Book: Приключения в консервах



Алексей Бессонов

Приключения в консервах

Купить книгу "Приключения в консервах" Бессонов Алексей

– Тошнит меня что-то, – пожаловался мой компаньон Персиваль Пиккерт, уныло глядя в седьмую за сегодняшний вечер кружку пива.

– Тогда блевать, – скомандовал я.

Нужно сказать, что я вообще никогда не забываю, что капитан на нашем несчастном тягаче «Гермес» все же я, а не он, хотя паи у нас пополам.

– Да нет же, – совсем грустно вздохнул Перси. – Это от тоски. Хоть бы что-нибудь произошло… а то ведь и двинуться недолго от скуки. Пришел из рейса, сдал документики, пересчитал бабки и опять в рейс. Ужас, а не жизнь. Вот если бы какие-нибудь приключения…

Меня передернуло от ужаса. Только приключений нам и не хватало. И, главное, полюбуйтесь на этого красавчика, все ему неприятностей мало! То у нас чуть не отваливается главный маршевый, то на проклятой Фиммоне едва не казнили нашего штурманского повара Тхора – за то только, что ему повезло родиться грангом, а они, на своей засраной Фиммоне, понимаете ли, инопланетян не любят – а сэр Персиваль, извольте видеть, от тоски пухнет. Нет уж, как по мне, так чем оно спокойней, тем лучше. И вообще о всяких гадостях и вспоминать не следует, того и гляди накличешь. Чего нам, собственно? Сиди себе спокойненько, да и все. Капитал растет, скоро, глядишь, прикупим еще один тягач, а там и до корпорации рукой подать. Кто из нас, простых работяг-дальнобойщиков, не мечтает о собственной корпорации? Да только не всем везет. Ну и еще, чего уж тут греха таить, все мы, «owner operators», по натуре больше бродяги, чем бизнесмены. Вот и сидим с одним, редко двумя, собственными корабликами, кое-как зарабатывая на хлеб насущный. Не голодны – и ладно, а там уж как кривая вывезет.

– Сходи-ка ты к бабам, – предложил ему я. – Все веселее будет.

– Э-ээ, – мрачно отозвался Перси. – Так еще хуже.

Я махнул рукой. Его проблемы, по большому счету, меня не очень-то волновали. Гораздо важнее был тот факт, что послезавтра мы должны стартовать на Андрес, а у нас еще пятьсот тонн «хвоста» свободны. И попутного груза – хоть убейся, но нет. Андрес вообще не самый лучший в этом отношении мир – «старая», полузаброшеная колония, в которой жизнь течет по чайной ложке в год. И оттуда, разумеется, придется идти порожняком. Хорошо хоть следующие два фрахта – от военного ведомства, значит, пустыми нас гонять не станут и заплатят за все как положено.

От таких мыслей в меня и пиво-то толком не лезло, за весь вечер я выпил всего три кружечки, что для меня, скажем прямо, не характерно. Мы сидели в полупустом баре старика Хэнка – дело происходило на любимой нашей Катарине – и совершенно не знали, чем себя занять. Возвращаться на корабль не хотелось, он и так уже осточертел нам по самый не могу, а на какую-то расширенную программу не хватало денег. Точнее, не хотелось их тратить.

– Наверное, попрошу я хоть сто коньячку и икорки вприкуску, – решился все же Перси.

Я вздохнул. Мне не хотелось ни коньяку, ни икры. А может, и хотелось, кто его знает – но уж очень жалко было выбрасывать деньги на такую ерунду. В последнее время меня что-то стали одолевать дурные мысли о старости. А что такое старость без приличной пенсии, вы знаете? То-то. Конечно, чисто календарно мне до пенсии еще ой как далеко, но, когда вдруг ощущаешь себя заезженной лошадью…

Перси оторвал свой зад от кресла и двинул прямиком к стойке. В этот момент мое внимание неожиданно привлек довольно забавный тип, вошедший в заведение. На астронавта он походил не более, чем я на плюшевого медведя, чтобы там ни твердила крошка Мисси. Вошедший был лысоват, коротковат, но главное, его круглые, на выкате, глазки смотрели по сторонам с таким детским, чтобы не сказать – идиотским выражением, что любой из завсегдатаев старины Хэнка, увидев этакое чучело, сразу сказал бы, что подобным швабрам здесь не место. Новый гость внимательно оглядел столики и, увидев меня, развил приличные обороты. От такого дела у меня едва не отвисла челюсть – да, конечно, так оно б и было, не дай я еще в детстве зарок ничему никогда не удивляться.

– Здравствуйте! – задушенно выдало чучело, норовя сунуть мне скользкую пухлую ладошку. – Я брюквер.

– К-хто?! – не понял я.

– Брюквер! Из компании «Брюквер и Смоляк ltd»!

Похоже, он считал, что я должен разрыдаться от восторга.

– Мистер, – сказал ему я, – если вы думаете, что я покупаю пылесосы, рояльные струны или там вечные бритвы для ног, то вы ошибаетесь. Я, мистер…

Но он не дал мне отдышаться.

– Вы же Колоброд? – жизнерадостно возопило это чудовище.

– С утра был – да, – отозвался я. – Так у вас ко мне дело? Что ж вы сразу не сказали?! Присаживайтесь, мистер Брюквер! Эй там, кто-нибудь, принесите нам пару пива. Я весь внимание, мистер Брюквер.

Тут к столу вернулся Персиваль.

– Пиккерт, – представился он. – Можно просто Перси.

– Я знаю, – закивал Брюквер. – Знаю… итак, джентльмены – у меня к вам маленькое, но совершенно неотложное дело. Моя компания, джентльмены, занимается устройством разного рода антреприз, цирковых представлений и, иногда, – просто аттракционов. Да, джентльмены, это, как вы уже догадались, шоу-бизнес.

Признаться, его манера ведения разговора показалась мне способной взбесить даже йога, – но я еще слушал.

– Дело тут все в том, что на Андресе – вы, вероятно тоже слыхали про это милое местечко, – недавно было принято решение о введении нового всенародного, так сказать, праздненства. Что-то вроде столетия с дня введения местной конституции – не важно, впрочем. Так вот, джентльмены, – и чертов Брюквер торжественно воздел к потолку свой пухленький пальчик, – моему уважаемому компаньону мистеру Смоляку удалось заключить эксклюзивный контракт с местным самоуправлением на проведение всех торжественных мероприятий в столице этой очаровательной планеты!

– Поздравляю вас, – вмешался Перси, успевший к тому времени потерять терпение. – А мы вам на что?

– Но как же? – изумился Брюквер. – Вы же идете на Андрес?

– На Андрес.

– И у вас есть еще немного свободного э-ээ, местечка в прицепе?

– Ну наконец-то! Вы совершенно правы, мистер Брюквер, у нас свободны аж пятьсот тонн по нагрузке. Правда, я не смогу сразу сказать вам, каким при этом мы располагаем объемом, но думаю, что места вам хватит. А что, вам, собственно, необходимо перевезти?

– О, да сущую ерунду, джентльмены! Всего сто пятьдесят тонн – то есть тридцать стандартных контейнеров М-3 на стандартных же ролетах, так что с погрузкой никаких проблем у нас не будет.

– Тридцать М-3, – тут же прикинул я. – Места, пожалуй, хватит. А что это у вас за груз такой легкий?

– О, в основном ажурные металлоконструкции, мистер Колоброд. Аттракционы, знаете ли, товар довольно объемистый. Еще, скажу по правде – у нас есть новейшие, совершенно пока уникальные голографические излучатели: потрясающая вещь, последняя разработка фирмы «Шишерс».

– Голографические?

– Ну да. Удивительная вещь, джентльмены! Генераторы иллюзий во всей свой красоте, даже с частично автономным питанием, что может быть немаловажно при устройстве больших праздников.

– Что ж… а как вы думаете платить, мистер Брюквер?

Здесь наш собеседник слегка сник.

– Заплатить я смогу только аванс, джентльмены. И тот, увы, по средней профсоюзной ставке. Мне сказали, что вам очень не хочется уходить в рейс с недогрузом, и я подумал…

– Что же вы подумали, мистер Брюквер?

– Я подумал, что вы, может быть, согласитесь на оплату правительственным чеком?

– Чеком?

– Ну, конечно! я имею на руках контракт и чеки правительства Колонии Андрес, все, вы не сомневайтесь, совершенно официально, и деньги по этим чекам вы получите сразу же, как только сдадите груз моему компаньону мистеру Смоляку, уже ожидающему на месте. Наш с вами контракт мы будем оформлять через любого лицензированного агента, и вы понимаете, что обман тут просто невозможен!

Я посмотрел на Перси, и тот кивнул. Нам все одно нужно было идти на Андрес, а лишние сто пятьдесят тонн на расходе топлива не скажутся практически никак. Зато даже в худшем случае у нас, по крайней мере, останется аванс. И, расплатившись за выпивку, мы отправились к агенту.

По правде говоря, я немного сомневался, но после подписания контракта у нашего старого агента Сэми Хагера – с соответствующей проверкой всех реквизитов, – сомнения мои почти растворились. А, черт его дери, зря… хотя дело было вовсе не в том, чего я успел испугаться. Нет, никаким мошенничеством там и не пахло. Все оказалось куда как хуже!..

Следующим же утром мы и стартовали. Перси слегка страдал бодуном, но частные перевозчики, к счастью, медкомиссии не проходят, принято считать, что это проблема касается исключительно их страховщиков. Курс на Андрес Тхор рассчитал еще несколько дней назад, так что мы вполне благополучно отчалили, разогнались и прибыли в кают-компанию на несколько ранний обед.

Тхор подал солянку.

Нужно сказать, что наш штурман, он же кок, гранг по имени Тхор, не только закончил когда-то поварские курсы, а еще и – в молодости – служил третьим навигатором на огромном линкоре «Кракасс», флагмане 6-го Флота Грангона. Оценка его способностей как кока так и навигатора заслуживала наивысших похвал. Достаточно лишь заметить, что мы практически никогда не пользовались весьма дорогостоящими услугами Правительственной Лоцманской Службы – превосходное военное образование Тхора позволяло нам совершать самые сложные орбитальные маневры самостоятельно. Ко всему прочему, старина Тхор, попавший к нам на борт совершенно, в общем-то, случайно, оказался прекрасным товарищем, стойким как в застолье, так и в любых иных жизненных неурядицах.

Итак, Тхор подал на обед солянку, и, переживая за Перси – небольшой графинчик.

В этой солянке чудесным образом соединились многие добродетели нашего старого мира. Над древней фаянсовой супницей, приобретенной Тхором на какой-то гаражной распродаже, вился ароматнейший парок… степенно плыли по густо-красному кругу кусочки катаринской ветчины, мирно соседствующие с неизбежными осьмушками прикопченых сосисок, влажно и бесстыдно сверкали пузатенькими боками маслинки. На отдельном блюдечке ждали своего тонко порезанные ломтики лимона, скромно светилась в пиале сметана, столь необходимая при таком восторге. Мы с Перси втянули носом воздух и вздохнули.

– Н-да, – резюмируя, сказал я.

– Тхор, дружище, а в каком чине тебя с Флота турнули? – поинтересовался вдруг сэр Персиваль.

– Обер-лейтенант по-вашему, – немного подумав, ответил тот. – А что? Ты раньше никогда не спрашивал.

– Козлы, однако, – вздохнул Перси, рассматривая графинчик. – Я б тебе полковника дал.

– Вы пробуйте, пробуйте, – порекомендовал Тхор, лоснясь, однако же, от удовольствия. – Сала не много ли?

– Он еще спрашивает! – простонал Перси после первой пробы. – Потрясающе! А водка – что это у нас нынче?

– Из старых запасов, – признался Тхор. – «Бельведерская». Я обновил, конечно, но ты сперва эту допей.

Я, признаться, тоже пригубил на донышке – еще бы, под такую солянку! кто, интересно, оказавшись на моем месте, поступил бы иначе? Отобедав же, мы разбрелись на время по каютам – Тхор отправился читать Конфуция, Перси стирать свой любимый выходной фрак, а я просто завалился спать, да и проспал чуть не до утра – первое время мы шли по известной федеральной трассе ТьФУ-95 на автопилоте. Вахты должны были начаться только послезавтра.

Неприятности начались после поворота. Из-за изменчивости неподвластных человеческому разуму водородных облаков федеральной трассы до Андреса не существовало (да по большому счету, было бы из-за чего и огород-то городить!), поэтому каждый борт строил курс по-своему, опираясь на сводку погоды да на опыт и мудрость навигаторов. Насчет Тхора у меня, как я уже говорил, сомнений не было никаких, поэтому я нисколько не переживал по этому поводу. Тхор-то и не подвел… зато случилось то, что рано или поздно случается с каждым без исключения дальнобойщиком – проблемы с движками.

Увы, судьба наша известна. Многие, устав от бесконечных ссор с тиранами-менеджерами, рано или поздно начинают мечтать о лицензии. Накопить на лицензию, лишая себя подчас самого необходимого – можно. Но где тогда взять деньги на тягач, если банк даст кредит на «хвост» только после покупки «тягла»? О лизинге же частный оператор может только мечтать, лизинг – прерогатива крупных корпораций. Часто бывает так: встречаются два бедолаги, у одного из которых есть лицензия на извоз, а у другого – тягач. Но тогда и налоги возрастают почти вдвое! Нам-то с Перси повезло – у нас были деньги, и была у меня лицензия, так что в долги мы почти и не влезали. А другие? И уж насколько редко случается так, что выпадет трудяге частному оператору кредит на покупку нового тягача. Редко… да и как иначе? Вот и ходят все на «дровах», купленных с аукционов гигантских корпораций. Ходят – жить-то надо. Да только, хоть и платят все грабительские профсоюзные взносы, а все равно гибнут. Откажет изношенный до предела компрессор прямо на разгоне – и поминай как звали!

И с «Гермесом» нам повезло, хотя старикашка – вроде Тхора. Тхор-то, как к нам попал? У-уу… служил себе парень офицером, училище с отличием, тут бах! – Флот сокращают. И аристократишек, пусть трижды тупых, на службе оставляют, а как же? Знаю я их грангонские порядки, читал, было дело. А так как Тхор сирота – сын старого полковника, и нет у него ни дядющек, ни дедушек, так его р-раз – и за борт. Куда деваться? Работы нет, торговый флот у грангов бывших вояк не терпит, что делать? На последние деньги закончил курсы поваров – для кого вы думаете? Для землян! Нас много, у нас работа всегда есть. Ну, в родном космосе мы его и подобрали, когда он в спасательной капсуле дрейфовал, с житухой прощался. Так и тягач наш старый. Увеличили, слава, те, Господи, для крупных перевозчиков налоги, и всю технику чуть тяжелее «реестра-10» – с аукциона. А ему еще ходить и ходить. И платить за него мы вполне в состоянии, плюс, как все знают, на военных мы местами шарашим. А те своих в обиду не дают. Но ломается, как известно, все. Вчера, казалось, ты за диагностику пол-кармана вывалил, и тут – н-на тебе! С размаху!

На экстренный вызов Тхора – несмотря на то, что в тот момент я чинно сидел на кухне и покуривал после чая сигарку, – ваш покорный слуга отреагировал, как и подобает опытному астронавту, немедленно. С сигарой же в зубах я и примчался в ходовую рубку.

– Тревога? – спросил я, зная, что без особой нужды Тхор меня тревожить на станет.

– Пока не очень, – ответил тот, напряженно всматриваясь в диагностический дисплей моторной группы. – Четвертый маршевый, второе шасси триггеров. Странно мне это есть… меняли третье, так?

– Так, – подтвердил я. – А что с ними, собственно?

– Я их сам сканировать есть, – сообщил Тхор. – Все в поряде есть. И вот – вторая. Пр-рошу! Фонит.

– Фонит? – удивился я. – С чего бы это?

– Не радиация, нет, – терпеливо пояснил гранг. – Ни для нас, ни для груза не опасно. Электромагнитные наводки есть. Но фокус сбивает. Плазма тудой-сюдой, понял? Тяга скоро начнет падать. Потихоньку, конечно: до финиша дойдем. И до военных дойдем. Н-но…

Я присел в кресло бортинженера, а Тхор завертел левым ухом, что было очень дурным признаком – что-то его нервировало. В сущности, отказ одного триггерного шасси нельзя назвать серьезной неприятностью, и уж кто-кто, а наш бравый навигатор понимал это не хуже меня. И все же что-то его взволновало.

– Да чего ты переживаешь? – дойдем, перекинем, в конце концов, все шасси, подумаешь! Проблем куча!

– Не так тут что-то, – ответил Тхор. – А что– хер пойму. Вот чую, понял? Есть?

– Есть, – машинально ответил я, не понимая, что могло его взволновать. – А что у нас, кстати, на ужин?

– Рагу. Капустное с шампиньонами, – хмыкнул гранг, не отрываясь от дисплея, который показывал малопонятную мне картинку. Точнее говоря, он показывал почти что полный порядок, и я никак не мог врубиться, что же там не нравится Тхору. Да, триггеры. Дальше? С такими триггерами пол-галактики облететь можно.

– Да еще и впереди, – вновь подал голос Тхор, – облако с довольно странными, я бы сказать есть, характеристиками по спектру. По крайней мере, в училище нам о таких не рассказывали.

– Мало ли о чем тебе не рассказывали в училище! – резонно возразил я.

Тхор прекратил крутить ухом и посмотрел на меня – очень внимательно.

– Шовинист, – сказал он.

– Вот еще, – возмутился я, прекрасно зная о комплексах по отношению к землянам, которые они, гранги, холят и лелеют.

После чего мы, приняв молчаливое соглашение замять скользкую тему, заговорили о грибах. В этой области Тхор являлся поистине выдающимся спецом. Дело тут в том, что на Грангоне традиционный, привычный нам алкоголь – при том, что метаболизм грангов решительно ничем не отличается от человеческого, – употребляют далеко не все. Нет, многие и пьют, более того, известно, что ряд земных алкогольных магнатов изрядно греют руки на поставках традиционного спиртного на эту свободолюбивую планету, – но ничуть не меньше на Грангоне грибников.



О, с грибами у них все в полнейшем порядке! Методики их выращивания, ферментирования и последующего приготовления домашних эссенций совершенствовались тысячелетиями. Тхор же происходил из старинной семьи, прославленной своим приусадебным грибоводством, и на данную тему мог беседовать часами. В его каюте всегда стояли несколько горшочков с аутентичными грангонскими мухоморами, и пару раз он пытался напоить нас с Перси своими несравненными эссенциями, но увы – ничего, кроме всеохватывающей диареи, мы так и не ощутили. Говорят, нужна не только привычка, а еще и наследственность. Однако же, беседы о грибах всегда действуют на Тхора успокаивающе.

Засим мы и дождались прибытия Перси, готового к заступлению на вахту.

– Сгрыз я рагу, – сообщил он, – спасибо, Тхор, класс… ты чего не спишь, Сэмми?

– Высплюсь, – вздохнул я и поплелся в сторону кухни.

Нужно сказать, что с появлением Тхора к вахтам мы с Персивалем стали относиться несколько прохладно. Наш кок-навигатор сумел так настроить «мозги» старика «Гермеса», что особой нужды что-либо делать в рубке просто не было: тягач шел себе и шел, как ни в чем ни бывало. Исходя из этого, я с чистой совестью подкрепился превосходным рагу и отправился спать.


Разбудил меня дикий вопль, слышимый, я думаю, даже в моторном отсеке.

– Ва-а!!! – кричал кто-то за переборкой, и в вопле этом, казалось, нашел свое средоточение весь животный ужас мира, – Уй-я, ва-ахха, раам!!! Ра-аам, ва-аахха!!!!

После чего по узенькому коридорчику, в который выходила дверь моей каюты, пронеслось стадо то ли буйволов, то ли на веки отлученных от воды бегемотов: гром стоял такой, что мне почудилось, будто зашаталась подо мной проверенная в боях койка. Галлюцинацией это быть не могло: ведь о грибах мы всего лишь рассуждали!

В космосе бывает всякое: признаюсь честно, о пиратах я слыхал немало, хотя лично не встречал ни разу. Но в такой-то ситуации., согласитесь, вам хватит и слухов – поэтому я поспешно вскрыл личный сейф и выдернул оттуда пару проверенных, дедовских еще плазмокольтов. Достались они мне по наследству, так как батюшка-энтомолог никакого стремления к авантюрному образу жизни не имел да, и вообще, пользоваться такими машинками на корабле было небезопасно – но поставьте, ради Бога, себя на мое место?! Дунув в стволы и проверив барабаны, я осторожно приоткрыл дверь каюты и выглянул в коридор. Все было тихо, и лишь со стороны ходовой рубки доносились какие-то загадочные всхлипывания.

Тогда я надел свои могучие тапочки и осторожно, спиной к стене – один плазмокольт вперед, другой – назад, двинулся по коридору к рубке. Герметическая дверь оказалась завернутой наглухо. При попытке разблокировать ее электроникой раздался протестующий писк замка. Тогда, вздохнув, я набрал код на панели и принялся откручивать кремальеру. Дверь подалась – и тут же на меня прыгнул сжатый, как пружина, Перси с громадным разводным ключом в руке. Я, не утруждая себя излишними размышлениями, с маху треснул по ключу стволом дедушкиного плазмокольта и шатнулся вперед, уходя от падающего компаньона.

– Ва-ааа… – вдруг зашипел кто-то, и я, удивленно повернув голову, узрел скорчившегося под инженерной панелью Тхора.

Наш кок-навигатор смотрел на меня с невероятной смесью изумления и ужаса во взоре.

– Что все сие собой являет?! – проорал я, все еще держа фамильные стволы в руках.

– Ты?.. – прохрипел Перси Пиккерт, не без труда отклеиваясь от переборки.

– А кто еще?

– О, боже…

– Что, что?! Чего вы тут так орали? Понос напал?

Все оказалось куда как хуже. Посреди ночи Тхору, выдувшему на кухне аж четыре чашки чаю с маком, вдруг приспичило в гальюн. Здесь следует заметить, что при посещении человеческого сортира у грангов возникают небольшие проблемы с унитазом – росту им, увы, не хватает. Но Тхор, не позволяя кому-либо ставить под сомнение честь грангианского офицера, давно уже научился заскакивать на своего фаянсового неприятеля с размаху – точнее, с разбегу, насколько сие позволяет теснота штатного гальюна на тягаче типа «Гермес».

И вот, восседая на толчке с лентой последних «Московских Ведомостей», наш неустрашимый навигатор вдруг узрел – нечто… выползающее прямиком из-под его полосатой задницы. Нечто имело вид то ли восьмиглавого дракона, то ли просто печеночного сосальщика – и при этом, заметьте, с саблей!

Негуманоидов подобного рода мне встречать не приходилось, однако же и рассуждать на эту тему было некогда – я поспешно распахнул стенную панель, за которой располагался корабельный оружейный сейф, и раздал своим товарищам оружие. Тхору, как опытному офицеру, достался старинный МГ-42, доходивший ему до кончиков ушей – но он сам вызвался идти вперед, мотивируя это отличными оценками по теоретической тактике. К тому же, нужно заметить, что несчастные 12 килограмм для мясистого гранга в прекрасной физической форме – просто чушь, он их даже не заметит, и рост здесь вовсе мимо денег, уж можете мне поверить.

– Главное, – советовал Перси, обматывая его четвертым слоем пулеметной ленты, – ты вперед-то не лезь, ничего… ты нас вот позови, понял?

– Как она с него сматываться будет, ты подумал? – поинтересовался я.

– А ничего, – с готовностью ответил мне сэр Персиваль. – Ничего… он у нас скользкий.

– Идите в жопу, – проговорил Тхор, продернул затвор пулемета и рванул в полутьму коридора.

Пулям 7,92 наших переборок не пробить, но вот монстрам на них лучше не натыкаться, так что за Тхора я особо не беспокоился – но все же поспешил следом за ним. За очень короткое время мы обшарили решительно весь тягач, но так никого и не нашли. В конце концов мы все расположились на кухне, и Перси потребовал себе водки. О вахте никто уже даже не думал.

Тхор, аккуратно смотавший с себя ленту, принес три стакана, графин, и банку соленых огурцов.

– Я грибов не ел, – тихо сказал он и – впервые у нас на глазах, налил себе: молча и ни на кого не глядя.

– Э, – начал было Перси, но я шустро заткнул ему рот:

– Тхор, мы нисколько не сомневаемся в том, что ты был совершенно адекватен. Равно как и все мы… но давайте все же подумаем, что же там случилось на самом деле?

– Случилось то, что я есть видел собственными глазами, – буркнул Тхор и молодецки закинул в себя пол-стакана водки. – Монстр. Снизу. Не верите, м-мм?

– Верю, – твердо сказал я. – Вопрос только, куда он, собака, делся?

– Собака не были! – мотнул правым ухом наш штурман. – Монстр – да, и с саблей. Как у этих, как их… коссак…

– У козаков, – кивнул Перси. – Н-да… пираты с холодным оружием. Нонсенс.

Мой достопочтенный компаньон потянулся к графину, и в этот самый момент из кремовой переборки нашей скромной кухоньки вдруг высунулась печальная лошадиная морда.

– Вр-рр! – произнесла она и исчезла.

Перси очень аккуратно поставил полный графин на место и только после этого произнес:

– Мама. Ма-ма…

Когда ко мне вернулось сознание, я с ужасом увидел, что обе правые руки Тхора лежат на пулемете, в который кто-то уже успел заправить ленту.

– Мне, – сказал я, повернувшись к нему, и Тхор послушно наполнил мой стакан. Левыми руками…

– Ч-что это было? – содрогаясь, спросил Перси. – Я-то грибов явно не кушал!

– Л-лошадь, – ответил я. – А то ты не видел?

– Да, – вздохнул Перси, – лошадь. Но разве мы везем лошадей?

– Явно нет, – согласился я. – Кстати, а что было на радаре перед тем, как?…

– Да ничего. Клянусь, ничего! Ни спереди, ни сзади, нигде. Клянусь тебе, ничего там не было!

– Связаться с военными? – предложил Тхор, медленно вращая обоими ушами.

– Объявят сумасшедшими, – кивнул я. – И прощай контракт. Еще какие предложения?

– Водки, – потребовал Перси, и Тхор немедленно исполнил его желание.

– Давайте-ка спать, – распорядился я. – И лучше всего здесь, все вместе, и с оружием.

Спали мы спокойно, если, конечно, можно считать нормальным сон в крохотном помещении – под столом, с оружием в руках. Наступившее относительное корабельное утро не принесло нам никаких особых сюрпризов. До тех пор, пока Тхор опять не поперся в гальюн.

– Ва-аа! – услыхали мы его вопль и тут же, похватав стволы, бросились на помощь – но наш штурман уже выходил в коридор, оправляя на себе золотистые штанишки.

Вид у него при этом был самый задумчивый.

– Что… там? – возопил нетерпеливый сэр Персиваль.

– Ничего, – вполне спокойно ответил ему Тхор. – Так, ковбои проскакали. Я в фильмах таких видел.

– Где?!

– Да неважно есть. Я понял. Все понял.

– Что?..

– Это что-то с грузом. Не то что-то. Что ты мне, Сэм, про генераторы иллюзий говорил? Голограммы?

– Ты хочешь сказать, что…

– Я хочу сказать, что триггеры излучать есть. А эта зараза – как реагирует? Э? Ты знаешь есть? Нет? И я вот нет.

В подтверждение его слов у меня за спиной вдруг раздался слабый скрип. Оглянувшись, я уже почти без страха увидел очень печальную крокодилью морду, а чуть ниже ее – нечто совсем уж невообразимое, мелкое и коричнево-ушастое: крокодил при этом держал в руках антикварный отбойный молоток. Перси тут же воздел ствол своего бластера, но я успел его остановить.

– Металлолом сдали? – мрачно поинтересовался крокодил…

– Ребята, – вмешался вдруг коричневый с ушами, – Мой друг Гена говорит, что пионерам положено сдавать металлолом, а то вожатая…

– Пошел на хер! – не выдержал Перси, и странная парочка послушно исчезла.

– Что это за пидоры? – изумился Тхор. – Никогда таких не бачил.

– Национальный фольклор, – скривился я, понимая, в какую историю мы влипли.

Съев наскоро зажаренную яичницу, я объявил военный совет, в течение которого мимо нас три раза пролетел довольно вздорный медведь на драном воздушном шарике – к нему, впрочем, мы привыкли довольно быстро, потому что летел он всегда строго вниз, однообразно спрашивая при этом, кто умыкнул его мед, – один раз возникла загадочно растрепанная сова с каким-то шнурочком в руках и – жутко доставший нас кот с надписью «Thomass» на безвкусном галстуке-бабочке: тот все время интересовался у нас, не видали ли мы его приятеля Джерри. В конце концов Тхор ловко отвернул вопящей голограмме хвост, и больше эта сволочь нас не тревожила. Медведь, правда, все еще парашютировался, но на него мы уже не обращали внимания.

– В общем, – все так же задумчиво заявил Тхор, когда я изложил коллегам свои планы, – вы тут посуду мойте и суп гороховый сварите, там, в шкафу у меня пакетиков полно. А я пошел. А то покоя нам не будет есть. Вот.

– Чего? – не понял Перси.

– Суп вари– посуда мой, – объяснил ему Тхор и удалился в рубку.

Я не стал утруждать себя ответом и полез в шкафчик за супом. Из шкафчика тем временем вылезла знакомая уже крокодилья морда и успела спросить меня, сдал ли я металлолом.

– В профсоюз! – рявкнул и треснул морду пакетиком.

Морда исчезла. Пока я мыл кастрюлю, Перси безучастно сидел на стуле, глядя прямо перед собой. Через него опять тащился усталый медведь, потерявший свой мед.

– Интересно, – заговорил вдруг он, – а сможем ли мы доказать что-либо в страховой компании?

Где-то в углу заржала лошадь. Перси встрепенулся, и отмахнувшись в очередной раз от медведя, принялся резать сало для нашего будущего супа.

Тхор прибыл именно тогда, когда я снял кастрюлю с огня.

– Еще часа, я думаю, два, – завил он. – Как суп, а?

– Понюхай, – вздохнул в ответ я. – А что два часа?

– А ничего. Зря, думаешь, меня столько лет в училище морочили?

– Да не трави ты душу! – заорал, вскакивая, сэр Персиваль. – Что? Ты понял?

– Да понимать там нечего. От триггеров излучатели перешли в активный режим. Но не ждать же нам, пока у них автономное питание сдохнет? А если его на месяц хватит? Я взял, и – Тхор зачерпнул ложкой супу, принюхался и довольно шевельнул ухом, – сварил им вирус, да и закачал по их частоте через главную антенну. Часа через два они уснут… все.

– Так ты… – охнул я, – чужой товар испортил?!

Тхор уселся за стол и махнул обоими верхними лапками:

– Есть хочу. Ничего я тебе не испортил, не боись. Придем на финиш, и все живое будет, как этот… огурчик. Да!

Через два часа мимо нас промчались ковбои с индейцами, в районе духовки невнятно мелькнула странная тень в блестящем черном шлеме, плаще и с какой-то сверкающей палкой в руках – но это уже был финал, последние пароксизмы.

– Консервированное, бля, удовольствие, – мрачно буркнул Перси, содрогаясь над стаканом. – Вскрываешь баночку – и пожалуйста…

– Нормальный суп, – обиделся я. – Тоже мне, гурмэ…

– Да я не про суп! Я про это вот… аттракционы, ты подумай! Нажми на кнопку – получишь прямо в глаз. А если она сама вдруг нажмется? А? Вот как у нас?

На Андрес мы прибыли совершенно благополучно, и мистер Смоляк, оказавшийся толстощеким веселым дядькой, мгновенно заверил от имени местного правительства контракт, отоварил чеки и еще – выдал на весь экипаж постоянный абонемент на посещение местного праздника, ожидавшегося буквально завтра же. О празднике с новейшими иллюзионными автоматами нам с Перси почему-то думать не хотелось, поэтому мы завалили в достаточно приличный кабак, где встретили милейших девчонок, с которыми и провели ближайшие трое суток, совершенно не обратив внимания на тот факт, что Тхор опять куда-то исчез. Впрочем, тут была все же не Фиммона…

Каким-то по счету (резервное время у нас, к счастью, было!) утром меня поднял с постели писк внешнего вызова. Кое-как спустив на пол ноги и посмотрев на мирно спящую Лилли – или все-таки Сисси? – я накинул на себя халат и спустился к главному шлюзу.

На трапе стоял смирного вида джентльмен в светлом костюме и дурацкой, как на мой взгляд, соломенной шляпе.

– Мистер Колоброд? – очень вежливо осведомился он.

– Санитарная инспекция? – с ужасом понял я, – но у нас… о, боже, сэр, не могли бы вы перенести свой визит на вечер, а?

– Нет-нет, – заулыбался гость. – Я… представитель родительского комитета нашего э-ээ, городка. Видите ли, мистер Тхор…

– Что? – окончательно проснулся я. – Тхор?.. но у него есть все документы и предупреждаю вас, у нас теперь есть приличные адвокаты!..

– Адвокаты? При чем же здесь адвокаты?

– Так вы…

– Я всего лишь хотел просить вас, мистер Колоброд – не могли бы вы несколько отложить ваш рейс по военному ведомству? Все эти дни, мистер Колоброд, сэр, мистер Тхор находился с нашими детьми, и поверьте мне, никакие аттракционы… решительно ничто, сэр! Мистер Тхор, он… он нашел такой удивительный, такой потрясающий способ общения с нашими малышами, что я…

И тогда я всего лишь грустно улыбнулся.

– Он целый старлей, между прочим… – пробормотал я, отыскивая в кармане халата забытые там сигареты. – Увы, сэр, но мистеру Тхору придется вернуться на борт своего корабля. Всяким приключениям когда-нибудь приходит конец…


Харьков – Санкт-Петербург, 2004–2005.


Купить книгу "Приключения в консервах" Бессонов Алексей



home | my bookshelf | | Приключения в консервах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу