на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава 6

Какодемономания: экзорцизм, или Одержимость дьяволом

Как работает мозг, если человек считает себя одержимым демоном? Мы не знаем ответа на этот вопрос, однако некоторое понимание проблемы имеется. Психиатры называют такое расстройство какодемономанией или собственно одержимостью.

Какодемономания, одно из давно известных психических расстройств, имеет чрезвычайно широкое распространение. Упоминания об одержимости встречаются с древнейших времен во всех уголках земного шара. В Японии ее называют доджо{49}, в Мексике – эмбрухада{50}, в Руанде – кубандва{51}. Но как бы она ни называлась, одержимость не зависит от времени и места: демоны, дьяволы, духи и другие существа будто бы проникают в человеческое тело и начинают его контролировать{52}.

На Западе интерес к одержимости возродился в 1973 г. после выхода на экраны фильма «Экзорцист»[1]. Возможно, на создателях этого фильма лежит ответственность за возникшую в обществе истерию и неврозы. В одном сообщении упоминается о четырех случаях «кинематографического невроза», возникшего у людей после просмотра фильма{53}.

В 1975 г. в одной британской статье был описан акт экзорцизма, проведенный религиозной группой, якобы желающей воспрепятствовать вмешательству психиатров. При исполнении ритуала муж убил свою жену{54}.

В 1993 г. в Австралии у себя на кухне во время обряда изгнания демона скончалась женщина; ритуал проводили двое мужчин, одним из которых был муж покойной. Позже обоих признали невиновными.

Хотя об этом говорят неохотно, некоторые психиатры видят определенную пользу в разумном использовании ритуала для психиатрической помощи, к примеру в трудноизлечимых случаях демономании{55}. Психиатры из университета Вандербильта сообщали, что один крайне беспокойный пациент поправился после всего лишь одного обряда экзорцизма, проведенного под их надзором священником-фундаменталистом{56}.

Возможно, религиозные убеждения больных (к примеру, вера в одержимость дьяволом) препятствуют успешному применению обычных методов лечения, и такие ритуалы, как экзорцизм, могут приносить пользу в качестве дополнительной терапии, способствуя преодолению психологических барьеров. Однако все это чрезвычайно спорно.

В 1923 г. Фрейд назвал какодемономанию неврозом, при котором человек сам создает себе демонов. Демоны, по его мнению, – результат подавления желаний{57}.

Одним из знаменитых одержимых, о котором писал Фрейд, был Кристоф Хайцманн. Карьера этого успешного художника разрушилась из-за появления у него в зрелые годы бредового представления одержимости дьяволом. Фрейд объяснял, что в расстройстве мужчины проявился пугающий образ недавно умершего отца, который, по представлению Хайцманна, хотел изнасиловать его и кастрировать. С точки зрения Фрейда, причина болезни Кристофа крылась в неудачном разрешении эдипова комплекса.

Фрейд не общался с Хайцманном лично. Последний родился в Баварии и рос в период Тридцатилетней войны (1618–1648). Психиатр основывал свой диагноз на информации, собранной о пациенте другими людьми. Доктор'a Салли Хилл и Джин Гудвин уверены, что Фрейд поставил неправильный диагноз{58}. Их мнение заставляет заново обдумать все аспекты демономании, в том числе и вопрос, почему одержимых людей раньше сжигали на кострах как ведьм и колдунов.

Хилл и Гудвин утверждают, что «дьявол» Хайцманна действительно воплотился в образе его отца – человека, который, скорее всего, жестоко обращался с сыном в детстве. Но художник испытал и другие травмы, и этот факт Фрейд вполне мог бы заметить, изучай он вопрос более тщательно.

Опыт работы с пациентами, считающими себя одержимыми, позволяет предположить, что Кристоф Хайцманн был жертвой жестокого, садистского обращения. Люди, испытавшие подобное, часто не могут рассказать о пережитом насилии из-за ужаса и амнезии, блокирующей осознание события и его вербализацию{58}.

Хилл и Гудвин описывают кошмары, с которыми Хайцманн, росший в Баварии, мог сталкиваться во время Тридцатилетней войны: разрушения, убийства, публичные казни, изнасилования, мародерство, пытки, голод и даже каннибализм. (Этот период послужил исторической основой пьесы Бертольда Брехта «Мамаша Кураж и ее дети», 1941 г.)

Хилл и Гудвин считают, что все эти факторы внесли свой вклад в болезнь Хайцманна. Впечатления от пережитого оказались настолько сильны, что он похоронил их в самой глубине сознания. Спустя годы они вернулись в образе дьявола, который желал погубить его, как это едва не сделал отец. Таким образом, какодемономания Кристофа явилась отголоском детской травмы. Такое расстройство – попытка ребенка справиться с беспощадным окружающим миром.

Конечно, историки спросят: могут ли жестокость и психологические потрясения объяснить одержимость людей, которая наблюдается на протяжении развития человеческого общества? Возможно, ведьмы, сжигаемые на кострах, были одержимы из-за насилия, перенесенного в детстве. Если да, то их уничтожение основывается на принципе «жертва виновата сама».

Помогает ли эта точка зрения понять случаи одержимости в современном обществе? Возможно, да. В исследовании, проведенном в Университете Вандербильта, рассмотрено пять случаев демонической одержимости детей{59}. Все они испытали жестокое обращение в семье{60}.


Мозг играет в кости | Странности нашего мозга | Может ли мозг двигать предметы?