступлений, числа повторяются с удивительным постоянством. Он статистическим путем доказал, что не только убийства совершаются ежегодно почти в одинаковых количествах, но и орудия и способы убийства употребляются практически в одних и тех же пропорциях.

— Как это? — заинтересовался Кужеров.

— Знаешь, что он установил? Он говорил, что можно заранее вычислить, сколько индивидуумов замарают руки в крови своих ближних, сколько будет фальшивомонетчиков и сколько отравителей. Сейчас это называется “прогнозирование преступности”. Вот как ты думаешь, как можно с помощью математики предсказать, сколько мужей убьют своих жен в будущем году? Не зная ничегошеньки об этих мужьях и женах, а зная только количество убийств в прошлые годы?

Слушая о достижениях криминологии и криминалистики, Сергей отвлекся от своих личных обид, но тут же горько посетовал, что, оказывается, столько есть научных разработок, как преступников искать, а они в уголовном розыске методом тыка придумывают, чего бы еще поделать.

Федорчук ему деликатно намекнул, что он еще должен сказать спасибо, что работает в двадцать первом веке, а не в семнадцатом, когда кровь человека еще не умели отличить от крови животных, а про отпечатки пальцев никто слыхом не слыхивал. Кужеров тут же возразил, что им бы, в семнадцатом веке, его проблемы начала двадцать первого века, когда в коридоре отдела даже скамеек нет для работы агентов с задержанными.

— Сколько прошу руководство, — раскипятился он, — поставьте скамейки, а то агентам негде работать, я людей не могу к фигурантам подвести… А что касается крови животных, то мы недалеко уехали от семнадцатого века. Меня вот в Подпорожье послали лет пять назад, там маньяк сексуальный объявился. Нашел я подозреваемого, а на одежде у него как раз кровушка была. Сдал следак одежду на экспертизу, а ему отвечают — кровь птицы. Какая, на хрен, птица, подозреваемый сам блеет, что ни гусей, ни уток не резал. И даже куриц в пищу не употреблял. Зуб даю, кровь на нем была девчонок убитых. Так нет же, эксперты уперлись — кровь птицы, и хоть ты тресни. Кровь птицы, понимаешь! Как я им ни доказывал, что гусей он не резал, а страусы, ни эму, ни нанду, в Подпорожье зимой не водятся…

Генка снова ловко отвлек его от проблем давно минувших дней, заведя разговор про генетическую экспертизу.

Кужеров активно включился в научную дискуссию и привел в пример недавнее дело, связанное с войной двух организованных преступных сообществ. Там члены одной банды напали на другую, перестреляли, после чего заперли в микроавтобусе, облили бензином и подожгли. Эксперты с трудом расковыряли слипшиеся от термического воздействия тела, насчитали восемь жертв и стали прикидывать, кто есть кто. С грехом пополам установили семерых, а вот насчет личности восьмого возникли сомнения. Предполагалось, что это останки лидера, по крайней мере, на это указывали клочки сохранившейся одежды и уцелевшие обрывки документов. И, чтобы устранить сомнения, провели генетическую экспертизу: получили генный материал от родителей предполагаемого потерпевшего, после чего генетики дали заключение о том, что труп принадлежит именно лидеру, с вероятностью 1:250000000; иными словами — с возможностью наличия всего лишь одного человека с такими генетическими параметрами среди всего населения планеты Земля.

А ровно через два месяца “труп” сидел перед следователем живехонек и давал показания. При этом, как заметил Кужеров, он совсем не с Марса прилетел.

Выяснилось, что лидер, справедливо полагая, что именно он является главной мишенью, еще до стрельбы поменялся одеждой с шофером и подсунул ему свои документы, а сам благополучно сбежал с места событий, надеясь, что, обнаружив “его” труп, его наконец оставят в покое. Вот так-то, насчет сногсшибательной вероятности.

Правда, Кужеров все опошлил:

— Еще неизвестно, сколько этот “потерпевший” заплатил генетикам за доказательства своей смерти?

Мы с Геной его осадили, напомнив, что пока не установлено, что заключение дано за взятку, оно считается достоверным.

Я, в свою очередь, припомнила случай с гражданским делом об установлении отцовства: истица в доказательство того, что ребенок произошел от конкретного папаши, провела генетическую экспертизу, которая в принципе воспринимается судами, как бесспорное доказательство. Экспертиза утверждала, что отцом ребенка является ответчик.

Мужчина, к которому был предъявлен иск, решил сопротивляться и провел альтернативную экспертизу, тоже генетическую, только в Москве. Московские эксперты дали категорическое заключение, что данный мужчина отцом данного ребенка являться не может. Вот суд и оказался с двумя взаимоисключающими экспертизами на руках, и, насколько я знаю, вопрос так и не был решен, поскольку на тот момент генетику делали только в Питере и Москве. Причем питерская и московская научные школы исторически воспринимали друг друга в штыки, обвиняли в косности и обскурантизме. Правда, это было на заре генной дактилоскопии, методика еще не была хорошо освоена, дорогого оборудования не хватало, может, кто-то из экспертов и ошибся неумышленно.

— Не уважаю всякие там новомодные методы, — заявил старина Кужеров, — предпочитаю проверенные. Откатал пальцы, заслал эксперту, получил результат. Дешево, надежно и практично. А кстати, Маша, почему генная дактилоскопия? — заинтересовался любознательный опер. — Потому что из пальца кровь берут для генетики?

— Сереженька, по-моему, кровь для генной экспертизы берут из вены. А “генная дактилоскопия” — по аналогии с методом дактилоскопии, который пока что считается самым достоверным путем установления личности.

— Ну не скажи, — вмешался Гена. — Я вот слышал про идентификацию путем считывания информации с сетчатки глаза, ее уже за границей в аэропортах применяют, говорят, что она теперь самая-самая достоверная.

— Возможно, это хорошо для проверки документов в аэропорту. Только преступник не всегда, к сожалению, оставляет на месте преступления сетчатку глаза, — пошутила я.

— Да! А если человек без глаз, как тогда его идентифицировать? — поддержал меня Кужеров.

— А если без рук? — огрызнулся Гена.

— Не ссорьтесь, горячие парни, — подвела я итог. — На мой взгляд, самое надежное — это совокупность методов. Вот когда пальцы совпадут, а генетики подтвердят, а еще лучше, чтобы кто-то человека опознал, — вот тогда можно говорить об идентификации.

— Пора применять наши теоретические выкладки на практике, — меланхолически заметил Гена. — Надо определяться, кто есть кто. Как я понял, мы имеем отпечатки пальцев человека, который по документам умер полтора года назад. Ваши предложения?

— Для начала надо решить, верим мы вашей дактилоскопии или нет, — проворчал Кужеров. — Как я понял из выступлений предыдущих ораторов, все вы люди и тоже можете ошибаться. Вот это, — он потряс справкой о смерти Коростелева в колонии, — тоже в помойку не выкинуть. А, Маша?

Я вздохнула:

— Понятно, что надо выбирать: либо справка подлинная, либо экспертиза достоверная. Надо проверять. Кужеров, поехали с тобой в колонию.

Неповоротливый Кужеров застонал:

— Я так и думал! Маша, зачем куда-то ездить? В командировке пить придется, а я только из запоя вышел. Давай запрос пошлем, а они нам фотографию и все данные на Коростелева.

— Сережка, с этими бумажками мы упремся в ту же проблему: отпечатки мертвого человека на свежих вещдоках. Неужели ты думаешь, что нам ответят: ах, извините, мы ошиблись, Коростелев жив-здоров…

— …И спокойно отбывает свой срок в нашем учреждении, — подхватил улыбающийся Гена, — что в лоб, что по лбу.

— Надо ехать туда, в колонию, смотреть все, что есть на Коростелева, все документы, приговор — за что сел, как умер, заключение экспертизы трупа. Там написано в справке, что причина смерти — отравление неизвестным ядом. Вот и надо проверять, при каких обстоятельствах была зафиксирована смерть.

— И что стало с телом, — безрадостно заключил Кужеров, уже прочувствовавший, что от командировки не отвертеться.

— Естественно. Если у нас будут фотографии заключенного Коростелева, предъявим их операм, которые киллера задерживали, может, опознают.

— Так ты думаешь, что киллер — это Коростелев?

— А ты как думаешь? — спросила я Сергея. — Если это его отпечатки на стволе, какие еще могут быть варианты?

— Ребята, а может быть такое, что есть еще один Коростелев с теми же данными? Один в зоне умер, второго по голове стукнули в подъезде? — поинтересовался Гена Федорчук.

— А третий стрелял в “Белоцерковского”, а четвертый мочил мужиков по парадным, — язвительно заметила я.

— Тогда бы нам Информационный центр выдал всех Коростелевых, — возразил Кужеров. — А нам ответили про одного. Слушайте, — у него загорелись глаза, — а паспорт-то у него был? Я имею в виду потерпевшего, которого по голове ударили?

— Правильно, Сергей, — у меня тоже загорелись глаза, — медицинское свидетельство о смерти обменивается на загсовское при наличии паспорта умершего. Завтра с утра надо бежать в загс с запросом, какие документы умершего предъявлялись. Может, по данным паспорта мы что-нибудь проясним… Даже если совпадают данные о личности, номера и серии паспортов не могут совпадать.

Кужеров достал чистый лист бумаги и что-то записал.

— Вот смотрите: пункт первый — проверка сданного в загс паспорта Коростелева, который умер в больнице. Пункт второй: командировка в Мурманск, в колонию, где умер Коростелев.

— Молодец. Пункт третий — допрос вдовы Коростелева… — Тут я замолчала.

Перед моими глазами, как на широком киноэкране, встала сцена в больнице: полные слез глаза Ольги Коро стел свой, ее рука, судорожно вцепившаяся в руку лежащего на больничной койке человека… А потом — ее настойчивое нежелание оставлять больного наедине со мной, ее вспышка ярости, когда Кужеров попытался вывести ее из палаты на время допроса больного, такая же вспышка в моем кабинете, когда я отказала в кремации трупа. А еще — странные слова больного, которые я отнесла за счет амнезии, потери памяти. Странные слова о том, что зовут его не Виктор и, главное, что он никогда не был женат…

* * *

Разошлись мы уже ночью. Мужчины галантно проводили меня до квартиры, доставив немыслимое удовольствие не дремлющим до моего возвращения соседям по дому. Похоже было, что местные пенсионеры уже организовали тотализатор на моих знакомых мужского пола и принимают ставки.

Пока что в сухом остатке было следующее: паспорт Ольги Коростелевой я видела своими глазами, но мне и в голову не пришло проверить штамп о регистрации брака. Конечно, кто бы в чем усомнился, придя в больницу, где неутешная жена дежурит у постели мужа? Да еще теща тут; вот я и поверила на слово, что передо мной Коростелев, и даже его заявление о том, что он никогда не был женат, меня не насторожило. Допускаю, что в этой ситуации девять из десяти следователей поступили бы точно так же. Но это меня не извиняет.

Я грызла себя почти до утра. И практически не сомневалась, что Ольга Коростелева больше не вернется в квартиру, которую снимала недалеко от больницы. Где теперь ее искать? На всякий случай озадачить приозерскую милицию? Вроде бы она сказала, что хочет вывезти тело на родину мужа, в Ивановскую область. В деле должна быть копия моего разрешения на вывоз и захоронение тела, надо еще посмотреть место рождения Коростелева и послать туда сторожевик. Куда-то же она должна была привезти тело?

Надо бы еще сделать обыск в квартире, которую снимали Коростелевы… Но там наверняка пусто, не думаю, что они оставили там что-нибудь, представляющее для нас интерес. В связи с этим я задумалась о роли Ольги Коростелевой во всей этой истории. Паспорт у нее, похоже, подлинный; так что она скорее имеет отношение к тому Коростелеву, который стрелял в Шорохова. Тогда зачем ей понадобилась эта мистификация с якобы мужем, ударенным по голове в парадной? И где она его подобрала? Сама ударила по голове? Нет, там в парадной — отпечатки руки человека, который стрелял в Шорохова. Но во всех остальных случаях нападений в парадных — те же отпечатки. Почему тогда, раньше, до “Коростелева”, при теле жертвы нападения не появлялась Ольга?.. Надо бы еще проверить все другие жертвы — действительно ли они те, за кого их выдают жены. Фантасмагория какая-то!

Видимо, когда у меня окончательно зашел ум за разум, организм в качестве сопротивления заскоку погрузил меня в сон.

Весь небольшой остаток ночи, который выпал мне на отдых, мне снились люди без лица, ведра крови для генетической экспертизы, стены, оклеенные дактилокартами в виде обоев, и прочая лабуда, которая может присниться только следователю.

Проснувшись, я с трудом сообразила, что к чему, и долго восстанавливала те эвересты мысли, которые воздвигла накануне.

Собираясь на работу, я с ужасом вспомнила про своего иностранного гостя. Куда его девать? Некрасиво бросать человека в незнакомом городе, особенно с учетом того, что он приехал ко мне за тридевять земель. Может, потаскать его на следственные действия? Пусть понюхает, почем фунт лиха. Как мы тут при помощи топора и такой-то матери раскрываем преступления века…

Придя в прокуратуру, я зашла к шефу и долго ему рассказывала то, что мы имеем на сегодняшний день. Вопреки моим опасениям, шеф очень обрадовался, что все эти дела — нападения в парадных и стрельба в Шорохова-“Белоцерковского” — оказались связанными между собой.

— Теперь вы с чистой совестью все эти дела можете оставить у себя, в своем производстве, — потирая ручки, объявил он.

Я мрачно заметила, что ни на что другое и не рассчитывала.

Шеф дал несколько ценных указаний и в числе прочего все-таки рекомендовал произвести обыск в квартире, которую снимала Коростелева.

— Между прочим, там можно поискать отпечатки пальцев, которые вы сравните с отпечатками, изъятыми с мест происшествий. Если найдете их там, считайте, что связь между Ольгой Коростелевой и сбежавшим киллером вами установлена.

— Все это хорошо, — уныло проговорила я, — да только где теперь искать эту Коростелеву?

— А если найдете, что вы сможете ей инкриминировать? — поинтересовался шеф.

— Да ничего, — после некоторого размышления ответила я. — Только дача ложных показаний, но для возбуждения дела о даче ложных показаний нужно либо постановление о прекращении дела, либо приговор суда, в котором будет установлено, что конкретно эти показания были ложными потому-то и потому-то.

— А до приговора еще семь верст, и все лесом, — резюмировал шеф.

— Если бы знать мотивы ее действий, можно было бы что-то придумать. Но, боюсь, о ее мотивах мы узнаем не раньше, чем она сама нам расскажет.

— Значит, предъявить ей нечего, и, соответственно, розыск ее мы официально объявить не можем.

— Выходит, так. Ни ее, ни матушки. Только обычным способом, как свидетеля ищем — дать задание уголовному розыску установить местонахождение…

— Мария Сергеевна, — подвел шеф черту нашего совещания, — вы все равно не разорветесь. На мой взгляд, сейчас самое важное — установить обстоятельства смерти Коростелева в колонии. Пока вы буксуете без этой информации. Так что поезжайте туда, в Мурманск. Отправьте в РУВД поручение о том, чтобы вам выделили сопровождающего, я подпишу. Наверное, Кужеров с вами поедет, раз уж он полностью в курсе? И рапорт на командировку пишите.

Я расстроилась. Все правильно, в командировку ехать надо. Да только у Пьетро остались два дня от краткосрочного отпуска, как я поняла, полученного им в связи с ранением. А я уеду в командировку, очень красиво. Хотя с другой стороны, он сам полицейский, к понятию служебного долга относится трепетно и должен меня понять. Шеф заметил по моему лицу, что я расстроена, участливо поинтересовался, в чем дело. Я рассказала ему все, как на духу, и спросила, что делать с итальянцем, не скрыв, что хотела привлечь его к участию в следственных действиях.

— Вот пока вы не уехали в командировку — а я думаю, что раньше, чем через два дня вы и не уедете, — возьмите своего воздыхателя на обыск в квартире Коростелевой. Кстати, место жительства Шорохова вы установили?

— Нет. По адресу регистрации, указанному в паспорте, живут совершенно другие люди, о Шорохове, равно как и Белоцерковском, и слыхом не слыхивали. Проверка телефонов, считанных с его телефонной карты, в плане установления его места жительства ничего не дала. Прямо не знаю, что делать?

— Ладно, подумайте. Может, вам ваш итальянский друг что-то подскажет, — ухмыльнулся шеф. — И не забудьте, что обязанность найти сбежавшего киллера с вас никто не снимал.

Полдня я занималась оформлением бумажек на командировку. Пьетро Ди Кара и Александр Стеценко обрывали мне телефоны. Я поставила их в известность, что им дозволяется поучаствовать в намеченных следственных действиях, и они мгновенно прискакали в прокуратуру, и на их лицах было написано: “Всегда готов!”.

Конечно, я могла бы ограничиться одним Пьетро, но мне показалось, что это будет нечестным по отношению к Сашке: все-таки он столько сил положил на то, чтобы не оставлять нас с Пьетро наедине…

По предложению Пьетро мы втроем пообедали в каком-то новом ресторанчике по дороге в городскую прокуратуру, где мне предстояло оформить командировку. Как я подозревала, у Сашки было не так уж много денег, а одалживаться у Пьетро, а тем более есть за его счет ему гордость не позволяла. Он и так уже достаточно поиздержался в наших гульбищах по пансионатам, поскольку платили они наравне с Пьетро. Но он мужественно пошел с нами в ресторан, категорически отказался от оплаты его обеда итальянцем и заказал самое дешевое блюдо — горячую закуску из кальмаров.

Тем не менее, вопреки моим опасениям, ему принесли огромную фарфоровую миску, куда были набросаны аппетитные овощи, сбоку плюнуто черной икры, а в середине красовалась горка тех самых кальмаров. Сашка умудрился растянуть эту закуску на время поедания нами супа и горячего.

В ресторанчике, между прочим, отнюдь не дешевом, царил мягкий полумрак, который мне нравился, несмотря на язвительные замечания доктора Стецен-ко по поводу того, что в приличных ресторанах освещение должно быть ярким, чтобы посетитель видел, что кушает. Я возразила, что, в конце концов, тщательный визуальный анализ жратвы может быть не главным, зачем люди ходят в ресторан; может, посетителям важнее интимная обстановка… Пьетро сказал, что у них владельцы ресторанов предоставляют посетителям альтернативу: в зале свет приглушенный, а на столиках стоят сильные лампы. Если тебе надоел интим, можно зажечь лампу и проинспектировать внешний вид пищи.

Когда наша трапеза подходила к концу, я заглянула в Сашкину фарфоровую миску; содержимое ее уже не закрывало донышка.

— Ну как кальмары? — спросила я Стеценко, искренне желая, чтобы он тоже получил удовольствие от обеда.

— Пока не знаю, — ответил он, подцепляя на вилку остатки закуски и внимательно их разглядывая, перед тем как отправить в рот, — пока ем макароны.

— Сашка, — фыркнула я, — какие макароны? Это же кальмары и были!

Сашка покраснел, бросил вилку и прошипел:

— Вот именно, они бы еще в кромешной темноте свою баланду подавали! Ты Петьке только не переводи, а то он уже уши навострил…

Я благородно пообещала не выдавать его, а сама то и дело фыркала, вспоминая “макароны”.

Пьетро, правда, поинтересовался, над чем я смеюсь. Чтобы не подставлять Сашку, я рассказала ему, что не люблю кальмары, причем причин своей неприязни к ним объяснить не могу. Когда-то давно, еще в мои студенческие годы, когда кальмары — в виде консервов и свежими тушками — заполонили наши магазины как альтернатива дефицитным мясу и птице, я где-то раскопала рецепт приготовления свежих кальмаров со сметаной, так, что по вкусу они безумно напоминали грибы. Три минуты варишь свежих кальмаров с перцем и луком, потом кладешь в подогретую сметану, где уже разведено немножко муки, и через три минуты можно подавать. Главное, их долго не греть, а то станут, как подошва. Приготовила я их раз на нашу студенческую собирушку, и коллективу так понравилось, что от меня стали требовать тушеных кальмаров на каждую встречу. И я, как человек, любящий ближнего и стремящийся сделать ему приятное, дисциплинированно покупала эти отвратительные мороженые тушки кальмаров и перед приходом гостей, давясь слезами, разделывала их на кухне, вытаскивая из них какие-то прозрачные стерженьки — суставы, наверное. При этом я все делала, отвернувшись, вслепую, не глядя на то, что у меня под руками, иначе меня стошнило бы. И приготовленное мною блюдо я так ни разу и не пробовала, меня воротило от омерзения, зато гости были в восторге.

Пьетро восхитился моим самопожертвованием и поцеловал мне руку.

Потом они проводили меня до горпрокуратуры, и на то время, что мне предстояло провести в начальственных кабинетах, собирая подписи на рапорте о направлении в командировку, я отправила Пьетро вместе с Сашкой посмотреть на город с купола Исаакия.

В городской я наслушалась такого, что мне опять захотелось уволиться и не ехать ни в какую командировку. Наш новый зональный, молоденький парень, поучал меня с высоты своего двухлетнего стажа следственной работы, просто размазав по стене. Забыл, как я ему когда-то ошибки исправляла в протоколе, когда его, стажера, поставили со мной дежурить по городу. А впрочем, может, как раз слишком хорошо запомнил. Но я-то его при этом не унижала, хотя над его перлами тогда потешалась вся дежурная группа.

Пока он ковырялся в моих бумажках, я припомнила, что мы тогда выехали на заявление об изнасиловании, но после проверки выяснилось, что просто девушки облегченного поведения остались не совсем довольны вознаграждением, что привело к конфликту. Стажер был послан опрашивать одну из девушек, и вернулся с писаниной в таком стиле: “…и пока в гараже меня трахал Коля, Света с Витей трахались за гаражом”.

Прочитав это, я мягко заметила стажеру, что вообще-то объяснение — это официальный документ, в котором желательно употреблять литературные выражения. Стажер с недоуменным видом спросил, а как же тогда писать? Я ему подсказала, что есть вполне пристойное выражение “вступать в половую связь” или “совершать половой акт”; однако стажер хмыкнул и сказал: “Так это что же, целых три слова писать?!” Тут я уже не вытерпела и довольно резко заметила, что есть вообще очень короткое слово для обозначения указанного действия, что ж он его не употребил?

Потом уже я то и дело слышала про его лингвистические изыски, которые поминали на всех следовательских занятиях. Как-то он написал в формуле обвинения: “совершил действия сексуального характера в извращенной форме — на подоконнике…” А чего стоит его знаменитое постановление о приостановлении дела в связи с объявлением розыска обвиняемого: “Уголовное дело приостановить, Петрова поискать”?

А теперь вот учит других, как надо работать, и при этом словечка в простоте не скажет, а только слюной брызжет. Вот чего я никогда не понимала, так это хамства по отношению к подчиненным. Ну считаешь ты, что человек ошибся, — объясни ему, в чем ошибка. Зачем унижать-то? Однако стоило в кабинет войти начальнику Управления по надзору за следствием, мой зональный переменился в лице и подобострастно стал что-то ему объяснять, чуть ли не приседая.

Надо ли говорить, что все руководители и надзирающие за следствием в городской прокуратуре, подписывая мои бумажки, поминали мне сбежавшего киллера и настоятельно требовали срочно его найти. А заместитель прокурора даже пригрозил не отпустить меня в командировку, пока я киллера не найду. Я полчаса объясняла ему, что моя командировка может существенно помочь в установлении, местонахождения беглеца, наконец, он устал меня слушать, подписал мой рапорт и отправил с глаз долой.

С ощущениями еретика, по недосмотру отпущенного испанской инквизицией прямо с костра, я зашла освежиться в дамский туалет городской прокуратуры, отделанный не хуже, чем в пятизвездочной гостинице. Меня порадовало художественно выполненное объявление, висящее на стене возле электросушилки: “С преступностью в стране не будет покончено до тех пор, пока прокуроры не перестанут воровать казенную туалетную бумагу. С приветом — канцелярия”.

Я вышла из горпрокуратуры, жмурясь от яркого солнца после полумрака начальственных кабинетов.

Турист и сопровождающий между тем еще лазали по куполу собора. Разглядев меня сверху, они замахали мне рукой.

Спустившись, Пьетро признал, что Петербург ничуть не хуже красивейших городов Италии. Сердце мое наполнилось гордостью:

— Ты еще сравни, сколько лет вашим древним городам и насколько молод Петербург по сравнению с европейскими столицами. Париж, Рим, Лондон — они все насчитывают если не больше тысячелетия, то уж не меньше. А Питеру всего триста лет!

Пьетро горячо согласился, но высказался в том смысле, что хорошо бы в этом чудном городе привести в порядок дворы, а то он даже днем боится за людей, которые в эти дворы входят, и он не уверен, выйдут ли они обратно.

“Симпатяга Пьетро, — подумала я, — как жаль, что ты влюбился именно в меня и так неудачно поместил свои чувства. Потерял столько времени!.. Если бы не Сашка, я бы действительно не раздумывала, поехала бы с тобой куда глаза глядят… Впрочем, — тут же остудила я себя, — вполне возможно, что я так считаю, уже поняв, что никуда с ним не поеду. Есть Сашка, и даже если мы не будем с ним вместе, ни с кем другим, даже с симпатягой Пьетро, я быть не смогу”.

Но при этом Пьетро, углубившийся в осмотр достопримечательностей, не заметил моего смятенного душевного состояния, а вот Сашка сразу в меня вцепился:

— Что это ты такая заведенная?

— Понимаешь, Саша, — сказала я, медленно отходя от посещения городской прокуратуры, — не успела сказать своему зональному недоноску, что если прокурор хамит всем без разбору, включая непосредственное начальство, то это значит, что он не умеет держать себя в руках, то есть профессионально непригоден; а вот если он хамит избирательно, только тем, кто от него зависит, — тогда он просто подонок.

— Не успела, да? — переспросил Сашка. — Какое счастье! Сказала мне, и хватит.

Еще из горпрокуратуры я позвонила Кужерову, предложила ему обеспечить нашу командировку технически и взять билеты на поезд. Уехать мы могли только завтра вечером, а Пьетро после нашего отъезда оставалось переночевать в Петербурге и тоже отбыть в свою солнечную Италию. И что-то мне подсказывало, что я больше никогда не увижу его. И даже не смогу проводить и помахать ему рукой в аэропорту, как он махал мне в Англии…

* * *

В двенадцать ночи меня разбудил звонок из дежурной части нашего РУВД.

Звонил Слава Ромашкин, который тревожным голосом сообщил мне следующее:

— Маша, твой итальянец только что заказал девочку себе в номер!

С трудом очухавшись от этой сенсационной новости, я спросила, чего он от меня хочет в данной ситуации. Я даже не стала домогаться, каким образом эта информация стала достоянием дежурной части, и так все было ясно: гостиница, в которой остановился Пьетро, находится на территории нашего РУВД, девочки, обслуживающие гостиницу, известны милиции наперечет; мадам, ими руководящая, является агентом половины сотрудников нашего районного управления и трети главка. А поскольку моя личная жизнь давно уже, хоть и не по моей воле, перестала быть секретом для коллег, по поступлении заказа бандерша наверняка прибежала к своим кураторам испросить позволения, а то как бы чего не вышло.

— Ну… — Слава помолчал. — А ты как к этому относишься?

— Господи, он свободный человек, пусть хоть девочек, хоть мальчиков себе заказывает.

— А… Как же ты?

— А что я? Завтра мы с ним расстанемся навек. Замуж я за него не собираюсь.

— Да?! Классно! Можно поздравить Сашку? — выдохнул Ромашкин.

— Послушай, Слава, вы там уже все преступления раскрыли? Маетесь от безделья? Оставьте в покое мою частную жизнь. — Я начала выходить из себя.

— Маш, не злись, я же хотел, как лучше… Вдруг тебе неприятно, мы бы вопрос решили… Так что делать?

Зевнув, я посоветовала направить в номер к Ди Кара под видом проститутки переодетого помощника дежурного и повесила трубку.

Сбор любопытствующих иностранного и русского происхождения я назначила на десять утра в прокуратуре. Оттуда мы должны были отправиться делать обыск в квартире, которую снимала Ольга Коростелева. Кужеров вместе с хозяйкой квартиры, имеющей запасные ключи, должен был подойти прямо на место. Прямо в квартиру должен был прибыть и Гена Федорчук, чтобы сфотографировать то, что мы там увидим, и обработать квартиру на предмет выявления отпечатков пальцев. Мы договорились, что Федорчук будет сидеть в своей лаборатории и ждать нашего сигнала, поскольку опыт подсказывал, что ни в десять, ни даже в одиннадцать наше мероприятие не начнется.

Не знаю, почему, но так всегда бывает: мероприятия, связанные с привлечением большого числа участников, никогда не начинаются вовремя. Когда я работала в прокуратуре первые годы, меня это выводило из себя, но со временем я попривыкла к тому, что выезд с обвиняемым на место происшествия никогда не произойдет в запланированное время. Это позже при подготовке уличных операций я стала учитывать правило Паркинсона, устанавливающее, что всякая работа требует вдвое больше времени, чем кажется поначалу.

А став совсем опытным работником, я никогда не забывала следствие закона Йеджера: все поломки случаются в день, когда у техника выходной.

Осознание того, что это — вселенские правила, помогало мне справиться с бешенством, когда конвой привозил из тюрьмы обвиняемого ровно на два часа позже указанного мной в заявке времени; когда эти два часа оперативники болтались по управлению, не зная, чем заняться, а по прибытии обвиняемого бросались искать наручники, которые вдруг как сквозь землю проваливались; когда криминалист терпеливо ждал все это время в полном снаряжении, а как только мы готовы были ехать, выяснялось, что пять минут назад его забрали на квартирную кражу. Я уж не говорю о вечной как мир проблеме: машина есть — бензина нет; бензин есть — резина лысая; резина нормальная — шофер полный идиот.

Так что насчет времени начала операции “Обыск” я вовсе не обольщалась.

Некоторое время я раздумывала, не сгодятся ли Стеценко и Ди Кара в качестве понятых, и по зрелому размышлению пришла к выводу, что так явно закон нарушать не собираюсь. Все-таки Стеценко ранее принимал участие в следственных действиях в качестве судебно-медицинского эксперта, а Ди Кара вообще иностранец и не может в полной мере оценить происходящее во время обыска.

Значит, понятых возьмем прямо в доме, а Ди Кара и Стеценко просто поприсутствуют. Стеценко пусть попишет протокол под мою диктовку, а Ди Кара подержит Гене Федорчуку его приспособления для выполнения экспертных обязанностей. Кстати, Федорчук, тоже читающий законы Мерфи, если ему случалось выезжать со мной, всегда утешал меня законом своенравия природы: о том, что нельзя заранее определить, какую сторону бутерброда мазать маслом, а когда я особенно бесилась из-за растраченного по вине нерадивых работников РУВД времени, повторял закон относительности Бэллэнса — продолжительность минуты зависит от того, по какую сторону двери в туалет вы находитесь.

Мои кавалеры явились в десять ноль-ноль, как штык, и мне было невыносимо стыдно, что я как раз опоздала на три минуты. Но дальше все развивалось по плану, а именно: Кужеров с хозяйкой квартиры опоздали на сорок минут, Гена Федорчук ждал обещанную дежурной частью машину и задержал нас еще на полчаса, в итоге к двенадцати мы наконец открыли дверь квартиры. Все это время хозяйка причитала, что зараза девка, которой она квартиру сдала, так и не вернула ей ключи, что в квартире наверняка бардак, что как бы там не оказалось рассованных по углам мешков с героином или чего похуже; под “чего похуже” она наверняка имела в виду труп. Понятые жались к стеночке, видимо, проклиная тот день и час, когда они поддались на провокацию, открыли нам двери и согласились засвидетельствовать правильность составления протокола.

Еще пока мы топтались под дверью, мне не давало покоя какое-то странное ощущение. Когда хозяйка заговорила про труп, мое беспокойство усилилось, а вот как только двери были открыты и мы прошли в тесную прихожую, я осознала, что мое беспокойство связано со странным запахом. Обычно такой запах стоит на местах происшествий, где действительно есть окровавленный труп. Кровь, вытекшая из тела, пахнет довольно специфически; это не зловоние, но непривычные ощущения обещает.

Стоя в прихожей, мы огляделись. Хозяйка запричитала круче прежнего: квартира представляла собой разграбленное, ободранное помещение, из которого было вынесено все, даже зеркало настенное. Из невнятных воплей хозяйки можно было сделать вывод, что сдавала она квартиру, не уступающую по интерьеру Версалю, а теперь тут царит разруха.

Прикидывая, как все это описать в протоколе, я осторожно открыла дверь в комнату, убедилась, что обстановка в ней отсутствует, и попросила понятых принести пару табуреток, присесть в этой комнате и ничего не трогать, пока мы смотримо стальные помещения квартиры. Понятые беззвучно, в хорошем темпе, выполнили мою просьбу и, усевшись рядком в пустой комнате, надолго затихли.

. А открыв дверь в другую комнату, хозяйка завыла в голос. Оттуда, по-видимому, тоже исчезли несметные богатства.

— Даже белье постельное, сука, унесла! — рыдала хозяйка. — Батюшки, и аппарат телефонный! — взвизгнула она, потрясая обрывком вырванного с мясом телефонного шнура. Дальше из ее уст изрыгались исключительно непечатные выражения.

По мере продвижения к кухне запах усиливался. Я попросила всех участников обыска постоять в коридоре, а сама направилась к двери, ведущей на кухню. И, не успев открыть эту дверь, уже поняла, что я там увижу.

Предчувствия меня не обманули: на полу обшарпанной кухни, между поваленной табуреткой и разломанным пластиковым столом, лежало тело мужчины с гипсовыми повязками на обеих ногах и с забинтованными руками.

Он лежал ничком, а из-под него вытекала лужа крови, уже успевшей потемнеть и свернуться сгустками. Один подтек на линолеуме высох и тянулся от его пальцев, запачканных кровью, которая пропитала бинт. Рядом валялся нож — длинный кухонный нож, таким режут хлеб или колбасу; наиболее распространенное орудие бытового убийства в России. На этой кухне им резали не хлеб — весь клинок был в крови, острый кончик отломан.

— Кто же тебя так? — спросила я почти беззвучно, присев на корточки рядом с телом. Торчащие из-под бинтов скрюченные пальцы были восковыми, с желтыми ногтями. Было впечатление, что он в агонии скреб ими линолеум.

Вдруг что-то хлопнуло на кухне, и я от неожиданности чуть не свалилась с корточек. Это с треском раскрылась форточка, и ворвавшийся на кухню ветерок прошелся над неподвижно лежащим телом и пошевелил светлые волосы на голове, застывшей в неестественном повороте. Мне стало жутко в непосредственной близости от мертвого тела, и я отпрянула; поднявшись на ноги, я вышла из кухни. Все участники следственного действия, кроме понятых, в квартире отсутствовали, Дверь на лестницу была распахнута; вот почему на кухню ворвался сквозняк и открылась форточка.

Судя по приглушенным голосам, доносившимся с площадки, народ курил на лестнице. У наших оперов это называлось “дышать свежим воздухом”. Заглянув в комнату, где рядком, на табуретках, чинно сидели понятые, я спросила, можно ли позвонить от них. Один из понятых любезно разрешил и проводил меня к себе в квартиру, через площадку. Пока мы шли, я терзалась, кому первому сообщить о нашей находке — прокурору, начальнику РУВД, заместителю прокурора города, начальнику убойного отдела Мигулько или в прессу. Дойдя до телефона, я все-таки набрала номер дежурной части РУВД. Сообщила им об обнаружении трупа и попросила связаться с главком — заказать судебно-медицинского эксперта.

Дежурный ответил, что именно на эту тему связывался с главком полчаса назад, поскольку в районе с ночи дожидается очередной откинувшийся бомж, которого не осмотрел следователь, дежуривший по городу, именно по причине отсутствия свободного медика. И получил ответ, что свободного медика сегодня не предвидится в принципе. Поэтому Горчаков, принявший эстафету от дежурного следователя, — в низком старте и первый на очереди.

— У тебя же там Стеценко, насколько я знаю? — спросил дежурный, и я в который раз поразилась милицейской осведомленности о каждом моем шаге.

— Кужеров, что ли, похвастался? — без интереса уточнила я, и дежурный довольно хмыкнул:

— А как же! Вот Стеценко и используй, чего других медиков зря гонять.

— Он в отгуле.

— А кто об этом знает? — резонно возразил дежурный. — А криминалист у тебя в наличии. Ладно, Маша, не отвлекай меня, я пошел руководству докладывать: киллера-то нашли… Надо срочно сводку в главк отправить. Так, кто у нас сегодня ответственный от руководства?..

Выйдя на площадку, я сообщила Кужерову, что он имеет шанс попасть в сводку, поскольку разыскиваемый всем личным составом беглый киллер лежит в трех метрах от него с ножевой раной в пузе. Кужеров так рванулся на кухню, что чуть не опрокинул квартирную хозяйку, курившую с мужиками за компанию. Вернее, за компанию курили они, поскольку сигаретами их всех снабдила хозяйка.

Я, опомнившись, понеслась вслед за Кужеровым, опасаясь, что он там со своей медвежьей грацией все затопчет. Ведь знает, что не надо топтаться на месте происшествия, но это во всех нас неистребимо — сначала подскочить к телу, а потом начать озираться в поисках следов. Однако Кужеров грамотно затормозил на пороге кухни. Тело киллера за это время никуда не делось, так и лежало в засохшей луже крови, в окно он на этот раз не выпрыгнул. Я порадовала Стеценко тем, что ему предстоит исполнить обязанности врача — специалиста в области судебной медицины при наружном осмотре трупа. Гена Федорчук уже тихо щелкал затвором фотоаппарата, обходя квартиру. Пьетро вертел головой во все стороны, плохо понимая, что происходит. Понятые пили валерьянку, которую один из них притащил из дома; квартирная хозяйка в углу прихожей отхлебывала водку из бутылки, обнаружившейся в коридорных антресолях. В общем, работа закипела.

Естественно, обыск плавно перерос в осмотр места происшествия. Оставив осмотр кухни на сладкое, мы начали с прихожей. Гена, зафиксировав обстановку на фотопленке, стал обрабатывать косяки дверей, дверцы шкафов — в общем, те места, на которых с наибольшей вероятностью могли остаться следы рук последних обитателей этой квартиры.

Сашка подхватил под руку Пьетро и вместе с ним отбыл за экспертной сумкой, поскольку ему предстояли изъятие следов крови и фиксация трупных явлений, требующие специального оборудования — всяких там термометров для введения в прямую кишку, динамометров для надавливания на трупные пятна и прочего инструментария для столь же приятных операций. Пьетро изъявил желание оплатить доставку доктора Стеценко вместе с экспертным чемоданом на такси. По-моему, Пьетро постепенно начал приходить к пониманию того, почему уровень благосостояния российских следователей уступает западному. Если бы сам Пьетро постоянно раскошеливался на доставку экспертов, покупку оборудования и оплату служебных телефонных разговоров из своего кармана, на оставшиеся от зарплаты деньги он вряд ли доехал бы даже до аэропорта, не то что до Санкт-Петербурга, со своей Сицилии.

Присев в коридоре на тумбочку напротив входа в кухню, я набрасывала в протокол описание обстановки, потихоньку совещаясь с Кужеровым, простаивавшим в ожидании поручений. Главной нашей задачей на сегодня было закончить данное следственное действие таким образом, чтобы успеть на поезд.

Я немножко пошутила на тему о награде, ожидающей Серегу за поимку киллера.

— Нам ведь велели его найти, — сказала я, — и не ставили условий, живым или мертвым. Так что готовься пропивать премию, у вас-то с этим проще, это в прокуратуре не дождешься слова доброго, не то что денег.

— Мне премию не дадут, — уныло возразил Фужер, — у меня выговор.

— За что? — поинтересовалась я, хотя ответ был написан на лице опера Кужерова.

Наверняка его застукало пьяным какое-нибудь начальство при внеплановой проверке. Что характерно, оперативные дела у Кужерова всегда были в идеальном состоянии, придраться было не к чему, поэтому все свои взыскания он хватал исключительно из-за дружбы с зеленым змием.

— За то, что выл нечеловеческим голосом, — без выражения пояснил Кужеров.

— Как это? — Я заинтересовалась, про такое я не слышала.

— Помнишь, проверка была из штаба ГУВД? Когда Корсика послали на Боровую?

Я кивнула. Про эту историю долго судачили и в нашей милиции, и в прокуратуре. С утра в районное управление приехала какая-то шишка из штаба ГУВД, которой после задушевной беседы с начальником приспичило пройтись по этажам, посмотреть на работу подразделений. И надо же было такому случиться, что проверяющий направился прямиком на второй этаж, в убойный отдел. Сотрудники отдела, в тревожном порядке убиравшие пустые бутылки прямо из-под носа проверяющего, кого-то из уставших с ночи коллег успели позакрывать в кабинетах, но на руководство случайно набрел оперативник Корсин, который, пошатываясь, медленно передвигался по отделу в сторону выхода.

Руководство некоторое время наблюдало кренделя, выписываемые Коренным, после чего начальник РУВД разорался, не дожидаясь реакции высокого гостя. Корсин, припертый к стене в прямом и фигуральном смыслах, пытался вставить слово о том, что он не спит уже третьи сутки, работая по двойному убийству, но начальник в специфических выражениях распорядился уволить его сегодняшним днем, а параллельно с оформлением приказа об увольнении отвезти его на улицу Боровую, где, как известно, проводят освидетельствования на предмет состояния опьянения.

Чуть не плачущий Костик Мигулько потащил на Боровую одного из своих лучших сотрудников, а для порядка к ним был приставлен замполит РУВД, чтобы воспрепятствовать возможным провокациям.

На Боровой Корсина осмотрели, после чего врач вышел к замполиту и к Мигулько и официальным тоном сообщил: сотрудник абсолютно трезв, однако психологически истощен до предела, находится в состоянии гипертонического криза, осложненного крайним переутомлением, и что он, доктор, настоятельно рекомендует сотрудника госпитализировать во избежание тяжелых осложнений. А руководству — стыдно, у нас не крепостное право, добавил он, не глядя на ошеломленных сопровождающих.

Корсика торжественно отвезли в госпиталь МВД, а Мигулько не отказал себе в удовольствии лично сообщить начальнику о результатах освидетельствования и, естественно, довести эту информацию до сведения личного состава, переживавшего за коллегу. По этому поводу вечером в отделе состоялась грандиозная пьянка, в ходе которой Кужеров уснул за сейфом. Его не заметили и закрыли кабинет. Посреди ночи Фужер проснулся, так как невыносимо захотел в туалет. Но выйти не смог, кабинет не открывался изнутри.

Плохо соображающий, где он находится и по вине каких злых сил не может попасть в уборную, Кужеров заорал что-то невразумительное в надежде на то, что найдется кто-то добрый на этом необитаемом острове и выпустит его пописать. Но на его крики пришел только недобрый замполит, бывший в ту ночь ответственным от руководства. Он и составил акт о том, что в кабинете номер двадцать три в помещении отдела по раскрытию умышленных убийств находился оперуполномоченный Кужеров, который выл нечеловеческим голосом. Эта же формулировка была впоследствии перенесена в приказ о наказании.

Про первую часть истории, до момента чудесного избавления Корсика от наветов, я знала, а вторую мне поведал грустный Кужеров.

— А зачем ты кричал нечеловеческим голосом? — ехидно спросила я.

— Ты бы шесть бутылок пива выпила после водки, я бы послушал, как ты кричала бы, — нехотя ответил Фужер.

* * *

Экспертный чемодан вместе с доктором Стеценко прибыли как раз к тому моменту, как Гена Федорчук закончил обработку поверхностей, собрав приличный урожай в виде сорока двух дактилопленок с пригодными, по его утверждению, отпечатками рук. Учитывая, что он в ходе работы консультировался с хозяйкой квартиры, отсекая те места, где, наиболее вероятно, остались именно ее отпечатки, можно было надеяться на результаты.

В данный момент Гена с фонариком осматривал линолеум кухни, пытаясь в косопадающем свете отыскать пригодные следы ног, и, похоже, нашел что-то, судя по тому, как он аккуратно, не дыша, присел над квадратом линолеума, примериваясь, как лучше зафиксировать след.

— Если надо, будем вырезать, — сказала я ему, зная, что самое надежное — не маяться со слепками и отпечатками, а изъять следоноситель, тем более что хозяйка квартиры тихо дремала, сидя на полу в прихожей, рядом с опустошенным бутыльком, и ее мнение на этот счет можно было проигнорировать. Все равно больше, чем есть, мы бы ее не расстроили.

Гена кивнул, встал и, подойдя ко мне, тихо попросил:

— Покажи-ка ногу.

Я продемонстрировала ему подошву своей туфли, и он удовлетворенно улыбнулся:

— Вроде бы есть следочек с каблуком, но не твой. Ну я режу тогда?

Кужеров поманил понятых, вкратце объяснил им суть происходящего, и они, стараясь не упираться взглядом в тело и лужу крови под ним, потрясенно наблюдали, как Гена острым скальпелем очертил на полу квадрат, на котором вроде бы не было ничего такого интересного, и ловко отделил его от покрытия. Поискав глазами упаковку для изъятого предмета, он благодарно кивнул Кужерову, когда тот подал ему пустую коробку из-под обуви, запримеченную мной в прихожей. Квадратик линолеума был осторожно упакован в коробку и отложен в сторону. Нож, положение которого уже было описано мной в протоколе, Гена тоже внимательно осмотрел с фонариком, встав перед ним на колени и почти касаясь его лбом.

— На запах будем брать? — спросил он меня, не разгибаясь.

— А ты советуешь?

— В принципе, — Гена медленно разогнулся и посмотрел на меня, — тут есть хороший отпечаток окровавленного пальца. Так что можно с запахом не возиться. Если только не парень за него хватался. — Он коснулся фонариком скрюченного пальца трупа.

Секунду я размышляла, потом приняла решение:

— Давай все-таки на запах упакуем, мало ли.

Гена покладисто достал из своей экспертной сумки рулон фольги и бережно замотал ножик, стараясь не касаться его руками, подстилая под него фольгу. Следя за его выверенными движениями, я в который раз отметила, что на вид Генка чистой воды флегматик; но это обманчиво — работает он так быстро и сноровисто, что теория типов темперамента не выдерживает никакой критики.

Ножик в красивой серебристой упаковке мы отвезем одорологам, они соберут и законсервируют с него запах, а потом можно будет произвести с ним обычные исследования — кровь на биологию, отпечатки пальцев на дактилоскопию, сам нож — физико-техникам в морге. А запах будет дожидаться своего часа, пока не найдется объект, с которым можно будет его сравнивать. Наш объект, судя по всему, женского рода, на острых каблучках.

Прикрепив к серебристому кокону бирку с маркировкой — где, кто и когда изъял это вещественное доказательство, Гена отложил его на подоконник, к коробке с фрагментом линолеума, и встал на ноги.

— Запускай, — сказал он мне, и я позвала доктора Стеценко, который, натянув резиновые перчатки, уже дожидался своего часа.

Я к этому времени уже закончила описание квартиры и ждала, пока доктор Стеценко надиктует мне обычные фразы о местоположении тела по отношению к каким-либо ориентирам. Покончив с определением положения тела, Саша наклонился к нему и потрогал сначала шею, потом вытянутую руку. Искоса посмотрев на меня, он спросил:

— Это из-за него, что ли, ты шишку набила?

Я кивнула.

Стоя в нелепой позе — склонившись к телу на прямых ногах, он, не выпуская из своей руки пальцев покойника, задал еще вопрос:

— Как ты думаешь, сколько времени он здесь лежит?

Я задумалась, подсчитывая. Сбежал он пять дней назад, наверняка сразу же добрался до этой квартиры. Ему не надо было ловить машину или идти сюда многолюдными улицами, достаточно было нырнуть в заросли кустов жасмина на задворках больницы и вынырнуть прямо у арки, ведущей к парадной. Вот почему патрулирование и опросы аборигенов ничего не дали, вот почему он решился на этот побег с раздробленными пятками и гипсом на ногах.

— Дня три, как минимум, — наконец ответила я, прикинув, что Ольга Коростелева забрала тело своего мнимого мужа как раз в день побега киллера, значит, не больше, чем через два дня она должна была куда-то увезти тело “Коростелева” и похоронить.

Из того же нелепого положения Стеценко снова покосился на меня и проговорил:

— По всем канонам судебной медицины он должен был окоченеть.

— И что? — спросила я, еще не понимая, куда он клонит. Если труп лежит тут не три, а пять дней, то трупное окоченение уже вполне могло разрешиться.

Не ответив, Сашка повернул голову киллера и всмотрелся в зрачки. После этого движения его стали резкими: он рывком перевернул тело на спину, бегло осмотрел рану на животе, в просвете распахнувшейся фуфайки, надетой на голый торс, и замер, приложив пальцы к впадинке под горлом. Я успела сосчитать до десяти, когда Сашка резко распрямился и бросил мне:

— Вызывай “скорую”, он жив.

От неожиданности я привстала с тумбочки, и протокол свалился у меня с колен на пол.

— Маша, я сказал, вызывай врачей, — отрывисто проговорил Александр. — Я сам не понимаю, как это может быть, у него глубочайшая проникающая рана, да он элементарно кровью должен был истечь, но он жив.

За моей спиной раздался топот — это опер Кужеров, подхватив понятого, ринулся через площадку звонить.

* * *

Окончательно я пришла в себя только в купе поезда, неторопливо везущего нас с Кужеровым в командировку. И только эта неторопливость рельсового пути слегка меня отрезвила. В купе мы были вдвоем. Сережка Кужеров разложил на столе провизию, заботливо собранную ему женой на два дня пути, и методично ее уничтожал, время от времени говоря мне что-нибудь дежурно-успокаивающее. А я, закрыв глаза, пыталась привести свои мысли в порядок.

Этот чудовищный день вместил в себя, помимо всего прочего, расставание с Пьетро.

— Прости меня, пожалуйста, — упрашивала я его, — что я не смогу тебя проводить. Мне надо ехать в командировку. Ты же видишь, какие события разворачиваются… Это работа, не обижайся, ты же должен понять.

— Зачем ты оправдываешься, Мария, — грустно отвечал Пьетро, — один день в нашей жизни ничего не изменит. Ты не полюбишь меня за этот день, и я не забуду тебя за этот день. Так что до встречи где-нибудь там, — он показал на небо, — лет через сто.

Мы стояли в проходном дворе, рядом с машиной “скорой помощи”, и наблюдали, как санитары снесли вниз носилки с телом раненого, задвинули их в машину и закрыли задние дверцы. Следом за реанимобилем двинулась дежурная машина РУВД с тремя милиционерами, вооруженными автоматами. Я машинально отметила, что серьезность охраны этого субъекта возрастает обратно пропорционально его состоянию здоровья. Пока он был крепок и силен, к его охране отнеслись, прямо скажем, наплевательски. Далее, у его койки в травматологическом отделении больницы дежурили двое. Сейчас, когда он без сознания, и неизвестно, выживет ли, его будут караулить уже трое с автоматами. Мигулько пообещал мне лично контролировать несение службы постовыми. Кроме того, он поклялся мне страшной клятвой, что если киллера удастся спасти, он сразу и лично отвезет его в тюремную больницу.

— Ладно, Мария, — Пьетро через силу улыбнулся, — я тебя благословляю. И очень хочу, чтобы ты была счастлива с Александром. Дай тебе Бог…

Мы с Пьетро обнялись. Краем глаза я видела доктора Стеценко, скромно стоявшего у дверей подъезда с экспертным чемоданом. Заметив, что я из-за плеча Пьетро поймала его взгляд, он отвернулся.

— Мы еще увидимся, Пьетро? — спросила я сквозь слезы.

Не выпуская меня из объятий, он покачал головой.

— Я хотел бы увидеться с тобой, но не скоро. Я готов встретиться, только когда ты будешь замужем за Александром, у тебя будет трое детей, а у меня — никакой надежды на твою любовь. Пока ты свободна, я не хочу тебя видеть. Я же не железный, Ма-шен-ка. — Он с трудом выговорил это сложное слово и поцеловал меня в лоб, в синий след от шишки, который еще немного побаливал.

Тут я зарыдала, уже не сдерживаясь. Пьетро бережно усадил меня на скамеечку, а сам пошел прощаться с Сашкой. Я видела, как они обнимались, хлопали друг друга по спине, и готова была поклясться, что у обоих в глазах тоже стояли слезы.

Провожать меня на вокзал пришел только Сашка. Вернее, не то чтобы он пришел меня провожать; он привез меня на вокзал, перед этим доставив домой, умыв, собрав и успокоив, насколько это возможно. Я была ужасно благодарна ему за то, что он не стал в этой предотъездной суматохе заговаривать со мной о наших отношениях. Я надеялась только, что мое чувство к Сашке, обнажившееся наконец-то из-под шелухи предубеждений благодаря Пьетро, не пройдет вместе с сегодняшним настроением. Я приеду из командировки, и мы обо всем поговорим.

В поезде, заметив, что я повеселела, Кужеров благодушно спросил:

— Ну что, Маша, про мужиков своих думу думаешь?

Я созналась, что думаю. И добавила, что жизнь, в общем-то, короткая, и довольно глупо разменивать ее в угоду каким-то жалким амбициям.

— Ну и правильно, — кивнул Кужеров. — Выходи замуж за Сашку, и мировая общественность от тебя отстанет, а то только и разговоров, как бы тебя пристроить.

— Понятно, мировая общественность состоит из людей, которым очень плохо, когда другому хорошо, — пробормотала я, но настроение у меня не ухудшилось.

Я стала думать о том, как отреагирует на новости в моей личной жизни Регина, какими словами обзовет из-за того, что я, по ее мнению, упустила итальянца, и глаза у меня постепенно закрылись. Помню, что я проснулась на мгновение, заботливо уложенная на нижнюю (естественно) полку и укрытая одеялом, встретилась глазами с Кужеровым, который умильно смотрел на меня, словно бабушка на Красную Шапочку, и снова задремала.

Про оставшуюся дорогу могу сказать лишь, что и я, и мой спутник просыпались только на полустанках, когда поезд гулко лязгал, останавливаясь. Зато по прибытии на станцию назначения меня, выспавшуюся на год вперед, уже лихорадило. Какие еще неожиданности готовит нам визит в колонию, где полтора года назад умер человек, материализовавшийся в сегодняшнем дне с пистолетом в руках? Но к этим неожиданностям, мы, уже наученные горьким опытом, подготовились несколько получше. Ребята из Приозерска подвезли нам переснятую с формы номер один в паспортном столе фотографию Ольги Коростелевой. Конечно, для серьезного опознания эта фотография не годилась, она была сделана несколько лет назад и качеством не блистала, но для получения общего представления сойдет. Кстати, в форме номер один нашей фигурантки отсутствовала фотография, которая должна быть вклеена в паспорт по достижении двадцати пяти лет, так что паспорт у нее уже полгода как просрочен. В форме один была указана ее девичья фамилия — Кротова, а сведения о регистрации брака относились к более давнему периоду, чем она сказала мне на допросе. Паспорт на фамилию Коростелева она поменяла не полгода назад, как она сказала мне на допросе, а почти за два года до сегодняшних событий. Интересно, зачем ей надо было врать об этом?

Фотография, изъятая Кужеровым из личного дела бывшего токаря Коростелева, в принципе, могла изображать кого угодно, по ней было неясно даже, мужчина на ней или женщина. Но опять же на безрыбье… По поводу фотографий мы с Кужеровым дружно послали проклятия труженикам вылетающей птички. Я ему рассказала, как сама фотографировалась на заграничный паспорт. Фотография мне нужна была срочно, я заплатила ощутимую для моего следовательского бюджета сумму и пришла за результатом через три часа. Фотограф предложил мне снимки некоей женщины, в которой угадывались бы мои черты, если бы через всю щеку не пролегала здоровущая черная тень.

— Что это? — спросила я фотографа.

— Это? Родимое пятно, — не моргнув глазом, ответил фотограф, который в принципе не мог не понимать, что за этими снимками явилась изображенная на них, собственной персоной.

Стараясь не потерять самообладания, я уведомила его, что без звука заберу фотографии, если ему удастся отыскать это самое пятно у меня на лице. Поскольку миссия оказалась невыполнима, он со скрипом вернул мне деньги, и я обратилась в конкурирующую фирму.

Кужеров мне тоже рассказал, как он в жизни натерпелся от фотографов. Мы сошлись на том, что оба доверяем только одному фотографу на свете — нашему криминалисту Геночке Федорчуку. Гена, кстати, сфотографировал и раненого киллера, когда того уже погрузили на носилки, и даже успел до нашего отъезда проявить и отпечатать снимки, но, отнюдь не по вине Гены, на этих изображениях киллера не узнала бы и родная мать. Под эти снимки так и просилась подпись типа “Краше в гроб кладут”…

Стеценко, кстати, пока раненого киллера не увезли в больницу, по моей просьбе заглянул под бинты на его руках; и подтвердил, что о получении отпечатков рук пока не может быть и речи.

Выйдя из поезда, я с удивлением осознала, что климат Мурманска, оказывается, существенно отличается от климата Петербурга периода бабьего лета. Плохо я в школе учила географию, иначе я сообразила бы раньше, что Мурманск значительно севернее Петербурга. Кужеров, убедившись, что я, как полная дура, не взяла с собой никаких теплых вещей, укоризненно покачал головой, снял с себя куртку и накинул мне на плечи. Но у меня все равно зуб на зуб не попадал под пронизывающим ветром, сдувающим с деревьев остатки бурой листвы.

Автобуса, который должен был довезти нас до нужного населенного пункта, мы дожидались около трех часов, несмотря на изображенное крупными литерами расписание, нагло обещавшее автобус через пятнадцать минут.

Наконец жуткого вида колымага, видимо, в этой местности проходящая под кодовым названием “автобус”, причалила к остановке, и мы погрузились в нее, заплатив водителю по его требованию, как за поезд дальнего следования. Правда, Кужеров, рассчитывавший в этой поездке сэкономить на командировочных, попытался было поерепениться, угрожая, что сойдет и дождется следующего автобуса, на что водитель звонко рассмеялся и спросил, а знаем ли мы, когда следующий автобус.

— Ну и когда же? — попался на удочку Кужеров.

— А весной! — радостно объявил водитель, и вместе с ним захохотали все пассажиры из местных.

Зато по прибытии в колонию мы были с лихвой вознаграждены за все трудности пути. Встретил нас лично начальник колонии, которому позвонили из Главного управления исполнения наказаний; оказалось, что для нас уже накрыт обед в отдельной столовой для руководства. Когда же предусмотрительный Кужеров вытащил из своего вещмешка бутылку “Русского стандарта”, гостеприимный начальник колонии полюбил нас еще больше.

Стол в этом богоугодном заведении был хорош настолько, что полностью затмил даже барашка под розмариновым соусом, отведанного мною во время поездки в Англию. Собственно, ничего удивительного в этом не было — наверняка в этой колонии непыльно отбывал наказание какой-нибудь замечательный повар. Сервировка, кстати, тоже была на уровне, вплоть до рыбных ножей и специальных щипчиков для выжимания лимона к рыбному блюду, и это окончательно убедило меня в том, что повар тут профессиональный, работавший до посадки в солидном ресторане.

Когда мы, отдуваясь с непривычки, доползли до десерта, начальник любезно заметил, что вот теперь можно и о делах поговорить. С нами за столом сидел допущенный к трапезе начальник оперчасти. Начальник колонии кивнул на него и заверил нас, что Михаил Николаевич полностью в курсе интересующей нас проблемы, чего нельзя сказать про него самого, так как он тут руководит всего полгода.

По лицу Михаила Николаевича было видно, что он пересидел в своем жестком кресле уже не одного начальника колонии и, по всей видимости, намерен пересидеть еще пару-тройку боссов, если уложится до пенсии. Я специально наводила справки в ГУИНе, эта колония пользовалась не самой плохой репутацией и с точки зрения сотрудников Управления исполнения наказаний, и с точки зрения зеков. А то у нас на Севере есть несколько таких колоний, которые вызывают судороги даже у видавших виды уголовников. Например, одна зона с коротким названием в Архангельской области имеет такую славу, что старые рецидивисты предпочитают повеситься в камере, вместо того, чтобы ехать на эту зону отбывать наказание.

На сладкое был подан клюквенный мусс, отведав который создатели новомодных йогуртов сдохли бы от профессиональной зависти. Мало того, что этот продукт обладал божественным вкусом, он еще был дивен на вид, рубиново светился и пах осенним лесом. Зачерпнув ложечкой это произведение кулинарного искусства, Михаил Николаевич сам начал разговор на интересующую нас тему.

— Как я понял, у вас где-то всплыли отпечатки пальцев Коростелева? — осторожно спросил он.

Я так же осторожно подтвердила это, не вдаваясь в подробности.

— Вы его помните? — спросила я.

— А-а как же, — растягивая гласные, начал Михаил Николаевич. — Парень он был видный и сидел по необычному обвинению. После обеда посмотрите его личное дело, там приговор…

— А вы разве его в архив не списали? — удивился Кужеров. — За смертью-то…

— Списал, — легко кивнул начальник оперчасти. — А к вашему приезду запросил обратно. Короче, мое главное впечатление о Коростелеве — если бы он не умер, он бы обязательно сбежал.

— А что, были попытки? — спросила я.

— Нет, при мне он не пытался бежать. Но от него волна шла… Не знаю, понимаете ли вы меня, — начальник оперчасти покрутил в воздухе пальцами, — но есть такие люди, от них прямо волна опасности идет, спиной к ним лучше не поворачиваться.

Я кивнула. На своем веку я достаточно повидала субъектов, от которых пахло опасностью. И могла голову дать на отсечение, что наш беглец принадлежал к числу именно таких людей.

А Михаил Николаевич продолжал:

— На зоне он был одиночкой, ни с кем особо не сошелся, поэтому я был относительно спокоен насчет него — одному бежать труднее, обычно наш контингент, склонный к побегу, сбивается в кучки.

— А Шорохов? — спросила я.

— Что Шорохов? — удивился начальник оперчасти. — Вы в связи с Коростелевым спрашиваете? Я бы не сказал, что они дружили, даже близко не общались. Напротив, смотрели друг на друга волком. Шорохов вообще был та еще рыбина. У нас зона для осужденных за тяжкие преступления, Шорохов к моменту поступления Коростелева свой срок практически отбыл, готовился к освобождению. Но они с Коростелевым были совершенно разные. Шорохов сидел за изнасилование плюс изготовление огнестрельного оружия. Но дело даже не в этом. Редкостной он был гнидой. В отряде его не любили, чуть не опустили, но он так был народу противен, что даже мараться побрезговали.

— А Коростелев за что сидел? — подал голос Кужеров.

— Коростелев? Ну приговор потом посмотрите, а в двух словах — за убийство.

— Кого убил? — уточнил Кужеров.

— Кого? — переспросил Михаил Николаевич. — Жену и дочку маленькую.

Кужеров присвистнул. Я тоже озадачилась. Так вот с чего началась киллерская карьера нашего фигуранта!

— А мотив? — заинтересовалась я. Приговор приговором, но за строчками официального документа иногда бывает скрыто столько нюансов…

Михаил Николаевич вздохнул.

— Я и сам, когда приговор прочитал, призадумался. Но какие я к нему тут подходцы не искал — все без толку было. А я поначалу тешил надеждой себя, что докопаюсь про мотивы. В приговоре значилось, что из корыстных побуждений, чтобы дом продать, но уж так это с ним не вязалось, ну полная лажа. А когда он на зоне женился, промелькнула у меня одна мыслишка…

— А он на зоне женился? — спросили мы с Кужеровым в один голос.

— Да, девчонка такая к нему приехала ладненькая. Зацепил он ее где-то на воле, явно еще до посадки; вот и мелькнула у меня мыслишка, не в ней ли дело…

Он замолчал и задумался. Я мигнула Кужерову, и он достал из-за пазухи фотографию Ольги Коростелевой. Начальник оперчасти взял снимок в руки, повертел и положил перед собой на стол.

— Ольга Кротова, — сказал он после паузы. — Семьдесят пятого года, уроженка Приозерска. Медсестра. Если не ошибаюсь.

— Правильно, — кивнула я. — У вас хорошая память.

— Не жалуюсь, — подтвердил он. — Регистрировались они здесь. И он мне наврал, что познакомился с ней по переписке. Вроде бы меня это не должно было волновать, мало ли где он с ней познакомился, да и для дела его это уже значения не имело. Все равно ж его осудили, срок он получил серьезный, пересматривать приговор никто не стал бы. Но уж больно он напрягся, когда я с ним на эту тему беседовал.

— А как он умер, Михаил Николаевич?

А вот это, судя по всему, было больным вопросом для начальника оперчасти.

— Ну об этом могу рассказать только со слов. Я был в отпуске. Черт, до сих пор жалею, что тогда в отпуск ушел. Три года не отдыхал, что меня в том году дернуло!.. Теперь понятно, что он этого и поджидал, чтобы без меня все это провернуть.

— А вы подозревали, что это побег? Инсценированная смерть?

— А толку-то чуть? — горько спросил он. — Вернулся я из отпуска, стал дела принимать. Мальчик, который меня замещал…

— Мальчик? — переспросила я.

— Да молоденький парень, пороху не нюхал, как можно было его за меня оставлять!.. Вот он мне и говорит, мол, дело на Коростелева списываю, за смертью. Я полез в дело, вижу, заключение — смерть от отравления неизвестным ядом. Как, что? Оказывается, жена к нему приехала на длительное свидание. Эта самая Кротова. Месяца через три после регистрации брака…

— А сразу после регистрации она что, не использовала право на свидание? — удивилась я.

— Нет, — пожал плечами Михаил Николаевич, — зарегистрировалась и уехала, три часа только побыла. Это они выжидали, пока я в отпуск уйду. В общем, доложили мне, что во время длительного свидания жена заявила о смерти Коростелева.

— А вскрытие было? — встрял Кужеров. Начальник оперчасти кивнул.

— Было, а как же. Отравление неизвестным ядом. Жена сказала, что привезла ему бутылку, которую купила на вокзале. Конечно, у нас не разрешается, но вы сами понимаете… Он якобы выпил, посинел и упал. Она сама не пила. Бутылку якобы выкинула, по крайней мере, ее не исследовали.

— А где у вас помещение для свиданий? — спросила я.

Начальник оперчасти понял вопрос.

— Помещение у нас на зоне. У нас колония для тяжких, входят и выходят за пределы зоны только расконвоированные из других учреждений. Я проверял потом их всех. Все в наличии, кроме одного, техника, сбежал с поселения как раз в тот период. Данные я вам дам. Он в розыске до сих пор. Но поселенца, сами знаете, как ищут: поставили в розыск — и трава не расти. Это вам не убивец, не дезертир с автоматом. Он за автотранспортное был осужден.

— Ну что, механизм ясен, — повернулся ко мне Кужеров.

Да, механизм был ясен. Начальник оперчасти сидел с несчастным видом, видно было, что он всерьез переживает.

— Как она его залучила в помещение для свиданий? — спросил Кужеров Михаила Николаевича.

— Известно, как, — вздохнул тот. — Здесь с бабами не очень. Думаю, что Ольга с Коростелевым его чем-то напоили, потом Коростелев переоделся в его одежду. Про наших контролеров я не говорю, были тут такие, которые за сто баксов маму готовы были продать. Потихоньку избавляемся от них, так новые плодятся.

— А что Коростелев-то натворил? — робко поинтересовался он, помолчав.

— Убийство Шорохова, два побега. Возможно, еще четверых человек замочил, проверяем.

Начальник оперчасти расстроился еще больше. Начальник колонии, все это время сидевший, не проронив ни слова, извинился, сослался на неотложные дела и вышел. Возможно, ему было неприятно смотреть на унижение старого опера.

Осталось выяснить вопрос, куда делось тело. Но я уже знала ответ на этот вопрос, и слова Михаила Николаевича подтвердили мои догадки:

— Тело увезла жена, Кротова. Вывезла в Ивановскую область.

— Михаил Николаевич, а свидетельство о смерти она здесь получала? — Ответ и на этот свой вопрос я уже тоже знала заранее.

— Здесь, — подтвердил он.

— Все понятно. Спасибо за обед. — Я поднялась из-за стола, и Кужеров вслед за мной нехотя сделал то же самое. — У вас есть, где копии снять с документов?

— Найдем, — кивнул Михаил Николаевич. — Ну что сначала? Дело?

— Да, личное дело. А повар у вас откуда?

— Ресторан “Волхов”, Новгород, — ответил он с гордостью. — Сто пятая, вторая[9]. Жену с любовником в машине взорвал. Еще долго будем вкусно кушать.

— Ему отдельное спасибо.

Для проформы мы по дороге в оперчасть посмотрели помещение для свиданий, где все произошло. Ничего особенного, барак как барак. Понятно было, что без соучастников из числа работников колонии здесь не обошлось. Трудно представить, что под видом расконвоированного вышел из зоны другой человек, который к тому же в зоне был известен, и этого никто не заметил. Понятно, что вышел он еще до того, как Кротова сообщила о трупе, но все равно.

И старый опер мог бы поднять шум, но не стал этого делать, поскольку это означало непредсказуемые последствия. Коростелева, по всей вероятности, все равно бы не поймали, а начальника уволили бы, да еще и дело бы возбудили на контролеров, зону бы" потом проверками замучили.

Приговором на Коростелева я зачиталась. Осудил его областной суд, поскольку преступление им было совершено в одном из городов области. Кстати, не так далеко от Приозерска. Из приговора было видно, что жил себе, поживал Виктор Геннадьевич Коростелев с молодой женой и пятилетней дочкой в собственном доме, вернее — доме жены. И вдруг в один прекрасный день зарубил жену и, главное, дочку топором. Инсценировал разбойное нападение, связал себя, нанес самому себе телесные повреждения, но молодцы областные опера, докопались-таки. Доказательства, приведенные в приговоре, меня убедили в том, что убивал женщину и девочку именно Коростелев и никто другой. Но вот с мотивом в приговоре действительно был пробел. Никаких соучастников в ходе расследования не установили, и следствие пошло по самому привлекательному пути: раз нет другого мотива, возьмем то, что лежит на поверхности.

В деле, судя по приговору, были данные о том, что Коростелев незадолго до убийства заходил в агентство недвижимости, оценивал дом. Этот факт сопоставили с показаниями сослуживиц убитой жены Коростелева, которая работала в детском садике, — та жаловалась, что муж хочет уехать на постоянное место жительства в город, поскольку ему работы не найти, а она против. Вот и сделали вывод — раз жена не соглашалась уехать, Коростелев ее убил. Ладно, я согласна, что с натяжкой в это можно поверить, но дочку-то зачем убивать? Дочка мешала в том случае, если ее папа стремился начать жизнь сначала, с новой женой, в новой семье, куда маленькая девочка не вписывалась.

Но, судя по подшитым в личное дело приговору и скудным сведениям об осужденном, никакая любовница, ради которой могло быть совершено это кровавое преступление, и вообще никакая женщина в уголовном деле не засветилась. Кротова возникла, когда Коростелев уже отбыл два года, правда, считая с тем сроком, который он просидел под следствием.

На фотографии, приколотой в личном деле, бесспорно, был изображен наш киллер, и мы с Кужеровым вздохнули облегченно — хоть этого установили с достоверностью. Конечно, он очень сильно изменился за прошедшее время, но характерный тяжелый взгляд его не узнать было невозможно. Значит, вот что у него в прошлом: убийство жены и дочки…

Кужерову я поручила изучить дело Шорохова, тоже запрошенное к нашему приезду из Управления. Все, что нужно нам было для подтверждения его личности и установления возможного места проживания, в личном деле присутствовало, и Серега занялся снятием копий.

Кое-что уже выстраивалось под влиянием тех сведений, которые любезно предоставили нам здесь. Шорохов явно знал, что Коростелев совершил побег, как наверняка знали это многие из заключенных; а после освобождения мог найти Коростелева и начать его шантажировать. Это уже похоже на мотив. Но закавыка пока одна: чтобы шантажировать, надо быть уверенным, что человек платежеспособен. Откуда у Коростелева могли быть деньги? Судя по машине, прикиду, обилию кредиток, Шорохов совсем не бедствовал, значит, крохами от Коростелева не удовлетворился бы. И вообще, если у человека дела идут неплохо, решаться на предприятие, связанное с риском, логично только при перспективе большого куша. Кроме того, если принять во внимание показания мастера с завода, Шорохов задолго до своей смерти знал о местонахождении Коростелева, раз приходил к нему на работу. Но тогда, похоже, шантажа не было. А что изменилось теперь?

Правда, нужно допустить, что Шорохов мог так здраво не рассуждать. Он вполне мог рассчитывать на то, что припертый к стене Коростелев достанет деньги, где угодно, лишь бы отвязаться от него. Неужели он недооценивал опасности Коростелева? Неужели не понимал, что Коростелеву проще убить его, чем заплатить? А может, Шорохов был самонадеянным, как все шантажисты, и не допускал такой мысли?.. Все может быть.

А может, дело вовсе не в шантаже? С учетом темы, связанной с изготовлением оружия, к которой имели причастность и Шорохов, и Коростелев (исходя опять же из показаний мастера), можно допустить, что они замышляли какое-то серьезное преступление, а потом один соучастник убрал другого. Интересно тогда, что за преступление? Ограбление банка? Если оно уже было совершено, а нам о нем неизвестно, значит, не такое уж оно было серьезное. А если еще только должно было совершиться?

Хорошо, но куда в этой конструкции приткнуть четверых мужиков, ударенных по голове, и особенно последнего, выдаваемого за Коростелева? Не это ли преступление готовилось? Но в чем тогда суть, смысл этого преступления?..

— Михаил Николаевич, — позвала я начальника оперчасти, который за своим столом тихо перебирал бумажки, стараясь не мешать мне. — Михаил Николаевич, вы понимаете, что нужно будет возбуждать уголовное дело по факту побега Коростелева?

Михаил Николаевич кивнул, не отрывая взгляда от бумажек. С одной стороны, мне было его жалко, теперь он до пенсии вряд ли доработает. А с другой стороны, прояви он тогда принципиальность, и пятеро человек были бы живы и здоровы. Ладно, один из них преступник и гнида по жизни, но остальные-то в чем виноваты? Да и у меня не было бы шишки на лбу.

— Позвонить от вас можно по межгороду? — спросила я, не касаясь больше возбуждения дела.

— Ради Бога. — Он встал со своего места и пропустил меня к огромному допотопному аппарату, являвшему собой и телефон, и селектор.

Я набрала код Петербурга, номер телефона своего прокурора и, когда тот ответил, закричала в трубку:

— Владимир Иванович, это Швецова. Я немножко задержусь в командировке, мы с Кужеровым поедем в Ивановскую область…

* * *

К поезду нас отвезли на машине начальника колонии, а дальше начался долгий и утомительный путь в маленький городок Ивановской области. Поезд, автобус, электричка, снова автобус, а между ними томительное стояние в очередях на железно-Дорожных и автовокзалах и не менее томительное ожидание транспортных средств, как будто нарочно никогда не приходящих по расписанию. И вот мы у цели.

Постовой милиционер на вокзале объяснил нам, как добраться до городской милиции. Еще один тряский автобус, который подвез нас прямиком к нужному зданию…

Городская милиция выглядела прилично: чистенькое, хоть и не новое здание, изнутри обшитое деревом. На стенах — какие-то совершенно застойные плакаты с улыбающимися стражами порядка в новехонькой форме, милиционером и милиционершей. Из личного состава на месте находилась только секретарша начальника горотдела. Улыбаясь, прямо как сотрудница милиции с плаката, она объяснила, что весь отдел копает картошку, и что начальник обещал заехать на работу, но не раньше пяти вечера.

Вздохнув, мы пошли устраиваться в гостиницу. Секретарша, взглянув на наши удостоверения, любезно назвала нам адрес самой лучшей гостиницы, впоследствии оказавшейся вообще единственной в городе.

Лучшая гостиница производила довольно мрачное впечатление. Если бы не Кужеров, я бы предпочла ночевать на вокзале. Судя по угрюмым рожам, озирающим нас исподлобья, это был типичный бандитский притон, и я не удивилась бы, узнав, что номера этой гостиницы набиты мешками с героином и расчлененными трупами. Впрочем, мест там все равно не было, о чем нам с абсолютно советским злорадством поведали у стойки портье.

Мы, тем не менее, героически зашли в ресторан лучшей гостиницы и даже обозрели ассортимент.

Единственное, что не вызывало содрогания, — это цены. Цены были какие-то смешные, но даже по таким ценам есть предложенное можно было только по приговору суда. А может, это во мне говорили столичные амбиции, поскольку те же бандитские рожи, сидя за пластиковыми столиками, спокойно уплетали местные деликатесы.

Но есть хотелось. Кужеров взял себе бутылку пива, которым запил остатки былой роскоши — своих путевых запасов, из которых и мне перепал бутерброд с копченой колбасой и маринованным огурцом. Повару из колонии наверняка громко икалось, в хорошем смысле.

К четырем часам, с робкой надеждой на встречу с начальником ГОВД, мы вернулись в горотдел милиции. Секретарша, улыбаясь так же приторно, попросила подождать. Мы с Кужеровым присели в коридоре на лавочку.

Скрючившись на деревянной скамейке, я положила голову на плечо Кужерову и задремала, но тут Кужеров резко дернул плечом, и сон слетел с меня. Я открыла глаза и увидела чернущего негра двухметрового роста. Не мулата цвета шоколада “Виспа”, которых достаточно на просторах нашей любвеобильной родины и у которых в паспорте написано “украинец” или “русский”, а настоящего эфиопа. На голове эфиопа была надета милицейская фуражка, Длинные худые руки торчали из рукавов капитанского кителя. Он деловито шел по отделению, но, видимо, споткнулся о наши обалделые взгляды и замедлил шаг. Поскольку мы невежливо продолжали пялиться на чернокожего капитана милиции, он ухмыльнулся, показав нам белоснежные зубы и розовые десны, и устало спросил:

— Что смотрите, негра никогда не видели?

И, не дожидаясь нашей реакции, пошел дальше.

— А правда, Машка, чего ты на него уставилась? — спросил Кужеров, со стуком захлопнув рот и переведя дыхание.

— Вот бы нам его одолжить, — пробормотала я, — а то нашу прокуратуру замучили жалобами на отдел милиции за углом. Стоит мимо чернокожему пройти — они его затаскивают в дежурку, шмонают, вытряхивают все из карманов, еще плюх навешают и наркотики в ботинок засунут, чтобы оправдать задержание.

— Ну и почему бы не взять должностных преступников с поличным? Подставить им негритоса и зафиксировать, как они произвол чинят.

— Наш прокурор, что ли, в кустах заляжет с микрофоном?

— А куда смотрит Управление собственной безопасности?

— А они как раз оправдываются тем, что у них негра в штате нету, поэтому нет возможности изобличить негодяев.

— Правильно, без негра никого нельзя не изобличить, — проворчал Кужеров, укладывая мою голову в прежнее положение, к себе на плечо.

Я успела выспаться, ожидая прибытия местного начальства, и наконец начальник ГОВД появился в коридоре — невысокий франтоватый дядечка с ослепительной улыбкой. На нем была подполковничья форма с иголочки; с лихо заломленной набок фуражкой он, видимо, уже предупрежденный секретаршей по телефону, широким жестом пригласил нас в кабинет.

Кабинет начальника горотдела выглядел на уровне столичных стандартов. И даже комнатка отдыха на задворках наличествовала, с холодильником, мягкой мебелью и с хорошим коньяком в баре. Там нас, собственно, и принимали.

Первым делом, еще до выяснения цели нашего приезда, начальник поинтересовался, устроились ли мы в гостиницу. В ответ на наши жалобы, что мест в гостинице нет, он только махнул рукой:

— Устроим! Для нас места всегда найдутся. К сожалению, у нас ведомственной гостиницы нет, но городская вполне приличная. Правда, с удобствами не очень, удобства в коридоре, но раньше были вообще на улице.

Он снял телефонную трубку, попросил секретаршу соединить его с директором гостиницы, очень коротко переговорил и сообщил нам, что вопрос решен.

— Ну а теперь говорите, что от нас нужно?

— Нам нужно быстро получить сведения из вашего адресного бюро на определенного человека, посмотреть ваше кладбище, по возможности поискать на нем определенное захоронение и, если найдем, — эксгумировать тело, провести судебно-медицинское исследование с целью идентификации личности, — перечислила я, но начальник не испугался.

Он нажал на клавишу селектора и сказал секретарше:

— Ксюшу позови.

— Дам вам человека, — пояснил он, — он все вам сделает. Будете довольны.

Открылась дверь и вошел давешний эфиоп в капитанской форме.

— Присаживайся, Ксюша. Знакомьтесь, господа, это наш старший участковый, Франсуа Ксавье. Фамилию не говорю, вы все равно не запомните.

Негр, уже присевший в мягкое кресло, привстал и поклонился.

— Это наши гости из Питера, — продолжал начальник, — надо помочь. Проводи их в гостиницу, устрой, и приступайте. Или вы сегодня хотите отдохнуть? Тогда Ксюша вас в ресторан сводит.

У Кужерова заблестели глаза, но я решительно постановила, что работать начинаем прямо сегодня.

— Мы и так задержались в командировке, а работы здесь много, так что придется начать сегодня.

— Ксюша, иди, заводи машину, по дороге все обсудите, — ласково сказал начальник негру.

Тот улыбнулся показав ослепительные зубы, и вышел.

— Алжирец, чистокровный, — объяснил начальник, проводив его взглядом. — Пятнадцать лет здесь живет, женился, натурализовался, пятерых детишек наплодил.

— А как по-русски хорошо болтает, — удивился Кужеров, — я подумал, что он тут родился.

— Нет, приехал учиться и остался.

— А почему в милиции работает? — не отставал Кужеров. — Так ему нравится? На милицейскую зарплату пятерых детишек кормит?

— Да он у нас старейший сотрудник, всех знает. Работает за интерес. А кормит всех его жена. И весь наш горотдел она, кстати, кормит тоже, вон, ремонт нам сделала, машину для розыска купила. У нее казино, так что вечером от ресторана не отказывайтесь. В гостинице не ешьте, вы люди непривычные, можете заболеть. А при казино хороший ресторан. Днем там для работников милиции комплексные обеды. Значит, я немного ошиблась — он не эфиоп, а алжирец. Но по-русски он говорил замечательно.

Когда мы вышли на улицу, Франсуа Ксавье сидел за рулем ярко-красного кабриолета. Зрелище это так и просилось на экран — чернущий негр в милицейской форме в алой блестящей машине. Он любезно открыл нам дверцы, и мы помчались с ветерком в гостиницу.

Осмотрев отведенный мне номер, я смогла констатировать лишь одно: видала я в своей жизни номера и похуже.

Проводить тут время совершенно не хотелось, поэтому мы с Кужеровым отправились работать. Франсуа Ксавье подвез нас к кладбищу, а сам отправился в ЦАБ собирать интересующие нас сведения.

На кладбище, прямо скажем, было неуютно. Находилось оно на окраине города, освещалось плохо, над ним в темном небе летали вороны и злорадно каркали.

Пока мы с Кужеровым пробирались к кладбищенской конторе по толстому слою палой листвы, мы Успели обсудить, как получилось, что сведения о смерти Коростелева в колонии не попали в данные информационного центра.

— Раньше паспорта осужденных уничтожали, — вспоминала я, — а после освобождения выдавали им новые, а теперь из суда их направляют на хранение в паспортные столы и после освобождения выдают человеку тот же паспорт.

— Маша, не ломай себе голову, — отозвался Кужеров, подкидывая ногой желтые кленовые листья. — Откуда в ИЦ поступают сведения о смерти? Их туда передают люди. Если в колонии кто-то деньги хапнул за то, что глаза закрыл на побег, то этот же “кто-то” и в ИЦ сведения не передал. Вот и вся недолга.

— Ну да, похоже. А если Коростелев паспорт заныкал еще до посадки, то потом просто достал его из укромного места и пользовался. Вот же и на работу устроился, и прописался в Питере…

— Ну да, розыска-то на него не было. Он же умер, ха-ха.

— Ты, кстати, чудовище, в Питере в загс сходил, выяснил, какие документы Коростелева были сданы для получения свидетельства о смерти?

— Вот сразу и чудовище, — проворчал Кужеров. — Сходил и узнал. Жена сдала военный билет без фотографии. Легче тебе стало?

— Понятно. Паспорт без фотографии не сдашь, придерутся, а с фотографией нельзя, вдруг кто-то обратит внимание, что покойник непохож. А с военного билета фотка отлетела, и все.

В конторке сидел старенький дедушка, очень нам обрадовавшийся: ему явно не хватало развлечений.

— Здравствуйте, — вежливо сказала я. — Мы из Петербурга, следователи.

В подробности вдаваться я не стала, и удостоверения показывать мы тоже сочли излишним, видно было, что дедушка и так нам все скажет. Он и вправду обрадовался еще больше и кинулся поить нас чаем, что, кстати, было нелишним, поскольку до ужина в казино было еще далеко, а про ресторан гостиницы вспоминать не хотелось, во избежание желудочного расстройства.

— А у вас рабочий день не заканчивается? — осторожно спросила я, посмотрев на часы.

— Да Господь с вами, — добродушно махнул рукой старичок. — Я ж тут прямо и живу, — он показал куда-то за спину. — У меня комнатка тут, все необходимое есть.

Я подивилась: сторожка была совсем крохотной, видимо, только комнатка и была к ней пристроена.

— Извините, а туалет где? — не удержалась я.

— А туалет во-он там, по второй аллее направо.

— А вам не страшно тут? — задала я совсем бестактный вопрос. Прислушавшись, я уловила скрип раскачивающегося от ветра фонаря, шорох падающей листвы, гортанные крики птиц. С ума тут сойти можно от этих зловещих звуков в сторожке посреди кладбища.

— Да я всю жизнь тут, чего ж тут страшного. А покойники — они не вредные. От них пока еще зла никому не было.

— Все равно, как-то тут… — Я поежилась.

— Ладно, давайте чаек пить, вскипел уже. Чем могу помочь?

Отхлебывая горячий чай, я согрелась, и кладбищенская сторожка уже не казалась мне таким уж зловещим местом. Наоборот, даже симпатично, тепло, уютно, снаружи листья падают с таким приятным шорохом…

— Нам нужно знать, кого тут хоронили за последнюю наделю, — наконец решилась я.

— Чего уж проще, — обрадовался старичок. Я подумала, что он полезет в какие-нибудь амбарные книги, но он тут же продолжил:

— Холясину Анну Ивановну, царство ей небесное, долго болела, отмучилась наконец. Кстати, знаете ли вы, молодые люди, что православные не говорят “пусть земля ей будет пухом”? Это языческое выражение, а правильно — желать царствия небесного.

— Только эту женщину? — переспросила я, грея руки о теплую кружку. — Больше никого не хоронили? Мужчин иногородних не привозили?

— Спаси Господь! — замахал старичок руками. — Последний раз мужчину иногороднего привозили года полтора назад, в тюрьме преставился. Вдова привезла, молоденькая такая, хорошенькая. Говорит, покойничек отсюда родом был, похоронить хотела на родине.

— Неужели вы так хорошо помните? — поразилась я.

— Ну а что ж мне еще делать? Днем за территорией ухаживаю, листья сгребаю, поправляю памятники, если за могилкой уже ухаживать некому, а вечером что мне делать? Телевизора у меня нет, вот сижу, в уме перебираю, кто когда тут обосновался, годовщины вспоминаю. Я ведь тут многих знаю. Родственники мои тут лежат…

— А вы только на память помните, или у вас есть какой-то учет? — поинтересовалась я.

— Вообще-то с меня никто не требует учета, а сам для себя в книжку записываю. Хотите посмотреть?

Я кивнула, дед скрылся за ситцевой занавеской, отделявшей “офис” от жилого помещения, и через минуту вытащил к нам пыльный талмуд. Открыв его, он предоставил нам возможность убедиться, что за последние две недели здесь похоронили только Холясину А. И. Порывшись в талмуде, старичок нашел и Коростелева, похороненного здесь в позапрошлом году.

— А могилу показать можете? — спросила я, и дедушка закивал.

— А как же! А для чего ж я тут. Прямо сейчас хотите?

Мы с Кужеровым переглянулись. Честно говоря, прогулка по неосвещенному кладбищу на ночь глядя в мои планы не входила.

— Мы завтра придем, хорошо?

Поблагодарив смотрителя за чай, мы откланялись. Я не стала говорить деду, что завтра мы придем с медиком выкапывать гроб. Если приметы трупа и группа его крови, а то и пальцы — конечно, если сохранилась возможность получить его отпечатки, — совпадут с данными поселенца, находящегося в розыске со времени смерти в колонии Коростелева, то можно будет считать, что одна часть головоломки нами собрана. А значит, можно будет возбуждать уголовное дело по факту убийства этого поселенца, организации побега и использованию подложных документов и объявлять нашу ушлую девушку, Ольгу Коростелеву-Кротову, в розыск. Уже пора посмотреть ей в глаза.

* * *

Выйдя из сторожки, мы с Кужеровым направились к воротам кладбища, и я снова ощутила”, как тут неуютно. Ветер задувал прямо с каким-то полярным присвистом, меня не спасала даже куртка Сергея, которую я нагло приватизировала. Светлее почему-то не стало, а представив себе мрачную и пустынную окраину города за воротами кладбища, где не было никакого движения транспорта, я приуныла. Мы с Кужеровым как-то не подумали, каким образом мы будем выбираться к гостинице, а таксисты тут вряд ли дежурили ночь напролет…

Ощущая себя героиней триллера за пять минут до решающей схватки с ожившими мертвецами, повиснув на Кужерове, я дотащилась до кладбищенской ограды и с тоской выглянула за ворота. И мой отчаявшийся взгляд выхватил ярко-красную машину, спокойно дожидавшуюся у поворота: Франсуа-то Ксавье, в отличие от нас, озаботился тем, как мы будем отсюда выбираться. Кужеров обрадовался не меньше меня, вознеся хвалу всем алжирским богам. Мы забрались в кабриолет и понеслись по вечерним просторам.

Франсуа привез нас в средоточие местного бомонда — казино с обязывающим названием “Европа”.

Под монументальной вывеской была прикреплена солидная табличка, гласившая, что охрану предприятия осуществляет городской отдел милиции. Нас провели с заднего крыльца через кухню, посадили за неприметный столик в уголке ресторана и вполне прилично покормили. Участковый с нами есть не стал, но пока мы жевали, сидел рядом с нами и добросовестно рассказывал о выполнении нашего поручения.

— Ваш Коростелев, — говорил он, — действительно тут родился и проживал до призыва в армию. После армии сюда не возвращался. Его мать, вот тут я вам на бумажке данные выписал, умерла в девяностом году, как раз перед его демобилизацией. Про отца его сведений нет. Дом, где Коростелевы проживали, снесен. Я прошелся по территории, никого уже не осталось, кто бы Виктора помнил.

— Умершим он по вашему адресному бюро не числится? — спросила я, судорожно пережевывая котлету по-киевски, словно в жизни ничего вкуснее не едала. А Кужеров вообще ел уже третью котлету.

— Нет, — покачал головой Франсуа Ксавье. — Он числится выписанным в связи с призывом в Советскую Армию. Десерт будете?

Мы на халяву сожрали и десерт, надеясь, что бюджет казино выдержит наше пиршество. Раз уж тут питался целый райотдел, будем надеяться, что две наши голодные глотки не разорят многодетную семью участкового.

Удовлетворенно оглядев наши размякшие от еды, тепла и света физиономии, Франсуа Ксавье сказал, что гостиница за углом, надо перейти дорогу, и любезно предложил отвезти нас туда на машине. Я уже открыла рот, чтобы поблагодарить и согласиться, но Сергей неожиданно застеснялся и стал заверять нашего гостеприимного хозяина, что и так уже его задержали, и вполне дойдем сами. Франсуа Ксавье настаивать не стал.

Договорившись о плане работ на завтра, мы в его сопровождении вышли из казино, он еще раз предложил транспортные услуги, но Кужеров опять отказался, и участковый на своем ярком кабриолете умчался, рассекая темный осенний воздух, как красная ракета.

А мы с Кужеровым побрели за угол, и только когда он несколько свернул с курса на гостиницу, нацелившись на освещенные круглосуточные ларьки, мне со всей очевидностью открылся его коварный план.

— Чего это ты там хочешь? — противным голосом спросила я, вцепившись в его руку.

— Я? А… Ну, нам на завтрак надо чего-нибудь прикупить, — фальшиво стал объяснять Кужеров, а глаза его уже выхватили ларек со спиртным, и я поняла, что его сближение с алкогольным прилавком неизбежно, как столкновение “Титаника” с айсбергом.

Мне оставалось только принять судьбу такой, какая она есть. Максимум, что я могла сделать в этой ситуации, чтобы предотвратить особо тяжкие последствия, — это выпить большую часть бутылки, которую он собирался приобрести. Но тогда под угрозой моя трудоспособность. Оставалось выяснить, чем он собирается тут напиться. Я с тоской смотрела, как мой спутник приобретает бутылку водки, и сожалела, что даже ради обеспечения завтрашнего трудового дня разделить с ним радость распития этого напитка я не смогу, поскольку мой организм водку не принимает.

По-моему, Кужеров на это и рассчитывал; но, тем не менее, благородно спросил, что бы я хотела выпить.

— Понимаешь, Машка, — бубнил он, — мы уже третий день в командировке, а еще ни в одном глазу; это примета плохая. Давай обмоем, чтобы завтра все получилось, ага?

Силы для борьбы были слишком неравны, и я вяло указала на бутылку с этикеткой финского клюквенного ликера “Арктика”, с некоторым удивлением отметив про себя, как хорошо снабжается спиртным Ивановская область, в Питере я давно этого напитка не видела.

Фужер широким жестом прикупил еще и ликер, и мы побрели в гостиницу. При этом он совершенно забыл про “что-нибудь на завтрак”, бывшее предлогом для этого шопинга. Пришлось мне возвращаться и покупать закуску, еще и потому, что пить без закуски даже ликер я не в состоянии. В общем, в командировках я человек совершенно бесполезный.

Интерьеры гостиницы, особенно после казино “Европа”, навевали мысли о самоубийстве. Нет, серьезно, есть такие места, в которых сама обстановка приводит к мысли либо кого-то убить, либо самому повеситься. Я много раз выезжала на трупы в такие дома, где, на мой взгляд, не совершить преступление было невозможно.

Первое, что я сделала, — это разведала расположение туалетной комнаты и потребовала от Кужерова страшной клятвы, что он по первому требованию будет сопровождать меня туда (шутки шутками, а добираться до туалета было не меньше пяти минут по коридору), и ждать около двери с пистолетом наголо. Единственное, о чем я сожалела, обозрев туалетную комнату, что он не может находиться там одновременно со мной и сторожить меня внутри туалета.

В качестве места распития я дипломатично предложила свой номер, преследуя корыстные цели. Если Фужер напьется до такой степени, что упадет, — пусть падает в моем номере; а то, если я захочу в туалет, а Фужер в это время будет спать у себя, закрывшись, мне ничто не поможет. А так — худо-бедно, но попробую контролировать обстановку…

В общем, когда мы накрыли на стол, он выглядел даже эстетично. Я расслабилась, Фужер открыл бутылку водки и наполнил свой стакан, потом налил мне ликера.

— Ну… За успех нашего безнадежного дела, — произнес он свой коронный тост, подняв стакан.

Я тоже подняла свою посудину и, поднеся ее к лицу, вдруг почувствовала из стакана совершенно неуместный в данной обстановке запах.

— Подожди-ка, — сказала я Кужерову, придержав свободной рукой его руку со стаканом, и он недовольно наморщился. Я снова нюхнула содержимое стакана и задала Сергею вопрос:

— Слушай, а почему оттуда, — я кивком показала на стакан, — пахнет так, как будто я ногти крашу?

— Ну-ка, — озаботился Кужеров, — дай понюхать.

Не выпуская из рук своего стакана, он взял мой и принюхался. Потом покачал головой и отпил чуть-чуть моего ликера. Посмаковав пробу на языке, он скривился и отставил стакан. Я, затаив дыхание, ждала результатов дегустации.

— Знаешь, Маша, — сказал он задумчиво, — не пей ты это лучше.

— А почему так пахнет? — приставала я.

— А потому что это подкрашенный ацетон. И я даже не уверен, что его подкрасили клюквой. Пей лучше водку.

— Да? — с подозрением спросила я. — А свою водку ты нюхал? Дай-ка!

Я отобрала у него стакан и понюхала. По-моему, она пахла точно так же, как и “ликер”, о чем я сообщила Кужерову. Но его измученный долгим воздержанием разум отказывался верить в такой облом. Он и нюхал содержимое стакана, а потом и бутылки, и пробовал на вкус, но даже его тренированный организм противился соединению с этим напитком. Тяжело вздохнув — и от этого протяжного вздоха у меня чуть не разорвалось сердце, — он отставил стакан и аккуратно завинтил обе бутылки.

— Может, чайку? — робко предложила я, сознавая всю неуместность безалкогольного напитка в данной ситуации.

Кужеров горестно покачал головой.

А когда я потянулась к бутылкам, чтобы выкинуть их в мусорное ведро, Кужеров неожиданно вцепился в них.

— Сергей! Что ты собираешься с ними делать? — подозрительно спросила я. — Ты хочешь, что ли, в ларьке деньги забрать? Так в чужом городе, ночью, можешь получить по кумполу. Я тебя не отпускаю.

Но по умоляющему взгляду опера Кужерова я поняла, что он замысливал иное. Он хотел тихо унести бутылки к себе и попробовать все-таки выпить ЭТО. Когда меня осенила эта догадка, я вцепилась в бутылки гораздо крепче Кужерова и остервенело потащила их к себе.

— Ты совсем обалдел, что ли? — крикнула я, прижимая к себе бутылки. — Конечно, у нас на кладбище теперь блат, но не до такой же степени…

В общем, вечер был безнадежно испорчен. Мы еще тихо посидели, уставившись в тусклую картинку в телевизоре, и я лихорадочно соображала, чем отвлечь Кужерова от черных мыслей, как вдруг он хлопнул себя по коленкам и неестественно бодрым голосом спросил, не испить ли нам, в самом деле, чайку?

Я бросилась заваривать чай, а он тем временем говорил:

— Может, и правда пить не стоит. И так здоровья нет, а если еще ацетона хлебнуть…

— Конечно, — с готовностью поддержала я его, — так можно вообще на тот свет отправиться. Я вот видела людей, траванувшихся бытовой химией. Знаешь, врагу не пожелаю…

Накрывая стол к чаепитию, я рассказывала Сереге про женщину, на труп которой я выехала тридцать первого декабря, перед самым Новым годом. Молодая женщина утром поссорилась с мужем и в сердцах ему крикнула, что отравится. А муж, тоже в сердцах, ей кинул — мол, травись, хлорофос в кладовке. И она выпила этот самый хлорофос. И четыре часа каталась по полу в страшных мучениях, поскольку хлорофос тут же выжег ей и пищевод, и желудок, а смерть все не наступала. Так ее и нашел муж…

А Кужеров в качестве алаверды к застольной беседе, рассказал мне про троих пьяниц; один из них жену в роддом отправил и пригласил родных собутыльников отметить это радостное событие. Пили они, пили, пока не бухнулись прямо на пол и не забылись алкогольным сном. А потом один из них проснулся и побрел по квартире, ища, чего бы выпить, — но не воды или кваса, разумеется. И набрел на бутылку с водочной этикеткой; очень обрадовался, схватил ее и жадно к ней припал. Но не тут-то было: только он успел сделать глоток, как к нему подбежал другой. И с криками о том, зачем же он без друзей пьет, вырвал у приятеля злополучную бутылку и допил до конца. В бутылке же, как следует из логики событий, была вовсе не водка, а ацетон. Первый пьяница был спасен нашей доблестной медициной, а вот второго, который вырвал у друга отраву и допил ее до конца, спасти не удалось. И ведь даже не поняли, чего пьют…

А потом мы вместе с ним вспомнили смешной случай из давно минувших дней, про горчаковскую свадьбу. Лешка Горчаков эту историю рассказывал на каждой собирушке, и она неизменно имела успех. На его свадьбу приехали какие-то дальние родственники, он Даже не всех их знал по имени. Отмечали свадьбу в трехкомнатной квартире родителей невесты, народу было полно, и все, конечно, заснули вповалку без разбора спальных мест. Ночью жених проснулся от нестерпимой жажды и побрел по незнакомой квартире, пытаясь в темноте нашарить какой-нибудь живительный источник. И вдруг — о чудо! как по заказу — на какой-то попутной тумбочке явился его взору в бледном свете луны, проникавшем через окно, стакан с водой. Измученный жаждой Лешка схватил стакан и стал большими глотками пить оттуда воду. И пил до тех пор, пока по носу его не стукнула лежавшая в этой воде вставная челюсть какого-то приезжего гостя.

Развлекшись таким немудреным образом, Кужеров вроде бы отошел, и мы с ним с удовольствием попили чаю, а потом он для поддержания беседы начал читать стихи, и я поразилась, сколько он, оказывается, знает лирики! Кто бы мог подумать — Фужер, с его внешностью снежного человека и заскорузлыми ладонями, и вдруг Цветаева и Ахматова. Чего он только не читал мне в этот вечер! И Блока — “Девушка пела в церковном хоре”, и Шекспира — сто тридцатый сонет, “Ее глаза на звезды не похожи, нельзя уста кораллами назвать”, и даже Максимилиана Волошина, мое любимое стихотворение, “Голова мадам де Ламбаль”:


…Это гибкое, страстное тело

Растоптала ногами толпа мне,

И на тело не смела взглянуть я…

Но меня отделили от тела,

Бросив лоскутья

Воспаленного мяса на камне…


Я вообще не думала, что кто-нибудь из моих коллег знает это стихотворение; и вдруг — Кужеров!..

Он так вдохновенно читал произведения наших лучших поэтов, что я решилась спросить, а не писал ли он сам когда-нибудь?

— Писал, — смущенно признался он. — Давно, правда…

— Почитай, — пристала я к нему. — Ну, пожалуйста…

— Ну ладно, — сказал, наконец-, заалевший, как девушка, Кужеров. — Я тебе одно прочту, только ты никому не говори потом, хорошо?

— Хорошо, — удивленно согласилась я. — А что, никто из твоих не знает, что ли?

— А зачем им знать? Я для себя писал. Ну и еще кое для кого…


Я позабыт, но не покинут.

И в этом нет твоей вины.

Пусть кубок счастья отодвинут,

Рубцы на сердце не видны…

Я одинок, но жив надеждой,

И пусть истерзана душа —

Тянусь к тебе, родной и нежной,

Под грудой дел едва дыша.

Я не вернусь, но будет свята

Минута каждая с тобой,

До той поры, пока не снято

Кольцо, надетое судьбой…


— Жене? — спросила я тихо.

— Жене. Ладно, пора спать, — быстро сказал Сергей, не давая мне больше вставить слова. — Тебя завтра во сколько разбудить?

* * *

Утром, естественно, будила Кужерова я, а не наоборот. Мы по очереди посетили туалет и умылись, с риском для жизни. Вот они, опасности работы следователя — загаженный туалет и ледяная вода в кране по утрам. Козни мафии перед этим временно отступили.

Пойти завтракать в гостиничный буфет мы не рискнули и правильно сделали, поскольку ровно в десять к гостинице подкатил красный кабриолет. Франсуа Ксавье оперативно доставил нас в казино “Европа”, где в ресторане был накрыт шведский стол. За шведским столом активно завтракали несколько человек в милицейской форме и столько же народу в штатском, в которых даже нетренированный взгляд без труда определил бы работников отдела внутренних дел. Усаживаясь рядом с нами с чашечкой кофе, Франсуа подтвердил, что с десяти до одиннадцати по будним дням в ресторане завтраки для сотрудников горотдела.

— Франсуа, а у тебя в Алжире родственники остались? — спросил его Кужеров, откусывая от горячего круассана.

— Нет, мои родители умерли, а братья живут в Европе. В Великобритании.

— Жалко, — пробормотал Сергей. — А то вдруг бы они у нас захотели в ментовке поработать… Слушай, а может, похлопотать, тебя в Питер перевести? К нам в район, например? Жена тоже переедет…

— Ты что, Сергей, — осадила я его. — Тебя вся местная милиция приедет убивать.

— Спасибо, — засмеялся Франсуа. — Я здесь уже привык. Жена местная, свояк — глава администрации. У вас мне будет трудно освоиться.

Подкрепившись, мы отправились прямиком на кладбище. Когда-то я уже проводила эксгумацию в Ивановской области, только в другом городе, и по опыту знала, что стольких бюрократических препонов, как у нас в Питере, в провинции не существует. Хочешь эксгумировать — ради Бога, приезжай и эксгумируй, и не надо долго и муторно испрашивать разрешения в санэпидстанции и гарантировать оплату Управлению ритуальных услуг. Франсуа подтвердил мне, что с тех пор, как я получала опыт эксгумации в их краях, ничего не изменилось.

— Надо только предупредить наше бюро судебно-медицинской экспертизы и взять гопников, чтобы гроб выкопали.

Начали мы с бюро судебно-медицинской экспертизы, которое для этого заштатного городка выглядело вполне прилично; подозреваю, что в оформлении их интерьера без членов семьи Франсуа Ксавье тоже не обошлось. Во всяком случае, нашего чернокожего друга там встречали с почестями, только что в пояс не кланялись, прямо не знали, куда посадить и чем угостить. И то, что нас привез именно Ксавье, послужило лучшей рекомендацией, поскольку особого энтузиазма наша просьба у медиков явно не вызвала, но в присутствии кормильца им деваться было некуда. С кислыми минами нас заверили, что все сделают в лучшем виде. Тут же Ксавье куда-то позвонил и сообщил медикам, что грузовик с песком, полагающийся по правилам перевозки эксгумированных трупов, будет на кладбище к двум часам, а раньше нам и не справиться.

Я поймала себя на том, что и мне, вслед за Кужеровым, безумно хочется переманить Франсуа Ксавье на работу в Петербург. Постепенно я привыкала к его необычной для русского глаза внешности и потихоньку начала любоваться его мягкой грацией, блестящей темной кожей, яркими глазами.

Экспертов в местном бюро СМЭ было двое, и нам выделили того, кто постарше, высокого полноватого доктора с бородкой. Он, кряхтя, стал собираться, а я притулилась на уголке стола заведующего бюро и быстро написала постановление об эксгумации.

Франсуа Ксавье доставил нас с доктором к воротам кладбища и отбыл, предупредив, что едет за рабочими. А мы пошли договариваться со смотрителем и искать интересующую нас могилу.

Старичок в сторожке встретил нас как родных. Было такое ощущение, что он и не ложился, а все высматривал, не идем ли мы снова.

Нужную могилу мы нашли довольно быстро, несмотря на то, что могильная плита была завалена листьями. Старичок-смотритель веничком смел листву и расчистил плиту, на которой можно было прочитать “Коростелев Виктор Геннадьевич”, но почему-то без даты рождения и смерти. Я подумала, что если киллер выживет, а мне придется его допрашивать, то фотографии его собственной могилы “с открытой датой” мне не помешают.

Стоя с веничком в могильной ограде, сторож проговорил:

— Никто за могилкой не ухаживал, как похоронили, так ни одна живая душа и не приходила. А ведь молодой-то парень был… Жена, наверное, утешилась быстро — понятно, красотка, по ней видно, что к деньгам привыкла.

Слушая его тихий говорочек, я подумала, что невредно было бы его допросить — кто хоронил покойника с документами Коростелева, как выглядела неутешная вдова покойного, и прочее, и прочее…

Прибыл франтоватый участковый Франсуа Ксавье, ведя за собой двоих мужичков невнятной внешности с лопатами в руках. Он показал им могилу и скомандовал:

— Надо вскрыть могилу, гроб поднять, открыть и погрузить на грузовик. Если справитесь до двух часов — по две бутылки на рыло. — Из уст изящного чернокожего капитана милиции жаргонные словечки было слышать так же странно, как и замысловатые профессиональные термины.

Мужички оживились и стали жадно оглядывать фронт работ, прикидывая, управятся ли они к призовому времени.

У бородатого доктора при себе оказался фотоаппарат, и он сделал несколько обязательных снимков — обзорное фото, общий ракурс, плита крупным планом. Мужички работали чрезвычайно споро, и вскоре из-под отброшенной земли показался гроб.

— А гроб-то самый дешевый, — прокомментировал старичок-смотритель, — мог при перевозке развалиться. Вдовица денег пожалела.

Старичок накаркал, гроб чуть не развалился, пока его поднимали из могилы. Наконец рабочие вытащили его на край могилы и вытерли пот со лба. Эксперт сделал еще несколько снимков.

— Ой, а что ж она его и не переодела, — запричитал смотритель.

И вправду, на теле была надета темно-серая роба. Похоже, что похоронили усопшего в том, в чем был обнаружен труп. Ну правильно, раз захоронение подставное, зачем тратиться?

— Могилу-то закапывать, хозяин? — просипел один из мужичков, обращаясь к Франсуа. Тот вопросительно посмотрел на нас.

— А можно этот вопрос решить во второй половине дня? — попросила я отсрочки. — Если подтвердится предполагаемая личность покойного, мы попробуем связаться с его родственниками; наверняка они захотят похоронить его сами….

Завершив все формальности — составив протокол эксгумации, в котором в качестве понятых расписались рабочие, и допросив в сторожке дедушку-смотрителя по обстоятельствам захоронения “Коростелева”, я дала, команду двигаться. Рабочие были вознаграждены по заслугам, доктор поехал в кабине грузовика, сопровождая гроб с эксгумированным телом, а остальные погрузились в красный кабриолет.

Доставив нас в морг, Франсуа откланялся и предложил позвонить ему на мобильник, когда придет пора забирать нас отсюда.

Я планировала присутствовать на повторном вскрытии, с документами наготове. У меня на руках были скромные данные, касавшиеся беглеца из колонии-поселения, объявленного в розыск как раз в период смерти заключенного в мурманской колонии. Предстояло сравнить их с результатами вскрытия, и если они совпадут — сообщить родственникам поселенца, что их близкий человек не сбежал, а был убит для того, чтобы обеспечить бегство другого человека. И тогда можно будет возбудить уголовное дело по факту умышленного убийства.

Сколько трупов, если вдуматься, сопровождает по жизненному пути нашего киллера: началось все с его семьи, с жены и дочки, потом — несчастный поселенец, которого заманили в сети, чтобы убить и выдать за другого, потом — четверо молодых мужиков в Питере, потом — Шорохов. А вот теперь и сам он стал жертвой убийцы. И с самого начала до самого конца рядом с ним была юная уроженка Приозерска Ольга Кротова. И убивать он начал наверняка после знакомства с нею. А логическим завершением его кровавых дел стал кухонный нож в руках его дамы сердца, супруги и вдохновительницы, в этом я была уверена. Что ж, сюжет не нов, про леди Макбет еще Шекспир писал.

Кужеров отказался присутствовать при вскрытии. Я его понимала и не стала настаивать; человеку со здоровой психикой там без крайней нужды делать нечего. А вот мне хотелось проследить весь процесс и ответить на вопрос, насколько добросовестно произвели вскрытие в колонии. Как я понимала, кого-то из сотрудников колонии предстояло привлекать за получение взятки и соучастие в побеге, и насчет подследственности я нисколько не обольщалась: Дела соединят, и все это разгребать придется мне.

Наблюдая за выверенными движениями эксперта, я подумала, что вот уж кем не смогла бы работать ни при каких обстоятельствах. Я-то ведь всего лишь смотрела на буро-зеленую массу, в которой угадывались очертания человеческого тела, но лезть туда руками…

А доктор, натянув перчатки, взял в руки инструмент и начал работу, тихим голосом комментируя свои действия.

— Ну что, начнем с полости черепа? Вот тут мягкие тканьки сохранились; что сохранилось, то и отделим, пригодится. Круговой распильчик, вот так, ага, вот и мозг открыли…

— Неужели там что-то осталось, доктор? — спросила я, с трудом заставляя себя смотреть на отвратительно воняющую жижу, к буро-зеленому колеру которой прибавились еще бежевые блестки костяных опилок.

— Смотря для чего, — добродушно ответил доктор. — Чтобы думать — не осталось, а вот чтобы мне покопаться, еще вполне, вполне. Ну что, — продолжил он после паузы, — с головушкой у него все хорошо, кровоизлияний нету, травматических воздействий не диагносцируем и со спокойной совестью переходим к полости груди и живота. У-у! Могу я вас попросить зачитать подробности внутреннего исследования трупа? Ну то, что отметил мой коллега при первоначальном вскрытии?

— Конечно. — Я открыла акт судебно-медицинского исследования трупа заключенного Коростелева В. Г.

— Та-ак, — протянул доктор, не прекращая своих манипуляций, — значит, отравление неизвестным ядом? А органокомплекс и не извлекали, вот халтурщики. Написали от балды. А гляньте-ка, будьте любезны, химическое исследование сделали? Какие препараты туда направляли, любопытно?

Я добросовестно перечислила доктору все из акта, что относилось к судебно-химическому исследованию.

— Вот халтурщики! — повторил он. — Даже желудок не извлекли. Вот это мы сейчас и сделаем. Сколько вы тут собираетесь пробыть?

— А сколько нужно? — спросила я, лихорадочно подсчитывая, какая сумма денег у меня осталась после незапланированного вояжа сюда, в Ивановскую область. Ладно, питаться будем бесплатно в казино, главное, чтобы хватило на обратную дорогу. Может, Кужеров на рулетке сыграет, заработаем на проживание?

— Просто сегодня химия готова не будет, и не надейтесь. Может быть, еще денек у нас погостите. Завтра к вечеру сделаем, не сомневайтесь. Ага, — продолжил он, ковыряясь во внутренних органах, — понятно, картинка была типична для быстро наступившей смерти. Как там в акте, прочтите-ка, если не затруднит, из наружного исследования?

— “Трупные пятна выражены хорошо, имеют сине-багровый цвет…”

— Так. А теперь гляньте во внутреннее исследование — эпикард, висцеральная плевра, желудочно-кишечный тракт.

— Сейчас, — я зашелестела страницами акта, — вот: внутренние органы застойно-полнокровны, имеются точечные кровоизлияния под эпикардом, на висцеральной плевре…

— А слизистые оболочки желудочно-кишечного тракта? — нетерпеливо потряс скальпелем эксперт.

— Да, отмечаются точечные кровоизлияния на слизистой оболочке тракта.

— Понятно. Я только в этом месяце троих таких бедолаг вскрыл, — меланхолически поведал мне эксперт. — А стаж у моего коллеги наверняка не больше двух лет, так?

Я заглянула в первый лист копии акта, с установочными данными эксперта-танатолога, и кивнула:

— Год и семь месяцев.

— Неопытен. И учиться не хочет. Как можно не извлекать органокомплекс при подозрении на отравление? Двоечник. Ну что, завтра химики нам точнее скажут, но уже сейчас осмелюсь предположить отравление пропиловыми спиртами в сочетании с алкоголем, то есть с этиловым спиртом. Картина налицо. Вот полюбуйтесь. — Он сделал широкий жест, а я прикинулась, что полюбовалась, и закивала.

— Дали бедолаге выпить, а в бутылку ливанули пропанола. Какого, хотите вы спросить? Да любого растворителя либо антифриза, но это уже изопропил. У нас тут недавно подпольный цех накрыли там мастера на растворителе и водку готовили, и ликеры, и настойки. Троих пострадавших я вскрыл, и, между прочим, не забулдыги, приличные люди были. А эти негодяи, которые отраву стряпали, вроде бы отделались штрафом, хотя, на мой взгляд, должны сидеть за массовое убийство.

Я хмыкнула:

— Самое смешное, что мы с моим спутником вчера чуть не пополнили ряды пострадавших. Купили в ларьке спиртное, а в бутылках — чистый ацетон.

— Вот-вот, — кивнул эксперт. — А ваш клиент, — он кивнул на распростертые на секционном столе останки, — случайно хлебнул, или?..

— Или. Это умышленное убийство.

— Ага. Тогда однозначно имел место прием внутрь в смеси с этиловым спиртом. Тогда мы и препараты мозга, нетронутого нашим коллегой при первоначальном вскрытии, отправим на химию. Пропиловые спирты достаточно быстро накапливаются в головном мозге. Возьмем еще сердце, желудок, одну почку. Хочу отметить, что мой предшественник такими мелочами не озаботился. Ох, хорош! Ни желудок, ни почку не исследовал, одну мочу взял, хлоп — и диагноз выставил, “отравление неизвестным ядом”. Да уж конечно, он бы еще по глазам патологоанатомический диагноз ставил, зачем трудиться, вскрывать?..

— А вы хотите сказать, что сейчас, по прошествии такого длительного времени, вы рассчитываете найти следы пропанола?

Доктор помрачнел.

— Увы! Пропанол чрезвычайно быстро окисляется в организме. Конечно, отрицательный результат химического анализа вполне возможен, но он не всегда свидетельствует об отсутствии отравления. А у вас есть данные, что он выпивал перед смертью?

— Да.

— Ну тогда я могу настаивать на этом диагнозе. И еще хочу отметить, что выбор пропанола для умышленного отравления свидетельствует о том, что отравитель имел хотя бы начатки медицинских знаний. Знаете, что об этом говорит? Симптомы очень похожи на тяжелое опьянение, это раз; то есть трудно заподозрить умышленное отравление. Очень быстрое окисление, что может воспрепятствовать обнаружению пропанола в организме — два. И, наконец, наиболее быстрое, для всей группы бытовых химикатов, наступление смерти, — через пару часов после приема. Ну и, конечно, легко достать. Это вам не цианистый калий. Подозреваемый есть?

— Есть. Медсестра.

— Ох ты, Господи! Коллега, значит?

Доктор стал отбирать препараты для дополнительных исследований, а я выглянула из секционной в коридор. Там на хлипкой скамеечке скучал Кужеров.

— Иди-ка сюда, — поманила я его, и он доверчиво вошел в секционную.

Подойдя поближе к столу, на котором возлежали сгнившие и раскуроченные при повторном вскрытии останки, он охнул:

— Господи, что это? Зачем ты меня сюда позвала?!

— Посмотри как следует, — настаивала я, заставляя его нагнуться к останкам.

— Что ты делаешь? — отбивался Кужеров. — Все, я больше не могу!

Закрыв обеими руками дыхательные пути, он выбежал из секционной. Я догнала его в коридоре. Отдышавшись, Кужеров испуганно посмотрел на меня:

— Что ж ты творишь-то? Что за дурацкие эксперименты над живыми людьми? Я тебе кролик, что ли? Я теперь два дня есть не смогу!

— Главное, чтобы ты пить не смог. Ты хорошо рассмотрел то, что там лежало? Тогда заруби себе на носу: вот во что ты мог превратиться, если бы я у тебя вчера бутылки не отобрала!

— Шутишь?! — Кужеров нервно оглянулся на двери секционной.

— Ничуть. Там отравление такой же гадостью, какая вчера была в бутылки налита. Только этого умышленно напоили, а ты добровольно хотел в себя эту отраву влить. Теперь ты понял?!

— Маша, я понял, — отвечал Кужеров, то и дело оглядываясь на дверь секционной.

— Вот то-то же! — удовлетворенно сказала я и вернулась к эксперту.

— Антиалкогольная психотерапия? — Эксперт понимающе кивнул мне. — У меня еще фотографии остались наших потерпевших, не надо? Там свежак был…

— Ему уже хватит, — сжалилась я.

В морге мы провозились допоздна, и вечером Франсуа снова повез нас в ресторан казино. Когда услужливый официант склонился над Кужеровым с вопросом, какое вино к рыбе он желал бы заказать, Кужеров дернулся и завопил:

— Нет! Пить не буду!

Франсуа даже вздрогнул, а я подумала, что для того, чтобы закрепить эффект, надо бы взять с собой фотографии разложившегося тела и показывать их Кужерову раз в неделю. Или в принудительном порядке повесить их над столом в кабинете Сереги. Еще и жене его подарю.

После ужина мы спросили у Франсуа, откуда можно позвонить в Петербург? Франсуа любезно предоставил нам телефонный аппарат в кабинете директора казино, и я набрала домашний телефон Горчакова.

— Лешка, как там дела? — заорала я, когда он снял трубку.

— Да потихоньку. — Голос Горчакова доносился как сквозь вату. — Киллер твой жив, только все еще в коме. Из городской уже три раза звонили с криками, куда ты запропастилась. У тебя же заслушивание по взяткам, ты забыла?

— А что, шеф не мог сказать, что я в командировке?

— Так ты из командировки должна была вернуться еще когда? Сказали, что тебе твои самочинные путешествия не оплатят.

— Блин! — Я расстроилась. И так еле доживаю до зарплаты, а тут еще непредвиденные расходы.

— Ты не расстраивайся, — утешил друг, — не все так плохо. Тебе Пьетро перед отъездом подарок оставил.

— Какой? — Я заинтересовалась, уже забыв про кары небесные, приготовленные мне прокуратурой города.

— Мобильный телефон. Очень симпатичный, мне поручено тебе его торжественно подарить. Мы с Сашкой твоего Петрушу проводили, все нормально.

— Спасибо.

— Что шефу-то сказать? Когда вы будете?

— Леш, скажи — через пару дней. Все в цвет, все здорово. Мы уже почти все раскрутили.

— Ну и мы тут кое-что раскрутили, — похвастался Лешка. — Кой-чего по Шорохову установили…

После того, как я положила трубку, Кужеров позвонил Косте Мигулько с докладом, почему мы задержались. У них в милиции, как ни странно, эти вопросы с командировками решались проще — надо, значит надо.

Все, теперь мы с относительно спокойной совестью могли дожидаться результатов экспертизы.

Франсуа спросил нас, какие мы имеем планы на вечер? Мы посмотрели на часы. Было еще не так поздно, но делать в городишке было решительно нечего. В казино играть — у нас валюты не хватало, осмотр достопримечательностей в такое время был опасен, это нам подтвердил и старший участковый Франсуа Ксавье. Поэтому мы отправились в гостиницу и завалились спать. На этот раз — без чтения стихов.

Утро, как и вчера, началось с полного опасностей и приключений похода в туалет. Я чуть не получила разрыв сердца, вовремя заметив под раковиной какой-то темный предмет, при ближайшем рассмотрении оказавшийся грузной бомжихой, которая мирно спала на полу туалета.

Плюнув на присутствие бомжихи, я вымылась, насколько позволяли условия, и запустила туда Кужерова. Через полчаса наша свеженькая команда сохла на ветерке и ждала появления алого кабриолета. И он лихо вынырнул из-за поворота.

После завтрака в ресторане казино, становившегося для нас уже привычным, Франсуа доставил нас в морг. Того, что сказали нам эксперты, было достаточно, чтобы снять поселенца с розыска и сообщить родным о его смерти. Совпадала группа крови, антропометрические данные; на отпечатки пальцев рассчитывать не приходилось, но, в принципе, того, что мы знали, было достаточно.

Я попросила Кужерова найти в справочнике код города, откуда родом был наш разложившийся труп, но по зрелому размышлению мы решили действовать не так: Франсуа отвез нас в горотдел, и мы попросили соединить нас из дежурной части с нужным населенным пунктом.

В общем, рядом с пультом мы провели ничуть не меньше времени, чем до этого в морге. Раза три дежурный пробовал объяснить своему иногороднему коллеге, чего мы от него хотим, но тот все время бросал трубку, видимо, пребывая в полной уверенности, что ему пытаются навязать чужую работу.

— Але! — надрывался дежурный по нашей просьбе. — У вас человек в розыске, с поселения, мы его нашли!

— Телефон ГУИНа такой-то, — бесстрастно отвечал его собеседник и отключался. Наш дежурный возобновлял попытку:

— Але! Подскажите данные территориального райуправления…

— Звоните в ГУИН! — твердил, как попка, дежурный в другом городе.

В конце концов наш дежурный так и поступил: набрал номер ГУИНа и через их дежурного вышел на розыскной отдел территориального управления, а там уже с операми разговаривать было проще. Данные родственников нашлись быстро, а беседовать с ними я предоставила Кужерову, посчитав, что я и так уже сделала достаточно.

К тому же Сережка в таких ситуациях вел себя всегда в высшей степени дипломатично, если только он находился в трезвом состоянии. Но сегодня я была за него спокойна.

Соединившись по телефону с женой погибшего, он очень сдержанно, соответствующим тоном, поставил ее в известность о смерти мужа и предложил, если это входит в ее планы, забрать тело, чтобы похоронить там, где она считает нужным. Жена, вернее, теперь уже вдова, пообещала, что приедет завтра.

В принципе, мы могли ее не ждать. Я оставила в местном морге разрешение на захоронение эксгумированного трупа, коль скоро он теперь находился в моей юрисдикции. Мы тепло распрощались с сотрудниками бюро судебно-медицинских экспертиз. Я-то к ним испытывала почти родственные чувства, изнемогая от благодарности: за один день они мне изготовили заключение судебно-медицинской экспертизы, это было достойно занесения в книгу рекордов Гиннесса.

С покупкой билетов проблем не возникло, и мы, отобедав в последний раз в казино, прыгнули в поезд, обнявшись на перроне со старшим участковым Франсуа Ксавье.

Родной город встретил нас еще более лютым ветром, чем северные населенные пункты. На работу мы решили в день приезда не являться, поскольку рабочий день был уже на исходе. Завтра, все завтра. Я со всех ног понеслась к маме, где меня дожидался сыночек. Кужеров тоже помчался домой к жене.

* * *

Трясясь в общественном транспорте, я думала о том, что пока я не приму душ, я не почувствую себя дома. Я просто ощущала горячие водяные потоки на своей коже и наслаждалась уже при мысли об этом, однако при входе в парадную мой взгляд споткнулся об объявление про отключение горячей воды на три дня. Сегодня был первый день.

Подхватив ребенка, я помчалась к себе, в надежде, что горячая вода отключена в Петербурге не повсеместно. И фортуна мне улыбнулась.

Только выйдя из душа, я почувствовала, что моя командировка кончилась.

С утра, проводив ребенка в школу, несмотря на его причитания — мол, он взрослый и за ручку с мамой ходить не обязан, вполне может добраться сам, я предстала пред светлы очи родного шефа.

— Плохо выглядите. — Это было первое, что я услышала от прокурора. — В чем дело? Не выспались? Много работали? Или много развлекались?

“Понятно, — подумала я. — За мое отсутствие на заслушивании по взяткам досталось шефу. А по цепной реакции сегодня влетит моему ребенку”.

— Я уже отвыкла от командировок, Владимир Иванович. Уже с трудом переношу отсутствие возможности помыться.

— Вольному воля, — сухо сказал прокурор. — Что наработали?

Я отчиталась перед ним за командировку.

— Хорошо, — сказал он, откинувшись в своем руководящем кресле и постукивая пальцами по столу. — Сколько в итоге дел вы нам привезли?

Я скрупулезно подсчитала:

— Дело по факту умышленного убийства осужденного из колонии-поселения; дело по факту соучастия в организации побега из места лишения свободы и по факту использования заведомо подложного документа. Вот и все. Сущие пустяки. Да к тому же их надо соединять в одно производство.

— Вот и соединяйте. А заодно соединяйте и четыре нападения в парадных, и убийство Шорохова. Вы по факту покушения на убийство киллера дело возбудили?

— Да, перед командировкой. Зое отдала на регистрацию.

— А что ж она мне его не передала? Вас дожидалась?

Я пожала плечами.

— Ладно. Вам Горчаков уже сказал, что ему удаюсь установить?

— Нет, только обмолвился, что они что-то накопали.

— Шорохов занимался изготовлением и продажей оружия. Это объясняет и его доходы, и образ жизни.

— А где он изготавливал оружие?

— А на том самом заводе, где работал Коростелев. Видимо, ваш фигурант все и устроил, а когда уволился, производство не встало, еще два работника там вовсю этим занимались.

— А как обнаружили, Владимир Иванович?

— Элементарно. И вы бы обнаружили, если бы доработали тему мастера до конца. Горчаков сделал обыск в том цехе, где когда-то работал Коростелев. И нашел заготовки к огнестрельному оружию, видимо, украденные или купленные за границей. Между прочим, часть заготовок — к итальянской “беретте”. Прошерстили рабочих, нашлись двое, которые оказались причастны, они дали показания, опознали Шорохова по фотографии, уличили и Коростелева.

— Здорово! — Я испытала искреннюю зависть к Лешке.

Шеф был абсолютно прав. Ведь у нас были показания мастера о том, что была попытка организовать на заводе изготовление оружия. Почему мы не пошли дальше? Развесили уши: мастер сказал, что выгнал мужика с деталями к оружию, а я решила, что тот так и ушел, солнцем палимый. Так не бывает.

— Ладно, не посыпайте свою голову пеплом, — сжалился шеф. — Горчаков тоже не сразу догадался. Дело в том, что криминалисты в ваше отсутствие связались со мной, сообщили, что пистолет, из которого был застрелен Шорохов, поначалу они приняли за фабричный, итальянский. А потом разглядели, что он хоть и из фабричных деталей, но склепан самопально. Там на рукоятке такая нетипичная заусеница, прямо шип. На фабричном пистолете такой брак маловероятен. Я и отправил Горчакова на завод.

— Шип?! — Я с трудом дослушала, что говорил шеф про завод. — Владимир Иванович, надо срочно показать этот пистолет медикам. Мне Стеценко говорил про сложную конфигурацию орудия, которым наносили травмы головы в парадных, — ребра и шип. Ну конечно, это даже логично: раз на местах происшествия отпечатки Коростелева, то и орудие должно быть к нему привязано.

— Засвербило? — Шеф критически смотрел на меня. — О том, что есть орудие, привязанное к Коростелеву, вы знали еще до отъезда в командировку.

— Ну не дошли руки…

— Руки или голова?

Я безропотно проглотила это саркастическое замечание. И руки не дошли, и голова…

— Какие планы? — поинтересовался начальник, решив, наверное, что достаточно меня приложил мордой об стол.

Он вспомнил, видимо, что со мной нельзя так жестко. Если меня постоянно так прикладывать, у меня руки опустятся, я захочу уволиться к чертовой матери, и работа встанет. А вот ежели со мной обращаться бережно, хвалить и поощрять, я горы с места сдвину.

На вопрос, какие планы, я не сразу ответила. Мысли разбегались. Надо забрать у криминалистов пистолет, отвезти медикам… Дело на Коростелева срочно почитать в облсуде…

— Не о том вы думаете, Мария Сергеевна, — мягко сказал шеф, понаблюдав за моей мимикой. — Пистолет вы в морг отвезти успеете. Вам надо искать Коростелеву. Вот это первостепенно. Идеи есть?

Идей пока не было.

— Хорошо, подумайте. У Горчакова заберите документы с обыска у Шорохова.

— Установили место его жительства?

— Установили. Рабочие с ним общались по телефону. Когда узнали, что Шорохова убили, сразу сдали телефон. По номеру установили адрес. Там нашли пару интересных бумажек, Горчаков пока их не может объяснить.

Выйдя от шефа, я понеслась к Горчакову смотреть интересные бумажки.

За время моего отсутствия в прокуратуре ничего глобально не изменилось. Горчаков не похудел, Зоя его не разлюбила. Вот и сейчас она поила его свежезаваренным чаем и кормила какими-то плюшками, вместо того, чтобы купить ему пояс “Боди-шейпер” и почаще подводить к зеркалу.

— О, Машка! — заорал друг и коллега, как только я появилась в дверях. — Как отдохнула?

— Тебе бы так отдохнуть…

— А что? Я люблю командировки. Полчаса работаешь, целый день расслабляешься.

Я присела к столу, ухватив кусок плюшки, отчего у Горчакова чуть не случился сердечный приступ, и стала живописать кошмары гостиничного проживания в Ивановской области. Зоя и Лешка мне сочувственно кивали, и Зоя даже налила мне чаю. Потом Лешка спохватился и торжественно вручил мне коробку с телефоном.

— Будешь учить меня, как им пользоваться, — попросила я, разглядывая телефон. — А то у меня технический кретинизм.

— Да он своим-то не умеет пользоваться, — хмыкнула Зоя. — У его аппарата куча функций, а он только на кнопочки нажимать может.

Я с удивлением отметила, что Зоя начала прилюдно критиковать своего кумира. Что бы это значило?

— Ладно. — Я убрала телефон в коробочку. — Рассказывай про свои триумфы, Горчаков. Пока я прозябала в командировке, ты тут все раскрыл?

— Ну не все… — скромно потупился Лешка. — Шеф идейку подкинул — сделать обыск на заводе, и вот грандиозный результат. — Он вытащил из сейфа папку с какими-то бумажками и, высыпав их на стол, стал рассортировывать.

— В принципе, мы доказали, что Шорохов занимался изготовлением оружия. Он откуда-то притащил кучу заготовок, надо еще выяснить, откуда эти заготовки, а здесь они клепали “пестики”. Но все равно пока неясно, зачем Коростелев его грохнул. Вроде бы, по показаниям рабочих, все шло по плану, прибыли росли. Может, не поделился с Коростелевым? Но тогда зачем мочить? Логичнее сначала получить долги…

— То есть с мотивом убийства Шорохова пока непонятно? Ты говоришь, что изготовление оружия шло гладко, эксцессов не было?

— Ну, насколько мы могли установить… То есть, я хочу сказать, почему Коростелев стал стрелять в своего подельника именно в тот момент?

— Лешка, ты хочешь сказать, что момент убийства Шорохова как-то привязан к нападениям в парадных? — спросила я, напряженно пытаясь уловить какую-то мысль, не дававшую мне покоя. Она явно имела отношение к нападениям в парадных, но мне никак не удавалось ее сформулировать.

— Нет. — Горчаков удивленно уставился на меня. — Я ничего такого не имел в виду. А почему ты решила, что это связано — убийство Шорохова и нападения в парадных?

— Лешка, — медленно сказала я, — пока не могу четко выразить, почему у меня в голове все это соединилось. Если мотив убийства Шорохова — не в изготовлении оружия, то, может, он связан как-то с мужиками, которых мочили в парадных? Ну просто слишком много совпадений на квадратный километр. Уж коль у нас определен круг фигурантов, давай сначала поищем мотивы в том, о чем нам известно.

— Ну давай, — неуверенно поддержал Горчаков. — Тогда посмотри шороховские бумажки, может, на тебя озарение снизойдет. На меня не снизошло.

Он бросил передо мной на стол смятый листок из блокнота. Я расправила его и прочитала корявые буквы: “множественные колото-ножевые раны, сильная черепно-головная травма…”

— Что за бред? — Я подняла глаза от листочка. — Что это за выражения? Это не судебно-медицинские термины. Мы так не говорим: колото-ножевые раны. Что это такое? Колото-резаные или ножевые раны. А “черепно-головная травма”, да еще и “сильная” — это вообще запредельно.

— Да, я тоже это отметил, — сказал Лешка. — А главное, почему эти записи были у Шорохова? Ты его образцы почерка привезла из колонии?

— Привезла, сейчас.

Я сбегала к себе и притащила копии объяснений, написанных Шороховым в колонии собственноручно. Мы положили рядом ксерокопии образцов почерка Шорохова и листочек с таинственными письменами; было очевидно, что и те, и другие записи выполнены одной рукой.

— Понятно. Писал он сам. А вот что бы это значило? — спросил Лешка, и так, и сяк вертя листочек с обыска. — Может, где-то слышал и по памяти воспроизвел? А зачем?

— Леша, я одно могу сказать: это явно имеет отношение к Коростелеву. Трудно предположить, что в окружении Шорохова была еще какая-то афера, связанная с “сильными черепно-головными травмами”. Давай сначала проверять то, что лежит на поверхности.

Горчаков горячо со мной согласился и предложил мне отправиться в морг с пистолетом, который он забрал у криминалистов, а заодно показать там докторам эти удивительные выражения: может, они что-то подскажут.

— Все это хорошо, — вздохнув, сказала я, — только шеф прав — надо искать Ольгу. А вот где и как, у меня пока идей нету. А у тебя?

Но и Горчаков тоже был в данном случае на идеи не богат.

Впрочем, одну идею он генерировал:

— А ты зайди в отдел розыска пропавших лиц, пусть работают. Тебе ведь еще надо устанавливать личность мужика, которого стукнули по голове в парадной и выдавали за Коростелева.

Ух ты! Вот об этом я совсем забыла! А ведь и правда, этот потерпевший получается неустановленным. Кто же он такой?

— Ты прав, Лешка. — Я поднялась. — Поеду в РУВД, а потом в морг.

— Иди попроси у шефа машину, все-таки пистолет повезешь, хватит таскать вещдоки в общественном транспорте. — Оглянувшись на дверь, он убедился, что Зоя, вышедшая помыть чашки, плотно ее прикрыла, и продолжил: — Между прочим, мне жена рассказала, что у нее на работе говорили, — тетка подруги ее сослуживицы ехала в трамвае, и какая-то бандитка с золотыми зубами, одетая, как в борделе, достала из сумки пистолет и заставила ее под угрозой оружия уступить место. Тетка встала, а эта бандитка нагло села. Представляешь? До чего народ докатился! Вот для чего граждане вооружаются — чтобы старушек в трамваях пугать.

— Во-первых, у меня нет золотых зубов, — сказала я обиженно.

— А ты-то тут при чем? — Лешка искренне удивился.

— А притом, что я ее не просила мне место уступать… А пистолет я, между прочим, тебе везла.

— Ты что, правда, моим “пестиком” в трамвае размахивала? Не ожидал от тебя… — Лешка сокрушенно качал головой.

— А ну тебя! Давай “пестик”, и я поехала.

Шеф машину дал без звука, но я практически не получила удовольствия от поездки, потому что уже раскусила преимущества алого кабриолета перед скучной “Волгой”.

В отделе розыска пропавших лиц моя затея понимания не нашла.

— Пишите поручение, — сказал мне начальник отдела без энтузиазма, — поищем. Но я бы на вашем месте отправил поручение в главк.

— Какая разница, — возразила я, — все равно его спустят к вам, только дольше получится.

— Вот когда спустят, тогда и поговорим, — упрямился начальник.

Вздохнув, я поняла, что ситуация называется “что в лоб, что по лбу”: хоть я им напишу поручение, хоть через ГУВД они его получат, результат будет один — искать они все равно не будут. Разошлют формальные запросы по больницам, вот и все, а седалище от стула все равно никто не оторвет. Поэтому опять все придется делать самой. Но в главк я все равно съезжу, хотя бы просто чтобы постучали нашему розыскному отделу по голове. А вдруг заинтересуются установлением личности лже-Коростелева?

Подходя к розыскному отделу в главке, я издали поняла, что появилась тут не в добрый час. Из кабинета начальника отдела доносился не то что крик — нет, рык разъяренного льва. Начальник отдела когда-то работал в нашем районе, я его знала и только поэтому осмелилась войти. Он распекал какого-то человека, судя по всему, своего зама, который, увидев меня, поспешил ретироваться. А начальник, утратив объект для нападения, стал потихоньку сдуваться, как лопнувший шарик.

— Игорь Анатольевич, я не вовремя? — робко спросила я, зная, что бесполезно подкатываться с личными просьбами, если человек в бешенстве. Заранее понятно, какое будет резюме.

— Нет, проходите, Мария Сергеевна. Вот идиоты! Слов нет! — Он жестом указал мне на кресло и одновременно подшвырнул какую-то бумажку, она перелетела через стол и приземлилась ко мне на колени.

Я вернула ее на прежнее место, но начальник отдела снова ее подшвырнул, так, что она слетела на пол. Тут я уже вмешиваться не стала, пускай валяется.

— Нет, вы представляете! — вдруг опять взорвался начальник, и я поняла, что его настолько что-то задело, что он даже считает возможным обсуждать проблемы своего отдела с посторонними, то есть со мной. Ну что ж, послушаем. Продолжение не заставило себя ждать.

— Пришел, понимаешь, запрос подписывать! — Начальник кивнул в сторону двери, видимо, имея в виду своего зама, вышедшего при моем появлении. Я пока еще не понимала, что такого криминального в подписании запроса.

Начальник побушевал еще немного, а потом подобрал с пола провинившуюся бумажку, и ситуация стала постепенно разъясняться. Оказывается, зам пришел к нему подписывать запрос в районы по поручению из Чудова. Там из речки выловили труп неустановленного гражданина, по данным чудовской милиции, на вид лет сорока — сорока пяти, ростом сто восемьдесят сантиметров, волосы светло-русые, на указательном пальце правой руки татуировка “Валера”. Приметы, прямо скажем, достаточно определенные, по крайней мере, человека с такими приметами можно поискать не без надежды на успех. Естественно, из Чудова в пограничные области разослали поручения, мол, проверьте, может, у вас такой Валера числится в пропавших? Вот зам и подготовил на основании чудовского поручения запросы в районы, с тем же заданием, проверить, не числится ли в пропавших человек с такими приметами.

— Нет, вы посмотрите! — снова заорал Игорь Анатольевич, дойдя до этого места в своем повествовании. — Нет, вы только посмотрите, что этот идиот написал! Я понимаю, если бы пьяный был, так ведь трезвый же! Трезвый!

Он снова затряс бумажкой и сунул мне ее под нос. В ней я прочитала, что по поручению чудовских коллег разыскивается человек с такими приметами: на вид лет восемьдесят — восемьдесят пять, рост сто сорок сантиметров, волосы темно-каштановые, на безымянном пальце левой руки татуировка “Вова”…

— Вы представляете?! Татуировка “ВОВА”! — орал Игорь Анатольевич, по мере того, как я читала запрос. — — Нет, вы только подумайте — “ВОВА”! Чем он запрос читал? “ВО-ОВА”!

Несмотря на искренность начальственного гнева, мне стало смешно. Да, трудно представить, как можно не просто ошибиться в составлении запроса, а последовательно перепутать все, что возможно, — рост и возраст, правую руку и левую, цвет волос, а главное, Валеру Вовой назвать. Вот так и ищем. И результат как на ладони: получили бы из районов ответы, что “Вовы” восьмидесяти лет среди пропавших не было, и от всей души написали бы в Чудово: извините, дорогие коллеги, но заявлений об исчезновении лица с указанными вами приметами в органы милиции Санкт-Петербурга не поступало… Тут я засомневалась, а стоит ли мне обращаться к таким занятым людям? Может, я сама как-нибудь?..

Но отступать было некуда. Я немного поуспокаивала Игоря Анатольевича, рассказав ему про свою командировку, про чудного участкового-алжирца, про гостиницу, про замечательного повара в колонии, а когда усы у начальника отдела перестали топорщиться, и пульс, судя по дыханию, обрел нормальную частоту, я осторожно подошла к своей проблеме.

— У меня, конечно, не густо, — сказала я, — приметы средние, особых нет, разве только шрам от аппендэктомии на животе. Ни тебе татуировок, ни родимых пятен. Группа крови есть, и предполагаю, что не женат. Возраст приблизительный. Найден в одной из парадных нашего района. Поищем?

Начальник отдела вяло пожал плечами:

— Готовьте поручение, приложите карту примет из морга. Поищем. Возьму на личный контроль, если кто-то обратился с заявлением об исчезновении такого, сразу вам сигнализируем.

— Это еще не все, Игорь Анатольевич, — продолжила я, — Вопрос не по вашей епархии, но хочу с вами посоветоваться, как с крупным специалистом по розыску людей.

Поскольку еще Крылов заметил, что в сердце льстец всегда отыщет уголок, Игорь Анатольевич порозовел и надул щеки.

— Постараюсь помочь.

— Вот такая ситуация. — Я обрисовала положение с Ольгой Коростелевой. — Она забрала из морга больницы труп, но в Ивановскую область, куда выписано разрешение, его не привезла. Ведь у себя дома она его хранить не может, по крайней мере, вечно. Куда-то она должна его деть. Как нам найти труп, а главное, как найти саму Коростелеву?

— Ну это элементарно, объявите на нее розыск, где-нибудь да всплывет. Может, при проверке документов, может, при других обстоятельствах…

— Игорь Анатольевич, я все это знаю. Меня интересует, как ее быстрее найти. Куда она могла деться? Куда двинулась? На чем сосредоточить направление поиска?

Игорь Анатольевич усиленно засоображал.

— А на чем она собиралась труп вывозить? На поезде? Спецтранспортом?

— Понятия не имею. Подписала у меня бумажку — и след ее простыл. Поднять все ее связи? Но связей-то с гулькин нос. Разве только Приозерск…

— Вот и начните с Приозерска. А вообще-то перспективы у вас призрачные. Где вы ее найдете?

— Вы знаете, Игорь Анатольевич, — я начала медленно закипать, — я лично думаю, что найти можно любого человека. Бесследно скрыться невозможно, любой человек неизбежно оставляет следы, по которым можно пойти…

— Вот и пойдите, — прервал меня обидевшийся Игорь Анатольевич, видимо, усмотрев в моих словах, и совершенно напрасно, намек на никчемность его отдела. — Бесследно скрыться очень даже возможно, и многие так и делают. Надо сознавать, что не все в наших руках.

— А вот я все-таки считаю, что если постараться, то найти человека можно, даже если он не прислал в милицию открытку с обратным адресом. Обязательно кто-то где-то его видел…

— Вот и прекрасно. Вот и займитесь. А мы не частное сыскное бюро. Да, конечно, если все бросить и сутки напролет заниматься только одним пропавшим, то результат может быть. А у нас, знаете, сколько пропавших?.. Кроме того, если бы нам за каждого найденного платили сдельно, по двести баксов на карманные расходы, мои парни бы носом землю рыли. А мы учреждение государственное, у нас, как у врача на приеме, по десять минут на лицо, а потом — “следующий”.

— Нашли, чем гордиться, — пробормотала я. И расстроилась: опять накалила отношения с нужным и, в общем-то, неплохим человеком.

— Ладно, не обижайтесь, Мария Сергеевна, — сказал мне на прощание начальник отдела. — Поищем вашу девушку, и заявку на господина со шрамом поищем. Только в порядке общей очереди. Или сами, если хотите побыстрее, приезжайте, смотрите картотеку.

Следующей станцией назначения у меня был морг. Шеф всегда бесился, когда я просила машину до морга и объясняла, что забирать меня оттуда не надо, “оставьте меня там”. Он кричал: “Нельзя так говорить, что значит — оставить вас в морге?..”

Подъехав к зданию бюро судебно-медицинской экспертизы, я поразилась, как быстро наступила осень. Ведь не так давно я приезжала сюда, когда вокруг было лето. Ну пусть, листья желтели, но было тепло, и легкий ветерок шевелил зеленую травку. А сейчас даже трава побурела, а деревья гнули голые черные ветки под мокрым ветром. Боже, как летит время!

* * *

Входя в бюро, я заволновалась. Вдруг я сейчас увижу Стеценко, а шеф сказал, что я плохо выгляжу… Кошмар! Я подошла к большому зеркалу в вестибюле и долго прихорашивалась, но вынуждена была признать, что сегодня осень с ее жухлыми красками коснулась, образно говоря, и моего лица.

С громко бьющимся сердцем я прошла по коридору морга. Из первой секционной выглянула Марина Маренич и спросила, не Стеценко ли я ищу?

— Если он еще не ушел, значит, где-то бегает, но вообще он уже собирался, — сказала она, и я расстроилась так, будто это была моя последняя надежда повидаться со Стеценко.

Справившись с собой, я сказала Марине, что вообще-то шла к ней.

— Я тебе несу предмет с ребрами и шипом, не хочешь посмотреть?

— О как! — сказала Марина, держа на отлете запачканные кровью руки в резиновых перчатках. — Тогда подожди, я размоюсь. Иди пока к Юрке, кофейку попей, я сейчас.

Я прошла дальше по коридору и без стука открыла дверь в кабинет к заведующему танатологическим отделением. Юра сидел за столом и читал экспертные заключения. По-моему, увидев меня на пороге, он обрадовался если не мне, то возможности отвлечься от заключений. За чайком я протянула ему смятый листочек бумаги из квартиры убиенного Шорохова:

— Что ты на это скажешь?

Юра повертел листочек.

— Чепуха какая-то. Какой-нибудь нерадивый студент писал.

— Писал некий господин Шорохов, к медицине отношения не имеющий. Маренич его вскрывала на той неделе.

— Вот так, да? — Юра опять вцепился в бумажку.

Когда пришла Марина, с чистыми руками и в белом халате, снявшая свой тяжелый резиновый передник, Юра показал листочек ей.

— Это твой клиент, говорят, накорябал. Что бы это могло значить?

Марина сначала посмеялась.

— Ну, это прикол.

— И кто над кем прикалывался? — мрачно спросила я.

— Шорохов над нами. Нет, ну ты посмотри: “сильная черепно-головная травма”! Мы же так не пишем. Это же набор слов. Так что плюнь и забудь.

— Но этот набор слов написан рукой убитого и, похоже, незадолго до того, как его убили. Мне трудно на это плюнуть.

В момент, когда страсти стали накаляться, приоткрылась дверь и в кабинет заглянул доктор Стеценко. Увидев меня, он заметно покраснел. Я опасалась, что и сама тоже залилась краской. У Юрия Юрьевича и Маренич стали такие лица, будто они сейчас закричат “горько!”. “Тьфу!” — я мысленно выругалась, и краска стала сходить с моего лица.

— Нам выйти? — деликатно спросила наконец Маренич. — Вы же долго не виделись?

— Мы сами выйдем, когда надо будет, — несколько невежливо отозвалась я, не сводя глаз с Сашки.

Он показался мне таким красивым и родным, каким не казался уже давно. Конечно, я бы с удовольствием повисла у него на шее. И, похоже, его сослуживцы бы это правильно поняли. Но первая я вешаться на него не буду. Пусть сам…

Сашка подсел к столу заведующего и без спросу налил себе кофе.

— Так, Маша! Ты мне орудие давай, — спохватилась Маренич. — А то ты мне мозги запудрила этой ерундой…

— Это не ерунда, — упорствовала я.

Из сумки я вытащила пистолет и отдала Марине в руки, показав место, где на рукояти торчал довольно ощутимый металлический шип. Марина вцепилась в пистолет и стала разглядывать его через лупу, потом подхватилась и побежала к себе за актами вскрытия и фотографиями повреждений головы. А я подсунула Сашке шороховский листочек и с надеждой на него уставилась.

Сашка отхлебнул кофе и задумчиво стал разглядывать листок.

— Кто это писал? — спросил он.

— Шорохов, которого наш киллер застрелил.

— Кстати, как он?

— Киллер-то? Говорят, жить будет. Пока с ним разговаривать нельзя.

— А ты так хочешь с ним поговорить?

— Хочу, — уверенно сказала я. — Мне есть, что ему сказать.

— А что тебе этот бред дался? — спросил Сашка, вертя в руках шороховские записи.

— Саша, у нас мотив убийства Шорохова завис. Вдруг это имеет отношение к мотиву. Да и вообще интересно, что за странные формулировки…

— Да, — согласился Сашка. — Похоже знаешь на что? На обратный перевод с иностранного языка.

— Как-как? — У меня перехватило дыхание.

— Представь, что грамотные термины сначала перевели на другой язык, ну, скажем, на английский или немецкий, а потом перевели снова на русский, но переводил человек, далекий от медицины. Вот и получилась абракадабра.

— Сашка, ты гений! Можно, я тебя поцелую?

— Поцелуй его, поцелуй, — разрешил завморгом. — И ты, Саша, ее поцелуй, а я пока чашки помою.

— Послушайте, у вас что, сводническая контора? — возмутилась я, но было поздно, Сашка уже приступил к процессу.

Я не стала вырываться. Тем более что Юра действительно пошел мыть чашки.

Прервались мы только с приходом Марины, тут же включились в работу и предложили ей на рассмотрение версию об обратном переводе. Марина согласилась, что версия красивая, по крайней мере, ничего другого ей в голову не приходит. Юра тоже сказал, что это единственный правдоподобный вариант.

Все втроем они рассмотрели шип на рукояти пистолета, потом сравнили его с фотографиями повреждений на кожных лоскутах, снятых с голов наших потерпевших, и на кости черепов; и пришли к выводу, что шип и ребра рукояти пистолета идеально вкладываются в повреждения.

— Да-а, — Сашка вертел пистолет в руках, — а я ляпнул, что это геодезический инструмент…

— Ну и что? — Юра вступился за честь своего отдела. — Это было предположение. И, кстати, не с потолка взятое. А найти орудие — это задача следователя, а не эксперта.

— Просто я не мог предположить, что на пистолете возможен такой брак… — бормотал Сашка, разглядывая шип.

— Поздравляю, Маша, — Маренич пожала мне руку, — нашла орудие. Надеюсь, при орудии — человек?

— Да, — вяло сказала я, — у нас не только орудие, к которому он хорошо привязан, но и ладони его на местах происшествий. — Про себя я спохватилась, что этого еще достоверно не знаю, поскольку у киллера отпечатков рук не брали, но тут же успокоила себя тем, что мы уже установили настоящее имя киллера, а отпечатки рук этого человека из ИЦ у нас есть.

Моя вялость объяснялась тем, что я не считала чем-то из ряда вон выходящим установление травмирующего орудия по делам о нападениях в парадных. В принципе, это напрашивалось, раз везде были следы рук Коростелева и наличествовал предмет с ребрами и шипом. Это было уже неинтересно. Мои мысли были заняты идеей обратного перевода.

— Саш, — спросила я, — а для чего мог понадобиться обратный перевод?

— Ну ты от меня многого хочешь, — засмеялся он, — тебе виднее, я же обстоятельства дела знаю плохо. Предположи что-нибудь связанное одновременно с медициной и с заграницей. Это плохой перевод строк из медицинского заключения о травме или, скорее всего, о смерти. Для чего может понадобиться перевод заключения о смерти?

Тут я просто заболела. Я полностью отключилась от окружающего мира, пытаясь сообразить, зачем может понадобиться перевод заключения о смерти.

— Для установления юридического факта, — прикидывала я, — для оформления каких-то документов…

— Маша, ты сбилась с пути, — посмеялся Сашка. — Сначала ты действовала правильно, когда приехала к нам советоваться, но сейчас сбилась. Если ты не компетентна в какой-то области, что тебе предписывает закон и здравый смысл?

— Не знаю, — бормотала я. — Выучить то, чего я не знаю.

— Вот балда, — рассердился, завморгом. — Сашка правильно говорит: если чего-то не знаешь, надо обратиться к консультантам.

— А где мне взять консультантов на эту тему? — растерялась я.

— Там, где есть люди, компетентные в вопросах заграницы, — вмешалась Маренич. — В консульстве.

— В каком консульстве?

— Да все равно. В любом.

И я поехала в консульство. Вернее, я села в машину и спросила нашего водителя, где ближайшее консульство. Он подумал и сказал, что он знает, где консульство Великобритании.

— Поехали туда, — решительно сказала я.

В консульстве Великобритании меня принял очень воспитанный молодой человек, слегка недоумевая по поводу визита следователя прокуратуры. Хотя по ходу беседы выяснилось, что он недоумевает скорее по поводу того, почему визит сделан именно в их консульство.

— У вас есть основания полагать, что этот документ как-то связан с сотрудниками нашего консульства? — осторожно осведомился он. Получив отрицательный ответ, он шел в разведку дальше:

— Значит, у вас есть основания полагать, что этот документ как-то связан с Великобританией? — Это допущение не нравилось ему еще больше.

Я опровергла его страхи, объяснив, что обратилась в первое попавшееся консульство, и постаралась польстить ему, сообщив, что в прошлом году сталкивалась с их учреждением и была поражена компетентностью и воспитанностью сотрудников. По глазам было видно, что он мне не поверил и продолжал опасаться, что сюда я приехала неспроста. Наверное, поэтому он заявил в конце концов, что не располагает полномочиями предоставлять мне какую-либо информацию без согласования с консулом. Мне было уже все равно. Я потребовала подать мне консула.

Прождав полтора часа, я была вознаграждена появлением энергичной женщины средних лет, являющейся генеральным консулом Великобритании. Она первая протянула мне руку, крепко ее пожала и спросила, чем она может помочь.

Я в двух словах объяснила ситуацию. Подчеркнув, что приехала к ним только как к консультантам, ни в коей мере не располагая информацией о связи расследуемых происшествий с консульством или с самой Великобританией, равно как и не подозревая ни в чем королеву Елизавету.

По-моему, она мне тоже не поверила, но взяла бумажку и стала ее изучать.

— Вас интересует, с какой целью мог быть сделан этот перевод?

— Вернее, так: для чего могло понадобиться заключение о смерти, переведенное на иностранный язык.

— Но это же просто. — Консул по имени Барбара вернула мне бумажку. — Для оформления наследства. Для получения страховой суммы, если была оформлена страховка.

— А что, наш гражданин может застраховаться за границей? — удивилась я.

— Насколько я знаю, для этого надо стать гражданином той страны, где оформляется страховой полис. Но вам сначала надо уточнить, на какой язык переводился текст.

Я согласилась с этим дельным замечанием и поехала на работу, обдумывая, как же мне это уточнить или где найти более компетентных консультантов. Постепенно мысли о консультантах сменились мыслями о связи этой бумажки с убийством. Может, я действительно ошибаюсь? Мало ли для чего Шорохов записал эти загадочные слова? Почему я так уперлась в версию о том, что в этой бумажке лежит мотив убийства? С этими сомнениями я приехала в прокуратуру и настучала запросы в таможню о том, получали ли за последние полтора года визы для выезда в какие-либо зарубежные страны, не исключая и ближнее зарубежье, граждане Коростелева Ольга Васильевна, Коростелев Виктор Геннадьевич и Шорохов Алексей Семенович. Конечно, если кто-то из них выезжал нелегально или по чужому паспорту, это сильно осложнило бы мне жизнь. Но, как говорится, будем преодолевать трудности по мере их поступления.

Из прокуратуры я поехала не в таможню, а в наше РУВД. И заставила начальника РУВД позвонить заму начальника таможенного управления, с которым тот был лично знаком, чтобы высказать нижайшую просьбу: дать ответ на мои запросы как можно скорее. Проконтролировав переговоры и заверив начальника РУВД, что размеры моей благодарности не будут иметь границ в пределах разумного, я отправилась в таможню и отдала запросы.

Теперь на повестке дня оставался вопрос о местонахождении гражданки Коростелевой. Остальные вопросы по сравнению с этим были просто пустяковыми. А тем более, я выпендрилась в розыскном отделе с заявлением, что бесследно никто не исчезает и что человека всегда можно найти. “Ну что, — сказала я себе, — давай ищи. Говоришь, всегда остаются следы?”

Мне ничего не оставалось, как начать, что называется, от печки. Машину мне больше не дали, и я пешком потащилась в больницу. На мое счастье, санитар из больничного морга еще не ушел, и я спросила у него, не запомнил ли он вдруг случайно, на какой машине вывозился гроб с трупом Коростелева.

Чистенький и старательный санитар любезно ответил мне, что запомнил, но вовсе даже не вдруг и не случайно, а просто потому, что обязан фиксировать номера машин, на которых вывозятся тела покойных. После чего спокойно открыл книжечку и сообщил мне данные машины.

Конечно, я могла бы сразу побежать в автопарк и начать там поиски шофера. Но я рассудила, что оперуполномоченный Кужеров, во-первых, справится лучше, а во-вторых, он давно уже по этому делу не работал, целый день уже, и наверняка будет счастлив подключиться к расследованию.

Оперуполномоченный Кужеров, увидев меня, застонал.

— Что, опять? — измученным голосом спросил он.

— Сережка, чуть-чуть поработаем? Собирайся, поехали.

— Куда, в Мурманск? Или в Ивановскую область? — испугался Кужеров. — Меня жена к ужину ждет.

— Что ж ты такой пугливый? Пока в Приморский район, в автопарк. Может, даже к ужину успеешь.

По дороге я обрисовала Кужерову ситуацию. И никакого консультанта не понадобилось, он сам пролил мне свет на проблему.

— Знаешь, где такими страховками балуются? В Германии. Или в Австрии. Мне говорили. Приезжает человек туда, получает вид на жительство, полгодика там живет, страхует свою жизнь на крупную сумму, а потом приезжает сюда, и здесь его убивают. Якобы.

— Что значит “якобы”?

— Ну здесь бомжа какого-нибудь мочат. А дело представляют так, будто погиб застрахованный.

Я с сомнением пожала плечами.

— Ты что думаешь, там дураки сидят? Да эти страховые фирмы свое расследование произведут, им так просто чужого бомжа не подсунешь.

— Ну я не знаю. На тебя не угодишь.

В автопарке Кужеров поспрашивал водителей про автомашину с нужными нам номерами. Удивительно, но ее водитель оказался в парке и даже готов был с нами поговорить. Про вывоз гроба с территории больницы он вспомнил с большим трудом и долго путался, называя конечный пункт назначения. Через пень в колоду мы выяснили, что ехал он в сторону Приозерска. Так, уже тепло; мы с Кужеровым переглянулись.

— А куда гроб дели? — допытывался Серега у водителя.

— Гроб? — Он надолго замолчал.

Теоретически он должен был привезти гроб в местный морг. Если вывоз был оформлен в Ивановскую область, то гроб должен был быть доставлен именно туда, в морг. Но мы уже точно знали, что в Ивановскую область гроб не приезжал. Куда же она его дела? Не выкинула же по дороге? Хотя если принять во внимание, что водитель так мнется, вполне возможно, что выкинула.

Доведенный до белого каления нерешительностью свидетеля, Кужеров принял волевое решение. Он объявил водителю, что сейчас мы садимся к нему в машину и едем тем же путем, каким он следовал на машине, груженной гробом. А он пусть по пути вспоминает, где он груз сдал.

Водитель весьма соскучился и попробовал было надавить на конституционные права. Кужеров отвел его в сторону и о чем-то поговорил, о чем — я не слышала, только видела, как Сергей складывал решеточкой пальцы и демонстрировал свидетелю. Через три минуты свидетель покладисто забрался в кабину своего транспортного средства и больше не упоминал слов, связанных с Конституцией, правами человека и процессуальным законом. Мы выехали из города и поехали в сторону Приозерска.

* * *

В итоге Кужеров не попал на ужин, заботливо приготовленный женой, а я тысячу раз благословила Пьетро Ди Кара, одарившего меня мобильным телефоном. Около семи вечера я позвонила домой и сказала Хрюндику, чтобы он ехал к бабушке, потому что я неизвестно во сколько вернусь. Хрюндик, однако, заупрямился и заявил, что уже достаточно взрослый, чтобы не сидеть под бабушкиной юбкой, и что он вполне может провести время один, ему не привыкать, а я могу работать до полного морального удовлетворения, что его нисколько не ущемляет, как раз наоборот, без меня еще и лучше.

— У тебя слишком большой словарный запас, — проговорила я и отключилась, с тоской подумав, что холодильник пуст, поскольку я еще не успела купить продукты после командировки, и ребенок опять будет пробавляться чипсами.

Хороша мамаша, нечего сказать. А с другой стороны, парень-то уже большой. Я вспомнила, как в восьмом классе мы обсуждали профессии родителей, и один наш одноклассник, обладатель ярко-голубых глаз, не оставлявших равнодушной ни одну девицу, признался, что его мама оставила работу, когда он пошел в школу, и до сих пор с ним сидит. Он так и сказал: “Мама со мной сидит”. Я припомнила, как мы смеялись и как обаяние этих голубых глазок враз для меня погасло.

Мы колесили по области даже после того, как стемнело, и все безрезультатно. Мы подъезжали к приозерскому кладбищу, но водитель отказывался узнавать места, где сдал гроб. Заодно мы зашли в кладбищенскую контору и проверили последние захоронения; Коростелева среди них не было.

У кладбища мы сделали привал. Водитель в стороне курил, а мы с Кужеровым устроили совещание.

— Ну сколько можно кататься? — ворчал Кужеров. — Меня дома ждут.

— А меня не ждут, — вздыхала я. — Сережка, нам надо ее найти. Ну если не ее, то хотя бы куда она труп сбросила. Она ведь должна была его похоронить. Если это связано со страховкой, заграницей, оформлением каких-то документов, то она должна была предъявить захоронение, так? Но в Ивановскую область она его не привозила. Так?.. — И тут я осеклась.

У меня перед глазами встала могильная плита на кладбище в Ивановской области. Я покрутила головой, отгоняя наваждение, и достала из папки с делом, которую прихватила с собой в морг, фотографии, сделанные провинциальным медиком перед эксгумацией: обзорный снимок и могильная плита крупным планом. Так и есть: на могильной плите указаны имя, отчество и фамилия, а даты рождения и смерти нет. Я еще тогда удивилась этому обстоятельству, а потом забыла.

— Но это значит… — сказала я вслух, не решаясь продолжить и выговорить свою дикую идею.

Кужеров заинтересованно посмотрел на фотографии, потом на меня, и вдруг глаза его засветились пониманием.

— Машка! Это значит, что она его похоронила. И именно в Ивановской области. Ведь по плите не видно, когда он похоронен, там даты смерти нету. А про то, что старичок там книжку ведет, она и не знала!

— А двух захоронений ей не надо. Две могилы Коростелева — это перебор, так?

Кужеров кивнул и буднично спросил:

— Ну что, этого беспамятного — в камеру?

— Пожалуй, да, — ответила я без малейших угрызений совести.

Мы забрались в кабину и предложили ехать в город. А в городе направили водителя аккурат к нашему РУВД.

— Ну что, брат, вылезай, будем в тюрьму садиться.

— Вы что? — испугался водитель. — За что это? Не имеете права…

— Имеем, — заверила я его. — Сейчас я протокольчик оформлю о задержании за укрывательство особо тяжкого преступления — убийства. Адвоката своего будете вызывать, или дежурный сгодится?

Но шофер не верил, что я посажу его в кутузку, до тех самых пор, пока за ним не начали закрывать лязгающую дверь изолятора временного содержания. Тут он завопил благим матом, и буквально через полчаса мы узнали, что дамочка предложила за хорошие деньги помочь ей. И они, отвезя гроб в область, вытащили из него тело и сбросили в Ладогу. А гроб дамочка разрешила ему продать; в общем, он был очень доволен.

Этот тип вызывал у меня омерзение, и я бы с большим удовольствием оставила бы его в камере хотя бы до утра. Ну пусть задумается над тем, что нельзя зарабатывать, выбрасывая из гробов тела усопших! Но прокурор бы меня не понял, а его мнение я уважала. Поэтому этот жук-навозник пошел ночевать домой, к моему глубокому сожалению.

На завтра у меня было запланировано ознакомление с уголовным делом Коростелева в архиве облсуда, и мне не хотелось отодвигать это мероприятие, так что я тешила себя надеждой, что Горчаков съездит с водителем на осмотр местности, чтобы тот показал, где они сбрасывали труп. С этим тоже тянуть было нельзя, ни в коем случае.

Сама я домой ввалилась в одиннадцатом часу. Ребенок и не думал спать, сидел перед телевизором, сложив ноги на журнальный столик. И не сразу выяснилось, что за уроки он еще не брался.

Началось скоропалительное воспитание, напоенное взаимными оскорблениями. Потом состоялось трогательное примирение, а над заснувшим чадом, трогательно посвистывающим носом в дреме, я мысленно высекала себя за то, что, увлекшись работой, оставляю сына без полноценного обеда, попустительствую тому, что домашние задания начинают выполняться в двенадцатом часу, когда ученик уже клюет носом и никакая наука ему в голову не лезет. Так недолго и ребенка упустить.

На следующее утро, стараясь загладить вину в ущербном воспитании сына, главным образом, перед собой, я поднялась ни свет, ни заря, чтобы испечь Хрюндику круассаны из слоеного теста и подать к завтраку горяченькими. В результате у меня весь день болела голова из-за раннего подъема.

Но я старательно просидела в архиве областного суда, читая уголовное дело по обвинению Коростелева в умышленном убийстве своей семьи. И зачиталась.

Кужерова я отправила в Приозерск вместе с Лешкой, обеспечивать уличную операцию, а заодно наладить контакты с местными операми и участковыми в плане установления связей Коростелевой-Кротовой, и все время волновалась и звонила на трубку Лешке, чтобы узнать, как там продвигаются дела. На всякий случай Лешка взял с собой водолазов, для осмотра дна, — а вдруг труп окажется в пределах досягаемости?

Лешка терпеливо докладывал мне, что они добрались до места, водитель показал участок берега, куда они подъехали сбрасывать тело; что с этого участка криминалист уже получил отпечатки протектора машины и след женской ноги, но что вода очень глубокая, Ладога все-таки, и труп обнаружить не удалось. Водолазы на всякий случай прошли вверх и вниз от места, но труп не найден. Оставалось ждать, что труп всплывет и будет кем-то обнаружен, но уж лучше бы они его закопали, а не в воду бросили. Хотя Кротова выросла на Ладоге и знала, что делает. Здесь такая глубина, что тело может не всплыть никогда… Я попросила Лешку еще и гроб закрепить: найти, кому шофер его толкнул, по возможности изъять его и осмотреть; может, докажем, что именно в этом гробу находился труп лже-Коростелева. Вместе с показаниями шофера это припрет ее к стене, посмотрим, как она это объяснит. Если, конечно, найдем ее…

Уголовное дело об убийстве семьи Коростелева представляло собой роман без главных страниц. В принципе оно было расследовано хорошо, доказательства вины Коростелева выглядели убедительными и были хорошо закреплены. Но не хватало главного — достоверного мотива. Тот мотив, что был предъявлен Коростелеву в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, не выдерживал никакой критики.

Зацепиться в деле, чтобы найти мотив, было практически не за что. Я внимательно перечитала все страницы довольно пухлого тома, но. в показаниях царила тишь да гладь. Никто не говорил ничего представляющего интерес про семейную жизнь Коростелевых, никто не поминал про двойную жизнь главы семьи, никто не слышал, чтобы жена Коростелева жаловалась на неверность мужа. Просто заколдованный круг! На всякий случай я выписала из дела все координаты подруг погибшей Коростелевой, но надежда на то, что их просто некачественно допросили, а они на самом деле располагали информацией об изменах Коростелева, была весьма призрачной. Следователь и допрашивал их именно в таком ключе, это было понятно по стилю допросов.

Правда, одна-единственная свидетельница — соседка Коростелевых — рассказывала, что всего раз слышала скандал между супругами Коростелевыми, было это много лет назад, вскоре после рождения дочери, и вроде бы во время скандала жена в крике упоминала то ли какую-то женщину, то ли желание мужа ей изменить. Но эти показания были расценены скорее как подтверждение безоблачной супружеской жизни фигурантов: всего один скандал в незапамятные времена и никаких конкретных обвинений.

Самое интересное, что в связи с отсутствием наследников у погибшей жены Коростелева и родственников у самого Виктора Геннадьевича, дом так никому и не достался и, похоже, так и стоял себе, заколоченный.

Затемно вернулись из Приозерска Горчаков и Кужеров, грязные и злые. Я подтянулась в прокуратуру как раз к их появлению. Помимо следственных материалов по шоферу, они привезли еще интересные оперативные данные.

Кужеров в Приозерском ГОВД залез в архивный материал по факту исчезновения отца Кротовой. В возбуждении уголовного дела тогда отказали, не усмотрев события преступления. Жена, то есть мать Кротовой, и сама Ольга дали объяснения о том, что отец пил, накануне исчезновения где-то достал денег и пропал совсем. Больше они его не видели, но считают, что врагов, способных убить его, у него не было, он и раньше уходил из дому на длительное время, и они надеются, что, как и в предыдущие разы, он вернется.

Хоть он так и не вернулся за семь лет, этот материал, естественно, никто реанимировать не собирался, тем более что возможные заявители — жена и дочь пропавшего Кротова — вскоре съехали из Приозерска.

А мне, возможно, уже начали мерещиться зеленые верблюды, но я почему-то связала давний скандал между супругами Коростелевыми и исчезновение отца Кротовой; хотя бы потому, что эти события произошли примерно в одно время.

А добросовестный Кужеров, не установив никаких родственников Кротовых, элементарно пошел в школу, где училась Ольга Кротова, и выписал данные ее одноклассниц и одноклассников; было их не так уж много — всего шестнадцать. Девять из них так и проживали в Приозерске и были вне подозрений. А остальные переехали в Петербург, и к ним-то Кужеров предложил невзначай нагрянуть с вопросом, не встречали ли они в последнее время Олю Кротову? На случай, если это мероприятие не даст результата, Кужеров в качестве запасного варианта предусмотрел опрос всех соучеников Ольги по медицинскому училищу. В общем, работой он нас обеспечил месяца на два.

Пока мы грустно прикидывали, куда рвануться в первую очередь, а главное — на чем, поскольку прокурор уже уехал, а на рувэдэшную машину мы и не рассчитывали вовсе, пришла Зоя, которая, естественно, не могла уйти домой, пока ее ненаглядный Лешенька еще в конторе, и официальным голосом сообщила, что мне уже в десятый раз звонят из таможни: своего телефона я им не оставила, поэтому они названивают в канцелярию.

Я потащилась к Зонному телефону и услышала в трубке сухой голос таможенника, который, судя по всему, поджав губы, предложил мне забрать ответы на мои срочные запросы, которые уже полдня лежат исполненные.

— А если я сегодня приду, вы меня дождетесь? — без всякой надежды спросила я, потому что время было уже достаточно позднее.

Но этот сухой голос без выражения ответил:

— Мне ваши запросы были переданы лично от начальника с указанием выполнить их срочно. Поэтому я буду ждать до тех пор, пока вы соизволите их забрать.

— Лечу! — завопила я и понеслась за ответом.

Уже по дороге я сообразила, что могла бы спросить, а есть ли смысл мне забирать ответы столь срочно, вдруг они совершенно пустые? А я несусь за ними на ночь глядя…

Но оказалось, что я бежала на ночь глядя, не разбирая дороги, не зря.

Два ответа действительно оказались пустыми: Ольга Кротова-Коростелева и А. С. Шорохов за границу вообще не выезжали. А вот Виктор Геннадьевич Коростелев выезжал, аккурат после того, как гроб с его телом был похоронен в Ивановской области, и полгода жил в Германии. Вернулся год назад.

— Скажите, пожалуйста, — я подбирала слова, чтобы задать терпеливо ждущему инспектору этот вопрос, — как могло такое случиться, что визу в Германию получил человек, во-первых, осужденный, а, во-вторых, мертвый? — сказанула и сама поразилась абсурдности этой фразы.

Но чиновник даже бровей не поднял и вообще никаких эмоций не выказал.

— Я проверил его данные, — спокойно ответил он, — во-первых, он по базе не числится судимым, а, во-вторых, не числится мертвым. А выдача визы — дело немецкого консульства. Крыть было нечем.

Так. Теперь надо запрашивать Германию, зачем туда приехал Коростелев и чем занимался, пока там находился. И основной вопрос — оформлял ли он там страховку. Только где же нам найти мадам Коростелеву?

Я набрала Лешкин мобильный и спросила, поинтересовался ли он у шофера, куда тот отвез дамочку после манипуляций с выкидыванием тела?

Горчаков чертыхнулся и ответил, что, конечно, забыл.

— Но неужели ты думаешь, — спросил он, — что она поехала на этой машине к своему реальному месту жительства?

— Чем черт не шутит, — ответила я. — А телефон шофера у тебя есть?

Лешка порылся в своих записях и продиктовал номер домашнего телефона нашего свидетеля. Я, трясясь от нетерпения, тут же набрала этот номер.

Мне ответил недовольный шофер. Видимо, он только пришел домой и теперь в красках живописал родным, в какую передрягу попал.

Но, ужасно обрадовавшись, что мне нужны от него пока только устные сведения, с готовностью выложил мне название населенного пункта, куда он подвез дамочку. Но не к самому дому, просто к населенному пункту, а оттуда она пошла пешком.

Конечно, я тут же позвонила Кужерову.

— Угадай, Кужеров, куда мы сейчас едем? — спросила я.

— О-о-о! — застонал он. — Не знаю, куда едешь ты, а я — домой.

— Ух ты, каким ты домоседом стал, — восхитилась я. — Хочешь, прихвати жену за компанию, и поехали в область.

— Что?! Опять?! — завопил Кужеров.

— А еще лучше, если с нами поедет Мигулько. Поехали брать дамочку.

— Шутишь? — прошелестел он.

— Отнюдь. Собирайся, лентяй, а то будет поздно.

По дороге мы прихватили еще и Гену Федорчука, опрометчиво задержавшегося в лаборатории за проявлением очередной фототаблицы. Я настойчиво попросила Гену взять с собой видеокамеру. И позаботиться о том, чтобы батарея в ней была заряжена и пленки хватило. Это не шутки, просто так бывает всегда: криминалист ждет до последнего, а когда все готовы ехать на выезд, где требуется видеосъемка, или, еще лучше, уже в дороге, криминалист робко заявляет, что у него батарея села, да и за пленкой надо было заехать…

Приехав в областной городишко, где жил до осуждения Коростелев, мы долго плутали в поисках нужной улицы. Местные жители, как юноши, так и девушки, шарахались от нашей машины, когда мы пытались спросить дорогу.

Но наконец, после долгих поисков, мы подъехали к стоящему на отшибе дому, с закрытыми ставнями. Окрестные дома светились желтыми вечерними огоньками, из них доносились музыка, громкие голоса, темпераментные перепалки героев бразильских сериалов. И только этот дом был темным и молчаливым, настолько, что я даже усомнилась, а не зря ли я все это затеяла?

Оставив машину за поворотом, мы тихо потянулись по тропке к дому. Я показала Кужерову и Косте Мигулько на крыльцо и на окно с задней стороны дома. Кужеров покачал головой и взял меня под руку. Я тихо высвободилась и потянула за рукав Гену. Кужерову я шепотом и жестами объяснила, что не думаю, что Кротова будет сопротивляться. Кужеров замысловатым жестом дал мне понять, что я ох как недооцениваю баб с ножами в руках. Но отстал от меня.

Мы с Геной поднялись на крыльцо, и я потянула дверь. Конечно, она оказалась заперта. Я с надеждой посмотрела на Гену. Он тихонько щелкнул замком своего экспертного чемодана, на ухо задав мне вопрос, отбояримся ли мы, если в доме никого не обнаружим.

Я мимикой и жестами показала, что даже сомнений быть не может, и Гена, достав какой-то сложный инструмент, мне в темноте не было видно, какой, ловко отпер замок. Мы бесшумно открыли дверь и вошли.

В доме была темень, и я пожалела, что мы не взяли взвод ОМОНа. Найти кого-то в этой темноте, в незнакомом помещении вдвоем было нереально. Оставалось сделать только одно: зажечь свет. Гена нашел выключатель и щелкнул им. Тусклая лампочка осветила разобранный диван, на котором валялся скомканный плед. Вне всякого сомнения, на этом диване спали недавно, во всяком случае, отнюдь не два года назад. На втором этаже послышался какой-то шорох, и мы с Геной стали подниматься по скрипучим ступенькам. Я про себя молилась, что если ей приспичит удрать, пока мы будем наверху, пусть она попадет в могучие лапы Сережки Кужерова, который дежурит у крыльца.

В общем, так оно и вышло. Потом стало понятно, что при нашем появлении она вскочила с дивана и спряталась в кладовке, а когда мы скрылись на втором этаже, попыталась выскочить в дверь. Но Сережка ловко поймал ее, крепко обнял и уже не выпускал.

А на втором этаже безмятежно спала старшая Кротова. Ее мы тоже увезли в город.

Вопреки нашим опасениям, Ольга Кротова вела себя абсолютно спокойно. В дороге она даже не пыталась заговорить, поинтересоваться, почему ее задержали и куда везут.

Но как только мы приехали в РУВД и вместе с ней прошли на второй этаж, в отдел по раскрытию умышленных убийств, Ольга, повернувшись ко мне, сказала с легкой улыбкой:

— О-о! Вижу, что нужно рассказать все без утайки. Мария Сергеевна, где вы будете писать протокол?

Мы устроились в кабинете Мигулько, причем я чувствовала себя очень неловко, поскольку мучилась поисками верного тона в разговоре с Кротовой. Я готовилась к другому сюжету — к слезам, к истерике, к глухому молчанию, но только не к такому легкому, с улыбкой, общению.

Я достала бланк протокола, заполнила установочные данные и убедившись, что Кротова всячески подчеркивает свою доброжелательность и готовность сотрудничать со следствием, как бы невзначай спросила:

— Вы ведь не будете возражать против видеосъемки?

Ее миловидное лицо на мгновение исказилось недовольной гримасой, но выйти из образа она не могла, поэтому кивнула.

Гена установил видеокамеру, и Ольга начала давать показания.

Я уже поняла линию ее поведения и порадовалась, что она, похоже, не знает о спасении Коростелева.

Ольга уверенно, с легкой улыбкой, говорила о том, как она, юная, неопытная девушка, совсем девчонка, познакомилась с интересным мужчиной Виктором Коростелевым. Как влюбилась в него по уши и только потом узнала, что он женат и имеет дочь. Как порвала с ним, как мучилась после и как была поражена, узнав, что Коростелев убил жену и дочь и осужден за это.

Она чуть не сошла с ума, но сердцу не прикажешь, и ее снова потянуло к Коростелеву. Она выяснила, где Виктор отбывает наказание, стала писать ему, потом приехала и согласилась на регистрацию брака.

— Вы знаете, — говорила она, глядя на меня доверчивыми, широко распахнутыми глазами, — я была как в тумане. Виктор ведь мог просто загипнотизировать. Я была кроликом, а он удавом. Не знаю, как он этого добивался, но он мог из меня веревки вить. Я делала по его приказу все, чего он желал.

— Расскажите про длительное свидание, — осторожно попросила я…

— Да-да. — Она начала рассказывать, в той же тональности, как приехала к Виктору на длительное свидание, как он принес бутылку, позвал в барак какого-то парня, они стали вместе выпивать, только йотом она заметила, что Виктор и не пил совсем, а все подливал парню. Как парень потом упал замертво, а Виктор сказал ей, что если это обнаружится, то он вообще никогда не выйдет из зоны. Она была как в тумане, как под гипнозом, поэтому сделала все, как он сказал. Она помогла Виктору переодеться и выдала труп незнакомого парня за труп Виктора. И даже отвезла гроб с телом этого парня похоронить в Ивановскую область, как велел Виктор.

Я не стала пока спрашивать, почему на могильной плите “Коростелева” не было даты смерти.

Пусть она увязнет в том, что говорит, чтобы потом ей было труднее выпутываться.

В общем, пока она старательно обходила свое присутствие в больнице у постели лже-Коростелева. А я пока не задавала ей вопросов. Наконец она замолчала.

Я тихо спросила, как получилось, что она выдала за своего мужа чужого человека. Интонации мои извиняли ее заранее, что бы она ни сказала.

Кротова немного подумала. На этой стадии допроса она уже не обращала внимания на видеокамеру, которая поначалу ее немного сковывала. Я знала по опыту, что допрашиваемые в ходе допроса забывают про съемку и начинают вести себя более естественно. После паузы, которая на пленке будет смотреться весьма красноречиво, но отнюдь не в пользу девушки, я это уже знала, Кротова начала рассказывать про то, как Виктор заставил ее снять квартиру, а потом подвел к лежавшему в парадной телу, вокруг которого уже были люди, и принудил сказать, что это — ее муж. К тому моменту она уже поняла, насколько опасен Виктор, и смертельно боялась его, допуская, что он может убить ее в любую минуту. Вот тут на ее глазах показались слезы.

Она говорила, что не понимала, зачем это нужно, только слепо следовала инструкциям Виктора, понимая, что если она не подчинится, ей не быть в живых.

Я с интересом ждала, скажет ли она о ножевом ударе. Я уже примерно представляла, как она интерпретирует события, и не ошиблась в своих ожиданиях.

Давясь слезами, она рассказала, что после того, как Виктор заставил ее изображать жену неизвестного мужчины, он сам пропал. Она ничего не знала о его судьбе, страшно волновалась, да еще этот мужчина умер, и она не представляла, что ей следует делать. Этим и объясняется ее неприличная нервозность у меня в кабинете. А потом она находилась в снятой квартире, когда вдруг на пороге возник Виктор, с гипсовыми повязками на ногах. Он был просто невменяем, страшно обругал ее, набросился на нее, хотел убить, схватил кухонный нож, они боролись, и ей удалось повернуть нож так, что он напоролся на клинок.

Он упал и не двигался. Поняв, что он мертв, она собралась в страшной спешке и решила бежать. Хотела пересидеть где-то первое время, и ей в голову пришло использовать для этого заколоченный, пустующий дом, где Виктор жил с прежней семьей. Как-то она была там и теперь подумала, что это самое безопасное место, где искать ее никто не станет.

Когда она замолчала, я объявила об окончании видеозаписи.

Да, к счастью, она даже не предполагала, как много мы о ней знаем, о ней и о ее истинной роли во всех этих преступлениях. Но я и представить себе не могла, насколько эта роль серьезнее той, что я отвела ей. Не говоря уже о том, что врач сказал — раневой канал у Коростелева направлен сверху вниз. Ну никак он не мог напороться на нож, если только не висел вниз головой. Было понятно, зачем она с ним расправилась — в гипсе, беспомощный, он был ей только обузой.

Я вежливо объяснила Кротовой, что поскольку она причинила смерть Коростелеву, следствию надо проверить, соответствует ли действительности ее версия, а потому я вынуждена ее заключить под стражу, но ненадолго, надеюсь, до того момента, как все встанет на свои места. Она заверила меня, что все понимает и готова идти в камеру, — ведь все-таки человека жизни лишила, хоть и изверга.

Я оформила документы на ее задержание. Санкция на арест у меня была — я ведь объявляла ее в розыск, но я не хотела пользоваться этим документом, чтобы не дать понять Кротовой, что ее роль нам ясна, — ведь в постановлении были перечислены все преступления, в которых обвинялась Кротова.

Пусть немного потешится.

Мать Кротовой мы отпустили до следующего дня, и она сняла номер в ближайшей гостинице.

Теперь я молила Бога, чтобы Коростелев скорее пришел в себя. Мне было о чем с ним поговорить. И мне хотелось, чтобы первое лицо, которое он, очнувшись, увидит над своей кроватью, было моим.

С утра следующего дня я заняла свой пост у койки Коростелева. Я взяла с собой неотписанные дела и потихоньку заполняла процессуальные документы, составляла описи, подшивала нетолстые томики и ждала.

Ждать мне пришлось ровно трое суток. Я не отходила от койки Коростелева даже ночью, на случай, если вдруг он придет в себя до наступления утра. Сестры, врачи и охрана ко мне привыкли и даже приносили поесть, но мне эта больничная еда в горло не лезла, я все время была в напряжении, чтобы не пропустить момент, когда с обвиняемым можно будет разговаривать.

Приходил Лешка и предлагал сменить меня, но я не могла отдать ему этот маленький, призрачный шанс на то, что у нас с Коростелевым будет контакт, я должна была этот шанс получить или упустить сама. Мы ведь с ним уже пытались установить контакт, и мне казалось, что это могло получиться, а Лешка для него — чужой.

Сидя у койки Коростелева, я думала о том, что часто во время следствия абстрагируешься от того, что совершил обвиняемый. Начинаешь общаться с ним, как с обычным человеком. А может ли считаться обычным тот, кто хладнокровно задумал и исполнил убийство, да не одно, а несколько, да не просто убийство, а лишил жизни ни в чем не повинную женщину и маленькую девочку?..

И все же мне казалось, что искра понимания между нами тогда, в убойном отделе, проскочила. Главное, чтобы он меня вспомнил.

За три дня сидения в палате я измучилась, наверное, почти так же, как самые тяжелые больные, прикованные к койке. И к концу третьих суток, не выдержав напряжения, задремала. И чуть не пропустила момент, ради которого все это задумывалось. Глаза закрылись сами собой, голова опустилась на грудь, и вдруг — меня словно что-то подтолкнуло. В палате по-прежнему стояла тишина, но мне было ужасно не по себе, как будто что-то мне мешало. Открыв глаза, я поняла, что: на меня в упор смотрел Коростелев, и его тяжелый взгляд было трудно вынести.

Сон слетел с меня в ту же секунду. Я наклонилась к нему и прошептала:

— Здравствуйте, Виктор Геннадьевич.

Он продолжал смотреть на меня, не мигая, без выражения.

— Как вы себя чувствуете? — спросила я тихо. Он медленно закрыл глаза и тут же открыл их, и снова вперил в меня свой невыносимый взгляд. Значит, он понимает меня. Ну что ж, пора действовать. Я положила свою руку на его восковую кисть, а другой рукой нажала на кнопки пульта телевизора, установленного так, чтобы ему хорошо было видно изображение. В глазах Коростелева впервые промелькнуло какое-то выражение, даже не удивление, а что-то более сложное. А когда на экране появилась спокойная Кротова, с легкой улыбкой рассказывающая, как она подпала под влияние монстра в человеческом обличье, которого смертельно боялась и который заставлял ее творить страшные вещи, я вдруг увидела, как из широко открытых глаз Коростелева, казалось, без всякого выражения глядящих в экран, ползет крупная слеза.

А видеофонограмма продолжалась, и слеза доползла до подбородка и упала на подушку; он смотрел и смотрел, пока я не заметила, что он силится что-то сказать. Я наклонилась к нему, но не расслышала. Наклонилась ближе и тихо спросила:

— Что, Виктор Геннадьевич? Что?

Он почти беззвучно шевельнул губами, и я скорее угадала, чем услышала короткое слово:

— Сука!..

Странно, но после этого видеосеанса Коростелев резко пошел на поправку. Через неделю он уже мог садиться, хотя еще не ходил, и его перевели в тюремную больницу. От него по-прежнему исходила волна опасности, но это не мешало мне с ним общаться. А он признавал только меня, со всеми другими замыкался и смотрел в сторону.

Я приходила к нему каждый день, и сначала он рассказал все мне, но попросил убрать протокол и не записывать, а потом, на следующее утро, согласился дать показания с видеозаписью.

Когда он начал говорить, но еще не сказал главного, я вдруг поняла, какую допустила ошибку, оставив без присмотра мать Ольги Кротовой. Но было уже поздно.

Коростелев тихим, монотонным голосом рассказывал, как вернулся из армии, женился, а вскоре познакомился на танцах с юной девушкой — Ольгой Кротовой. Она поразила его своими большими глазами, мягкостью, нежностью, ему казалось, что она просто светится изнутри. В тот день он впервые пожалел, что рано женился.

Они с Ольгой стали встречаться и не скрывали свою связь от родителей Ольги. Правда, пьющий Ольгин папаша не всегда был доволен, видя Коростелева, и один раз устроил скандал, бросился на Ольгу с кулаками. Виктору ничего не оставалось делать, как скрутить Кротова. Но силушку он не соразмерил, папаша свалился на пол, как куль, да так и остался лежать. Виктору стало худо, когда он представил приезд милиции, допросы. Все узнают, почему он, Виктор, находился тут, придется рассказать, в каких он отношениях с Ольгой, это дойдет до его жены… Ужас! Но ни Ольга, ни ее мать не собирались вызывать милицию. Пока он сидел, уронив голову на колени, женщины деловито накрыли тело старой мешковиной и вдвоем взялись за ее концы.

— Что вы собираетесь делать? — спросил очнувшийся Виктор.

— Ты лучше не сиди носом в коленки, а помоги, — ответила мать Ольги.

И они ночью вынесли труп на берег Ладоги и бросили в воду. Они знали, что делали, — тело так и не всплыло, там на Ладоге страшная глубина.

Виктор чувствовал себя ужасно, он и боялся приходить в этот дом, и тянуло его туда. И он приходил.

А через пару лет Ольга поступила в медучилище, и они с матерью уехали из Приозерска. Встречаться стало легче. Он приходил к ним в дом, не скрываясь от ее подруг. И вот однажды, в день рождения Ольги, который пышно отмечался в шумной компании, мать Ольги отозвала его на кухню. Усадив его на табуретку, она встала перед ним, загородив проход своим крупным телом, и спросила, что он собирается делать?

— В каком смысле? — не понял он.

— Ты жениться на Ольге собираешься?

— Но я же женат, — ответил он, — и дочка…

— Ты должен убить их, — сказала ему будущая теща.

И он обмер.

— Убей их, — говорила она ему каждый раз, когда он приходил в дом. — Убей их, и вы будете счастливо жить с Ольгой.

Как-то раз он не выдержал и заговорил об этом с Ольгой. Он ждал чего угодно, но только не этого жесткого взгляда и безжалостных слов:

— Ты же знаешь, что одно мое слово, и ты сядешь надолго. Ты убил моего отца, и мы с мамой можем сказать об этом в милиции. Нам поверят. Так что ты в моих руках. Решайся.

И он решился. А дальше стало легче. Но когда его арестовали, он подумал — конец всему, и подумал даже с облегчением. Не тут-то было.

Ольга написала ему в тюрьму, адвокат передал записку: она писала, что поможет ему, если он будет молчать. И он ни слова не сказал про Ольгу. А следствие не докопалось.

Когда его осудили, он получил от Ольги послание, она предлагала ему пожениться. Он согласился, Ольга приехала регистрировать брак и сказала ему, что уже обо всем договорилась. Надо только дождаться ухода в отпуск старого опера, а с молодым его заместителем все уже решено.

Через три месяца Ольга попросила длительное свидание. Когда он пришел в барак, там уже был парень — техник с поселения, который что-то чинил у них на зоне. Стояла открытая бутылка со спиртным, но Ольга не разрешила Виктору выпить оттуда. А парень уже обводил стены мутным взглядом и вдруг упал. Ольга велела быстро переодеться, а дальнейшее взяла на себя. Молодой оперативник вывел его за пределы колонии и пообещал, что его судимость снята из базы данных информационного центра, а данных о смерти там не будет.

На воле у него был спрятан общегражданский паспорт и заграничный тоже. Они приехали в Питер, сняли квартиру. Ольга мечтала о шикарной жизни. Ей нужны были деньги. И она придумала способ разбогатеть. Где-то она услышала про возможность оформления страховки за границей, надо будет только предъявить свидетельство о смерти застрахованного, и все. Правда, ей сказали, что следователи страховых компаний приезжают в Россию и все тщательно проверяют, но если будет документ, заверенный прокуратурой или милицией, все сойдет, как надо, лишь бы не выплыли какие-нибудь грубые несовпадения. Ее особо предупредили, что застрахованного осматривают врачи, а потом следователи компании сверяют наличие шрамов, родинок и прочих особых примет. Родинок у него, к счастью, не было, а шрам от аппендицита был. Ольга все организовала, он съездил в Германию, застраховался там и приехал назад, ждать подходящего случая, чтобы выдать за себя чужой труп. Для виду он устроился на завод, благо имел специальность токаря. Но Ольга не могла долго ждать. Тут вдруг появился Лешка Шорохов, гнида последняя, которому на зоне никто руки не подавал. Но он, хитрая бестия, подкатился к Ольге, а не к нему. На зоне многие догадывались, что Коростелев не умер, а сбежал. Хитрее всех оказался Шорохов, который раздобыл адрес Ольги, приехал к ней и сказал, что он все знает. Но пошантажировать Коростелевых разоблачением побега ему не удалось, так как Ольга ловко его окрутила, заболтала, убедила, что денег нет, а потом уговорила изготавливать оружие.

На этом они неплохо зарабатывали, до тех пор, пока Леха не пронюхал про страховку. Он даже спер у Ольги документы, которые нужно было подготовить, которые той дали на немецком. Шорохов отдал кому-то их перевести на русский и тут уже вцепился в них по-серьезному. Причем вцепился в тот момент, когда Виктор и Ольга начали операцию.

Виктору надо было найти молодого мужчину, внешне похожего на него, и ударить в парадной по голове. Потом должна была появиться Ольга, изобразить, что это ее муж, и подсунуть труп или изувеченного мужика — это уж как повезет — страховой компании. Единственное условие надо было соблюсти — найти мужика со шрамом от аппендицита. Он троих ударил по башке рукояткой самопального пистолета, но во всех трех случаях вышла осечка, шрамов не было. И только в четвертый раз повезло. Его задачей было также обыскать жертву, чтобы, не дай Бог, при нем не оказалось документов. При последнем документов не было… Афера со страховкой раскручивалась, и надо было кончать с Шороховым. Он вызвал его на встречу и пристрелил. Надо же было такому случиться, что пол-убойного отдела пришло туда обедать…

Я допрашивала Коростелева четыре дня. С каждым разом он говорил все охотнее. И наконец согласился на очную ставку.

Горчаков съездил в Приозерск и посмотрел, можно ли вменить нашим обвиняемым убийство старика Кротова. Но, в принципе, им и так хватало.

Упустили мы только матушку. Не успели оглянуться, как она доехала до украинской границы и скрылась на необъятных просторах своей родины.

* * *

Коростелеву дали пожизненное, Ольге Кротовой — двадцать лет. Приговор по первому делу Коростелева пересматривать не стали, сочли, что мало данных.

А как раз к окончанию дела выплыл труп неустановленного мужчины, которого Ольга выдавала за Коростелева. Мы с Горчаковым съездили и осмотрели его.

В прозекторской областного морга Лешка сказал мне:

— Надо установить его личность. Пусть его похоронят по-человечески, а не за госсчет в картонном гробу.

— Конечно, Лешка. Тем более что я у него в долгу. Он ведь сказал мне, что никогда не был женат, а я не услышала…

Примечания

1

УК РФ ст. 111 — “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью”.

2

Оперативно-поисковые дела, которые заводятся органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, по нераскрытым преступлениям.

3

Здесь и далее стихи начальника Центральной судебно-медицинской лаборатории Министерства обороны РФ полковника В. В. Колкутина.

4

Сотрудники патрульно-постовой службы.

5

Ст. 51 Конституции Российской Федерации гласит, что Допрашиваемый вправе не свидетельствовать против себя и своих близких родственников. Аналог американского правила “Миранды” — “Вы можете хранить молчание…”.

6

Уголовно-судебный надзор.

7

Шифротелеграмма, срочный секретный запрос по каналам связи МВД.

8

Главный информационный центр.

9

УК РФ ст. 105 ч. 2, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.


Купить книгу "Ловушка для блондинов" Топильская Елена

home | my bookshelf | | Ловушка для блондинов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 14
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу