home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПРОЛОГ.


Объект - 12

ПРОЛОГ


Звуки шагов гулким эхом разносились по кирпичным сводам тоннеля. Крысы и другие обитатели подземных коммуникаций с шорохом разбегались при виде группы людей, одетых в разношёрстную химзащиту, которые, разрывая тьму лучами карманных фонарей, уверенно двигались вперёд и время от времени шумно перекликались.

- Так, стоп! – скомандовал старший группы, поднимая ладонь вверх.

Все послушно остановились.

Старший извлёк из кармана сложенный вчетверо листок пожелтевшей бумаги, который был упакован в прозрачный водонепроницаемый файл, и, посветив фонариком сначала на него, а затем на стену, принялся что-то пристально на ней разглядывать.

В туннеле повисла почти полная тишина, нарушаемая лишь дыханием уставших людей и шорохом невидимых крыс.

- Вход должен быть здесь… - старший хмуро уставился на облицованную кирпичом стену.

- Ничего не видно, - послышался голос другого члена подземной бригады.

- Дверь была здесь, - убеждённо произнёс первый диггер, - если план не врёт…

Все присутствующие, как один, повернулись к парню, который замыкал группу. Из всех собравшихся он был самым младшим. На прошлой неделе ему исполнилось 17. Звали его Кирилл, и, надо заметить, младшим он был не только по возрасту, но и по опыту подземных путешествий. Собственно, это был его первый спуск в московские катакомбы, но именно он был его инициатором.

Причиной этому стала удивительная находка, которую парень сделал, роясь в документах, обнаруженных на чердаке подмосковного дома, который принадлежал ещё его прадеду. Кирилл и раньше знал, что прадед был одним из первых строителей московского метрополитена, но никогда не придавал этому особого значения. Но обнаруженный им документ не мог ни привлечь его внимания. Точнее сказать, документов было два.

Первый выглядел как непонятная план-схема. Вглядываясь в перекрестья линий, изображённые на пожелтевшей бумаге, и выцветшие от времени чернила, которыми были оставлены чьи-то рукописные комментарии, Кирилл понял, что чертёж относится к какому-то подземному сооружению. Особенно его заинтересовала надпись, которая как бы была заглавием для всей схемы: ОБЪЕКТ – 12.

Вторым документом оказался дневник прадеда, почитав который, Кирилл узнал, что ОБЪЕКТ – 12 не что иное, как название засекреченного проекта подземных коммуникаций! Причём не пресловутого Метро-2, а особого, цель которого была в корне непонятна… Даже непосредственно руководивший строительством прадед не знал истинного предназначения возводимого им сооружения.

Строительство происходило на невероятной глубине, значительно превышающей глубину метрополитена. Из дневника Кирилл смог понять, что все работы велись в режиме строжайшей секретности, под пристальным надзором особого отдела НКВД. Также из дневника он узнал, что во время строительства стали происходить странные инцеденты - неизвестно почему, но раз за разом в тёмных катакомбах начали пропадать люди…

В НКВД решили, что столкнулись с деятельностью саботажников и вредителей советской власти, внедрившихся в ряды метростроевцев. Несколько человек из руководства проектом были арестованы. Сам прадед Кирилла тоже побывал на Лубянке после того, как выступил с предложением приостановить строительство до выяснения обстоятельств исчезновения людей. На допросе Андрей Павлович, так звали прадеда, долго доказывал следователю, что его предложение основывается отнюдь не на желании сорвать планы советского правительства о строительстве сверхсекретного стратегического объекта, а лишь на элементарной заботе о простых строителях, которые, судя по всему, подвергаются явной опасности.

Но во все времена, а в те времена особенно, властьдержащие чихать хотели на безопасность простых тружеников. На совещании высоких чинов отвечающих за воплощение проекта в жизнь под аплодисменты было принято единогласное решение о том, что строительство продолжится, невзирая на потери, так как гордый советский народ, воплощая в жизнь задание партии, никогда не повернёт вспять перед кознями империалистических вредителей и во чтобы то ни стало выполнит задачу.

Строительство продолжилось, но теперь на Лубянке решили взяться за проблему всерьёз. Во-первых, было всё же принято решение для обеспечения безопасности приставить к каждой бригаде строителей по два человека охраны из спецвойск НКВД. Кроме того, в ряды метростроевцев были внедрены несколько агентов из военной контрразведки, в задачу которых входил поиск прокравшихся в стан советских строителей шпионов и саботажников.

Что, впрочем, не помогло… Несмотря на охрану люди, продолжали пропадать. Пропадать вместе с охраной, целыми группами и поодиночке. Но руководство НКВД запретило распространять информацию об исчезновениях, дабы не допустить паники. Всему личному составу строителей было объявлено, что слухи о якобы имевших место регулярных исчезновениях людей являются не более, чем распущенной врагами народа дезинформацией, призванной сорвать стратегически важное строительство! И каждый замеченный в распространении таких слухов будет наказан со всей строгостью советского закона. А все прекрасно понимали, что это значит.

За полгода до окончательного завершения строительства Андрея Павловича отстранили от занимаемой должности, и о дальнейшей судьбе таинственных сооружений, которые правительство с таким упорством пыталось построить в подземных глубинах, он имел весьма смутное представление. Единственное, что он знал точно, так это тот факт, что в 1947 году ОБЪЕКТ-12 всё же было решено законсервировать.

Кирилла очень заинтересовала эта история, и, порывшись в Интернете на различных форумах посвященных диггерству и спелеологии, он нашёл людей, которые согласились помочь ему удовлетворить его жажду познания.

Первым на предложение отправиться к ОБЪЕКТУ - 12 откликнулся некто Крот. После непродолжительной переписки Кирилл встретился с Кротом в реале и продемонстрировал ему ту самую план-схему, отсканировать которую и выложить в Интернет он упорно отказывался. Крот был диггером со стажем, но ни про какой ОБЪЕКТ – 12 он никогда не слышал. Тем более его заинтересовала загадочная карта, подлинность которой на первый взгляд не вызывала сомнений. У Крота была своя команда из трёх человек, и он согласился взять с собой Кирилла, хотя честно предупредил, что подобные походы не для новичков и Кириллу лучше дождаться результатов исследования дома.

Но владелец карты был намерен увидеть детище своего прадеда собственными глазами, а потому твёрдо вознамерился идти вместе с группой.

Сейчас, когда глаза всех присутствующих диггеров были направлены на него, он не придумал ничего иного, как пожать плечами, мол, я в этих делах не спец.

- А ну-ка, - вперёд выступил Зелон, - посветите-ка все на стену. Лучи пяти фонарей скрестились в указанном диггером месте. Тот приник к стене и, достав из кармана увеличительное стекло, ухмыльнулся.

- Так и есть…

- Что там? – послышался чей-то вопрос.

- Кирпичи! – торжественно улыбнулся Зелон, - отличаются! Эта кладка лет на десять моложе, нежели стены туннеля!

И действительно при ближайшем рассмотрении через увеличительное стекло чувствовалась некоторая разница между оттенками кирпичей. Там, где, судя по карте, должен был находиться один из входов ОБЪЕКТА –12, кирпичи были немного светлее, нежели те кирпичи, из которых состояли стены туннеля.

- Дверь замурована! – произнёс Шутер, получивший свою кличку за любовь ко всему стреляющему. Даже сейчас за его спиной помимо всевозможного оборудования висела упакованная в чехол Сайга.

- Вижу, - произнёс Крот, - дайте мне кто-нибудь кувалду!

С гулким стуком рюкзак Зелона опустился на бетонный пол, и, покопавшись в нём, диггер извлёк на свет небольшую, но увесистую кувалду, и протянул её старшему.

Примерившись, Крот размахнулся и, описав широкую дугу, кувалда высекла из стены кирпичную крошку, огласив своды туннеля звуком ломаемой кладки. Крот продолжал действовать методично, нанося удар за ударом. Обломки кирпичей сыпались к его ногам. Спустя пять мину Крот, запыхавшись, остановился и осветил образовавшуюся выбоину лучом фонаря. Как он и предполагал, кладка оказалась двойной – в пролом просматривался новый слой кирпичей.

- Тут придётся попыхтеть, - резюмировал Крот, протягивая кувалду Зелону.

Работа возобновилась. В течение почти часа диггеры, сменяя друг друга, рушили кирпич, углубляя пролом. За вторым слоем кладки обнаружился третий, затем четвёртый и пятый.

Постепенно, по мере того, как сил работать становилось всё меньше, всем стало казаться, что эта чёртова кладка никогда не закончится, когда внезапно после очередного удара кусок кирпича провалился внутрь, а на его месте образовалось тёмное отверстие.

- Есть! – устало выдохнул Мендель – третий диггер из команды Крота. Сидевшие в это время в сторонке исследователи повскакивали со своих рюкзаков и бросились к пролому.

- Так, а ну! – Крот уверенно пролез вперёд и посветил фонарём в отверстие.

- Ну? Что там?

- Похоже на дверь, - произнёс Крот и, несмотря на то, что была не его очередь крушить стену, схватил кувалду и принялся работать с удвоенным энтузиазмом. Не прошло и четверти часа, когда лаз, достаточный для того, чтобы проникнуть внутрь, был готов.

За кирпичной кладкой оказалось небольшое пустое помещение и собственно то, что искала команда – старая, покрытая толстым слоем ржавчины и грязи большая двустворчатая железная дверь. Но даже сквозь слой грязи, который образовался на поверхности двери за десятки лет, была различима красная надпись: ОT-12 / ХОД-СЕВ - 4.

- Что эта хрень значит? – подал голос Кирилл.

- Да всё просто… - пояснил Крот, - похоже на сокращения. Ну, типа, ОБЪЕКТ – 12 , четвёртый северный вход. Или выход…

По началу диггеры осматривали дверь, закрывавшую проход в загадочное сооружение, с благоговейным восторгом, но постепенно взгляды их сосредоточились на двух внушительного вида стальных засовах, который мало того, что были блокированы странного вида огромными висячими замками, так к тому же ещё и намертво заржавели.

- Приехали… - выдохнул Кирилл, - тут нам кувалда не поможет…

- Не поможет, - кивнул Крот.

- Так что же… Всё зря?

Вместо ответа Крот посмотрел на Менделя. Тот с задумчивым видом подошёл к запирающей конструкции и некоторое время внимательно её осматривал.

- Хорошо проржавело… Думаю, придётся провозиться не меньше часа…

Кирилл непонимающе посмотрел на диггера, а тот уже извлек из рюкзака пластиковый чемоданчик, внутри которого упакованные в мягкий поролон лежали стеклянные бутылки с разного рода химическими формулами на этикетках. Кирилл ясно разглядел знакомую ещё по урокам химии надпись H2SO4 – формулу серной кислоты.

- Думаю, вам стоит подождать снаружи. Вы пока что не нужны, - произнёс Мендель, и Крот, кивнув, взял Кирилла под локоть.

- Пойдём. Не будем ему мешать.

Оказавшись в основном туннеле диггеры вновь расположились вдоль стен, удобно устроившись на мешках с поклажей. Теперь, когда можно было только ждать результатов работы Менделя, каждый принялся заниматься своим делом. Зелон возился с мобильником. То ли играл, то ли строчил СМС… Хотя, какое там – на такой глубине связи всё равно нет.

Шутер расчехлил Сайгу, которую Кирилл по неопытности вряд ли смог бы отличить от автомата Калашникова, и, разобрав её, принялся дотошно проверять слаженность и целостность каждой детали.

Крот же попросту задремал, скрестив руки на груди и привалившись к стене тоннеля.

Кирилл не знал чем ему заняться, а потому, посидев пять минут и вдоволь помаявшись бездельем, решил совершить небольшой променаж вперёд по тоннелю. Но не успел он сделать и двух шагов, как услышал голос Крота.

- Стоять!

Кирилл обернулся. Диггер по-прежнему не открывал глаз и находился всё в той же позе.

- Куда собрался? – задал вопрос Крот.

- Да так… Пройтись… - пожал плечами Кирилл.

- Сядь! Ходок… - безапиляционно произнёс Крот, - пройтись он решил… Я же предупреждал, без команды старшего - ни шагу!

- Да я тут рядом… - Кирилл послушно сел на место.

- Здесь тебе не центральная площадь города! Здесь за каждый неверный шаг можно и головой ответить. Это твой первый спуск? Первый. Так вот я не хочу, чтобы он стал для тебя последним. А потому держись рядом и в сторону ни шагу! Понял?

Кирилл кивнул. Он, конечно, слышал про то, что жизнь диггеров наполнена самыми разнообразными опасностями, но как-то особенно не воспринял это всерьёз.

- А ты лично знал кого-нибудь кто ну… Не вернулся? – задал вопрос Кирилл после минутного молчания обращаясь к Кроту. Тот невесело усмехнулся.

- Мы все кого-то знали…

- И часто такое… происходит?

- Время от времени, - отвечал Крот. – Здесь порой такие вещи случаются, что впору фильмы ужасов снимать.

- Какие, например? – глаза Кирилла зажглись любопытством.

- А вон пусть тебе Зелон расскажет. Он у нас мастер байки травить.

- Не байки это, - с серьёзным видом откликнулся Зелон.

- Ну-ну, - усмехнулся Крот.

- Расскажи, Зелон! – попросил Кирилл, глядя на диггера.

Тот неспешно убрал мобильник в карман и с важным видом откинулся на стену.

- Ну, значит, слушайте. Дело было так. Лазил я как-то в своё время в один колодец, что возле дома моего был когда-то. Не один лазил, с друзьями. У нас там место было своё тайное. Мы там собирались, курили, выпивали иногда, ну, в общем, культурно отдыхали.

Я тогда среди нашей компании самый младший был – четырнадцать мне было или около того. Ну, так вот, в том месте, где наше место было – проходила теплотрасса. Бомжи туда постоянно наведывались, а мы их гоняли. Они ж, суки, придут, нагадят, а нам потом убирать. Но не в этом суть, а суть в том, что кроме нас и бомжей, там лазили ещё и монтеры, которые эту теплотрассу обслуживали. Так вот с теми монтерами мы в ладах были. Они наc не трогали. Мы же не бомжи какие-нибудь. Мы, можно сказать, тоже за порядком там следили. Ну, знамо дело, случалось, даже, и выпивали вместе. Короче, общение было на уровне. И был там у нас один монтер дядя Степан. Мужик как мужик, нормальный. Только вот произошёл однажды такой случай со мной. Сейчас как вспомню, аж дрожь пробирает.

Зелон сделал театральную паузу и оглядел присутствующих.

- Уезжал я как-то раз на две недели из города, а когда вернулся, решил слазить в наше место вместе с друзьями. Пришёл ещё пораньше всех. Никого не было, ну, думаю, ладно. Подожду. И вдруг слышу шаги. Думаю – во, наши идут. Выглядываю в коридор – нет никого. И шагов не слышно. Показалось, думаю. Возвращаюсь обратно. Только сел, косячок забил, баловался я этим тогда – опять шаги. Выглядываю, нет никого! Думаю да что ж такое-то, а?! Что за хрень мерещится? Плюнул, опять вернулся. И чтобы вы думали? Не успеваю сесть, опять шаги непонятные…Шаркающие...

И знаете что, ребят... Не по себе мне тут стало... Выглянул я в коридор – никого нет. Ну и пошёл к выходу. Иду… И слышу – а шаги-то за мной! Оборачиваюсь – никого нет! Ну, тут я испугался не на шутку. Драпанул так, что только пятки сверкали… Подбегаю к лестнице, на верх взлетел пулей.

На улице солнце светит, птички щебечут, а я стою, и самого трясучка бьёт. Думаю, что такое... Чего испугался? Шагов каких-то! А к колодцу подойти и вниз заглянуть боюсь... Долго не решался, но, наконец, подошёл. Смотрю вниз... А там дядя Степан стоит. Я ему кричу – дядя Степан, это вы, что ли, меня напугали... А он смотрит и молчит. А потом руку поднял и пальцем меня поманил, мол, спускайся сюда, Зелон, спускайся. И что-то мне в нём не понравилось… Я ему – дядя Степан? Вы что? У вас всё нормально? А он стоит и только пальцем меня к себе манит… И, знаете... Меня словно тянет в колодец... Какая-то сила... Я лезть вниз не хочу, а всё равно лезу. Вот уже ногу одну на ступеньку поставил, и тут, слава богу, кореш мой меня по имени окликнул. Наваждение как рукой сняло. Отскочил я от колодца, сердце стучит, словно вот-вот выпрыгнет. Ну, значит, кореш ко мне подбегает и говорит – ты что, Зелон, такой бледный? Ну, я ему всё и рассказал. А он пальцем у виска покрутил и говорит, ты, что, не знаешь, что дядя Степан уже неделю как погиб от прорыва теплотрассы... Я так и сел. Как, говорю, погиб? А он мне – мол, а так – кипятком его окатило, вот и привет. Его уж похоронили…

Зелон некоторое время молчал.

- И вы знаете, ребят... Больше я в тот колодец никогда не спускался. Хотя пацаны и звали. Я рассказал им историю про дядю Степана, но они, ясень пень, не поверили. А потом несколько человек из нашей компании нашли там мёртвыми. Диагноз у всех был один – разрыв сердца. Типа накурились чего-то и очень сильно испугались. Но я-то, похоже, знаю, чего они испугались.

Диггер замолчал.

Крот усмехнулся. Шутер по-прежнему возился с Сайгой, не обращая ни на кого внимания. Один лишь Кирилл, похоже, был под впечатлением от услышанного.

- И что… После этого тебе не страшно было спускаться под землю?

- Страшно? Конечно… Но так ведь в этом-то и состоит кайф! Острота ощущений, понимаешь?

Кирилл неуверенно кивнул, размышляя про себя, а хватило бы у него духу повторно спуститься в подземелья, приключись с ним подобная история…

- Слушай, а Мендель он, типа, это… Химик? – спустя несколько минут обратился к Кроту Кирилл.

- Химик, химик… Химфак МГУ, между прочим, с красным дипломом закончил! Он у нас голова… Незаменимый человек можно сказать. Мы с ним уже полтора года в одной команде, и за всё это время я ни разу не пожалел, что его принял.

- Ага… - кивнул Кирилл, что-то прикидывая, - я так понял, что вы тут все непросто так образовались? Вот Мендель – это химик…Шутер – ну типа охрана. Ты Крот – руководишь… А Зелон что делает?

- Байки травит, – подал голос Шутер.

- Да пошел ты! – беззлобно откликнулся Зелон.

- Да нет у нас никакой специальной формации, – ответил Крот. – Само собой так получилось.

Кирилл кивнул.

- Ясно… А это…Что-нибудь ценное случалось кому-нибудь тут находить?

- Клад что ли?

- Ну да…

Крот пожал плечами.

- Мне не доводилось… А кому посчастливилось, едва ли будет кричать об этом на каждом углу – сам знаешь в какой стране живём…Хотя такая возможность всегда существует, это уж точно.

- А ты бы что сделал, если бы нашёл что-то ценное?

Крот покосился на Кирилла.

- Ты к чему клонишь?

- Да так… Просто интересно…

- Интересно… - проворчал Крот, - мне если честно тоже интересно, чтобы я сделал… Так что тут гадать – сперва найти нужно… Да и вообще не за этим мы сюда лазаем.

Кирилл в очередной раз кивнул. И погрузился в свои мысли. Конечно, он показал Кроту карту ОБЪЕКТА – 12 и даже рассказал кое-что о непонятных пропажах людей, но кое о чём он предпочёл пока что умолчать. Дело в том, что в дневнике прадеда описывалось событие, произошедшее зимой 1942 года, когда по секретным веткам Метро-2, соединенных с ОБЪЕКТОМ-12, в сопровождении неимоверного количества охраны прибыл бронированный и запечатанный со всех сторон состав. Никто точно не знал, что храниться в опечатанных вагонах загадочного поезда, так и оставшегося стоять на нижних уровнях ОБЕКТА –12, но охраняла его целая рота.

Мысли Кирилла были прерваны появившимся из пролома в стене Менделем. Он был в противогазе старого ещё советского производства. Подойдя к товарищам, он стянул его с головы и, усевшись рядом, произнёс.

- Ещё минут пять на проветривание и пойдём.

- На проветривание чего? – не понял Кирилл.

- Предбанника.

- Чего?

- Помещение между проломом и дверью, - терпеливо пояснил Мендель. – Я обработал проржавевший металл раствором сильнодействующей кислоты. Но вытяжки там нет, потому образовавшиеся в результате химической реакции испарения не добавят нам здоровья. Надо немного проветрить.

- Понятно…

- Заржавело на совесть, - продолжал Мендель, - пришлось попотеть. Ну да не с такими проблемами справлялись.

Выждав намеченный срок, диггеры вновь вернулись в пролом, и Кирилл увидел, что мощные засовы лежат на полу изъеденные кислотой.

- Отличная работа, - похвалил Менделя крот и, ухватившись за ручку, потянул дверь на себя.

Дверь дёрнулась, но не поддалась.

- Черт! Помогайте! – крикнул Крот.

Совместными усилиями диггерам удалось приоткрыть дверь так, чтобы образовалась щель достаточная для того, чтобы протиснуться внутрь.

Первым в проём шагнул Крот. За ним Шутер, Мендель и Зелон. Кириллу традиционно досталась роль замыкающего.

За дверью оказалось довольно просторное помещение с выложенным кафелем полом и стенами грязно-зеленого цвета, покрытыми толстым слоем грязи. Через несколько шагов луч фонаря выхватил из темноты прикреплённый к стене плакат с предупреждением:

СТОЙ! ПРЕДЪЯВИ ПРОПУСК!

Ещё немного дальше из темноты выступала бетонная стена с проделанным в ней отверстием пулеметного ДЗОТа.

Рядом с пулемётным ДЗОТом была ещё одна дверь. Точнее дверной проём. Сама дверь отсутствовала.

- Здесь был КПП. Проверяли документы у входящих на объект. – Высказал свою мысль Шутер. Внутри заброшенного КПП обнаружилась полуистлевшая от времени мебель, в частности, стол, несгораемый шкаф и прочий хлам. Внутри стола лежали какие-то бумаги…

- Смотрите! – послышался вдруг удивлённый голос Менделя, который углубился в помещение чуть дальше остальных. Луч его фонаря выхватывал из темноты какую-то проржавевшую конструкцию.

- Ого! – воскликнул Шутер. - Вот это да!

- Что это? – спросил Кирилл.

- Пулемёт ДС-39! Калибр 7,62, начальная скорость пули 860 метров в секунду, скорострельность до 1200 выстрелов в минуту, прицельная дальность до 200 метров…

Ствол станкового пулемёта был развёрнут в противоположную от входа сторону и смотрел куда-то во тьму.

- Странно… По идее он должен был находиться в пулемётном окне и прикрывать подход к КПП… - произнёс Шутер.

- По идее его тут вообще быть не должно – перед консервацией его бы забрали, – сказал Крот, осматривая оружие.

- А я думал раньше пользовались в основном Максимом, – решил блеснуть знанием оружейной истории Кирилл.

- Детище Дягтерёва постепенно заменило пулемёты Максим, и к 1940 году их производство вообще прекратилось.

– Почему его оставили, когда уходили? – задумчиво произнёс Зелон.

- Может забыли? – выдвинул предположение Кирилл.

- Ага, конечно… - скептически произнёс Крот.

- Даже лента есть! – не переставал удивляться Шутер. – Всё выглядит как при спешном отступлении…

- Или паническом бегстве... – мрачно добавил лидер группы, вглядываясь в тёмную глубину помещения.



ОБЪЕКТ-12. Сергей Богомазов | Объект - 12 | Глава 1.ЭПИЗОД 1: Наёмник