Book: Темные силы



Темные силы

Елена ТОПИЛЬСКАЯ

ТЕМНЫЕ СИЛЫ

1

Такие вечера выпадают следователю нечасто, но мне повезло. Домой удалось уйти ровно в шесть, несмотря на то, что новое начальство недвусмысленно заявило: те, кто уходит с работы раньше десяти вечера (понимай — раньше, чем упадет от усталости), а также те, кто не просиживает в конторе все выходные, не имеют права получать зарплату в кассе прокуратуры.

Но пятнадцать лет работы следователем дают некоторые преимущества: и в числе этих немногих — внутреннюю свободу послать начальство, если его точка зрения не совпадает с твоей. Когда за плечами такой трудовой путь по самой тернистой профессиональной дороге в мире, уже не составляет проблемы, если что не по нраву, сказать прокурору словами Маяковского: «Вот вам мое стило, и можете писать сами».В этот вечер я не только ушла с работы вовремя сама, но и умыкнула Горчакова. Мой трепетный друг и коллега весом более ста килограммов, правда, дрожал как желе и цеплялся за дверной косяк, приговаривая, что не переживет, если его уволят. Зато я удостоилась благодарственного звонка от его жены, не чаявшей уже свидеться с мужем в состоянии бодрствования. А практика показывает, что на семнадцатом году брака полезно освежать в памяти внешний вид второй половины, иначе можно оконфузиться.

Итак, я в тот вечер пришла домой вовремя. Ни мужа, ни ребенка-одиннадцатиклассника еще не было, и я с непривычки даже растерялась. Может и прав новый прокурор: нечего следователю делать за пределами прокуратуры, пока метро работает и трамваи ходят.

Не то чтобы у меня совсем не было домашних дел, как раз наоборот, но все это были не текущие проблемы, типа нестиранного белья или немытой посуды — хлоп, и сделал, а проблемы, можно сказать, глобальные, стратегические. Например, проблема неразобранной кладовки, из которой всякое барахло уже вываливалось на проходящих мимо членов семьи.

Когда-то очень давно — мне уже и не вспомнить точно когда — я решила избавиться от старых неэстетичных полок в кладовке, худо-бедно, но обеспечивавших относительный порядок хозяйственной утвари типа совков и пылесоса, и старой обуви, которую носить уже никто не будет, а выбросить жалко. Муж горячо меня поддержал, и с подозрительной ретивостью вытащил на помойку старые полки; правда, сострил по дороге, — мол, из цикла «полезные советы»: не торопитесь выбрасывать старую мебель, сделайте это медленно, с удовольствием.

Предполагалось, что мы немедленно поедем куда-нибудь и купим новые, удобные и вместительные хозяйственные стеллажи; но тут случилось очередное происшествие, и выходные пришлось провести на работе, потом у меня было срочное обвинительное, потом ушел на пенсию наш дорогой шеф, пришел новый, молодой и слегка сдвинутый, объявил, что рабочий день не кончается никогда, а выходные существуют для того, чтобы доделать то, что мы не успели доделать в течение рабочей недели.

И все. Первое время я, вместе со всеми поддавшись на провокацию, стала просиживать на работе вечера и уик-энды, и поначалу это было даже полезно, потому что я наконец расчистила свой сейф, разложила все бумаги по «корочкам» уголовных дел, и заодно нашла пару неотписанных в срок жалоб и коробку несданных, вопреки инструкции, вещдоков. Кроме того, выкинула лежавшие в шкафу с незапамятных времен плесневелые пряники, заварку с ароматом швабры и кетчуп, за давностью пригодный только на то, чтобы морить им тараканов; Все это осталось с голодных времен, когда обедать за пределами конторы было дорого, а приносить из дому — хлопотно.

И когда в кабинете был наведен порядок, я сочла, что теперь имею право заняться уборкой в собственном доме, — кладовочка-то захламлялась с космической скоростью, домочадцы на определенном этапе стали воспринимать ее как некую бездонную черную дыру, куда можно не глядя вбросить надоевшую утварь и забыть про нее. Я, проводя на работе все полезное время, за исключением отведенного на сон, ослабила контроль за процессом, и в один прекрасный момент посреди ночи дверца кладовки не выдержала напора сваленных туда вещей, с треском раскрылась, оттуда, напугав нас всех, вывалились и раскатились по дому: вентилятор, старая Гошкина клюшка, треснувшая керамическая ваза и ненужный террариум — наследство почившей в бозе жабы. И что же?

Оправившись от испуга, мы все дружно запихали этот скарб обратно в кладовку — и забыли про него.

А я после этого, сидя на кухне в проекции кладовки, регулярно задумывалась над тем, что так жить нельзя. И клялась себе, что в первые же свободные выходные займусь домом. Но не тут-то было; новый прокурор каждую пятницу на следовательской оперативке многозначительно напоминал, что в субботу и воскресенье на работу можно прийти немного позднее; скажем, не к девяти, а к десяти, и я, сделав ребенку оладьи и выжав свежий апельсиновый сок, послушно плелась в прокуратуру, чтобы полдня тупо перекладывать бумажки в сейфе, а потом пить чай с Горчаковым и сплетничать про новые законы, отнимающие у госслужащих последнюю надежду дождаться пенсии.

Справедливости ради надо сказать, что сам прокурор каждые выходные ровно в десять подъезжал к прокуратуре на казенном транспорте, оставлял в машине водителя, у которого явственно сводило зубы от семидневной рабочей недели, и важно поднимался к нам на третий этаж, обходя по пути кабинеты и решая, кого казнить, а кого помиловать по итогам месяца.

Мы с Лешкой тихо судачили, запершись в его или моем кабинете: показухой занимается новый шеф или он из тех, кто эффективность работы меряет по длительности сидения за столом. А потом вспомнили, что он приехал к нам из другого города за Уралом, живет в гостинице, семью пока не перевез, друзьями не обзавелся, и ему элементарно нечего делать в чужом городе, даже выпить не с кем. Вот он и фонтанирует.

Поэтому сегодня я справедливо рассудила, что и без нас с Лешкой ему есть кем покомандовать. А если он начнет задавать вопросы, я ему напомню про трудовой кодекс и трудовые права сотрудников нашего ведомства, блюсти которые, наряду с трудовыми правами всех прочих граждан, прокурор обязан Законом о прокуратуре.

И решительно увела за собой Горчакова, который дошел уже до того, что за время, проведенное на работе сверхурочно, собственными ручками покрасил, дверные и оконные рамы.

— Горчаков, ну ты же не маляр и не уборщица, — воззвала я к чувству собственного достоинства коллеги, и он покорно потянулся за мной к выходу. Несколько помощников прокурора, прогуливавшихся по коридору с надзорными производствами в руках, посмотрели на нас не то чтобы испуганно, но, во всяком случае, изумленно.

И вот я добралась до дому так рано, как не добиралась уже несколько месяцев. И подумала — какое же это блаженство, побыть дома одной. Не стирать, не варить, не парить, не гладить, не заставлять сыночка отлипнуть от «Плейстейшена» и приняться за уроки; не сидеть на кухне скрючившись над обвинительным заключением, а просто вытянуть ноги и щелкать пультом, прыгая по телевизионным программами находя что-нибудь забавное, чего не показывают, когда я прихожу домой глубокой ночью.

Но больше всего я наслаждалась тишиной, которая тоже, как и спокойные домашние вечера, не часто выпадает на долю следователя.

И тут зазвонил телефон.

Я не сразу потянулась к нему, еще раздумывая, снимать ли трубку. Вдруг это наш очумелый начальник проверяет, не дезертировала ли я подло с трудового фронта. Но потом мысленно махнула рукой: какие ко мне претензии, на часах без пятнадцати семь, и если я в это время дома, то нормальный человек может только порадоваться за меня. А если шеф ненормальный, то это его проблемы.

— Мария Сергеевна? — спросил из трубки приятный баритон. Вдвойне приятный тем, что незнакомый.

— Да, — подтвердила я безмятежно.

— Вы в милиции работаете?

— Нет, — сказала я, все еще сохраняя радужное настроение.

Такое бывает: мне звонят разные люди с какими-то юридическими вопросами, им дают номер телефона мои приятели, забывая по-приятельски — предупредить меня об этом. Пару раз, после того, как несколько газет в красках описали одно мое громкое дело, связанное с поисками пропавшего субъекта, звонили несчастные, у которых пропали родственники, — им мой телефон дали в газете (за что редакции отдельное спасибо). Один раз позвонил какой-то старый хрыч и обругал меня «антихристом в юбке», за то, что я привлекла к уголовной ответственности лидера питерского отделения партии «Русские братья», причем привлекла даже не за экстремистскую деятельность, а за банальное убийство. Еще этот старый партиец —даже по телефону было понятно, что он при разговоре брызгает слюной на собеседника, — сообщил мне, что я их партией приговорена к смерти и должна ждать исполнения приговора. После этого я психанула и написала рапорт в городскую прокуратуру, чтобы доступ к сведениям о моем домашнем номере телефона закрыли; Меня заверили, что отныне мой номер телефона закрыт для всех и узнать его можно только с моего согласия.

— Я работаю в прокуратуре, — пояснила я своему телефонному собеседнику, не удивившись вопросу.

Что ж, практически все, кто не является моими коллегами, не видят разницы между прокуратурой и милицией. Десятого ноября меня регулярно поздравляют с Днем милиции даже журналисты, пишущие на криминальные темы, хотя уж им-то сам Бог велел разбираться, кто есть кто; однажды к нам в контору забрел режиссер, готовящийся к съемкам детектива, и крайне удивился, узнав, что прокуратура расследует убийства и другие тяжкие преступления. «Какая прокуратура, — бормотал он, — какая еще прокуратура?! Менты — и все, и хватит, а прокуратура тут при чем?»

Плюс ко всему я регулярно читаю в прессе интервью с актрисой, играющей роль следователя прокуратуры в бесконечном сериале. Скоро третий год сериал не сходит с экранов, уж I можно было выучить, кого играешь, а актриса все рассказывает журналистам, что ее героиня вместе с другими персонажами — оперуполномоченными — работает в убойном отделе прокуратуры (!).

— А дети у вас есть? — мягко продолжал баритон, и вот тут мне стало не по себе.

Про меня пусть задают какие угодно вопросы, и даже сообщают о вынесенном мне смертном приговоре; с рапортом об этом я ходила в городскую не потому, что испугалась, а просто не хотела, чтобы мне дома докучали всякой ерундой. Но вот если незнакомый человек без какого-либо повода интересуется, есть ли у меня дети, — это уже не всякая ерунда. Следовательские мозги услужливо мне подсказывают не самые приятные варианты развития событий; нет, даже думать об этом не хочу.

— А что? — осторожно спросила я.

— Просто я влюбился в вас и хочу жить с вами.

Понятно: псих, подумала я; надо закончить разговор с ним так, чтобы не вызвать у него раздражения, и чтобы в больных его извилинах отложилось, что больше мне звонить не надо.

— А где вы меня увидели, что влюбились?

— В газете был ваш портрет, — охотно сообщил мне воздыхатель.

— А дети причем? — спросила я как можно мягче.

— Просто я не могу жить с женщиной, с которой до меня кто-то жил.

— Вот и замечательно, — обрадовалась я. — У меня есть дети. Я второй раз замужем, и по этой причине совершенно вам не подхожу.

— Жалко, — огорчился собеседник. — Но я вам уже признался в своем чувстве, поэтому просто отказаться от вас не могу. Теперь я должен уничтожить себя и вас.

— Уничтожить? Каким образом? — я старалась говорить спокойно, чтобы, упаси бог, не разозлить его. И он вроде бы, несмотря на кровожадные планы, был пока спокоен, и даже, я бы сказала, лиричен.

— Мы можем сгореть в огне, — простодушно поделился со мной собеседник. — Или взлететь на воздух…

Ой-ей-ей, подумала я. Огонь, конечно, тоже неприятно, но взлететь на воздух — тут уж моей скромной персоной дело не ограничится, это уже пахнет обилием жертв. А главное, теперь непонятно, в каком ключе продолжать разговор. И продолжать ли вообще…

— А может быть, мы встретимся и поговорим? — предложила я, от всей души надеясь, что на первую встречу он не принесет с собою литр бензина или кило тротила. Во всяком случае, до встречи я успею кое-что придумать. Может быть…

— Обязательно встретимся, — заверил меня мой сумасшедший поклонник. И под ложечкой у меня заныло.

Разъединяться с ним нельзя ни в коем случае, поскольку я не знаю, откуда он ведет со мной эту лирическую беседу; вполне возможно (тьфу-тьфу-тьфу),что он уже стоит у меня под дверью с пресловутым тротилом. А тем временем домой направятся мой великовозрастный ребенок и почти идеальный муж, допустить встречу которых с психом нельзя ни в коем случае. Значит, надо изо всех сил тянуть время и как-то ухитриться предупредить Сашку и Хрюндика. Нет, обоих я не успею; предупредить надо мужа, чтобы он нашел Хрюндика и утащил его как можно дальше от дома.

— Может быть, прямо сейчас? — игривым тоном задала я вопрос психу.

— Хорошо, я иду, — покладисто откликнулся он. — А вы где?..

— Я у вашего дома.

Так и есть; надо срочно спасать моих мужиков, которые, не дай бог, появятся в самый неподходящий момент. Я растянула губы в улыбке, глядя в свое отражение в зеркале; нельзя, чтобы маньяк по моему голосу заподозрил, что меня что-то беспокоит; правда, улыбка была больше похожа на оскал.

Спросить, как он узнал мой адрес и телефон? Или не дразнить его лишний раз? Тем более что я прекрасно знаю: мой адрес, равно как и номер телефона, закрыт официально — для тех, кто будет запрашивать меня через горсправку или справочные службы ГУВД. А те, кто покупает на компьютерном рынке левые диски с милицейскими базами, за какие-то триста рублей легко получат доступ не то что к моему телефону, но и к домашнему номеру прокурора города. Да что там наши телефоны; говорят, что по рукам уже ходит секретная база Управления по борьбе с организованной преступностью с именами агентов и копиями их секретных донесений.

Все-таки я решила задать этот вопрос, чтобы потянуть время.

— И вы адрес мой знаете? — спросила я, стараясь, чтобы голос мой звучал игриво. Свободной рукой я набирала на мобильнике номер мужа, и от волнения никак не могла попасть в нужную кнопку; от этого мой оскал становился все напряженнее, и все труднее было удержаться в игривом тоне. Сбившись в очередной раз, я вдруг подумала, что лучше набрать Горчакова.

— Знаю, — ласково подтвердил псих, и назвал мне мой точный адрес. Ну, естественно, раз он знает телефон…

С Лешкой Горчаковым я соединилась с первого раза. Теперь надо сделать так, чтобы он услышал мой разговор с психом, а псих чтобы не понял, что я кому-то транслирую нашу с ним беседу.

Я нажала на своем домашнем телефоне кнопку громкой связи и положила рядом с аппаратом мобильник. Горчаков, конечно, поалекал в трубку, но многолетняя следственная практика быстро заставила его замолчать и прислушаться.

— А где вы купили газету с моим портретом? — тем временем спрашивала я психа.

— Где? — псих помолчал; и мне даже показалось, что он растерялся. — В киоске…

— И влюбились в портрет?

— Да, — снова почему-то выдержав паузу, признался псих.

Нет, Горчаков так еще долго не врубится в чем дело, надо сворачивать разговор к сути.

— А может быть, можно все-таки меня не уничтожать? — спросила я, изображая голосом не просто спокойствие, а прямо-таки безмятежность.

И снова пауза. Странно; если это псих, у него не должно быть никаких колебаний. А этот будто теряется от моих вопросов. У меня мелькнула надежда, что это чья-то глупая шутка, или неумелая угроза, без намерения ее исполнить. Но голос моего собеседника неожиданно отвердел, и у меня мурашки побежали по коже.

— Я должен, — сказал он воодушевленно. — Я поднимаюсь…

— Вы хотите уничтожить меня прямо сейчас? — я понимала, что рискую и провоцирую его; даже если он сейчас не готов со мной расправиться, этими словами я могу его подтолкнуть к действиям, но мне нужно было дать понять Лешке, что дело серьезное.

— Да, сейчас, — подтвердил псих. — И мы сольемся, очищенные огнем.

— Огнем? — уточнила я. Может, сразу набрать «01»?

— Огнем.

Ну да, подумала я, мы так и так огнем очистимся, хоть он взорвет дом, хоть подожжет.

— Как вас зовут? — спросила я. На всякий случай, просто чтобы потянуть время.

— Паша, — ответил он. Голос его почему-то помягчел. Я услышала в трубке характерный хлопок двери нашей парадной. Значит, он действительно идет. Господи, спаси…

— Откуда вы, Паша?

— Я? Я областной, — его голос звучал на фоне его шагов. Он действительно поднимался по лестнице. К моей квартире.

— И вы специально ко мне приехали?

— Ну да… — в его голосе снова появилась неуверенность. Интересно, почему он то теряется, то отвечает уверенно?

— А как вы выглядите? — на ум мне шли только такие дурацкие вопросы.

— На мне шапочка вязаная… Джинсы черные… Кроссовки старые… —добросовестно перечислял он. Я внимательно слушала его и пыталась сообразить, успеет ли Лешка что-то предпринять, и поймет ли он, что надо предупредить моих. Сашку и Хрюндика. Надеюсь, что Горчаков уже не внимает завороженно нашему диалогу, а звонит в дежурку РУВД или главка. И мужу моему…



— В руке у меня сумка спортивная, — продолжал тем временем псих. Он слегка запыхался, поднимаясь на высокий четвертый этаж. Хорошо, что у нас нет лифта, подумала я, слушая, как гулко разносится его голос из динамика моего телефонного аппарата по пустой квартире; пусть бы он поднимался долго-долго, а еще лучше — бесконечно. Голос заполнил собой всю квартиру, и я вжалась в диван: мне показалось, что не только голос, что он сам уже здесь, везде, в каждом уголке. И что мне делать?..

Снова раздался хлопок нашей входной двери в парадную. Это я услышала уже не из телефонной трубки, звук донесся из парадной. Боже, только не Гошка и не муж! Горчаков не успел бы так быстро кого-нибудь прислать, значит, это кто-то из своих. Только не это!

В динамике вдруг все стихло. И жуткую тишину моей квартиры прорезал звонок в дверь.

2

У меня защемило под ложечкой. И сердце бешено заколотилось; я вдруг потеряла ощущение времени. И как-то отстранение подумала —а сколько прошло с того момента, как псих вошел в парадную? Наверное, минут пять; столько, сколько тратила обычно я сама на то, чтобы подняться на свой четвертый этаж с тяжелой сумкой и продуктами. Почему-то мне показалось, что псих, помимо своей душевной болезни, страдает еще каким-то физическим недостатком, из-за чего тащится по лестнице медленно, еле передвигая ноги. Наверное, это моя собственная психика притормозила мое ощущение времени, выстроив барьер перед паническим страхом, что вот сейчас маньяк-убийца подложит бомбу под дверь моей квартиры.

Потом выяснилось, что я тянула время, поддерживая беседу с психом, целых двадцать восемь минут.

Когда прозвучал звонок в дверь, я замерла и, по-моему, даже перестала дышать. И тем не менее, грохота на лестнице совсем не услышала в ушах так бухали сердечные толчки, что заглушали звуки окружающей среды. За эти двадцать восемь минут Горчаков успел поднять на ноги не только наших районных сыщиков, но и УБОП с ОРБ, и даже Федеральную службу безопасности, которая прислала свою антитеррористическую бригаду, на всякий случай. Для меня до сих пор остается загадкой, как им удалось так молниеносно просочиться на чердак, бесшумно спуститься в парадную, расположиться со своей амуницией этажом выше моей квартиры и рухнуть на лестничную площадку, как только террорист-самоучка поднял руку к звонку.

На этого урода посыпались толпы богатырей с автоматами, положили его на каменные ступени, пересчитали прикладами все ребра, подняли и поволокли вниз, в машину.

Но никто из них не догадался сообщить мне, что злодей взят. Я продолжала сидеть у телефона, с трубкой в руке, и умирать от страха за своих близких. Когда после продолжительного затишья раздался осторожный стук в дверь, я чуть не свалилась с дивана, и сердце, унявшееся было, снова подпрыгнуло к самому горлу. Свободной рукой я вцепилась в диванную подушку, — как в детстве у зубного врача цеплялась за ручку кресла, чтобы отвлечься от грядущей боли, — и вжалась всем организмом в диван. Как-то отстраненно, словно бы и не о себе, я подумала, что через несколько секунд все тут рванет, потому что псих, не дождавшись ответа, разозлится и подложит под дверь взрывное устройство. Конечно, неизвестно, насколько оно мощное, может, меня сразу не убьет, но квартиру разворотит, и где мы тогда будем жить?

Под дверью, между тем, заскреблись. Неужели он решил взломать квартиру? Выпустив из скрюченных пальцев край жесткой диванной подушки, я приподнялась было в направлении двери, но тут же кулем осела обратно: а что, если мои рассуждения для него не секрет, и он хочет подманить меня к выходу из квартиры, чтобы уж наверняка?..

Я прислушалась. На лестнице было тихо, но откуда-то раздавалось странное пиканье. Я не сразу поняла, что это — короткие гудки из телефонной трубки, которую я продолжала сжимать в руке. Господи, что бы это значило?!

— Маша… Маша… Открой, — раздался утробный голос из-за двери. Я почувствовала, как позвоночник пронзило тягучей болью, и у меня отнялись ноги. Вот сейчас он войдет в квартиру, а я даже не могу убежать от него. Словно в кошмарном сне, когда хочешь спастись бегством, а ноги не идут, и надо крикнуть о помощи, а горло сдавило…

— Маша, это я, Горчаков, — произнес утробный голос, и первое, что мне пришло в голову, — это что псих, как в сказке про семерых козлят, прикинулся моим другом и коллегой, чтобы усыпить мою бдительность.

— Да открой же ты, балда, — наконец рявкнули из-за двери совершенно горчаковским голосом, и я опомнилась.

Спазм в позвоночнике нехотя отпустил меня. На негнущихся ногах я поковыляла к двери, но доковыляв, перед тем, как открыть ее, все же прижалась к створке ухом.

— Маш, ну я это, — проговорил Горчаков уже тише, видимо, ощутив мое присутствие с той стороны. — Его уже увезли. Не бойся.

— А все проверили? — прохрипела я и сама поразилась, куда делся голос. Я бы и в самом деле не смогла крикнуть. — Бомбы нигде нету?

— Нету вроде, — Горчаков чем-то зашелестел. —Да он и не успел бы ничего положить, его сразу взяли, только он поднялся сюда. Ты бы это видела!..

Перекрестившись, что этого не видела, я все-таки припала к глазку. Да, это Горчаков пританцовывал на лестнице перед дверью, поглаживая кнопочку звонка. Не без внутренней дрожи я ему открыла.

— А где Сашка? — спросила я еще до того, как посторониться и впустить его в дом.

— Не волнуйся ты, я ему сразу позвонил, он твоего Хрюндика перехватил и у нас дома сидит. Хочешь, набери его? — и он протянул мне свой мобильный телефон.

Я с трудом набрала нужный номер непослушными пальцами. Представляю, каких усилий стоило Горчакову утащить моего мужа подальше от места происшествия; наверняка он рвался в бой.

— Ты бы знала, чего стоило его отсюда отправить, — подтвердил Лешка. — Всеми лапами упирался, но он все-таки человек грамотный, согласился не путаться под ногами.

— Але! — крикнул в трубку родной муж после первого же гудка. — Леша, как там?!

— Саш, это я, — проблеяла я в ответ, не узнавая собственного голоса. — С Лешкиного телефона. Как вы?

— Не волнуйся, Гоша при мне, — сразу доложил супруг, догадавшись, что меня в данный момент беспокоит больше всего. — Мы тут с ума сходим… Но раз ты с Лешкиного телефона, значит, всё?.. Порядок?

Горчаков некоторое время смотрел, как я беззвучно открываю рот, силясь что-то объяснить Сашке, после чего весьма бесцеремонно отобрал у меня телефон и четко доложил моему мужу обстановку.

— В общем, давайте подгребайте, — подвел он итог. — А я Машку отвезу в отдел, все равно ей заявление писать…

Судя по дальнейшему диалогу, мой муж что-то возражал Горчакову, но я была даже рада поехать куда-нибудь с Лешкой, только бы не сидеть в квартире в ожидании домочадцев, пусть даже в Лешкиной компании. Собственный дом еще представлялся мне опасным местом, надо было отвлечься.

В РУВД, куда мы прибыли с Горчаковым под ручку, царило небывалое оживление. Еще бы, скучные будни, состоявшие из заявок о квартирных склоках и об огнестрелах в «Мерседесах», к которым личный состав управления привык уже почти как к коммунальным дебоширам, — эти скучные рутинные будни были разбавлены героическим задержанием страшного маньяка, наехавшего не на кого-нибудь, а на следователя районной прокуратуры.

По этому поводу в дежурной части клубилось, все районное начальство при полном параде, а также собрались дежурные следователи, дознаватели и эксперты. На скамейках, бросив автоматы и вытянув ноги, расположились бойцы, штурмовавшие мою лестничную клетку, двое из них писали рапорта под диктовку начальника РУВД. Одновременно начальник РУВД руководил работой дежурной части, и оперативный Дежурный бойко тарабанил по телетайпу что-то про следователя Швецову и покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, я даже содрогнулась. Хлопнула дверь, и в коридор влетел старый друг Синцов, слегка запыхавшийся и растрепавшийся. Оглядевшись, он выцепил опытным глазом меня и Горчакова из этой праздничной тусовки и направился к нам.

— Маша, что случилось?

— Привет, — отозвалась я слабым голосом. — А тебя-то зачем из главка вытащили?

— Ну здрасьте, — он мотнул головой, — во-первых, мне как сказали, что на тебя покушение, я сразу сорвался, а потом, маньяки — это по моей части, ты же знаешь.

Мы с Горчаковым понятливо кивнули, синхронно, как китайские болванчики. Я знала. Синцов действительно был главный по маньякам всех цветов и фасонов. Еще ни один маньяк, попавший к нему в лапы, не устоял, кололись все, даже на те эпизоды преступной деятельности, о которых уголовному розыску еще не было известно. При этом Синцов еще ни одного маньяка, насколько мне было известно, пальцем не тронул. Зато разговаривал разговоры — часами. А то и днями, и неделями, если требовалось; кормил шоколадными батончиками, слушал про детские воспоминания, в общем, становился лучшим другом, а порой и нянькой.

Как-то я поздно ночью, дежуря по городу, вернулась в ГУВД с очередного выезда и по дороге в свою дежурную каморку заглянула к нему в кабинет, даже не надеясь застать его в такой час, просто так толкнула его дверь. Синцов оказался на месте, он прикладывал мокрое полотенце к воспаленному уху какого-то невнятного субъекта, сидевшего посреди кабинета на стуле, спиной ко мне. На мой недоуменный взгляд Андрей незаметно приложил палец к губам, и я тихонько прикрыла дверь. А Синцов через десять минут нарисовался в нашей дежурной каморке с пакетиком чая и, присев на край койки, объяснил, что я имела счастье лицезреть очередного задержанного маньяка, который пока разговаривать не хотел, в связи с чем был удостоен знакомством с замом начальника Управления уголовного розыска. Тот, энергичный молодой подполковник, с ходу засветил задержанному по уху и очень удивился, что подозреваемый после этого замкнулся и так и не начал отвечать на вопросы.

Дождавшись, когда нетерпеливый подполковник удалится к себе, Синцов сбегал в туалет, намочил полотенце и оказал задержанному первую помощь, приговаривая про себя, что с этим контингентом так нельзя, их надо аккуратно, не торопясь, окучивать, пока в глазах не зажжется жажда контакта. Моему вопросу, откуда у него, Синцова, столько терпения — окучивать этих презренных маньяков, с упорством золотоискателя дожидаясь от них крупиц правдивых показании, — Андрей удивился.

— А разве у тебя по-другому? — спросил он. — Ты ведь тоже по крупицам собираешь. Экспертизы там всякие, вещественные доказательства исследуешь…

— Ну ты сравнил. Одно дело — копаться в вещдоках, и совсем другое — залезать в душу маньяку.

— А то ты не залезаешь.

— Бывает, залезаю, — согласилась я. — Только избирательно. Я вот насильников не люблю, и с ними у меня контакта не бывает.

— А как же? — он с недоумением уставился на меня.

— А вот так. Расследую дело, и все. Назначаю экспертизы, предъявляю обвинение, подшиваю в корочку…

— И по душам не разговариваешь? — Не-а. Мне их душа неинтересна. Синцов пожал плечами. По его лицу было видно, что мыслями он погружен в своего маньяка — как там он.

— Ведь если знаешь, что он сотворил, возникает только одно желание, удушить его медленно и печально, — продолжала я. Если честно, я тогда устала после выезда, и у меня просто было плохое настроение. — А ты с ним сюсюкаешься…

— Да, — как-то неуверенно согласился Синцов. — Хочется удушить. Но потом. А сначала я про это забываю, одно только помню: что он мне должен все рассказать.

— А что этот, плюгавый, с мокрым ухом, сделал? — вскользь поинтересовалась я.

— Что? — рассеянно повторил Синцов. — Да трех девчонок убил. И закопал. Двух мы нашли, а где третья, пока не знаем. Но он скажет…

В конце концов так оно и вышло; но это уже совсем другая история.

А в этот раз Синцов взволнованно меня расспрашивал, сочувствовал, негодовал, а сам уже нетерпеливо косился в сторону лестницы, ведущей к отделу уголовного розыска, где наши опера трудились над задержанным. Наконец он почувствовал, что приличия соблюдены, и приплясывая, понесся по лестнице на третий этаж.

— Дорвался, — задумчиво произнес ему вслед Горчаков.

Я поддакнула. Начальник РУВД уже намекнул мне, что от меня тоже потребуется заявление, и я в уме прокручивала правовые определения деяния задержанного. Получалось не очень утешительно: мне уже было известно, что никаких предметов, изъятых из гражданского оборота, при нем не нашли. И в разговоре со мной по телефону он хоть и упоминал, что ему придется меня уничтожить, но говорил это крайне доброжелательным тоном, вежливо, и даже сочувственно. Поэтому покушение на убийство следователя прокуратуры Швецовой ему не пришить даже при большом уважении к Швецовой лично и ко всей прокуратуре в целом. Не говоря уже о том, что его умственная полноценность, а значит, вменяемость вызывала ба-альшие сомнения…

Хлопнула дверь, и в управление деловым шагом вошел наш новый прокурор района, в новенькой прокурорской форме, которая сидела на его плечистой мужественной фигуре неплохо. Да и вообще внешностью его бог не обидел; беда была в том, что его лицо с правильными чертами не имело никакого выражения. А может, это я придираюсь к нему, потому что не могу простить, что он занял место нашего обожаемого шефа, Владимира Ивановича, Правда, ухватив краем глаза сложную гримасу на лице друга и коллеги Горчакова, я поняла, что в своих эмоциях не одинока.

Прокурор между тем безошибочно определил местонахождение начальника РУВД, — видимо, по концентрации каких-то специфических начальственных флюидов, поскольку из коридора полковника Тубасова видно не было, и завернув в закуток дежурной части, долго и подробно с ним здоровался. Мы с Горчаковым переминались по другую сторону стеклянной перегородки, отделявшей дежурку от внешнего мира, и обменивались саркастическими замечаниями на тему поведения прокурора. Мимо нас-то — своих сотрудников — он прошел с бесстрастным видом, хотя вообще оказался здесь в такой час только из-за происшествия, случившегося со мной.

— Вот увидишь, сейчас поручкается с Тубасовым и придет выяснять, во сколько я с работы отвалила, — тихо сказала я Горчакову, и он согласно кивнул.

— И про меня тоже не забудет. Надо же, в кои-то веки поддался на твою провокацию, ушел пораньше, и на тебе! — в голосе Лешки слышалась горечь.

— Да ладно, ты-то можешь наврать, что сидел на рабочем месте.

— Да? — Горчаков с сомнением покачал головой. — А если он после шести по кабинетам шлялся? С инспекцией?

— Скажешь, что в туалет вышел. Да что я тебя учу…

Наконец прокурор вышел из дежурки в коридор и удостоил нас с Лешкой своим вниманием.

— Мария Сергеевна, вы во сколько с работы ушли? — начал он с места в карьер, сурово сдвинув брови.

— Как рабочий день кончился, так и ушла, — вяло ответила я. Совершенно не хотелось с ним собачиться, отстаивая свое конституционное право на отдых.

— Плохо, — констатировал прокурор. — Вы забыли, что рабочий день у: нас ненормированный?

Мы с Горчаковым молчали, слушая, что будет дальше.

— Я в курсе того, что с вами произошло, — продолжал он. — Напишите рапорт на мое имя. И вы, — обратился он к Горчакову, умудрившись даже не посмотреть при этом в его сторону. Укажите в рапорте, где вы были после восемнадцати.

— Зачем это? — возмутился Лешка. Я пихнула его в бок.

— Объясню, — тем не менее счел нужным ответить прокурор. — Вы ушли с работы так рано, не поставив меня в известность…

Горчаков недоуменно поднял брови. Безнадежно глядя за спину начальника, я увидела, как сверху спустились начальник убойного отдела Костя Мигулько с опером того же отдела; направившись было ко мне, они притормозили, разглядев рядом со мной прокурора района. Подмигнув мне, Костя достал пачку сигарет, и они с оперативником с наслаждением закурили, о чем-то тихо переговариваясь.

Понятно: в первом приближении они ситуацию с психом уже раскрутили и уступили место Синцову, который взялся за задержанного более плотно. Получив передышку, они пришли поделиться информацией со мной, но деликатно выжидали, пока я закончу разговор со своим начальником. Сейчас главное — не мешать Синцову, он что-нибудь из него выкрутит, пока псих еще тепленький после шокирующего захвата автоматчиками в камуфляже.

Перемигиваясь с начальником убойного отдела, я отвлеклась от прокурора, который как раз закончил разъяснять Горчакову порочность его ухода о работы сразу после окончания рабочего дня. Горчаков, слава богу, молчал; оправдываться тем, что время вне стен прокуратуры он провел не без пользы, организовав войсковую операцию по спасению коллеги от неминуемой смерти, было бессмысленно.

Разделавшись с Лешкой, прокурор обратил свое высочайшее внимание на меня.

— Вы, надеюсь, поняли, — строго сказал он, —что о возбуждении уголовного дела не может быть и речи. Я поговорил с начальником РУВД, все выяснил. Оружия никакого при нем не нашли, он просто шел к вам поговорить. Тем более, что вы сами его пригласили, — он значительно посмотрел на меня.



Краем глаза я заметила, что при этих словах Лешка напрягся и потемнел лицом. Я примирительно погладила его по рукаву, не сводя преданного взгляда с прокурора.

— Так что состава преступления в действиях этого… — прокурор на секунду замялся, вспоминая фамилию, задержанного, — этого Иванова не усматривается.

Я покорно молчала, слушая гладкую речь прокурора, а вот Горчаков все-таки взорвался.

— Значит, сама его пригласила, да?! — рявкнул он. — Состава не усматривается?! Приперся домой к следователю, угрожал ее взорвать или сжечь, и в этом состава нет?! Нет состава, получается?

Прокурор даже не вздрогнул, он спокойно смотрел на Горчакова ничего не выражающими глазами:

— Он не имел при себе ни взрывчатых веществ, ни оружия, и его высказывания носили демонстративный характер.

— Значит, нет состава покушения на убийство? — не унимался Горчаков. — А как насчет угрозы убийством?

— Угроза убийством реального характера не носила, и у вас, — прокурор глянул на меня, — не было оснований опасаться ее исполнения.

Юридически возразить против этого мне было нечего, хотя воспоминания о том, что я пережила, слушая по телефону откровения гражданина Иванова и ожидая его визита, до сих пор не давали расслабиться области солнечного сплетения.

— А как насчет хулиганства? — заикнулся Горчаков.

— Хулиганство, — прокурор бесстрастно начал излагать формулировку диспозиции соответствующей статьи Уголовного кодекса, — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу…

— Все ясно, — невежливо прервал его Горчаков, хватая меня за руку и поворачиваясь спиной к непосредственному начальнику, — мы с тобой, Швецова, не общество, а так, слякоть.

— Я здесь не усматриваю даже состава административного правонарушения, — подтвердил прокурор, — и содержание субъекта в управлении внутренних дел более трех часов незаконно, я уже напомнил об этом начальнику управления. Личность его установлена, так что оснований ограничивать его свободу нет.

Горчаков истерически хохотнул:

— Личность установлена?! Поняла, Машка? Значит, Иванов этот — личность с правами. А мы с тобой, Швецова, тля без прав!

Мы с ним продолжали стоять спиной к начальнику. Я думала о своем — вспоминала, как несколько лет назад выезжала в коммунальную квартиру на труп сорокалетней женщины; они там всей квартирой боролись против местного дебошира, который всем отравлял жизнь, а она была самой активной, написала заявление в милицию, там возбудили дело и негодяя арестовали. Он просидел четыре благословенных для соседей месяца, а когда дело поступило в суд, тетушка-судья изменила ему меру пресечения на подписку о невыезде. Он освободился, пришел домой, постучал в дверь той самой соседке, и когда она, ничего не подозревая, открыла ему, всадил ей в живот тридцатисантиметровый клинок кухонного ножа. Она умерла сразу, на глазах у зятя и беременной дочери. Когда я допрашивала негодяя, меня больше всего поразило, что он был абсолютно трезв, то есть совершил это в здравом уме и твердой памяти. Интересно, судья хоть угрызения совести испытала, узнав об этом?..

От воспоминаний меня отвлек железный палец Горчакова, впившийся в запястье. Друг и коллега все еще рвался в бой. Сама бы я, конечно, не стала обострять обстановку, но Лешка держал меня за руку мертвой хваткой, и я прямо физически ощущала, в какой он ярости. Он искоса глянул на прокурора:

— Значит, на свободу с чистой совестью? Может, еще медаль ему вручить?

Он ернически хлопнул себя по бокам, словно матрос перед исполнением танца «Яблочко», потом изо всей силы дернул меня в сторону и потащил к лестнице. Из дежурки выглянул озабоченный начальник РУВД. Он был уже не так радостно возбужден, как до встречи с прокурором — надиктовывая на телетайп победную реляцию о геройском задержании страшного бандита, обезвреженного у дверей следователя прокуратуры. Бросив на меня виноватый взгляд и тут же отведя глаза в сторону, он обратился к прокурору:

— Геннадий Васильич, так что, отпускаем Иванова этого?

— Отпускайте, я же сказал, — кивнул прокурор.

Тубасов тут же скрылся в дежурке. Горчаков протащил меня мимо стеклянного проема и успокоился только на лестничной площадке, где курили сотрудники убойного отдела, бросавшие на нас сочувственные взгляды. От комментариев они благоразумно воздержались.

— Ну что, все ясно? — яростно спросил Горчаков. Опера кивнули.

— Ты не переживай так, Леха, — дипломатично сказал Костя Мигулько. — Сейчас большие боссы отправятся баиньки, и мы все решим. Если дело никак не возбудить, оформим ему мелкое хулиганство.

— Приставание к гражданам, — подхватил его товарищ, опер Гайворонский.

— Отправим в суд, хоть пятнадцать суток ему наковыряем, а за это время разберемся, что за фрукт.

— А что за фрукт? — спросила я устало. Мне вдруг стало наплевать на все и страшно захотелось спать.

Опера оживились.

— Тротила при нем, конечно, не было, — поведал Мигулько, — зато была библия, вся в каких-то значках…

— Каких? — живо заинтересовался Горчаков.

— Каббалистика какая-то, — объяснил опер Гайворонский. — Это надо видеть. И еще листочек с адресами.

— Что за адреса? — вцепился в него Горчаков, отпустив мою руку. Я потрясла кистью, будто вылезла из наручников.

— Адреса каких-то теток. Надо их устанавливать, — отозвался Мигулько. — Там ребята этим занимаются. А Синцов его дожимает.

— Хорошо. А чего этот урод к Машке поперся? — строго спросил Горчаков. — Машкин адрес есть в списке?

— Я ж сказал, Синцов его дожимает. Сейчас ему лучше не мешать. Он на злодея посмотрел и сразу говорит — носом чую, наш клиент.

В этот момент я прямо кожей спины почувствовала приближение прокурора, но как стояла, так и продолжала стоять, зато все мужики повернулись к нему, а Мигулько даже улыбнулся.

— Я вот что подумал, — нараспев объявил прокурор, — пока я здесь, пойду все-таки сам объяснение возьму у задержанного. Пусть его приведут в кабинет к Тубасову.

Не дожидаясь подтверждений тому, что его распоряжение правильно поняли и уже кинулись исполнять, он двинулся мимо нас по лестнице к руководящему кабинету. Теперь я видела его спину; наша компания на секунду застыла с раскрытыми ртами, потом опомнился Мигулько.

— Григорий Васильевич, — начал он. Прокурор даже не обернулся, печатая шаги по ступенькам.

— Геннадий Васильевич, — машинально поправила я, и Мигулько громко крикнул вслед прокурору:

— Геннадий Васильевич, пока нельзя его опрашивать!

Прокурор застыл, занеся ногу на площадку:

— Почему это?

— С ним работают, — простодушно пояснил Мигулько, полагая, что это снимает все вопросы, по крайней мере, для профессионалов.

Прокурор, не поворачиваясь к нам, пожал плечами.

— Потом доработают, — сказал он. — Тубасову скажите, что я жду у него в кабинете.

Мы все растерянно переглянулись: если Синцов успел наладить хоть какой-нибудь маломальский контакт, ни в коем случае нельзя прерывать процесс их общения, особенно в свете трехчасового срока, по истечении которого задержанный должен быть отпущен. По указанию прокурора.

Значит, единственная возможность задержать его дольше чем на три часа — узнать о нем что-то такое, что подтвердит его общественную опасность (уже понятно, что визит к женщине-следователю прокуратуры с обещанием ее уничтожить, путем взрыва или сожжения, общественную опасность субъекта никоим образом не подтверждает, надо копать глубже), и уложиться требуется в установленный законом срок. А если наш педантичный прокурор сейчас попрется его лично опрашивать и будет это делать с чувством, с толком, с расстановкой, как он делает все остальное, то, во-первых, он съест все отпущенное на содержание клиента время, а во-вторых, сведет на нет и без того непросто установленный контакт. А это означает, что к материалу проверки будет подшито ничего не значащее объяснение, полученное у Иванова лично прокурором района, следующим документом будет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в дежурной части Иванову под расписку торжественно вернут изъятые шнурки и часы и отпустят на все четыре стороны. А мне останется ожидать его повторного визита. И я не исключаю, что второй раз он явится уже с тротилом. А что? Раз давеча все так славно кончилось, и ему даже пальцем не погрозили…

У всей нашей четверки чуть не вырвался из груди стон, но это не смутило прокурора. Он взялся за перила и уверенно стал подниматься к кабинету начальника РУВД, где собрался образцово-показательно поработать. Позади нас из дежурки уже выскочил Тубасов и понесся вслед за прокурором, чтобы обеспечить ему фронт работ. Нас обдало ароматом свежевыпитого коньяка.

— Уволюсь я, к черту, — сказал мне на ухо Горчаков.

3

Мы вчетвером, не сговариваясь, тихо двинулись вслед за начальниками, хоть это и выглядело не совсем этично. Впереди шел Лешка с решительным видом, за ним — Мигулько со своим подчиненным, Гайворонским, и в арьергарде плелась я, в душе уговаривая себя, что иду просто за компанию, поскольку бороться с прокурором у меня сил уже нет. Да и не привыкла я, за много лет безбедного существования за могучей спиной родного шефа, тратить силы еще и на борьбу с непосредственным начальством, разбаловал нас Владимир Иванович. Ну, поднимемся, и что Горчаков сделает? Ляжет прокурору поперек дороги? Выкрадет у него из-под носа клиента? Вызовет начальника на дуэль?..

Поднявшись на второй этаж, где располагались начальственные кабинеты, мы замерли на площадке, прислушиваясь к скороговорке полковника Тубасова, сопровождавшейся позвякиваньем ключа и скрипом отпираемой двери.

— Проходите, Геннадий Васильич, — журчал он, видимо, пропуская вперед нашего прокурора. — Может, чайку, кофейку, чего покрепче?

Реплику прокурора мы не услышали, но я не сомневалась, что он ответит отказом. Умение держать дистанцию со всеми абсолютно, будь то поднадзорный элемент в милицейских погонах или подчиненные в прокурорских, было, несомненно, самой сильной стороной личности нашего нового руководителя. Уж в том, что он не решает дела за стаканом, я могла быть уверена. Послышалось мягкое чмоканье закрывшейся двери, потом тяжелые шаги полненького Тубасова и его командный окрик в сторону лестничной площадки:

— Мигулько! Костя! А ну, давай, притарань задержанного ко мне в кабинет! Быстро, быстро, прокурор ждет!

Мигулько кинул на нас затравленный взгляд и стал на цыпочках спускаться по лестнице, потянув за собой и Гайворонского, — вроде как его тут нет, и он не слышал приказа начальника. Гайворонский повлекся за ним; правда, оглянувшись на нас с Лешкой, хмыкнул и иронически приложил палец к губам. Мы с Лешкой затаились. Тубасов подождал и, не услышав ответа, судя по шагам, двинулся в сторону площадки.

— Костя! Я ж знаю, что ты там! — позвал он, но не получил отклика. — Ах ты ж, черт!

Через секунду из коридора показалась его плотная фигура и лоснящееся красное лицо.

— Ну, и где этот архаровец?

Горчаков очень убедительно пожал плечами, я воздержалась от ответа.

— Я ж знаю, что он тут был. Ну давай, ты слетай, — предложил он Горчакову.

Я с интересом наблюдала, как Горчаков сделал лицо выпускницы Смольного института, которой люмпен в подворотне предлагает заняться оральным сексом. Будь Тубасов белым офицером, после такого лица ему оставалось бы только застрелиться. Но он был красным полковником и даже не расстроился.

— Давай-давай, — подбодрил он Горчакова. — Твой прокурор ждет, — сделал он упор на слове «твой».

— Я что, мальчик на побегушках? — пробормотал Горчаков.

Тубасов нетерпеливо качнулся с носка на пятку и, махнув рукой, стал спускаться по лестнице.

— Ладно, сам схожу, — решил он по дороге, и, вовремя спохватившись, что за задержанным ему надо не спускаться, а подняться на один этаж, в уголовный розыск, крякнул и круто изменил направление.

Проходя мимо нас с Лешкой, он с осуждением повертел головой, — мол, вот выросли архаровцы, не уважающие ни лица, ни чина, и тяжело потопал наверх.

— Ну что, Лешка. Пойдем домой? — спросила я, отвернувшись, чтобы Горчаков не заметил моих слез. Все остальное уже не интересовало меня, никто и ничто уже не могло ничего изменить. Мне захотелось домой, к Сашке и Хрюндику, — выплакаться всласть под их сочувственными взглядами и забыть все происшедшее. На-все-гда. Может, отпроситься в отпуск на неделю, съездить вместе с Сашкой и Хрюндиком в какой-нибудь пригородный пансионат. На заграницу-то денег не наскребем, так хоть в Репино… Нет, Хрюндик не поедет, ему уже скучно с нами. Но оставлять его дома тоже нельзя — вдруг припрется этот маньяк, или, еще хуже, подкараулит его на лестнице… Тьфу, даже думать об этом не хочу!

Все, теперь вообще нельзя быть спокойной ни одной минуты. Если он узнал мой номер телефона и адрес, кто ему мешает выведать, где учится мой сын, или устроить какую-нибудь гадость в бюро судмедэкспертизы, где работает Сашка? Сдать ребенка пожить к отцу или бабушке можно, но это не решает вопроса. В конце концов, их адреса тоже узнать не проблема, да и выследить человека легче легкого…

— Господа, что же делать? — тоскливо произнесла я, даже не заметив, что говорю вслух.

Но Горчаков не ответил, прислушался к чему-то и даже поднял вверх палец, призывая меня тоже навострить уши. С третьего этажа доносились отголоски какой-то свары: вроде бы Тубасов на кого-то наезжал, а кто-то тихо, но твердо отклонял инсинуации. Мы с Лешкой завороженно пошли на голоса и затормозили в конце коридора выше этажом.

Это в начальственных апартаментах в связи с поздним временем уже царило затишье, и даже свет в коридоре был притушен, а на третьем, розыскном, этаже жизнь еще вовсю бурлила. Но едва мы заглянули в коридор, стало понятно, что во всех кабинетах тоже затаились и прислушиваются, такая занятная разыгрывалась сцена.

Тубасов при полном полковничьем параде, даже в непонятно откуда взявшейся фуражке (кажется, он ее нес в руке, когда проходил мимо нас по лестнице), багровый от желания угодить новому прокурору района, с которым вообще непонятно, как налаживать контакт, раз тот не пьет из милицейских стаканов и баней не увлекается, навытяжку стоял перед полуоткрытой дверью кабинета и натужно увещевал:

— А я тебе говорю, иди его веди! Что ж я тут, тьфу… Тебе еще долго буду говорить?

А тихий спокойный голос Синцова отвечал ему из кабинета:

— Я сказал, никого никуда не поведу, и вообще уйдите, не мешайте работать.

— Да как ты… Тьфу, чтоб тебя! Ты что, блин, не понял?! Прокурор требует!

— А мне прокурор не начальник.

— Что-о?! — Тубасов аж задохнулся от такой дерзости. — Ты ж погоны носишь, сукин сын! Молчать, когда тебя полковник спрашивает!

— А вы мне тоже не начальник, — бесстрастно отозвался Синцов, — я в главке работаю.

— Ах ты ж, в главке, значит?! Вот я сейчас позвоню…

— Звоните. Но я тоже могу позвонить. И скажу, что мешаете работать. Все?

Тубасов, почувствовав шорох за спиной, беспомощно оглянулся, и мне стало даже жалко его. Из-под фуражки, криво напяленной на голову, текли капли пота. Смахнув пот, он встретился со мной глазами, быстро отвел их, еле слышно выругался, прихлопнул дверь кабинета и направился прочь.

Когда грузные шаги его затихли внизу, из кабинета высунулся Синцов. Увидев меня с Лешкой, он подмигнул нам, приложил к губам палец и снова скрылся в кабинете. Откуда-то возник онер Гайворонский, взял нас с Лешкой под руки и потащил вниз, в дежурку.

— Тубасов там? — поинтересовался Лешка, но Гайворонский хмыкнул, — Нет, конечно. Побежал вашему жаловаться. Это надолго, так что мы можем чайку попить. А тебе, Машка, я бы водки налил.

— Я не пью водку, — отмахнулась я.

— Ну, вина.

Костя уже метнулся в лабаз, сейчас позвоню ему, чтобы прихватил винища.

Вообще-то я и сама почувствовала, что не вредно бы выпить. Может, хоть это меня успокоит. Мы втроем устроились в закутке дежурной части, где по очереди отдыхали милиционеры из дежурной смены, если таковая возможность представлялась. Закуток был без окна, и обстановка там была небогатая: узкая продавленная кушетка да шаткий столик, украденный из летнего общепита еще в советское время, четыре алюминиевые ножки и щербатая пластиковая столешница. На кушетке, — видимо, в качестве предмета интерьера, — лежал начатый рулон розовой туалетной бумаги, Гайворонский красиво расставил на столе одноразовые стаканчики и свернул из обрывков туалетной бумаги розочки с целью придания изысканности сервировке, потом вспомнил, что у него в кабинете лежит коробка конфет, и убежал за ней. Я подумала, что времена изменились, и если раньше, в застойные годы, процесс выпивки не отягощался никакими излишествами, и сверхзадача соответствовала задаче, то теперь даже у сотрудников уголовного розыска наблюдается стремление облагородить процесс. Практически сразу в закуток просочился Мигулько с пакетом, в котором звякало «лекарство» — несколько бутылок.

— Может, Стеценко твоего позвать? — спросил у меня Лешка.

— Не надо. Не хотелось бы оставлять Хрюндика одного, — покачала я головой.

— Так ведь псих тут парится, и твоему Хрюндику в данный момент ничего не угрожает, —Лешка поднял палец в потолок.

— Знаешь… — я помедлила, пытаясь сформулировать то, что не давало мне покоя, — почем я знаю, кто он такой. Может, он вовсе и не псих? И их там целая группа?

— Да ладно, Машка, — отмахнулся Мигулько, шаря в пакете, видимо, на ощупь пытаясь найти самую вкусную бутылку. — Вульгарный псих. Наверное, когда-то девушка его грубо отшила, и он комплекс словил.

Он выставил на стол бутылку водки и бутылку красного вина:

— Испанское. Говорят, хорошее. У нас опер в Испанию съездил отдохнуть, так говорит, там любое вино хорошее. Бутылка один евро стоит, а вино хорошее.

—это сколько стоит? — спросил Лешка, придирчиво рассматривая этикетку.

— Да уж подороже, чем один евро, — Мигулько отобрал у него бутылку и достал из кармана ножик со штопором. — Что ж я, буду потерпевшую бормотухой угощать?

— Это хорошее вино, Лешка, я его знаю, —вяло сказала я, забившись в самый угол кушетки. Горчаков обернулся и внимательно посмотрел на меня, потом присел передо мной на корточки, так, что наши глаза оказались на одном уровне.

— Машка, все уже хорошо, — ласково проговорил он. — Все в безопасности, психа закроют на пятнадцать суток, за это время потрясем его, он охоту потеряет по квартирам ходить. Хочешь, ночевать поедем к нам? Ну что тебе покоя не дает? Мигулько, — кинул он через плечо Константину, — ну что ты возишься? Наливай ей быстрей.

Он держал меня за руки и заглядывал в глаза. Конечно, смешно было бы от меня сейчас требовать полной безмятежности, но Горчаков за много лет выучил все мои реакции наизусть. Да, помимо пережитого страха за себя и за своих близких, и помимо страха перед, не дай бог, грядущими визитами маньяка, мне еще кое от чего было не по себе. Не давала покоя одна мысль, Лешка был прав.

— Как ты сказал, Костя? — повернулась я к Мигулько. — Его грубо отшила девушка, и на этой почве у него появился комплекс?

— Ну да, — Мигулько ловко передал мне кренящийся под тяжестью переполнявшего его вина пластиковый стаканчик, я с трудом его удержала, потеряв мысль.

— Да это и ежу ясно, — помог Горчаков. — Наверное, в анамнезе — любовная драма, рожей не вышел, или прыщавый был, вот девки и глумились, небось, над ним. Но природа требовала свое. Поэтому попытки установить контакт с понравившейся женщиной приобрели извращенный характер, — он надул щеки и сделал глубокомысленное лицо, довольный тем, как сформулировал. А вот мне не удавалось сформулировать то, что не давало покоя.

— Подожди, — остановила я его, и пригубила вина. Вино действительно было хорошее. Сейчас выпью, захочу спать, поеду домой и просплю часов двадцать, а когда проснусь, забуду весь этот кошмар. — Представь, что тебя девушка обидела…

— Легко! Сколько я от вас натерпелся!

— Я не это имею в виду, — я мучительно пыталась выразить то, что мне казалось странным в этой истории. — Представь, что ты прыщавый, уродливый юноша…

— Может, лучше пусть Мигулько представит?

— Конечно, чуть что, так сразу Мигулько! — Костя обернулся с недовольным видом, но, взглянув на меня, тут же согласился. — Ну хорошо, хорошо, я — косой и рябой отрок. И что?

— И тебе понравилась девушка. Мигулько закатил глаза и выдвинул нижнюю челюсть.

— И ты ей на свои чувства намекнул.

— Допустим, — Мигулько кокетливо посмотрелся в приклеенный к стене осколок зеркала и поклацал зубами.

— Супер! — восхитился Горчаков. — Я же говорил, тебе этот образ ближе…

Мигулько треснул его пустым полиэтиленовым мешком.

— Але! Маша, не тормози! Мне долго еще быть прыщавым уродом?

— Так вот, — я заставила себя сосредоточиться. — Ты намекнул, а девушка тебе отказала. И не просто отказала, а на смех подняла, причем прилюдно. Сказала что-нибудь очень обидное, типа…

Я помедлила, подыскивая слова пооскорбительнее, но Горчаков меня опередил:

— С такой-то рожей лучше со свиньей поцелуйся! И не подходи ко мне, а то стошнит! И вообще ты, Мигулько, скотина безрогая, мне на два отдельных поручения не ответил… .

— Э, э! — запротестовал Мигулько, задвинув челюсть обратно. — А в лоб?

— Ладно, Костик, поверь, ничего личного. А на отдельные поручения все-таки ответь…

Отпив глоток, я аккуратно перехватила хрупкий стаканчик с вином левой рукой, а правой потерла висок. Вдруг ужасно заболела голова. Что ж они так галдят, Горчаков и Мигулько? Так, надо собраться.

— Костя! Ты на Горчакова обиделся?

— А ты как думаешь, Маша? Между прочим, поручения-то бездарные. Самому лень задницу от стула оторвать, а опера тебе что, мальчуганы на побегушках? Ты бы еще попросил дельце подшить и за пивом сбегать, а?

—Ой — ой — ой! — Горчаков с ядовитым хохотом повалился на хлипкую кушетку. — Между прочим, часть четвертая статьи сто двадцать седьмой …

— Ты еще Уставы императора Александра вспомни, крючкотвор! Или «Русскую правду»! Нынче кодекс другой, и статья другая, сто пятьдесят седьмая! А там написано, что следователь все сам должен делать!

— Формалист хренов! Там написано, чтоб вы самодеятельностью не занимались…

Мне показалось, что они сейчас подерутся. А ведь Горчаков вовсе не девушка, и Мигулько —не прыщавый урод. А что было бы, если бы один из них действительно отказал другому в любви?

— Так что было бы, если бы Горчаков был девушкой, и отказал тебе, Костя?

— В лоб дал бы, — откликнулся Мигулько, и теперь уже Горчаков треснул его по голове подобранным с пола полиэтиленовым мешком. —Нужна мне его любовь!..

Я поморщилась.

— Ты еще не вышел из образа? Тогда попробуй представить, что было бы…

— В каком смысле?

— Да, в каком смысле? А кстати, где Гайворонский? Его только за смертью посылать! —Лешка подобрал с пола орудие разборок — полиэтиленовый пакет и грустно потрогал пробку на водочной бутылке. Нет, они не понимали, о чем я.

— Да ни в каком!

Я отвернулась и отхлебнула из стаканчика. Вино уже не казалось мне хорошим, от его горьковатой терпкости сводило рот, и вообще пить без закуски не хотелось, хоть и не водка это. Я вспомнила, что придя с работы, так и не успела поесть. Господи, неужели все это было сегодня? Какой безразмерный день!

— Ладно, Машка, не обижайся, — Горчаков погладил меня по руке, в которой я держала стаканчик, при этом чуть не расплескав красное вино мне на юбку. — Скажи своими словами.

— Попробую. Допустим, ему грубо отказали, и для него это стало стрессом. И наложило отпечаток на его отношения с женским полом. Мы с тобой, Лешка, таких видали сто раз. Такие больше с признаниями к девушкам не подойдут, а подкараулят их в подворотне. Камнем по голове, или придушить, она и отказать не успеет, тем более в грубой форме.

В глазах у Лешки промелькнуло понимание.

— Ага, а у нас потом «глухари» половые.

— Вот именно. Если человек испытал стресс, он не будет добровольно повторять стрессовую ситуацию, а постарается ее избежать. Этот же, как его? Иванов ведет себя с точностью до наоборот.

— Подожди, он же в тебя влюбился по фотографии в газете? — включился в разговор Костя. — Я так понял, что он видел фотки женские находил тех, кто ему нравился, и начинал названивать…

— Вот именно, — повторила я. — Это-то и странно. Он даже не ищет женщину поплоше, а выбирает по фотографии в газете. То есть человек, который когда-то потерпел унизительное фиаско на любовном фронте, теперь добивается не просто женщины, себе по плечу, а успешной женщины, чьи портреты в прессе публикуют. Хотя сам с тех пор не стал лучше и успешнее, судя по старым джинсам и поношенным кроссовкам. Нет, что-то здесь не то.

— Да ладно, Машка, расслабься, — отмахнулся Мигулько. — Во-первых, он псих. И что там в его мозгах варится, знает только его лечащий врач. А во-вторых, с чего вы взяли, что он когда-то потерпел фиаско? Он этого не говорил. Это наши домыслы.

— Да, действительно, — Горчаков посветлел лицом. — Может, у него бзик такой: увидит женщину в газете и начинает о ней мечтать. И вообще, пока что он никого не подорвал, а то бы не гулял так спокойно по Питеру, а?

— А с чего бы вдруг у нас родились такие домыслы? — спросила я Константина. — Может, клиент о чем-то таком обмолвился?

Мигулько задумался, и тут за дверью раздались торопливые шаги, вошел Гайворонский, но без конфет. И лицо у него было озабоченным, нерадостным.

— Ну где ты ходишь, горе луковое? — набросился на него начальник. Гайворонский присел к столику, открыл водку и, плеснув себе в стаканчик, лихо свою порцию опрокинул.

— Мужики теток пробили, которые у нашего клиента в списке.

— Ну и что? — в один голос просили Мигулько и Горчаков, а Мигулько уточнил:

— Есть такие в природе? Все реальные?

— Есть.

— Ну и что? Не тяни резину.

— Ничего, — Гайворонский сглотнул. — Только они все пропали.

4

В тот вечер за мной ухаживали, как за тяжелобольной, было даже приятно. Конечно, из РУВД все поехали к Горчаковым и пили до глубокой ночи, двумя бутылками, купленными Мигулько, дело не ограничилось. Насвинячили на стерильно чистой кухне у Лены, сожрали все съестные припасы семьи Горчаковых, не давали спать их девочкам и моему мальчику, которого ко всему прочему насильственно загнали в постель в несвойственное для него время. Он вообще был недоволен происходящим, кривил губу, сквозь зубы общался со взрослыми, хмуро отвечал на дурацкие подначки типа: «А де-вочки-то у тебя есть? Нету? А мальчики?» На большее фантазии взрослых мужиков не хватало, поэтому Хрюндик вздохнул с облегчением, когда его отправили спать в гостиную.

А мы сидели на прокуренной кухне (поначалу мужики деликатно выходили с сигаретами на лестницу, потом стали, извиняясь, выпускать дым в форточку, а кончилось вульгарным курением не сходя с места — так им, якобы, лучше думалось), и обсуждали ситуацию.

А ситуация была такова.

Пока Синцов разговаривал с клиентом, наши районные опера проверили список женских имен, найденный в вещах задержанного. В списке было четыре фамилии; вернее, пять, пятая — моя. Все фамилии с адресами, и вообще с полными данными: дата рождения, номер телефона, напротив двух фамилий записан был даже номер паспорта. К списку прилагались вырезки из газет с фотографиями женщин и статьями, по поводу которых делались фотографии.

Гад Горчаков, кстати, разглядывая вырезки, не преминул заметить:

— Да, Машка, даже странно, что он на тебя внимание обратил. Фотка-то твоя не очень удачная, были и лучше. Если тебя не знать, так и сдрейфить можно…

Я обиделась. Это мое больное место. Хоть и знаю, что фотокамера меня не любит, но человеку свойственно всегда надеяться на лучшее, вот и надеюсь каждый раз, что фотограф сотворит чудо, и на этом снимке я буду божественно хороша — так же, как и в жизни. Но чуда не происходит, при этом окружающие, разглядывая снимки, не разделяют моего недовольства собственным изображением и обычно говорят что-нибудь утешительное вроде «да нет, не так уж плохо, просто ракурс неудачный». Из этого я делаю вывод, что я и на самом деле такая же свинья-мутант, как и на фотографии, и тут же начинаю испытывать невыразимую благодарность к мужу — за то, что на мне женился, не побрезговал, и к друзьям — за то, что общаются со мной, не зажмуриваясь и даже иногда говорят какие-то комплименты, мол, хорошо выглядишь, не иначе как голову помыла. Зато пару раз после появления моей личности в прессе звонили доброжелатели и елейным голосом интересовались, не заболела ли я, а то вид совершенно нездоровый…

Мало мне этого, так меня и телекамера не любит. Пару раз я попадала в телевизор с места происшествия, пару раз меня снимали в кабинете, и дважды приглашали в прямой эфир на темы борьбы с преступностью. К счастью для моей психики, я не каждый раз имела возможность увидеть себя на телеэкране, но и тех разов, что имела, оказалось бы вполне достаточно, чтобы даже самая стойкая гордыня увяла на корню.

Каждый раз меня старательно гримировали люди, вроде бы не чуждые телевидению, по идее знающие, как надо накладывать макияж для телеэфира, — и в зеркале все смотрелось просто супер; и операторы с прочими техническими работниками тщательно выставляли камеру и свет. И при этом на экране лицо мое являлось то в оранжевых пятнах, то неправильной формы, то вырастали патологические мешки под глазами, а сами глазки тонули в жирных щеках, то щеки свисали на плечи, а уж про очертания фигуры и говорить нечего, слово «фигура» тут вообще неприменимо. С тех пор я не доверяю картинке на телеэкране и фотографии в газете, зная точно, что они не передают представления о человеке. И втайне надеюсь, что те, кто видит мое изображение, тоже понимают, что я живая гораздо лучше.

А этот гад сыплет мне соль на раны… И еще острит, что любит меня только камера следственного изолятора. Увидев, что я обиделась, все зашикали на Горчакова, а мне стали наперебой подносить стаканчик винца, кусочек пирожного, ложечку салата. И фальшивыми голосами пели, что я на снимках получаюсь прямо как Элизабет Тейлор, а уж по телевизору — ну просто краше не бывает. Синцов даже, увлекшись, сверх программы напел, что я выдающийся следователь и непревзойденный знаток психологии и криминологии. Его, судя по всему, впечатлило, что я не клюнула на эту удочку про юношу, получившего стресс в результате отказа девушки.

— Машка права, — заявил Синцов, — никакого грубого отказа он не переживал. И я бы сказал, что он вовсе не озабочен сексуально.

— С какого тогда перепугу он к Машке поперся? — не согласился Горчаков. — Он же в нее влюбился.

— Это он так сказал. Такая у него легенда.

— И он сам ее придумал? — усомнилась я.

Хоть мы с маньяком общались только по телефону, почему-то мне казалось, что придумать какую-то легенду сам он не в состоянии. Мне казалось, что даже та конструкция, которую он изложил, — мол, он может быть вместе только с той женщиной, с которой до него никто не был, для него сложновата, откуда-то он ее слизал. Или же кто-то вложил ему эту конструкцию в умишко, просто-таки вдолбил, постаравшись, чтобы псих ее излагал не сбиваясь. И это значительно хуже, чем псих-одиночка: Потому что псих действительно может влюбиться по фотографии в газете и потащиться к объекту своей пламенной страсти объясняться; псих, что с него возьмешь? А вот если психа научил вменяемый, и судя по всему, человек с железной волей, подчинивший себе исполнителя, — тут пахнет уже каким-то заговором с непонятными целями, и от этого мне страшно.

В уголовном праве есть такое понятие: опосредованное исполнение. Это когда злоумышленник не сам поджигает дом, а вкладывает спички в ручонку малолетки, в силу недостаточного возраста не подлежащего уголовной ответственности. Или привязывает взрывчатку к спине собаки и командует «фас». Мальчишка и собака — хоть и одушевленные существа, но отвечать по закону за свои действия не могут, поскольку человека привлечь можно только по достижении им четырнадцати лет, а собаки вообще не субъекты преступлений, это только в средние века сажали собак в тюрьму и вздергивали на виселицу овец за воровство, самоуправство и нарушение чужих владений.

— Ты в корень смотришь, Маша, — кивнул Синцов. — Мне тоже показалось, что он за кем-то повторяет. Ты заметила, что он по-разному отвечает на вопросы? На некоторые — с ходу, как бы от себя, это у него очень естественно получается. Это если спрашивать про то, что относится к его личности. Сколько ему лет, например, где он родился, как его матушку зовут…

Я про себя отметила, что Синцов уже успел мягко прощупать вею родословную психа до десятого колена. И как маму зовут, выяснил, чего большинству оперов даже в голову бы не пришло, и наверняка узнал еще много чего интересного.

— Но вот когда речь заходит о том, где он взял газету с Машиным портретом, почему решил к ней приехать и тэ дэ, вот тут он внутренне напрягается. И отвечает так, будто он зомбирован. Как стишок в школе рассказывает, который всю ночь учил, но все равно нетвердо знает.

Синцов точно выразил мои ощущения от беседы с маньяком. Двойственные. С одной стороны — он отвечал мне сразу, без раздумий, я бы сказала, безмятежно; а с другой стороны, в какие-то моменты напрягался, и связано было его напряжение с моими вопросами, о том, как он нашел мою фотографию, где взял адрес и телефон, как решил приехать ко мне и почему мы с ним Должны вместе погибнуть. Но я поначалу отнесла это напряжение за счет того, что тема уж больно для него волнующая. О своих биографических данных он может говорить спокойно, а вот то, что ему предстоит погибнуть вместе с той, которая не оправдала его надежд и оказалась не девственницей, а замужней женщиной и матерью, и из-за этого мы с ним вместе должны взлететь на воздух — это он без волнения обсуждать не в состоянии.

А вот Синцов копнул глубже. Он волнение маньяка расценил как признак его несвободности в поступках, зависимости от кого-то, кто задал ему определенную линию поведения и ждет, что псих будет жестко ее придерживаться; во всяком случае, псих боится хоть на йоту отступить от этой линии и, естественно, напрягается, чтобы не сбиться, отвечая на вопросы, ответы к которым придумал не он сам.

В тот вечер мы отдельно выпили за дипломатическое мастерство Синцова, который, поразмыслив, допустил-таки прокурора к телу задержанного. И даже сумел направить его прокурорскую активность в нужное русло. Через десять минут прокурор увяз в тягучем сознании клиента, и не в силах больше вылавливать крупицы здравого смысла из его небогатого словарного запаса, сдался. Предоставил Синцову карт-бланш, поскольку Синцов аккуратно подвел прокурора к мысли о психическом нездоровье задержанного и, как следствие этого, — к его общественной опасности. Андрей как-то ловко втерся в доверие к прокурору и убедил того в преимуществах экстренных медицинских мер перед административным арестом.

С благословения прокурора района вызвана была скорая психиатрическая помощь, и задержанный сдан был на руки санитарам. При этом не особо-то он и сопротивлялся, и, по ощущениям Синцова, даже испытал облегчение. Что мне лично показалось странным: если он действительно псих, и если уже имел опыт пребывания в психиатрической лечебнице, то вряд ли сохранил об этом приятные воспоминания. Чему ж радоваться? Радоваться можно только в одном случае: если психушка представляется счастливым избавлением по сравнению с арестом, пусть даже административным. Клиент наш, в силу некоторой своей недоразвитости, вполне мог решить, что если его сдали врачам, то правоохранительные органы утратили к нему интерес.

И напрасно. Синцов и наши районные опера были полны решимости размотать эту историю, благо там было в чем покопаться. Неизвестно, что там у клиента в анамнезе, может, кладбище похищенных теток. Может, он беглый маньяк. Бегает же где-то широко известный людоед Джумангалиев, поклявшийся съесть своего давнего врага, полковника милиции Дубягина. А чем я хуже? (Это не я так решила, это была реплика Горчакова. Понятно, что этой репликой он не ограничился, а развил мысль: я не только не хуже, а даже лучше с точки зрения людоеда, потому что пышнее и упитаннее Дубягина. И вообще, женщины, наверное, вкуснее, так сказать, деликатес неё. Спасибо, друг). Так что, может, и этот Паша с добрыми глазами и мягкой речью бегает от пожизненного заключения, кто знает.

Синцов подогрел мои опасения по поводу сговора психа с некой личностью, придумавшей ему легенду. Действительно, псих пришел ко мне без взрывчатки, без оружия, даже без спичек, которыми можно поджечь себя и меня. Следовательно, он поперся ко мне на квартиру без намерения меня уничтожить. Зачем? Для психа устраивать подобную провокацию было бы слишком сложным ходом. Хотел бы покончить со мной, пришел бы с орудием убийства. А так — его заявление, что он должен меня и себя уничтожить, а потом приход с пустыми руками лишний раз подтверждают наличие кого-то за кадром. Кого-то, кто сказал: «Иди, сходи туда и скажи то-то и то-то». Но зачем?! К чему весь этот спектакль?

Кроме того, была еще библия, с загадочными символами, значение которых никто из нас не смог разгадать.

К единодушию мы так и не пришли, к трем часам ночи запутавшись окончательно и признав, что нам не хватает информации. Кому-то надо ехать в область, выяснять всю подноготную Паши Иванова, устанавливать все его связи, собирать медицинский анамнез, раскапывать причины его поступков, проверять его причастность к исчезновению четырех женщин, чьи фотографии он носил с собой… Один только вопрос. Кто выступит этим замечательным добровольцем, при условии, что все мы, тут собравшиеся, состоим на государственной службе, а вовсе даже не являемся частными сыщиками или детективами-любителями, в свободное от светской жизни время развлекающимися раскрытием преступлений? А ведь никакого дела, со стопроцентной гарантией, возбуждено не будет. Даже то, что Иванова удалось запихать в психбольницу, в этой ситуации было большим достижением.

Синцов, правда, выразил слабую надежду на то, что можно будет пристегнуть все эти розыскные мероприятия к какому-нибудь делу по факту исчезновения женщин. Не может же быть, чтобы там не было ни одного уголовного дела? Все-таки четыре человека пропали (оставим в стороне идиотские реплики пьяненького Горчакова про то, что дел должно быть не четыре, а два, потому что женщина не целый человек, а полчеловека; тем более, что он тут же получил такую нешуточную затрещину от собственной жены, что вынужден был признать: некоторые женщины могут сойти за двух человек).

Под конец этого бурного обсуждения я соскучилась. Мне уже давно надоела эта история, и, равнодушно глотая вино, не чувствуя вкуса, я мечтала наконец заснуть и забыть про случившееся. Все равно ничего не получится, думала я, из психбольницы этого урода скоро выпустят. Хорошо, если, напуганный, он уедет к себе в область и поищет в газетах другой объект вложения чувств. А если продолжит доставать меня? Нет, лучше не думать. Меня не развеселил даже искрометный, в красках, пересказ Мигулько истории про то, как в закуток за дежурной частью пришел прокурор. Поскольку свидетелями этого были только наши опера и Горчаков, для остальных присутствующих историю повторяли на «бис» трижды, и каждый раз эти великовозрастные балбесы ржали громче прежнего.

Их почему-то очень веселило упоминание про неловкое положение, в котором я оказалась по их же собственной вине, и они резвились, в лицах показывая, как все было.

Пообщавшись с задержанным, прокурор заторопился домой, но решил все-таки попрощаться с подчиненными, то есть со мной и Горчаковым. Кто-то из дежурки любезно навел его на наше убежище, и в тот момент, когда мы обсуждали возможную психологическую травму задержанного, наш прокурор резко распахнул дверь комнаты отдыха.

Правда, хоть он и не постучал, но перед тем, как распахнуть дверь, громко спросил:

— Мария Сергеевна, вы здесь?

Я, растерявшись, что-то пискнула в ответ, и от растерянности спрятала полный красного вина стакан который так и держала в руке, практически не отпив из него, под шаткий столик. Меня, скорее всего, сбили с панталыку действия Мигулько, который молниеносно убрал куда-то початую бутылку, в то время как Гайворонский подложил под себя на кушетку бутылку водки и принял изящную позу конокрада, посаженного на кол, а Горчаков сунул в карман пробку от винной бутылки, и на столе осталась только коробка конфет в окружении бумажных розочек. Очень куртуазно.

Собственно, не было ничего смертельного в том, что я после окончания рабочего дня выпью стакан вина; нехорошо, конечно, что это происходило в РУВД, в компании оперативников, но, повторяю, не смертельно, и кроме того, сегодня меня можно было понять.

Но мужики со своей суетой по заметанию следов распития заморочили мне голову. И я застыла в вымученной позе, представ пред очи начальника непринужденно сидящей на топчане, одна рука подпирает подбородок, долженствуя изобразить глубокую задумчивость, а вторая неизвестно что делает под столом.

Прокурор окинул неодобрительным взглядом всю нашу честную компанию, помолчал и сухо сказал:

— Я уезжаю. Могу вас до дому подвезти.

— Нет, спасибо, Геннадий Васильевич, — каким-то странным голосом ответила я, лихорадочно пытаясь понять, пролила я уже себе краске вино на юбку или еще не успела.

В воздухе витала какая-то напряженность, и прокурор это уловил. Он постоял, разглядывая нас, но ничего не понял.

— Не хотите, ваше дело, — продолжил он. — Можно вас на минуточку?

— Конечно, — просипела я. — Сейчас выйду. Но он, гад, не покидал помещения, а ждал. Он ждал, пока я встану и выйду вслед за ним; а я ждала, пока он выйдет, чтобы избавиться от стакана и показаться ему. Пауза становилась невыносимой, мы смотрели друг на друга. Сказать ему: «Идите, я сейчас» было бы верхом неприличия. Молчать дольше было еще неприличнее. Положение — как он думал — спас Горчаков, уставший от нашей игры в гляделки. Он протянул под столом руку и перехватил у меня пластиковый стаканчик со словами:

— Иди, Маша, я подержу.

Брови у прокурора взметнулись, Гайворонский не выдержал и прыснул. Рука у Горчакова дрогнула, и он все-таки пролил вино мне на юбку. Я взвизгнула, прокурор нахмурился и отрывисто бросил:

— Черт знает что! — после чего так хлопнул дверью, что столик качнулся, и остатки вина вылились уже на горчаковские брюки.

Тут у нас у всех случилась истерика. Гайворонский с Мигулько валялись по кушетке и выли, Горчаков, отряхивая со светло-серых брюк бордовые капли, ржал в голос, я задыхалась от хохота, в то же самое время хладнокровно представляя, как бесится прокурор, еще не успевший далеко отойти от закутка, слыша наше веселье и явно принимая его на свой счет.

Переведя дыхание, я намекнула заливавшемуся смехом Горчакову, что его преждевременный уход с работы, возможно, еще сошел бы ему с рук, но теперь, будучи отягощенным новым проступком, не сойдет.

— А интересно, что он подумал? Что ты должен подержать? — спросила я Лешку.

Горчаков немедленно расстроился и замолчал. Уход с работы ровно в восемнадцать, пьянство на рабочем месте с участием поднадзорных прокуратуре работников милиции, глумление над руководителем… Тут я вспомнила, что накануне Горчаков понес прокурору на подпись бумажку, в которой, случайно опечатавшись, обозвал его «урководителем», и от нового приступа хохота согнулась пополам.

А потом пришел Синцов и рассказал о своих впечатлениях. В частности, о том, что задержанный Иванов книжек в своей жизни не читал. Вообще, ни одной. Кроме Библии. Ее он даже цитировал наизусть, на вопрос, где взял ее, сказал, что это подарок. А вот на любые, даже самые осторожные вопросы о значках, которые нацарапаны были на полях книги, загадочно молчал. Синцов и не лез туда особо; потом он все равно расскажет. А сейчас не время.

Значит, если предположить, что есть Некто, связь с которым Иванов хочет скрыть, Библия и знаки на полях имеют какое-то отношение к этому Некто.

— Но газеты-то он читал? — уточнил Лешка. — Раз фотографии надыбал.

Синцов пожал плечами.

— Не уверен. Я его прощупал по газетным публикациям. Такое впечатление, что он, кроме женских портретов, ничего в этих газетах не видел.

— А ты-то откуда эти газеты взял? — удивилась я. — Там же только вырезки.

— Ты что думаешь, я не сходя с места из рукава вынул все эти газеты? — устало отмахнулся Синцов. — Нет, конечно, я его просто прощупал, что интересненького было в прессе. Ничего он мне толкового проблеять не смог и даже не пытался. А твоя фотка, Машка, была ведь совсем недавно. И тут два варианта: либо покупать газету в ларьке, листать ее и наткнуться на твое лицо, либо…

— Либо получить от кого-то газету, и тебя носом ткнут в нужное место, — мрачно продолжил мой проницательный муж.

— Вот-вот.

5

На следующий день Горчакова пришлось вести на работу за ручку; он упирался и чуть не плакал.

Но прокурор, к нашему удивлению, сделал вид, что ничего не произошло. Да в общем, это и понятно: что такого особенного произошло по сравнению с текущими проблемами прокуратуры?

Я с самого утра пришла к начальнику с рапортом о вчерашних событиях, как он приказывал. По радио еще звучали сигналы точного времени — девять часов утра, а у него уже сидела наша новоиспеченная заместительница прокурора по общему надзору, Лариса Кочетова. Они с прокурором обсуждали пути оптимизации работы общего надзора. Прокурор мельком глянул на меня, еле подняв глаза от бумажки с перечнем мероприятий, и кивнул на соседний с Лариской стул, — мол, присаживайтесь и подождите.

Я послушно присела и поневоле стала слушать их содержательный диалог.

Идеи нового начальства заключались в том, чтобы максимально приблизить прокурорский надзор к нуждам народа. То есть, если у кого-то потек кран, прокурор должен немедленно выехать к месту протечки и обеспечить ремонт. А если сантехник занят, то, вероятно, починить кран самому, или, на самый крайний случай, закрыть течь своим прокурорским телом.

А что, в развитых странах полицейские даже роды принимать умеют. Почему бы нашим прокурорам не научиться ну, если не роды принимать, то хотя бы менять прокладки в кранах, все больше толку будет от прокуратуры. А там, глядишь, дойдем и до оказания населению медицинской помощи и тушения пожаров. Интересно, читал ли наш новый прокурор Закон Российской Федерации «О прокуратуре», где черным по белому прописаны все цели и задачи прокуратуры, все права и обязанности прокурорских работников? Спору нет, протечки ликвидировать надо, но почему бы этим не заняться коммунальным службам? Почему-то работники жилищно-коммунального хозяйства не бросаются нам на помощь проверять материалы и расследовать уголовные дела…

Лариска же, судя по всему, лишними вопросами не задавалась, а старательно записывала мудрые руководящие мысли. Она несколько месяцев назад поддалась на провокацию шефа, Владимира Ивановича, который тогда еще не думал, что уйдет, и согласилась стать замом прокурора, поменять свой уголовно-судебный надзор на общий. Только-только ее аттестовали —выяснилось, что шефу не продлили контракт по возрасту; а после его ухода Лариска не стала дергаться и решила досидеть до своей пенсии в должности зама прокурора. Кто ж знал, что за свое тщеславие ей придется так дорого расплачиваться!

— Да. И вот еще, пока не забыл, — сказал прокурор, надиктовав своей заместительнице добрую половину блокнота. — Я к гостинице своей подъехать не могу.

Лариса вопросительно подняла на него измученные глаза.

— Там канаву какую-то раскопали, так не проехать. Приходится вылезать из машины и пешком идти до гостиницы. Вы проверьте, что за канава, и вот что: надо бы ее закопать.

Лариска обреченно кивнула и записала что-то в блокнот. На столе у прокурора зазвонил телефон. Прокурор снял трубку, отрывисто проговорил:

— Да! Слушаю! — коротко бросил в трубку несколько междометии и припечатал ее к аппарату, одновременно черкнув что-то на листке бумаги и подвинув этот листок к Кочетовой.

— Хорошо, что вы еще не ушли, — обратился он к Лариске. — Это из городской звонили, из управления общего надзора. Старший прокурор жалуется, что у знакомых его, перед домом, траншею какую-то копали и, видимо, задели телефонный кабель. Траншею потом зарыли, а телефон у них так и не работает. Вы уж разберитесь, пусть траншею раскопают и посмотрят, что там с кабелем, вот адрес.

Лариска снова кивнула и застрочила в блокноте. Я краем глаза заглянула ей через плечо; там торопливым Ларискиным почерком было написано: «Канава — закопать. Траншея — раскопать»…

Наконец Лариска была отпущена с аудиенции, и я поежилась, ожидая, что вот сейчас суровый прокурор примется за меня. Моя проблема с психом показалась мне вдруг такой незначительной на фоне грядущих раскопок канав и траншей, что я устыдилась. Но прокурор, видимо, уже истощил свои душевные силы на ниве общего надзора; взяв у меня рапорт, он пробежал его глазами и милостиво кивнул, — свободна, мол.

— Поторопите Горчакова, — кинул он мне вслед.

Я вылетела из прокурорского кабинета, не веря своему счастью, и прислонилась к притолоке с наружной стороны двери, чтобы перевести дыхание. Интересно, почему этот новый начальник оказывает на меня такое… как бы это выразить… парализующее действие? На меня, пережившую столько дворцовых переворотов и катаклизмов, уже научившуюся спорить с начальниками, а если убедить их не удавалось — то все равно поступать так, как я считаю нужным. Да что там, я даже говорить научилась все, что хочу, а это будет покруче, чем поступать на свое усмотрение, вопреки воле начальства. Я знаю, кое-кто из моих коллег умеет плевать на политические интересы и делать все по закону, несмотря на толстые намеки руководящих товарищей, однако если требуется просто сказать то, что думаешь, у них сразу горло перехватывает.

Рядом со мной кто-то шумно вздохнул; скосив глаза, я увидела Лариску, притулившуюся в самом углу приемной. Она грустно смотрела в свой блокнот.

— Маш, — позвала она слабым голосом, — ты не помнишь, я правильно записала? Канаву закопать, траншею — раскопать? Или наоборот?

Я присела рядом с ней и приобняла ее за плечи.

— Лариска, зачем тебе все это надо? «Траншею закопать, канаву раскопать»? Ты же юрист, а не шпалоукладчица.

— Хорошо тебе говорить, — вздохнула она. — Ты замужем, а я одна своего тяну, и мама больная на мне. Еще два с половиной года помучиться, и все. Хоть прокурорскую пенсию заработаю. Ты же знаешь, я на вечернем училась и в суде работала, секретарем судебного заседания. Говорили мне нормальные люди, иди в судьи, а я все — обвинение хочу поддерживать, в прокуратуре хочу работать. Вот и напоролась.

— Чего — напоролась?. — возразила я. — Ты замечательный была гособвинитель. Тебя судьи на руках носили. И следователи тоже.

— А! — отмахнулась Лариска. — Я про это уже забыла. И потом, опять заговорили про то, что поддержание гособвинения отдадут в Министерство юстиции. И что бы я делала?

— Ушла бы в Министерство юстиции, — пожала я плечами. На самом деле, регулярно вспухающие слухи о реформировании прокуратуры, о передаче следствия в особый комитет, о разгоне надзоров, о делегировании другим органам чисто прокурорских функций вроде поддержания обвинения в суде, а главное — шараханья руководства прокуратуры от тридцать седьмого года к девяносто третьему и обратно сделали свое дело: хорошо почистили прокурорские ряды от опытных и грамотных людей, которым надоело балансировать между совестью и приказами Генерального и все время, несмотря на качество и количество работы, ждать увольнения.

— Ну да, в моем возрасте только туда-сюда бегать. Так вот, я когда факультет закончила, сразу рванула в прокуратуру. А моя судья мне звонит и говорит, прямо захлебываясь: ой, Лариска, счастливая ты, у тебя пенсия будет целых сто пятьдесят рублей! Представляешь? А мне тогда до пенсии было как до царствия небесного. Зато теперь я ее поняла.

— Ты ж не выдержишь еще несколько лет.

— Выдержу, — невесело усмехнулась она. — Мы все очень многое можем выдержать, с нашей-то закалкой. Ладно, что с тобой-то стряслось? Опять кто-то наехал?

Я в двух словах рассказала Лариске про вчерашние события. Она искренне посочувствовала, захлопнула блокнот и пошла себе доживать до пенсии. А я еще поколдовала над книгой учета ухода: мне предстояло сочинить и записать туда легенду о том, где я буду проводить время сегодня с часу до позднего вечера. Мы вчера договорились, что некоторые мероприятия по психу можно поручить мне. Например, показать Библию кому-нибудь в церкви (я слабо представляла, кому; разве что зайти в первую попавшуюся церковь и представиться, а потом завести разговор о книге с пометками), и определиться, что означают рисованные закорючки на полях псалмов. Мигулько с Гайворонским взяли на себя четверых женщин, чьи портреты носил у сердца псих, Синцов собрался в область — раскапывать все, что можно, про детские и юношеские годы Паши Иванова, Лешка Горчаков пока оставался не у дел и был на подхвате. На него возложили обеспечение моей безопасности, поскольку вечером, в обстановке строгой секретности, нам предстояло переехать к Сашкиным родителям — от греха подальше.

Вернувшись к себе в кабинет, я открыла сейф и зачем-то стала перекладывать папки с уголовными делами, — наверное, чтобы успокоиться, потому что эти папочки, особенно сложенные по порядку, обычно возвращали мне душевное равновесие. Убедившись, что с делами полный порядок, я вынула из самого низа пачки толстую «корочку» с хозяйственным делом, невесть как затесавшимся в мои убои и прочие преступления против личности. Наверное, Лешка тогда болел, шеф передал мне дело на время, а потом я пожадничала и не стала отдавать дельце в чужие руки.

«Корочка» навела меня на мысль, что можно поменяться с Горчаковым: отправить его с Библией за консультацией к святым отцам, а я в это время съезжу с Синцовым в область. Как раз по этому делу мне давно нужно было именно в тот город, откуда происходил маньяк. Славно; и придумывать ничего не надо, запишу в журнал, как есть.

Я дернулась в дверь горчаковского кабинета, но она была закрыта.

А, ладно; на всякий случай я сунула Библию в сумку и через сорок минут уже ехала в машине рядом с Синцовым.

Манера его вождения ничуть не изменилась; в городе мы лавировали среди транспортных потоков, чудом просачиваясь между грузовиками и трамваями, объезжали по встречной тех, кто не особо торопился, и умудрялись юркнуть в еле заметное пространство в своем ряду ровно за секунду до, казалось бы, неминуемого лобового столкновения. Так что я вздохнула с облегчением, когда мы вырвались на пригородную трассу и помчались, не сдерживаемые больше встречными и попутными. О делах мы с Андреем упорно не говорили, а полдороги и вовсе молчали. Он был не то чтобы сосредоточен на дорожной обстановке, нет, он сам неоднократно говорил: «Вожу, как дышу», знаки и сигналы светофора воспринимал скорее подсознанием, чем сознанием, а просто думал о чем-то своем, да и я, открыв окошко, наслаждалась свежим ветерком и запахом молодой травы, и мне не хотелось ничего обсуждать. Вообще Синцов из тех людей, у которых есть такое незаметное достоинство — с ними можно комфортно молчать. И только с возрастом понимаешь, что твои лучшие друзья — как раз из этих людей.

Из-за поворота выскочила стайка юнцов на мопедах. Синцов ловко объехал их и чертыхнулся:

— Путаются под ногами…

Юнцы же умчались на рычащих агрегатах, хохоча и что-то выкрикивая, и я засомневалась, что они нас вообще заметили.

Я фыркнула, потому что вспомнила, что Мой балбес второй год бредит мотороллером. В прошлом году он как с ума сошел, стал клянчить: «Мама, купи мне мотороллер!», а увидев агрегат, стоящий на улице, начинал вокруг него ритуальные пляски, и лицо у него светилось одухотворенным светом, как у дикаря, перед которым вдруг возник вожделенный фетиш, прежде являвшийся лишь в волшебных снах. Мне-то этот пресловутый мотороллер представлялся самоубийственной машиной, и все вокруг рассказывали страшилки про подростков, не успевших отъехать от дома и поломавших окрестные деревья и собственные руки-ноги. Мой же сын, в ответ на пересказ этих травматологических страшилок, с пылом заверял меня в том, что он намерен скрупулезно соблюдать правила дорожного движения и вообще, сев на мотороллер, будет осторожен, как шпион в тылу врага. Я ломалась и раздумывала.

У Хрюндика же теплилась надежда на то, что я все-таки соглашусь и куплю ему этот фетиш, пока он не совершил досадный прокол. Мы куда-то ехали на горчаковском драндулете; всем выводком — я и Сашка сзади, а Хрюндик на переднем сиденье, рядом с нашим водителем, и всю дорогу ныл:

— Почему мы так медленно тащимся? И вообще, нельзя так скучно ехать! Дядя Леша, поехали по встречке, хоть какое-то развлечение! И скорость прибавьте, мы же не на ишаке едем! А слабо сделать двести тридцать? Ну, хоть двести двадцать!

Так он гундел до тех пор, пока мой муж не подал негромкую реплику:

— И это говорит человек, который просит купить ему мотороллер!

Гошка мгновенно скис и заткнулся. Потом стал горячо заверять нас, что это он так неудачно пошутил, но Стеценко был беспощаден:

— Нет уж, слово не воробей, обнаружил ты свое истинное лицо…

Я рассказала эту историю Синцову, но он посочувствовал не мне, а Хрюндику.

— Я тоже не понимаю, как можно ехать медленно, — и тут же втопил так, что у меня заложило уши.

Мы со свистом мчались мимо куцых придорожных лесочков, лысых колхозных полей, безлюдных деревушек, и если бы кто-нибудь приличный, не из правоохранительных органов, спросил, о чем я думаю, глядя на родимый край, он был бы очень удивлен, поскольку я машинально прикидывала, сколько трупов, о которых не знает милицейская статистика, покоится на этих бескрайних угодьях, и насколько удобно, угрохав кого-нибудь в городе, отвезти тело сюда и прикопать в ближайшей канаве, чтобы оно истлело, никем не найденное. Ведь ни дачники, ни колхозники тут не гуляют, судя по тому, что сейчас разгар рабочего дня, а ни души не видно; ни грибы, ни ягоды на этих зараженных ядохимикатами почвах не растут, водители проезжающих машин тут не останавливаются, разве только по нужде, но ради этого они не будут скакать по канавам, потому что прятаться не от кого, транспорт тут ходит с периодичностью редкого городского трамвая в час пик. О, сколько нам открытий чудных готовит заблудившийся на здешних просторах бульдозер, или сумасшедший грибник, вышедший из лесного массива и увязший по колено в грязной пахоте… Тем более, что концов по убийствам упрятанных тут жертв не найти даже самым классным сыщикам, если только не поможет счастливый случай.

Представьте, что пытливым туристом случайно выкопана из болотистой почвы чья-то берцовая кость. Если он не бросил ее тут же в ужасе и не бежал оттуда сломя голову, а зачем-то понес находку в местную милицию, сюда приедут раздраженные опера и без всякого удовольствия извлекут из стихийного захоронения остальные части скелетированного трупа, соберут их в кучку и сдадут на экспертизу. А не менее раздраженный от пустой работы эксперт наковыряет какую-нибудь дырочку в черепе, не предусмотренную природой, — и нате вам, завертелось. Прокуратура возбудит уголовное дело по факту убийства, а что делать операм, если они не знают даже, когда в местном болоте был закопан труп, этим летом или пару лет назад, а уж тем более откуда его привезли и как звали потерпевшего.

Все это тайна, покрытая мраком, и таковой останется, если только кто-нибудь из городских следователей не начнет разыскивать конкретного человека, проверять все неопознанные трупы, случайно не обнаружит опознавательную карту на этот труп, и не прикинет на своего потеряшку, а дальше все — опять же случайно — пойдет в цвет. Но теперь таких дотошных следователей мало, в нынешней профессиональной среде не принято самолично трудиться — копаться в опознавательных картах, лопатить сводки, не барское это дело. Нынешние следователи ограничиваются тиражированием запросов со стандартным текстом, на которые им присылают такие же стандартные ответы, и неизвестно, что труднее — обнаружить труп в пригородной болотистой почве или найти сведения о нем в пучине курсирующих между подразделениями типовых бумажек.

— Чего приуныла, Маша? — спросил Синцов, даже не глядя в мою сторону, и я в который раз поразилась, как чутко он улавливает настроение.

Интересно, что это, флюиды какие-то, витающие в воздухе? Телепатия? Интуиция?

— Думаю про то, как все вокруг разъедает профанация, — нехотя ответила я.

Синцов хмыкнул.

— Небось, смотришь на придорожные канавы и прикидываешь, сколько трупов здесь закопано? И безо всяких перспектив раскрытия?

Вот откуда он узнал, о чем я думаю? Или, может быть, у старых следственно-оперативных ищеек настолько стандартное мышление, что нетрудно догадаться: при взгляде на любой объект они думают о трупах, потому что, как в бородатом анекдоте, они всегда об этом думают?

— Просто я сам всегда смотрю на эти канавы именно в таком ракурсе, — пояснил Андрей в ответ на мой незаданный вопрос, лишний раз продемонстрировав свою интуицию. — Смотри, тут и днем пустынно. А ночью? Фонарей на этом участке дороги нет, трасса не освещается. Главное — проскочить посты ДПС с трупом в багажнике; а проскочил, выбирай место, тормози, выкидывай труп и следуй дальше по своим делам. Главное, чтобы не нашли его в ближайшую неделю. А никто его и не найдет, особенно если снежком припорошит. Или, как сейчас, травка вокруг заколосится. А если и найдут — поди установи связь между неизвестным покойником, невесть откуда то ли привезенным, то ли принесенным, и группой товарищей, на неделе смотавшихся в область за свежей рыбой. Или за картошкой.

— Тьфу, Андрюха, — я поморщилась, — напомнил мне о психе.

— И о пропавших дамах? Которые из газет? — не удивился Синцов. — Пока рано думать, что они тоже тут упокоены. Пока расслабься, Маша. У ваших ребят к вечеру уже должна быть информация. На обратном пути заедем в РУВД.

— Думаешь, успеем? Мне еще переезжать сегодня.

— Куда переезжаешь?

— К родителям Сашкиным. На первое время.

— А потом?

— А потом вы психа этого обезвредите.

— А мы его уже обезвредили, не беспокойся. Из больницы не убежит.

— Андрюша, ты же сам говорил, что этого психа кто-то дергает за ниточки, — напомнила я. — А их-то, тех, кто дергает, еще никто не обезвредил.

— Не всё сразу, Маша, — Синцов, держа руль одной рукой, второй похлопал меня по плечу. — И вообще, может, не так все страшно. Может, этот Иванов — заурядный одиночка. В черепную коробку к нему не залезешь, что там творится, одному богу известно. Это для нормальных людей логика работает, и их поступки можно просчитать и оценить с точки зрения здравого смысла. А с психами такое не проходит.

— Хочешь сказать, что мы его переоценили?

— Может быть, может быть. Или недооценили.

Синцов снял руку с моего плеча и взялся за руль, поскольку мы въехали в населенный пункт. Судя по кирпичным домам, псевдорусским ресторанам и высотной трубе, плевавшейся удушливым смогом, мы были у цели в районном центре, концентрирующемся вокруг градообразующего предприятия. Там, где провел свои детские и юношеские годы Павел Иванов, странный молодой человек, который собирался уничтожить меня только за то, что я уже была другому отдана; а может, и не собирался, а только хвастался, что, впрочем, его тоже не красит.

Глотнув местного воздуха, я плотно прикрыла окно в машине. Градообразующее предприятие распространяло по округе такую вонь, что меня, уж на что привыкшую к запаху несвежих трупов и протухших вещдоков, не на шутку затошнило. Насколько я знала, это предприятие вовсе не специализировалось на производстве рыбных консервов или переработке костей, но запах опрокидывал все мои представления.

Несмотря на то, что стекла в машине были плотно задраены, я старалась дышать ртом и через окно с удивлением наблюдала, как по улицам городка спокойно ходят местные жители, вовсю дыша носом, улыбаясь, разговаривая и, судя по всему, чувствуя себя неплохо. Хоть я и слышала, что к любому запаху, включая запах керосина, человек адаптируется всего за три минуты, здешняя атмосфера нарушала все законы природы. Правда, еще я слышала, что в свое время, после, нескольких лет применения ДДТ в народном хозяйстве, появилась популяция насекомых, нечувствительных к этому химикату; очевидно, здесь, в этой местности, вывелась популяция людей, невосприимчивая к вони, и кто знает, какие мутации психики повлекло это за собой.

Конечно, сначала следовало представиться в милиции. Синцов довольно быстро нашел особнячок, в котором располагался отдел внутренних дел, и мы поднялись в уголовный розыск. Там, несмотря на то, что не наступило еще обеденное время, вовсю шло распитие спиртных напитков при распахнутых настежь дверях, но похоронные лица оперов и руководящего состава не наводили на мысль о каком-то локальном празднике, а их приличные одежды и щедро накрытый стол свидетельствовали в пользу того, что пьют они по поводу, а не просто потому, что все поголовно — алкоголики.

Синцов, найдя глазами самого крупного и представительного участника этой грустной пьянки, интуитивно почувствовал в нем начальника и не ошибся. Начальник, не вставая из-за накрытого стола, протянул Синцову руку и поклонился мне, а потом жестом пригласил разделить трапезу.

Трапеза сразу выдавала областную принадлежность уголовного розыска: роскошная свежекопченая рыба, издающая на разломе сдержанное перламутровое сияние, огурчики и помидорчики явно только что с грядки, пучки ядреного зеленого лука и пышный укроп. Судя по всему, местная экологическая обстановка огородным культурам и речной живности шла только на пользу.

Нам быстро разложили закуску на бумажные тарелочки и поторопили — мол, присоединяйтесь.

— За что пьем, друзья? — спросил Синцов, поднимая наполненную каким-то вкусным самогоном рюмку.

Друзья помолчали, потом без всяких тостов опрокинули свои рюмки и принялись мрачно хрустеть зеленым луком.

На поминки не похоже, думала я, стараясь не дышать, поскольку даже в закрытом помещении не удавалось забыть о местном гиганте индустрии. День зарплаты вроде тоже не сегодня. Наконец начальник посмотрел на часы, забросил в рот молодую гладкую луковку и встал:

— Пардон, но мне в прокуратуру, Воцарилось гнетущее молчание, и в этой тишине начальник грузно прошагал вдоль стола по кабинету, скрипя начищенными ботинками, тяжело вздохнул напоследок и скрылся за дверью. Опера тут же налили и. выпили еще по одной, после чего один из местных оперов придвинулся ближе к Синцову и поведал, за что пьем.

— У вас, небось, прокуратура тоже зверствует? — предварительно спросил он, покосившись на меня.

— Маша — нормальный человек, она не виновата, что в прокуратуре работает, — успокоил его Синцов.

Тогда опер, все же время от времени искоса на меня взглядывавший, рассказал, что их прокуратура, по заданию Генеральной, рьяно взялась за выявление преступлений, сокрытых от учета.

В принципе, и наш милицейский надзор совершал рейды в отделы милиции», помощники прокурора по заданию руководства дежурили там с целью недопущения необоснованных отказов в приеме заявлений. Но тут, в области, подошли к делу творчески.

Прокуратура вышла не только в дежурные части отделов милиции; согласно утвержденному в верхах плану, помощники прокурора десантировались на местный базар, интересуясь у торговцев, не было ли случаев, когда милиционеры не принимали мер по их заявлениям о преступлениях. Торговцы оживились, и много застарелых неприязней повлияло на собранный прокурорами компрометирующий материал. Но и это был еще не апофеоз.

Люди в синих мундирах, чувствуя, что городских показателей им не перекрыть («у нас же деревня, мы тут все свои, поэтому особо-то резко стесняемся заявителей посылать, вот им и не набрать отрицательных примеров»), проявили чудеса изобретательности и отправились по школам: опрашивать детишек, не отбирают ли у них деньги, не воруют ли вещи, и если да, то реагирует ли милиция на такие сообщения. Видимо, и тут дело обстояло совсем плохо, нужная статистика все не набиралась, пока прокуроры не раскопали мальчика-второклассника, у которого зимой из школьной раздевалки пропала шапочка.

— А ты родителям рассказал про то, что шапочку украли? — спросили добрые дяди с прокурорскими погонами.

— Рассказал, — кивнул мальчик.

— А они в милицию заявляли? — допытывались правдоискатели.

— А чего им заявлять, — неосмотрительно удивился пацан. — У меня же папа — начальник уголовного розыска.

— Как ты думаешь, что прокуратура сделала? — горько поинтересовался местный опер у Синцова.

Я уже догадалась, но благоразумно помалкивала, боясь вслух произнести свои догадки.

— Прокуратура проверила, не возбуждено ли дело о краже шапочки, — наперебой стали рассказывать присутствующие, — обнаружили, что дела такого нет, и заявления даже не поступало, и…

— Возбудили уголовное дело на папу мальчика, начальника уголовного розыска, за сокрытие преступления.

— Знаешь, как обосновали? Рассудили, что пацан к нему обратился не как сын к отцу, а как гражданин к сотруднику милиции.

— Вон, Митрич наш пошел в прокуратуру на допрос. Может, сегодня и обвинение предъявят.

— Спасибо, что под стражу не взяли.

После этих слов опера дружно наполнили рюмки и хором выпили за здоровье Митрича. Мне стало не по себе. Я, наверное, впервые в жизни застыдилась, что работаю в прокуратуре.

— Ну, а у вас чего? — дошло наконец дело и до наших проблем.

Синцов осторожно рассказал про наш интерес. Опера оживились.

— Чего, Пашка Иванов у вас засветился?

— Давно его тут было не видно, с зимы, да? — А с тех пор, как благодетель его когти рванул.

— Он парень безобидный, и справочка есть.

— Эй, вы чего? — наклонился ко мне мой сосед, наверное, уловив с моей стороны некоторый скепсис по отношению к такой характеристике Паши Иванова. Да что там скепсис; видимо, такая гамма чувств отразилась на моем лице, что теперь уже все опера уставились на меня.

— Ничего, — наконец ответила я. — Он тут никого не поджигал?

— Поджигать не поджигал, — медленно ответил мой сосед по столу. — А что, хлестался, что ли? Было с ним такое, чуть что, сразу намекал, что недолго и на воздух взлететь.

— Да-а? — я уже не скрывала скепсиса. — И что? Кто-нибудь взлетал?

— Да ладно, — отмахнулся мой собеседник, —не надо делать из Пашки-дебила террориста-смертника. Кого он может взорвать? Кишка тонка.

— Но вообще, взрывчатка у него была, — неохотно признал другой опер. — Была. Мы сколько у него изъяли в прошлом году? Килограмма три, так?

Все закивали головами.

— Изъяли взрывчатку? И дело не возбуждено?

— А что толку возбуждать? — заговорили они наперебой. — Тут у каждого в сарае по мешку взрывчатки, рыбу глушить. И у нас имеется, что ж мы, суки, что ли, сами глушить будем, а у народа отнимать? Иначе у нас тут не прожить, комбинат наш, сами знаете…

Уж это-то я знала хорошо, под этим предлогом и приехала. Комбинат загибался; хоть он и вонял, как сволочь, отравляя окружающую атмосферу, но уже из последних сил. Оборудование им уже не принадлежало, сырье покупать было не на что, рабочие чаще проводили время в пикетах, чем на своих рабочих местах, забыв, что такое получать зарплату в кассе предприятия.

А все потому, что на комбинате было провернуто неординарное мошенничество, к которому никто не знал с какого боку подступиться. Уже на всех уровнях советовались, что делать, но мнения разделились: одни кричали, что состав тут бесспорный, другие — что состав тут, конечно, есть, но нам его не доказать никогда, а это равносильно тому, что состава никакого нет.

Правда, посидев в этой удушающей атмосфере, я стала потихоньку склоняться к мысли, что если такой вонючий комбинат закрылся из-за того самого мошенничества, то и слава богу, и привлекать за это кого-то у меня руки не поднимутся.

Наконец стол опустел, опера споро собрали тарелочки, помыли рюмки, и кабинет принял рабочий вид. Почти все разошлись по своим местам, а хозяин кабинета стал тихо о чем-то шушукаться с Синцовым.

Я их не слушала, потому что попросила разрешения позвонить на комбинат и была сосредоточена на разговоре с главным инженером. Поскольку именно он был инициатором возбуждения уголовного дела, строчил жалобы во все инстанции и обивал пороги, он завопил от радости и тут же предложил прислать машину, чтобы доставить меня в самое сердце этого зловонного монстра и все показать на месте. Допрос его в деле имелся, но место событий посмотреть всегда интересно, поэтому я согласилась. Синцов остался в отделе, а я с помпой села в черную раздолбанную «Волгу» и отправилась на свидание с главным инженером, подпрыгивая вместе с машиной на ухабах.

По дороге мы миновали старинную церквушку, правда, в очень хорошем состоянии, и я мысленно отметила, что на обратном пути в отдел обязательно заскочу сюда, раз уж изъятая у моего обидчика Библия была при мне. Я даже открыла ее и пролистала, в который раз обратив внимание на необычный краситель, которым были нацарапаны на полях значки. И не иероглифы, и не арабская вязь, и не латиница, и не просто рисунки —все эти каракули, смысла которых я уловить не могла, были какого-то странного красно-бурого цвета. Очень похожие на выцветшую кровь. Но я отогнала эту мысль. Это было бы слишком.

6

Комбинат меня впечатлил. К зловонию я постепенно начала привыкать, оно уже не казалось мне таким ужасным, хотя комфорта в жизнь не добавляло. А когда я зашла за монументальные ворота и оглядела бескрайнюю территорию, сплошь усеянную ржавыми обломками каких-то невероятных станин, похожими на обгоревшие остовы динозавров, у меня мороз побежал по коже.

— Вот, — горько сказал главный инженер, обводя широким жестом свои захламленные угодья, — вот что осталось от процветающего предприятия…

— Ну уж и процветающего, — усомнилась я. — К моменту спорной сделки у вас выпуск продукции упал на шестьдесят процентов, и зарплату рабочим не платили.

— Вот-вот, все это было сделано умышленно… А сколько сюда было вложено моих пота и крови, да и не только моих. И не только пота… Сердце, сердце было вложено…

Я хорошо понимала этого немолодого человека советской еще закалки. Поначалу, когда он пришел ко мне на допрос в прокуратуру, он показался мне брюзгой и занудой. Одетый в заношенный допотопный костюм, от которого мне все время чудился запах нафталина, худой и неухоженный, он еще и разговаривал со мной недоверчиво и раздраженно, как будто я была в чем-то перед ним виновата. Я тоже не видела причин быть особо приветливой с ним, пока не поняла, что он связан с этим производством без малого сорок лет, просто как ребенок пуповиной с матерью, и не может ни говорить, ни думать ни о чем другом, кроме своих ненаглядных станков и механизмов. А поняв это, я стала относиться к нему с симпатией, да и он смягчился.

Несколько лет он бился за возбуждение уголовного дела по факту развала одного из крупнейших предприятий области, жалуясь во все возможные инстанции, и наконец в Генеральной прокуратуре решили, что дешевле будет возбудить такое дело, чем отписываться от бесконечных жалоб, изобретая все новые доводы отказа. Практика показывает, что объемные хозяйственные дела с неограниченным сроком расследования довольно редко доходят до суда; по разным причинам. Во-первых, из-за того, что следователям трудно разобраться в бухгалтерских документах, всяких там проводках и инвойсах да и скучно, тут надо иметь особую хозяйственную жилку, чтобы радоваться таким делам. Во-вторых, очень тяжело найти виноватых, поскольку должностные инструкции обычно составлены не более конкретно, чем прогнозы погоды. И только особо одаренные следователи способны определить лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, не запутавшись в выводах ревизоров о том, что «пооперационное исследование движения товаро-материальных ценностей и проверка документации по приобретению, учету и использованию основного и вспомогательного оборудования и своевременности документального оформления его ввода в действие подтвердили возможность выработки выявленного количества неучтенной продукции с помощью имевшихся резервов основного и вспомогательного оборудования»…

Видимо, наверху так и решили: пусть возбудят дело, успокоят общественность, обезвредят заявителя, побарахтаются в бухгалтерской документации, а там, глядишь, годика через полтора-два устанут бегать в Генеральную за продлением срока следствия и прекратят дело. Десять месяцев дело болталось в милицейском следственном управлении, потом милицейское начальство добилось передачи его в прокуратуру. Два месяца дело курсировало между милицией и прокуратурой, обрастая согласованиями, и наконец приземлилось в нашем районе.

По какому-то недосмотру дело досталось не Горчакову, который в хозяйственных делах чувствует себя как рыба в воде, а мне. Полистав папочку с подшитыми жалобами, написанными от руки убористым почерком, я заскучала; какие-то бледные ксерокопия загадочных справок, накладных и технических характеристик оптимизма мне не добавили. Но когда я вызвала на допрос жалобщика — главного инженера предприятия, и поговорила с ним, что называется, не для протокола, картина для меня прояснилась.

Все началось, конечно, даже не два и не три года назад, а в девяносто восьмом году, когда по области прокатилась волна захватов этих самых пресловутых градообразующих предприятий. Механика захвата была проста: после акционирования, которому поначалу никто никакого значения не придавал, поскольку от обладания акциями рабочие никаких особых дивидендов не видели, вдруг проводилось собрание акционеров, и на свет рождался протокол об избрании нового состава Совета директоров или нового директора. Новый Совет приходил на предприятие, выкидывал со своих мест членов старого Совета и начинал править на свое усмотрение. Старые директора бежали в милицию, над ними там смеялись и предлагали обратиться в Арбитражный суд, они обращались, суд выносил решения в их пользу, и теперь уже старые директора победоносно входили на предприятие в сопровождении судебных приставов-исполнителей. Новый Совет оспаривал решение арбитража, в ход шли подделки и похищения документов, угрозы, погромы, потом стали случаться убийства. Каждое явление силовых структур сопровождалось разбитыми стеклами, покрушенной мебелью, позже стало сопровождаться стрельбой…

Но на этом предприятии все было не так. Никаких новых директоров и арбитражных судов; осуществленная комбинация потрясала своей простотой и элегантностью и была вполне достойна таланта Остапа Бендера.

Все началось с того, что предприятие стало получать меньше заказов. Меньше заказов —меньше заработка, и в конце концов случилось неизбежное: рабочим стало нечем платить зарплату. Конечно, отчасти это произошло из-за того, что дирекция установила себе размер заработной платы на несколько порядков выше, чем работягам, но все это было надлежащим образом проведено по документам, оформлено решением Совета директоров, и то обстоятельство, что на свою месячную зарплату рабочий мог купить скромный продуктовый набор, а директор зато — дачный домик с огородом или подержанную машину, волновало разве что рабочего, а финансовые органы — ни чуточки.

Но вдруг и этих скудных денег у рабочих не стало.

Правда, директор тоже перестал получать свою пайку и объявил, что вместе с сотрудниками затягивает пояс.

Первые три месяца работяги терпеливо ждали. Следующие три месяца сидели в приемной директора. Потом вышли на дорогу с плакатами, потом стали бросать камни в директорские окна. Потом сходили на прием в прокуратуру. На комбинат приехал прокурор и строго поговорил с руководством, а также разъяснил рабочим их конституционные права.

После этого наиболее продвинутые рабочие обратились в суд. Не дожидаясь решения суда, директор стал активно искать пути выхода из кризиса. Надо было где-то найти деньги, чтобы погасить даже не то что долги предприятия, а выплатить задолженность по зарплате. В суде лежал иск на пятьсот двадцать тысяч рублей (это составляло примерно три директорских оклада, но он ведь тоже перестал получать зарплату в кассе). Тогда, в девяносто восьмом году, эта сумма впечатляла больше, чем сейчас; особенно тех, кто у себя в кассе получал меньше, чем директор градообразующего предприятия. Вот с этого момента трактовки событий заинтересованными сторонами расходятся.

Версия директора: отчаявшись получить кредит у правительства или найти для предприятия заказы и достать средства на выплату зарплаты изголодавшимся работникам, он вынужден был обратиться за ссудой к частному лицу, которое согласилось предоставить деньги в требуемой сумме, под залог, Кроме оборудования, в залог отдавать было нечего. Поэтому был заключен договор с этим частным лицом о предоставлении ссуды под залог оборудования. Директор рассчитывал в самое ближайшее время договориться о выгодном заказе и уже встречался с предполагаемыми заказчиками, аванс на заказ от них позволил бы рассчитаться с заимодателем. Однако предполагаемые заказчики оказались людьми непорядочными, поели-попили за счет директора в ресторане во время бизнес-ланча, но с заказом тянули, и дотянули до того, что истек срок займа.

Поскольку он, в отличие от надувших его заказчиков, себя считал человеком порядочным, у него не оставалось другого выхода, как распрощаться с оборудованием, указанным в договоре Займа в качестве залога. Часть оборудования была вывезена с предприятия, после чего не столь порядочные люди из числа руководства комбината (камень в огород главного инженера) стали строчить пасквили в разные инстанции, бог весть в чем обвиняя его, добросовестного руководителя, который преследовал единственную цель — не дать рабочим его комбината помереть с голоду.

Версия «не столь порядочных людей», в том числе и главного инженера: пока в казне комбината водились какие-никакие средства, директор хапал сколько мог из этой казны, установив себе непомерный оклад невесть за какие заслуги. Когда денежный ручей иссяк, этот жулик, сговорившись с соучастником, заключил фиктивный договор займа на смехотворную сумму в пятьсот двадцать тысяч рублей под залог импортного оборудования, в свое время зубами выгрызенного главным инженером у министерства. Оборудования стоимостью в полтора миллиона долларов США.

Сразу было понятно, что этот заем никто возвращать не собирается, и договор заключен был исключительно для того, чтобы за смехотворную сумму хапнуть не только дорогое, но и дефицитное оборудование. Соучастник за бесценок получил ценные агрегаты, это все равно, что за три копейки купить новехонький «Мерседес», перепродал их за реальную цену, незаконный навар, сумму которого назвать язык не поворачивается, поделил с директором и прочими жуликами из числа руководства, давшими согласие на эту аферу. Поскольку большая и самая ценная часть оборудования была вывезена с комбината, комбинат встал.

Мне, конечно, больше верилось в версию главного инженера. Для того, чтобы состряпать такой договор займа, надо было быть или полным идиотом, или ничего не понимать в производстве. Директор на учете в ПНД не состоял, и работал на комбинате около пятнадцати лет. Частное лицо, любезно предоставившее комбинату в лице директора заем, сразу после реализации оборудования, поменяло место жительства, говоря проще — кануло в никуда, и пока, допрошено по делу не было.

И хотя формально, с точки зрения гражданского права, договор займа в том виде, в каком он был подписан и исполнен сторонами, имел право на существование, и оспорить его было бы затруднительно, меня, например, смущало то обстоятельство, что оборудование, ушедшее с комбината, после перепродажи объявилось в частной фирме, специализирующейся на том же, на чем и бывший его владелец — комбинат. И это бы ничего, да только хозяином частной фирмы был зять директора комбината. Неужели бывают такие совпадения?

Объяснения директора: правда? Надо же, а я и не знал! Оказывается, у зятя фирма такая? Но я же не ответчик за то, кому заимодатель перепродал оборудование, полученное в качестве залога! Мало ли…

Объяснения зятя: моя фирма искала оборудование, нашелся продавец, который нам его поставил. А что, оборудование — с комбината, которым тесть руководит? Правда? Надо же, а я и не знал!

Смущало, конечно, то обстоятельство, что если фирма зятя смогла уплатить за оборудование его реальную стоимость, то почему тесть в поисках денег для комбината не обратился к свояку? Уж взял бы у него заем, и не на пятьсот двадцать тысяч рублей, а на сумму, хотя бы соответствующую стоимости оборудования? Но раз они были так несведущи в делах друг друга, хоть и занимались вроде бы одним и тем же производством, то мало ли… Мало ли какие отношения могут быть между зятем и тестем… В общем, дело было темное, и бесперспективное, особенно если учесть, сколько времени прошло с момента этой странной сделки. Да и мне в городе расследовать его было не так сподручно, как прямо на месте. Но когда следственное управление МВД искало, куда сбагрить дело, областная прокуратура от него открестилась, всеми правдами и неправдами, и какая-то логика в этом была — в области сильнее местнические интересы, а в этом городишке, где развернулись события, все вообще были если не родственниками друг другу, то корешами. Какое уж тут объективное расследование! Вот и отдали дело в наш район, по месту подписания договора займа, в нотариальной конторе в центре города.

Мне, конечно, очень хотелось послушать то самое частное лицо, которое наскребло по сусекам пятьсот двадцать тысяч, выручив комбинат. Но наш отдел по борьбе с экономическими преступлениями исправно присылал мне ответы на мои запросы, в которых самыми информативными были слова «не представилось возможным».

Я забрала с комбината подлинник договора займа, до этого в деле была только плохая ксерокопия. Договор все это время хранился в бухгалтерии. Видимо, директор настолько ничего не боялся, что не стал терять или уничтожать договор, будучи уверенным, что оспорить его не удастся.

В чем-то он был прав, потому что цивилисты и городской, и областной прокуратуры долгое время ломали головы над тем, под каким соусом признать договор недействительнйм.

Доказать, что сделка была совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, как этого требовала соответствующая статья Гражданского кодекса, было равносильно тому, чтобы доказать умысел на мошенническое завладение имуществом комбината. То есть практически невозможно.

То же относилось и к признанию сделки недействительной, как совершенной вследствие злонамеренного соглашения сторон. Наши попытались было усмотреть в договоре признаки так называемой кабальной сделки, то есть сделки, которую комбинат был вынужден заключить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась. Но, во-первых, иск об этом должен был предъявляться потерпевшей стороной, а директор комбината и слышать об этом не хотел; а во-вторых, к тому моменту, когда нашим прокурорам пришел в голову этот вариант, уже истек срок исковой давности.

Главный инженер передал мне подлинник договора, держа его брезгливо двумя пальцами, как Иудину расписку в получении тридцати сребреников. Я также приняла бумагу двумя пальцами — но не из чувства брезгливости или справедливого негодования, а из инстинктивной осторожности, на уровне подсознания допуская возможность обработки документа на следы пальцев. А вдруг мне понадобится получить с договора отпечатки, кто знает, как дело повернется.

Аккуратно вложив договор в прозрачную папку, я перевернула его, чтобы посмотреть на подпись доброго дяди, в свое время не пожалевшего личных денег для спасения комбината. Подпись была сложной, витиеватой, с завитушками и «архитектурными излишествами». Графологи сказали бы, что автор ее — человек амбициозный, с обостренным чувством собственного достоинства и раздутым самолюбием; склонный ко лжи и фантазированию. Может быть, жестокий и стремящийся к власти любой ценой. Однако графология, то есть определение характера по почерку, не относится к криминалистике, да и жестокость и склонность ко лжи еще не являются доказательством совершения преступления.

Но краситель, которым была выполнена эта неординарная подпись, заставил меня вглядеться в нее еще пристальнее. Я даже вытащила договор из папки, опасаясь, что тонкий полиэтилен как-то исказил цвет красителя. Но нет: что в папке, что без нее, подпись на договоре смотрелась одинаково. Как будто писавший обмакнул гусиное перо в густую кровь и поставил на бумаге росчерк. Кровь потом засохла и побурела.

Я подошла к окну и рассмотрела документ еще раз при дневном свете. Мне было не отделаться от ощущения, что подпись поставлена гусиным пером. Острый кончик его царапнул бумагу и уронил каплю крови. Она была не бурая, как все остальные штрихи, а темно-красная, выпуклая и чуть блестела в косом свете. Бумага в этом месте, рядом с каплей, была проколота насквозь. Ни шариковая, ни гелевая ручка так бумагу не царапают. Может, отдать на биологическую экспертизу?

Но тут же я в душе посмеялась над собой. Это маньяк меня так запугал, что в обычных красных чернилах мне чудится зловещая кровь; надо же придумать такую чушь — что кому-то, в наши дни, а не в глухом средневековье придет в голову блажь подписывать договор займа кровью. Что это, сделка о продаже дьяволу бессмертной души? Нет, стандартный правовой документ, хоть и с мошеннической прокладкой. Да и потом: вот удивился бы нотариус, достань один из участников сделки пузырек с кровью, макни туда гусиное перо и царапай им бумагу. Нет, эта картинка — плод моего воспаленного воображения. Какая, к черту, кровь.

Но тут же мои мысли перекинулись на Библию. Я положила документ на стол, достала толстенький потрепанный томик и сравнила закорючки на полях с подписью на договоре. При внимательном рассмотрении я обнаружила на страницах Библии такие же царапины от пера. Цвет красителя совпадал один в один, и даже завитушки в значках и в подписи показались мне подозрительно похожими, будто начертанными одной рукой.

За моей спиной стукнула оконная фрамуга, и я вздрогнула. Мне отчего-то стало не по себе. Я быстро захлопнула и спрятала Библию. Главный инженер, стоя у сейфа, внимательно наблюдал за мной.

— Вы тоже заметили? — приглушенным голосом спросил он.

— Что? — я испугалась не на шутку. А вдруг здешняя отравленная атмосфера действительно негативно влияет на психику?

— Они похожи, — объяснил мне главный инженер. — Как будто один человек расписывался.

Интересно, откуда он знает? — пронеслось у меня в голове. Библию-то он не видел; или видел где-то? А если видел, то при каких обстоятельствах? Нет, по-моему, у меня началась мания преследования. Горчаков бы сострил, что если у вас мания преследования, это еще не значит, что за вами не следят. Но мне было не до смеха.

— Смотрите, —сказал главный инженер, взяв у меня договор и разложив его на столе. — Смотрите внимательно: обе подписи специально сделаны разными ручками, одна подпись синим сделана, вторая — коричневым. Это чтобы замаскироваться, мол, два разных человека подписали. А на самом деле один.

— Вы хотите сказать, что за обе стороны в договоре расписался один человек? — наконец до меня дошло, что хотел сказать главный инженер.

— Ну да. Директор наш. Жулик. Это же липа, договор этот, прикрыть хищение.

Я еще раз вгляделась в подписи, хотя могла бы и не делать этого: они горели перед моим внутренним взором, как «мене, текел, фарес». Получается, что только мне в голову пришла такая бредовая мысль — о том, что подпись сделана кровью. Главный инженер ее тщательно изучал, судя по всему, но этого не увидел, а увидел совсем другое. И опера наши ничего про это не говорили, а они Библию всю осмотрели и обнюхали. Значит, мне померещилось? Надо показать Синцову. Хотя он тоже видел Библию; и тоже ничего мне не сказал.

Только этого мне не хватало.

7

Главный инженер заботливо завернул прозрачную папочку в какую-то старую газету, чтобы не вызывать лишних разговоров, пока я иду по территории комбината. Раздолбанная черная «Волга» доставила меня к зданию местной милиции, где ждал Синцов, чтобы отправиться в обратный путь. Я села в машину, и он рассказал мне о результатах своих изысканий. Выходило, что съездили мы не зря.

Оказывается, наш злодей Паша Иванов с детства страдал органическим поражением головного мозга. Но все, кто его знал, утверждали, что он — безобидное существо, и что, несмотря на некоторую свою неполноценность, в детстве даже животных не мучил, что для его сверстников было обычным делом.

В семнадцать лет он остался сиротой, так как папу своего он никогда в глаза не видел, а мама, батрачившая на комбинате, сгорела во время пожара в подсобке; пожарники установили, что произошло самовозгорание хлама, которым подсобка была набита с незапамятных времен (я сразу подумала про свою кладовку: срочно надо ее разобрать, срочно!). Стал жить один в комнатенке, в домике барачного типа, такие домики, как опята пень, окружали комбинат.

— Мы к нему домой сходили, — признался мне Андрей. — Дверь там, как в дачном сортире, фанерная.. На крючочек закрывается. Ну, ты поняла?

Я поняла. Они с местными операми поддели крючочек перочинным ножом, откинули его и проникли внутрь. Санкции на обыск у них не было, но осуждать их за незаконное проникновение в жилище я не собиралась. Напротив, в душе горячо приветствовала это нарушение закона. Мой взгляд упал на газету, в которой покоился изъятый мной договор; он лежал у меня на коленях. «Говорят, однажды ты потеряла на Кубе все документы, стала бомжом и воровала еду. Это правда? — У меня все украли на этом острове Свободы, и мне пришлось как-то выживать. Я была с ним так же свободна в своих поступках, как и он со мной». Я отогнула край газеты: что это? Интервью с какой-то певицей. Супер; не знаю, как она поет, но за эту формулу отношений я ей аплодирую.

— Топчан с одеялом без белья, сервант советских времен, два стула и стол, — перечислял Синцов. — Окно без занавески, на окне банка с чайным «грибом». Я уж думал, этот «гриб» вымер, ни у кого больше такого нет.

Я представила себе эту жалкую комнатенку, и Пашу Иванова, спящего без постельного белья на продавленном топчане. Наверное, не он один так живет в этом городе. И еще, небось, считает, что ему повезло: своя жилплощадь, кум королю, сват министру.

— Ни книг, ни газет, ни журналов. Ни писем, ни открыток.

— Интересно, — сказала я. — Газет нету, значит?

Мы с Синцовым без слов поняли друг друга. Отсутствие газет, из которых Паша Иванов вырезал фотографии женщин, лишний раз указывало на то, что он не сам их где-то купил или стырил, а ему их кто-то дал. Для того, чтобы в один прекрасный день ни с того, ни с сего воспылать страстью к женщине с газетной полосы, надо регулярно покупать эти самые газеты.

— Вообще ничего интересного.

В том, что Синцов изо всех сил искал что-нибудь интересное, я не сомневалась. И если не нашел, значит, ничего действительно не было.

— Соседи ничего плохого про него не сказали. Наоборот, говорят, вежливый был парень, в церковь ходил.

— В церковь ходил? — удивилась я. — А креста нательного на нем не было.

— А ты откуда знаешь? — в свою очередь удивился Синцов.

— От верблюда. Изучила протокол его досмотра. Не было у него креста.

— Ну, мало ли… Надо искать его последнее жилище, — продолжал Андрей. — Тут он, говорят, с зимы не появлялся, ты же слышала.

Я кивнула.

— Про то, как он мать нежно любил, при тебе опера говорили? Нет, ты уже уехала на комбинат. А они вспомнили, что у него к матери было отношение особое.

— А конкретнее?

— А конкретнее — он не просто мать любил, а помочь ей старался. Еще совсем пацаном был, а уже воду ей таскал с колонки и картошку копал, берег, в общем. И могилка матери его, говорят, ухоженная, он ее метет регулярно, песочком свежим посыпает, на годовщину свечку ставит обязательно.

— Как трогательно, — вздохнула я. — А что за таинственный благодетель? Помнишь, опера говорили?

— А-а. Был такой тут теневой капиталист.

— В смысле?

— В девяносто восьмом купил тут коттедж. Жил один, ни с кем не общался. Ездил на старой «Тойоте». Загадочная личность. Паша наш, Иванов, ему машину мыл. И на побегушках при нем состоял. Тот его подкармливал и привечал.

— А что так? Бездетный капиталист испытывал отцовские чувства к дебильному подростку?

— Что-то в этом роде.

— И что? Одного Пашу пригрел?

— Нет, еще кое-кого. В основном, из непутевой молодежи.

— Так. И где вся эта молодежь?

— Кто где.

— А конкретнее?

— Кто в город съехал. Кто присел за разного рода деяния…

— Хулиганство? Причинение вреда здоровью?

— Вот-вот.

— Хулиганство, значит? Без всяких подводных камней? И скрытых мотивов? Просто вульгарно перепились и подрались?

— Местные говорят, что да.

— А ты сам что думаешь? Синцов пожал плечами.

— Смотря что понимать под хулиганством.

— Андрей, не мучай меня, — взмолилась я. — Ты что, намекаешь на ритуалы какие-нибудь кровавые? Или они взорвали кого-нибудь?

— Маша, ты только успокойся, — Синцов похлопал меня по коленке, но взгляд его при этом был устремлен на дорогу, в мою сторону он смотреть избегал. — Никого не взорвали. Было жестокое обращение с животными…

— Та-ак, — я расстроилась. — Понятно. Ритуалы сатанистские. И кого замучили?

— Кошек мучили, — неохотно рассказал Андрей. — И козлу голову отрезали.

— Козлу? — я удивилась.

— Из-за козла и дело-то возбудили. Кошки никому не нужны были бродячие, жабы и подавно…

— Господи, они что, еще и жаб мучили? — я вспомнила свою покойную Василису и содрогнулась.

— Ну, жаб и я в детстве мучил. Не думал, что на тебя это произведет такое впечатление… Так вот, хозяин козла написал заявление, все ж таки козел дорого стоит. Уничтожение личного имущества.

— Ну ясно. Всё один к одному. И этот Паша туда же. Дебил, да еще сатанист… Это конец. Закономерный финал. Принесение в жертву самых мерзких существ, созданных природой: жабы, козла и следователя прокуратуры.

— Да брось ты, Маша! — похоже, Синцов даже разозлился. — Это еще вилами по воде… Капиталист этот съехал через год после того, как коттедж купил. Но бывал тут иногда, примерно раз в полгода. Последний раз его видели зимой.

— А почему он, интересно, потом не приезжал?

— Некуда было. Домик его сгорел дотла.

— Сгорел?!

— Сгорел. Причина возгорания не установлена. И вскоре после этого Паша Иванов куда-то сорвался. Но не факт, что к нему. Это раз. Два — это то, что ничего криминального за мужиком не числится. Ну, возился он с Пашей, тот вообще был тогда малолеткой. Все еще надо проверять.

— Ну да, конечно, — безрадостно согласилась я. — А как фамилия этого благодетеля? — странная догадка вдруг поразила меня.

— Эринберг.

— Что?!

Хоть я и ожидала подсознательно такого ответа, но когда он прозвучал, не смогла сдержаться. Синцов удивленно повернулся ко мне, и я вцепилась ему в руку, лежащую на руле.

— Притормози!

Он послушно остановил машину у обочины и включил аварийку. Только сейчас я обратила внимание, что вокруг стемнело; проехав поле, мы встали напротив хвойного леса, мрачного и угрожающего, невесть какие ужасы таящего за черными, почти неразличимыми в сумерках стволами. Я вытащила из газеты папку с договором и сунула ему прямо под нос.

— Смотри!

Он, бросив на меня опасливый взгляд, включил свет в машине и уткнулся в договор; куда ему смотреть, я ткнула пальцем.

— Что за черт!

— Вот именно! — я даже ощутила что-то похожее на торжество.

Илья Адольфович Эринберг — так звали человека, заключившего с комбинатом договор займа. Главный инженер комбината подозревал, что этого человека в природе не существовало, что за него расписался сам директор, но я-то теперь знала, что такой человек есть. Оказывается, он облагодетельствовал не только комбинат, но и глупенького подростка Пашу Иванова. И других глупых подростков, которые отрывали головы живым петухам, жабам и козлам, чтобы их гуру мог расписываться в договорах кровью. Хорошо, если не человеческой…

— Послушай-ка, а чем это он расписывался? —вот уже и до Синцова дошло. Он даже поковырял краешком ногтя подпись на договоре.

— Вот именно! — повторила я. Вот теперь, вертелось у меня в голове, вы все поймете, насколько серьезной опасности я подвергалась. И подвергаюсь, потому что этот теневой сатанист вообще неизвестно где находится и чем занимается. И я все больше укрепляюсь в мысли, что это ему я зачем-то понадобилась, а вовсе не придурку Паше, который только выступил слепым орудием в руках этого незаурядного господина. Незаурядного, судя по тому, какую аферу он придумал и прокрутил с комбинатским оборудованием, и судя по тому, что в делах осужденных подростков он никак не засветился, хотя я была уверена, что это он заказывал музыку.

И не просто незаурядного, а еще и с больной психикой. А что еще можно подумать о человеке, который не только в Библии чирикает кровью, но и кровью же подписывает серьезные бумаги, в присутствии нотариуса. Тут уже пахнет серьезной патологией.

— Так, значит, ты его ищешь по своему хозяйственному делу? Интересно…

— Вот именно.

— Хочешь посмотреть на пепелище?

— А ты знаешь, где?..

— Найдем. Поехали?

— Поехали.

Дорогу Синцов спросил всего два раза, и вскоре мы стояли у пожарища. Дом действительно сгорел дотла. Несмотря на то, что было это давно, и место пожара было обильно залито пеной, потом побывало под снегом, а сейчас сквозь угли уже пробивалась травка, оттуда все еще неприятно пахло гарью. Андрей нагнулся, подобрал камешек и бросил туда. Камешек испугал ворон, бродивших по пепелищу. Они взлетели, громко каркая, шумно хлопая крыльями, и меня мороз продрал по коже.

— Андрюша, позвони в больницу, куда Иванова запихали, — попросила я, вцепившись в рукав Синцова. Он не стал отцеплять мою руку, а положил поверх свою.

— Маша, успокойся, все нормально.

— Да-а, — мне хотелось плакать. — По-моему, ничего нормального. Все ненормально. И все вокруг ненормальные. Поехали отсюда быстрей, — этот областной городишко вдруг показался мне зловещей вотчиной приспешников сатаны, а вонища, распространявшаяся несчастным комбинатом, — запахом разложения. Л может, так оно и было.

— Поехали отсюда быстрей, — повторила я. —Только сначала позвони в больницу.

— Зачем?

— Я хочу убедиться, что псих там. Заперт на все замки и завязан в смирительную рубашку.

— Машуня, так оно и есть. Он заперт на все замки, закручен в смирительную рубашку, обколот лекарствами и спит себе в палате, — Синцов ласково погладил меня по руке.

И хотя ничего другого он сказать не мог, я, неожиданно даже для себя самой, взорвалась и заорала:

— Не надо со мной разговаривать, как с психованной! Я еще понормальнее вас всех буду!

Я визжала, одновременно абсолютно трезво оценивая ситуацию и понимая, что веду себя как классическая истеричка, и что меня саму впору закатать в смирительную рубашку. Понимала — и визжала еще громче, но Синцов и бровью не повел. Держа меня за руку, он свободной рукой вытащил мобильный телефон и набрал номер.

Ласково поглядывая на меня и ободряюще мне улыбаясь (а я в это время думала, что на месте Синцова я бы меня убила, ей-богу, а не улыбалась бы так по-человечески), он прижал трубку к уху и стал ждать ответа.

— Алло! Пятое отделение? — спросил он доброжелательно, подмигнув мне, — мол, сейчас мы узнаем, что псих под надежным присмотром, и ты успокоишься. — Это из ГУВД, Синцов, по поводу Иванова, который вчера доставлен из милиции. Что? — улыбка медленно сползла с его лица, а я вдруг мгновенно успокоилась. Я уже знала, что ему скажут: что псих сбежал.

— Вот как? — продолжал он говорить в трубку, уже не глядя на меня. Он перестал поглаживать мою руку, вцепившуюся в рукав его куртки, и крепко сжал ее. Дослушав до конца то, что сказал ему невидимый собеседник, он разъединился, повернулся ко мне и через силу улыбнулся.

— Ну что? — безразлично спросила я. Мне казалось, что я так спокойна, как может быть спокоен приговоренный к смерти, знающий, что через пять минут приговор будет приведен в исполнение. Биться уже не за что, все, что впереди, ясно до боли, поэтому какой смысл дергаться? Спокойствие и безразличие, вот что испытывает человек в такой ситуации.

— Ты только не волнуйся. Они сказали, что выписали его.

— Ну правильно? Какие основания у них были его держать? Сначала прокурор отпустил, потом из больницы выпустили, — мне казалось, что я говорю не просто спокойным, а веселым голосом, но я почувствовала, как Синцов сжал мою руку еще сильнее.

— Ну-ка, перестань дрожать! Что ты трясешься, как осиновый лист?

— Я трясусь? — искренне удивилась я.

— А то! Еще как. Не трясись. Я завтра все выясню подробно. Но уже сейчас могу сказать одно: раз его выписали, то он не опасен. Врачи ведь не могут ошибиться.

— Это ты меня уговариваешь или себя?

— Обоих.

— Ладно, поехали, — попросила я.

Мы сели в машину. Но как только машина тронулась, я схватила Синцова за многострадальный рукав:

— Стой! Давай назад!

— Зачем?

— В церковь. У нас фигурирует Библия. Не может быть, чтобы местный батюшка ничего про это не знал. — Про что?

— Про Пашу. Ты же сам говорил, что он ходил в церковь. Хорошие священники, как хорошие участковые, должны знать своих прихожан.

— Ну поехали, — согласился Андрей и развернул машину. — Надеюсь, что хороших священников больше, чем хороших участковых.

До церкви мы доехали в мгновение ока. А может, мне так показалось. Окошки церкви светились умиротворяющими огоньками, почему-то вызвавшими у меня воспоминания о новогоднем празднике. Мне сразу захотелось туда зайти. Говорят, что в Средние века, если человека преследовали, можно было забежать в церковь, крикнуть: «Убежище!», и тебя никто не мог тронуть, пока ты там.

Внутри было пусто. Горели свечи перед иконами, покачивались тени. Пахло хвойной корой и сладковатым дымком, как обычно пахнет в церкви. Мы с Андреем прошли вперед, к узкой дверце, которая виднелась за алтарем.

— А ты крещеная? — тихо спросил меня Синцов; Я помотала головой.

— Нехристь. А ты? — А я крещеный.

— А чего не крестишься? — я вспомнила, как однажды в Прибалтике зашла в маленькую псевдоготическую церковь, где шел ремонт. Рабочие таскали мимо алтаря гигантские шпалы, и меня поразило, что каждый раз они останавливались перед алтарем — или как там называется в католических храмах это сооружение, — опускали на пол шпалу, становились на колени, вдумчиво крестились, потом поднимались, дружно подхватывали шпалу и тащили дальше. А возвращаясь, все проделывали снова.

— Не умею, — смущенным шепотом признался Синцов, показав мне глазами на дверцу. Из нее вышел к нам совершенно юного вида священник в облачении, сидевшем на стройной фигуре, словно театральный костюм.

— Вы ко мне? Из милиции? Из Петербурга? — спросил он высоким голосом и улыбнулся. А я-то думала, что служителям церкви улыбаться по чину не положено, они должны быть серьезны и солидны, с брюшком и окладистой бородой. Этот же худенький и безбородый святой отец приветливо улыбался и похож был на мальчишку-старшеклассника.

— Ой! — вдруг сказал Синцов и схватился за голову. — Извините, что я без головного убора. Мужчины вроде бы должны в церковь в шапках заходить…

Священник, продолжая улыбаться, покачал головой. Я тоже покачала головой и пихнула своего спутника в бок.

— Ты все перепутал, — прошипела я ему, — а еще крещеный… Это я должна быть с покрытой головой, а ты как раз правильно пришел.

— Да, — подтвердил священник, — мужчины снимают головные уборы, а женщины должны покрыть волосы. Но это только во время службы строго соблюдается. Однако если вас это стесняет, давайте выйдем на воздух.

Синцов с облегчением кивнул, и мы направились на улицу. Там священник запрокинул голову и с наслаждением оглядел лазоревое небо с редкими розовыми облачками.

— Благодать-то какая! — сказал он радостно, и я посмотрела на него с интересом. Мне стало любопытно, как этот парнишка, молодой и веселый жизнелюб, стал попом. Как-то ведь он пришел к этому? Не в университет поступил, и не в технический вуз, а в семинарию. Не врачом стал или учителем, а святым отцом. Почему? Династия? Или так верит в Бога? А как ему удалось так поверить, что он жизнь ему посвятил?

— Я в Питере учился, а попросился сюда, — улыбаясь, продолжал он. — Здесь природа такая, что душа невольно к Богу обращается, с благодарностью ему, что создал эту красоту.

— А как вы узнали, что мы из питерской милиции? — тихо спросил Андрей.

— Так весь город уже говорит. Вы Пашей Ивановым интересуетесь?

Синцов кивнул, подтверждая наш интерес. Священник помрачнел.

— Паша еще маленьким сюда ходил. Его мать привела, а потом он и сам стал бегать. Добрый мальчик был, услужливый, всем помочь хотел…

— Подождите, святой отец, — начала я, но он мягким движением руки остановил меня:

— Обращение «святой отец» в православии не принято. Называйте меня отец Шандор.

— Извините, — я смутилась. Вот дура!

— Ничего. Вы же некрещеная, как я понимаю?

— А что, у меня это на лбу написано? — я не хотела, но вышло это грубовато. Священник не обиделся.

— Просто у меня глаз наметанный. Я в этом приходе уже десятый год…

— Какой?! — воскликнули мы с Синцовым одновременно.

— Да я просто выгляжу молодо. Качаюсь, у меня тут в сарае тренажерник. Зимой — на лыжах обязательно. Плаваю. И супруга расслабляться не дает, — он озорно подмигнул Андрею.

— А сколько же вам лет, отец Шандор? — спросила я, стараясь быть вежливой. Я никак не могла в разговоре с ним выбрать правильный тон.

— Тридцать два, — теперь священник подмигнул мне.

— Так вы Иванова с детства знаете?

— С пятнадцати лет. Говорю вам, хороший был парнишка. А вот семь лет назад попал под дурное влияние.

— К Эринбергу? — спросила я. — Да. К Илье Адольфовичу.

— А откуда он тут взялся, Эринберг этот? — тихо спросил Андрей. Батюшка — удивительно к нему не подходило это обращение — повернулся к нему.

— Этого я не знаю. Но мне иногда казалось, что он — дьявол во плоти. И поднялся сюда из преисподней, смущать прихожан. Здесь добрый был приход, люди замечательные. А сейчас все наперекосяк пошло, — он как-то криво усмехнулся.

Интересно, а он верит в ад и рай? И в дьявола? Ну наверное, подумала я, раз в Бога верит, значит, и в дьявола должен.

— А вы что, в преисподнюю верите? — спросил Синцов, будто прочитав мои мысли.

Священник пристально посмотрел на него. Вот сейчас, когда он не улыбался, а был серьезен, он выглядел на свои тридцать два. Это озорная улыбка его так молодила.

— Это вопрос терминологический, — Ответил он. — Вы же верите в суд, Уголовный кодекс и тюрьму?

— Ну-у… — протянул Синцов.

— Ну, по крайней мере, верите, что эти институты существуют, а?-Да, конечно.

— Но ведь в основе каждой правовой нормы лежит моральная норма, так? И все правовые запреты — «не убий», «не укради» — и так далее, — прежде всего нравственные запреты, так?

— Наверное, — пожал плечами Синцов.

— И десять заповедей — это аналог Уголовного кодекса, так?

— Вы хотите сказать, что тюрьма — это аналог преисподней?

— Примерно. Геенна огненная — это кара, которая ждет нарушителей нравственного закона. Тюрьма — кара для нарушителей закона писаного, что, по сути, тоже есть закон нравственный. Тот, кто не верит в Бога, полагает, что избежит преисподней. Тот, кто не верит в закон, полагает, что избежит тюрьмы. Но мы отвлеклись.

Я бы с удовольствием еще поговорила со священником. Но он пристально смотрел на книгу, которую я держала в руке, — потрепанную Библию, и я показала ее отцу Шандору. Он протянул было руку, но тут же отдернул.

— Откройте ее, — попросил он.

Я послушно распахнула слежавшиеся страницы. Отец Шандор, заложив руки за спину, наклонился к томику и тут же отпрянул.

— Бесовские знаки, — пробормотал он. — Кровью писаны.

—Вы тоже считаете, что кровью? — тихо спросила я. Он кивнул.

— Видел я такие Библии. Не вносите их в храм.

— Почему?

— Они осквернены. Выбросьте ее. Ее сжечь надо.

— Это вещдок, — не согласилась я. Но после того, что он сказал, Библия стала жечь мне руки. В переносном смысле, конечно. Заметив мое замешательство, Синцов отобрал у меня книгу и пролистал.

— А все-таки, что эти символы означают? — спросил он.

Священник неохотно заглянул в открытые страницы.

— Что-то вроде гимна сатанистского: «Ночи Древних ныне соединены с нашими Днями… Их дни стали нашей Ночью, и Их Ночь пусть станет нашим Днём! И Ночи и Дни же эти Да не будут сочтены и до окончания Времён!» — он произносил это певуче, и очень значительно, выделяя слова голосом так, что было понятно, эти слова начинаются с заглавной буквы.

— Вы это читаете? — удивилась я.

— Это каббалистическая криптограмма, — пояснил отец Шандор, — я просто знаю, как она выглядит.

— А это? — ткнул пальцем в бурые строчки Андрей. — «Да здравствует Сатана!»?

Священник содрогнулся.

— Я не могу это произнести, — ответил он. — И так уже грех совершаю. Вам надо в городе это показать, в музее религиоведения. Получите там официальное заключение. И избавьте меня от этого.

— Это что, Эринберг распространял? — спросила я, отбирая у Синцова книгу. — Зачитался, что ли? — сказала я ему.

— Интересно же!

— А как ты прочел: «Да здравствует Сатана!»? Ты уже стал в этих закорючках разбираться?

— Кое в каких, — уклончиво ответил Андрей; —А чего тут не понять, это по-латыни: «Ave Satanas!» Как я сразу не разглядел!

Священник, поджав губы, неодобрительно смотрел на нас.

— Да, эту заразу распространял Эринберг.

— Так он сатанист? — я не могла отвести глаз от загадочных символов. Под розовыми закатными облачками буквы стали казаться не бурыми, а красными, и чем дольше я на них смотрела, тем больше меня охватывало ощущение, что они наливаются кровью, пламенеют и прожигают тонкие страницы. Странно; но почему-то эти буквы приковывали взгляд, и через пару секунд начинала казаться, будто на страницах книги нет больше ничего, никакого текста, кроме этих жгучих письмен.

Священник не ответил мне. Он задумчиво смотрел в мое лицо, и видно было, что его что-то беспокоит.

— Может, вы скажете, кто такие сатанисты? — нарушил тишину Синцов.

Священник не торопился отвечать, казалось, глубоко задумавшись. Потом вздохнул:

— Вы знаете что-нибудь об апостоле Павле? Мы с Синцовым в смущении переглянулись.

— Понятно, — снова вздохнул священник. —Ну ладно, лекцию вам читать не буду. В двух словах: теологи считают, что истинно свидетельство апостола Павла о существовании внутреннего, иными словами — естественного нравственного закона даже у тех людей, которые никогда не соприкасались с понятиями христианской нравственности. Понимаете, о ком я говорю?

— Язычники? — предположил Синцов, немало меня удивив.

— По христианской лексике, да, — подтвердил отец Шандор. — Апостол Павел говорит: когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую… — он умолк, очевидно, заметив по нашим лицам, что мы плохо понимаем идею апостола Павла. — Ну как бы вам объяснить…

— Но ведь сатанисты — это не только язычники? — спросила я.

— Нет, конечно. Вообще Сатана — это не черт с рогами, как его обычно представляют. Сатана — это просто сила, которая владеет человеком. Вы ведь знаете, что в обществе существуют определенные догмы и стереотипы, касающиеся представлений об окружающем мире, поведения в обществе, любви и семейных отношений, так? Сатанист же свободен от этих догм.

— То есть плюет на общество и ведет себя, как хочет? — это спросила я, а Синцов поддакнул.

— Не обязательно. Я ведь сказал, он от догм свободен. Иными словами, он не следует какому-то правилу поведения, только потому, что оно — правило. Если какое-то правило согласуется с его миропониманием, то почему бы его не исполнять?

— И все? — Андрей недоверчиво глянул на священника. — Чем же тогда сатанисты опасны?

— Разве я сказал, что они опасны? — удивился отец Шандор.

— Ну… Это ведь подразумевается? Церковь, ведь не может хорошо относиться к сатанистам?

— Церковь терпимо относится ко всем заблудшим, — мягко пояснил священник.

— Но это же не означает, что церковь спокойно относится к сатанистам, а?

— Нет, конечно, — отец Шандор вздохнул особенно тяжело, — Господь несет в мир Любовь и Гармонию. Сатана же — противник Любви и Гармонии.

— Что-то я слышал про это, — проговорил Синцов. — А сатанисты основали церковь Сатаны, и поклоняются ему. Так?

С невысокой колоколенки раздались деликатные удары колокола. Священник вздрогнул.

— Простите. Не хочу, больше об этом говорить, — глухо произнес он. — Всего хорошего. Да благословит вас…

Он не договорил. Наклонив голову в знак прощания, повернулся и, все так же держа руки за спиной, медленно пошел обратно в церковь. Мы с Синцовым растерянно смотрели ему вслед. Наверное, он многое мог бы нам рассказать, и про Пашу Иванова, и про Эринберга. Но не хотел, и с этим ничего нельзя было сделать.

— Поехали? — тихо спросил Андрей.

Мы сели в машину. Библию я небрежно бросила на заднее сиденье. Синцов посмотрел, но ничего не сказал.

В Питере мы были через два часа.

8

Дома мои муж и сын под руководством Горчакова лениво паковали вещи для переезда. Синцов привез меня, поднялся выпить чайку, чаек плавно перетек в другие напитки, и он с удовольствием остался помочь.

В принципе, уже и так был бардак, а с появлением нас с Синцовым он усугубился. Все бестолково перемещались по квартире, ругались друг с другом, роняли мебель и спорили о необходимости брать ту или иную шмотку, поскольку взгляды на жизненно необходимые вещи у членов моей семьи расходились. Я слонялась следом за ними, подбирая то, что они потеряли, напоминая, что нужно упаковать зубные щетки, трусы, носки и тэ пэ. Они огрызались в совершенно одинаковой манере и ровно через три секунды забывали о том, что я сказала, после чего начинали с новой силой обвинять друг друга в том, что один увел у другого важные предметы туалета.

Наконец я потеряла терпение, затолкала Горчакова, Синцова и Стеценко на кухню, где они получили возможность за рюмкой водки обсудить женскую бестолковость и неорганизованность, а сама за полчаса собрала себя и ребенка. То, что осталось после сборов, я упихала в Сашкину сумку и застегнула на ней «молнию». С облегчением решив, что можно ехать к Сашкиным родителям, я отправилась на кухню чего-нибудь погрызть, поскольку днем ела только в областном райотделе — три редиски и бутерброд с копченой рыбой, но была остановлена на полпути звонком в дверь.

Очень кстати (в кавычках) явилась моя закадычная подружка Регина в совершенно невероятной весенней шубке из белых кружев, в облаке дорогого парфюма, накрашенная как на подиум. Принесла мне в подарок помаду невообразимого цвета; я про себя решила, что употребить ее смогу, только если буду приглашена на вечеринку трансвеститов. Регина же, похоже, была накрашена именно такой помадой, и ей это шло.

Распахнув дверь на кухню и встав в проеме в своей необычной шубке, Регина привычно насладилась произведенным эффектом, не глядя скинула ее на руки моему мужу, потом выбрала, с кем из мужиков рядом сесть, жеманно выпила водки и обрушилась на меня с упреками.

— Я же твоя лучшая подруга! Весь город знает, что у тебя ЧП, а я узнаю об этом не от тебя, а от посторонних!

— И от кого же?

Регина метнула быстрый взгляд на Горчакова, а тот сделал вид, что его нет на этой кухне. Из чего я поняла — Регина узнала обо всем от Лены Горчаковой. Может быть, и сам Алексей ярких красок добавил. — Какая разница? — агрессивно спросила она. —Расскажи лучше все по порядку.

Но мне самой даже не пришлось трудиться: мой муж и Горчаков наперебой стали посвящать Регину в подробности чрезвычайного происшествия.

— Все понятно! — наконец сказала она и довольно откинулась на стуле. — Что дальше?

— Дальше? — переспросил Синцов. — Психа надо ловить. Благодетеля его искать. Маша, обещаю, я тебе его из-под земли достану.

— Да? — без энтузиазма отозвалась я. —И что? Воцарилась пауза. Регина немедленно в нее вклинилась.

— Одну минуточку! — сказала она. — Как ты сказал? «Психа ловить»? Некорректно выражаешься.

Синцов оторопел.

— То есть? Я что, на кухне у друзей обязан корректно выражаться в адрес тех, кто им проблемы создает?

— Вообще приличный человек обязан корректно выражаться даже в туалете, наедине с самим собой. — Регина сопроводила свои слова такой обворожительной улыбкой, что Синцов, напрягшийся было, тут же растаял и галантно поцеловал ей ухоженные пальчики, правда, со словами: «А я в туалете вообще не выражаюсь».

— Вы вообще слышали про понятие политкорректности? — Регина прикурила какую-то ароматную сигаретку от синцовской зажигалки. — Вот скажешь про кого-нибудь, «псих», тебя услышат, и в суд. За защитой чести и достоинства. Миллионный иск. Твое имущество арестовывают, тебя пускают по миру, жена тебя бросает, дети отрекаются, с работы выгоняют, собаки кусают, официанты не обслуживают. Не говоря уже о том, что это просто неприлично.

— Хорошо, а если это действительно псих? — это мы спросили хором.

Я напомнила уважаемому собранию историю, вычитанную у Кони, про молодых юристов, которые на заре судебной реформы 1864 года подговорили, только для того, чтобы создать прецедент, молодого пастуха обратиться в суд с иском о защите чести и достоинства к старшему пастуху, за то, что тот подпаска обозвал «дурным». Старик искренне не мог понять, за что же его приговорили к штрафу. «Он же дурный и есть, как есть дурный, я же правду сказал». Ему предложили не отягощать своего правонарушения повторением оскорбления. Тогда он, хитро прищурившись, спросил: «Ладно, а если дурного человека, ну как есть дурного, умным назвать, за это не накажут?» Его заверили, что нет, за это не накажут. Тогда он в пояс поклонился юристам и сказал: «Ну спасибо вам, разумные панове судьи, за то, что меня, дурака, уму-разуму научили»…Повеселились все, кроме Регины, которая снисходительно на нас досмотрела.

— Надо искать эвфемизмы. Нельзя говорить про человека, употребляя характеристики его физических и психических недостатков. Вы же знаете, негров в Америке никто неграми не называет, только афроамериканцы. То есть такие же американцы, как и все остальные, только африканского происхождения.

— А что, негр — это недостаток? — поинтересовался мой ребенок, задвинутый в угол. Его не удостоили ответом.

— Ну и какие же они тогда американцы, раз африканского происхождения? — резонно возразил Регине Горчаков.

— Возможно, никакие. Но так они не чувствуют себя ущемленными.

— Да плевать я хотел на их чувства!

— Ты что, расист, что ли?

— Говоришь, про физические недостатки нельзя упоминать? Интересно, какой эвфемизм ты употребишь для худого? — задумался Горчаков. — Тощий — это ведь тоже обидно. Дохлый —еще хуже. Малахольный — тоже не вариант.

— А разве худой — это недостаток? — удивился мой сын, рассматривая Горчакова, который с трудом помещался на стуле. Тот на Хрюндика цыкнул.

— Может, щепковидный? — предложил Синцов.

— Или узкотелый, — добавил Стеценко.

— Тогда уж глистообразный, — решил поучаствовать Хрюндик, давясь от смеха.

Не придя к согласию, обратились за помощью к эксперту по политкорректности.

— Элементарно, — бросила Регина. — Худой —это вертикально ориентированный.

Мы все пораженно замолкли, а потом зааплодировали.

— Классно, — отметил Горчаков. — А толстый, значит, горизонтально ориентированный?

Прежде чем кивнуть, Регина дольше, чем этого требовали правила политкорректности, задержалась взглядом на очертаниях Лешкиного тела. После этого мужики как с цепи сорвались, упражняясь в политкорректных определениях, наперебой выкрикивая:

— А глухой — это визуально ориентированный!

— А слепой — аудиально ориентированный!

— А одноногий — мануально ориентированный…

Так они резвились, пока не вспомнили про психа. Его они, как ни бились, политкорректно определить не смогли, и тут настал звездный час Регины.

— Ну что, сдаетесь? — торжествующе вопросила она, и обведя всех глазами, победно объявила:

— Дебил — это альтернативно одаренный!

Все признали, что самим до такого не додуматься.

В общем, с шутками-прибаутками, распитием кофе с коньяком, обсуждением подробностей происшествия и нашей поездки в область, мы досидели почти до полуночи, когда уже неудобно было беспокоить Сашкиных родителей. Поэтому переселение решили отложить до завтра. Горчаков поехал провожать Регину, а Синцов остался у нас ночевать, обеспечивая безопасность меня и моей семьи, хотя Регина явно предпочла бы наоборот; пылких взоров, которые она бросала в сторону Андрюхи, не оценил бы разве что безнадежно аудиально ориентированный или уж совсем альтернативно одаренный.

Синцов же был погружен в себя и наверняка уже прикидывал, как он будет искать мошенника-сатаниста Эринберга. По-моему, после помпезного отбытия Регины, в сопровождении Горчакова, он вздохнул с облегчением.

Мы постелили Синцову на кухне, где стоял уютный диванчик, и пока ванная была занята ребенком, мой муж счел своим долгом развлечь гостя и выпить с ним кофе. Они вдвоем сварганили какой-то хитрый напиток, насколько я поняла, основная часть его состояла из коньяка и ликера, а вот непосредственно кофе там было меньше всего.

Я же от напитка отказалась, чем не особо их расстроила, и, пока они смаковали собственное изобретение, просто сидела рядом в глубокой задумчивости, вспоминая нетипичного служителя церкви. Что-то мне в этой истории не давало покоя. Прокручивая в уме избранные места нашей беседы, я поняла, что священник, на мой непросвещенный взгляд, уж слишком терпимо, я бы даже сказала, безразлично высказывался относительно сатанистов. Представитель православной церкви должен был бы себя вести более непримиримо, — мне так казалось. И вот еще что меня беспокоило: откуда бы православному священнику знать каббалистическую криптографию? Не грех ли это? Но поскольку специалистом в этой области я не была, то решила воздержаться от поспешных суждений до консультации с кем-нибудь из музея истории религии.

— Слушай, а как тебе они обосновали, что отпустили Иванова из больницы? — вдруг спросил мой муж Синцова. — Они ведь под каким-то соусом его госпитализировали, обследовать хотели, что же за сутки-то изменилось?

— Сказали, что у него — всего лишь умственная отсталость, которая не является основанием для содержания в психиатрической больнице.

— И что, они это всего за день установили? Без обследования? Без изучения анамнеза?

— Понял тебя, — кивнул Андрей. — Завтра туда съезжу, все выясню. У меня нехорошо заныло под ложечкой. Что-то нечисто с этой выпиской. Уж не сбежал ли Иванов оттуда? И не бродит ли он сейчас вокруг моего дома с мешком взрывчатки, чтобы глушануть, как рыбу? А если не сбежал, а его действительно выписали, то скорее всего, за взятку. А поскольку сам Иванов нужными средствами не располагает, а главное — политесом не владеет, чтобы договориться об этом, то не обошлось ли тут без теневого участия главного сатаниста, господина Эринберга?

Хоть я еще и в глаза не видела Илью Адольфовича, но он заранее вызывал у меня смутно-неприятные чувства. И если честно, мне совсем не хотелось его видеть, а также слышать и вообще что-либо знать о нем. Жила же я до сих пор без этих знаний…

Настроение у меня опять испортилось. И боевой азарт пропал, с которым я взялась за расследование комбинатского мошенничества. Да ну его, что мне — больше всех надо? Я вдруг отчетливо поняла, что больше всего хочу лечь спать и забыть про всех этих альтернативно одаренных. А утром проснуться, пойти на работу, расследовать свои обычные убой и не чувствовать себя дичью в сатанистской охоте.

И как раз в этот момент зазвонил телефон. Мы вздрогнули все втроем, синхронно; из ванной высунулась озабоченная физиономия Хрюндика — он, как и мы, хорошо знал, что означает телефонный звонок в это время суток. Я дрожащей рукой сняла трубку и услышала озабоченный голос Кости Мигулько:

— Маша, извини, что поздно. Ты не можешь в РУВД приехать?

— Сейчас? — охрипшим голосом безнадежно спросила я. Вставать из-за стола, одеваться и тащиться в РУВД на ночь глядя — мне даже страшно было об этом подумать. Даже ради собственной безопасности.

Сашка по моему лицу понял, о чем речь; зажав трубку рукой, я шепнула ему, что это наш начальник убойного, и он призывно замахал руками, что означало — «а может, лучше вы к нам?»

— Костя, если честно, сил нет куда-то ехать, —сказала я в трубку. — Может, ты приедешь?

— Так поздно? А это удобно? — засомневался воспитанный Мигулько. — И я не один. Я с Игорем Гайворонским… — при этом в его голосе отчетливо слышалось намерение с удовольствием воспользоваться приглашением, если я не буду особо выпендриваться.

— А мы тут с Синцовым плюшками балуемся, — обрадовала я его. — В общем, давайте быстро, пока я не свалилась. Потому что спать очень хочется.

Они заверили, что летят на крыльях любви, и бросили трубку. И прилетели буквально через пятнадцать минут. И прежде, чем начать разговор, еще полчаса трескали ужин, который я, как радушная хозяйка, не могла им не предложить, хотя хозяин дома, на правах человека с медицинским образованием, намекал им на вред позднего приема пищи, с приведением примеров из своей патологоанатомической практики. Они отмахивались, с набитыми ртами доказывая, что если ешь один раз в сутки, то не имеет значения, поздний это прием пищи или ранний. Короче, если нельзя, но очень хочется, то можно. Кончилось тем, что и мы все стали жрать с ними за компанию посреди ночи.

Мой сыночек, завернутый после душа в полотенце, заглянул на кухню, увидел эту оргию, неодобрительно покачал головой и отбыл почивать.

— Вы уж тут не очень шумите, ладно? — сказал он вместо «спокойной ночи».

Наконец они набили желудки и откинулись на спинки стульев. На часы я старалась не смотреть. .

Сашка стал убирать со стола. Мигулько с Гайворонским переглянулись, и Игорь вытащил на свет божий папочку с какими-то бумажками.

— Смотрите, что мы накопали за сегодня, — сказал Мигулько и подвинул папку мне, как самому заинтересованному лицу.

Я достала бумажки и поняла, что спокойный сон отменяется.

9

Фотография № 1: улыбчивая молодая женщина, кареглазая, со светлыми кудряшками, очень ей идущими. Светлова Инна Юрьевна, сотрудница туристического агентства. «Новый год в азиатских столицах — это наше предложение для тех, кто хочет затерять в веселой толпе незнакомых лиц и провести праздник необычно. Клиентам, которые еще не выбрали, куда хотят поехать, а знают только, что шампанское в честь деда Мороза будут пить под пальмами, мы рекомендуем остановиться на странах, где визу выдают на границе. — А где будете встречать Новый год вы сами? — Мы с мужем отправимся в Бангкок. Я неравнодушна к тайской кухне, а муж — к тайскому массажу. И, конечно, мы привезем с собой оттуда гору необычных сувениров». Где встретила Новый год госпожа Светлова, неизвестно. Инна Светлова пропала двадцать пятого декабря позапрошлого года. Муж в милицию не обращался. Родители, вернее, мать, умерла несколько лет назад, об отце история умалчивает.

Фотография № 2: Удалецкая Марина Аркадьевна, эффектная блондинка средних лет, с томным взглядом. Владелица мультибрендового магазина косметики. «Советы дамам, приобретающим духи: не спешите с выбором. Нужно, чтобы аромат выбранного вами парфюма пол-ностью раскрылся, а на это требуется время. Если вы хотите создать вокруг себя ауру чувственности, купите „Magnetic“ от La Scada —гармоничное сочетание цветочных и мускусных нот не оставит вашего любимого мужчину равнодушным. — А какие ваши любимые духи? — Неужели вы думаете, что я посоветую посетительницам нашего магазина тот аромат, который не нравится мне самой?» Вскоре после публикации магазин закрылся, и госпожа Удалецкая уехала. В неизвестном направлении.

Фотография № 3: Глейхман Юля, студентка педагогического университета. Черные косы, монобровь, нос с горбинкой, породистость в лице. Победительница конкурса, проведенного посольством Великобритании. «Я — будущий преподаватель английского языка. Родилась в Англии, где работали мои родители, но в школьном возрасте приехала в Россию, и ничуть не жалею об этом. А учителем я мечтала быть с детства. Наверное, дело в том, что мне самой не везло с учителями, вспомнить их добрым словом я не могу. А вот мне бы хотелось запомниться моим ученикам. И еще мне хотелось бы посмотреть мир, мне интересно все, и европейские столицы, и азиатские деревни. Конечно, папа, который всю жизнь провел на государственной службе, не очень доволен тем, что я так легка на подъем, и в полчаса могу все бросить и круто поменять судьбу. Иногда я сама не знаю, где окажусь завтра»… О том, где она оказалась через две недели после интервью, не знают даже папа с мамой. И не хотят знать.

Фотография № 4: Доля Ольга, бывшая модель, ныне — домохозяйка. Ненакрашенное лицо с правильными чертами, короткая стрижка, открытый лоб, большие глаза. «Ты не скучаешь по модельному прошлому? — Мне некогда скучать. Я занимаюсь хозяйством, дизайном собственного дома. Развожу цветы в саду. — А ты не думала о том; чтобы открыть свое модельное агентство? — Нет, что ты! Стать бизнес-вумен — это значит забыть про семью. Модельный бизнес требует полной отдачи, и у меня не останется времени на общение с мужем. А мне хочется проводить с ним как можно больше времени. Мне так повезло с ним, мы очень любим друг друга!» Сейчас любящий муж даже слышать не хочет о жене, и не отвечает на вопрос: где она?

Фотография № 5: Швецова Мария Сергеевна, старший следователь прокуратуры района. Прокурорская форма, взгляд исподлобья. Как всегда, неудачный ракурс. Нос кажется длиннее, чем на самом деле. Мешки под глазами. «Мария Сергеевна, вы расследуете дело о покушении на одного из лидеров крупнейшего преступного сообщества в нашем городе. Какие версии рассматривает следствие? — Версий несколько, но существует тайна следствия. — Тяжело ли вам расследовать дело, потерпевшим по которому является известный бандит? — А у него в паспорте не написано, что он бандит, а наоборот, написано, что он гражданин России. Для меня он — потерпевший, и этим все сказано. — Но криминальная личность потерпевшего направляет следствие по определенному пути? — Скажем так: факты его биографии учитываются нами».

Горчаков и Стеценко, прочитав все это, пришли в неистовство. Оба, практически в один голос, орали, что надо срочно что-то делать: возбуждать уголовные дела, ловить и арестовывать альтернативно одаренного Иванова, организовывать мне круглосуточную охрану… Единственное, по поводу чего они разошлись во мнениях, — это количество людей, желающих меня похитить и убить. Добрый муж считал, что за мной охотится маньяк-одиночка, друг и коллега доказывал, что я под колпаком у разветвленной преступной организации.

Синцов и наши районные опера благоразумно помалкивали, крутя головами то в сторону Горчакова, то в Сашкину сторону. Моим мнением вообще никто не интересовался. Предоставленная сама себе, я рассматривала вырезки из газет. Все газеты были разные. Про Удалецкую писали, насколько я могла судить по шрифту и бумаге, в «Деловом городе», про студентку Юлю Глейхман — в какой-то дешевой, может, даже бесплатной газете, типа «Метрополитен» или «Наш район». Рекламная статья про турагенство, в котором работала Инна Светлова, размещена была в одной из наших городских газет общеинформационного направления. Интервью с бывшей фотомоделью, Ольгой Доля, судя по затрепанному глянцу, опубликовано было в журнале; но не толстом и гламурном, а небольшого формата развлекательном издании. «Отдыхай», или что-то в этом роде. Точно я знала только, из какой газеты было вырезано интервью со мной: «Криминальный репортер». Разбирая эти клочочки бумаги с женскими фотографиями и обрывками интервью, я ощущала себя прямо Шерлоком Холмсом.

— Нет, ты скажи, почему их родственники в милицию не заявляли? — приставал тем временем Сашка к Горчакову, хотя логичнее было бы спросить об этом у Мигулько или Игоря Гайворонского, все-таки именно они занимались сбором информации о женщинах, чьи фотографии носил с собой Иванов.

— Их запугали!

— Что, всех без исключения?

— Конечно! Я ведь тебе говорил, что это мафия. Организованная преступная группа.

— Возможно, ты прав, — задумчиво сказал Стеценко.

— Что делать?

Андрей Синцов кашлянул, привлекая к себе внимание.

— Может, обсудим наконец, что делать? Костя, Игорь, вы самих родственниками говорили?

— Вон, Игорь к ним ездил, — сказал Мигулько. — Иначе откуда бы мы узнали?..

— Никто из них на контакт не идёт, — стал рассказывать Игорь. — Муж Ольги Доли вообще разговаривать отказался, даже по телефону. Родители студенточки этой считают, что она связалась с какими-нибудь хиппи и болтается с ними по стране. С ней такое уже бывало.

— А сколько прошло с момента ее исчезновения? — спросил Синцов.

Гайворонский сверился со своими записями:

— Четыре месяца. Про хозяйку парфюмерного магазина вообще никто ничего не знает.

— Удалецкая? Она выписалась с места жительства? Сама?

— Это как посмотреть, — пожал плечами Гайворонский. — В паспортном столе лежит бланк ее заявления, внизу стоит какая-то закорючка. Она, не она расписывалась, непонятно. Образцов почерка ее у меня нет.

— Ну, как хозяйка магазина, она отчеты в налоговую сдавала, значит, найдем образцы ее почерка, — успокоил Горчаков. — А куда выписывалась?

— А, это тоже интересно. Улица Ла Вея, тринадцать.

— Кого, кого? — Гайворонскому пришлось сначала повторить это название по буквам, а потом даже написать на салфетке.

Никто из нас не слышал ни о каком Ла Вее, хотя Горчаков предположил, что это Может быть какой-нибудь вьетнамский коммунист.

— И что? — спросил он оперов. — Туда съездил кто-нибудь?

— Нету такой улицы, — хором ответили Мигулько и Гайворонский.

Костя Мигулько, предвосхищая вопрос Горчакова, открывшего было рот, добавил:

— Такой улицы нет вообще нигде. Ни в Питере, ни в области, ни в одном городе России.

Мы все немного помолчали, переваривая эту информацию. Потом Синцов разложил на столе веером фотографии, отложив студентку и Удалецкую.

— А эта, из турфирмы? — он ткнул пальцем в газетный снимок.

— Муж встречаться со мной тоже отказался, как и банкир этот, который на модели был женат, — виновато рассказывал Гайворонский, —по телефону сказал, что они разошлись, и жена уехала.

— Может, и правда уехала? — тихо спросила я, хотя сама не верила в это ни секунды.

Гайворонский покачал головой.

— Не уезжала она никуда.

— А он не мог ее грохнуть?

— Довольно глупо так убивать.

— Почему это?

— Все знали, что они собираются на Новый год поехать в Бангкок…

— А билеты у них были? — уточнил Горчаков.

— Нет, но она билеты собиралась заказывать. И вдруг она пропадает. На кого подумают?

— Конечно, напрашивается, что на мужа. Но ведь не подумали же?

— Вообще фантастика! Молодая женщина пропадает, когда ничто не предвещало, и никто об этом никуда не заявляет, пороги никто не обивает, да? Не кричит, что ее убили? — Стеценко обвел нас всех тяжелым взглядом человека, начитавшегося детективов.

— Никакой фантастики. Если бы муж ее пришел в милицию, он бы первый присел в ИВС. Так, Костик? — подмигнул Горчаков.

— Ну, естественно, — охотно признал Мигулько.

— Ну и чего ему ходить? А вот почему с работы никто не заявил? — вот это вопрос. Она же не увольнялась, просто исчезла, и все.

— Во-первых, они там все считали, что это не их дело, муж сам разберется, — подал голос Гайворонский.

— А во-вторых?

— А во-вторых, нормальному человеку не приходит в голову, что если кто-то не вышел на работу, то его обязательно грохнули. Они там себе считали, что эта Светлова где-то загуляла, а потом ей просто стыдно стало на работе показываться.

— А она что, и раньше загуливала? — вцепился в него Горчаков.

— Так они нам и скажут, ха!

— Значит, загуливала, — задумчиво промолвил Лешка. — Ну, может, и в этот раз загуляла.

— Леша, окстись! — укорил его мой муж. —Почти полгода прошло с новогодних праздников! Она что, все гуляет? А эта? Как ее? Модель? Она куда делась?

— Судя по тому, как муж ее настроен, она вполне могла сбежать с любовником, — признали опера.

— А муж ее нашел и заказал. Поэтому и вспоминать не хочет. Да?

— Нет, — сказала я. Все головы повернулись ко мне. — Никто из них не сбегал с любовником или с хиппи. Дети у кого-нибудь из них были?

— У Светловой, дочка, пять лет, — сразу сказал Гайворонский.

— Ну вот! И мужья никого из них не убивали.

— Почему это? — вскинулся Горчаков.

— Заявлений ведь не было об их исчезновении. Да?

Мигулько согласно кивнул.

— Как тогда умудрились выбрать из разных газет фотографии тех, кто вскоре после интервью пропал, а? Мне кажется, что не фотографии подбирали после их исчезновения, а пропадали они после того, как кто-то обратил внимание на эти публикации.

Мужики сначала зашумели, потом замолчали, обдумывая эту мысль.

— Ладно, как версия, принимается, — сказал наконец Синцов.

Горчаков тут же стал перебирать вырезки из газет и отбрасывать их по очереди в сторону:

— Я понял! Надо идти от журналиста! Вам не показалось, что стиль интервью один и тот же?

Все уткнулись в газетные вырезки. Кроме меня; я их уже наизусть выучила.

— Надо устанавливать, кто эти интервью брал, и с журналюгами работать! Это все одна шайка! — не унимался Горчаков, и все пришли в возбуждение. Одна я была спокойна.

— Маша, кто у тебя брал интервью? — наконец догадался спросить у меня Горчаков.

— Бесполезно, ребята. Меня интервьюировал знакомый и проверенный журналист Старосельцев. Вряд ли все эти годы он скрывал свою принадлежность к сатанистам, а сам по ночам кошек мучил.

— Да все они сатанисты, Маша! — чуть ли не в один голос запричитали наши районные опера. — Ты смотри, как они все на кровь заводятся! Как вампиры! Да если в городе не будет происшествий, они сами мочить начнут, лишь бы; было что в новостях показывать!

Синцов хмыкнул:

— А что, это версия! Надо прикинуть наши «глухари» на эту идею.

Горчаков кинул на него уничтожающий взгляд.

—Черт! Ну, может, хоть с остальными поработать?

Я пожала плечами.

— Вы мне лучше скажите, не приходил ли к ним накануне исчезновения Паша Иванов с признанием в любви?

Мигулько с Гайворонским переглянулись.

— Я же говорил, что родственники на контакт не идут, — вздохнул Мигулько. — Шут его знает, кто к ним приходил.

— Ну что? Пока я вижу три версии, — подытожил Синцов. — Кроме шуток, конечно. Всех этих дам похитили сатанисты — раз. Все эти дамы добровольно примкнули к сатанистам и ушли из дома…

— Смысл? — перебил его Лешка Горчаков.

— Да кто его знает. Чтобы понять, в чем смысл, надо понять, кто такие сатанисты. Я пока не понял. Что-то нам святой отец такое путаное объяснял, но мне кажется, он сам это плохо представляет. Да, Маша?

Да, у меня наш новый знакомец, священник, вызывал странные чувства. Что-то было в нем фальшивое, только я даже себе затруднялась объяснить, что именно. Мало того, что он чуть ли не с симпатией говорил про сатанистов, меня смущали его прямо-таки вожделеющие взгляды, которые он бросал на Библию, по его же словам, оскверненную. Зачем он предлагал ее сжечь? А эта мелодекламация каббалистических гимнов? Но я пока промолчала. Надо действительно разобраться с этими сатанистами.

— И три: родственники этих дам сами при делах, они и сотворили с потерпевшими что-нибудь, — продолжал Синцов. — Если они сатанисты, то, например, в жертву принесли.

— Сильно, — вздохнул Мигулько.

Он заметно погрустнел, и мы все понимали, почему. Чтобы все эти версии проверить, надо было все бросать и только на это и работать, не покладая рук, целой бригадой. А какие-либо правовые основания работать отсутствовали. Дел-то ведь уголовных не было. И заявлений об исчезновении женщин не было. И никто не хотел их писать. И мы не располагали достоверными сведениями о том, что все они стали жертвами какого-то преступления. Так что дел нет, и никто их сейчас не возбудит. Остается что? Работать на добровольных началах. Но это роскошь, которую мои друзья не Могут себе позволить, даже из хорошего отношения ко мне. Не говоря уже о том, что это будет просто незаконно.

— Блин, Мигулько, надо хоть психа этого взять в оборот, — вскинулся Горчаков. — Тебя что, учить надо, что делать? — не дал он Косте возразить. — Прими сообщенку какую-нибудь про то, что Иванов причастен к разбою.

— Лучше к убийству, — тихо вставил Гайворонский.

— Вот именно. И ищи его, и работай с ним.

— Спасибо, что научили, люди добрые, — кисло промолвил Мигулько.

И расходились они с такими же кислыми лицами. Меня подмывало поклониться им в пояс и сказать, что не надо мне таких жертв — принимать левые сообщенки, рисковать, проводя незаконные оперативные мероприятия, тратить время на благотворительность, когда реальных дел невпроворот.

Но я не сказала. Потому что хотела таких жертв. Мне страшно было оставаться один на один с маньяком, за которым стояла какая-то сатанистская организация. Государство не могло меня защитить; вернее, не хотело, не до меня ему было; оставалось надеяться на друзей.

10

На следующий день Синцов поехал в больницу, куда госпитализировали Пашу Иванова, и где от него так быстро избавились.

Ему показали выписной эпикриз, вполне легитимный. Заведующий отделением мягко пояснил, что по закону об оказании психиатрической помощи держать Иванова в психиатрическом стационаре они не могли, уж не обессудьте.

— Вы же знали, что повод к госпитализации —угрозы в адрес следователя прокуратуры, — напомнил Синцов. — Почему вы не сообщили в ГУВД о его выписке? Мы бы хоть его встретили. А теперь где его искать?

Завотделением сочувственно вздохнул, и даже предложил Андрею коньяку. Хорошего. Наверное, из подношений от пациентов.

Синцов отказался. Но двадцатью минутами позже охотно выпил водки сомнительного качества вместе с двумя санитарами, которые ему намекнули, что в шесть часов вечера от них обычно не выписывают. Только для Иванова почему-то сделали исключение и выпинали из больницы быстро-быстро, чтобы и духу его на отделении не было. Завотделением, по слухам, лично сопровождал Иванова по больничной территории до ворот; а уж кому он там сдал его на руки, история умалчивала.

У санитаров имелось свое, определенное, мнение по поводу заинтересованности их заведующего в подобной спешке, и надо сказать, Синцов это мнение разделил. Но за руку заведующего уже не схватишь, и следовало признать, что этот раунд наша команда проиграла. Синцов связался с коллегами из области, в компании которых мы вчера так приятно провели время, и расставил флажки на Иванова, но областные коллеги утешить его ничем не смогли. Хоть и обещали сигнализировать, если какие-то весточки от Иванова прилетят, или вдруг он сам появится в родных местах.

Мигулько с Гайворонским осуществили повторный рейд по родственникам пропавших дам, кроме Удалецкой — там идти было не к кому.

Они сыграли один-один. Результатом их похода стало неофициальное признание мужа Светловой, что жена его сбежала с любовником. На вопросы о том, на чем базируется его убеждение, покинутый муж отвечать отказался. А также отказался официально оформлять результаты беседы с оперуполномоченными. Но все равно, это был плюс. А минусом стало заявление в прокуратуру от дипломатического папочки Глейхмана, — по какому, мол, праву его беспокоят.

Банкир же, которого они пытались посетить в его загородном доме, просто спустил на них телохранителей.

Горчаков при мне вцепился в журналиста Старосельцева и вырвал у него клятву в том, что он установит, кто брал интервью у пропавших женщин, кто вообще был инициатором этих интервью, и вообще выяснит все подводные течения. Старосельцев побежал исполнять, правда, в обмен на клятву о предоставлении ему эксклюзивного права на освещение всех этих драматических событий в прессе. Я это одобрила и даже изъявила готовность прямо сейчас сфотографироваться в виде трупа, а то потом на месте происшествия не протолкнёшься. Но они даже не засмеялись, а Горчаков с сочувствием посмотрел на меня и зачем-то пощадил по голове.

Мой добрый муж тоже не остался в стороне от процесса и стал в своем морге проверять опознавательные карты на безымянных покойниц, надеясь найти следы исчезнувших женщин. Утром, собираясь на работу, я посоветовала ему начать с трупов, обнаруженных в окрестностях того городка, куда мы с Синцовым накануне ездили, и, не удержавшись, еще раз глупо пошутила, предложив заполнить опознавательную карту на меня — пока я тут, под рукой, и все мои антропометрические характеристики можно занести в карту с максимальной достоверностью. Муж обиделся, замкнулся в себе и перестал со мной разговаривать. Поддержал, называется, в трудную минуту; непонятно, что ли, что это я от нервов?

Сидя на работе, я вспомнила о его поведении, и мне вдруг стало плохо. Вернее, сначала стало никак, а потом ужасно. Сначала исчезли все желания, кроме одного — прилечь куда-нибудь, чтобы никто не трогал. Я изящно слегла на стол — как водоросль, или даже нет: как макаронина в кастрюле с кипящей водой сворачивается в спиральку и медленно опускается на донышко, закрыла глаза и поняла, что подняться не смогу, даже если закричат: «Пожар!» И еще — что у меня не бьется сердце.

Сколько я так пролежала, даже не знаю. Мыслей в голове не было никаких. Я даже не испытывала эмоций по поводу того, что не бьется сердце. Было все равно.

Когда на столе рядом с моей головой зазвонил телефон, я решила, что мне выстрелили в голову из пулемета. Сердце вдруг забилось, причем чуть ли не громче пулеметной очереди, правда, ненадолго, через минуту оно сбавило обороты и опять затаилось. Я онемевшей рукой еле подняла трубку и приложила к уху:

— Але…

— Мария Сергеевна, это ты? Маренич беспокоит.

Голос у Маринки, как всегда, был громким и жизнерадостным.

— А! — сказала я. Это было все, что я оказалась в состоянии из себя выдавить.

— Ты говорить, что ли, не можешь? — прокричала она мне в ухо. В голове и так уже была рана от пулеметной очереди, а тут еще Марина с ее громким голосом.

— Могу, — прошелестела я. — У меня просто слабость.

— Слабость?! Голова болит?

— Ничего не болит, просто слабость. Говорить тяжело.

— Так. Ну-ка, пульс себе померяй, — распорядилась она.

Я даже не стала утруждаться: считать пульс, смотреть на секундную стрелку; просто сказала, что пульса нет.

— Понятно, — засмеялась она. — У тебя давление упало.

— А! — сказала я без выражения. Если честно, мне было все равно.

— Э, э, ты не умирай там! Я знаю, как это бывает. Хреново. Лекарства какие-нибудь есть?

— Не-а.

— А рядом кто-нибудь?

— Не-а, — я уже с трудом удерживала телефонную трубку. Никогда не предполагала, что она так много весит. Сказать об этом Марине у меня не было сил.

— Так, придется тебя лечить по телефону. Дело в том, что низкое давление — это хреново. Высокое можно медикаментами сбить, а низкое так просто не поднимешь. Что ж с тобой делать? Ты подумай о чем-нибудь плохом, а?

— Зачем это? — мне, в общем-то, было все равно, я спросила просто из вежливости, поудобнее пристраивая голову на столе. Оказалось, что трубку можно не держать в руке, а положить ее на стол рядом с головой.

— Зачем? — Марина захохотала. — У тебя произойдет выброс адреналина, и давление поднимется. О, давай я тебе всяких гадостей наговорю! Я так мужа вылечила недавно, он тоже гипотоник. Заперся в туалете, и прихватило его, с унитаза встать не может. Скребется — помоги, мол. Ну, не дверь же ломать в сортир! Я ему и говорю снаружи: импотент ты хренов, да зачем ты мне такой сдался, сдохни там, только воду не забудь спустить за собой! Что ты думаешь? Быстро давление подскочило, и сам с толчка сполз.

— Не убил потом? — поинтересовалась я, поднимая голову. Действительно, стало лучше.

— Что ты! Благодарил… Ну как ты? Голосочек вроде повеселее, а?

— Да, стало лучше.

— Ну, вот и хорошо. А я чего звоню-то? Твой просил передать.

Понятно. Обиженный муж сам говорить со мной не хочет, подослал напарницу.

— Что передать?

— Он с каких-то твоих бумажек соскобы сделал…

— Какие соскобы?

— Ну, уж это тебе лучше знать.

— А-а! — я вспомнила, что прошлой ночью Сашка действительно соскоблил в отдельные конвертики частички вещества, которым была выполнена подпись на договоре займа, и которым были сделаны надписи на полях Библии. Предполагалось, что он тихо, без всяких постановлений отдаст их на биологию, чтобы там посмотрели, не кровь ли это.

— Ну как ты? Слушать дальше можешь? — заботливо спросила Марина. И, не дожидаясь ответа, продолжила:

— В общем, не буду тебе долго по ушам ездить. Кровь в соскобах — женская, группы разные. «В» третья и нулевая.

Я помолчала, переваривая услышанное.

— Так что, все-таки это кровь?

— А ты думала, варенье?

— Человеческая, что ли?

— Ну естественно! Не свиная же. Ладно, полежи немного, если есть где. А лучше пусть тебя домой отправят.

Марина повесила трубку. Нет, домой мне не хотелось. Что я там, буду лежать в одиночестве и ждать, пока меня взорвут? Фигушки.

Расстроенная, я заставила себя подняться и подойти к зеркалу. Отражение в зеркале превзошло самые худшие мои опасения. Серо-зеленый цвет лица совпадал с тошнотворным настроением, слегка оживляли его черные круги под глазами. Я покачала головой, походила по кабинету, — вроде бы ноги меня держали, и состояние водоросли постепенно отпускали.

Махнув рукой на то, какое впечатление я произвожу на окружающих, я поехала в музей религии. Там было тихо и прохладно; звуки шагов отдавались под гулкими сводами и замирали дальним эхом. Женщина, встретившая меня, —доктор исторических наук Гермгольц Татьяна Игоревна — оказалась миловидной особой средних лет, старомодно одетой, говорила приглушенным голосом, очень ласково, и на меня впервые за последние тревожные дни снизошла благодать. Захотелось остаться тут, в прохладных залах с деликатным эхом, живущим под высокими потолками, где людей явно занимают вечные проблемы, а не всякая суета.

Доктор исторических наук с благоговением взяла потрепанную Библию, которая мне за это время стала внушать неясный трепет. Перелистав ее, она кивнула, так, как будто ей уже все ясно.

— Да, это каббалистическая криптография. Отец Варлам вам абсолютно правильно сказал.

— Отец Варлам? — переспросила я с озадаченным видом.

— Ну да, вы же сказали мне по телефону, что консультировались у местного православного священника. Я отца Варлама хорошо знаю, мы с его женой вместе учились.

— По-моему, он представился по-другому, —робко сказала я, но ученая дама отмахнулась:

— Ну что вы, сомнений быть не может. Хотите, я ему позвоню? Он уже много лет там настоятелем. Храм небольшой, но старинный, удалось им его сохранить. Ну, отец Варлам, представительный такой мужчина, крупный, борода окладистая, нос картошкой… Вспомнили?

— Татьяна Игоревна, а помощники у него какие-нибудь есть? Мы разговаривали с молодым человеком по имени Шандор…

— Шандор? — ученая дама на секунду задумалась. — Такого я не помню. Но, может быть, кто-то из новеньких. Он же не говорил, что он там настоятель?

— Вроде бы нет. Но он сказал, что там десять лет уже работает.

— Десять лет? — удивилась Татьяна Игоревна. — Странно. И вообще… Имя такое странное, Шандор… У православного священника? Нет, это невозможно. Он должен был креститься и принять имя по святцам. Ну, если хотите, я спрошу отца Варлама.

Я кивнула. Интересно, откуда же взялся этот лжесвященник? Специально к нашему появлению там…

Татьяна Игоревна тем временем продолжала листать Библию. Что-то ей там не нравилось.

— Пойдемте ко мне в кабинет, — предложила она, заложив пальцем какую-то страницу.

Я послушно отправилась вслед за ней по узкому коридору, загибавшемуся полукругом. Как тихо, поражалась я про себя, как непохоже на нашу прокуратуру, где все время кто-то хлопает дверьми, кричит, суетится, и над всем этим бардаком витает дух непокоя и тревожности… Уж про милицию я не говорю.

Татьяна Игоревна достала ключ и открыла неприметную дверцу с облупившейся краской, пропустив меня вперед. Я протиснулась в узкий проем и оказалась в довольно большой сводчатой комнате с полукруглыми окнами, начинавшимися от пола. Столы в ряд, как в библиотеке, советские настольные лампы. На столах — бумаги, папки, старинные фолианты, современная научная литература, цветные карандаши, на одном столе — глобус.

Доктор наук присела за свой стол, такой же захламленный, как и все остальные, а мне указала на потертое кожаное кресло с медными заклепками, совсем старинное и оттого симпатичное. Сама она уткнулась в Библию, то и дело переворачивая страницы и сравнивая фрагменты, хмыкая и качая головой. Потом подняла на меня глаза:

— А знаете, это ведь Черная Библия!

— В каком смысле?

— Вы не возражаете, если я закурю? — вместо ответа спросила она. Достала сигареты, ловко прикурила, затянулась и прикрыла глаза. — Извините, что вам не предлагаю, но вы ведь не курите? От вас табаком не пахнет.

— Да, не курю. Но дым переношу спокойно, — тут я покривила душой, меня тошнило от табачного дыма, но я обычно стеснялась сказать об этом курящим, поэтому все вокруг спокойно обкуривали меня, приговаривая: «Ну, Машка привычная, ей дым не мешает…» Что ж, работа моя такая; главное, чтобы комфортно было людям, с которыми я общаюсь, а я потерплю ради того, чтобы им хотелось со мной общаться; а если хочется с кем-то общаться, то и откровенничать захочется, чего же следователю еще желать?

— Серьезно? — с сомнением посмотрела на меня Татьяна Игоревна. — По-моему, вы деликатничаете. Ну ладно. Покурю в форточку, чтобы вам жизнь не отравлять.

Она достала из кармана вязаной жилетки пачку сигарет и одноразовую зажигалку, зажала сигарету зубами и закурила с привычным удовольствием человека, который делает это не за компанию, а для себя. Дым потянулся в приоткрытую форточку, мимо меня, так что я никаких неудобств не испытала. Затянувшись, Татьяна Игоревна просто преобразилась; блестя глазами, она открыла Библию и показала мне разогнутые скрепки, соединявшие страницы с обложкой.

— Это гибрид, если можно так выразиться, — сказала она, — видите? В обложку настоящей, аутентичной Библии вставлены листы так называемой Черной Библии. Я уже встречала такие провокации. Думаю, что используются такие книги как раз для провокаций приверженцев православной церкви. Взялся за Черную Библию — согрешил, хоть и не ведал, что творил.

— А что такое Черная Библия? Какое-то сатанинское руководство? — спросила я, вглядываясь в страницы книги. Да, скрепки действительно были разогнуты, вынуты, а потом вставлены обратно. И каббалистические знаки были нарисованы на полях вовсе даже не святого текста. И отец Шандор не заметить этого не мог, однако ничего не сказал про это и старательно запудривал нам мозги.

— Черная Библия — это творение сатанистского идеолога, некоего Антона или Энтони, Ла Вея, основателя первой сатанистской секты, так называемой Церкви Сатаны, — пояснила Татьяна Игоревна, полуприкрыв глаза в наслаждении от затяжки табаком.

— Ла Вея? — где-то я это уже слышала, Кажется, одна из пропавших женщин выписалась на улицу Л а Вея, Горчаков еще от большого ума предположил, что это вьетнамский коммунист. — А подробнее?

— Про Ла Вея подробнее? Энтони Шандор Ла Вей…

— Энтони Шандор?

Спокойно, Маша, сказала я себе; это еще ничего не доказывает. Но внутри меня уже побежал холодок. Не слишком ли много совпадений? Улица Ла Вея, нигде в реальности не существующая; туда канула женщина, чью фотографию носил с собой обладатель Черной Библии, замаскированной под настоящую Библию. Некто, ряженный под священника, предлагает нам сжечь книгу, и этот некто носит имя в честь идеолога сатанизма. А самое противное — то, что все эти расставленные кем-то вешки нам услужливо подсовывают. Не то чтобы мы на них натыкались в ходе расследования, нет; но все эти совпадения навязывают, нас ставят в такие обстоятельства, при которых мы вынуждены находить стрелочки, указывающие на дорогу к Церкви Сатаны, словно кто-то уже распределил роли в этом спектакле, и все действующие лица слушаются режиссера, хотят они того или нет.

— Энтони Шандор Ла Вей, — продолжала между тем Татьяна Игоревна, — написал еще одно произведение, книгу сатанистских ритуалов. В 1968 году основал и возглавил Церковь Сатаны.

— У нас?

— Нет, что вы! В Соединенных Штатах. Штаб-квартира Церкви Сатаны — в Сан-Франциско, и в наши дни есть второй руководящий центр, в Манчестере. Они и газету издают, знаете, как называется?

— «Сатанинская правда»? Или «Сокол Мефистофеля»?

— Почти, — хихикнула Татьяна Игоревна. — «Раздвоенное копыто». Я не шучу.

— А чем они там занимаются, в Церкви Сатаны? Людей в жертву приносят?

Татьяна Игоревна давно не затягивалась, и сигарета дотлела до фильтра и обвалилась пепельным столбиком.

— Тьфу ты, черт! — сказала она, смахивая пепел с вязаной юбки. — Вот смотрите, и черта к месту помянула… Нет, они даже декларируют, что философия их церкви отвергает действия, противоречащие общественным законам. А человеческие жертвы запрещены законами даже самых отсталых стран.

— Декларируют? А на самом деле?

— Ну, ритуалы они отправляют. Согласно книги ритуалов отца-основателя.

— Ну, хоть без человеческих жертв? — настаивала я. Уж больно хотелось услышать, что без человеческих.

Ученая дама Гермгольц пожала плечами.

— Может, и с человеческими, кто знает? Если они заботятся о том, чтобы как следует спрятать останки принесенного в жертву бедняги, то как общество узнает об этом?

Мое богатое следовательское воображение сразу подсуетилось, развернув перед моим внутренним взором картину случайного обнаружения каких-нибудь расчлененных останков или сгоревшего трупа, — хоть в подвале, хоть в чистом поле; последнее, что придет в голову следователю, пишущему протокол, так это то, что потерпевший стал жертвой сатанистского ритуала. Мы подумаем все, что угодно: корысть, ревность, месть, что там еще из мотивов перечислено в Уголовном кодексе? Но только не ритуальное убийство, если, конечно, трупу в рот не засунут Черную Библию или на спине не вырежут каббалистические криптограммы. Нет, время от времени, конечно, появляются сообщения о ритуальных убийствах, но потом выясняется, что их совершают какие-нибудь провинциальные малолетние самоделкины, начитавшиеся родной желтой прессы с подробными описаниями технологий древнекитайских пыток. Господин Сатана от таких неумелых преступлений дистанцируется.

— Так эта Церковь Сатаны только в Америке существует? — с надеждой спросила я.

Как бы не так! Татьяна Ивановна прикурила новую сигарету и энергично затрясла головой.

— Ну что вы! У нас существует Российская Церковь Сатаны, и Московская. Но они между собой не в ладах, и существуют автономно друг от друга. Ну, например, как Петербургский Союз писателей и Союз писателей России.

— И что, все знают, где они базируются? И кто их возглавляет? И можно прийти туда и посмотреть своими глазами?

— Ну, наверное, можно, — согласилась Татьяна Игоревна, на мой взгляд — без приличествующего ученому энтузиазма. — У них есть почтовый адрес для контактов, абонентский ящик…

— У нас в Питере?

— В Московской области, есть там такой городок — Реутов.

Как должен выглядеть храм Сатаны, я даже не стала себе представлять, чтобы не богохульствовать; хоть я и некрещеная, но понятия о приличиях у меня все-таки имеются.

— Но у нас в городе и в области есть рабочая группа, — добавила моя собеседница. — Да и в других городах России такие группы есть.

— Так они все-таки прячутся в подполье? Что, они — вне закона?

— Ой, Мария Сергеевна, — покачала головой доктор наук Гермгольц, — как раз наоборот. В настоящее время «Российская церковь сатаны», например, планирует получение государственной регистрации как религиозная организация.

— И что, им дадут?!

— Пуркуа бы, как говорят французы, и не па? Если документы будут правильно оформлены…

Все это не укладывалось у меня в голове, мысли путались. И как в регистрационных документах будет написано? Учредитель — Сатана? От частого употребления слова «сатана» у меня начало звенеть в ушах. Татьяна Игоревна будто услышала мои мысли. — Но Сатана, конечно, учредителем не будет; Во главе церкви стоит Совет двух, это вполне реальные люди.

— Татьяна Игоревна, вы так много знаете про сатанистов, и про Церковь Сатаны…

Она вздохнула:

— Хотела бы знать гораздо больше. Но к ним не подобраться, вот, только сайты в Интернете читаю… Литература какая-никакая в руки попадает. И отец Варлам кое-что подкидывает, у него там сатанисты пошаливали одно время. Но я с ним редко вижусь, ему сюда не выбраться, а мне далековато, область все-таки.

— Значит, сатанизм берет свое начало в шестьдесят восьмом году?

— Да что вы! Сатана существует ровно столько, сколько Господь Бог. Значит, сатанизм —как минимум ровесник христианства. Взять хоть орден тамплиеров. Материалы инквизиционного расследования указали на откровенно сатанинский характер организации.

— Тамплиеры? — я удивилась. Рыцари-монахи, вот и все, что я слышала про них. Кажется, это был рыцарский орден, руководил им магистр Жак де Моллэ, которого впоследствии сжег на костре король Филипп Красивый. Моллэ, умирая, проклял его, и это, по преданию, навлекло на Францию всяческие беды. Морис Дрюон, «Железный король», прочитанный в глубокой юности. Лучше бы я историю учила не по романам, а по учебникам.

— Да-да, представьте себе. Вы знаете, как происходило посвящение в члены ордена? Неофит плевал на распятие с изображением Иисуса. Священными культовыми животными были кошка, козел, жаба, то есть животные, традиционно использовавшиеся в черных мессах.

Я поежилась. В тамплиеры, что ли, посвящала неофитов золотая молодежь из областного городка, где мерзко пахнет адское порождение технического прогресса — градообразующий комбинат?

— А кстати, знаете, что сказки про царевну-лягушку вполне могут восходить к сатанистским мистериям? — продолжала Татьяна Игоревна. — В среде тамплиеров практиковалось ритуальное венчание с жабой.

— Потрясающе. А имя Эринберга, Ильи Адольфовича, вам что-нибудь говорит?

— Как вы сказали?

— А Иванова Павла Павловича? — это я спросила уже на всякий случай, заранее зная ответ.

— Ну, последняя фамилия распространенная, но о человеке именно с таким сочетанием я не слышала. И про Илью Адольфовича тоже. Это в связи с сатанистами?

— Да. Допускаю, что Иванов там мелкая сошка, и не достоин упоминания отцом Варламом. Но Эринберг… Это совсем другое дело.Это он всем там, в области, заправлял… — начала я, и осеклась.

А чем, собственно, он заправлял? Объективно-то я имею всего лишь его подпись на договоре займа, который разорил комбинат. Вот и все. А сведения о том, что Эринберг распространял сатанинские библии, пропагандировал сатанизм и прочее, и прочее, получены от неустановленного лица, которое умышленно выдало себя за служителя церкви. И я пока не знаю, с какой целью это лицо внушало нам, что Эринберг — главный по тарелочкам. То ли чтобы привлечь к его персоне внимание, то ли чтобы напугать нас, во всяком случае, меня это уже не удивит, после Иванова. Иванов ведь тоже наверняка приходил меня пугать. Только вот зачем? Голова идет кругом…

11

Выйдя из музея, я немного постояла на улице. За то время, что я провела под гулкими сводами позапрошлого века, погода испортилась. Хоть и было тепло, но с ровного светло-серого неба крапал прямой мелкий дождичек. Судя по всему, это надолго, а я, как всегда, забыла зонтик.

Наплевав на прическу, я побрела по масляно блестевшему асфальту сквозь капроновую завесу колкой дождевой пыли, вдыхая душный влажный воздух. Прямо тропики какие-то, а я и не заметила, как сменилось время года…

Подойдя к метро, я поколебалась, входить ли, поскольку под землю мне не хотелось категорически. Уж не знаю, какой смысл мое подсознание вкладывало в спуск по эскалатору и передвижение на огнедышащей электричке под городскими магистралями и коммуникациями, но у меня вдруг прямо горло сдавило при мысли о необходимости толкаться в переходах и давиться в поезде под землей. Я пошла пешком.

Путь до прокуратуры занял у меня минут сорок. Заодно я поглазела на витрины магазинов с безмятежными манекенами в цветных тряпочках, обнаружила, что вокруг пооткрывалось множество модных кафешек, отметила сезонные тенденции в облике людей, торопящихся куда-то по своим мирным делам. И пожалела, что мои дела не такие мирные.

Прямо возле дверей нашей конторы стояла знакомая машина, в которой ждал Синцов. Завидев меня, он выскочил, хлопнув дверцей, и явно хотел сказать что-то резкое, но сдержался. Да все и так было написано у него на лице: мол, где ты, подруга, шляешься, никому ничего не сказавши, а мы тут с ума сходим, вдруг с тобой чего приключилось и т. п.

Вместо этого он — кремень, а не человек — спокойно заметил:

— Привет. Мокрая совсем.

— Привет, — отозвалась я. — Зонтик забыла.

— Лопух.

— Ага.

— Лопухиня, — поправился он.

— Ага.

Мы постояли, помолчали.

— А ты помнишь, кстати, как мы познакомились? — вдруг спросил Андрей, по обыкновению не глядя на меня.

— Ну…

— Понятно. А я вот помню. Сто лет назад, ты только пришла в прокуратуру, мы с тобой были на трупе в подвале. Труп бомжа, лежал на трубе теплоцентрали, раздулся и пах ужасно. Я тебя папиросами обкуривал, чтобы ты в обморок не свалилась от запаха «гнилушки». Помнишь?

Я покопалась в памяти: да, был такой эпизод на заре моей следственной жизни. Какие-то добрые оперативники старательно выдыхали на меня вонючий папиросный дым, чтобы хоть как-то заглушить невыносимое амбре от разложившегося трупа. Вообще описывать этот запах с места происшествия бессмысленно; тому, кто никогда не ощущал его своими собственными ноздрями, никакие красочные описания не помогут.

Надо же, оказывается, это был Синцов. Как раз это обстоятельство начисто изгладилось из моей памяти; а вот он помнит. Как трогательно!

— Не помнишь, — с некоторым даже удовлетворением отметил он. — А вот я помню. Я, между прочим, после того выезда «Беломор» курить бросил.

Он закрыл машину, и мы медленно вошли в прокуратуру. Я посадила Синцова в кабинет, а сама пошла узнать, не искали ли меня с фонарями. Дернулась по дороге к Горчакову, но дверь у него была заперта, и даже записочки не оставлено боевой подруге.

К моему удивлению, прокурор будто бы забыл о моем существовании. Странно; а раньше двух часов не мог прожить, чтобы не дернуть меня или Горчакова по какому-нибудь ерундовому вопросу. Может, после вчерашних событий он поставил крест на мне, как на работнике, а заодно и на Лешке? Ну и ладно, не больно-то и хотелось.

— А где Горчаков? — спросила я у Зои, но та отмахнулась.

— Понятия не имею. Он мне теперь не докладывается. Со вчерашнего дня. Посмотри в книге учета ухода.

Я заглянула в амбарную книгу, куда сотрудники прокуратуры обязаны были записываться, если покидали стены конторы. Фамилия Горчакова сегодня там не фигурировала. Равно, как и моя, но я-то — отрезанный ломоть. А Лешка очень старался быть примерным следователем. И уйти, не записавшись, — это демарш.

— Твоя подружка Маренич письмо прислала ругательное, — поделилась Зоя, нервно клацая степлером по каким-то бумажкам.

— Маренич? — удивилась я. — Странно, сроду она пасквилей не писала.

Она действительно всегда предпочитала позвонить прямо прокурору района и поругаться на нерадивых следователей. Главным образом потому, что на работе уставала от писанины, и еще потому, что известна была как главная матерщинница морга и окрестностей (при этом умудрялась непостижимым образом не терять интеллигентности, поскольку употребляемые ею выражения всегда были к месту, несли смысловую нагрузку, а не звуковую); а в официальном письме не поматеришься, другое дело — в ухо прокурору. Кто же ей так насолил, что рука, более привычная к секционному ножу, потянулась к перу и бумаге?

— На, посмотри, — Зоя кинула мне листок с приколотым к нему конвертом.

— «Прокурору района…» — прочитала я вслух, и Зоя поморщилась:

— Меня уволь, я это уже наизусть знаю.

Я быстро пробежала бумажку глазами, хрюкнула и вернулась к началу текста. Стала читать медленно и с удовольствием.

— Вот-вот, — прокомментировала наша секретарша, не отрываясь от манипуляций со степлером. — И все так, за уши не оторвать от этой кляузы. И все норовят мне вслух почитать, достали уже!

В своем письме и. о. заведующего танатологическим отделом Маренич М. А. предлагала прокурору района контролировать назначение нашими сотрудниками судебно-медицинских экспертиз, поскольку в постановлениях ставятся вопросы, ответить на которые эксперт не в состоянии, если он, конечно, в здравом уме и твердой памяти.

— Так это не к нам, Зоенька! Это к помощникам.

— Сама знаю, — отозвалась Зоя. — Но отвечать будешь ты.

Она ловко двинула ко мне по столу журнал учета входящей корреспонденции, в котором напротив номера, под которым было зарегистрировано Маринкино послание, стояла моя фамилия. Нет, прокурор, значит, про меня не забыл.

Я расписалась, забрала бумажку и побрела к себе в кабинет, по дороге перечитывая избранные места.

К следователям у Маренич действительно претензий не было. Дело было в том, что новый прокурор стал гонять на трупы всех без разбору, в том числе помощников по гражданскому и общему надзору, которые в трупах понимали, как свиньи в апельсинах. Потом они, матерясь и чертыхаясь, в меру своего разумения отписывали материалы по покойникам, все время бегали ко мне и Лешке консультироваться, и я, кстати, допускаю, что этот охальник с серьезным видом посоветовал какую-нибудь чушь, а бедные помощники все приняли за чистую монету.

Маренич в своей бумаге приводила ряд примеров неудачной постановки вопросов. Один из примеров касался обнаружения в мусорном бачке, в газетном свертке, то ли трупа недоношенного младенца, то ли вообще плода, ставшего результатом выкидыша. Объект поступил в морг на исследование с вопросом о том, мог ли потерпевший до помещения его в мусорный бак передвигаться и совершать иные активные действия, с намеком на то, не сам ли он в этот мусорный бак и залез. Я припомнила, что ко мне подходил кто-то из общенадзорников и лепетал что-то про труп в мусорном бачке; поскольку я куда-то торопилась, то сунула страдальцу стандартное постановление по трупу, перемещенному с места убийства. Но свою-то голову надо на плечах иметь,! Как мог зародыш из газетного кулька совершать активные действия и передвигаться самостоятельно?

Второй пример был про труп с ножом в спине. Кроме колото-резаной раны, других повреждений на теле не было, но труп лежал на тесной хрущевской кухоньке, рядом с ним на полу валялись разные предметы кухонной утвари, запачканные кровью. Наверное, несчастная наша помощница по поддержанию гособвинения в истерике позвонила с места происшествия Лешке, и получила инструкцию изымать все, что несет на себе следы преступления. Вот она и изъяла все, что там лежало окровавленное. А раз изъяла, то не пропадать же добру, которое она потом и отправила вместе с трупом в морг, поставив на удивление логичные вопросы: могла ли единственная имеющаяся на трупе колото-резаная рана быть причинена столовой ложкой, крышкой от соковыжималки, фарфоровой солонкой в виде мыши и конической теркой. Она только нож, извлеченный из раны, туда не отправила, потому что признала вещдоком и приобщила к делу.

И что на это надо было отвечать эксперту? А главное, что мне надо было отвечать исполняющей обязанности заведующего танатологическим отделом, скажите на милость?

Расстроенная, я вернулась в кабинет. Синцов терпеливо меня ждал, мусоля в пальцах сигарету (не «Беломор»), но закурить, видимо, не решался.

— Я чего приехал-то, — сказал он. — Надо Иванова искать.

— А толку?

— Вот и я об этом. Надо как-то обставиться, если вдруг найдем. А то опять его в камеру посадим, а добрый дядя выпустит.

— Даже не представляю, под каким соусом его задерживать, — вяло сказала я.

— Ну подумай, я же к тебе не просто поболтать приехал, а как к опытному следователю.

— Не могу.

— Маша, не выпендривайся. Ты же умный человек. Давай, подумай.

— Не хочу.

— Ну, Маша! Сосредоточься. Что в такой ситуации должен сделать умный, опытный и грамотный следователь?

— Уволиться, — без раздумий ответила я.

— Не смешно, — сказал Синцов. По-моему, ему действительно было не смешно. Что-то окружающие в последнее время не ценят мои искрометные шутки…

— Ну не знаю я, Андрюша. Не терзай меня. Спроси вон Горчакова.

— Спрошу. Но сначала ты подумай.

Из уважения к нашему давнему с Синцовым знакомству, я добросовестно попыталась подумать.

—. Ну, не знаю. Если только добиться заявления от кого-то из родственников пропавших…

— Так.

— Возбудить дело… Только его никто не даст возбудить.

— Не отвлекайся.

— Значит, если вдруг, случайно, по недосмотру, возбудят дело по факту исчезновения кого-нибудь из женщин…

— А что ты так робко? «По факту исчезновения» … Говори прямо — по факту убийства. Нету такой статьи в УК — «исчезновение».

Я со страхом посмотрела на него. Зачем он мне напоминает? Я сама боюсь думать о том, что все эти женщины, в компанию которых я невольно попала, уже мертвы. Не загуляли, не сбежали из дому, а убиты и закопаны где-то в лесах. Или сброшены в воду, или сожжены… А все считают своим долгом ткнуть меня носом в этот факт. И Синцов туда же.

— Продолжай, продолжай, — подбодрил меня этот садист.

—Ну зачем ты сразу уж так-«убийство». Можно ведь возбудить дело о похищении человека.

— Это детали, ты давай к сути.

— А что — к сути? Ну, возбудили дело… Да, ты еще не знаешь: и Библия, которую у Иванова изъяли, и договорчик, который я забрала с комбината, исписаны человеческой кровью. Причем женской.

— Вот как? — Синцов бросил на меня быстрый взгляд. — Я так и думал.

Ой-ой-ой, какая проницательность! Думал он! Но вслух я этого не сказала.

— Если попробовать установить группы крови пропавших женщин, и если вдруг группа совпадет…— Это сложный путь. Все равно к Иванову не привяжем. Ладно, Маша, расслабься. Сменим тему. Как Иванова искать?

— Как искать? Андрюша, не изобретай велосипед, — посоветовала я. — Лучше старых добрых методов еще никто ничего не придумал. Когда у него день рождения?

На этот древний трюк традиционно ловили беглецов, обвиняемых и свидетелей. Хоть клиент и в бегах, но велик соблазн позвонить маме или папе и сказать, что у него все в порядке, а заодно и пробить обстановку: как там, ищут его или нет. Клиент звонил, под прослушкой общался с мамой, или женой, или подругой, и пока он трепался по телефону, оперативная группа уже ехала его задерживать.

— Зимой вроде, сейчас точно посмотрю, — он вытащил записную книжку. — Да, второго февраля. Не пойдет, долго ждать.

— Что еще? За что можно зацепиться? — размышляла я вслух, пока Синцов листал записную книжку. — О! Когда годовщина смерти его матери? Помнишь, опера местные рассказывали, что он хороший сын и могилку в порядке содержит.

— Погоди, найду, — видимо, у Синцова в записной книжке имелось полное жизнеописание; Паши Иванова. — Так, а вот это нам подходит, два дня осталось.

— Хорошо. Посади туда кого-нибудь, — посоветовала я и умолкла на полуслове. Кого ж туда посадишь, если у нас нет ни одного уголовного дела? Только самому сесть в засаду…

— Кого ж туда посадишь? — в унисон с моими мыслями отозвался Синцов, — только самому дежурить там на кладбище. Хотя нет. Поклянчу-ка я у криминалистов один хитрый приборчик и засуну в барак к Паше этому. Неужели к себе домой не зайдет, если появится? Все же он не в розыске. И головушка у него не шибко варит. Так что, может, и проколется.

— Андрей, а зачем его задерживать? — я вдруг посмотрела на ситуацию с другой стороны. — Не надо. Жилище оборудуй, и если повезет, лучше не хватать Иванова, а некоторое время посмотреть за ним.

— А ты права, мать, — после короткой паузы отозвался Синцов. — Чем хватать, и тем самым обрубать концы, лучше действительно взять его под контроль. Установить связи, выяснить, чем он занимается и где гасится.

— Тем более что брать его второй раз не на чем. Не обольщайся: если родственники пропавших столько времени не заявляли, то и сейчас в милицию не побегут.

— Согласен. Чаю-то нальешь?

— А чего ж ты молчишь?

Я убедилась, что в электрическом чайнике достаточно воды, и нажала кнопочку, подумав, что вот сейчас по всем законам жанра на сцене должен появиться блудный Горчаков. Не было еще случая, чтобы он пропустил чаепитие, возникая перед накрытым столом как черт из табакерки, где бы он до этого ни был, хоть в тюрьме, хоть на происшествии, хоть на тайном свидании.

— А чего три чашки достала? — удивился Синцов, который не часто пил с нами чай в прокуратуре и не знал о таинственных способностях моего друга и коллеги.

Ответить я не успела, как раз в этот момент дверь распахнулась, и на пороге нарисовалась внушительная фигура Горчакова, заслоняя собой дневной свет.

— О, они уже чай трескают! — радостно возвестил он. — Это я удачно зашел!

Он быстренько подсел к столу и потянулся было к своей чашке, но я шлепнула его по пальцам.

— Руки… мыли?!

— Сегодня утром мыл, — совсем как мой ребенок, ответил Горчаков. — Да что ты пристаешь, в самом деле! А пожрать ничего нету? А то я весь день кишки чаем полоскал, надоело…

— А ты купил? — сварливо поинтересовалась я. Горчаков потряс кудлатой башкой.

Тем не менее, как только чайник закипел, он налил себе чашку до краев, и не дожидаясь, пока заварной пакетик окрасит воду, стал отхлебывать кипяток. И куда в него лезет?

Выхлебав чашку как раз к тому моменту, как чай только начал завариваться, Горчаков вытащил красную полиэтиленовую папочку, битком набитую, и торжественно начал выкладывать из нее документы. Первыми на стол явились газеты и журналы — целые и невредимые номера с фотографиями и интервью женщин, впоследствии пропавших. Отдельно Горчаков отложил газету с моим интервью. Я ее схватила и стала жадно рассматривать свою фотографию. Ведь видела ее триста раз, все триста раз страдая неимоверно, отгоняя жуткие мысли о том, что окружающие воспринимают меня именно так. Горчаков тут же ее отобрал. (Муж тоже всегда отбирал газету, заметив, что я положила ее рядом с зеркалом и сравниваю фотографию с отражением. А застукав меня в последний раз, порвал газету и спустил в унитаз. Еще он, так, между прочим, сообщил мне, что есть такое психическое заболевание — дисморфофобия, навязчивая идея собственной уродливости. А кто мне навязывает эту идею? — вопросила я, щелкнув по газете в его руке. Вот после этого он и спустил газету в отхожее место.,.)

— Мазохистка, — проворчал он. — Ты бы видела себя со стороны…

— Леша, если я когда-нибудь стану похожей на свои фотографии, убей меня, пожалуйста, —попросила я.

— С удовольствием, — Ответил Горчаков. — Не мешай. Мы со Старосельцевым сегодня ездили по редакциям. Я всех журналистов нашел, Антон их всех знает. Похоже, они не при делах. Свои слова он сопровождал выкладыванием на стол листков бумаги с рукописным текстом. Неужели он объяснения взял у журналистов? Допрашивать-то он не мог, поскольку уголовные дела не возбуждены.

— Ты уверен, что не при делах? — Синцов поднял бровь. — А кто их послал эти интервью брать?

— По-разному. Две статьи проплаченные, заказные. На протокол они никогда этого не скажут, но нам шепнули.

— Модель и турфирма? — прозорливо спросила я.

— Да, Доля и Инна Светлова. За модель платил муж, две тысячи баксов за статейку с фотографией.

— А зачем? — удивилась я. — Там же написано, что она домохозяйка. Зачем ей пиар?

— А, там сложная конструкция. Муж собирается баллотироваться в Законодательное собрание, и по совету своего избирательного штаба заказал статью про свою жену.

— Да зачем? — повторил мой вопрос Синцов.

— Господи, тупые вы какие! У избирателей должно создаться впечатление, что банкир —солидный, семейный человек, способный не только обеспечить свою супругу, но и вызвать любовь у такого неземного существа, как красавица Ольга. Что он домашний, хороший муж и замечательный будущий отец. Значит, и избирательницы ему будут симпатизировать.

— А избиратели — ревновать, — усмехнулся Андрей.

Лешка махнул рукой:

— А избирательниц больше. Правда, у него еще двое детей: от предыдущего брака и внебрачный сынок, но до этого пока пресса не докопалась. Хотя, возможно, он еще пару тысчонок приплатил, чтобы не копали.

— А Инна Светлова?

— Статья тоже заказная, рекламная, но без объявления о том, что это публикация на правах рекламы.

— А почему именно Инна эта засветилась, если это реклама турфирмы? — допытывался Синцов. — Фирма-то не ее?

Горчаков терпеливо отвечал:

— Потому что это она договаривалась о публикации со своим знакомым. Он с фирмы взял со скидкой, с условием, что героиней материала будет Светлова. Как бы интервью с интересной женщиной, а заодно и фирму засветят. И всем хорошо.

— Это точно?

— Говорю тебе, без протокола они все трещат так, что не заткнешь фонтан. Я начинаю понимать преимущества частного сыска. Это здесь в кабинете у них слова не вытянешь.

— А кто знакомый ее? Журналист?

— Журналист, но не тот, который интервью брал. Ее знакомый на радио работает. Он ее вывел на газету. И вот что мы еще накопали!

Горчаков торжественно предъявил нам компакт-диск с корявой надписью фломастером: «Светлова».

— Что это? — Синцов повертел его в руках.

— Это? Запись интервью с Инной Светловой на радио «Женский мир». Передача «Служба и дружба». Они приглашают в студию женщин, работающих в одной конторе, и беседуют с ними на тему, что у них там хорошего и что плохого в женском коллективе.

— Интересно. А ты это слушал? — Синцов потряс диском.

— Пока нет. Но пусть будет. Мало ли, пригодится. Потом вместе послушаем. Значит, что дальше: с Удалецкой интервью было сделано по просьбам трудящихся к Восьмому марта, там и про духи, и про имидж, и про то, как одеваться надо, и как себя вести. Этот материал стоял в редакционном плане.

— Хочешь сказать, что за него не платили?

— Может, и платили, но не журналистке, которую послали с Удалецкой разговаривать, Она сходила в магазин совершенно бесплатно. Между прочим, симпатичная такая девушка.

— Удалецкая?

— Журналистка, — сказал Горчаков, жмурясь и облизываясь, как кот на сметану.

Я подозрительно на него посмотрела. Похоже, мой друг на пороге нового феерического романа. Только сейчас я обратила внимание, что Горчаков в новом пиджаке и обалденном галстуке, который он раньше на работу не носил.

— А ты знал, что ли, что будешь встречаться с этой журналисткой?

— Машка, ты на это намекаешь? — Горчаков взялся за кончик галстука. — Я вообще-то всегда хожу прилично одетый.

— Но этот галстук ты на работу не носил.

— Скажите, пожалуйста! Ты что, меня ревнуешь, что ли?

— Нет, просто хочу знать правду. Горчаков довольно хмыкнул.

— Правда заключается в том, что я — человек из солидного учреждения. И сегодня, идя разговаривать с журналистами, я хотел, чтобы они это поняли. Галстук, между прочим, от Версаче.

— Значит, впечатление ты произвел?

— Произвел, — подтвердил Горчаков. — Я что, по-твоему, уже и понравиться не могу? Я еще ого-го…

— Простите, что вмешиваюсь в вашу семейную сцену, — ехидно прервал нашу перебранку Синцов, — но нельзя ли вернуться к Удалецкой?

— Охотно, — повернулся к нему Горчаков. — Журналистка симпатичная…

— Я сказал, к Удалецкой, — напомнил Андрей.

— Вот я и говорю, журналистка симпатичная. Я ей понравился, поэтому она выдала максимум информации. — И плова встретиться еще раз, чтобы сообщить недостающие подробности? — я ущипнула Лешку.

— А если и так, не вижу в этом ничего плохого, — окрысился на меня Горчаков.

— Конечно, конечно. Я только рада за тебя.

— Да? — подозрительно спросил он.

— Да. Не сомневайся. Так что журналистка?..

— Так вот, — Лешка, то и дело с сомнением взглядывавший на меня, наконец успокоился. —Журналистка Алена. Брюнетка, в моем вкусе…

Я жестом остановила Синцова, уже открывшего было рот. Пока Горчаков не распишет нам все прелести журналистки, мы до сути не докопаемся, надо просто немного потерпеть. В конце концов, мне тоже интересно, что за красотка пленила моего друга и коллегу.

— Вот такая талия, — Горчаков показал руками, — вот такая грудь, хотя, Машка, тебе это неинтересно, это я Андрюхе.

— Продолжай, — кивнул Синцов.

— Очень умненькая. Давно работает, хороший специалист, — это Горчаков явно добавил для меня, чтобы я тоже прониклась симпатией к журналистке Алене. — Ее отправил на интервью главный редактор, она встретилась с Удалецкой; вместе с фотографом, тот сделал несколько фотографий, одна Удалецкой понравилась больше других, ее поставили на текст интервью.

— Твоя Алена в магазине у Удалецкой была? — уточнил Синцов.

— Да. А вообще, давайте ей позвоним, она приедет, и все у нее спросим, что вас интересует. А? Может, я чего упустил, а нам каждая мелочь важна.

Понятно, что нужды в приезде журналистки не было никакой, просто Лешке смертельно хотелось снова с ней повидаться. Мы с Синцовым, переглянувшись, решили не мучить Горчакова и согласиться на то, чтобы журналистка Алена была вызвана сюда.

— Звони, — сказала я, двигая к нему телефон. Но Лешка вытащил свой мобильник; ну конечно, телефон Алены был записан туда.

Поворковав в трубку, Лешка отрапортовал, что Алена будет через двадцать минут, и, подхватившись, понесся в магазин за конфетами, чтобы не снижать планку, заданную личным обаянием и галстуком от Версаче. Синцов задумчиво вышел покурить. Я, воспользовавшись передышкой, села за компьютер и сочинила ответ Марине Маренич от имени прокурора, сдержанно и с достоинством признавая ошибки сотрудников прокуратуры, и понесла его на подпись.

Всю сдержанность и достоинство прокурор недрогнувшей рукой из ответа вычеркнул.

— Нечего их баловать, — сказал он.

— Кого? — не поняла я.

— Экспертов. Если им непонятен вопрос, они могут связаться с лицом, которое вынесло постановление. Подготовьте от моего имени письмо руководителю Бюро судебно-медицинской экспертизы.

— О чем?

— Об этом. Пусть его эксперты не вот этой перепиской занимаются, — он потряс письмом Марины, — а оформлением актов вскрытия в срок.

Я вышла из кабинета прокурора в недоумении. По коридору навстречу мне шел счастливый Горчаков, сопровождая миниатюрную черноволосую красотку. Про талию и грудь он не соврал, отметила я, и глазки вроде бы умные. Посмотрим.

За ними плелся Старосельцев, лицо его отчетливо выражало опасения, что не видать ему эксклюзива, весь эксклюзив уплывет вот к этой вертихвостке, с которой он так опрометчиво познакомил Горчакова…

12

Когда мы все набились в мой кабинет, стало понятно, что количество народа превышает санитарную норму. Поэтому я предложила переместиться в кафе.

Горчаков на секунду дрогнул: и так ведь полдня отсутствовал, да если еще вторую половину дня проведет в кафе… Но при Алене не посмел обнаружить свои переживания, и мы все дружно спустились в наше придворное кафе, перед этим Горчаков сбегал в канцелярию и записал меня и себя в книгу учета ухода: меня — в морг, себя — в психбольницу. По дороге отчитался мне, и я тихо заметила, что про себя он прав на сто процентов, а насчет меня слегка поторопился. Горчаков надулся, но быстро отошел.

Надо сказать, что Алена вполне вписалась в нашу компанию. Не выпендривалась, не кокетничала без меры, говорила по делу, шутила достаточно изящно. На Горчакова, в конце концов, посматривала не без интереса, что расположило меня к ней. Да и Старосельцев постепенна расслабился.

Она с юмором рассказала, что в магазине у Марины Удалецкой ей понравилось, хозяйка оказалась шикарной женщиной, достойной, чтобы о ней писали в газетах, и совсем не жадной: после интервью предложила пройтись по магазину и выбрать себе духи.

— И какие ты выбрала? — поинтересовался Горчаков, явно с перспективой в последующем дарить ей именно такие.

— Я у нее спросила совета. Она посоветовала, и я потом не пожалела.

— А какие? — не отставал Горчаков.

— Леша, читай интервью. Там все написано, какие духи мне хозяйка могла посоветовать. В общем, там работать было приятно. Не то, что в других местах.

— Например? — встрял Старосельцев. Алена повернулась к нему:

— Например, меня редактор послал в еврейский ресторан. Они статью заказали рекламную, и я пошла знакомиться с интерьером и кухней. Пришла специально днем, в ресторане — никого. Меня посадили за столик, дали в руки меню в бархатной обложке. Я почитала и думаю: как я сейчас вкусно поем! Подходят, метрдотель спрашивает, ласково так: ну что, вам понравилось наше меню? Я отвечаю: да, очень понравилось. Они меню забрали и унесли.

— Статью-то написала?

— Написала, но без души.

— Алена, а тебя после того, как интервью было опубликовано, никто не беспокоил? — спросила я.

— В смысле? — Алена повернулась ко мне.

— Никто из посторонних тебя про него не расспрашивал? Не звонили, не просили каких-то дополнительных сведений?

Алена задумалась. Все-таки времени прошло много.

— Вроде бы нет…

— Сомневаешься? — быстро спросил Синцов.

— Не помню. Не запомнила. Может, и спрашивали.

— Ну подумай, Аленушка! — Горчаков взял ее тонкую ручку и поцеловал. Ей это явно понравилось.

— Ну, не знаю…

Он еще ее поуговаривал, она обещала вспомнить, и если что, сообщить. Их содержательную беседу прервал звонок синцовского мобильника. Андрей, в отличие от многих своих коллег, чьи телефоны звонили «Мурками» и «Бумерами» и песнями из сериалов, поставил себе оригинальный звонок, как на старом телефонном аппарате или будильнике: такой дребезжащий звук металлического молоточка, мечущегося между двумя металлическими чашечками. У меня этот звонок вызывал ностальгию по детству, а значит, чувство защищенности, стабильности и душевный комфорт. А Синцов, наверное, чувствовал себя чикагским детективом тридцатых годов, в фетровой шляпе, с кольтом в кобуре. Говорят, там у них в Америке у копов кольты на вооружении.

Синцов ответил на вызов, подакал в трубку, напоследок сказал «спасибо» и отозвал меня пошептаться, извинившись перед остальными.

Мы с ним вышли из кафе на улицу.

— Иванов объявился в области, — сказал он, закурив. — Ты была права, на могилку к матери приехал. Сейчас сидит у себя дома. Мне местные отзвонились. Что с ним делать?

— Ничего, Андрюша. Нам девать его некуда, пусть живет.

— Может, ты в городскую съездишь? Ты же следователь, в конце концов, а он угрожал тебя убить.

— Ты что, не слышал, что ли, что сказал наш прокурор: у меня не было реальных оснований опасаться этой угрозы. Нет, Андрюша, не поеду в городскую.

— Маша, ты понимаешь, что без уголовного дела мне даже «наружку» не дадут? — вопрос был риторический, конечно, я понимала. Как и то, что на общественных началах Иванова пасти никто не будет. Одно дело с людьми поговорить без протокола, другое дело сидеть в засаде.

— Ну и плюнь на Иванова этого, — посоветовала я.

— Ты с ума сошла? Хочешь, я с руководством поговорю, чтобы тебе охрану дали?

— Не хочу. Успокойся, больше он не придет, —сказала я, сама в это не веря ни секунды.

На самом деле мне страстно хотелось, чтобы мне дали охрану, и вообще возбудили уголовное дело и посадили Иванова в тюрьму, предварительно заковав в кандалы, ручные и ножные. А также нашли бы загадочного Илью Адольфовича Эринберга и посадили его туда же, вместе с отцом Шандором, пудрившим нам мозги откровениями апостола Павла. Впервые за все годы, прошедшие после окончания университета, я пожалела, что так плохо учила историю религий.

Но говорить все это я Синцову не стала и вообще прикусила язык.

— Ладно, Маша, — сказал он, затушив окурок сигареты о дверной косяк. — Очень тебе хочется осложнить мне жизнь. Я поехал.

— Куда это? — испугалась я.

— В область. Пасти Иванова.

— Ты сам? — я ужаснулась.

— У нищих слуг нет, так твоя бабушка говаривала? Буду звонить.

— Андрюша, подожди!

— Туда, — он кивнул на столик, за которым Горчаков и Старосельцев наперебой ухаживали за журналисткой, — возвращаться не буду, уйду по-английски. Передай им мое «пока-пока».

Он ушел, а я вернулась к коллективу. Как раз в тот момент, когда прямо перед огромными окнами кафе остановилась наша прокуратурская «Волга», к ней подошел прокурор и открыл дверцу, — наверное, чтобы ехать в городскую прокуратуру. Замерев, я про себя молилась, чтобы он сел и уехал, не поднимая глаз. Но, как назло, он замешкался, а сзади подъехал продуктовый грузовичок в ближайший магазин. Прокурор обернулся на звук подъехавшей машины — и встретился глазами с помертвевшим от ужаса Горчаковым. Сначала прокурор даже отвел глаза, не поверив, наверное, в такое нахальство своих сотрудников, но потом развернулся всем корпусом и уставился сквозь стекло на наш столик. Я мысленно прокляла администрацию кафе за излишнюю чистоплотность. Раньше тут была Омерзительная забегаловка, где подавали бутерброды с засохшим сыром и экзотическую закуску под названием «яйца под майонезом», к бормотухе и пиву, а по тарелкам с винегретом, выставленным в витрине, слонялись ленивые откормленные тараканы. Есть мы, конечно, туда не ходили, но для конспиративных встреч это место использовали.

Потом забегаловка закрылась, к большому неудовольствию окрестных маргиналов, которые стали искать стол, дом и туалет в подъезде прокуратуры, пришлось отучать их от этого с помощью милиции. За это время в помещении забегаловки был сделан ремонт, и открылось чистенькое и недорогое кафе, где даже прокуратурская зарплата позволяла наесться досыта и такому проглоту, как Горчаков. Тараканов здесь не водилось, на столах стояли салфетки и живые цветочки, а главное — здесь каждую неделю мыли окна. Раньше, в забегаловке, такими изысками не баловались, окна немыты были с дореволюционных пор, да еще наглухо завешаны шторами, так что дневной свет туда не проникал. И соберись мы такой компанией в забегаловке, были бы в безопасности. Но любовь нового хозяина кафе к гигиене нас подвела.

Журналисты, естественно, ничего не поняли, но по изменившемуся Лешкиному лицу догадались, что произошло нечто ужасное. Алена, сидевшая спиной к окну, подумала, наверное, что все они находятся под прицелом заказного убийцы, хотя, с точки зрения Горчакова, дело обстояло много хуже. Горчаков понял, что теперь уж его ничто не спасет, и находясь в шоке, продолжая смотреть в глаза безмолвному прокурору, словно загипнотизированная пища — удаву, взял со стола открытую бутылку вина, плеснул в свой бокал и отхлебнул из него. Этого зрелища прокурорское сердце не выдержало. Наш начальник резко распахнул дверцу, сел в машину и с визгом шин отъехал.

— Ле-ша! — я потрясла Горчакова за плечо. — Можешь расслабиться.

— Да?! — он вышел из ступора и поднял на меня глаза.

— Да. Он уехал.

— А мне что делать?

Он так жалобно на меня смотрел, что язык мой не повернулся как-нибудь гадко пошутить.

— Ничего не делать. Прокурор уехал. Наверное, сегодня уже не вернется. Завтра будешь отпираться. Скажешь, что сидел на рабочем месте. И пил только чай. И вообще, Лешка, хватит дрожать. Ты же не крепостной.

— Не выйдет, — понуро сказал Горчаков. — Ладно, скажешь, что обедал. Пообедать ты имеешь право?

— Время не обеденное… — А у нас день ненормированный.

— А это? — Горчаков приподнял бутылку.

— Ну знаешь… Ничему ты от своих подследственных не учишься. Главное — все отрицать. Даже если у тебя копыта, надо отвираться тем, что ты не дьявол, а кентавр, — это, конечно, я не сама придумала, где-то прочитала, а вот теперь, в результате потрясения афоризм всплыл у меня в памяти.

— Леша… — это уже Алена положила ему руку на плечо. — Я вспомнила кое-что… Может, хоть это тебя успокоит?

— Что? — он оборотил к Алене измученный взор.

— После интервью мне в редакцию позвонил человек, представился коллегой из регионального издания, с дурацким названием, и сказал, что они хотят перепечатать мой материал про Удалецкую. Бред какой-то.

— Почему бред? — с трудом отвлекся Лешка.

— Потому что. Это совершенно проходной материал, ничего в нем особенного нет. И для регионального издания никакого интереса не представляет. Магазин находился в городе, а не в области. И еще — статья откровенно рекламная. Зачем ее перепечатывать, да еще и за деньги? Чушь.

— И что? — тут уже Старосельцев заинтересовался историей.

— И ничего. Я его отправила к главному редактору, но судя по тому, что главред наш молчал, тот так и не позвонил.

— А что за газета? Как называется?

— Я же сказала, название дурацкое. Издевательское прямо. «Раздвоенное копыто».

13

Вернувшись в прокуратуру, я позвонила в область главному инженеру комбината и спросила его, как выглядел Илья Адольфович Эринберг. Собственно, мне давно надо было об этом спросить, но сбивало с толку то, что известно его имя. Зачем интересоваться внешностью человека, которого мы знаем по имени?

— А внешность — обычная, — растерянно сказал главный инженер. — Ну, я не знаю, как вам сказать… Вы меня озадачили.

— Вы не помните? — удивилась я.

— Я просто видел его мельком, и даже не уверен, что это был Эринберг. Я ведь договор этот чертов не подписывал, может, вам лучше у директора спросить? Он недели через две вернется из Москвы.

Интересно, что он делает в Москве, если комбинат не работает, а сам он себя уже обеспечил до десятого колена, подумала я. Неужели командировка?

— Он оформил командировку за счет завода, —поябедничал главный инженер, — а на самом деле поехал на свадьбу племянницы. Та в Москве живет, замуж выходит за чиновника какого-то.

— То есть искать его сейчас в Москве бесполезно? — нервно уточнила я.

— В общем, да.

Попрощавшись с ним, я позвонила в ЦАБ [1].

— Эринберг, пожалуйста.

— В Санкт-Петербурге и Ленинградской области не зарегистрирован.

— Но ведь был?

— Не был.

Ладно; в договоре займа указан номер паспорта Эринберга и место регистрации. В районе, где паспорт выдавался, работал мой однокурсник. Порывшись в прокурорском справочнике, я набрала его номер.

— Читал, кстати, интервью с тобой, в какой-то криминальной газетенке, — поделился он со мной сразу после приветствий. — Фотография там, правда, дурацкая, или ты так постарела?

Ну даже если это и так, раздраженно подумала я, неужели нельзя держать язык за зубами? Я же при встречах никогда не предлагала ему срочно бежать к стоматологу, потому что у него зубы в елочку! Но поскольку он должен был представить меня паспортной службе, я не стала употреблять резких выражений, даже нашла в себе силы пошутить.

— Я сейчас туда звякну, предупрежу, а ты через пять минут их набери, — сказал мой невоспитанный однокурсник.

Позвонив туда, я узнала, что паспорт с таким номером, старого образца, выдавайся, только не господину Эринбергу, а юной девушке, впервые получавшей этот документ. Причем выдавался уже после подписания исторического договора займа, разорившего комбинат.

Это было, конечно, плохо, но с другой стороны, окончательно укрепило меня во мнении об умышленных действиях директора комбината. Если бы он не состоял в сговоре с Эринбергом, уж наверняка проверил бы досконально человека, в руках которого была судьба огромного предприятия.

Тупик, подумала я, повесив трубку. И пошла к Горчакову.

— Леша, где взять газету «Раздвоенное копыто»?

— А ты думаешь, что она существует? Это не дурацкая шутка? Может, так с Аленой познакомиться хотели?

— Я понимаю, что кроме как о Алене, ты ни о чем думать не можешь. Но ради старой дружбы напрягись, а?

— Маш, ну откуда я знаю? Я вообще впервые услышал про такую газету. Наверное, надо найти убежденного сатаниста и взять у него подшивку.

— Как остроумно! Пока единственный известный нам сатанист — это Паша Иванов. Но у него никакой подшивки не нашли.

— А этот, твой? Злой гений Эринберг?

— А где ж его взять, — уныло сказала я. — Это фантом. Все о нем говорят, но никто его не видел. Или видели, но мельком. Так, что даже внешности не запомнили.

— Видали мы и не такое, — утешил меня Горчаков. — Сколько ты фантомов за свою следственную жизнь обналичила и упрятала в кутузку?

— В каком смысле?

— В таком. Ты приезжаешь на место происшествия, и у тебя — только фантом, больше ничего нет. Некто, совершивший преступление. Полгода расследования, и — хлоп! Обвинительное заключение.

— Да, Леша, но с сатаной я еще дела не имела. Извини, что отвлекаю.

Лешка сочувственно на меня посмотрел, но ничего не сказал.

Я пошла к себе, бездумно посидела некоторое время за столом, тупо глядя на обложку Уголовно-процессуального кодекса, и решила пойти домой.

Заглянув к Зое, я ей так и сказала. Она, прямо совсем как Горчаков, посмотрела на меня с сочувствием, но не промолвила ни слова, только кивнула.

Только выйдя на улицу, я обнаружила, что уже без двадцати шесть. То есть практически вовремя ушла.

Не успела я завернуть за угол, как меня догнал запыхавшийся Горчаков. В целях обеспечения моей безопасности он собрался доставить меня домой на машине.

— Спохватился, — усмехнулась я. — А если бы я уже уехала?

Горчаков выразил раскаяние.

— Ну дурак, дурак я! Садись в машину, я тебя быстро отвезу и вернусь.

— Не надо.

— Машка, не дуйся! Я же человек, и ничто человеческое… Мог я забыть?

— Конечно! Если бы твоя Аленушка была в такой опасности, уж ты бы точно не забыл! .

— Как она тебе? — самодовольно спросил Горчаков, приосанившись.

— Слишком хороша для тебя.

— Я тоже так думаю, — согласился Горчаков.

— Леша, я не шучу. Ты же знаешь, я в свое время и ключи от своей квартиры тебе давала, чтобы тебе было где с дамами сердца встречаться, и прикрывала тебя всячески, поскольку считаю, что хранить верность жене или мужу — это личное дело каждого, а я все-таки — твоя боевая подружка. Но по-дружески предупреждаю: просто имей в виду, что процесс может выйти из-под контроля.

— На что ты намекаешь?

— На то, что ты у нас парень влюбчивый. Увлечёшься, тебе покажется, что без Алены ты жить не можешь, и что?

— И что?

— Начнешь рваться на части. Это тебе не Зоя, которая твою благосклонность считала подарком судьбы и ни на что не претендовала. А Алена тебя ни за что благодарить не будет, поскольку молода и хороша собой, в отличие от тебя, старого охальника. Это ты будешь считать себя обязанным.

— Ну и что?

— А если она поставит условие, чтобы ты на ней женился?

— Господи, Машка, что у тебя в голове?! Я только сегодня с ней познакомился. Я еще даже не уверен, нравится она мне или нет.

— Нравится. Я же вижу. И ты ей нравишься, иначе она не подхватилась бы так стремительно, по первому свистку, и не потащилась бы к черту на рога слушать твои плоские шутки.

— Да? — он надулся от гордости. Вот и все, что этот болван услышал в моем проникновенном монологе, подумала я с досадой. Все-таки мужики — неисправимые павлины.

— Да. Поэтому учти, что Алена — не Зоя…

— Да что ты заладила, Зоя — не Зоя… Сам знаю.

— Нет, ты не знаешь. Когда у тебя были амуры с нашей секретаршей, это было очень удобно с точки зрения распределения рабочего времени и с точки зрения конспирации. Пришел на работу — сразу как бы и на свидание. Зойка тебе дела подшивала, описи делала, отчеты составляла; и жена не придерется: не можешь же ты, в конце концов, на работу не ходить? Алена тебе дела подшивать не будет, учти.

Горчаков расстроился.

— Вечно ты, Машка, все опошлишь.

— И еще учти: сейчас тебе с работы уйти в неурочное время гораздо проблематичнее, чем раньше. Вечерами ты встречаться не можешь, как-никак человек семейный. Ночевать тоже дома привык. Ну, и как ты будешь свидания устраивать?

— Ну вот, испортила мне настроение!

— И это вместо «спасибо»…

— Ладно, поехали уже, только молча.

Я покорно села в машину и за всю дорогу не проронила ни слова, хотя ему явно очень хотелось еще потрепаться на тему своей новой неземной любви.

Во дворе Горчаков не позволил мне выйти из машины, пока сам не обследовал парадное. Очень кстати во двор зарулили Хрюндик с довольной рожей и сопровождающий его Стеценко.

Поскольку переехать в безопасное место нам вчера не удалось, с утра я убедила их обоих, что Сашка должен встретить моего сыночка из школы и отконвоировать домой. Хрюндик бесновался, выкидывая из-под короткого банного халата худые волосатые ноги, и басом доказывал, что он уже взрослый человек, что не позволит дискредитировать себя в глазах школьной общественности, что ничего с ним не случится, если он придет домой один, без конвоя, что плевать он хотел на всяких маньяков, в которых он, кстати, с детства не верил…

Мы с Сашкой терпеливо ждали, пока он устанет, и в паузе начинали объяснять, что все это, безусловно, правильно, но встретить его из школы необходимо для моего душевного спокойствия.

Хрюндик, в условиях утреннего дефицита времени, успел высказать нам, по-моему, все претензии, накопившиеся за последние пять лет. Помянул и гиперопеку, из-за которой, как он читал в одном журнале, дети утрачивают способность принимать самостоятельные решения, что впоследствии ломает им жизнь; и то, что я насилую его личность требованиями убраться в комнате, хотя обстановка и микроклимат комнаты отражают внутренний мир человека, там обитающего, и вмешательство и принудительное изменение этого микроклимата влекут нежелательные изменения личности…

Я слушала и диву давалась, как подкован этот балбес в педагогике и психоанализе. Гораздо сильнее, чем в математике и физике. Поначалу эти глубокомысленные пассажи выбили меня из колеи, но поминание ребенком гиперопеки меня неожиданно успокоило. Я-то переживала из-за того, что мало времени уделяю ребенку, а он, оказывается, считает, что я его гиперопекаю…

В общем, распотрошив мне нервную систему до основания, мужики неожиданно вполне мирно договорились, что Сашка встретит Хрюндика у метро и доставит до дому, не подвергая ущемлению его репутацию.

И вот они явились, оба довольные, от обоих пахло блинами из уличного киоска. Я с трудом удержалась от сентенции о вреде уличной еды, вовремя вспомнив, что когда я, девочка из хорошей семьи, — училась в младших классах школы, для меня не было лакомей деликатеса, чем продававшиеся на близлежащем вокзале жареные пирожки с мясом. Я старательно копила мелкие денежки, и когда набиралась вожделенная сумма — одиннадцать копеек, я, как крыса из Гаммельна, шла на запах несвежего мяса в резиновом на вкус кукише из пресного теста, поджаренного на машинном масле, покупала это райское наслаждение и смаковала, смаковала. А потом дома нехотя жевала какие-нибудь кнели из индейки и давилась осетровой ухой. И тут же начинала копить на новый пирожок…

Потом, когда я уже работала в прокуратуре, мне поручили дело о хищениях в общепите, и я узнала достоверно, из чего, а главное — как делались эти страшные продукты. Разумному человеку лучше этого не знать, но, несмотря на это, воспоминания детства до сих пор греют мою душу. Психология человеческая устроена так, что те вонючие пирожки, за производство которых с недовложениями и грубыми нарушениями технологии я привлекла к ответственности руководителей общепита, не имели ничего общего с любимой едой моего детства.

От проблемы уличной еды меня отвлек внешний вид ребенка. Утром я как-то не уловила, в чем он ушел, а сейчас могла наблюдать прикид во всей красе.

Я, конечно, много раз слышала от ребенка, что он официальный стиль в одежде не приемлет, костюмов носить не хочет, галстуки — это вообще отстой, и ботинки тоже надо выкинуть на свалку истории, поскольку их вполне заменяет спортивная обувь, а мои попытки объяснить, что спортивная обувь хороша к спортивной одежде, а к школьному костюму лучше бы ботинки, оценивались как мракобесие. В школе им разрешали свободную форму одежды, но то, что я увидела, по существу являлось не свободной формой одежды, а каким-то хеппенингом, прости Господи! Мне даже захотелось это ваять.

На моем пупсике, долговязом, с пушком на подбородке и длинными волосьями, забранными в хвостик, была надета ярко-зеленая футболка, поверх которой — желто-коричневая «кенгуруха» с капюшоном. На «кенгуруху» напялен был старый синий пиджак, тесный в подмышках; капюшон был кокетливо выпущен наружу. Джинсы, висящие на самой критической точке филейной части, лохматились внизу и ничуть не скрывали огромные раздолбанные опорки — я никак не могу правильно запомнить, как называется это безобразие, кеды или кроссовки. Но главное — все это великолепие венчала коричневая вязаная шапочка, посаженная на самую макушку. Как бы в пандан к «кенгурушному» капюшончику кофейного оттенка. Мрак! Моя бабушка сказала бы: «пан Стрюцкий».

Вечером мне, конечно, позвонила классная руководительница, переполненная впечатлениями, и я ее понимала.

— Вы видели, как ваш ребенок пришел сегодня на занятия? — нервно осведомилась она. — Я за ним по всей школе гонялась, пыталась шапочку эту уродскую сорвать. Не дался. Так и сидел на уроках в шапочке. Вы уж последите, чтобы он впредь прилично выглядел.

Я целиком и полностью разделила ее негодование, но сказала, что драться с этим дылдой не в состоянии.

— Но я вам, собственно, не за этим звоню, — продолжила классная. — У нас проблема, знаете, какая? Историк у Гоши не принимает реферат…

— Почему? — испугалась я. Вроде бы Гошка сидел вечерами за компьютером, отпечатал толстый реферат, красиво сложил его в скоросшиватель…

— Нет, реферат в порядке, — подтвердила учительница. — Там принципиальный конфликт. Гоша еще в первой четверти был удален с урока, историк потребовал объяснительную, а ваш сын ее так и не написал. В общем, без объяснительной он реферат не примет. Вы уж напишите с ним вместе эту объяснительную, а? Без реверансов, пусть просто напишет, что больше не будет.

Мы распрощались, и я пошла выяснять отношения.

Ребенок, повизгивая басом, категорически отказывался писать эту чертову объяснительную, заявляя, что ни в чем не виноват.

— Я не спрашиваю, виноват или нет, — взывала я к нему, — ты мне расскажи, что произошло, а я сама решу, виноват ты или нет.

Мы препирались минут тридцать. Сашка благоразумно не вмешивался, краем уха прислушиваясь к нашей баталии, делая вид, что смотрит телевизор.

— Ты можешь мне сказать, что там у тебя произошло с историком? — допрашивала я Гошку, мрачно думая о том, что расколоть матерого киллера-одиночку по последнему делу мне было гораздо проще, чем родного сына.

— Да ничего не произошло, — отбивался Гошка, — ровным счетом ничего.

— Так не бывает. Если тебя выгнали с урока, значит, что-то произошло?

— Ничего не произошло. Он ко мне придрался.

— Слушай, я сама решу, придрался он к тебе или нет, ты просто скажи, что там у вас было.

— Да ничего не было! Ну правда, ничего!

— Ну из-за чего-то ведь тебя выгнали? — пошла я по второму кругу.

— Да я сам не понимаю, из-за чего.

— А что ты делал на уроке? — Да ничего не делал!

— А за что тебя выгнали?

— Да придрались!

Я придвинулась ближе к ребенку, обняла его, погладила по голове, отчего он дернулся, всем своим видом показывая, что уже не маленький. Ест за троих, а почему такой костлявый, думала я, гладя его по плечу; кожа да кости. Он стоически терпел это издевательство. Сашка только хмыкал в кулак.

В общем, немало воды утекло, пока балбес не признался, что же за леденящая душу история произошла в первой четверти на уроке истории.

— Мам, ну я тебе точно говорю, что ничего не произошло. Я сидел себе спокойно на уроке истории и слушал плеер, а потом у меня зазвонил телефон…

Я откинулась на диване и выдохнула. Момент истины!

— Короче, Склифософский! — сказала я, стараясь не засмеяться в голос. — Вот бумага, напиши, что больше не будешь, и я от тебя отстану. А ты правда считаешь, что можно слушать плеер, пока дяденька учитель перед тобой распинается?

— Но я же никому не мешал, — дипломатично ответил сыночек, — в том числе и ему, историку… Когда ребенок уже отбыл в свой свинарник, закрыл дверь и залег в постель с каким-то рокерским журналом, я на кухне, при плотно закрытой двери жаловалась Сашке: — Ну что с ним делать? Как мозги вправить?

— По-моему, ты преувеличиваешь масштаб бедствия, — как всегда, утешал меня муж. — Нормальный парень, я сам таким был.

— А я такой не была! Я в десятом классе уже знала, чего я хочу в жизни. А этот? «Ничего не делал, слушал плеер, а потом зазвонил телефон»! Смехотура!

— У них у всех теперь замедленное развитие, — увещевал Сашка. — Главное, что он не дурак, не пьет, не колется, не нюхает, ночует Дома, тебя любит… Видишь, сплошные достоинства.

— Что это за достоинства с частицей «не»? — буркнула я. Но в глубине души я была согласна с Сашкой: грех жаловаться. Не идеал, конечно, но и нечего бога гневить. Только все-таки я не удержалась:

— А меня он ни в грош не ставит.

— Ничего подобного! — Сашка меня обнял и прижал к себе. — Помнишь, как он тебя омлетом кормил?

Конечно, я помнила. Такое не забывается, и воспоминания об этом грели меня в трудные минуты, В прошлом году мы с Хрюшей погавкались, уж не помню, из-за чего, скорее всего —из-за какой-то ерунды, и я вылетела из дому, чтобы хоть как-то успокоиться. Когда я вернулась, ребенок стоял в прихожей, напряженно глядя на входную дверь, словно боялся пропустить мое появление.

На самом деле так и было; завидев меня, он помчался на кухню и чем-то там загремел. Когда я заглянула на кухню, увиденная картина поразила меня в самое сердце: стол был сервирован по всем правилам хорошего тона, с вилкой слева от тарелки, с ножом справа, с хрустальным стаканом под минеральную воду, а сам Хрюндик стоял наготове с салфеткой, перекинутой через руку, как в лучших домах, поглядывая на плиту. Я вошла, и он сразу кинулся перекладывать мне на тарелку со сковородки собственноручно приготовленный им омлет с помидорами (когда я заезжала к маме, она часто делала мне это любимое с детства блюдо, и Гошка про это знал).

Конечно, сердце мое не выдержало, я чуть не расплакалась от умиления. Как это по-детски и одновременно по-мужски: не прощения просить, а встретить меня сервированным столом и любимым блюдом, сделанным своими руками! От моей обиды и следа не осталось; усаживаясь перед тарелкой, на которую сыночек выскребал со сковородки последние омлетные крошки, я ласково спросила:

— А что же ты? Ты не будешь омлет?

— А я такую гадость не ем, — был ответ.

Эта история уже давно перешла в разряд семейных легенд, но вспоминать ее всегда приятно.

— А насчёт «не пьет» ты погорячился, — заметила я мужу. — Мне вот нужен был его паспорт, а он где-то болтался. Я ему на трубку позвонила и спросила, где паспортина, получила разрешение покопаться в секретере. Паспорта не нашла, зато нашла пустую бутылку из-под красного вина.,.

— Хорошего хоть вина, или бормотухи? — уточнил Сашка.

— Нет, какого-то приличного. Я уж его спрашивать не стала, он сам пришел и спохватился, наверное, что я могла наткнуться на плохо спрятанную тару. Говорит мне: забыл тебе сказать, что мы с Васей в субботу купили бутылку вина и выпили. Спрашиваю, по какому поводу? Говорит, отмечали день рождения Джимми Хендрикса. А чем, говорю, закусывали? Отвечает, сыром.

— Ну вот видишь, — обрадовался Сашка. — Прямо как английские лорды, не в подворотне из горла, занюхав рукавом, как, между прочим, я в его возрасте делал, а дома, из бокалов, да еще сыром закусывали. Я им горжусь.

Обсудив молодое поколение, и признав, что не все так плохо, мы перешли к обсуждению наших скорбных взрослых дел.

— Неужели нельзя возбудить дело в связи с .тем, что кто-то в Библии кровью пишет? — возмущался Сашка.

— Нельзя. А по какой статье ты возбудишь? Может, кто-то своей кровью писал. А это не преступление.

— Хорошо. А подпись кровью на договоре? Кровь, между прочим, женская, а договор подписан мужчинами. И чьей же кровью они его скрепляли?

— Саша, пойми, это все еще не указывает на преступление. Может, кто-то добровольно им свою кровь пожертвовал.

— Что за бред! Дурацкие ваши законы!

— Возможно. Но пока не будет бесспорных признаков преступления…

— Ладно, я понял, что с вами, крючкотворами, каши не сваришь, — махнул рукой муж. —Ты мне лучше скажи, мы переезжать будем?

— Наверное, нет.

— А маньяк как же? Мы его уже не боимся?

— Маньяк под контролем.

— И кто его контролирует, позвольте узнать?

— Синцов. Вопросы есть?

— Я, конечно, Андрюхе доверяю, но все же он уже у вас из-под носа удрал.

— Надеюсь, что Андрей это тоже помнит.

— Слушай, а неужели никак нельзя разговорить родственников пропавших женщин? Ты же не думаешь, что они все, как одна, беглянки? С ними явно случилось что-то нехорошее…

— Саша, зачем ты мне на ночь глядя настроение испортил? — сказала я с досадой. — Я стараюсь об этом не думать, а ты тут опять.

— Это смешно, — заявил Стеценко. — Ты не можешь об этом не думать, поскольку это ключевой вопрос всей истории. Если вы поймете, куда они делись, вы все остальное поймете.

— Возможно. И что мы будем делать с нашими знаниями? Вопросы задавать нам некому. Паше Иванову — бесполезно, а главный черт с рогами — вне пределов досягаемости.

— Ты этого имеешь в виду, который кровью пишет? — задумчиво спросил Сашка.

— Его, а кого же еще?

— Но его-то, насколько я понял, ты хоть арестовать можешь? По этому делу о мошенничестве?

— Ну, в общем, да, — нехотя признала я, — Правда, я не уверена, что суд даст санкцию на его арест. Доказательства там довольно хлипкие.

— Да ты что! Ты же уверена, что там афера прокручена с комбинатом!

— Вот именно. Там все на внутреннем убеждении, а это не доказательство.

— Да, жалко, что у нас нет еще банка генетических данных, — сказал Сашка. — Представляешь, как было бы удобно: у нас есть кровь, которую мы исследуем методом генной дактилоскопии, и на тебе — фамилия, имя, отчество и домашний адрес того, от кого кровь произошла. Американцы уже вовсю это внедряют. Берут кровь у граждан, составляют формулу, заносят в компьютер, а если возникает нужда, например, труп какой неопознанный, или от насильника выделения на месте происшествия, р-раз — сверили и уже знают, кого искать.

— Да, было бы неплохо. А вдруг он действительно писал кровью пропавших женщин…

— Слушай, Маша, — вдруг хлопнул себя по лбу Стеценко, — а почему бы тебе действительно не провести генетическую экспертизу? У нас есть кровь из надписей, так?

— Ну, так. Ты хочешь сказать, надо взять какие-нибудь образцы для сравнения у родственников пропавших?

— Ну да. Может, локоны какие-нибудь хранятся, или зубы. У одной дамы, насколько я помню, дочка есть, можно у нее кровь взять. У девочки этой, Юли, есть оба родителя, они могут сдать кровь, этого будет достаточно для решения вопроса, не их ли дочери принадлежит кровь в надписях. Конечно, это было заманчиво. Если бы удалось доказать, что в Библии и на договоре писали кровью пропавших людей, тогда возбудить дело было бы полегче, даже без заявлений родственников. И работать по возбужденному делу — это совсем не то, что украдкой опрашивать людей, которые имеют полное право не пустить тебя на порог.

— Не дадут они никаких образцов, — покачала я головой. — Ты же видишь, они все ничего не хотят.

— Но это же очень подозрительно! — воскликнул Сашка. — В каких бы они ни были отношениях, ведь пропали без следа их близкие. Не может быть, чтобы они не волновались.

— Наверное, ты прав, — сказала я вяло.

— Маша, — Сашка вскочил и потряс меня за плечо, а потом забегал вокруг, расширяя круги, насколько позволяли размеры нашей кухни. — На них как-то влияют, чтобы они в милицию не заявляли! Ну, подумай сама!

— А как? Они ведь все разные люди, и женщины эти разные, ничего между ними общего. Одна — мать семейства, вторая — бизнес-леди. Третья — студентка-хиппи, четвертая, — модель… — я осеклась, не решившись добавить, что пятая — следователь прокуратуры. Но Сашка понял и сжал мою руку.

— Спокойно. Ты никуда не пропала, а здесь, со мной. Поняла? — он заглянул мне в глаза.

Я кивнула, но не удержалась:

— Саша, меня успокаивает мысль, что если я пропаду, ты-то молчать не будешь? Напиши заявление, а?

Сашка дал мне легкий подзатыльник. — Ну что ты за дурочка, а?

Да, конечно, я все понимала. Я была дома, с Сашкой, в относительной безопасности, мои друзья делали все, чтобы меня защитить… Но даже в теплой постельке, прижавшись к любимому мужу, я ощущала черную тоску. Липкий; омерзительный страх сжимал мое сердчишко, не давая расслабиться ни на минуту. И когда я наконец заснула (Сашка-то уже давно спал, похрапывая, а я почти до утра лежала с открытыми глазами, разглядывая видневшуюся в окно блеклую луну, всю в пятнах, словно в фингалах, полученных в пьяной драке), мне приснился Илья Адольфович Эринберг в сутане, в шляпе, надвинутой на лицо, с Черной Библией в руках. И хоть я не видела его лица, я знала, что это он, мой злой гений. Во сне мне стало еще страшнее, чем наяву.

— Хочешь поговорить со мной? — спросил он меня глухим голосом; я почему-то знала, что он при этом не шевелит губами. — Жди.

И исчез в неверном свете побитой луны. Утром Сашка сказал, что во сне я кричала и мычала. И налил мне валокордина.

14

Утром, прежде чем уйти на работу и прежде чем выпустить из дому своих мужчин, я набрала номер Синцова, представляя, как дребезжит его старомодный звонок на мобильнике. Он сразу взял трубку и отрапортовал, что клиент сидит в своем бараке и никуда не дергается.

— Бедный Андрей, ты хоть спал сегодня? — посочувствовала я.

— Нет, всю ночь пил и играл в карты, — ответил он, но голос у него вовсе не был несчастным.

— Ты серьезно?

— Абсолютно. Местные не дали пропасть. Кормят от пуза, да еще и развлекают. Сейчас пойду вздремну, а ребята покараулят.

— Спасибо, Андрюшечка, — с чувством сказала я. Все-таки человек ради меня идет на такие лишения; это говорить хорошо, мол, развлекался до утра, а на самом деле такие бессонные ночи в нашем возрасте дорого даются, уж я-то это знаю.

— Не за что, — отозвался он из областных просторов. — Дружба — закон моря.

А на работе меня уже ждали Мигулько с Гайворонским.

— Машка, мы такое накопали! — завопили они хором, так, что я испугалась.

— Господи, что вы еще накопали? — простонала я, ожидая новых напастей.

Перебивая друг друга, они сообщили, что нашли человека, у которого муж Светловой занимал крупную сумму денег как раз тогда, когда исчезла его жена.

— Это уже кое-что, Маня! — возбужденно орал Мигулько. — Теперь есть о чем поговорить!

— Слушайте, как вам это удалось? — я была потрясена. Хотела было язвительно добавить, что эту бы энергию направить на работу по реальным уголовным делам, а то что ни дело, так «не представилось возможным», но вовремя прикусила язык. Что я, в самом деле? Люда тратят свое личное время на мои, между прочим, проблемы. И вместо того, чтобы поклониться им в пояс, я еще буду шутить не совсем удачно… Но я же испытываю к ним благодарность, просто мне все время, как говорила моя бабушка, шлея под хвост попадает. Ну что мне с собой сделать? В экстремальных условиях во мне просыпается извращенный юмор, в качестве защитной реакции организма. Одна надежда, что мои друзья и коллеги знают меня, как облупленную (интересно, откуда взялось это выражение) и уже сто лет мирятся с некоторыми малоприятными особенностями моей личности.

— А вот удалось! Наведение справок, опрос, наблюдение, оперативное внедрение, и другие оперативные мероприятия…

— Стоп! Какие оперативные мероприятия могут быть, если уголовного дела нет? — спроси-ла я подозрительно. — Мне совсем не нужно, чтобы вас потом прокуратура плющила за превышение служебных полномочий.

— Обижаешь, Маша, — надулся Мигулько, а Гайворонский добавил:

— И плохо знаешь закон об оперативно-розыскной деятельности. Есть такая замечательная штука — дело предварительной проверки.

— Но у вас нет пока сведений о совершении преступления!

— Ты слово уловила — «предварительной»? Если агент Вася приходит и сообщает, что его друг Петя, старый «медвежатник», только что вышел из тюрьмы и ограбил банк, то, конечно, заводим реальную «корочку».

— А если Вася сообщает, что старый «медвежатник» Петя, склонный к совершению тяжких преступлений, вышел из тюрьмы и вполне может организовать банду, то мы заводим что? — Мигулько посмотрел на напарника, тот на меня:

— Дело предварительной проверки, И ее проводим.

— А… — открыла я было рот, но Мигулько не дал мне ничего сказать.

— Закон читай, Маша. А в законе сказано: основанием для проведения ОРМ [2] являются, в том числе, ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность…

— То есть нам, — подхватил Игорь Гайворонский.

—… сведения, в том числе, о лицах, без вести пропавших.

— А мы такие сведения получили. Аж о четырех лицах, пропавших без вести.

— Да? — прищурилась я. — А вот Кораблев в свое время мне говорил: никогда не принимай информацию, которую ты пока не знаешь, как реализовать. Если тебе агент Вася по секрету сообщает, что его друг Петя убил и закопал кого-то, не надо принимать такую информацию до тех пор, пока Петя пальцем не ткнет в яму.

Опера переглянулись и совершенно одинаково хмыкнули.

— А Кораблев слишком много говорит, — сказал Мигулько.

— И получит за это, — добавил Гайворонский.

— Хотя можно подумать, что Машка этого не знает, — продолжил Мигулько.

— Не знаю, — искренне сказала я. — Я вообще мало что понимаю в ваших оперативных тонкостях.

— Не надо прибедняться! — зашумели они хором.

— Нет, в самом деле: Кораблев мне еще говорил в свое время, что ни один опер добровольно не заведет оперативные «корочки», если не уверен, что их реализует.

— Нет, все-таки он слишком много говорил! — возмутился Костя Мигулько.

— Маша, ты серьезно думаешь, что если речь идет о твоей безопасности, мы будем мелочиться? И прикидывать, реализуем информацию или нет? Срубим «палочку» или не срубим? Обижаешь!

Я повинно склонила голову.

— Простите, если можете.

— Простим? — переглянулись они.

— Простим, — сказал Мигулько, как старший по званию. — Она и вообще-то с прибабахом, а сейчас, на фоне последних событий, и совсем неадекватна.

Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться.

А информацию они раскопали действительно ценную. Нашли сослуживца мужа Светловой —профессора из того же института, где муж преподавал, будучи доцентом. Вообще на работе у господина Светлова почти не говорили об исчезновении его жены. Ну, пропала, и пропала. Здраво рассудили, что если бы тут был какой-нибудь криминал, Светлов бы уже давно звонил во все колокола. А раз все тихо, то вывод напрашивается один: сбежала с любовником. А поскольку все там — интеллигентные люди, то в душу к рогатому мужу никто не лез. Захочет — расскажет. Источник же, найденный операми, клянется, что Светлов в один прекрасный день, пока еще никто не знал об исчезновении его жены, вызвал его на разговор. Пригласил в ресторан и после длинных экивоков попросил взаймы. Все знали, что источник вовсю репетирует детей больших начальников, способствует их поступлению в вузы, поэтому денег не считает, так что в долг брали все, кому не лень, но пустяковые суммы. Светлов же попросил действительно много.

Профессор, как он сам рассказал, сначала поломался, но Светлов без звука предложил в залог свою трехкомнатную квартиру. При этом цели займа не объяснял, просто сказал, что очень нужно. Профессор же, как человек воспитанный, и не уточнял, на что нужны деньги.

Поскольку у Светлова в институте была хорошая репутация, профессор даже не стал договариваться о процентах. Он ничуть не сомневался, что Светлов деньги отдаст. И правда, тот спустя два месяца потихоньку начал выплачивать долг.

Однако ребята установили, что никаких крупных приобретений Светлов не делал. И в казино он не играл, и любовницы, насколько позволяли это выяснить оперативно-розыскные мероприятия, не имел, и побочная семья с внебрачной тройней на горизонте не светилась. И куда же он потратил эту крупную сумму? Оставалось только его спросить, но перед тем, как это сделать, ребята пришли посоветоваться.

Я в обмен рассказала им про Сашкину идею проведений генетической экспертизы для сравнения генетического материала пропавших и крови, которой писаны каббалистические знаки на полях Библии. Они переглянулись и уважительно поклацали челюстями:

— Бо-огатая идея!

Но я охладила их пыл, рассказав, что это займет минимум месяц, просто методика проведения исследования такова, и, кроме того, если не будет уголовного дела, придется проводить экспертизу в частном порядке, и заплатить кругленькую сумму, поскольку генетика — дорогое исследование.

— Меня пустите со Светловым поговорить? —напоследок спросила я, но оба опера замотали головами.

— Маша, лучше тебе туда вообще не лезть. Пока нет уголовного дела… Мы тоже не хотим, чтобы тебя твои ненормальные начальники плющили.

— А что мне тогда делать?

— Ждать донесений с фронта, — и они удалились с важным видом спасителей человечества, а у меня после их ухода комок к горлу подступил. Спасибо им…

Но тут же я отстранение подумала, что мне повезло — у меня такие друзья, а у них такие возможности. А вот если бы на моем месте была, скажем, воспитательница детского сада, друзей в уголовном розыске не имеющая, а имеющая, кроме своих проблем, всего лишь таких же беспомощных подружек? Ей бы оставалось только присматривать себе товар в магазине похоронных принадлежностей и выбирать расцветку.

Потом мне пришло в голову, что это — своего рода социальное страхование, на которое имеют право работники прокуратуры: в случае гибели или увечья при исполнении служебных обязанностей прокурорскому работнику или его семье государством выплачивается приличная сумма, а в случае вот такой угрозы, когда государство или его отдельные представители в лице нашего слишком умного прокурора не желают вмешиваться, на помощь приходят связи, которыми ты оброс за время, проведенное в следственных кабинетах тюрьмы, на местах происшествий и в секционных морга.

После их ухода я неимоверным усилием воли заставила себя открыть сейф, достать дела на сроках и написать туда кое-какие бумажки. Подчисткой «хвостов» я героически занималась до обеда, пока отвращение к этой деятельности не захватило меня целиком. И когда я засовывала бумаги обратно в сейф, на глаза очень своевременно попалась копия моего выстраданного ответа Марине Маренич.

А не улизнуть ли мне в морг под благовидным предлогом личного вручения этого письма, пришла мне в голову спасительная мысль. Я доплелась до приемной, с облегчением узнала, что письмо еще лежит в отправке, а начальник на коллегии в городской прокуратуре. И хотя, по словам Зои, он велел всем к его возвращению быть на своих местах и дожидаться, пока он не доведет до сведения коллектива руководящие решения коллегии, я записалась в журнал учета ухода и пошла к остановке маршрутки.

Было пасмурно, и солнце, тускло просвечивающее сквозь рваную дымку облаков, почему-то ужасно напомнило мне луну, пострадавшую вечор в пьяной драке, и мой жуткий сон, в котором фигурировал безуспешно разыскиваемый мной сатанистский идеолог.

Вдруг потемнело еще больше; подошла маршрутка, народ стал проталкиваться в ее узкое чрево, меня пихали со всех сторон, и среди толпы мне стали мерещиться зловещие фигуры в сутанах. Я крутила головой во все стороны, успевая заметить, что та фигура на самом деле была молодым человеком в длинном темном плаще, а эта — дамой в вязаном кардигане до пят. Обман зрения; или с головой что-то не то?..

В маршрутке, затиснутая в угол потным дядькой, я соображала: интересно, а в Церкви Сатаны есть какая-нибудь униформа для персонала? Почему-то опять мерещилась дурацкая сутана и чей-то здоровенный зуб вместо креста на цепочке.

В морге я пробилась к служебному входу сквозь скорбно молчащую толпу родственников усопших, и пошла по длинному, пахнущему формалином коридору мимо дверей с табличками. Марина, хоть и исполняла обязанности заведующего, осталась сидеть в своем кабинете, за столом напротив моего мужа.

Оба обрадовались, вскочили и захлопотали. Сашка поставил чайник, а Марина достала завернутые в кальку пироги собственной выпечки. Они сдвинули со стола рентгеновские снимки костей и фотографии рваных ран, вместо салфеточек разложили чистые экспертные бланки со схемой человеческого остова, на которых рисуют расположение повреждений на трупе, и мы славно почаевничали, после чего я вручила Маринке письмо прокурора с моими извинениями.

— Не переживай, Маша, — утешила меня Марина. — Мы все к идиотизму привычные.

— Ничего подобного, — возразила я. — Мне посчастливилось некоторое время проработать в атмосфере здравого смысла. И привыкать к тому, что здравый смысл — это плохо, а идиотизм — хорошо, я не собираюсь.

Как всегда, когда я оценивала изменения, произошедшие в родной конторе, я расстроилась; Сашка, внимательно на меня поглядывавший, встревожился, но тут, к счастью, очень вовремя на огонек забрел толстый, но милый эксперт Панов. Он рассказал пару сомнительных анекдотов с танатологическим душком, после чего разговор перекинулся на события последних дней, причем эксперты проявили полнейшую осведомленность. Я укоризненно посмотрела на Сашку, но Марина, уловив мой взгляд, тут же на меня накинулась:

— Что ты зыркаешь? Что ты на него зыркаешь? Ты хотела, чтобы он молчал в тряпочку? Мы, между прочим, за тебя переживаем! И придурка этого надо ловить, а то он таких дел наворочает!

— А толку? — возразила я. — Толку ловить его, если потом все равно придется отпускать?

— Маша, а ты не хочешь с психиатрами поговорить? — спросил Панов, шумно прожевав гигантский кусок пирога. — Марина, а ты капусту ошпариваешь для начинки, или тушишь? —попутно уточнил он.

Марина отняла у него последний ломоть, завернув его в кальку и вручив мне:

— Это Лешечке Горчакову. Довезешь? Интересно, кто из них больше ест: Лешечка или этот оглоед? — она кивнула на Панова, который запил пирог бадьей горячего чая и теперь отдувался, как кит, которого выбросило на берег.

— Конечно, Горчаков, — убежденно сказала я. — В природе вообще не существует человека, который бы ел больше, чем Лешка.

— Поняла? — победоносно взглянул на нее Панов. — Я вообще как птичка клюю… Так ты капусту ошпариваешь, скажи?

— Конечно, ошпариваю, — ответила Марина. — Так больше витаминов остается, и вкусовые качества лучше.

Я попросила у мужа полиэтиленовый пакет и, снабдив сверток дополнительной упаковкой, сунула в сумку, а потом повернулась к Панову.

— Панов, ты считаешь, что мне пора к психиатру? Это ты профессиональным взглядом определил?

— Да я не про тебя, дурочка. Я про этот ваш персонаж, который имеет обыкновение писать кровью. Учти, что обмакнуть перо можно только в свежую кровь, потому что буквально через полчаса она уже свернется.

— В свежую рану тоже можно, — добавила Марина, — разрезал кожу, макнул перо и пиши.

— А если добавить чего-нибудь в пробирку с кровью? Сколько ее можно с собой таскать, пока она не свернется? — спросила я, представляя себе, как персонаж, пришедший на подписание договора, достает из чемодана связанную женщину с заклеенным скотчем ртом, раскладывает ее на столе, говорит партнерам: «Сейчас, одну минуточку, я только ручку заправлю», и макает перо в свежий надрез на бедре жертвы. И куда потом женщину девать? Как говаривал писатель Родионов, селедку следует вымачивать в коньяке, только куда потом девать коньяк?

— В принципе можно, но в образцах никаких химических препаратов не нашли, — обрадовал меня Сашка.

— Маша, я серьезно тебе говорю: пообщайся с психиатрами, — вступил Панов. — Эта идея с кровавыми письменами в принципе не нова. Помнишь дело Шаталова? Семьдесят девятый год…

— Да откуда она помнит? — удивилась Марина. — Я и то не помню.

— Что значит «я и то не помню»? — удивилась я. — Ты же младше меня.

— Здравствуйте! Это ты меня младше.

Мы немного попрепирались на тему, кто младше, а кто старше, причем Панов и Стеценко подсвистывали и подзуживали, как болельщики вокруг ринга. Стеценко отметил, что это — беспрецедентный случай: две дамы спорят из-за возраста, при этом каждая доказывает, что это она старше.

— Это все равно, как если бы мужики бились, у кого меньше, — хихикнул Панов, а Марина на него цыкнула.

— Ладно, хватит базарить, соплячки! — наконец гордо бросил нам Панов. — Слушайте дедушку! У этого Шаталова нога была сухая, и бабы от него нос воротили. Но голова у него варила, и манерам был обучен. Пудрил мозги разным доверчивым барышням, приглашал домой на чашечку кофе, и альбомы по искусству посмотреть. Ими в голову не приходило, что этот мозгляк в шляпе может быть опасен.

— А дома подсыпал, небось, чего-нибудь в кофе? — прозорливо заметил Сашка.

— Ну конечно. Подсыпал сильнодействующее снотворное, девушка головку к подушке приклонит, а он ее, бесчувственную, разложит и оприходует, да еще и сфотографирует в похабных ракурсах. Потом оденет, приведет в порядок и сделает вид, что не заметил, как она от рюмочки коньяку задремала.

— И на чем он прокололся? — с интересом спросил Сашка.

— Перекормил одну девушку. Она заснула, он ее раздел, всю программу выполнил, а она не проснулась. Ну, он труп в ковер закатал и вывез. Труп нашли, стали дело раскручивать и вышли на этого ублюдка.

— А как доказали? — это уж мне стало любопытно.

— Подвел технический прогресс. Он свою хату оформил в таком сатанистском стиле: у него на окнах занавески висели из берцовых костей…

— Как это? — изумилась я.

— Помнишь, раньше в моде были такие занавески из бамбука, кусочки нанизывали на нитку? Вот у него так же берцовки болтались.И лампа настольная из черепа, глазки светились.

— Господи! — только и сумела я вымолвить, представив этот благостный интерьер. — И к нему еще барышни ходили?!

— Валом валили, в очередь, — подтвердил Панов. — Но это еще не все. Он устроил громкую связь между комнатой своей и прихожей: такой домофон, в прихожей кнопочку нажмешь, и можно с комнатой переговариваться.

— А зачем?

— Да хрен его знает. Выпендривался, как мог, в своей коммуналке.

— Он еще и в коммуналке жил? — ужаснулась я.

— Представьте себе, девочки. А эта, последняя, барышня нечаянно сумку бросила прямо на переговорное устройство. Придавила кнопочку, и соседка все, что в комнате у Шаталова происходило, слушала, как в радиотеатре. Ну, и потом поделилась своими впечатлениями.

— А при чем тут писанина кровью? — спросила Марина.

— А я не сказал? — удивился Панов. —. Не забывайте, время-то какое было. Девушки значительно позднее, чем сейчас, расставались с невинностью. И если этому деятелю так везло, что попадалась девственница, он ее кровью на подушке, на белой наволочке, писал ее имя и дату.

— Ну и дурак! — заметила я. — Формировал себе доказательственную базу, своими руками.

— Точно. Благодаря этим наволочкам выявили еще штук пятнадцать эпизодов.

— Это что же, столько было девственниц?! — поразился мой муж.

— Да, дорогой, тогда и желтки у куриных яиц были желтее, — погладила я его по голове.

— И что Шаталов этот, на голову здоровым оказался? — недоверчиво спросила Марина.

— Не здоровым, а вменяемым, это разные вещи. Но состоял на учете в ПНД, в связи с попыткой суицида. Тогда ведь всех неудавшихся самоубийц на учет автоматически ставили.

— А в царской России вообще судили, как за покушение на убийство, — ввернул Стеценко.

— Не за покушение на убийство, а была статья специальная. И хоронили самоубийц за оградой кладбища. Один профессор Петербургского университета этот закон, знаете, как обосновывал? «Кому из вас, господа, было бы приятно лежать в могиле рядом с самоубийцей?!» — я не удержалась, чтобы не показать свою образованность.

— Подожди, так все-таки его здоровым признали? — повторила Маренич.

Панов пожал плечами:

— Ну не нашли у него психического заболевания.

— Но это же клиника! Череп, кости, записки кровью девственниц… Средневековьем каким-то попахивает. Может, он тоже, был сатанистом?

— Вот я и говорю, — Панов наклонился ко мне. — Пообщайся с психиатрами, может, и ваш любитель писать кровью где-нибудь на учете стоит.

— Ладно, учту. Спасибо за чай с пирогами… — Я поднялась.

— И за полезную информацию, — добавил Панов.

15

Пока мы в морге попивали чай с пирогами, прошел дождь. Я вышла из здания Бюро судебно-медицинской экспертизы в пропитанный озоном воздух, в разгулявшуюся погоду, и настроение у меня резко поднялось. Хорошо, что от морга до остановки — приличное расстояние, я хоть прогулялась и поглазела на окружающую действительность. Она была хороша, и меня, как всегда, удивило, что в этом свежем зеленоватом воздухе, прошитом бледными солнечными лучами, кто-то замышляет и совершает преступления — убийства, кражи, изнасилования…

Но на остановке настроение мое пошло на убыль: что-то случилось с маршрутками — их в обозримом пространстве не было вовсе, и очередь заворачивалась в гигантскую улитку. Оценив ее размеры, я прикинула, что если я пристроюсь ей в хвост, то сяду, в лучшем случае, в десятую по счету маршрутку. Но пока я прогуливалась вдоль «улитки», размышляя, что делать — не торопясь, вставать в очередь или ловить машину, неожиданно откуда-то вырулил полноценный автобус, абсолютно пустой, с кольца. По иронии судьбы я оказалась ближе всех к дверям и воспользовалась этим.

За мной с шумом хлынула толпа счастливых пассажиров, уже не чаявших добраться до метро в этом столетии, но мне удалось занять свое любимое место — у заднего стекла, в уголке, спиной к остальным. Положив локти на поручень, я прижалась лбом к стеклу и погрузилась в свои мысли.

Кто-то прислонился ко мне сзади. Но особо меня не толкали, так что тронулись мы с комфортом. Автобус мерно покачивало на неровном асфальте, я совсем расслабилась, но комфорт длился недолго, потому что за очередным поворотом мы прочно встали в невесть откуда образовавшейся там пробке.

Сначала в автобусе царил недовольный гул. Потом пассажиры убедились, что это надолго, расслабились, стали шутить, рассказывать анекдоты. Стрекотал двигатель, который водитель не стал глушить, видимо, надеясь все же тронуться и проскочить в какую-нибудь ла-зейку. Пробка, по всей вероятности, скопилась тут уже давно, потому что особо отчаявшиеся водители вовсю неслись по тротуарам и газонам.

Я решила отнестись к этой задержке философски. Какая разница, сидела бы я в этой пробке в такси или все еще стояла бы в бесконечной очереди на маршрутку… Вот, кстати, и стало понятно, отчего образовалось столпотворение на стоянке маршрутных такси — им просто было не проехать к стоянке, они все встали на пути туда.

Я даже закрыла глаза, спокойно ожидая, когда мы наконец тронемся. И вдруг ощутила, что кто-то сзади зажал меня в скругленном автобусном углу так, что я не могу вздохнуть свободно, не то что повернуться. Фактически я, как бабочка, оказалась распластана по автобусному стеклу.

Последний раз я сталкивалась с таким автобусным приставанием гнусного эксгибициониста, если мне не изменяет память, в школьные годы. Только теперь я уже не буду, как в школьные годы, давиться бессильными слезами. Я уже набрала воздуху, чтобы дать отповедь психу, как вдруг услышала над ухом негромкий глуховатый голос, совсем как из моего кошмарного сна:

— Мария Сергеевна, вы ведь хотели со мной поговорить? Я к вашим услугам.

Какая там отповедь! У меня перехватило горло — так, что я не состоянии оказалась даже поддержать беседу и поинтересоваться, кто это «я».

А голос между тем вкрадчиво шелестел прямо мне в ухо:

— Вы хотели узнать про Церковь Сатаны? Про Черную Библию? А ведь я говорил вам — ее сжечь надо…

— Отец Шандор? — прохрипела я, мучительно пытаясь представить за своей спиной молоденького служителя культа, которого мы повстречали в областной церквушке. Не получалось; вкрадчивый голос никак не ложился на его улыбчивый образ.

— Забудьте про отца Шандора, — продолжал невидимый мной персонаж, — это фантасмагория, обманка…

— Что вам от меня надо? — тихо спросила я, пытаясь пошевелиться. Но тот, кто был сзади, умело фиксировал меня так, что я не могла двинуть руками и ногами, и голову повернуть тоже не могла.

— Мне нужен тот, кто пришел к вам в гости…

— Что? — от страха я потеряла способность соображать.

— Тот, кто хотел соединиться с вами в очистительном огне…

— Иванов?

— Не называйте имя, — прошипел сзади мой мучитель.

— Почему?

— Нельзя. Мне нужен ОН… И помните: я всюду. Я вокруг вас, и вижу все, что вы делаете, где бы вы ни были. Вам не спрятаться и не уйти. Может быть, я отпущу вас, если получу ЕГО…

Салон автобуса между тем жил своей жизнью; тарахтел двигатель, пассажиры переговаривались друг с другом. И в этом общем гуле нечего было и надеяться, что кто-то обратит внимание на фигуру, прижавшую к стеклу женщину. Мало ли, в салоне тесно, давка, и встали эти двое так, как им обоим удобно… Так, наверное, думали те, кто находился в непосредственной близости от нас.

Конечно, заманчиво было бы закричать, резко дернуться, поднять тревогу, но инстинкт удерживал меня от каких-либо телодвижений: неизвестно, что на уме у этого, явно нездорового психически, типа, и неизвестно также, что у него в руках. Дернешься или заорешь, а он возьмет и пырнет ножом или заточку всадит в спину, а потом просочится по битком набитому салону в другой конец автобуса, и ищи-свищи его, когда мой теплый еще труп, никем больше не поддерживаемый, медленно, не сразу опустится на затоптанный и заплеванный пол…

Пробка тем временем начала потихоньку рассасываться. Автобус дернулся, затарахтел еще громче и наконец поехал. На повороте машину особенно сильно тряхануло в какой-то колдобине так, что я даже подпрыгнула, и вдруг почувствовала, что моих движений больше никто не сдерживает.

Не веря своему счастью, я еще несколько остановок проехала, боясь пошевелиться. Потом автобус затормозил, и я почувствовала сильный толчок в спину. Обернувшись, я увидела плотную женщину в длинном черном вязаном кардигане.

— Вы выходите? — спросила она низким голосом.

Я помотала головой, пытаясь понять, похож ли ее голос на тот, что нашептывал мне в ухо странные вещи, но так и не поняла. Женщина протиснулась мимо меня к двери, толкая острым локтем всех, кто попадался ей на пути. Двери автобуса разъехались, пассажиры стали вываливаться на остановку. Никто не вошел, и в салоне стало просторно. Ноги меня уже не держали; я доковыляла до ближайшего свободного сиденья и плюхнулась на него, не отрывая взгляда от женщины в кардигане, вернее, от ее удалявшейся в весенних сумерках спины, и поймала себя на мысли о том, что так и не разглядела ее лица. Да и женщина ли это была? Широкие плечи, легкая хромота — а может, просто тяжелая сумка, которую она несла в руке, заставляла ее переваливаться, клонясь набок… На кольце, у метро, оставшись одна в пустом автобусе, я долго не могла заставить себя выйти. Хорошо, что на остановке скопилось несколько машин, и водитель моего автобуса не торопился подавать его на посадку. Но наконец он нетерпеливо захлопал гармошками дверей, давая понять, чтобы я выметалась, если не еду в обратный путь.

Я послушно поднялась и вышла из автобуса, поминутно оглядываясь и вздрагивая от чьего-то резкого голоса, хлопанья крыльев пролетевшего голубя, визга тормозов у светофора. Спускаться в метро в таком состоянии я не могла; там тоже давка, и если кто-нибудь встанет у меня за спиной и прижмет к стеклу, мои нервы не выдержат. Оставалось ловить машину.

Я нерешительно подняла руку. Машины — блестящие новенькие иномарки и раздолбанные «Жигули» и «Волги» — проносились мимо меня, не сбавляя скорости. Наконец какой-то жалостливый водитель тормознул возле меня свою «лайбу», я взялась было за ручку двери, но фигура водителя вдруг показалась мне ужасно похожей на фигуру священника в сутане, и я отпрянула от дверцы.

— Садиться будем? — спросил водитель из глубины неопрятного салона.

Почему-то его голос, громкий и хриплый, показался мне похожим на голос автобусного монстра, хотя тот вообще не говорил громко, а шептал. Я захлопнула дверцу и только потом отрицательно покачала головой. Водитель не поленился, открыл дверцу с моей стороны, высунулся ко мне из машины и красноречиво покрутил пальцем у виска. После чего оглушительно хлопнул дверцей и умчался, выпустив густое облако выхлопных газов, словно кальмар — чернила. Больше я не повторяла попыток остановить машину, а побрела куда глаза глядят.

И только после того, как забрела невесть куда, я вспомнила про то, что у меня есть мобильный телефон. Дрожащей рукой я достала его из сумки и набрала номер Синцова.

— Да? — отрывисто сказал Андрей мне в ухо из трубки, и я, услышав его голос, готова была прослезиться от радости.

— Андрюша, ты где?

— Маша, прости, не могу говорить, у нас тут начались события, — так же отрывисто сказал Андрей и отключил телефон.

Я набрала его номер снова, но абонент был уже недоступен. Черт, черт, черт!

Спустя некоторое время мне пришло в голову позвонить мужу. Конечно, он примчался на такси к станции метро, вокруг которой я бродила, и отвез меня домой. По дороге он безуспешно пытался добиться от меня связного рассказа о том, что со мной случилось. Я молчала и тряслась. Напряжение чуть отпустило меня, только когда я увидела дома своего Хрюндика, целого и невредимого. Видимо, шок, испытанный мною в автобусе, был так силен, что вид балбеса, в тапках валяющегося поверх постельного белья на своем неубранном диване, под нечеловеческую музыку, и жрущего чипсы, в то время как в холодильнике стынет суп, меня умиротворил.

Влив в меня полфлакона валерьянки, Сашка выждал пять минут и заглянул мне в зрачки. Что-то его там не удовлетворило, и он поставил передо мной стакан коньяку. И хоть я в обычных обстоятельствах крепкие напитки не пью, этот коньяк я правильно восприняла как лекарство. Выпила его до донышка, и стала ждать, когда полегчает.

Но не полегчало, потому что как раз в это время позвонил Мигулько с важными новостями.

Он сказал, что в области все наконец сдвинулось с мертвой точки: за Ивановым приехали страшные люди на черном джипе с тонированным стеклами. Синцов вместе с областными оперативниками зафиксировал, как джип остановился возле ивановского барака, двое зашли туда и выволокли упиравшегося Иванова. По идее, в этом месте опера должны были вмешаться, но Синцов, по некоторым причинам не испытывавший никакой симпатии к Паше Иванову, принял решение не вмешиваться, а посмотреть, куда громилы его повезут.

Синцов на своей машине, и с ним еще два областных опера тихонько двинулись за джипом.

Покинув пределы населенного пункта, джип помчался во всю мощь двигателя, Синцов на своей старой тачке едва успевал за ним. Идеальным вариантом было бы, конечно, проследить за джипом до конечного пункта, но судьба распорядилась иначе.

Долетев в аккурат до того места, которое мы с Синцовым по пути в область рассматривали, как идеальную точку для того, чтобы сбросить труп, джип резко притормозил. Синцов, чтобы не вызывать раньше времени подозрений, проехал вперед и сбросил скорость, не останавливаясь совсем, в зеркало заднего вида с трудом различая, что же происходит на темной пустынной дороге.

Происходило же то, что громилы из джипа решили избавиться от своего пассажира. Иванова выкинули с заднего сиденья на разбитую дорогу, прямо в колею; двое конвоиров тоже вышли, и стали производить с сопротивляющимся Ивановым какие-то манипуляции.

И хоть Андрей сильно не любил Иванова, хладнокровно наблюдать за тем, как его убивают, он не смог. Опера выскочили из машины и красиво провели задержание, с большим удовольствием уложив всех громил и за компанию с ними — Иванова прямо на дорогу, лицом в грязь. Вернее, Иванова никуда не укладывали, его просто не подняли, он так и лежал безропотно в колее. Вызвали подкрепление из области и доставили их в местный ИВС [3]. Сейчас там решают, что с ними делать: на видео зафиксирован как минимум состав похищения человека, да в качестве бонуса от капризной оперской судьбы выяснилось, что джип в угоне, угнан за границей — в Германии, и находится в международном розыске, а техпаспорт подделан.

Со следователем задержанные, кроме Иванова, разговаривать отказались, хоть с адвокатом, хоть — без.

Иванов же безмятежно заявил, что понятия не имеет, кто эти люди, зачем они его похитили, и куда везли, и что собирались с ним сделать на краю заброшенного поля. И несмотря на это, и даже, я бы сказала, вопреки тому, что в данных обстоятельствах роль Иванова можно охарактеризовать как роль потерпевшего, местный следователь принял единственное в этой ситуации правильное решение: задержать Иванова вместе с остальными на двое суток. (Было понятно, что без разлагающего влияния старшего оперуполномоченного по ОВД [4] Синцова тут не обошлось). Так что, если, конечно, не вмешается местная прокуратура с криками о нарушении прав человека, то двое суток я могу ощущать себя в относительной безопасности.

Это мне сказали и Мигулько, и Синцов. Я по телефону не стала говорить им, как они ошибаются, и вышло, что кроме родного мужа, никто и не знает о моем автобусном приключении, и что Иванов — не самая страшная для меня на данный момент персона.

Естественно, мне приспичило тут же ехать в область; но мой разумный муж от этого моего решения просто в бешенство пришел и отказался выпускать меня из дому. Впрочем, напрасно он бесчинствовал: никто бы меня все равно на ночь глядя туда не повез. Максимум, что мне разрешили, — это сидеть на кровати с телефонной трубкой в руке и слушать, что мне посредством телефонной связи рассказывают поочередно Костя Мигулько, Андрей Синцов и вызванный туда, в область, дежурный следователь прокуратуры города.

Машину, перед тем, как отогнать на штраф-стоянку, догадались осмотреть с участием судмедэксперта, не поленились поднять местного заведующего моргом. И в багажнике, вместительном джиповском багажнике, нашли обширные загрязнения, по всем приметам похожие на кровь. Интересно, скольких баранов типа Иванова уже катали в этом багажнике по памятным местам области? Однако это было еще не все. Новый день принес новые сенсации.

В биологическом отделении судмедэкспертизы подтвердили, что багажник обильно опачкан человеческой кровью. И быстренько прокрутили ее на группу. Кровь — женская, как минимум двух разных групп.

Предатели из областного бюро тут же слили эту секретную информацию своему коллеге Стеценко.

Узнав о предварительных результатах экспертизы, мой муж примчался ко мне на работу, изъял меня из кабинета и насильно доставил домой, заявив, что до поимки главного злодея, кем бы он ни был, я нахожусь под домашним арестом и носа за дверь квартиры не высуну, а на трудовой энтузиазм прокурора района ему глубоко плевать, поскольку на нем Стеценко после моей смерти жениться не собирается. Я кротко предложила пристегнуть меня наручниками к батарее, но Стеценко только рассмеялся многообещающе и вытащил у меня из сумки ключи от квартиры, а дверь наша обладает такой интересной особенностью, что если ее закрыть на два замка снаружи, то изнутри — хоть с помощью ключей, хоть без них, отпереть ее невозможно.

Спасибо, что мой тюремщик, отбыв по делам, не лишил меня единственного мостика, соединявшего с внешним миром, — старого друга телефона. И я воспользовалась им по полной программе. Для начала я приняла звонок нашего начальника. Он сообщил, что ему звонили из ГУВД, и что в свете последних событий он считает для меня необходимым соблюдать некоторые меры безопасности.

— Сразу скажу, что я не изменил своего мнения об отсутствии в действиях Иванова состава какого-либо преступления, но раз Управление уголовного розыска настаивает, я не возражаю, чтобы вы не выходили на работу до согласования, — сухо сказал он.

В голосе его читалось легкое презрение к прокурорскому работнику, считающему возможным уклоняться от исполнения своих служебных обязанностей по той только, неуважительной причине, что кто-то угрожает ему смертью; а может, мне это показалось, и я несправедлива к нему.

Повесив трубку, я некоторое время собиралась с мыслями, потом потихоньку начала действовать.

Порывшись в прокурорском справочнике, я сложным путем, через наших прокуроров-криминалистов, вышла на методический отдел областной прокуратуры, а через них уже — на прокурорское следствие того района области, где содержались мазурики из джипа.

Местный следователь, во-первых, заверил меня, что прокурорской истерики по поводу содержания в ИВС не только мазуриков, но и Паши Иванова не будет. А во-вторых, выяснилась одна интересная вещь: их криминалисты, заполучив из ИВС Пашины пальчики, отрапортовали, что они засветились в «Папиллоне» [5]. Я поначалу даже не поняла всей значимости этого факта и довольно равнодушно поинтересовалась:

— Небось, по краже какой-нибудь?

— Нет. Но тоже по милицейской подследственности, — ответил мой собеседник. — У нас зимой домик сгорел, пожарники там нашли канистрочку с горючим. Так вот, Пашины пальчики пошли на эту канистрочку. Обидно, что мы раньше его пальчиками не располагали.

— А дела уголовного там нет?

— К сожалению, нет, хотя пожарники дали заключение о том, что имел место поджог. Дело в том, что хозяина домика найти не могут. Там жил наш олигарх местного разлива, может, слышали, — Эринберг. Но дом не на него зарегистрирован. Так мы ни его самого найти не можем, ни владельца дома. А прокуратура без заявления хозяина возбуждать дело не хочет.

Кто бы сомневался, что домик не на Эринберге, подумала я. И не конфискуешь, если что, если вдруг доказано будет хищение дорогостоящего комбинатского оборудования путем мошенничества.

После этого коллега принялся рассказывать о планах расследования. Но меня интересовали не только ближайшие перспективы бандитской троицы и их потерпевшего, он же — будущий обвиняемый в умышленном уничтожении имущества. Я попросила областного коллегу поднять данные об обнаружении всех трупов в окрестностях того участка дороги, где задержаны были люди из джипа, причем я не сомневалась, что трупы там находят регулярно. Следователь подтвердил, что находят, и пообещал отзвониться, после чего мы тепло распрощались.

У меня, правда, осталось смутное чувство, что надо было спросить его о чем-то еще. Но я никак не могла поймать хвостик мысли и оформить это смутное чувство, поэтому переключилась на другую тему, решив, что если вспомню, позвоню ему.

От нечего делать я набрала номер Лешки. Ха, я-то уж должна была понимать, что на заре его нового романа дозвониться другу и коллеге будет не так-то просто. Я битый час нажимала кнопочки, пока в трубке не откликнулся родной голос.

— Ну что, наговорился со своей пассией? — небрежно спросила я.

— Больно умная? — агрессивно парировал Горчаков. — Между прочим, мы о тебе говорили. Сочувствовали.

— Ой, Горчаков, — вспомнила я. — У меня же в сумке твой пирог лежит, Марина Маренич тебе передала. Может, тебе лучше с ней закрутить, а не с какой-то журналисточкой? Марина — свой человек, можно сказать, фронтовой товарищ. А журналистка тебя использует и бросит. Им всем одного надо, каких-нибудь жареных фактов. Жалко мне тебя.

— Себя пожалей, — огрызнулся Горчаков. —А где ты у Маринки пирог урвала?

— В морге, — ответила я, и снова в мозгу промелькнуло какое-то мое упущение. Промелькнуло и исчезло.

— Тогда я заеду? После работы? Я слышал, тебе прокурор официально разрешил дома сидеть? Булки просиживать, а?

— Завидуешь? Давай заезжай, я тебе расскажу кое-что.

Положив трубку, я тут же снова набрала его номер.

— Леша, забыла сказать: поедешь ко мне — захвати диск по Светловой.

— Какой диск? — видимо, Горчаков ни о чем, кроме журналистки Алены, думать не мог.

— С записью радиопередачи, в которой Светлова участвовала.

— Какая Светлова?

— Ну, Горчаков, — рассердилась я. — Если на тебя так действует новая любовь, то тебя пора кастрировать. Светлова — это одна из пропавших…

— Все, понял, сам знаю, — вполне миролюбиво отозвался Лешка, не отреагировав должным образом на мой выпад. — А зачем тебе диск?

— Есть одна идея. Потом скажу.

— Скажи сейчас.

— Долго рассказывать. Приедешь, обсудим. Это насчет того, как разговорить родственников пропавших.

— А как их разговорить? Прав Мигулько: в камеру их всех засунуть, быстро заговорят.

—. За что же их в камеру?

— А за то, что молчат. Значит, правоохранительные органы не уважают. Значит, им есть что скрывать…

Я оставила эту бесплодную дискуссию. У меня была мысль, как использовать попавшую к нам в руки запись голоса Светловой. Конечно, по делу, находящемуся у меня в производстве, я не стала бы так поступать. Но в ситуации, в которой оказалась я лично, мне важно было получить хоть какую-то информацию, не заботясь о том, процессуальным ли путем она получена. В конце концов, протокол следственных действий я составлять не буду. И потом, Светлов не заявлял об исчезновении жены и никогда не высказывал подозрений, что она мертва. Это всего лишь мои догадки, что ее нет в живых. Значит, то, что я планирую, допустимо использовать. Лишь бы текст на диске оказался подходящим для этих целей. На самом деле грызла меня совесть, грызла. Но я утешалась тем, что и мужу Светловой неплохо бы освободиться от заблуждений и узнать правду о том, где же все-таки его жена.

Горчаков не дождался вечера и прилетел через час, но не один, а с Аленой. Похоже, трудовая дисциплина в нашем подразделении накрылась, — это я, как заразу, распространила пренебрежение к внутреннему трудовому распорядку.

Открыв Горчакову с девушкой дверь, я тихонько показала ему кулак — мол, предупреждать надо, но он только пожал плечами и состроил невинную рожу. Когда-нибудь я его убью, если так и не удастся научить его элементарным правилам приличия.

Я решила, что поскольку они пришли по делу, кормить их не буду. Но выяснилось, что гости принесли с собой бутылку вина, так что хоть что-нибудь надо было на стол поставить. Я спохватилась, что еще ни на ком не опробовала свеженький рецепт, подаренный мне Региной, как раз для таких спонтанных вечеринок, а необходимые для воплощения этого рецепта стебли сельдерея вянут у меня в холодильнике.

Нарезав сельдерей палочками в палец длиной, я поставила эти палочки на стол в креманке, как коктейльную соломку, и смешала для них приправу: очень жирную, густую сметану с соевым соусом и раздавленным чесноком. Сельдерей требовалось макать в соус и закусывать этим легкие напитки. Регина говорила еще, что точно так же можно нарезать на палочки морковку и подать овощной микс.

Увидев сельдерей, Горчаков сначала скривился и пробормотал любимую присказку нашего общего знакомого Кораблева про то, что леопарды сена не едят, но втянулся, поглядывая на свою Алену — та макала зеленые овощные пальчики в пахучую приправу за милую душу. Надо будет сказать Регине, что сельдерюшка пошел на ура, подумала я, нарезая уже третью порцию. Действительно вкусно. И полезно.

Из школы пришел Хрюндик, сунул нос на кухню и тоже погрыз сельдерея с макачкой, правда, без вина. Зато есть по-человечески, как всегда, отказался, сославшись на то, что по дороге съел блин.

— Дай свой плеер, — попросила я его.

— Зачем еще? — удивился ребенок. Видимо, представил меня в «ушах» от плеера на какой-нибудь коллегии или координационном совещании: я с бессмысленным видом, полузакрыв глаза, покачиваюсь в такт рэпу, а прокурорские начальники орут на меня: «Швецова, выйти вон из класса!»

— Для нужд следствия, — ответила я, чем весьма его разочаровала. Но плеер отдал, правда, с опаской, — вдруг сломаем. Мы с Лешкой и Аленой удалились в комнату, плотно прикрыли дверь, подключили плеер к динамику и поставили диск.

16

« — Здравствуйте, дорогие женщины, в эфире „Женская волна“, передача „Служба и дружба“. Позвольте представить гостей студии: это Инна Светлова, сотрудница турфирмы, и Алевтина Цветова, стоматологическая клиника „Альянс“. Как выжить в женском коллективе? Вот об этом мы и поговорим сегодня. Девочки, вы такие симпатичные, милые, воспитанные! Неужели вы можете с кем-то ссориться на работе? Вот вы, Инна?

— Я? Конечно. Я ведь живой человек. Сказать правду, у нас в женском коллективе бывают конфликты, и даже не производственные, а просто бабские ссоры. Но очень редко, только если кто-то срывается из-за пустяка.

— Например?

— Например, кто-то пил чай и не помыл за собой чашку, а тебя это раздражает. Бывает ревность…

— К кому? К клиентам вашей фирмы?

— Ну… Бывает, и к клиентам нашей фирмы. Но повторяю, это бывает очень редко. И тот, кто сорвался, потом очень переживает, Девочки у нас хорошие.

— А у вас, Валя?

— У нас? У нас коллектив докторский, значит, женщины сплошь с мужским характером.

— То есть вы не ссоритесь из-за мелочей? Только по-крупному?

— Да нет. Все бывает.

— Инна, а вы дружите с сослуживицами? Или встречаетесь только на работе?

— Дружу, но не со всеми. У меня есть близкая подруга с работы.

— Очень близкая?

— Очень. Пожалуй, самая близкая.

— Как вы считаете, то, что вы работаете вместе, укрепляет вашу дружбу или, наоборот, угрожает ей?

— Наверное, укрепляет. У нас общие интересы, и для нашей дружбы это важно…

— Инна, вы просите у сослуживиц деньги в долг?

— Бывает, прошу.

— А были случаи, что вам отказывали?

— Нет… Нет, не припомню такого. Мы доверяем друг другу, это очень важно для меня…» Мы слушали запись сорок минут.

— Боже, какая чушь! — сказал Горчаков, потягиваясь. — Только вы, бабы, можете часами трепаться ни о чем. Ах, мы дружим, ах, даем друг другу деньги в долг… Ну, и зачем тебе это, Машенция?

— Мне надо записать это все на бумагу, — сказала я медленно, обдумывая услышанное. — Зачем? — Горчаков уставился на меня во все глаза. — Может, все-таки расскажешь о своих гениальных идеях?

— Сначала надо посмотреть, что получится.

— Кажется, я понимаю, — тихо сказала Алена. — Тс-с! — я приложила палец к губам.

— Но вам самой это не сделать…

— Съезжу, в ЭКУ [6] к криминалистам, — пожала я плечами.

— Если тебе разрешат покинуть квартиру, — ехидно заметил Горчаков. — Но я все равно ничего не понимаю. О чем-то вы, девчонки, секретничаете…

— Да нет, Лешечка, говорим открытым текстом, — вздохнула я.

— Маша, можно, я помогу? — спросила Алена. — Мне только надо послушать еще немного…

Когда мы запустили запись в пятый раз, Горчаков всхлипнул и побрел на кухню готовить чай.

Через полчаса Алена протянула мне исчерканный листок.

— У меня получилось почти то же самое, —сказала я, изучив то, что она написала. — Теперь надо экспертов спрашивать, смогут ли они это сделать?

— Смогут, — уверенно сказала Алена. — Я знаю. Если надо, могу сама это сделать.

— Ты? — она меня удивила.

— Да. Я закончила институт киноинженеров, по специальности — звукооператор.

— А работаешь журналистом?

— Ну и что? Так бывает. У нас в редакции есть бывший опер, учитель, даже цирковой артист…

— Надо же, прямо как в уголовном розыске, — задумчиво сказал Горчакрв, остановившись на пороге с чайным подносом в руках. — Там тоже вроде был цирковой артист…..

— Алена, но ведь нужна какая-то аппаратура специальная?.

— Я могу в институте договориться.

В душе я одобрила горчаковский выбор. В кои-то веки он постарался не только для себя, но и для дела.

Через два дня Алена принесла то, что у нее получилось. Я все еще сидела под домашним арестом, несмотря на то, что на мордоворотов из джипа и Пашу Иванова суд без звука дал санкции; Паше сразу предъявили обвинение в поджоге дома, несмотря на то, что ни владелец, ни пользователь сгоревшего строения в поле зрения следствия так и не появились. Паша, в присутствии дежурного адвоката, виновным себя не признал и блаженно улыбался.

Мордоворотов, которым предъявлен был угон и подделка технического паспорта, следователь допрашивал по три раза на дню, пугая возможным обвинением в убийстве.

— Чья кровь у вас в багажнике? — но мордовороты только усмехались и отводили глаза.

Старая заповедь: «нет трупа — нет убийства». И они, и следователь хорошо эту заповедь знали, поэтому следователь бесился, а они сохраняли спокойствие.

Следователь трезвонил мне по телефону утром и вечером, видимо, считая меня ответственной за это уголовное дело, и докладывал, как оно продвигается, а вернее — как буксует. Как раз перед приходом Алены в сопровождении верного оруженосца Горчакова он между делом упомянул, что все трупы, за интересующий меня период, в интересующем меня месте, подобрал и готов ознакомить меня с документами, но сразу может сказать, что там действительно есть один интересный женский труп, по возрасту, а главное — по давности смерти идеально подходящий под одну из наших потеряшек, а по группе крови — под пятна в багажнике джипа.

Я пообещала решить, как это сделать технически, иными словами — кто повезет меня в область, чтобы почитать документы, но тут меня осенило: я попросила коллегу, если можно, отправить акт вскрытия этой дамы факсом в мою прокуратуру. И Лешка, явившись ко мне для вечернего совещания (надо же, и тут приспособился, подумала я, нашел отмазку для жены — навещать бедную Машу), приволок кипу факсов. Я жадно зарылась в них и нашла то, что нужно.

Совсем недавно, в апреле, в кювете, присыпанный землей, был обнаружен частично скелетированный женский труп, одежда на котором отсутствовала. Интересно, кто там в. кювете рылся так успешно? Труп был завернут в покрывало, кости и сохранившиеся мягкие ткани повреждений не имели. Труп женщины двадцати пяти — сорока лет, точнее определить трудно, волосы светлые, кудрявые, группа крови —В (третья) — совпадает с той, которой опачкан багажник джипа. Время смерти — зима, примерно за полгода до обнаружения. В принципе, все это очень подходит к Инне Светловой, если не считать того, что мы не знаем группы ее крови. Но если все-таки возбудят дело и начнется следствие, то установить ее группу проще простого: у нее же маленькая дочка, поэтому запрос в роддом, где девочка родилась — уж это-то, я надеюсь, папа от нас скрывать не станет — решит проблему, в меддокументах Светловой данные о ее группе крови должны быть.

— Что задумалась, Маша? — вывел меня из оцепенения голос Горчакова.

— Что? Вот это, — я потрясла факсимильным актом вскрытия неопознанного трупа, — с очень большой вероятностью одна из наших фигуран-ток. Та самая, Светлова. Как ты думаешь, имею я моральное право проделать с ее мужем этот фокус?

— Думаю, что имеешь, — сказал Горчаков, подумав. — Если бы ты знала точно, что это труп Светловой, тогда это было бы подло. Но ты не знаешь.

— Так, — кивнула я. — Продолжай.

— И предъявлять этот труп мужу для опознания нет никаких оснований, ведь он утверждает, что жена его жива. И в розыск она, как пропавшая без вести, не объявлена.

— Так.

— Дальше: допустим, труп ему предъявили. Он его все равно не опознает.

— Почему? — заинтересовалась Алена.

— Потому что тело практически скелетировано. Мягкие ткани лица не сохранились, туалет трупа не поможет. Одежды на трупе нет, то есть даже по одежде не скажешь, она — не она, — Лешка поцеловал Алену в щечку.

— А по волосам?

— А опознание только по волосам, как ты знаешь, ненадежно.

Да, я это знала. У Лешки был случай, когда родной отец не опознал по волосам дочку. У дочки на голове была химическая завивка, о чем отец не подозревал, потому что она, обладая от природы прямыми, как палки, и непослушными волосами, «химию» делала только для того, чтобы укладка держалась, и после мытья распрямляла волосы феном. А в морге труп помыли из шланга, и волосы на голове закудрявились, ведь разглаживать их было некому. Отец, которому предъявили тело, уверенно сказал: не она, волосы не ее. Из-за этого установление личности трупа затянулось на шесть месяцев.

— Не сомневайся, Маша, все нормально. У меня вот на этот счет никаких комплексов.

— Ну так ты и проделаешь фокус, а?

— Нет уж, — Горчаков помотал головой. — Пускай уголовный розыск очки зарабатывает.

— Значит, все-таки сомневаешься?

— Нет, — твердо сказал он. — Не сомневаюсь. А вот я сомневалась. Это была оперативная хитрость из разряда мошеннических хитростей. Сколько себя помню, и теоретики, и практики спорили, можно ли применять к подследственному или свидетелю какие-нибудь приемчики, чтобы добиться нужных показаний. Я считала, что да, но на всю жизнь запомнила вычитанное когда-то, еще в студенческие годы, в учебнике криминалистики определение приемлемой оперативной хитрости. Это допустимо, если ты просто демонстрируешь клиенту какие-то факты, а он сам оценивает их и делает неправильные выводы, которые влияют на его поведение. Самый известный пример из этой области описан Шейниным. Расследуя дело об исчезновении молодой женщины, он подозревал мужа, который вел себя слишком активно, писал жалобы, стучал кулаком по столу, требуя найти жену; а трупа не было. Тогда следователь, зная, в какой обуви пропавшая была накануне исчезновения, точно такую же пару туфелек расположил на своем столе и прикрыл газетой так, чтобы они торчали из-под газеты, и вызвал на допрос мужа. Тот отвечал на вопросы следователя, а сам нет-нет, да и косился на туфельки. Наконец, не выдержав, он нервно спросил у следователя, зачем у того женские туфли на столе, хотя следователь ему про обувь никаких вопросов не задавал. Думая, что это туфли его жены, а их присутствие та столе следователя означает, что труп нашли, он сам себя привел в соответствующее психическое состояние и сознался в убийстве жены.

Иными словами, следователь не вводил подозреваемого в заблуждение, не говорил — вот туфли вашей жены, мы нашли ее труп, и все указывает на вашу вину. Он просто дал тому возможность увидеть некую обувь, а уж что подозреваемый подумает по этому поводу, какое придаст значение этому обстоятельству — личное дело подозреваемого, ответственность за то, что у подозреваемого в голове, на следователе не лежит.

Другое дело, когда следователь умышленно фабрикует какое-то доказательство и предъявляет его подозреваемому. Это уже мошенничество и злоупотребление служебными полномочиями.

Но то, что мы собирались сделать, как раз и было фабрикацией доказательства. В чистом виде. И говоря по совести, мы не знали, какую реакцию мужа Светловой повлечет предъявление этого сфабрикованного доказательства; он может вообще схватиться за сердце, упасть и умереть. И что мы тогда будем делать?

Битый час мы обсуждали моральную сторону задуманного предприятия. Алена была целиком на стороне Горчакова, то есть за эксперимент, что меня окончательно убедило в полной беспринципности журналистской братии; впрочем, и следовательская не лучше, и оперативная. Чуть позже к нашему обсуждению присоединились Мигулько с Синцовым, а там и муж пришел с работы. И я оказалась в меньшинстве, вернее — в единственном числе со своими моральными терзаниями.

Логика оппонентов была такая: если это муж грохнул жену и прикопал ее в канавке, то наши дешевые подходцы на признание его не подвигнут. Он клюнет на уловку, только если искренне считает, что его жена жива. А если он и вправду считает, что жена жива, то пусть расскажет, зачем ему понадобилась крупная сумма как раз в период, когда она исчезла, и кто и почему заставил его молчать.

— В конце концов, это наш единственный шанс узнать правду, — убеждали они меня хором. — Светлов — единственный, кого мы хоть как-то раскачали, и сейчас достаточно небольшого усилия…

— Ты же знаешь, Маша: Светлов — наш единственный шанс. Банкир на порог не пускает, дипломатические родители вообще жалобу накатали, к ним тоже не сунешься. Про Удалецкую и спросить не у кого…

А кончилось все тем, что они решили: а что это они вообще спрашивают у меня разрешения? Текст есть, и ничто им не мешает пустить его в дело.

«Прошу тебя сказать им всю правду. Это очень важно для меня. И для тебя, и для нашей девочки. Очень прошу».

— Как вы только это сделали? — восхитился Мигулько, прослушав запись этих слов, произнесенных голосом Инны Светловой.

Алена объяснила, что, многократно перезаписав фонограмму радиопередачи, она аккуратно вырезала из нее нужные нам слова, а потом склеила обрезки в другом порядке, составив этот текст.

— Вот смотрите: мы с Машей расшифровали фонограмму, написали на бумаге. Вот: «— Я? Конечно. Я ведь живой человек. Сказать правду, у нас в женском коллективе бывают конфликты, и даже не производственные, а просто бабские ссоры. Но очень редко, только если кто-то срывается из-за пустяка.

— Например?

— Например, кто-то пил чай и не помыл за собой чашку, а тебя это раздражает. Бывает ревность…

— К кому? К клиентам вашей фирмы?

— Ну… Бывает, и к клиентам нашей фирмы. Но повторяю, это бывает очень редко. И тот, кто сорвался, потом очень переживает. Девочки у нас хорошие.

— Инна, а вы дружите с сослуживицами? Или встречаетесь только на работе?

— Дружу, но не со всеми. У меня есть близкая подруга с работы.

— Очень близкая?

— Очень. Пожалуй, самая близкая.

— Как вы считаете, то, что вы работаете вместе, укрепляет вашу дружбу или, наоборот, угрожает ей?

— Наверное, укрепляет. У нас общие интересы, и для нашей дружбы это важно…

— Инна, вы просите у сослуживиц деньги в долг?

— Бывает, прошу.

— А были случаи, что вам отказывали?

— Нет… Нет, не припомню такого. Мы доверяем друг другу, это очень важно для меня…» Ну, и так далее. Вот, мы нужные нам слова пометили, я резала фонограмму и аккуратно, в нужной последовательности эти слова склеивала, чтобы получилась просьба.

— Фантастика! — восхитился Мигулько. — Значит, муж послушает, узнает голос жены и все расскажет?

— Будем надеяться, — сказал Горчаков. После этой ювелирной работы по созданию послания с того света он стал смотреть на Алену как на божество. Да, похоже, Алена им уже может вертеть, как хочет.

Единственное, что настораживало в этой клееной фонограмме, — интонация.

Конечно, слова, выдернутые из другого контекста и составленные потом в произвольном порядке, просто по определению не могли звучать, как гладкая связная речь. Неизбежны были паузы, стыки, словно говорящий глотает окончания, и неверно расставленные акценты, даже в таких коротких фразах Но, как это ни странно, такая неровность речи придавала посланию некую убедительность. Создавалось впечатление, что женщина запинается потому, что очень волнуется, и у нее перехватывает дыхание.

Бесспорно, это была мастерская работа, я искренне аплодировала Алене.

Осталось дать послушать то, что у нас получилось, мужу Инны Светловой. И надеяться, что он внемлет потустороннему голосу жены. И расскажет нам, что же произошло на самом деле.

17

Моральную ответственность за происходящее сняли с меня опера — Мигулько с Гайворонским и Андрей. Мигулько вообще сказал, что им эти рефлексии чужды, и он лично глубоко убежден: чем меньше опер знает Уголовно-процессуальный кодеке, тем лучше, потому что когда про запрет не знаешь, легче его нарушать. А Гайворонский добавил, что, с его точки зрения, допустимы все приемы, кроме пыток. А иногда и пытки не повредят: мне ли не знать, каких удивительных ублюдков земля носит.

Они приперлись на работу к Светлову, в институт, заявили, что у них есть серьезный разговор, касающийся Инны, и испуганный доцент сам пошел вместе с ними в РУВД, решив, что на работе говорить неудобно, а дома — дочка.

Приведя доцента к себе в отдел, эти безжалостные люди без каких-либо предисловий включили состряпанную нами запись.

— Прошу тебя сказать им всю правду. Это очень важно для меня. И для тебя, и для нашей девочки. Очень прошу… — зазвучал в кабинете голос Инны Светловой, которую Костя с Игорем никогда не видели, и теперь уже понятно, что не увидят; и у оперов, по их собственному признанию, мороз продрал по коже.

Муж Инны, с каменным лицом прослушав запись, прямо сразу, без перехода начал говорить, опера еле успели выключить магнитофон.

— Вы не представляете, с каким сердцем я жил все это время, как было тяжело! Все уже передумал, — начал он, и опера испугались, что вот сейчас он начнет в убийстве признаваться. Но Светлов заговорил совсем о другом:

— Может быть, ей там не так уж хорошо, и она к нам все-таки вернется? К нам с дочкой? Я уж теперь думаю, что простил бы ее. Ну, ошибся человек…

У него даже слезы на глазах показались, но он справился с собой и рассказал, что жизнь с Инной была не безоблачной, всякое случалось. Когда их дочке было три года, летом они отправили ее на дачу, к его матери, а сами ездили туда на выходные. Как-то Инна сказала, что поедет на дачу не в пятницу вечером, как обычно, а в субботу днем, потому что лето — в их турфирме время горячее, ей надо выйти в субботу, до обеда поработать. Он ничего не заподозрил и поехал один, но как назло, вдруг все электрички встали: обрыв проводов. Выслушав Объявление, что обрыв будет ликвидирован не раньше чем через два часа, Светлов плюнул и вернулся домой. Дверь была закрыта на «собачку», он поначалу даже обрадовался — значит, Инна уже дома. Позвонил, но дверь не открывали. Он стал стучать, испугавшись, что с ней что-то случилось, приложил ухо к двери — и услышал в квартире чей-то громкий шепот и возню.

Зная, что их квартира имеет еще черный ход, ведущий на другую лестницу в доме (наследие старых времен, когда существовал парадный подъезд и «черный» вход для прислуги), он по какому-то наитию не стал больше караулить под дверью, а побежал во двор, под арку и увидел мужика в надвинутой на уши бейсболке, быстрым шагом удаляющегося от дома. Догонять он его не стал, а вернувшись в парадное, обнаружил, что дверь открыта, Инна была дома, сказала, что на вечеринке выпила, придя домой, заснула и не сразу услышала, что он звонит в дверь.

Ложь была настолько очевидной, что он не стал припирать ее к стене. Ударил жену с размаху по лицу, чего даже сам от себя не ожидал, и ушел из дому. Ночь просидел на вокзале — сна все равно не было ни в одном глазу, дождался утренней электрички, уехал на дачу.

Инна как ни в чем не бывало, приехала на дачу к вечеру в субботу. Поняв по поведению его матери, что он никому ничего не рассказал, она, вопреки его ожиданиям, прощения у негр просить не стала. О любовнике говорить тоже не стала, просто молчала. Так они и стали жить дальше, молча. Обращались друг к другу только, если надо было решить какой-то бытовой вопрос. Спали в одной постели, но даже не касались друг друга. Что за любовник ушел тогда у него из-под носа, доцент так и не выяснил.

Так прошло два года. Конечно, за это время лед между ними слегка растопился, они даже в гости вместе ходили, но окончательного примирения не произошло. Инна о разводе не говорила, но какие-то мелочи все время заставляли его думать, что она размышляет на эту тему и не прочь развестись.

—А если развод — так это она дочку заберет, вы понимаете? К этому готов я не был. Я вообще дочку люблю больше, чем она, понимаете? Так бывает, я ведь старше ее. Хоть на шесть лет всего, но зато умнее лет на двадцать. Она еще совсем девчонкой родила, и даже возилась с ребенком меньше, чем я. Она к подружкам убежит, а я Настю купаю, кормлю, гуляю с ней, понимаете? Я тогда аспирантом был, диссертацию писал, дома сидел. Да я вообще всегда дома больше бывал, чем Инна… Я вот даже думал потом, почему не выгнал ее сразу, когда застукал с мужиком? Даже не потому, что любил, потерять боялся. Фактически тогда я осознал, что и так ее потерял. Нет, я понял потом, что просто побоялся — она дочку заберет. У меня двое приятелей развелись, делили с женами детей своих, и суд, конечно, матерям отдал деток. Законы у нас такие.

Опера его не перебивали.

— А перед Новым годом у нее карьера в гору пошла. Мы с ней особо это не обсуждали, но я по словам ее подружек догадывался, по телефонным разговорам, потом на радио ее пригласили, интервью это в газете. Меня, если честно, все это успокаивало: она все говорила «мы с мужем, мы с мужем». Значит, думаю, разводиться не собирается. Ну и слава богу… Она в интервью еще сказала, что мы с ней якобы на Новый год в Бангкок собираемся. Господи, никуда мы не собирались. А когда она пропала, я подумал: наверное, она с любовником своим туда собралась. Может, и правда она туда уехала. Вы не знаете?

Ребята только осторожно плечами пожали, боясь спугнуть удачу и сбить Светлову настроение откровенничать.

— Когда она домой не пришла, я утром сразу дочку в охапку и к маме своей отвез. Шиш, думаю, ты получишь, а не Настю. Буду бороться. И как чувствовал: через два… Нет, через три дня… Или через два… Ну, не важно. Позвонил, мужик: мол, надо встретиться. Я сразу понял, что это от нее, от Инны. И правда, в кафе пришел мужик… мы в кафе договорились встретиться, около института моего. В общем, пришел мужик, ничего не скажу, интересный. Хромает немного. Я удивился, что ему уже под пятьдесят, а туда же. Но Инка всегда любила тех, кто постарше. Он коньяк заказал, приличный, армянский, я, правда, пить не стал. А он выпил бокал. Извинился. Сказал, что обстоятельства вынуждают. Что Инна уехала, а его просила со мной поговорить. Слушайте… — вдруг задумался он. — А ведь мужик этот не говорил впрямую, что он — ее хахаль. Нет, он сказал, что она просто просила его со мной поговорить. Точно! Может, и не он это ее трахал за моей спиной…

Эта мысль его захватила, и опера мне потом сказали, что ему вроде даже полегчало на некоторое время. Хотя, вроде бы, какая разница…

— Ну ладно, не суть. В общем, мужик сказал, что Инна больше ко мне не вернется. Я, естественно, сразу поставил точки над «и»: сказал, что ребенка она не получит, пусть и не надеется. А он только хохотнул, тонко так, и говорит: мол, не нам решать. А суд, сами знаете… Всегда ребенка матери отдаст. Зачем это, мол, надо? Ребенка травмировать и тэ дэ. Ну, и что ты предлагаешь? — спрашиваю. Он помялся так и назвал сумму.

Опера переглянулись: сумма точно совпадала с той, которую доцент одалживал у сослуживца.

— Он сказал, что как только Инна деньги получит, она сразу расписку напишет, что отказывается от всяких прав на ребенка, и больше никогда не появится. У меня аж голова от радости закружилась, я сразу согласился, дурак. Потом уже к юристу сходил, он меня надоумил, что это все фигня, что надо заключать нотариальное соглашение… Но я рукой махнул. В общем, деньги занял и стал ждать. Он через неделю позвонил, как договаривались, мы в том же кафе встретились, я ему деньги отдал, и все.

Доцент замолчал, потом вдруг тревожно взглянул на оперативников.

— Она что, все-таки хочет Настю? Я дурак, конечно, я ведь тогда даже расписку у него не взял. В эйфории был.

— Этот мужик, что, вам даже расписку от Инны не дал? — осторожно спросил его Костя.

— В том-то и дело. Я подумал, что начну требовать нотариального соглашения, они откажутся, и что тогда? Нет, лучше не думать про это. Отдал деньги, и все. Но потом понял, что Инна слово держит. Ни звонков, ни писем… Встретил как-то на Невском девочку из их турфирмы, они с Инкой дружили. Спрашиваю, что гулящая, пишет хоть? А она как-то странно на меня посмотрела, нет, говорит, а тебе? Так и разошлись… Так что, мне Настю отдавать? Она ведь сейчас и не узнает Инну-то.

Как только опера поняли, что Светлов гораздо больше боится, услышать, что дочь придется отдать жене, чем то, что жена его мертва, они взялись за него уже серьезно.

К вечеру, они вытрясли из доцента все, что можно, и прибежали с этим ко мне.

Группа крови Инны Светловой действительно была третьей, муж это знал наизусть, потому что когда они ждали ребенка, была угроза плоду из-за конфликта резус-факторов, они вместе ходили в консультацию сдавать кровь, и он запомнил ее группу навсегда. Так что у нас отпали последние сомнения в том, чей труп в покрывале лежал в канаве с зимы.

Светлов дал более или менее удобоваримое описание примет посредника между ним, и, как он думал, его женой: около пятидесяти лет, прилично одет, худощавый, лицо слегка вытянутое, глаза глубоко посаженные, волосы темные, на лбу залысины; голос вкрадчивый, слегка хромает. На следующее утро Светлова отправили к криминалистам составлять композиционный портрет этого мужчины.

Оценив элегантный способ завладения деньгами, мы, кстати, не исключали того, что Инна была убита не сразу, а действительно сбежала с этим хромоногим, это уж потом он от нее избавился. Точное время смерти женщины, труп которой нашли в кювете, эксперты ведь не назвали, там был люфт в два-три месяца.

Предупреждая мои вопросы, ребята сообщили, что им показалось странным, что жена не забрала никаких своих вещей, что называется, в чем была, в том ушла, а у брошенного мужа это не вызывает никаких сомнений. Но доцент им объяснил, что вместе с деньгами отдал посреднику и чемодан со всеми вещами Инны. Она через посредника передала, что просит мужа собрать и передать ее одежду и косметику. Сам он для себя рассудил, что Инна боится повторения сцены двухлетней давности. Боится, что на этот раз он ее изобьет уже по-настоящему. Ну, и слава богу, для него, Светлова, и к лучшему.

Оказалось, что Инна была сиротой: отца у нее не было. А мать ее три года назад умерла от сердечного заболевания, так что, кроме мужа, и заявлять-то о ее исчезновении было, некому.

Вооруженные композиционным портретом, опера отловили подружку Инны с ее работы, но та категорически отвергла версию о том, что любовником Инны был этот хромоногий.

— Она же с парнем из газеты крутила, — сказала девушка, разглядывая фоторобот. — Не с этим старым.

— А парня знаешь? — спросили опера и тут же получили полные данные журналиста.

Через час журналист сидел в убойном отделе, пил с операми водку и правдиво рассказывал о связи с Инной Светловой, длившейся несколько лет. Познакомился с ней случайно, на улице, стали встречаться. В первые дни после знакомства она вдруг пригласила к себе, сказав, что ни мужа, ни ребенка дома не будет; он, балда, пришел, ни был позорно застукан мужем, еле нога унес. Инна потом его нашла, извинялась, и впредь они встречались в безопасных местах. Его это очень устраивало, как и то, что она не хочет уходить от мужа и не просится замуж, поскольку он и сам на минуточку был женат. Дорогие подарки журналист ей дарить не мог, но из благодарности за радость безопасного секса устроил своей возлюбленной протекцию на радио. Ее пригласили в передачу, она была счастлива безмерно. Потом — интервью в газете, еще круче. А потом вдруг она пропала.

Он несколько раз звонил ей на работу, и когда ему сказали, что Светлова уволена, он подумал, что просто она его бросила таким необременительным способом. Домой ей он, естественно, не звонил, решил, что если она захочет продолжать отношения, то сама на него выйдет, но от нее не было ни слуху, ни духу, и в конце концов просто забыл про Инну.

— Я, ребята, грешным делом, сначала думал, что ее муж грохнул и закопал где-то, — поделился журналист с операми. — Выследил нас, небось, и придушил неверную. Пару недель я сам ходил и оглядывался. А потом махнул рукой. Значит, не муж?

На всякий случай опера съездили с ним вместе к нему домой и перерыли всю квартиру. Получить санкцию на обыск было не подо что, уголовных-то дел, связанных с исчезновением женщин, так и не возбудили. Но журналист не стал вставать в позу и даже, по его словам, получил удовольствие от процесса.

Наибольшее удовольствие, надо думать, он получил позже, когда опера, ничего не объясняя, показали его жене фотографию покрывала, в которое был завернут женский труп из области.

Надо отдать должное жене: не дрогнув лицом, она категорически заявила, что такого покрывала у них никогда не было, и только поинтересовалась, что шьют ее муженьку: убийство, изнасилование или наркоторговлю.

Опера сказали, что сбыт краденого, и с тем распрощались. По дороге в отдел обсудили предположение о том, что Светлову могла убить журналистская жена, чтобы избавиться от соперницы. Но обсудив, отвергли это предположение: в эту конструкцию не лез джип со следами крови в багажнике и пятидесятилетний хромоногий субъект, завладевший денежками.

Мужа Светловой пришлось отвезти в область и показать ему фотографии неустановленного женского трупа с остатками светлых кудрявых волос. К нашему удивлению, Светлов сразу и уверенно опознал в трупе женщины свою жену.

— Это она, Инна. Я не сомневаюсь.

И после этого поднял на оперов страдальческие глаза:

— А… А голос ее у вас откуда?!.

Вот тут-то ребятки мгновенно вспотели. И осознали, что не все приемы получения информации допустимы, в уголовном процессе. Оба мне сказали, что в этот момент им было очень стыдно. Спасло их то, что за давностью времени доцент вовсе не был сражен смертью жены наповал. Напротив, он даже испытал облегчение, осознав, что Инна никогда больше не придет отнимать у него горячо любимую дочку. И, когда опера покаялись, простил их.

Опознав труп жены, Светлов отдал оперативникам кучу ее фотографий, любительских и официальных. И когда судмедэксперты сделали фотосовмещение по черепу, отпали последние колебания — она или не она. Она, на сто процентов.

Областной следователь, получив такую интересную информацию, в ажиотаже поскакал к своему прокурору на предмет возбуждения дела по факту убийства Светловой. Прокурор его ажиотажа не разделил и заартачился: во-первых, причина смерти Светловой до сих пор не установлена. Механических повреждений на трупе не найдено, ни ножевых дырок, ни пробоин в черепе, ни признаков асфиксии, ни огнестрельных ран. А вдруг она умерла от сердечного приступа, а тот, кто был рядом, испугавшись, просто вывез ее труп в область и похоронил в канаве. Может такое быть? Криминалистическая практика знает такие случаи. А мы не в Соединенных Штатах, у нас за сокрытие трупа не судят, если убийства как такового не было.

Следователь возражал своему прокурору, что Светлова могла быть отравлена ядом, который к моменту обнаружения трупа разложился, поэтому не был найден при исследовании труда. Прокурор парировал, что это всего лишь догадки, основывать на которых возбуждение дела не стоит. И намекнул, что лучше бы его подчиненные не совали нос в дела городской прокуратуры, а занимались бы своими собственными делами. Сроки по которым горят и слабенький выход которых в суд совершенно не соответствует серьезнейшим задачам, поставленным перед органами прокуратуры государством, например, — необходимости окончания расследования по делу начальника уголовного розыска, утаившего от учета кражу шапочки у собственного сына.

— Так что давайте, ребята, шуруйте дальше по этим вашим пропавшим бабам, — напутствовал Мигулько и Гайворонского следователь, воротившись от своего прокурора. — Даст бог, что-нибудь накопаете на статью, и хоть кто-нибудь что-нибудь возбудит.

Поэтому Мигулько и Гайворонский, вооружившись композиционным портретом хромоногого, а заодно жуткой фотографией разложившегося трупа Светловой, и на всякий случай — фотографией журналиста, подкараулили на улице возле дома родителей студентки Юли Глейхман, и первым делом показали труп.

Мать Юли схватилась за сердце, а отец заорал и погрозил тростью. Опера ничуть не смутились; Гайворонский монотонно рассказал про вы-могательство денег у мужа Светловой, упомянув, что мертвая, разложившаяся, частично превратившаяся в скелет женщина на фотографии и есть Инна Светлова, после чего сунул Глейхману под нос фоторобот и спросил напрямик, не этому ли субъекту они дали денег за то, чтобы непутевая дочь их больше никогда не позорила.

Их обоих, и Костю, и Гайворонского пригласили в апартаменты, кофе, правда, не дали и кормить не кормили, но зато все рассказали. Матери Юли за это время дважды пришлось вызывать «неотложку», но отлежавшись после каждого укола, она мужественно вставала и продолжала рассказ.

Схема вырисовывалась точно такая же.

Поскольку дочка жила одна, на съемной квартире, с родителями она виделась нечасто. Да они и не настаивали. Девочка выросла хоть и одаренная, но «без царя в голове». Ей легко давались языки, она без труда поступила на филфак, ездила на стажировку в Великобританию, побеждала на разных конкурсах и олимпиадах, но, к сожалению, где-то, скорее всего, за границей, пристрастилась к употреблению наркотиков.

Водила в дом какую-то шантрапу, стали пропадать вещи. Несколько раз сбегала из дому, впутывалась в какие-то криминальные ситуации, дважды приходилось выкупать ее из милиции. Родители пытались ее лечить — безуспешно. Уговоры уже давно не действовали, поэтому девочку отселили, оплачивали аренду квартиры, давали ей денег на еду и одежду, но видеть особо не желали, будь что будет.

Потом вдруг прочитали о ней в газете — правда, не сразу после выхода заметочки о ней, им передали газету знакомые, И у них затеплилась слабая надежда, что дочка взялась за ум. Отец поехал на квартиру, которую для нее снимали, но не застал. Не было ее и на следующий день, и записка, которую он для нее оставил в двери, так и торчала там, никому не нужная.

А через неделю к ним вдруг пришел мужчина. Представился майором милиции, правда, удостоверения не показывал, и не сказал, из какого он отдела, но они почему-то поверили.

— Вот этот самый приходил, который у вас на фотороботе, — сказал Глейхман. — Одет был прилично, но не шикарно. Речь грамотная, манеры хорошие, вообще держался очень убедительно.

Пришедший господин сообщил, что их дочь попалась на краже из универсама, ей грозит суд. Но он может помочь.

— Объяснил, гад, что у него у самого сын наркоманом был, так что он знает, каково нам, — мрачно рассказывал Глейхман, а его жена с рюмкой валокордина в руке согласно кивала. — Сказал, что может ее отмазать, и даже отправить в Среднюю Азию, где есть замечательная клиника, лечат даже самых безнадежных наркоманов, у него там сына на нога поставили. Но стоит это дорого, да и ему хотелось бы кое-что за хлопоты.

Когда договорились о цене, он сказал, что единственное его условие — чтобы они никак не светились у него в отделе милиции. Он возьмет деньги, и если они будут вести себя тихо, полгода они о дочке не услышат, а потом она вернется совсем другим человеком.

— Еще сказал, гад, что если к нам придут и про дочку будут спрашивать, то это могут под него копать, и если мы хоть намекнем, то все сорвется. Выяснится, что Юля освобождена незаконно, опять дело откроют, или как там это у вас называется, и снова ее посадят, или даже если не посадят, все равно таскать начнут, а ей это будет очень некстати, если она вылечится.

Собрав нужную сумму (надо сказать, оч-чень немаленькую; как раз такую, какая запрошена была и у Светлова), они отдали деньги майору, и стали ждать. В соответствии с инструкциями майора, погнали оперов — «вы уж, молодые люди, извините, но мы же не знали…», когда те пришли спрашивать о Юле. Неизвестно, сколько бы они ждали еще.

— Неужели и мысли не закрадывалось, что вас обманули? — спросил Мигулько.

Нет, заверили супруги Глейхманы.

— Я ведь отказался от квартиры, которую для Юли снимал, раз такое дело. Думал, все равно ее полгода не будет, зачем деньги тратить. Взял ключ у хозяина, все вещи Юлины забрал, они у нас так и лежат на антресолях, в сумке. Почему-то подумал, что раз ее милиция задержала, то понятно, почему она вещи свои не взяла. Так ведь и храним их, — сказал Глейхман, а его жена не сдержалась и заплакала:

— Теперь это все, что у нас осталось от Юленьки, да?..

И хоть трупа Юли не нашли, опера не стали обнадеживать стариков.

На всякий случай, вернувшись в отдел, Костя с Игорем пробили Юлию Глейхман по всем возможным учетам. Ни в задержанных, ни в арестованных, ни в привлеченных к административной ответственности она не числилась, ни в каких отделах милиции.

К банкиру не пошли, у него нервная система явно была покрепче, чем у пожилых людей Глейхманов, и его на пушку взять было бы гораздо более проблематично. Но можно было предположить, что с ним тоже вступил в контакт прихрамывающий джентльмен лет пятидесяти и взял денег за то, что никто никогда не узнает о бегстве его жены с любовником. Банкира оставили на потом.

У сорокапятилетней Удалецкой не было никого, и предъявлять снимок разложившегося трупа было некому. Интересно, чем купили ее, что она избавилась от своего бизнеса и отдала кому-то денежки? Синцов же в это время анализировал телефонные связи мордоворотов из джипа, пытаясь через их звонки выйти на заказчика похищения Паши Иванова. Работа предстояла адская, звонков, которые надо было проверять, вырисовывалось несметное количество; но жизнь наша устроена так подло, что если есть очень срочная работа, то обязательно, еще до ее окончания, появится еще более срочная.

Из области пришло тревожное сообщение, что, по оперативной информации, адвокаты мордоворотов протоптали дорожку в суд и решили вопрос об освобождении двоих на подписку о невыезде или под залог. То-то мы удивлялись, что адвокаты не жаловались на арест сразу после получения санкции; наверное, тогда еще не было договоренностей.

Судя по полученной информации, там грамотно решили обжаловать меру пресечения, выбранную всем троим, но освободить только двоих арестованных. Третий, на чье имя был оформлен техпаспорт, сидел хорошо, с доказательствами там было все в порядке, и добиваться его освобождения было бы все равно что махать красной тряпкой перед носом у быка, то есть, в данном случае, у прокуратуры.

А вот остальные двое за рулем джипа не сидели, к поддельному техпаспорту отношения не имели, а похищение человека, то бишь Паши Иванова, обладало сомнительными перспективами без показаний потерпевшего. Правда, следователь там планировал договориться с милицейским коллегой, который расследовал дело о поджоге, провести Паше в рамках того дела психиатрическую экспертизу, признать его невменяемым, и на основании заключения врачей с легким сердцем не рассчитывать больше на показания потерпевшего, как больною человека, не способного адекватно оценивать события и давать о них правильные показания. А рассчитывать на видеозапись, сделанную оперативниками, из которой ясно видно, что бедного Пашу выводят из дома и сажают в машину явно не спросивши его согласия. Но адвокаты, наверное, о грядущей экспертизе не знали.

Обжалование меры пресечения назначено было на послезавтра, и опера поначалу стали рвать на себе волосы. Но потом Синцов сказал:

— Ша! На самом деле это удача. Двоих освободят, и они наверняка помчатся к заказчику. А мы их просто проконтролируем. Как раз успеем все оформить до послезавтра.

На том и порешили. Я, да и остальные тоже, почему-то не сомневались, что заказчиком является Эринберг Илья Адольфович.

18

В день обжалования все было готово к оптации. Ребята во главе с Синцовым понимали, что если события начнут разворачиваться стремительно, то не исключено и задержание. А раз так, то мой домашний арест подошел к концу: без меня им было бы не задержать подозреваемого по делу, находящемуся у меня в производстве.

Мигулько, правда, вякнул было, что надо договориться с прокурором о передаче дела другому следователю, но эта идея поддержки не встретила. Ляпнешь прокурору о возможном задержании, а он возьмет и встанет в позу, запретит задерживать, пожелает сам допросить фигуранта или еще что-нибудь удумает и все испортит.

Так что Косте Мигулько соваться к прокурору запретили. И я была допущена к своему рабочему сейфу.

Рассмотрение жалоб на меру пресечения было назначено на двенадцать дня. Все трое арестованных пожелали присутствовать в суде, и всех их привезли туда. Напротив здания дежурили опера, «наружка» была наготове, в общем, у всех было занятие, и только я маялась без дела.

Пребывая в нервном состоянии — по понятным причинам, я не могла заниматься никакой общественно-полезной деятельностью. Некоторые мои счастливые коллеги в дни реализаций, ожидая вестей с фронта, умудрялись составлять обвинительные заключения, вязать шарфы и чинить телевизоры. А я могла только маяться, настраиваясь на грядущую работу, даже ногти красить не получалось.

Горчаков болтался где-то со своей Аленой, договорившись, что он будет на связи, на телефоне, и сразу, если надо, примчится, куда скажут. Поэтому я в полном одиночестве слонялась по прокуратуре и не знала, куда приклонить головушку. Я чуть не сошла с ума от безделья, но тут, очень кстати, меня позвала Зоя к телефону в канцелярии.

— Следователь Швецова, слушаю, — сказала я в трубку.

— Мария Сергеевна, добрый день, — прозвучал в трубке мелодичный женский голосок. — Я — секретарь Ильи Адольфовича Эринберга.

Я чуть не присвистнула от изумления, услышав это. Если гора не идет к Магомету.

И тут же стала лихорадочно прокручивать в мозгу, что делать с Эринбергом, когда я наконец увижу его воочию. Черт, директор комбината отсутствует, где-то в Москве болтается, так что ни опознания, ни очной ставки я не проведу. Значит, по мошенничеству на комбинате до возвращения директора делать практически нечего.

Если Эринберг на вопросы о заключении с комбинатом грабительского договора займа ответит удивленным поднятием бровей, то можно, конечно, взять у него образцы подписи и отправить на экспертизу. Но пока эксперты определятся, он или не он расписывался в договоре, пройдет в лучшем случае несколько дней. И только если заключение будет положительным, ему можно будет задавать вопросы о том, где он брал кровушку, которой ставил свою подпись. А если нет?..

Вариант запасной: если господин Эринберг предъявит паспорт с номером, который указан в договоре займа, то я имею полное право предъявить ему обвинение в использовании заведомо подложного документа… Нет, не имею. Вернее, имею, коне сразу: предварительно надо получить официальную справку о том, что паспорт с таким номером выдавался не Эринбергу, а другому человеку. Получение такой справки займет несколько дней, а до этого трогать Эринберга, сажать его в камеру и совать в рожу постановление о привлечении в качестве обвиняемого и думать не моги.

И что же остается?

— Илья Адольфович хотел бы с вами повидаться, — продолжал между тем ангельский голосок. — Дело в том, что ему стало известно об использовании его имени без его разрешения, и он хотел бы с вами это обсудить.

Так, приехали. Это не тот Юрий Милославский. Мое воображение тут же нарисовало толстенького бизнесмена, ставшего жертвой мошенников. Документы, что ли, у него украли? Не Очень ясно, правда, было, как же вышло, что паспорт с таким номером выдавался юной девушке, но если в договоре займа допущена ошибка хотя бы на одну цифру или букву в номере паспорта Эринберга, то это все объясняет. Да, в конце концов, мошенники могли воспользоваться только его именем, а паспорт с произвольным номером состряпали от балды. А настоящий Эринберг мог получать паспорт не в Питере, а в другом городе, поэтому и не зарегистрирован здесь. Да что гадать? Надо встречаться с Эринбергом и задавать вопросы ему.

— Пусть приезжает в прокуратуру, — сказала я. — Я буду на месте.

Вот будет интересно, если ребята задержат заказчика по областному делу о похищении Паши Иванова, и в моем кабинете столкнутся два Эринберга…

— Извините, но Илья Адольфович не может покинуть офис до шестнадцати часов, а после этого улетает в Афины, — журчала секретарша. — Если бы вы смогли подъехать к нему в офис… Мы бы прислали за вами машину.

— Спасибо, не надо, — ответила я, мучительно решая, как быть с приглашением. Судя по всему, этот Эринберг — безвредное создание, тем более, что сам вышел на связь, значит, не боится. Но все равно, одной туда соваться не очень хочется. Жалко только, что опера сегодня все заняты, и Лешка где-то болтается. Можно, конечно, ему позвонить, попросить со мной съездить, но тогда у него свидание сорвется. А, была не была!

— Диктуйте адрес, — сказала я наконец в трубку. — Я сейчас приеду.

— Очень хорошо, — обрадовалась секретарша, наверное, получившая ценные указания заманить меня туда во что бы то ни стало. — Записывайте…

Она подиктовала мне адрес; не так уж это далеко, подумала я, доеду на такси.

— У ворот нажмите кнопку переговорного устройства, — дала мне последние напутствия секретарша, — скажите, что вы — Швецова, к Илье Адольфовичу. Охранник вас встретит и проводит.

Про себя я решила, что если офис будет выглядеть подозрительно, я одна туда не пойду. Зое я на всякий случай оставила адрес, предупредила, что поеду на такси по делам, и попросила, если вдруг меня начнут разыскивать опера, адресоваться мне на мобильник. И, уже выйдя на улицу, взмахнув рукой и остановив частника, я услышала писк моего телефона, извещавший о получении СМС-сообщения. Сев в машину и назвав адрес, я посмотрела, что пишут: оператор мобильной связи ставил меня в известность, что я подошла к порогу отключения связи. Черт, забыла положить деньги на счет.

Ну ладно, входящие телефон принимает пока, и если надо, то и Лешка, и опера меня найдут.

Частник высадил меня возле жёлтого особняка за кованой ажурной оградой. Нет, особняк выглядел очень солидно. Вряд ли Эринберг-злодей арендовал такое здание, а также штат охраны и секретаршу только для того, чтобы пустить пыль в глаза следователю прокуратуры.

Я решительно нажала на кнопку переговорного устройства и назвалась.

— Одну минуту, — вежливо ответили мне, —вас проводят.

Ровно через одну минуту к воротам но двору подошел высокий симпатичный молодой человек в черной униформе.

— Мария Сергеевна? — уточнил он, прежде чем открыть мне калитку.

Впустив на территорию, он повел меня по мощеной камнями дорожке к зданию. Магнитным ключом отпер двери и прошел вперед меня, придерживая тяжелую створку. Вслед за ним я поднялась по широкой винтовой лестнице на второй этаж и очутилась в просторной приемной. За полукруглой деревянной стойкой сидела миловидная девушка.

— Мария Сергеевна? — Она поднялась она мне навстречу с улыбкой. — Я доложу Илье Адольфовичу. А вы пока присядьте, — махнула она рукой в сторону низкого белого дивана за журнальным столиком, — посмотрите прессу. — Она выпорхнула из-за стойки и направилась в кабинет к Илье Адольфовичу, за массивную дверь в углу приемной. Скрывшись за этой массивной дверью, она довольно долго не появлялась, и я от нечего делать потянулась к газете, лежащей на стеклянном столике. Развернула ее и даже не успела испугаться, потому что как раз в этот момент бесшумно отъехала массивная дверь кабинета, и показавшаяся на пороге секретарша ласково сказала:

— Прошу, Мария Сергеевна, Илья Адольфович ждет вас.

Но я уже не была так безмятежна. Мне даже на миг показалось, что у секретарши выросли клыки, которыми она сверкнула, приглашая меня в пещеру людоеда. Но нет, никаких клыков, сверкали белоснежные, как в рекламе жевачки, зубы и приветливая улыбка. Никаких поводов для беспокойства, кроме бросившегося мне в глаза названия газеты, которую я так и не успела прочитать: «Раздвоенное копыто».

19

Я поднялась с низкого дивана и достала мобильный телефон. Но, начав набирать номер, вспомнила, балда, что исходящие у меня отключены. Попросить разрешения позвонить со стационарного телефона? А, бессмысленно: если я в ловушке, то мне все равно не дадут позвонить.

Секретарша тем временем стояла у открытой двери кабинета и выжидательно смотрела на меня, держа улыбку. Из угла приемной на меня так же выжидательно смотрел охранник, видимо, прикидывая, что если я не пойду, куда приглашают, добровольно, придется применить силу.

Я в нерешительности перевела взгляд с секретарши на охранника. Оба молчали и сверлили меня глазами, секретарша — с ласковой улыбкой. Делать нечего, я уже сделала шаг вперед, и тут у меня в руке зазвонил мобильный телефон.

— Але! — крикнула я в трубку.

— Маша, это я, — ответил мне слегка задыхающийся баритон толстого, но милого эксперта Панова. — Хотел спросить, ты дело Шаталова не нашла? Помнишь, я тебе рассказывал?

— Нет, а что? — так же задыхаясь, спросила я, и без паузы продолжила, — Панов, миленький, позвони операм, скажи, чтобы срочно забрали меня… — и продиктовала адрес под пристальными взглядами секретарши и охранника. Никто из них не бросился на меня отбирать телефон и затыкать рот. Я почувствовала себя по-дурацки: наверняка я все преувеличиваю.

— Хорошо, — сказал Панов. — Но ты послушай, чего сказать хочу. Сегодня виделся с Колей Скрябиным, экспертом из области, не знаешь его? Так вот, он мне сказал, что у них там домик сгорел по зиме, и знаешь, на кого записан был? На Шаталова. Я и подумал, вдруг он? Прикинул, тот Шаталов должен был освободиться в девяносто четверым году, пятнадцать лет тогда, в семьдесят девятом, получил. Это если без досрочного освобождения. Вдруг он? Вот смешно…

— Да, — сказала я. — Смешно.

— Эй, Маша? — забеспокоился Панов. — У тебя все в порядке?

— Да, — повторила я, как попка.

А что я еще могла сказать? «Спасите, я в логове сатанистов»? Глупо.

— Ладно, Маша, все сделаю. Пока.

— Спасибо, — сказала я онемевшими губами. Вот что я хотела спросить у областных коллег, но, дура, так и не спросила, все время забывала. Сразу надо было уточнить, на кого записан дом Эринберга, и бежать в архив читать дело Шаталова. Нога, значит, у Шаталова была сухая, и поэтому он успехом у женщин не пользовался… Хромал, значит. И манерами хорошими отличался… Лет пятьдесят ему сейчас, значит. А теперь уж что, уже поздно бежать в архив.

Я вошла в кабинет, и массивная дверь за мной захлопнулась. Если даже сейчас примчатся к особняку милицейские машины с мигалками, опера все равно сюда не войдут просто так, укрепленный особняк придется брать штурмом.

Да они и не будут брать его штурмом, а будут терпеливо стоять под воротами и ждать, пока я выйду. Можете будут ждать до тех пор, пока мой частично скелетированный труп не обнаружат где-нибудь в области, в канаве. Нет, это же надо так попасться! Нарочно не придумаешь!

Из-за стола навстречу мне поднялся невысокий плотный человек в рубашке и галстуке. Пиджак от его костюма висел на специальной вешалке в углу кабинета.

— Проходите, Мария Сергеевна, — радушно, хотя и без улыбки, предложил он. — Попросить у секретаря кофе? Или чай? Можно зеленый.

Как во сне, я прошла в глубь кабинета и присела у стола на сиденье в стиле «ампир».

— Вы не Эринберг? — спросила я слабым голосом, и хозяин кабинета растянул кончики губ в подобии улыбки.

— Нет. Но вы и с ним познакомитесь.

Я прикинула рост моего собеседника; нет, на моего автобусного мучителя он не тянул, тот был, судя по моим ощущениям, выше сантиметров на десять.

— Мария Сергеевна, поверьте, вас тут никто не съест, — серьезно сказал хозяин; наверное, у меня на лице что-то такое отразилось.

— Не уверена, — ответила я, соображая, что лучше: прикинуться полной дурой (да и прикидываться не надо, такая и есть, все натурально) или сразу дать ему понять, что я все знаю.

— Илья Адольфович, — негромко позвал хозяин кабинета.

Сзади меня раздался тихий чмок какой-то потайной двери. Я обернулась; у книжных полок, за которыми, наверное, и скрывалась потайная дверь, стоял и доброжелательно смотрел на меня мужчина лет пятидесяти, с худощавым лицом, заметными залысинами на лбу. Человек, сидевший за столом, тем временем поднялся, стащил с вешалки свой пиджак, набросил его и двинулся к выходу.

— Я пока вам не нужен? — спросил он.

— Нет, — ответил ему тот, кто вошел через потайную дверь.

Дождавшись, пока мужчина в костюме выйдет, он подошел, заметно хромая, к столу и занял хозяйское место.

— Здравствуйте, Мария Сергеевна.

— Здравствуйте, коли не шутите, — пробормотала я. Если бы не была такой заторможенной раньше, съездила бы вовремя в архив посмотреть дело Шаталова, сейчас бы хоть знала, как его имя-отчество, как к нему обращаться.

— Вы бы хоть представились, господин Шаталов, — добавила я после паузы.

— Вы же слышали, зовут меня Илья Адольфович, — у него действительно был необычайно убедительный голос с обволакивающими модуляциями. — Я только фамилию сменил, а имя и отчество остались прежними.

— Зачем?

— Затем, чтобы те, с кем я имею дело, не копались в судебном архиве и не лезли в мою личную жизнь. Вы ведь знаете, что если некто меняет фамилию, то ваш информационный центр выдаст вам сведения только на новую фамилию, так?

Он был прав. Поэтому и не проходил Эринберг ни по каким учетам.

— Так вы бизнесом занялись? — не удержалась я.

— Почему бы нет? — он красиво приподнял брови. Какое-то дьявольское обаяние в нем, бесспорно, было. — Я в заключении времени зря не терял, налаживал нужные связи, изучал серьезную литературу и периодику. И вовремя понял, что все структуры — от политических до религиозных —во всех формациях и в любом историческом периоде исповедуют одну и ту же веру, назовем ее «экономизм». Все покупается и продается, все вокруг нас — товар, в том числе и человек, и человеческие ценности. Мысль, творчество, невинность — все товар, все имеет свою цену. Разве не так?

Я пожала плечами, но ему не нужны были ни одобрение мое, ни осуждение. Он продолжал:

— Я понял, что нам пора образовать свою экономическую структуру.

— Вам — это сатанистам?

— Да, — спокойно подтвердил он.

— Вы еще тогда были сатанистом? — решилась спросить я. — В семьдесят девятом?

Он снисходительно улыбнулся.

— Тогда я был дилетантом. Так, баловался. Нащупывал что-то в темноте. Не совсем удачно, иначе не выбросил бы пятнадцать лет из жизни. Конечно, я не без пользы провел это время, но мог бы более успешно. Но сейчас не об этом. Вы знаете, кто создал аналог первой банковской системы в Европе? Тамплиеры. Да-да. Каждое командорство представляло собой не что иное, как скудно-заемное финансовое учреждение. Представьте, что посвященный путешественник мог предъявить пергамент, выданный командорством Италии, и получить по нему деньги во Франции. И лишь три века спустя до этого додумалась папская власть. А кто такие молокане, знаете?

Я покачала головой.

— Смутно.

— Естественно; откуда вам знать? Это весьма специфическое ответвление христианства. Исторически они занимались сельским хозяйством, и в наши дни продолжают это делать, и весьма в нем преуспели. Весьма. А знаете, Почему православная церковь наложила на них анафему? Да просто от доходов молокан православной церкви ничего не перепадает. А надо делиться, — он хихикнул. — Кого я еще не упомянул? Сайентологов! Слышали про Рона Хаббарда?

— Слышала, — кивнула я.

— Это он сказал: «Если хочешь заработать миллион долларов — создай свою религию». А что есть так называемая «корпоративная культура»? Которую активно развивают и насаждают многие крупные компании? Да не что иное, как образец внутрикорпорационной религии. А цель этих корпорации — делать деньги.

— Все это очень интересно, — с трудом сказала я. — Только зачем вы мне все это рассказываете?

Шаталов вздохнул и откинулся в массивном кресле. Он здорово в нем смотрелся. Я вполне допускала, что в молодости, двадцать пять лет назад, он мог уговорить любую девушку, настолько яркой харизмой он обладал, если даже сейчас, когда он стал старше и наверняка жестче, его обаянию было трудно противостоять. С ним хотелось общаться. И про хромоту его уже не вспоминаешь, стоит услышать его вкрадчивый голос и посмотреть в эти умные глаза. Но зачем-то он тогда поил девушек всякой гадостью, совокуплялся с бесчувственными телами, делал снимки своих жертв… Зачем?

— Я бы хотел, чтобы вы не относились предвзято к сатанизму и сатанистам, — мягко ответил он.

— А какое значение имеет мое отношение ко всему этому? — удивилась я.

Шаталов загадочно помолчал, побарабанил пальцами по массивному инкрустированному столу и взглянул на меня искоса.

— Мне бы не хотелось, чтобы вы считали сатанистов вульгарными язычниками, варварами, льющими кровь по низменным мотивам, — ласково сказал он.

— Вы мне не ответили, — я осмелилась его перебить.

— Не торопитесь, — еле заметно улыбнулся он. — Нам нужно стать не только идеологическими, но и экономическими конкурентами Церкви Иисуса. Идеология, не поддержанная золотым запасом, мертва. Но успешная экономическая политика объединит, во-первых, наши ряды, а во-вторых, привлечет новых рыцарей под наши знамена.

— Вы хотите возглавить Церковь Сатаны? —предположила я, но он только холодно усмехнулся.

— Зачем мне эта формализованная лавочка? Я желаю мирового господства. Вначале — экономического, потом я стану живым Откровением от Сатаны, живым символом…

Его речь прервал телефонный звонок; он вытащил откуда-то мобильник и ответил в трубку:

— Да. Освободили? Я рад, поздравляю вас. Да, я жду, приезжайте, — загадочно улыбнулся и выключил трубку.

— Вы ведь, наверное, смотрите на сатанистов как на психически больных, — сказал он, и я с трудом удержалась, чтобы не кивнуть головой. — Да, с позиций нашей официальной психиатрии, описания сатанистами видений, рассказы о слышимом ими голосе Сатаны — это обманы восприятия, иллюзии или галлюцинации. Диагноз, иными словами.

— А это не так? — дерзко спросила я, и его глаза потемнели.

— Не шутите с огнем, дорогая Мария Сергеевна. Кстати, знаете ли вы, что на вас выбор пал по ошибке?

— В каком смысле? — удивилась я.

Наша беседа заставляла меня переживать странное состояние, граничащее между страхом и эйфорией. Я бы слукавила, если бы сказала, что мне не страшно. Мне было не то что страшно — мне было жутко, и под солнечным сплетением все время пульсировал, сжимался и разжимался ледяной комок. Но в то же время я испытывала непонятное удовольствие от общения со странным человеком, жаждущим мирового господства и снизошедшим до такого доверительного общения с простой смертной.

— Следователь, которая расследовала мое дело, тоже носила фамилию Швецова. Вы знали, что в прокуратуре когда-то работала ваша однофамилица?

Да, я знала об этом. Когда-то в прокуратуре действительно работала Нина Сергеевна Швецова, моя однофамилица, но она ушла на пенсию еще до того, как я стала следователем. Старые прокуроры, заслышав мою фамилию, радостно улыбаясь и спрашивали, как здоровье мамы. Я объясняла, что моя мама никогда не работала в прокуратуре, и они меркли: «Как жаль. А я думал, вы дочка Нины».

— Мои подчиненные по ошибке нашли вас и стали работать в отношении вас: Когда я обнаружил, что произошла ошибка, было уже поздно. Оказывается, Нина Сергеевна умерла семь лет назад. Тут уж ничего не поделаешь.

— Зачем вам это нужно? — спросила я и ужаснулась догадке. — Месть?

Шаталов кивнул, барабаня пальцами по столу.

— Месть. Наказаны должны быть все. Но только следователя я собирался наказать ради самого процесса, только ради удовольствия. Все остальные не только были наказаны, но и принесли ощутимую экономическую пользу моему предприятию;

— Но какое отношение имели эти женщины к вам? — удивилась я. — Инне Светловой вообще было двадцать пять лет, она родилась в год, когда вас осудили.

— Именно, — с довольным видом кивнул он. — Именно.

— Что?! Не хотите ли вы сказать, что она ваша дочь? — я аж задохнулась от такого предположения, но Шаталов с той же довольной улыбкой покачал головой.

— Дочь или нет, не знаю, да это и неважно. Важно, кто мать.

Я недоверчиво смотрела на него. Он что, собирался отомстить всем своим жертвам, оставшимся в живых?

Он словно читал мои мысли.

— Вы на правильном пути, Мария Сергеевна. Ах, если бы вас звали Нина, — он тонко улыбнулся. — Мать Инны была потерпевшей по моему делу, И дала показания. Я ее за это не осуждаю, но она должна была быть наказана. К сожалению, она умерла раньше, чем я ее нашел. Значит, наказанию подлежала дочь.

— Но как?..

Шаталов не дал мне договорить.

— Это была кропотливая работа. Мои люди следили за каждым ее шагом, знали и про журналиста, и про других ее любовников.

— Вы и за мной следили, что ли? — поинтересовалась я. — С таким-то штатом.

— Конечно. Иначе как бы я смог поговорить с вами в автобусе? Надеюсь, вы оценили мой небольшой маскарад?

— То, что вы в женщину переоделись?

— Значит, оценили, — констатировал он.

— И отца Шандора тоже.

— Да, это мой помощник, способный мальчик. Но мы отвлеклись. Кстати, не надейтесь, никто ничего не скажет. Муж Инны не будет говорить с вашими людьми, у него есть на то причины. Как и у всех остальных.

Я благоразумно промолчала.

— Ираида Глейхман, как вы, наверное, догадались, тоже фигурировала в моем деле.

— А что же вы ей не отомстили? — не удержалась я.

— Разве? — удивился Шаталов. — Разве не отомстил? А по-моему, все получилось.

Про себя я согласилась. Мама Юли заплатила, пожалуй, более высокую цену, чем сгинувшая неизвестно куда дочь, потому что мучения Юли были непродолжительными и уже кончились, а ее мать будет мучиться до конца дней своих.

— И Марина Удалецкая была потерпевшей, — голос Шаталова звучал мягко и слегка печально.

— А модель-то? Она-то тут при чем? Или это опять месть опосредованная?

— Как вы хорошо сказали, опосредованная месть, — Шаталов прикрыл глаза. — Да, это месть ее мужу и его матери.

— Илья Адольфович, — несмотря на его предупреждение, я решила немного поиграть с огнем, — вы хотите сказать, что бездарно подослав ко мне психа, вы рассчитывали отомстить? И что, все ваши помощники состоят на учете в ПНД или страдают поражением головного мозга?

Шаталов резко открыл глаза и дернулся. Или мне показалось? Нет, глаза его зажглись ненавистью такой силы, что я буквально физически почувствовала, как на меня дохнуло могильным холодом.

— Сначала приговоренных надо понервировать. Тогда, в семьдесят девятом, я ждал милицию каждый день и каждую ночь. И нервничал. Очень нервничал. Было бы справедливо, если бы и они перед казнью понервничали тоже.

— Вы хотите сказать, что этот псих приходил к каждой из намеченных жертв?

— К каждой из приговоренных, — поправил он меня. — Согласитесь, что это достаточно эффективно. Вы ведь понервничали? До сих пор не отпускает?

Я не стала отвечать.

— Паша сделал свое дело, и стал опасен, —сказал он тише, чем говорил со мной до этого, и словно через силу. — С ним надо заканчивать. Я не могу контролировать его в полной мере, он неадекватен и стал опасен.

— А пока вам его не достать? — я мстительно улыбнулась.

— Да, — уже спокойно подтвердил он. — Но скоро достану. Почти достал его из психбольницы, но мои люди недосмотрели, и Паша воспользовался ситуацией, сбежал.

— Ладно. А что это за фокусы с публикациями в прессе?

— Хотите знать и это? Просто мои подчиненные отслеживали намеченных в жертву везде, в том числе и в прессе. Мои подчиненные —люди скрупулезные и свою работу выполняют на совесть. В досье было все о них, в том числе и публикации.

— Что, обо всех потерпевших по делу семьдесят девятого года писали в газетах? — удивилась я. — Это уже слишком.

— Не забывайте, во-первых, что некоторые из наказанных были детьми потерпевших. А потом, их было значительно больше, не четверо, а шестнадцать, — он как-то особенно злобно блеснул глазами, и это заставило меня содрогнуться. Шестнадцать человек…

— И вы всех?..

— Всех, — он не дал мне договорить.

— А зачем он, кстати, дом ваш поджег? И еще, раз уж зашел разговор про дом, — фамилию вы ведь официально не меняли? По поддельным документам жили?

— Предположим, — сухо сказал он, барабаня пальцами по столу, — Я же говорил, что отбывая наказание, завязал полезные знакомства. А дом Паша поджег, потому что неподготовлен был к учению. Я рано стал посвящать его в веру.

— Учили людей в жертву приносить? Или для начала козлов?

— Предположим, — повторил он. — Он со временем стал бы очень хорошим помощником, если бы не его болезнь. Он был исполнительным, и не имел родственников, а это очень важные условия. Но мне не нужны помощники, которыми я не могу управлять в полной мере.

— Послушайте, — меня осенила жутковатая догадка, — вы присмотрели себе Иванова в помощники еще до того, как сгорела его мать?

Шаталов самодовольно улыбнулся.

— Он оказался способным мальчиком. Что вы так на меня смотрите? Хотите что-нибудь сказать про гуманизм и человечность? Да вы просто не понимаете сути этих понятий. Вы все путаете человечность с тем, что вам внушили слюнтяи-правозащитники. Не равна она гуманизму на самом деле, не равна. Какова цель гуманистов? Благо человечества, так? Но если мы будем помогать слабым, это приведет к деградации человечества. Вы ведь юрист, ответьте, кого нельзя увольнять по сокращению штатов?

Да, этим казусом развлекали студентов преподаватели трудового права уже много лет. Студенты обычно попадались на удочку, потому что им до этого говорили про ограничения по увольнению инвалидов, беременных женщин, женщин, имеющих малолетних детей и прочих незащищенных категорий работников. Поэтому на вопрос, кого нельзя увольнять по сокращению штатов, студенты начинали доверчиво перечислять все тот же набор: инвалидов, ветеранов, — беременных женщин… А преподаватель хитро улыбался: для чего проводится сокращение штатов? Чтобы с меньшими трудовыми ресурсами предприятие работало более эффективно. Но раз нельзя сокращать беременных да инвалидов, значит, только они и останутся после сокращения. Ну, и много вы наработаете с инвалидами да беременными, ха-ха?

Шаталов по моему лицу понял, что я уловила аналогию. Определенная логика в его словах была, хоть мне это и не нравилось.

— Были в истории идеологи, которые призывали к уничтожению «недочеловеков», так? Для чего? Да ради улучшения людского генофонда, понимаете? А ведь это не менее человечно, чем идеологии, основанные на гуманизме. Просто методы другие, а цель остается прежней — благо человечества. Разве не так?

Договорить мы не успели. Раздался страшный грохот, массивная дверь слетела с петель, и мне показалось, что ее выбросило на середину кабинета. В кабинет, грохоча ботинками по лежащей на полу дверной панели, влетели собровцы в масках. Это был штурм.

20

Так что история кончилась тем, чем и началась, — штурмом и нервным стрессом для меня. Говорят, что применение наркоза дважды в течение короткого времени очень вредно для здоровья. Так я вам скажу, что уж лучше наркоз.

Так удачно для меня совпало, что освобожденные мордовороты (это они звонили Шаталову на трубку во время нашей познавательной беседы) прямиком из суда поехали в особнячок, где располагалась фирма будущего Символа сатанинской веры. Конечно, особнячок сначала штурмовать не планировали, но когда Синцову позвонил Сашка, узнавший от Панова, что я куда-то потащилась одна, без охраны, было принято единственно возможное решение.

Когда господина Шаталова отправили на стационарное судебно-психиатрическое исследование, объявился мой старый знакомый, заведующий стационаром.

— Там такая клиника, такие серьезные изменения личности, — сказал он то, в чем я, собственно, и без всякой экспертизы не сомневалась, — причем давно, я поднял его анамнез семьдесят девятого года, он же у нас лежал уже. Странно, что тогда комиссия признала его вменяемым.

А мне было не странно. Мы с Синцовым уже съездили к старичку-эксперту, который когда-то подписывал акт судебно-психиатрической экспертизы обвиняемого Шаталова, как председатель комиссии, а сейчас спокойно доживал свои дни на пенсии.

— Надо же, — искренне расстроился он. — А я ведь хотел как лучше… Конечно, он и тогда был невменяемым, бесспорно невменяемым. Но тогда ему могли и смертную казнь назначить, мы были уверены, что ему смертную казнь назначат по приговору. А если бы мы его признали невменяемым, его бы не расстреляли. Правда, его и так не расстреляли…

От этого визита осталось тягостное впечатление. Андрей после этого отвез меня домой и даже не зашел выпить чаю — тоже был расстроен, и вдобавок торопился в область, там завтра с раннего утра предстояло важное следственное действие: осмотр мест захоронения трупов. Опера надеялись, что бывшие подчиненные новоявленного Антихриста покажут все места, куда спрятали трупы.

А мне бы очень надо было успокоиться и поплакаться у кого-то на плече. Потому что Сашка дома отсутствовал, зато меня ждал ребенок, только что заплетший африканские косички. А потом позвонил прокурор, предложив немедленно подключиться к проверке правильности заполнения уголовным розыском личных дел агентов. Напрасно я ему доказывала, что с личными делами агентов можно знакомиться только с письменного согласия агентов, прокурор меня не слушал. Никакого спасения от темных сил…

Примечания

1

Центральное адресное бюро.

2

Оперативно-розыскные мероприятия.

3

Изолятор временного содержания.

4

По особо важным делам.

5

Автоматизированная система учета следов, изъятых по уголовным делам.

6

Экспертно-криминалистическое управление.


home | my bookshelf | | Темные силы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 19
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу