Book: Помни о смерти



Помни о смерти

Елена ТОПИЛЬСКАЯ

ПОМНИ О СМЕРТИ (MOMENTO MORI)

1

Я так хорошо пригрелась в теплой машине за дальнюю дорогу, что даже задремала. Ужасно не хотелось открывать глаза и вылезать под мокрый снег, но ничего не поделаешь — водитель тронул меня за плечо и прямо в ухо сказал: «Приехали! Нам сюда».

Машина остановилась у ворот кладбища.

Эксперт-медик на заднем сиденье тоже выспался, пока мы ехали; похоже, не спал только водитель, он же оперативник из нашего районного отдела уголовного розыска. Потягиваясь и зевая, мы с доктором выбрались из уютного «жигуленочка» в безрадостный пейзаж: черные стволы деревьев, низкие тучи и тяжелые хлопья первого осеннего снега.

Вообще-то эксгумации с ноября по май запрещены по санитарным соображениям, но сегодня еще только второе ноября, и нам сделали исключение, поскольку документы о проведении этого мероприятия были направлены в похоронную контору уже давно.

Случай-то обидный: летом вскрыли квартиру по запаху, нашли разложившийся труп старушки, лежала она на кровати, рядом медицинские документы, при изучении которых установили, что бабушка наблюдалась по поводу раковой болезни в третьей стадии, ну и не стали проводить аутопсию, так и захоронили.

А в октябре с Украины пришла явка с повинной от племянника старушки: он приехал ее проведать, пожил немножко, как-то бабушка не дала ему на бутылку, они и повздорили. Он ее повалил на кровать, придушил подушкой, потом собрал кое-какие ценности (хватило на двадцать бутылок) и отбыл восвояси. И все это время его мучила совесть; через три месяца он не выдержал, пошел в милицию и все рассказал. Низкий поклон ему, конечно, за раскрытое убийство и улучшение статистических показателей работы правоохранительных органов нашего района; только бабушку придется из захоронения извлекать, вскрывать и устанавливать причину смерти.

Я подозревала, что процедура эксгумации удовольствия нам не доставит. Как-то я уже занималась извлечением из захоронения на этом кладбище; мыс доктором вспомнили эту историю одновременно, по пути к зданию дирекции кладбища. Погода была точь-в-точь как сегодня.

— Есть такие люди, Машка, которым очень плохо, когда другому хорошо. Если нигде еще сегодня в городе трупов не нашли, значит, следователю Швецовой приспичит откопать покойника на кладбище, лишь бы бедный доктор не провел дежурство в тепле и покое, — стал ворчать судебный медик, пятясь по дорожке задом: спасаясь таким образом от бьющего в лицо мокрого снега. — Помнишь, во что ты меня втравила в прошлом году? Такая же мерзость с неба падала…

— Да, я тоже об этом подумала, — призналась я, уворачиваясь от смачных хлопьев. — Надеюсь, сегодня все будет удачнее…

— Да уж, хотелось бы!

— А чего было-то, ребята? — поинтересовался оперативник.

— А, ты же новенький, тебя тогда еще не было у нас в районе! Ну ладно, сейчас до конторы дойдем, расскажу, а то снег рот забивает, — пообещала я, рассудив, что все равно в конторе придется ждать: или кладбищенского начальника, или рабочих — «гробокопателей».

Наконец мы добрались до вожделенного флигелька с вывеской «Дирекция». Войдя в вестибюль, долго отдувались, отряхивались, я грела покрасневший нос и причесывалась. Придя в себя, я поднялась на второй этаж к кабинету директора, предъявила свое удостоверение старшего следователя прокуратуры, отдала ему необходимые документы, директор попросил подождать полчасика, пока подойдут с дальнего участка рабочие, их же планировалось использовать в качестве понятых. Я с удовольствием согласилась подождать, уж больно не хотелось на кладбищенские просторы, и, предупредив директора, что буду внизу, в вестибюле, вернулась к своим спутникам.

Устроившись в креслах, мы с доктором стали рассказывать оперативнику о прошлогодней эксгумации. Правда, собственно эксгумация была лишь кульминационным моментом длинной истории о том, как два доверчивых выпускника вспомогательной школы с прозвищами Тушканчик и Пудель по просьбе соседа любезно предоставили свою квартиру для распития спиртных напитков; сосед привел знакомого — громилу по кличке Паша-Слон, один кулак которого был размером с голову каждого из хозяев.

А Паша-Слон, в свою очередь, пришел с девушкой, которую подцепил за полчаса до начала тусовки на улице. В общем, пили-пили, до тех пор, пока Паша не обнаружил пропажи восьмисот тысяч и не стал громогласно обвинять присутствующих в краже. Сначала он всех поколотил, потом обыскал, но без результата. А потом его разгоряченную бормотухой голову осенило: деньги спрятала баба, так сказать, в складках своего тела. И он предпринял поиски; а поскольку женщина к тому моменту уже была пьяна до бесчувствия, он беспрепятственно засунул руку по локоть ей в то место, где, как он подозревал, было спрятано краденое.

Тушканчика и Пуделя стошнило при виде Пашиной окровавленной лапищи. Но они тут же забылись алкогольным сном, а утром обнаружили, что Пашина дама — уже холодная. Паша, когда ему сообщили эту новость, цинично скрылся с места происшествия, предложив хозяевам самим как-нибудь выйти из положения. И хозяева стали принимать меры: первым делом эти уроды вынесли труп в подвал и положили на трубу теплоцентрали. Потом с превеликим трудом вытащили на помойку тахту, на которой лежало тело, отскоблили от пола кровь и сожгли сумку покойной, — между прочим, с паспортом. А после этого пошли признаваться в милицию.

Дом, в котором все произошло, стоял углом к отделению милиции. Но выпускники вспомогательной школы зачем-то потащились из города в Лугу, где бессвязно рассказали о происшедшем дежурному оперуполномоченному. Он не поверил в этот бред, но на всякий случай позвонил своим коллегам в наше районное отделение, сообщив, что у нас на территории в подвале труп. Местным сыщикам, видимо, неохота было отрываться от преферанса, и они через некоторое время сообщили в Лугу, что в подвале трупа нет, выдвинув смелое предположение, что потерпевшая, наверное, пьяная была, а не мертвая, проспалась и ушла.

Два дебила едут в Питер, проверяют в подвале наличие трупа и снова прутся в Лугу, настаивая на том, что труп в подвале есть. А между тем проходит две недели, и вонища по лестничной клетке уже такая, что жильцы дома начинают звонить в санэпидстанцию, требуя убрать из подвала дохлых кошек.

Лужские милиционеры звонят в Питер и огорчают наших оперов тем, что труп все-таки лежит. Наши выходят в подвал и обнаруживают тело, которое уже просто стекает по трубе.

В таком виде труп был доставлен в морг и находился там несколько месяцев, потраченных мной на то, чтобы установить личность потерпевшей, но потом морг стал наседать на меня в том смысле, что больше держать труп не могут, пора захоранивать. Как я билась эти несколько месяцев, пытаясь выяснить, кем была погибшая, и в каких выражениях я при этом поминала двух придурков, лучше и не вспоминать. Наконец я дала разрешение, а буквально через неделю после захоронения нашлись родственники и встал вопрос об эксгумации. Мы приехали на кладбище примерно в такую же погоду и только копнули могилу, как ее сразу же стало заливать водой. Действовать лопатами не было никакой возможности, поэтому кладбищенское начальство пригнало экскаватор. Как только копнули ковшом, в яму хлынула вода, и из могилы стали всплывать куски гроба вперемешку с кусками трупа. Короче, рабочие под руководством судебного медика стали руками вылавливать части трупа из ямы с водой и складывать в положенный по инструкции ящике песком.

— О господи! — содрогнулся молоденький оперативник Коля. — Предупреждаю сразу, я руками куски трупа выковыривать не буду!

— Да ладно, — лениво успокоил его доктор. — Тогда гроб поломался, потому что хоронили, как безродную. Для них гробы дешевые, почти картонные, а тут все должно быть честь по чести, гроб из магазина, надежный; бабушка была гнилая, значит, закрывали гроб на совесть, еще в морге, так что обойдемся без неожиданностей.

— Здесь болото под кладбищем, воды полно, особенно весной и осенью. А вот я в Ивановскую область ездила эксгумировать, так там одно удовольствие, — мечтательно вздохнула я. Оперативник посмотрел на меня с сочувствием, как на больную. — Там мы в декабре гроб извлекали, запретов никаких, документов оформлять не надо. Пришли в местную милицию, спрашиваем, где санэпидстанция, где похоронная контора, разрешение на эксгумацию получить, а те говорят — а вам зачем? У нас все знают, где кладбище, и никаких разрешений: хотите — хороните, хотите — выкапывайте. Так мы пришли на кладбище, нам гробик аккуратненько выкопали, веничком песочек смахнули, открыли, а там нужный нам череп отдельно в полиэтиленовом пакете, поскольку труп был скелетированный. Мы его забрали, протокол составили, гроб закопали, могилку заровняли, и как будто так и было…

Я расхохоталась, вспомнив, как мы с опером, сопровождавшим меня в командировке, принесли пакет с черепом в гостиницу и решили пойти на переговорный пункт доложить в Питер, что задание выполнено. А я смертельно боялась, что кто-нибудь в наше отсутствие украдет вещи из номеров, а главное — что пропадет пакет с черепом, поэтому решила взять его с собой. Мой сопровождающий категорически отказался таскаться по городу с черепом, а когда я стала настаивать, ссылаясь на возможную кражу, сказал: «А ты только представь лицо вора, когда он увидит, что в украденном мешке!»

— Вас послушать со стороны, так волосы дыбом встанут, — укоризненно сказал Коля. — Над этим грешно смеяться.

— Ну, положим, даже Чехов упражнялся в остроумии на кладбищенскую тему. А вообще, Коля, согласна, это профессиональная деформация. Подожди, годика через два и для тебя ничего святого не останется.

Коля, по-видимому, готов был с этим поспорить. Но развернуть дискуссию мы не успели, так как с дальнего объекта пришли недовольные рабочие и возглавили наше шествие по пустынному кладбищу. Сверяясь с документами, мы довольно быстро нашли нужный участок, ряд и место, дали команду копать, и рабочие приступили к неблагодарному труду, похоже, догадываясь, что вознагражден он не будет. К счастью, неподалеку стоял заброшенный строительный вагончик, и мы с медиком и оперативником спрятались за ним от ветра и снега. Через полчаса к нам подошел бригадир с вопросом, открывать ли гроб. Я кивнула и попросила позвать нас, как только они извлекут и откроют гроб, — надо все описать и сфотографировать.

Мы все притопывали и приплясывали, стараясь хоть немного согреться; Коля с доктором стали играть в ладушки, изо всех сил хлопая друг друга по ладоням; я подпрыгивала в такт их хлопкам. Наши упражнения прервал подошедший бригадир.

— Готово? — спросила я.

— Слушай, хозяйка, а тебе какой жмурик нужен? — мрачно задал бригадир встречный вопрос.

— Ряд шестой, место третье, а вы какой выкопали?

— Да нет, — отмахнулся бригадир. — Мы с третьего места и подняли. В гробу тебе какой нужен?

— В гробу должна лежать Петренко Раиса Брониславовна. Табличка-то ведь была на могиле.

— Ну пойдем, короче, — отчаялся он объяснить, чего хочет.

Я дошла за ним до раскопанной могилы, на краю которой стоял гроб, убедилась, что раскопано все правильно, — раковина с табличкой об этом свидетельствовала, — после чего заглянула в гроб. Там лежали два тела.



2

Стыдно признаться, но я растерялась. Такого в моей солидной следственной практике (все-таки двенадцать лет в прокуратуре, и в районе, и важняком в городской оттрубила) еще не было. Срывающимся голосом я позвала судебно-медицинского эксперта и сначала даже обиделась на его реакцию, когда он заглянул в открытый гроб и захохотал. Рабочие мрачно и безмолвно взирали на нашу неадекватную компанию.

Да, в общем и целом картина попахивала сюрреализмом, я даже в глубине души пожалела, что я не режиссер: пустынное кладбище, продуваемое воющим ветром, три неподвижные фигуры в рабочей одежде, опирающиеся на лопаты, разрытая могила, растерянная женщина и хохочущий мужчина, склонившиеся над фобом на краю могилы… Отсмеявшись, доктор извинился:

— Это нервное. Все, Машка, больше я с тобой никуда не выезжаю. Нет, это же надо: вторая эксгумация с тобой, и обе с приключениями!

— Да? А ты уверен, что это из-за меня приключения? Может, это ты такой невезучий и приносишь нам несчастья? — вяло огрызнулась я.

— Ладно, все это хорошо, лучше скажи, что делать будем? — посерьезнел медик. — Здесь будем осматривать или в морг повезем? Учти, это не твой район.

Он был прав — с одной стороны, раз я обнаружила труп на территории чужого района, я должна была поставить в известность местную милицию и прокуратуру. А с другой стороны, это простая формальность: в уголовно-процессуальном кодексе написано, что, обнаружив преступление, следователь обязан произвести первоначальные следственные действия, закрепив следы, и только потом решать вопрос о подследственности дела.

Решено: везем гроб с обоими трупами в морг. Там надо их осмотреть в нормальной обстановке и понять, что за непредвиденный гость появился в последнем пристанище Петренко Раисы Брониславовны.

Предназначенный для транспортировки гроба в морг грузовичок уже дожидался своего потустороннего груза, и процессия тронулась.

На мгновение меня посетила мысль о неестественности этой дороги вспять — из могилы обратно в морг, но только на мгновение, я все-таки юрист, а не философ…

По дороге мы возбужденно обсуждали результат эксгумации. Все мы, конечно, читали детективы, в которых изощренные преступники использовали этот способ для сокрытия убийства. Да чего там далеко ходить: у столпа жанра — Артура Конан-Дойля — среди рассказов о Шерлоке Холмсе есть история про гроб нестандартных размеров, предназначавшийся для сухонькой старушки, куда злодеи намеревались впихнуть и героиню, усыпленную хлороформом. Так что просто напрашивалась версия о сокрытой таким образом жертве насильственной смерти. Что-то вроде того, что цветок легче всего спрятать в поле, документ среди бумаг, а покойника, стало быть, среди мертвецов.

Да только все мы не одни детективы читали, но и уголовные дела. И все знали, что в жизни довольно часто явный, на первый взгляд, криминал оборачивается ненаказуемой случайностью, а то, что сначала выглядело безобидно, может таить в себе преступление. С тем же доктором нам довелось как-то выехать на зашитый в мешок труп, найденный на помойке. Мы буквально носом землю рыли, тщательно замеряя и фиксируя след колес тачки, на которой, по всей видимости, мешок с трупом привезли на свалку. А когда разрезали мешковину и вынули обнаженный труп, медик присвистнул: истощенное старческое тело, выпадение прямой кишки типичная смерть от рака, а на помойку явно выкинули, чтобы не тратиться на похороны… Так что, прежде чем строить версии, хорошо бы выяснить хотя бы причину смерти «подкидыша».

В машине я подпрыгивала от нетерпения; дорога до городского морга казалась мне бесконечной, несмотря на то, что Коля — талантливый водитель — выжимал из «жигуленочка» все, на что этот милицейский задохлик был способен. Ах, как быстро промелькнула лента шоссе по дороге на кладбище — не успели веки смежиться, и откуда только взялись эти долгие километры сейчас, когда в сон уже не клонило!

По прибытии в морг (ах, пардон: как работники «Крестов» не любят, когда их учреждение называют тюрьмой, поэтому мы пользуемся эвфемизмом «следственный изолятор», — так и танатологи морщатся, если мы их заведение по простоте своей обзываем моргом, а соблюдая приличия, следует говорить: «судебно-медицинская экспертная служба») наш кортеж разделился.

Грузовичок поехал вокруг здания, к служебному входу, а мы остановились у парадного подъезда, неторопливый наш доктор Груздев степенно понес себя в танатологическое отделение, Коля получил увольнительную и тут же газанул, а я, не в силах уже сдерживаться, вприпрыжку поскакала к секционным. Пробегая по коридору, я заметила, что дверь в кабинет заведующего открыта; сидевший за столом Юрий Юрьевич махнул мне рукой, и я забежала к нему.

С Юрочкой мы познакомились сто пятьдесят лет тому назад, когда я была рядовым следователем, а он — начинающим экспертом; он приехал на место извлечения из воды трупа, где я, сидя на газетке, заботливо постеленной участковым на кучу песка, битый час ожидала прибытия судебной медицины, совершенно не заботясь, какое впечатление я произвожу на незнакомых: сарафанчик, босоножки и «конский хвостик» на затылке.

Что характерно, долгожданный доктор и вовсе был похож на восьмиклассника своим детским личиком и субтильной фигурой. Тем не менее он демонстративно остановился в метре от кучи песка и, глядя на меня в упор, издевательски спросил: «А где же следователь?», — хотя я слышала, как встречавший его участковый объяснил ему, кто есть кто. Ну, я, конечно, не удержалась, поскольку хронически страдала от своей несерьезной внешности, и язвительно сказала: «Проходи, мальчик, не мешай, не видишь, медика ждем!» Он сначала задохнулся от негодования, выпятив экспертную сумку, по которой не опознать в нем дежурного медика было невозможно, а потом рассмеялся, и верительные грамоты были сочтены принятыми.

С тех пор Юрочка мало изменился и, несмотря на руководящий пост, по-прежнему смахивал на подростка, если бы не страдальческие глаза. Проблемы, и не только производственные. Все знали, что у его жены уже было три выкидыша, и врачи честно предупредили, что с ее сложным заболеванием почек доносить ребенка она не сможет, умрет. А она готова была умереть, и сейчас в очередной раз лежала на сохранении без всякой надежды; а больше всего мне было жалко Юру — кого-то он потеряет, или жену, или ребенка…

Зайти к Юре все равно надо было — мы ведь привезли новый объект в его епархию.

В кабинетах судебных медиков обстановка, как правило, не указывает на их специализацию, наоборот — если отвлечься от рабочего стола, на котором могут лежать срезанные с трупов кожные лоскуты или фрагменты черепов и фотоснимки страшных ран, — стены кабинетов увешаны мастерски выполненными пейзажами или изображениями прелестных женских лиц, а книжные полки уставлены забавными стеклянными фигурками и засушенными цветами. Над столом Юрочкиного заместителя висит плакат с гориллой, изрекающей: «Босс всегда прав!», и поражает неуловимым сходством с интеллигентнейшим хозяином кабинета…

Но больше всего мне нравится украшение Юрочкиной резиденции: прямо на оконное стекло наклеен виртуозный фотомонтаж, запечатлевший развеселое чаепитие за секционным столом: две лаборантки в белых халатиках и два мужественных санитара, сквозь тела которых просвечивают кости скелета и черепа. Так делают фотосовмещение прижизненных фотографий и снимков черепов, чтобы установить, принадлежал ли конкретному человеку найденный череп. Картинки получаются жутковатыми и нормальных людей пугают. Когда один наш известный судебный медик издал научно-популярный труд об идентификации останков царской семьи, аристократическая представительница императорского дома, категорически не желавшая признать связь екатеринбургской находки с семьей Романовых, прилюдно выразилась в том смысле, что книга об идентификации научно не убедительна и вообще скорее напоминает триллер, который нормальному человеку взять в руки омерзительно; а всего-то там было несколько фотосовмещений найденных черепов и прижизненных фотографий членов царской семьи.

А на кружке, из которой Юрочка поит меня кофе или чаем, а иногда шампанским, — игривая надпись «Memento Mori», помни о смерти — как будто тут можно о ней забыть хоть на минуту.

— Посиди, сейчас кофейку налью. Как эксгумировали? — поинтересовался Юрочка, ставя на стол коробку конфет.

— Юра, а чаю нет? Ты же знаешь, я не любительница кофе.

— Найдем! Очень замерзла? Тебе одну или две кружки?

Наша обычная шутка, намек на старую историю про замерзшего следователя: бедный мужик битых три часа под диктовку Юры писал протокол осмотра трупа в чистом поле в тридцатиградусный мороз, и когда наконец вернулся в отделение милиции, на территории которого труп был обнаружен, и увидел на столе две большие кружки с какао, заботливо приготовленные начальником отделения для участников осмотра, быстро подошел к столу и опустил обе руки в горячее какао — так у него замерзли пальцы.

Я сбросила куртку, присела на диванчик и только сейчас осознала, что ноги у меня не просто замерзли, но и промокли. Значит, завтра заболит зуб.

У меня киста на корне одного из нижних зубов, и стоит мне посидеть под форточкой, как челюсть начинает невыносимо ныть, а на десне вздувается нарыв. Я терплю, сколько могу, потом еду в дежурную поликлинику, где мне кладут на зуб лекарство и настоятельно советуют прооперировать кисту. Я киваю, но как только боль отпускает, напрочь забываю о необходимости лечиться — до следующего раза.

Ну не могу я заставить себя прийти к зубному врачу, хоть ты тресни, испытываю перед стоматологическим кабинетом животный страх. Правда, не без оснований; был период в моей жизни, когда я стремилась к идеалу и решила вылечить зубы, не дожидаясь острой боли. Пришла к доктору, который сказал, что мне надо удалять нерв, а мышьяк не полезен для здоровья, но я очень удачно выбрала время, когда у него больных немного, поэтому он мне сейчас сделает укольчик и удалит нерв под анестезией. И в течение сорока минут он пытался попасть мне иглой в канал. Когда я, озверев, укусила его за палец, он плюнул и сказал, что лучше поставит мне мышьяк.

Через неделю мне пришла повестка из инфекционного кабинета районной поликлиники. Когда я позвонила туда, узнать, что им от меня надо, мне объяснили, что стоматолог, у которого я была на приеме, заболел гепатитом, они по карточкам выявляют больных, с которыми он контактировал, и мне нужно прийти сдать кровь на анализ. Я пришла, у меня взяли кровь из вены и при этом занесли инфекцию, я заболела лимфоденитом и долго мучилась. После этих приключений я предоставила своим зубам возможность спокойно разваливаться; уж потом пойду сразу за вставной челюстью.

Так и есть, зуб заныл от горячего чаю.

— Юр, у тебя есть какие-нибудь анальгетики? Зуб болит.

— Конечно, на любой вкус. Выбирай. А вообще-то анальгетики — не панацея, зубы лечить надо.

— Я боюсь, — прохныкала я, запивая таблетку.

— Ну-ну, смотри: те, кто боятся стоматологов, потом дружат с протезистами. Как эксгумировали-то?

— Да, Юрочка, мы труп привезли, но не один.

— А сколько?

— В гробу два трупа оказалось…

— Ты шутишь?! — Юра резко обернулся от шкафа, куда прятал аптечку. — Пошли, посмотрим!

Он вытащил меня из кабинета, и мы почти побежали по длинному коридору; на бегу Юра, не оборачиваясь, отрывисто уточнял у меня:

— Старушку от нас хоронили? В закрытом гробу? Кто забирал — родственники? Какая смена дежурила?

Я, запыхавшись, отвечала:

— Ну, ты многого от меня хочешь! Меня тоже интересует, какая смена дежурила, это к тебе вопрос…

Наконец мы добежали до объекта, Юра подозвал санитара, велел открыть гроб, и мы, склонившись, уставились на два тела.

— Точно, два! — наконец промолвил завморгом. — Давайте быстренько бабушку в первую секционную, Груздеву, а этого я сам осмотрю и вскрою, — распорядился он.

— С кого начнем? — обернулся он ко мне.

Хороший вопрос. Мне бы надо поприсутствовать и там и сям, но со старушкой Петренко все более или менее ясно, поэтому любопытство пересилило.

— Пусть Груздев спокойно вскрывает, а я пойду с тобой второго осматривать. Он у нас голенький, осмотрим быстро…

«Подкидыш», как я уже мысленно окрестила найденного покойника, действительно был без одежды; тление уже коснулось тела, но было видно, что труп мужской, и мужчина этот был не стар.

— Лет тридцать-тридцать пять, — определил Юра, — европеец, правильного телосложения, умеренного питания, на бедрах кожные покровы повреждены…

— Съедены? — уточнила я.

— Да нет, — медленно ответил Юра, внимательно разглядывая тело, распростертое на секционном столе, водя по нему пальцами в резиновых перчатках, что-то подцепляя скальпелем. — Похоже, кожу снимали острым инструментом…

— Пытали, что ли?

— Черт его знает, — так же медленно говорил Юра, не отрываясь от своего занятия. — Может, татуировки срезали…

— А что, у нас на бедрах татуируют?

— Не помню, посмотри справочник… Хотя не обольщайся, сейчас с этими салонами «татту» полно и несудимых идиотов, разрисованных без всякого : смысла.

Я вздохнула: да уж, раньше татуировка на теле покойного могла сказать, и за что клиент судился, и в каком возрасте, и сколько ходок, и даже где срок отбывал, а эта западная мода нам все карты спутала…

— А пальцы? — с надеждой спросила я, заглядывая в глаза эксперту. — Есть шансы откатать, а, Юр?

Юра отвлекся от ног трупа и обратил внимание на руки; осмотрев пальцы, он удовлетворенно кивнул:

— Да, пальчики нормальные, немножко кисти в растворе полежат, и сделаем отпечатки.

Но больше нам наружный осмотр ничего не дал. Ни шрамов, ни родимых пятен на теле не было; уродствами покойный при жизни тоже не страдал, пальцев на ногах и руках было по пять, не больше, хвоста не росло, голова была одна.

— А зубы, Юра?

— Зубы, Машка, отличные, тебе бы такие! Вот смотри, во-первых, все в наличии, а тебе, поди, уже больше удалили, чем оставили! А кроме того, ни одной пломбочки! Соответственно и кариеса ни одного. Ему надо было в рекламе пасты «Маклинз» сниматься, в роли бабушки. И от чего же, интересно, этот здоровячок откинулся во цвете лет? — приговаривал Юра, приступая к вскрытию.

Ну, а я на период этих неприятных манипуляций отпросилась к Груздеву, посмотреть, что там со старушкой Петренко; сколько я при вскрытиях ни присутствовала, до сих пор не могу привыкнуть к звуку распиливаемого черепа и разрезаемых полостей тела, в котором когда-то обитала человеческая душа.

— Напрасно, — сказал Юра, — пропускаешь самое интересное. Не хочешь заняться сравнительной патанатомией? Вот американцы, например, шею при вскрытии не трогают, надрез делают полукругом на груди, и органы шеи открывают, подняв кожу. И знаешь, для чего? Для того, видите ли, чтобы когда труп оденут и положат в гроб, не было заметно, что его вскрывали. Дикие люди… А мы без фокусов — разрез продольный, от подбородка, а потом зашиваем через край, нам нечего скрывать от родного : коллектива. Трудно, что ли, потом на покойнике воротничок застегнуть на верхнюю пуговицу? — он произвел этот самый продольный разрез, и я отвернулась.

— Иди-иди, слабонервная, — кивнул мне Юра, — я себя в твоем присутствии чувствую Джеком-Потрошителем.

— Скромнее надо быть, — сказала я уже из коридора.

Со старушкой Петренко все обстояло надлежащим образом; неторопливый Груздев показал мне и кровоизлияния в склеры глаз, и признаки полнокровия внутренних органов, и прочие моменты, которые укладывались в историю, рассказанную незадачливым племянником.

Сидеть ему, болезному, лет десять, несмотря на явку с повинной. Наши суды ах как любят чистосердечные признания. Как сказал мне один из моих подследственных в ответ на призыв рассказать все честно: да, чистосердечное признание облегчает совесть, но утяжеляет участь. Вот ежели ты отпираешься даже от очевидных фактов, семьдесят процентов судей задумаются — а может, и правда, ты жертва козней? И, чтобы не брать грех на душу, — либо дело на дослед, либо клиента на В свободу.

Когда я вернулась к Юре, черная работа была им уже сделана. Мой вопросительный взгляд он встретил своим растерянным.

— Ничего, Маша, абсолютно ничего! Так, на первый взгляд, не могу сказать, с какой стати он отдал богу душу. Все внутренние органы целы. Кроме отсутствия кое-где кожных лоскутов — но это поверхностные повреждения — все в порядке, никаких травм.

— Может, сильнодействующие или наркотики?

— Не вижу следов употребления, но химики, конечно, поработают. Нет, не понимаю: если смерть естественная, зачем было его в чужой гроб подбрасывать?

— Значит, неестественная!

В дискуссию о возможных причинах смерти ненавязчиво включился почти весь личный состав танатологического отделения; морг уже гудел, обсуждая неожиданные результаты моей деятельности.



Эксперты под благовидными предлогами — со мной поздороваться, у заведующего что-нибудь срочное выяснить — постепенно стеклись в секционную, против воли ревниво поглядывая на своего начальника в кожаном переднике и со скальпелем в руках: так ли тщательно он все проделывает, как требует того от них. Но, в общем, без злорадства, Юрочку все любят.

Пришел и мой любимый санитар, работающий в морге с незапамятных времен, — Вася Кульбин, невысокий, полненький, с круглым улыбчивым лицом, он меня помнил еще в мои стажерские времени, поэтому относился ко мне нежно-покровительственно, впрочем — без фамильярности. Мне ни Базу не довелось увидеть, как он выходит из себя, всегда и со всеми он бывал ровно доброжелателен, очень расторопен, несмотря на кажущуюся медлительность.

Кульбин тихо подошел ко мне сзади и приобнял за талию.

— Привет, самая красивая женщина прокуратуры, — проговорил он мне в самое ухо.

— Рада тебя видеть, — откликнулась я, обернувшись и клюнув Васю в пухлую щеку. Пришлось нагнуться, Вася ниже меня на целую голову. — Только ходят слухи, что у тебя новая пассия и я уже не самая красивая женщина прокуратуры!

— Ты уже знаешь?! Ну, прости, — покаянно склонил голову Вася.

— Да мне уже рассказали, что ты мимо Кирочки спокойно пройти не можешь.

— А правда, она прелесть? Д; Речь шла о молоденькой следовательнице одного из районов, пришедшей в прокуратуру только в этом году; она действительно была настолько хороша, что когда ее впервые увидели на ежемесячных следовательских занятиях, программа была прервана — все сворачивали на нее шеи и перешептывались

— Ах так?! Уйди, изменщик коварный, и не лапай меня больше никогда!

Я шутливо спихнула со своей талии крепкую Веснушчатую руку, но при этом отчетливо испытала чувство сродни раздражению своей любимой героини — моэмовской Джулии Ламберт, когда ее любовник отправился танцевать с молоденькими крашеными блондинками, которые совершенно не умеют играть на сцене! С точки зрения следственных заслуг — кто я и кто эта соплячка, которая еще толком не знает, как дела подшиваются?!

— Ну ладно, не ревнуй. Что-то ты редко стала бывать у нас, — посетовал Вася.

— Побойся бога, Кульбин, — тут же обернулся к нам один из любопытствующих экспертов, рыжебородый Гена Струмин. — Да если она будет чаще бывать, мы от работы захлебнемся. А я и так к октябрю вскрыл норму прошлого года. Машка, та чего на пятьсот не приехала?

— На что я не приехала? — удивилась я.

— Я первого октября вскрыл пятисотый труп. Знаешь, как раньше сталевары Новый год по выполнении годовой нормы отмечали? У меня пятьсот было за весь прошлый год. А тут я за девяти месяцев эту цифру перекрыл, мы два дня праздновали!

— Ну ладно, не вмешивайся в чужие разговоры, — отшил санитар Вася эксперта Струмина.

Гена и не пикнул. Иерархия четкая, подумала я: не по должностям, а по личностям. Вася — патриарх, старейшина, а Гена Струмин работает всего год-два, юнга, одним словом.

— Ну так чего ты там наэксгумировала? — поинтересовался коварный изменщик, заглядывая через мое плечо на секционный стол.

— Ты представляешь, вытащили гроб с бабушкой, а там еще один труп лежит.

— А бабушку-то от нас хоронили?

— Отсюда.

— В закрытом гробу, что ли? — Да, в закрытом — она летом недели три дома пролежала, смотреть уже было не на что.

— Как безродную, что ли, хоронили?

— Да нет, родственники были, гроб-то, видел, какой добротный?

— Когда ж этого подселенца-то подбросили? — задумался Вася, — Хотя сейчас все возможно. Видела, у нас теперь охрана: круглосуточно дежурят омоновцы с автоматами? Так вот, недавно привезли пять трупов с бандитской разборки, пять «огнестрелов», а ночью братва пришла. Так бедные омоновцы их не только впустили, но и лично проводили прямиком к телам: их всего двое, а братков человек десять, с помпушками, как они ласково выражаются. Ну, с помповыми ружьями. А дежурный эксперт просто-напросто закрылся в кабинете и носа не высовывал, пока те не отвалили.

— А чего они хотели-то?

— Да всего лишь попрощаться с друганами, чтобы на похоронах не светиться, а то бы еще десять трупов было. Постреляли-то обе стороны, потерпевшие были и от казаков, и от разбойников.

— То есть ты клонишь к тому, что под покровом ночи можно слона в гроб подбросить?

— Можно. Был бы слон. Поработай в этом направлении, самая красивая женщина прокуратуры.

— Ага, признаешь свои ошибки?

— Ну, Леля, ты ж у меня баба умная, — закосил он под Шарапова.

— Васенька, а ты мне книжки не найдешь за то число, когда бабушку хоронили?

— Шеф команду даст, найду, — кивнул он на Юрия Юрьевича.

Экспертный консилиум потихоньку стал расходиться; никто так и не сказал ничего сверх того, что я уже услышала от Юры.

Ну ладно, подождем до установления причины смерти. В конце концов, стала я уговаривать себя, что мне — больше всех надо? Ответит морг, что причина смерти не установлена, и спишу этот протокол осмотра трупа к чертовой матери. У нас ведь сокрытие трупа ненаказуемо, и все тут. Нет такой буквы, в смысле — статьи УК, на нашем Поле чудес в Стране Дураков.

Как-то доблестные оперативники нашего района размотали некоего гражданина на то, что он укокошил собственную матушку, вывез ее труп загород и сбросил в речку. Уж как они его уболтали, я не знаю, но только он согласился показать место, где утопил труп, и там на берегу даже были обнаружены остатки обуви покойной. Правда, трупа не нашли, течение там сильное. И все было хорошо, пока клиент не спохватился и не заявил, что да, дескать, тело он утопил, а мамашу не убивал, сама она, нетвердо держась на ногах, упала и головушкой ударилась. А он, опасаясь, что его обвинят в смерти матери, принял меры к сокрытию трупа, о чем весьма сожалеет. И все, привет. Трупа нет, и опровергнуть его версию об обстоятельствах смерти матери нечем. Клиент, посмеиваясь, вышел на волю, помахал ручкой оперативникам. А через три месяца грохнул сожительницу и на ту же речку, по знакомой дорожке, повез тело — избавляться, но в этот раз ему не повезло, прихватили вместе с трупом.

Но коллектив морга я в известность о своих пораженческих мыслях, естественно, не поставила. Мы с Юрочкой договорились, что он выжмет все, что возможно, из биологов, гистологов и прочих специалистов и дня через три даст мне хотя бы предварительное заключение. Я с сожалением распрощалась с душками-экспертами, и, еле волоча ноги от навалившейся усталости, поплелась к автобусной остановке. До дому ехать надо было почти час; в прокуратуру я все равно уже не успевала.

Вот теперь зуб заныл ощутимо, в сапогах хлюпала вода. Я вспомнила, как на майские праздники дежурила по городу вместе с пресловутой Кирочкой, которая оказалась девушкой без комплексов. Мы так же вдрызг промочили ноги на выезде, а когда вернулись в дежурное отделение и поняли, что можем часа два поспать, Кирочка сначала сняла сапоги, но, подумав, надела их снова и объяснила, что сейчас она в мокрых сапогах уже пригрелась, а утром всовывать в них ноги будет невыносимо. И ничтоже сумняшсся улеглась спать в сапогах.

Мои путевые раздумья прервал деликатный звук автомобильного сигнала. Около меня почти бесшумно остановилась сверкающая иномарка, дверца ее призывно распахнулась, и из теплого ароматного салона выглянул Вася Кульбин.

— Садись, Машенька, подвезу, куда надо.

— Вася! — простонала я. — Ты как мираж в пустыне! Ты не исчезнешь?!

— Пока тебя не довезу, не исчезну. Говори адрес.

Я, не веря своему счастью, опустилась на велюровое сиденье, и мы помчались по вечернему городу под негромкое пение всенародного кумира — Вальчука. У всех наших оперов и следователей было как минимум по кассете его душевных песенок; оперативники его любили за героический романтизм, который, вопреки моде, не имел блатного флера. Вот и Вася исключением не был, крутил и крутил в машине суперхит Вальчука «Не жалей меня, когда я плачу».

— Я слышал, ты развелась, подруга? — глядя на дорогу, поинтересовался Кульбин.

— Развелась.

— А кто счастливец? К кому ушла от мужа?

— Да ни к кому, Вася, сама к себе.

— Не заливай, подруга: такие женщины в никуда не уходят. Если уж разводятся, значит, в кустах случайно оказался рояль, в смысле — новый муж.

— Да правда, Вася, я ушла не к кому, а от кого.

— Ну ладно, не хочешь — не говори, — не поверил Вася.

— Какая у тебя тачка шикарная, — сменила я тему.

— Да, — с гордостью сказал Вася, — я сам еще не привык. Новье, впервые в жизни езжу на абсолютно новой машине!

— Наверное, бешеных денег стоит?

— Жуть! Дороже, чем моя жена и трое детей, вместе взятые!

— А у тебя что — трое?!

— Представь, подруга, три спиногрыза и жена молодая!

— Где ж ты деньги берешь, Вася? Научи, а то я никогда до зарплаты не доживаю.

— Из тумбочки, — усмехнулся Вася, и стало ясно, что он меня не научит доживать до зарплаты.

Я понимающе кивнула, подумав — ну да, морг, родственники усопших; за то, за се благодарности: быстрее документы оформить, покойника привести в более-менее приличный вид, учитывая, что половина из тех, кого хоронят, — жертвы преступлений с разбитыми головами и развороченными внутренностями… Много лет назад, когда в Уголовный кодекс включили статью о поборах с граждан в сфере бытовых услуг, завморгом с каждого санитара получил письменное обязательство: «Я, такой-то, обязуюсь не вымогать у граждан деньги…»

А один из санитаров, как только объявили о введении уголовной ответственности за вымогательство незаконного вознаграждения за бытовые услуги, никаких расписок писать не стал, тут же пустился в бега, хотя никто его и не искал…

Да чего там далеко ходить, я и сама Васю благодарила за оказанную мне личную услугу. Позвонила моя дальняя родственница, вся в слезах — умер ее начальник, тире — любовник; на похороны она не идет по понятным причинам: жена, родные, неприлично. Но не попрощаться с любимым — об этом не может быть и речи; а поскольку я из ее окружения — наиболее близкий к моргу и смертям человек, она стала падать передо мной на колени: «Помоги!» Я не стала беспокоить по этому поводу руководство морга, пошла на поклон к Васе, Вася заверил, что все будет в наилучшем виде. Потом родственница рассыпалась в благодарностях — ей вывезли в отдельный зал каталку с телом, оставили там одну, она прощалась целый час. «Чем я должна отблагодарить?» — спрашивала она. Я, естественно, ей сказала, что ничего она не должна, неудобно было — и так у нее горе, но сама посчитала себя обязанной Васе. Отвезла ему бутылку коньяку, Кульбин поломался немного, а коньяк взял…

Вася любезно подвез меня к самому дому, выяснил, где мои окна, спросил, кто меня ждет, раз в окнах горит свет; мы тепло распрощались, и я побрела вверх по лестнице, думая о том, как изменилась моя жизнь всего за полгода. Летом я ушла от мужа и сразу стала испытывать жгучий недостаток времени и денег. Теперь я не могла рассчитывать на маму, когда надо было задержаться на работе, — мама не простила мне развода и осталась жить вместе с бывшим зятем.

Какая ирония в этой маминой принципиальности, думала я, зная, что мой отец был у мамы вторым мужем; еще маленькой девочкой я играла со старыми фотографиями, среди которых была масса открыток с видами разных стран, со всего света, они были адресованы моей бабушке и подписаны «Ваш любящий сын Иван». Но никакого сына Ивана у бабушки не было, я это хорошо знала. Став немного постарше, я из обрывков разговоров маминых подруг и выуженных от бабушки сведений сложила историю о том, что мама вышла замуж, будучи студенткой, за болгарина по имени Иван, работавшего у нас по договору, но в одну из его отлучек за границу (а он ездил очень часто) бросила его ради моего папочки. Жан Марэ, что тут скажешь, — у отца была такая кличка в молодые годы. А венцом всему оказался найденный мной черновик письма Ивану, в котором моя матушка на все лады, зачеркивая одни фразы и вписывая другие, пыталась объяснить Ивану свой уход; и среди зачеркнутых была такая фраза: «Прости, но я нашла лучше…» " Но нам всем, наверное, свойственно не помнить про себя плохое и стыдное. Мне мама сказала, что я должна была терпеть все, что угодно, ради ребенка, и долг матери — забыть про себя и свои интересы, поскольку главное, чтобы ребенок был счастлив. Я поначалу пыталась объяснить ей, что, на мой взгляд, ребёнок не может быть счастлив в семье, где папа поколачивает маму и называет ее прилюдно нехорошими словами, но убедить свою мать не смогла. Несколько месяцев прошло, прежде чем мы с ней стали спокойно, без слез и криков, разговаривать на от влеченные темы. А кое-какие темы так и остались запретными.

Как же я жалела свою бедную маму! Я же видела, что она не перестала меня любить, сердце ее просто разрывалось, но принципы и добродетель были важнее, — вот за это-то мне и было ее жалко больше всего.

Муж после нашего развода ушел из квартиры, стал жить у отчима, и я думала, что спокойно останусь с мамой и сыном, но не тут-то было. Что называется, свято место пусто не бывает. Мама устраивала мне скандалы по поводу пятиминутных опозданий еще почище, чем когда-то муж. И наконец дошло до того, что я за полчаса собрала свои вещи и вещи сына и, взяв его за руку, ушла навсегда.

Мне тогда настолько не хотелось никого видеть, что некоторое время мы с Гошей пожили у меня в кабинете; он спал на раскладушке, я — на сдвинутых стульях, но это, конечно, был не выход, ребенок нуждался в нормальных условиях, тем более что осенью он пошел в школу.

Позже мы с ним перебрались в квартиру моей лучшей подруги, которую летом чуть не зарезали, перепутав со мной.

Спасло Машу чудо в лице ее обожателя — известного скульптора Бориса Акатова. Из нашей больницы, где ей, с ее ранением, отмерили жизни не больше недели, Акатов до того, как истекла эта неделя, вывез ее в Америку, где Маша живет уже полгода. Правда, все еще в клинике и не двигаясь, но живет. И с ней даже можно поговорить по телефону. Да и письмо написать тоже можно, только я, скотина, ленюсь писать. Наверное, из-за того, что за свою жизнь я исписала километры протоколов и обвинительных заключений, мне смертельно трудно после работы заставить себя взять перо в руки. А так я думаю о ней каждый божий день.

По ее просьбе мы с сынулей живем в ее квартире; деликатная Машка, даже находясь на больничной койке, обставила все так, что вроде бы я ей делаю одолжение, присматривая за квартирой и оплачивая коммунальные услуги. Но меня все равно грызет мысль о том, что я дожила до таких лет и не имею ничего своего — ни жилья, ни мебели, ни прочего.

Дай бог, конечно, Машке скорее выздороветь и приехать, и, безусловно, она не выкинет меня на улицу, но в моем возрасте уже пора иметь что-то свое. За всю мою долгую трудовую жизнь мне не удалось скопить ни копеечки. А на те деньги, что я, зарабатываю в учреждении, осуществляющем высший надзор за законностью в стране («Наша служба и опасна и трудна, никому она и на фиг не нужна»), квартиру не купишь. Прошли те времена, когда в бесконечных обсуждениях с коллегами насущного вопроса о том, повысят ли нам зарплату, я могла высокомерно отделаться фразой: «Я замужняя женщина, пускай муж меня обеспечивает, а я работаю ради морального удовлетворения…»

Нет, конечно, и тогда я в деньгах не купалась, и тогда по большому счету средств не хватало. Но так тяжело и бедно мне никогда не было; может быть, дело в том, что я не привыкла планировать бюджет самостоятельно. Всю жизнь сначала мама, потом и муж мне доказывали, что я ничего особенного из себя не представляю, решений принимать не могу и без них пропаду. Права голоса я не имела, вот и пришлось на четвертом десятке учиться жить самостоятельно.

Полученную зарплату я тут же раскладывала на кучки: «квартплата», «ребенкин английский», «школа», «бассейн» и т, п., это были необходимые траты, которых не избежать; и купюры, оставшиеся неразложенными, составляли такую мизерную кучку, что мне становилось безумно жалко себя. Однажды меня застал за этим занятием знакомый адвокат, со стажем юридической практики втрое меньшим, чем мой рабочий стаж. Он удивленно спросил, чем это я занимаюсь, и, узнав, что это моя месячная зарплата, покровительственно сказал: «Моя жена с такой суммой один раз в магазин ходит».

Ну, за всеми не угонишься; я утешала себя тем, что многие живут гораздо хуже; в конце концов, мне никто не мешал жить более обеспеченно, с мужем, я сама себе выбрала такую жизнь. «Ты этого хотел, Жорж Данден!..»

3

Сыночка мы с мужем поделили: четыре дня в неделю он был у меня, три — у отца с бабушкой. Сегодня мой день, и Гошка терпеливо дожидался меня дома: первые в жизни каникулы. Какое счастье, что он не боится оставаться один! Я была поражена, когда, уходя на работу, заметила, что он садится завтракать и вставляет в видик кассету с «Кошмаром на улице Вязов».

— Ты что, не боишься смотреть фильм ужасов в одиночестве?

— Нет, — ответил он. — А чего бояться? Это же кино. Да и вообще, этот фильм для меня недостаточно ужасный.

Вот оно — новое поколение, трезвое и рациональное; вряд ли Уэс Крэйвен рассчитывал, что под его триллер первоклашки будут спокойно пережевывать завтрак.

— Ма, это ты? — крикнул мой сыночек из кухни.

— Нет, это Фредди Крюгер, закрывай окна, запирай двери, он все равно придет за тобой.

Он хихикнул, но на всякий случай высунул носи проверил, Крюгер это или мама.

— Ты ел, цыпленок?

— Конечно! — а глаза честные-честные…

— А я нет.

Сняв мокрые сапоги и куртку, я прошла на кухню, где ребенок устроил себе гнездо. «Здесь теплее!» — объяснил он. Судя по разбросанным ошметкам чипсов и попкорна, суп и котлеты остались нетронутыми. Всем хорош мой сыночек, умный и послушный, только вот с порядком не дружит. Когда он был совсем маленьким и только учился есть самостоятельно, после кормежки надо было мыть: его целиком, себя по пояс, а также стол, пол вокруг и стены. Когда он приходит из школы и переодевается в домашнюю одежду, он просто переступает через снятые штаны, и мне остается безнадежно взирать на разложенные по комнате «клумбочки» из брюк, свитера и колготок. В последнее время он взял моду, раздеваясь на ночь, подшвыривать вверх трусы и носки и наблюдать, куда они приземлятся.

— Чем занимаешься, Хрюндик?

Я присела рядом с ним у телевизора и обняла его. Мне так успешно внушили, что я плохая мать, что меня постоянно терзал комплекс вины перед ребенком за то, что мало уделяю ему времени и внимания.

— Ой какая ты холодная! Смотрю кино.

На экране мальчика — ровесника моего Хрюши — злодеи засунули в сундук, закрыли его и выбросили сундук в море. Мальчик пошел ко дну. Я ахнула. Гоша серьезно сказал:

— Не волнуйся, ма, его спасут.

— Откуда ты знаешь? Ты утром смотрел эту серию?

— Нет, я в первый раз смотрю.

— А откуда ты знаешь, что его спасут?

— Ну это же кино, а он главный герой. Серия только пятнадцать минут идет, до конца еще долго, не могут же главного героя убить в начале серии!

Я поразилась такому трезвомыслию. Через некоторое время стало ясно, что героя действительно спасут.

— Ну вот видишь! Да и вообще, что ты так переживаешь, воспитывал меня мой ребенок. — Это же не взаправду, это кино.

— А я привыкла переживать, даже если это кино, — тихо ответила я.

— А почему ты такая холодная? Где ты была? — поинтересовался Гошка.

— На эксгумации.

— А что это такое?

Я мысленно обругала себя за длинный язык; ну зачем моему ребенку знать, что такое извлечение трупа из захоронения! И еще подумала — что за работа чертова, если я не могу вечером рассказать о ней дома!

— Ладно, малыш, я залезу в душ и немного согреюсь, а потом мы с тобой поболтаем, — сказала я и быстро ушла в ванную — от разговора о том, что такое эксгумация.

— А ты мне почитаешь на ночь? — донеслось мне вслед.

Я фыркнула, вспомнив заявление ребенка, когда ему было четыре года от роду. Он тогда хотел работать в милиции, как папа, но нам-то хотелось гораздо большего. Как раз по телевизору показа-, ли кандидата в президенты Италии, с комментарием, что это человек из кардинальской семьи, энциклопедически образованный, в четыре года умел читать, писать и говорил на трех языках. Муж укоризненно сказал Гошке, сидевшему тут же, рядом с нами: «А вот ты, балда, в свои четыре года ни читать, ни писать не умеешь, не быть тебе президентом!», на что наш ребенок с достоинством ответил: «Да не нужны мне ваши читанья-писанья! И президентом я быть не хочу. Я милиционером буду!», и обиделся, когда мы с мужем разразились хохотом…

Сейчас он полюбил читать, читает по утрам и вечерам, таскает книжки в кровать и в туалет, но все-таки самые для него сладкие минуты — перед сном, когда он устраивает из одеяла и подушки нору и, высунув наружу только ухо, слушает, как я ему читаю. Только под этим предлогом моего Хрюндика можно загнать в постель раньше полуночи.

Когда он был помладше, я пыталась улестить его россказнями про Оле Лукойе, который над хорошими детьми раскрывает цветной зонтик и показывает им интересные цветные сны, а над плохими детьми — черный зонтик, и им ничего не снится. Мой рассудительный сыночек уточнил: «Хорошие дети — это какие?» — «Ну, те, которые слушаются взрослых, не совершают плохих поступков…» — "Не хулиганят, не бесятся, — продолжил Гошка и ехидно заключил:

— Ну пускай им хоть сны интересные снятся, а то жизнь-то у них скучная какая!"

Когда приличным детям пришло время отправляться в постель, была выбрана книжка про черепашек-шшдзя.

— Читай вот отсюда, — показал мне Гошка. Я послушно начала читать:

— Карлик быстро вспорол своей клешней одежду девушки и рассмеялся злобной хихикающей улыбкой (sic!), разглядывая ее тело… Господи, что это?

— Ма, не останавливайся, читай дальше! — потребовал фанат черепашек-ниндзя, высунувшись из норы.

Я перевернула несколько страниц:

— За большим камнем, посреди обрывков бумаги и дохлых мышей, она увидела маленькие черепа и кости и в ту же минуту услышала приглушенный плач истязаемого ребенка… Отвратительная черная пена вытекла у него из пасти прямо ей на грудь, и она чуть не задохнулась от запаха гнили и испражнений… Она не успела захлопнуть крышку гроба, как вдруг рассмотрела там сморщенное тельце уродливого мертвого ребенка, на ее глазах обраставшее кожицей… Где ты взял эту гадость?!

— Папа подарил, — сообщил мне Гоша. — У меня уже четыре такие книжки, про приключения черепашек-ниндзя. Очень интересно!

— Нет, Гошенька, не обижайся, но я это читать не буду. Это вообще надо выбросить, папа не знал, что это за книжки. Давай я лучше расскажу тебе про эксгумацию…

Наконец мое любознательное чадо ровно засопело. Я поправила ему одеяло и засмотрелась на ровную челочку на лбу, нежную кожу щек, вздернутый носик; мне было так хорошо рядом с ним, в его поле, что в этот момент ничего больше в жизни я не хотела, кроме возможности всегда укрывать его спящего, любоваться на него, защищать от всех проблем…

Первое время после развода мне снились ужасные сны — про то, что Гошку у меня забрали на воспитание, что я могу видеться с ним, только не подавая виду, что он мой ребенок; и сейчас мое сердце билось ровно только тогда, когда мой малыш был рядом со мной.

Я вспомнила, как после его рождения меня приехала навестить приятельница, с которой мы вместе учились в школе, — Регина Шнайдер. Посмотрев на то, как я воркую над своим мальчиком, она со вздохом сказала: «Понятно, еще одна готовая свекровь! Знаешь анекдот: женщина родила мальчика, ей акушер говорит: Поздравляем, у вас мальчик!», — а она: Как я ее ненавижу!" — Акушер ей: Да что вы, у вас же мальчик", — а она опять: Как я ее ненавижу!" — Да посмотрите же, какой у вас сыночек, кого же вы ненавидите?!" — Да я невестку свою будущую ненавижу!""

Стоило мне вспомнить про Регину, как тут же требовательно зазвонил телефон. Англичане говорят: помяни черта, и он тут как тут.

Сняв трубку на кухне, я услышала голос Регины: «Я к тебе сейчас приеду!»

Регина не имеет обыкновения интересоваться, могу ли я ее принять, не занята ли я. Приеду — и все. На часах — за полночь, но если Регине приспичит, ее такие мелочи не волнуют. Правда, надо отдать ей должное, она не станет беспокоить меня ночью только для того, чтобы почирикать о погоде. Она вообще могла забыть о моем существовании на долгие месяцы, если ей ничего от меня не нужно. Но уж если я могу быть чем-то ей полезна, с нее станется разбудить меня среди ночи или приехать ко мне на работу и отнять несколько часов драгоценного времени… Хотя если у кого-то из ее окружения есть проблемы, и она может помочь — она все бросит и действительно поможет…

Через десять минут послышался шум подъехавшей машины: это лягушонка в коробчонке, то есть Регина на своем «фольксвагене».

Я вышла на лестницу и подождала, пока Регина поднимется к квартире, чтобы ее звонок в дверь не разбудил моего Хрюндика. Ей пришлось приложить усилия, чтобы не орать во весь голос, как она привыкла, — все-таки ночь на дворе, и ребенок спит.

Своих деточек Регина без зазрения совести с малолетства оставляет одних в любое время суток. «А что с ними сделается?» — говорит она. И действительно — ничего страшного с ними не случается.

Ее старший сын и мой Гошка — ровесники. Весной, когда родился Гошка, мы с мужем два месяца подходили к ребенку в марлевых повязках, муж своих родителей не впускал в дом, не говоря уже о посторонних переносчиках инфекций. Осенью я зашла к Регине, за ней из комнаты выполз ее первенец и с сумасшедшей скоростью пополз по коридору, что-то по пути обнаруживая на полу и засовывая в рот. Я пришла в ужас от такой антисанитарии и в полуобморочном состоянии высказала это Регине. «А что с ним случится?» — удивилась она. «Регина! У него же стоматит может быть!» — воззвала я к ее материнским чувствам. «А может и не быть», — хладнокровно ответила она. Так ведь и не было!

Но вообще я не знаю другого человека, обладающего такой способностью притягивать к себе неприятности, как Регина. После окончания школы мы с ней долго не общались. Она позвонила мне домой после пятилетнего перерыва как ни в чем не бывало и без всяких переходов, не задавая даже дежурных вопросов о личной жизни, заявила, что ей нужна моя помощь. Она знает, что я работаю в прокуратуре, и хочет, чтобы я нашла ей адвоката: она разводится с мужем, делит имущество (а делить там было что, как я поняла; муж был ну о-очень обеспеченный. Когда мы с ней встретились, меня ослепил блеск бриллиантов, которые были разве что в нос не вдеты. Но больше всего поразили мое убогое воображение человека, живущего на зарплату, сапоги из нежной замши сиреневого цвета, составлявшие ансамбль с бледно-сиреневым замшевым пальто). Правда, облик богатой женщины несколько портили пластыри и повязки. Регина охотно рассказала, что собиралась в бассейн с приятелем и подругой; тут домой пришел муж, который почему-то без всяких оснований приревновал ее к приятелю и спустил последнего с лестницы, а Регине сломал нос и челюсть, она два месяца пролежала в больнице. Сам муж после этого засунул голову в духовку и открыл газ, пытаясь покончить с собой.

Я выразила Регине сожаление, что он перед этим не проконсультировался со знающими людьми, которые могли бы ему рассказать, что в бытовом газе содержатся специальные добавки, чтобы им нельзя было отравиться. Угореть можно, а отравиться не получится (я только умолчала о том, что мои знания на сей счет были получены в результате точно таких же действий, когда мои отношения с мужем зашли в полный тупик; мне потом эксперты объяснили, что на кухне газом не отравишься).

Короче, после этого Регинин муж был отправлен в психушку, где подлечивают неудавшихся самоубийц. Оттуда его, недолеченного, как утверждали психиатры, забрали родители и одновременно начали кампанию по лишению Регины всех и всяческих благ. Тут, безусловно, нужен был серьезный адвокат; общими усилиями таковой нашелся и настолько напугал оппонентов, что муж с Региной помирился.

Они прожили несколько лет, родили двоих детей, после чего у мужа, видимо, наступило обострение недолеченного заболевания. В очередной раз Регина позвонила мне на работу в мае и сообщила, что она завтра должна лететь в командировку, ни больше, ни меньше как в Италию, а муж ее пропал. Я успокоила ее, как могла, на всякий случай проверив морги и справочную несчастных случаев, а также спецприемник ГУВД, изолятор временного содержания и места отбывания административного ареста.

Регина, поддавшись на мои уговоры, улетела в Италию; труп ее мужа нашли аккурат в день се возвращения. Он на даче привязал к ногам арматурину, подобранную там же, и бросился в карьер; через несколько дней, когда труп раздуло, он всплыл. Я в эту версию поверила, несмотря на то, что Регинины свекор со свекровью кричали на всех углах, что невесткой был нанят киллер, а она специально уехала на это время, чтобы создать себе алиби.

Я тогда почему-то подумала, что киллеры-то знают — чтобы труп не всплыл, надо разрезать живот… И вообще, Регина, конечно, поразительно легкомысленная особа, но на убийство она не способна.

Правда, через приличествующий срок родственники угомонились, оставили Регину в покое, и она стала жить-поживать и добра наживать с тем самым несправедливо заподозренным приятелем; теперь им никто не мешал посещать бассейн…

Войдя в квартиру, Регина сбросила мне на руки свою шикарную шубу; я уже наслышалась историй про то, как она в театрах и ресторанах доводит гардеробщиков, они стонут, что иностранцы и то спокойнее к своим шубам относятся… Я повесила шубу не на плечики, а на крючок, но Регина даже не обратила на это внимания. Она отвлеклась на мою куртку.

— Машка, в чем ты ходишь?! Купи ты себе нормальную шубу или дубленку! Хочешь, я тебе свою короткую отдам? Всего за полторы тыщи баксов! И сапоги у тебя с прошлого сезона, давай завтра съездим в магазин к моему Сержу, возьмешь приличные…

Слава Богу, она не задержалась на моей обуви, чувствовалось, что вовсе не мой внешний вид занимает ее мысли. Я даже не стала объяснять, что до конца года мне о новых сапогах мечтать не стоит. А там уже и до лета рукой подать, буду носить босоножки.

— Пошли на кухню, — сказала я, и Регина послушно прошла за мной.

Когда я плотно закрыла кухонную дверь, Регина без переходов начала излагать свою проблему:

— Мы с Сержем подали заявление.

— Поздравляю! — от души ответила я. Рано. Эти осколки прошлого пронюхали, ну,

Я имею в виду Лебедевых (я уже поняла, что речь идет о родителях покойного мужа Регины, Арсения). Это Вадька с Гериком им стуканули, я же им разрешаю с бабушкой и дедушкой видеться, а зря.

— Ты думаешь, они гадить начнут?

— Ты о них плохо думаешь. Начнут! Они уже пустили тяжелую артиллерию.

Регина замолчала, уставившись в одну точку. Я помахала рукой у нее перед носом, и она очнулась:

— Да, так вот. Они орут, что докажут, что Вадик с Гериком не Сенины дети.

— Господи, Регина, мало, что ли, они орали? Не обращай внимания.

— Легко сказать. Они собрались проводить генетическую экспертизу.

— Ну пусть проведут, если у них деньги лишние, еще и лучше: будет у тебя заключение об отцовстве, они и не пикнут больше.

Регина опять замолчала, уставив невидящие глаза в стенку.

— Ты что, не уверена в результате? — догадалась я.

— Ну… Нет, — встряхнула она головой. — Эти проблемы я решу, заключение будет нормальное.

Я аж крякнула про себя, но если Регина говорит, что все будет в порядке, значит, так и будет.

— Они собираются Сенькин труп выкапывать, для экспертизы, — продолжила она. — Как ты думаешь, я могу им это запретить?

— Наверное, да, но точно я не знаю, они же все-таки родители… Давай я уточню.

— Уточни. Ничего себе у меня медовый месяц получится? Проведу его на кладбище.

— А зачем обязательно Арсения выкапывать? Разве нельзя взять материал для экспертизы у них — у родителей Арсения? — Я зевнула. — Извини, с ног падаю.

— Да? Нет уж, на фиг! Тут уж я костьми лягу и буду кричать, что я не уверена, что Арсений — их сын! Может, там мамочка от проезжего молодца родила, а мне потом отдуваться, почему экспертиза отрицательная?! Нет, если проводить экспертизу, то по полной программе!

— Слушай, — осенило меня, — не знаю, как насчет эксгумации, но ты ведь можешь запретить брать у детей кровь на анализ!

— Не выйдет, — покачала головой Регина. — Они же с детьми видятся, так они меня и не спросят, если уже не взяли у детей кровь. Я просто боюсь, что они еще и труп могут подменить, лишь бы мне нагадить, — чтобы экспертиза была отрицательной.

— Ты что, думаешь — они сами будут гроб выкапывать, какой захотят? Там же эксперты будут, они все проконтролируют.

— Блин, говорила я, надо Сеню кремировать. Нет, похоронила на свою голову!

— Регина, ну это уж ты хватила! — урезонила я ее. — Попробуй и их понять, все-таки они лишились сына. Люди сдвинулись немного, это бывает.

— Слушай, почему это ты такая добрая? — прищурилась Регина. — Сколько ты в прокуратуре работаешь? Лет десять?

— Двенадцать.

— По логике вещей ты давно должна была ожесточиться, а ты всем ищешь оправдание.

— А ты знаешь, я сама удивляюсь. Я действительно стала гораздо терпимее к людям и их слабостям. И всех мне жалко.

— Ну, если тебе всех жалко, то пожалей в первую очередь тех, кто поближе. Кто тебе дороже, я или эти ископаемые?

— Ты, ты, успокойся.

— Тогда придумай, как их бортануть. Как им запретить труп выкапывать?

— Ну, во-первых, эксгумации осенью и зимой запрещены, так что живи спокойно до весны. А там либо ишак умрет, либо эмир умрет.

— Ты что, они же из меня всю кровь выпьют за это время! А потом, это для вас они запрещены, а для них эти запреты не проблема, больше заплатят, и все им разрешат, вот увидишь. Ну подумай, что можно сделать.

— Ладно, я подумаю, Регина. — Я опять зевнула.

— А вообще, знаешь: пожалуй, я им разрешу провести экспертизу. Пусть заткнутся. Я лучше свадьбу отложу ради такого дела. Зато потом, если они после установления отцовства что-нибудь квакнут…

— Может, ты и права, — согласилась я, держась за щеку.

Регина посидела еще немного, придумывая страшные казни бывшим родственникам в случае своей победы, и распрощалась со мной, стребовав предварительно с меня обещание присутствовать при эксгумации вместе с ней. После посещения Регины в квартире до утра пахло продукцией фирмы «Элизабет Арден». Я вдыхала аромат «5 Авеню» всю ночь, не в состоянии уснуть из-за зубной боли. Утром я обнаружила, что распухла не только десна, но и щека. Я проверила запасы анальгина, солпадеина, эфферал-ана («Девушка, какое средство самое лучшее от головной боли?» — «Бабушка, возьмите эффералган упса…» — «Господи, я у мужа-то никогда не брала, а уж у пса…»), набила ими сумочку, позвонила маме, чтобы она приехала за Гошей, поцеловала его, сонного, в теплый лобик и отбыла на работу.

4

Мокрый снег продолжал досаждать тем, кто шел лицом к ветру. Зуб ныл, но терпимо. Сапоги за ночь так и не просохли, заставив меня решать мучительную проблему, брать или не брать деньги в долг, чтобы купить новые сапоги, в связи с любезным предложением Регины, в магазине у ее хахаля. Ах, пардон, жениха… На фоне мрачных мыслей о грядущих долгах, еще и по причине необходимости визита к стоматологу, пустяком показалось возможное недовольство руководителей, когда я доложу о результатах эксгумации.

Нет, родной шеф, конечно, слова худого не скажет, но расстроится. Вот городская прокуратура развопится, как будто я сама лишнего покойника в гроб подсунула или нарочно назначила эксгумацию, в надежде на приключения. Почему-то в городской прокуратуре районных следователей, за которыми надзирают, воспринимают как досадное обстоятельство, мешающее победным рапортам и получению премий. И зачем вообще мы сдались! Без нас было бы значительно лучше и спокойнее; вот только на кой они нужны без тех, за кем надзирают, на это они и сами не ответили бы.

Не успела я повернуть ключ в двери кабинета, как из канцелярии высунулась наша главная делопроизводительница Зоя с сообщением о том, что меня срочно просили позвонить в морг Юрию Юрьевичу.

— Зоя, а шеф на месте? — вяло спросила я.

Зуб ныл хоть и не сильно, но настойчиво, и нудная пульсирующая боль выталкивала из моего бедного мозга всякие побуждения к работе.

— Он же на коллегии сегодня, будет около двенадцати. Маша, позвони в морг, тебя очень просили, буквально умоляли. Я обещала, что обязательно передам.

— Позвоню, позвоню.

Войдя в кабинет, я сразу подошла к телефону. Снимать пальто и сапоги не было сил; набрав номер, я опустилась на стул. Долго ждать не пришлось, Юра снял трубку моментально.

— Маша, — сказал он, — у меня к тебе очень серьезное дело. Очень. Ты одна в кабинете?

— Одна.

— Закройся, пожалуйста, изнутри, чтобы нам никто не помешал. Пожалуйста.

— Юра, не морочь мне голову. У меня очень болит зуб, я с трудом воспринимаю окружающую обстановку. Говори, что тебе надо.

— Хочешь, я сейчас же пришлю машину, тебя отвезут к стоматологу? Очень хороший стоматолог…

— Короче, Склифосовский, — оборвала я рекламную паузу.

— Маша… — он помолчал. — Скажи, пожалуйста, ты руководству доложила о результатах эксгумации?

— Нет, еще не успела, шеф на коллегии в городской. А что?

— А протокол осмотра трупа зарегистрировала?

— Я только что вошла, еще даже не разделась.

— Маша… — он опять помолчал. — Ты же знаешь, что можешь обратиться ко мне с любой просьбой, я все сделаю…

— Юра, если можно, короче, сил нет.

— В общем, — было похоже, что он наконец собрался с духом, — ты могла бы кое-что сделать для меня? Ты могла бы не сообщать руководству про второй труп?

Я не поверила своим ушам.

— А можно узнать, с какой стати?

— Маша… Дело в том, что труп пропал.

— Юрий Юрьевич! У тебя все в порядке с головой?! Объясни мне, что значит «пропал»! — От возмущения я даже забыла про больной зуб.

— Ночью труп исчез, я пришел утром, послал санитара кисти отчленить, отдать физико-техникам на пальчики, а санитар мне доложил, что трупа нет. Мы все перевернули, весь морг перетрясли, — Юра в расстройстве даже не замечал, как он выражается.

— Когда же вы успели? Рабочий день только начался.

— Я же прихожу к половине восьмого, мы уже два часа ищем…

— Ладно, Юра, я сейчас приеду. Пока это все, что я могу для тебя сделать.

Мое дальнейшее поведение оправдывалось только моим болезненным состоянием. Безусловно, мои умственные способности оказались притупленными в результате болевого шока и длительного приема анальгетиков.

Поэтому я поднялась со стула, насыпала в рот и проглотила очередную порцию обезболивающего и поехала в морг. Одна. Вместо того чтобы взять с собой дюжину работников милиции в форме и с табельным оружием и парочку своих коллег по прокуратуре, которые однозначно не отказались бы мне помочь. Вместо того чтобы перекрыть милиционерами все ходы и выходы в этом муравейнике, обыскать все помещения, вплоть до кабинетов экспертов, а параллельно согнать в отдельную комнату дежурную смену, а тех, кто уже сменился с ночи, достать из дома, и всех допросить с пристрастием по поводу бардака, в котором мало того что трупы лишние находятся, так они еще и теряются. Подумаешь, покойничком больше — покойничком меньше, усушка-утруска, пересортица, с кем не бывает…

Хотя, как говорит Горчаков: «Мой дед до революции ходил в бардак, так вот там был порядок».

Юра сидел в своем кабинете бледный до зелени. Там же находились два особо доверенных эксперта — толстый, но милый Панов и Марина Коротаева, и, конечно, Вася Кульбин: неформальный лидер.

Панов, посмотрев на мое лицо, тихо свистнул:

— Мария Сергеевна, как тебя угораздило! Тебя лечить надо срочно!

Я заглянула в зеркало, висящее в углу кабинета над умывальником, и сама охнула: воспаленные глаза, перекошенное красное лицо — видно, поднялась температура, а самое главное, рот у меня уже практически не закрывался, нижняя губа не налезала на распухшую десну. Картина называется «Самая красивая женщина прокуратуры»… Горчаков любит рассказывать анекдот про то, как Василиса Прекрасная и Баба-Яга поступили в университет, встретились и делятся впечатлениями. «Я, — говорит Василиса, — конечно, не самая красивая на филфаке, но зато я самая умная». А Баба-Яга ей: «Ну, я, конечно, не самая умная на юрфаке, но зато я там самая красивая!»

Панов подошел ко мне, помог снять куртку и спросил, была ли я у врача. Я помотала головой:

— Я боюсь. — И от боли, усугубленной жалостью к себе, слезы полились у меня из глаз.

Тут уже надо мной закудахтали все. Панов налил чего-то в мензурку и поднес мне ко рту, а после того как я глотнула, объяснил:

— Это очень сильный транквилизатор, на час его действия должно хватить. Мы тебя сейчас отправим к стоматологу, он все сделает.

Рыдания мои сделались еще горше.

— Я боюсь! — объясняла я и, опасаясь, что меня отвезут к стоматологу силком, ухватилась руками за стол.

Но судебные медики тем и хороши, что способны быстро принимать решения. Они обменялись взглядами, после чего Юра достал из сейфа бутыль со спиртом, Марина налила граммов двадцать на дно мензурки и заставила меня выпить это залпом, после чего завморгом, успевший вымыть руки, скомандовал Панову: «Держи ее!», и Панов, схватив меня сзади за плечи, резко усадил на стул и, словно тисками, зажал мне своими лапищами голову так, что я не могла пошевельнуться.

— Открой рот! — приказал Юра, а Панов, стоя сзади меня, большими пальцами помог мне это сделать.

Вася Кульбин светил мне в рот настольной лампой. Юра, отвернув нижнюю губу, осмотрел опухоль и кивнул коллегам.

— Ты смотри, какой абсцесс, на три зуба, — прокомментировал Боря Панов, наклонившись и тоже заглянув мне в рот.

Кульбин подал заведующему какой-то инструмент, и Юра, еще раз напомнив Панову о необходимости крепко держать меня, сильно полоснул им по нарывающей десне. Я взвыла, а Юра, не обращая на это внимания, стал выдавливать, из разреза гной. Я на мгновение потеряла сознание, но тут же пришла в себя, нюхнув ватку с нашатырем, которую, как оказалось, держала наготове Марина.

— Ну, вот и все, — удовлетворенно сказал Юра и разрешил Панову отпустить меня, но тот не торопился, поняв, что, если отнимет руки, я свалюсь со стула.

— Мария Сергеевна, теперь поезжай домой и приляг, тебе надо полежать и рот полоскать через каждые полчаса фурацилином, содой и марганцовкой, — услышала я голос Панова.

Марина тем временем поднесла мне очередной стакан — с раствором марганцовки — и с помощью Панова повела меня к умывальнику. Сплюнув кровь, я снова замотала головой. За моей спиной Юрий Юрьевич озабоченно сказал:

— По-моему, у нее шок.

Через некоторое время, обретя способность говорить, я прохрипела, что не могу ехать домой, потому что мне надо на работу. Они все переглянулись, Вася повертел пальцем у виска, давая понять, что у меня все-таки шок, а когда я в меру своих возможностей — на тот момент — стала настаивать, Юрий Юрьевич достал из ящика стола прокурорский телефонный справочник, набрал номер и, когда ему ответили, заговорил:

— Добрый день! Прокуратура? Мне нужен прокурор района. Это Владимир Иванович? Вас беспокоит заведующий судебно-медицинским моргом, у нас тут ваш следователь, Швецова, мы ей только что вскрыли… Что?! На, скажи ему сама, — и протянул мне трубку, из которой доносился визг моего шефа.

— Владимир Иванович, — сказала я слабым голосом, и визг утих.

Но через несколько секунд шеф заорал в трубку с новой силой, впервые в жизни назвав меня не на «вы» и не по имени-отчеству, что свидетельствовало о сильнейшем его потрясении:

— Машка, поганка! Это ты?! Ты жива?! А чего он говорит, что тебя вскрыли в морге?!

— Да не меня вскрыли, — стала объяснять я, еле ворочая языком, — нарыв на десне мне разрезали. Можно, я домой поеду?

— Конечно, конечно! Может, тебе врача прислать?

— Врачей тут полно…

— Господи, разве можно так пугать?! Я же подумал, что твой труп вскрыли! Кому тогда дела твои передавать?! — по последней фразе я поняла, что шеф уже приходит в себя. — Раз надо, отлежись пару дней, не волнуйся. Если есть что-то горящее, я Горчакова пришлю, ты ему дашь инструкции. Поправляйся…

Положив трубку, я почувствовала, что снова теряю сознание. Кто-то из докторов уложил меня на диванчик, стоявший в кабинете; сквозь звон в ушах доносились чьи-то слова: «Транками под спирт закидываться — да она до дому не доедет», чье-то хихиканье, по-моему, Маринкино: «Тогда, может, сразу в секционную?», а потом: «Вася, отвези ее и уложи, если надо — укольчик сделай…»

Процесс транспортировки мое сознание не зафиксировало. Пропавший труп и незарегистрированный протокол также изгладились из него до следующего утра. Может быть, мое сознание надеялось, что к следующему утру пропажа найдется?..

Проснувшись на неразобранном диване, заботливо укрытая пледом, я окунулась в восхитительное ощущение — когда ничего не болит. Ничегошень-ки, нигде!

Насладившись, я стала соображать, как случилось, что ничего не болит. С трудом восстановила в памяти процесс хирургического вмешательства, в результате которого прошла зубная боль. И тут же вспомнила, что в морге, где это хирургическое вмешательство было осуществлено, я оказалась из-за пропажи трупа, ни личность, ни причина смерти которого не были установлены…

Весь кайф прошел. Зато я медленно стала наливаться злостью. Ну ладно же, ребята, вы еще пожалеете, что меня разозлили. Теперь меня могут остановить только танки. Все равно я раскопаю, что это был за труп, и почему его подсунули в чужой гроб. Давая себе мысленно такое обещание, я стиснула зубы и охнула: челюсть пронзило острой болью. Я с трудом встала с дивана — в голове гудело, в ушах звенело — и поплелась полоскать рот марганцовкой, содой и фурацилином, как было велено.

На часах было шесть вечера. С шести до двенадцати позвонили Юрий Юрьевич, Кульбин два раза, Горчаков, шеф, Регина, мама, начальник уголовного розыска. Каждый из них интересовался моим состоянием здоровья, выражал сочувствие, советовал, чтобы я соблюдала полный покой и как можно меньше разговаривала, а затем по их требованиям я долго обещала неукоснительно следовать этим советам. В двенадцать ночи я перестала поднимать трубку.

Заснуть до утра я не смогла, лежала без сна и пыталась сообразить, как лишний труп оказался в гробу старушки Петренко. Но голова еще плохо работала, ничего дельного не придумывалось. А чувство благодарности за избавление меня от мучительной боли, по-видимому, мешало осознанию простого факта: без участия кого-либо из работников морга положить в гроб лишнее тело невозможно. А уж украсть его оттуда — тем более.

5

Утром, когда чувство благодарности слегка притупилось, я добрела до работы и все рассказала шефу.

Уж кому-кому, а ему я доверяла на сто двадцать процентов. Последний из могикан, из плеяды настоящих прокуроров, а не опереточных персонажей, которых насадило нынешнее руководство в условиях дефицита кадров; уже за один опыт его можно было уважать, но к опыту добавлялась еще и мудрость много повидавшего человека, и твердость руководителя, и много чего еще. Прежний прокурор города Асташин, которому в уме и дальновидности нельзя было отказать, держал бы нашего шефа на прокурорском месте ровно столько, сколько сам шеф выдержал бы. А нынешний марионетка, которого дергали за ниточки все кому не лень, придумал одним махом избавиться от пенсионеров и всех уволил. Вот так, в один день. Он бы и шефа нашего попросил на выход, да вот беда — конституционный срок, который не перепрыгнешь. Но мы уже привыкали к мысли, что еще полгода, пятилетний прокурорский срок у шефа истечет, и на новый срок документы на него в Москву не пошлют. И уйдет Владимир Иванович на заслуженный отдых, и развалится наша старая добрая районная прокуратура с идеальным микроклиматом, который Иваныч культивировал много лет, любовно подбирая работников, не только компетентных и трудолюбивых, но и совместимых друг с другом. И некому будет, подавляя авторитетом, отмазывать наши горячие головы в городской, если наши представления о справедливости вдруг не совпадут с руководящим мнением.

Рассказала я ему все, не утаив даже просьбы руководства морга скрыть факт обнаружения второго трупа при эксгумации.

— Да понял я, Мария Сергеевна, к чему вы клоните, — тяжело вздохнул шеф. — По большому счету, протокол осмотра этого трупа и акт вскрытия у нас есть. Причины смерти, судя по тому, что вы мне рассказали, медики нам не дадут. То есть можно и не усмотреть оснований для возбуждения дела об убийстве, отказать в возбуждении за отсутствием достоверных данных о совершении преступления, и все. Единственное, что городская прокуратура может поставить нам в вину («нам», а не «вам», машинально отметила я; вот в этом — весь наш шеф), так это то, что вы вчера, сразу, протокол не зарегистрировали. Ну, так вы плохо себя чувствовали. А уж в том, что труп пропал, вашей вины усмотреть никак нельзя. Оптимальным было бы отказать в возбуждении дела по этому трупу, а материал по факту его исчезновения отправить по территориальности, Бунину, пусть там в районной прокуратуре решают, возбуждать ли дело по халатности. Так ведь вы пришли поклянчить, чтобы материал по трупу оставили вам?

Я с виноватым видом кивнула. Шеф смотрел в точку.

— Вы хотите и по исчезновению трупа поработать?

— Владимир Иванович, ведь понятно, что это взаимосвязано. Если бы труп был чистым, никто не стал бы его красть из морга.

— Раз вас это задело за живое, — думаю, лучше вас никто не справится. С Буниным я договорюсь, он только рад будет, что мы за них поработаем. А город можно и не ставить в известность. Да вот как у вас с нагрузкой? Потянете?

— У меня убийство Петренко, убийство Горностаевой, но оно на выходе: ознакомлю злодея с делом — ив суд. Бандитизм, две взятки, ну там еще по мелочам. Если что, мы с Горчаковым договоримся, он поможет.

— Ну ладно; да и вообще, с понедельника всем полегче будет, нам отдел кадров прислал нового следователя на место Стаса Ковальченко.

— А кого, Владимир Иванович?

— Филонова. Слышали что-нибудь про него?

— Он раньше в области работал?

— Да-да, кадры говорят, что человек с опытом, не мальчик.

Шеф с интересом посмотрел на меня.

— Я, конечно, точно не знаю, — осторожно продолжила я, — но кто-то из областных оперов мне жаловался, что Филонов прикрыл пару очевидных дел. Но вы же знаете, как это субъективно: опер может считать дело очевидным, а с точки зрения следствия — перспектив никаких. Правда, мне жаловались ребята, которые перспективы видят и зря не скажут, но все-таки надо бы выслушать и другую сторону.

Шеф помолчал, потом признался:

— Я тоже не очень хорошие отзывы об этом Филонове слышал, и я бы его не взял, но он пришел уже с приказом. При Асташине, конечно, такого не было, а сейчас новые порядки, районного прокурора и не спрашивают, хочет ли он брать человека или у него свои кадры есть на примете. — Да, плохо дело: раньше шеф никогда не позволял себе обсуждать руководство с подчиненными; похоже, что его уже здорово достал новый прокурор города Дремов. Но ничего удивительного, шеф ведь тоже из асташинской команды, а это уже повод для травли. — Ну, посмотрим; по крайней мере, на первых порах он вас разгрузит, а там видно будет. Как зуб-то, как себя чувствуете?

— По сравнению со старушкой Петренко — прекрасно.

— Как вы меня напугали этим вскрытием! Я ведь уже в таком возрасте, что вы могли остаться без прокурора.

— Назначили бы исполняющего обязанности… Мы оба улыбнулись, Иваныч шутки понимает и не обижается. Первого апреля коллектив подшутил над молодым следователем: зная, что шеф заполняет месячный отчет и никого к себе не пускает, зашли к нему в кабинет и сказали, что мы уже дела шефу на проверку отнесли; «а ты чего сидишь? Шеф отчет делает, ему надо все свои дела показать». Молодой ответил, что уже заходил к шефу, а тот его отправил, сказал — занят. «Правильно, — объяснили мы ему, — разговаривать с тобой ему некогда; ты просто войди к нему, дела положи на стол, а он тебя потом вызовет». И ведь мы повели его к шефу и запихнули в кабинет с кипой дел. Бедный шеф, подняв голову, наблюдает такую картину: самый молодой его сотрудник входит в кабинет, молча кладет на прокурорский стол все свои уголовные дела и так же молча поворачивается и выходит. Мы молили Бога, чтобы это выглядело демонстративно, — такие мы сволочи. Но все же не такие, чтобы заставить молодого расхлебывать наши шутки. Когда мы все рассказали шефу, он смеялся вместе с нами.

С отеческим напутствием посетить стоматолога шеф меня отпустил. Я, конечно, тут же побежала к Горчакову, который пил чай с помощницей по уголовно-судебному надзору Ларисой Кочетовой. Когда я вошла в кабинет, Горчаков заметно оживился, предвкушая развлечение. Мы с Лариской сосуществовали вполне мирно, но Леша почему-то вбил себе в голову, что нас с ней раздирает дух соперничества, и стремился при каждом удобном случае столкнуть нас лбами, ожидая, что мы подеремся. Мы-то с Лариской давно раскусили горчаковские коварные планы и подыгрывали ему, с удовольствием наблюдая за его потугами.

— Ты, Маха, небось чайку с плюшками пришла попить? — вкрадчиво начал Леша.

— Нет, водки с колбасой.

— Ну и хорошо, а то плюшек тебе нельзя. Сладкое портит фигуру. Вон Лариска сладкого уже два месяца не ест, зато смотри, какая у нее талия! Пора бы и тебе позаботиться о пропорциях…

— Нет, сейчас еще рано. Вот когда я доживу до Ларискиного возраста, тогда и буду думать о фигуре.

Лариска прыснула, забрызгав Горчакова чаем. Мы еще поболтали на отвлеченные темы, потом Лариска помыла свою чашку, поставила ее на место и ушла в суд. Горчаков запихал в рот целую плюшку, умудрился еще влить себе в пасть чаю, проглотил все это и вздохнул:

— Как хорошо, что я снова-снова с Элли! Вот дурак я был, польстился на звезды!

— Ну что, накушался аппаратной жизни? А Я ведь тебя предупреждали! — Я, конечно, не могла не позлорадничать. Лешка четыре месяца проработал начальником отдела по надзору за милицией в городской прокуратуре, переругался там со всеми, с кем только можно, а как только на теплое еще асташинское место уселся его бывший зам Дремов, до того курировавший общий надзор; Леша плавно приземлился назад в район. Дремов так долго боролся с Асташиным за место прокурора города, что поклялся извести всех, кого назначал Асташин.

— Да нет, с Асташиным работать можно было, а как пришел этот Дуремар… А что тут можно сказать, кроме слов Булгакова: «Пропал дом!»…

Я-то знала, что Леша погорел не только из-за Я того, что был назначен Асташиным, кое-кто из асташинских креатур сумел достичь взаимопонимания с новым шефом по принципу «ничего, что у меня язык шершавый? ничего, я критику люблю», а вот Леха стал проявлять принципиальность, не совпадая в фазе с руководством. Там, где Дремов был кровно заинтересован в решении вопроса так, а не иначе, Горчаков пускал все по воле волн, а там, где ему бы промолчать, он начинал проявлять излишнюю принципиальность, вот и адью, господин Горчаков, Я ищите место. Слава Богу, его кабинет в нашей прокуратуре шеф сберег, наверное, предвидя поворот событий. Шеф и мое место терпеливо держал, пока я швырялась рапортами об увольнении; знает он нас, как облупленных и прекрасно понимает, что со следствия нас с Лешкой вынесут ногами вперед, а что бы до этого ни происходило, какие бы мы окончательные решения ни принимали, — стоит просто подождать, пока мы выпустим пар. И придем поклянчить очередное дельце.

После Лешкиного возвращения мы сошлись на мысли, что городская прокуратура — кузница кадров для нашего района. Я, правда, его жалела в связи с тем, что не успел он просохнуть после «прописки» в городской, как пришлось отставляться за возвращение в район. Денег он потратил, конечно, немерено.

Первое время он ходил на работу злым и нервным, что, в общем, понятно: как бы он вслух ни радовался, что вокруг него нормальные люди, внутри-то грызло — ушел с понижением, потерял в зарплате, жена недовольна. Я его душевное состояние очень хорошо понимала, поскольку, хоть и прошло больше двух лет, а еще свежо было в памяти мое собственное возвращение из города в район.

Шеф тоже Лешку понимал; дал ему адаптироваться, сильно не заваливал, начал пока с пары взяток и одного дела об убийстве. Леха его нормально расследовал, а за две недели до конца срока вдруг разругался с подследственным, пришел из тюрьмы и написал шефу рапорт, что в интересах дела — поручить дальнейшее расследование другому следователю, а у него с обвиняемым психологическая несовместимость. Может, другой прокурор и счел бы это блажью, а наш шеф всегда внимательно относился к таким вещам и меры принял.

Ну, я, естественно, не отказалась помочь товарищу, да, в принципе, больше и некому было дело поручать: стажер мой, махнув рукой на приближавшуюся аттестацию, уволился и уже через две недели трудился в коллегии адвокатов. Так что я забрала дело, которое было в приличном состоянии, и пошла в изолятор знакомиться с новым подследственным.

Леша мне набросал краткий психологический портрет обвиняемого Соболева, да и из дела было ясно, что за фрукт меня ожидает. Но понравиться ему входило в мою задачу, поскольку он Лехе пообещал прочитать дело и подписать протокол ознакомления в срок, не затягивая, если с новым следователем он найдет общий язык. Поэтому я перед визитом в тюрьму помыла голову, надела новый костюм, а ногти у меня всегда в порядке.

Контакт получился. Выглядела я в тот день действительно хорошо; моего возраста мне еще с первого взгляда никто не давал, поэтому я люблю кокетничать: вот и с Соболевым знакомясь, я умышленно спровоцировала разговор о том, могу ли я его называть по имени, поскольку я намного старше его; сказать, что гожусь ему в матери, было бы преувеличением, но в тетушки — вполне. Соболев заинтересовался, чего, собственно, я и добивалась, зная, как люди реагируют, когда я называю им год своего рождения. К концу первого дня знакомства он уже ел у меня с руки.

А у меня он вызывал сложные чувства. Мальчик оказался интеллектуальным, из хорошей семьи, нежным и избалованным. Глядя на него, с трудом верилось, что он, ища развлечений, таскался по невообразимым притонам, а однажды от нечего делать пришел в гости к местной бандерше, сорокалетней тетке, Горностаевой, попил с ней водки с шампанским, а потом стал хладнокровно убивать ее.

На трупе живого места не было — сорок два ножевых ранения, рядом валялись два кухонных ножа со сломанными лезвиями, а третий нож торчал в ране. Четыре часа он методично вонзал в женщину ножи и наблюдал за агонией; и пьян-то был не особенно, так, полстакана за компанию. Потом собрал самые ценные вещички, которые, выйдя, отдал гопникам у ближайшего пивняка.

А вот это было роковой ошибкой, потому что слух о совершенном им благодеянии тут же пошел по всей Руси великой, и, когда был обнаружен труп, наш уголовный розыск, имеющий агентуру в местном клубе любителей пива, уже знал, что утром пятнадцатого сентября Эдик Соболев раздавал вещички, перечень которых подозрительно совпадал с похищенным из квартиры Горностаевой. Отпечатков пальцев Эдика на месте происшествия нашли больше чем достаточно, в том числе и на ножах, а на все вопросы уголовного розыска он ответил без колебаний и подробно. Горчакову он на манекене показал, куда наносил удары, Горчаков только удивлялся его памяти и едва успевал записывать. Так бы между ними все хорошо и было, но Эдика тянуло пофилософствовать, Ницше поцитировать, а Леша, нервный и обозленный, был плохим слушателем. Ну, а во мне Эдик нашел то, что искал, я с готовностью слушала его разглагольствования, поскольку все важные вопросы Горчаковым были уже выяснены, на мою долю остались формальности, можно было и за жизнь поговорить с обвиняемым.

Лешка все время меня спрашивал, как я могу общаться с этим слизняком. А я думала, какая это тонкая материя — следствие. Сколько раз бывало — едешь в изолятор, тебе в трамвае на ногу наступят, вот и разговор с клиентом начнешь не с той ноты, а человек, может, и хотел что-то сказать, да замкнется. (Кстати, шеф постоянно делает нам замечания, чтобы мы не называли подследственных клиентами; говорит, у нас не коллегия адвокатов и не парикмахерская, а мы привыкли к этому выражению.)

Вот почему с одним следователем, даже хорошим и грамотным (а Лешка Горчаков — следователь очень хороший, и слушать умеет, и сколько злодеев самолично расколол, ему признавались в том, чего не сказали уголовному розыску), у клиента разговор не получается, а с другим все хорошо? Или сегодня общаемся с подследственным нормально, а завтра ничего не клеится? У меня был случай, когда трое арестованных за взятки милиционеров очень хотели мне что-то рассказать, как я подозреваю, про своих начальников, а у меня была такая напряженка, что я ну никак в изолятор не успевала; неделю я туда носа не показывала, зато другие заинтересованные люди это время провели с пользой, и в результате, когда я наконец приехала на допросы, милиционеры ничего рассказывать не захотели. Я это запомнила на всю жизнь. А потом прочитала у Карнеги, что дела нужно делать не в порядке их срочности, а в порядке их важности.

Но Лешка тем не менее переживал, все время спрашивал у меня, как там Соболев, читает ли дело, не надо ли помочь. Вот и сейчас, как только Лариска ушла, он свел разговор на Соболева, намекая, что мне пора в изолятор.

— Да поеду я, поеду, — отмахнулась я от его забот, — ты мне лучше скажи, что мне делать по материалу с трупом.

И тут же загрузила его своими проблемами. И, конечно, он тут же загорелся:

— Маха, а может, ты поболеешь? Смотри, как тебе челюсть разнесло! Ты бы сходила к доктору, вообще занялась бы своим здоровьем… Давай я по моргу поработаю! Прямо руки чешутся!

— Нет уж, Леша! У меня тоже руки чешутся. Это у меня, а не у тебя из-под носа труп увели. А потом, я у шефа выклянчила эти материалы для себя, очень красиво будет, если я тебе их спихну! Ты мне лучше своими мозгами помоги. Куда кидаться сначала? Войну в морге начинать поздно, время упущено. Может, потихоньку поковыряться, не привлекая внимания, глядишь, какая-никакая информация накапает…

— Слушай, тебя Юра просил затихарить пропажу трупа? Сделай вид, что ты так и поступила, усыпи их бдительность.

— А что, это мысль. Я ему скажу, что с шефом все согласовала, и под эту марку даже заберу у него акт вскрытия — как бы на всякий случай, чтобы уничтожить все.

— Так, а пока основная твоя задача — установить личность трупа, откуда он взялся. Глядишь, и ниточки потянутся…

— Легко сказать, ты же видишь, чем я располагаю: практически ничем. Ни химии, ни гистологии у меня не будет, соответственно не будет и причины смерти. Пальцев нет, голову отчленить не успели, как личность устанавливать — не представляю, — Лешка открыл было рот, но я не дала ему блеснуть остроумием.

— Ну ты еще скажи, что круг поисков можно ограничить, поскольку отпадают все негры, старушки и малолетки.

— Еще отпадают однорукие, одноногие и люди, перенесшие аппендицит. Ты же говорила, шрамов нет?

— Очень остроумно.

— Короче, Машка, тебе прямая дорога в картотеку без вести пропавших. Поскольку работаем в обстановке строгой секретности, поручать никому ничего нельзя, придется нам самим лопатить там всех потеряшек. И я готов за отдельную плату впрячься в этот воз.

— Нельзя быть таким меркантильным. А кроме того, ты мне еще с прошлого года два дежурства должен, не говоря уже про позорно проваленное тобой дело Соболева. Так что за отдельную плату в виде протертой пищи я уж, так и быть, позволю тебе поработать по потеряшкам.

— Как у женщин в бальзаковском возрасте портится характер! Уж и сказать ничего нельзя.

— Молодец, Леша! Хоть ты и был в школе двоечником, но усвоил все-таки, что бальзаковская женщина — это тридцатилетняя женщина. Могу утверждать, что в нашей прокуратуре никто, кроме тебя, об этом не подозревает.

— Короче, Швецова, давай мне протокол осмотра и говори, когда бабушку хоронили, за какой период искать потеряшку.

— Восьмого июля его подселили к бабушке. Танцуй от этого.

— Не учи ученого. Я поехал в картотеку. А ты, любезная, дуй-ка в тюрьму, тебя твоя белокурая бестия заждалась.

И я поехала в тюрьму.

6

Открылась дверь, и конвойный ввел Соболева. Чистенький, ясноглазый, он приветливо улыбнулся мне и грациозно, как бабочка на цветок, опустился на привинченный к полу стул.

— Вы сегодня хорошо выглядите, — доброжелательно сказал он мне, — только вид очень усталый и глаза больные. Вы хорошо себя чувствуете, Мария Сергеевна?

— Спасибо, Эдик, мне абсцесс на десне прооперировали, до сих пор немножко болит. — Вообще-то я со своими подследственными общаюсь только на «вы» и по имени-отчеству, но если клиент намного младше меня, я спрашиваю у него разрешения обращаться по имени; иногда, если клиенты совсем уж сопляки или такие компанейские ребята, обращение по имени и отчеству трудно выговаривается. — Ну что, сегодня последний день ознакомления? Сегодня дочитаете оставшееся, а завтра придет адвокат, подпишем протокол двести первой?

Я даже не ожидала, что холодный, непроницаемый, прекрасно владеющий собой Эдик так заметно расстроится. Он опустил глаза, помолчал, потом спросил:

— Мария Сергеевна, если дело пошлют на доследование из суда, мы с вами опять встретимся?

— Не обязательно, дело могут поручить и другому следователю.

— А если я напишу заявление прокурору, что буду разговаривать только с вами?

— Прокурор не обязан учитывать мнение обвиняемого, не на рынке, любезный, — я улыбнулась, смягчая сказанное. — А кроме того, за дослед меня накажут.

— Да?! Тогда не будет никакого доследа. Мария Сергеевна, я вам обещаю: если мне дадут не больше девяти лет, я даже жалоб писать не буду. Хотите, я вам скажу, за что я убил Горностаеву?

Официальной версией было убийство из корысти — вещи-то взял.

— Скажите, но думаю, что знаю, Эдик.

— Да? Ну и за что же? — Он стиснул зубы. Читая дело, я обратила внимание на тщательный макияж убитой, а вообще-то она, по показаниям свидетелей, особо за собой не следила; и на то, что под кокетливым халатиком белья на ней не было, и на шампанское на столе, а обычно она пила водку… Я тогда представила себе немолодую, погрузневшую женщину, ведущую беспорядочный образ жизни, зарабатывающую скупкой краденого, не привыкшую себе ни в чем отказывать, увидевшую юного Адониса: чистого, нежного, умненького, представителя другого мира, который зачем-то приходил к ней в вертеп; зачем? Не затем же, чтобы пить водку с пьяными рожами, тем более что и водку-то он не любил, предпочитал шампанское… Я поискала деликатное выражение:

— Хотела уложить вас в постель?

Эдика передернуло. Но он справился с собой и, глядя прямо мне в глаза, сказал:

— Эта жирная жаба решила, что купила меня за кусок колбасы и флакон шампуня. Решила, что я кинусь на ее вонючие телеса. Да она мерзкая, как тухлая мойва. — Он на секунду замолчал, но я уже поняла, что это начало признания. — А самое ужасное, что я действительно с ней переспал.

Заметив, что я хочу что-то вставить, он продолжил:

— Да, я знаю, что спермы не нашли, я же экспертизы все внимательно прочел. Я просто кончить не смог. А она мне предложила в рот взять. — Он заметно содрогнулся, мне даже показалось, что его сейчас стошнит. — Вы бы слышали, что она говорила, когда я ее первый раз ножом ударил, что она говорила, пока сознание не потеряла. — Тут он ухмыльнулся. — А вещи-то она мне разрешила забрать, она говорила, что все мне отдаст, чтобы я брал все, что мне нравится, когда я ее резал. Ну да ладно, вы знаете, мне до сих пор противно, когда я вспоминаю, что лежал с ней в постели. Я и резал ее так долго, чтобы крови пролилось как можно больше на эти простыни, чтобы с них стерся отпечаток моего тела. Вот странно, вам почему-то я смог об этом рассказать, а Алексею Евгеньевичу не хотелось, не получалось.

— Наверное, потому, Эдик, что я знала все, что вы сейчас рассказали, ну, может, не в деталях, а в общих чертах. А вы подсознательно чувствовали, что я знаю.

— А что вы еще знаете? — колко спросил он.

— А еще я знаю, почему вы признались.

У обвиняемого Соболева открылся рот. Он уставился на меня и минуту молчал; потом сказал:

— Интересно, откуда вы знаете то, чего я даже сам не знаю?

— Все вы знаете, Эдик. Я же видела вашу маму. Вы признались назло ей, чтобы ей досадить и чтобы обратить на себя ее внимание.

Почему я с ним об этом заговорила? Были какие-то неясные ощущения: в прокуратуру приходила мать Соболева — элегантная, ухоженная женщина, хорошо и дорого одетая; только не знаю, как у Горчакова, а у меня Эдик ни разу про мать ничего не спросил. Зато каждый раз интересовался здоровьем бабушки и как-то сказал мне, что больше всего на свете он любил двух живых существ — свою бабушку и собаку-боксера Дэйзи. «Знаете, как переводится ее имя?» — «Ромашка?» — «Мария Сергеевна, — укоризненно протянул он, — Маргаритка, Маргариточка моя. Я ее так любил, а она попала под автобус и умерла. Я ее на руках домой принес, она у меня на руках и умерла. А с бабушкой я теперь редко вижусь, вернее, виделся до ареста».

Так вот, у него красивая, элегантная мама, которой такой самолюбивый мальчик, как Эдуард, вполне может гордиться, а он тем не менее избегает говорить о ней, редко бывает дома, не имеет друзей в своем кругу, зато почему-то тянется к гопникам, пьяницам намного старше его, свой первый сексуальный опыт получает не с юной девушкой, а со старой толстой теткой в притоне, и ненавидит все, что случилось, до такой степени, что совершает ужасную вещь, за которую будет расплачиваться всю жизнь.

Наверняка он свою мать и любил, и ненавидел. Она, действительно, незаурядная женщина, привлекательная, но холодная, это и по Эдику заметно — в семье, где мать ребенка любит, дети не вырастают такими замкнутыми и отчужденными. Я знаю, что бывают такие женщины, их даже порочными не назовешь, просто они к своим детям равнодушны; а особенно если есть бабушка, на которую ребенка можно спихнуть…

И почему-то именно таких матерей дети безумно любят, какой-то истерической любовью. Первый раз я это обнаружила давно, меня в отделении милиции попросили посидеть с восьмилетним мальчиком перед его отправкой в интернат, пока за ним машина не придет, и рассказали, что мама мальчика в тюрьме и как раз в тот день в суде решается вопрос о лишении ее родительских прав, а сам мальчик все время сбегает из интерната домой, где живет со старшим братом-наркоманом, ест то, что подберет на помойке, спит в куче грязного тряпья… Было это третьего января, в первый рабочий день после Нового года. Меня предупредили, чтобы я смотрела за ним в оба — он воспользуется любой возможностью, чтобы сбежать; он и правда сначала принялся меня уговаривать, слезно и жалобно, отпустить его, потом решил взять хитростью: заныл, что очень хочет есть, а дома у него лежит пряничек, он только пряничек съест и поедет в интернат; все это сопровождалось сложенными перед собой ручками и умоляющим взором. Я сказала, что накормлю его, и достала свой завтрак — бутерброд с черной икрой, остатки роскоши с новогоднею стола; он внимательно осмотрел бутерброд со всех сторон и протянул: «Он что, с маслом, да?» — «А что, ты масло не любишь?» — «Не знаю, наверное, не люблю; я масло всего два раза в жизни ел; а это что за грязь на нем?» Я не сразу поняла, что это он про икру. Выяснилось, что икру он не только не пробовал, но и никогда в жизни не видел… Я спросила его, почему он не хочет в интернат, где его кормят, учат, где он спит на чистом белье, а этот мальчик со стариковскими глазами мне ответил: «Тетя, разве может ребенку быть хорошо в доме, где решетки на окнах?», и тут же стал причитать: «Мамочка моя, мамочка, только бы ее не лишили родительских прав, вот освободится она, придет домой, мы будем так хорошо жить с ней, только бы ее прав не лишили…» Вот мой сын меня так не любит; он относится ко мне спокойно; может быть, он потом задумается о том, что я для него значу, но пока воспринимает меня как должное, как элемент его щенячьей жизни, а не объект любви. А вот брошенные дети — с какой страстной силой, на надрыве, они любят родителей, от которых ничего, кроме горя, не видели…

— Вы что, считаете, что у меня эдипов комплекс? — наконец спросил Соболев.

— В каком-то смысле — да, Эдик. Только у вас более сложное отношение к матери, вам хочется как можно больнее уколоть ее, причинить ей страдание, чтобы она наконец заметила вас. Хотя, возможно, я ошибаюсь.

— Нет, — задумчиво сказал он. — Думаю, что нет.

После этих слов он даже отодвинул от себя дело, лежавшее на столе. Потом, не глядя на меня, придвинул его и невидящими глазами уставился в раскрытый том, долгое время не переворачивая страниц. Минут через двадцать, прошедших в молчании, я тихо открыла сумку, достала старый журнал, прихваченный мной в Лешкином кабинете для чтения в дороге. Им оказалась древняя «Смена» с «Изгоняющим дьявола». Я стала медленно перелистывать журнал и через некоторое время услышала голос Соболева:

— Мария Сергеевна, я готов подписать протокол ознакомления. Больше читать не буду. Отправьте меня назад в камеру. Извините, сейчас я никудышный собеседник.

— Хорошо, Эдик, я понимаю.

Я нажала кнопку вызова конвоя и стала заполнять талончик на Соболева — когда прибыл, когда убыл.

— А вы не могли бы дать мне что-нибудь почитать с собой в камеру? А то разговаривать мне там не с кем, меня от этих рыл воротит, а книжки в тюрьме, сами знаете… — Все это он говорил, не поднимая на меня глаз.

— Эдик, а как вообще — в камере не обижают?

— Да нет, что вы, — он коротко рассмеялся, по-прежнему не глядя на меня, — у меня статья хорошая, меня не трогают.

— Хотите этот журнал, больше у меня ничего с собой нет.

— Завтра я вам верну.

— Можете не возвращать, Эдик, журнал старый.

— А «Изгоняющий дьявола»? Это же раритет.

— Нет, Эдик, эту вещь я бы не хотела иметь в своей библиотеке.

— Да что вы! — тут он впервые посмотрел на меня. — Это классная вещь, я ее читал и перечитывал. Люблю ее аромат.

— Аромат дьявольщины?

— Да ну, Мария Сергеевна, вы же понимаете, о чем я говорю. — Он опять помрачнел. — Завтра вы с утра придете?

— Постараюсь. Как договорюсь с вашим адвокатом.

— Вы, наверное, придете вместе…

— Скорей всего.

— Значит, завтра мы уже не поговорим…

Эдик замолчал, и тут открылась дверь следственного кабинета: за ним пришел выводной. Эдик встал, бросил на меня странный взгляд, и я сказала выводному:

— Извините, у нас тут еще вопрос возник, оказалось, что мы еще не закончили. Чуть попозже я вас вызову.

Выводной, недовольно ворча, ушел, и Эдик, сев на свое место и заметно поколебавшись, наконец заговорил:

— Мария Сергеевна, я буду вас вспоминать. Жаль, что мы больше не встретимся. Если бы вас за доследования не наказывали, я бы на суде обязательно что-нибудь придумал, и мы бы снова увиделись. — Он слабо улыбнулся. — У вас есть еще минут десять?

— Конечно, я же рассчитывала пробыть здесь с вами целый день.

— Я хотел рассказать вам об одной вещи. Вдруг вам пригодится… Я давно ломаю над этим голову, но так и не понял, в чем тут дело. Может, вы мне объясните? Я здесь уже в третьей камере… Так вот, когда меня только привезли в изолятор, я сидел в камере, где нас было семеро, все с убойными статьями, кроме одного, он попал за изнасилование и говорил, что дело у следака не клеится, и что его скоро освободят. И один из мужиков стал к нему подкатываться на тему, что тот будет делать, когда откинется: есть ли у него родные, есть ли ему, где жить, работает ли он. Тот рассказал, что живет в общаге, родных нету, и мужик, который с ним все разговоры разговаривал, вцепился в него мертвой хваткой, осторожно выяснил, как у того со здоровьем, вплоть

До целости зубов, а потом стал намекать, что есть работа. Стал говорить, что он даст адрес фирмы, куда надо обратиться, работа непыльная, денежная, главное — только не звонить про нее, поскольку количество желающих резко превысит число вакансий.

— И что, согласился этот парень?

— Я не знаю, о чем они договорились, я особо не вникал, просто краем уха слышал их беседы, там же деться некуда от общества. Я вообще на это внимания не обратил, и забыл бы, если бы во второй камере, куда меня сунули, не затрепались об этом урки. Один говорил, мол, здесь работу предлагают в обстановке строгой секретности, тем, кто на выходе, а второй, постарше мужик, с тремя ходками по кражам, сказал, что были идиоты, которые соглашались, и их после этого больше никто никогда не видел. Эти урки долго мусолили идею, что тех, кто соглашается, нутриям скармливают, но вот я думаю: нутриям-то можно и больных скормить, почему же тот мужик-так здоровьем интересовался? Может, там какая-то школа киллеров? Раз здоровеньких подбирают? А те задание выполнят, и их самих зачищают.

— Надо подумать, Эдик.

— Развлекитесь па досуге, Нсли это вам пригодится, мне будет приятно.

— В любом случае — спасибо за доверие.

Мы распрощались, Эдик забрал журнал и ушел с конвойным. По дороге из изолятора я прикинула, кому отдать тему с загадочными работодателями, и решила, что расскажу кому-нибудь из РУОПа, может, и правда, киллеров вербуют? А моя голова была пока занята более насущными проблемами, и похоже, что в этом вопросе мне никто помочь не мог.

7

Двухдневные раскопки, предпринятые Горчаковым в картотеке потеряшек, не принесли ни малейшего результата. Вернее, результат был — отрицательный: ничего похожего на исчезнувший труп картотека не содержала. Навалом было сведений о пропавших молодых мужчинах лет тридцати-тридцати пяти, но самым интересным оказалось то, что отсутствие особых примет стало главной особой приметой.

Те пропавшие без вести, у которых не было татуировок, поголовно перенесли аппендицит; те, у кого никогда не воспалялся аппендикс, были лысыми или коротышками, не подходящими нам по росту; двое удовлетворяли бы нас почти по всем параметрам, да у одного из них было ампутировано два пальца на руке, а у второго отсутствовала мочка уха.

А самое занятное заключалось в том, что, роясь в карточках с приметами пропавших, Лешка во всем этом огромном массиве не нашел ни одного человека, у которого были бы целыми все зубы! Вот и задумаешься поневоле над здоровьем нации.

Мы с Лешкой сели и устроили генеральное совещание, что делать дальше. Выводов напрашивалась целая куча: во-первых, «подкидыш» мог быть иногородним; значит, заявление о его пропаже лежит себе где-нибудь в ГУВД Волчехренска и есть не просит.

Во-вторых, он мог быть одиноким, и тогда заявление о его пропаже не лежит нигде, поскольку некому было заявлять. Правда, учитывая его достаточно молодой возраст, отменное здоровье и отсутствие физических изъянов, с трудом верилось, что не было людей, обеспокоившихся его исчезновением.

И наконец: о его пропаже не заявляли, так как его считают живым и совершенно не пропавшим. Мы только что пасьянсы не раскладывали, пытаясь определить дальнейшее направление поисков, пока Лешка не заявил, что отказывается продолжать со мной обсуждение до тех пор, пока я не схожу к зубному. И довел меня, змей, собственной персоной до районной поликлиники, и аж до кабинета, и проследил, чтобы я никуда не сбежала.

— Имей в виду, мучитель, что если принимает тот коновал, который мне в прошлом году иглой в канале зуба ковырялся, я никуда не пойду, — предупредила я Горчакова, однако мне дали номерочек к какому-то незнакомому доктору — Стеценко А. Р.

В очереди Леша развлекал меня добрыми историями про то, как один его знакомый пошел лечить зуб, ему занесли инфекцию, и через месяц знакомому выпилили полчелюсти; и про то, как другой его знакомой по ошибке вырвали два здоровых зуба вместо больного; Леша также добросовестно рассказал, что видел в каком-то журнале картинку, на которой был изображен устрашающего вида Геракл в белом халате над тщедушным больным, скрючившимся в зубоврачебном кресле; занося над ним бормашину, похожую на отбойный молоток, врач зловеще произносил: «А помнишь, в пятом классе ты сидел позади меня и все время втыкал в меня булавки?..» Короче, когда подошла моя очередь, меня уже ничто не могло бы напугать больше. Я вошла в кабинет с таким несчастным выражением лица, что медсестра спросила: «Вы с острой болью? Может, валерианочки?»

Я отрицательно покачала головой. Сестра дружелюбно сказала:

— Садитесь пока в кресло, вот сюда, к окну, музыку пока послушайте. Вальчука любите?

Из приемничка на подоконнике доносился тихий хрипловатый голос всенародного кумира: «Не жалей меня, когда я плачу, не жалей себя, когда я пью…» И у зубных врачей он популярен, не только у оперов и следователей.

Усаживая меня в кресло, медсестра заверила:

— Александр Романович сейчас придет.

Мне сразу представился тот самый волосатый Геракл с отбойным молотком вместо бормашины. Я судорожно вцепилась в рукоятки кресла. Позади меня раздался приятный мужской голос:

— Татьяна Ивановна, кто это здесь сидит и дрожит так, что кресло вибрирует?

— Это больная так боится, Александр Романович, — со смехом сказала медсестра.

— Жертва санации? — весело спросил меня молодой симпатичный доктор, похожий на Бориса Щербакова, усаживаясь на свое рабочее место, включая свет над креслом, проверяя инструменты, пристраивая мою голову на подголовнике.

Я покорно открыла рот и одновременно закрыла глаза, чтобы не видеть, чем он мне лезет в зубы.

— Э, нет, так не пойдет, глазки откроем, а то вдруг вы помрете в кресле, а я и не замечу. В тюрьме гнить я не хочу. Где оперировали абсцесс? Рот пока можете закрыть.

— В морге, — машинально ответила я.

— А вы что, привидение? — удивился доктор. — Не знал, что в морге еще и оперируют.

— Мне просто знакомые разрез сделали.

— Давно?

— Несколько дней назад.

— А где ж вы раньше были? Почему не пришли сразу?

— Не могла.

— Понятно. Где вы работаете? Надеюсь, не в морге и не на кладбище?

— В прокуратуре.

Доктор залился смехом. Никогда не встречала такого веселого врача. Впрочем, это не раздражало.

— Наконец-то посмотрю в глаза тому, для кого пишу карточки. — И объяснил:

— Дело в том, что, когда я учился, мои учителя твердили, чтобы мы не пренебрегали заполнением карточек, поскольку пишем не для себя, а для прокурора, — если вдруг какие-то претензии по лечению возникнут. — Он опять засмеялся. — Ну, давайте посмотрим, что я для вас могу сделать.

Он так расслабил меня своим смехом, что я спокойно открыла рот и храбро стала смотреть ему в глаза. Мне больше не было страшно.

Расковыряв мне очередной зуб, весельчак в белом халате пробормотал:

— Ага, похоже, что родились вы в Питере и всю сознательную жизнь прожили именно здесь. — Поймав мой вопросительный взгляд, он пояснил:

— Водичка у нас такая. Редкий питерец долетит до середины Днепра — то есть до середины жизни — с хорошими зубами. Сплюньте.

Я послушно сплюнула и поинтересовалась:

— А что, разве сейчас где-то можно сохранить хорошие зубы? С такой-то экологией?

— Конечно! Поехали дальше! — Продолжая ожесточенно расшатывать мои пломбы, доктор развил тему:

— Кое-где у нас еще имеются местности, где водичка насыщена фтором. Если с рождения пить такую водичку и готовить на ней пищу, то ваши шансы дожить до старости со своими зубами существенно возрастают.

Закончив осмотр, скрупулезно записав его результаты в карточку — при этом он отметил, что на сей раз старается для конкретного прокурора, — доктор заключил:

— Пожалуй, я возьму над вами шефство. Моя профессиональная честь не позволяет, чтобы по моему участку ходил человек с таким состоянием полости рта. Да еще женщина. Да еще прокурор! Кстати, мне ваше лицо знакомо. По-моему, я вас год или два назад видел по телевизору.

— Возможно. У вас прекрасная память. Мне кажется, что и я вас где-то видела. Вы в клипе у Успенской не снимались?

— Ну, я не виноват, что Успенская выбрала не меня, а Щербакова. Оценили мою искренность? Я ведь мог сказать, что стоматология — мое хобби, а на жизнь я зарабатываю, снимаясь в кино. Когда вы сможете прийти? Удобнее утром или вечером?

— Вечером, после шести.

Доктор выдал мне талончик на следующий визит и подмигнул на прощание. Я встала с кресла и заглянула в талончик. Увидев, что там поставлено время визита — двадцать тридцать, я спросила, нельзя ли пораньше, а то мне страшно так поздно возвращаться домой.

— Ничего, я провожу, — заверил меня доктор. — Вы в эту смену будете моим последним пациентом. Грех будет портить впечатление.

И опять засмеялся. Зубы у него были отменные, из чего я сделала вывод, что родился и рос он не в Питере.

Выйдя из кабинета, я щелкнула по газете, которую читал терпеливо ожидавший меня Горчаков, и не успел он возмутиться, как я спросила его, где узнать, в каких населенных пунктах нашей страны повышенное содержание фтора в воде.

— Зачем тебе? — удивился Лешка.

— Если употреблять воду, насыщенную фтором, зубы не портятся.

— Ты что, хочешь переехать в местность, где вода фтором насыщена?

— Балда, я хочу туда запрос послать на потеряшку.

Лешка медленно сложил газету и проворчал:

— Если бы я тебя на веревке не отвел к зубному, фиг бы ты об этом догадалась. Так что если бы не я…

Поскольку я всегда тщательно следила за тем, чтобы последнее слово осталось за мной, дискуссия о приоритетном праве на идею продолжалась до самой прокуратуры.

8

По утрам я просыпаюсь еще до того, как зазвонит будильник, и нет ничего слаще тех минут, когда я валяюсь на законных основаниях — пока не наступит время, намеченное для подъема с тем расчетом, чтобы не торопясь собраться на работу.

Потом, если не надо вести Гошку в школу, я валяюсь еще минут двадцать нелегально, пытаясь доказать самой себе, что вполне успею собраться за полчаса. Когда положение становится критическим, я вскакиваю и лихорадочно пытаюсь сообразить, чем следует пожертвовать — прической или завтраком, чтобы успеть вовремя. Кончается тем, что я не жертвую ни завтраком, ни прической, а просто опаздываю на работу.

На этот раз от мучительного выбора — не есть или не причесываться — меня избавил шеф, позвонив за минуту до того, как начал звонить будильник. Он сообщил, что машина за мной уже пошла, поскольку полчаса назад обнаружен труп известного хирурга Неточкина возле собственного подъезда; Неточкин входил в десятку лучших специалистов мира по сосудистой хирургии, в нашем городе он много лет назад первым выполнил операцию по приживлению кисти руки маленькой девочке. Еще шеф порадовал меня тем, что на месте происшествия уже находятся репортеры трех телекомпаний, по крайней мере, находились, когда он туда приехал пять минут назад, а к моему прибытию их, возможно, будет больше. «В общем, вы понимаете», — заключил шеф.

Я, конечно, понимала, что это дело сразу поставят на контроль не только в городской прокуратуре, но и в Генеральной, это означает частые заслушивания, ценные указания, выволочки за то, что следствие ведется вяло, а кроме того, периодические вздохи прессы о несостоятельности наших правоохранительных органов. Шеф бодро пообещал мне, что я только осмотрю место происшествия, сделав это с присущей мне дотошностью и тщательностью, а потом передам дело Горчакову, который и так застоялся в конюшне. Подразумевалось, что моей сверхзадачей на месте происшествия будет тактически грамотное общение со средствами массовой информации, чего Горчакову шеф доверить не мог.

На месте, кроме трупа, осматривать было практически нечего. Чистенький двор, парадная на кодовом замке, два аккуратных сугроба по обе стороны парадной, а между ними на утрамбованном снегу труп немолодого, хорошо одетого мужчины. Удар сзади, нанесенный тяжелым, по всей видимости, металлическим предметом, был настолько силен, что череп потерпевшего раскололся, как грецкий орех. Телеоператоры во всех ракурсах снимали размазанное по снегу мозговое вещество вперемешку с кровью.

Ну что ж, как говорил один наш известный криминальный репортер, «труп оживляет кадр».

Мы, конечно, излазили всю лестницу ниже и выше квартиры Неточкина, собрали, откуда возможно, отпечатки следов рук, подобрали все окурки, так что дворникам после нас нечего было делать, но все это явно было бесперспективно. Я бы охотно поверила в разбойное нападение, если бы забрали хотя бы портфель, но он, касаясь скрюченных пальцев руки, лежал рядом с трупом. Куртку тоже не расстегивали, бумажник был не тронут. Его ждали у подъезда; сразу, как только он вышел, ударили по голове и ушли. Служебная овчарка довела от подъезда до выхода из двора, а там до угла улицы и остановилась; судя по всему, там ждала машина. Это обстоятельство тоже подрывало версию о разбойном нападении в семь утра.

Я уже заканчивала протокол, когда во двор лихо въехала машина. С водительского места выскочил высокий черноволосый мужчина в белом халате, наброшенном на серый костюм, и подбежал к нам.

— Я заместитель Аристарха Ивановича Неточкина, Сергей Янович Героцкий. Боже, какое несчастье! Я пришел в институт, мне сообщили, и я сразу примчался сюда. Чем я могу помочь?

Я нехотя оторвалась от протокола:

— Сейчас к вам подъедут наши сотрудники, надо будет допросить коллег Аристарха Ивановича и осмотреть его кабинет. Пожалуйста, обеспечьте доступ в институт и помещение, где можно допрашивать.

— Да-да, конечно! Портфель Аристарха Ивановича можно забрать?

— Нет, удивленно сказала я. — Есть родственники, почему я должна отдавать портфель вам?

— А-ах, да, разумеется, — выдохнул заместитель. — Я об этом не подумал, но дело в том, что в портфеле — в основном служебные бумаги, которые понадобятся нам сегодня в институте… Впрочем, — он вымученно улыбнулся, — я сейчас поднимусь в квартиру, Юлия Евгеньевна ведь наверняка дома, мы уладим с ней вес эти вопросы, я заодно и выражу ей свое соболезнование. Негодяи! Убить такого ученого! Вы знаете, его даже в Штаты приглашали оперировать, в Израиль! А он — бессребреник, настоящий бессребреник, он ведь ездил в Чечню оперировать бесплатно, хотя во всем мире руки такого хирурга стоят баснословных денег. Он чудеса творил… А!.. — махнул он рукой, то ли будучи потрясен смертью такого ученого, то ли решив не метать больше бисер перед свиньями, и, уверенно нажав сочетание цифр на кодовом замке, вошел в парадную.

Никто из нас и слова вымолвить не успел; хорошо, что дверь и парадную мы уже обработали и там можно было топтаться.

Через пять минут, когда понятые уже подписывали протокол, постовой милиционер спустился от квартиры и передал, что вдова Неточкина желает видеть следователя.

Я поднялась на третий этаж, дверь в квартиру была открыта. Постучавшись, я вошла; в прихожей Юлия Евгеньевна, стареющая красавица, закутанная в большой шерстяной платок, рыдала на груди у Героцкого. Тот гладил ее по плечу, приговаривая: «Ну-ну, Юленька, тебе надо думать о детях, о себе, держись, мы с тобой…» Хорош он был, как голливудский герой-любовник.

Вот в чем самый главный недостаток моей профессии, подумала я в который раз, — невыносимо наблюдать чужое горе, а никуда не денешься. Да и то — я заканчиваю осмотр места происшествия и ухожу, а на чью-то долю выпадает смывать со стен и пола кровь, везти в морг одежду для покойника, готовить поминки, стоять над гробом и видеть, как его опускают в могилу или в разверстую пасть крематория… И, плача, отвечать на телефонные звонки: «Аристарха больше нет!..»

Когда я вошла, вдова подняла заплаканное лицо и сказала глуховатым от рыданий голосом:

— Пусть Сережа заберет портфель, там только служебные документы. Мне надо что-нибудь написать?

— Нет, в этом нет необходимости. Сергей Янович, если хотите, мы можем вместе с вами проехать в прокуратуру или в институт — как вам удобней, — быстро осмотрим портфель, и я вам его отдам. Вас устраивает?

— Осмотрите? — непонимающе переспросил Героцкий. — Ах да, я понимаю, такой порядок. Если вы не возражаете, лучше поехать в институт. Я должен распорядиться о похоронах, о панихиде. Могу вас отвезти.

— Что ж, я готова, жду вас внизу.

По дороге Сергей Янович Героцкий рассказывал мне о том, каким замечательным человеком был Аристарх Иванович Неточкин: занимая пост директора института, он мог бы не оперировать сам, но продолжал практиковать, причем брал на себя самые провальные, тяжелые операции и блестяще их проводил, с прекрасными результатами. На мои робкие попытки выяснить, не оперировал ли Неточкин за деньги, ответом был шквал возмущенных восклицаний — как я могла подумать такое, Аристарх Иванович брал в институт заведомо безнадежных больных и лечил их совершенно бесплатно! Впрочем, я не особо и настаивала: беглого взгляда на обстановку квартиры Неточкиных было достаточно, чтобы понять, что Аристарх Иванович жил на зарплату.

— Сергей Янович, но ведь существует какой-то мотив убийства Неточкина, в случайность, хулиганство или разбой я не очень верю. Были у него враги? На работе, в личной жизни? Судя по всему, вы общались с семьей Неточкиных, может быть, что-то знаете? Может быть, он лечил кого-то неудачно, а на него за это озлобились?

— Представьте, что у него за последние годы вообще не было неудачных операций! Больные к нему могли испытывать только благодарность! Конечно, у него были научные оппоненты, но и таких было мало, поскольку школа Неточкина равных себе не имела, а его оппоненты школ не создали. А в личной жизни — трудно было представить более доброго и безотказного человека. Его все любили, Юлия Евгеньевна с Аристархом обожали друг друга, и не подумайте, что я руководствуюсь принципом «о мертвых — ничего, кроме хорошего».

Когда мы приехали в институт, я убедилась, что Героцкий ничуть не преувеличивал. Буквально весь персонал института искренне горевал; слезы были на глазах у всех, кого бы мы ни встретили в институтских коридорах. В вестибюле уже был вывешен самодельный некролог с большим фотопортретом типичного доктора Айболита — с седыми космами, выбивавшимися из-под белой шапочки, и добрейшим взглядом.

— Саида Сабировна, это следователь прокуратуры, откройте кабинет Аристарха Ивановича, — велел Героцкий заплаканной женщине в белом халате, которая вышла из ординаторской при звуке наших шагов.

— Прошу прощения, я сейчас, — Сергей Янович скрылся в ординаторской.

Утирая глаза и качая головой, Саида Сабировна вытащила из кармана халата связку ключей и открыла дверь. Я не стала заходить в кабинет без Героцкого, а Саида Сабировна прошла внутрь и села на диванчик. В кабинете она заплакала почти в полный голос и стала говорить мне, каким святым человеком был Аристарх Иванович, а каким хирургом! Какие операции он делал, сколько человек ему жизнью обязаны! «Вы знаете, он ведь Вальчука оперировал после автокатастрофы, из кусочков его собрал, тот через месяц уже выступал с концертами, ведь, на него глядя, и не скажешь, что Аристарх Иванович ему заплатки клеил…» Может быть, она рассказала бы мне весь трудовой путь Неточкина, но тут пришел Героцкий, и Саида Сабировна, тяжело поднявшись с диванчика, заковыляла прочь.

Кабинет у директора института был крошечный, заставленный книжными стеллажами, заваленный историями болезней, рентгеновскими снимками, записями, сделанными на длинных листах бумаги. Не знаю, какими администраторскими способностями обладал Аристарх Иванович Неточкин, но то, что доктором он был замечательным, сомнению не подлежало.

Я предупредила Героцкого, что только разберусь с портфелем, если находящиеся там бумаги действительно так срочно нужны ему; а кабинет осматривать будет другой следователь, в связи с чем я прошу до его приезда никого в кабинет не пускать, закрыть его на ключ и держать ключ при себе. Героцкий клятвенно пообещал.

В портфеле обнаружилось огромное количество бумаг, из которых мы с Героцким достаточно быстро выловили две диссертации, написанные от руки отзывы официального оппонента Неточкина, проект решения ученого совета, черновики статей в медицинскую периодику. Добросовестно составив опись этих документов, я передала их Героцкому вместе с портфелем, а себе оставила несколько бумажек, содержащих, как мне показалось, денежные расчеты; в них упоминались несколько фамилий, как пояснил Сергей Янович, сотрудников института, и две или три фамилии, ничего ему не говорящие. Героцкий, правда, заверил меня, что, на его взгляд, эти бумажки — не что иное, как распределение Неточкиным гонораров за публикации научных трудов в зарубежных изданиях, поскольку суммы в листочках — не астрономические — были проставлены в долларах. Но поразмыслив, я решила забрать их с собой, отдать Лешке и переложить на него ответственность решать, что с ними делать дальше.

Честно говоря, я уже сидела как на иголках, поскольку у меня горело подписание протокола ознакомления с делом в изоляторе. Дождавшись оперативников, которые приступили к опросу сотрудников института, я наконец получила возможность отбыть в прокуратуру.

В конторе я доложила шефу о результатах, отдала Лешке написанные мною протоколы и несколько объяснений, а также изъятые из портфеля Неточкина бумажки, и по дороге в следственный изолятор отчетливо поняла, что если я хочу раскопать что-нибудь касающееся исчезнувшего трупа, надо идти на поклон в милицию и просить людей. Нам с Лешкой не разорваться; сейчас он окунется в свеженький «глухарь», а общеизвестно, что каждое следующее убийство автоматически приостанавливает работу по предыдущему. У меня куча своих дел, и даже если наш новый сотрудник Филонов заберет у меня пару-тройку заморочек, мы не справимся.

Может, сделать ход конем: Лешке-то наверняка выделят человек пять из уголовного розыска, хотя бы на первое время; пусть четверо работают по убийству, а одного мы втихаря припашем к морговским проблемам? А что — и не особо стыдно будет, там медицина, и здесь в каком-то смысле медицина. А сапоги у меня опять промокли; все-таки придется занимать деньги и покупать новые.

9

Выходные у меня начались с того, что в ночь на субботу позвонила Регина: «Я к тебе сейчас приеду». В комнате спал и видел страшные сны мой Хрюндичек, обняв подушку; он мне признался, что не боится ночных кошмаров, потому что изобрел средство, как проснуться. «Когда становится уже совсем страшно, — серьезно объяснил он мне, — надо изо всех сил сжаться в комочек. И все».

Регина приехала с коробкой, в которой лежали итальянские сапоги. Бросив их на тумбочку в прихожей, она сказала, что деньги я ей могу отдать позднее, у нее сердце разрывается смотреть на опорки, в которых я хожу. Самое интересное, что она говорит и делает все это от чистого сердца. Если я у нее сейчас, в полпервого ночи, попрошу пять тысяч долларов, она всерьез начнет решать, где их до утра раздобыть.

Выглядела она сногсшибательно и пребывала в дурнейшем настроении. До ее приезда я предвкушала, как славно я высплюсь, а потом спокойно проведу выходные с ребенком. Взглянув на Регину, я засомневалась, удастся ли мне выспаться и не придется ли мне все выходные решать ее проблемы.

Расшвыряв по кухне предметы своей одежды, сумочку и зонтик, Регина наконец уселась и сообщила мне, что родители Арсения добились-таки эксгумации, которая и состоялась сегодня.

— А чего ж ты мне не сказала? Я же тебе обещала поехать туда.

— Я до тебя не дозвонилась. Они молчали до последнего, а утром я стала тебе звонить, хотела за тобой заехать, у тебя телефон не отвечал. На работе сказали, что ты на происшествии, я уже и не стала тебя домогаться. В общем, все: взяли ДНК, экспертиза будет готова через три недели. Но ты знаешь, что произошло? — Регина даже привстала. — Ты никогда не догадаешься! Это в голове не укладывается! Непостижимо! Ты даже представить себе не можешь, что было! Даже и не пытайся! Ну вот как ты думаешь?!

Не в силах отвлечься от своих мыслей, я ляпнула:

— Думаю, что в гробу с Арсением оказался еще один труп!

— А ты что, уже слышала? Тебе, наверное, на работе сказали?

Регина явно была разочарована; хотя если она желала произвести на меня впечатление, то ей это удалось.

— Регина, ты издеваешься надо мной? — спросила я, почему-то подумав, что ей откуда-то стало известно о моей недавней эксгумации и теперь она меня разыгрывает.

— Это ты надо мной издеваешься, — обиделась Регина. — Ты представляешь, в Сенькином гробу — еще один труп, причем женский! Что я должна думать?!

Конечно, смешного тут ничего не было, но она так надулась, что у меня мелькнула мысль спросить, не подозревает ли она, что Арсений все это время в могиле ей изменял.

— Ты мне скажи лучше, куда его дели?

— Кого, Арсения?

— Женский труп.

— Ты бы видела, что там началось, — оживилась Регина. — Эксперты чуть с ума не сошли. На Лебедевых было жалко смотреть: это ведь они тогда похороны организовывали, меня не подпускали. В общем, эксперты вызвали милицию, кажется, восемьдесят девятое отделение, — я кивнула, — те приехали, написали какой-то протокол, мы все его подписали, после чего Арсения переложили в другой гроб и снова закопали.

— А другой труп куда дели?

— Слушай, а я даже не знаю! Я же после этого уехала с кладбища. Нет, но вообще это неслыханно! Откуда он взялся? Лебедевы собираются предъявлять иск моргу, лишний труп ведь могли подсунуть только там. Я не представляю, как ты работаешь: смотреть на все эти гадости — да тут крыша поедет в шесть секунд!

Да, могла ли я предполагать, что Регинины проблемы так тесно переплетутся с моими!

Горчакову звонить, конечно, было уже поздно. Но мне-то что предпринять? Позвонить, что ли, завтра Юрию Юрьевичу домой? Съездить в морг? Ну надо же что-то делать!

Я не сразу заметила, что говорю одновременно с Региной. И она горячо согласилась с моей последней фразой:

— Конечно, надо что-то делать! Наверное, гробов не хватает, подсовывают трупы в чужие гробы, но кто-то же должен за это ответить!

— Регина, а кто из экспертов с вами ездил?

— Ой, можно подумать, я помню! Но, наверное, это легко на экспертизе узнать. Правда, только после праздников…

После Регининого ухода я заметалась по квартире. Что делать? У меня не было никаких сомнений в том, что этот труп я не увижу. После выходных в морге его точно не будет. Но может, он хоть до завтра там полежит? Кончилось тем, что я заснула прямо на кухне, где меня и обнаружил рано вставший ребенок, который порадовал меня сообщением, что он хочет блинов с икрой. Если мое дитятко по собственной инициативе проявляет желание поесть чего-нибудь, кроме чипсов, для меня это событие вселенского масштаба. А хочет он, как правило, экзотических блюд: индейки в кляре, авокадо или, например, клубники со взбитыми сливками. Приучила на свою голову к изысканной кухне! Вот так и тают кучки денежек, разложенные в день зарплаты…

Пришлось печь блины, а по ходу дела обдумывать проблему нового подкидыша в чужом гробу. Какая удача, думала я, переворачивая на сковородке блин, что труп оказался в гробу Регининого мужа! Если бы не это, я могла бы и не узнать про него, вернее, про нее — труп-то женский, и от этого еще интереснее.

Когда блины были готовы, я обнаружила, что икры нет. Сказав Хрюндику, что сбегаю в магазин и скоро вернусь, я полезла за кошельком в сумку и совершила еще одно неприятное открытие: я забыла получить зарплату, не успев вернуться в прокуратуру из тюрьмы. Но отменить ребенку блины с икрой я не могла. Пришлось импровизировать на ходу: слава Богу, в моем холодильнике почти всегда имеется селедочка; теперь отварить морковину, вместе с селедкой ее — через мясорубку, добавить сливочного масла, и если теперь завернуть это в блины, за икру сойдет. Может быть, когда-нибудь я придумаю, как из подручных средств изготовить клубнику со сливками…

От нетерпения у меня кусок в горло не лез, да и зуб еще слегка побаливал. Гошка тоже не проявил аппетита и ограничился тремя блинами.

— Гоша! — негодующе сказала я. — А куда всю эту гору девать? Почему ты так мало съел?

— Ма, да я наелся!

— Но это же смешно — три блина! Твой рекорд — семь.

— Мама! — укорил меня Гоша. — Не семь, а девять, в прошлые выходные я съел девять! Ну как же ты не запомнила, я же после этого еще два часа в туалете сидел!

— Ладно, я тебя прощаю, но за это тебе придется немножко посидеть одному.

— Не привыкать, — хладнокровно ответствовал мой сыночек, уже погрузившийся в чтение детской энциклопедии.

Развитый у меня ребеночек, просто сердце радуется. Хорошо хоть не про черепашек-ниндзя читает.

— Хрюндик, — спросила я, примеряя новые сапоги, — интересная энциклопедия?

— Очень, — буркнул Хрюндик, не отрываясь от книги.

— А про что там написано?

— Про все.

У меня у самой в детстве любимым чтением была энциклопедия; правда, специальных детских изданий тогда еще не выпускали, поэтому я читала научные статьи, а незнакомые слова до поры до времени просто запоминала, а потом могла непринужденно спросить кого-нибудь из взрослых: «А отчего бывает аневризма аорты?», чем приводила людей, меня до этого не знавших, в замешательство. Но так то Большая Советская Энциклопедия, а в детской должны же быть какие-то рамки!

— Так уж и про все? — усомнилась я.

— Ну да, про все на свете.

— А про фтор, например, написано? — задала я провокационный вопрос.

— Это который в зубной пасте? Конечно, написано.

— И что же именно написано?

— Сейчас, я наизусть не помню.

Мой мальчик открыл книжку на нужной странице и прочитал мне вслух, что фтор — химическое соединение, которое может находиться в газах, в частности в воздухе, в некоторых породах — фосфоритах и апатитах, а также в вулканических породах и в термальных водах. И добавил уже известные мне сведения о благотворном воздействии этого химического соединения на состояние зубов.

Так что мне оставалось только решить, куда слать запрос в первую очередь — в город Апатиты, расположенный в Мурманской области, поселок Фосфорит или на Камчатку, где нет недостатка нив вулканических породах, ни в термальных водах. Обдумыванием этого я и занялась по дороге в морг.

10

В звоночек служебного входа в морг я звонила так долго, что почти отчаялась кого-нибудь дождаться. Но ведь должен быть по крайней мере дежурный эксперт, охранники, кто-нибудь еще… Я уже начала приплясывать от нетерпения, когда дверь наконец отворилась, и, к моей радости, открыл ее не кто иной, как улыбающийся Вася Кульбин.

Конечно, увидев меня, он удивился. Но тут же шикарным жестом изобразил «добро пожаловать» и пропустил меня в служебное помещение. Мы обменялись приветствиями, поздравлениями с наступающими праздниками гражданского согласия, которые наверняка ознаменуются ожесточенными пьяными драками и горами трупов людей, не достигших этого самого гражданского согласия.

Но вот пришла пора сообщить, зачем я притащилась в Васину епархию в неурочное время. Я долго мялась, а потом сказала, что мне нужно посмотреть на труп, доставленный накануне с кладбища, по направлению восемьдесят девятого отделения.

— Щас глянем в гроссбух, — сказал Вася, неторопливо открывая помещение канцелярии. — А зачем тебе, если не секрет?

— Васенька, очень нужно!

Ни я, ни Вася не касались вопроса о том, что мне нечего смотреть на чужие трупы без разрешения тех, за кем труп числится. Я очень надеялась на Васины дружеские чувства ко мне.

А пока я напряженно смотрела, как Вася открывает книгу и ищет в ней нужную страницу. Просмотрев четыре листа, Вася вернулся к началу записей за пятое ноября и стал смотреть более внимательно, ведя толстый веснушчатый палец сверху вниз по странице.

— Из восемьдесят девятого не было, Маша, — наконец сказал он.

— Не может быть, Вася, посмотри еще!

— Три раза. Хочешь, глянь сама, может, я не то искал.

Кульбин подвинул мне толстенный журнал, и я стала сама просматривать запись за записью: труп из квартиры, труп из магазина с огнестрелом, труп, извлеченный из речки Волковки, скелетированный труп со свалки, нога с частью бедра с берега Финского залива (наверное, с лета плавала, лодочным винтом отрубленная), новорожденный младенец из мусорного бачка, обгоревший труп с пожара, труп в мешке с чердака дома, череп и берцовая кость из канализационного люка…

— Ну что, убедилась? — без злорадства спросил Кульбин. — Может, его еще не доставили? Все-таки вчера был предпраздничный день, короткий; посмотри еще сегодняшние записи, хотя я заступил в восемь утра, сегодня привезли только двоих из Сосновского парка. На, посмотри.

— Вася, а ты ничего вчера не слышал? Не говорили у вас, что генетики вчера выкопали гроб, в котором-два покойника, совсем как у меня на прошлой эксгумации?

— Нет, радость моя, ничего такого я не слышал. Только твою эксгумацию и обсуждаем.

— Странно, куда труп делся?

— Маш, а ты точно знаешь, что такой труп был?

— Абсолютно точно, Вася. Только где он?

— Ты уверена, что ничего не путаешь? Может, тебя в заблуждение ввели? Разыграли? А?

— Не думаю. Слушай, Вася, а можно по вашим записям установить, кого хоронили в закрытом гробу?

— Нет, подруга, мы же не отмечаем такого. Разве что всех «гнилушек» выкопать, только тебе никто не разрешит — ты ж прокуратуру разоришь.

Что правда, то правда, задумалась я. Эксгумация — удовольствие дорогое, на одну-то, по бабушке Петренко, выбить согласие у руководства смогла только я со своим занудством. (Горчаков как-то посмотрел видеозапись следственного эксперимента, на котором я терпеливо выясняла у обвиняемого, какой ногой он ударил жертву, и голосом «тихой стервы», по определению Горчакова, в конце концов довела клиента до белого каления. Так Горчаков мне от души сказал: «Ну ты и зануда, Швецова! Да я бы тебе все сказал, только бы ты отстала!»)

А несколько покойников эксгумировать?! Просто чтобы проверить, не скучно ли им в могилках? Да меня саму закопают в закрытом гробу.

— Вась, ты можешь оказать мне услугу?

— Машенька, ты же знаешь, нет ничего такого, что я бы для тебя не сделал! Проси что хочешь, только жениться не могу — все-таки трое детей.

— Ну вот, а говоришь «проси что хочешь»! Все вы, мужики, такие!

— Маш, ну кроме этого!

— Ладно, Вася, попрошу тебя о сущей безделице: если вдруг привезут труп по направлению восемьдесят девятого, с кладбища, позвони мне домой, ладно?

— Да нет проблем, позвоню и смене оставлю задание.

Вася проводил меня до выхода, закрыл за мной дверь, и я побрела к остановке.

Интуиция меня не подвела — я ведь предчувствовала, что не видать мне этого трупа; только мой дар предвидения что-то совсем меня не радовал. За все выходные мне так никто и не позвонил…

Конечно, в первую очередь следовало поговорить с генетиками — с теми, кто откопал лишний труп. Предупредив Лешку и шефа, я утром в понедельник прямо из дома поехала в экспертную службу. Толстенький лысоватый шеф генетиков, увидев меня на пороге своего кабинета, приветливо закивал и выразил готовность помочь мне, чем может.

Выяснилось, что экспертизу по отцовству Лебедева проводит лично он и на кладбище перед праздниками ездил собственной персоной.

— Семен Ефимович, вы второй труп осматривали? — еле сдерживая нетерпение, задала я главный вопрос.

— Какой второй? Мы одного Лебедева эксгумировали.

— Я имею в виду труп, обнаружившийся в гробу с Лебедевым.

— Какой труп? В гробу был труп Лебедева, мы взяли ДНК и восстановили статус-кво.

— Вместе с трупом Лебедева в гробу находился еще один труп.

— Милочка, с чего вы это взяли, позвольте узнать?! Вы меня ни с кем не перепутали? — Семен Ефимович начал терять терпение.

— Я знаю это абсолютно точно, от человека, который присутствовал на эксгумации.

— Мария Сергеевна, я к вам отношусь с величайшим пиететом, но сейчас вынужден вас огорчить: либо вы сами что-то спутали, либо вас ввели в заблуждение. Неужели вы думаете, что я мог бы забыть, если бы в поднятом гробу было два трупа?

Я помолчала.

— Семен Ефимович, вы хотите сказать, что и милицию не вызывали?

— Милицию? А зачем?

Теперь уже я начала терять терпение.

— Если обнаруживается труп, полагается ставить в известность милицию.

— Но позвольте, если я провожу эксгумацию, я и рассчитываю обнаружить труп. Зачем же в таком случае мне милиция?

— То есть вы хотите сказать, что в поднятом вами гробу находился труп Лебедева, и ничего необычного при эксгумации не произошло? — На отрицательный ответ я уже не надеялась.

— Наконец-то вы меня поняли. Именно это я и хочу сказать, и вообще мне не очень нравится ваш инквизиторский тон. Я пока перед вами, милочка, ни в чем не провинился и подследственным себя не считаю. Не говоря уже о том, что я вдвое старше вас и вправе рассчитывать на мало-мальское уважение к себе!

— Спасибо.

Я повернулась и пошла к двери. Выходя из кабинета, придержала тугую дверь и спросила:

— Семен Ефимович, а если я приведу вам человека, который скажет, что второй труп был?

— Не надо брать меня на пушку, милочка, — выкрикнул хозяин кабинета, нервно разбрасывая по столу бумаги. — Не надо меня шантажировать! Я был о вас лучшего мнения. Не мешайте работать!..

Выйдя в коридор, я остановилась. Ну ладно же, Винни-Пух несчастный! Я тебе суну под нос выписку из книги происшествий восемьдесят девятого

Отдела; если там указана твоя фамилия в графе, кто сообщил о происшествии, я эту выписку пошлю министру здравоохранения!

На всякий случай я спустилась в морг и попросила в канцелярии книгу учета поступления трупов. Девочки сказали, что ее забрал заведующий.

— Девчонки, а где он, у себя?

— Если кабинет закрыт, значит, он в зале прощания. Сегодня Неточкина хоронят — ну, известного хирурга.

— А что, Юрий Юрьевич его знал?

Одна из канцелярских девочек понизила голос:

— Он же у Неточкина учился! И еще — Неточ-кин должен был Юрину жену оперировать, у нее же сложный порок почки, никто не брался, а Неточкин ее уже к операции готовил. А теперь все. Вы бы видели, как Юра переживает!

Я подошла к двери крайнего зала прощания с покойными. На секунду остановилась и прислушалась — внутри было тихо. Открыв дверь, я увидела постамент, на котором стоял гроб. Сперва мне показалось, что в зале никого нет. Я закрыла было дверь, но тут же открыла снова: мне послышался непонятный звук, всхлип или шелест вздоха.

Юра был там. Я не заметила его сразу, потому что он стоял на коленях, прижавшись лбом к постаменту. Он не двигался. Он не обернулся на звук моих шагов. Я могла бы окликнуть его, но это было бесполезно. Он так и стоял на коленях, уронив голову на край гроба человека, который мог спасти его жену и будущего ребенка. Я бы не решилась сказать, кто из них в этом зале был мертвее.

Что мне оставалось делать? Я тихо притворила дверь и пошла мимо посетителей морга — женщин в черных платках и насупленных мужчин, сжимавших в руках сетки с одеждой для покойников. Пошла к выходу.

11

Выйдя из восемьдесят девятого отдела милиции, на территории которого находилось кладбище, я села на сырую скамеечку и во второй или третий раз в жизни пожалела, что я не курю. Интересно, как люди сходят с ума? Где-то я читала, что если человек понимает, что он сходит с ума, значит, он не сумасшедший, так как психи считают себя совершенно нормальными. Но я тоже считаю себя совершенно нормальной. Является ли признаком помешательства мое убеждение в том, что некое событие имело место, если все, кого я считаю участниками этого события, утверждают, что этого не было? Может, пойти и сдаться в психушку добровольно?

Или я переутомилась? От сильного умственного напряжения в истории со случайно обретенным и исчезнувшим трупом в моем мозгу разгладилась пара-тройка извилин, и я стала неадекватно воспринимать обстановку, кое-что мне померещилось? В ту ночь я заснула, не раздеваясь, на кухне. Не приснилась ли мне Регина с ее безумным рассказом о втором трупе в гробу ее мужа?

Что я должна думать, если оперативник, дежуривший пятого числа, на мою просьбу рассказать о вызове на труп, обнаруженный при эксгумации, делает круглые глаза и перечисляет свои вызовы, среди которых нет никакого упоминания о кладбище и эксгумации, а затем, видя мое недоверие, ведет меня

В дежурную часть и демонстрирует записи в книге происшествий. Какие там трупы и кладбища! Вот мотоцикл угнали, две квартиры обнесли; пьяная драка в баре, мелких хулиганов немерено; ну нет у нас байдарки, то есть вызова на кладбище, где в поднятом при эксгумации гробу обнаружен лишний труп. Мы бы и рады…

А может, Регина действительно меня разыграла? Это давало мне шанс доказать себе, что с моей головой все в порядке.

Конечно, в такое время — ни свет ни заря, одиннадцать часов — Регина еще спит без задних ног, но я уж осмелюсь ее разбудить. Я даже по телефону звонить не стала, поехала прямо к ней.

На кнопку звонка я нажимала минут двадцать. Меня уже стали подозревать в чем-то неблаговидном соседи напротив, но тут наконец Шнайдер-Лебедева соизволила проснуться и вылезти на лестницу в пижаме, с растрепанными волосами. Правда, надо отдать ей должное: она обрадовалась, втащила меня в квартиру и собралась кормить завтраком.

Я даже раздеваться не стала, сразу взяла быка за рога.

— Регина, ты мне правду сказала насчет эксгумации?

— В каком смысле правду? — Регина обернулась ко мне от кухонного стола; вид у нее был еще не вполне проснувшийся.

— О том, что в гробу с Арсением был еще один труп, женский.

— Чего-чего?!

— Ты что, не помнишь?

— Что я должна помнить?

— Ты что, оглохла? — разозлилась я. — То, что слышала, про женский труп в гробу Арсения!

— Швецова, ты что, выпила? Вроде бы рано еще. Брось ерунду пороть, давай кофейку хлопнем, щас по сигаретке выкурим и взбодримся. А? Ты куда, Машка?

Судьба моя была, видно, сегодня такая, карта мне сегодня такая легла — отовсюду уходить несолоно хлебавши. И последнее слово все время оставалось не за мной. Ну как тут умом не тронуться? Выйдя на лестницу и хлопнув ни в чем не повинной дверью Регининой квартиры, я некоторое время раздумывала, что больше приличествует случаю: проскакать по лестнице на одной ножке, распевая «Я чайник, я чайник», или зарыдать в голос? Слезы у меня полились сами собой, от страха, жалости к себе и злости. И вот это-то вселило в меня надежду, что со мной еще не все кончено. Раз я злюсь, значит, не все так плохо. Мы еще посмотрим, кто тут псих.

Шефу я, конечно, в таком виде — заплаканная, с красным носом — на глаза показаться не могла. И вообще никому не могла, кроме Лешки. А у него, как назло, был допрос. Я проскользнула в свой кабинет, закрылась изнутри, позвонила Лешке по телефону и велела стукнуть в стенку сразу, как он освободится. И стала ждать.

Через полчаса я уже рассказывала Лешке все по порядку.

Конечно, он не поверил в то, что я тронулась умом. Он сказал, что в принципе маразмом я могу заболеть, но еще не скоро.

— Лешка, но не могут же все идти не в ногу, одна я в ногу. Что ж получается — весь мир кругом врет?

— Так: ты, во-первых, успокойся, а, во-вторых, скажи мне, какой-такой «весь мир»? Четыре человека — это пока еще не весь мир.

— Четыре человека?

— Ну посчитай сама: Кульбин в морге, генетик этот недоделанный, лжеученый — два, онер в восемьдесят девятом — три, и Регина твоя — четыре. Кстати, мне она никогда не нравилась. Тоже мне, мадам Чересчур!

— Чего?

— Ну, зову я ее так: чересчур тонкая талия, чересчур высокие каблуки, чересчур много денег, чересчур мало мозгов. А потом, может, Васька-то и не врет, труп до морга не доехал, скинули куда-нибудь прямо на месте. Ну все? Сдаваться на Пряжку расхотела? А теперь скажи мне, дорогуша, какие такие дела у тебя были с Аристархом Ивановичем?

— Ты имеешь в виду Неточкина?

— Надо же, догадалась!

— Ну так следователь же! А какие у меня с ним могут быть дела?

— Вот я у тебя и хочу спросить, у Неточкина уже не спросишь. На, посмотри. — Лешка протянул мне перекидной календарь на пластмассовой подставке. — Это я изъял из кабинета Неточкина. Он был открыт на пятом числе, лист чистый, никто на него и внимания не обратил. Если уже и почистили кабинет до меня заинтересованные лица, то хоть календарь остался па мою долю. Я его добросовестно пролистал. И что я вижу на листочке за третье ноября?

Лешка ткнул пальцем в календарь. Я наклонилась к столу и увидела на листке с датой «3 ноября» три телефонных номера. Один номер был мне незнаком, второй телефон принадлежал заведующему моргом, Юрию Юрьевичу, против него было помечено «Юра», а третий был моим собственным служебным телефоном. Чтобы никто не посчитал это случайностью, под моим номером телефона было приписано «Мария Серг.».

Внизу страницы были жирно нарисованы два знака препинания — вопросительный и восклицательный. Так бывает, когда набираешь телефонный номер, слушаешь гудки, ждешь, что снимут трубку, и в ожидании чирикаешь что-нибудь на бумаге, где этот номер записан, многократно обводя ручкой нарисованные знаки. Третьего ноября Аристарх Иванович Неточкин вполне мог рисовать что-нибудь, пытаясь дозвониться до моего кабинета, пока я валялась на диванчике в морге, а потом в собственной постели, одурманенная импровизированной анестезией. А судя по тому, что именно чиркал на листочке календаря Неточкин, дозваниваясь до прокуратуры или лично до Марии Сергеевны Швецовой, его мучил какой-то серьезный вопрос, настоятельно требующий ответа.

Интересно, получил ли он ответ? И не содержится ли этот ответ в записи на соседнем листочке перекидного календаря? В очень краткой записи, которая выглядит вот так: «С.?!!».

— Леша, — сказала я Горчакову, — давай сложим два и два. Давай представим, что не позднее третьего ноября происходит некое событие, которое заинтересовало директора медицинского института, хирурга с мировым именем Неточкина. Третьего ноября он пытается в связи с этим событием выяснить что-то в морге у своего ученика Юры, ныне заведующего танатологическим отделением, и одновременно в прокуратуре у некоей Марии Сергеевны. Значит, сведениями об этом событии располагают одновременно и Юрий Юрьевич, и Мария Сергеевна.

— И ты после этого говоришь, что у тебя с головой не все в порядке?

— Я говорила не после этого, а до, если помнишь. Вот сейчас наконец с головой стало все в порядке. И я могу назвать по крайней мере одно событие, которое удовлетворяет всем названным условиям: это моя пресловутая эксгумация второго ноября.

— Третьего или четвертого ноября Неточкин выясняет, — подхватил Лешка, — что к этому событию причастен некто «С.». И этот факт его неприятно удивляет, он даже не может в это поверить. Во всяком случае, я так трактую вопросительный знак и целых два восклицания после этой загадочной буквы. Машенька, какой именно протертой пищи тебе хотелось бы? Я на все готов, заказывай! Что бы я без тебя делал, дурак? Я ведь сколько времени голову ломал над этим календарем, а ты пришла, хвостиком махнула, задачка раз — и решилась. Нет, ты посмотри, как элегантно: третьего Неточкин узнает про «левый» труп, четвертого начинает подозревать «С.», а пятого его мочат ни свет ни заря. Вот тебе и мотив.

— Знаешь, Лешка, если ты мне скажешь, в чем Неточкин стал подозревать «С.» и какое он отношение имел к «левому» трупу, а главное — откуда все-таки «левый» труп взялся, я уж, так и быть, признаю, что мужики умнее женщин.

— Я тебе хочу напомнить, старушка, что мы с тобой преступно легкомысленно отнеслись к установлению личности этого «левого» трупа, — Лешка ловко ушел от разговора о том, кто умнее. — Уже сколько времени прошло, а мы еще пальцем не пошевелили. И я категорически отказываюсь обсуждать мотив и обстоятельства его подкладывания в чужой гроб, пока мы не установим личность. А кроме того, нам надо уже и второй искать. Придется лезть в сводки.

— Если только его уже не засунули в очередной закрытый гроб. Надо у Васи узнать, хоронили в эти дни в закрытых гробах или нет.

— Узнай, и давай-ка съезди в ГУВД, посмотри сводки. Маш, я бы сам съездил, но ты ж понимаешь, я по Неточкину закопался, дня три мне не вырваться. К тому же мне нужно успеть основную работу сделать до Дня милиции: десятого ноября от наших младших братьев по разуму будет мало толку, а потом два дня будут поправлять здоровье.

Я понимающе кивнула:

— Это святое. А кстати, что ты думаешь по поводу того, что это за «С.»?

— Хо-хо, персонажей навалом, только выбирай! Сергей Янович Героцкий, между прочим, Юлия Евгеньевна клянется, что этот красавчик был преданным другом дома и верным соратником покойного Неточкина, а разведка донесла, что Героцкий больше дружил с Юлией, и кое-кто считает, что у них был роман. Стасик, друг дочери — Юленьки-млад-шей, которого Аристарх Иванович на дух не переносил.

— Запиши еще Саиду Сабировну.

— Начмеда, что ли, такую пожилую тетеньку? А что, прямо в духе Марининой: почтенная начмед-ша под белым халатом скрывает сущность главы мафии…

— Тебе оперативное сопровождение-то выделили?

— Двоих из РУВД, и руоповца прислали.

— Леша, раз уж мы сошлись на том, что все наши трупы одного разлива, может, подаришь человечка запросы писать?

— Подарю. Мне такого толкового парня прислали, правда, он опер по детям, но мечтает уйти в убойный отдел.

— А зовут как?

— Коля Курочкин.

— Да, он ничего парень, старательный, он со мной, кстати, бабушку Петренко ездил эксгумировать.

— Господи, а чего ж детского опера на эксгумацию засунули?

— Да мне его в качестве водителя дали. Ну что, посадим его на подкидыша?

— Посадим, и на сводки тоже можно. Надо смотреть женские трупы без одежды, подгнившие. Как ты считаешь, они с территории своего отделения вывезли?

— Неважно, придется все подряд смотреть.

— Учти только, что этот труп, как и тот твой с эксгумации, может оказаться без повреждений, и причину смерти будет не установить.

Черт, Лешка был прав. Ну, а пока я умылась и подкрасилась, и очень вовремя: когда я вернулась в кабинет, дверь распахнулась, на пороге предстал наш новый следователь Филонов и, глядя на нас ясными глазами, весело сказал:

— Привет, ребята! Попьем чайку? — и положил на стол рядом с чайником свежий батон, ветчинку и коробку «Рафаэлло».

— Ого! — сказали мы с Лешкой в один голос и стали сервировать чайный стол.

Так вкусно и питательно мы давно не обедали. Новый наш коллега улыбался, рассказывал анекдоты, пообещал забрать у меня половину дел, был чертовски обаятелен и добил меня тем, что по собственной инициативе пошел мыть чашки. До него ни одно существо мужского пола, разделявшее с нами чаепитие, никогда такого желания не изъявляло.

Уже в коридоре меня догнал Лешка с просьбой, раз уж я еду в главк, обязательно зайти к дежурным медикам и забрать готовые экспертизы. Испытывая умиротворение после вкусной ветчины и смешных анекдотов, я пообещала Лешке, что все сделаю.

12

Просмотрев в главке все сводки за последние дни от корки до корки, ничего полезного для себя я не обнаружила. Если только лица, пожелавшие скрыть тот женский труп, не изменили ему пол.

На подходе к отделению дежурных медиков послышался грохот. Сказав: «Тук-тук!» и заглянув в дверь, я увидела лежащего на полу эксперта Струмина. Он смотрел на меня жалобными пьяными глазами и пытался ухватиться рукой за журнальный столик, но промахивался. Наконец ему удалось принять сидячее положение, он скрестил ноги по-турецки, прислонился к дивану и попытался сфокусировать свой взгляд на мне, а когда решил, что это ему удалось, указал на меня пальцем и заявил громко, но неразборчиво:

— С-старушка с косой приш-шла! Кто следующий, Машка, смертушка ты наша? Ты только ко мне не п-подходи, ты теп-перь п-плохая примета! А еще и дедушку Франкенштейна похоронили, и тоже без тебя не об-бошлось!

Он икнул и на время замолчал, глаза его закрылись, голова склонилась на грудь.

Я ошалело перевела взгляд на Наташу Панову, пригорюнившуюся на диване; она сидела, подперев рукой голову, и взирала на это безобразие с безнадежным видом.

— Наталья, что он несет?! Наташа, не меняя положения, сказала:

— Сегодня профессора Неточкина похоронили, а Гена с ним был довольно близок.

— А кто такой дедушка Франкенштейн? Неточкин?

— Да, его гак звали, он занимался сосудистой хирургией и пересадкой органов. Когда мы еще ездили «на почку», я только к нему на операции и попадала.

Я поняла, о чем говорит Наташа: до недавнего времени в обязанность дежурного судебно-медицинского эксперта входило присутствие при заборе от донора почки для трансплантации, судебный медик должен был удостовериться, что почку забирают не от человека, умирающего в результате преступления. Дежурные доктора рассказывали жуткие вещи. Один доктор — правда, в подпитии — как-то уверял, что собственными ушами слышал разговор двух врачей на пересадке: один другому говорил про донора: «Слушай, он, кажется, обоссался!», а второй ему якобы отвечал: «Хорошо, что не обосрался, давай кончай его скорей, а то уже сил нет ждать». Но я предпочитала думать, что это преувеличение.

— Это он на похоронах так нализался? — спросила я, кивнув на Струмина.

— Нет, — по-прежнему безучастно сказала Наташа, — он на похороны не ходил, здесь набрался.

— Слушай, отправь его домой срочно, а то будут неприятности. Уже три часа дня, что ему тут делать, раз он сменился?

— Какое сменился! Ему еще сутки дежурить, он утром заступил!

Я присвистнула:

— Ни фига себе! Наташа, пойдем уложим его в следовательской комнате: следователя до шести не будет, может, Струмин хоть проспится до вечера?

— Ну давай попробуем, — без энтузиазма согласилась Панова.

Мы вдвоем с трудом доволокли отбивавшегося Гену до жесткой следовательской койки, по пути он заплетающимся языком требовал, чтобы я к нему не прикасалась, а то это плохая примета; мы накрыли его колючим одеялом и оставили бормотать что-то себе под нос. Через минуту бормотание стихло, Гена заснул.

Я вспомнила, что Гена обладает способностью пьянеть вмиг. Этой своей способностью он меня раз так подставил… Нализался во время следственного эксперимента с обвиняемым; эксперимент записывался на видео, начали в прокуратуре, все было нормально, а когда приехали в квартиру, где наш клиент затоптал своего родственника ногами, негодяй опер Жердин, в которого сколько ни влей, на нем не отразится, заманил Струмина в туалет и угостил неразбавленным спиртом. Я, водя клиента по квартире и выясняя, где он прыгал на своем дядюшке, и не заметила, что один из участников эксперимента уже лыка не вяжет.

Обнаружила я это слишком поздно: когда предложила участникам эксперимента задавать вопросы обвиняемому. Вот тут начался бенефис эксперта Струмина! Он раздвинул всех руками, вышел вперед и строго спросил злодея, как дошел он до жизни такой, но, не дождавшись ответа, приосанился и запел: «Гляжу я на небо та думку гадаю…»

Весь трагизм ситуации заключался в том, что видеозапись шла полным ходом, и остановить ее я не могла. А видеофонограммы следственных действий монтажу не подлежат. Когда Гена, скорбя, что он не «сокил», стал размахивать «крыльями», наш обвиняемый сжалился надо мной и тихо предложил записать все сначала, только «этого дурика убрать». Гену отвезли домой на такси, а я обогатила свою следственную практику дублем четырехчасового эксперимента с видеозаписью.

Глядя на сопящего Струмина, я содрогнулась от воспоминаний и пошла к Наталье.

Панова выдала мне требуемые экспертизы. Я засунула их в сумку и позвонила в морг Васе — спросила, не хоронили ли кого-нибудь в последние дни в закрытом гробу. Вася мне ответил, что на праздниках похорон не было, сегодня — первые после выходных, закрытых гробов нет. Я ему в двух словах сообщила про недееспособного Гену Струмина и про то, что он несет какой-то бред, оскорбительный для меня. Вася заинтересовался:

— Что он конкретно говорит?

— Да ну, полную чушь, обзывает меня смертью с косой, кричит, что из-за меня Неточкина убили, я даже сути не могу уловить.

— Ладно, пойду поищу кого-нибудь, может, найдутся добровольцы Генку сменить на боевом посту, а то все это может плохо кончиться.

Я поняла, что заведующий на похоронах, а Вася, как всегда, остался старшим наряда. Не сомневаясь, что он что-нибудь придумает, я успокоилась и отправилась восвояси.

Вечером я позвонила в дежурное отделение — узнать, как прошло дежурство под знаком зеленого змия. Панова мне сказала, что вскоре после моего ухода она уехала на труп, а когда вернулась, Гены не было. Мы с ней сошлись во мнении о том, что, может, это и к лучшему, я ей пожелала продержаться до утра; но какое-то беспокойство меня грызло. Если Генка ушел сам, одурев от хмеля, не приключилось бы с ним чего…

Когда я вернулась в прокуратуру, мне сообщили, что следователя Филонова услали на происшествие. Лешка привел ко мне в кабинет Колю Куроч-кина и, посмеиваясь, рассказал, что поступило заявление об изнасиловании Лолиты Нетребиной и что девушка с таким именем просто обречена быть потерпевшей.

— Это ее знакомые, в три часа ночи вышла из ночного клуба, села к ним в машину, а оттуда прямиком в милицию.

Я кивнула:

— Понятно, Филонову повезло — они помирятся еще до того, как он успеет возбудить уголовное дело. Очередные мальчики из деревни Песь.

— Похоже, — согласился Лешка.

Сколько таких случаев бывало, когда заявляли об изнасиловании оскорбленные возлюбленные, неудовлетворенные шалавы и даже не сошедшиеся в цене проститутки; а мы — разбирайся, почему шесть раз было по согласию, а седьмой — изнасилование. Вот я упомянула мальчиков из деревни Песь, а это вообще отдельный роман эпохи борьбы с алкоголизмом; для нас с Лешкой это уже имя нарицательное.

Не понимающему наши условные обозначения Коле Курочкину мы рассказали, что давным-давно было у нас в прокуратуре такое дело: молоденький мальчик приехал из Новгородской области, работать не хотел и прекрасно устроился на содержании у сорокалетней барменши — женщины весьма интересной, очень хорошо сохранившейся и чрезвычайно обеспеченной. А через некоторое время мальчика сманила другая барменша, старше первой двумя годами, тоже очень интересная и обеспеченная, но вот в нее-то мальчик сильно влюбился.

И у этой его пассии была дочь, которая искренне недоумевала, зачем мальчику спать со старой вешалкой — ее мамашей, когда есть она, юная и свежая; а мальчик игнорировал ее откровенные намеки и хранил верность «старой вешалке»; ну, бывают такие — геронтофилы. Через полгодика он мадам наскучил, и она в бархатный сезон упорхнула на юг с другим кавалером.

Когда наш герой об этом узнал, он с тоски набрался до поросячьего состояния и забылся горьким алкогольным сном. А юная и свежая девушка рассудила, что подвернулся удобный случай, и залезла в его одинокую постель. Но поскольку мысли героя занимала не дочка, а мама, он оказался не на высоте. Девушка была оскорблена в лучших чувствах и пошла жаловаться на неудачу соседу, который давно был в нее влюблен. Сосед выслушал ее жалобы и сказал ей: «Так тебя же изнасиловали!»

«И правда», — ахнула девушка и побежала в милицию. В три часа ночи приехал наряд, повязал пьяного героя, при этом он не проявил никакого удивления и был посажен в кутузку до прибытия дежурного следователя.

Месяца за три до этого грянул антиалкогольный горбачевский указ. Когда приехал дежурный следователь, он спросил все еще не протрезвевшего, но тихого и покорного героя: «Вы знаете, за что вас задержали?» — «Знаю, — покаянно склонил голову молодой человек, привезенный в милицию ночью из собственной постели, — за то, что пьяный был…»

На следующий день состоялся допрос потерпевшей, в ходе которого она на восемнадцатом году жизни узнала, наконец, от следователя Горчакова цензурные наименования женских и мужских половых органов. В разгар гневной речи потерпевшей, с требованием сурово наказать обидчика, Горчакова вызвали к прокурору; он попросил девушку пять минут подождать в коридоре. Уж не знаю как, но о беде, в которую попал герой, стало известно его прежней сожительнице, та пришла в прокуратуру и дожидалась под дверью. Потерпевшая, выйдя в коридор, присела на скамеечку рядом с нею.

Когда Горчаков вернулся в кабинет, потерпевшая категорически отказалась продолжать допрос, заявила, что никаких претензий ни к кому не имеет, во всем виновата сама, и попросила отпустить героя, чтобы она могла перед ним извиниться. Лешка вышел в коридор и спросил у отставной возлюбленной: «Неужели вам пяти минут хватило?..»

Та только царственно повела плечами в заморских нарядах и доверительно сказала Горчакову: «Вы знаете, кем он был, когда я его подобрала? Мальчик из деревни Песь. Я отмыла его, приодела, откормила и научила обращаться с женщинами. Ему на это потребовался ровно год». Она махнула рукой и пошла к выходу из прокуратуры…

Вот такая трогательная история… Курочкин чуть не прослезился.

Но поболтали — и хватит. Надо было определиться, где искать концы в нашей истории с «левым» трупом. Я уже решила, что надо попробовать поискать в Мурманске, а если там вытащим пустышку — тогда… Или на Камчатке, или не знаю…

Конечно, для того чтобы быть уверенными, что вариант отработан, надо было кому-то ехать в Мурманск, самому копаться в картотеке «потеряшек» и вообще действовать по обстановке. Мы все дружно повздыхали, отдавая себе отчет в том, что командировку нам никто не подпишет. Во-первых, в городской прокуратуре нам с этим материалом светиться было нельзя; во-вторых, что вообще-то «во-первых», и у нас, и в милиции на все попытки доказать, что нужна командировка, кратко, но убедительно отвечают: «Нет денег!» С момента развала Союза Советских Социалистических Республик у прокуратуры нет денег ни на эксгумации, ни на командировки, ни на оплату экспертиз, за все рассчитываемся из фонда заработной платы. Есть, конечно, энтузиасты, которые на небольшие расстояния ездят за свой счет, если позарез нужно. Но на Камчатку ни один энтузиаст за свои деньги не поедет, билет на самолет в один конец стоит три миллиона, а в оба конца — соответственно шесть.

Мы грустно замолчали и опять стали вздыхать.

— Ребята, а что если попробовать с телевидением связаться? Обратимся к народу с просьбой сообщить нам, если среди их знакомых есть человек лет тридцати-тридцати пяти, не жаловавшийся на здоровье, о котором с лета нет ни слуху ни духу? У нас же вроде какие-то каналы вещают на Северо-Запад. Тоже, конечно, не ахти какой выход, но все-таки, — робко предложила я.

— Маша, вы же с Алексеем говорили, что затихарились по этому трупу, — возразил Курочкин. — Ваши оппоненты небось тоже телевизор смотрят, тут же все и выплывет.

— Коля прав, — подтвердил Лешка. — Придумай что-нибудь покруче.

— Хорошо, — не сдавалась я, — тогда остается одно: ехать в Мурманск и обращаться на телевидение там. Вроде бы мурманские каналы у нас не транслируются.

— Вот сказала, так сказала! — крякнул Горчаков. — Щас тебе бухгалтерия командировочку на подносе представит! Мы в Москву-то уже только по вызову из Генеральной ездим, а если телетайпа оттуда нет, на нет и командировки нет, а она в Мурманск собралась. И учти, что дяденька мог в Мурманске родиться, а в подростковом возрасте, когда зубы уже сформировались, оттуда переехать, например, в Салехард. Ну и что дальше?

— Ну надо же с чего-то начинать, — настаивала я.

— Ну, вы, короче, определитесь, командиры, и мне свистните, — не выдержал Курочкин. — А у меня материалы лежат. Меня шефы в прокуратуру

Продали с условием, что в свободное время я свои бумажки отпишу. Я уж буду сюда народ вызывать, ладно? Я смотрю, не шибко тут буду загружен? А то у меня матерьяльчик горит — девочка по имени Мальвина Вальчук угнала коньки роликовые, попросила у какой-то лоховицы покататься, и только ее и видели. А Мальвине-то пятнадцать лет, то есть сесть реально может. Родители в отъезде, она говорит, из всей родни только дядя Игорь имеется, вот этого дядю мне нужно срочно выцепить. Я тогда его сюда вызову, хорошо?

— Ладно, — милостиво разрешили мы.

— Только, Коля, учти, теперь твоя ежедневная обязанность — смотреть сводки и искать труп женщины не первой свежести, неодетый, разве только завернутый во что-нибудь. Трупы, найденные в собственных кроватях и на коммунальных кухнях, можешь сразу пропускать. Если на трупе под кустом или в подвале нет повреждений, на него обрати особое внимание, — стал инструктировать его Лешка.

— Подождите, ребята, — прервал его Курочкин, — насколько я понял, труп нашли перед праздниками? А на следующее утро его в морге не было?

На каком этапе факт его обнаружения дошел до за-интересованных лиц, вы об этом думали? Мы с Горчаковым переглянулись.

— Продолжай, — сказал Лешка.

— Вы просто определитесь, кто тут засланный казачок: либо опер из отделения, который на этот труп выезжал, тогда это один коленкор, либо опер все-таки труп в морг отправил, а перехватили его ; уже в морге, а потом с опером поработали, чтобы он держал язык за зубами. Ну? Еще варианты есть?

— Есть, — сказала я. — Если Регина разболтала это кому-нибудь еще, кроме меня. Или родители ее мужа.

— Нет, все, хватит, надоело! — закричал Горчаков. Мы с Курочкиным уставились на него. — Сколько можно работать без оперативного сопровождения! Все нам врут, а мы только уши растопыриваем! Коля! Пора тебе устанавливать оперативные контакты! Внедряйся, во-первых, в морг, во-вторых, в восемьдесят девятое отделение, и в-третьих, соблазняй Регину.

Коля выслушал все это со стоическим спокойствием, спросил только, будет ли «в-двадцатых» и «в-сотых» и с чего прикажем начинать — с морга или с постели, а я, засмеявшись, добавила, что денег на оперативные расходы уйдет немерено, поскольку Регина — женщина дорогая, по пирожковым ее водить не будешь.

В этом месте нашей беседы затрезвонил телефон. «Помяни черта, и он тут как тут», — мелькнуло у меня в мозгу, пока я поднимала трубку.

— Як тебе сейчас приеду! — закричала трубка Регининым голосом.

— Ну что, Коля, — сказала я, положив трубку, — если исполнение служебных обязанностей неизбежно, тебе остается только расслабиться и постараться получить удовольствие. Сейчас прибудет объект вербовки. Ты, кстати, женат?

— Нет, а что?

— Просто у нее духи очень сильные, даже если ты просто рядом посидишь, весь пропахнешь.

— Да? — заинтересовался Коля. — Наконец-то я приду домой пахнущий не блевотиной и перегаром, а импортными духами! Я согласен!

— Ты не забывай, что тебе еще и в морг внедряться, там ты как раз мертвечиной пропахнешь.

Лешка был бы не Лешка, если бы все не опошлил. Погасил светлую радость опера…

— Кстати, а почему именно тебя отдали в бригаду? — спросила я. — Что, в убойном отделе уже никого не осталось?

— Да понимаешь, я тут слегка прокололся, жалобу на меня накатали, шеф окрысился, иди, говорит, с моих глаз долой, видеть тебя не хочу… А тут запрос из прокуратуры подвернулся, меня в бригаду и засунули.

— А чего ты натворил-то?

— Да так…

— Колись-колись, — поддержал меня Лешка. — Мы должны знать, что ты за фрукт. Вдруг ты главный милицейский секрет врагам продал?

— Это, что ли, где водка дешевле? Нет, этот секрет я врагам не сдам. Просто я детский опер, мне автоматически достаются все материалы, связанные с несовершеннолетними, в том числе и телефонограммы из лечебных учреждений о детских травмах. Ну, вы знаете: в бланке телефонограммы после фамилии, имени и отчества пострадавшего, идет графа «год рождения» — «тысяча девятьсот» уже заделано, и оставлен пропуск для двух последних цифр. Но поскольку в больницах считают число полных лет больного, доктора, звоня в милицию, так и говорят — не «сорокового года рождения», а «пятьдесят семь лет», а дежурные у нас машинально это число полных лет вписывают в графу «год рождения». Ну, а тут случилось беспрецедентное событие доктор передавал телефонограмму и назвал не число лет, а год рождения, а наш дежурный так и записал. Утром начальник мне на стол кидает телефонограмму и говорит: «Разберись, тут девочку двенадцатилетнюю побили». Ну, я звоню пострадавшей домой, мне какой-то мужик отвечает, я так важно прошу к телефону родителей Кати Михайловой. А он замолкает, и когда я уже начинаю думать, что связь прервалась, отвечает: «А у нее нет родителей». Меня это не смущает, я говорю, что меня устроит ее дедушка или бабушка, на худой конец — опекун. «Нету», — говорит мужик, помолчав еще пять минут. Ну, а я ему: "А ты кто — старший брат? — строго так спрашиваю и, слова ему не давая вставить, еще более строго продолжаю:

— В общем, меня интересует, где Катю побили. Если она подралась с подружками во дворе, это одно, а если ее поколотили в школе, то мне это уже надоело. Я, наконец, разберусь с этой вашей школой, завуч у меня ответит… Да, а ты-то все же кем Кате приходишься?" «Я ее внук», — отвечает мужик, и тут до меня наконец доходит, что Кате Михайловой двенадцать лет было в начале века. А потом я представил драку Кати во дворе с такими же божьими одуванчиками и заржал прямо в трубку, на свою голову… А мужик на меня жалобу — мол, милиция вместо того, чтобы найти хулиганов, цинично поднимает на смех потерпевшую и ее семью.

— Да, бывает, — посочувствовали мы Курочкину.

— Ну, короче, где ваша дамочка, которой надо пожать лапу? Я весь в нетерпении!

Как по заказу распахнулась дверь моего кабинета, и на пороге предстала во всем великолепии Регина Шнайдер-Лебедева; описываю в том порядке, в каком ее осматривал остолбеневший от такой красоты Курочкин: короткие сапожки на высоченных каблуках, французские прозрачные колготки, короткая лисья шубка, двадцать брильянтов на пальцах, десять в ушах, светлые волосы по плечам, очки со стразами.

Несмотря на то, что у меня ноги тоже не двадцать сантиметров длиной, я машинально задвинула их под стул и оглянулась на Лешку. Как он ни кроет Регину в ее отсутствие, но когда она появляется, нижняя челюсть у него плохо держится, сразу отваливается. И слюни текут. Тьфу! А Курочкин просто был готов. Если бы нам требовалась вербовка в обратном порядке, можно было бы считать, что дело в шляпе. Я с сомнением оглядела старенький Колин пуховик и грубые ботинки. Но Коля не растерялся — уже целовал ручки, что Регина с видимым удовольствием поощряла, усаживал в красный угол, помогал снять шубку, лепетал что-то про божественный аромат, — в общем, не посрамил оперативную братию, которая и в стоптанных башмаках может прельстить любую разодетую красавицу, был бы оперативный интерес… Или не только оперативный?

Всласть нащебетавшись с Колей, Регина вспомнила, наконец, зачем приехала.

— Маша, мне надо с тобой поговорить, мне требуется твоя помощь! Мальчики, может быть, и вы мне поможете, — томно закатила она глаза. — Я тебе раньше не хотела говорить, чтобы не загружать своими проблемами, у тебя и без меня хватает, о чем подумать, но теперь пришлось. Я первого ноября должна была лететь в Испанию, по делам. Серж дал мне три тысячи долларов с собой, и я их засунула в зонтик и забыла об этом. А на таможне их нашли и сказали, что это контрабанда…

Она оживилась еще больше, начав рассказывать в лицах:

— Таможенник, противный такой дядька, говорит, что я нарочно их туда засунула, чтобы не декларировать; я ему говорю: «Дурик, да сейчас эту справку на вывоз купить — раз плюнуть, в любом пункте, неужели бы я стала прятать их так бездарно, в зонтик, если бы захотела провезти контрабанду?!», а он говорит: «Не понимаю, зачем еще можно деньги засунуть в зонтик?» Я ему объясняю русским языком, что все очень просто: мой старшенький, Герик, как-то взял у Сержа без спроса сто тысяч, ну, так получилось, поэтому я стала деньги от детей прятать. Ну что в этом такого? А когда Серж дал мне доллары, я их сунула в то, что под руку подвернулось, и забыла об этом. Могла я забыть? А он мне: у вас травм головы не было? Что теперь делать?! Меня уже в прокуратуру вызывали и допрашивали, и тоже спрашивали, не состою ли я на учете в ПНД и не было ли у меня сотрясений мозга. А сегодня следователь приходил в школу и выяснял, не был ли Герик замечен в воровстве, а после этого обошел всех моих соседей — выяснял, что у меня за семья.

Регина чуть не заплакала.

Все наперебой бросились помогать ей. (Я умышленно не стала заводить с ней разговор о том, был ли второй труп во время эксгумации Арсения, да и она, судя по всему, не жаждала это обсуждать; подождем, чего Курочкин накопает.)

Коля чуть ли не обмахивал ее опахалом; Горчаков обзвонил всю авиатранспортную прокуратуру

И выяснил, что дело возбуждено, расследуется и будет направлено в суд. Мы обсудили ситуацию, пришли к выводу, что умысла на контрабанду у нее не было, и стали соображать, у кого какие выходы есть на транспортников, чтобы походатайствовать за Регину. Тут начался акт второй, те же и Филонов. Я подумала, что в моем кабинете сегодня просто штаб революции.

Филонов вошел румяный, пахнущий морозом, на волосах у него таяли снежинки, но, несмотря на это прическа выглядела идеально, волосок к волоску. Курточка на нем была явно побогаче, чем Колина. У меня в голове мелькнула мысль о том, что из всей нашей компании Регине больше всего соответствует именно он, по всем статьям.

Филонов соблюл все приличия, одарив Регину залпом заинтересованных взглядов, расшаркавшись, рассыпавшись в комплиментах, но при этом, к моему удивлению, не забывал и про меня, хотя в моем мозгу в этой ситуации вертелась только старая-старая песенка: «Не заводите вы, девчоночки, подруженьку-красавицу, а то цветы весенние все ей одной достанутся…»

Регина, конечно, опять оживилась, Филонов ей сказал: «Какая ерунда, я хорошо знаю авиатранспортного прокурора, мы все решим», после чего они с Региной быстро нашли общий язык на почве обсуждения преимуществ ее «фольксвагена» перед филоновским «крайслером», по крайней мере, он так это подал. Я уже ожидала, что сейчас они вдвоем удалятся проверять уровень масла в Регининой машине и больше к нам не вернутся, как вдруг Филонов в очередной раз поцеловал Регине ручку и, повернувшись ко мне, сказал:

— Уже поздно, Маша, я тебя провожу, ладно? Без меня не уходи, я только дежурную папку скину.

— А что с материалом? — полюбопытствовали мы с Лешкой.

— Все о-кей, возбудил изнасилование, пацанов закрыл.

— Ух ты! — удивились мы. — Что, с судебной перспективой?

— Да вроде все в порядке: девчонка вышла из кабака в три часа ночи, со своим парнем поссорилась, решила пойти домой одна. Вышла, темно, а тут машина знакомая, «быки» ее подвезти пообещали, а сами завезли на темную улицу и все поочередно поимели. У девчонки синяки везде, задний проход порван. Она из машины выскочила без сапога и пальто, забежала в первую попавшуюся парадную, позвонила в квартиру, дядька увидел, что девчонка на лестнице одна, открыл, вытер ей слезы, вызвал милицию, она милиционерам все рассказала, машину через час тормознули, там ее сапог и варежка, в общем, с доказательствами все в порядке, будут сидеть, я сказал, — он улыбнулся.

Пока все шло по плану: Коля Курочкин напросился провожать Регину, несмотря на ее намеки на крупного и здорового Сержа. Лешка остался писать обвинительное, а новый следователь Филонов заботливо усадил меня в темно-серый «крайслер», довез до дома и робко спросил:

— Маш, а можно мне посмотреть, как ты живешь? Я понимаю, что поздно, но я только на секундочку, кофейком растворимым напоишь, и ладно…

Мне было неудобно отказать ему, раз уж он потащился к черту на рога отвозить меня домой, хотя мог бы этого не делать.

— Пошли, — сказала я, положив руку на дверцу и приготовившись выйти.

Филонов быстро выключил зажигание, включил сигнализацию, и не успела я открыть дверцу, как он выскочил из машины, обогнул ее и помог мне выйти. Мы поднялись наверх по тихой лестнице; было темно и пусто, и я, как всегда, когда оказывалась на лестнице в темноте, вспомнила прошедшее лето, Машкину кровь на полу парадной, и инстинктивно схватилась за руку Филонова, шедшего рядом со мной. Он обнял меня за плечи и на ухо прошептал: «Не бойся, моя хорошая».

Вот это да! Это что, знак внимания? Я была поражена: кажется, я поводов никаких не давала, а особенно мне такое поведение было странно после вечера, проведенного в компании блистательной Регины. Кто в здравом уме и твердой памяти может предпочесть меня такой шикарной женщине? Впрочем, со мной такое бывает: всякие нежности я искренне считаю проявлениями дружеских чувств и иногда продолжаю считать так до тех пор, пока не оказываюсь с мужчиной в постели. Правда, пару раз в своей жизни я продолжала так считать и после…

Когда мы вошли в квартиру, Филонов не перестал меня удивлять. Снял с меня куртку, поставил перед зеркалом и, стоя сзади, положил одну руку мне на плечо, а другой рукой поправил мне волосы. Он не понял, почему я отдернулась; просто я с некоторых пор не переношу, когда кто-то стоит позади меня перед зеркалом, особенно — обнимая меня за плечи.

Тогда он повернул меня к себе и поцеловал. Вряд ли это было проявлением простых дружеских чувств. Окончательно я утвердилась в мысли, что это — внезапно вспыхнувшая страсть, когда он опустился передо мной на колени, снял с меня сапоги, а потом легко подхватил на руки и шепотом спросил: «Где у тебя спальня?»

В спальню он меня отнес на руках…

13

На следующий день, под впечатлением от имиджа преуспевающей женщины Шнайдер-Лебедевой и от внезапно обрушившегося на меня мужского внимания, я пошла в изолятор в новых сапогах, короткой юбке оливкового цвета и единственном своем приличном пиджаке, который куплен был очень задешево, но смотрелся неплохо и как-то был сгоряча оценен Региной баксов в пятьсот.

В следственном кабинете, ожидая, пока приведут обвиняемого, я обдумывала свою личную жизнь. Сложные чувства боролись в моей душе. С одной стороны — да, все было прекрасно, вплоть до утреннего чая, заваренного им, а не мной, и бутерброды он сделал из того, что нашел в холодильнике, и посуду после завтрака помыл. Про его сексуальные качества и говорить нечего — я сама на себя удивлялась, никогда мне так хорошо не было с мужчиной. И в изолятор он меня отвез на машине. И поцеловал на прощание.

А с другой стороны — я, конечно, не героиня Чернышевского, и поцелуи без любви я в жизни раздавала не единожды, но чтобы так, через несколько часов после знакомства… Но даже и не в этом дело. С таким холодным сердцем я еще мужчине не отдавалась. Делаю успехи. А глубину моего морального падения усугубляло то удовольствие, которое я при этом испытывала. Интересно, что будет дальше?

Привели моего подследственного, Витю Нижегородского, самого знаменитого в определенных кругах профессионального карточного игрока, а по совместительству — непревзойденного взломщика квартирных замков. Все знали, что Витя может даже с закрытыми глазами за пять минут вскрыть замок любой сложности, поэтому широко пользовались его услугами. А поскольку Витя в промежутках между сеансами карточной игры любил закинуться наркотиком, да еще одновременно запойно пил, что вообще-то крайне редко сочетается в одной личности, желающие взять квартирку привозили бесчувственного Витю к адресу готовящейся кражи, под руки поднимали на нужный этаж, давали в руки инструмент, Витя открывал замок, после чего его бережно спускали вниз и увозили обратно.

Банда, дело о которой я расследовала, несколько раз воспользовалась услугами Вити по взлому замков, и Нижегородский (фамилия которого вообще-то была Воробьев, а поскольку уродился он в Горьком, известен был по кличке) уже полгода сидел за мной в следственном изоляторе, спокойно ожидая, пока я закончу следствие по двадцати восьми эпизодам преступной деятельности банды из двенадцати человек.

Вот была картина маслом, когда я собрала всех обвиняемых, и Витю в том числе, чтобы объявить им об окончании следствия. Витя с интересом оглядел всех присутствующих и спросил меня: «Мария Сергеевна, а это кто такие?» — «Это ваши подельники, Воробьев», — ответила я. «Да?!» — поразился Витя и стал тщательно всех рассматривать. Я помирала со смеху, хотя все это было вполне понятно: Витя, проспавшись, и хотел бы, да не мог вспомнить, кто и куда его возил и что он делал во хмелю. Поэтому и соучастников своих не знал.

Судим он был уже пять раз, перерывы между отсидками не превышали шести месяцев, и я только гадала, как он за эти короткие промежутки умудрился снискать себе славу крутейшего игрока. Говорили, что он мог обыграть любого, чем, собственно, и жил. Приглашал на хату денежных лохов, любителей карточной игры, несколько дней играл с ними по-крупному, а когда голый и босый лох, прикрывая срамное место, покидал притон, Нижегородский пересчитывал купюры и отправлялся играть в казино, уже для удовольствия.

«Когда я выходил из казино, я каждой бабке на паперти меньше сотни не давал, мог прохожему горсть купюр подарить, просто так, у меня натура широкая», — рассказывал он мне, и я охотно верила. Как-то я его спросила: «Витя, а вы все-таки шулер или так мастерски играете?», на что Нижегородский мне со вздохом ответил: «Мария Сергеевна, я вам так скажу: или в карты играть, или на Путиловском заводе работать…»

У меня с Витей установились добрые отношения, мы с ним общались с удовольствием. Галантный Нижегородский всегда отмечал мои обновки, не забывал делать комплименты по поводу новой прически или лака для ногтей; сегодня он одобрительно осмотрел мои сапоги и тоном знатока заметил:

— Италия? Баксов шестьсот?

— Нет, Витя, гораздо дешевле; не забывайте, что я в карты не играю, живу на зарплату.

— И то правда, — вздохнул Витя.

Он меня жалел; говорил, что не женская это работа, «вам бы дома сидеть, ребенка воспитывать, музыку слушать, книжки читать»; если приходилось задерживаться, переживал, как же я пойду вечером, в темноте, одна из изолятора. «Полно ведь всяких уродов, которые могут женщину обидеть…»

Наши с ним отношения не испортило даже то, что Нижегородский, вообще-то безразлично относившийся к предъявленному обвинению («Ну и что? Посижу и выйду»), в силу своего положения в тюрьме — неоднократно судимого вора — должен был по определению что-нибудь выкинуть для поддержания своего авторитета и в один прекрасный день начал есть бумаги из уголовного дела.

Но поскольку делал он это явно по обязанности, без души, лениво, да еще в изоляторе переболел гепатитом и после болезни стал слегка заторможенным, двигался и говорил, как в замедленном кино, — я только потешалась, глядя, как охранники без всяких усилий вынимают у него изо рта едва прожеванные бумажки, а Витя послушно открывает рот и ждет, пока бумажку достанут.

Сотрудники изолятора, правда, на него обозлились. У всех свежи еще были воспоминания о пожилом следователе из городской прокуратуры, моем бывшем коллеге, у которого обвиняемый мафиозо вдруг начал остервенело жрать уголовное дело с собственными признаниями, и не для проформы, а всерьез.

Все смертельно перепугались, стали заламывать ему руки, выковыривать изо рта обрывки допросов, он боролся, отшвыривал конвойных, залил все слюнями, покусал сотрудников изолятора; все были в панике, и только мой старенький коллега, храня полное спокойствие, не торопясь, куда-то отлучился и через некоторое время, так же не торопясь, вернулся со стаканом воды в руке. Никто не знал, что у него сделаны ксерокопии всех листов этого тома. А в следственном кабинете борьба в разгаре, уже мебель ломают, обвиняемый хрипит и давится; и тут следователь подходит к нему, протягивает стакан воды и доброжелательно говорит: «На, водичкой запей!..»

Сегодня Витя был еще спокойнее, чем обычно; он отметил, что выгляжу я необыкновенно хорошо, «прекрасна, как миллион долларов», после чего мы с ним обсудили повышение курса валют, достоинства и недостатки свободной прессы, он поинтересовался, какие новые казино открылись за то время, что он сидит, и тут я вспомнила про загадку, рассказанную мне Эдиком Соболевым.

— Витя, можете мне ответить на один вопрос? Вам никто в камере работу не предлагал после освобождения?

— Работу? Мне — нет, меня же вся тюрьма знает, я в авторитете. А вообще я что-то слышал…

На всякий случай Витя оглянулся, но на нас никто не обращал внимания. Он задумался.

— Да, вербовали в моей камере пацана одного, он уже вещички собирал.

— А что конкретно предлагали?

— Что? — Витя снова задумался. — Вроде бы работу за границей, в Южной Америке или в Южной Африке, я и не помню, и какая разница между ними, не знаю. — Он хмыкнул. — Этот мужик его как коня разглядывал, даже зубы смотрел, я бы на месте этого пацана уже давно в лоб дал бы. А тот терпел и хвастался, мол, он какой-то сложной гимнастикой занимается, дышит по особой системе, в общем — аутотренинг, поза лотоса, прочая мутня.

— А не помните, как вербовщика звали?

— Звали его Валера, сидел он за похищение человека, за Приморским районом, на руке наколка «Валера», не блатная, — отчеканил Нижегородский.

Да, это вам не Америка с Африкой, блатную наколку от фраерской Витя влет распознает.

— А пацан этот за кем сидел?

— Щас, — Витя наморщил лоб, потом поднял палец:

— О! Вымогалово, хлипкое, доказухи ноль, говорил, что скоро выйдет, даже до суда не досидит, и точно, увезли на меру пресечения и не вернули, вышел, наверно. Трайкин Сергей Сергеевич, семьдесят восьмого года, на Каляева сидел.

Я кивнула: на Каляева располагались сотрудники Управления но расследованию организованной преступной деятельности.

Закончив с Воробьевым и отметив у дежурной следственных кабинетов пропуск, я на обратном пути зашла в оперчасть, где без труда получила данные Трайкина, а также данные Валеры, сидевшего в одной камере с Трайкиным, и заодно выяснила, что этот самый Валера сидел некоторое время и с Эдиком Соболевым. Еще мне любезно сообщили, что три дня назад Валерий Иванович Синдеев был осужден федеральным судом за похищение человека к двум годам шести месяцам и десяти дням лишения свободы, то есть, по-простому, получил в пределах реально отсиженного срока и под звуки фанфар освободился из-под стражи в зале суда.

Я, конечно, попеняла самой себе на медлительность: если бы я начала выяснять личность «рекрутера» сразу после того, как мне сказал о нем Соболев, я бы застала его в изоляторе. Но поскольку я еще не знала, зачем мне это надо, я не очень расстроилась.

14

Трамвай подошел быстро, мне даже удалось занять сидячее место и доехать до прокуратуры в тепле и комфорте.

В моем кабинете было уютно и вкусно пахло кофе (вообще-то я кофе не особенно люблю, но запах хорошего кофе меня приводит в волнение). За моим столом сидел Коля Курочкин и что-то писал, отпивая горячий кофе из кружки.

— Привет, — сказал он, когда я вошла. — Сейчас я тебе стол освобожу.

— Да сиди, — милостиво разрешила я, — мы же договаривались, что ты посидишь у меня. Я пойду в канцелярию обвинительное на компьютере печатать, а ты можешь кабинет посторожить.

— Кофе будешь?

— Нет, спасибо.

— А я воспользовался чайником и кружкой, ничего?

— И водой прокуратурской.

— Что ж мне, с милицейской водой сюда ходить?

— А ты как думал? Не пей прокурорской воды…

— Что, козлом станешь? Маша, ты эксперта Струмина знала? — без перехода спросил Коля.

— Что значит «знала»?

— Грохнули его вчера в собственной парадной.

— Кошмар! — я закусила губу. — Лешка знает?

— Он мне и сказал…

Я побежала за подробностями в соседний кабинет.

— Лешка, что со Струминым приключилось?

— В девять вечера его труп обнаружили в парадной его дома, голова проломлена тяжелым предметом. Типичный разбой, карманы обчищены, даже часы и ботинки сняты. Говорят, он с дежурства ушел пьяный.

— Могу подтвердить, он в три часа дня уже лыка не вязал. Кстати, Наташа Панова мне сказала, что он набрался из-за похорон Неточкина, Гена у него учился.

Я замолчала, вспоминая пьяного Гену в дежурном отделении; все, что он говорил тогда, все, что казалось мне пьяным бредом, сейчас приобрело совершенно иное, прямо-таки мистическое значение. Получалось, что я действительно принесла ему несчастье.

— Когда похороны?

— В пятницу. Позвони в морг Маринке Коротаевой, она этим занимается.

Не выходя из Лешкиного кабинета, я набрала номер эксперта Коротаевой. Марина предупредила, что вынос — в пятницу в десять, поэтому желательно подъехать в морг к девяти. Оказалось, что вскрывать труп Гены пришлось ей. Я посочувствовала ей, и вдруг, повинуясь какому-то импульсу, свербившему в моем мозгу с того самого момента, когда я осознала, что в пьяных Гениных речах был какой-то еще неизвестный мне смысл, попросила Марину сравнить повреждения на черепе Гены со следами орудия, проломившего голову Аристарху Ивановичу Неточкину.

— Хорошо, — удивленно сказала Марина. — Я зайду к Боре Панову — он Неточкина вскрывал, мы сравним повреждения. Правда, не вижу смысла, но раз ты говоришь, что надо…

— Мариша, а можно прямо сейчас? Сходи к Боре и перезвони мне, очень прошу.

— Ладно, жди, — ответила Марина и положила трубку.

— Лешка, мне страшно, — медленно произнесла я и тут же вспомнила мягкое прикосновение руки моего нового любовника и его нежный шепот: «Не бойся, моя хорошая…» — А где Филонов?

— Был у Лариски в кабинете, — ответил мне Горчаков и пристально на меня посмотрел. — А зачем он тебе?

Я не стала ему говорить, что когда женщине страшно, ей хочется прижаться к близкому мужчине; если бы я прижалась к Лешке, он бы, наверное, очень удивился. Поэтому я пошла искать Филонова.

Подходя к Ларискиному кабинету, я услышала ее громкий смех. Заглянув в кабинет, я увидела, что Лариска, заливаясь смехом, пытается вырвать у Филонова свою знаменитую на всю прокуратуру фотографию, сделанную на вечере по поводу 8 марта, запечатлевшую ее в весьма откровенной позе. Она поднимала руку с фотографией вверх, но Филонову удалось все-таки завладеть снимком, прижав Лариску к себе. Оба они, запыхавшись, сказали мне: «Привет!», и после этого на меня уже не отвлекались.

Я закрыла дверь и вернулась к себе. Коля Курочкин сообщил мне, что сегодня в шесть у него свидание с Региной, а потом сказал:

— Представляешь, Маша, по материалу с девочкой Мальвиной Вальчук: звоню я ее дяде Игорю, спрашиваю перед этим, как дядино отчество, она говорит: «Валерьянович». Я думаю: эк дядю-то угораздило! Звоню этому самому Игорю Валерьяновичу и популярно объясняю, что девочке Мальвине светит срок, в связи с чем прошу его прийти. Дядя Игорь Валерьянович мне отвечает таким своеобразным голосом, до боли знакомым, что прийти он не может, поскольку у него репетиции; и тут только до меня доходит, что Игорь Валерьянович Вальчук — вовсе не случайное совпадение! В общем, я его убедил, он сейчас сюда приедет. Ничего, что я его сюда вызвал, в твой кабинет?

— Хо-хо! Ждем с нетерпением! — воскликнула я. — Я тут посижу в уголочке, ладно? Поприсутствую при вашей беседе, если не возражаешь?

— Конечно, Маша! — великодушно разрешил нахал Курочкин, оккупировавший мое рабочее место и нагло использующий в личных целях авторитет прокуратуры.

И вот свершилось историческое событие: по коридору нашей конторы шел секс-символ и живой кумир Игорь Вальчук. Весь прокуратурский народ, не лыком шитый, тут же выследил, куда он зайдет, и в мой кабинет началось паломничество. Не успел великий певец поудобнее расположиться на свидетельском стуле, как мой кабинет под предлогами поиска ручек, кнопок, скрепок, бланков и «корочек» для уголовных дел в течение десяти минут посетила дюжина прокурорских работников и один милицейский следователь, пришедший к прокурору за санкцией на арест. Прося бланки и скрепки, они не отрывали глаз от Вальчука. Насмотревшись, они покидали кабинет, забыв свои трофеи.

Апофеозом этого потока зевак стало появление в дверях Леши Горчакова, большого поклонника Вальчука.

Леша вошел и, устремив взор на Вальчука, спросил:

— Маша, у тебя лента для машинки есть?

— Нету! — дерзко ответила я.

— Да и бог с ней! — не отрывая глаз от Вальчука, сказал Лешка. Он приблизился и, схватив его за руку, горячо затряс. — Игорь Валерьянович, я так ценю ваше творчество…

Горчаков настолько убедительно дал высокую оценку творчеству нашего гостя, что ушел из моего кабинета с двумя билетами на концерт Вальчука. После этого за Вальчука взялся Курочкин, при этом похоже было, что судьба Мальвины его волнует меньше, чем концертная деятельность Вальчука и его взаимоотношения со студиями звукозаписи. В итоге он разжился последним диском Вальчука и его афишей.

Что оставалось на мою долю?

Я спросила певца, правда ли, что он не так давно попал в автокатастрофу и что его оперировал Не-точкин. По поводу чего?

Певец оживился, видимо, радуясь возможности поговорить на отвлеченные темы. Он рассказал, что у него в машине забарахлила тормозная система и машина на приличной скорости снесла огромный рекламный щит, но при этом и сама в гармошку, а его другу, сидевшему за рулем, при столкновении со щитом разорвало печень, и он умер прямо в машине.

— Я впервые видел, и не дай бог мне еще когда-нибудь увидеть, как человек, еще живой, весь становится нежно-салатового цвета. Это от травмы печени, желчь, что ли, разливается. А потом машина загорелась, и пока я выбрался, у меня обгорела левая сторона лица. В общем, «моторы пламенем объяты, вот-вот рванет боекомплект». Ну, конечно, выступать в таком виде нечего было и думать. Мне уже наши добрые врачи поведали, как я буду выглядеть в ближайшем будущем, так что я пожалел, зачем вообще выбрался из машины, пусть бы там и сгорел до конца. Но потом пришли люди и сказали, что известный хирург Неточкин, волшебник, готов мне сделать пластическую операцию. И вообще, один он во всем мире способен мне лицо сделать новое. И всего-то десять тонн.

— Чего? — машинально переспросила я.

— Чего-чего: североамериканских рублей, вестимо. Ну, мы собрали денежки, передали, и — вот! Разве вы скажете, что еще несколько месяцев назад у меня было не лицо, а сплошная заплатка?

— Вы не возражаете, если мой коллега подойдет, послушает? Нам это очень интересно: он расследует убийство Неточкина, так что мы допрашиваем всех его пациентов.

— Ради бога!

Я стукнула в стенку Горчакову и продолжила уже в его присутствии:

— А деньги вы лично Неточкину передавали?

— Ой, вы знаете, я был в таком состоянии, что уже и не помню. Нет, вроде бы деньги передавала моя жена, и не самому Неточкину, а кому-то из его ассистентов.

— А в чем заключалась операция? Певец задумался.

— Вы знаете, я не особо над этим задумывался, мне было важно не то, что доктор делает, а что потом с моим лицом будет. Мне кажется, если я не ошибаюсь, мне пересадили кожу от донора. Знаете, вам лучше поговорить с моей женой, она вела все эти переговоры и в курсе абсолютно всех действий врачей. От меня тогда, сами понимаете, толку было мало.

Мы сговорились на том, что жена Вальчука придет завтра и все расскажет.

Когда Игорь Валерьянович покинул прокуратуру, Лешка сказал:

— Швецова, хочешь, отдам тебе билеты? Ты их заслужила.

— Учись, студент, пока я жива. А то: «Игорь Валерьянович, как я ценю ваше творчество…» Ты не на программе «Лидер», Горчаков. Билеты можешь оставить себе. А чего Филонов не пришел на Вальчука поглазеть? — небрежно, как мне казалось, поинтересовалась я.

— Так они с Лариской час назад, еще до Вальчука, куда-то уехали. Что это ты так Филоновым интересуешься, а, Маха?

— Чашки некому помыть, — огрызнулась я. — Вы только пачкать горазды. И вообще, что-то Маринка из морга не звонит.

Я набрала номер Бори Панова. Трубку сняла Марина:

— Маш, не думай, что мы про тебя забыли, сидим с Борей, разбираемся. Вроде похоже, а вроде не очень. Идентификационных признаков нет, не знаем, за что зацепиться, а в целом картина сходная: предмет тяжелый, металлический, цилиндрической формы, слегка ржавый, размеры одни и те же. Лом или монтировка. Но я тебе еще тридцать повреждений найду с такими характеристиками травмирующего орудия, мало, что ли, у нас в парадных по головам ломиками лупят? Дай предмет, будем прикладывать.

— Спасибо, Мариша. Как найду предмет, он фазу твой будет.

— И тебе спасибо. Слушай, а что, есть какая-то информация по Генкиному убийству? Просто здесь чистой воды разбой, а Неточкина-то, насколько я понимаю, убили не из корыстных побуждений. Какая связь?

— Да нет, информации нет, я это так, на всякий случай. Они оба врачи, да еще и знали друг друга, мы все возможные версии проверяем.

Положив трубку, я спросила Горчакова:

— Леша, какие убийства стоят на контроле в городской? По каким методсоветы проводятся?

— Ты что, забыла? — удивился Лешка. — Убийства бизнесменов, политических деятелей, журналистов, двойные и более, несовершеннолетних, огнестрелы, взрывы.

— Вот именно.

— Что «вот именно»? Ты что, проверяешь мои знания приказов прокурора города?

— Я пытаюсь сообразить, как бы ты мочил кого-нибудь, зная приказы прокурора города.

— То есть чтобы дело не встало на контроль в городской? И чтобы в Генеральную спецдонесения не писать? — с ходу врубился Лешка. — Не стрелял бы, не взрывал бы. Ты права, самое надежное — резать или ломом по голове. Ну, Неточкин — понятно, мировое светило, на него даже если кирпич уронить, все равно дело на контроль поставят. А вот эксперт Струмин — сошка мелкая, и разбой в парадной — дело обычное, у нас с тобой все сейфы такими мокрухами забиты. И кто же у нас такой умный, интересно? Из кого выбираем?

— Не знаю, Леша, из кого. По крайней мере, сотрудники морга в этих вопросах разбираются.

— Кульбин? Юра?

— Не знаю, Леша. И предпочла бы век не знать этого. Давай уже личность «подкидыша» устанавливать. Теперь ты можешь со спокойной совестью посылать в Мурманск человека из бригады по Неточкину. Гену убрали те же люди, что и Неточкина. И, похоже, из-за этого подкидыша. Под убийство Неточкина командировку дадут. Как-никак светило мирового масштаба.

15

Домой я пришла с одной мыслью: упасть и закрыть глаза, больше мне сейчас ничего не надо.

Гошка был у отца. Телефон не звонил, в квартире было тихо, только мерно тикали часы, отсчитывая мгновения проходящей жизни. Я легла на диван и закрыла глаза. Труп Неточкина с размозженной головой; пьяный Гена Струмин, два тела в поднятом из могилы гробу; горячая кожа мужчины, прижимающего меня к себе; пустота и свистящее одиночество в моей душе.

Телефон зазвонил так неожиданно, что я подскочила на диване и у меня бешено заколотилось сердце. Я взяла трубку со слабой надеждой, что услышу голос Филонова, мне стало трудно дышать. Но это звонил Горчаков.

— Машка, Машка, это она, точно она! Мы нашли ее, нашли! Ты слышишь, Машка? Надо срочно осматривать ее и вскрывать, поехали! Наш дежурный даст машину, я за тобой заеду, собирайся!

Через пятнадцать минут он уже звонил в дверь. По дороге он рассказал, что, оказывается, договорился с дежурной частью ГУВД, чтобы ему сообщали в любое время суток об обнаружении бесхозных женских трупов, несколько дней и ночей исправно получал сведения об умерших женщинах всех возрастов и наконец сегодня решил, что мы у цели. В ста метрах от кладбища, где похоронен муж Регины, железнодорожный мост. Под ним в кустах, заваленный прелыми листьями, обнаружен труп женщины без одежды, не первой свежести, завернутый в полиэтилен. Транспортники клянутся, что труп появился там не раньше пятого ноября, поскольку накануне путевой обходчик сгребал под мостом листья, и куча, под которой обнаружен труп, была собрана лично им четвертого во второй половине дня.

Мы лихо въехали на «уазике» прямо под мост. Там уже стояла машина транспортной милиции. С транспортным следователем мы быстро договорились о том, что поедем осматривать труп в морг, причем транспортный сделал несколько звонков, воспользовавшись мобильным телефоном местного оперативника, и радостно сообщил, что мы можем делать с трупом все, что захотим: он все вопросы с дежурным прокурором решил.

Около полуночи мы были в морге. Лешка поднял дежурного эксперта, вечно недовольного Груздева, и заставил его открыть секционную. К тому моменту, когда прибыл труп, Груздев окончательно проснулся, выпил кофе, пришел в сносное расположение духа и даже пофлиртовал со мной. Правда, несколько расстроился, узнав, что Лешка успел позвонить домой заведующему всей экспертной службой и выцыганил добро на экстренное вскрытие.

— Ну, пошли дамочку смотреть, — пригласил он нас, получив от дежурного санитара сообщение, что все готово к осмотру.

— Летка, ну что? Думаешь, это точно она? — дергала я Лешку за рукав.

— Ну сама смотри, как все сходится: рядом с кладбищем, без одежды, по давности вроде подходит, четвертого ноября ее еще там не было, — шептались мы с Горчаковым в секционной, пока доктор Груздев аккуратно разворачивал полиэтилен.

— Да, друзья, дамочка-то весенняя как минимум, не знаю, что смогу вам сообщить, — вздохнул Груздев, беря в руки инструменты. — Леша, помоги мне перевернуть ее, перчатки вон там возьми. Ну давай, пошевеливайся. Маша, а ты бы пофотографировала, чтобы не скучать.

Поскольку мы все оказались при деле, осмотр пошел бойко. К рассвету мы заканчивали писать протокол. Возбуждение наше не проходило, поскольку все, что сказал нам доктор в связи с наружным осмотром трупа, мы ожидали услышать. Никаких повреждений; конечно, тело было поедено, но кроме червей, на кожные покровы никто не посягал. Внутренние органы никаких повреждений не имели, причина смерти оставалась тайной.

— Груздев, миленький, посмотри получше! — заклинала я. — Ну хоть что-нибудь скажи: от чего она могла умереть?

— Да что я, Господь Бог, что ли? — оправдывался Груздев. — Вы же видели, я ее чуть языком не облизал, уж и осмотр, и вскрытие, как для студентов, на пять баллов, сам горжусь. Ничего нет, ребята.

— Но ведь молодая, и сердце нормальное! От чего же померла?

— И сердце отличное, и с печенкой все в порядке, и желудок нормальный, и матка чистенькая. На асфиксию не похоже. Глазки, конечно, поедены, про склеры ничего сказать не могу, но других признаков удушения и в помине нет. Ну что я тебе, рожу, что ли, причину смерти? Вот тут в конвертике — микрочастицы, я у нее с бедра собрал, может, пригодятся. Насколько я могу судить при этом освещении, темно-синяя шерсть.

Я прижала конвертик к груди. Мне даже не надо было снова эксгумировать труп Арсения; я и так помнила, что хоронили его в темно-синем шерстяном костюме. При желании можно узнать, чьего производства костюм, найти аналог, взять микроволокна и проверить, похожи ли они на шерстинки с бедра обнаженного женского трупа из-под железнодорожного моста. Но я почему-то была уверена, что они такие же.

Поспать удалось часа три. Естественно, меня это не украсило. Поэтому пришлось утром на сборы потратить в два раза больше времени. Холодный душ меня научила в экстремальных ситуациях принимать мамина подруга — удивительная женщина, которой в ее шестьдесят больше сорока никто не давал. Она мне говорила, что холодный душ по утрам бодрит не хуже стакана водки. В точности как и она, я, вставая под холодный душ, поначалу приговаривала от всей души: «За что?! За что?!» Потом ничего, втянулась.

К часу дня мы ждали жену Вальчука. В двенадцать позвонил сам Игорь Валерьянович, с извинениями, что прийти они не смогут, поскольку находятся в Стокгольме, — пришлось срочно вылететь из-за угрозы срыва гастролей. Вернутся через две недели.

Мы переглянулись. Что бы мы ни думали о Вальчуке, он все равно вне пределов досягаемости.

Я придирчиво выясняла у Горчакова, всех ли из окружения Неточкина он допросил о последних днях Аристарха Ивановича. Вдруг он кому обмолвился о некоем «С.» или о событии, занимавшем его мысли второго и третьего ноября. Нет, никакой полезной информации Леша во время допросов не добыл.

Никогда в жизни мне так не хотелось размотать дело. Я жаждала оперативного простора, а вместо этого мы топтались на месте и только подсчитывали потери. Нокаут за нокаутом, а что в активе? Риторический вопрос…

А уж про мои личные дела и говорить нечего. Что должна чувствовать женщина, которую ночью несут на руках в спальню, а на следующий день еле удостаивают взглядом и без всяких объяснений уезжают с другой женщиной? Что, Филонов — приверженец теории «стакана воды»? Или просто сволочь? Или посмотрел на меня при свете дня и понял свои ошибки?

Я тут же рванулась к зеркалу и придирчиво осмотрела себя. Не смертельно. Шока он явно испытать не мог. Ну а что тогда? Что?! Но уж отношения выяснять я не пойду; пусть я умру в неведении о причинах его поступков, но вопросов задавать не стану.

К обеду пришел Коля Курочкин. Утомленный и небритый. На наши претензии вяло огрызнулся, что, не щадя себя, выполняет ответственное задание. От него сильно пахло духами фирмы «Элизабет Арден».

Жадно отпивая кофе из Лешкиной кружки, Курочкин спросил:

— А что у вас за новый следователь, Филонов?

— Пришел из области, третий день у нас работает, — ответил Лешка. — Что тебя интересует?

— Меня интересует, что, в области так принято — с подозреваемыми водку пьянствовать?

— Что ты этим хочешь сказать? — насупился Лешка.

— У нас ребята, которые по изнасилованию работали, сегодня на оперативке возмущались, собирались ему выговор объявить с занесением в лицо. Вы в курсе, что он троих задержал в понедельник?

— Ну да, он говорил, там вроде бы все хорошо с доказательствами.

— А вы в курсе, что он вчера вечером их выпустил?

— Ну и что? Может, потерпевшая отказалась от заявления?

— Может, и отказалась, только, на мой оперативный взгляд, это еще не повод, чтобы во дворе кутузки вместе с освобожденными подозреваемыми устроить пьянку. Дежурный по ИВС, наблюдая этот пикник на обочине, позвонил нашему начальнику и все в красках рассказал. Он готов дать показания.

— Ты, в общем, понимаешь, что такими обвинениями не бросаются? — мрачно спросил Горчаков.

— Я за свои слова отвечу. Наши ребята приехали к ИВС, когда ужин был уже закончен, но они, не будь дураками, забрали оттуда бутылку водки, банки из-под джина с тоником и пальчики с них получили. И объяснения имеются.

— Ну, так я бы на вашем месте не молчал. Если все так обстоит, как ты сказал, идите к шефу.

— Да прокурор уже знает…

В пять часов мы собрались у шефа на еженедельной оперативке и, отчитавшись по своим делам, выслушали, как Филонов доложил о своей работе по делу об изнасиловании.

— В день возбуждения дела у меня были основания задержать троих — Иванова, Хрунова и Шигова — по подозрению в изнасиловании: были показания мужчины, от которого Нетребина вызывала милицию, у нее имелись повреждения, в машине были обнаружены ее вещи. Но вчера потерпевшая обратилась ко мне с заявлением о том, что дала недостоверные показания: она добровольно вступала в машине в половую связь с Ивановым, в присутствии Хрунова и Шигова, которые стали смеяться над нею. Она, разозлившись на молодых людей, выскочила из машины, не совсем одетая, и, плохо владея собой, вбежала в первую попавшуюся парадную, позвонила в квартиру и, желая отомстить Иванову и его друзьям за насмешки, заявила об изнасиловании.

Филонов протянул шефу протокол допроса потерпевшей, где все было написано именно так. Шеф внимательно прочитал протокол и в нерешительности помолчал.

— Валерий Викторович, вы сами освобождали задержанных?

— Да, я сам приехал в ИВС, отдал дежурному постановления и возвратил задержанным изъятые у них вещи.

Шеф опять помолчал.

— Как вы уезжали из ИВС?

Теперь помолчал уже Филонов, потом недовольно ответил:

— Не понимаю, к чему эти расспросы. Что, у задержанных есть какие-то претензии?

— Нет, я полагаю, что задержанные довольны, — сказал шеф. — Претензии есть у сотрудников уголовного розыска. Ко мне обратился начальник отдела с рапортом о том, что ваше поведение в ИВС представляется ему не совсем этичным.

— Что вы имеете в виду? — вскинулся Филонов.

Шеф вздохнул. Для него эта ситуация была так неприятна, что ему заметно сводило скулы.

— Вы выпивали вместе с подозреваемыми после их освобождения? — наконец прямо спросил Владимир Иванович.

— Я?! — Филонов побагровел.

— Есть рапорта работников милиции, которые утверждают, что видели вас выпивающим вместе с освобожденными из ИВС.

— Владимир Иванович! Вы верите в эти инсинуации?! Я вообще не пью, к вашему сведению, я за рулем.

— Конечно, мне хотелось бы верить своему работнику, — медленно сказал шеф, — но сотрудниками милиции приведены убедительные доводы, и они утверждают, что у них есть вещественные доказательства.

— Я даже не буду это комментировать! — гневно заявил Филонов.

Нет уж, вы будьте любезны, прокомментируйте, — не теряя спокойствия, попросил прокурор.

— Хорошо, если вы настаиваете… Я не хотел ни о ком говорить плохо, но вы меня вынудили. Владимир Иванович, вы что, не понимаете, что у ментов раскрытие срывается? Все было тип-топ, сводку они уже дали, и вдруг я задержанных выпускаю. А поскольку обломилось раскрытие тяжкого преступления, от безысходности они решили нагадить. Я только так могу это все объяснить.

Мы с Лешкой переглянулись: не такие у нас ребята в ОУРе, чтобы гадить за прекращение дела.

— Вы потерпевшую предупреждали об ответственности за ложный донос? — спросил Филонова шеф.

— Конечно, а как же.

— Очень хорошо. Решение о прекращении дела вы уже, вероятно, приняли. В таком случае возбуждайте уголовное дело в отношении Нетребиной и расследуйте.

У Филонова перекосилось лицо. Мы с Лешкой опять переглянулись. Вот это был ход конем со стороны шефа: обычно, если потерпевшая меняет свои показания, доказать изнасилование бывает практически невозможно; абсолютно всем фактам находятся объяснения, которые исключают ответственность подозреваемых. Поэтому, как правило, следователи закрывают глаза на то, что потерпевшая, предупрежденная о том, что может сесть в тюрьму за ложные показания, врет, или обвиняя насильников, или оправдывая их. Раз уж стороны худо-бедно достигли консенсуса, пусть всем будет хорошо — потерпевшая и подозреваемые мирно разойдутся, а следователь прекратит безнадежное дело. Все знают, что стоит предъявить бывшей потерпевшей претензии по поводу ее вранья, как она сразу станет настаивать на том, что поначалу говорила правду; а адвокатам только того и надо, они и рады: как же верить таким непоследовательным показаниям, господа судьи, разве можно положить в основу обвинения слова женщины, которая сегодня говорит одно, а завтра — другое?

Так что Филонов, как только возбудит дело против потерпевшей, сразу окажется в заколдованном кругу, она начнет твердить, что изнасилование было, а клиенты станут возмущенно разводить руками: ну вот видите, разве можно ей верить…

После совещания Лешка предложил попить чайку, поскольку мы собирались еще часа три-четыре плотно поработать.

— Слушай, где я могла слышать эти фамилии — Иванов, Хрунов и Шигов? — спросила я Горчакова.

— Ты знаешь, и мне они очень знакомы, вот буквально недавно на глаза попадались.

В этот момент к нам заглянул Филонов:

— Ребята, а что если по чуть-чуть?

— Мы работать собираемся, — против своей воли сварливо ответила я, хотя планировала молчать.

Но Филонов как ни в чем не бывало продолжал:

— Леш, слетай в магазинчик, а? Держи бабки, — и, достав из бумажника, протянул ему стодолларовую бумажку.

— Я летать не умею, — пробурчал Леша, отворачиваясь.

— Ну ладно, будь другом, а то я еще не знаю, где у вас тут обменник.

Он помахивал сотней. От наших глаз не укрылось, что это — не единственная купюра в бумажнике, его просто распирала пачка баксов.

— Слушай, откуда у тебя столько денег? — не выдержал Лешка. — Что-то ты больно хорошо живешь.

— Работать надо! — жизнерадостно ответил Филонов. — У тебя может быть столько же денег, стоит только захотеть.

— Знаешь, пусть лучше без денег, но здесь, чем с деньгами, но в Нижнем Тагиле, — брезгливо ответил Лешка.

— Да ладно, — протянул Филонов. Он продолжал стоять в дверях, помахивая купюрой. — Я же взяток не беру. А свою трешечку тонн в месяц всегда можно иметь, и при этом ничего противозаконного не делать, просто улыбаться. А вы что, таких фокусов не знаете? Вот эти денежки, кровно заработанные, — он потряс сотней. — Я ж сразу понял, что дело не выгорит, что мне стоило адвокатам намекнуть, что при определенных усилиях с их стороны я ребят арестовывать не буду? А адвокаты, знаете, что мне говорят, когда благодарят? Что их президиум принял решение двадцать процентов от гонорара передавать следователю, поскольку следователь затрачивает свое время и силы, а наша зарплата неадекватна этим затратам. Ну и что, я от этих двадцати процентов должен отказаться, а у адвокатов пусть рожа лопнет? Господь велел делиться.

Он разглагольствовал, и я поначалу даже не поняла, шутит он или взаправду.

А вот Лешка понял.

— Пойдем, выйдем, — сказал он, я и слова вставить не успела…

Вернулся он через полчаса, весь в снегу, с разбитой губой и в разорванной рубашке. Не отряхиваясь, сел у двери и замолчал, опустив голову. Я даже не решалась задавать ему вопросы.

Потом он поднял голову и глухо сказал:

— Знаешь, Машка, ты как хочешь, а я с ним работать не буду. Пусть шеф выбирает, я или он.

— Дурак ты, Леха. — Я подошла и стряхнула с его волос тающий снег. — Ты что, не знаешь, кого шеф выберет? Чай-то наливать?

Допить чай спокойно Лешке не пришлось. Дверь распахнулась от удара ногой. На пороге стояла разъяренная Лариса Кочетова. Некоторое время она испепеляла нас взглядом, а потом прошипела:

— Ты охренел, что ли, Горчаков?! Ты что себе позволяешь?! Сесть захотел?! Немедленно иди извинись перед Валерой! А ты, змея подколодная, довольна? — это адресовалось уже мне.

— Лариса, ты бы хоть… — начала я.

Но Лешка меня остановил; поднялся и вышел, вытеснив Лариску в коридор. Дверь он плотно закрыл за собой. Я даже и лезть не стала к ним; они там бурно разговаривали, Лариска вроде бы плакала. Минут через двадцать я осмелилась выглянуть; Лариска действительно плакала у окна в коридоре. Обернувшись ко мне, она выдавила из себя: «Извини, Маша, не сердись, я сгоряча… У тебя платок есть? А то я свой дома забыла». Я протянула ей свой носовой платок, и Лариска стала громко в него сморкаться, потом стукнула кулаком по подоконнику:

— Черт! Черт! Черт! Он мне так понравился! Все было так хорошо! Машка, если бы ты знала, какой он мужик! Ну почему такая невезуха?! — Она опять всхлипнула. — Ребята, вам я верю. Если все так, как Лешка рассказал, — пошел этот Валера в задницу…

Спохватились мы в девять вечера; прокуратура занимала верхний этаж здания техникума, и в восемь вечера вахтер техникума запирал ворота, перекрывая внутренний двор. Обычно, если возникала нужда задержаться, мы шли туда, на вахту, и предупреждали, чтобы до нашего ухода не запирали, а теперь пропустили час «икс».

По опыту мы знали, что после того, как вахтер сделает обход территории и запрет ворота, он ляжет спать, и его будет не добудиться никакими силами. Мы, все трое, обменялись отчаянными взглядами. Придется перелезать через высоченный забор; а Лариска — в узкой длинной юбке; а я в новых сапогах на каблуках…

— Ладно, девчонки, прорвемся!

Мы спустились вниз, некоторое время безрезультатно стучались в дверь техникума, а потом, несолоно хлебавши, поплелись искать удобное место, чтобы перебраться через забор. Кругом было темно, хоть глаз выколи.

Лешка нашел где-то пластмассовый ящик, подтащил к забору, помог Лариске залезть на него, потом подсадил ее, а спрыгнула она уже сама. Следующей на очереди была я; приземлилась я довольно удачно, а вот Лешка, прыгая с забора, зацепился курткой за какой-то крюк. Раздался треск, и он буквально рухнул с забора, причем, к нашему удивлению, его падение сопровождал еще какой-то глухой стук, сразу нами не идентифицированный.

— Ух ты, блин! — Лешка кое-как поднялся и потирал ушибленные места.

Из-за полного мрака мы не сразу поняли, на что он свалился. Мы пребывали в неведении до тех пор, пока всю нашу компанию не осветили автомобильные фары. Отвернувшись от ослепляющего света галогеновых фонарей, мы с Лариской увидели еще одну машину, стоявшую прямо у забора. На нее-то Лешка и свалился.

Из подъехавшей машины, с пассажирского места, вышел молодой парень. Он подошел вплотную к Лешке, и я поразилась: Горчаков вообще-то был не маленьким, но рядом с этим качком он казался подростком.

Незнакомец начал с того, что размахнулся и ударил Горчакова по лицу; не ожидавшего нападения Лешку отбросило к забору, он еле удержался на ногах.

— Ну что, козел, ты понял, что попал?

Незнакомец снова замахнулся, но Лешка уже сориентировался в обстановке. Он увернулся от удара и замахнулся сам, но ударить не смог: его схватили за руки еще двое, выскочившие из подъехавшей машины. Такие же, как и первый качок, — кожаные затылки.

— Вот так, подержите его, братаны, — удовлетворенно сказал первый и два раза с размаху ударил Лешку под дых.

Лариска закричала, но ей тут же зажал рот еще один, неслышно подошедший сзади.

— Девчонок-то хоть отпустите, уроды, — прохрипел Лешка, дернувшись в руках державших его.

— Ага! Щас-с! — с видимым удовольствием ответил главный. И продолжил:

— Ты видел, говнюк, что ты зеркало сбил с моей машины?! Ты на всю жизнь попал, не расплатишься.

Он обшарил Лешкины карманы, вытащил бумажник, раскрыл его, достал оттуда удостоверение, демонстративно стал его разглядывать, а потом положил к себе в нагрудный карман. Бумажник он выбросил в снег, прокомментировав в том смысле, что он никому на фиг не нужен, поскольку там нечего даже Лешке в задницу засунуть.

— Ты!.. — дернулся Лешка, но еще раз получил в зубы и после этого уже ничего не говорил.

— Значит, так, козел: завтра в десять вечера здесь же, принесешь бабки — тыщу баксов за зеркало, а вот это, — он достал из кармана и повертел перед Лешкой удостоверением, — у меня побудет, как гарантия того, что ты придешь. Понял, ублюдок? Пошли, ребята.

Они отпустили Лешку и Ларису, расселись по машинам, двое: главный и тот, что держал Ларису, — сели в джип со сбитым зеркалом и резко газанули. А вслед за ними тронулась машина, стоявшая поодаль, метрах в двадцати, которую я сразу и не заметила: знакомый темно-серый «крайслер».

Лариса проводила их взглядом и опустилась в снег. Я растерялась, не зная, к кому кидаться. Горчаков меня опередил, подойдя к Ларисе. Он присел перед нею на корточки, оценил ее состояние, помог ей встать; назад в прокуратуру нам было уже не вернуться, через забор мы сейчас вряд ли перелезли бы, тем более что ящик остался по ту сторону ограды. Ко мне ехать было ближе всего.

Через полчаса мы сидели у меня на тихой кухне. Лариса после стакана валерианки пришла в себя, мы с ней на пару отмыли и смазали йодом Горчакова и, поскольку все нуждались в успокоительном, в течение десяти минут соорудили кофейный ликер из полулитра водки, двух чайных ложек растворимого кофе, стакана сахара, лимонной кислоты и ванилина: все размешать, поставить на огонь, подождать, пока булькнет, охладить; а в холодное время года можно и горячим пить.

Этот рецепт нас очень выручал в те далекие времена, когда спиртное продавалось по талонам и о всяких экзотических напитках мы знали только из кино и книжек.

Просто у меня, кроме водки, которую я держу в лечебных целях, ничего не нашлось, а мы с Лариской водку не пьем.

Горячий ликерчик так хорошо пошел, что мы не сразу сообразили, что о случившемся надо поставить в известность шефа. Как минимум…

— Кто звонить будет? — спросила Лариса.

— Звони ты, — предложила я ей. — Ты у нас самая положительная.

Лариска хрюкнула и набрала домашний номер шефа. Но в тот самый момент, когда на том конце провода ей ответили, Лешка решительно забрал у нее трубку.

— Владимир Иванович, — мужественно сказал он шефу, — я утратил удостоверение…

На следующий день в десять вечера Горчаков подошел к прокуратурским воротам. Темень была такая же, как и накануне. Через пять минут его осветили фары подъехавшего джипа. Из него вышел вчерашний «кожаный затылок» и направился к Лешке. А еще через пять минут наручники крепко держали его руки за спиной, и ребята из уголовного розыска, особо не церемонясь, сажали его в милицейский «уазик». Перед тем как залезть в «собачник», он выплюнул на снег два зуба.

Шеф ждал нас в отделе уголовного розыска.

Из кармана куртки задержанного достали Лешкино удостоверение, оно лежало на столе перед шефом. В бумажнике задержанного, помимо денег и водительских прав на имя Хрунова Вадима Вадимовича, была еще и ксерокопия удостоверения следователя прокуратуры Горчакова.

Хрунов Вадим Вадимович был абсолютно спокоен.

— Да, я сегодня приехал, чтобы получить возмещение материального ущерба вот у этого, — он кивнул на Лешку, — он вчера повредил мою машину.

— А удостоверение?

— Он сам вчера отдал мне свое удостоверение в залог возмещения ущерба.

— Два свидетеля подтверждают, что вы забрали удостоверение силой.

— Да ну? А два моих свидетеля подтвердят, что он сам мне ксиву отдал и еще умолял ее взять.

— Вы видите следы побоев на лице у человека, у которого забрали удостоверение? Он утверждает, что побои нанесли ему вы.

— Вранье, мои свидетели подтвердят, что мы вежливо и спокойно разговаривали.

— Где же эти свидетели?

— Пожалуйста: Иванов Виталий Олегович и Шигов Алексей, отчества не знаю. Они живут в одном доме со мной.

— А зачем вы сняли копию с удостоверения?

— На память. На долгую добрую память. Да, забыл сказать: я отказываюсь что-либо говорить без адвоката и желаю воспользоваться статьей Конституции о том, что могу не давать показаний. Кроме того, я требую вызвать мне врача и зафиксировать следы жестокого насилия, примененного ко мне во время незаконного задержания.

— У вас есть адвокат?

— Да, моя мать знает его телефон. Я требую немедленно сообщить моей матери о незаконном задержании, она вызовет адвоката. Это уже второе незаконное задержание за неделю, и я предъявлю

Прокуратуре и милиции иск о возмещении морального ущерба на сумму сто миллионов рублей. Больше я говорить ничего не буду.

Владимир Иванович составил протокол задержания Хрунова в качестве подозреваемого, от подписи в котором тот гордо отказался. Протокол допроса тоже много времени не отнял. Его увели.

В дверях он остановился и спокойно сказал:

— Не для протокола: если вы думаете, что посадили меня, то вы глубоко заблуждаетесь. Завтра вам прикажут передо мной извиниться, а я еще буду думать, простить вас или нет.

Проходя мимо меня, он нарочно споткнулся и сквозь зубы процедил, так, что слышно это было только мне:

— А ты, бикса легавая, ходи да оглядывайся. Поняла? — после чего плюнул мне под ноги и как ни в чем не бывало пошел дальше между конвойными.

Приятного во всем этом было мало. Шеф уже высказал нам, спокойно, но внушительно, все, что о нас думал в связи с происшествием. И, в частности, в связи с тем, что Лешка пошел в травмпункт только утром, поскольку вечером мы начали лечить нервишки еще до того, как сообразили, что надо где-то зафиксировать, что Лешка трезвый.

— Ну что мне с вами делать? Я даже дело поручить никому не могу, вы все потерпевшие. Не Филонову же поручать, тем более что фигуранты — его собутыльники, он с ними уже по изнасилованию поработал. Надо, кстати, возобновлять дело по изнасилованию, сегодня мне начальник ОУРа принес документы из нотариальной конторы: пока Иванов, Хрунов и Шигов сидели в изоляторе, матушка Хрунова отвела потерпевшую к нотариусу и оформила договор дарения Нетребиной пяти тысяч долларов и еще на пять тысяч выдала ей долговое обязательство. Как я понимаю, пять тысяч как аванс перед отказом от заявления и еще пять — по результатам. Про Горчакова надо сообщать в прокуратуру города: преступление в отношении работника прокуратуры. Какие будут предложения?

Мы с Лешкой опустили головы. Предложений не было.

— Ну что, за Ивановым и Шиговым поехали, я их всех арестую.

— Владимир Иванович, — осмелилась высказаться я, — все равно им любой суд сразу меру пресечения изменит.

— Ну и что? — задумчиво сказал шеф. — Пусть посидят, сколько получится. Если каждый будет думать, что у следователя прокуратуры можно безнаказанно отобрать удостоверение, да еще и фонарей ему наставить, то лучше нам всем сразу уволиться. Знаете, есть такая байка: у одного особо опасного рецидивиста спросили, что бы он делал, если бы за каждое преступление не судили, а давали денежную премию? Особо опасный рецидивист ответил: «Я бы ушел в тайгу и пересидел там это страшное время…» Вы мне лучше скажите, ребята, по исчезающим трупам у вас хоть что-то вырисовывается?

16

На следующий день мы проводили Колю Курочкина в Мурманск, выдав ему инструкции на все случаи жизни. Впрочем, и в этом мы с Лешкой согласились, ученого учить — только портить.

Перед отъездом Коля рассказал, что Регине после эксгумации ее покойного супруга позвонил некий мужчина с ласковым голосом и дал указания, как вести себя дальше: категорически отрицать факт обнаружения в гробу ее мужа еще одного трупа, особенно он напирал на то, что она должна любым способом убедить свою подругу Машу Швецову в том, что второго трупа не было. Он проявил хорошую осведомленность о Регининых неприятностях и предсказал, что в случае ее непослушания она будет арестована по делу о контрабанде, и, кроме того, есть люди, которые позаботятся о том, чтобы генетическая экспертиза отцовства завершилась неутешительным для Регины выводом. Необходимость убедительно соврать своей подруге Маше Швецовой показалась Регине такой пустяковой платой за предотвращение обещанных неприятностей, что она ни минуты не колебалась, что ей делать.

Рассказал нам Коля это все нехотя, на лице его отражалась мука сомнения — не предает ли он в чем-то интересы Регины.

Тут же мне позвонила Регина, с требованием сказать правду, где Коля, действительно ли он уехал в командировку, не прячется ли он от нее под этим предлогом. Убедившись, что командировка настоящая и предлогом не является, Регина сообщила мне, что влюбилась в Колю без памяти, Сержу дана отставка, а они с Колей решили пожениться, как только он вернется.

Колино стесненное материальное положение Регину абсолютно не беспокоило, она уже строила планы, как она будет его обеспечивать, провожать на службу и ждать вечерами, и чистить его ботинки, а Коля сможет отдаться любимой работе, будучи материально независимым. Я даже не стала спрашивать Регину, откуда деньги на Колю возьмутся, если Серж перестанет ей их давать.

Шеф вызвал нас обоих с Лешкой и Кочетову и предупредил, что в три часа — коллегия в городской прокуратуре по поводу утраты Горчаковым удостоверения. Дело на Иванова, Хрунова и Шигова уже забрал зональный прокурор.

Когда мы вышли из кабинета шефа, Лешка мрачно рассказал анекдот про то, как встретились двое приятелей, один говорит, что у него все хуже некуда: сын в тюрьму попал, фирма обанкротилась, машина разбилась, бандиты квартиру отнимают, дочка несовершеннолетняя беременна, жена с любовником убежала, даже собака, и та сдохла; а второй его утешает: мол, жизнь как тельняшка, полоска светлая — полоска темная; через неделю встречаются снова, второй спрашивает, как дела, а первый ему говорит: помнишь, ты мне сказал, что жизнь как тельняшка? Так вот, ты был прав, это была светлая полоска…

Перед дверьми зала коллегии шеф попросил нас об одном — по возможности молчать и не лезть в бутылку.

Из зала коллегии мы все вышли с выговором. Сначала уважаемые члены коллегии нас долго допрашивали, зачем мы оставались на работе после окончания рабочего дня. Начальница организационно-контрольного отдела акцентировала внимание членов коллегии на том, что остались в прокуратуре вечером разнополые сотрудники, она многозначительно это подчеркнула. Начальник управления уголовно-судебного надзора битый час потратил на выяснение вопроса, что мы пили и чем закусывали; он был совершенно не удовлетворен нашими объяснениями о том, что мы все были трезвехоньки; видно было, что он нам не поверил; а может, судя по его красным глазам и заметно дрожащим рукам, он в принципе не представлял себе, что можно остаться трезвым после работы; как, наверное, и руководительнице ОКО приходило в голову только одно объяснение, для чего разнополые сотрудники остаются в конторе вечером.

Под конец нам вручили дело по факту нападения на следователя прокуратуры с постановлением о его прекращении. В постановлении, подписанном лично прокурором города Дремовым, было написано, что дело возбуждено прокурором района незаконно и необоснованно, поскольку имел место всего лишь гражданско-правовой конфликт по поводу возмещения материального ущерба. В тексте постановления делалась ссылка на показания свидетеля Иванова о том, что гражданин Хрунов, держа Горчакова за одежду на груди, вежливо просил его возместить ущерб.

Далее было написано, что в результате временного удержания Хруновым удостоверения следователя в качестве залога не наступило какого-либо вреда в связи с тем, что удостоверение было удержано в вечернее время, когда не могло понадобиться следователю, и, таким образом, работа прокуратуры дезорганизована не была.

По поводу имеющихся у Горчакова следов побоев в постановлении содержался пассаж о невозможности с достоверностью установить, были они причинены во время гражданско-правового конфликта и вежливых просьб о возмещении ущерба либо позже, так как обращение в травматологический пункт имело место не сразу после происшествия, а лишь на следующий день.

Излишне говорить, что все арестованные были уже освобождены из-под стражи постановлением прокурора города, и нам предлагалось принести им извинения за грубое нарушение их конституционных прав. Все, как и предсказывал незаконно репрессированный Хрунов.

Вечером, за час до конца рабочего дня, мы отпросились у шефа на похороны Струмина. На работе мы теперь не стали бы задерживаться, даже если очень надо было.

В ночь на пятницу я так и не смогла заснуть, ворочалась с боку на бок. В шесть, устав ворочаться, я поднялась, заварила свежего чаю, очень долго одевалась и красилась, перепробовала три варианта причесок — закручивала волосы в узел, распускала по плечам, делала «улитку», и все мне не нравилось.

Ну почему у меня лицо такое, ничего мне не идет, волосы отросли, форму не держат, ни то ни се, на парикмахерскую денег нет, постригусь налысо, — думала я в отчаянии и чуть было не реализовала эти мысли. Пришлось выпить валерианки. До выхода из дому оставался час, и я за это время остервенело протерла полиролем всю мебель и вымыла стекла в серванте и книжных шкафах, лишь бы чем-то заняться.

Производя уборку, я вспоминала рассказанную мне Региной историю про то, как она ненадолго расходилась с Сержем и закрутила роман с женатым фирмачом, жена которого цепко за него держалась и не брезговала выяснениями отношений, и вот в одно прекрасное утро, когда фирмач мирно спал в Регининой постели, раздался звонок в дверь; Регина открыла, в квартиру решительно вошла жена, отпихнула хозяйку, вытащила мужа из чужой постели, надавала ему по щекам и увела. «После этого, — рассказывала Регина, — я села и на нервной почве за полтора часа связала себе шарф». Вот как умные женщины извлекают пользу даже из психотравмирующей ситуации!

В морг я приехала без двадцати девять. Народ уже подтягивался к залу, где стоял гроб с телом Гены. Подошел Вася Кульбин, сказав, что не поедет на кладбище — не отпускают с работы; мы поговорили про тот роковой день; Вася сказал, что на замену Струмину никого не нашел, но сменившись в морге, поехал за Генкой в главк, а того уже не было. Еще Вася высказал мнение, что Генкина смерть — стопроцентный «разбойный» глухарь, который не будет раскрыт никогда, разве что случайно; я не стала вслух возражать ему, мы поболтали еще немного, и Вася пошел на свое рабочее место.

Я скромно встала в уголочке, кивая входящим. Почти всех, кто был в зале, я знала. Только в углу стояли двое молодых мужчин, одного из которых, стоявшего ко мне спиной, я никак не могла опознать, хотя фигура казалась мне знакомой.

Как только я отвлеклась от этой парочки, сзади меня раздался ужасно знакомый голос:

— Здравствуйте, девушка из морга! — Обернувшись, я увидела веселого доктора-стоматолога Стеценко А. Р. Вот кого я не могла опознать по спине!

— А вы-то как здесь оказались? — спросила я, не в силах скрыть удивления. — Вы что, знали Струмина?

— Мы с ним учились вместе, — ответил доктор. — Гена позже поменял специализацию. А кроме того, мы в студенческие годы вместе с ним занимались в научном обществе у Неточкина, был у нас такой замечательный профессор, специалист по сосудистой хирургии, светлая ему память; Гена ненадолго его пережил.

Мы помолчали. Потом доктор продолжил:

— Кстати, Маша, Генка мне про вас рассказывал. Можно я буду вас называть Машей? А то я отчества вашего не помню. А я — Александр.

Я пожала плечами. Александр так Александр.

Началась заупокойная служба; с опозданием примчался Горчаков и, запыхавшись, затормозил около меня. Увидев стоящего с другой стороны от меня доктора, Горчаков пихнул меня в бок и вопросительно поднял брови.

— Это стоматолог из поликлиники, — прошептала я ему. — Они со Струминым вместе учились.

— Ну надо же, как тесен мир! — поразился Лешка. — Это он тебя про фтор научил?

— Ну!

С другой стороны ко мне наклонился Александр:

— Маша, извините, я вас оставлю ненадолго, — мне гроб нести. Вы только не теряйтесь, хорошо? На кладбище поедете?

Я кивнула. Он сжал мне локоть и отошел. Лешка, приглядываясь ко мне, тут же спросил:

— Клеится?

Я пожала плечами.

— Мне не до этого, Леша.

— А парень симпатичный.

— Я рада, что он тебе нравится. Лешка, ты прямо как Ханума. Я серьезно говорю, что мне не до этого.

— До чего «до этого»?

— Не до этого. Не до мужиков. Не до тех, кто клеится. Не до симпатичных. Не до…

— Тише ты, ненормальная! — Лешка шикнул на меня, и я опомнилась. Я и не заметила, как повысила голос. — Ты прямо как эта: «Молодая, сексапильная, образованная, материально обеспеченная, на письма не отвечу, фотографии сожгу, все козлы!»

— Да, все козлы! — прошипела я.

— От козы слышу. Ладно, пошли, положим цветы, все уже прощаются.

Мы обошли вокруг гроба и отправились к автобусу. Шел мокрый снег, и я вспомнила свою поездку на кладбище второго ноября; с нее все и началось. Подумать только, и двух недель еще не прошло с тех пор!

На кладбище все кончилось быстро; снег падал на непокрытые головы мужчин, на венки, на памятники вокруг свежей Генкиной могилы. Все побрели к автобусам; когда мы с Лешкой заняли свои места, оказалось, что доктор сидит рядом. Автобус тронулся, и доктор, наклонившись ко мне, тихо Предложил:

— Давайте где-нибудь помянем Гену. Я домой к нему не поеду, может быть, ко мне? Надеюсь, ваш товарищ не откажется?

— Не откажусь, — заверил его Горчаков и протянул через проход руку:

— Алексей.

— Александр. — Они обменялись рукопожатиями.

Когда автобус остановился возле станции метро, они собрались выходить. Мое паршивое настроение не проходило, и факт похорон исправить его явно не мог.

— Я, пожалуй, не поеду, извините, ребята, — сказала я и тут же удостоилась ощутимого пинка по ноге.

Горчаков, выразительно глядя на меня, сказал:

— Маша, без тебя и я не поеду, а Гену помянуть надо! Давай выйдем из автобуса и определимся, хорошо?

Я согласилась, вышла вслед за ними из автобуса и не успела оглянуться, как уже сидела в такси, в мгновение ока остановленном Александром. Боже, как мне не хотелось тащиться к незнакомому человеку, в незнакомый дом, хотя доктор и внушал симпатию. А потом одной ехать домой! Нет уж.

Как только такси тронулось, я сказала, что Гену помянуть надо, но у меня на сегодняшний день определенные планы, поэтому я предлагаю ненадолго поехать ко мне.

— Удобно ли это? — засомневался доктор.

Леша заверил его, что удобнее не бывает; он задал таксисту маршрут, и через полчаса, нагруженные двумя бутылками водки, бутылкой красного вина и закусками, мы входили в квартиру, где я так предусмотрительно убралась утром. Вот уж, действительно, не знаешь, где соломки подстелить! Я вспомнила одно свое дело, по которому мне пришлось объявить свидетельнице, пришедшей на допрос, что мы сейчас поедем к ней домой с обыском; бедная женщина от отчаяния чуть не выкинулась из окна моего кабинета; она на коленях умоляла разрешить ей поехать домой первой и убраться перед обыском, со слезами на глазах она причитала, что у нее дома свинарник, она не успела сделать уборку, и ей безумно стыдно перед понятыми и следователем. Ничего такого мы не нашли, да и не рассчитывали, обыск был простой формальностью, но с точки зрения женщины я ей в душе искренне посочувствовала.

Гену мы помянули по всей форме. Через пару часов и я, и Лешка были с доктором лучшими друзьями.

Разговоры, конечно, крутились вокруг Генки, его последних дней. А доктор рассказал нам интересные вещи о близости Струмина к профессору Неточкину; Генка, оказывается, писал диссертацию по сосудистой хирургии и пропадал у Неточкина в институте. Потом наши разговоры плавно свернули на насущные проблемы. Воспользовавшись присутствием человека с медицинским образованием, я решила выяснить некоторые мучившие меня вопросы. Например, отчего может наступить смерть молодого человека, если ни наружных, ни внутренних повреждений у него нет и заболеваниями, могущими привести к летальному исходу, он не страдал.

— Вы хотите сказать, что человек шел по улице, упал и умер? — уточнил Александр.

— Не знаю. В нашем распоряжении только труп. Вернее, и трупа-то теперь нет, — спохватилась я.

— Странно, — пробормотал доктор. — Ну, если так, то мне в первую очередь приходят в голову варианты введения в организм веществ, действующих на дыхательные пути, цититона, например; в малых дозах они вызывают остановку дыхания, а после смерти химически не определяются — распадаются.

— А как их можно ввести в организм? — допытывалась я.

— Как? Подкожно, внутривенно. Есть, кстати, еще способ: в вену вводится не менее двадцати кубиков воздуха: воздушная эмболия и смерть. Но у меня это ассоциируется с условиями стационара, — размышлял вслух доктор. — Правда, вариант воздушной эмболии можно доказать, но, насколько я знаю, одним-единственным способом. Есть так называемая проба Сумцова — сердце вскрывается под водой…

— А если введен препарат, воздействующий на дыхательные пути, должен ведь остаться след от укола? — включился в застольную беседу Лешка.

— Да ну, ты его и не заметишь, — фыркнул доктор. — Это же микроскопическая точечка, а если объект не очень свежий, вероятность равна нулю.

— Да, все это хорошо, — грустно заметила я. — Еще бы понять, зачем здоровым людям вводить эти вещества, а потом подбрасывать трупы в чужие гробы. Может, это маньяки какие-нибудь?

— Да, кстати, Маша, — спохватился Горчаков, — я перед похоронами пробежался по моргу и выяснил, что нашей девушки в холодильнике нет.

— Ты шутишь?

— Уж какие шутки!

— А раньше ты сказать не мог? — укорила я Лешку.

— А толку-то? Я специально молчал, чтобы ты во время похорон себе голову не забивала. Ну что бы ты сделала?

— Да, ты прав. А ты что предлагаешь?.. Мне по-прежнему непонятно, зачем убирать уже исследованные трупы?

— Исследованы-то они исследованы, а пальчиков мы не имеем, и головы тоже, и в случае чего идентифицировать их ни с кем не сможем. Значит, принципиально важно установить их личность. Только как?

Доктор с интересом следил за нашим разговором. Выпитая водка совершенно на нем не отразилась, по крайней мере внешне. Если бы я своими глазами не видела, как они с Лешкой употребили за упокой души Гены Струмина полторы бутылки «Синопской», я бы поклялась, что человек капли в рот не брал.

— И еще знаешь что? — продолжал Лешка. — Я с уголовным розыском договорился, завтра нам людей дадут, доедем до морга, посмотрим тихонечко: завтра будут два закрытых гроба; сегодня никого не хоронили в закрытых, я проверил, а завтра два будут. Чем черт не шутит, может, она там?

— Ладно, звони тогда и заезжай за мной. Да, Лешка, — спохватилась я, — я все хотела у тебя спросить, да забывала, а что за третий телефон на календаре у Неточкина? Там мой номер и Юрин, в морге, а третий номер чей?

— Ха, — медленно сказал Лешка. — Если бы я знал!

— Но ты его хоть пробивал?

— Обижаешь! Конечно, и звонил по нему. Никто не отвечает, номер числится за однокомнатной квартирой в «хрущевке», на первом этаже. Хозяйка, по агентурным данным, два года живет за границей, квартирку сдает кому ни попадя; по крайней мере, кто сейчас пользуется ключами, установить не представилось возможным.

— А что внутри?

— Да, внутри негласно посмотрели: похоже, что квартира используется под офис, обстановка самая скудная — пара столов, стулья, диван и кресла. Ни компьютеров, ни факсов. По крайней мере несколько дней там никого не было.

— Засаду-то хоть оставили?

— Ну, Маша, какая засада? Где людей-то взять?

— Что, даже под Неточкина тебе не дали бы?

— Обижаешь, — повторил Леша. — Не дали мне людей. Я Колькиной командировкой весь лимит поддержки съел.

Доктор, с интересом слушавший наш разговор, вдруг вспомнил, что я что-то говорила о планах на сегодня, и стал собираться. Поблагодарил и откланялся. Я даже удивилась; в общем-то, я никого не гнала, и водка еще не допита. Но потом даже испытала облегчение. Мне надо еще сварить суп для Хрюндика, которого я завтра забираю на выходные, и вообще я устала. Ушел и Лешка, договорившись со мной, что позвонит около одиннадцати.

Убрав следы поминок и сварив бульон, я пораздумывала, чем его заправить. Лапшу варить надоело, профитроли мой Гоша любит, но делать их хлопотно — это надо два часа плиту прогревать, прежде чем туда засунуть заварное тесто, и потом, надо их сразу подавать, а не заранее готовить. Сделаю-ка я клецки. Элементарно: манную крупу растереть с ложкой мягкого масла, добавить сырое яйцо, чуть-чуть сметаны, брать на краешек ложки и окунать в кипящий бульон.

Бросая в кастрюлю клецки и наблюдая за тем, как они падают на дно кастрюли и лежат под толщей бульона, а сварившиеся всплывают на поверхность, я почему-то думала о том, сколько же еще трупов лежит под толщей земли в чужих гробах; мы-то знаем только о тех, что по чистой случайности выплыли на свет божий… Нечего сказать, хорошенькие аналогии всплывают как клецки в голове у женщины и матери, занимающейся домашним хозяйством!

Когда все до одной клецки сварились и всплыли, я выключила плиту, свалилась в кровать и заснула как убитая.

В девять утра я с трудом продрала глаза и, рассудив, что вполне могу позволить себе еще полчаса поваляться, дотянулась до пульта и включила телевизор. Пробежавшись, по своей дурной привычке, галопом по всем каналам, я остановилась на местном телевидении, надеясь, что скажут что-нибудь про погоду в выходные. Как раз начались новости, и после обычного приветствия ведущая тревожным голосом сообщила, что в городе произошло чрезвычайно неприятное происшествие: разгромлен и взорван морг судебно-медицинской службы.

Сон с меня как рукой сняло. Я вскочила с постели и прибавила звук у телевизора.

То, что показали на экране, повергло меня в транс: помещения танатологического отдела были похожи на руины военных лет после бомбежки. Журналистка на фоне этих руин говорила:

— Сообщение о взрыве помещения морга было получено дежурной частью ГУВД в пять утра. К настоящему времени удалось установить, что группа неизвестных в масках и камуфляжной одежде, вооруженная автоматами, ворвалась в морг, смяв сопротивление сотрудников ОМОНа, охранявших его; омоновцы вынуждены были отступить перед превосходящими силами. Связав охранников и дежурного эксперта, вандалы принялись крушить все вокруг — сбросили с каталок находившиеся в коридоре трупы, обезглавили часть из них, затем взломали дверь холодильной камеры и бросили туда взрывное устройство, прошли в залы прощания, где находились гробы, подготовленные к сегодняшним похоронам. Там нападавшие учинили акт, беспрецедентный по своему цинизму: тела были выброшены из гробов, свалены в кучу и взорваны. По мнению руководителей службы криминальной милиции города, преступная акция предпринята мафиозными группировками с целью расставить точки в процессе раздела зон влияния в сфере ритуальных услуг. Не секрет, что не так давно было совершено убийство директора одного из крупнейших кладбищ города, что не могло не повлечь локальных войн между преступными сообществами в погоне за лакомым куском… Мы выражаем соболезнование людям, чьи близкие должны были быть похоронены сегодня… Что ж, может быть, и так, думала я, набирая Лешкин телефон, может быть, и война группировок, а может быть, и попытка не дать нам установить личность трупа, подброшенного в чужой гроб. Саша Стеценко, думала я, Саша Стеценко, и с Геной ты был знаком, и профессора Неточкина знал, и пообщаться с нами жаждал… Не слишком ли много совпадений, вплоть до буквы, на которую начинается твое имя?

17

Поскольку ехать никуда не пришлось, выходные прошли удивительно мирно. Мы с Гошкой прекрасно провели время: покидались снежками на улице, дома поиграли в морской бой, имели долгую философскую беседу о преодолении стеснительности. Я поражалась, насколько мой сыночек повторяет меня чертами характера, — все те же проблемы, что мучили меня в его возрасте. Откуда у нас с ним эти

Комплексы, неуверенность в себе? Генетически, что ли, от далеких предков?

По всем телевизионным каналам бесконечно муссировали акт вандализма в городском морге; версия высказывалась только одна: передел сфер влияния, война группировок. Наконец в сагу о мафиозных разборках вклинились Гошкины мультики, а потом начался фильм «Молодая Екатерина». Ребенок пристроился рядом со мной на диване перед телевизором и стал задавать вопросы.

— Ма, это твой любимый фильм?

— Да нет, с чего ты взял? С исторической точки зрения он критики не выдерживает, слишком сладенький. Такая типичная голливудская сказочка, хоть и с хорошими актерами.

— Ты так внимательно его смотришь, уже второй раз.

— Мне эпоха эта нравится, и к Екатерине я отношусь трепетно, с большим уважением, несмотря на то, что к власти она пришла через преступление.

— Кого она грохнула? — заинтересовался мой ребенок.

— Она никого не грохнула, как ты выражаешься. Условием ее царствования стала смерть ее мужа, императора Петра Третьего.

— Она его задушила?

— Зайчик, я же сказала, что она никого не убивала сама, это сделали ее подданные, но не без ее ведома.

— Понятно: заказное, — резюмировал мой грамотный сын.

После полуночи с трудом удалось загнать ребенка в постель. Мы кидались друг в друга подушками и хохотали до тех пор, пока снизу кто-то не постучал нам в пол, — наверное, шваброй. Наконец мы угомонились, ребенок стал раздеваться и дал мне слово самостоятельно заснуть, отпустив меня посмотреть телевизор: НТВ обещало американский триллер про сексуального маньяка.

Кино, сделанное на высоком профессиональном уровне и, насколько я поняла, с хорошим знанием практического материала и основ бихевиористики, несколько успокоило мои измученные нервы. Приятно было наблюдать за грамотными действиями детективов, неумолимо сжимавших кольцо вокруг маньяка с тяжелым детством; каких-то десять трупов, и маньяк у них в кармане. Главные герои-полицейские, мужчина и женщина, запыхавшиеся и окровавленные, обнимаются на крыше небоскреба, торжествуя победу разума над сарсапариллой, как говаривал их соотечественник О. Генри; тело поверженного маньяка, изрешеченное пулями, валяется тут же.

Судя по американским триллерам, подумала я, у них маньяки очень редко доживают до суда. Интересно, они что, в правосудие не верят? Ну вот, мои проблемы как-то отступили перед детективными перипетиями студии «Орион»; это уже деформация личности на профессиональном фоне.

Я как-то вызвала бурную реакцию в компании людей, далеких от юриспруденции, — в день рождения подруги, рассказав совершенно искренне, без всякой задней мысли про фильм с Джейн Фонда, который я накануне посмотрела в кино. Героиня просыпается утром в чужом доме, в чужой постели, а рядом с ней — труп мужчины; она не понимает, что произошло, как все это случилось, но на всякий случай пытается избавиться от трупа, а он преследует ее; она прячет его в чужом доме и мчится к себе домой, а этот труп неожиданно выпадает прямо на нее, когда она открывает дверь собственной ванной комнаты, жуть. В общем, я так отдохнула! — закончила я рассказ, чем вызвала гомерический хохот.

Наконец-то я выспалась, и мне не снились кошмары. Не люблю я страшные сны, хотя и вооружена против них средством, придуманным моим Хрюндиком: надо сжаться в комочек, и все. Вот если бы можно было сжаться в комочек, чтобы избавиться от кошмаров реальной жизни…

Утром, когда блины были готовы, я отправилась будить Гошку.

— С добрым утром! Быстро одевайся, блины стынут!

— Ур-ра! Блины мои любимые! — завопил мой сыночек и стал лихорадочно напяливать на себя одежду, «клумбочками» валявшуюся вокруг кровати.

— Жду! — сказала я и ушла на кухню. Через несколько минут я заглянула в комнату.

— Гоша! Ну что ты тянешь кота за хвост?

— Ма, я не тяну кота за хвост, я носки найти не могу. Ты не знаешь, где они?

— Здрасьте! Откуда же я могу знать? Куда ты их вчера положил?

— Не помню…

— Гошенька! — я присела возле него на корточки и поцеловала в расстроенную физиономию. — Видишь, как неудобно быть неаккуратным? Если бы ты вечером положил их на место, то утром не искал бы.

— Ну где же они? — оглядывался Гоша.

Мы поискали во всех возможных местах; носки не показались.

— Ма, ну ты же следователь, найди их, — попросил сыночек.

— Ладно, будем действовать методом дедукции. Как ты вчера раздевался? Подшвыривал носки?

— Подшвыривал…

Мы с Гошей одновременно подняли головы. Так и есть, носки свисали с люстры.

— Потрясающе! Ну что, полезай и доставай!

— А как, мам? Я же маленький!..

Я принесла стремянку, поставила под люстрой и сказала:

— Вуаля!

Гошка, кряхтя и изображая непосильные муки, залез на стремянку, снял носки и застыл там, разглядывая что-то наверху.

— Гоша, в чем дело? Тебе туда блины подавать? — спросила я. — Теперь будешь жить на стремянке?

— Ма! А что тут такое черненькое белеется? — спросил мой пытливый ребенок, вытягивая шею.

— Там люстра.

— Нет, в люстре коробочка. Давай посмотрим!

— Гоша, это, наверное, электрика, слезай.

— Она отдельно от люстры. Можно я ее возьму? Вот тут я испугалась.

— Гоша, не трогай ничего, ни в коем случае! Слезь, пожалуйста! Я сама посмотрю.

Ребенок нехотя уступил мне стремянку. Я залезла наверх и заглянула в люстру. Там действительно виднелось какое-то инородное тело. Идентифицировать его я не могла, но страх почти парализовал меня так, что я с трудом спустилась вниз, коленки у меня заметно дрожали. Почему-то мысли мои крутились вокруг взрывного устройства. Мне даже стало чудиться тиканье часового механизма.

Надо было немедленно эвакуировать ребенка. Я в сумасшедшем темпе запихнула в него блины, позвонила маме, сказала, что меня срочно вызывают на работу, и попросила забрать Гошу досрочно. Мама что-то пробурчала в том смысле, что интересы ребенка приносятся в жертву удовольствиям… Знала бы она!..

Только когда я довезла Гошу до бабушки, я вздохнула более или менее спокойно. Потом я представила себе, как взлетает на воздух чужая квартира, и в каких бы я с Машкой ни была отношениях, я буду должна ей по гроб жизни.

На ватных ногах дойдя до квартиры, я позвонила шефу.

— Владимир Иванович, — сказала я, у меня в квартире бомба.

18

Бедный наш шеф! Чего только не приходилось ему выслушивать от своих подопечных за долгие прокурорские годы…

Иногда у нас клинило башку, и мы могли так пообщаться с Владимиром Ивановичем! Я до сих пор со стыдом, а иногда со смехом вспоминаю, как мы с ним возвращались из городской прокуратуры, он — с коллегии, а я от зонального, и оба ехали в машине, погруженные в свои мысли. Я пыталась решить юридический казус: мой обвиняемый, с отягощенным анамнезом (четырежды судимый), во время пьянки выяснил, что пил из одного стакана с «петухом» — опущенным в зоне. Чтобы избежать позора огласки, в ярости от нахальства «петуха», севшего за один стол с правильными людьми, и от собственного прокола, мужик зверски убил «петуха», а в качестве завершающего штриха засунул ему пониже спины ножку от табуретки. У нас с зональным прокурором возник теоретический спор, как квалифицировать этот акт, — как совершение насильственных действий сексуального характера или как причинение телесных повреждений. Так мы и не пришли к единому мнению. Клиент явно не преследовал цели получения сексуального удовлетворения, но определенный сексуальный подтекст в его действиях имелся… Проезжая по набережной, шеф благостно воскликнул: «Красота-то какая, Мария Сергеевна! Правда?» И поинтересовался: «О чем вы задумались?» И я, глядя в окно машины на сверкающую на солнце воду под высоким ажурным мостом, доверчиво спросила: «Владимир Иванович, вот если один мужчина другому вводит в задний проход ножку от табуретки…» — «О Господи!» — только и смог вымолвить шеф…

Владимир Иванович постарался успокоить меня, как мог, сказал, что договорится с РУВД и немедленно пришлет мне специалистов. Через полчаса вместе со специалистами приехал и он сам.

Сначала со сложной аппаратурой обошли всю лестничную площадку, потом вошли в квартиру, обошли и ее. Потом надели резиновые перчатки и с большими предосторожностями достали из люстры загадочный предмет. Поколдовали над ним и объявили, что это не взрывное устройство, а всего лишь подслушивающее, правда, новейшей конструкции, с цифровой системой записи и передачи информации, с таким они еще не сталкивались. После этого они предложили уж заодно проверить всю квартиру и очень быстро нашли такой же приборчик за холодильником на кухне.

Поскольку работали специалисты грамотно, в перчатках, Владимир Иванович попросил их посмотреть на приборах пальчики. Посмотрели, и, к немалому нашему удивлению, пальчики нашлись.

В воздухе витал вопрос: «кто?». Приборы не успели даже как следует запылиться, ясно было, что не от Машки они остались, поставлены были совсем недавно, под меня. Кем?

Что я могла сказать шефу? Аккуратно, за горлышко, я достала из-за холодильника бутылку из-под водки «Синопская», которую за помин души Гены Струмина наливал себе и Горчакову доктор Стеценко. Криминалисты бережно упаковали ее и увезли с собой, пообещав отзвониться о результатах проверки. Шеф позвонил Горчакову, порадовал его последними новостями и попросил подъехать к криминалистам, оставить свои отпечатки для сравнения. Горчаков тут же помчался в РУВД и заверил, что оттуда сразу поедет ко мне.

От чая и кофе шеф отказался и сидел, барабаня пальцами по столу. Я тоже молчала.

Теперь было более или менее понятно, как уходила информация к нашим врагам, как им удавалось столь оперативно реагировать на наши находки.

Правда, я плохо представляла себе, как Стеценко умудрился засунуть приборы не только за холодильник, но и в люстру в комнате; стремянкой он точно не пользовался; но потом я сообразила, что в люстру приборчик можно было просто закинуть. Кроме Стеценко, мне никто в голову не приходил. Я была заворожена буквами "с" в начале его имени и фамилии, которые так хорошо вписывались в загадочный знак на перекидном календаре Неточкина, и даже не подумала, что Стеценко побывал у меня вчера в первый раз, а информация уходила задолго до этого. Правда, когда этот факт дошел до моего сознания, я тут же вспомнила, что в моей карточке в стоматологической поликлинике записан мой адрес. Но следов проникновения в квартиру не было, я бы заметила, замки исключали подбор ключей.

Через два часа, когда Лешка уже был у меня, позвонили криминалисты. Пальцев с бутылки на приборах точно не было; а вот зато на одном приборчике нашелся пальчик из уже имевшихся в распоряжении криминалистов.

— Вам фамилия Хрунов о чем-нибудь говорит? — спросил меня начальник кримотдела. — Вадим Вадимович, семьдесят четвертого года. Прокуратурой задерживался совсем недавно. Его пальчик.

По ассоциации с Хруновым у меня перед глазами возникла другая фигура, и я залилась краской. Шеф и Горчаков удивленно на меня уставились. Вот Филонов-то имел достаточно времени и возможностей засунуть эти приборы куда угодно.

— Владимир Иванович, а где бутылки, которые опера у ИВС подобрали? — наконец решилась спросить я.

— У меня в сейфе.

— Давайте отдадим их экспертам, может, там пальчики сойдутся.

Деликатный шеф даже не стал спрашивать, в чем дело; а может, и не подумал про Филонова, решил, что я хочу перепроверить хруновские пальцы. Во всяком случае, мне очень не хотелось никому ничего объяснять.

Они с Лешкой поехали в прокуратуру, Лешка пообещал отвезти эти банки-склянки криминалистам и вернуться.

Приехал он после того, как отвез банки и дождался результатов. На банке из-под джина-тоника, которую, по словам дежурного ИВС, держал в руках Филонов, были хорошие, четкие отпечатки; но нам они не подходили, на приборах следов этих пальцев не было.

Обыск; срочно нужен был обыск у Хрунова и компании. Черт его знает, как эти приборы работают; может быть, негодяям уже известно, что приборы обнаружены.

— Маша, в то, что доктор — «редиска», я почему-то не верю, — сказал мне Лешка. — Думай, кто еще мог их подсунуть.

— Леша, у меня дома из посторонних больше никого не было.

— А Регина?

— Да ей-то зачем? Она и сама от этого пострадала. Явно уже тогда эта зараза у меня в квартире стояла, когда Регина мне плакалась по поводу эксгумации. Лешка, давай все-таки обыски сделаем, договорись с уголовным розыском, может, дадут нам людей?

Но нет, не судьба. Людей нам не дали, предложили подождать до понедельника. Оставалось уповать на то, что факт обнаружения подслушивающих устройств врагам еще не известен.

В понедельник мы первым делом понеслись к шефу за санкцией на обыски. Начальник уголовного розыска по-иезуитски выделил нам в помощь оперов, которые работали по изнасилованию Нетребиной, и тех, кто задерживал Хрунова с компанией у прокуратуры. Они били копытом в нетерпении, пока мы все напечатаем и подпишем у шефа. Схватив постановления на обыск, они ускакали, но вскоре отзвонились, что все адреса закрыты, никого из фигурантов нет; что будем делать, спрашивали они, сесть в засаду или приезжать. Мы сошлись на том, что можно немножко покараулить, и ребята остались в

Адресах.

Пока мы решали этот вопрос, позвонил из Мурманска Коля Курочкин. Сказал, что на телевидение пока не обращался, копается в картотеке «потеряшек» и озадачил территориальные отделения милиции. Все, что ему удалось раздобыть, это, с подачи одного участкового, данные молодого человека, безработного, одинокого, которого в Апатитах не видели полгода; его приятель поведал, что «потеряшка» в начале года уезжал в Питер на заработки, попал в какую-то неприятную историю, посидел месяцочек в знаменитых «Крестах», но вроде бы вышел сухим из воды, да еще и получил выгодное предложение: денежная работа в ЮАР. Вот так вскользь он сообщил об этом своему приятелю, после чего собрал вещички и канул. Приятель уверен, что тот давно уже в ЮАР гребет деньги лопатой и забыл про друзей детства, там, наверное, и останется.

— Где?! — переспросила я, хотя прекрасно все расслышала.

— В Южно-Африканской Республике, — добросовестно повторил Коля.

— Коля, все там бросай, приезжай немедленно, ты нам тут нужен, — сказала я ему, — и Регина тебя заждалась.

— Ничего не понял, но выполняю, — ответил Коля и отключился.

— Леша, связь с засадами есть? — спросила я, мысленно обзывая себя последними словами.

Правда, говорят, что лучше поздно, чем никогда, но если это касается расследования преступлений, то еще неизвестно, что лучше. Мой ребенок притащил из школы пластмассовую головоломку, на которой было написано, что если вы соберете из нее нужную фигуру за одну минуту, то вы достойны Нобелевской премии; если за три минуты, то вы достойны повышения зарплаты; а если вам не хватит и пяти минут, то вы недостойны быть погонщиком верблюдов. Так что если уволят из прокуратуры, попробую устроиться погонщиком верблюдов, хотя шансов у меня мало.

— Пусть остаются люди у квартиры Хрунова, остальные, с адресов Иванова и Шитова, пусть срочно едут сюда. Печатай обыск на квартиру, где офис, — ну, где установлен третий телефон из календаря Неточкина. Туда на обыск с криминалистом, пусть пальцы возьмут со всех возможных поверхностей. Вот данные Трайкина Сергея Сергеевича, срочно, срочно пусть ищут его, пусть из-под земли достанут, если жив еще. Может, ГАИ «перехват» объявит на все тачки этой гопкомпании, пусть их тормозят и держат до нашего прибытия. На машины тоже печатай обыски и отдай операм, а я слетаю в морг. Леша, быстрей, понял?

— Не понял, но выполняю, — совсем как Курочкин, ответил Горчаков и стал звонить операм.

— Ты не вспомнил, чудовище, где ты видел эти фамилии? — нервно спросила я.

Горчаков покачал головой.

— Ну тогда возьми бумаги Неточкина — листочки с денежными расчетами. Возьми-возьми! И посмотри заодно, чьим почерком они написаны.

Лешка вытащил профессорские бумаги. Против фамилий Иванова, Хрунова и Шитова стояли суммы в долларах; гонорары «сотрудника института» Хрунова вдвое превышали суммы, записанные против фамилий его подельников. Почерк человека, сделавшего эти записи, с почерком Неточкина ничего общего не имел. Зато много общего имел с почерком, которым завершался протокол допроса Героцкого: «Мною прочитано, с моих слов записано правильно…»

Наконец все было готово; четыре оперативника курили на лестнице, ожидая, пока Лешка складывает им в папку постановления на обыски и бланки протоколов, а пятый опер по телефону договаривался с дежурной частью, чтобы объявили в «Перехват» машины наших фигурантов. Он должен был везти меня в морг, и я топталась в коридоре рядом с курильщиками, не в силах сдержать нетерпение.

И вдруг — надо же такому случиться! На лестнице показался Хрунов Вадим Вадимович собственной персоной. У меня и, судя по всему, у оперов аж дыхание перехватило. А ничего не подозревающий Вадим Вадимович заулыбался, увидев нас, и громко объявил:

— А я к вам! Мне надо зубы вставить, выбитые при незаконном задержании, вот хочу спросить, кто мне оплатит протезирование.

Я ничего не успела сказать, а один из оперов, бросив в урну недокуренную сигарету и делая вид, что ему глубоко безразлично происходящее, стал спускаться по лестнице и незаметно зашел в тыл Хрунову, блокировав ему путь отхода. А двое других не отказали себе в удовольствии — подошли вплотную к Хрунову так, что он оказался прижатым к стенке и ласково спросили:

— Парень, ты понял, что ты сейчас будешь оказывать сопротивление работникам милиции? Ты понял, что сейчас будешь вести себя безобразно и нам придется применить самые жесткие меры, чтобы тебя успокоить?

— Я… — вякнул было Хрунов, но его перебил четвертый опер:

— А что ты скажешь, если зубы тебе выбьют в ходе абсолютно законного задержания?

Совершенно неуловимое движение опера — и Хрунов оказался в наручниках; все произошло так быстро, что он и сам несказанно удивился.

— Ребята, пойдемте с ним вместе осмотрим машину, и снимайте засаду в его адресе, пусть едут сюда, — сказала я.

Один из оперативников вытащил из папки постановление на обыск машины Хрунова.

— Горчаков, — крикнула я на всю прокуратуру, — пока мы машину обыскиваем, напиши протокол задержания Хрунова.

— Что?! — взвился опомнившийся Хрунов. — Не имеете права, задерживать по подозрению в преступлении можно только один раз. А меня уже задерживали за изнасилование и за то, что этому Горчакову морду набил. И вообще он потерпевший, не имеет права!

— А мы вас задерживаем по подозрению в других преступлениях.

— Это каких же? — прищурился Хрунов.

— В убийстве Неточкина и Струмина.

— Я таких не знаю, — огрызнулся Хрунов.

— Да, вас друг другу не представляли. А Горчаков не потерпевший, поскольку дело прекращено. Пошли.

Я кивнула операм, и они повели Хрунова вниз. Все-таки я не удержалась и схулиганила: проходя вперед по лестнице мимо Хрунова, я притормозила и тихо, сквозь зубы, сказала ему:

— А за «биксу легавую» ответишь отдельно, — только плевать ему под ноги не стала.

В багажнике джипа лежала, точно нас дожидалась, монтировочка, слегка заржавленная. Мы аккуратно упаковали ее в конверт из плотной бумаги; она должна понравиться и Марине Коротаевой, и Боре Панову; я подумала, что и одорологи свое слово скажут, чтобы потом Хрунов не кричал, что видит эту монтировку впервые в жизни; его запах наверняка найдется на монтировке, и биологам найдется работа, как кровь ни вытирай."

В морг мы с оперативником слетали за полчаса. Я забежала в кабинет заведующего и с порога, запыхавшись, попросила:

— Юра, срочно нужна пробирка, пусть Кульбин принесет, срочно, очень нужно, — не давая ему опомниться, говорила я, — только чистую, очень тороплюсь…

Юра посмотрел на меня ввалившимися глазами; чувствовалось, что мыслями он где-то далеко и с трудом понимает, чего я хочу. Он нажал на кнопку громкой связи:

— Василий, принеси мне пробирку, пожалуйста, чистую, только побыстрее.

Через минуту открылась дверь, на пороге стоял Вася, держа в руке пробирку; меня он не видел. Я вышла из-за дверной створки и, сказав: «Спасибо, Вася!», подставила под пробирку конверт. Он машинально разжал пальцы, пробирка упала в конверт, я повернулась и побежала по коридору.

Конечно, на подслушивающем устройстве были пальцы Кульбина, я могла бы и не дожидаться вердикта криминалистов. Привезя меня бесчувственную домой после «вскрытия» абсцесса, Вася вколол мне еще снотворного и беспрепятственно распихал приборчики, куда хотел.

Пока я ездила в морг, дома у Хрунова нашли россыпь бумажек, нашлепанных на компьютере: «Работа за границей, тел…» Такие бумажки иногда раздают у метро; мне тоже, бывало, совали в руки клочки бумаги, на которых было написано: «Работа на дому», или «Хотите похудеть?».

Хрунов гордо молчал, что в присутствии адвоката, что без него.

В протоколах везде значилось, что Хрунов — безработный. Но когда оперативники привезли документы с обыска дома у Хрунова и Горчаков в них зарылся, он обнаружил в куче бумажек характеристику на коммерческого директора Вадима Вадимовича Хрунова, подписанную руководителем концерна «Медин». Я даже испугалась, когда он вбежал ко мне в кабинет, размахивая этой характеристикой.

— Машка, — вопил он, — теперь все понятно! Вот он, наш выговор, откуда вырос!

Я отобрала у него характеристику и долго обмахивала его этой бумажкой, прежде чем он начал рассказывать:

— Первый раз я сцепился с Дуремаром знаешь, из-за чего? Он расписывает мне, как начальнику отдела, материал о том, что одна фирма, питерская, не платит другой фирме, московской. Я удивился: больше ни о каких нарушениях в материале речь не идет, неплатежи, и все. Пошел к Дуремару, говорю, так, мол, и так, не наша подведомственность, надо разъяснить право на обращение в арбитраж. Дуремар на меня цыкнул: не ваше дело рассуждать, что надо сделать, выполняйте, то есть, решайте вопрос о наличии состава преступления. Я еще в бутылку полез, спрашиваю: какого преступления? Даже сами заявители ни о каком преступлении не говорят. Дуремар на меня смотрит как на идиота и внятно говорит: отправьте материал в РУОП, поручите им проверку, пусть людей повызывают, налоговой полиции поручите, пусть проверят их деятельность… Я, пожимая плечами, ухожу, звоню в РУОП, объясняю ситуацию, киваю на дурацкий приказ начальства, а руоповцы мне говорят, мол, мы все понимаем, не переживайте, направляйте материал, мы людей по-вызываем, все проверим; надо, чтобы заплатили, да? Представляешь, типичная разборка руками прокуратуры и РУОПа: надо заставить людей заплатить. А руоповцы добавляют: а чтобы вам все стало ясно, гляньте в список учредителей московской фирмы. Я глянул: на видном месте Иван Кузьмич Карданов.

— Это, что ли, бывший зам Генерального прокурора?

— Точно!

— Так он же на пенсии! Он же ушел сразу после

Назначения Дремова.

— Ну и что? Связи-то остались, ну как не порадеть родному человечку… Так вот, фирма «Медин» — питерский филиал фирмы Карданова. То-то Дремов так суетился по делу Хрунова! Назначение свое отрабатывал.

Сергей Сергеевич Трайкин, благополучно отловленный у подружки, простодушно рассказал, что ему обещали работу в Южной Африке за бешеные бабки, условие было одно: железное здоровье. Он, выйдя из «Крестов», позвонил по телефону, который дал ему Валера Синдеев, ему велели приехать в офис — однокомнатную квартиру в «хрущевке»; выяснили у него всю его биографию, интересовались наследственными заболеваниями, потом отправили в знакомый нам медицинский институт, там высокий красивый мужик заполнил на него карту, взял анализ крови, сделал ему рентген и велел быть на связи. Трайкин добросовестно сообщил все координаты, где его можно найти в любое время суток, и стал ждать вызова.

Сергей Сергеевич искренне собирался в Южную Африку и не удосужился узнать, что ЮАР несколько лет назад закрыла выдачу виз…

После того как Лешка закончил допрос Трайкина, мы стали решать, что с ним делать. Вот и пожалеешь, что мы не в Америке, где можно арестовать важного свидетеля, чтобы он, во-первых, никуда не делся, и, во-вторых, никто на него не воздействовал. Трайкин пока был у нас единственным оружием против Героцкого.

Горчаков включил все свои внутренние резервы, напугал Трайкина до полусмерти, убедительно доказал ему, что то, что Трайкин пока жив, является чистой случайностью. После такой обработки Трайкин готов был руки целовать из благодарности за разрешение пожить в милицейской гостинице под присмотром оперативника.

Без пяти шесть мы с Лешкой спохватились, что у нас с ним еще маковой росинки во рту не было. Только что закрылись двери за оперативниками, и напряжение отпустило. Сейчас мы с Лешкой были похожи на медленно сдувающиеся воздушные шарики. Сколько раз я замечала: если надо работать, держишься, пока работаешь, всю ночь — так всю ночь, и спать даже не хочется; но как только ты поставил точку в протоколе и запер сейф, — ноги тут же становятся ватными, глаза начинают закрываться сами собой, и в голове крутится одна-единственная мысль: «Господи, какая я несчастная!»

— Лешка, поехали ко мне, поедим, — сказала я, еле ворочая языком от усталости. — У меня индейка в особом кляре — мука, яйцо и майонез, я на нее потом кладу тушеные овощи, еще зелени сверху…

Лешка с трудом повернул ко мне голову, в его страдальческом взгляде слились измученность раба на галерах и аристократическое вожделение к индейке в кляре; он даже не смог членораздельно произнести согласие, издал только стон:

— Мм-м!

Когда мы уже закрывали кабинеты, мой телефон требовательно зазвонил. Мы с Горчаковым переглянулись: в теперешней оперативной ситуации мы не могли себе позволить роскошь игнорировать телефонные сообщения.

Я вернулась в кабинет и схватила телефонную трубку. Приятный женский голос произнес:

— Мария Сергеевна? Вы не забыли, что у вас сегодня запланирован визит к стоматологу? Соединяю с доктором Стеценко, — и не успела я вымолвить слово, как в трубке раздался голос Александра, и я машинально отметила, что на этот раз он не такой веселый, как обычно.

— Мария Сергеевна, — сказал доктор Стеценко, — сдается мне, что вы не собирались сегодня в стоматологическую поликлинику…

— Ну-у, — протянула я, не зная, что ответить; стыдно, но доктор был прав, я даже потеряла номерочек.

— Знаете такую пословицу: если пациент не идет к стоматологу, стоматолог сам идет к пациенту. Мы внедряем новые формы обслуживания, посещаем на дому лиц, прооперированных в морге, по желанию клиента оперируем в гробах… А если серьезно, мне надо с вами поговорить, с тобой и Алексеем. Где это можно сделать?

— Ты можешь приехать ко мне домой? Мы с Лешей идем ко мне.

— Я смогу быть около девяти, это не очень поздно?

Зажав трубку рукой, я узнала у Лешки, сможет ли он дождаться Александра, и, получив положительный ответ, дала доктору согласие.

19

Все уже давно было выпито и съедено. Разговор был очень долгим. Саша рассказал, что виделся с Геной Струминым незадолго до его смерти, и тот обмолвился о тайных операциях по пересадке органов под руководством его патрона — профессора Неточкина.

— Мы же с ним вместе когда-то в СНО этой темой занимались. То, что он мне рассказал, мне не понравилось. А когда я узнал о его убийстве, у меня сомнений не осталось, что это — прямое следствие Гениной осведомленности кое в чем. Я покрутился в институте под благовидными предлогами, посмотрел операционную, влез в меддокументы, используя старые связи…

— Ну, с Сашкой все ясно, но ты-то, Маша, ты-то как догадалась?

— Леша, самое смешное, что я с самого начала располагала необходимой информацией, ее только надо было сложить в картинку. Мне надо было воспринять как единое целое куски информации о том, что кто-то в тюрьме подбирает для мифической работы за границей молодых людей по двум критериям — отсутствию близких родственников и отменному здоровью; что эти люди потом пропадают; что путем помещения в чужие гробы скрываются трупы людей, умерщвленных, скорее всего, путем введения медицинских препаратов, что кто-то очень не хочет, чтобы мы установили личность этих людей, и что все это связано с хирургом Неточкиным и производимыми им операциями. Шерлоку Холмсу работы на полминуты.

Лешка поцокал языком.

— Ну что, ребята, я, пожалуй, пойду, поздно уже. Я каждый раз, когда домой возвращаюсь, жду, что возле дверей стоит чемодан с моими вещами.

— Да ладно тебе на жену наговаривать, — упрекнула я Лешку, а сама не могла дождаться, когда мы наконец останемся вдвоем с Сашей.

Себе я объясняла это тем, что хочу наедине, без свидетелей, извиниться перед Сашей за то, что подозревала его в шпионаже. Но по тому, какие он взгляды на меня бросал, похоже было, что наш разговор наедине этим не ограничится.

Думаю, что и Лешка уже все понял, иначе он бы утащил Сашу с собой с криками, что если тот останется со мной в такое позднее время, то как честный человек обязан будет жениться.

Когда за Лешкой закрылась дверь, мы с Сашей сели друг напротив друга. Воздух вокруг нас можно было потрогать руками, он раскалился от флюидов. У меня пересохло в горле, у Саши, по всей видимости, тоже.

— Ты знаешь, Маша, отчасти я делал это из-за Генки, а в основном — чтобы иметь возможность видеться с тобой. Я ведь тебя сразу раскусил — понял, что в поликлинику ты ходить не будешь; значит, надо было искать поводы для встреч. Ты с ума меня свела, я просто бредить стал тобой. Да ты и сама это прекрасно знаешь. Ведь знаешь?

Я слушала его, замерев. Господи Боже, думала я, неужели остались на свете мужчины, которые способны говорить такие слова еще до того, как начнут хватать женщину руками?

Да, похоже, что Саша был из числа хорошо воспитанных мужчин. Он смотрел на меня такими глазами, что от его взгляда у меня сердце колотилось изо всех сил о грудную клетку и горели щеки. От желания прикоснуться к нему у меня кружилась голова, а он и не думал давать волю рукам.

Ну что ж, подумала я, придется брать инициативу в свои руки; жаль, что я не могу отнести его в спальню…

Проснувшись утром, я тихо выскользнула из-под Сашиной руки, пробежала в ванную, почистила зубы, расчесала волосы и обвела губы контурным карандашом. Потом вернулась в постель, нырнула под одеяло и прижалась к теплому Сашкиному телу. Не открывая глаз, он прижал меня к себе и поцеловал в висок. Я и не заметила, как уснула. А проснулась снова от того, что Саша, приподнявшись на локте, задумчиво и нежно разглядывал меня.

— Доктор, поцелуйте меня! — пробормотала я, выгибаясь под одеялом.

— Нет-нет, и не просите! Вы что, не знаете — существует этика отношений между врачом и пациенткой…

— Ну доктор, ну один поцелуй, ну что вам стоит!

— И не просите, я давал клятву Гиппократа! Я и спать-то с вами права не имел!

Солнце вовсю заливало нашу постель…

20

Двухдневные поиски Синдеева завершились в Тихвине, где Валерий Иванович вторую неделю отмечал освобождение из тюрьмы и совершил там по пьяному делу хулиганство, в связи с чем был арестован и снова томился в кутузке.

Нам очень нужны были его показания. Именно он был связующим звеном между докторами и донорами.

Валерий Иванович Синдеев, судя по тому, что нам удалось про него выяснить, хоть и был тертым калачом, но проявлял некоторые признаки сентиментальности и не чужд был женских прелестей. Мы с операми долго соображали, как лучше его зацепить. Можно было попробовать заинтересовать его тем, что при активной помощи следствию он имеет реальный шанс получить не более трех четвертей от максимального срока, но тогда надо было склонить его к явке с повинной, чтобы в тюрьме эта явка и была принята.

Наконец мы решили пойти ва-банк; такой ход можно было использовать лишь один раз, а шансов было пятьдесят на пятьдесят… Очень многое зависело от того, какой тип женщин нравится Синдееву.

Приехав в Тихвин, мы объяснили наши нужды начальнику изолятора.

— Ну, давай, Маша, — наконец сказал сопровождавший меня оперативник, и я кивнула:

— Заводите. Начальник и опер вышли.

Когда конвойный завел Синдеева — высокого полного мужчину, которого я узнала по фотографии, — и, дождавшись моего кивка, оставил нас одних, Синдеев окинул меня быстрым взглядом, задержавшись на скрещенных ногах, почти полностью открытых самой короткой моей юбкой, и на глубоком вырезе жакета, под которым не было блузки. Я поняла, что разговор состоится.

— Садитесь, Валерий Иванович, — приветливо сказала я и представилась.

Он удивленно поднял брови.

— На вашей территории я ничего не совершал, — кокетливо сказал он.

Я помолчала. Потом, глядя прямо в глаза Синдееву, начала говорить:

— Вот вы какой, — замолчала снова, потом продолжила:

— Чем-то вы мне симпатичны, даже не знаю чем, но мне хочется вам помочь. Прочитайте, — и протянула ему Уголовный кодекс.

Он глянул в статью, на которой лежал мой палец, — про те самые три четверти при явке с повинной — и недоуменно спросил:

— А я-то тут при чем?

— У вас судимость, и положение самое невыгодное. Посмотрите на ситуацию с точки зрения судей: кто вы, и кто Сергей Янович. У вас единственный шанс — загрузить его прежде, чем он начнет грузить вас.

— Я не понимаю, о чем вы, — заученно сказал Синдеев, но взгляд его заметался.

На столе начальника лежал чистый лист бумаги и ручка, специально приготовленные к нашей встрече. Я подвинула к нему ручку:

— Если вы напишете сейчас явку с повинной, я вам гарантирую не больше трех четвертей срока. Только решайте сейчас.

Он облизнул губы:

— Не понимаю…

Ну что ж, жаль. Вы действительно вызываете у меня симпатию, и мне действительно жаль. — Я грустно улыбнулась и встала. Положила в сумочку кодекс и пошла к двери. — Прощайте.

— Стойте! — выкрикнул Синдеев. — Я… Мне надо подумать. Завтра я вам скажу…

— Нет, Валерий Иванович. Решайте сейчас, через тридцать секунд я вызову конвой и уеду в Питер.

Он изо всех сил сжал кулаки, так что они побелели. Я постояла у двери и через полминуты стала открывать ее.

— Дайте бумагу, — хрипло сказал Синдеев.

Показаний Синдеева в принципе было достаточно для ареста Героцкого, но маловато для того, чтобы направить дело в суд.

Валерий Иванович Синдеев вообще-то был автослесарем и с Героцким познакомился, когда тот чинил свою машину. А когда Синдеев ушел из мастерской, стал зарабатывать на жизнь вышиванием долгов из забывчивых людей и очень быстро залетел на одном несговорчивом должнике, он понял, что никому не нужен, за адвоката платить нечем, и будущее его незавидно. И вдруг вместо назначенного следователем адвоката, откровенно скучавшего и просто отбывавшего номер, в изолятор к Синдееву пришел один из лучших адвокатов города с сообщением, что его услуги оплачены Сергеем Яновичем Героцким и что перспективы судебного разбирательства самые радужные.

Синдеев не верил своим ушам. А когда он вернулся в камеру, дежурный помощник начальника следственного изолятора принес ему на маленьком подносе мобильный телефон, рядом с ним на подносе лежала бумажка с номером телефона. Синдеев набрал этот номер и услышал голос своего благодетеля, который за заботу попросил всего-то ничего: не просиживать зря штаны в изоляторе, а подыскивать молодых людей с отменным здоровьем, которые не планируют долго задерживаться под стражей, предлагать им работу с выездом за границу, где-нибудь подальше, и направлять по определенному адресу; а уж о том, чтобы Валерий Иванович до суда посидел не в одной, а в нескольких разных камерах, Сергей Янович позаботится.

Номер телефона, который Синдеев давал желающим устроиться на работу, был именно тем номером, который покойный Аристарх Иванович Неточ-кин записал на своем перекидном календаре за день до смерти.

Синдеев клялся, что не знал, на какую работу вербует молодых людей; ну, это был уже вопрос его совести.

Когда я вернулась в Питер, мы с Лешкой поспорили, удастся ли нам развалить Героцкого. Лешка доказывал мне, что Героцкий — человек непростой и либо вообще откажется говорить, либо будет все отрицать.

А у меня были другие планы, и я пообещала Лешке устроить один фокус, вдруг сработает.

В связи с этим мы разошлись во мнениях о том, как взяться за Героцкого. Горчаков и Курочкин предлагали взять его часа в четыре утра: прийти с обыском, если не будет впускать — взломать дверь, закон нам это разрешает, и сразу начать допрашивать. В четыре утра человеку очень трудно себя контролировать; не зря это время суток считается часом государственных переворотов: часовые не в силах бороться со сном.

В принципе основания считать, что случай не терпит отлагательств, у нас были. Но такие действия исключали установление контакта с Героцким, а мне для реализации моего плана нужен был именно контакт, и именно доброжелательный, ничем не омраченный.

Наконец ребята приняли решение, что надо дать мне возможность попробовать. После удачи с Синдеевым они считали, что я все могу.

Мы продумали все детали, вплоть до того, на какой машине везти в прокуратуру Героцкого. Я внушала ребятам: мы должны создать у Героцкого впечатление, что и в мыслях не держим его подозревать, он — наш союзник, мы рассчитываем на его помощь. Полное взаимопонимание и сотрудничество, плюс легкое кокетство с обеих сторон. Насколько я представляла себе Героцкого, то, что я задумала, должно было сработать: он раб своего

Имиджа.

В закромах у нас были припасены опознание Трайкиным Героцкого как человека, который обследовал его в институте; очная ставка с Синдеевым, показания жены Вальчука о том, что деньги за операцию она передавала Сергею Яновичу, и сделанные его рукой записи о выдаче денег Иванову, Хрунову и Шигову.

Я настояла на том, чтобы мне самой поехать за Героцким. Саида Сабировна к тому времени уже была в прокуратуре; с ней работали. Как и предполагалось, она держалась спокойно, но твердо, никакой полезной информации не сообщала. По моему совету, на нее особо не наезжали, так, давали понять, что ждут от нее откровенности, но совсем уж отношения не портили.

По дороге мы с Героцким светски болтали на отвлеченные темы. У себя в кабинете я предложила ему кофе; я ждала вопроса, как продвигаются поиски убийцы Аристарха Ивановича, Героцкий не мог не спросить об этом.

И вот он задал этот вопрос. Обворожительно улыбаясь, я сказала ему, что появился повод воспользоваться его помощью. (Только бы не насторожить его, только бы не спугнуть, молилась я про себя.)

— Вы ведь могли бы помочь нам, Сергей Янович? В сущем пустяке? (Только бы не пережать: небрежность просьбы — ну, поможет так поможет, а не поможет — обойдемся, и невозможность обмануться в расчетах на его сотрудничество должны быть перемешаны в моем поведении в равных пропорциях.) Вы имеете такой авторитет среди сотрудников института; вас, наверное, послушается любой… Я подозреваю, что не все с нами искренни так, как вы, а между тем какая-нибудь мелочь, которой вы и ваши коллеги и значения-то не придаете, может иметь для нас решающее значение. Помогите нам, а?

— Ну что ж, если это в моих силах, я готов.

Он привстал на стуле и застегнул пиджак.

— Пойдемте.

Вот сейчас от меня требовался хороший темп — не дать ему опомниться и переломить ситуацию.

Я решительно встала, открыла дверь кабинета и поманила за собой Героцкого. Он послушно пошел за мной. Задачей Курочкина было, чтобы в то время, пока мы преодолеваем этот крошечный отрезок пути, в коридор случайно не высунулся бы никто, кто мог бы отвлечь Героцкого.

Перед дверью Лешкиного кабинета я на несколько секунд задержалась и сказала Героцкому, заговорщицки приглушив голос:

— Вы могли бы сказать одному из ваших сотрудников, чтобы он последовал вашему примеру? Скажите ему буквально следующее: «Я рассказал всю правду следователю и вам советую это сделать». Вы ведь рассказали нам всю правду? — Тут я слегка повысила голос, но ни в коем случае не угрожающе. Героцкий машинально кивнул. — Только одну фразу: «Я рассказал всю правду следователю и вам советую это сделать». Это очень важно, вся надежда на то, что человек вас послушается… Запомнили?

Героцкий опять кивнул; похоже, он еще ничего не подозревал.

Я распахнула дверь кабинета, открывающуюся внутрь, и, придерживая ее, слегка подтолкнула Героцкого вперед:

— Прошу!

Он уже открыл рот, чтобы начать говорить, и увидел перед собой сидящую на стуле Саиду Сабировну. Он чуть помедлил, но я в упор смотрела на него, сверлила его взглядом.

Он не смог переломить ситуацию. Судорожно сглотнув, что очень хорошо вписалось в отведенную ему роль, Героцкий произнес:

— Саида, я рассказал всю правду следователю и тебе советую, — и в ту же секунду я захлопнула дверь в кабинет, мы с ним остались в коридоре, а там, в кабинете, в это мгновение должны были включить видеозапись.

Саида Сабировна начала говорить… Потом я посмотрела эту видеозапись. Саида Сабировна рассказала, как в институте была оборудована операционная для пересадки органов. Без нее — начмеда — это было бы невозможно. Талантливый, даже гениальный хирург Неточкин творил чудеса; он серьезно работал над проблемой совместимости трансплантированных органов, однако все упиралось в доноров. Все знали, каких трудов стоило заполучить почку для трансплантации; основной вопрос — преодоление внутритканевого барьера. Неточкин накапливал в клинике института пациентов, нуждающихся в пересадке органов, они ждали случая, но потенциальные доноры с диагнозом «смерть мозга» поступали настолько редко, что не могли обеспечить всех желающих и тормозили научную работу.

Тогда самое близкое к Неточкину лицо в институте, Героцкий, — отнюдь не такой бессребреник, как Аристарх Иванович, — решил взяться за надлежащую организацию трансплантации органов. Исподволь он добился, что Неточкин отказался от личного участия во всех операциях, кроме пересадки органов, и занялся поставкой доноров. Единственно разрешенные законом трупное донорство и от близких родственников его не устраивали. Он через своего знакомого адвоката, одного из лучших в городе, подцепил троицу молодых беспринципных людей — так выразилась Саида Сабировна, — которые у метро раздавали бумажки с предложением работы. Кто-то клевал на эти предложения; потенциальных доноров отбирали из числа этих людей в специально снятой для этой цели квартире — однокомнатной «хрущевке», а окончательное утверждение на роль донора они проходили в институте у Героцкого, никому другому поручить это он не мог.

Расчет был стопроцентным: донорам внушалось, что они поедут работать в ЮАР. Выбирались одинокие люди, которые в лучшем случае могли проболтаться кому-нибудь из знакомых. Кто стал бы разыскивать своего знакомого, который уехал на заработки в ЮАР? Да и как его искать?

Когда появился контингент доноров, можно было тщательно подбирать подходящих, в результате чего существенно повышался процент успешных операций. Неточкин стал работать над генетическим подбором органов методом генной дактилоскопии. Героцкий создал для него все условия, о которых можно было только мечтать. Аристарх Иванович мог забирать у одного донора только один орган, или кожу, или роговицу глаза. Все готовил Героцкий; Неточкин предпочитал не задумываться, как подбираются доноры и куда они потом деваются. Он набирал эмпирический материал, его волновала наука. Постепенно и подбор пациентов, нуждающихся в трансплантации, перешел в руки Героцкого. Неточкин только знакомился с медицинскими документами, проводил осмотр перед операцией — и пересаживал, всякий раз успешно.

Аппетиты Героцкого, который уже давно наладил четкую систему оплаты операций в зависимости от их сложности и дефицита требуемого органа, росли. Он придумал подбирать доноров в тюрьме, воспользовавшись услугами своего бывшего автомобильного мастера, Валеры Синдеева.

Операции проводились в ночное время. Донору под предлогом проведения дополнительного обследования давали наркоз, фиксировали на операционном столе, рядом, на соседнем столе, лежал пациент.

После забора органа донору вводились препараты, вызывающие остановку дыхания, затем тело перекочевывало в морг — там наготове был Кульбин, его тоже нашел Героцкий, а купить его не составило труда.

В холодильнике морга тело несчастного донора лежало до тех пор, пока не представлялась возможность подложить его в чей-нибудь гроб, который по эстетическим соображениям не должен был открываться во время похорон.

Захороненные таким образом трупы надежнейше скрывались от глаз людских. Ничто, кроме эксгумации, не могло бы привести к их обнаружению. Катастрофа наступила, когда стало известно, что в короткий промежуток извлечены на свет божий два таких трупа подряд. К счастью для Героцкого и компании, от донора, труп которого был обнаружен первым, была взята только кожа с бедер, у второй — женщины — была забрана только роговица (поскольку труп был уже подгнивший, глаза съедены насекомыми, мы и не заподозрили повреждений глаз). Если бы мы нашли трупы доноров, у которых были извлечены почка, печень, сердце или кости, мы догадались бы о причине их смерти гораздо раньше.

Героцкий дал команду во что бы то ни стало избавиться от этих трупов; установление их личности могло привести к подпольному синдикату по пересадке органов; кто знал, кому и что сообщили эти люди перед «отъездом в ЮАР», и их лихорадочно принялись прятать. Поняв, что мы можем найти и спрятанный труп — после обнаружения нами трупа женщины, извлеченного из гроба мужа Регины, — они, уже в полнейшей панике, предприняли кардинальные меры — взорвали труп. После этого ни о какой идентификации не могло быть и речи.

Ситуация осложнилась тем, что в последнее время к Неточкину прибился его аспирант — эксперт Струмин. Он писал диссертацию как раз по сосудистой хирургии, интересовался трансплантацией, и Неточкин пару раз приглашал его на операции. Конечно, Струмин с ходу все понял. И окончательно утвердился в своих догадках, когда был поднят первый труп с эксгумации. Струмин хорошо помнил его, он присутствовал при пересадке от него кожи артисту Вальчуку. И в тот же день он полетел к Неточкину и все рассказал. Сергей Янович тоже узнал о неприятности в тот же вечер, только от Кульбина. Он попытался договориться с заведующим моргом, апеллируя к нему от имени Аристарха Ивановича: в их клинике лежала Юрина жена — ждала трансплантации почки. Юра был готов на все ради нее. Он согласился уговорить меня скрыть обнаруженный при эксгумации труп.

Но на следующий день Неточкин попытался все перепроверить. Он дал Саиде Сабировне команду разыскать телефон следователя Швецовой, а сам стал звонить своему ученику, заведующему

Моргом Юрию Юрьевичу. Мне не дозвонился, а с Юрой имел разговор. И естественно, стало ясно, что Неточкин ни о чем Юру не просил, а Неточкин, в свою очередь, узнал от Юры про то, что на него выходил Героцкий; голова у профессора Неточкина работала очень хорошо, во всяком случае, роль Героцкого в этой криминальной драме он вычислил.

Наверное, узнав такое о своем ближайшем друге, ученике и помощнике, Неточкин и начертал этот трагический вопрос в своем календаре: «С.?!!»

Похоже, что он предпринял настоящее дознание, поскольку как-то раздобыл и телефон «офиса», где производился отбор кандидатов в доноры. В кабинете Героцкого он нашел листочки с записями расходов на содержание команды боевиков — должен же кто-то был перевозить трупы, применять силовые методы к тем, кто мешал предприятию…

Когда Героцкий в тот день появился в институте, Неточкин уже ждал его. Он устроил Героцкому страшный скандал, особенно когда узнал, какие суммы Героцкий берет с пациентов.

Под конец Аристарх Иванович пригрозил прикрыть лавочку. Естественно, Сергей Янович мерил всех по себе и ужаснулся, когда представил, каким замечательным объектом для шантажа он является теперь для шефа. Конечно, жаль было убивать курицу, несущую золотые яйца. Но в принципе, Сергей Янович уже обеспечил себя на многие годы вперед. Поэтому выход он видел только один. Он велел Саиде Сабировне срочно разыскать Иванова, Хрунова и Шигова.

На следующее утро до Саиды Сабировны дошла весть об убийстве Неточкина. Все было ясно.

21

— Лешка, почему так? Даже если дело раскрывается, я уже давно не испытываю удовлетворения. Да, нервы немножко пощекочет, а потом — ничего, кроме тоски и опустошения. Почему?

— Стареем, Машка. Я тоже раньше мысленно кричал: «Ура!» А теперь спрашиваю себя: «Ну и что?»

Мы сидели на детских качельках перед прокуратурой и лениво раскачивались. Пахло весной, набухшими почками, дул теплый ветер. У Лешки в руках была газета с огромным заголовком: «Memento Mori — помни о смерти!», под заголовком были фотографии всех фигурантов по делу о незаконной трансплантации органов. Почти всех — Кульбина так и не нашли, он числился в розыске.

В суде начался процесс, недели на две-три он растянется.

— Вот вы где, голубочки! — из прокуратуры выглянула запыхавшаяся Зоя, канцелярская начальница. — Горчаков, тебя шеф обыскался, собирайся на происшествие.

— А что стряслось?

— Кажется, труп в сейфе управляющего банком. — Зоя, а при чем тут Горчаков? — вмешалась я. — Сегодня же я дежурю!

— Ничего не знаю! Шеф распорядился найти Горчакова.

— Вот так: опять дискриминация по половому признаку! Зоя, мы с тобой чужие на этом празднике жизни!

— Маша, я ж тебе все равно два дежурства должен, — примирительно сказал Лешка.

— Да брось ты, Горчаков, Бог троицу любит!..


home | my bookshelf | | Помни о смерти |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу