home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13.

Эпизод 1: Профессор


Готовые на подвиги достойны уважения – герои нашего времени…

©Милитари Клан


Дорога до выхода из катакомб оказалась не слишком длинной, но за время пути Валентин Петрович успел поведать своим спутникам историю о том, как он оказался на улице. Как выяснилось, до этого он был историком, занимался изучением археологии, преподавал в ВУЗах и имел пятикомнатную квартиру в «cталинке». Всё рухнуло в один день, когда умерла жена, с которой они прожили почти сорок лет.

Не в состоянии бороться с обрушившимся на него горем, Валентин Петрович, человек по жизни мало пьющий, стал искать спасения в алкоголе, и, как часто бывает в таких случаях, – эта трясина его затянула. Научная  деятельность была заброшена. ВУЗы отказались иметь дело с педагогом, являвшимся на работу под градусом, а порой и попросту пропускавшим занятия. Детей у пожилого профессора не было – единственный сын трагически погиб десять лет назад. Тогда Валентин Петрович тоже был на грани срыва, но рядом с ним была любящая жена, и, в конце концов, он смог пережить эту трагедию. Сейчас же он остался совсем один…

Теперь каждый его день начинался с жуткого похмелья и поиска очередной возможности выпить. Его кругом общения стали дворовые алкаши, а пределом мечтаний наскрести денег хотя бы на маленькую чекушку водки. Зарабатывал он, собирая бутылки и сдавая их во вторсырьё. Новые друзья звали его просто – Петрович. Иногда в моменты душевного озарения профессор понимал, что катится в пропасть, но не мог или, правильнее сказать, не хотел ничего с этим поделать.

В один прекрасный летний день в компании мающихся от похмелья и отсутствия денег алкоголиков появился странный тип. Был он молод и, судя по дорогой опрятной одежде, не принадлежал к алкоголичной братии. На типа сперва посмотрели с подозрением. Но когда он сообщил о том, что только что стал отцом и ищет компанию, с кем бы можно было душевно отпраздновать это событие, а за тем извлёк из багажника своего джипа ящик водки «Абсолют», сердца алкоголиков оттаяли. Началась гулянка, во время которой новоиспечённый папаша не столько пил сам, сколько подливал другим, а сам в это время как бы ненавязчиво интересовался, кто, как, где, и с кем живёт.

Узнав, какой жилищной площадью единолично обладает Петрович, незнакомец, который представился Валерием, сконцентрировал все своё внимание на нём.

Выслушав и посочувствовав горю профессора, он вскоре вошел к нему в доверие. Cтал наведываться в гости, каждый раз принося с собой сорокаградусный подарок.

Теперь Валентину Петровичу не надо было возиться с бутылками. Водку и «закусон» новоявленный «друг» каждый день исправно приносил с собой. Лишившись последнего стимула работать, Валентин Петрович стал уходить на дно с удвоенной скоростью. День и ночь слились в один нескончаемый хоровод из опустошенных бутылок, а между делом исправно снабжавший его алкоголем Валерий стал вести странные разговоры.

- Слушай, Петрович… Человек ты пожилой…Одинокий… Детей у тебя нет… - говорил он, подливая в рюмку старику очередную порцию водки.

- Нет, Валера… Нет… - горестно вздыхал старик, слезящимися глазами глядя на собеседника.

- Вот! А представь, что будет, если ты вдруг сам о себе заботиться не сможешь? Что с тобой станет?

Валентин Петрович вздыхал и молча опрокидывал выпивку.

- Что будет, что будет… Помру я, Валера… Что мне ещё останется… Всю жизнь прожил как человек, а помирать, видно, придётся как собаке, никто и стакан воды не подаст…

- Так вот, Петрович! Я тут покумекал и придумал, как эту проблему можно решить! – с запалом сообщил Валера, наполняя собутыльнику опустевшую рюмку. - Знаю я конторку одну… Так вот – они в обмен на право наследования квартиры занимаются тем, что предоставляют человеку, заключившему с ними договор, полное пожизненное содержание! То есть обеспечивают тебя едой, питьём, медицинским обслуживанием и всем, всем, всем, что необходимо пожилому человеку. Пожизненно! Понимаешь, Петрович?

- Понимаю… Что ж тут не понять-то, Валера… Только как-то подозрительно это всё… Фирма-то надёжная?

- Петрович! Обижаешь! Ну разве я для своего друга что-то плохое могу посоветовать? – обижался Валера.

Подобные разговоры возобновлялись всё чаще и чаще. Валера говорил так убедительно, что постепенно Валентин Петрович действительно стал задумываться о том, что может действительно стоит принять это интересное предложение, а спустя ещё какое то время решился, но с условием, что прежде, чем подпишет бумаги, внимательно их прочитает.

- О чём базар, Петрович! – сразу же оживился Валера, как только старик сообщил ему о своём решении, - конечно, прочитаешь, всё проверишь!

Спустя какой-то час агент конторы, вызванный Валерием, уже находился в квартире Валентина Петровича.

- Ну что? Прежде, чем приступим – выпьем за начало взаимовыгодного сотрудничества? – предложил Валера, выставляя на стол бутылку «Русского Стандарта».

- Я это… - мучавшийся с похмелья старик с тоской посмотрел на спиртное, - может сперва документы почитать, а то…

- Петрович! Смотри! – Валерий похлопал по кожаному кейсу, в котором агент принёс бумаги, - вот они твои документы! Тут лежат – никуда не денутся! Давай сперва выпьем за успех мероприятия, а потом и документики можно полистать и убедиться, что у нас всё чин-чинарем. По закону!

- Так я это… Думал, чтобы на трезвую голову…Чтобы понять всё…

- Петрович… Ну ты сам посуди – какой из тебя сейчас читака? Ты ж не похмелялся, поди? Башка-то, небось, не варит совсем? – говорил Валера, наполняя рюмку. - А сейчас как хряпнешь маленькую, в голове-то, небось, прояснится! Вот тогда и документиками можно будет заняться! Так ведь? – произнёс Валера, пододвигая рюмку к старику. Тот долго смотрел на прозрачную жидкость и, наконец, сломался.

- Вот молодца! – подмигивая агенту, радостно похвалил Петровича Валера, - ну что, полегчало?

Петрович кивнул, закусывая.

- Между первой и второй перерывчик небольшой! – объявил Валера, вновь наполняя рюмку.

Петрович хотел было что-то возразить, но потом подумал о том, что какого чёрта он парится, Валера же плохого не посоветует, да и не успеет он настолько захмелеть, чтобы совсем уж ничего не соображать к тому моменту, когда, наконец-то, взглянет на документы.

А то, что было потом, он помнил крайне смутно. Вот они куда-то едут… Надпись «Нотариус» над какой-то невзрачной дверью… Снова поездка, уже значительно более долгая… За окнами мелькают поля и леса… Куда его везут… Алкоголь… Его постоянно поят, не давая просохнуть… Непонятный сарай… Голый дощатый пол… В тесной тёмной комнатушке ещё несколько человек… Они такие же, как и он…Их держат взаперти. Вместо воды дают водку… Провалы в памяти… Безумие…

Очнувшись, Валентин Петрович обнаружил себя лежащим в какой-то грязной подворотне… Шатаясь, он вышел на улицу и огляделся… Он не знал, где он… Ни денег, ни документов  в карманах изношенной куртки не оказалось… Не в силах понять, что произошло, Валентин Петрович бесцельно бродил по улицам, пытаясь выяснить у прохожих, в каком из районов Москвы он очутился, но большинство прохожих не хотело разговаривать с бомжем, которым им казался профессор.

- Какая Москва, отец? Ты в Туле! – засмеялся один из проходивших мимо парней.

- Как…Как в Туле… - ошарашено прошептал старик. – В какой Туле?

- В тульской Туле! Пить надо меньше! – было ему ответом.

Почти три дня понадобилось Валентину Петровичу, чтобы насобирать денег на билет в Москву. Прибыв в родной город, он первым же делом бросился к своему дому, и был ошарашен, когда, подходя к дверям своей квартиры, услышал доносящиеся из-за неё звуки музыки. Профессор бросился звонить в дверь и не отпускал звонка до тех пор, пока на пороге не возник здоровенный бритоголовый детина.

- Те чё надо, старичелло? – поинтересовался он, пренебрежительно глядя на ошарашенного старика сверху вниз.

- А… Вы…Что вы делаете в моей квартире?! – завопил Валентин Петрович.

Брови амбала удивлённо поползли вверх.

- Какой твоей, дедуля? Ты чё-то попутал, в натуре! Это моя хата! Я её три дня назад купил за свои башли! Новоселье справляю!  – произнёс он, глядя на старика злобными глазами.

- Коля, ты где? Иди к нам! – послышался из глубины квартиры девичий голос.

- Что… По какому праву! Я сейчас… Я милицию вызову! – закричал старик.

- Колян, ну ты где там застрял! – послышался знакомый Валентину Петровичу голос, и из глубины квартиры возник Валера.

- Валера! –  заорал Валентин Петрович, - Что здесь происходит, Валера!

Но Валера посмотрел на Валентина Петровича так, словно в первый раз его видел.

- Это что за клоун? – спросил он у бритоголового.

- Да бомжара какой-то синьки перебрал, говорит, что хата, мол, его! – ответил тот.

- Это мой дом! Мой! Меня все соседи здесь знают! Вы не имеете права! Валера! Ты же видишь, что это я! Почему ты меня не узнаёшь?!

Валера приблизился и в упор посмотрел на профессора.

- О! Да это же действительно ты, Петрович! Исхудал весь… Грязный какой-то… То-то я тебя не признал с первого раза! – произнёс он и, обратившись к бриоголовому, добавил, - ты иди, Колян, девочки уже заждались, а с этим я сам разберусь.

- Валера! – затараторил старик, - Валера, что здесь происходит?! Что здесь делает этот человек! Чёрт… Что ты здесь делаешь?! В МОЕЙ КВАРТИРЕ?!

Валера посмотрел на старика, как на ребёнка.

- В твоей квартире? Петрович, ты что, забыл? Ты же её подарил!

- Что…ЧТО?! Как подарил?! Кому подарил?! Я никому ничего не дарил!!!

- Дарил, Петрович, дарил, - с улыбкой сообщил Валера, - и квартиру со всем находящимся в ней имуществом, и земельный участок в Подмосковье. Всё подарил по широте своей душевной, за что тебе огромное человеческое спасибо!

Валера видел, что Петрович хочет возразить, и продолжил: - А вот и документики, тобой подписанные и в нужных инстанциях заверенные. Точнее их ксерокопия. Я их нового хозяина специально возле двери просил держать, чтобы тебе при случае сразу же вручить.

С этими словами Валера бросил к ногам шокированного профессора пачку бумаг, скреплённых в единую папку-файл.

- У нас всё чин-чинарем. По закону! – услышал Петрович фразу, которую Валера уже говорил ему однажды, убеждая в надёжности своей фирмы..

Старик переводил взгляд то на документы, то на улыбающегося Валеру, и губы его дрожали.

- Как же так… Валера… Как же так… - произнёс он внезапно севшим голосом. – Ты же обещал… Ты же… Куда же мне теперь идти?

- Всё просто, Петрович. Бери-ка этот пакет документов, и в обнимку с ним иди на хер! А по дороге можешь почитать, что ты по пьяной лавочке там подписал. Будь спокоен – дарственная оформлена грамотно, ни один судья не подкопается. Мы своё дело знаем туго. Не ты первый, не ты последний. И винить во всём произошедшем ты можешь только себя.

Валера вновь улыбнулся и похлопал старика по плечу.

- Ну что? Как там в песне поётся? Мой адрес не дом и не улица! Мой адрес Курский вокзал! – фальшиво пропел он, перефразируя известную советскую песню и, радуясь своему остроумию, заржал.

- Ты… - задохнувшись от вскипевшего в нём гнева, Валентин Петрович бросился на афериста с кулаками, но тот мгновенно пресек его атаку, схватив старика за горло и приперев спиной к стене.

- Слушай ты, мамонт, пережиток прошлого! – зашипел Валера, с лица которого в один момент исчезла улыбка, - твоё время прошло! Теперь ты НИКТО! У тебя больше ничего нет и никогда не будет! Мы могли бы тебя убить, но какой в этом смысл, если ты и сам скоро сдохнешь? Тем более навредить ты нам все равно не в силах! Так что советую тебе греметь отсюда своими старыми костылями, пока мы не передумали, и не пытаться рыпаться! Усёк? – с этими словами Валера нанёс старику ощутимый удар в живот, и тот, сложившись пополам, осел у стены.

- Ну, так что? Помочь с лесенки спуститься или сам доковыляешь?

- Сам… - выдавил из себя Валентин Петрович… - Сам…

- Ну, смотри мне! И чтобы я тебя здесь больше не видел! Понял?

- Да…

- Ну, тогда счастливо сбомжеваться! – произнёс Валера, снова заржав, и скрылся за дверью.

Не помня себя, Валентин Петрович подобрал с пола папку и словно сомнамбула, шатаясь, вышел из подъезда. Он шёл вперед, не зная, куда направляется. Произошедшее казалось настолько чудовищным, что сознание просто отказывалось принимать этот факт.

Так он прошагал довольно долго, а затем остановился посреди улицы и заплакал.

Мимо проходили люди. На плачущего старика они смотрели кто с жалостью, кто с подозрением, но никто не поинтересовался, какая беда заставляет его лить слёзы.

- И вот… - закончил своё трагическое повествование Валентин Петрович, - так я оказался на улице… Однако, был во всём этом только один позитивный момент – я совершенно бросил пить… Но что в этом толку теперь…

- И вы не пробовали что-то сделать? – спросила Полина, до этого внимательно слушавшая рассказ профессора.

Старик посмотрел на девушку и печально улыбнулся.

- Нет… Представьте себе… В последствии я изучил копии документов… По ним гласило, что я действительно подарил всё своё имущество некой фирме под названием «Гарант».

А она, в свою очередь, перепродала его. Да и самой фирмы уже вероятно уже нет – это наверняка была однодневка… В общем… Даже при всём желании никакими законными средствами я уже не смогу вернуть себе свою квартиру…

Полина посмотрела на Алекса. Лицо наёмника было задумчивым.

- Это так ужасно… - произнесла девушка тихо.

- Да что теперь говорить… - вздохнул профессор, - человек ко всему привыкает. В конце концов и я привык… Хотя, если честно, порой становится до того горько и обидно, что сил нет…

Дорога шла на подъём.  

- Этот коридор ведёт в подвал полуразрушенного здания ещё дореволюционной постройки, так что карабкаться по лестницам нам не придётся, – пояснил Валентин Петрович.

И действительно, вскоре они оказались в тесном холодном сыром помещении с низким потолком и вымощенными красным кирпичом стенами.

- Ну, вот мы и пришли, - произнёс профессор, оборачиваясь и глядя на своих спутников, - не знаю, кто вы, но спасибо вам ещё раз! Знаете… Порой я мечтал умереть, но когда тот маньяк занёс надо мной нож, понял, как безумно хочу жить… Наверное, так всегда происходит – только возможность лишиться чего-то может заставить нас по настоящему ценить то, что у нас есть…

Алекс посмотрел на профессора.

- Валентин Петрович, - произнёс он серьёзно, - вы всё ещё хотите вновь стать человеком? Вернуть себе всё то, что вы растеряли? Я имею ввиду не только собственность, но и самое главное - самоуважение? Хотите вновь жить нормальной жизнью, заниматься раскопками древних цивилизаций, а не мусорных куч?

Валентин Петрович растерянно смотрел на Алекса.

- Ну… Конечно хочу… Но вы же понимаете - это невозможно! На их стороне закон…

- А на вашей стороне правда.

- Правда в том, что я сам подарил им всё своё имущество… - печально улыбнулся старик.

- Ну и что? Сегодня вы подарили им, а завтра они подарят вам, - невозмутимо отвечал Алекс.

Старик смотрел на наёмника с недоверием.

- Что вы предлагаете?

- Помощь. Если вы согласитесь - я помогу вам вернуть все то, что вы потеряли.

- Но… Как?

- Это моя проблема. От вас потребуется лишь выполнять то, что я скажу.

Профессор грустно улыбнулся.

- Забавно… Сначала мне предложил помощь человек представляющий респектабельную фирму – и я оказался на улице. Потом люди, представившиеся работниками фонда помощи бездомным – в результате меня чуть не зарезали… А теперь мне предлагает помощь незнакомец с автоматом… Простите меня за любопытство, но я понимаю, что ничего бесплатного в мире не бывает… Так какую же плату вы попросите с меня за оказание этой помощи?

Алекс улыбнулся.

- Знаете, в одном вы правы – я не работаю бесплатно, но думаю, что плату за свои труды я смогу в результате взять не с вас, а с тех людей, по вине которых вы оказались на улице. Так что в накладе я по любому не останусь. Вы же получите назад свой дом.

Старик долго молчал, глядя в глаза Алексу, и, когда он, наконец заговорил, голос его дрожал.

- Возможно, опираясь на мой предыдущий негативный опыт… Мне следовало бы стать умнее и отказаться… Но с другой стороны…  Вы уже спасли мне жизнь и… Мне кажется… Что вы действительно хороший человек, Алекс… Возможно первый встречаемый мной за долгие годы… Я не знаю, кто вы… Но почему-то я вам верю…

«Также, как и я…» - подумала Полина,слушавшая этот диалог с нескрываемым интересом.

- Хорошо, - произнёс Алекс, - заняться вашей проблемой непосредственно сейчас у меня, к сожалению, не выйдет, так как в данный момент на мне висит одно незаконченное дело…

Наёмник посмотрел на Полину.

- Вот как мы поступим.

Алекс вынул из кармана пачку купюр и, отсчитав несколько штук, протянул их старику.

- Здесь пятьсот долларов. Сейчас я продиктую вам телефон одного человека. Позвоните ему из автомата и сообщите, что вы от Алекса. Он скажет, куда вам подъехать. Там вам предоставят временное жильё, а также питание и новую одежду. Будете ждать меня там, через несколько дней я выйду с вами на связь, и тогда мы займёмся решением вашей проблемы.

Профессор растерянно переводил взгляд с наёмника на купюры и обратно.

-  Вы даёте мне такие деньги…

- Я не даю. Я инвестирую. В конце концов, вы мой клиент, и с вашей помощью я планирую заработать гораздо больше.

- Вы мне верите?

- В общем-то, да. Но даже если вы меня обманете, что с того… Любой бизнес подразумевает возможность понести потери, так что берите.

Дрожащими руками старик принял деньги и посмотрел Алексу в глаза.

- Спасибо…

- Не надо меня благодарить, я всего лишь…

- Знаю… Всего лишь делаете свой бизнес… Вы это хотите сказать. Но я все равно хочу сказать вам спасибо – потому что там в катакомбах спасая меня, вы рисковали не ради денег… И сейчас вы пытаетесь скрыть своё благородство за маской расчётливого дельца. Возможно так проявляется ваша скромность… Но меня этим не обманешь, я знаю, что вы делаете это не только ради денег, и поэтому я говорю вам спасибо…

Слушая благодарственную речь растроганного профессора, Алекс даже слегка растерялся и посмотрел на Полину.

Девушка улыбалась.

- Ну… Значит, пожалуйста… - смущённо произнёс наёмник. – А теперь, профессор, прежде, чем мы расстанемся, – я бы хотел попросить вас об одной небольшой услуге.

- Я весь внимание! – с готовностью отозвался старик.

- Недалеко от входа на вокзал обычно стоит малиновая семёрка с тонированными стёклами. На лобовом стекле у неё вы увидите табличку: «КУПЛЮ ЗОЛОТО, СОТОВЫЕ ТЕЛЕФОНЫ, ЧАСЫ». Подойдите к водителю и скажите, что на углу дома… Кстати, что это за дом?

Профессор сказал.

- Так вот, передайте ему, что на углу этого дома его ждёт Алекс, и что если он не появиться здесь в течение пяти минут, то Алекс очень расстроится. Очень сильно расстроится… Затем можете отправляться звонить по телефонному номеру, который я вам дал.

- Кажется, я знаю, кого вы имеете ввиду… - сказал профессор, - действительно обычно эта машина всегда здесь… Это ведь скупщик краденого?

- Точно, – кивнул Алекс. Ну что же, Валентин Петрович – я вас больше не задерживаю. Скоро увидимся.



ЭПИЗОД 2: Беня Шварц


Попрощавшись с Алексом и Полиной, профессор ушёл, а наёмник повернулся к девушке.

- Мы удалились слишком далеко от моего помощника, и рация, по которой мы держали связь на таком расстоянии, не работает, но ничего - ещё немного и карета будет подана. Сможешь немного отдохнуть.

Полина задумчиво кивнула.

- Алекс… - произнесла она, - то, что ты обещал этому человеку… Ты действительно способен это осуществить? То есть… Я хочу сказать… Ты уже до этого такими вещами занимался?

- Ну…Скажем, у меня большой опыт работы с тем контингентом людей, которые отобрали квартиру у нашего друга… - ответил наёмник.

- Они преступники… - то ли вопросительно, то ли утвердительно произнесла девушка.

- Несомненно, – кивнул Алекс.

Полина долго не решалась задать следующий вопрос.

- А ты? – наконец спросила она, глядя куда-то в сторону. – Ты… Тоже?

Алекс задумался…

- Я… Понимаешь… Как бы тебе объяснись… Дело в том, что… Я действительно нахожусь вне закона…

- Почему? – тут же спросила девушка, на этот раз глядя наёмнику прямо в глаза. – Что ты совершил?

Алекс вздохнул. Глаза его были печальны.

Видя его терзания, девушка подошла к наёмнику вплотную и взяла его за руку.

- Алекс… - произнесла она тихо. – Даже если ты и совершил что-то незаконное – я уверена, что ты сделал это ради добра, а потому не обвиняю тебя. Я хочу, чтобы ты знал это…

Алекс слушал её тихий голос и молчал.

- Спасибо… - сказал он, наконец, после длительной паузы и посмотрел в зелёные глаза девушки. Сейчас лицо Полины было так близко, что он чувствовал исходящий от неё тонкий аромат духов. Тепло её ладони согревало руку, и ему стало казаться, что время замирает, а окружающий мир тает, словно туман. Его сердце билось сильнее. Медленно, как во сне, он подался вперёд. Полина закрыла глаза. Их губы почти коснулись друг друга, но в этот самый момент прозвучал режущий слух громкий и продолжительный автомобильный сигнал.

Волшебство было разрушено, и мир снова стал материален.

Алекс замер в миллиметре от губ девушки.

Сигнал, на этот раз ещё более продолжительный, прозвучал вновь.

- Это, наверное, за нами… - сказал Алекс, с неохотой отстраняясь.

- Да… Наверное… - произнесла Полина смущенно.

- Я пойду, посмотрю… - продолжал наёмник, чувствуя всю неловкость ситуации

- Конечно… - Полина улыбнулась. – Иди…

- А ты стой здесь… И никуда не уходи… А я сейчас… Схожу и приду… В смысле вернусь… В смысле за тобой… - продолжал говорить Алекс, чувствуя себя все более и более глупо. Наконец, с мыслями, какой же он идиот, он резко развернулся и вышел из подвала. Как и ожидалось, неподалёку стояла тонированная семёрка.

Спрятав автомат под полу строительной робы, Алекс быстро подбежал к машине.

Когда он, открыв дверь, уселся на заднее сидение, сидевший за рулём человек посмотрел на него глазами, в которых застыло удивление.

- Алекс! Я таки, конечно, извиняюсь, но зачем ты уже напялил на себя эту нелепую одежду? Таки даже моя тётя Соня, что живёт под Хайфой, увидев тебя, имела бы тебе сказать, что на строителя ты похож так же, как я похож на своего дядю Соломона, чтоб он был здоров! А я на него совсем не похож! И может ты мне, наконец, кошерно объяснишь, шо это за персонаж подошёл к моей машине, распугав своим запахом всех моих клиентов? Я, как твой старый друг, тебя конечно уважаю, но имею тебе сообщить, что подобные номера таки уже совсем портят мой бизнес, и было бы мило с твоей стороны в следующий раз прислать кого-то поопрятнее!

В течение всего того времени, пока водитель говорил свою речь, Алекс, развернувшись лицом к заднему окну, внимательно осматривал окрестности.

- Не кипятись, Беня, прислал, кого мог. Скажи мне лучше, нет ли за тобой хвоста? – спросил наёмник.

- Алекс, таки, о чём ты говоришь! Кому уже понадобиться следить за бедным евреем? Хочу тебя сказать, что в отличие от тебя, я имею здесь вполне легальный бизнес!

- Не надо джаза, Беня! Про легальность своего бизнеса ты будешь привокзальным ментам рассказывать, но не мне, - произнёс наемник, продолжая внимательно оглядываться по сторонам.

- Таки уже рассказал! – довольно объявил Беня, - У них тут, конечно, есть небольшой гешефт по охране правопорядка, за который они таки имеют зарплату… Но божежь мой! Пусть первый бросит в меня камень тот, кто скажет, что Беня Шварц против порядка! И я, и они - люди солидные, конечно, смогли договориться об условиях, при которых я просто стану частью этого порядка, и всё у нас кошерно!

- Это радует… - сказал Алекс, наконец взглянув на Беню.

- Ну? Может ты, таки, уже расскажешь мне, зачем я вдруг понадобился?

– Машина нужна, срочно.

- А что твой старый драндулет уже совсем развалился? Как ты вообще мог на нём так долго ездить! Давно было пора…

- Ты не понял, Беня, машина мне нужна в данный конкретный момент здесь и сейчас, и чтобы с водителем.

- Алекс, я с тебя смеюсь, когда ты такой забавный! Таки где я тебе сейчас нарисую драндулет с водителем?

- Не включай дауна, Беня! Ты понимаешь, что я имею ввиду тебя!

Беня посмотрел на Алекса округлившимися глазами.

- Алекс! Ты что себе думаешь? Куда я поеду в разгар рабочего дня?!

- Вообще-то уже вечер, - напомнил наёмник.

- Таки что?! Для моего бизнеса как раз самый ходовой момент! Имею тебе напомнить, что мои клиенты таки уже совсем скромные люди! При свете дня им на улице светиться не кошерно! Ведь это у меня с ментам мир, а у них порой совсем даже и не очень!

Беня хотел было продолжить перечислять причины, по которым он ну ни как не может никуда ехать, но Алекс достал оставшиеся деньги и, отсчитав половину, протянул скупщику краденного.

- На, держи компенсацию... Работник…

Беня сразу замолчал и со скоростью счётного аппарата пересчитал купюры.

- Семьсот зелёных? Таки обычно за вечер я поднимаю в два раза больше… - протянул он разочарованным тоном, глядя на Алекса через зеркальце заднего обзора, но, заметив, что тот убрал оставшиеся деньги в карман, зато извлёк из-под полы автомат, поспешно добавил, - но вообще сегодня уже вряд ли будет большой ажиотаж, так что думаю, мы таки договорились!

- Вот и ладушки, - произнёс Алекс, похлопывая Беню по плечу. 

- А что? Твой дружок таки тоже поедет с нами?

- Что? Ты о ком?

- А вон ещё один «строитель» из подвала появился! Он разве не с тобой?

- Со мной, со мной… Только это не «он»- произнес Алекс, торопливо выбираясь из машины.

- Ты сказал ждать там… Но там так темно и страшно… - произнёсла Полина, косясь на вход в подвал, из которого только что появилась.

«Вот остолоп!» – подумал про себя наёмник, - «после всего произошедшего додумался оставить девушку в подвале одну наедине с собственными страхами! Чёрт! Надо уже включать мозги и думать о деле, а не забивать голову чёрт знает чем!»

- Извини, - произнёс он, беря Полину за руку, - Надо было разведать обстановку. Пойдём, нас ждёт такси.

Когда они оказались в машине, и, Беня увидел Полину, лицо его переменилось.

- Это Полина, - представил спутницу Алекс.

- Беня Шварц! – лучезарно сверкая золотыми зубами представился скупщик, и посмотрев на Алекса с упрёком, сказал.

- Алекс…Ты конечно человек учёный, но я имею тебе сообщить, что лазить по грязным подвалам с такой прекрасной дамой - это таки совсем не кошерно!

Полина смущенно улыбнулась.

- Без тебя знаю… - отозвался наёмник.

- Таки да! – продолжал своё Беня, заводя мотор, - В этих старых подвалах столько всякого хламу! Столько железок острых навалено, что боже мой! Таки напорешься на такую, и вся кровь выбежит из тебя за считанные минуты, чтоб вы были здоровы! Да, да! Мадам! Имею вам сказать, что с таким авантюристом, как Алекс, надо быть осторожнее! Его вечно тянет куда-то к чёрту на рога!

- Беня, сделай одолжение – заткнись и веди машину, – произнёс наёмник.

- Умолкаю, умолкаю… Но может ты уже расскажешь мне, куда таки мы едем?

Первым делом Алекс заставил Беню остановиться возле «Спорт-Мастера».

- Я ненадолго, - сказал он, обращаясь к Полине.

Та кивнула.

Когда Алекс вышел из машины, и они с Беней остались вдвоём, - в салоне воцарилась неловкая тишина.

- Таки вы меня извините, - произнес, наконец, Беня, - но мне уже кажется, что я вас где-то до этого видел…

- Возможно… - улыбнулась девушка.

- Действительно… Ваше лицо кажется мне поразительно знакомым… - Беня задумчиво барабанил по рулю пальцами, - нет, безусловно, я бы конечно запомнил, встретив вас хотя бы раз…

Внезапно взгляд Бени упал на рекламный щит расположенный всего в нескольких метрах перед машиной. На нём была изображена Полина.

- Ой-вэй! Таки чтоб я сдох! – выпалил Беня и тут же, спохватившись, добавил. – Прошу меня извинить… Но… Это же вы! Я вспомнил!

Беня резко развернулся и посмотрел на девушку округлившимися глазами.

- И вы сидите в моей машине! Таки если я кому-то расскажу, мне никто не поверит! И, честно сказать, я и сам в это с трудом верю!

Полина улыбнулась.

- Боже мой! Но скажите, что такая девушка, как вы, уже может делать в обществе такого человека, как Алекс? Нет, нет, вы не подумайте, что я хочу сказать, что он таки плохой человек. Но я не перестаю с него удивляться – такой он авантюрист, поверьте моему слову! К тому же вы с ним совсем разного круга общения!

- Так сложились обстоятельства… - ответила Полина.

- Вот так всегда… - сокрушённо произнёс Беня, - ну почему у других обстоятельства складываются так, что они таки уже встречают столь прелестных созданий, а Беня Шварц встречается только с уголовниками… Ой, простите, я, наверное, говорю что-то лишнее…

- Ничего, - произнесла Полина с улыбкой.

Они еще немного поговорили. В основном говорил Беня, жалуясь на свою несчастливую жизнь, а Полина лишь слушала, но вот, наконец, появился Алекс. Теперь на нём красовался новенький спортивный костюм. В одной руке он держал объёмный пакет, во второй - две пары лыж.

- Алекс, ты что себе думаешь? – затараторил Беня, выходя из машины, - Что эти лыжи поместятся в мой багажник? Таки я тебе сразу скажу – не поместятся! И вообще, объясни, какого раввина ты их уже сюда приволок? Надоело строить из себя строителя, решил сменить роль на лыжника?

- Приволок, значит, нужны, - безапелляционно сообщил наёмник, - положим в салон.

- Какой салон! Ты, наверно, в подвале упал и хорошо ударился головой, чтоб ты был здоров! Но ты этими штуками имеешь вариант уж совсем покарябать мне обшивку!

- Заканчивай ныть и помоги мне! – отрезал наёмник.

Горестно вздыхая, Беня помог разместить лыжи в салоне. Затем Алекс протянул пакет Полине.

- Здесь зимний спортивный горнолыжный костюм, и тёплая одежда, думаю, я не ошибся с размером. Переоденься, а мы пока подождём на улице.

Алекс закрыл дверь. Беня курил и, поёживаясь от холода, топтался рядом.

- Может уже объяснишь мне, что таки происходит? Где ты нашёл эту девушку? Ты хоть знаешь, кто она?

Алекс молча кивнул.

- Это что, новый способ романтического время проведения? Сначала подвалы, потом лыжная прогулка?

- Типа того…

- Алекс, таки я уже совсем серьезно спрашиваю! И тебе бы пора уже взять этот вопрос и что-то мне сказать!

Алекс серьёзно посмотрел на Беню.

- Много будешь знать – никогда не состаришься.

Беня отвёл взгляд и замолчал.

Окно задней дверцы открылось.

- Я готова, - сообщила Полина.

- Отлично. Давай сюда строительную одежду – она тебе больше не понадобится.

Упаковав ненужные вещи в пакет из-под покупок, Алекс отнёс его к ближайшей урне, а затем вернулся и снова сел в машину на заднее сиденье.

- Поехали! – скомандовал он.

- Куда теперь? – поинтересовался Беня.

- В Тверскую область, - ответил Алекс и, видя, что Беня смотрит на него, как на сумасшедшего, добавил, - я не шучу.

Беня что-то пробормотал под нос, видимо проклиная тот день, когда судьба угораздила его познакомиться с Алексом, и завёл мотор.

За окном проплывал ночной город. После холодного подвала и сырых подземелий мягкая обивка заднего сиденья автомобиля показалась Полине настоящим раем. Утомлённая длительным путешествием по катакомбам и измотанная переживаниями, девушка положила голову на плечо Алекса и почти сразу же погрузилась в глубокий сон.



ЭПИЗОД 3: Крот


Постепенно первый шок от увиденного прошёл. Усилием воли Крот взял себя в руки и снова осветил фонарём тело погибшего товарища.

Теперь он заставил себя не отводить взгляд и подробно рассмотреть то, что стало с его другом – таким образом, он надеялся хотя бы примерно определить, с чем именно столкнулась его группа в этом проклятом подземелье… Попытаться понять, что это... Если бы ему это удалось, то диггер смог хотя бы примерно узнать, как ему с этим бороться.

Но, сколько Крот не пытался понять, что же за тварь могла совершить такое с его другом, не получалось. Впрочем, осмотр всё же принёс пользу – в свете фонарика неподалёку от тела мёртвого диггера Крот заметил валявшуюся на бетонном полу Сайгу – любимое оружие Шутера, которым он так и не успел воспользоваться.

Осторожно обойдя покойника стороной, Крот наклонился и поднял Сайгу с земли. До этого момента держать в руках настоящее огнестрельное оружие ему ни разу не доводилось. Сайга показалась ему непривычно тяжелой, но в то же время он почувствовал, что эта тяжесть действует на него успокаивающе. Оружие создавало иллюзию защиты, и, хотя он понимал, что если эта штука не помогла такому опытному стрелку, как Шутер, то и ему на это рассчитывать глупо, но бросить её ни за что бы не решился.

Возможно Шутер просто замешкался, вот и не смог выстрелить… Но я-то буду на чеку… Так что ещё посмотрим, кто кого… - размышлял Крот, утешая себя, а за одно пытаясь настроиться на боевой лад.

Так… Осталось разобраться, как здесь что работает…

Сосредоточенно вертя оружие в руках, диггер его внимательно осмотрел. Хоть с настоящим оружием ему до этого дела иметь не приходилось, но, играя в компьютерные стрелялки, автоматов он повидал немало, и принцип действия у всех у них был практически одинаков.

Надо передёрнуть затвор… - вспомнил Крот и, взявшись за торчавшую с правой боковой части оружия небольшую рукоятку, потянул её на себя. Рукоятка поддалась, но шла туго. Крот вспомнил, что передергивать затвор надо, по возможности, резко, иначе оружие может заклинить. Опасаясь этого, он дернул рукоять рывком. Раздался сухой щелчок, а затем из Сайги что-то выпало и со звоном покатилось по бетонному полу. Крот уже было испугался, что ненароком что-то сломал, но, приглядевшись к выпавшей детали, понял, что это просто патрон. Судя по всему оружие было заряжено до того, как Крот взял его в свои руки, а потому лишний раз передёрнув затвор, он спровоцировал выброс боеприпаса. Подобрав патрон с пола, Крот осмотрел его. На нижней части гильзы шла гравировка 7,62x39. Крот подумал, что неплохо было бы снова засунуть патрон в оружие, но потом понял, что совершенно не представляет, как отстегнуть от него магазин. В поисках ответа он попытался обратиться к своему опыту игры в стрелялки, но это не помогло, так как в компьютерной симуляции процедура смены магазина занимала такой короткий промежуток времени, что понять, как это делается в жизни, не представлялось возможным.

Вздохнув, Крот утешил себя мыслью о том, что, судя по словам покойного Шутера, магазин его Сайги был модифицирован, и теперь вмещал тридцать патронов вместо десяти положенных по закону. Поэтому боезапас в двадцать девять выстрелов у него ещё был, и отсутствие всего одного патрона при таком раскладе особой погоды не делало, а потому Крот просто сунул выпавший патрон в карман.

К радости диггера у Сайги присутствовало такое замечательное дополнение, как закреплённый под стволом тактический фонарь. С учётом того, что запас батареек у диггера был ограничен – этот факт представлял особую ценность. Крот включил фонарь на оружии и выключил свой, а затем перехватив Сайгу за цевьё, развернулся… И замер, не в силах пошевелиться…

Тело Шутера изменило свою позу! Только что оно лежало на спине, а сейчас словно бы его перевернули на бок…

Крот почувствовал, как покрывается холодным потом… Паника…Она снова пытается им овладеть. Сжав оружии так, что побелели пальцы, диггер быстро и часто дышал, чувствуя, как отражаются в висках удары его бешено колотящегося сердца.

От невероятного напряжения во рту пересохло, и диггер судорожно сглотнул. Стоя на месте он продолжал пялиться на труп  вцепившись в Сайгу так словно в ней был заключен смысл его жизни и не мог заставить себя пошевелиться. Нервы были натянуты как струны, казалось, ещё чуть-чуть и они порвутся, и тогда он либо умрет, либо навеки лишиться рассудка, что в условиях этого подземелья также было равносильно смерти.

Наконец, ему вновь удалось взять себя в руки и обуздать свой страх.

Медленно и осторожно Крот сделал шаг, но в тот же момент его внимание привлёк непонятный звук.

Диггер снова застыл, прислушиваясь.

Тишина…

Чтобы лучше слышать, диггер даже затаил дыхание.

Ничего…

Когда он уже было решил, что звук ему показался, звук повторился снова, и на этот раз более отчётливо. Теперь Крот с уверенностью мог сказать – он доносится сверху!

Резко вскинув ствол оружия вверх, Крот осветил потолок, и то, что он увидел, заставило его закричать от ужаса, потому что луч фонаря высветил сидящую на поверхности потолка паукообразную тварь размером с крупную собаку.

Не прекращая орать от ужаса, Крот нажал на спусковой крючок. Приклад с силой толкнул плечо, и по ушам ударил грохот выстрела. Крот увидел, что пуля попала точно в цель, сбросив монстра с потолка. Упав на вниз, тварь забилась на полу, судорожно дёргая конечностями, а затем, поднявшись на «ноги», бросилась на диггера.

Перепуганный Крот вновь начал стрелять, всаживая в монстра пулю за пулей, и успокоился лишь после седьмого выстрела, заметив, что тот не двигается. Судя по всему, такое количество свинца в организме оказалось несовместимо с его жизнедеятельностью.

Не успел Крот порадоваться своей победе, как знакомый уже звук послышался сзади.

Резко обернувшись и резанув лучом фонаря по стенам, он с ужасом заметил ещё двух подобных монстров. Снова закричав, диггер выстрелил в одну из тварей, но не попал, и пуля с противным звоном срикошетила от бетонной стены. А затем произошло то, чего опасаются все солдаты во время боя – его оружие заклинило. Стреляная гильза застряла в выбрасывателе, заблокировав подачу следующего патрона в патронник, в результате чего оружие замолчало, и, хотя Крот яростно давил на спусковой крючок, выстрела не происходило.

- Чёрт!!! – закричал Крот в панике. Твари издали какой-то жуткий стрекот и как по команде ринулись на него…

Прекратив давить на спуск, диггер развернулся на сто восемьдесят градусов, и что есть сил, бросился бежать.



Глава 12. | Объект - 12 | Глава 14.