Book: Мания расследования



Мания расследования

Елена ТОПИЛЬСКАЯ

МАНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ

Глава 1

День рождения удался, впрочем, как всегда.

От мамы я получила сборный подарок изящный подсвечник, шарфик к новому костюму, коробку конфет, и поймала себя на том, что я тоже предпочитаю дарить такие сборные подарки, из нескольких приятных вещей.

Сыночек подарил мне третий чайный сервиз — на две персоны, состоящий из хорошенького чайничка, молочничка, сахарницы и двух чашек. На Новый год и Восьмое марта он тоже дарил мне сервизы, купленные на собственные сбережения, причем разного дизайна, и ухитрился ни разу не повториться. Зато повторился в открытке, в который уже раз желая мне наряду со здоровьем и красотой побольше свободного времени. Я сразу загрустила, чувствуя себя преступницей из-за того, что мало внимания уделяю сыночку, и он, поймав мой виноватый взгляд, тут же подлез с вопросом, не хочу ли я пожить у Саши.

— Нет, — сказала я, и ребеночек неподдельно опечалился. Видимо, он уже рисовал в воображении тинэйджерские оргии в квартире без взрослых, где можно будет спокойно посмолить сигаретку под пивко, пообжиматься с девочками, и никто не ворвется с унизительными криками: «Иди учи уроки!»…

— Ну, ма-ама, это же противоестественно, когда жена живет отдельно от мужа, — заныл Хрюндик.

— Что же делать, если у жены сын балбес, — вздохнула я, в который раз отметив незаурядные демагогические способности балбеса.

Доктор Стеценко подарил колечко с небольшим сапфиром. (Правда, не преминул заметить, что два месяца назад уже сделал мне шикарный подарок — взял замуж, и ничего круче ему за всю оставшуюся жизнь все равно не придумать). Накануне дня рождения у меня случился бзик — мне понадобился сапфир. Почему, мне и самой неведомо; я вообще-то равнодушна к украшениям, а колец совсем не ношу, исключение сделала только для обручального: привычка бывшего секретаря судебного заседания, а потом и следователя, вынужденного много писать от руки. Так много, что на среднем пальце правой руки у меня мозоль от пера, которая начала проходить только в эпоху всеобщей компьютеризации. А перстни-кольца мешали писать, вот я и не привыкла их носить. Хотя, как всякая женщина, обожаю разглядывать и мерить украшения, и искренне восхищаюсь оригинальными произведениями ювелирного искусства, но, так сказать, отдельно от себя.

А вот тут мне приспичило стать обладательницей сапфира; настолько, что я даже позвонила специалисту-геммологу из Горного института, когда-то проводившему мне экспертизу по уголовному делу, и поинтересовалась возможностями приобретения природного камня. Любезный геммолог все мне разобъяснил, включая стоимость природного сапфира, после чего я несколько охладела к идее покупки этой драгоценности с ближайшей зарплаты. Уловив разочарование в моем голосе, он поинтересовался, зачем мне сдался именно природный камень, чем меня не устраивает сапфир, выращенный в лаборатории, учитывая, что выглядит он ничем не хуже и тоже гордо именуется натуральным, в отличие от стекляшек голубого цвета, вставляемых в бижутерию, а стоит во много раз дешевле природного.

Я не скрыла от него, что рассчитываю на волшебные свойства настоящего камня, выросшего не в лабораторных условиях, а где-нибудь в горных пещерах, под присмотром серьезных бородатых гномов. Природный сапфир должен охранять меня, удерживать от глупых поступков, придавать мне силы, в общем, иметь все данные моего персонального талисмана, обещанные брошюркой «Камни-обереги».

Геммолог даже не рассмеялся, с чисто научной серьезностью отметив, что, судя по всему, у меня с каким-нибудь сапфиром уже установилась кармическая связь, поэтому мне действительно нужно срочно приобретать этот камень. Поскольку от некоторых глупостей меня может удержать только мистическая сила, людям это бывает не по плечу, — мысленно продолжила я.

Положив телефонную трубку, я вдруг подумала, что подсознательно допускаю, что в ближайшем будущем готовлюсь совершить какую-нибудь капитальную глупость, может, поэтому и нуждаюсь срочно в талисмане, на который можно свалить ответственность за последствия.

А проснувшись на следующее утро, я на подушке обнаружила красную бархатную коробочку с притаившимся в ней талисманом — голубой искоркой на золотом ободке. Моргая сонными глазами, я тут же надела перстень на палец и уже не захотела снимать ни под какими предлогами. В ушах у меня звучали слова геммолога про кармическую связь.

Вечером, во время приема гостей, улучив момент, когда я выскочила на кухню за вилочкой для лимона, меня ухватила за руку Регина. Она оказалась единственной, кто заметил на моем пальце голубую искорку, и теперь с пристрастием рассматривала подарок моего любимого мужчины.

— Конечно, не алмаз «Орлов», — наконец высказалась она, — но для тебя вполне приличный камень.

— Для меня — в каком смысле? — нервно уточнила я. Рядом с Региной я, неглупый человек, опытный юрист, и по некоторым отзывам, даже интересная женщина, постоянно сдаю экзамен на женскую состоятельность. Она всю жизнь с легкостью меняла мужчин, выбирая между хорошим и очень хорошим, в то время как я мучилась комплексами из-за персонажей, которые меня явно не стоили (любимый мужчина Александр Стеценко — не в счет, это исключение, которое скорее подтверждает правило). Она могла назанимать денег в долг и купить себе бриллиантовые серьги, а я, даже если деньги были, стеснялась их потратить на лишние колготки. Основное же различие между нами — в том, что Регина искренне полагает, что ей должны все окружающие (а кто не должен, тому в ее окружении делать нечего), а я, наоборот, считаю, что это я всем должна. Правда, иногда мне кажется, что весь мир делится на две, весьма неравные, части именно по этому признаку…

— Ну, ты вращаешься в таком обществе, где все равно никто в камнях не понимает, — отмахнулась подруга. — А я, например, в приличное общество такой ювелирный ширпотреб не надену, меня сразу заклеймят.

— В гробу я видала такое приличное общество, — огрызнулась я. — А если ты притащишь туда «Орлов», то тебя сразу все залюбят и зауважают?

— Не совсем, — разъяснила эта светская дама, — зауважают точно, но не залюбят. Зубами заскрипят от зависти.

— А что, в этих высших сферах, где ты вращаешься, все поголовно доктора минералогических наук? И с лету отличат природный камень от лабораторного?

— По крайней мере, настоящую вещь от фуфла отличат, — ответила Регина с неподражаемым апломбом. И тут же сменила апломб на кротость, прижалась ко мне щекой и защебетала:

— Ну ты что, надулась, что ли? Машуля, колечко твое супер, очень тебе идет, Сашка, как всегда, попал в десятку, сапфир вообще твой камень, а цвет у него какой необычный…

Колечко при этом она стащила у меня с пальца и надела этот ювелирный ширпотреб на свою руку. Полюбовалась и заключила:

— Нет, оно не такое простенькое, как мне показалось вначале.

— Наверное, у тебя руки более изысканные, — предположила я, но Регина даже не заметила иронии.

— Наверное. А кстати, «Орлов» был бы неактуален. Сейчас белые бриллианты не в моде.

— А какие они еще могут быть? — удивилась я.

— Да какие угодно. Чай, уже двадцать первый век на дворе. Это в прошлом веке носили тривиальные камни, а сейчас ценятся розовые, коньячные, цвета шампанского. Черные, конечно. Голубые.

Регина отставила руку и еще раз критически осмотрела мое кольцо.

— Да, голубые…

— Регишечка, а какие самые дорогие?

Регина отвлеклась от колечка, не успев сказать очередную гадость, и задумалась.

— Наверное, темно-розовые.

— И что, у тебя еще нету темно-розового бриллианта?!

— Ну что ты издеваешься? Их всего штук десять.

— В Питере?

— В мире. А в России вообще ни одного нет. Один карат миллион долларов стоит. Ладно, пошли обратно.

Мы с ней вернулись за стол, я стала разливать чай и забыла про кольцо. Оно так и осталось на пальце у Регины. Только этим я объясняю все свои последующие приключения: тем, что осталась без кармической защиты. Некому и нечему в этот момент, было удержать меня от глупостей. И хотя Регинин палец все время мелькал у меня перед носом, волшебная сила сапфира на расстоянии, видимо, не действовала. И я влипла в историю по собственной инициативе, которая, как известно, наказуема.

Постепенно объевшиеся гости допили чай и кофе и растеклись на мягкой мебели, сгруппировавшись по интересам. Отовсюду слышались фрагменты изысканных светских бесед, как это принято в приличном обществе. Судмедэксперт Панов, толстый, но милый (это он сам так себя характеризует, представляясь), собрав вокруг себя трех дам, разглагольствовал про то, какой шикарный препарат он выварил из черепа, найденного недавно в расселенном доме. Дамы смотрели ему в рот и ахали.

Мой родной муж, подливая жене Панова коньячок, спорил с Горчаковым, жрут опарыши мягкие ткани трупов в стадии жировоска или не жрут. При этом он расположился в кресле, грациозно сложив длинные ноги, небрежно распустив галстук-«бабочку» на хрустящей рубашке, и, если абстрагироваться от произносимых им слов, вполне смахивал на английского лорда, отдыхающего после неутомительной партии в гольф. А Горчаков, напротив, горячился и грубил.

На их фоне Лариска Кочетова и Марина Маренич, обсуждавшие высоконаучный вопрос, как так случилось, что у Чикатило группа спермы не совпадала с группой крови, выглядели просто выпускницами Смольного института; обе при этом трескали взбитые сливки и ложечки держали, оттопырив мизинчик.

Мы с Региной подсели к Сашке, заняв обе ручки массивного кресла, Регина тут же начала теребить Сашкину «бабочку» и ерошить его волосы. Зная подружку, я даже лицом не дрогнула, просто Регину хлебом не корми — дай повисеть на чужом мужике. Что интересно, если она приходит со своим кавалером, она до него ни разу не дотронется.

Я с интересом наблюдала, как Сашка, не отвлекаясь от сути спора, перехватил Регинину руку, поцеловал ее и, не глядя на Регину, как ни в чем не бывало продолжал диалог с Горчаковым:

— Что такое жировоск? Труп лежит во влажной среде, вода проникает в ткани, жир разлагается на глицерин и кислоты, потом глицерин и олеиновая кислота вымываются, остальные вступают в соединение с солями кальция и магния из почвы, и…

— И? — игриво наклонилась к нему Регина, похоже, не очень вслушиваясь в то, что Сашка говорил.

Он снова поцеловал ее руку.

— И образуются твердые, не растворимые в воде мыла. А ты же мыло не ешь?

— Я? — удивилась Регина.

— Да не ты, а Горчаков.

— Горчаков ест все, — включилась в беседу Лена Горчакова, прикончившая торт и повернувшаяся к коллективу.

— Мыла я не ем, — обиделся Горчаков.

— Ну, а почему опарыши должны его есть? — выдвинул Сашка убедительный довод.

— Тьфу! — громко сказала Регина, наконец-то въехавшая в суть дискуссии. — Давайте сменим тему! Почему не раскрываются преступления?

— Ты вообще? Или имеешь в виду что-то конкретное? — вмешался Кораблев, вытянув шею. Они с Синцовым, уединившись у окна, шептались на какие-то секретные оперативные темы, но услышав про раскрываемость, оба высунулись из-за шторы и насторожились.

— Коньячку? — гостеприимно предложил им мой муж, держа в руке изрядно уже опустошенную бутылку. И оба опера, как зебры на водопой, потянулись к живительной влаге, подставив Сашке свои бокалы, с которыми они, как оказалось, не расставались за шторой.

Злое стечение обстоятельств, начавшееся временным лишением меня сапфира-оберега, усугубилось парами алкоголя, окутавшими моих гостей. Общаясь с операми всю свою сознательную жизнь, я вынесла из этого общения по крайней мере один незыблемый постулат: если в трезвом состоянии опера еще способны поддерживать беседу на отвлеченные темы, то выпивши, они могут говорить только о раскрытии преступлений и ни о чем другом. Даже если сотрудника уголовного розыска в полном бесчувствии коллеги грузят в транспорт для доставки домой, он и то на мгновение продерет один глаз и вместо ожидаемого мычания вдруг выдаст какой-нибудь сложносочиненный пассаж про незаурядные оперативно-розыскные мероприятия, которые он когда-то с блеском выполнил, либо вот-вот выполнит, либо собирался, но какой-то козел их сорвал.

Кораблев и Синцов наполовину вылезли из-за шторы, с готовностью подставили бокалы, просмаковали свеженалитый коньяк и живо включились в обсуждение вопроса о том, почему не раскрываются преступления.

Насколько я помню, обсуждающие разделились на два лагеря. Одни утверждали, что некоторые преступления раскрыть в принципе невозможно, и примеров тому масса, несмотря на лучшие оперативные и следственные умы и могучие силы, брошенные на раскрытие.

— Вы только не путайте раскрытие с доказыванием, — заметила я Горчакову, который яростнее всех отрицал возможность раскрыть все. — Масса преступлений считается нераскрытыми только потому, что вину злодея невозможно доказать. А так все знают, кто убил или украл.

— Это точно, — поддакнул мне муж. — Особенно это касается громких политических убийств. Как только по телевизору покажут похоронную процессию, сразу все становится понятно.

— Ну и что же тебе понятно? — пристал к нему Горчаков.

— Понятно, кто заказчик убийства.

— И кто же?

— А тот, кто ближе всех у гроба стоит, — со смехом пояснила я.

— Или громче всех плачет, — добавил Сашка. Другие, во главе со мной, доказывали, что любая задача в принципе решаема. А поскольку нераскрытое преступление — это тоже задача, выходит, теоретически любое преступление можно раскрыть.

Меня порадовало, что доктор Стеценко в этом споре присоединился к моему лагерю и даже выдал пару изящных умопостроений, доказывающих нашу правоту. Оппоненты, в основном из числа работников прокуратуры, ссылались на так называемый метод алгоритма, которым нас в свое время усиленно пичкали руководители. Какой-то деятель из Генеральной прокуратуры защитил диссертацию, разработав якобы методику, позволяющую раскрыть абсолютно любое преступление, если правильно составить алгоритм действий следователя. А алгоритм заключался в том, чтобы найти ответы на все интересующие следствие вопросы (просто новое слово в криминалистике, кто бы мог подумать, что все так просто!). Например, при обнаружении трупа с признаками насильственной смерти начать нужно с вопроса, как этот труп оказался на месте происшествия.

— Ха-ха, а помните памятку для оперативного работника? — залился смехом Кораблев. — Я когда еще в районе работал, нам спустили такой вопросник для опера. «Найдя труп, ответьте для себя на следующие вопросы: 1. Чей это труп? 2. Каков он?»…

— Вот-вот, — кивнул Горчаков. — Решив для себя, каков он, отвечаешь последовательно на вопросы о том, как убийца появился на месте происшествия — приехал на трамвае, прилетел на ракете и так далее. Потом — как он убил, куда дел орудие и так далее. Последний вопрос логически вытекает из полученных ответов, а именно — кто убил. Если ответишь на все предыдущие вопросы, то с легкостью решишь и последний.

— Ага, проблема только в том, чтобы ответить на все предыдущие, — не выдержала эксперт Маренич. — Да в том-то и дело, что не на все вопросы можно ответить. Например, орудие убийства не найдено, и что ты будешь делать?

— Точно, — Боря Панов тут же напомнил про убийство молоденькой девчонки, случившееся несколько лет назад в «спальном» районе: ее труп с размозженной головой нашли в ее собственной квартире, и следователи с операми долго ломали головы, пытаясь хоть какой-нибудь мотив нащупать; глухо. Но больше всего осложняло дело отсутствие орудия убийства, если учесть, что рана не была похожа ни на что ранее известное экспертам. Панов замучился описывать сложную конфигурацию повреждений, которые указывали на то, что травмирующий предмет был не правильно шестигранной формы, с тремя шипами, выступающими в разные стороны, и полусферическим углублением сбоку. Никто так и не догадался, что это была за хреновина, тем более что никаких микрочастиц, по коим можно было бы судить о материале, из которого оно изготовлено, орудие убийства в ране не оставило. Ни деревянных щепочек, ни пластмассовой крошки, ни следов металлизации. Лучшие криминалисты копались в каталогах строительных инструментов, консультировались с сотрудниками проектных институтов, геологами и геодезистами, стоматологами, стеклодувами — загадочный предмет так и не опознали. Убийство осталось глухарем.

— А вот если бы удалось ответить на вопрос, что за орудие использовалось для убийства, глядишь — и злодей бы отыскался, — заметила я. — Так что метод не такой уж и фантастический.

Горчаков пробурчал, что метод алгоритма напоминает ему старый анекдот про мышей, которые устали от притеснений хищников и обратились за советом к филину; тот приоткрыл один глаз и посоветовал им стать ежиками. Обрадованные мыши понеслись было исполнять, но на полдороге затормозили и вернулись узнать, а как же им стать ежиками?



Филин снова приоткрыл один глаз и устало сообщил, что они слишком многого от него хотят, поскольку он не тактик; он — стратег… Вот если бы придумали метод, как находить ответы на вопросы!

— Помнишь, мы на занятиях в городской предложили — чего придумывать какие-то мифические казусы с несуществующими убийствами? Давайте возьмем конкретный глухарь и раскроем с применением метода алгоритмов. Помнишь? — прищурился Горчаков, обращаясь ко мне.

— Помню, — кивнула я. — А помнишь, что нам ответили? Что их дело — не конкретные глухари раскрывать, а научить нас пользоваться этим замечательным методом.

— Да, и еще сказали буквально следующее, — давясь от смеха, добавил Лешка, — мол, до сих пор, когда вы версии по делу выдвигали, вы пользовались методом здравого смысла, так? А с появлением замечательного метода алгоритмов здравый смысл нам больше не нужен.

Наша разгоряченная десертными напитками компания просто легла от смеха, и только меня свербило. Я упорно пыталась свернуть разговор на возможность раскрытия любого преступления.

Кораблев из-за шторы пробормотал, что алгоритм действий следователя, как правило, простой — быстро выпить и убраться с места происшествия. Но под моим укоризненным взглядом признал, что это относится не ко всем следователям, а только к нерадивым, и не ко всем нерадивым, а преимущественно к мужчинам, и не ко всем мужчинам…

Потом оба представителя уголовного розыска высказались в том смысле, что если кто-то кого-то расстрелял из гранатомета в центре города, то, кропотливо работая, можно вытащить информацию об исполнителях и заказчиках.

— Но вот что делать с пропавшими без вести, для меня загадка, — Кораблев с таким удивлением уставился в свой опустевший бокал, как будто все оттуда вылакал какой-нибудь пришелец.

— Я тоже не понимаю, как потеряшки раскрываются, — поддержал коллегу Синцов, и я не выдержала — фыркнула. И это говорят люди, раскрутившие не один десяток преступлений, запутанных и на первый взгляд безнадежных, люди, размотавшие разные беспрецедентные козни буквально с нуля!

— Андрюша, а как вы заказные убийства раскрываете?

Синцов задумчиво посмотрел на меня сквозь бокал.

— Как-как… Там хоть труп есть, от которого плясать можно. Личность, про которую можно все узнать — враги там, друзья, скользкие темы… А если человек пропал, и все тут? От чего тогда плясать?

— От того же самого. У тебя есть такая же личность с врагами и скользкими темами, — пожала я плечами.

— Ну ты сравнила! Для начала — по потеряшке я даже не знаю, убит человек или сам гасится. Потом, если человека застрелили или подорвали, я даже по стилю убийства могу вычислить исполнителей. Ну, и свидетели иногда бывают. А по потеряшке?

— Но ведь есть кто-то, кто видел его в последний раз? Вот от этого и пляши.

— Эх, Маша, — положил мне руку на плечо Горчаков, — вечно ты все идеализируешь. А если к тебе дело попадет через полгода после того, как человек пропал? Каких ты свидетелей найдешь?

— Как это через полгода? — удивилась Лена Горчакова. — А как же?..

— А вот так, — ее супруг повернулся к ней. — Столько лет замужем за следователем, пора бы знать суровую правду жизни. Представь, что некому человека хватиться. Через три месяца кто-нибудь случайно заметит, что чувак пропал, пойдут в милицию, милиция будет еще пару месяцев голову морочить, что потеряшка вовсе не потерялся, а завис у бабы, например.

Лена вздохнула:

— Взял и оставил меня без идеалов. А я-то думала, что все тут же бросятся искать человека.

Горчаков обнял жену.

— Кто ж тебе бросится? Если только Машка. Но она одна. А в России каждый год пропадает больше двадцати пяти тысяч человек.

Лена Горчакова повернулась ко мне.

— Маша, но ведь из них, может, полпроцента убегают от жен или прячутся от кредиторов. Ну, может, еще кто-то умер от инфаркта на улице, а документов при себе не было… А остальных-то наверняка убили?

Я кивнула.

— И до всех этих убийств никому нет дела?

— Ну почему же, — Горчаков поцеловал ее в щечку, — вот тебе и Машке дело есть.

— Отстань, — Лена отпихнула тяжелого Горчакова, дышавшего ей в ухо коньячным ароматом, и с надеждой обратила взор в мою сторону.

Я вздохнула.

— Понятно, почему никто не хочет возбуждать дела по потеряшкам: это почти стопроцентный глухарь. Хорошо, если через полгода труп всплывет в какой-нибудь речушке и, если к шее камень не привязан, то дело тихо прекратят. А с чего бы он туда нырнул, в куртке и сапогах, это уже другой вопрос.

— Маша, — Лена Горчакова никак не могла успокоиться, видимо, это мартини бьянко так подействовало, — наверняка есть какие-то методические рекомендации, как такие дела расследовать…

При словах «методические рекомендации» представители прокуратуры и уголовного розыска зашлись в тихом алкогольном смехе. К ним присоединились эксперты. Все начали переглядываться, пихаться локтями, отпускать какие-то скабрезные шуточки, и мне стало обидно за методические рекомендации: бывало, что я вычитывала из них кое-что дельное.

— Ладно вам глумиться, — сказала я этому сборищу типов, у которых не было ничего святого. — Потеряшки ничем не хуже других дел. Просто по ним возни больше. А если взяться как следует…

Они перестали гнусно хихикать и уставились на меня. Возникла пауза. Потом Лешка прогундосил:

— Ты продолжай, продолжай, приятно слушать. Значит, если взяться как следует…

— Да, представь! — меня тоже занесло. — Человек не может пропасть бесследно. Если материальный объект существует в материальном пространстве, он всегда оставляет следы. Кто-нибудь обязательно что-то видел или слышал. В любом деле есть за что зацепиться, надо просто искать по-настоящему.

Они опять гнусно захихикали.

— Жаль, тебя Генеральный прокурор не слышит, он бы порадовался, — Горчаков скорчил мне рожу. — Может, ты хочешь какого-нибудь потеряшку порасследовать?

Вот это уже была провокация. Сейчас Горчаков скажет, что я ничем не отличаюсь от пропагандистов метода алгоритма, рассуждая абстрактно; а вот ты возьми конкретное дело и докажи, что человек не может пропасть бесследно и что добросовестный следопыт обязательно его найдет, было бы время и желание.

— А вот это уже провокация, — все-таки сказала я, и Горчаков тут же захохотал:

— Да я тебе сейчас в красках расскажу, как надо расследовать исчезновения людей. А как до дела дойдет — сдуюсь. Ну что, поспорим, что не всякого потеряшку можно размотать? Даже таким гигантам следствия, как ты?

Стеценко, трезво и внимательно следивший за развитием дискуссии, схватил меня за руку, но было поздно. Я успела открыть рот и произнести сакраментальное:

— Спорим. Всякого.

Глава 2

В понедельник утром, когда я пришла на работу после дня рождения, слегка припозднившись, около дверей кабинета меня поджидала целая депутация: Зоя представляла секретариат, две молоденькие помощницы по милицейскому надзору — номенклатурный состав нашего учреждения, начальник криминалистического отдела и оперативник из ОРО[1] — районное управление внутренних дел.

— Машка, ты рехнулась?! — закричала Зоя, как только я показалась в коридоре. Из-за ее спины выступили две моих молодых коллеги и робко заговорили практически в унисон, интересуясь, правда ли, что я попросила прокурора города передать мне в производство дело по факту исчезновения Нагорного.

Даже не выслушав моего ответа, девушки перевели дух и продолжили так же тихо, но с известным воодушевлением, в том духе, что кроме меня, с этим делом никто в городе не справится. Выговорившись, они замолкли. Я не произносила ни слова, поглядывая на опера с криминалистом; интересно, что они мне сообщат?

Они сообщили следующее: все знают, что я — с тараканами, но никто не предполагал, что с такими. Однако со своей собственной судьбой я вольна делать все, что мне заблагорассудится, а вот распоряжаться судьбой своих товарищей мне никто права не давал. Если же дело Нагорного передадут в район, о спокойной жизни можно забыть. Проверки будут чередоваться с заслушиваниями, взыскания с наказаниями, от нас потребуют ежедневных отчетов, по другим делам работать будет некогда… Пока они перечисляли все негативные последствия моего необдуманного шага, я утомилась и решила их прервать.

— Все сказали? — я обвела недовольным взглядом всю эту разношерстную компанию.

Они что-то забурчали, но я отодвинула их, достала из сумки ключ, открыла кабинет и уже с порога довела до их сведения, что никакого Нагорного я в свое производство не просила и уж тем более не получала, и лучше бы им не собирать всякие сплетни, а заниматься своими делами.

— Ты что, Маша? — закричала Зоя мне в спину. — Ты что, не знаешь? Тебе из городской прислали дело Нагорного, по спецпоручению. Шеф сказал, что наверняка ты сама напросилась.

Вот тут у меня заныло под ложечкой. Исчезновение молодого депутата областного Законодательного собрания, а по совместительству — видного мафиозо Нагорного уже полгода было притчей во языцех и активно муссировалось во всех средствах массовой информации, причем только профнепригодный журналист не пнул прокуратуру и милицию за возмутительное бездействие, из-за которого в центре города среди бела дня пропадают люди.

— Я ничего не просила, — в моем голосе зазвучали заискивающие нотки; по лицам товарищей я поняла, что мне все равно никто не поверит, даже если прокурор города даст мне об этом справку с подписью и печатью. — Я правда ничего не просила!..

— Вот только не надо! — жестко обрезала меня Зоя. — Горчаков нам уже сказал, что ты вчера с ним поспорила, что раскроешь самого крутого потеряшку. А круче Нагорного пока в Питере нету.

— На что хоть спорили? — мрачно поинтересовался опер из ОРО, всем своим видом показывая, что отныне собирается поддерживать со мной дипломатические отношения только из вежливости.

Я прижала руки к груди:

— Ребята, правда, я никакого Нагорного в свое производство не просила! Мы с Лешкой просто разговаривали…

Зоя театрально стукнула кулаком в дверь кабинета Горчакова, и мой вероломный друг и коллега тут же нарисовался в проеме.

— Леша, что ты народ дезинформируешь? — набросилась я на него, но он решительно пресек мои поползновения.

— А что, скажешь, мы с тобой не спорили?

— Но это же так, шутка была, — пролепетала я.

— Хорошенькая шутка, — возразил Горчаков и отвернулся от меня. — Я-то думал, граждане, что она просто болтает, а она, оказывается, просто почву готовила. Сопроводиловка-то из городской еще в пятницу подписана, то-то она в воскресенье уже намекала, что ей любого потеряшку раскрыть — раз плюнуть, — доверительно сообщил он собравшимся.

Я махнула рукой и скрылась у себя в кабинете. Ну ладно же, Лешенька! Попросишь ты у меня хлебушка в голодный год!

Буквально через три минуты Зоя с торжествующе-скорбным видом принесла мне увесистый том, аккуратно подшитый следователем отдела по расследованию умышленных убийств и бандитизма Управления по расследованию особо важных дел прокуратуры города. К делу был приложен толстый пакет, тщательно заклеенный и опечатанный с обеих сторон. Наша секретарша шваркнула дело с пакетом мне на стол, с треском раскрыла разносную книгу и ткнула пальцем в строчку, где мне надлежало расписаться, после чего гордо удалилась. Без слов было понятно, что мои вечные поиски приключений достали даже ее, поскольку возросшая нагрузка на район косвенно заденет и ее обожаемого Горчакова, не говоря уже о том, что я постоянно вовлекаю Лешеньку во всякие рискованные мероприятия, подвергая опасности его драгоценную жизнь и здоровье. (Мои жизнь и здоровье, естественно, такой ценности не имеют).

Уже от дверей Зоя сухо бросила:

— И к шефу зайди, он просил.

Поскольку желание начальства видеть меня было стопроцентно связано с новым делом, я сунула том вместе с пакетом под мышку и поплелась к шефу.

Удивительно, но наш прокурор был благодушен и приветлив. Я-то ожидала бури несправедливых обвинений, а он улыбнулся мне и пригласил сесть, сказав неожиданную фразу:

— Да положите вы дело на стол! Что вы в него вцепились, как в любимое дитя?

Я послушно сбросила на стол тяжелый том и присела напротив шефа.

— Владимир Иваныч, — начала я смиренно, надеясь убедить его, что к передаче дела в район я не имею ни малейшего отношения, но он только отмахнулся.

— Не повезло нам, спихнули эту бодягу оттуда, — он ткнул пальцем в потолок, имея в виду вышестоящую, городскую прокуратуру.

— А почему? — робко поинтересовалась я.

— Почему? Почему, почему… — шеф махнул рукой. — Интерес потеряли. Приостановили и в район, теперь мы будем отбиваться.

В принципе, другого ответа я и не ждала.

Как только следственную часть прокуратуры города переименовали в Управление по расследованию особо важных дел, сразу начались дискуссии о том, какие дела считать особо важными.

Естественно, мнение районных прокуроров и следователей, желавших сбагрить неподъемные преступления из своего производства в чужое, и мнение руководства прокуратуры города, которому за отсутствие результатов расследования приятнее и логичнее было показательно пороть районных следователей, нежели своих непосредственных подчиненных, резко разошлись.

Районные прокуроры настаивали на том, чтобы считать особо важными те дела, которые представляют сложность в расследовании: многоэпизодные, с большим количеством обвиняемых, связанные с давлением на следствие, — уж коль скоро декларировалось, что в горпрокуратуру отбирают следовательскую элиту, лучших специалистов. Управление по расследованию особо важных дел утверждало, что особо сложные — суть общественно значимые дела. Нетрудно догадаться, чья точка зрения победила. Поэтому с мафией и бандитизмом в одиночку боролись районные следопыты, а следовательская элита, сконцентрировавшаяся в горпрокуратуре, бесстрашно расследовала дела о преступлениях века: о хулиганском нанесении побоев личному шоферу прокурора города или о клеветнической заметке в адрес губернатора, опубликованной в подпольной газетенке тиражом в двести экземпляров.

По первости, как только следственная часть стала гордо носить имя Управления, я пыталась уговорить одного из знакомых важняков порасследовать дело об организованном преступном сообществе, занимавшемся похищением людей и выполнением заказов на убийства. (Прежде чем приступить к делу, я вежливо поинтересовалась, как его жизнь, и чем он в данный момент занимается. Мой знакомый с гордостью поведал, что в данный момент он ремонтирует свою квартиру, поскольку дел в производстве все равно нет, не накопили еще социально значимых). Выслушав мою информацию, он солидно помолчал, потом сказал, что посоветуется с руководством.

Посоветовавшись, он перезвонил мне и сообщил, что руководство отказало в просьбе о передаче дела в горпрокурзтуру.

— Нет, это не наш уровень, бандиты какие-то.

— Послушай, банда-то серьезная. Что ж, тогда ваш уровень, если не это?

— Наш уровень? Наш уровень — это губернатор, упаси Господи, или председатель Законодательного собрания.

— Ну, а пока губернатор и председатель ЗАКСа еще не сидят, может, все-таки с мафией поборетесь? — безнадежно спросила я, просто для проформы.

— Кто там, говоришь, привлечен? «Мурманские»? «Казанских» валили? — важняк опять солидно помолчал, давая понять несерьезность моих притязаний. — Я начальству доложил, а мне знаешь, что сказали?

— Что?

— Сказали… Ты за интонацией следи: сказали — эти разборки нас не интересуют, — он выделил голосом слово «эти». — Поняла?

— Поняла, — ответила я, пожелала ему всяческих успехов в ремонте квартиры и более с подобными глупостями к сотрудникам Управления не приставала.

Так что если утрата актуальности дела об исчезновении Нагорного означала, что «эти» разборки перестали интересовать городскую прокуратуру, то все было не так страшно. В этом случае иметь нас будут только для приличия, а это, поверьте, совсем не то, что иметь от души, когда кто-то кровно заинтересован в деле.

Вообще чудные Дела творились порой в следственных кулуарах… Вот, например, несколько лет назад ко мне пришли оперативники из тогдашней структуры по борьбе с организованной преступностью (уж и не упомню, как она, многострадальная, тогда называлась), показали сводки прослушивания телефонных переговоров, в которых регулярно повторялся один и тот же номер телефона, и спросили, не знаю ли я, что это за номер. Некие люди звонили туда и спрашивали, как отмазаться от убийства, а владелец телефона давал им подробнейшие консультации. «Понимаешь, — сказали опера, — мы знаем, что этот номер — в городской прокуратуре, а чей, нам никак не выяснить. Наверное, это бухгалтерия или отдел кадров. Не поможешь?»

Отчего же не помочь, сказала я и достала телефонный справочник; открыв его, я показала борцам с организованной преступностью, что искомый номер установлен не где-нибудь, а в кабинете заместителя прокурора города.



Опера побледнели, потом покраснели, потом заорали, что надо бежать разоблачать. Я только усмехалась; но на очередном заслушивании, при том самом заместителе прокурора города, один из них ляпнул, что разыскиваемые убийцы ведут активные телефонные переговоры с пособником. Зональный прокурор удивился, а почему пособник еще не в тюрьме, и потребовал объяснений, что сделано для его поимки, но зампрокурора города как-то быстро свернул совещание, сказав, что сводки ПТП[2] — дело секретное, нечего их тут разглашать направо и налево, неизвестно, кому тут нужно их знать, может, в наши ряды затесался соучастник бандитов… И больше заслушиваний по этому делу не назначал, а вскоре оно само собой заглохло, поскольку на раскрытии убийства никто не настаивал.

Но я отвлеклась, погрузившись в воспоминания; глуховатый голос шефа вернул меня к действительности, то есть к делу Нагорного:

— Так что вы дело полистайте, составьте план расследования, мне его на утверждение, там подчистите, если что-то не доделано, и — до следующего отчета.

Я опешила. Фактически прокурор района давал мне индульгенцию на приостановление дела. А приостановленные дела — это всегда головная боль для прокуроров. Любой зональный при желании придумает, какие указания дать, и возобновит производство по делу для выполнения этих указаний, ибо зональные — тоже люди, и у них тоже существует проблема показателей (отменил постановление по делу — себе в отчет галочку поставил). А раз что-то еще надо делать, значит, дело приостановлено преждевременно, стало быть, незаконно…

— В общем, не закапывайтесь. Своих-то дел сколько?

— Ой!… — я задумалась. А придя к себе, открыла сейф и посчитала.

Своих дел и вправду было прилично. Как всегда. Причем, в полном соответствии с законами Мерфи, каждое дело требовало вдвое больше времени, чем казалось поначалу. Свидетели не являлись, чихать они хотели на вызовы в прокуратуру, эксперты были завалены заданиями, поэтому сроки экспертиз выросли в несколько раз. Бюро пропусков следственного изолятора теперь закрывало свои двери ровно в шестнадцать часов, поэтому нечего было и планировать в один и тот же день на общественном транспорте добраться сначала до морга, а потом до тюрьмы, и до окончания рабочего дня вернуться в прокуратуру. Лешка Горчаков, устав месить на улицах грязь, мерзнуть на остановках и давиться в общественном транспорте, напрягся и купил старенькую машину. При этом ездить он стал без водительского удостоверения, и хотя с прокурорской корочкой» имел шансы отмазаться от гаишников, предъявлять ее на местах случайных ДТП не осмеливался. Поэтому все нажитое непосильным трудом уходило на возмещение ущерба пострадавшим автовладельцам. А страдали они с удивительной периодичностью.

— Представляешь, опять мужику бампер снес, — жаловался Лешка, стреляя у меня мелочь до зарплаты.

— Леша! Как тебе это удалось? У тебя ведь от дома до работы одни пробки! — удивлялась я. И Лешка объяснял:

— Ну так я ему в пробке бампер снес. Задумался, нажал на газ, и р-раз!

— О чем хоть задумался?

— Да так..,. Но мужик, конечно, обалдел… — мечтательно признавался Лешка.

— И сколько ты ему заплатил?

— Он сказал, сотню баксов…

— За бампер?! Он что, на «Мерседесе» ехал?

— На «восьмерке». А сколько надо?

— Да у него новый бампер стоит восемьсот рублей!

— Да-а?! — поражался этот простофиля. — А я еще поторговался. Говорю, сотни многовато, две тыщи рублей ему предложил. Он поломался и согласился на две с полтиной.

— И ты отдал?

— Отдал. После чего мужик резко подобрел, — с удовольствием вспоминал Горчаков, — заулыбался и даже участливо спросил, не соскользнула ли у меня нога.

— Еще бы ему не подобреть, — учила я уму-разуму недотепистого друга. — Он на тебе так наварился.

— Ну и ладно, — махал рукой Лешка. — Все равно я ему за моральный ущерб должен. Представляешь, стоишь ты в пробке, ничто не предвещает, и вдруг тебе кто-то со всего размаху в зад…

В общем, все, кто был посвящен в его автомобильные проблемы, в один голос утверждали, что на деньги, уплаченные пострадавшим, он бы вполне уже мог купить себе водительские права с доставкой на дом.

И после этого Горчаков регулярно принимается убеждать меня в том, что машина сильно облегчает ему жизнь. Смехотура! Пока он дохнет в своей колымаге, затертый между трамваем и припаркованным у тротуара транспортом, я успеваю на метро доехать до Финляндского вокзала, добежать до «Крестов», решить там свои следственные задачи (благо, «девочки», которые сидят на оформлении пропусков и выводе заключенных ровно столько же, сколько я хожу в изолятор, давно уже считают меня своей и без очереди оформляют мне талоны вызова) и помахать Лешке ручкой на обратном пути в метро.

Нет уж, в нашем городе надежнее рассчитывать не на тормозной коммунальный транспорт и даже не на частные автомобили, а на собственные ноги. Выглянув в окно, я полюбовалась жидкой зимней грязью, по колено в которой брели жители города, и порадовалась, что сегодня мне не надо никуда тащиться, а можно спокойно посидеть в кабинете, разобрать завалы на столе и произвести ревизию в сейфе. Год назад мы с Горчаковым поменялись столами. Он выклянчил в городской компьютер и работал теперь в основном за компьютерным столом, а я давно уже завистливо посматривала на его мебель — основательное сооружение Явлинской эпохи, покрытое зеленым сукном, я ныла, что с моего стола бумаги сваливаются.

Перетаскивая свое сокровище в мой кабинет, Лешка причитал, что этот двухтумбовый красавец на двадцать пять сантиметров длиннее моего, а поэтому я должна до самой своей смерти его (владельца стола) кормить, поить, писать за него представления и вытирать пыль в его кабинете.

Первое время после обмена Горчаков заходил в мой кабинет проведать стол, тер пальцем сукно, определяя степень причиненного мной износа, выискивал на тумбах свежие царапины, но уже через пару недель безуспешно пытаясь докопаться до сукна, проворчал, что если бы у меня был стол размером с Дворцовую площадь, я бы и его умудрилась в шесть секунд завалить макулатурой.

И это была чистая правда. Почему-то мне удобнее было работать среди кучи бумажек, сориентироваться в которых могла только я. Это Лешка, получив из нежных рук Зои почту, сразу сортировал ее и аккуратно раскладывал по «корочкам» с уголовными делами, да и те были сгруппированы у него в сейфе в порядке возрастания номеров. Я на такие подвиги была не способна. Максимум, на что я решалась, — это раздвинуть бумажные кучи в разные стороны, освобождая место для свежей почты, и придать им симметрию. К счастью, я все-таки сдавала в суд уголовные дела (конечно, реже, чем хотелось бы шефу, но все-таки…), поэтому часть бумажной массы время от времени извлекалась из кучек и подшивалась в «корочки», только благодаря этому я еще не заросла бумагами по уши.

Вернувшись к себе от прокурора, я пристроила на углу стола новое дело про Нагорного и добавила к общему развалу все папки, имевшиеся в сейфе. В итоге, когда раскаявшийся Горчаков заглянул ко мне в кабинет, желая принести извинения, он меня просто не увидел.

— Ну и чего? — сказал он в пространство, в надежде, что если я тут, я отвечу.

Я обиженно молчала.

— Маш, я хотел спросить… Может, тебе помочь?

— У-у, как совесть-то заговорила! — я высунулась из-за груды дел. — Еще что скажешь?

— Пойдем перекусим?

— Так. А еще что?

— У тебя деньги есть? В долг, до зарплаты?

— С этого бы и начинал.

— Неудобно, — потупился Горчаков. — А ты дело-то получила?

— Получила.

Мы помолчали. Горчаков явно чувствовал себя неловко, а как сгладить ситуацию, не знал. Зазвонил телефон, я сняла трубку и услышала голос нашего зонального прокурора, который повторил вопрос Горчакова.

— Получила, — ответила я и зональному прокурору.

— Там через две недели истекает шестимесячный срок следствия, — как-то уж слишком безразлично проговорил зональный, — вы план составьте и копию мне, вместе с постановлением о приостановлении уголовного дела.

— А… — вякнула я, но зональный уже разъединился.

— Фантастика, — сказала я Лешке, отнимая от уха теплую трубку. — Прислали нам самое громкое дело года и намекают, чтобы я в нем не копалась, а тихо отдала в архив.

— Кто намекает? — уточнил Горчаков.

— Сначала шеф, потом городская.

— Машка, не поддавайся на провокацию, — горячо заговорил друг и коллега, — ты его приостановишь, а потом кто-нибудь спохватится…

— Кто?

— Газетенка какая-нибудь разродится юбилейной статейкой, мол, год прошел, а Нагорного никто не ищет; или депутаты ЗАКСа запрос пришлют. Тут сразу станут выбирать виноватых, а кто виноват? Тот, кто последний дело приостановил и Нагорного не ищет. То есть ты.

Резон в его словах был. Но вряд ли все начальство дружно кинулось убеждать меня приостановить дело только в свете грядущих поисков виноватого. Да и потом, зачем тогда присылать дело именно мне? На свете полно следователей, которые с полувзгляда хватают начальственную мысль, не надо даже трудиться вслух произносить свои пожелания. Кому угодно дай это дело, и все будет так, как хотят сильные мира сего. Кроме того, есть еще вариант: если уж потом понадобится найти виноватого, поручите расследование нерадивому следопыту, он дело задвинет в пыльный угол без всяких указаний… Хотя нет, нерадивому такое дело не поручат. Если боссам придется отчитываться, они будут ссылаться на то, что дело поручено опытнейшему специалисту, работнику с большим стажем, но и тот ничего поделать не смог. Но чтобы составить план расследования, надо было хотя бы прочитать дело. Навалять этот документ просто из головы совесть не дозволяла, несмотря на то, что Горчаков настойчиво советовал поступить именно так.

— Ты ведь, Машка, больная, — по-отечески учил он меня жизни в кафе, куда мы все-таки спустились перекусить, — начнешь дело читать, наковыряешь блох всяких, то не так, это не этак, не дай Бог, переделывать станешь, увлечешься; потом тебя за уши от этого дерьма не оттащишь. Удумаешь депутатов каких-нибудь допрашивать с пристрастием, в бизнесе этого Нагорного копаться, так тебе не только выговор влепят за излишнее усердие, но еще и грохнут, тьфу-тьфу!

— Да ладно, — вяло возражала я. — Сто лет еще этот Нагорный не нужен. Я такое про него слышала, что если его закопали в болотах Ленобласти, воздух только чище стал. Просто вдруг я напишу в плане, что надо сделать то, что на самом деле уже сделано…

— Уморила, — закатился от смеха Горчаков, — можно подумать, что зональный дело читал! Главное — план красиво напечатать, цветными маркерами разукрасить, к постановлению приколоть, и вперед. А записать туда можешь все следственные действия подряд, прямо из УПК[3]. А впрочем, что я тут перед тобой бисер мечу. Ты ведь маньячка, просто так дело в архив не спишешь…

— Ты не прав, — по-прежнему вяло ответила я, допивая сок. Все-таки в нашем кафе отвратительно кормили. А может, мне так показалось из-за испорченного настроения. — Нет у меня никакой мании, я обычная разгильдяйка, такая же, как вы все. Дело читать отказываюсь, и не просите. Даже за премию.

Естественно, вернувшись после перекуса в кабинет, я сдвинула в сторону бумаги, которые благочестиво собиралась разобрать, открыла дело и зачиталась, попутно вспоминая то, что слышала о главном герое.

Нагорный Валерий Витальевич, двадцати семи лет от роду, свою политическую карьеру начал в организованном преступном сообществе под руководством известного душегуба Карасева; в юные годы «бомбил» ларьки, и ветераны борьбы с организованной преступностью помнят его еще в спортивных штанах и кожаной куртке. Потом, видимо, на сходняке решили, что молодым везде у нас дорога, и неплохо бы Валерику куда-нибудь избраться. И он избрался сначала в муниципальный совет, и год исправно раздавал местным бабушкам продуктовые наборы к праздникам. Народ его полюбил, чего нельзя сказать об областном разбойном отделе: прошла информация, что квартирный разбой, в котором пострадала вдова академика, совершен был не без участия молодого государственного мужа, а точнее — по его заказу.

Тоже была смешная история, я ее помню. На территории данного муниципального образования проживала вдова известного ученого, мафусаильского возраста дама; ела на золоте, жемчуг меряла горстями, на стенах обоев видно не было из-под картин великих живописцев (коллекция завещана Эрмитажу). Именно к ней в канун Нового года позвонили в дверь двое — девушка и юноша. Хозяйка доковыляла до дверей и спросила, кто там. Девица из-за двери ей ответила, что они принесли гуманитарную помощь из жилконторы. И подозрительная мадам, которая в туалет не заходила, не сдав квартиру на сигнализацию, купилась на халявный пакет с гречкой и распахнула двери. Итог понятен: мадам связали, квартиру обнесли, Эрмитаж лишился наследства. По странному совпадению, похищены были не все ценности, а только картины, и тоже не подряд, а выборочно, явно под заказ, — и сплошь фламандская живопись, которую именно тогда начал коллекционировать господин Нагорный, как истинный аристократ в первом поколении. Но для обыска у него данных было маловато, одни слухи.

Поэтому ничто не препятствовало Валерию Витальевичу продолжить карьеру в областном Законодательном собрании, и весьма успешно: не прошло и полугода, как Нагорный стал реальным кандидатом на освободившееся место вице-спикера. По иронии судьбы, этот политический успех совпал с моментом возбуждения уголовного дела в отношении будущего вице-спикера по факту грандиозной спекуляции лесом. Прокуратура области готовилась предъявить Нагорному обвинение, но по новому закону сделать это можно было с согласия областного суда, и за день до назначенного рассмотрения представления прокуратуры Валерий Витальевич пропал. При очень странных обстоятельствах.

Глава 3

Протоколы допросов были отпечатаны на компьютере и аккуратно подшиты в дело. Прочитав третий, я поняла, что остальные двадцать восемь можно не читать, на всех страницах дела зафиксировано одно и то же — буковки, не содержащие ни грамма полезной информации. Все допрошенные одними и теми же словами уверяли, что Валерий Витальевич Нагорный был честным, добропорядочным человеком, не имевшим врагов, соблюдавшим правила дорожного движения и общественный порядок в целом. В день исчезновения он вышел из дома, как обычно, в десять, до обеда сделал четырнадцать деловых звонков и два личных — жене (распечатка телефонных звонков с пояснительной запиской тоже были аккуратно подшиты в дело). Предложил ей встретиться в ресторане «Смарагд» и пообедать. Вместе с охранником подъехал к ресторану в четырнадцать часов, отпустил охранника; жена уже ждала там, посетителей в ресторане, кроме них, не было. В пятнадцать часов охранник вернулся к ресторану и стал ждать. Но никто не выходил. В шестнадцать забеспокоившийся охранник осмелился заглянуть в ресторан. Там по-прежнему не было посетителей, и шефа с женой не было также. Персонал ресторана объяснил охраннику и впоследствии подтвердил это в прокуратуре, что дама с господином заказали обед, но когда официант принес закуски, за столом уже никого не было.

Охранник построил персонал вдоль стены и обыскал все закоулки ресторана. Шеф и супруга как сквозь землю провалились. Отсутствовала возле ресторана и машина жены Нагорного, светло-зеленая «ауди» с тонированными стеклами, то есть достаточно приметный агрегат.

Сохранить факт исчезновения в тайне не удалось, поскольку Нагорного начали активно разыскивать «соратники по бизнесу» у которых сорвались важные деловые встречи. Потом ста ли искать соратники по политической борьбе; не осталось в стороне и организованное преступное сообщество, куда Нагорный, надо полагать, продолжал платить членские взносы. Никаких следов.

К исходу второй недели злопыхатели начали уже шептаться про хорошо организованный побег из-под носа прокуратуры, поскольку поползли слухи, что Собрание намерено было удовлетворить ходатайство следственных органов и дать согласие на привлечение Нагорного к уголовной ответственности. Легкое шевеление на эту тему произошло и в областной прокуратуре, руководство следственной части уже готово было сделать заявление для прессы о злостном уклонении Нагорного от явки по вызову… Как вдруг в заброшенном бетонном колодце в районе Большеохтинского кладбища нашли труп жены Нагорного. С огнестрельным ранением головы. Двухнедельной давности. И вот тут уже ни у кого не осталось сомнений в том, что Нагорный тоже убит.

Дочитав до этого места, я заложила дело закладочкой и пошла к Горчакову.

— Лешка, — сказала я, — какой же это потеряшка! Это же типичный двойник!

Горчаков отбросил бумажку, которую держал в руках, и шлепнул ладонью по столу.

— Так я и знал! Швецова, ничему тебя жизнь не учит! Тебе уже открытым текстом говорят, со всех уровней: не вникай в дело, приостанови — и в архив. Нет, она полезла анализировать!

— А чего там анализировать? Надо искать, кому надо было срочно убрать Нагорного.

— Ну ты маньячка! Ищи давай! — и Лешка демонстративно уткнулся в отброшенную было бумажку.

— Ну Леша! Ты согласен? Надо искать тех, кому надо было убрать Нагорного!

Горчаков снова отбросил бумажку.

— Ох, Маша, Маша! Ты бы сначала выяснила, почему кому-то надо было убирать Нагорного, а потом уже решала, влезать в это дерьмо или нет.

— Друг, ты прав, как всегда. Позволь воспользоваться твоим телефоном.

— Десять долларов в кассу.

— Доллар падает, балбес, бери в евро.

— Нехай будет в евро. Кораблеву звонишь?

— Вестимо, — отозвалась я, слушая длинные гудки. Пока я ждала ответа, Горчаков подергал меня за рукав и прошептал:

— Знаешь, за что я люблю свою работу?

Держа трубку возле уха, я вопросительно посмотрела на него.

— За то, что с нашей зарплатой мне абсолютно по фигу как падение доллара, так и рост евро.

Наконец на том конце сняли трубку, и прежде чем ответить, долго кашляли. Я терпеливо ждала. Ленькин кашель невозможно было спутать ни с чьим другим, — после контузии у него стала слегка дергаться голова, он этого стеснялся и начал покашливать, скрывая тик, а потом привык и стал кашлять даже без надобности.

— Ну? — прокашлявшись, спросил Ленькин голос.

— Баранки гну, — оригинально ответила я.

— Ой, прокуратурка! — обрадовался Кораблев. — Чего, по УБОПчику соскучились, Мария Сергеевна? И двадцати четырех часов не прошло, как мы расстались, а вы уже в тоске.

— Как мило, Леня, что ты часы считаешь в разлуке со мной…

— А коньячок вчера был так себе. У меня сегодня голова болит.

— Да? Поскольку больше никто не жаловался, может, дело не в коньяке? А в голове?

— Ну ладно, давайте по существу, — тут же сменил тему Ленька, который не переносил даже намеков такого рода. — Чего надо от структуры?

— Леня, ты же знаешь, в УБОПчике меня интересует один-единственный человек.. Кораблев Леонид Николаевич. А структуру в целом, сборище оборотней в погонах, в гробу я видала.

— И правильно, структура давно уже в гробу лежит. А вы знаете, что в карасевском преступном сообществе выявили оборотня? В свободное от бандитизма время он переодевался в милицейскую форму, брал в руки жезл и вставал на дороге регулировать уличное движение.

Ленька засмеялся своей шутке и снова закашлялся.

— Я как раз по поводу карасевского преступного сообщества, — сказала я, и кашель в трубке резко смолк.

— Тю! — присвистнул Кораблев. — Только не говорите мне, что вы приняли к производству дело Нагорного.

— Тогда я вынуждена промолчать.

— Тогда я вынужден назначить вам свидание, — прокашлял Кораблев.

— Где, Ленечка? И когда?

— Где, догадайтесь сами. В четырнадцать часов.

Ленька напоследок кашлянул в трубку и разъединился. Когда я положила трубку, Горчаков повертел пальцем у виска, но на меня при этом не смотрел.

— Дел-то у тебя сколько? — с деланным безразличием спросил он, когда я шла к дверям.

— А тебе-то что?

— Да ничего. Прикидываю, насколько возрастет моя нагрузка, когда тебя уволят или грохнут.

— Сам дурак, — сказала я уже из коридора.

На часах было полвторого, и мне следовало поторопиться. Ресторан «Смарагд», хоть и слыл очень дорогим и навороченным местом, располагался в тишайшем закоулке, на набережной канала, которая сто лет уже ремонтировалась, поэтому сквозной проезд вдоль ресторана был закрыт, на машине можно было доехать только до дверей «Смарагда», развернуться и снова выехать на улицу. Но я-то была без машины; на маршрутки надежды было мало, а от ближайшего метро топать не меньше пятнадцати минут. Молодец Ленька; мне и самой интересно, как можно выйти из дорогого ресторана так, чтобы никто, в том числе швейцар и охрана, не заметили выходящего. А если это в принципе невозможно, значит, кто-то из персонала врет.

Конечно, можно было сходить туда с Горчаковым, и я, в принципе, намечала это сделать (в плане расследования этот пункт будет называться «повторный осмотр места происшествия»), к тому же Лешка на своей колымаге подвез бы меня прямо к ресторану, но его гундеж отравил бы мне весь повторный осмотр.

Стоило свернуть с оживленной улицы на набережную, как тут же терялось ощущение реальности. Подходя к «Смарагду», я начала понимать, за что богатые люди так любят этот ресторан. На этом отрезке набережной было удивительно тихо, даром что самый центр города и в трех шагах несутся машины, клубятся пешеходы, кипит жизнь. Но в окрестностях ресторана — никого, натуральная пустыня, запросто можно выносить расчлененные трупы и выбрасывать в канал, свидетелей не будет. Кстати, надо уточнить, искали ли труп Нагорского в канале.

Когда я открыла дверь в ресторан, мелодично прозвенел колокольчик. Холл перед гардеробом (кажется, теперь это называется «чилл-аут») тонул в полумраке, и никаких швейцаров я гардеробщиков не читалось. Я кашлянула, но ко мне никто не бросился, как к дорогому гостю. А следовало бы, учитывая, что клиенты в ресторан не ломились. Интересно, окупится ли содержание ресторана, если за день в нем пообедают от силы три человека, даже если они все будут жрать черную икру поварешками?

В полутемном гардеробе послышался какой-то шорох. Подойдя поближе и расстегивая на ходу пальто, я обнаружила затаившуюся за деревянной ставней гардероба пожилую женщину, она сидела на стульчике, склонившись над книгой. Заметив меня, гардеробщица закрыла книгу и сунула ее куда-то вниз. С приветливой улыбкой она поднялась мне навстречу и приняла мое пальто, услужливо подставив под него пластмассовые «плечики».

— Добрый день, — сказала она. — Молодой человек вас уже ждет.

Я кивнула, даже не удивившись ее замечанию: наверняка Кораблев уже там, и наверняка он — единственный посетитель, и на обычный вопрос официанта, один он желает пообедать или кого-то ждет, ответил, что ждет даму. А может, сразу гардеробщице сказал, — мол, еще дама моя должна подойти. А поскольку другой дамы в окрестностях не наблюдается… Но гардеробщицу я взяла на заметку. Допускаю, что увлекшись книгой, она не видела, кто входит и кто выходит; только куда девать колокольчик, исправно оповещающий о визитерах? Если Нагорный с женой выходили без сопровождения, то колокольчик должен был звякнуть один раз, а если за ними кто-то пришел и вывел их, то два раза. А показаний гардеробщицы, кстати, я вообще в деле не помню. Неужели ее так и не допросили? Но я тут же спохватилась, что, во-первых, с момента исчезновения Нагорного прошло больше полугода, все это случилось в самом начале июня, так что, может, эта гардеробщица тогда и не работала. А во-вторых, все-таки было лето, и гардероб мог быть вообще закрыт. Но по-честному, в первом варианте следователь должен был подшить в дело справку о том, какие гардеробщики работали в день исчезновения Нагорного, а во втором — справку или показания кого-нибудь из сотрудников ресторана о том, что гардероб в тот день вообще не работал. По крайней мере, я бы сделала именно так. Что ж, план расследования пополнился еще двумя пунктами.

Кораблев ждал меня в зале, и я удивилась, какой «Смарагд» небольшой ресторан. Мне показалось, что темноватый зальчик был размером не больше двадцати метров. Интерьер оформлен в псевдорусском стиле, деревянные столы оборудованы встроенным грилем — наверное, для блюд, которые готовятся при заказчике или самими едоками, а над столами на этот случай была предусмотрена вытяжка. Правда, я сразу не поняла, что это такое, необходимые разъяснения дал мне Кораблев. При входе в зал висела скромная табличка с именем модного дизайнера, исполнившего интерьерные работы. На стенах были развешаны оленьи и лосиные головы, охотничьи рожки, чучела фазанов и прочие атрибуты помещичьего досуга. Ленька из угла, из-под раскидистых рогов, призывно помахал мне рукой.

Как всегда, когда я бросала первый взгляд на Кораблева, меня пронзала острая жалость к нему. Я сразу отмечала поседевшие виски, заострившиеся скулы, тоскливый взгляд; но уже через пять минут, пообщавшись с Леней, переставала его жалеть и только соображала, чем его побольнее стукнуть за его занудство.

— Я вам заказал оладьев с икоркой на закуску, — сказал он мне вместо «здрасьте». — А с Горячим блюдом сами определитесь.

За моей спиной тут же, как из воздуха, материализовался официант и вложил мне в руки увесистое меню, я даже вздрогнула от неожиданности.

— Я вообще-то есть не хочу, — сказала я, даже не раскрывая кожаную папку меню, но официант склонился к моему плечу и прошептал:

— Сегодня дивная паровая стерлядь, очень рекомендую. Может, соблазнитесь?

Я отрицательно покачала головой, но официант настаивал:

— Тогда рябчики в сметане. Пальчики оближете! Нежнейшие! Наш шеф-повар сегодня очень постарался.

Приговаривая так, он снял со стоявшей передо мной сервировочной тарелки крахмальную салфетку и ловко расстелил ее у меня на коленях, чем невероятно меня смутил.

— Так что насчет рябчиков? — поинтересовался он интимно.

Я не сдавалась, и официант, перечислив еще пару блюд, перешел к теме напитков, от души — в этом я не сомневалась — советуя мне употребить лучшие вина Франции, Австралии или Южной Африки. Но и тут я стояла насмерть, и официант, вконец разочарованный, забрал меню и неслышно скрылся где-то за кулисами.

— Здравствуй, Ленечка, — сказала я тепло, торопясь, пока Кораблев не раскрыл рот и не вызвал у меня острого желания его стукнуть. — Как твое здоровье?

— Неужели кого-то интересует мое здоровье? — проговорил тот с интонациями ослика Иа.

— Тут подоспевший официант поставил на стол блюдо с дымящимися оладьями, а к ним — маленькую хрустальную икорницу с черной икрой, с воткнутой в икряную горку серебряной лопаточкой, и еще две хрустальные ладьи, одну со сметаной, вторую с мелко нарезанным зеленым луком. Следом за закусками на стол явилась морозная стопочка с водкой. Кораблев милостиво махнул официанту, и тот исчез. Ленька положил себе на тарелку пару оладий, щедро помазал их черной икрой, сверху полил сметаной и посыпал зеленым лучком; выдохнул и, зажмурившись, опрокинул в рот стопку, После чего виртуозно заглотил приготовленную закусь. Придя в себя от неземных ощущений, гамма которых пронеслась по его челу, он подвинул ко мне блюдо с оладьями и помахал над ними рукой.

— Вы ешьте, пока горячие.

И когда я уже понесла вилочку, чтобы наколоть оладью, продолжил:

— Да, кстати, Мария Сергеевна, у вас деньги-то есть? А то я на мели совсем. Полковник Кудасов нищ, — и он по-клоунски вывернул оба кармана, показав мне их из-под стола. Я поперхнулась, у меня с собой были деньги, но я совершенно не представляла себе, в какую сумму обойдется тут потребление водки, икры и рябчиков; следовательской зарплаты может не хватить. Что тогда делать? Из пустого зала дорогого ресторана не сбежишь, как в студенческие годы, не заплатив. Оставить им в залог часы или мобильный телефон?..

Словно услышав мои панические мысли, в арке, отделяющей зал от чилл-аута, ненавязчиво нарисовалась мускулистая фигура местного вышибалы. Он задумчиво смотрел в пространство, загораживая своими бицепсами и трицепсами все пути к отступлению.

— Они бы раньше такими бдительными были. Полгода назад, когда у них из-под носа мужика с бабой свистнули, правда, Мария Сергеевна? — Кораблев заговорщицки подмигнул мне, кивнув в сторону вышибалы. У меня в глазах потемнело от злости.

— Ну, Ленька!

— Чего? — Кораблев сделал невинный вид. — Вы чего, испугались? Правда, что ли, подумали, что я без денег? Шутка.

— Убила бы, — тихо сказала я. Мне понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя, поскольку устроить скандал Кораблеву под ласковым взором вышибалы я не могла, а просто подняться и уйти было бы нерационально, я ведь пришла не оладьи есть, а делом заниматься. Пока я переводила спертое в зобу дыхание, Ленька продолжал что-то гундосить про полную неспособность женщин сконцентрироваться на главном, про отсутствие у них же чувства юмора и про присутствие жлобства, выражающегося в том, что им жалко пары рубликов на поправку здоровья коллеги-инвалида.

— Ну ладно, ладно вам, — наконец сказал он, — ну бывает, я ведь в семинариях не обучался. Ну, простите, Мария Сергеевна, я дурак.

— К этому моменту я уже перестала драматизировать ситуацию, трезво осознав, что имела полное право не озабочиваться мыслями о том, как Кораблев будет расплачиваться за трапезу, я же дама все-таки. Попутно я осознала, что так болезненно восприняла глупую Ленькину шутку только потому, что в течение многих лет являлась основной кормилицей всех родных и близких, в связи с чем обязанность где-либо расплачиваться считаю своей по умолчанию. К тому же возле нас снова материализовался официант, препираться при котором было неприлично. Официант пришел с подносом, с которого снял и поставил на стол блюдо, прикрытое серебряной полусферой. Бросив взгляд на Леньку, он артистичным, Совершенно копперфильдовским движением эту серебряную крышку поднял и явил нашим взорам двух жалких птичек, политых каким-то серым соусом.

— Рябчики в сметане, вуаля! — объявил он вполголоса, бросил крышку на поднос и удалился.

Кораблев принюхался к рябчикам и вздохнул.

— Каким тут все-таки дерьмом кормят, — поделился он со мной. — А эта их стерлядь паровая — гадость редкостная, хуже мойвы. А икра носками воняет. За что только деньги дерут!

— А зачем ты эту гадость ешь? — не удержалась я.

Кораблев перегнулся ко мне через стол.

— Из оперативных соображений, — веско сказал он. — Конспирация.

— Понятно, — я уже улыбалась.

— Ну так что, прощаете меня?

— Прощаю, но в последний раз.

— Ну и ладно.

Кораблев облегченно вздохнул, обратился взором к рябчикам, закатил глаза и, отщипнув крылышко, стал жевать его с видом разведчика, раскусывающего ампулу с цианидом. Прожевав, он поднял на меня глаза и спросил:

— Чего думаете про дядьку Нагорного?

— Думаю, что убили его, — помолчав, ответила я. — Но вообще-то я тебя хотела спросить о том же самом.

— И я думаю, что убили. А что еще можно думать?

— Лень, я дело еще не очень хорошо знаю, поэтому думать могу все, что угодно.

— Например?

— Например, что он действительно скрылся, зная, что скоро сядет.

— А как же жена?

— Согласна, жена в эту схему не очень вписывается. Если он собирался рвать когти, то зачем жену убивать?

— Чтобы не сболтнула лишнего.

— Да? — я задумалась. — Но это можно допустить, если он супругу тихо ненавидел. Если они жили как кошка с собакой. А так, на первый взгляд, вроде у них была идиллия: вместе обедали, он целый час выкроил из своих деловых встреч.

— На самом деле у меня тоже нет данных, что он с какими-то бабами путался, наоборот, все в дом. Ну, а еще версии, Мария Сергеевна?

— Больше нет версий. Основная версия — его похитили и убили.

— Зачем?

— Об этом я тебя хотела спросить.

— Правильно.

Ленька обсосал крохотную птичью косточку и скривился:

— А соус сметанный у них прокисший. Придется в «Колобок» заезжать, хоть поем по-человечески.

— Зачем же так напрягаться, Леня? Мы могли бы просто попить кофе в баре.

Кораблев поднял на меня бесхитростные глаза. Он умел так смотреть — простодушно и беззащитно, его сразу становилось жалко и хотелось чем-нибудь помочь.

— Да нравится мне, как они салфетки на коленях тебе раскладывают.

Он только повел головой в сторону кухни, как официант не замедлил явиться.

— Кофе, десерт? — склонился тот над Ленькой.

— Счет.

Пока официант не принес кожаную папочку со счетом, мы молчали.

— Сколько? — поинтересовалась я, пока Ленька вкладывал в папочку деньги.

— Неважно, — отмахнулся Кораблев. — Я вас угощаю. Нет, серьезно, мне тут нравится, я готов жрать этих вонючих голубей, только чтобы мне салфеточку на коленях раскладывали. Жалко, что тут в халдеях одни мужики. Нет, чтоб официанточка мне коленки погладила…

На чай Ленька оставил ровно десять процентов от счета — я это посчитала, подглядев сумму счета и купюры, которые он достал из бумажника. Моих бы денег на этот обед не хватило.

Выйдя из обеденного зала, Ленька получил от гардеробщицы свое и мое пальто и щедрой рукой положил на стойку гардероба бежевую сотенную бумажку.

— Спасибо, — тихо сказала гардеробщица, благодарно принимая деньги. — Вы прямо как Валерий Витальевич, тот тоже всегда на чай давал, не скупился. А как-то с компанией тут был и за всех рассчитался, сто долларов мне оставил. Вот был человек душевный…

Вышибале, который любезно открыл нам дверь, Кораблев тоже что-то сунул в ладошку, но тот, в отличие от гардеробщицы, не стал откровенничать с нами про привычки их постоянных посетителей.

Мы вышли на набережную и облокотились на парапет, разглядывая разноцветный мусор, перекатывающийся по льду канала.

— Я покурю? — спросил Кораблев, и, не дожидаясь моего ответа, вытащил пачку сигарет.

— Ну что? — затянувшись, сказал он. — Могло так быть, что никто не видел, куда они делись?

— Нет, — признала я. — Не могло. Но неужели кто-то явился их похищать прямо в ресторан? Зачем эта морока? Я бы поняла, если бы супруги Нагорные мирно пообедали и вышли из ресторана, но ведь они исчезли, не дождавшись даже закусок…

— Да, мне тоже кажется, что вышли они добровольно. Только с чего бы они вдруг подхватились и выскочили из ресторана?

— Кстати, последний звонок перед обедом был на трубку Нагорного в тринадцать пятьдесят две, и этот человек допрошен. А следующий звонок — в четырнадцать пятнадцать, и Нагорный уже на него не отвечает.

— Может, звонили в ресторан? А там их просто позвали к телефону?

— И никто из халдеев об этом не проговорился? Сомнительно, чтобы купили весь ресторан, вместе с теткой на вешалке и с мордоворотом этим. А?

— Лень, а как насчет охранника? Он-то не при делах? Вдруг он никуда не уезжал, Нагорный тогда ведь мог выйти к машине, и жена за ним следом, а?

— Охранник уже у нас посидел, трое суток, — лениво ответил Кораблев. — Работали с ним серьезно, выжали досуха. Он тоже ездил обедать, к своей бабе, в кафе на Суворовском. Там его видели шесть человек, и постовой у главка его тачку заметил. К тому же охранник тупой, как угол в сто шестьдесят градусов. Если что, он поплыл бы сразу.

Ленька закашлялся и бросил недокуренную сигарету вниз.

— Леня, а его не могли спихнуть сюда, в канал? Было лето, народ тут не ходит, буль-буль — и нет Нагорного.

Кораблев с интересом посмотрел на меня.

— Могли. Но теперь до весны, когда лед стает.

— Вообще-то, если надо; лед можно сломать и запустить водолазов, — неуверенно предложила я. — А «Мегафон» никто не запрашивал? Они же могут определить, где находится трубка, на которую поступает звонок? В каком районе?

— Я запрашивал.

— И что?

— С двух часов он сам никому не звонил, а ему, насколько я помню, на трубу звонили в течение тридцати двух часов, без ответа. Потом — «аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

— То есть либо он выехал куда-то в глушь, либо, что более вероятно, трубка села и выключилась.

Мы с Ленькой снова уставились на грязный лед канала, а потом переглянулись.

— Выбросили трубку?

— Если только вместе с Нагорным. Все эти тридцать два часа трубка находилась в этом районе и никуда отсюда не двигалась.

— Они теперь могут сказать, где находится аппарат, даже если не прошло соединение? — удивилась я. — Как далеко шагнула вперед техника!

— Они могут сказать, где трубка, даже если никто на нее не звонит, просто аппарат включен и все.

Я улыбнулась, представив себе, что все эти полгода труп Нагорного мог лежать на дне канала, под носом у городской прокуратуры. Нет, это было бы слишком просто.

— Зачем тогда топить здесь мужа, а жену увозить в Красногвардейский район? — сказала я уже вслух. — Может, это с женой счеты сводили, а мужа грохнули, чтоб под ногами не путался?

— Ma-ария Сергеевна, — протянул Кораблев, — зачем так сложно мочить жену, на глазах у мужа, именно в тот момент, когда они вместе собрались пообедать, если жена ездит без охраны и целый день мотается по лавкам и салонам красоты? Да залег в кустах у солярия, шлепнул ее из пушки с глушителем, когда она выходит вся в маникюре и прическе, и все дела.

— Тоже верно, — уныло согласилась я. — Ну что, версию о том, что клиент сбежал из-под ареста, оставляем как рабочую? — Ленька кивнул. — Тогда говори, кому мешал Нагорный.

— Карапузу, — ответил Ленька.

— Карасеву? Нашему дону Корлеоне? Та-ак. А я-то думала, что Нагорный — его правая рука…

— Был до поры до времени. А потом стал сильно мешать.

— Чем это?

— Поднимал бунт. Внедрял в сознание орг-преступности, что «папа» уже стар и беззуб, что утратил позиции, и, главное, накануне своего исчезновения прилюдно попросил «папу» отчитаться о состоянии финансов кодлы. И «папа» пригорюнился, потому что с доверенным ему общаком все было проблемно.

Я присвистнула.

— «Тигру в зоопарке недокладывают мяса»? Так, может, все просто? Нагорному заткнули рот по заказу Карасева?

Ленька вздохнул.

— Если бы… У меня есть человечек надежный в этих кругах, так он клянется, что когда Нагорный пропал, «папа» был в бешенстве. Сразу из Москвы примчался и всех на ноги поднял, велел искать.

— Играл? — предположила я.

— Непохоже. Да и из других источников информация потекла, Карасев сам его искал, реально.

— Послушай, Леня, — я повернулась к нему, — работников ресторана кто-нибудь колол по-настоящему? Ну не верю я в то, что двое человек испарились из-за столика в ресторане так, что никто ни сном ни духом! Ты же сам видел, клиентов мало, меньше, чем официантов. Вроде ты их не видишь, а они ловят каждое твое движение. Плюс вышибала, гардеробщица — куда они все подевались? Вдруг все дружно захотели в туалет?

Кораблев вытащил вторую сигарету и неторопливо разминал ее в пальцах. — Да правда, правда все, что вы говорите, — поморщился он. — И их просто всех допросили, серьезно с ними никто не работал. Следователь сказал — не лезьте, я сам допрошу, кого надо.

— А с Карасевым работали?

Ленька повернулся и посмотрел на меня долгим взглядом.

— А как, Мария Сергеевна, вы представляете себе работу с Карасевым?

Я пожала плечами.

— Вот именно, — констатировал он. — Его же не закроешь просто так, на пару суток, сразу визг подымется. Можно только униженно просить об аудиенции и задавать вопросы. Последний раз с ним работали по убийству начальника рефрижератора в порту. Помните скандал с тремя тоннами окорочков, которые были загружены в холодильник, а потом пропали? Никто не сомневался, что это Карасев окорочка шваркнул. А тут как раз и начальника рефрижератора застрелили. Прокуратура написала отдельное поручение, мол, установите местонахождение господина Карасева и проверьте его на причастность к преступлению. Шеф вызвал идиота Татарина… Знаете Татарина?

Я знала. Глупее этого опера земля еще не рождала (впрочем, каждый раз, когда я сталкиваюсь с уникальными придурками, искренне считаю, что это уже предел человеческих возможностей, как писал Чехов — «и прекрасное должно иметь пределы». И всякий раз оказывается, что это еще цветочки, что называется, думала, что это уже полный идиот, а нашелся еще полнее). Фамилия его была Шарафутдинов; мне довелось как-то работать с ним на обыске, где он отличился так: перед моим приездом, при личном досмотре подозреваемого в убийстве, он обнаружил у него в кармане окровавленный нож, о чем мне и сообщил, не забыв отразить этот факт в протоколе досмотра. Задержанного увезли в камеру, я закончила составлять протокол обыска и нигде не нашла этого самого ножа, вне всякого сомнения — орудия убийства. Спросила у Шарафутдинова, и он, бодро хлопая круглыми глазами, отрапортовал: «Так я ему назад в карман засунул!» Я, отказываясь верить своим ушам, уточнила неужели он спустил его в камеру с ножом в кармане? Ага, радостно подтвердил Шарафутдинов, вы же будете свой протокол составлять, а нас учили: если где чего обнаружишь, там и оставь, пока следователь не изымет по всем правилам. Молясь про себя, чтобы задержанный отморозок никого не успел порезать, я все бросила и понеслась в РУВД, где оперативно вытащила его из камеры и обезоружила. У милиционеров в ИВС глаза на лоб полезли, когда они увидели извлеченный из кармана подозреваемого окровавленный тесак; они-то его отправили в камеру без досмотра, ориентируясь на протокол, составленный придурком Татарином. Как выяснилось, клиент был в состоянии наркотического опьянения, почему и не пустил в ход ножичек. А так — страшно подумать, как могло аукнуться отсутствие мозгов в голове Шарафутдинова!

А Татарином, кстати, его прозвали после того, как он, человек с фамилией Шарафутдинов и с отчеством Равилевич (правда, имя у него русское — Александр), во время какой-то пьянки признался, что дожил до тридцати четырех лет и только теперь понял, что он, оказывается, татарин по национальности… Когда окружающие прыснули, он сказал — а чего, у меня же в паспорте написано «русский»; я этому верил, а потом узнал, что у меня папа был татарин.

— Так вот, — продолжал Кораблев, причем лицо его искривила такая же гримаса, какая появлялась и у меня при упоминании Татарина, — шеф Татарину и говорит, вытащи, мол, Карасева и поговори с ним. Татарин спрашивает, о чем, мол, говорить. Шеф сказал — да про холодильник с ним поговори. Поскольку отдел уже неделю работал по рефрижератору, шефу и в голову вскочить не могло, что Татарин не поймет. Татарин и вызвал Карасева и битых два часа его спрашивал, какой марки холодильник у того дома стоит, и какие там продукты морозятся. И, главное, все скрупулезно записывал. Карасев тогда обалдел и жалобу в горпрокуратуру накатал, мол, нарушается неприкосновенность частной жизни, поскольку УБОПу не должно быть никакого дела до того, что лежит у него дома в холодильнике.

Я просунула руку под локоть Кораблева и прижалась к нему.

— Ленечка, — сказала я, — ты у нас лучший опер…

— На грубую лесть не клюю, — моментально отозвался он. — А чего это вы замолчали? Говорите, говорите!

— Так вот, Ленечка, — продолжила я проникновенно, — ты единственный специалист в городе, который в состоянии вытянуть информацию из лидера организованного преступного сообщества и поработать с ним так, чтобы это имело логическое завершение… Давай отработаем версию о том, что Нагорного заказал Карасев, а?

— Ну?.. — потребовал продолжения Ленька.

— Что «ну»? — зажурчала я. — Пока я с водолазами обшариваю дно канала на сто метров вверх и вниз от «Смарагда», ты бы поработал с Карасевым… А кстати, чей это ресторан?

Я кивнула на затейливую вывеску «Смарагда», и Ленька, машинально оглянувшись, проговорил:

— Вообще-то Карасева… Черт, как же мне в голову раньше не приходило?..

И я уже прикидывала, как мы с Ленькой возьмемся за дело, как споро размотаем двойное убийство и найдем труп Нагорного, может быть, прямо тут, на дне канала, как получим доказательства причастности лидера организованного преступного сообщества, как Кораблев его обложит со всех сторон и прижмет к стене… Как вдруг из Ленькиного кармана зазвонил мобильный телефон. Ленька беззвучно чертыхнулся, вытащил трубку и сказал:

— Алло.

Он послушал несколько мгновений, лицо его приняло загадочное выражение, он бросил в трубку: «Понял», убрал телефон в карман и сказал мне:

— Поехали.

— Куда? — удивилась я.

— Вашему району опять не повезло. В двух шагах от вашей прокуратуры только что застрелили Карасева.

На место происшествия мы с Леней прибыли к четырем часам. Труп Карасева, уже накрытый простыней, чтобы не будировать общественность, лежал рядом с его машиной, естественно, бронированным черным «Мерседесом», во дворе его дома. Поодаль, у самой парадной, толпились руководители правоохранительных органов района и города, по их количеству можно было безошибочно определить, что убитый — либо политик, либо мафиозо. Если же покойный бандит бывал еще и не чужд политики, то число руководителей, соответственно, увеличивалось ровно вдвое.

В непосредственной близости от трупа околачивались юный дежурный важняк из городской прокуратуры и районный следователь Горчаков, они, как водится, препирались, у кого в производстве будет дело, и кому, по логике, следует осматривать место происшествия. Прокурор района и начальник отдела Управления по расследованию особо важных дел прокуратуры города, как тяжелая артиллерия, выжидали на запасном пути, чтобы грудью прикрыть свои позиции в случае необходимости. При нашем появлении все притихли и затаились, но вскоре снова напряглись, так как на месте происшествия появились оперативники с первым уловом. Начальник нашего районного отдела по раскрытию умышленных убийств Костя Мигулько весьма недипломатично ринулся почему-то ко мне, чем внес смятение в ряды присутствующих.

— Маша, стреляли из машины, проезжавшей мимо двора. Видимо, преследовали Карасева, когда он поехал домой, возле арки притормозили, Карасев как раз из машины вышел, стрелок сделал свое дело, и они испарились.

Я деликатно показала ему глазами на Горчакова, и он, поняв свою ошибку, повернулся к важняку, уже успевшему обиженно закусить губу, и к Лешке, который был невозмутим, как кот Матроскин, и повторил все снова. Я тихонько подошла к Косте и дернула его за рукав.

— Костик, а номер машины есть?

Он обернулся ко мне.

— Ты знаешь, что странно — есть. Наверняка угнанная тачка. Я послал ребят пробивать, они отзвонятся, если что.

— А что за тачка? — тихо спросила я.

— Свидетели говорят, светло-зеленая «ауди» с тонированными стеклами.

— Надо же, на такой приметной машине ехать убивать, — удивилась я.

— Ну, если она угнана, то им какая разница, — возразил Костя.

— Ой, сынок, чего-то ты недопонял, — вмешался стоящий рядом Кораблев. — Лично я не упомню, чтобы покушения такого уровня исполнялись на угнанных тачках. Если у кого-то хватило денег, чтобы заказать Карасева, то уж на «шестерку»-«пятерку» для такого дела он найдет деньжат…

Мигулько обернулся к нему и кивнул.

— Привет, Лень. Какими судьбами?..

— Будучи мимо проходя, — пробормотал Кораблев, вынув из кармана телефон и набирая текст SMS-ки, которую кому-то собрался отправить. Через минуту после отправки трубка у него в руке пискнула, и он вывел на экран текст полученного ответного сообщения, с которым подошел к Костику. Показав ему трубку, он спросил:

— Машина с этим номером?

— С этим, — слегка озадаченно подтвердил Мигулько. — А что это за номер?..

Кораблев поманил Костика пальцем, и, когда тот наклонился к нему, сказал Косте на ухо, но так, чтобы все слышали:

— Это машина жены Нагорного.

Глава 4

Осмотр места происшествия закончился ровно в полночь. Собственно, в более спокойной обстановке осмотр можно было завершить гораздо раньше, но тут над душой толклись начальники, у каждого имелось свое мнение насчет того, как и в какой последовательности излагать некоторые формулировки протокола, что существенно осложнило самостоятельную работу следователей.

Оперативники и криминалисты буквально рыли носом землю, но к концу осмотра мы имели не так уж много: одного свидетеля, карасевского телохранителя, называющего номер машины, из которой стреляли киллеры, неплохой словесный портрет стрелка, высунувшегося из машины, и поразившую Карасева пулю, прошедшую навылет, которую дотошный криминалист обнаружил в стене дома и аккуратно изъял вместе с фрагментом стены.

Нетрудно догадаться, кому в итоге было поручено дело об умышленном убийстве господина Карасева. Как только этот принципиальный вопрос разрешился, и на руководящем уровне была названа моя фамилия, довольный важняк убыл восвояси. Лешка добросовестно помог мне с допросами свидетелей и с оформлением бумажек типа сопроводительной к телу в морг и описи вещдоков, но как только представилась возможность, тут же прыгнул в свою таратайку и сбег.

Чуть раньше отбыл и Кораблев, на протяжении всего осмотра старательно изображавший полное равнодушие к происходящему. Зато ему на смену прискакали аж трое оперов из ОРБ[4], которые приплясывали от перспективы заглянуть в карасевские апартаменты, поскольку обыск в квартире потерпевшего напрашивался в качестве неотложного мероприятия. Даже не подходя ко мне, они пошушукались с городским начальством и уже увели в сторонку карасевских охранников, которые явно смирились со своей участью, готовились провести ночь в здании ОРБ и, похоже, только молили Бога, чтобы не в изоляторе временного содержания.

Можно было бы, конечно, поскандалить на эту тему, но я скандалить не стала, и даже сама себе удивилась. Пускай попристают к телохранителям, что-то подсказывало мне, что уж карасевская охрана тут ни сном ни духом, тем более, что всю полезную информацию Лешка Горчаков от них уже получил и зафиксировал в протоколах допросов.

Тем не менее от слишком активного присутствия начальников у меня безумно разболелась голова. Поставив точку в протоколе, я покидала в сумку бумаги и уголовно-процессуальный кодекс, заехала в дежурку РУВД заштамповать свежевозбужденное дело, после чего решительно объявила, что еду домой.

Мигулько, сопровождавший меня в РУВД, удивленно покосился в мою сторону. Хоть он не промолвил ни слова, я понимала, что означает его взгляд: на повестке дня стоял обыск в квартире Карасева, а там — по результатам: если в ходе обыска будет обнаружено что-то, проливающее свет на сегодняшнее убийство, то без следователя не обойтись. Я безропотно написала постановление о производстве неотложного обыска, приколола к нему отдельное поручение нашему убойному отделу и ОРБ одновременно, только предложила Костику сначала попробовать договориться с родственниками, чтобы они пустили сами осмотреть квартиру, — дабы не заморачиваться с судебным подтверждением законности обыска, проведенного без санкции. И помахала им ручкой. Пусть они обшаривают квартиру, фиксируя все на видео, я потом посмотрю.

Уже подъезжая к дому, я подумала, что раньше не отнеслась бы так халатно к расследованию убийства по горячим следам; извиняло меня только то, что мысли мои были заняты исчезновением Нагорного, а задействованная в сегодняшнем убийстве машина его жены прочно связывала два этих события. И я чувствовала, что, раскрутив исчезновение Нагорного, я пойму все про убийство Карасева.

Войдя в квартиру в десять минут второго, я застала потрясающую идиллию: мои мужчины сидели на диване плечом к плечу, законный супруг доктор Стеценко увлеченно читал газету «Спид-инфо», а великовозрастный ребенок не менее увлеченно играл в «Плейстейшен».

Сил ругаться уже не было; я подошла к ребенку и попыталась укоризненно на него посмотреть. Помню, что моей маме это удавалось, она никогда на меня не кричала, просто смотрела так, что хотелось немедленно сделать все, что нужно родителям, и даже больше, стать образцом для подрастающего поколения, всегда говорить правду, одеваться так, чтобы нравиться пожилым родственникам, и получать одни пятерки. Именно под этим взглядом я уже в сознательном возрасте долго не разводилась с мужем, созрев для этого в душе, но боясь огорчить маму.

Но то ли мой уставший взгляд не обладал достаточной силой, то ли у поколения «пепси» выработался стойкий иммунитет против родительской воли… В общем, максимум, чего я добилась, — это бурчания ребенка, чтобы я отошла и не загораживала собой экран.

Понимая, что явившись домой глубокой ночью, смешно проверять, мыл ли ребенок уши и сделал ли уроки, я попыталась хотя бы запихнуть его в постель. И потерпела сокрушительную неудачу. Не отрываясь от экрана, сын мне просто сообщил, что спать не хочет, поэтому не считает целесообразным ложиться в постель. И более уже на меня не отвлекался. Я произнесла краткую, но доходчивую речь про значение режима в жизни подростка, но на пятой минуте ораторства вдруг обнаружила, что меня с интересом слушает муж, отложив газету, а ребенок даже не делает вид, что обращает внимание на то, что я говорю. Поэтому я замолкла на полуслове и стала просто разглядывать сына, благо не так часто удавалось мне это сделать.

С грустью отметила я изменения во внешности Хрюндика, произошедшие за последние несколько месяцев. Во-первых, он перестал стричься и отрастил непотребную челку, которую по утрам старательно вытягивал к кончику носа. Во-вторых, проколол себе нижнюю губу и сделал пирсинг, не без влияния некой девочки-одноклассницы, которую я про себя прозвала «белобрысой лахудрой», хотя та пока еще ни в чем передо мной не провинилась.

Правда, о пирсинге он мечтал давно и регулярно ныл, чтобы я финансировала эту акцию, и, в конце концов, я сдалась, посчитав, что запрещать это невинное, в общем-то, мероприятие бессмысленно, пусть сделает себе дырку в губе, засунет туда этот самый пирсинг, поносит и в конце концов поймет, как это смешно и неудобно.

Однако, проколов губу и заполучив туда какую-то сомнительную серьгу с шариком, мой безалаберный ребенок проявил чудеса организованности: в точном соответствии с данными ему в салоне инструкциями приобрел перекись водорода, ватные палочки, какие-то таблетки со сложным названием, растворял их в строгой пропорции и двадцать раз в день промывал свою дырку в губе. И ведь хватало же терпения! Вот если бы это терпение, да на мирные цели, мечтала я, но на выполнение домашних заданий такая организованность не распространялась. И неудобств, причиняемых наличием постороннего предмета в губе, он, казалось, не замечал. Время шло, а он все не разочаровывался в пирсинге.

И вот, с тоской созерцая вульгарнейшее металлическое кольцо в губе Хрюндика и размазанную по глазам челку, я как-то отстраненно подумала, что мне понадобится немало душевных сил, чтобы признать за своим ребенком право выглядеть так, как ему хочется. Да, длинные лохмы выглядят неопрятно, но это с моей точки зрения. Когда я пытаюсь довести это до сведения ребенка, он мгновенно парирует, что ему вот не нравится моя прическа, и хоть ты тресни. Справедливости ради следует сказать, что лохмы чистые, голову он моет регулярно.

Вот удивительно: я ведь прекрасно помню, как боролась со старшим поколением за то, чтобы мой внешний вид соответствовал не бабушкиным представлениям о приличной барышне, а представлениям моих друзей о современной девушке. Когда я училась в девятом классе, бабушка сшила мне юбку, которая была всем хороша, кроме длины. Прекрасно понимая, что в дискуссии вступать бесполезно, я как отличница по предмету «Домоводство» тихой сапой укоротила юбку на десять сантиметров, тщательно отгладила и повесила в шкаф; через пару дней вытащила ее, надела и убедилась, что укоротила мало, юбка по-прежнему была мне длинна.

Соображая, почему же я плохо смерила, я снова проделала ту же операцию, не забыв отгладить. На следующий день юбка снова оказалась мне длинна. Тогда я не обладала следственным опытом, поэтому еще раза три выполняла художественный шов и утюжку, прежде чем до меня дошло, что мы с бабулей занимаемся шитьем по очереди. Моя мудрая бабушка усекла факт потрясения основ, но не стала скандалить, видимо, рассудив так же, как и я, — мол, бесполезно дискутировать, этому поколению хоть кол на голове теши, и заботливо выпустила то, что я накануне старательно укоротила (благо я подгиб не обрезала, а подшила).

Справедливости ради надо сказать, что мои представления об оптимальной длине нарядов в тот момент были за гранью приличий. Вырвавшись от предков в стройотряд, я первым делом отхватила подол у прелестного польского платьица — наученная горьким опытом, я уже не подшивала лишнее, а безжалостно отрезала. И хватанула ножницами до такой степени, что на фотографии, сделанной влюбленным в меня мальчиком, из-под платья отчетливо видны плавки от купальника.

Ну и чего же я, особа с небезупречной юностью, в итоге хочу от своего великовозрастного балбеса с детской рожей и волосатыми ногами? Чтобы он модельно стригся и по дому ходил в галстуке, как добропорядочный яппи? Этого не будет, у него абсолютно другая концепция стиля.

За этими раздумьями чело мое разгладилось, и в тот самый момент, когда мой взгляд утратил какую бы то ни было педагогическую осмысленность, мой сыночек зыркнул в мою сторону, быстро свернул игру, с фантастической скоростью почистил зубы и нырнул в постель.

Опустившись без сил в кресло напротив Сашки, я вытянула ноги и спросила, почему ребенок не был загнан в постель в надлежащее время. Сашка виновато объяснил: мол, ребенок клялся, что завтра ему ко второму уроку, апеллировал к тому, что он «сова» и физиологически не может ложиться спать рано и был так убедителен, что Стеценко поддался на провокацию и разрешил лечь спать тогда, когда организм этого захочет.

Я сообщила этому человеку с медицинским образованием, что организм четырнадцатилетнего балбеса вполне может не захотеть спать до утра, но при этом организм стопроцентно захочет спать как раз на втором уроке, что не есть хорошо ни для учебного процесса, ни для организма. Более того, будить ребенка завтра в школу я поручаю Сашке, чтобы он прочувствовал, во что выливается злостное отступление от режима.

Сашка покорно принял эту кару и, пока я переодевалась, предложил подогреть мне суп и котлеты.

— Это самоубийство — жрать посреди ночи, — отказалась я.

— Подумаешь! А работать двадцать часов в сутки — не самоубийство? Чем ты сегодня занималась? И во сколько ела в последний раз?

Я вспомнила, что в моем активе две оладьи со сметаной во время повторного осмотра ресторана «Смарагд» (всю икру, по словам Кораблева, воняющую носками, с аппетитом сожрал он сам). Правда, до этого был еще плотный ланч в компании Горчакова…

Сашка тем временем невозмутимо поставил на плиту кастрюлю с супом.

— Видел бы это Гиппократ, — ворчливо сказала я. — Он бы в гробу перевернулся. Чему тебя учили в институте?

— Учили прислушиваться к организму, он лучше знает, чего хочет. А на голодный желудок вредно ложиться спать, кошмары будут сниться.

— А с набитым желудком лучше будет спаться?

— А мы с тобой сейчас спалим все калории, — подмигнул мне муж. — Кстати, почему ты не носишь мой подарок?

И он снял с кухонной полочки перстень с сапфиром и надел его мне на палец. И мне как-то сразу полегчало на душе, но для порядка надо было поворчать самую малость.

— Что ж я, на работу буду носить твой подарок? Это непрофессионально.

— Почему это? — удивился муж.

— Потому что следователь имеет дело с людьми разного достатка; у одних такой перстень на моем пальце может спровоцировать недоверие ко мне — мол, нам жрать нечего, а она драгоценностями увешалась. А у других даже презрение — раз у меня на пальце такая дешевка, то я авторитета для них иметь не могу.

— Да брось ты, — махнул рукой Сашка.

— Не скажи. Вот я в «Следственной практике» читала, что у женщины-следователя, которая допрашивала мошенника, был на пальце крупный перстень, и это отвлекало обвиняемого от допроса, он все на перстень смотрел, и в результате контакта не получилось.

— Да и Бог с ним!

— Как ты можешь так говорить! — возмутилась я. Но муж перестал поддерживать тему профессионализма следователей и пригласил меня к столу.

Пока я ела, Сашка сидел напротив и жалостливо смотрел на меня, совсем как добропорядочная домохозяйка, обихаживающая уставшего мужика. Я с набитым ртом излагала события сегодняшнего дня, он сочувственно комментировал, а когда я рассказала про то, что киллеры стреляли в Карасева из машины, принадлежавшей убитой жене Нагорного, Сашка оперся подбородком о кулак и спросил, знаю ли я, что жена Нагорного была убита выстрелом с расстояния не менее восьмидесяти метров?

— Ни фига себе! — я перестала жевать и начала осмысливать этот факт. — В экспертизе этого не написано.

— Правильно. В заключении написано, что отсутствуют признаки близкого выстрела, то есть факторы, указывающие на выстрел в упор или с очень небольшого расстояния. А поскольку вопрос о дистанции выстрела не ставился, эксперт свои знания на этот счет оставил при себе.

— А, между прочим, мог бы и написать в заключении про восемьдесят метров. Ему закон позволяет сообщать следователю установленные им важные обстоятельства, даже если его про них не спрашивали.

— Ну, это ты с экспертом разберись, он парень молодой и, видимо, еще неопытный.

— Зато следователь опытный, — пробормотала я и вдруг подумала, что в ходе расследования на первый взгляд сделано все возможное, допрошены все, мало-мальски имеющие отношение к делу, выполнены все надлежащие следственные действия, но стоит копнуть поглубже — выясняется, что все это сделано поверхностно. Лица, видевшие Нагорного последними, допрошены формально, потенциал экспертизы не использован, данные, добытые оперативниками, — в частности сведения о местонахождении мобильного телефона Нагорного и о конфликте между ним и Карасевым, вообще не нашли отражения в деле.

Такое впечатление, что и важняку из городской, полгода расследовавшему дело, намекали на то, чтобы он особо в нем не копался, и он, похоже, оказался понятливей меня. И о чем это говорит? Если на протяжении всего расследования продолжают намекать, что копаться в деле не надо? Скорее всего, о том, что к руководству горпрокуратуры обращались именно с такой просьбой: мол, расследуйте, соблюдайте приличия, но только не усердствуйте. А кто обращался? Тот, кто заинтересован в отсутствии результатов расследования. А таким человеком может быть только заказчик. Тьфу, как я не люблю всю эту закулисную возню вокруг уголовных дел! Этого не тронь, туда не ходи, сюда не смотри…

— Машенька, да не переживай ты так! Все будет хорошо: ты все раскроешь, всех посадишь, в общем, добро обязательно победит зло, поставит его на колени и зверски убьет.

Я очнулась и встретилась глазами с Сашкой. Это была его обычная шутка, которой он успокаивал меня в случаях травматических столкновений с действительностью. То ли я вслух произнесла то, о чем подумала, то ли все это было написано у меня на лице, но муж откровенно забеспокоился и начал утешать меня доступными средствами. Доступные средства препятствовали завершению трапезы.

— Послушай, Саша, — медленно сказала я, бросив ложку в недоеденный суп, — раз кто-то не хочет, чтобы в деле копались, значит, там есть где копать. Может, я чуть-чуть нажму — и все станет ясно, а?

— Я так понимаю, ты считаешь, что заказчик — Карасев? — спросил Сашка, осторожно расстегивая на мне халат. Я кивнула и вытащила руки из рукавов.

— Значит, с его смертью тебе уже никто не помешает разгадывать исчезновение Нагорного…

Но Сашка ошибался.

Глава 5

Утром, когда я появилась на работе, Зоя положила мне на стол протокол осмотра квартиры с видеокассетой.

— Когда это они успели? — удивилась я.

— Костя Мигулько принес.

— А чего он меня не дождался?

— А он это мне на стол бросил и помчался утреннюю сходку проводить.

— Чего-нибудь, изъяли? — спросила я, листая протокол.

— Костя сказал, что руоповцы набрали там визитных карточек, записок всяких, дискет и увезли к себе разбираться.

К этому я отнеслась спокойно: визитки Усамы бен-Ладена они там точно не найдут, и вообще Карапуз не такой был дурак, чтобы хранить компроматы в своей квартире. У них у всех даже электронные записные книжки запрограммированы так, чтобы, как только аккумулятор разрядится, вся информация из книжки стиралась, — на случай завладения книжкой врагами. Прошли те времена, когда можно было извлечь оперативно-следственную информацию из какой-нибудь видеозаписи кутежа, где видные политики, упившись в зюзю, танцевали шерочка с машерочкой, с лидерами организованных преступных сообществ. Теперь этим уже никого не удивишь. Да и желающих фиксировать с помощью видеокамеры все свои пьянки-гулянки в последнее время явно поубавилось, теперь это считается не комильфо. Так что пусть руоповцы (всех их, и тех, кто работает в УБОПе, и тех, кто попал в штат ОРБ, по старой памяти называют руоповцами) поизучают весь этот бумажный хлам, может, хоть систематизируют его и выстроят для нас какую-то систему отношений между Карасевым и его окружением.

— А Леня Кораблев не звонил? — поинтересовалась я, уже выходя с бумажками из канцелярии.

— Звонил, — кивнула Зоя, — и сказал, что подъедет попозже.

Ну и отлично — решила я, забросив протокол обыска вместе с видеокассетой в сейф. А я пока успею написать отсрочку — постановление о возбуждении ходатайства о продлении срока следствия по делу об исчезновении Нагорного, поскольку срок по делу уже на носу, а работы там непочатый край.

В отсрочке я быстренько перечислила и необходимость обшарить дно канала с помощью водолазов, и повторные допросы работников ресторана «Смарагд», и проведение дополнительной экспертизы по трупу жены Нагорного… Красиво распечатав текст постановления, я подписала его, скрепкой приколола к первому экземпляру план расследования, по совету Лешки раскрашенный цветными маркерами, и пошла к шефу.

На этот раз шеф был мрачен.

— Что у вас? — буркнул он, не поднимая головы от каких-то информационных писем из Генеральной.

— Отсрочка, — я робко протянула ему свои листочки, но он их не взял, мне пришлось положить бумаги на край стола.

— Какая еще отсрочка? — тем же недовольным голосом вопросил шеф, моего взгляда он по-прежнему избегал. На самом деле он прекрасно знал, какая отсрочка, только, видимо, словно ребенок, надеялся, что если он не проявит интереса, я обижусь и уйду, забрав провокационный документ. Поняв, наконец, что сопротивление бесполезно, он резко притянул к себе отсрочку и стал листать, что-то ворча себе под нос. Долистав до конца, он отшвырнул постановление к другому краю стола, бумажки проехались по полированной поверхности и жалобно махнули планом расследования, как перебитым крылом.

Некоторое время мы с ним оба держали паузу, потом шеф не выдержал и буркнул: «Нет», после чего снова уткнулся в информационные письма с таким видом, что продолжать стоять у него над душой мог только последний невежа.

— Владимир Иванович, вы не хотите отсрочку визировать? — нагло спросила я, потому что поведение шефа других толкований не допускало. Тут его проняло, и он поднял голову. Глаза у него, вопреки моим ожиданиям, были не злобные, а печальные.

— Не хочу, — сказал он устало. — Не надо, Мария Сергеевна. Поверьте, я не о себе забочусь, а о вас. Приостановите дело, не лезьте с ним в городскую, послушайте старика.

— Но не убьют же меня там, — возразила я.

— Там не убьют, — согласился он, голосом выделив слово «там», и грустно усмехнулся. А поскольку я не уходила, он подобрал отсрочку и вручил мне.

— Ну что, зацепило дело? — сочувственно спросил он, и я кивнула. — Ну так будьте умнее, не надо так упираться. Вам ведь поручили убийство Карасева…

— Ну… — кивнула я.

— Ну так по нему и работайте. Я так понимаю, что все, что вы тут напланировали, вполне укладывается в расследование вчерашнего убийства, и экспертиза, и повторные допросы… Только план грамотно составьте.

Я покорно забрала отсрочку, забыв свои мстительные мысли — поехать с рапортом в Генпрокуратуру, настучать там на шефа, добиться продления срока через голову непосредственного начальника… Глупая, если уж родной шеф не хочет ставить визу на моих бумажках по делу Нагорного, смешно надеяться, что в городской меня встретят с распростертыми объятиями и продлят срок. Может, и правда, умнее будет не дразнить гусей и не привлекать внимания к Нагорному? Кто мне мешает все, что я наметила, сделать в рамках дела об убийстве Карасева? За исключением, пожалуй, водолазов; они наверняка выставят счет, оплачивать который надо будет через городскую, а там и без того тяжело выбивать какие-то деньги на следственные нужды, а если я начну лепетать, что мне нужно оплатить услуги водолазов по поиску трупа полугодовой давности, который, возможно, лежит, а возможно, и не лежит на дне канала — понятно, что меня погонят поганой метлой и запретят переступать порог следственного управления.

С более наглым предложением я приходила туда только пять лет назад, когда пыталась выбить деньги на поиск трупа в месте, указанном мне экстрасенсами. Поначалу меня еще слушали, но когда я упомянула, что информация о месте нахождения трупа получена от некоего ясновидящего, который проделал пассы руками над прижизненной фотографией пропавшего и установил, что пропавший убит, а тело его закопано на тридцать втором градусе северной широты и сто девятнадцатом градусе восточной долготы, посреди промерзшего пустыря, и мне надо пару десятков тысяч, чтобы оплатить геологический бур и экскаватор, — меня просто обсмеяли и выставили. При этом зональный еще обидно припомнил древний анекдот про то, что он перестал верить в ясновидящих после того, как позвонил к одному из них в дверь, а тот спросил: «Кто там?»…

После неудачного визита к шефу я, на всякий случай, взяла у Лешки телефон водолазной конторы и позвонила с вопросом, сколько будет стоить осмотр дна канала в зимних условиях. Хриплый водолазный голос мне назвал базовую цифру, а потом перечислил всевозможные надбавки за доставку специалистов на место с зимним снаряжением, за пробивание лунок во льду, куда будет опускаться водолаз, за холодную воду, за получение разрешения в городском хозяйстве (что для меня явилось сюрпризом). После подсчета итоговой суммы я тихо поблагодарила его, положила трубку и подумала, что дешевле пригласить экстрасенсов.

Пришел Лешка с соболезнованием:

— Что, не подписали отсрочку?

— Не-а. Ты не злорадствуешь? — удивилась я. Но Лешка был полон искреннего сочувствия.

— Чего шеф сказал?

— Шеф предложил не лезть в бутылку и искать Нагорного в рамках дела про убой Карасева.

— Мудро.

— Шеф вообще велик. Он сначала швырялся моей отсрочкой, потом по столу ее возил, и хоть бы одним глазком в нее глянул…

— А потом изложил близко к тексту, да?

Мы с Лешкой усмехнулись с полным взаимопониманием. По глазам нашим, что ли, шеф читал? Во всяком случае, он часто проделывал подобные штучки: вроде бы не слушал сотрудника, а потом раскладывал его речь по тезисам, или, что еще круче, — вроде бы и не смотрел в наши сочинения, как вдруг начинал с полным знанием предмета обсуждать написанное и никогда не ошибался в деталях. Иногда мне казалось, что ему достаточно просто положить руку на уголовное дело, чтобы тут же рассказать его содержание в подробностях; особенно этот его дар производил впечатление на фоне некоторых молодых руководителей, которые по три раза перечитывали полстраницы текста, а, потом путались в словах.

— Я тебе вчера забыл протокол отдать, карасевского охранника. Машинально сунул в папку, да так и умыкнул домой.

Он положил передо мной протокол допроса Горобца Валентина Ивановича, семьдесят восьмого года рождения, уроженца Пскова. Ах… ну да, господин Карасев же у нас родом был из Пскова, и, похоже, активно трудоустраивал в Питере молодое псковское население, причем предпочтение явно отдавалось развитым мышцам перед развитым интеллектом. Я пробежала текст глазами; Валентин Иванович говорил, что они въехали во двор, второй охранник вышел из машины и отправился проверять парадную, проверив, позвонил ему на трубку и сказал, что можно идти; они с Карасевым вышли из машины, и в этот момент на улице возле арки притормозила машина, из нее высунулся человек, прицельно выстрелил в Карасева, и киллеры рванули с места. Горобец четко называл номер машины, из которой стрелял киллер, и даже описывал царапину на правом крыле «ауди».

— Я вчера даже встал на место, откуда этот обморок видел машину. Там же, помнишь, широченная арка…

— Ну конечно, я тоже перепроверила.

Ход мыслей, моих и Лешкиных, был примерно одинаков: охранник запомнил номер машины, проезжавшей мимо двора, и надо было проверить, возможно ли, наблюдая за машиной сбоку, разглядеть ее номер. Я втихаря постояла около карасевской машины, разглядывая проезжавшие по улице машины, и пришла к выводу, что можно. Въезд во двор дома сталинской постройки осуществлялся через такой широкий проем, что его и аркой-то назвать трудно. Из двора открывается очень хороший обзор.

— Удивляешься, как при таком внимательном охраннике Карасева грохнули? — спросил Лешка, внимательно следивший за мной во время чтения протокола.

— Да нет; я вчера этого шкафа хорошо разглядела, у него на лице написаны все его мысли со дня рождения. Его просто не хватило на то, чтобы и покушение предотвратить, и номер машины запомнить, — я дочитала протокол до конца и ткнула пальцем в последнюю строчку. — А это что такое?

Строку, на которой свидетель должен был расписаться, украшало старательно выведенное детским почерком слово «потпись», именно в такой орфографии. Лешка заглянул мне, через плечо и рассмеялся.

— Это я когда его допросил, велел протокол; прочитать. Он прочитал все от первого до последнего слова. Я ему говорю — если все правильно, напиши: «с моих слов записано верно», и подпись. Он написал, а потом смотрю, вместо того, чтобы расписаться, карябает: «потпись». Ну что тут скажешь!

Открылась дверь, и на пороге показался Кораблев собственной персоной.

— Вовиных охранников обсуждаете? — зловеще спросил он.

Я показала ему последнюю страницу протокола. Он глянул на слово «потпись» и кивнул.

— Правильно. Над ними все смеялись. А Вова Карапуз так и говорил: мне умные охранники не нужны, мне нужны цепные псы, а умные рано или поздно в свои игры играть начнут.

— Но должен же быть предел какой-то, — вмешался Лешка. — А то я его вчера пока допрашивал, с меня семь потов сошло. Спрашиваю его: с какого времени живете в Петербурге? Отвечает: как с армии пришел. И пауза. Представляете? Я же его впервые вижу. Ну откуда я знаю, когда он с армии пришел?! Говорю: скажи год и месяц. Он говорит — не помню, но я два года служил, так что вы сами посчитайте.

— Леня, а у тебя какие новости? — спросила я. Леня тем временем успел по-хозяйски развалиться в моем рабочем кресле, стоило мне на секунду приподняться. — Что говорят криминальные круги об убийстве?

— Я вчера, пока вы протокольчики кропали, набрал эти самые криминальные круги. Одному звоню, спрашиваю — слышал? Вову Карапуза только что завалили… У того реакция мгновенная — «это не я». Звоню следующему, реплика та же: «это не я». Наконец позвонил Косте Барракуде, слышал? — спрашиваю. А он мне то же лепит, — мол, это не я. Я ему — все так говорят. А он быстро так: «Все говорят, что не я?»

Мы посмеялись.

— А Барракуда же сидит, — припомнил Лешка. — Ты ему в тюрьму, что ли, звонил?

— Отсталые вы, следователи, — поморщился Кораблев. — Оковы уже давно рухнули, и свобода в лице соратников по бандитизму встретила его радостно у входа и три дня гудела. Кстати, Мария Сергеевна, он ваш телефон спрашивал. Я не дал, сказал, чтоб в канцелярию звонил.

Я удивилась. Костя Бородинский, способный молодой киллер, моим подследственным не был. Как-то в незапамятные времена я допрашивала его в качестве свидетеля, потом мы встретились еще раз после приговора, когда Костя получил весьма серьезный срок, вот и все наши контакты. Зато он был Лешкиным подследственным, и Горчаков сразу взревновал, это было видно невооруженным взглядом.

— А что ему от меня надо?

— Не сказал, — отмахнулся Кораблев. — Но вы бы с ним встретились и поспрашивали про Нагорного. Злее врага у Кости не было.

— Подожди, но когда Нагорный пропал, Барракуда ведь сидел?

— Сидел, — кивнул Леня, — но лично меня это не убеждает. Знаю случай, когда киллера за ворота тюрьмы вынесли в спортивной сумке. Еще одного вывезли в багажнике машины зама начальника тюрьмы, он свое дело сделал и приехал назад досиживать.

— Блин, а как же он вышел? — не мог успокоиться Горчаков. — Там же срок был больше двадцати лет! А команда его сидит?

— Команда сидит, — снисходительно разъяснил Леня. — Более того, парадокс ситуации в том, что лидер банды Бородинский уже пасется на воле, а пособник, получивший три года за укрывательство, еще парится на нарах.

— Ничего святого не осталось в нашем государстве! Так чего, проверяем Барракуду на причастность? — спросил Лешка.

— К чему? — уточнила я. — К исчезновению Нагорного? Или к убийству Карасева?

Кораблев кашлянул, привлекая к себе внимание.

— Значит, так, — важно сказал он, — пока вы не успели наворотить каких-нибудь бредовых отдельных поручений, разъясняю обстановку. Костя Барракуда был бесконечно предан господину Карасеву и в последнее время являлся единственной боеспособной единицей в этом тухлом сообществе. Я лично не знаю больше персонажей, которым Карапуз мог бы поручить мало-мальски серьезное дело.

— Ну уж? — усомнился Лешка. — Я вот слышал, что Карасев привозил гастролеров из Пскова.

— Да, было такое. Есть у него прикормленная бригада на родине. Но они не мочат. Карапуз их привозил с коммерсантами разговаривать. Кому ноги ломали, кому череп пробили. Вы же знаете: капитализм — это прежде всего высокая степень специализации.

— А что Барракуда с Нагорным не поделили? — спросила я. Мне-то хотелось максимально конкретизировать взаимоотношения внутри карасевского преступного сообщества применительно к своим уголовным делам.

— Началось все с какой-то личной драмы. Они ведь из одного двора ребята.

— Кто? Нагорный и Костя?! — поразилась я.

— Ну да. То ли дивчина обоим приглянулась, то ли силой мерялись, в общем, кто-то из них кому-то морду набил. Еще в нежном возрасте.

— Скорее всего, Костя Нагорному, — ухмыльнулся Горчаков.

— Возможно; история умалчивает. И так получилось, что Вова Карапуз обоих парубков поочередно пригрел. Это, кстати, тоже стратегия: держать на коротком поводке двух волкодавов, если вдруг один взбрыкнет, можно второго науськать. Согласны, Мария Сергеевна?

— Согласна. И что, они так и грызлись из-за детских обидок?

— Чем дальше в лес… — кивнул Кораблев. Последняя обидка, не детская, приключилась из-за того, что Костю надо было с кичи вынимать. По слухам, запросили пол-лимона. Карапуз поставил вопрос на голосование, а Нагорный уперся. Не захотел деньги отдавать.

— Подожди, Леня, я не поняла. Общак-то был у Карасева?

— В том-то и дело, что наличного общака не хватало, надо было вкладываться. Естественно, Нагорный сказал, как отрубил, что за Барракуду, за отморозка этого, вписываться не будет. И вообще потребовал отчета от Карапуза — «где деньги, Зин?»

— После чего резко пропал, — прокомментировал Лешка.

— Да, — кивнул Кораблев, — и у Кости все сложилось. Бабки нашлись, судьи купились, оковы рухнули.

В коридоре послышался стук каблучков нашей секретарши, и Горчаков быстрым затравленным взглядом окинул кабинет; деться ему было некуда, и он схватил телефонную трубку и стал лихорадочно набирать какой-то номер, по-моему, беспорядочно тыркая пальцами в диск. Но его ухищрения были напрасны, поскольку Зоя, заглянув в кабинет, ласково улыбнулась Кораблеву и позвала меня к телефону в канцелярию.

— Там тебя мужчина какой-то просит, очень вежливый. Я твой телефон не дала, но он очень хочет. Подойдешь?

— Подойду, — сказала я и отправилась вслед за Зоей в канцелярию. От меня не укрылось, что, одаривая нежным взглядом Кораблева, наша секретарша старательно избегала смотреть в сторону Лешки.

Ну-ну, подумала я. Один неуклюже выполняет отвлекающий маневр, вторая умудряется в пятиметровом помещении в упор не заметить, прямо скажем, крупного мужчину Горчакова. Интересно, по чьей инициативе разрыв? Неужели Зоя наконец поставила ребром вопрос о своем бесправном положении? Или Горчакову мозги промыла жена? Но, в любом случае, ближайшие полгода мне придется изображать переводчика, если Лешке потребуются услуги канцелярии или Зое надо будет получить у Горчакова сведения о сданных в суд делах.

В аккуратно положенной возле канцелярского телефона трубке терпеливо сопел мой вежливый абонент.

— Слушаю, Швецова, — сказала я ему.

— Мария Сергеевна? — раздался неуверенный, чем-то смутно знакомый мне бас. — Это; Константин.

— Какой Константин? — среди моих близких друзей не числилось никакого Константина, кроме Мигулько, но его голос я бы сразу опознала.

— Ну… Это… В общем, Бородинский…

— А-а! Чем могу быть полезна?

— Мария Сергеевна, — чувствовалось, что Бородинскому не по себе, он прямо-таки выдавливал из себя слова, — надо бы повидаться… Может, подъедете в «Европу»? Я машину пришлю…

— А по какому поводу?

— Не хотелось бы по телефону… — промямлил Барракуда. — Ну, так я заберу вас? Пообедаем и о делах поговорим…

— Нет, Константин Алексеевич. Если надо поговорить, приезжайте в прокуратуру.

— В прокуратуру?! — переспросил Костя с таким ужасом, что мне стало его жалко. Но я была непреклонна. Ему надо, значит, приедет.

— А что такого?

— Я — в прокуратуру?!

Эти мафиози — как дети, раздражаясь, подумала я.

— Обещаю, что вас не съедят, — заверила я Барракуду вслух.

— А может, все-таки в «Европе»? — сделал он последнюю отчаянную попытку.

— Вы что, боитесь? — подковырнула я его.

— Да нет… Но как-то не в кайф…

Тем не менее договоренность о месте и времени встречи была достигнута на моих условиях.

Вернувшись в кабинет, я поведала мужчинам о звонке и предложила в течение получаса очистить кабинет.

— Может, диктофончик сюда засунуть? — обвел кабинет глазами Кораблев, но я решительно отказалась.

— Зачем?

— Ну мало ли…

— Не надо. Вдруг он поймет, что я его пишу, и замкнется, неудобно получится.

Когда мужики вымелись, я навела приблизительный порядок в кабинете, обновила макияж и стала ждать гостя.

Глава 6

Костя на цыпочках вошел в кабинет, аккуратно притворил дверь, обвел взглядом стены и поежился.

— Ой! Неуютно как-то, — робко сказал он.

— Ну уж! В тюрьме, что, уютнее?

— Ой! Ну вы скажете, — смущенно хохотнул Барракуда. Он подошел к столу и потрогал столешницу за уголок. — Можно?

Получив от меня разрешение, он присел на краешек стула. Я про себя посмеивалась: не каждый день доводится наблюдать самого страшного питерского киллера, изо всех сил демонстрирующего хорошие манеры. При этом он явно старался искренне. Я отметила, что после освобождения Барракуда изменил вызывающему стилю Версаче, одет он был в очень хороший и явно недешевый деловой костюм, но смотрелся уже не как нувориш с карманами, полными баксов, а как настоящий бизнесмен или даже дипломат, переросший кайф от дорогих игрушек. Костюм, солидно-классический, сидел на ладной Костиной фигуре с небрежным шиком, рубашка была ровно на один тон светлее костюма, мятая по-модному, галстука не было вовсе, хотя раньше он нацепил бы на шею что-нибудь шелковое, расписное, и из нагрудного кармашка высунул бы блестящий краешек.

— По моим подсчетам, вам еще сидеть и сидеть, — не удержалась я, впрочем, без ехидства, и Костя расплылся в улыбке.

— Ой, не говорите. Если бы не добрые люди, я бы там состарился, в застенках-то.

— И как вам удалось оказаться на свободе? Сколько там было по приговору? Двадцать пять?

— Двадцать три. Разве ж можно такие сроки людям давать! Это садизм какой-то.

Я не стала комментировать соразмерность Костиного приговора содеянному. Из пяти или шести убийств доказанными остались только два, Бог ему судья.

— А все же? Вы ведь еще даже трети не отсидели.

— По состоянию здоровья вышел, — сказал Костя, ухмыльнувшись. — Я же болен тяжело.

Он повел рельефными плечами и блеснул идеальным рядом белоснежных зубов.

— У меня же гепатит С, — пояснил он, пока я любовалась его сияющими волосами, как всегда, красиво уложенными (этим он и в тюрьме не пренебрегал), его чистой смуглой кожей, могучей шеей и прочими признаками недюжинного здоровья.

— Гепатит С? — я удивилась. — При вашем здоровом образе жизни?

— Ну да. Я пока сидел, в камере героинчиком баловался от нечего делать, вот и подцепил, через шприц.

— Значит, по здоровью? — я вспомнила про другого горчаковского подследственного, мошенника. У него был рак легких в последней стадии, но суд отказал в изменении ему меры пресечения с мотивировкой, что лечение он может получать и в местах заключения.

— Ну да. Правда, обошлось мне это — ого-го, во сколько, — поделился со мной Барракуда. — Полмиллиона отдать пришлось, у, е., понятно. Они там теперь в евро считают, не в баксах; даже, прямо как в автосалонах.

— А вы не боитесь мне такое говорить? — это я спросила из приличия, нельзя же было проглотить такую информацию и не выразить к ней своего отношения.

— Да ла-адно, — протянул Барракуда. — Ну, сказал я вам. И чего вы сделаете?

— И то верно.

Мы помолчали, я не стала педалировать вопрос о причине его визита. Костя еще раз пошатал стол, ухватившись за краешек столешницы, и спросил, не надо ли мне подарить приличную мебель в кабинет. Я вежливо отказалась, сославшись на то, что он и так поиздержался на освобождении. Он покивал головой, опять помолчал, потом на секунду зажмурился и решился:

— Марь Сергевна, я чего пришел-то…

— Теряюсь в догадках.

— Это… В общем, заказали меня.

— Заказали? — я с интересом глянула на него. Сам по себе этот факт у меня удивления не вызвал, заказать Костю могло пол нашего города и еще человек сто в Москве. Меня удивило, что он с этой новостью пришел ко мне.

— Ну да, — продолжил он, смотря в окно.

— Вы хотите сделать заявление?

— Я что, идиот? Посоветоваться пришел.

— А что я вам могу посоветовать? Защитить вас в частном порядке я вряд ли смогу. Усильте охрану или уезжайте.

— Чего? — Костя отвел взгляд от окна и прищурившись стал смотреть на меня. Все-таки иногда он туговато соображал. — А-а, вы не поняли. Меня не в этом смысле заказали.

— А в каком?

— Ну, это… В общем, посадить меня хотят.

— Опять?! — я не смогла удержаться от улыбки. Бедный Костя, уже почти все свое состояние отдал за волю, и вот опять маячит призрак тюрьмы! Так никаких денег не напасешься.

Костя глянул исподлобья.

— Вам смешно?

— Извините, Константин Алексеевич.

— Просто Костя, — поправил он меня. — Не приперло бы меня, я бы к вам не пришел.

— Ну, рассказывайте.

И Костя рассказал мне фантасмагорическую историю про то, как некто заказал его посадку. Начал он с того, что после освобождения, естественно, впал в определенную эйфорию…

— Ну, разгуляево там, понятно; по кабакам мотался, стриптизерок снимал… А когда первый хмель прошел, чувствую — кто-то меня ведет.

— В каком смысле? — уточнила я.

— Нюхом чую, кто-то мне в затылок дышит. Такое чувство, будто я под колпаком.

Я поверила Барракуде: чутье у него было звериное; только благодаря этому чутью Костя был еще жив, хотя желающих грохнуть его с каждым годом все прибавлялось. Правда, пару пуль он все-таки получил, но опять же благодаря нюху на опасность ему удалось выйти из передряг с минимальными потерями; в моменты покушений он всегда выпрыгивал из машины за секунду до того, как туда бросали гранату, и падал на землю в полуметре от дорожки, вспаханной автоматной очередью.

— Сначала думал, на мушку взяли, — монотонно продолжал Костя. — Потом чувствую, не то. Пасут меня, но если бы хотели шлепнуть, давно бы уже мне мозги продырявили. Нет, думаю, что-то тут не то.

Передвигался Костя по городу на своем бронированном «Мерсе», с тремя парнями из остатков его команды, большая часть которой продолжала существовать на деньги налогоплательщиков в условиях лишения свободы. Общался с ограниченным кругом лиц, постоянно менял номера мобильных телефонов, поэтому, если не знать, куда он собирается, то засечь его где-то было большой проблемой. Первой «ласточкой», поначалу принятой Костей за случайность, стал эпизод со стриптизершей из ночного клуба.

Во время очередного кутежа приглянулась ему пышногрудая девушка, согласившаяся за умеренную плату скрасить его холостой досуг. Из клуба он отвез ее на одну из своих съемных квартир и всю ночь наслаждался приватными танцами. Утром обласканная девица, заработавшая за эту ночь приличную сумму, поцеловала Костю на прощание и ушла. А через два часа, пока Костя еще нежился в постельке, в дверь позвонили.

— Поверите, Мария Сергеевна, про эту хату никто, кроме пары моих ребят, не знал. И вдруг звонят. Хорошо, у меня пушки с собой не было, а то бы я еще, упаси Господи, ментов положил бы… Тьфу-тьфу-тьфу, даже думать об этом не хочу!

На вопрос «кто там?» ему ответили: «Милиция». Вежливый участковый («Ничего не могу сказать, Мария Сергеевна, мент мне не хамил, культурно так объяснил, что девка на меня заяву накропала, и надо пройти к нему в участок, дать объяснение. Даже кичей не грозил, только документы проверил»), обращавшийся к нему по имени-отчеству, показал заявление от стриптизерши о том, что та была насильно увезена с места работы мужчиной по имени Константин, против воли содержалась в его квартире до утра («адрес знает визуально») и подверглась сексуальному насилию.

— Представляете, Мария Сергеевна, сексуальному насилию! Да у этой бляди через рот асфальт видать, прости меня Господи! — от избытка чувств Костя даже перекрестился. — Я участкового сразу спросил: побои есть? Тот говорит, пока экспертизы не было, но девушка тебя грузит натурально, а заявление уже заштамповано. Слышь, говорю, командир, дай я с потерпевшей поговорю, пусть она мне в глаза скажет, что я ее насильно умыкнул. Да они там в клубе из-за меня чуть не подрались, я им за ночь штуку пообещал. А насчет насилия, говорю, может, я и был немного груб с девушкой, так я готов материально компенсировать моральный ущерб в меру своих возможностей. В общем, пошли мы в участок. Там сидит эта коза. А я на улице, возле опорного пункта, приметил тачку одну, на такой руоповцы в кабак приезжали как-то, еще до моей посадки. Номера не помню, но тачка в глаза бросилась. Там пустырь вокруг, а посреди помойки — «форд» нестарый, и двигатель работает. Ну, думаю, неспроста это, явно ждут кого-то. Вы мне верите?

В то, что Костя с одного взгляда опознал руоповскую машину, я поверила сразу. Наблюдательность входит в джентльменский набор каждого уважающего себя киллера, а Костя был киллером вдохновенным, и звериный нюх сочетал с орлиным глазом.

— В общем, вошел я туда и козу спрашиваю, мол, дорогая, может, что не так, ты меня извини, только зачем же сразу посторонних вмешивать в наши отношения? Вот тут она в натуральные слезы ударилась. И участковому говорит: простите Бога ради, не могу я вот так человека посадить. Отпустите и его, и меня. То есть не совсем, значит, совесть просрала, вы извините, Мария Сергеевна, но я говорю, как было.

— Ничего, ничего, — махнула я рукой.

— Так вот. Участковый ей говорит: ты, говорит, за дачу ложных показаний расписалась? Расписалась. Так как же? Когда ты правду говорила? Но я вижу, участковому всей этой хе.., ну, в общем, фигни не хочется, не от души он ее пугает. Девка заволновалась еще больше, чуть на колени перед ним не бросилась, говорит, хотите, я вам денег дам, только не надо никакого уголовного дела. И в сумочке баксы перебирает, от меня полученные. А я тихо сижу, даже не угрожаю, жду, чем кончится. Мне когда участковый заяву давал читать, я заметил, что штампа никакого на ней нету. Значит, еще официального хода не дали.

Кончилось тем, что «потерпевшая» написала заявление, что извиняется и никаких претензий к гражданину Бородинскому не имеет.

— Когда она ушла, я участковому говорю — ты порви заяву-то, она же все равно не зарегистрирована, а он смеется. Нет, говорит, мне надо для отчета. Ну, я ему денег дал, мужик-то приличный, он же не виноват, что эта шалава на меня бочку покатила. А сам из участка вышел, думаю, сейчас в лабаз сбегаю, пузырь куплю и с мужиком раздавлю за правду. Думал еще деваху догнать и пару слов ей на ушко шепнуть, так, для науки, без членовредительства. Смотрю — нету ее. И тачки руоповской тоже нету.

— Может, это совпадение?

— Не-ет, — убежденно покачал головой Костя. — Ей некуда было деться, там пустырь. Я вышел через три минуты после нее, она как сквозь землю провалилась. Не-ет, ее менты увезли. И была это конкретная подстава.

— А что за руоповцы? — спросила я.

— В том-то и дело, что не знаю. Номер я сразу через своих людей пробил…

— Ну, и?..

— Вот то-то и оно. Нету такого номера, — грустно сказал Костя.

— Но в принципе же можно установить, кто ездит на этой машине?

— Можно, наверное. Я уже там жалом поводил, у них в каждом отделе по такому «форду», поди узнай, кто девицу обработал.

Пока ничто в рассказе Кости не резало мне слух. Я знала, что некоторые сотрудники милиции имеют запасные номера, для разных целей, но как без помощи ФСБ выяснить, за кем числятся конкретные номера, я, честно говоря, не представляла.

— А девушка? — мне не верилось, что Костя ни о чем не спросил девушку, уж она-то знала, кто ездит на той машине.

— Девушка… — хмыкнул Барракуда. — Я-то сам туда не совался, ребят послал, они должны были ее снять как бы для себя, не привлекая внимания, привезти ко мне, я бы с ней поговорил.

— И что?

— И ничего. Девица после этого приключения на работу не вышла.

Я даже не стала задавать Косте вопрос, выяснил ли он ее домашний адрес. Наверняка и адрес выяснили, и домой съездили, и с подружками поговорили, но девушка, судя по всему, испарилась бесследно. Не думаю, что ее стерли с лица земли по такому ничтожному поводу, но где-то она затаилась.

Костя помолчал. Я ждала продолжения, потом решила спросить:

— И это все? Если все, то ваша проблема не стоит выеденного яйца. Просто больше не снимайте стриптизерок в этом клубе.

Говоря это, я слегка кривила душой. То, о чем рассказал мне Барракуда, действительно было похоже на не очень грамотно организованную подставу. Просто попытка была с негодными средствами, девица в последнюю минуту не смогла взять грех на душу. Наверняка она догадывалась, что из себя представляет ее клиент. Одно дело — за глаза, под диктовку написать ложный донос, и совсем другое дело — увидеть перед собой жертву своего оговора и отчетливо понять одну простую истину. Что Костя — опасный человек, не какой-нибудь толстенький фраер, который пуще бандюков и налоговой боится своей жены. И если он сядет из-за нее, то сексуальное насилие, куда более жестокое, чем описано в ее наивном заявлении, покажется ей тогда недостижимой мечтой по сравнению с ожидающей ее реальностью. А в худшем случае ее просто изуродуют.

Я представила себе эту девушку, холеную райскую птичку, из теплой постели клиента, с сумочкой, набитой деньгами, не по своей воле залетевшую в обшарпанный опорный пункт. Она, скорее всего, когда-то попалась на ерунде, и с тех пор время от времени использовалась операми в каких-нибудь не очень серьезных играх. Не очень серьезных — потому, что она слишком легко сдалась в опорном пункте, более опытная и дельная агентесса повела бы себя иначе. Я допускаю даже, что если ее кураторы были продажными ментами, они могли использовать ее для шантажа богатеньких любителей стриптиза. Думаю, что и Костя все это просчитал про нее.

Но мои произнесенные вслух слова его не обманули, он моментально словил мою реакцию и усмехнулся:

— Вы так не думаете. И это еще не все.

Зазвонил телефон. Я потянулась к аппарату, но Костя неожиданно прижал своей рукой мою руку.

— Не берите трубку, давайте договорим.

— Костя, что вы себе позволяете? — тихо сказала я.

Пока мы препирались, телефон смолк.

— Извините, — сказал Костя. — Не хочется, чтоб мешали.

— Тогда рассказывайте дальше.

Он снял свою теплую ладонь с моей руки и дотронулся пальцем до сапфира.

— Голубой бриллиант?

— Нет, — покачала я головой. — Сапфир, причем не природный, а лабораторный.

— Почему лабораторный? — удивился он, наклонившись к моему перстеньку.

— Потому что природный дорого стоит.

— Так вы говорите всем, что это голубой алмаз, — посоветовал Костя.

Теперь удивилась я.

— Зачем это?

— Ну, алмаз же круче!

Я не чувствовала необходимости врать про сапфир, что это голубой бриллиант, о чем и сказала Косте. Он пожал плечами. В этом вопросе мы решительно не понимали друг друга.

— Я слушаю, — напомнила я ему. И он стал рассказывать.

— А дальше — надо было мне подъехать к ресторану, «Смарагд», знаете — на набережной? На пару слов с одним человеком. Подъезжаю, выхожу из машины и иду за угол, там меня уже ждут. И краем глаза смотрю за своей машиной. И вижу, что — раз-два — подскакивает ментовская машина…

— Оперативная?

— Патрульная. Из нее выходят двое в штатском («значит, не постовые, а опера», — про себя отметила я), один подваливает к водителю моему, Ренату, и говорит: «Ну что, Костя, вот и познакомились». А второй в это время открывает пассажирскую дверь…

— Извините, Костя, а что, вы двери в машине не блокируете?

— Если менты подъехали? Нет. Я так один раз заблокировал, так мне тачку разворотили. Нет, когда менты подъезжают, я пацанам всегда говорю: полное содействие властям, все открыть и показать и все время кланяться.

— Извините, я вас перебила, продолжайте.

— Ну вот, и я вижу, как второй кладет в машину пакет, стопудово — с анашой, и пистолет.

— Вы и пистолет разглядели? — усомнилась я.

— Я ж говорю, я в пяти метрах стоял. Все видел и слышал. Отвечаю, был пакет с анашой и «пушка», да и ребята мне потом это сказали. Слышу, менты говорят — ну что, Костя, будем понятых вызывать?

— Вы не подошли?

— Я что, идиот? Стою, слушаю, что дальше будет. Второй лезет в «бардачок», а там документы мои лежат — права и паспорт. Он их вытащил, посмотрел, фотографию увидел и срубил, что за рулем — не я. Тут он машину всю обсмотрел, засек, что меня там нет, шепнул что-то напарнику и они подхватились и отвалили.

— А наркотики и пистолет?

— Забрали.

— Костя, я столько раз слышала, как милиция наркотики подбрасывает, что мне трудно в это поверить. Да еще и пистолет…

Костя бросил на меня быстрый взгляд искоса.

— Мария Сергеевна, да на самом деле это бывает чаще, чем вы думаете. Вот когда меня закрывали по последнему делу, у меня дома на обыске в холодильник пакет с анашой засунули. Идиоты, кто ж в холодильнике траву хранит?

— Зачем? — поразилась я. — Насколько я знаю, доказательств на вас хватало…

— Вот именно. Знаете, говорят: «жадность фраера сгубила»? Они мне тогда на всякий случай сунули, перебдели. Надо и не надо, суют.

— Хорошо, — задумалась я. — Ну, положили вам в машину наркотики и пистолет; а что дальше? Вас ведь в машине четверо, так? Значит, надо еще доказать, что это ваши наркотики и ваше оружие.

Костя с сочувствием посмотрел на меня.

— Эх, Мария Сергеевна, это вам надо. А им — не надо. Вы не знаете, как ментовские следаки дела шьют. Главное было — меня в мусарню притащить. А там бы десять человек подписали, что пестик у меня за поясом болтался, а наркоту я продавал прямо перед отделом милиции. А суды же как? Им главное, что пистолет есть, значит, все реально. Им же тоже в голову не приходит, что менты подкинуть могут… В общем, меня бы закрыли, а пока я сижу, подтащили бы и девку из стриптиза и еще чего-нибудь наковыряли, так что я бы полгода за следствием посидел, и то результат.

Определенный резон в словах Кости имелся. Не исключено, что узнав про арест Кости, девушка более уверенно повторила бы свое заявление о похищении, незаконном лишении свободы и изнасиловании. Но меня заинтересовало другое.

— Скажите, Костя, кто знал, что вы поедете к «Смарагду»?

— Думал я об этом, — медленно сказал Костя. — Думал… Трубку я в тот день утром поменял, они бы так быстро на трубе повиснуть не успели.

— И потом, если вас слушали, сводки бы в лучшем случае на следующий день получили, сразу сведения не поступают, — сказав это, я прикусила язык, но потом подумала, что особого секрета я не сдаю, мафия наверняка знает это не хуже меня.

— Ну да, — кивнул Костя. — Я так и подумал. Если только с радиомикрофоном за мной ездили. Но мы же проверялись все время. А потом…

— Опера были районные? — спросила я.

— Районные, — подтвердил Костя. — Я потом узнал. Опера не из РУВД даже, из местного отделения.

— На территории которого «Смарагд»?

Костя кивнул.

— С кем вы встречались? Можете не называть мне фамилии, просто скажите, от него могла информация потечь?

— Могла, — Костя помедлил. — Но… В общем, мы встречу забили накануне, а место — только в последнюю минуту. Созвонились, и я за пять минут до «Смарагда» домчался.

— За пять минут? — Я сначала удивилась, но потом вспомнила, что Кораблев мне рассказывал, как Барракуда как-то на спор проехался по Невскому проспекту в часы пик со скоростью двести двадцать километров в час. Да и Горчаков мне говорил, что Барракуда — супер-водитель, опера, чтобы его взять, специально ждали, пока он из машины выйдет; пытаться задержать его на машине нечего и думать.

— Сначала хотели у мечети забиться, но передумали, — продолжал Костя.

— По его инициативе? — спросила я.

— По моей. Это я «Смарагд» назвал. У меня бензин кончался, а там заправка рядом.

Мы с ним быстро переглянулись: похоже, что подумали мы об одном и том же. Конечно, я знаю многое об оборотнях в погонах; и если бы, скажем, министр внутренних дел поинтересовался моими знаниями об этом предмете, а я бы согласилась рассказать ему хоть малую толику, то министр, я уверена, заплакал бы, стал рвать на себе волосы и тут же ушел бы в отставку. Но при всем при этом я далека от мысли, что ровно у каждого опера в сейфе лежит дежурный пистолет плюс дежурный пакет с анашой для подбрасывания. И уж тем более далека от мысли, что весь личный состав отечественного уголовного розыска готов в любое время суток фальсифицировать доказательства и без зазрения совести подкидывать в чужие машины оружие и наркотики.

А по всему выходило, что эти самые районные опера были наготове. Но если верить Барракуде, что вопрос о месте встречи решился за пять минут до встречи, то с какой стати были наготове «земельные» опера[5] именно из того отдела, на территории которого находится «Смарагд»? И если считать, что это они исполняют заказ на посадку Барракуды — будь встреча назначена в другом районе, то что бы они стали делать?

Плюс «руоповская» (условно) машина, на которой приезжали кураторы стриптизерши; если согласиться, что машина была, что называется, в теме, то, значит, исполнители заказа сидят в главке. Вот если считать, что кто-то из главка (УБОПа ли, ОРБ, Управления уголовного розыска — не суть) управляет процессом, то все становится на свои места. Наверняка это была не первая встреча Кости с кем-то, о чем стало известно исполнителям, просто вряд ли у них клевреты сидят в каждом районном отделе, это было бы уж слишком. Если, конечно, заказ на посадку Константина Бородинского не принял лично начальник ГУВД, ха-ха.

То есть клевреты есть, но не повсеместно. Костю, конечно, держат под колпаком, контролируют по мере возможности, и так совпало, что в тот день встреча случилась на территории, где клевреты имеются.

По идее, можно выбрать отделы в УБОПе и ОРБ, которые пользуются машиной марки «форд», а из этих отделов оперативным путем выбрать сотрудников, которые либо пришли в, главк из района, на территории которого находится «Смарагд», либо имеют прочные связи с операми этого района. То, что связи давние и прочные, сомнению не подлежит: такие вещи, как подбросить кому-то оружие и наркотики» посторонним и случайным знакомым не предлагают.

К тому же жизнь показывает, что такие вещи за идею давно уже не делаются, борьба с преступностью все больше приобретает возмездный характер. Весьма распространена практика проплаты не только незаконного освобождения кого-либо, но и незаконной посадки.

Но копаться во всем этом — работа Управления собственной безопасности. Мне же этакого никто не поручал. И по собственной инициативе я заняться этим не могу: ложный донос стриптизерши имел место на территории другого района, равно как и попытка подбросить Косте пистолет и анашу.

Допустим, я допрошу Костиных людей, каким-то образом вызову оперов, пытавшихся его подставить, и, может быть, даже проведу между ними очные ставки. Костины люди будут твердить одно, опера другое, и все тут. Допустим, в книге ЖУИ[6] я найду какую-нибудь запись об этом выезде. Скорее всего, такая запись там есть, и сделана, чтобы подстраховаться: например, якобы прошла анонимная заявка о том, что возле ресторана «Смарагд» какие-то люди демонстрируют оружие. И наверняка в графе «результат проверки» написано, что информация не подтвердилась. И опера скажут, что заявка такая была, они к «Смарагду» съездили, проверили стоящую там машину, но ничего предосудительного не нашли и не стали указывать данные машины в отчетности; а что Костю называли, так им сообщили, что в машине должен находиться известный бандит Бородинский, осужденный за организованную преступную деятельность и неизвестно как оказавшийся на свободе задолго до истечения срока наказания.

Пауза между нами затянулась, и прервал ее Костя:

— Только не говорите мне, Мария Сергеевна, что против лома нет приема.

— А чего вы от меня хотите, Костя? — спросила я, избегая его взгляда.

— Помогите мне.

— Как конкретно? — я уже собралась довести до его сведения все вышеизложенные соображения и предложить ему обратиться в Управление собственной безопасности, но он опередил меня:

— Помогите найти этих уродов. Тех, кто за веревочки дергает.

— Ну, допустим, я их вычислю. И что я с ними буду делать?

— А вам ничего не надо делать, я сам сделаю.

— В каком смысле? Убьете, что ли?

Костя быстро взглянул на меня и хохотнул:

— Да вы что, Мария Сергеевна! Как вам такое в голову пришло? Я же не идиот — ментов валить. Я их куплю.

— Купите? — я даже слегка растерялась. — A вы уверены, что они продаются?

— Уверен, — голос его и вправду звучал уверенно. — Если их кто-то уже купил, то я их перекуплю. Просто предложу им больше.

И, заметив мой недоверчивый взгляд, развил свою мысль:

— Идиоты всякие думают, что самые страшные — это такие, как вы, упертые.

— Спасибо, Костя, — я невольно улыбнулась.

— Нет, правда. Вы, конечно, страшный человек, имеете принципы, и с панталыку вас не сбить, за принципы свои глотку перекусите. Но зато от вас знаешь, чего ждать.

Я с интересом слушала.

— Не-ет, самые страшные — это продажные менты. Не, они, безусловно, нужны, там отмазать, если надо, информацию какую слить, подсветить чего. Просто те, кто их приближает, их переоценивают. Думают, что за пару сотен баков в месяц эти прикормленные будут им до смерти служить верой и правдой. И одного не понимают: если они смогли этих ментов купить, то почему кто-то другой не сможет? Да легко! Просто надо больше дать.

— Костя, все это очень интересно. Только, говоря языком врачей, вам бы надо бороться не с симптомами, а с причиной заболевания. Ну, купите вы этих оперов, а заказчик найдет других исполнителей. Вы бы лучше узнали, кто сделал заказ на вашу посадку.

— А я знаю, — сказал Барракуда. — Это ублюдок Нагорный.

Глава 7

После того, как Барракуда ушел, я заперлась изнутри и упала в кресло. Чувствовала я себя как выжатый лимон. Гудела не только голова, но и руки-ноги, да еще и на душе было тошно, как будто я только что в одиночку разгрузила вагон с дерьмом. Хотя, по сути, так оно и было.

Первой моей мыслью было: вот, дожила, уже наемные убийцы приходят ко мне за защитой гражданских прав. Но в голове уже закрутилось, как можно вычислить этих уродов. А главное, заявление Кости о том, что заказал его Нагорный, представляло для меня прямой профессиональный интерес: Барракуда клялся, что тот жив-здоров и продолжает активно участвовать в жизни мафии.

Когда он высказался на эту тему, я поначалу отнеслась к его словам скептически. Я уже кое-чего понахваталась, в том числе и от Лени Кораблева, о страстной взаимной «любви» этих двух персонажей, и поначалу услышала в Костиных словах «Карфаген должен быть разрушен». Но Барракуда стоял на своем, хотя практически все его доводы в пользу этой версии сводились к его легендарному чутью. Никаких фактов, или Костя просто о чем-то умалчивал.

Расстались мы с ним на мажорной ноте грядущего сотрудничества, хотя я и не подписывалась под тем, что готова помогать ему. Но он ушел в полной уверенности, что я уже помогаю. Мне же нужно было все хорошенько осмыслить и посчитать приоритеты, поскольку коррумпированных работников милиции навзлом, — как писал в предсмертной записке покончивший с собой парикмахер, «всех не переброишь», да и супер-киллер Барракуда — вовсе не беззащитная сиротка. Но слишком уж его тема была завязана на мое дело об исчезновении Нагорного, да и косвенно — на убийство Карасева, о чем мы условились поговорить при следующей встрече. Костя, бесспорно, мог очень многое мне подсветить, причем его информация была бы гораздо более достоверной, чем вторичное знание Кораблева, хоть и дельное, но все же полученное из вторых рук.

У меня в ушах все еще звучал голос Кости Барракуды: «Мария Сергеевна, поможете мне?»

— Почему именно я, Костя? У вас наверняка есть люди в правоохранительных органах, не надо скромничать.

— Ну, есть, но я им не доверяю, — признался Костя.

— А мне почему доверяете?

— Не знаю. Но вам доверяю, от вас волна идет.

— Вы же меня совсем не знаете.

— Я вас чувствую, — сказал Барракуда. Потом он стал убеждать меня, что после исчезновения Нагорного Карасев общался с ним.

— Каким образом? — поинтересовалась я.

— Не знаю. Но чувствую — общались они. Уж не знаю, встречались или по телефону разговаривали, но контакт был.

Немного придя в себя, я, естественно, пошла сплетничать к другу и коллеге Горчакову. Тот сидел грустный, перебирал свои бумажки и явно скучал по Зое.

Для поддержания беседы я начала как раз с проблемы его отношений с Зоей.

— Кто из вас взбрыкнул? — спросила я. Лешка пожал плечами.

— Наверное, я, — вяло сказал он. — Не хватает меня уже на двух женщин. С одной бы справиться.

— В каком смысле «не хватает»? — уточнила я. — Сексуальная мощь уже не та?

— Нет, с этим как раз проблем нет, — Лешка, как всегда, был уверен в себе гораздо больше, чем того требовали приличия. — Души не хватает. Понимаешь, проведу время с Зоей, домой приду, Ленке слова сказать не могу. Поем и ложусь зубами к стенке. А если в выходные с женой дружу, то на Зою потом смотреть не могу. А она это чувствует и бесится.

— А ты, как честный человек, не желаешь усыплять ее бдительность?

— Не желаю. Старый я стал, наверное. Мне уже их обеих не хочется.

— А чего хочется?

— Работать. Я стал в выходные сюда сбегать, в прокуратуру. Сижу один, тихо так, никто на мозги не капает, Ленка не мельтешится, Зойка не клубится, благодать. По детям только скучаю.

Он сказал это так грустно, что у меня сердце защемило; я вспомнила, что мы ведь с Лешкой пришли на работу в один день, только он на полчаса раньше, были молодые, неугомонные, носились колбасой, подзаряжались от сильных эмоций. А теперь Лешка безрадостно признается мне, что стал уставать от бурной личной жизни, да и я тоже прибилась к тихому берегу и наслаждаюсь этим. Тех африканских страстей, в которых я существовала много лет, сейчас бы мне уже не пережить. Наверное, всему свое время.

Горчаков аккуратно сложил свои бумажки, встал и, обойдя стол, присел рядом со мной.

— Маш, ты вот заметила, что следователи и оперативники очень часто несчастливы в личной жизни?

— Трудно этого не заметить с моим анамнезом: развод, служебные романы.

— А знаешь, почему?

— Тоже мне, бином Ньютона! Потому что мы все время на работе.

— Ну и что? — возразил Лешка. — Моряки дальнего плавания тоже все время на работе, а жены их любят и ждут.

— Ну, и почему же?

— Потому что мы по работе своей варимся в таких страстях, такие драмы наблюдаем, что нам потом в обычной жизни многое кажется пресным.

— Да? — я задумалась. — А мне кажется, это потому, что мы не остаемся равнодушными к тем страстям, которые разыгрываются по нашим делам. Мы сами в этих страстях участвуем, пусть невольно, душу отдаем, и на свою собственную личную жизнь ничего не остается.

— Может, ты и права, — задумчиво сказал Лешка, и я потрепала его склоненную голову.

— А может, и ты прав. Или мы оба правы.

— Ладно, рассказывай, как пообщалась.

Я в красках передала Горчакову почти все, детали визита в прокуратуру страшного бандита Барракуды, и в финале Лешка аж присвистнул.

— И ты в это вписалась?!

— Ну, пока нет. Я думаю… — но Лешку мои интонации не обманули.

— Вписалась, по глазам вижу! С ума сошла, дура Машка!

— Интересно, почему это я дура?

Горчаков открыл рот, видимо, собираясь сказать какую-то грубость, но передумал и рот закрыл.

— Хорошо, — сказал он устало, — давай поговорим спокойно. Ты хочешь, чтобы кто-нибудь сказал, что ты деньги от него взяла?

— Но я же не взяла, — возразила я, понимая, что он прав. Доброжелателей у меня полно, и кто-нибудь из них обязательно пустит такой слух. А не скажет, так подумает.

— Тебе что, Барракуду жалко? — продолжил Лешка. — Упыря этого, душегуба? Нашла кого жалеть. Ты что, забыла, что ему в тюрьме прогулы ставят? Он лет двадцать недосидел, так? А по справедливости ему вообще пожизненное полагается. А ты давай, давай его отмазывай!

Мне стало не по себе. Если уж Лешка меня не понимал…

— Леша, я ведь его не отмазываю от того, что он действительно совершил. Если его подставляют, а доказательства фальсифицируют, то эти люди тоже преступники.

Лешка хмыкнул:

— Да? А вот ты спроси родственников им застреленных потерпевших! Возражают ли они против того, чтобы продажные менты засадили душку Барракуду?

— Леша! При чем тут родственники потерпевших? Пусть Барракуду посадят за то, что он действительно совершил! А не подкидывают ему оружие с наркотой!

Лешка крутанулся на стуле.

— А вот я не вижу ничего ужасного в том, что ему подкинут оружие с наркотой.

— Горчаков! Как ты можешь?

— А вот представь себе — могу! Я как подумаю, что эта скотина за полмиллиона у, е, купила себе свободу, у меня печенка в трубочку сворачивается! Ну если не могут его посадить за то, что он совершил, пусть посадят за то, что операм в голову придет!

Я вскочила со стула:

— Что ты несешь?!

— Ну давай мне еще стул сломай! Совсем охренела со своим бандитом!

Горчаков демонстративно встал и пересел на свое место за столом, отделившись от меня мебелью.

— Горчаков! — я попыталась воззвать к его здравому смыслу. — Пойми: нельзя бороться с преступностью преступными методами! Если, вы боретесь с преступниками теми же методами, то чем вы лучше их?

— «Вы боретесь»? — зло сощурился Горчаков. — Ты уже себя противопоставляешь?

— Да! — заорала я. — Противопоставляю!

— И мне тоже?

— Если ты можешь сфальсифицировать доказательства, то и тебе тоже! — от волнения я запуталась в словах «противопоставляю» и «сфальсифицировать», но Горчаков даже не улыбнулся.

— А зачем ты вообще тогда пришла? От меня сочувствия не дождешься! Я считаю, что преступник должен сидеть в тюрьме! И трудовому народу безразлично, как ты его туда посадишь! А ты целуйся со своей Барракудой! Тьфу, со своим Барракудом!

Я гордо встала и пошла из кабинета, изо всех сил стараясь не показать Лешке, что в глазах у меня стоят слезы. Перед дверью я остановилась, и не оборачиваясь, потому что слезы уже текли у меня по лицу, сказала Горчакову:

— Знаешь, Леша, если следователь считает возможным подбрасывать компромат и подделывать доказательства, то это профессиональная смерть. Если ты фальсифицируешь доказательства, то будь готов к тому, что и в отношении тебя их могут сфальсифицировать.

И хлопнула дверью.

Придя к себе, я заплакала, уже не стесняясь. Наверное, это было слышно через стенку, потому что очень скоро зашуршал у себя в кабинете Горчаков, заскрипели половицы под его внушительной массой, потом он тихо, как, наверное, думал, выбрался в коридор, встал около моего кабинета и приник ухом к двери. Мое сопение и всхлипы, видимо, деморализовали его, потому что он постоял некоторое время и понесся за подкреплением в лице Зои. Через пять минут Зоя уже заскреблась в мою дверь, но я не отвечала. Никого не хотелось видеть, в том числе и Горчакова с Зоей. К тому же вахта под моими дверями, похоже, их опять сблизила, потому что, не добившись от меня отклика, они стали горячо шептаться, а потом прокрались к Лешке в кабинет и затихли. Вот тогда я вытерла слезы салфеткой, запудрила красные веки, с отвращением глядя на себя в зеркало, и пошла домой, потому что продолжать работу сегодня не имела никакого желания.

Ну и пожалуйста, думала я, ожесточенно ступая прямо в мокрую снежную грязь, раз так,.. Раз я не права, раз вы все считаете, что «вор должен сидеть в тюрьме», и наплевать какой ценой, раз вы считаете, что понятие профессиональной этики, чести и совести — это пустой звук… После того, как я поймала удивленный взгляд пожилой тетеньки, стоявшем на трамвайной остановке, я поняла, что разговариваю сама с собой, да еще и плачу во весь голос.

Даже не помню, как я добралась до дома, уже тыркаясь ключом в замочную скважину родной квартиры, вспомнила, что забыла купить хлеб, минералку и масло. Однако махнула на это рукой и вошла домой, смутно надеясь на то, что за продуктами отправлю peбенка.

Но не тут-то было. Сегодня определений был не мой день. Грязнущие Хрюндиковы ботм валялись посреди прихожей, а самого было не видно и не слышно, хотя обычно ареалы его нахождения в квартире помечаются разбросанными корками от мандаринов, огрызками чипсов, вопящей музыкой, включенным и забытым видео, пультом от телевизора, лежащим почему-то в туалете…

Я разделась, перепрыгнув через башмаки сыночка (принципиально их не убираю, в надежде, что он когда-нибудь споткнется о них сам), мимоходом глянула на себя в зеркало и содрогнулась от омерзения, потом пошла искать ребенка. Ребенок обнаружился в своей комнате, свет был выключен, музыка, что удивительно — тоже, а Хрюндик лежал лицом к стене, скрючившись на неразобранном диване. Я подошла к нему и наклонилась, он тихо сопел. Я позвала его, но ребенок не откликнулся. Тогда я легонько потрясла его за плечо, он дернулся и забормотал что-то неразборчивое, а потом опять отвернулся к стене и затих. Тут я испугалась. Наклонившись к нему почти вплотную, я принюхалась — спиртным не пахло; Гошка опять шевельнулся и проговорил какую-то абракадабру, что еще больше укрепило меня в подозрениях о самом страшном — о наркотиках. Спотыкаясь и выпадая из домашних туфель, я бросилась к телефону.

Сашка, похоже, ничего не понял из моих сбивчивых объяснений, но тут же коротко сказал, что приедет, и бросил трубку. Пока в замке не повернулся его ключ, я сидела около сына и слушала его дыхание.

Когда Сашка вошел в комнату, я кратко изложила ситуацию и вышла, решив подождать на кухне. Через пять минут муж заглянул туда, обнял меня за плечи и совершенно спокойно сказал:

— А ты фонарь у него под глазом видела?

— Какой фонарь? — простонала я слабым голосом.

— Вот такой, — и Сашка показал диаметр синяка двумя руками, но сразу придержал меня, поскольку я ринулась было осматривать телесное повреждение.

— Не надо никуда нестись, поверь мне на слово.

— Его избили, что ли? — я с трудом приходила в себя.

— Нет, — Сашка поцеловал меня в макушку и сел на стул напротив. — Всего лишь подрался.

— Из-за чего?

— Из-за девочки. По крайней мере, говорит так.

— А ты уверен? — видимо, мой голос звучал так трагически, что Сашка рассмеялся.

— «Рука! Его пытали!» Нет, Маша, это не из той оперы. И никакого наркотического опьянения, поверь мне.

— А почему он говорил неразборчиво? И не реагировал, когда я его трясла?

— Бормотал спросонья. А не поворачивался, потому что боялся предъявить тебе заплывший глаз.

Видя, что я снова подскочила, Сашка положил мне руку на плечо и надавил, заставим сесть обратно.

— Я ему оказал первую помощь. И учти, он еще будет много раз драться, и синяков получит ого-го сколько.

— Ну почему он обязательно должен драться?!

— Да потому что парень растет.

— Но не все же парни дерутся?

— Нет, не все, — серьезно ответил мой остроумный муж. — Некоторые не дерутся, а потом делают операции по перемене пола.

— И ты, что ли, дрался? — недоверчиво спросила я.

— Представь себе. Я тебе больше скажу: я еще школу прогуливал и врал родителям, что меня на улице встретил дяденька милиционер и попросил последить за шпионом, и я в школу не пошел, выполняя задание Родины.

Я прыснула.

— И что, тебе верили?

— Нет.

Из коридора донесся шорох, это в туалет брел мой драчливый ребенок. По дороге он заглянул в кухню. Та часть его физиономии, которая не была скрыта под неприлично отросшими лохмами, была синего цвета, а глаз не открывался.

— Привет, — сказал он мне хрипло.

— Привет, — откликнулась я, подавляя в себе желание немедленно броситься к ребенку и закрыть его от опасного мира крыльями, как наседка. — Кто это тебя так?

— Это мы с Васькой помахались, — ухмыльнулся расслабившийся Хрюндик, поняв, что показательной порки не будет.

— Надеюсь, что Васька такой же красивый?

— А то! — гордо ответил ребенок. — Но мы сразу помирились, мы же друзья.

Тут я опять испугалась.

— А Васька твой ведь дзюдо два года занимался, — вспомнила я. — И ты ему успел плюх; навешать? И он тебя не победил?

— Да ну, — махнул рукой Хрюндик. — Он дзюдо не применяет, когда дерется.

— Как интересно! — я удивилась. — А зачем же он столько отходил в спортивную секцию? Он что, не научился приемам?

— В принципе, научился, — пояснил мне Гоша снисходительно. — Но он говорит, что проще дать в нос.

— Или в глаз, — со смехом уточнил мой легкомысленный муж.

Я напряженно всматривалась в сына, но, признаков воздействия каких-либо одурманивающих веществ, слава Богу, не находилось, ни явных, ни скрытых.

— Ладно, давайте есть, — сказала я наконец. — Только у нас нет ни хлеба, ни масла, ни воды, минеральной.

— А мы это есть и не будем, — хором сказали они.

Глава 8

Сашка тоже не поехал больше на работу. Выспавшийся ребенок показательно засел за уроки, глядя в учебники одним глазом, а мы со Стеценко собирались провести редкий вечер вместе, без моих выездов и Сашкиных дежурств. Я нуждалась в поддержке и утешении, планировала поплакаться мужу на коварство друга и коллеги Горчакова, посплетничать насчет киллера Барракуды и обсудить глобальные вопросы профессиональной этики, но когда в полшестого вечера раздался телефонный звонок, отчетливо поняла, еще не сняв трубку, что мирный вечер в кругу семьи отменяется.

Звонила Лена Горчакова.

— Маша, — проговорила она в трубку так, будто у нее перехватывало горло, — ты дома? Можно, я приеду?

Я удивилась, но быстро сообразила, в чем дело. Мы с Леной обязательно виделись по праздникам или по торжественным поводам, когда случались семейные мероприятия; бывали экстремальные обстоятельства — Горчаковы бросались мне на выручку или я им, но в будние дни мы с Леной просто так друг друга не навещали и даже созванивались не часто. А в данном случае не надо было быть следователем, чтобы понять, что семейная лодка Горчаковых уже зачерпнула обоими бортами и терпит крушение. Лена тоже, видимо, нуждалась в поддержке и утешении, и отказать ей в этом я не смогла. Слава Богу, муж у меня все понимал правильно.

Появилась она буквально через пятнадцать минут, с мороженым и бутылкой мартини, сбросила пальто и сапоги, с отсутствующим видом прошла на кухню и села в угол, прижавшись спиной к теплой батарее. Сашка посмотрел на нее, потом на меня и тактично испарился.

— Я развожусь с Горчаковым, — сообщила мне Лена, как только за Стеценко закрылась дверь.

В принципе я давно ожидала какой-то реакции с Лениной стороны, но когда она сказала о разводе, мне стало не по себе. Я знала их обоих ровно столько, сколько работала в прокуратуре, но дело было даже не в этом. А в том, что если Ленка разведется с Горчаковым, тому будет просто некуда идти. На Зое он не женится, в этом я почему-то была уверена на сто процентов; поселится в прокуратуре, будет жрать китайскую лапшу из коробочки, рубашки носить на две стороны, да так и сгинет в своем кабинете… Когда-то давно мне в журнале попалось стихотворение про холостого мужчину, автора не помню; тогда оно меня прямо царапнуло по сердцу жалостной картиной одинокого быта:

+++

…Он в пустую комнату приедет,

Хлеб и сыр на круглый стол швырнет,

Из цветного чайника соседей

В чашку кипятку себе нальет,++++


Будет пить, губами долго дуя,

Талый сахар вилкою долбя…++++


Вот и теперь, представив Горчакова, спящего на стульях в нетопленом кабинете, с уголовным делом вместо подушки под головой, я чуть не разрыдалась. Но Лену мне было жалко не меньше.

— Сил моих больше нет, — продолжала Лена. — Дома от него толку никакого, только жрет за троих. Я и гвозди сама забиваю, и плинтуса клею. На той неделе сама стиральную машину разобрала…

Я терпеливо ждала, дело было явно не в этом — сколько я Горчакова помню, он никогда особой хозяйственностью не отличался.

— Теперь я еще ему машину мою.

— Лен, — не выдержала я, — но ведь Горчаков всегда таким был.

— Да, был, — согласилась Лена. — Но я была молодая и думала, что все смогу. А теперь…

— А что теперь?

— А теперь я уже не молодая. И устала.

— Но тебе же девочки помогают?

— Девочки… А мне, может, хочется, чтобы муж помог. И девочки, между прочим, вырос ли без участия папы, который все это время провел на работе. А в последнее время он вообще всякий стыд потерял, даже в воскресенье на работу рвется. Что ему там, медом намазано?

Испугавшись, что Лена сейчас упомянет про горчаковский служебный роман, я принялась убеждать ее, что Лешка вынужден работать по выходным.

— Ну и что? Компьютер и дома есть, — упрямилась Лена. — Пусть бы дома работал, a то в доме уже и мужчиной не пахнет.

— Понимаешь, у него в компьютере данные, которые нельзя выносить из прокуратуры, — попыталась я слепить горбатого, мысленно прося прощения у Лены и удивляясь, зачем я выгораживаю мерзкого Горчакова, с которым мы сегодня стали чужими людьми. Лена слушала с отсутствующим видом, пока я не запуталась в обоснованиях воскресных бдений ее супруга.

— Представляешь, — с тем же отсутствующим видом сказала Лена, прервав меня на полуслове, — он надо мной издевается. Врет и даже не старается, чтобы было похоже на правду.

Меня окатило жаром — вот сейчас Лена упомянет про соперницу, и все пропало. А Лена продолжала, уставившись в стену:

— Вчера врал, что был на происшествии…

— Почему врал? — перебила я. — У нас вчера было убийство, мы вместе работали…

— Да ладно, — отмахнулась Лена, не глядя на меня. — Он мне позвонил в полдевятого, сказал, что выезжает домой…

Она замолчала.

— Ну? — поторопила я ее.

— Ну вот. Говорит, сейчас приеду, только Кораблева в Кировский район отвезу…"

— Кораблева? — удивилась я, вспомнив, что Кораблев сам был на машине, но прикусила губу. Не мог же Горчаков сказать жене, что повезет домой нашу секретаршу, которая и так уже на подозрении.

Лена бросила на меня быстрый взгляд и снова уставилась в стену.

— Да, Кораблева, — твердо сказала она. — Но дело не в том, кого он вез.

— А в чем?

— А в том, что он мне позвонил в полдевятого. В полдевятого! Сказал, что отвезет в Кировский район и домой, — Лена избегала теперь упоминания о том, кого он вез.

— Ну и что?

— А то. В полпервого ночи он мне позвонил, протараторил, что у него трубка садится, что у него шаровая в машине полетела…

— Возможно, — сказала я.

— Ага, и отключился. Домой пришел в четыре утра.

— Шаровая-то правда полетела? Лена подняла на меня глаза.

— Маша, ты что, не понимаешь?! Пришел в четыре утра и рассказывает, что в полдевятого из центра повез Кораблева домой, в Кировский район, и на проспекте Стачек у него шаровая полетела. Хорошо, говорит, что в двенадцать ночи на Стачек движения нет, а то бы я, говорит, в такую аварию влетел посреди проезжей части…

Я не выдержала и хрюкнула. Почему мужики такие идиоты, так глупо прокалываются? Где горчаковская следственная смекалка и интуиция?

— И это все? — спросила я Лену с облегчением.

Жена моего друга и коллеги только раскрыла рот, чтобы порассказать, как она натерпелась от этого душегуба, как вдруг в дверном проеме появился Стеценко.

— Леночка, — сказал он, — я тут краем уха слышал, в чем претензии к Лехе… Дело в том, что он выехал из РУВД вместе с Кораблевым именно в полдевятого, но они еще ко мне заезжали на Екатерининский.

— К тебе? — удивились мы с Леной в два голоса.

— Ну да. У них же вчера в районе был убой сложный, там дело за дело цепляется, а я им обещал поднять экспертизы по другим трупам, которые со вчерашним связаны.

— А почему они вечером к тебе поехали? Ты что, на работе был? — спросила недоверчивая Лена, но поскольку за доктором Стеценко закрепилась репутация образцового мужчины, не только лично не знающего, что такое адюльтер, но и не допускающего такого для людей своего круга, лоб ее начал разглаживаться. В конце концов, главное — захотеть поверить.

— А я допоздна вчера засиделся за экспертизами. Маша все равно задерживалась на происшествии, что мне дома делать? Вот я и сказал, чтобы они приезжали.

Он говорил так проникновенно, что я сама начала верить в эту историю.

— От меня они уехали в начале двенадцатого.

— А почему он от тебя не позвонил, что задержится? — спросила Лена уже явно для проформы, и Сашка охотно разъяснил.

— Потому что он увлекся, экспертизы читал, а потом просто побоялся тебе звонить. Сказал, что быстрее доедет и все тебе лично объяснит. Кто ж знал, что у него шаровая накроется…

Заглядевшись в безмятежные глаза супруга, я задала себе вопрос: интересно, верить ли ему теперь, когда он так же искренне описывает мне сложные дежурства и необходимость выскочить на работу в выходные, чтобы закончить срочные экспертизы. Да нет, мне он не врет, я это чувствую. По выражению Кости Барракуды, от него волна идет.

Вспомнив про Барракуду, я снова расстроилась. Мы же поссорились с Горчаковым, и не просто вульгарно поцапались, а разошлись по идейным соображениям. Я не знаю, как теперь буду общаться с ним, учитывая его сегодняшние высказывания. Ведь мы с ним давным-давно решили для себя, что следователь ни при каких обстоятельствах не может фабриковать липовые доказательства, даже если соблазн велик. Как только ты сделал это, ты в ту же минуту продал душу дьяволу. Значит, будь готов к тому, что и с тобой могут поступить точно так же. Мы с Лешкой долгие часы провели, доказывая друг другу, что посадить кого-то можно только за реально им совершенное и, главное, доказанное. И поклялись, как Кони с Морошкиным, всегда самым тщательнейшим образом проверять даже самые очевидные факты и вопиющие доказательства.

Я помню, какое впечатление на нас произвел случай, описанный русским юристом Кони. В 1867 году они, вместе с его близким другом Морошкиным, были назначены товарищами прокурора в Харьков и, прибыв туда, сняли общую квартиру. Проживая вместе, они изучали Судебные уставы, но расходились во взглядах на некоторые статьи и горячо спорили. Их общий слуга, по словам Кони — глупый и чрезвычайно любопытный отставной улан — однажды даже спросил его, из-за чего они с другим барином все бранятся.

И вот настал момент, когда к Морошкину должна была приехать в Харьков жена, и он собирался ехать ей навстречу. Утром того дня, когда Морошкину следовало выезжать, они с Кони в очередной раз громко поспорили об обязательности для следователя вторичных предложений прокурора по одному и тому же предмету. Затем Кони решил, при помощи слуги, привести в порядок их библиотеку, расставляя на полках книги в нужном порядке, а Морошкин, «одержимый лихорадкой отъезда», по выражению Кони, потребовал, чтобы Емельян немедленно шел за покупками в дорогу и буквально вытолкал его за дверь. Кони и Морошкин остались одни; Кони спросил, предупредил ли его друг прокурора о своем отъезде, и Морошкин признался, что, поскольку с прокурором у него отношения как-то сразу не сложились, он не счел нужным отпроситься.

В дорогу Морошкин решил взять оружие, но не свой маленький револьвер Лефоше, служивший, как сказал Кони, «более для украшения, чем для устрашения», а попросил револьвер у Кони. Тот подал ему свой револьвер через разделявший их ломберный стол, предупредив, что он заряжен. Морошкин попробовал убрать его в кобуру от Лефоше, висевшую у него на поясе, и не заметил, как при этом взвелся курок. Но Кони ясно видел это и только хотел предупредить друга, как тот со словами «Нет! Не входит!» приподнял револьвер, а гладкая костяная рукоятка выскользнула из его пальцев, и револьвер полетел на пол, ударившись в падении о край стола. Раздался выстрел, пуля по касательной задела Кони, вырвав полоску ткани из его сюртука, и ушла в стену позади него.

Убедившись, что его товарищ жив, Морошкин долго не мог успокоиться, обвиняя себя в, неосторожности при обращении с оружием. Кони же призвал его увидеть особый смысл в этом происшествии. Нам предстоит прокурорская деятельность, сказал он, придется возбуждать уголовные преследования, поддерживать обвинения в суде. И как важно при этом избежать ошибок, односторонности! «Представь, — предложил он товарищу, — что пуля прошла бы немного левее, попала бы мне в сердце и убила бы меня на месте. Явилась бы полиция и судебный следователь. Морошкина стали бы спрашивать, как произошел выстрел, тот объяснял бы, что это был несчастный случай. „Вы взвели курок, трогали собачку?“ — „Нет“… — „И пистолет сам выстрелил?“ — „Да, сам“. Далее последовали бы вопросы о том, как пистолет убитого оказался у Морошкина. Объяснения о том, что он уезжал и хотел взять его в дорогу, опровергались бы наличием у Морошкина своего собственного револьвера, и к тому же прокурор, их начальник, ничего не знал о предполагаемом отъезде Морошкина, да и жене он не сообщал, что встретит ее, желая доставить ей нечаянную радость.

Слуга, Емельян, будучи допрошенным судебным следователем, показал бы, что господа его все время ссорились, и даже в утро происшествия громко поругались. Потом убитый барин хотел с ним вместе книги расставлять, а другой отправил его за покупками, взял за руку и вывел за дверь, а потом еще и запер дверь изнутри. Эксперты дали бы заключение о том, что если не взведен курок и собачка не тронута, оружие выстрелить не может. И какие же выводы сформируются у судебного следователя?

Люди они здесь новые, подумает он, их взаимоотношения никому не известны, а слуга свидетельствует о ссорах и вражде; выстрел был сделан в упор, прямо в сердце, боевой и более мощный револьвер принадлежал убитому, но почему-то оказался в руках у стрелявшего; выстрел в пустой квартире, из которой настойчиво удален свидетель, слуга. Каковы последствия таких выводов? Арест Морошкина, предъявление ему обвинения, осуждение за умышленное убийство.

Случай этот произвел на обоих друзей сильнейшее впечатление; Морошкин до конца своих дней хранил пулю, вытащенную из стены, и оба они смотрели на нее как на некое предупреждение им на пороге их обвинительной деятельности: предупреждение не поддаваться первому впечатлению, не отбрасывать без разбора частности, не делать из частностей поспешный вывод и не притягивать к этому выводу все остальные данные.

А мы с Лешкой Горчаковым, кроме того, договорились, что никогда не пойдем на то, чтобы фабриковать доказательства. Конечно, все без исключения следователи позволяют себе маленькую «липу» — исправить дату, например, расписаться за фигуранта в каком-нибудь уведомлении, которое зачитал ему по телефону. И прокуроры это знают, но такова система, строго ограничивающая сроки следствия, но не учитывающая следственную загрузку, из-за которой в эти сроки уложиться может только волшебник, научившийся останавливать время; никакая рациональная организация труда здесь не поможет.

Я лично наблюдала, как наш зампрокурора по надзору за милицией, кстати, глубоко порядочный человек и прекрасный специалист с огромным стажем, отправил милицейской следовательнице дело на доработку. Я зачем-то зашла к нему в кабинет в пятницу в четыре часа, когда молодая специалистка из следственного отдела, кстати, тоже грамотная и порядочная девушка, принесла ему на утверждение дело с обвинительным заключением; а зампрокурора придрался к тому, что действия виновных — разбойников — квалифицированы не совсем правильно, надо вменить им еще один признак состава, который ровным счетом ничего не изменит в их судьбе и не повлияет на меру наказания, но отсутствие упоминания о нем в обвинительном заключении может повлечь доследование (это было еще в незапамятные времена, когда суды возвращали дела на доследование, за что бедных следопытов лишали всяческих благ и пинали ногами; это теперь всем все равно).

Так вот, в пятницу в четыре часа зампрокурора предложил следовательнице забрать дело, перепечатать формулы обвинения двоих разбойников на трех листах каждая, дополнив их нужным признаком состава, затем поехать в следственный изолятор, перепредъявить подследственным обвинение, пересоставить обвинительное заключение — и это, заметьте, в то время, когда о компьютерах и мечтать не смели, карябали следственные документы на допотопных «ундервудах»; перешить дело, переписать опись и представить все в готовом виде прокурору до истечения рабочего дня, так как завтра, в субботу, истекает срок содержания разбойников под стражей, и, если это не будет сделано, их придется отпускать.

Следователь вышла следом за мной, попросила разрешения воспользоваться моей машин кой, в три минуты допечатала нужный признак, расписалась за обоих негодяев и понесла дело прокурору.

Тот похвалил ее за оперативность, утвердил обвинительное заключение, и все остались довольны, хотя прокурор понимал, что за полчаса переделать все эти документы, съездить в изолятор и вернуться назад невозможно, а следователь понимала, что прокурор это понимает.

Но даже такие штучки, хоть это и не богоугодное дело, все же достаточно невинная «липа».

Другое дело — фальсификация доказательств.

Страшнее этого ничего быть не может, а самое страшное то, что это затягивает; позволив себе такое один раз, в виде исключения, потом начнешь думать, что это оказалось не смертельно, и почему бы не повторить еще раз, раз все так удачно сошло?

Я же прекрасно помню, как Лешка вдохновенно говорил:

— Допустим, мы с тобой знаем точно, что некто — негодяй, и должен сидеть в тюрьме. А доказательств нету. А он над нами смеется и рожи корчит. И санкцию на арест нам не дают. Что делать? Дать ему водички попить из чистого стакана, а потом его отпечатки на ножик окровавленный? — это Лешка намекал на недавно осужденного эксперта-криминалиста, который по заданию уголовного розыска именно этим и занимался, с полной уверенностью в том, что он — за правое дело. Собственно, из-за этого эксперта у нас и разговор завязался.

— Вот именно, — поддакивала я, — этот деятель тоже так думал. А мальчишка, чьи пальцы он перенес на объект с места происшествия, три месяца отсидел ни за что. А убивец в это время по улицам гулял.

— То есть вывод какой? — продолжал Лешка. — Мы с тобой не можем подменять высшую справедливость и решать, кому добавить доказательств. Есть улики — вперед, нету их — пардон; до лучших времен. Просто надо работать так, что если ты доказательств не добыл, значит, их и нету.

— И потом, Леша, еще неизвестно кто будет решать. Ладно, приличные люди, вроде нас с тобой. А если уроды какие-нибудь? Вот они решат, что кто-то должен сидеть, хотя он ни сном ни духом. И подбросят ему что-нибудь, и будут считать, что борются с преступностью.

А Лешка тогда еще меня убеждал:

— Нет, Маня, при чем тут «приличные» или «неприличные»? Вообще никому нельзя этим заниматься. «Приличность» — тоже понятие относительное. Вот мы с тобой себя считаем приличными, а кто-нибудь нас дерьмом считает, а себя — следователем супер-класса. И что? Где критерий, кому можно решать, а кому нельзя? То есть он тогда вообще старался быть святее Папы Римского. А теперь? А теперь мне в лицо заявляет, что если кому-то подбросят компромат, то так тому и надо.

— Маша, ты чего? — я пришла в себя на собственной кухне, от того, что Лена Горчакова трясла меня за плечо и заглядывала в глаза. — Ты чего плачешь?

Я почувствовала, что у меня по лицу катятся слезы. Говорить или не говорить Лене?.. Аи, махнула я мысленно рукой. Чего мне, собственно, стесняться?

— Я тоже поссорилась с Горчаковым, — призналась я жене своего бывшего друга и коллеги.

— Ты?! — поразилась она. — А кто первый начал?

Я начала рассказывать Лене суть нашего конфликта, слизывая со щек слезы. В общем-то, я и сама не понимала, почему эта ситуация так выводит меня из себя. Лена тихо гладила меня по плечу.

— Маш, на самом деле я с ним про это тоже говорила. Знаешь, как он бесится, когда суд убивцев ваших оправдывает из-за ерунды какой-нибудь — если кто-то не там расписался, или вещдоки упаковали не правильно? У него даже аппетит пропадает, — сказал Лена, и я фыркнула сквозь слезы. Уж если у Горчакова аппетит пропал, значит, это действительно серьезно.

— Вообще-то он хороший, — продолжала Лена. — Он к тебе, знаешь, как относится? Лучше, чем ко мне, правда. Вот если бы ты его попросила стиральную машину починить, он бы на все плюнул и помчался.

В разгар наших взаимных утешений приоткрылась дверь, и показался доктор Стеценко с телефонной трубкой в руке; микрофон он прикрывал ладонью.

— Девочки, тут Горчаков звонит. Спрашивает, можно ли ему приехать. Маш, вы с ним поссорились, что ли? Лен, а ты с ним разводиться решила? Совсем мужика затюкали. Что ему сказать? Пусть приезжает?

— Нечего ему тут делать! — сказала я, и одновременно со мной Лена прошипела:

— Ни в коем случае!

— Понятно, — легко согласился Стеценко и проговорил в трубку:

— Леш, ну мы тебя ждем. Лучше водочки возьми, ну его, мартини это.

— Ты с ума сошел! — завизжала Лена. — Он же за рулем!..

В общем, через полчаса мы уже вчетвером сидели за столом переговоров, с водкой и мартини. Горчаков был смурен и немногословен, Лена гордо изображала, что едва знакома с ним, я тоже сидела, поджав губы, и Стеценко приходилось отдуваться за всех.

Постепенно Лена растаяла, благо мой муж исправно подливал ей мартини. Вот она уже подхватила Лешку под руку, по-хозяйски прижалась к нему и, по-моему, забыла про развод. До следующего раза. Я подумала, что это теперь будет такой жупел для Горчакова: шаг влево, шаг вправо — развод.

Но я лично все еще дулась на Лешку. И он опасался смотреть в мою сторону. Так они с Леной и уехали: с ней я на прощание расцеловалась, а Горчакову даже не кивнула.

Проводив гостей, мы с Сашкой еще немного посидели на кухне. Хрюндик уже спал, предварительно почистив зубы без напоминаний. Я заглянула проверить, как дела, и вздохнула, обозрев комнату сына, как всегда, имеющую вид будто после погрома или обыска. Интересно, какие слова найти, как достучаться до ребенка, чтобы он хотя бы не валил в одну кучу пищу с грязными носками?..

А вот на кухне было чисто и уютно.

— Отстояли ячейку общества, — отметил муж, убирая со стола остатки угощения, которое, кстати, сам и готовил.

— Спасибо, мое солнышко, — сказала я ему грустно, имея в виду и помощь по хозяйству, и героические усилия по оздоровлению психологической обстановки — его святую ложь во имя сохранения семьи Горчаковых.

— Для этого меня завели и держат, — откликнулся он, приступая к мытью посуды. Плакаться ему о причинах разлада с Горчаковым я уже не стала, потому что безумно устала от этой темы. Стоило мне подумать про это, сразу начинало щипать глаза.

— Иди-ка ты спать, дорогая моя, — проговорил Сашка сквозь шум воды из-под крана. И я послушалась совета.

Устраиваясь на подушке, я подумала, что так болезненно реагирую на разлад с Горчаковым потому, что Барракуда действительно фигура неоднозначная, и по справедливости место ему — в тюрьме, руки у него по локоть в крови, чего он, собственно, и не скрывает от меня. Именно поэтому я так некомфортно себя чувствую, намереваясь помогать ему. Но все равно, наркотики подкидывать никто не вправе никому, даже убийце и бандиту. Я всхлипнула напоследок и заснула.

Утром муж сказал, что я во сне ворочалась и бормотала, видимо, продолжая дискуссию с оппонентами. Голова у меня трещала, глаза вываливались из орбит. Все было противно, я кое-как затолкала в себя бутерброд с чаем и поплелась на ненавистную работу.

Глава 9

На работе я лениво открыла сейф, подержалась за уголок папки, в которой лежал протокол осмотра квартиры Карасева и видеокассета к нему… Подержалась и отпустила. Закрыла сейф, села за стол и некоторое время сидела, глядя в стену. Вдруг затрезвонил, напугав меня, телефон. Но меня охватила такая апатия, что совершенно не хотелось снимать трубку и еще с кем-то разговаривать. Я дождалась, пока звонок смолк, но не тут-то было.

Через три минуты пришла Зоя и сообщила, что меня разыскивает зональный прокурор и, не дозвонившись в кабинет, требует к телефону в канцелярию. Я встала и поплелась в канцелярию, поскольку не было даже сил отбояриться.

Подойдя к телефону, я взяла трубку, и после первых слов зонального всю мою апатию как рукой сняло.

— Мария Сергеевна, — нетерпеливо проговорил зональный, — готова отсрочка по Нагорному?

Не поверив своим ушам, я даже переспросила.

— Ну да, да, — раздраженно откликнулся зональный, — там же срок истекает. Быстренько готовьте и везите.

Положив трубку, я пошла к шефу, который, едва завидев меня, аж протянул ко мне руки:

— Принесли отсрочку? Давайте, давайте!

— Сейчас принесу, — сказала я и крутанулась на каблуках.

Отсрочка была готова, и даже с планом расследования, который еще накануне вызывал у шефа аллергию, а теперь он вел себя так, будто жить без этого плана не мог. Все еще плохо понимая, что изменилось, но догадываясь, что из сложившейся ситуации можно выкрутить по максимуму, главное — ковать железо, пока горячо, я быстренько наваляла рапорт об оплате водолазных работ по осмотру дна канала напротив места, где в последний раз видели Нагорного.

Шеф только мазнул взглядом по тексту рапорта, но, ничего не сказав, завизировал его, и я понеслась в городскую прокуратуру.

Там без звука подписали письмо в водолазную контору, гарантирующее оплату услуг, и я, не заезжая к себе в район, поскакала уже туда. Водолазы приняли меня с распростертыми объятиями, — видно, в такое время к ним никто не обращался и они простаивали, и тут же изъявили готовность приступить к осмотру дна канала хоть завтра.

Вернувшись в прокуратуру, я вызвонила Кораблева и порадовала его завтрашним мероприятием. Он поразился моей оперативности и возжелал немедленно приехать, тем более, что сгорал от нетерпения по поводу моей встречи с Барракудой.

Примчавшись, Кораблев заставил напоить его чаем, прочитал нотацию по поводу хлама ; на моем рабочем столе, отметил, что мой правый сапог нуждается в замене набойки, а если вовремя не поменять набойку, то раньше времени сносится каблук, попутно он высказал предположение, что я — кособокая и хромая на одну ногу, иначе набойки снашивались бы у меня равномерно… И только доведя меня до кондиции, перешел к обсуждению насущных вопросов.

— Прежде всего, Леня, скажи мне, с какой стати ветер переменился? — спросила я, когда насытившийся Кораблев закурил прямо в кабинете, невзирая на мои отчаянные запреты. — С чего бы вдруг те же самые лица, кто так жаждал дело приостановить, теперь требуют активного расследования?

— Ну вы же сами знаете, — лениво отозвался Леня. — Карапуза больше нет с нами, вот и все.

— А по-моему, все не так просто. Ну, нет больше Карапуза, а чего горячку-то пороть с делом Нагорного?

— Вы думаете, кто-то с другой стороны подергал за ниточки?

— Вот именно. Не успело бренное тело Карапуза остыть, как на сцену вышли ходатаи с другой стороны баррикад. Что ж им так свербит по Нагорному? Что покоя не дает? И почему так срочно?

— Надо провентилировать, — пробормотал Кораблев, раскачиваясь на моем стуле. — Лучше расскажите про Барракуду. Чего хотел наш милашка?

Я рассказала. Кораблев задумчиво качался на двух ножках, рискуя сломать стул, и пыхтел. Потом заметил:

— Вы насчет Костика-то не обольщайтесь. Я понимаю, он парень обаятельный и впечатление произвести умеет. Только вы не забудьте, что он бандит и кучу народа положил в нашем городе и за его пределами.

— Я и не обольщаюсь, — заверила я Кораблева, но, прислушавшись к себе, поняла, что слегка покривила душой.

Что скрывать, Барракуда действительно был мне симпатичен, несмотря на все те кошмары, которые я о нем знала. Может быть, если бы я расследовала его дело, как Лешка Горчаков, я бы тоже смотрела на него иначе. И не имела бы ничего против того, чтобы кто-нибудь засадил Барракуду на реальных лет двадцать любыми средствами… Нет. Я помотала головой, чтобы даже мысли подобные от себя отогнать.

— А кто так не любит Барракуду в вашем ведомстве? — спросила я у Лени.

Он неопределенно пожал плечами.

— А кто ж должен его любить? Наше ведомство по определению занимается организованной преступностью, кто-то тамбовских разрабатывает, кто-то мурманских, а кто-то карасевских.

— Ну и разрабатывайте себе на здоровье, только ведь не всем пистолеты подкидывают.

— Ну, во-первых, тамбовские и мурманские к вам жаловаться еще не приходили, — резонно заметил Кораблев, наконец-то поставив стул на все четыре ножки. — Может, и им тоже подкидывают. А во-вторых, почему вы так верите Барракуде? А если он фуфло гонит? А вы уже готовы ринуться в бой.

— Нет, Леня, — я еще раз прокрутила в уме свои впечатления от рассказа Барракуды, — не похоже, чтобы он врал. Его действительно кто-то заказал. Зачем бы он ко мне пришел, если бы все было не так?

— Мало ли… — Кораблев зевнул. — Может, он вас хочет подставить. Кто его знает, в какие игры он играет. Бандит все-таки.

— Да какие игры! Косте такая тонкая игра не по зубам.

— Ну вот! То вы его переоцениваете. То недооцениваете. Он еще та рыбина, даром что Барракуда. Может, он еще с того допроса — ну, помните, когда вы его за документами гоняли, — на вас злобу затаил, а вы уши развесили.

Кораблев намекал на мое первое знакомство с Бородинским — когда я приняла начинающего, но уже известного киллера за другого и в резкой форме погнала за документами, лежащими в машине, а потом еще прицепилась к перстню на его пальце. Так, наверное, с грозным Барракудой никто не обращался. Только много лет спустя, когда мне довелось допрашивать Костю уже по делу, он признался мне, что тот, давний, допрос стоил ему седых волос, поскольку, перстенечек на его руке был темного происхождения.

— Так что вы на провокации не поддавайтесь, — посоветовал мне Кораблев, — и я бы на вашем месте в эту историю не лез. Ну, подкинут ему наркоту, приземлят лет на несколько — так он все равно недосидит. Вам-то что?

Я вздохнула. И Кораблев меня не понимал. И Кораблев не видел ничего страшного в том, что кому-то подкинут фальшивый компромат и состряпают на него липовое дело. Подумаешь, вор, а тем паче убийца должен сидеть в тюрьме.

Надо попробовать поговорить с Кораблевым на понятном ему языке.

— Леня, — сказала я проникновенно, — мне же надо ему предложить что-то в обмен на информацию. Он мне обещал кое-что подсветить по Нагорному и по Карасеву.

Кораблев недоверчиво посмотрел на меня, а потом картинно рассмеялся.

— И вы что, поверили? — спросил он, отсмеявшись. — Вы решили, что Барракуду завербовали? И он теперь раз в неделю будет приходить с донесениями? Он хоть что-то полезное вам сообщил?

— Сообщил, — кивнула я.

— И что же?

— Сообщил, что Нагорный жив. И что это он его заказал.

— Уморили! — Кораблев опять засмеялся, но смех перешел в затяжной кашель. Откашлявшись, он продолжил:

— Может, он какие доказательства предоставил? Да я вам давеча тоже сказал, что Нагорный, возможно, живой. Причем я это сказал совершенно бесплатно. А вам не приходило в голову, что это Костик Нагорного замочил, а теперь вам внушает, что тот вовсе даже живее всех живых, а?

Кораблев сверлил меня глазами, и я вынуждена была признать, что такое вполне возможно. Насладившись моим унижением, Кораблев снисходительно бросил:

— Да бросьте вы, Мария Сергеевна, он вами, как ширмой, прикроется, а сам словечка лишнего не выдавит.

— В каком смысле прикроется? — забеспокоилась я.

— В каком, в каком! Прихватят его с пушкой, а он начнет к вам апеллировать — мол, я ж, говорил, меня заказали, вот и пушку подкинули. Авось, вы проникнетесь и начнете доказательства против него разваливать…

В таком духе мы продолжали беседовать еще некоторое время, так что, когда Кораблев ушел, настроение у меня испортилось еще больше. Но апатия уже покинула меня, я была полна жажды свершений.

Покрутившись в прокуратуре, я записалась в книгу учета ухода и поехала в морг — поговорить с экспертом, вскрывавшим труп жены Нагорного. Эксперт работал недавно, мне был незнаком, но родной муж обещал представить меня ему честь по чести.

Трясясь в маршрутке, я вспоминала распорядок дня Марины Нагорной до ее исчезновения; из дому она уехала в двенадцать, судя по показаниям консьержки в их парадной. На двенадцать тридцать она была записана к парикмахеру, и допрос мастера в деле тоже имелся. Мадам Нагорная явилась к куаферу вовремя, прибыв в салон красоты на своей «ауди» — охранник в салоне помогал ее парковать. И пробыла у парикмахера ровно час, сделав укладку. Перед уходом она записалась на следующий день к косметологу и на миостимуляцию, что косвенно свидетельствовало о том, что никаких непредвиденностей мадам не ждала. По времени получалось, что прямо из салона она отправилась в «Смарагд». Где же все-таки она была убита? И кем — неизвестным снайпером (попасть с расстояния в восемьдесят метров — хороший результат, даже для отличника боевой и политической подготовки)? И потом, мне не давало покоя то, что машина мадам Нагорной была внаглую использована для покушения на Карапуза.

Киллеры не могли не понимать, что и машину, и номер ее обязательно отметят охранники Карасева. Если таким образом хотели дать понять, что Нагорный на самом деле жив, и что это именно он организовал покушение, — значит, покушение готовили враги Нагорного, заинтересованные в том, чтобы бросить тень как раз на него. Но судя по той информации, которая имелась у оперативников, и которую я по, крупицам выудила у Бородинского, — более серьезных врагов, чем Барракуда, у Нагорного не имелось. А Костя, судя по информации из тех же источников, к Карапузу был привязан как к отцу, обязан был ему своим освобождением, и застрелить его никак не мог. Да если еще принять во внимание старомодные принципы Бородинского: в женщин не стрелять, дружба — святое понятие, то концы с концами не сходились.

К тому же логично было бы предположить, что машину забрал тот, кто убил жену Нагорного. А сам Нагорный, все это утверждали в один голос, жену любил и убивать ее причин не имел. И уж совсем вряд ли заказал бы ее убийство Косте Бородинскому.

Так что к моменту прибытия в морг мозги у меня просто заплелись в косичку. И разговор с экспертом еще более эту косичку запутал.

Доктор Стеценко в наброшенном на плечи ватнике встречал меня у входа в бюро, видимо, высмотрев меня со своего третьего этажа. Он проводил меня в один из экспертных кабинетов, как и прочие, увешанный фотографиями разнообразных трупов и всякими смешными картинками. Самая смешная картинка висела над рабочим столом: сидящая за компьютером толстая мышь возит по коврику лысым замученным человечком.

На этого человечка был слегка похож и сам владелец кабинета; наверное, поэтому картинка и появилась у него над компьютером. Он любезно предложил мне чаю и подвинул ко мне заранее приготовленную копию заключения экспертизы по трупу Марины Нагорной. От чаю я отказалась, поставила доктора в известность о том, что заключение экспертизы мною читано-перечитано, и попросила его ответить на вопросы. Грустный доктор согласился, присел рядом, прямо на фоне забавной картинки с мышью, и все время смешил меня своим сходством с человечком на коврике.

Из беседы я вынесла следующее. Да, действительно, у Нагорной имелось огнестрельное ранение головы, причиненное с неблизкого расстояния, входная рана располагалась в лобной части, ранение слепое, пуля была извлечена из черепа при вскрытии и отправлена в Центральную пулегильзотеку; пуля калибра 5,6 миллиметров.

— К какому оружию такой калибр подходит? — уточнила я, разглядывая фотографию пули в приложении к копии заключения.

— К пистолету Марголина, например.

— А еще?

— К мелкокалиберной винтовке. ТОЗ-8 или ТОЗ-16.

— Скажите, а как вы дистанцию определили? — спросила я грустного доктора, решив, что поскольку его имя-отчество я не запомнила, он будет проходить у меня под этим кодовым названием.

Доктор склонился над заключением экспертизы, перелистав его, нашел таблицы с перечнем повреждающих факторов выстрела и забормотал что-то о распределении вокруг входного отверстия продуктов сгорания пороха — копоти и порошинок, о соотношении калибра ствола оружия и огнестрельного снаряда, и в конце концов сообщил:

— В общем, все перечисленные признаки дали мне дистанцию не менее восьмидесяти метров. Кроме того, установив дистанцию, я на макете выполнил визирование и установил, что в момент причинения ранения потерпевшая сидела, а раневой канал проходил спереди назад сверху вниз.

— Что?! — я собиралась попенять грустному доктору, что он не приложил к первому экземпляру заключения свои хитрые таблицы, а держал их у себя, пардон, под задницей, пока я не пришла и не спросила, но услышав про сидячую позу, забыла про свои претензии.

— Скажите, доктор, а как вы себе представляете момент выстрела? Где сидела потерпевшая, что ее сумели поразить с расстояния восемьдесят метров? — спросила я, переведя дух.

— Но это уже не в моей компетенции, — еле слышно пробормотал доктор. — Это уже следствие должно устанавливать…

— А все же? — не отставала я.

— Например, за рулем кабриолета, — прошептал доктор.

— Теоретически возможно, но вряд ли. А еще варианты?

Доктор напрягся.

— На пленэре, — предположил он. — Пикник или рыбалка. А что, вот у меня зимой был случай…

Он слегка оживился и в деталях рассказал мне про пожилого любителя подледного лова, который удил на льду Финского залива неподалеку от Кронштадта; сидел себе старичок в ушанке в ряд с другими рыбаками, а когда стали сворачиваться, его позвали — не откликается, тронули за плечо, а он и повалился. Испуганные рыбаки решили, что у деда сердечный приступ, и на себе поволокли его к берегу, волокли почти два километра, на берегу вызвали «скорую», отправили в больницу, где выяснилось, что старик уже пару часов как мертв и не от чего-нибудь, а от огнестрельного ранения головы. Пуля застряла в черепе и была извлечена при вскрытии — сорок пятого калибра. Но связи старого рыболова с мафией искать не пришлось; выяснилось, что в тот день в воинской части, расположенной под Кронштадтом, проходили стрельбы, на которых использовались как раз автоматы сорок пятого калибра. От огневого рубежа до точки, где сидел дед над своей лункой, оказалось две тысячи триста метров; а если учесть, что дальность полета автоматной пули составляет 2-3 километра, то понятно, почему ранение оказалось слепым, и пуля, пробив сначала плотную шапку, а затем теменную кость, причинила не сквозное, а слепое ранение: была на излете…

Но я слабо представляла себе, как мадам Нагорная исчезает из ресторана вместе с мужем, чтобы в неурочное время отправиться на пленэр с корзинкой для пикника и получить пулю в лоб.

Однако больше доктор так ничего и не придумал. Зато я, вспомнив, что происшествие случилось летом, а окна ресторана, скорее всего, были открыты нараспашку, решила поискать место, откуда стреляли, на чердаке дома, стоящего на другом берегу канала. К тому же мне смутно помнилось, что первый этаж дома занимает отделение милиции. Кажется, за Костей Барракудой охотились бойцы именно из этого отделения.

Глава 10

На следующий день Кораблев заехал за мной домой, и мы отправились к ресторану «Смарагд», куда к десяти часам должны были прибыть водолазы. По дороге Кораблев гундел беспрестанно, пилил меня за то, что я заставила его ждать четыре минуты, выйдя из дома не в полдесятого, как договаривались, а в девять тридцать четыре, и что, садясь в машину, не отряхнула ноги от снега. А когда мы доехали до места, и я вышла из машины, он заметил на сиденье перышко, выпавшее из моего финского пуховика, и устроил форменную истерику, как будто нашел на обивке не пушинку, а ведро слоновьего помета.

Правда, он быстро успокоился и предложил мне купить у него комплект дверей для трехкомнатной квартиры.

— Спасибо, конечно, Леня, но я не собираюсь двери менять.

— Да ладно, бросьте вы! Хорошие двери, качественные. Плюс балконная дверь.

— Да у меня балкона нету.

— Фигня какая! Про запас будет, а там и балкон появится.

Убедившись, однако, что покупать у него двери я не собираюсь, он стал выяснять все про нашу секретаршу Зою.

— Леня, у нее вообще однокомнатная квартира, — посмеялась я, но он не унимался. Между прочим, было похоже, что он запал на Зою и намеревается приступить к обольщению. Ну и слава Богу, подумала я, Зоя хоть отвлечется и не так болезненно воспримет разрыв с Горчаковым. А то, что разрыв неизбежен, похоже, поняла уже не только я. Правда, крутить роман с Кораблевым может только женщина с очень устойчивой психикой, но наша Зоя закалена отношениями с Горчаковым, ей теперь все нипочем.

Однако пора было работать, поэтому пришлось переключить внимание Кораблева на насущные проблемы уголовного дела.

— Скажи мне, Леня, как опытный оперативник и наблюдательный человек, — начала я, и Кораблев склонил голову, вслушиваясь, достаточно ли в моем голосе пиетета. — Какое расстояние от окна ресторана до… — я задумалась, какую точку выбрать в качестве возможного лежбища снайпера. — До чердака вон того дома.

Я рукой показала на дом, стоящий напротив ресторана на другом берегу канала. Противоположная набережная вообще была закрыта для движения автотранспорта, поэтому там было так же тихо и безлюдно, как и на этой стороне. Первые три этажа дома действительно занимало отделение милиции, но вход в него располагался за углом, туда же подъезжали и машины. Кораблев проследил за моей рукой и прищурился, оценивая расстояние.

— Метров восемьдесят будет, а что?

— Ничего. Просто жена Нагорного была убита выстрелом с расстояния около восьмидесяти метров.

— Да ладно! — Кораблев недоверчиво уставился на меня. — Там же пистолетная пуля, пять и шесть калибр. У пистолета прицельная дальность — двадцать пять метров. А тут восемьдесят. С такого расстояния из пистолета можно только случайно попасть.

— Насколько я понимаю, калибр пять и шесть подходит и к винтовкам.

— Да ладно! — Кораблев снова рассеянно махнул рукой, но видно было, что в голове у него бешено закрутились версии. — А почему тогда в деле написано, что пуля выстрелена из пистолета Марголина?

— Ты невнимательно читал. Баллист написал, что пуля могла быть выстрелена из пистолета Марголина. Но ему одну пулю направили на исследование, про дальность выстрела он ничего не знал. А медико-криминалистической экспертизы не было.

— Вот елки зеленые! Да ведь там не только медико-криминалистической экспертизы не было, — сообразил Кораблев, — даже я про эти восемьдесят метров только сейчас от вас слышу.

— Между прочим, и я случайно об этом узнала. Эксперт дистанцию установил, а в заключении об этом не написал.

— А почему это?

— А потому что следователь его об этом не спрашивал.

— Во мудила! — ругнулся Кораблев. — Правда, это и мне в голову не пришло.

— На самом деле, это объяснимо. Труп нашли не на месте убийства, а там, куда его вывезли после этого. Получается, что место убийства никто не осматривал, потому что оно не установлено. Кому ж в голову придет, что там такая дальность?

— Вообще-то следователю должно было прийти в голову. Если голова есть.

Наш познавательный разговор был прерван прибытием огромной грохочущей машины с водолазами. Машина остановилась, из нее вышел старший, мы с ним познакомились, я еще раз обрисовала задачу, и два водолаза, выскочившие было вслед за руководителем, полезли обратно переодеваться, а старший вместе с помощником вытащил из машины огромный бур и спустился на лед канала пробивать лунку для входа водолазов.

Пробив лунку, они помогли водолазу, облаченному в тяжеленный, почти космический скафандр, спуститься на лед, и аккуратно пропихнули его в черную воду, плескавшуюся в проруби. Все это заняло около двух часов. Пока водолазы занимались своим делом, мы с Кораблевым, отошли к ресторану и заглянули в окно.

— Если господа Нагорные сидели за этим столиком, а окно было открыто, вполне могли в нее попасть с той стороны, — прокомментировал Кораблев. — Только зачем потом вывозить труп в Красногвардейский район? Как вы себе это представляете? Киллер палит в даму с чердака напротив, а потом является в ресторацию и вывозит тело?

— Самое интересное будет, если мы сейчас найдем труп Нагорного на дне канала, — сказала я. — Если их обоих застрелили, когда они сидели в ресторане…

— Значит, собаки-халдеи их трупы выкинули, чтобы имидж этого вонючего кабака не пострадал.

— Леня, представь, их обоих застрелили через окно. Что ж, персонал ресторана один труп выкинет в канал, а второй повезет в «Красную гвардию»?

— Черт их знает, вдруг им помешали?

— Хорошо, допустим. А куда делась ее машина?

— На ней и вывезли труп.

— Ленечка, тогда надо допустить, что это работники ресторана организовали покушение на Карасева.

— Да, ребус. Хотя чем черт не шутит! Еще некоторое время мы на разные лады пообсуждали версию об убийстве Нагорных работниками ресторана. «Леня, только это явно не гардеробщица, — сказала я, — ей Нагорный явно нравился». Но в итоге пришли к выводу, что версия притянута за уши.

— Чердачок-то пойдем смотреть? — заплясал Леня возле ресторанного окна.

Но я убедила его в том, что чердачок смотреть преждевременно. Во-первых, для осмотра нам нужен будет криминалист и, желательно, медик, чтобы потом осуществить визирование и определить траекторию полета пули. Если стреляли с чердака, нужно будет назначать дополнительную экспертизу, ставить вопрос о взаиморасположении стрелка и жертвы, проводить эксперимент. А мне почему-то не хотелось раньше времени оповещать широкую общественность о том, что я знаю про дистанцию выстрела. Причем я даже себе не отдавала отчета, по какой причине; не хотелось, и все.

Мы с Кораблевым как голодные дети, прилипнув носами к ресторанному стеклу, посожалели о том, что ранение оказалось слепым, иначе можно было бы поискать в интерьере ресторана следы пули. С другой стороны, хорошо, что ранение оказалось слепым, а не сквозным: так у нас была хотя бы пуля, которую можно идентифицировать с оружием в том сомнительном случае, если мы его найдем. Если бы пуля прошла навылет и застряла, допустим, вон там, в барной стойке, за полгода ресторан наверняка подвергся бы переделке, чтобы скрыть огнестрельное повреждение стойки. И след от пули, и саму пулю никто бы никогда не нашел.

Между тем официанты, еле заметными тенями скользившие по пустынному залу, а также метрдотель и вышибала хоть и поглядывали на нас сквозь тонированные ресторанные стекла, но старательно делали вид, что не замечают наших телодвижений. Никто из них даже не вышел посмотреть, зачем прибыла на берег канала такая внушительная техника, что творится на льду канала, и чего это два взрослых человека, то есть мы с Кораблевым, толкутся возле их заведения и заглядывают внутрь.

Мнения наши по поводу оценки странного нелюбопытства разделились: Ленька считал, что это очень подозрительно, их ведь наверняка свербит желание понять, в чем дело. А я высказала убеждение в том, что это как раз совсем не подозрительно, и они все явно понимают, что происходящие действия связаны с исчезновением знатного клиента их ресторана; а раз их не зовут поучаствовать, значит, они не нужны, и поэтому они не вмешиваются.

Бросив последний взгляд в ресторанный зал, Ленька затушил только что прикуренную сигарету и плюнул прямо под подоконник «Смарагда»:

— Твари, видят ведь, что мы тут уже дуба даем, — топтаться на улице действительно было холодно, — нет чтобы пригласить погреться…

— И угостить горячей пищей за счет заведения? — хихикнула я, но Ленька был серьезен.

— Вот именно. Чтоб они подавились своей горячей пищей!..

Но приглашения от ресторанных работников мы так и не дождались, и никто не расстелил на Ленькиных коленях вожделенную салфеточку. А водолазы, между тем, закончили работу только к шести вечера, на совесть обшарив дно канала на сто метров вверх и вниз от точки «X». Разоблачившись, водолазы уползли греться в машину, а старший доложил нам о результатах:

— Трупа тут нет. И не было. Течение тут никакое, это же не речка, а канал. Заиленность большая. Если бы сюда тело упало, илом бы затянуло, так бы оно тут и лежало.

— Так что, никаких результатов? — вздохнула я, расписываясь в акте выполненных работ, но водолазный начальник протянул мне что-то, завернутое в полиэтиленовый пакет.

— Что это?

Не успела я протянуть руку, как вынырнувший из-за моей спины Кораблев уже разворачивал мокрый полиэтилен. Там лежал обледеневший мобильный телефон. Схватив его, как коршун, Кораблев прыгнул в машину и рванул в ближайший пункт продажи телефонов. Я еле успела выкрикнуть водолазам слова благодарности и прыгнуть вслед за ним в машину до того, как она тронулась.

В пункте продажи Кораблев поднял всех на ноги, распугал немногочисленных покупателей и, тряся удостоверением, заставил недовольных продавцов разобрать мокрый телефон и проверить номер аппарата. Но мне не было нужды дожидаться результатов проверки: я уже и так знала, что это мобильник Нагорного.

Глава 11

На следующий день должны были хоронить Карасева. Ленька заранее предупредил меня, чтобы я с утра на него не рассчитывала.

— Пойду потолкаюсь на похоронах.

— Ты в открытую потолкаешься или из кустов?

— Да нет, в открытую. Заодно посмотрю, кто из моих коллег на отпевание придет. Кто придет, тот, значит, и денежки из кассы получал регулярно.

— Ну уж, — усомнилась я. — Может, твои коллеги придут с теми же целями, что и ты. А тебя как раз запишут в завербованных карапузовским сообществом.

— Не-ет, я-то знаю, кто по нему работал, а кто — на него.

— А ты уверен, что оборотни в погонах там появятся?

— Ну, не все, конечно. Но все равно, потолкаться там будет полезно. Там, конечно, автобус с техникой поставят у собора, но живой глаз лучше.

— Лень, поскольку грешно компьютером орехи колоть, я на тебя в плане рутинной работы и не рассчитываю. Но мне бы хотелось какую-нибудь пешку для заданий типа «пойди туда, не знаю куда», — робко заикнулась я.

Кораблев обещал походатайствовать и утром позвонил мне с сообщением, что щедрое руководство оторвало от сердца выдающегося опера современности Шарафутдинова Александра Равилевича, раз уж он всю свою сознательную жизнь разрабатывал Карапуза, и означенный Шарафутдинов со всеми потрохами выдается для нужд следствия.

Через полчаса выдающийся опер современности явился пред мои светлы очи. Я уж не стала комментировать Кораблеву, чем Татарин выдающийся, но для посылок этот отрок вполне годился. Не Леньку же с запросами посылать.

Бодрый Шарафутдинов заверил, что он к труду и обороне готов, и сразу спросил, кого нужно задерживать. Я несколько охладила его пыл, поскольку для него было приготовлено спецзадание: проверить все неопознанные трупы в городе и области на предмет идентификации с Нагорным. Помимо необходимости такой проверки, провести которую не удосужился мой предшественник из городской прокуратуры (надо, кстати, съездить поболтать с ним, бывают такие случаи, когда у следователя в голове гораздо больше, чем в деле), мною двигало элементарное желание видеть Татарина как можно реже, для чего следовало заслать его как можно дальше.

Я строго наказала ему не ограничиваться проверкой неопознанных трупов полугодовой давности, а проверять сводки каждый день, пока я не отменю задания. В области регулярно находят «подснежников», в том числе и очень несвежих, поэтому будем проверять все трупы, пока не получим результат. Не мог же труп исчезнуть бесследно…

Кроме того, Татарин получил дополнительное задание: проверить, не выезжали и не вылетали ли из города супруги Нагорные. При всех его недостатках Татарин был идеальным исполнителем несложных задач в том смысле, что ему и в голову не приходило усомниться в нужности его работы и в обоснованности полученного задания.

Если более продвинутые опера тут же начинали скулить на тему «когда ваш начальник говорит, что у него появилась интересная, плодотворная идея, это значит, что у вас появилась нудная, бесполезная работа», то оперуполномоченный Шарафутдинов щелкнул каблуками и спросил, можно ли приступать к исполнению. Я милостиво разрешила, надеясь, что не увижу его в ближайшие три месяца, и Татарин отбыл, задав перед уходом, на полном серьезе, удивительный по тупости вопрос:

— А мне за какой период проверять, не выезжали ли они: до их смерти или после?

Кто же мог знать, что в этом идиотском вопросе кроется ключ к разгадке дела…

После ухода Шарафутдинова я собралась было вскрыть толстый конверт, приложенный к делу, и заодно посмотреть протокол осмотра квартиры Карапуза, но прибежала Зоя с какими-то срочными бумажками, пришлось заполнять их, пока она стояла над душой. Не отрываясь от писанины, я поинтересовалась у Зои, как ей Кораблев. Зоя манерно пожала плечами, из чего я сделала вывод, что шансы у Кораблева есть. И Зоя с ее страстью кормить объект вложения чувств, причем значительно более качественно кормить, нежели это делают в ресторане «Смарагд», тоже имеет шансы на долговременные отношения. А уж если она будет перед кормлением расстилать салфеточку на коленках у Кораблева…

Только мы закончили, и Зоя унесла бумажки, как появился, легок на помине, Кораблев с докладом о том, как прошли похороны.

Благодаря ему я узнала из первых рук то, о чем впоследствии написали все газеты, независимо от цвета и формата. Но для начала он объявил, что замерз, как цуцик, и потребовал чего-нибудь для сугреву. Он и вправду дрожал и кашлял сильнее, чем обычно.

Из канцелярии срочно была вызвана Зоя с горячим чаем и рижским бальзамом. Фантастика, но она притащила с собой крахмальную салфетку и, усадив Кораблева за чайный столик, расстелила эту салфетку у него на коленях. Я мысленно послала пламенный привет отставленному Горчакову.

Согревшийся и размякший Ленька, посмеиваясь и покашливая, рассказал, что в момент выноса тела из собора после отпевания, перед погрузкой его в катафалк группа бойцов Кости Барракуды подралась с людьми из команды Нагорного — натуральным образом, стенка на стенку.

Ленька с чрезвычайно довольным видом отметил, что присутствовавшие при сем корреспонденты некоторых изданий успели сделать забойные снимки, красноречиво характеризующие упадок нравов в бывшем карасевском преступном сообществе.

— Слушай, а из-за чего разодрались-то? — спросила я, представив эту сценку: кулачный бой над только что отпетым телом идейного руководителя.

— А хрен их знает! Как-то быстро все произошло, гроб стали выносить, на ступеньках замешкались, и вдруг махалово началось, причем вокруг гроба. А парни, которые гроб несли, те, домовину из рук не выпуская, стали ногами врагов цеплять. Паноптикум!

— А сам Барракуда был?

— На отпевании был, — задумался Кораблев. — Во время драки я его не видел. На кладбище он точно был.

— Получается, что он сам не дрался, только люди его дрались?

— Получается, так. Но ничего, он же теперь ваш агент, сам придет и все расскажет.

Я оставила сарказм без ответа. Почему-то мне казалось, что Барракуда действительно придет и все расскажет.

— Леня, а можно Татарина отправить в Москву, пулю по Карасеву отвезти в пулегильзотеку? — спросила я Кораблева, и он важно кивнул.

— Конечно, можно.

— Здорово. Я ее вчера из морга забрала, она, кстати, тоже калибра 5,6.

— Да ну? — Кораблев навострил ушки. — Вот будет смешно, если она пойдет и на мадам Нагорную тоже…

Но тут же он оборвал сам себя:

— Нет, там же явно из винтовки стреляли, а в Карапуза из пистолета, охранники видели.

— Неважно, проверить все равно надо. Вдруг оружие засветится.

— Заметано, — сказал Кораблев, — прямо завтра Татарина и отправим. Давайте пульку.

Я полезла в сейф за упакованной в конверт пулей и опять наткнулась на конверт из дела Нагорного и на протокол осмотра жилища Карапуза с видеокассетой впридачу. Отдав Леньке пулю с сопроводительным письмом, я все-таки извлекла из сейфа конверт и протокол осмотра и вскрыла конверт.

В нем оказался набор фотографий, запечатлевших господина Нагорного в самые разные периоды его жизни, от официальных паспортных до цветных любительских, и несколько снимков его со смазливой блондинкой, вероятно, женой. Я с любопытством разглядывала его умное и хищное лицо, лицо непростого человека, с интригой в глазах, с коварным прищуром. Да, на его фоне Костя Барракуда смотрелся деревенским парубком.

Кораблев заглянул мне через плечо.

— Хорош, да? — спросил он, кивая на нашего фигуранта. — А откуда фотки?

— Если бы я знала! Важняк господин Ермилов никак их оформить не удосужился, а никаких родственников у супругов Нагорных в Питере не числится. Был только папа Марины из Киева, который появился, чтобы тело забрать, и увез ее захоранивать на Украине.

Разложив на столе фотографии, я еще раз внимательно их рассмотрела, и поняла, что у меня сформировался ряд вопросов к важняку : господину Ермилову.

— Лень, не отвез бы ты меня в городскую? — задала я вопрос Кораблеву, ни на что не надеясь и прямо-таки уже слыша его отрицательный ответ. Но Ленька аккуратно снял с Колен салфеточку и поднялся.

— Поехали.

— Подожди, позвоню Ермилову; может, его на месте нет, или он не в состоянии нас принять.

Но Ермилов оказался на месте и в состоянии.

По дороге Ленька поинтересовался, знаю ли я этого Ермилова. Я неопределенно пожала плечами. Особо хорошо я с ним знакома не была, столкнулась только один раз и осталась в недоумении. Было это лет пять назад, он только пришел в городскую, числился в молодых следователях, но апломба имел на трех старых. Я тогда как раз передала в Управление по расследованию особо важных дел дельце по покушению на одного известного мафиозо, который чудом остался жив. Машина его, мало того, что покореженная взрывом гранаты, была еще разрезана автогеном, чтобы вынуть тело охранника, и восстановлению, по общему мнению, не подлежала.

Так вот, дело я передала и думать о нем забыла, как вдруг мне позвонил этот самый чудом выживший мафиозо, представился честь по чести и попросил вернуть ему техпаспорт на машину.

— Не вижу причин для отказа, — ответила я, — но вы обратились не по адресу, я дело уже передала в городскую прокуратуру, все документы на вашу машину там.

— Да я звонил уже туда, господину Ермилову, — ответил мафиозо, — а он мне отвечает: «позвоните в понедельник», «позвоните в среду», «позвоните в пятницу», и так уже три недели.

— А от меня вы чего хотите? — удивилась я.

— Помогите, Мария Сергеевна, — взмолился потерпевший. — Я понимаю, что машина восстановлению не подлежит, но мне техпаспорт нужен, чтобы снять ее с учета.

Вздохнув, я попросила мафиозо позвонить к вечеру и набрала Ермилова. Представившись, я прямо спросила, в чем дело, ведь техпаспорт я аккуратно вложила в конверт, подшитый к делу; неужели он умудрился его посеять?

— Да нет, — замялся господин Ермилов. — Техпаспорт лежит в конвертике…

— Тогда в чем же дело?

— Да ну, как же я ему отдам документ? Он ведь бандит, лидер организованной преступной группировки!

— Но документ-то — его. Да и в паспорте у него не написано, что он лидер, а наоборот, написано, что он гражданин России, — мне и впрямь были непонятны метания коллеги.

— Нет, я не могу взять на себя ответственность, — заявил Ермилов.

— Тьфу, — сказала я, — если дело только в этом, давайте я ему выдам документ.

— Ой, давайте, — обрадовался непримиримый борец с организованной преступностью. — Если вы на себя ответственность возьмете…

— Возьму, — заверила я его, поехала в городскую, забрала техпаспорт и от своего имени выдала его потерпевшему лидеру, ничуть не сомневаясь в правомерности своих действий. Тот был счастлив и только сказал, что не понимает, почему Ермилов не мог этого сделать.

— Я тоже не понимаю, — призналась я.

Но при всей свой нерешительности господину Ермилову удалось за это время дорасти до важняка и заполучить звезды советника, юстиции.

Кораблев идти вместе со мной к Ермилову отказался, пообещав ждать в машине. Когда я вошла к важняку в кабинет, он ничем не выдал, что узнает меня, как будто и не было того случая с техпаспортом.

— Какие проблемы? — солидно спросил он, снисходя к нижестоящему районному коллеге, но в то же время выдерживая приличествующую дистанцию, чтобы районный коллега, не дай Бог, не почувствовал себя ровней. Я про себя посмеялась — мой следственный стаж вообще-то приближался к его календарному возрасту, но если человеку так комфортно себя вести, пускай себе тешится, я и не таких видела.

Я объяснила, какие проблемы, и господин Ермилов важно покашлял.

— Ну что ж, — принялся он просвещать меня, — фотографии я взял в квартире Нагорных при осмотре…

— А в протоколе осмотра они не фигурируют, — вскользь заметила я.

— Ну, я не счел нужным всю эту мутотень в протокол зафигачивать, — несмотря на употребляемый жаргон, господин Ермилов слова ронял весомо и вообще выглядел чрезвычайно солидно.

— А кстати, где ключи от квартиры Нагорных, и что вообще с квартирой?

— Ключи я отдал сотрудникам ОРБ, которые по делу работали, а что с квартирой, понятия не имею. Да и зачем мне? — он дернул плечом.

— Что ж, она так и стоит бесхозная? Если родственников нету, значит, имущество выморочное.

— Ну, а мне-то что? Впрочем, узнаю Марию Сергеевну с активной жизненной позицией. Вы все время чьи-то интересы отстаиваете, похвально.

Я вдруг поймала его взгляд, царапавший перстенек с сапфиром на моем безымянном пальце.

— Голубой бриллиант? — вскользь поинтересовался он, приподняв бровь.

— Нет. Сапфир.

Ермилов сдержанно хмыкнул, давая понять, что имеет собственное мнение на этот счет, и у меня как-то нехорошо екнуло в душе. С чего бы это вдруг он обратил внимание на мое недорогое простенькое украшение? И назвал камень так, как мне советовал представлять его Костя Барракуда? Неужели Горчаков был прав, и доброжелатели уже чешут языки? Вот и Ермилов ехидно так намекнул на то, что я все защищаю интересы представителей организованных преступных сообществ, а судя по голубому бриллианту на моем пальце, вряд ли делают это бескорыстно. Ну что ж, мне не привыкать, все эти сплетни особого значения не имеют, только вот откуда в данном контексте возник голубой бриллиант?..

Ермилов продолжал отвечать на мои вопросы, еле заметно усмехаясь, и мне стало казаться, что усмешка его имеет значение превосходства безупречного служащего над небезупречным. Я поспрашивала его насчет допросов работников ресторана, узнав, что он допросил тех, чью явку обеспечили ему ОРБ-шники, осуществлявшие оперативное сопровождение.

— А гардеробщики? А охранник?

— Я же сказал, кого мне привели, я тех и допросил.

Следующий мой вопрос был о дистанции выстрела, но Ермилов и ухом не повел.

— Неблизкая дистанция, а что?

— А почему вы вопрос не поставили эксперту об этом?

— Мария Сергеевна, — терпеливо разъяснил мне Ермилов, — вы понимаете, что такое неблизкая дистанция? Мне лично этого было вполне достаточно.

— А все же? Вас не интересовало конкретное расстояние, с которого был произведен выстрел?

— Я не понимаю, — дрогнул он уголком рта, — вас не устраивает формулировка эксперта? Назначьте дополнительную экспертизу. Мне ответили, что выстрел был произведен из пистолета Марголина, с неблизкого расстояния, чего вам еще? Это же глухарь!

— Хорошо-хорошо, — ответила я, совсем как мой ребенок, когда он желает отвязаться от назойливых замечаний взрослых. Не будем заострять на этом внимания. Неблизкая так неблизкая. Марголина так Марголина.

Далее господин Ермилов снисходительно сообщил мне, что убийство Нагорного и его жены он лично считает делом рук киллера Бородинского, но связываться с этим опасным типом он не хотел, да и мне не советует. Последнюю фразу он произнес с нажимом, вкладывая в нее дополнительный смысл.

— Кстати, вы в курсе, что в момент исчезновения Нагорного Бородинский находился в следственном изоляторе? — спросила я.

Мой собеседник пожал плечами, давая понять, что это не самая важная деталь расследования.

— А в деле, между прочим, я не увидела справки об этом, — не унималась я.

Господин Ермилов возвел очи горе.

— Значит, оперативники не предоставили справки. Все, что они мне принесли, я в деле подшил, — разъяснил он. — И вообще, что это за претензии? Мое руководство дело смотрело, у них претензий не было, а районный следователь мне тут пальцы гнет!

Мне казалось, что пальцы гнул как раз он, но я тактично промолчала.

— Вот вы знаете, Мария Сергеевна, почему вы никогда не будете работать в Управлений по расследованию особо важных дел? — продолжал Ермилов.

Потому что не хочу, ответила я про себя как профессор Преображенский, а вслух говорить этого не стала, изобразив на лице почтительную заинтересованность.

— Потому что вы не умеете читать между строк, а для того, чтобы быть хорошим следователем, надо проявлять определенную гибкость, — просветил меня важняк. — Все версии по делу прилично отработаны, а большего и не требуется.

— Кому не требуется? — осмелилась я подать голос. Меня разбирал смех.

— Никому не требуется, — раздраженно выкрикнул Ермилов.

— Это вы так считаете или кто-то вам об этом сказал? — я все еще пыталась сохранять почтительность в голосе.

— Господи, да как вы не понимаете! Не все должно говориться прямым текстом. Но, если хотите, моему руководству дали понять, что нет Нагорного, и хорошо. Пока раскрытие по этому делу не нужно.

Я изо всех сил проявляла гибкость, только чтобы Ермилов не понял, что я откровенно издеваюсь над ним.

— Не нужно? — вытаращила я глаза. — А я думала, что раскрытие нужно по каждому делу.

— В конце концов, им виднее, — сказал Ермилов, указав пальцем на потолок.

— А почему?

— Ну, есть какие-то политические соображения, — он покрутил рукой в воздухе, — там порешали все, на мое руководство выходили генералы из главка…

Он откинулся в кресле, давая понять, что и так слишком много сказал.

Из кабинета следователя по особо важным делам Ермилова я вышла, так и не получив ответа на криминалистические вопросы. Но зато получила ответ на политический вопрос: кто управлял расследованием. Было понятно, что Ермилова, как куклу, дергали за веревочки сотрудники ОРБ, умело направлявшие его активность в нужное русло. А поскольку в данном следователе чинопочитание развитое сверх меры, достаточно послушать, с каким придыханием он произносит словосочетание «мое руководство», опера, судя по всему — не дураки, не впрямую ему это сказали, а зашли на него как раз со стороны руководства. Их генералы, как Ермилов выразился, позвонили начальникам в следственную часть (а может, встретились в непринужденной обстановке) и намекнули, что из высших политических соображений не надо пока тревожить осиное гнездо. Без сомнения, Ермилов старательно допросил тех, кто нужен был этим ОРБ-шникам, и не добрался до тех, чьи показания были тем же персонажам совершенно не нужны. И вообще послушно не совал нос дальше, чем требовалось по политическим соображениям.

Выводы из всей этой печальной ситуации были такие: во-первых, мне придется проводить все расследование заново. Если некие оперативники формировали список лиц, подлежавших допросу, то почему не допустить, что они же влияли и на существо показаний? И во-вторых — не эти ли оперативники засветились в истории со стриптизершей? Фамилии этих оперов — Спивак и Захаров — я выудила у Ермилова, в момент, когда он утратил бдительность и упивался собственным величием.

Но какой осел! Подумать только, дистанция выстрела его не интересует!

Сев к Кораблеву в машину, я назвала ему фамилии Спивака и Захарова. Кораблев, глядя прямо перед собой, состроил такую гримасу, которая вполне заменила мне личные дела этих сотрудников.

— А они-то на похоронах были? — спросила я.

— В первых рядах, — ответил Ленька, выруливая из двора городской прокуратуры. — Только я не пойму, чьи они — то ли Нагорного ребята, то ли прямо у Карапуза из рук ели.

— Уж, во всяком случае, не Костины. Не Бородинского.

— Ах, он вам уже Костя, — хмыкнул Кораблев, правда, вполне по-доброму.

Не ответив на подколку, я вспомнила, что во время беседы со следователем меня мучил один вопрос: Кораблев работал по исчезновению Нагорного с самого начала, выполнял поручения следователя, задерживал охранника; пропавшего Валерия Витальевича, искал свидетелей. Но господин Ермилов ни разу не упомянул УБОП и Кораблева лично, зато ссылался на каких-то сотрудников ОРБ, которые якобы обеспечивали оперативное сопровождение и даже получили от него ключи от квартиры, Нагорного, кои у них и осели.

— Леня, а как делятся полномочия между ОРБ и УБОПом? Раньше был один РУОП, и все было понятно. А теперь наплодили структур, я их путаю все время.

Кораблев хмыкнул.

— УБОП работает только по Санкт-Петербургу. А ОРБ — по всему Северо-Западу, у нас отделы специализируются по предметам — поя лидерам организованных преступных сообществ, по экономической организованной преступности и так далее, а их работа строится по зональному принципу. Весь Северо-Запад им подчиняется.

— А Псков — это Северо-Запад?

— Конечно. Люби и знай родной край. У вас в школе-то по географии что было?

Мы подъезжали к родной прокуратуре, когда у Кораблева зазвонил мобильный. В машине у него был специальный держатель для телефона, и функционировала громкая связь: я подозревала, что со своей контузией Ленька просто не уверен в себе: прижать телефон плечом он не может из-за травмы, а одной рукой боится вести машину.

Когда он ответил на вызов, я услышала из телефонного динамика незабываемый голос киллера Бородинского:

— Алло! Это я, Константин.

— Ну? — откликнулся Кораблев.

— Слушай, ты не знаешь, где Мария Сергеевна? Звоню ей на работу — нету.

— Знаю, она рядом со мной, — не стал церемониться Кораблев. — Говори. У меня громкая связь включена.

— Мария Сергеевна, поговорить надо, — взял Костя быка за рога. — Только в прокуратуру я больше не пойду. Давайте на нейтральной территории.

Кораблев, слушавший наш разговор, кивнул мне — мол, соглашайтесь на нейтральной территории, встретиться надо, и я согласилась. Естественно, в качестве места встречи прозвучала фешенебельная гостиница — излюбленная явка новейших аристократов, и Кораблев, свернув с пути истинного, что вел к районной прокуратуре, завернул в этот пятизвездочный отель.

Подъехав к месту встречи, Кораблев лихо припарковался и, выйдя из машины, открыл мне дверцу.

— Ты пойдешь? — спросила я.

— Зачем я вам? — пожал он плечами. — Без меня обойдетесь, меня не приглашали. Я тут подожду. Тут слишком дорогое место, а я не одет, — пококетничал он, но дело было, естественно, не в этом.

— Ну, как хочешь, — и я отправилась в дорогое место одна.

Сразу после швейцара меня уже встречали: двое молодых людей с квадратными лицами, но с приторными выражениями этих лиц поздоровались со мной и повели через холл к лестнице. На нижней ступеньке лестницы сидел Бородинский, завидев меня, он поднялся.

— Здравствуйте, Мария Сергеевна, — заулыбался он. — Пообедаем? Надо Вову помянуть как следует.

— А вы что, не помянули? — удивилась я.

— Да что ж я, с этим быдлом за стол сяду? Вот помяните мое слово, это Нагорный Вову расстрелял, падла. А я с ними поминать буду?!

— Но Нагорного-то на похоронах не было, — осторожно заметила я.

— Его не было, это точно, а кодла евоная была, в полном составе.

— Это ваши там, кстати, драку затеяли?

Барракуда хмыкнул.

— А не хрен им было лезть гроб нести. Ур-роды!

Во время этой светской беседы мы так и топтались у подножия мраморной лестницы, украшенной орхидеями, благо в этом уголке пятизвездочного отеля было безлюдно.

— Ну так чего? Пойдемте, что ли? — спохватился Костя. — Тут есть такой вип-зальчик…

— Костя, я не хочу есть. Вы хотели поговорить, — напомнила я. Но Костя замахал руками.

— Не, там и поговорим. Правда, я продрог гам на кладбище, жрать хочу. И рюмку за Вову опрокинуть. А вы хоть кофейку выпьете, если обедать не будете. Ну правда?..

Он скорчил такую умильную рожу, что я согласилась. В принципе, какая разница, выпью я кофе в буфете на первом этаже, на глазах у всех входящих в гостиницу и выходящих оттуда, или в закрытом зале? Голубой бриллиант от мафии я уже имею, поэтому чашка кофе в моем досье погоды не сделает.

И мы пошли в зал для особо важных персон.

В фойе второго этажа, перед входом в зал, тихо играла живая музыка, невидимый пианист услаждал слух, если я правильно определила, фортепьянными сонатами Гайдна. Как из-под земли вырос черно-белый безмолвный официант и услужливо распахнул перед нами двери V.I.P. — зала. Мы прошли внутрь, Костя помог мне снять куртку, отодвинул для меня стул у обеденного стола, инкрустированного ценными породами дерева, и сам сел напротив. Его телохранители заняли место в углу.

Из-за моего левого плеча материализовался официант (это было похоже на телекинез), с поклоном вручил мне тяжеленное меню и морально подавил меня уже вошедшим в традицию расстиланием салфетки на моих коленях. Затем то же самое он проделал с Костей, вытащил из ящика стоявшего в углу комода белоснежную скатерть и, точнехоньким движением набросив ее на обеденный стол, расправил уголки.

Костя раскрыл талмуд меню в кожаной папке, ткнул пальцем в несколько блюд:

— Мне вот это, вот это и вот это. И водочки сто пятьдесят. И огурцов соленых.

— У нас только маринованные, — забормотал официант, — но очень хорошего качества… Может быть, принести вам фуа-гра к аперитиву?

— Не, вот этого не надо, — поморщился Костя. — А соленых огурцов точно нет?

Официант горестно покачал головой.

— Не люблю я маринованные, да ладно. Давай. И это… Ребятам вон принеси чего-нибудь пожрать.

Официант кивнул и обратил свое внимание на меня.

— Что для вас?

— Кофе.

— И все?

— И все.

Меня не стали уговаривать, как это было в «Смарагде». Костя просто щелкнул пальцами и сказал официанту:

— Даме то же самое, только без водки и огурцов.

Я для приличия поотнекивалась, но Костя резонно заметил:

— Не понравится, не ешьте. А может, и соблазнитесь.

Неожиданно для себя я ответила:

— Хорошо. Только кофе сразу.

Официант кивнул и культурно испарился.

Живая музыка продолжала негромко звучать в помещении, приторно пахли орхидеи, похрустывала кипенно-белая скатерть, Костя в ожидании водочки и закусок барабанил пальцами по столу. Как-то незаметно перед ним появились закуски, тарелка с маринованными огурчиками, стопочка и графин, из которого официант налил ему холодной до густоты водки.

— Ну!.. — сказал Костя, и не дожидаясь, пока официант испарится, сглотнул водку и хрустнул огурчиком. Выглядел он сейчас, как двуликий Янус: одна половина его физиономии выражала долгожданное удовольствие от выпивки и закуски, а вторая тщетно пыталась удержать постное выражение «упокой, Господи». Видимо, он про себя произносил эти самые слова, потому что, прожевав огурчик, тщательно перекрестился. Я некстати подумала, что как раз те кто больше всех попирает десять заповедей, особенно две самые известные — «не убий» и «не укради», как раз они носят самые крупные нательные кресты и старательнее всех осеняют себя знамением. Как опознать самого большого грешника? По самой большой хоругви и по самому истовому битью поклонов.

Мне принесли кофе в чашке из костяного фарфора и теплые сливки в молочнике. Отдельно на тарелочке — крошечный фирменный птифур в шоколадной глазури. Перед Костей, а потом и передо мной разыграли спектакль со срыванием серебряной крышки с горячего блюда, впрочем тут, не как в «Смарагде», выглядело оно и пахло аппетитно.

Пока Костя утолял свой голод, я огляделась: здесь, в отличие от интимного полумрака «Смарагда», хрустальные люстры заливали все ярким светом, бросая нежные блики на стены цвета ванили и потолок в затейливых розетках. Видимо, вся эта благостная атмосфера, которой обволакивали нас в этих заведениях, своей целью имела взрастить в клиентах иллюзии наличия у них некой аристократической родословной, прервавшейся октябрьским переворотом.

Однако я заметила, что иллюзии иллюзиями, а Косте к трем переменам блюд и фарфоровым тарелкам положили только один прибор, с помощью которого он, не мудрствуя лукаво, и потреблял сначала закуски, а потом и горячее. А вот мне почему-то принесли по полной программе: вилочку и закусочный нож для «антре», большую вилку и большой нож для горячего и десертную ложечку, пристроив ее горизонтально за сервировочной тарелкой.

Я пожалела, что со мной нет Кораблева, и вдруг подумала, что сегодняшний обед — это лишнее подтверждение тому, в каком перевернутом мире мы живем. Всей этой аристократической обстановкой — живой классической музыкой, дворцовыми интерьерами, тошнотворно вежливыми официантами, костяным фарфором и столовым серебром — должны наслаждаться те, кто обладает достаточной культурой, чтобы все это оценить по достоинству.

Но по иронии судьбы те, кто обладает достаточной культурой, финансируются по остаточному принципу и в состоянии оценивать только интерьер пирожковых (на цену горячих блюд я здесь не посмотрела, поскольку не собиралась их заказывать, а вот стоимость чашки кофе заметила — двести тридцать восемь рублей). А сюда ходят персонажи, которые очень стараются выглядеть на родословную, и им, бесспорно, льстит, что с ними обращаются, как с князьями Юсуповыми, но они давятся этой обстановкой, словно какой-нибудь непривычной фуа-гра вместо понятных огурцов к водочке. И классической музыкой тоже давятся, в телефонах-то у них сплошная «Мурка»…

Прожевав, Костя заказал еще водочки и, наклонившись ко мне через стол, спросил:

— Ну что, Мария Сергеевна, узнали что-нибудь?

Меня это слегка покоробило, но я стерпела. Вопреки негативному мнению обо мне следователя Ермилова, я сегодня проявляла просто чудеса гибкости.

— Узнала. На девяносто процентов ваши доброжелатели — Спивак и Захаров, ОРБ. Проверьте через своих людей, на какой машине они ездят. Если это «форд», который вы видели, значит, на сто процентов.

— Спивак и Захаров… Понял. А что мне делать-то?

— Лучше всего пока уехать.

Костя покачал головой.

— Нет. Уехать не могу. Да еще Вову убили… Я должен быть здесь.

— Тогда пеняйте на себя.

Он вздохнул.

— Вот блин! Ладно, буду выходы искать на этих оборотней в погонах. Спасибо. А если вдруг прихватят меня? Подбросят чего-нибудь? Как тогда быть?

— Костя, вы можете мне честно ответить на вопрос? — услышав это, Костя напрягся, но мужественно изобразил лицом, что ждет вопроса.

— Даже на два. Вы действительно непричастны к убийству жены Нагорного и к исчезновению его самого?

Костя искренне вытаращил глаза.

— Марь Сергеевна, вы же знаете, я сидел тогда!

— По-моему, вы мне сами сказали когда-то, что из тюрьмы еще проще организовать. Так как?

— Нет, Мария Сергеевна! Ни сном ни духом! Вот перед Вовиной памятью — я тут ни при чем.

— Хорошо. И второй вопрос. У вас есть незарегистрированное оружие?

Костя не шевельнулся. Но загорелое лицо его, а потом и могучая шея медленно залились пунцовой краской. Он выдержал мой взгляд. И после паузы тихо сказал:

— Ну а как вы думаете? Конечно, есть. У меня жизнь опасная, без оружия никак нельзя. Я пробовал официально разрешение получить, для самообороны, так мне с моей судимостью не дают…

— А где гарантии, что вы правду говорите, будто вам пытались подкинуть оружие? Может, у вас найдут то, что вы храните незаконно, а вы меня будете убеждать, что вам его подбросили. Мне бы не хотелось выглядеть дурой.

Костя прижал обе руки к груди.

— Да вы что, Мария Сергеевна! Вы что, думаете, что я могу вас так подставить?! И потом, у меня оружие серьезное, дорогое. А мне совали в машину спортивный пистолет. Марголина или что-то в этом роде.

Я подумала, что надо с помощью Кораблева прошерстить все дела оперативного учета по Костиной группе боевых стрелков, не светился ли у них когда-либо у коллективе пистолет Марголина. Но Костины руки, сложенные на груди, меня, в общем-то, убедили. Он же признал, что незарегистрированное оружие у него есть, а мог бы промолчать. Значит, он достаточно искренен.

Но где-то в глубине мозжечка у меня зрел вопрос о том, не все ли равно, за какое оружие посадят Костю Барракуду, — за то, которое у него реально есть, или за то, которое ему подбросят. И я не находила ответа.

Глава 12

Судя по тому, как бережно унес официант папочку с оплаченным счетом, Костя не поскупился. В сухом остатке от обеда, помимо потрясающе вкусного мяса и ароматного кофе, у меня была информация о том, что банда Нагорного — те хлопцы, которые в свое время считались его людьми, в последнее время активизировалась. Среди них наблюдается нездоровый ажиотаж. Костя опять клялся, что Карасев незадолго до смерти общался с живехоньким Нагорным. Но когда я сказала, что проверять это надо, имея все номера телефонов, которыми пользовался покойный Карасев, Костя сразу соскучился и сменил тему.

Он галантно подал мне верхнюю одежду и распахнул передо мной двери V.I.P. — зала.

— Вас куда подвезти?

— Никуда, — ответила я, — меня Кораблев на машине ждет.

— А, ну ладно. Привет ему. Но мы вместе выйдем, я тоже поеду, — сказал он, и мы стали спускаться по лестнице.

— Скажите, Костя, — не удержалась я, — а это правда, что вы как-то вечером по Невскому проехали со скоростью двести двадцать километров в час?

— Двести сорок, — наклонившись ко мне, ответил он и значительно поднял вверх палец.

Возле представительного швейцара, похожего на оперного Радамеса, Барракуда притормозил, его телохранители замерли в пяти шагах позади. Я оглянулась, не понимая, почему он не выходит, и увидела, как он делает мне знаки рукой в сторону двери.

— Идите, идите, Мария Сергеевна. Только на три метра впереди меня.

— Почему? — спросила я, как дура.

— Потому что, — Костя ухмыльнулся. — Доброжелателей у меня много, а стреляют не все хорошо. Вдруг промахнутся. Вас заденут, тьфу-тьфу.

Я послушно пошла вперед, думая, что если жить, каждую секунду ожидая, что тебя либо посадят, либо подстрелят, то никакой бронированный «мерседес» не в радость, равно как и живые орхидеи.

Кораблев сладко дрых в машине. Я еле достучалась до него через стекло, потому что двери он заблокировал. Проснувшись, он долго не понимал, чего я от него хочу, потом, наконец, удосужился открыть машину. Не успела я сесть, как он стал пенять мне на то, что я бухаюсь на сиденье, как корова, и опять из моей куртки лезет пух. Кроме того, от меня несет тушеным мясом, а он, бедняга, тут вынужден меня, барыню, ждать в голодном обмороке.

Очень кстати в стекло со стороны Кораблева застучал Костя Барракуда. Кораблев прервал свои обличительные речи, вылез из машины и потряс Костину руку. Склонившись друг к другу, как братья, они обменялись какими-то репликами. Я подумала, что жизнь Кораблева Косте, видимо, не так дорога, как моя.

Закончив разговор, Костя дружески хлопнул Кораблева по спине, запрыгнул в свой «мерс», на котором его охранники подкатили к кораблевской машине и тактично остановились в нескольких шагах, и отбыл со скоростью, приближенной к реактивной.

— Кораблев, а ты не боишься, что тебе пришьют связи с мафией? — поинтересовалась я, когда он, довольно улыбаясь, вернулся в машину.

— Пф-ф! Если у опера нет связей с мафией, то это не опер, а хвост собачий. Я ж в интересах службы с ним обнимаюсь, чего, кстати, нельзя сказать о вас.

— А я-то что?

— А вы уже обдумываете, как душку отмазать, если вдруг его с оружием прихватят.

Он взял мою левую руку и повернул к свету так, чтобы виден был сапфир в перстне.

— И вообще, уже слухи ходят, что вам Костик голубой бриллиант подарил, денег стоит немереных.

— Во-первых, у меня дома лежит чек на этот перстень…

— Оправдываться будете перед прокурором.

— Леня, два дня назад Бородинский был у меня в прокуратуре и принял этот дохленький лабораторный сапфир за голубой алмаз. А сегодня мне в горпрокуратуре господин Ермилов намекает, что у меня на пальце — голубой алмаз в подарок от мафии. Что это значит?

— Это значит, Мария Сергеевна, что Костика привели к вашему кабинету и даже послушали кусок разговора.

— Интересно, как?

— А кто, вам не интересно?

— Тоже мне, бином Ньютона! Спивак и Захаров, кто же еще?

— Логично. А как? Может, радиомикрофон под окно вам сунули, может, еще что, только не слышно было ни фига, они обрывок уловили и вдули в уши, кому следует. Но то, что вам тоже теперь в затылок дышат, это факт.

И Кораблев показал головой в сторону гостиничной стоянки, где, не привлекая внимания, тихо стоял себе «форд» со слегка помятым крылом, номер под слоем грязи не читался, за тонированными стеклами было не видно салона, и мотор «форда» работал.

— Сорок минут стоят, — сообщил мне Кораблев, — прямо за нами подкатили. Так и не глушатся, заразы, окружающую среду отравляют.

— Может, пойти у них документы проверить? — предложила я, разозлившись. Не слишком ли много они о себе воображают, тоже мне, борцы с мафией!

— Зачем? Вы что, не знаете, кто там сидит? Знаете.

— Я рапорт напишу…

— Тогда придется писать, что вы с Костиком обедали. Вам это надо? Ладно, поехали.

Кораблев медленно тронулся, поглядел в боковое зеркальце на «форд» и прокомментировал:

— Ну ты смотри, совсем не стесняются. За Барракудой не поехали, а за нами тронулись.

— Ах так?! Леня, тогда поехали не в прокуратуру, а на кладбище.

— Что?! Опять?! — испугался Кораблев. — Нет, Мария Сергеевна, мы так не договаривались. Я туда больше не поеду! У меня до сих пор зуб на зуб не попадает! — и он застучал зубами для достоверности.

— Да не на Южное, Леня. На Большеохтинское.

— А туда-то зачем?!

— Там был обнаружен труп жены Нагорного. Хочу как следует осмотреть место.

— А почему сегодня? — заныл Кораблев. — Завтра, возьмите криминалиста и осматривайте сколько влезет. А я старый, больной человек, для меня два кладбища в один день — это многовато…

Я поняла, что надо срочно отвлечь Кораблева.

— Ленечка, а на тебя наша секретарша запала, Зоя. Она мне про тебя все уши прожужжала, — бесстыдно врала я, наблюдая за выражением лица Кораблева. Он даже забыл демонстративно кашлять.

— Ну вот и поехали в прокуратуру, доставим девушке удовольствие, — предложил подобревший Кораблев.

— На Болынеохтинское заскочим и сразу в прокуратуру. Нам лучше в конторе появиться ближе к вечеру. Ты же не будешь у меня в кабинете полдня штаны просиживать. А так приедем к концу дня, Зоя уже будет домой собираться, а тут ты, как раз ее и отвезешь. Нам сейчас направо.

— Ну ладно, — промурлыкал Кораблев и рванул в сторону кладбища.

По дороге мы с ним болтали про перспективы дальнейшего существования карасевского преступного сообщества.

— Вы думаете, чего там драка разгорелась, прямо у гроба? — спрашивал Кораблев.

— Как я поняла, Костины люди и команда Нагорного передрались, подозревая друг друга.

— Не все так просто. Это пока дежурный оскал, репетиция перед тем, как показать, кто в доме хозяин. Хозяйство-то осталось без головы; теперь все зависит от того, кто претендент на председательское место…

Я процитировала английского поэта:

+++

Да здравствует король, храни его, о Боже!

И дерзкий претендент пусть процветает тоже.

Я пью за них двоих, не зная, кто на троне —

Законный ли король иль претендент в короне.++++


— Хотите свою образованность показать? — хмыкнул Ленька. — Так вот я знаю, что это в переводе Маршака.

— Приятно поговорить с культурными людьми, — похвалила я его. — И кто же претендент?

— Только не Костя, к нему в команде отношение неоднозначное. Вот Нагорный, если бы жив был, очень подходил бы.

Я задумалась:

— Хорошо, предположим, что он жив. Тогда он должен появиться, чтобы прибрать хозяйство к рукам, правильно? А как он объяснит свое отсутствие?

— Кому?

— Прокуратуре. Он же не может занять престол, скрыв от широкой общественности факт появления среди живых, когда в прокуратуре имеется дело о его убийстве, а?

— Подумаешь! Придет в прокуратуру, представит справку, что все это время в коме пролежал, и все дела. Опись, протокол, сдал-принял, отпечатки пальцев, как говорится. Дело в архив.

— Мое — конечно. А ты не забыл, что вообще-то есть еще дело в прокуратуре области? Там, если Нагорный объявится, никакой архив не светит.

— Объявится по левым документам.

— И заработает себе еще одну статью. Если он в своей кодле объявится под своим именем, информация об этом все равно просочится куда-нибудь.

— Пожалуй, что так, — протянул Леня. — Он может только лично появиться в качестве преемника Карапуза. А если так, то, вы правы, информация сразу потечет.

Решая насущные вопросы захвата власти в преступном сообществе, мы начисто забыли про «хвоста». Во всяком случае, я забыла, и спохватилась только у ворот кладбища.

— А где наш «хвост»?

— Отстали на светофоре под Болынеохтинским мостом, — отрапортовал Ленька. Надо же, а мне казалось, что он и не следил, едет за нами кто-то или нет.

— Значит, поняли, что мы едем сюда, — задумчиво сказала я. — А раз отвязались, значит, поняли, зачем мы сюда едем. Ну и ладно. Пойдем.

— Господи, за что мне это? — захныкал старый больной Кораблев, когда я стала вытаскивать его из машины. — За что меня, бедненького, тащат куда-то по морозу, пешком, голодного, в курточке на рыбьем меху…

Но тем не менее он бодро поскакал вслед за мной, и даже обогнал меня, показывая, где расположен этот пресловутый бетонный колодец, в котором нашли убитую Марину Нагорную с пулей в голове.

— Но я надеюсь, что мы спускаться туда не будем? — забеспокоился он, уже когда мы стояли над колодцем по колено в снегу.

— Нет, Леня, внутри колодца меня ничего не интересует. Осматривали его летом, осмотр там хороший, даже видео есть.

— Господи. А что же вас интересует?

— Меня интересует, что вокруг. Согласись, что колодец с дороги не виден, и даже подъездов к нему нет. Чтобы выбрать его в качестве места сокрытия трупа, надо про него знать. И не просто знать, что он тут есть, а бывать здесь, и представлять, как к нему подойти и, главное, как протащить труп, не привлекая внимания.

— Ну мало ли, откуда про колодец этот знали…

— Нет, не мало ли. Исходим из того, что человек тут бывал. А зачем на кладбище ходят?

— Если следователь зануда, — сквозь зубы пробормотал Кораблев, но тут же глянул на меня веселыми глазами. — Точно! Пошли смотреть, кто тут рядом похоронен. Авось знакомые фамилии найдем.

За Зоей в прокуратуру мы не успели, но Кораблев даже не был ко мне в претензии по этому поводу, упиваясь восторгом находки. Битых два часа бродя в сумерках по пустынному кладбищу вокруг проклятого колодца, проваливаясь в сугробы и стряхивая снежные шапки с крестов и памятников, мы наконец обнаружили литую оградочку, занесенную вровень с надгробиями. И художественно выполненная ограда, и черный полированный мрамор надгробий выдавали наличие у усопших далеко не бедных родственников.

Ленька отломал от ближайшего куста несколько прутиков, расчистил надписи на мраморных плитах и глубоко вздохнул: на одном памятнике значилось «Нагорный Виталий Григорьевич, 1920-1989», на другом — «Нагорная Валентина Семеновна, 1924-1999». До заброшенного колодца отсюда было два шага.

Глава 13

— Глупость какая-то, — бормотал Кораблев, отвозя меня домой. — Может, и сам Нагорный тут где-то тухнет, а?

— Ты думаешь, оба трупа сюда вывезли? А почему тогда сбросили в разные места?

— Может, один закопали, а второй не успели?

— Леня, гадать мы можем бесконечно, — вздохнула я. — Надо что-то конкретное делать.

— Неужели перекопать все кладбище?!

— Ну как тебе в голову такое пришло? Нет.

— Так что ж получается, это сам Нагорный притащил труп жены сюда в колодец?

— Ну, а что? Барракуда уверяет, что Нагорный жив и не так давно общался с Карасевым. Как это проверить?

— Как, как… Это надо все бросить и в телефонных распечатках ковыряться.

— А у тебя есть номера телефонов, которыми пользовался Карасев?

— Поищем.

— Послушай… А еще кое-что поищешь? — спросила я, вспомнив, что в протоколах допросов официантов «Смарагда» упоминалось, что Нагорный расплачивался кредитной картой. Чем черт не шутит, вдруг они сохранили чеки, на которых расписывался Нагорный? Будет у нас образец подписи исчезнувшего, это во всяком случае проще, чем пытаться изъять что-нибудь из Законодательного собрания. Я даже сама еще хорошенько не понимала, зачем мне это надо, но решила покопаться в этом направлении.

— Что еще? — застонал Кораблев.

— Найди мне счета Нагорного. Наследников у него нет. Меня интересует, в каком состоянии счета.

— А почему вы так уверены, что счета где-то есть? Может, он бабки в чулке хранил?

— Официанты говорили, что он кредиткой расплачивался. Если есть кредитная карта, значит, должен быть и счет.

— Да проще пареной репы. Только не понимаю, зачем вам это. Думаете, кто-то грохнул Нагорного и влез в его авуары?

— Посмотрим.

— Ага, вам смотреть, а мне вкалывать, — по привычке завел Кораблев, но я видела, что он уже весь в предстоящей работе.

На следующий день он притащил мне номер кредитки, и я написала официальный запрос о состоянии счета господина Нагорного в одном из питерских филиалов зарубежного банка. Мне не верилось, что это единственный счет Нагорного, но с чего-то надо было начинать. И я отправила Кораблева в банк.

После этого мой верный рыцарь пропал ровно на неделю. Костя Барракуда тоже никак не проявлялся, и я подумала было, что он воспользовался моим советом и залег на дно или уехал. Никакого наблюдения за собой я не чувствовала, всю неделю я спокойно занималась текущими делами и лечила нервную систему. Жизнь мою омрачало только одно — с Горчаковым мы так и не разговаривали.

Он старался прошмыгнуть к себе в кабинет так, чтобы не попасться мне на глаза. Обедал в кабинете бутербродами — стенки у нас тоненькие, мне прекрасно был слышен хруст оберточной бумаги, а потом чавканье. Секретарша наша, в свою очередь, обходила стороной кабинет Горчакова, и только ко мне заглядывала — спросить, не заходил ли Ленечка Кораблев, и не зайдет ли в ближайшее время. Но я ее ничем порадовать не могла.

Однако накануне следующего уик-энда в моем кабинете появился с докладом оперуполномоченный Шарафутдинов. Он выложил сведения о том, что в день исчезновения из ресторана четы Нагорных господин Нагорный Валерий Витальевич вылетел в Москву рейсом в 17 часов 30 минут.

Я подняла на Татарина изумленные глаза.

— Александр Равилевич, вы ничего не перепутали?

— Я вообще никогда ничего не путаю, — самоуверенно заявил этот разгильдяй, который — все это знали — путал «право» с «лево», «горячо» с «холодно», шестерку с девяткой и даже УК с УПК. — А вот тут, смотрите: через два дня он обратно прилетел.

— А жена не летала?

— Не летала и поездом не ездила. Я за полгода данные собрал, — Шарафутдинов подвинул ко мне очередную порцию бумажек.

Я помолчала, переваривая полученную информацию.

— А что с трупами?

— А трупов не нашел пока. Продолжаю работу.

— А ты и Маринин труп ищешь?

— Ага.

— А ничего, что его уже нашли и захоронили?

— Ничего, — успокоил меня Шарафутдинов.

— Хорошо, — сказала я и отослала его продолжать работу.

Когда за ним закрылась дверь, я положила перед собой справку о том, что Нагорный в день исчезновения вылетел в Москву, и вторую справку — о том, что через два дня он вернулся, и попыталась привести мысли в порядок.

Значит, Нагорный жив, если он летал в Москву. Если считать, что это он летал, а не кто-то другой, — значит, у него нет документов на другое имя, только свои собственные.

Трудно представить, что кто-то воспользовался его документами именно в день исчезновения Нагорного. Зато в картину панического бегства этот полет вписывается идеально. Однако в Москве он пробыл всего два дня, и, что очень странно, вернулся назад. Будем исходить из того, что назад прилетел не кто-то другой по документам Нагорного, а он сам. Эти два дня пресса вовсю трубила о том, как депутат Нагорный прячется от прокуратуры, портрет беглеца показывали по телевизору, во всех новостных программах, фамилия его звучала чаще, чем реклама прокладок, поэтому кому-то пользоваться документами Нагорного было опасно. Если же предположить, что кто-то специально воспользовался документами Нагорного с целью привлечь внимание то ли к нему, то ли к себе, то и эта версия отпала, потому что более чем за полгода этот факт так и не был использован.

Значит, будем считать, что Нагорный в панике сбежал из города на первом попавшемся самолете, но и в Москве не чувствовал себя в безопасности, поэтому вернулся. Трупа его мы до сих пор не нашли, значит, очень высока вероятность того, что Нагорный до сих пор жив.

Эту вероятность усиливают слухи о том, что именно он должен занять высокий пост лидера организованного преступного сообщества вместо покойного Карасева. Но где же в таком случае он отсиживается — так, что до сих пор никто не знает о его лежбище. Полагаю, что Барракуда дорого заплатил бы за сведения о местонахождении Нагорного, однако Костя явно этих сведений не имеет.

И ведь оттуда Нагорный держит связь со своими людьми! В больнице столько времени не пролежишь, если только это не психушка. Но в психушке не те условия, чтобы господин Нагорный там прописался. Где же он, где?!..

Ладно, оставим пока вопрос о подполье, в которое так удачно ушел Нагорный. Разберемся с трупом его жены.

Предположим — а у нас уже достаточно данных, чтобы это предположить, — что Валерий Витальевич с супругой мирно обедали в тот роковой день в ресторане «Смарагд» у открытого окна. Неизвестный спайпер с чердака дома на другом берегу канала стреляет в них из винтовки и попадает в голову Марине Нагорной. Расстояние большое, может, он целился в самого господина Нагорного, но промахнулся. Так или иначе, Марина падает, сраженная пулей. Охранника Нагорного на месте нету, он отпущен на обед. Возле ресторана стоит только Маринина «ауди». Опасаясь, что сейчас в ресторан придут его добивать с более близкого расстояния, Нагорный вытаскивает из ресторана на улицу тело жены. Кто знает, может, она была еще жива, или ему так показалось. Может, он хотел оказать ей помощь, увезти из-под носа врагов, а в дороге понял, что везет труп. При этом работники ресторана, естественно, все это видят, но решают не вмешиваться, и молчат на следствии. Да, свой мобильный телефон Нагорный выбрасывает в канал прямо у ресторана, прекрасно зная, что по нему можно вычислить его местонахождение.

В панике Нагорный решает труп сокрыть и привозит его к кладбищу, где похоронены его родители; ему известно, что недалеко от могилы есть заброшенный бетонный колодец. В будний день там пустынно, он беспрепятственно перетаскивает тело жены из машины на кладбище и сбрасывает в колодец. А сам несется в аэропорт и хватает билет на ближайший рейс в Москву… Да, Лешки мне очень не хватало, я привыкла свои умозаключения проверять на нем. Так что к концу недели я поймала себя на том, что разговариваю вслух сама с собой.

К тому моменту, когда на пороге моего кабинета нарисовался Кораблев с загадочным выражением лица, я разложила все собранные факты по полочкам, пришла к выводу, что все так и было, и ломала голову над тем, где все это время скрывается Нагорный и как он собирается предъявить себя организованному преступному сообществу.

Однако Кораблев, как всегда, никакой ясности не внес, а только еще больше все запутал.

Он принес мне справку о состоянии валютного счета Нагорного. На момент исчезновения на счете лежало двести шестьдесят три тысячи долларов. К настоящему времени счет похудел на восемьдесят тысяч, деньги со счета снимали шесть раз: первый раз — спустя месяц после исчезновения Нагорного — двадцать тысяч; потом, с периодичностью раз в месяц, — три раза по пять тысяч; еще тридцать тысяч ушли со счета перед Новым годом, то есть месяц назад, и пятнадцать тысяч были сняты на следующий день после убийства Карасева.

Воистину это был день сюрпризов, теперь я таращилась уже на Кораблева.

— И кто, вы думаете, снимал эти бешеные бабки? — небрежно спросил Кораблев.

— Не иначе, как сам Нагорный, — пошутила я, но Кораблев кивнул.

— Правильно. По крайней мере, там, в банке, его собственноручные росписи. Я взял на себя смелость кой-кого из банка допросить, вы мне отдельное поручение напишите.

— И что тебе в банке сказали?

— Все не так просто, — Кораблев сделал значительное лицо. — Эти, прямо скажем, неслабые суммы забирали не из банка.

— А откуда?

— Из обменника.

— Не поняла.

— Вам прощаю, Мария Сергеевна, вы девушка малообеспеченная и некорыстная. Откуда вам знать, что обладатели кредитной карты могут снимать деньги со счета через обменники.

— Я никогда о таком не слышала.

— Вот я и говорю, следователь должен быть знаком со всеми сторонами жизни. А что у нас за следователи, которые знают только нищету, а благосостояния и не нюхали…

— Леня, я тебя умоляю! У нас полно следователей, которые про нищету давно забыли и купаются в благосостоянии. И потом, признайся, ты сам про обменники узнал только благодаря тому, что я послала тебя в банк.

— Признаюсь, — склонил голову Леня. — Продолжаю. Если у вас есть кредитная карта, вы можете прийти в пункт обмена валюты, вам заполнят такую зелененькую бумажку, как обычно при обмене, но на ту сумму, которую вы хотите с карты снять. Там, в обменнике, свяжутся с банком, проверят состояние счета, выдадут деньги, а копию этой зелененькой квитанции отправляют в банк, чтобы они эту сумму со счета списали.

— Но такие суммы!..

— Да, суммы серьезные. Когда первый раз деньги сняли, Нагорный позвонил управляющему в банк, и предупредил, что собирается снять еще около ста тысяч.

— Нагорный?

— По крайней мере, управляющий так считает. Он лично знаком с Нагорным, знает его голос и не сомневается, что тот звонил ему лично. О чем и расписался в протоколе, — Леня метнул передо мной на стол протокол допроса управляющего.

— Круто, — сказала я озадаченно. — Но ведь надо устанавливать, откуда звонили управляющему…

— Ну вы меня за лоха держите, — обиделся Кораблев. — А чем я целую неделю занимался, забросив личную жизнь? Вот справка. В банк звонили с мобильного телефона, который подключался накануне звонка, на один день, и больше ни разу не использовался.

— А кем подключался?

— Ну вот, так я и знал, вам еще скажи, кто подключал. Что б вы делали без Лени Кораблева… Вот справка.

На самом деле справок было две. В одной было написано, что телефон подключался Донцовой Евдокией Степановной, данные паспорта такие-то, в другой — что означенная Донцова почила в бозе за два года до подключения ею телефонного номера.

— Предупреждая ваши дурацкие вопросы, сообщаю, что Евдокия Степановна одинокой была. В родстве с Нагорным, Карасевым, Бородинским не состояла.

— А с Захаровым или Спиваком? — спросила я уже из хулиганства. Ленька хихикнул.

— А?.. — я не успела даже задать следующего вопроса, как получила от Леньки ответ:

— Звонок был из Калининского района, с набережной Невы. Там рядом станция, поэтому место звонка можно вычислить довольно точно. Вот справка.

— Из «Крестов», что ли? — опять пошутила я.

— Хорошо бы, — вздохнул Леня. — Я на всякий случай проверил, вот справка, но Нагорного на тот момент в тюрьме не было.

— Леня, — растроганно сказала я, вертя в руках справку из СИЗО № 47/1[7], — неужели ты думаешь, что если бы кто-то арестовал Нагорного, это осталось бы в тайне?

Кораблев покашлял и вытащил очередной пакет.

— Это копии квитанций из обменного пункта, я их изъял из банка. Управляющий утверждает, что на них собственноручная подпись Нагорного. Да, а вот это, — на свет явилась прозрачная папка с какими-то бумажками, — это я из ресторана изъял, из «Смарагда», чеки с подписями Нагорного. Официанты говорят, что он при них расписывался. Значит, исходим из того, что подписи достоверные. Я, чтобы не бегать лишний раз, постановление о выемке состряпал от вашего имени. Смотрите, похоже за вас расписался?

— Умора, — сказала я грустно, — изымаешь образцы подписей по поддельному постановлению.

— Не, если хотите, я сейчас все порву, — обиделся Кораблев. — Вы мне что, не доверяете?

— Вот так и Ермилов операм доверял.

— Ну вы сравнили! Кто я и кто эти двуличные!

— Может, они то же самое про тебя думают, а? С этого, Леня, все и начинается: я за правое дело, поэтому могу себе лишнее позволить. А они тоже за правое дело, убивца в кутузку упихивают. Тогда в чем правда, брат?

— Разница есть, — сказал насупившийся Кораблев. — Я бесплатно, а они за бабки. Ну что, ехать в ресторан, все переделывать?

— Ладно, оставь. Надо экспертизу проводить, — вздохнула я. — Вычислять, кто же расписывался на квитанциях в обменнике.

Вытащив из конверта квитанции, я сравнила подписи на них с чеками из ресторана. Нагорный расписывался весьма витиевато, с ходу подделать такую подпись — это надо быть графом Калиостро.

— А не мог тот, кто деньги получал, взять эту квитанцию в обменнике, унести, дать Нагорному расписаться и принести ее назад?

— Исключено. Квитанцию при вас заполняют.

— Как ты думаешь, Леня, может, Нагорного из-за этих денег и грохнули?

— Мария Сергеевна, — Кораблев посмотрел на меня сверху вниз, несмотря на то, что си дел, а я стояла над ним. — Вот увидите, никого не грохнули. Если некий персонаж так славно умеет расписываться за владельца счета, зачем ему растягивать удовольствие? Шваркнул весь счетец, и привет.

— Так тебе и выдадут в обменнике больше двухсот тысяч долларов. Там за неделю таких денег, наверное, не бывает.

— Вообще-то, Мария Сергеевна, нам и тридцати тысяч не выдадут. Это надо иметь хороших знакомых в обменнике.

— А ты не проверял, нет ли связи какой между обменником и нашими фигурантами?

— Ну, Мария Сергеевна! Конечно, Леня может все, но он не может все сразу!

— Да, пожалуй, не имея ничего в рукаве колоть сотрудников обменного пункта бесполезно, — подумала я вслух.

— Ну, в общем, я вам сведения добыл, а вы теперь думайте, — пробурчал Кораблев.

Но сразу приступить к размышлениям я не успела. Прибежала Зоя, объявила, что шеф при ехал из городской и срочно всех собирает.

— Маш, пойдешь к шефу, захвати Горчакова — Я же с ним не разговариваю.

— И ты тоже? — удивилась наша секретарша, пожирая глазами Кораблева. — Ленечка, может, ты ему скажешь?

— Скажу, — согласился Кораблев, изо всех сил жахнул кулаком в стену и заорал:

— Горчаков, к шефу, срочно!

У Горчакова в кабинете что-то тяжко рухнуло на пол. Надеюсь, что не Горчаков, подумала я. И, вылетев из кабинета, на полном ходу столкнулась с Лешкой, врезавшись носом ему в плечо.

На совещание к шефу мы прибыли, держась за больные места: я прикрывала ладонью распухший нос, а Горчаков потирал левую руку. Мы с ним сели по разные стороны стола и отвернулись друг от друга.

Когда все собрались, шеф обвел всех тяжелым взглядом, вздохнул, и у меня заныло сердце. Сейчас скажет, что уходит на пенсию, вдруг подумала я, и поняла, что без Владимира Ивановича никакого следствия не будет. Что делать? Сбоку шумно задышал Горчаков, наверное, подумав о том же самом.

— Ну что, — начал наш прокурор, ни на кого не глядя. А обычно он ухитрялся смотреть всем сразу в глаза. — Вы ведь знаете, что прокуратура реформируется? Грядет новое сокращение, которое затронет основы. Не буду вас томить, скажу…

Он запнулся, и я в ужасе поняла, что вот сейчас он скажет, что сокращают его. И для нас с Горчаковым кончится целая эпоха. И непонятно, что делать дальше…

— Скажу, — продолжил прокурор так, будто ему сдавило горло, — что принято решение вывести следствие из прокуратуры. Законопроект готов и будет принят сразу после президентских выборов. С первого апреля все следователи выводятся за штат и поступают в распоряжение вновь созданной структуры — Федерального следственного комитета. Мы с вами, — он посмотрел на меня, а потом на Лешку, — работаем до апреля, а потом прощаемся.

Забыв о своих дурацких обидах, я закусила губу и посмотрела на Горчакова. Наши глаза встретились, и я увидела, что у Горчакова в глазах стоят слезы.

Вечером я притащила Горчакова к себе домой, пришел с работы муж, потом приехала Лена Горчакова. И мы лихорадочно решали, что же делать.

Практически во всех прокуратурах следователи срочно подыскивали себе место, Следственный комитет почему-то никого не соблазнял, за исключением тех, кому были обещаны там руководящие должности. Горчаков перед уходом с работы обзвонил нескольких следователей в других районах и порадовал меня сплетней о том, что в начальники нам прочат господина Ермилова. Желание немедленно уволиться вспыхнуло с новой силой.

— Может, отменят все эти пертурбации до апреля-то? — тоскливо спрашивал Лешка, не надеясь на положительный ответ. — Может, одуряются? Или закон не примут сразу? Ну как можно сосредоточивать следствие в одном ведомстве?

— Вот именно, — поддакивала я мрачно. — Как Щелоков в свое время Брежнева уговаривал отдать все следствие в МВД! А Брежнев насмерть стоял, потому что понимал — нельзя такой мощный рычаг воздействия отдавать в одни руки, надо его распределять между силовыми ведомствами. «Разделяй и властвуй»!

— Правильно, потому что Брежнев сам когда-то организовывал переворот, Хрущева скинул. Ему-то понятно было, что успех на стороне того, кто привлечет на свою сторону структуры, обладающие реальной силой. А следствие — ух, какая реальная сила!

— Ну да, — подхватывал Горчаков, — поэтому реальную силу в одни руки отдавать — это надо 6ыть самоубийцей. Если рычаг хотя бы в двух разных структурах, и одна завербована врагом, то всегда есть шанс вторую структуру отвоевать. А так? Один Следственный комитет, и верти им, как хочешь.

— А что от прокуратуры останется, если вследствие убрать? — вступала я. — Что прокуратура без нас может? Пальчиком погрозить? Представление внести о нарушении закона? Да все эти должностные лица представлениями туалет свой будут обклеивать, все равно никаких мер воздействия им не грозит. Вот если бы было следствие…

Наши многострадальные супруги молча кивали, озабоченно поглядывая на нас. Но если мой муж отдавал себе отчет в том, что мне без следствия будет очень тяжело, если не сказать — невозможно, а если мне будет тяжело, значит, и ему, мужу, придется несладко, то в глазах у Лены Горчаковой заплескалась безумная надежда на переход Горчакова на спокойную, человеческую работу, на возврат его в лоно семьи, на приличные заработки, чтобы, наконец, расплатиться с долгами…

Бедная Лена! Она и раньше иногда позволяла себе помечтать — вот дослужится ее муж до пенсии, недолго уже осталось, и уйдет, сразу уйдет, ни секунды лишней не проработает… А я все время поднимала ее на смех и призывала внимательно посмотреть на собственного мужа. Разве Горчаков когда-нибудь добровольно уйдет со следствия?!

Ну что ж, добровольно он не ушел бы. А так…, К тому же, по слухам, переход в Следственный комитет ощутимо ударит по зарплате.

К концу посиделок, уже глубокой ночью, Горчаков вдруг посмотрел на меня абсолютно трезвыми, несмотря на изрядное количество потребленного алкоголя, глазами, и сказал тихо, но страстно:

— Эх, Маша, может, это и к лучшему? Я давно тебе хотел сказать… Мне с каждым годом все труднее гордиться тем, что я работаю в прокуратуре.

Уже когда Горчаковы уходили, а мы провожали их в прихожей, мы с Лешкой твердо решили уволиться по сокращению штатов. Так хоть какие-то деньги нам выплатят, и надо срочно подыскивать место работы.

— А дела, Маша? — вдруг спохватился Горчаков. — Дела куда денут? Нас выведут за штат, а с делами что? Там же сроки!

— А давай свои дела до апреля закончим, — предложила я, опьяненная принятым решением.

Мы с Горчаковым с размаху хлопали ладонью о ладонь, скрепляя договоренность об увольнении, говорили о том, что в Следственном комитете это будет уже не работа, да еще под началом разных ублюдков из городской, которые гибкость считают главной доблестью следователя…

Наконец счастливая Лена увела своего, уже практически уволившегося со следствия, супруга, а я помахала им рукой, вернулась в квартиру и сказала мужу:

— Как же я одна буду работать? Без Лешки, без шефа?..

Глава 14

На следующее утро, когда я с трудом приплелась до работы и вяло перебирала в сейфе папки с делами, решая, сумею ли я реально закончить их до апреля, раздался телефонный звонок.

— Здравствуйте, Мария Сергеевна, — сказал мне низкий мужской голос, не лишенный приятности. — Это вас беспокоит ОРБ, замначальника отдела Спивак. Хотелось бы переговорили с вами, дельце одно у вас есть в производстве… Как бы это сделать?

Если бы я была собакой, то у меня бы встала дыбом шерсть на загривке.

— Приезжайте, я на месте, — предложила я, прикладывая нечеловеческие усилия, чтобы мой голос звучал равнодушно.

— Ой… Не хотелось бы в прокуратуру, — бархатисто протянул не лишенный приятности голос. — Может, где-нибудь на нейтральной территории?

Да что это такое, подумала я, ладно, мафия в прокуратуру не хочет, но опера-то чего боятся? Похоже, вы, ребята, одним миром мазаны, раз так активно избегаете прокуратуры! Ничего, потерпите до апреля, а в Следственный комитет уж будете ногой двери открывать, там, скорее всего, соберутся самые неразборчивые.

— А что такое? — невинно поинтересовалась я. — Вы собираетесь говорить о чем-то, неприличном? Или взятку мне предлагать?

— Да что вы, Мария Сергеевна! — рассмеялся баритон. — Просто погода хорошая, может, на свежем воздухе пообщаемся? Мы подъедем, снизу позвоним, вы хоть во двор спуститесь?

— Вы приезжайте, а там посмотрим. А с кем вы собираетесь приехать?

— А с нашим сотрудником, Захаровым Володей.

Как будто я в этом сомневалась! Положив трубку, я понеслась к Горчакову.

— Лешка, зачем им со мной общаться на нейтральной территории?

— А то ты сама не понимаешь! Конечно, я все понимала, но как приятно было, черт побери, прибежать к старому другу и коллеге, вывалить на него свои проблемы, поплакаться и получить дружеский совет!..

Захаров и Спивак подъехали довольно быстро, мы с Лешкой не успели допить чай, когда у меня в кабинете затрезвонил телефон. Я, как молния, пронеслась к себе, схватила трубку и, запыхавшись, прокричала:

— Да, слушаю!

— Мария Сергеевна, это мы, — порадовал меня уже знакомый баритон. — Ну, вы спуститесь? Мы тут на лавочке.

Пришедший следом за мной Горчаков напряженно вслушивался в телефонный разговор. Я набросила куртку, и Лешка сунул мне в карман серебристый диктофон, прикрепив выносной микрофончик под клапан кармана.

— Смотри, — сказал он, — нажмешь на эту кнопочку, пойдет запись. Сориентируйся по обстановке, может, пригодится. Только имей в виду, у него батарейки садятся, долго он не вытянет.

Он просунул руку мне в карман и положил мой палец на нужную кнопочку.

— Спасибо, Лешка, — ответила я. — Ну, я пошла.

Горчаков на мгновение сжал мою руку и подтолкнул к выходу.

— Ни пуха, — тихо сказал он.

— К черту.

Я пошла по коридору, оглядываясь на Лешку. Он был самым близким моим другом, мы столько лет работали вместе, что понимали друг друга без слов. Как я могла дуться на него столько времени?!

Два видных мужика, весьма неплохо одетых, при моем появлении поднялись с детских качелек. Поодаль стоял уже знакомый мне «форд», номеров по-прежнему было не разобрать под слоем грязи.

— Рад видеть! — один из мужчин, постарше, жестом пригласил меня присесть рядом с ними на качельки. Судя по голосу, это был Спивак. Я секунду подумала над предложением, и сориентировавшись, что сидя, мне будет еще удобнее незаметно включить диктофон, согласилась.

Я присела, гости мои тоже опустились на сиденье из реек. Протянулась пауза, гости явно присматривались ко мне, а я упрямо ожидала от них первого шага. Правую руку я держала в кармане с диктофоном, а левой ухватилась за мокрую цепь, на которой висели качели. Наконец второй, помоложе и пониже ростом, Захаров, кивнул на мою левую руку:

— Неплохой камешек.

— Голубой бриллиант, — неожиданно для себя сказала я. И оба визитера обменялись торжествующими взглядами.

Продолжая смотреть на мой перстень, Захаров лениво извинился за то, что они со Спиваком не успели пообщаться со мной на месте происшествия.

— Вы имеете в виду убийство Карасева? — удивилась я. — А вы там были?

— Мы заезжали еще до того, как вы там появились. И отъехали по делам в главк. А ребята наши, из отдела, потом квартиру осматривали. Протокол должен быть у вас.

— Ах, так это ваши ребята приезжали?

— Мария Сергеевна, — вкрадчиво начал Спивак, — у вас дело по Нагорному.

Я кивнула, подумав, что не будь у меня на пальце «голубого бриллианта», ребята не осмелились бы так резко взять быка за рога. Они явно приехали с каким-то сомнительным предложением, иначе зачем бы им встречаться на свежем воздухе, а не в прокуратуре? А колечко, как они думали — Костин подарок, в их представлении обо мне перевесило мою, смею надеяться, приличную репутацию. Прав был Барракуда, и они, судя по всему, рассуждали так же; если некто взял от одних, то он наверняка возьмет и от других, если ему предложат больше.

— Так вот, мой отдел с самого начала осуществлял оперативное сопровождение этого дела…

У меня язык чесался поинтересоваться, почему именно их отдел влез в это дело с самого начала, но это было бы стратегически неверно.

— Продолжайте, — сказала я.

— Есть очень серьезная оперативная информация, — понизив голос, сообщил Спивак, — что Нагорный и его супруга убиты неким Бородинским по кличке Барракуда.

Оперуполномоченный Захаров, слушая шефа, задумчиво кивал головой, подтверждая все, что тот скажет; в руках он вертел новомодный мобильный телефон. Я приподняла брови.

— А вы в курсе, что Бородинский в это время сидел в следственном изоляторе? — спросила я сотрудников ОРБ.

— Ну естественно, Мария Сергеевна, — протянул Спивак. Я просто глаз не могла от него отвести, так он был хорош: густые темные волосы, приятное лицо, умные глаза, и фигурой его Бог не обидел. Впрочем, Захаров был ему под стать, оба они могли бы сниматься в сериалах, играть положительных героев.

— Ну и как же? — я пока мягко вентилировала проблему, не обнаруживая скепсиса.

— А чему это мешает? — вступил в разговор Захаров, поигрывая телефоном. — Исполнители были на свободе, а Костя Бородинский вполне мог и оттуда руководить. Вы же знаете, он сидел неплохо — девочки, баня, излишества всякие нехорошие… Мобильник ему туда на блюдечке таскали.

— Вы хотите сказать, что заказчиком был Бородинский?

— Организатором, — уклончиво ответил Спивак. — Исполнителями были его люди, а Константин все организовал.

— А кто заказчик?

— Ну, это уже непринципиально, — отозвался Захаров. Они со Спиваком очень хорошо смотрелись в тандеме, подхватывали тему и грамотно дополняли один другого.

— Информация, подчеркиваю, очень серьезная, — наклонился ко мне Спивак. — Надо бы реализовываться…

— Но реализоваться хотелось бы наверняка, — подхватил Захаров. Телефон, мелькающий в его пальцах, начал меня раздражать. Он отвлекал меня, и я не могла решить, включать мне диктофон или подождать еще. — У нас есть еще интересная информация.

Он замолчал и посмотрел на своего начальника, как бы передавая ему эстафету; так в новостях дикторы говорят журналисту, передающему репортаж с места событий: «Евгений!..» Спивак кивнул и продолжил:

— По нашей информации, Бородинский также совершил убийство Карасева.

— Карасева?! Но я слышала, что Бородинский был Карапузу предан, как пес.

— Вранье, — отмахнулся Спивак, внимательно глядя на меня. — Слухи разные ходят, а у нас информация верная. Вы меня понимаете?

— Пока нет. А можно узнать, эта информация в чем выражается? Ее можно закрепить показаниями, сводками?

Захаров поднялся со своего места и навис надо мной, загораживая от меня белый свет.

— Видите ли, — сказал он, тщательно выговаривая слова, — надо реализоваться наверняка. Информация верная, не сомневайтесь. Но осечек быть не должно. Барракуда должен сидеть в тюрьме.

Я лихорадочно нашарила в кармане кнопку и включила диктофон.

— Барракуда должен сидеть в тюрьме, — повторил мне чуть ли не в ухо Спивак, который остался сидеть на качелях.

— Я так понимаю, что показаний и сводок не будет, — сказала я, обращаясь к микрофончику в своем кармане. — И как же вы хотите реализовываться?

— Мы его возьмем с оружием, — улыбнулся Спивак.

— С «мокрым» оружием, — подхватил Захаров.

— А именно?

— С оружием, из которого была убита жена Нагорного…

— И застрелен Карасев, — они подавали реплики, как хорошо срепетированные актеры.

— А вы считаете, что это одно и то же оружие?

— Да, — сказали они в один голос, очень внушительно.

Спокойно, Маша, мысленно обратилась я к себе. Ни слова больше, ни одного неосторожного слова.

— А как вам удастся взять его с этим оружием? Он что, паленый ствол таскает с собой?

Спивак и Захаров переглянулись и снисходительно улыбнулись мне.

— Мария Сергеевна, предоставьте нам решать оперативные вопросы. Как и где мы его возьмем, это наши проблемы. Главное, чтобы вы были на подхвате в нужный момент. Задержание, допрос, адвокат, все дела. В суде грамотно поддержать ходатайство об аресте. Ну, вы понимаете…

— Вы хотите сказать, что привезете мне Бородинского с оружием, а я, не задавая вопросов, должна буду во что бы то ни стало его «закрыть»?

— Ну да, — Спивак простодушно улыбнулся.

— А если я захочу задать вопросы?

— Лучше не надо.

— Да вы не сомневайтесь, — лениво протянул Захаров, — все оформим честь по чести. Десять человек распишутся, что ствол его. Может, еще и наркоту найдем…

Он подбросил в воздух и ловко поймал свой мобильник.

— Давайте так, — сказала я. — Если такое задержание произойдет, я готова выехать, произвести необходимые следственные действия, но за результат вам ручаться не могу.

— А что нужно, чтобы вы могли ручаться за результат? — Спивак улыбнулся так обаятельно, что в него можно было влюбиться.

— Доказательства. Неопровержимые, убедительные доказательства.

— А оружие — это вам что, не доказательство?

— Если на нем нет отпечатков, и найдено оно, например, не в кармане у человека, а в машине, а человек говорит, что ему ствол подкинули, то не доказательство.

— У-у! — Спивак перестал улыбаться. — Володя, что скажешь?

— Значит, найдем в кармане, — сказал Захаров.

Я покачала головой.

— Нет?! — удивились они в один голос. — Нет.

— Но почему?.. — начал было Захаров, но Спивак жестом остановил его и глазами показал на телефон.

Захаров как-то сложно заломил бровь и стал нажимать на клавиши мобильника. Сначала я подумала, что он хочет позвонить кому-то, но набрав определенное количество знаков, он протянул телефон мне, повернув его так, чтобы мне был виден экран. На экране читалась лаконичная надпись: «Сколько?»

— Что это? — я посмотрела сначала на Спивака, потом на Захарова, потом снова на телефон.

— Вы читать умеете? — Захаров поднес телефон мне к самому носу, но Спивак его остановил.

— Тише, тише. Мария Сергеевна, мы люди серьезные. Голубой бриллиант, конечно, не потянем, но…

— Голубой бриллиант у меня уже есть.

Я поднялась со скамейки; мне пришлось отодвинуть нависавшего надо мной Захарова, чтобы отойти от качелей.

— Это ваше последнее слово? — прищурился Захаров, но Спивак снова поднял руку, призывая его помолчать.

— Тише, тише. Мы готовы рассмотреть ваши предложения. Но нам нужно наверняка.

Я молча покачала головой и, не оборачиваясь, пошла в прокуратуру. Спина у меня покрылась мурашками; я шла, и у меня было такое чувство, что сейчас в меня выстрелят.

Глава 15

Лешка ждал меня у дверей моего кабинета. Он наблюдал всю сцену в окно и алкал подробностей.

— Записала? — набросился он на меня.

— Записала. Пошли послушаем, что получилось.

Получилось неплохо. Слышно было практически каждое слово, и было понятно, что в разговоре участвуют трое, то есть мужские голоса легко дифференцировались. Если расчистить эту запись в лабораторных условиях, то можно и голоса опознать.

— И что ты с этим будешь делать? — спросил Лешка.

— Пока не знаю. А что с этим можно сделать? Это ведь не доказательство…

— Смотря для кого, — задумчиво заметил Горчаков.

— Меня другое волнует: почему они так уверены, что пистолет, с которым они собираются брать Костю, «пойдет» на убийство жены Нагорного? В нее ведь стреляли из винтовки.

Лешка пожал плечами.

— Поживем — увидим. А почему они так уверены, что и в Нагорную, и в Карасева стреляли из одного и того же оружия?

— Да, хороший вопрос. И тут я подскочила:

— Лешка!

Горчаков схватился за сердце:

— Тьфу, черт! Как ты меня напугала! Что такое?

— Леша! Барракуде пытались подбросить пистолет Марголина!

— Ну правильно, им же надо его привязать к убийству Карасева… Черт!

— Ага! Понял?

— Понял. Если они собираются подбросить Костику оружие, которое «пойдет» на убийство Карасева, значит, они располагают именно этим оружием.

— Леша, неужели они сами убивали?!

Горчаков не ответил. Он помолчал, а потом сказал:

— Пойдем ко мне, у меня коньяк есть. Хлопнем по рюмашке.

Я даже не стала напоминать Горчакову, что не люблю коньяк. Мы пошли и хлопнули.

— Что будешь делать с Барракудой? — спросил меня Лешка, разглядывая дно пустого стакана (коньяку было на донышке). — Скажешь ему?

— Скажу.

Я опасливо посмотрела на Горчакова, но он одобрил:

— Ну и правильно. И что ты ему посоветуешь?

— Уехать. А сама буду разбираться с пулями. Здесь какой-то подвох. Сюда никак не лезет винтовка. Почему они так уверены, что пуля из трупа Марины «пойдет» на пистолет, который изымут у Барракуды? Неужели в нее действительно попали случайно из пистолета с такой дистанции?

Мы еще некоторое время пообсуждали различные версии, но так и не пришли к окончательному выводу. Пришлось идти к себе и писать постановление о почерковедческой экспертизе. Интересно все-таки, кто расписывался в обменниках за крупные суммы.

Написав, я подумала, что в моем следствии зияет крупная дырка: я ведь, полагая, что в Марину Нагорную стреляли из винтовки ТОЗ, так и не осмотрела еще предполагаемое место укрытия стрелка. Но что-то, прямо на уровне инстинкта, удерживало меня от этого осмотра. Скрыть свой выезд от всего света я не в состоянии, а как только я это обнародую, кое-кому, не будем называть имен, сразу станет ясно, что мне известно про дистанцию выстрела.

— Ну и что? — сказал мне Лешка, зашедший проведать стол, а заодно и меня. — Ну станет ясно, и какие проблемы?

— А такие. Пока считается, что в Марину стреляли из пистолета, я просчитываю их ходы. А как только на сцену явится винтовка, им надо будет менять сценарий.

— Иногда ты слишком сложно мыслишь, простому народу не понять, — пожаловался Горчаков. — А ты бы позвонила в Москву, в пулегильзотеку.

Я послала Горчакову воздушный поцелуй и набрала номер эксперта, к которому попали обе пули. К счастью, тот оказался на месте и даже не шибко ворчал, копаясь в чемоданах с объектами — у них там пули хранятся в таких чемоданчиках с множеством ячеек. Я ждала, затаив дыхание.

— Ну вот, — наконец сказал он. — Обе пули калибра 5,6 выстрелены из одного и того же оружия, вероятнее всего, пистолета Марголина.

— Из одного? — тупо повторила я.

— Ну да. А вы сомневались?

Я поблагодарила эксперта и повесила трубку в полной растерянности. Я не то чтобы сомневалась, я просто в полной уверенности пребывала, что оружие было разным. Охранник-то карасевский, Горобец Валентин Иванович, видел, что в Карапуза стреляли из пистолета…

Теплая телефонная трубка, источник разнообразной противоречивой информации, не давала мне покоя. Лешка пошел к себе, а я набрала номер Кораблева.

— Леня, — сказала я, услышав тихий кашель вместо «алло», — а у нас «ауди» зеленую кто-нибудь ищет?

— Все «Леня» да «Леня». А если Леня завтра умрет, что родимое следствие будет делать? — ворчливо отозвался Кораблев. — Куда оно пойдет? К продажным ментам? А нет, чтоб Леньке благодарность накатать, мол, спасибо, Леня, пусть тебя поощрит начальник УБОПа, а?

— Ты же за меня умеешь расписываться, вот и накатай, чего душа просит.

— Одни попреки слышу от вас, — сквозь кашель прохрипел Ленька, — у меня уже комплекс неполноценности.

— Так что с машиной, неполноценный ты мой?

— Нету машины. «Перехват» ничего не дал..

— А он когда-нибудь что-нибудь дает?

— Ну извините, платные стоянки Ленечка своей задницей никак не закроет, — забурчал Кораблев. — Все дворы да парковки проверять надо.

— Надо.

Ни о чем не договорившись, я пожелала Кораблеву, как последнему оплоту следствия на этой земле, крепкого здоровья и, посмотрев на часы, решила, что еще успею забросить материалы на почерковедческую экспертизу.

Длинный, насыщенный день продолжался. Трясясь в маршрутке, я думала о том, что бывают дни, тянущиеся как сгущенка от ложки, в такие дни ничего не происходит и они почему-то ужасно долго не кончаются, как будто земля замирает в своем вращении. А бывают дни безразмерные, в них влезает столько разных событий, что хватило бы на неделю. Вот такой концентрированной жизнью я живу, что если ее разбавить один к пяти, хватило бы нескольким нотариусам.

В отделе исследования документов мне не то чтобы безумно обрадовались, но чаю предложили.

— Маш, покажи, что у тебя за драгоценность сумасшедшая, — спросила меня экспертрисса, которую я знала пятнадцать лет, мы с ней вместе пришли на работу, я в прокуратуру, а она в бюро судебной экспертизы. — Весь город уже болтает.

Я молча вытянула руку.

— Симпатичный перстенек. Сапфир?

— Ну не голубой же бриллиант. На, посмотри лучше материалы.

Экспертрисса сдвинула тарелочки с тортом и разложила на столе чеки.

— Что скажешь? — спросила я.

— Позвони через неделю.

— Скажи хоть предварительно, на глаз. Экспертрисса взялась за лупу. Через пять минут она зачерпнула ложечкой кусок торта и сказала:

— Очень высокая степень выработанности подписи, все образцы выполнены в быстром темпе, это очевидно, высота, наклон, связность, — все соответствует, совпадений достаточно для категоричного вывода.

— Все подписи выполнены одним лицом?

— Зачем ты к нам ходишь, только от дела отвлекаешь? — вздохнула экспертрисса. — Ты же сама все знаешь. Это не тот Нагорный, который в Законодательном собрании наворовал чего-то, а потом пропал?

— Тот самый.

— Так его убили?

— Если это его подписи, то еще две недели назад он был жив, — ответила я.

Допив чай, я заглянула к баллистам. Там, как всегда, было хламно и весело.

— Ты чего, Маша, принесла чего или просто, так зашла?

— Просто так. Соскучилась, — сказала я, и мне обрадовались вдвойне. Опять налили чаю, сдвинув со стола детали автомата, стали показывать всякие интересные штучки, типа какой-то ржавой и грязной конструкции устрашающего вида, которую присутствующие, с гордостью называли аркебузой и носились с нею как с голубым бриллиантом.

— Юлий Евстигнеевич, — обратилась я к мэтру баллистики, — можно прицельно выстрелить из пистолета Марголина с расстояния восемьдесят метров?

— Выстрелить-то можно, только попасть нельзя, — ответил мэтр. — А что, кто-то стрелял?

— Получается, что да.

— И что, попал?!

— Получается, что да.

— Слушай, а волшебный пистолет этот у тебя есть?

— Пока нет.

— Когда будет, принеси мне его, ладно?

— А куда ж я денусь? Принесу.

— Вообще-то «Марголин» — хороший пистолет, но с восьмидесяти метров… — он покачал головой. — Может, все-таки из винтовки стреляли? Пять и шесть подходит к старым винтовочкам: ТОЗ-8, ТОЗ-16. Восьмерка спортивная, а шестнадцать — охотничья.

— Значит, можно установить, кто ее покупал? Раз охотничья, то по охотничьему билету должны были ее продать? — задумалась я.

— Да нет, их когда-то продавали без всякой регистрации. Они однозарядные. ТОЗ-16 — хороший охотничий карабин, легонький, под патрон кольцевого воспламенения.

— Патрон?

— Ну да, он однозарядный, в этом, конечно, неудобство. Но в руку хорошо ложится. А, восьмерочка раньше в тирах использовалась, тоже без всякой регистрации ее продавали…

Выйдя из экспертного центра и пытаясь остановить маршрутку, я одновременно решала, стоит ли ехать на работу под конец рабочего дня. Но первой подошла маршрутка, которая останавливалась прямо напротив прокуратуры, и я подумала, что это — знак судьбы. И не ошиблась.

Стоило мне подняться по лестнице и ступить в коридор прокуратуры, как на меня, словно коршун, бросилась Зоя, уже давно высматривавшая меня в окно.

— Я уже на экспертизу звонила, там сказали, ты давно ушла, — пожаловалась она, волоча меня к шефу.

— Я к баллистам заходила, они меня чаем поили. А что за пожар?

— Тебе подозреваемого задержали, по Нагорному и Карасеву. Городская рвет и мечет, с ним надо срочно вопрос решать.

Я остановилась посреди коридора.

— Бородинского?

— Бородинского. А ты откуда знаешь?

Глава 16

Шеф дал машину доехать до ОРБ, где находился задержанный. Лешку я попросила предупредить моего мужа — до утра я вряд ли появлюсь.

— Может, я с тобой? — занервничал Горчаков. Но я отказалась.

— Если совсем невмоготу будет, я тебя вызвоню.

Спивак и Захаров встретили меня так, будто мы расстались лучшими друзьями. Будто и не было вопроса «сколько?» и моего демонстративного ухода.

В который раз за день мне налили чаю, освободили стол для работы и положили передо мной рапорта о задержании Бородинского К. А, при выходе из пятизвездочной гостиницы, с огнестрельным оружием — спортивным пистолетом Марголина в кармане одежды. Административный протокол, подписи понятых, все честь по чести.

— А понятые здесь? — подняла я голову.

— Ждут в коридоре, — мгновенно отозвался Спивак. — Будете допрашивать?

— Буду, — мстительно сказала я.

— Без вопросов. Мы здесь, в соседнем кабинете. Скажете, когда задержанного вести.

Понятые вызывали полное доверие. Оба по очереди рассказали мне, как на их глазах сотрудники ОРБ остановили выходившего из гостиницы молодого человека и вытащили у него из кармана пистолет. Оба понятых были зарегистрированы по тем адресам, которые указали в протоколе, оба были трезвые и внятно объясняли, как они оказались на месте событий. Я допросила их, отпустила и стала ждать, когда приведут Барракуду.

Спивак и Захаров в очередной раз обнаружили несвойственную операм тонкость, втолкнув Бородинского в кабинет и ретировавшись. Они не стали наслаждаться Костиным унижением и лишний раз фиксировать наши с Барракудой неформальные отношения.

Костя вошел в кабинет, встряхнул руками, оттирая кисти от только что отстегнутых наручников и сел передо мной на стул.

— Ну что, Мария Сергеевна, — он жалко улыбнулся. Таким Барракуду я никогда не видела.

— Пистолет ваш? — спросила я.

— Нет.

— Подбросили?

— Подбросили.

— Честно?

— Честно.

— Где ваш адвокат?

— Едет.

— Отпустить вас я не смогу.

— Я понимаю.

— Правда, понимаете?

— Я что, идиот, что ли? Давайте уже, Мария Сергеевна, в камеру оформляйте.

Он отвел глаза. На душе у меня было ужасно.

— Показания давать будете? — спросила я, заполняя «шапку» протокола.

— Нет. Давайте распишусь, где надо.

— Подождем адвоката.

— Да ну его.

Костя нетерпеливо пошевелил пальцами, давая понять, что он готов поставить подпись и закончить этот фарс. Я подвинула к нему протокол. Он, не глядя, ткнул шариковой ручкой в места, отмеченные галочкой, и встал.

— Пусть забирают, может, еще успею в МИВСе[8] к горячему ужину.

— Я завтра приду к вам туда, — пообещала я, чтобы хоть что-то сказать.

— Не надо. Вы же знаете, что там все пишется. Лучше в тюрьму придите, — ответил Костя, уже отвернувшись от меня, но вдруг вернулся к столу и перегнулся через него, приблизив свое лицо к моему.

— Я вам давал честное слово, что не мочил Нагорного?

Я кивнула.

— Так вот: теперь я вам ничего не обещаю. Открылась дверь, на пороге показался Захаров.

— Забирать? — осведомился он.

— Забирать, — вместо меня ответил Барракуда и шагнул ему навстречу. Не оборачиваясь ко мне, он сказал:

— Спасибо за все, Мария Сергеевна. Не удивлюсь, если на стволе найдутся мои отпечатки.

— Хорошая мысль, — улыбнулся Захаров и подтолкнул Костю в спину. — Пошли.

Он вывел Барракуду в коридор и прикрыл за собой дверь. Уж больно хорошая у него улыбка, подумала я и набрала номер отдела баллистической экспертизы.

Евстигнеич снял трубку моментально, небось, по обыкновению, засиделся в тире или любовался на свою аркебузу.

— Маша, ты, что ли? — удивился он.

— Юлий Евстигнеевич, вы там еще долго будете? Я вам сейчас привезу тот самый пистолет.

— Марголина-то? Оперативно. Как это — «утром в газете, вечером в куплете»?

— Вот-вот. Сплошная оперетта.

— Жду.

— Еду.

Положив трубку, я отправилась в соседний кабинет и потребовала изъятый пистолет.

— Если дадите машину, я сразу назначу экспертизу.

В кабинете был один Спивак, Захаров повел Барракуду сдаваться в МИВС.

— А мы хотели завтра отвезти нашим экспертам, — сказал Спивак, открывая сейф, где лежал, пистолет.

— Я своим отвезу.

— Напрасно вы так, Мария Сергеевна, — Спивак мягко улыбнулся мне. И у него, черт подери, была прекрасная улыбка, прямо как у голливудского героя, который в конце фильма, расстреляв всех злодеев на земле, обнимает золотоволосую красавицу. Человеку с такой улыбкой можно доверить и кошелек, и уголовное дело. — Завтра вам во сколько машину подать? Когда будет готово ходатайство об аресте?

— Я сама доберусь до суда, — сварливо ответила я.

Уложив пистолет в сумку, я спросила Спивака:

— Послушайте, зачем вы добились передачи дела из городской прокуратуры в район? Было бы дело у Ермилова, он бы не задавал вам дурацких вопросов.

Спивак вышел из-за стола и проводил меня к двери. Хорошие манеры он демонстрировал без напряжения, очень органично: вставал при моем появлении в кабинете (!), предупредительно распахивал дверь, пододвигал стул.

— Ермилов дурак, — сказал он спокойно. — Услужливый, но дурак. А мы предпочитаем иметь дело с умными людьми. Дураки непредсказуемы.

— Это комплимент, или вы меня по стене размазали? — поинтересовалась я, имея в виду то, как элегантно они заставили меня сделать то, что они хотели.

Спивак помолчал, потом каким-то очень родственным жестом поправил на мне воротник куртки.

— Поскольку всякий труд должен быть оплачен, еще не поздно ответить на вопрос, который вам был уже задан.

— Поздно, — сказала я.

Спивак пожал плечами, открыл передо мной дверь, и я ушла, еле сдерживаясь.

В экспертном центре уже было темно, только у Юлия Евстигнеевича горел свет. Не успела я распаковать пистолет, как он вцепился в него и стал вертеть его, рассматривать и обнюхивать. Потом поднял на меня глаза.

— Только не говори, что это из него стреляли на восемьдесят метров. Я в это никогда не поверю.

— А если я пулю принесу?

— Принеси, тогда и поговорим.

— Тогда я пошла.

— Тебя проводить? — спросил заботливый Евстигнеич, но я видела, что больше всего ему хочется остаться, сидеть над пистолетом, разбирать его и раскладывать по винтикам.

— Нет, — сказала я. — Можно, я позвоню?

— Да ради Бога.

Он выгреб из-под кучи всевозможного хлама телефонный аппарат, и я набрала номер Шарафутдинова. Мне во что бы то ни стало надо было доехать до УБОПа и отправить Шарафутдинова в Москву за пулями. Но его телефон молчал. Зато зазвонил мой мобильный.

— Мария Сергеевна, — услышала я голос шефа, — как дела? Задержание оформили?

— Оформила, — вздохнула я. Шеф, как всегда, выразился очень точно. В этой ситуации от меня большего, чем услуги по оформлению, и не требовалось.

— В прокуратуру вернетесь?

— А надо?

— Я вас жду, — сказал шеф и отключился.

Я попрощалась с экспертом и ушла. Но события этого длинного дня еще не были исчерпаны.

В прокуратуре уже тоже было темно, и свет горел только у прокурора. Я вошла к нему не раздеваясь, и прямо в куртке присела у стола, собираясь с мыслями.

— Сегодня Кочетова рапорт написала, — поделился со мной шеф.

— Лариса? — удивилась я.

Кочетова работала помощником прокурора, поддерживала обвинение в суде уже сто пятьдесят лет, своей работой была очень довольна, в городской находилась на хорошем счету, судьи ее любили, в общем, она была последним человеком, от которого можно ожидать такого фортеля. Тем более, что государственные обвинители были единственным надзором в прокуратуре, кто мог спать спокойно: уж их-то сокращение коснуться не должно было. Намечаемые в прокуратуре сокращения имели лью привести этот орган к европейской модели, осуществляющей только уголовное преследование, и поддержание в суде государственного обвинения полностью соответствовало этой модели, в отличие от остальных видов надзора.

— Лариса, — грустно подтвердил шеф.

— Она же еще пенсию не выработала. — Я ей то же самое сказал.

— А в чем дело?

— Поговорите с ней завтра, ладно? — попросил шеф. — Может, одумается. Ну, а что у вас?

Я набрала воздуху и рассказала шефу все честно, без утайки. И про обед с Барракудой в гостинице, и про инсинуации, связанные с голубым бриллиантом, и про разговор с Ермиловым, и про обаяшек-оперов. И про чеки с подписью Нагорного, и про пистолет, и про пули.

— Полагаете, фальсификация? Все-таки подбросили ему пистолет? — шеф, не глядя на меня, постукивал по столу сломанным карандашом.

— На девяносто процентов.

— По заказу Нагорного?

— А это — на сто процентов.

— Так что, он жив и где-то прячется?

— Да, — твердо сказала я. — Теперь у меня уже сомнений в этом не осталось.

— Инсценировал свою гибель?

— Ничего он не инсценировал. В панике сбежал, после убийства жены. Он прячется не от прокуратуры, а от киллеров.

— Где искать его думаете?

— Эти два оперативника, Спивак и Захаров, точно знают, где он. По крайней мере, поддерживают с ним связь.

— Уверены?

— Абсолютно. Мне Спивак сказал прямым текстом, что вопрос о моем гонораре можно обсуждать. Но вряд ли он является распорядителем кредитов.

— А что опера эти из себя представляют?

— Умные. И опасные.

— Значит, жив… — задумчиво сказал шеф.

В коридоре что-то стукнуло. Шеф поднял голову и прислушался.

— Кто там бродит, вы не знаете? А то я 3oю отпустил, в приемной никого. Еще сопрут что-нибудь…

Я встала и подошла к двери; из приемной слышался какой-то шорох. Резко распахнув дверь, я оказалась лицом к лицу с румяным Шарафутдиновым, который держал в руках книгу учета ухода сотрудников прокуратуры, и не просто держал, а листал ее.

— Ты что тут делаешь? — резко спросила я.

— Вас ищу, — громко отрапортовал он, не отрываясь от книги. — Вот смотрел, думал, может, вы записались куда…

— Ну так вот я. Книгу можешь положить.

— Сейчас, страничку дочитаю.

И он не просто дочитал страничку, а заложил недочитанное пальцем, как будто собирался продолжать искать запись о моем уходе.

— Зачем ты меня искал?

— Доложить вам.

— Что?

— Что я труп нашел.

— Чей труп, Александр Равилевич?

— Нагорного, чей же еще? — удивился этой дебил. И протянул мне прозрачную папку я документами.

Я взяла их, не глядя.

— Посиди здесь, ты мне тоже нужен, — сухо сказала я и вернулась к шефу. За моей спиной Шарафутдинов послушно присел на стульчик.

— Ну, кто там? — поинтересовался шеф.

— Опер, — сказала я безразлично. — Документы по трупу Нагорного принес.

— Ну-ка, ну-ка, — шеф с любопытством потянул папочку к себе. Оттуда выпала опознавательная карта, какие обычно заполняют на неустановленные трупы, и фотография несвежего тела, наполовину занесенного снегом. Конечно, трупные явления успели исказить внешность покойного, но он все равно был потрясающе похож на того человека, чье хищное лицо было знакомо мне по фотографиям в деле об исчезновении Нагорного.

Глава 17

Раскаявшись про себя, что назвала Шарафутдинова дебилом, я притащила его в кабинет прокурора, мы с шефом выспросили у него подробности. Дебил дебилом, а тупость иногда заменяет дотошность. Татарин каждый Божий день старательно лопатил сводки по городу и области. И выкопал из этих сводок обнаружение трупа неустановленного мужчины в лесном массиве Всеволожского района. Данные в опознавательной карте по трупу полностью совпали с данными в такой же карте, заполненной после исчезновения Нагорного, даже одежда совпадала до пуговички, только ремня в брюках не было. Лицо обнаруживало сходство, и Шарафутдинов посчитал свою задачу выполненной.

— А группа крови?.. — я полезла в материалы дела.

Оказалось, что группа крови совпадает.

— Ну что, жив?.. — шеф искоса глянул на меня.

— Все равно надо проводить экспертизу, — сказала я упрямо, но и без экспертизы было ясно, что это труп Нагорного.

— Застрелен? — спросил шеф.

— Асфиксия, сломана подъязычная кость, — пояснил Шарафутдинов.

— А давность какая? — я заглянула в копию протокола осмотра трупа и акта судебно-медицинского исследования трупа; видимо, до получения суждения о причине смерти областной следователь экспертизу пока не назначал и ограничился направлением на вскрытие.

По прикидкам судебного медика, труп лежал там, в лесочке, полузакопанный в снег, от недели до трех месяцев; с учетом зимнего времени и минусовой температуры более точно высказаться не представлялось возможным. Я с досадой стукнула кулаком по столу, прямо по опознавательной карте: только-только у меня в мозгах начала выстраиваться более-менее четкая схема, и вот опять все псу под хвост…

— Александр Равилевич, — я повернулась к Татарину, — не сочти за труд, метнись в Москву, в Экспертно-криминалистический центр, забери оттуда две пули.

— Забрать? — удивился Шарафутдинов. — Я же только одну пулю туда отвез.

— Ну и что? — я злилась на себя, а срывала злость на Татарине. — Что ж они, должны там до скончания века лежать?!

— Тихо, тихо, — осадил меня прокурор. — Мария Сергеевна, он же не отказывается ехать.

— Мне же командировочных не дадут, — заявил Шарафутдинов, — так часто в Москву ездить нельзя.

— А где это написано? — накинулась я на Татарина.

— И потом, если сейчас ехать, у меня денег на билет нету…

Я вытащила из сумки кошелек, порылась в нем и швырнула перед Шарафутдиновым полторы тысячи рублей, — все, что в кошельке нашлось, кроме мелкой мелочи, как называет разменную монету мой Хрюндик. В счет выходного пособия, подумала я, когда купюры шмякнулись на стол. Шеф с интересом за мной наблюдал, но ничего не сказал. Шарафутдинов тоже глазом не моргнул, взял денежки, долго их считал, потом спросил:

— А это только на билет или с командировочными?

После этого шеф решил, что пора вмешаться.

— Так, — сказал он, — нечего тут деньгами швыряться. Мария Сергеевна, поезжайте-ка вы сами в Москву.

— Я? А как же мой задержанный?

— Задержанным займется Горчаков, — твердо сказал шеф. — Если оперуполномоченный вам больше не нужен, давайте его отпустим.

Шарафутдинов радостно вскочил, засунул в карман деньги, которые держал в руке, и сказав «до свидания», побежал к дверям. Уже взявшись за ручку двери, он спохватился, с сожалением вытащил деньги и вернулся.

— Вам самой, наверное, на билет надо, — сказал он.

После того, как Шарафутдинов ушел, шеф заставил меня написать рапорт о командировке, поставил на нем свою визу и спрятал рапорт в свою заветную папочку, с которой обычно ездил в городскую прокуратуру.

— Я сам завтра подпишу, а вы идите билет покупайте.

— Вы хотите, чтобы я сегодня уехала? — удивилась я. — А командировочное удостоверение?

— Потом кто-нибудь поедет в Генеральную, отметит ваше удостоверение.

Я удивилась еще больше. Уехать в Москву без командировочного удостоверения… До подписания рапорта в городской прокуратуре… А вдруг меня в городской не захотят отпускать в командировку? Заметив мои колебания, шеф вытащил кошелек, достал из него три тысячи, кинул мне через стол и натуральным образом рявкнул:

— Я сказал, идите за билетом!

Как же ему хочется услать меня отсюда, подумала я и гордо отказалась от денег:

— У меня есть, — и даже потрясла купюрами, возвращенными Шарафутдиновым.

Но шеф прямо-таки насильно впихнул свои деньги мне в руку, из чего я сделала вывод, что он и не собирается подписывать в городской мой рапорт на командировку. Он припрятал его на случай, если кто-то хватится меня завтра, не дай Бог, выяснится, что я в Москве, и придется объяснять, каким образом я туда уехала. Не хватятся — и ладно, рапорт мой он порвет и выбросит. А если всплывет, что я болталась в Москве, — шеф наплетет, что пришлось срочно принимать решение, после окончания рабочего дня, в связи с чем не представилось возможным оформить документы на командировку, посыплет свою седую голову пеплом, скажет — ох, а я закрутился и забыл ее рапорт вам отвезти, и, как это часто бывает, примет на себя удар. И поскольку без оформления командировки денег на билет будет не вернуть, шеф не может допустить, чтобы потратилась я, ведь мой отъезд — это его инициатива.

— А что будет с Бородинским? — спросила я, умирая от благодарности. Не в деньгах, конечно, было дело, а в том, что мой добрый начальник решил избавить меня от необходимости арестовывать человека по ложному обвинению.

— Придется выходить в суд с ходатайством о его аресте, — ответил шеф.

Он вышел из-за стола и стал ходить по кабинету из угла в угол.

— Отпускать его сейчас — это значит провоцировать скандал. Они ведь побегут в городскую, свое руководство напустят… Вы говорите, у вас были подозрения, что они фиксировали ваш разговор с Бородинским в прокуратуре? Не дай Бог, начнут служебную проверку в отношении вас.

— Но я же…

— Я-то вас знаю, Мария Сергеевна, — не дал он мне договорить, — и мысли не допускаю, что вы могли вступить в сговор с преступником. Но вы же не маленькая, должны понимать, что служебную проверку будут проводить те, кто мысли такие допускает. Не нужно.

Он остановился около меня, и мне показалось, что он хотел погладить меня по голове, но сдержался.

— Вернетесь из Москвы, все на свежую голову и обсудим. А пока у нас, к сожалению, ваши догадки против их фактов. Бородинский подозревает, что его хотят посадить по заказу Нагорного, вы подозреваете, что выполнение заказа поручено сотрудникам ОРБ. А у них факты: ношение Бородинским огнестрельного оружия…

— Которое наверняка «пойдет» на убийства Марины Нагорной и Карасева, — кивнула я.

— Вот-вот. Преимущества пока у них. Лезть сейчас на штыки неразумно. Подкопим фактов.

— Спасибо, Владимир Иванович, — сказала я и поднялась.

— А Бородинскому Алексей Евгеньевич все объяснит, — добавил шеф, имея в виду Горчакова.

Как только я явилась домой, ребенок высунул из комнаты свой подбитый глаз и спросил:

— Ну что, ты будешь увольняться?

— А что? — спросила я, влезая в тапочки.

— Как что? Меня волнует твоя судьба, — заявил Хрюндик.

— Так ты хочешь, чтобы я уволилась или осталась?

— Конечно, увольняйся! — горячо заговорил ребенок. — Иди в адвокаты, хоть денег заработаешь. И времени побольше будет.

— Ладно, я подумаю, — сказала я устало.

— Кстати, ма, — продолжил Хрюндик, — мне надо в школу костюм купить. У нас ввели школьную форму.

— И какую же?

— Просто черный костюм. Пошли купим, а то меня в школу не пустят.

— Хрюшечка моя, — я погладила ребенка по голове, — куда же мы пойдем, магазины уже закрыты.

— Меня в школу не пустят, — повторил Хрюндик.

— Не думаю, мое солнышко. Если вам сегодня объявили, что вводят школьную форму, то явно не с завтрашнего дня перестанут в школу пускать.

— Понимаешь, ма, — протянул ребенок, вообще-то нам велели форму купить еще в декабре. Ты же на собрании не была, а там как раз говорили. А сегодня был последний день, когда без формы пускали.

Я небольно щелкнула ребенка по лбу.

— Потрясающе! Ну, а кто виноват, что я об этом узнала только сейчас?

Я предложила написать ему в школу записку, а за формой пойти послезавтра.

— А завтра? — ныл сын.

— А завтра я буду в Москве, в командировке.

Но ребенок выглядел таким несчастным, чуть ли не плакал, что мое материнское сердце дрогнуло, и я вспомнила, что около метро есть большой торговый комплекс, который работает допоздна, Правда, это удобство компенсировалось неоправданно высокими ценами, но ничего не поделаешь, за родительское разгильдяйство надо платить.

Щелкнул дверной замок, пришел с работы муж. И удивился, меня увидев.

— А мне Горчаков позвонил, чтобы мы тебя не ждали, мол, до утра тебя не будет.

— Ты разочарован? Не волнуйся, меня не будет до послезавтрашнего утра. Я сегодня уезжаю в Москву.

Сашка глянул на часы.

— Понятно. Я еще успею тебя покормить.

— Не успеешь, — сказала я, — мы едем срочно покупать школьную форму Хрюндику.

— Понятно. А деньги у вас есть?

Я прикинула, что если поеду в Москву на свои полторы тысячи, то сэкономленные деньги шефа могу потратить на ребенка. Потом приеду, займу у кого-нибудь и отдам шефу долг; в конце концов, еду я по своему делу, и шеф не обязан оплачивать мне эти экскурсии.

Подхватив ребенка, я понеслась в торговый комплекс. Там выяснилось, что в детском отделе нам уже делать нечего, и ребенок потащил меня в отдел мужской одежды. Любезные продавщицы подобрали Хрюндику костюмчик по умеренной цене (умеренной для бизнесмена средней руки; разглядев ценник, я зажмурилась, потом разжала веки и разменяла доллары, отложенные на черный день), и к нему рубашечку стоимостью в четверть костюма.

— Ух ты, какой деловой костюм, — восхитился Хрюндик, влез в брюки и первым делом подергал тазобедренным суставом, спуская штаны на крайнюю точку ягодиц. Продавщицы тихо застонали, что это не джинсы, и их так не носят. Хрюндик только смерил их взглядом короля в изгнании, вынужденного объяснять провинциалам, что, например, мелкие пряжки на туфлях — это не комильфо, и опустил штаны еще ниже, отчего они красивыми складочками легли на стоптанные Хрюндиковы кеды. Продавщицы охнули и оперлись друг на дружку, но это было еще не все. Следующий номер программы состоял в том, что рубаха была надета навыпуск и торчала из-под пиджака, а из рукавов высовывались незастегнутые рубашечные манжеты.

Оглядев себя в зеркале, сын остался доволен, несмотря на перекошенные лица тружениц прилавка, маячившие вокруг его отражения.

— Только надо футболку под рубашку надеть, — пробормотал он, хлопая пиджачными полами. У меня ум зашел за разум, но бэби быстро меня успокоил, заверив, что это стиль фьюжн. Я робко поинтересовалась, не полагается ли к такому наряду сменить обувь, например на бахилы или пляжные шлепанцы, но мои потуги на юмор отклика не встретили. Мне, как отсталому слою населения, было разъяснено, что разбитые кеды — к такому наряду в самый раз, и портить костюм ботинками могут только непродвинутые лохи. Бедные продавщицы только руками развели…

Сашка только крякнул, услышав про цену костюма, и заметил, что он себе таких шмоток позволить не может. Мой сыночек в ответ высказался в том смысле, что нам с Сашкой надо больше внимания уделять своему внешнему виду.

— А тебе, мама, давно надо трубку сменить, — сказал он мне, имея в виду мой мобильный телефон, два года назад бывший очень дорогим, а теперь, конечно, морально устаревший.

— А меня он устраивает, — простодушно ответила я.

— Что там может устраивать? — хмыкнул ребенок. — Там даже игр нормальных нету.

— Хрюшечка, мне вообще-то телефон нужен, чтобы звонить, а не чтобы играть, — сказала я, но Хрюшечка только плечами пожал с непередаваемым видом.

— Мама, ты же взрослый человек. Как ты не понимаешь, что телефон участвует в создании твоего имиджа!

— Да в гробу я видала такой имидж, который создается телефоном, — рассердилась я. — Имидж мозги создают, понятно?

Ребенок посмотрел на меня сочувственно, как на отсталое существо. Похоже, что этой идеи про мозги он не разделял, считая, что телефон важнее.

— В любом случае стыдно ходить с устаревшей трубкой. С такими телефонами, как у тебя, ходят только лохи и первоклассники. Я же о тебе забочусь, глупая!

Очень кстати звякнул наш домашний телефон, и Хрюндик, забыв про меня, коршуном налетел на трубку, по обыкновению полагая, что это ему звонят всякие лахудры по половым вопросам, отвлекая от учебного процесса. С некоторых пор дозвониться в наш дом по вечерам стало невозможно. Кокетливые девчачьи голоса наперебой просят Гошу, он с мрачным видом забирает телефон и уединяется у себя в комнате — это означает, что на ближайшие два часа мы отрезаны от мира.

Но на этот раз его постигло разочарование:

— Здрасьте, дядя Леша, — сказал он в трубку. — А вы-то хоть увольняетесь? Приятно слышать. А мать не хочет… Вы бы ей объяснили…

Я с негодованием выхватила у него телефон.

— Ренегатка, — сказал мне Горчаков. — Тебе надо лечиться электричеством. Не хочешь, значит, увольняться? Я, правда, тоже передумал, Ленка в трауре.

— Леша, я еду в Москву, — сказала я, но Горчаков не дал договорить.

— А чего я звоню, спрашивается? Мне шеф уже все разобъяснил. Не волнуйся, я с Барракудой поговорю. Машка, помни, морально я с тобой.

Неужели когда-то я могла думать об окружающих меня мужчинах всякие гадости? Я определенно была не права.

Глава 18

Сашка посадил меня в вагон и помахал рукой с перрона, когда поезд тронулся. Стало грустно, как всегда, куда бы я ни уезжала. Вспомнив, когда в последний раз я ездила в командировку, я удивилась, как давно это было. Поезда стали гораздо комфортабельнее, и я удобно устроилась на своей нижней полке, но очень долго не могла заснуть, невесело думая про то, что я, наверное, действительно старею, мне уже не хочется никуда ездить, хочется ночевать дома. Раньше любая командировка была мне в радость, я прыгала в поезд или в самолет и уверенно неслась навстречу приключениям. Меня не путали ночевки в вокзальных залах ожидания, отсутствие в гостиницах горячей воды, шумные и грязные средства передвижения, необходимость таскаться по чужим городам с тяжеленной поклажей из томов уголовного дела. Помню, как мы с операми добирались до воюющей Армении в декабре 1991 года — спали на третьих, багажных, полках, без всяких матрасов и постельного белья, и счастьем мне казалось чужое одеяло, на эту полку постеленное, да и прихваченная из дома холодная картошка, которую мы жевали третьи сутки, абсолютно спокойно воспринималась. А теперь мне уже не в радость нижняя полка, теплое уютное купе, вежливые проводники и фирменная коробочка с едой на завтрак. Может, и правда, уволиться? Стать адвокатом, зарабатывать деньги, жить в свое удовольствие?

Мне мешал стук колес, легкий сквознячок из окна, дыхание соседей по купе и собственные мысли; заснула я под утро, проснулась в семь, за полтора часа до прибытия поезда, чтобы спокойно умыться, пока все спят, и вернувшись в купе причесанная и накрашенная, тихонько, чтобы не разбудить попутчиков, села к окну. И поняла, что рада своей командировке, что буду бороться до конца, и что нас с Лешкой, шефа, Кораблева и всех нормальных людей голыми руками не возьмешь. Все у нас получится.

В Москве было значительно теплее, чем у нас, и у меня сразу промокли сапоги. Экспертно-криминалистический центр начинал работу в девять. Я неторопясь прошвырнулась по вокзальным киоскам, села в метро, доехала до улицы 1905 года, вышла, перешла дорогу, дождалась автобуса и в начале десятого была на улице Расплетина.

Эксперт уже ждал меня, обе пули в конвертиках были приготовлены для выдачи, но после моего вопроса, уверен ли он, что обе пули выпущены из одного оружия, любезный мужчина распаковал конверты, вытащил пули и положил под микроскоп.

— Видите? — уступив мне место у окуляра, спрашивал он. — Вот следы полей нарезов, вот характерные особенности, сомнений нет.

— Скажите, пожалуйста, а можно определить по пуле, с какого расстояния был выстрел? — поинтересовалась я, все еще на что-то надеясь.

— Вряд ли.

— Может быть, от дистанции выстрела зависит характер деформации пули? — не отставала я.

— Характер деформации пули зависит от преграды, с которой пуля встречается. Как я понимаю, одна из ваших пуль со значительного расстояния поразила жертву в голову?

— Получается, что так.

— Но они обе, смотрите, деформированы не очень сильно, более или менее сохранили форму. А вот если вы в упор, то есть с близкого расстояния, выстрелите в металлический бронежилет, то пуля мало того, что превратится в блин — так сплющится. Она еще и раскроется наподобие цветка, фрагментируется на шесть лепестков.

— А вот можно по внешнему виду пули сказать, что она была выпущена с расстояния в восемьдесят метров и попала в голову человека?

— Н-не думаю, — ответил эксперт. — Вы эту пулю имеете в виду?

Он показал на пулю, которая была промаркирована как вещественное доказательство по факту убийства Нагорной М.И.

— Да.

— Знаете что? — сказал он после паузы. — Есть один замечательный дядька, который может вам ответить на ваши вопросы. Если хотите, я составлю вам протекцию.

— Хочу, — сказала я с энтузиазмом.

И эксперт, сняв трубку, договорился с каким-то Виктором Викторовичем об аудиенции. После чего запаковал мне пули, рассказал, как добираться до госпиталя имени Бурденко, где располагается военная экспертная лаборатория, и как там найти Виктора Викторовича.

— А кто он такой? — догадалась спросить я.

— Главный эксперт Министерства обороны.

— И вы с ним так запросто? — изумилась я. — Вы звоните, и я приезжаю? Без доклада и предварительных согласований? А меня пустят?

— Когда вы с ним познакомитесь, — напутствовал меня мой собеседник, — вы сами к нему будете запросто ездить, ходить и звонить. Вы на него так западете, что больше никуда уже обращаться не будете. Кому ж, как не военным медикам, разбираться в огнестрельном оружии?

До госпиталя Бурденко я добралась сравнительно быстро. Путь к главному военному эксперту лежал через морг, что я сочла добрым предзнаменованием — в моей жизни много хорошего было связано с судебно-медицинским моргом и его сотрудниками.

Найдя приемную, я заглянула туда, представилась миловидной молодой женщине в белом халате, под которым виднелись офицерская рубашка и китель, и она кивнула на дверь кабинета начальника:

— Вас ждут.

Я вошла в кабинет, хоть и заваленный бумагами, но опрятный по-военному, и из-за стола мне навстречу поднялся совершенно невероятный мужчина двухметрового роста, с наголо обритой крупной головой, рельефной и породистой, будто вышедшей из рук талантливого скульптора. На нем была полковничья военно-морская форма, удивительно ему шедшая. Он вышел ко мне, поцеловал руку, помог снять и повесить в шкаф куртку, усадил в красный угол, распорядился подать чаю с плюшками, сообщил, что он тоже из Питера, работал там в Военно-медицинской академии, куда я неоднократно назначала экспертизы, и мы оба сошлись на том, что есть некая странность судьбы в том, что мы до сих пор не встречались.

Через пять минут, когда мы за чаем склонились над пулями, выложенными из конвертиков на чистые листы бумаги, мне стало казаться, что мы встречались много раз и вообще знакомы всю жизнь.

В ответ на мой вопрос, можно ли, посмотрев на пулю, сказать, что она была выстрелена с такого-то расстояния в такую-то преграду, Виктор Викторович прочел мне маленькую, но, доходчивую лекцию.

— Когда пуля, выпущенная из оружия, встречается с плоской костью черепа, головная часть пули начинает плющиться в продольном направлении, и пуля деформируется таким образом, что от прежнего облика остается хвост и такая фибовидная хрень, шляпка. И на хвостовых отделах пули остаются следы от полей нарезов, по которым можно идентифицировать оружие.

— А при встрече с другой преградой?

— А какая вас интересует? Забор, дверной косяк, бронежилет, подушка? Насколько я понял, вы считаете, что одна из ваших пуль попала жертве в голову?

— Нуда.

— Так вот: эта пуля, — он взял крупными, но деликатными докторскими пальцами пулю, на которой была этикетка с надписью «М. И. Нагорная», — никому в голову не попадала. Она была выпущена в мягкую преграду, например в пуховую подушку. Видите, она чуть сплющена, но без всякой грибовидной деформации. Через кость она не проходила.

— А что, можно определить, проходила ли пуля через кость?

— Я могу. А кто еще может, не знаю. Дело в том, что на пуле в результате взаимодействия с костью появляются специфические следы, причем от разных костей — разные следы. След от прохождения через черепную кость — один, через ребро — другой.

Он посмотрел на меня, проверяя, дошла ли до меня эта простая истина. Я слушала, затаив дыхание. Он убедился, что смысл я улавливаю, и продолжил:

— Из чего, вы сказали, стреляли в голову?

— Из «Марголина».

— С расстояния восемьдесят метров? Не смешите меня. Будете экспертизу назначать?

— Вам?

— Конечно. А зачем же вы приехали? Чайку попить?

— А компьютер и УПК дадите?

Он посадил меня за свой компьютер, выдал мне комментированный Уголовно-процессуальный кодекс с дарственной надписью одного из авторов комментария и продиктовал, какие вопросы поставить.

— А когда будет готова экспертиза? — спросила я, пока компьютер распечатывал постановление.

— А когда вы хотите?

— Сегодня к вечеру, я на «Стреле» уезжаю.

Виктор Викторович расхохотался.

— Люблю конкретных женщин. Но мы xaлтуру не гоним, экспертизу сделаем вам через неделю. А пока, чтобы вы во мне не разочаровались, я приглашу своего сотрудника, он даст вам заключение специалиста.

Я благодарно взглянула на него, но он уже нажимал кнопку внутренней связи.

— Дежурная по лаборатории майор Стрельцова, — откликнулся нежный женский голос.

— Антонина Ивановна, зайдите ко мне, — распорядился он.

Через минуту в кабинет вошла совершенно юная на вид кудрявая фея в белом халате.

— Антонина Ивановна, — сказал главный военный эксперт. — Это следователь из Петербурга, она назначает нам экспертизу, а до получения заключения нуждается в консультации; специалиста. Посмотрите на эти пули, согласуйте вопросы.

Фея приветливо мне улыбнулась и своим нежным голоском произнесла:

— Неужели вы следователь? Никогда бы не подумала. Пули вот эти?

Она присела к столу, вытащила из кармана халата лупу, рассмотрела оба объекта и повторила мне практически то же самое, что и главный эксперт.

— Вот этой пулей, — она потрясла пулю, которая проходила под маркировкой «М. Н. Нагорная», — в голову не стреляли. Пулеулавливатель? Кевлар? Подушка? — она посмотрела на начальника, и тот удовлетворенно кивнул. — Напишите мне вопросы и дайте два часа времени, — обратилась она уже ко мне.

После того, как майор Стрельцова ушла, Виктор Викторович прошелся по кабинету.

— Какие у вас планы на «скоротать вечерок»? — спросил он.

— Никаких. Дождаться заключения.

— Понятно. Может быть, легкий шоппинг? Я пожала плечами.

— В «Охотном ряду» были? Нет? Стоит прогуляться, хотя бы в познавательных целях.

Я не стала сообщать ему, что денег у меня хватит только на смешные сувениры. В конце концов, до вечера я совершенно свободна, идти мне некуда, а с нынешним столичным товарно-денежным великолепием, действительно, стоит ознакомиться.

Уловив, что я согласна, Виктор Викторович снова нажал на кнопочку своего телефонно-переговорного аппарата, и через три минуты моему взору явился очередной майор, тоже военно-морской. Ростом он был под стать своему начальнику, но если тот был жизнерадостен, активен и улыбчив, то майор поражал своим сходством с древне-скандинавским во ином: усы подковой, нависшие брови, квадратный подбородок и полная, абсолютная мрачность.

— Сергей Алексеич, это следователь из Петербурга, Мария Сергеевна. Она будет ждать заключения нашего специалиста. Чтобы ей тут не торчать и не маяться, отвезите ее в «Охотный ряд», покажите магазины, пусть что-нибудь купит. Покормите в кафе, а вечером сюда, она приглашена к нам на ужин.

— Что вы, спасибо, — застеснялась я. — Я заберу заключение и на вокзал…

— Во сколько привезти Марию Сергеевну? — не обращая на меня никакого внимания, поинтересовался угрюмый майор.

— До восьми вам времени хватит? — обратился ко мне Виктор Викторович.

Я пожала плечами, совершенно не представляя себе «Охотного ряда», и Виктор Викторович счел вопрос исчерпанным.

— Значит, к половине девятого везите ее ко мне домой. Я живу тут же, на территории госпиталя.

— Мне неудобно, — попробовала я еще поотнекиваться. — Вряд ли ваша жена будет в восторге…

Виктор Викторович нажал на кнопку связи с секретарем и проговорил:

— Катя, соедините меня с Юлией Евгеньевной.

Через три секунды в кабинете громко прозвучал голос Кати:

— Юлия Евгеньевна на проводе.

— Юля, — сказал Виктор Викторович, наклонившись к аппарату, — у нас есть дома что-нибудь вкусненькое? К нам сегодня на ужин следователь из Санкт-Петербурга.

— Свиная нога подойдет? — деловито спросила Юлия Евгеньевна. — Я ее с чесноком запеку. Во сколько будет ужин?

— Ее Сережа сейчас повезет на легкий шоппинг, а в полдевятого она у нас.

— Поняла, — по-военному четко откликнулась супруга главного военного эксперта. — Можно выполнять?

— До вечера, — махнул мне рукой Виктор Викторович.

Выйдя в приемную, я спросила у дежурной разрешения позвонить и, получив разрешение, набрала номер нашего зонального из Генеральной прокуратуры. Дозвонившись до него, я спросила, правда ли, что с апреля мы, следователи, будем выведены за штат для аттестации в Следственный комитет, и если да, то что будет с делами, которые мы не успеем закончить до апреля. Зональный расхохотался.

— Ты что, родная, веришь в это? Да мы лет пятнадцать слышим про Следственный комитет, про объединение следствия под одной крышей, в одних руках, неужели ты думаешь, что эту реформу можно провернуть в три дня? Вывести за штат, не имея сформированной структуры, не зная, на кого она будет замыкаться, куда вас всех аттестовать — взрослые люди на это не способны. Нет, законопроект пролежит еще в Думе пару лет, а потом решат.

— А сейчас? — настаивала я.

— А сейчас вы не готовы.

— А нам сказали, что сведения из Генеральной, — недоумевала я.

Зональный громко вздохнул.

— А мы свои сведения черпаем от районных следователей. Успокойся, сдохнешь еще в своей прокуратуре.

Положив трубку, я и вправду успокоилась.

Спустившись во двор, мы с Сергеем Алексеевичем уселись в потрепанные «Жигули», он завел машину, и мы тронулись на экскурсию по Москве.

По дороге майор с ненавистью в голосе (так мне почудилось) комментировал памятники истории и культуры, мимо которых мы проезжали. Кстати, пресловутый памятник Петру работы Церетели не показался мне таким уж чудовищным.

Прибыв в «Охотный ряд» и оставив машину в подземном паркинге, мы поднялись в ослепительный европейский магазинный город, просто универмагом его назвать было нельзя, чтобы не оскорбить. И начали методично его осматривать; мрачный майор скалой возвышался за моей спиной, пока я глазела на витрины, и не отходил от меня ни на шаг, умело возвращая в те отделы, которые я тайком старалась пропускать.

Проинспектировав несколько секций, больше похожих на музеи, королевские дворцы и межпланетные корабли будущего, я соскучилась. Даже в отделе мелочей для дома, где кусок мыла стоил ровно столько, сколько лежало у меня в кошельке на житье до зарплаты, не нашлось ни одной вещички мне по доходам. И я попыталась сбежать из этого царства гламура, объявив Сергею Алексеевичу, что все уже посмотрела и хочу теперь просто прогуляться по Москве, а до госпиталя Бурденко к вечеру доеду сама. Но не тут-то было.

Мрачный Сергей Алексеевич просто пропустил мимо ушей мои пожелания и жестко направил меня в очередную обойму бутиков. Под конвоем военно-медицинского майора я старательно обошла отделы: Гуччи, Фенди, Кристиан Диор, «Мандарина Дак», Сальвато-ре Феррагамо, Роберто Кавалли; перейдя на другой этаж, попала в карусель секций Картье, Селин, Шанель, Мах Мага, и прочих изысков, о которых я даже не слышала. Причем майор бдительно следил, чтобы я не халтурила и не з пробегала мимо кронштейнов с дизайнерскими одеждами и ювелирными витринами, а заставлял выбирать и мерить понравившиеся вещи.

Я взмолилась еще раз, но мне был дан невозмутимый ответ: Виктор Викторович сказал привезти вас к двадцати тридцати, значит, до двадцати вы должны гулять по «Охотному ряду». И точка. Принудительный шоппинг продолжился.

В очередной раз разглядывая ценник на майке грязно-серого цвета стоимостью 600 у, е., я взбунтовалась и объявила майору, что больше не желаю корчить из себя состоятельную даму, поскольку в кошельке у меня всего полторы тысячи, да и те не на шмотки, а на жизнь.

Майор не дрогнул усом, и со словами «здесь скидки» повел меня в другие отделы, где действительно были скидки. В отделе «Манго» он чуть ли не за руку провел меня вдоль кронштейнов, настойчиво интересуясь, что мне здесь нравится, снимая с вешалок наиболее интересные, с его точки зрения, вещи, и толкая меня в сторону примерочной. Чтобы не устраивать громкого скандала в приличном месте, я послушно принимала выбранные майором шмотки и уединялась с ними в кабинках. И к своему большому удивлению, все-таки купила с грандиозной скидкой фирменную юбку, всего за пятьсот рублей, выбранную для меня Сергеем Алексеевичем.

А на оставшиеся деньги я набрала глупых сувениров мужу и ребенку, и смешную глиняную копилку своему конвоиру. Каковую он принял с тем же суровым видом, но со словами искренней благодарности. И повел в кафе. Напрасно я ныла, что не хочу есть, что в лаборатории напилась чаю с плюшками… «Товарищ полковник велел покормить вас в кафе», и точка.

Напихав, в меня каких-то дорогих закусок, Сергей Алексеевич доставил меня к общежитию на территории госпиталя, где квартировал главный военный эксперт, после чего откланялся и испарился.

Дверь нам открыла молодая смешливая женщина со школьным «хвостом» и потрясающе длинными ногами, поначалу идентифицированная мною как дочка главного военного эксперта. Тем более что за ее джинсы крепко цеплялась крошечная девчушка; хозяйка проводила меня в комнату и извинилась:

— Оставлю вас на секунду, внучку уложу и приду.

Я была потрясена дважды: один раз — из-за того, что женщина выглядела намного моложе меня и на бабушку совершенно не тянула. А второй раз — когда через секунду она действительно появилась в гостиной и отрапортовала, что внучка уложена и спит.

— Слушайте, как вам это удается? — спросила я, поскольку мое собственное чадо в этом возрасте изводило меня своей неуместной активностью, все члены семьи убаюкивали его по очередной успевали выспаться, в то время как дитя развлекалось в меру сил и возможностей, и даже и не думало смыкать глаза.

— Дедушка приказал спать, значит, спать, — ответила офицерская жена.

К моменту, когда появился сам дедушка, мы с Юлей успели оценить и померить купленную под чутким руководством Сергея Алексеевича юбку, посплетничать насчет мужей, поделиться секретами воспитания потомства и уже звали друг друга на «ты».

Главный военный эксперт притащил мне заключение специалиста, оформленное по всем правилам, мы согласовали сроки получения интересующего меня заключения экспертизы, а оставшееся до поезда время смаковали шикарный окорок и слушали песни собственного сочинения, исполняемые под гитару полковником.

К одиннадцати явился немногословный Сергей Алексеевич, изъял меня из теплой компании и отвез на вокзал. Добравшись до своей койки в поезде, я рухнула на постель и заснула мертвым сном, проспав до самого Питера.

Глава 19

Рассудив, что зайти домой я уже не успеваю, я отправилась в прокуратуру прямо с вокзала и появилась там около девяти, пока не было еще ни шефа, ни Лешки. Только из одного кабинета раздавался приглушенный треск пишущей машинки — это Лариса Кочетова строчила ответы на жалобы, она единственная из всей прокуратуры не пользовалась компьютером. Причесавшись перед зеркалом в своем кабинете, я зашла к ней и спросила, что это она ни свет ни заря корпит над бумажками.

— А я с вечера не уходила, — призналась Лариса. — Я же увольняюсь, а меня с первого числа уже ждут на новом месте. Надо срочно жалобы и задания все отписать, не хочется сюда возвращаться и доделывать.

— Нашла золотое место?

— Ой, да не такое уж оно золотое, — отмахнулась Лариска. — Контора «Рога и копыта», с девяти до восьми сидеть на работе за те же деньги, что и здесь.

— А какой смысл тебе увольняться?

— Нервы поберечь, — выкрикнула Лариска, покраснев; щеки у нее стали такими пунцовыми, что я даже испугалась.

— Что ты так орешь?

— Извини, — сказала она, медленно возвращаясь к своему обычному цвету лица. — Меня уже достали душеспасительными беседами. Думаешь, мне хочется увольняться?

— Ну, не увольняйся, раз тебе не хочется, — примирительно заметила я, но Лариска опять начала наливаться краской.

— Тебе хорошо рассуждать, сидишь себе на следствии, процессуально самостоятельное лицо, — сварливо заговорила она, — а я повязана по рукам и ногам. Ты же знаешь, какое у нас следствие! Про тебя с Лешкой не говорю, но я же в суд хожу в основном по милицейским делам. Это юмор в коротких штанишках, а не следствие! Путают статьи, о руководящих разъяснениях Верховного суда понятия не имеют… Да что там постановления Пленума, кодекс бы просто почитали…

— Лариска, — прервала я ее, — ты ведь тут работаешь невесть сколько времени; следствие всегда было таким, что ж тебе сейчас увольняться приспичило?

— Да раньше хоть на доследование можно было дело отправить, брак немножко пообтесать. А теперь? Только оправдывать. Читаешь дело и понимаешь, что совести не хватит при таких доказательствах настаивать на осуждении. Вот и отказываешься от обвинения.

— Ну и что? — я все еще не понимала глубины проблемы.

— А вот то! В горсуде целую кучу убивцев оправдали, выпустили из-под стражи в зале суда. Суд ведь теперь не может выйти за пределы обвинения, а коллизии всякие бывают. Слышала про дело Краско и Потехина?

Я слышала. Краско и Потехин были обыкновенными гопниками, никакими не мафиози, не олигархами, и адвокаты у них были по назначению. Эти двое в подвале с особой жестокостью замочили случайного собутыльника. Один бил ногами, а второй ножом, именно он причинил потерпевшему смертельные раны. Так и вменили им на следствии совершенные ими действия: Краско — то, что он наносил потерпевшему удары ногами по телу, а Потехину — что он нанес потерпевшему несколько ударов ножом в жизненно-важные органы, причинив смертельные повреждения. Они на следствии вину признавали и раскаивались. И вдруг в суде встает Краско и заявляет, что это он бил потерпевшего ножом, а Потехин следователю сказал не правду, желая помочь своему товарищу: тот ранее трижды судим, и серьезная статья грозит ему длительным суровым заключением. Они посовещались, и Потехин решил взять вину в нанесении ножевых ударов на себя, мол, ему, как несудимому, меньше дадут. А в суде у Краско заговорила совесть, и он рассказал все, как было. Но следствие-то вменило именно так: Краско — удары ногами, Потехину — нож. И суд от этого обвинения отступить не может.

— И вот, представляешь? Судья их обоих оправдывает, конвой открывает двери клетки, а те в решетку вцепились — мы никуда не пойдем, мы человека убили. Насилу их вывели из-за решетки, они оба плачут и говорят, что если бы знали, что так все обернется, никогда бы правду не сказали…

— Так вот, судьи тоже плачут, а оправдывают. Да плюс прокуроры есть такие принципиальные — р-раз, и отказался от обвинения.

— Да, суд ведь теперь связан позицией прокурора, это раньше он мог продолжать слушание дела, даже если прокурор отказался обвинение поддерживать, и никто не мешал суду вынести обвинительный приговор.

— Да, теперь по закону — отказался прокурор, и дело подлежит прекращению. А если прокурору хорошо заплатить, он и без видимых причин откажется от обвинения; Вот и все, вопрос решен. Кто мешает прекратить дело на убийцу, насильника, взяточника, обеспечить себя до пенсии, а потом уволиться, и даже не надо будет ничего объяснять начальству!

— Но ты-то денег не берешь! — сказала я Ларисе, и она чуть не разрыдалась:

— Да не в этом суть! Бывают дела, по которым грешно обвинение поддерживать! Это надо себя не уважать!

— Так не поддерживай, откажись от обвинения, закон-то позволяет.

— Да как ты не понимаешь! Закон-то позволяет, а вот начальство — нет.

Оказалось, что государственных обвинителей собрали в городской прокуратуре и объявили, что суды уже достаточно оправдательных приговоров навыносили, после отказов прокуроров от обвинения, поэтому хватит уже отказываться. И запретили прокурорам выражать свое мнение в процессе: поддерживайте то, что следствие написало.

— Представляешь? А если следствие чушь собачью написало?! Надо, конечно, бороться с преступностью, но не такими же методами! А я так работать не могу.

Я много чего могла сказать Лариске по поводу надлежащих и ненадлежащих методов борьбы с преступностью, но тут отчаянно затрезвонил телефон в моем кабинете; в тихой утренней прокуратуре его было особенно хорошо слышно.

Я понеслась к телефону и, сорвав трубку, услышала знакомое покашливание:

— Ну наконец-то вы на работу соизволили заглянуть…

— Кораблев, ты по себе-то не суди, — огрызнулась я. — А где «здравствуйте»?

— «Здравствуйте» вчера было, когда я ножки по колено сносил, бегая по вашим поручениям. А сами свалили куда-то в обстановке строгой секретности, хоть бы мобильник включили, а? Короче, я сейчас приеду.

— Ну давай, тем более что у меня тоже есть что порассказать.

Ленька примчался через пятнадцать минут, видимо, так его распирали новости. Но Кораблев бы не был Кораблевым, если бы сначала не выудил у меня все то интересное, что я накопала в Москве.

— Значит, подменили пульку? — сказал он, забыв даже покашлять.

Я сняла телефонную трубку и позвонила господину Ермилову, следователю по особо важным делам. Он ответил «алло» с чувством, с толком, с расстановкой, как и подобает «важняку».

Я представилась и сразу спросила, кто отвозил в Москву пулю, извлеченную из головы трупа Нагорной. Даже по телефону было слышно, как важняк испугался.

— Я операм отдавал, которые со мной работали, — сказал он дрожащим голосом, подозревая грядущие неприятности.

— Из отдела Спивака? — уточнила я.

— Ну да, а что?

— А как вы им пулю отдали? Упакованную и опечатанную?

— Конечно!

— А если подумать? — настаивала я.

Ермилов испугался еще больше и натужно скрипел мозгами, вычисляя, что ему дешевле — сказать, что упаковал пулю сам, как и полагается, или свалить ответственность на оперов. Победила привычка перекладывать ответственность.

— Да я отдал им пулю с постановлением, что ж они, ее не упаковали?

— Понятно, — сказала я и отключилась, предоставив Ермилову уже без моего участия размышлять о последствиях такого доверия к отделу Спивака.

— Ну что, — сказал Кораблев, когда я положила трубку, — теперь, может, меня послушаете? Вы на меня наехали по поводу зеленой «ауди»…

— Я наехала? — изумилась я. — Да я просто спрашивала…

— Наехали, наехали и даже не бибикали. А я-то вообще распихал сторожевички на машину, куда только можно.

— Ну, и?!

— Да не суетитесь вы, — осадил меня Кораблев, — имейте терпение. Машину вчера подняли спасатели из Финского залива.

— Что?!

— То, что слышите. Накануне ведь резко потеплело, очередных рыбаков оторвало на льдине, их с вертолетом искали. И с вертолета заметили затонувшую машину в районе Кронштадта. Подняли, а это оказалась наша колымага. Номер совпадает, и даже царапинка на крыле, которую так живописал свидетель Горобец Валентин Иванович.

— Леня, — я медленно переваривала услышанное, — но ведь залив уже несколько месяцев подо льдом! Как она могла затонуть после убийства Карасева?

— Соображаете вы хорошо, но медленно, — ответил Леня. — Конечно, она не сейчас затонула. Спасатели сказали, что она как минимум полгода в воде лежала.

— Пошли к шефу! — крикнула я в возбуждении и потащила Леньку к прокурору.

Медлить я уже не могла. Если бы шефа не было, или на моем пути встали бы какие-нибудь непреодолимые препятствия, я бы, наверное, разорвалась, как воздушный шарик под давлением. Но шеф был.

— План реализации? — сразу взял он быка за рога.

— Традиционный, — начала говорить я, и Кораблев согласно кивнул. — Начать надо с обысков.

— Пойдем в суд за санкцией или рискнем провести неотложные обыска?

Мы с Кораблевым переглянулись. Если идти получать судебное решение, то может потечь информация, и обыск получится бесполезным. С этой точки зрения лучше действовать нахрапом, больше шансов застать врасплох. С другой стороны, обыск — это сейчас самое важное следственное действие, от его результатов зависит успех мероприятия в целом. Если мы будем проводить неотложный обыск, без решения суда, мы должны будем уведомить судью о его проведении, и судья будет решать, законный он был или незаконный. Если обыск будет признан незаконным, все доказательства, добытые в ходе этого обыска, будут считаться недопустимыми.

— Нельзя так рисковать, — наконец решила я. — Мы не знаем их возможностей в суде. Мало ли с кем они в баню ходили…

— Хорошо, — сказал шеф, — готовьте постановления. В ОРБ я поеду с вами.

Глава 20

Обыск дома у Спивака, Захарова и Горобца сложностей нам не предвещал. Гораздо проблемнее было провести то же следственное действие в помещении ОРБ. Там, я вполне это допускала, нам могли оказать даже вооруженное сопротивление. А между тем главные вещественные доказательства наверняка хранились именно там, в рабочем кабинете господ офицеров. Поэтому шеф придумал и исполнил нетривиальный ход конем.

Он договорился об аудиенции у начальника ОРБ. Мы приехали туда с ним вместе, чуть позже подошел Кораблев и ждал нас в приемной. Конечно, в таких мероприятиях обычно задействуется чуть ли не весь личный состав оперативного подразделения, но тут мы не могли привлекать к себе внимание, поэтому нужно было обойтись нашими скромными силами.

Мы с шефом зашли в кабинет начальника ОРБ, начальник поднялся нам навстречу, они с прокурором пожали друг другу руки, нам предложили кофе с печеньем, и шеф приступил к беседе.

Он рассказал леденящую душу историю про то, как, работая по одному из дел, мы совершенно случайно выявили коррумпированного милицейского следователя, который фальсифицировал доказательства и брал взятки.

— Просим содействия, — обратился шеф к ОРБ-шному генералу. — Что вы посоветуете?

Генерал оживился и потер ручки.

— Как что? Реализоваться, и срочно, — разоблачение, совместно с прокуратурой, оборотня в погонах сулило резкий взлет показателей, возможно — внимание министра, победные сводки, шум в прессе и раздачу слонов.

— Так вы считаете, привлекать к ответственности? — задумчиво спросил шеф. — Не спускать на тормозах?

Спускать дело на тормозах генерал отказался категорически. Он провел для нас краткую политинформацию о необходимости разоблачения коррупции в милицейских рядах и выразил намерение самому немедленно пойти и придушить предателей.

— Кто с вами будет работать? — поинтересовался он нашими пожеланиями.

Шеф вопросительно глянул на меня, и я вступила в игру.

— У вас есть замечательные специалисты, Спивак и Захаров, я с ними работаю по убийству Карасева…

Генерал просветлел лицом: наверняка у спиваковского отдела было все в порядке с показателями. Никаких проблем в том, чтобы выделить именно этих сотрудников для оперативного сопровождения операции по разоблачению оборотней в погонах он не видел.

— Ну и прекрасно, — сказал шеф и поднялся. — Вы не окажете нам любезность, может, сразу и пригласите их?

Генерал оказал нам такую любезность. Через считанные минуты два красавца-мужчины, Спивак и Захаров, входили в кабинет начальника.

— Вот мои добры молодцы, — сказал генерал. — Мария Сергеевна, документы при вас?

— Конечно, — сказала я, и положила перед генералом постановление о производстве обыска в кабинете Спивака и Захарова.

Генерал внимательно прочитал его, все еще улыбаясь, и сказал:

— Не понял. Речь шла о следователе…

— А я что, сказал «следователь»? — фальшиво удивился шеф. — Нет, мы имели в виду ваших сотрудников.

— Но… — растерялся генерал.

— Вы хотите сказать, что на ваших сотрудников не распространяется борьба с коррупцией, о которой вы нам только что говорили? — шеф удивился еще больше.

— Вы мне тут… — начал генерал, багровея лицом, но осекся. Все-таки он не мог позволить себе кричать на прокурора, пусть и районного.

— Пойдемте с нами, товарищ генерал, — предложил шеф. — Мы проведем обыск в вашем присутствии. И позвоните на КПП, пусть данных сотрудников не выпускают до вашего особого распоряжения. А то вдруг им захочется покинуть пределы здания раньше, чем мы им разрешим.

В полной прострации генерал снял телефонную трубку и приказал постовым на входе в ОРБ не выпускать Спивака и Захарова. А нашим фигурантам, видимо, изменила их хваленая реакция, они только вертели головой от прокурора к генералу, пытаясь уловить смысл происходящего, ведь их только что позвали на подмогу прокуратуре как добрых молодцев…

Пока мы с Кораблевым обыскивали кабинет, шеф вызвал из городской прокуратуры сотрудника, осуществляющего надзор за оперативно-розыскной деятельностью, и тот быстренько нашел в секретной оперативной документации наших фигурантов личные дела агентов Горобца Валентина Ивановича — охранника преступного авторитета Карапуза, и Горобец Светланы Ивановны — стриптизерши из ночного клуба.

Руководство Ленькино уже было в низком старте, и за Горобцом сразу поехали. К нашему счастливому удивлению, там же, в адресе Горобца, нашлась и его сестрица, лжедоносчица. Обоих отвезли в УБОП и придержали до возвращения Леньки, — Кораблев не мог себе отказать в удовольствии поколоть их лично.

Обыск в кабинете тоже был результативным. Для начала, в порядке разминки, мы наткнулись на картину, завернутую в плотную ткань и прислоненную к стене. Развернув ткань, мы поняли, что это не мазня художников от Катькиного садика, а настоящий раритет.

Я послала Кораблева поднять старое дело о нападении на вдову академика и сама удивилась, как мне это пришло в голову, что Кораблев вернулся с опером из антикварного отдела, подтвердившим, что это та самая искомая картина.

— Евгений Семенович, — обратилась я к Спиваку, скромно сидевшему в углу на стуле, — оказывается, ваше знакомство с Нагорным уходит корнями в далекое прошлое?

— Не понимаю, о чем вы говорите, — безмятежно откликнулся он.

Картину тут же утащили опера-антикварщики, а мы продолжили работу.

Я не верила, что пулю, которую извлекли из черепа убитой Нагорной, Спивак и Захаров выкинули. Оперативная осторожность диктует сохранять все, что возможно, авось пригодится; ничего не выкидывать. Как только выкинешь что-нибудь, эта вещь тут же понадобится, это все знают. А маленькая деформированная пулька, валяющаяся в углу сейфа, штучка, какими полны кабинеты всех без исключения следователей и оперативников, — чье внимание она может привлечь? И что в ней крамольного?..

И пуля нашлась, да не одна, целая коробочка стреляных пуль разного калибра; но, памятуя уроки, преподанные мне главным военным экспертом, я без труда выкопала из коробочки сильно деформированную пулю с грибовидной нашлепкой.

Но самое интересное нас ждало дома у Спивака.

Его самого мы на обыск не взяли, поскольку дома была жена. Она не особо расстроилась, прочитав постановление об обыске, только спросила, арестуют ли мужа. Но и после получения утвердительного ответа чело ее не омрачилось. Похоже, что она давно ждала этого.

— В доме есть оружие, наркотики, какие-либо предметы, запрещенные к обращению? — привычно спросила я.

И жена Спивака принесла из кладовки старое ружьишко.

— ТОЗ-8, — сказал приехавший с нами на обыск криминалист, взяв его в руки.

— Это отцовский, — пояснила жена Спивака. — У меня отец в тире работал, а Евгений, ну, муж мой, туда стрелять ходил. Потом отец умер, а ружье осталось, мы его обратно в тир не понесли. А что, это статья? У нас ведь документов на него нету…

— А ваш муж не приносил с работы чьих-либо документов? — поинтересовалась я скорее для порядка, не рассчитывая на удачу. Но жена Спивака тут же откликнулась:

— Вон там, в серванте, в ящике, лежат четыре паспорта. Гопников каких-то, я смотрела фотографии — ну и рыла!

В принципе, это тоже было нормально. У сотрудников, проработавших хотя бы несколько лет, иногда скапливаются изъятые по делам и невостребованные документы, которые полагается отправлять в паспортные столы, да только всем лень это делать. Но, заглянув в ящик, мы без труда нашли среди паспортов документ на имя Донцовой Евдокии Степановны. Я открывала документы пилкой для ногтей, чтобы не оставить своих следов.

— Упакуйте, пожалуйста, аккуратно, на пальчики, — попросила я криминалиста. — Особенно вот этот, на имя Донцовой.

Ружья, пули и паспорта Донцовой хватило для того, чтобы арестовать Спивака. В даче санкции на арест Захарова суд нам отказал, несмотря на то, что у бывшего свидетеля, а ныне подозреваемого, Горобца дома выгребли целую фонотеку микроаудиокассет: старательный охранник вовсю писал своего шефа… Из этой самой фонотеки мы почерпнули и обстоятельства приезда в Москву Нагорного после убийства его жены, — Горобец умудрился записать разговор между Карапузом и Нагорным. Догадавшись, откуда ноги растут, кто заказал стрельбу с чердака в ресторанное окно, Нагорный в панике прискакал к Карасеву в Москву (слушая запись, я мысленно обругала себя: ведь Кораблев мне сразу сказал, что Карапуз стал искать Нагорного после возвращения из Москвы, но я, тупица, не связала факт нахождения в Москве Карасева со стремительным броском туда же Нагорного в день покушения).

Запись разговора была очень качественной, ее даже не пришлось чистить. Я слушала голоса людей, которых уже не было в живых, и поражалась, как легко они распоряжались чужими жизнями. На этой пленке Карасев признавался Нагорному, что Марина была убита по его приказу.

— Ты на папу голос поднял? — грозно спрашивал Карасев своего кореша. — Мое место занять захотел? Так вот помни, что пока ты этого хочешь, под пулей ходишь. Я с тобой не шучу.

— Но Марину-то зачем убивать? — рыдал Нагорный.

— Чтоб ты понял, урод, что с тобой никто шутить не собирается…

Из дальнейшего разговора стало понятно, что Нагорный снял свои претензии на руководящее кресло в организованном преступном сообществе, но он не мог не понимать, что когда выйдет на свободу Барракуда, это сильно осложнит ему жизнь, и за его безопасность уже никто не даст даже ломаного гроша.

Между прочим, вызванная в прокуратуру гардеробщица из ресторана «Смарагд» рассказала занятную историю про то, что в день исчезновения Нагорного она работала. И увидела, как ее кумир выносит на руках бесчувственную жену. Заметив ее взгляд, Нагорный выбежал на улицу, усадил жену в машину и вернулся в гардероб; сунув старушке сотню баксов, он очень попросил никому и никогда не говорить о том, что она видела. Вот старушка и молчала добросовестно. Призналась только после того, как я показала ей фотографии трупа Нагорного.

— Но где же он прятался все это время? — спрашивала я Кораблева, но он только загадочно покашливал.

Леня к тому времени уже добился показаний от сотрудников обменного пункта, состоявших в дружеских отношениях со Спиваком. Те подтвердили, что Спивак несколько раз заказывал получение денег по кредитной карте Нагорного; они печатали для него квитанции, он забирал их и приносил уже с подписью владельца кредитной карты. Поскольку суммы со счета Нагорного списывались немаленькие, сотрудники пункта обмена валюты волновались, но Спивак успокаивал их и заверял, что все чисто, что квитанции подписаны Нагорным лично. Поскольку с этих выданных сумм они имели неплохой процент, они охотно верили Спиваку.

— Значит, Нагорного прятал где-то Спивак, — сказал на это Леня.

— Понятно, только где, вот вопрос.

Сам Спивак молчал и по этому поводу, и по другим. Я переживала, потому что милицейские дела всегда были чреваты полным отсутствием контакта между следователем и подследственным. Работники милиции — особая категория обвиняемых, они не могут забыть, что еще недавно сидели по другую сторону стола, и очень болезненно переживают перемену участи. Так что на откровения фигуранта рассчитывать не приходилось, надо было самим искать доказательства.

Перечитывая в который раз данные обнаружения и осмотра трупа Нагорного, я прицепилась к клочку бумаги, вытащенному из кармана его брюк. Клочок был похож на обрывок квитанции из прачечной или обувной мастерской, на нем читался фрагмент номера, но и все. Не будешь же обходить с этим кусочком бумаги все прачечные и ремонты обуви! Потому я положила бумажку в прозрачную папочку и везде таскала с собой, показывая всем, кому не лень, и спрашивая, что это такое. Однако никто ничего нового мне не сказал. Но как-то, идя по Большой Морской из городской прокуратуры, я столкнулась с начальником оперчасти одного из наших следственных изоляторов. Он неторопливо шагал по улице, думая о своем. И очень мне обрадовался.

— Пошли где-нибудь кофейку попьем, — предложил он, и я с удовольствием согласилась.

Мы зашли в ближайшее кафе, сели за шаткий столик, и он принес два кофе. Тут у меня в сумке зазвонил мой лоховский телефон (после того, как Хрюндик уел меня ненадлежащим внешним видом телефона, я уже стеснялась доставать аппарат в общественном месте). Пока я ковырялась в сумке в поисках звонящего мобильника, из сумки выпал тот самый прозрачный пакет с обрывком квитанции. Начальник оперчасти поднял его и стал разглядывать.

— Да, кстати, ты не знаешь, что это такое? — спросила я без всякой надежды на то, что услышу что-то конструктивное. Но он уверенно ответил:

— Знаю, конечно. Это квитанция, которую в наших изоляторах выдают арестованным при поступлении в СИЗО, в обмен на изъятые часы, шнурки и ремешки.

— А по номеру можно сказать, кому квитанция выдавалась? — задала я глупый вопрос.

— Конечно. Но здесь не целый номер, а фрагмент. Давай цифры, я тебе завтра список сделаю.

— Нет! — закричала я. — Хочу сегодня, сейчас! Пошли скорее, я машину поймаю.

— Тьфу, заполошная, — фыркнул он. — У меня за углом тачка припаркована…

Мы выбежали из кафе, прыгнули в машину, и опер, поддавшись моему ажиотажу, понесся с такой скоростью, что я взмолилась:

— Может, хоть на красный свет ездить не будем, а?

— Каждый ездит на цвет своего удостоверения, — ответил он мне, не снижая скорости.

Мы примчались в изолятор, он протащил меня внутрь без пропуска, потому что я не могла дождаться, пока придет девочка, оформляющая пропуска. В канцелярии мы подняли корешки квитанций и выяснили, что возможных вариантов номера — ни много, ни мало, а всего пятьдесят восемь.

Проверять всех было немыслимо, и вдруг мне в голову пришла одна мысль.

— Миша, — обратилась я к начальнику оперчасти, — а можно поднять талоны вызова заключенных? Меня интересует, кого вызывали чаще всего Спивак и Захаров из ОРБ.

— О-о! — застонал начальник оперчасти, но притащил мне мешок талонов и предложил самой порыться в них и поискать нужные.

Нужные я искала два дня. Пробовала было привлечь к этому делу Шарафутдинова, как нельзя лучше подходящего для нудной, неквалифицированной работы, но к исходу первого дня поняла, что мне проще самой перелопатить этот мешок, чем долго находиться в обществе Татарина. И отправила его восвояси.

Но вечером второго дня передо мной лежали талоны вызова Захаровым некоего Ослова Ивана Вахтанговича, числившегося за отделом дознания того самого района, где Барракуде в первый раз неудачно пытались сунуть «левый» пистолет. Вызовы приходились как раз на даты получения денег со счета Нагорного. Я вцепилась мертвой хваткой в начальника оперчасти, мне подняли личное дело Ослова и нашли фотографию. С нее на меня смотрело такое знакомое заочно лицо депутата Нагорного. Начальник оперчасти присвистнул, заметив сходство между Ословым и снимками Нагорного, которые я вытащила из сумки.

— Это что же, Нагорный у меня под носом столько времени сидел, — сокрушался он, листая личное дело. — Нет, чтоб тебе, Машка, раньше прийти, сейчас бы уже дырочки для орденов сверлили, а?

А я уже строила планы достижения консенсуса с Захаровым; он-то на свободе, а вот эти свежедобытые факты вполне могут реально изменить ему меру пресечения. Можно попробовать поиграть на этом, мечтала я, пусть он вломит своего шефа, а сам отделается легким испугом…

Захаров держался до последнего. Но в самый неожиданный для меня момент дрогнул.

— А меня точно не арестуют? — спросил он.

Глава 21

— Ну что, Мария Сергеевна, — спросил меня шеф, ухватив за фалды, когда я в первый раз за три дня на минутку залетела в прокуратуру за бланками, — ясность есть?

— Более или менее, — ответила я, запыхавшись.

— Ну расскажите старику, как ваш Нагорный в тюрьму-то залетел, — попросил он, посмеиваясь.

Я рассказала старику, что, вернувшись из Москвы и смертельно опасаясь, что его убьют, он примчался к своим коррумпированным связям — Спиваку и Захарову, которых весьма ценил, содержал на неплохом окладе и никому их не засвечивал.

И Спивак принял весьма нетрадиционное решение, рассудив, что Нагорного будут искать где угодно, но только не в тюрьме. К тому же Карасеву найти своего подопечного в следственном изоляторе будет еще труднее, чем прокуратуре. Используя свои связи в районе, откуда он когда-то пришел в ОРБ, он вместе с районным дознавателем состряпал уголовное дело по использованию поддельного документа, благо у него валялось несколько забытых и выморочных паспортов. Дело было фальсифицированным от начала и до конца, но дознаватель умудрился получить по нему санкцию, и господин «Ослов» отправился за решетку, видимо, утешая себя мыслью, что лучше в тюрьму, чем на кладбище.

И там, в тиши следственного изолятора, у него сформировался план по захвату власти в преступном сообществе. План формировался при участии Спивака и Захарова (что Захаров категорически отрицал, но без успеха, слишком многое говорило о его причастности). Кстати, возможно, что мысль о захвате власти первому пришла в голову вовсе не Нагорному, а Спиваку и Захарову, после того, как они вербанули на сбыте наркотиков стриптизершу из ночного клуба, оказавшуюся родной сестрой любимого карапузовского охранника.

Так или иначе, но эти два талантливых (без всякой иронии! Но их таланты бы — и на мирные цели) оперативника подтянули и самого Горобца Валентина Ивановича. Тот стал отслеживать каждый шаг своего босса.

Мы с Лешкой Горчаковым вспомнили про нежелание Карапуза иметь умных охранников из опаски, что они будут играть в свои игры; но чужие игры оказались не менее жестокими.

Тем временем срок содержания под стражей «Ослова» истекал, и дознаватель изменил Нагорному меру пресечения, что существенно ускорило развитие событий.

Спивак и Захаров готовили Горобца к убийству Карасева, выдав ему для этих целей пистолет Марголина, изъятый Спиваком сто лет назад по какому-то забытому делу еще в районе и благополучно оставшийся в его распоряжении. Горобец должен был застрелить Карасева и широко оповестить общественность о том, что стреляли из «ауди» жены Нагорного.

С точки зрения возможного подозрения в причастности к убийству со стороны правоохранительных органов Нагорному ничего не грозило — машина была утоплена им еще тогда, летом, когда он, вернувшись из Москвы, заметал следы. Но в глазах соратников по преступному сообществу он должен был быть намертво связан с покушением на Карапуза, и только доказав, что это он завалил «папу», получал право занять его место.

Заодно он решал проблему с конкурентом — Барракудой, поручив ОРБ-шникам сфабриковать в отношении того дело. Поскольку все приближенные к Карапузу понимали, что Барракуда никак не мог его застрелить, репутацию будущего лидера ОПС[9] это никак не подрывало, а вот следствию до тонкостей взаимоотношений между убиенным Карасевым и киллером Бородинским, у которого нашли «мокрый» пистолетик, засветившийся на двух убийствах, не должно было быть никакого дела.

Нам так и не удалось установить, где коротал время Нагорный после освобождения, но зато, совершенно неожиданно, мы установили, кто его убил.

Задержанная за кражу у клиента проститутка со Староневского вдруг стала рассказывать, что не так давно (путем сложных ассоциаций мы выяснили, что это было через два дня после убийства Карасева) ее «снял» молодой мужчина, который привел в гостиничный номер, получил от нее профессиональные услуги, но чем-то остался недоволен и не стал платить. Она вышла из номера, отзвонилась сутенеру, тот примчался разбираться и в пылу разборки задушил неплательщика. Испугавшись, они вывезли труп без верхней одежды в область и прикопали в снег.

Поскольку Нагорный, видимо, не ставил Спивака и Захарова в известность о своих сексуальных похождениях, они сами не подозревали, что их наниматель убит, и продолжали рьяно лоббировать его интересы.

Дело постепенно распухало, а о судебных перспективах его я старалась не думать. Спивак и Захаров были удивительно спокойны, охотно разговаривали на любые темы, кроме касающихся предъявленного им обвинения, из чего мы с Лешкой сделали вывод, что с судом у них уже все решено. Горобец тоже молчал, потому что адвокат, видимо, с учетом интеллектуальных особенностей своего подзащитного, строго-настрого велел ему на допросах не раскрывать рта, не отвечать даже на следовательское «здрасьте».

Правда, мы добились освобождения Кости Барракуды.

Я как раз приехала в следственный изолятор, когда он его покидал. Горчаков еще накануне отвез в «Кресты» постановление об освобождении Бородинского; Барракуда вышел за ворота следственной тюрьмы прямо мне навстречу.

— Ой, Мария Сергеевна, — обрадовался он, — рад вас видеть!

А меня терзали угрызения совести из-за того, что я не смогла противостоять фабрикации дела, и я смущенно поприветствовала его и хотела было подойти к двери СИЗО, тем более, что встречающие соратники уже отчаянно сигналили освобожденному товарищу из блестящих иномарок с тонированными стеклами. Я сделала шаг вправо, и Костя из галантных соображений подвинулся, чтобы уступить мне дорогу. Я шагнула влево, и Костя дернулся туда же. В итоге я натуральным образом столкнулась с ним и чуть не упала, он удержал меня за руку, и я удивилась, какая железная у него хватка.

— Мария Сергеевна, — весело проговорил он, поставив меня на ноги, — не хотите с нами проехаться в «Смарагд»? Отметим мое освобождение, а?

— Спасибо, Костя, — улыбнулась я. — Лучше не надо.

Костя оглянулся на призывные звуки клаксонов.

— Наверное, вы правы, — сказал он. — Ну, спасибо вам за все. Не поминайте лихом.

Я медлила, не входя в изолятор, и Костя с улыбкой открыл передо мной двери.

— Лучше не стойте долго со мной рядом, помните, что я вам говорил?

Я кивнула ему на прощание и зашла в закуток перед контрольно-пропускным пунктом. И тут же с улицы, сквозь гул мчащихся по набережной машин, раздались какие-то странные хлопки, потом крики и отчаянные автомобильные сигналы.

Я выглянула на набережную и увидела лежащее на тротуаре тело, из-под которого медленно вытекала кровь, стремительно разъезжающиеся машины и замерзших девчонок — подружек заключенных, приходящих.сюда на набережную ловить записки, брошенные из окон «Крестов», и перекрикиваться со своими парнями. Девчонки замерли на противоположной стороне, прижавшись к парапету и боясь пошевелиться. Одна из них закрыла рот ладонью в толстой вязаной варежке.

— Что там происходит? — через стекло спросил меня контролер на пропускном пункте.

Я объяснила ему, что происходит, он вызвал милицию, а мы с начальником оперчасти вышли на набережную посмотреть, чтобы никто не подходил к телу и не нарушал следовую обстановку.

— Ну что, Маша, берешь Костино убийство расследовать? — спросил меня начальник оперчасти, безуспешно пытаясь закурить на холодном ветру.

— Нет, — покачала я головой. — Я уже вылечилась от мании расследования.

— Эх, Маша, — по-отечески сказал он, — эта мания не лечится. Вот увидишь.

Вернувшись в прокуратуру, я включила компьютер и напечатала заглавие: «Мания расследования». Книжка уже сложилась у меня в голове, осталось только придумать псевдоним.

Примечания

1

Отдел по розыску пропавших лиц и скрывшихся преступников.

2

Прослушивание телефонных переговоров.

3

Уголовно-процессуальный кодекс.

4

Оперативно-розыскное бюро, образовавшееся, наряду с УБОПом, после реорганизации региональных Управлений по борьбе с организованной преступностью.

5

Сотрудники уголовного розыска территориального отдела милиции, обслуживающие конкретную территорию — «землю».

6

Форма учета информации, поступающей в отдел милиции по телефону, и требующей проверки.

7

Следственный изолятор «Кресты».

8

Межрайонный изолятор временного содержания.

9

Организованное преступное сообщество.


home | my bookshelf | | Мания расследования |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу