home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20.

ЭПИЗОД 1: Рассказ старика


- Ну, что у нас? - спросил капитан Волков у Живунцова, когда тот вернулся в машину.

- Полная задница! – мрачно прокомментировал тот состояние их дел. – Барыга без сознания, так что местонахождение наёмника мы узнать не можем…

- Ну… Судя по результатам прослушки – люди Карамаусова тоже этого не знают.

- Да… - кивнул Живунцов, - но это слабое утешение… Если бы знали, они знали бы и мы, так что…

Волков мрачно уставился в окно.

Что-то во всей этой истории никак не могло улечься у него в голове…

 Вот - есть наёмник… За ним охотится Карамаусов, так как наёмник, похоже, серьёзно перешёл ему дорогу… И ещё какой-то человек, тоже, судя по всему, имеющий на него зуб… Для того, чтобы шантажировать наёмника, который умеет хорошо прятаться и наносить удары из засады -  Карамаусов стремится похитить Полину … Однако тут на сцене появляется ЧТО-ТО… И начинается полный хаос… Судя по результатам прослушивания - для службы безопасности Карамаусова появление этого ЧТО-ТО такой же сюрприз, как и для спецслужб.

Кроме того, какое отношение к наёмнику может иметь сама Полина? Причём, он бы ещё понял, если бы это был какой-то криминальный авторитет, который хоть и не в ладах с законом, но при этом всё же человек публичный… Но наёмник, который, судя по всему, всего лишь одиночка… Что он может делать рядом с ней?

Вопросов, вопросы, вопросы…

В следующий момент мобильник Волкова зазвонил.

- Да?

- Капитан Волков? Здравствуйте, это Жора! Менеджер Полины!

- Здравствуйте, если вы по поводу местонахождения девушки, то нам это пока не известно, однако факт в том, что с ней все в порядке, подтвердился.

- Это замечательно! – радостно произнёс Жора, - однако я к вам зазвоню не только за этим! Дело в том, что с вами, а точнее с вашим коллегой из ФСБ хочет поговорить Полинин дедушка!

Волков покосился на Живунцова.

- Её дедушка?

- Да! Он говорит, что обладает крайне важной информацией касательно того, что произошло позавчера в клубе Золотые Ворота! Я сейчас нахожусь в его палате в больнице.

- В какой больнице… Он тоже пострадал в клубе?

- Нет, нет! У него за день до этого случился сердечный приступ – это, торопясь к нему, Полина попала в ту самую аварию…

- Так… Понятно… Передайте ему, что мы скоро будем…


***


Измождённое старческое лицо Владимира Семёновича Нежданова пересекали глубокие морщины. Он был бледен, но взгляд сохранял кристальную ясность. И сейчас этот взгляд был направлен на вошедших в его палату мужчин.

- Добрый день, Владимир Семенович. Я капитан Живунцов, Федеральная Служба Безопасности – а это - капитан Волков, Московский Уголовный Розыск. Нам сообщили, что вы располагаете крайне важными сведениями, которые могут пролить свет на события позавчерашней ночи.

- Да… - тяжело выдохнул старик… - Я располагаю… Такими сведениями…

Было видно, что слова даются ему с трудом.

- Хотел бы предупредить вас, что Владимир Семенович ещё слишком слаб для длительных бесед, - сообщил доктор, который также вошёл в палату вместе с Волковым и Живунцовым.

- Мы постараемся быть покороче, - утешил его Живунцов, - а теперь вы не могли бы нас оставить? Возможно, информация, которую нам хотят сообщить, не предназначена для всеобщего внимания.

- Хорошо… - кивнул доктор, - надеюсь, десять минут вам будет достаточно.

Когда он вышел, Живунцов вновь сосредоточил своё внимание на старике.

- Итак?

Владимир Семенович вздохнул. Взгляд его синих глаз затуманился. Возможно, сейчас перед ним проносились картины из далёкого прошлого.

- Всё, что я расскажу вам… Может по началу показаться вам полнейшим бредом… Маразмом выжившего из ума старика… Однако я прошу вас… Дослушать до конца… Это крайне важно… Крайне важно для спасения Полины…



ЭПИЗОД 2: Дневник


1947 год.

С момента ухода научной группы прошло уже почти два часа. Сидя на ступенях дрезины, майор размышлял о последнем разговоре с профессором Гладковым и истинных причинах того, почему он предпочёл остаться без охраны в этом весьма жутковатом месте. Конечно, у Гладкова было распоряжение без лишней необходимости не допускать к секретной информации посторонних, но в действительности ли учёный был настолько уверен в безопасности своей научной группы?

- Товарищ майор, взгляните! – раздался рядом голос сержанта Оленева.

- Что это?

- Нашёл в одной из палаток…Похоже, дневник одного из сотрудников научной группы, работавшей здесь до инцидента. Последняя запись датируется как раз днём, когда произошло ЧП, – произнёс боец, протягивая командиру пухлую тетрадь.

- Хм… - командир взял дневник и перелистал несколько страниц, заполненных убористым каллиграфическим почерком, - возможно, это сможет кое-что объяснить…

Тетрадь была довольно толстой и, судя по датам, велась уже около двух лет, но майора Нежданова интересовали лишь события последних нескольких дней. Тех дней, которые предшествовали произошедшему на объекте ЧП.


«…12 августа 1947 года.

Да! Да! Да! Да! Наконец-то я буду участвовать в чём-то по-настоящему важном! Сегодня профессор сообщил мне, что список научной группы археологов,  созданной для работы на некоем специальном секретном объекте, утверждён, и что я один из немногих, кому посчастливилось в нём оказаться… Ничего касательно того, над чем именно нам предстоит работать, мы не знаем, однако чувствую, что это будет что-то невероятное…


13 Августа 1947 года.

Сегодня наша научная группа была доставлена на объект… Где мы находимся в данный момент никто из нас не знает, однако ясно лишь – где-то глубоко под землёй. Перед отправкой нас всех посадили в автобус с замазанными краской окнами и заставили подписать какие-то бумаги. О неразглашении – как мне объяснили в последствии.

Два часа везли в неизвестном направлении… Мне показалось, что мы выехали далеко за черту города, однако вполне возможно, что нас возили кругами для того, чтобы банально сбить с толку… Впрочем все эти меры предосторожности совершенно понятны и лишний раз доказывают, что дело, над которым нам предстоит работать, представляет собой что-то действительно очень важное.

Из автобуса мы вышли в каком-то полутёмном ангаре, где нас погрузили на специальный поезд, в котором также не было окон. Кругом военные. Много. Все с оружием. Поначалу чувствовал себя немного дискомфортно, создавалось впечатление, будто они наш конвой и везут нас куда-то в тюрьму… Но постепенно это чувство прошло… Профессор сообщил, что мы на пороге величайшего в истории научного открытия и что то, над чем нам придётся работать, возможно в последствии сможет изменить мир!

Возможно, это действительно так…


14 Августа 1947.

Это бункер… Но такой, каких раньше мне видеть не доводилось. Я не знаю, на какой именно глубине мы находимся, но факт, что буквально в двадцати метрах под нами расположена огромная карстовая пещера, говорит о том, что где-то очень глубоко. Но всё по порядку. Вчера первую половину дня  распаковывали оборудование и ставили палаточный городок. Затем в сопровождении охраны спустились в упомянутую выше пещеру. Профессор объяснил, что именно здесь нам предстоит работать, так как то, что нам нужно, покоится на дне огромного озера, которое заполняет пещеру.


20 августа 1947 года.

Сегодня пропал товарищ Касымов…Последний раз его видели вместе с группой военных, охраняющих периметр нашего лагеря. Затем что-то произошло со светом... На какое-то время всё вокруг погрузилось во тьму. Самое странное, что это не могло быть связано с перебоем электроснабжения объекта в целом, так как на нашем участки кроме общего освещения присутствует и дополнительное, питаемое при помощи отдельно генератора. И если бы неполадки возникли в одной системе освещения, вторая бы продолжала работать...

Но свет погас повсеместно и одновременно... И спустя какое-то время вновь заработал... А именно после этого было обнаружено, что наш коллега исчез... Когда руководитель нашей научной группы обратился к начальнику охраны с требованием принять меры по розыску пропавшего, тот, конечно, заверил, что сделает всё, что в его силах... Но, по словам профессора, в его словах не прозвучало особого энтузиазма... Судя по его реакции сама по себе новость об исчезновении человека не вызвала у начальника охраны сильного удивления... Всё это наводит меня на очень большие подозрения и вызывает серьёзные беспокойства... Впрочем, не у меня одного...


23 августа 1947 года.

Товарищ Касымов так и не был найден, но эта пропажа меркнет на фоне исчезновения ещё двух человек из состава нашей научной группы! Как и в прошлый раз, этому предшествовали странные перебои в освещении... Профессор вновь направился к начальнику охраны. На этот раз он был полон решимости потребовать от того каких-то реальных действий для обеспечения безопасности людей на вверенном ему объекте. Профессор учинил командиру охраны настоящий скандал,  но тот неожиданно заявил, что странные исчезновения людей на объекте происходят уже давно и что в вверенной ему роте за последний месяц пропало пятнадцать человек! Но, тем не менее, он продолжает по мере сил выполнять поставленную задачу. Единственный совет, который он дал профессору, поскорее выполнить свою работу. Только тогда у него появится возможность покинуть объект с минимальными потерями... На вопрос – чьих рук это дело – начальник охраны говорить отказался.

- Это секретная информация, – отрезал он.

 Всё это профессор сообщил нам на собрании, при этом предложил не поддаваться панике и соблюдать максимальные меры предосторожности. Также сегодня нам, наконец, было объявлено, что же именно мы будем здесь исследовать... В это трудно поверить, но где-то здесь на этой столь невероятной глубине находится некое древнее рукотворное сооружение... То, что оно из себя представляет, сказать пока никто не решается, но по данным ультразвуковых исследований - это очень крупный объект, размером примерно с футбольное поле... Как он оказался на такой глубине... Не понимаю... Я вообще ничего последнее время в происходящем вокруг не понимаю... Сейчас меня начали посещать мысли, что участие в этой научной экспедиции было не такой уж хорошей затеей... Но поворачивать назад поздно - начальник охраны сказал, что мы в любом случае должны будем изучить объект и только так у нас будет возможность вернуться...


На этом дневник прерывался...

Майор закрыл тетрадь и задумчиво обвёл глазами окружающее пространство... Прочитанное не решило ни одного из вопросов, а лишь добавило новых. Впрочем, одну немаловажную деталь всё же удалось выяснить, и заключалась она в том, что странные события на объекте стали происходить ещё до главного ЧП, причём происходить регулярно…

Чёрт... Что же здесь творится? Спросил сам себя майор, попутно обводя взглядом окружающее его пространство. Генератор работал исправно и осветительные приборы без труда разгоняли мрак, царивший здесь до прихода разведгруппы. Но всё же их свет не мог развеять ту темноту. Сомнения всё больше и больше овладевали майором, пока он находился в этом странном месте.

Размышления майора были прерваны криком, раздавшимся со стороны входа в загадочный тоннель, в который два часа назад ушли учёные.

- Товарищ майор! – услышал Нежданов голос сержанта. Вскочив, он ринулся на крик и вскоре оказался возле тоннеля, рядом с которым он до этого выставил часовых, которые должны были доложить о возвращении научной группы либо о чём-нибудь подозрительном, если таковое будет замечено.

- Что случилось? – обратился майор к сержанту.

- Голоса, товарищ майор!

- Что? Какие голоса?

- Прислушайтесь!

Майор замолчал и напряг слух. Сначала ничего не было слышно… Но затем… Он услышал доносящиеся из темноты тоннеля странные протяжные звуки…

- Чёрт!.. Что это?.. - прошептал Нежданов.

- А минуту назад словно человек кричал! – доложил часовой.

- Человек?

- Так точно!

Майор бросил взгляд на сержанта.

- Общее построение! – приказал он.

- Есть! - произнёс Оленев и умчался собирать бойцов.

Майор вновь обернулся  лицом к тёмному проёму тоннеля и стал пристально вглядываться в темноту. Странные звуки продолжали доноситься и теперь были слышны значительно отчётливей… Внезапно майору показалось, что он видит в темноте тоннеля какое-то движение… А через несколько секунд действительно стал виден чей-то силуэт. Силуэт принадлежал человеку, который неспешно шёл к выходу из тоннеля… Правда шёл он как-то странно переваливаясь и шатаясь, как будто был пьяным…

Свет, проникающий в тоннель из большого зала, пока что не позволял разглядеть лицо бредущего к выходу человека, однако, судя по одежде – это был один из членов научной бригады профессора Гладкова.

Майор с подозрением смотрел на приближающуюся из темноты фигуру.

- Товарищ Гладков?  - крикнул он, и его голос эхом прокатился по тоннелю.

Приближающийся человек ничего не ответил, впрочем, когда шатающаяся фигура подошла ближе к источнику освещения, майор смог разглядеть, что это не глава научной группы… И что у бредущего к ним человека не хватает обеих рук…

- Вот чёрт… - прошептал находившийся рядом с майором часовой.

Топот множества ног позади командира известил его о том, что вёсь его отряд в сборе.

Безрукий человек прошагал ещё пару метров и упал лицом вниз.

- Боевая тревога! Найти укрытия! – отдал приказ майор. Тренированным бойцам не понадобилось повторять дважды. Не прошло и нескольких секунд, как все они закрепились за разного рода строительным хламом, в изобилии разбросанным по всей территории подземного зала, и взяли на прицел вход в странный тоннель.

Майор также занял позицию за одним из бетонных блоков и жестом подозвал к себе Оленева.

- Что скажешь? – обратился он к сержанту.

- Полная херня, товарищ майор…

Нежданов досадливо кивнул.

- Да… По другому не скажешь… И не известно, что стало с остальными «умниками» из группы Гладкова… Чёрт! Нашёл безопасное место! Охрана ему, видите ли, не нужна!

- Что будем делать? – задал вопрос Оленев.

Майор мрачно смотрел в сторону.

- Уйти, не выяснив судьбу остальных, мы не можем… А потому придётся идти за ними…

Сержант покосился в сторону тоннеля.

- Не нравится мне эта затея, товарищ майор…

- Мне тут вообще ничего не нравится… - ответил Нежданов, - однако выбора у нас нет…

Внезапно свет в помещении мигнул… А через секунду майор увидел, как расположенные по периметру прожектора начинают гаснуть один за одним.

В то же время в глубине тоннеля послышался какой-то странный шум…

- Чёрт! Это ещё что за напасть?! – выругался майор, глядя, как освещения в помещении становится всё меньше и меньше. При этом чем темнее становилось в помещении, тем сильнее нарастал шум, доносящийся из тоннеля… Шум этот напоминал шорох, похожий на звук издаваемый сухими осенними листьями, которые ветер гонит по асфальту, только гораздо более громкий… И более зловещий…

Не прошло и нескольких секунд, как помещение окуталось непроницаемой темнотой.

Тут и там послышались крики растерянных бойцов.

- Фонарь не работает!

- Мой тоже!

Щёлкнув переключателем своего фонаря, майор обнаружил, что и его осветительный прибор вышел из строя. Но не успел он удивиться этому факту, впереди раздались крики, а затем темноту разорвали вспышки автоматных очередей.

Находящийся на некотором удалении от входа в тоннель майор не видел, с кем завязался бой у тех бойцов группы, что были расположены ближе ко входу. В мерцающем отблеске автоматных вспышек метались какие-то не очень крупные тени, точно разглядеть которые было нельзя, но майор догадался, кому они принадлежат. Это были те самые монстры, которых, по предположениям профессора Гладкова, должен был начисто истребить запущенный на объект боевой газ.

Что ж, действительно до этого момента группе майора довелось наблюдать лишь трупы этих странных существ, однако сейчас представилось сомнительное счастье пообщаться с ними живьём. Понимая, что стрельба идёт вслепую, майор первым же делом упал на пол, чтобы его не зацепило шальной пулей.

- Шашки! – крикнул он, а затем, перевернувшись с живота на спину, сорвал с пояса осветительную шашку и выдернул чеку, после чего в его руке оказался миниатюрный, но весьма яркий «факел» с шипящим ярко разовым пламенем. Тьма, до сей минуты окружавшая майора, резко отступила на несколько метров, кроме того, он заметил, что многие бойцы последовали его примеру – тут и там вспыхивали всё новые огни осветительных шашек. Не успел майор опомниться, как из темноты на него метнулся первый монстр, которого командир группы встретил очередью из ППБ. Пули отбросили тело твари за пределы зоны видимости, но на смену ей тут же метнулись ещё две.

Не теряя времени, майор расстрелял одну, в то время как вторую прикончил находящийся рядом сержант. Но не успел майор перевести дух, как из темноты показались ещё четыре жутких создания. Причём на этот раз твари атаковали с разных сторон.

Не сговариваясь, майор и сержант встали спиной к спине и встретили тварей дружным огнём каждый со своей стороны.

- Их слишком много! – раздался голос сержанта.

- Вижу!

- Необходимо перегруппироваться!

- Отряд!!! Занять круговую оборону!!! – стараясь перекричать грохот выстрелов, закричал майор. Через несколько секунд к ним один за одним стали присоединяться разрозненные бойцы отряда. Каждый вновь прибывший становился спиной к центру воображаемого круга, контролируя участок, находящийся перед ним. Такая тактика оказалась весьма продуктивной и, несмотря на то, что поток монстров, рвущийся из тоннеля, не иссякал, пока что он натыкался на свинцовый отпор занявших круговую оборону бойцов отряда.

Бойцы стреляли, меняли опустевшие барабаны на новые и продолжали вести огонь.

Сколько длился этот суматошный бой, майор сказать затруднялся. По началу ему показалось, что целую вечность, однако на деле атака монстров схлынула буквально через несколько минут, также внезапно, как и началась.

Оглохшие от канонады бойцы стояли, прислонившись спиной к спине, и напряжённо вглядывались во мрак, царивший за границей того небольшого островка света, который они создавали своими «факелами».

Передышка давала возможность майору оценить ситуацию, и, как он понял, она была не из приятных… Проведя перекличку, майор не досчитался четверых, в том числе огнемётчика, чьё оружие сейчас было бы как нельзя кстати… Отряд понёс серьёзные потери. Учитывая, что количество таящихся во мраке монстров было неизвестно, командир принял единственное возможное в данной ситуации решение:

- Отряд! Сохраняя круговой порядок, отступаем к дрезине!

Шаркая по бетону подошвами армейских сапог и настороженно вглядываясь в окружающую темноту, группа, словно единый организм, начала постепенно отступать к дрезине. Бойцы, чьи осветительные шашки отгорели, меняли их на новые, но запас их был далеко не безграничен, и это тревожило майора больше всего. Лишившись по причине неизвестной аномалии электрического освещения, оказавшиеся в темноте люди становились особенно беззащитны перед лицом врага, который судя по всему прекрасно ориентировался во мраке. Майор был уверен, что те бойцы которые полегли во время этого короткого боя, пали именно в первые секунды, потому что банально не смогли увидеть своего врага, а потому судорожно соображал, что будет делать тогда, когда весь запас осветительных шашек у отряда закончиться… При этом майор не мог не вспомнить свихнувшегося пулемётчика, который использовал газовую горелку в качестве осветительного побора… К сожалению баллон с газом и сама горелка остались позади и сейчас не могли помочь отряду майора, однако ничто не мешало подобрать её на обратной дороге. Главное успеть до того, как погаснет последняя осветительная шашка, и отряд полностью утратит ориентир в пространстве… Впрочем майор не унывал – поставленная на рельсы дрезина даже в темноте способна довезти его группу практически до самого выхода из объекта… А там уж как-нибудь отыщут дорогу, пусть даже если ему придётся освещать путь трофейной зажигалкой… Ничего… Вот только если атака монстров повториться – толку от жалкого огонька зажигалки будет ноль… Но майор надеялся на лучшее.

Вскоре впереди показалась дрезина, и бойцы стали забираться в кузов.

- Товарищ майор… Раненого нет! – услышал командир голос одного из солдат.

Заглянув в кузов, майор заметил, что раненый пулемётчик и тело погибшего учёного в нём отсутствуют… Зато присутствует кровь…Много крови…

То, что произошло здесь, было понятно без слов… Собранные по срочному приказу бойцы оставили дрезину без присмотра и пока возле входа в тоннель шёл бой, твари забрались в неё и напали на раненого.

Выругавшись, майор приказал заводить двигатель, но тут внезапно возникла новая проблема – двигатель дрезины, исправно работавший всё это время, никак не хотел заводиться. При детальном рассмотрении оказалось, что шланг подачи топлива разорван… Конечно же замена шланга была делом технически не сложным, но, во-первых, новый шланг нужно было сначала найти, а во вторых, приспособить взамен старого, а на всё это требовалось время! Время, которого у группы майора не было. Майор выбросил уже две осветительные шашки – осталось ещё две… У его бойцов запасы были примерно такими же… Даже если перейти в режим тотальной экономии, оставшихся запасов хватит минут на двадцать-тридцать… За это время пешком подняться на самый верхний уровень объекта не получиться никоим образом, даже если бежать бегом…

Только теперь майор осознал, что содеянное выглядело как вполне осознанная диверсия…

Отвлечь основную часть от дрезины и испортить единственное скоростное средство передвижения группы, лишив её, таким образом, возможности к отступлению. То, что в темноте люди далеко не уйдут, было и так понятно. Ведь в темноте они станут лёгкой добычей для… Кого? Для монстров атаковавших из тоннеля? Да, но не только… Монстры при всей их многочисленности были тупы, а потому не так опасны как тот, кто спланировал и осуществил эту диверсию. Потому что, кто бы это ни был – он обладал интеллектом… Размышляя над тем, кем же мог быть этот таинственный диверсант, майор вспомнил слова безумного пулемётчика: «ОНО ГАСИТ СВЕТ! НЕ ДАЙТЕ ЕМУ ПОГАСИТЬ СВЕТ!»

Ситуация была не их приятных, но привыкший находить выход в любой ситуации, майор тут же начал действовать.

- Внимание! – обратился он к бойцам своего отряда, - ищите всё, что горит! Необходимо развести костёр!

По замыслу майора пламя костра должно было помочь им продержаться до тех пор, пока будет производиться ремонт дрезины.

Бойцы кинулись выполнять приказание, и вскоре рядом с дрезиной полыхало вполне внушительное пламя, топливом для которого послужили гимнастерки, которые несколько бойцов сняли с себя и, пропитав бензином, подожгли.

Сержант взялся за починку порванного шланга и, судя по всему, вскоре дрезина вновь должна была быть на ходу.

Пламя костра горело довольно ярко, и это позволило бойцам прекратить жечь осветительные шашки, приберегая их на обратную дорогу.

Внезапно майору что-то послышалось…

- Тихо! – он поднял ладонь, и все настороженно замерли.

В образовавшейся тишине было слышно лишь треск пламени. Но секундой спустя майор убедился, что из темноты, окружающей дрезину, действительно слышны чьи-то стоны…

- Слышишь? – тихо спросил майор у сержанта, который прекратил возиться со шлангом и тоже прислушивался к темноте.

- Вроде стонет кто-то…

- Точно… - кивнул майор.

- Разрешите разведать?

- Нет… Не надо… - задумчиво произнёс майор, и спустя какое-то время добавил. - Я сам…

Спрыгнув с дрезины, он зажёг осветительную шашку и, держа перед собой автомат, осторожно двинулся верёд. Свечение пламени заставляло тьму сдавать позиции, но майор понимал, что это будет длиться недолго.

Отойдя от дрезины примерно на десять метров, майор, наконец, увидел стонущего человека, в котором узнал пропавшего пулемётчика. Он сидел на земле, обхватив колени руками, мерно раскачивался из стороны в сторону и стонал.

Майор настороженно смотрел на человека… В свете пламени было видно, что боец истекает кровью, и майор понимал, что он явно нуждается в помощи, но что-то его настораживало… Какой-то инстинкт внутри него навязчиво шептал о странной опасности… А потому вместо того, чтобы сразу приблизиться, майор сперва окликнул его. Пулемётчик перестал раскачиваться и поднял глаза на майора.

- Помоги мне… - произнёс он хрипло. – Помоги…

Майор колебался. С одной стороны перед ним находился раненый человек, но с другой - внутренний голос по-прежнему кричал об опасности…

И всё же, когда раненый очередной раз воззвал о помощи, майор решился. Приблизившись вплотную, он попытался помочь бедняге подняться, но сделать это, держа в одной руке пылающую шашку, а в другой автомат, было не слишком удобно.

- Держать сможешь? – обратился майор к раненому и протянул ему осветительную шашку, которую тот с готовностью взял в руки. - Живучий ты парень… - прокряхтел он, помогая пулемётчику встать на ноги, - везёт тебе…

Но внезапно произошло то, чего майор никак не мог ожидать – «живучий и везучий» пулемётчик вдруг размахнулся и зашвырнул осветительную шашку в сторону дрезины.

- Что ты творишь?! – ошарашено выкрикнул майор, но раненый солдат не ответил, вместо этого он вдруг зарычал, а затем вцепился в автомат майора и попытался его вырвать с силой, которую командир группы никак не мог от него ожидать.

- Да чтоб тебя! – выругался майор и заученным приёмом освободил оружие от захвата, отпихнув от себя безумного пулемётчика. Тот упал на спину, но с невероятным проворством развернулся и схватил майора за ноги, дёрнув их так, что Нежданов потерял равновесие. Так как единственный источник света был утерян – их борьба происходила практически в полной темноте – бойцам, находящимся возле дрезины её было не видно, но они услышали ругань майора и поняли, что с ним что-то случилось.

Упав на спину, майор попытался отпихнуть вцепившегося ему в ноги человека, но не тут-то было… Раненый пулемётчик не только схватил ноги майора железной хваткой, но внезапно поволок его прочь от дрезины, со стороны которой на помощь командиру уже спешили несколько бойцов.

Лёжа на спине и не в силах вырвать ноги из стальной хватки безумного пулемётчика, который волок его по полу словно мешок, майор с одной стороны понимал всю нелепость ситуации, а с другой осознавал, что происходит то, чего происходить не может.

Откуда в раненом человеке, пусть и в обезумевшем, столько сил?

Майор предпринял ещё одну попытку освободиться – бесполезно… Благо верный ППБ всё ещё был в его руках. Понимая, что дальше так продолжаться не может, майор направил ствол на безумца.

- Рядовой Стародуб! Немедленно перестать или я стреляю! – майор сделал последнюю попытку урезонить безумца, но тот, казалось, не слышал.

Чертыхнувшись, майор нажал на спусковой крючок. Прогрохотавшая очередь отбросила сумасшедшего прочь, и майор наконец-то ощутил, что свободен… Но не успел он порадоваться этому, как из темноты на него налетела другая непонятная сила… Нечто, превосходящее майора в размерах и скорости. Майор ощутил страшный удар, от которого из его глаз посыпались искры. Остатками ускользающего сознания он понял, что его вновь куда-то тащат…



ЭПИЗОД 3: ВЛАСТЕЛИН СТРАХА


Первым, что майор ощутил, очнувшись, невероятную тяжесть в голове и неспособность нормально двигаться... Вокруг по-прежнему было совершенно темно, и только спустя какое-то время человек осознал, что висит кверху ногами связанный чем-то крепким по рукам и ногам... Собравшись с силами, он попытался разорвать свои путы, но безрезультатно...

- Чёрт... - прошипел майор.

Ситуация была пренеприятнейшая... Пытаясь спасти другого человека, он сам угодил в ловушку… А ведь внутренний голос предупреждал его…

Не желая сдаваться, майор предпринял ещё несколько отчаянных попыток освободиться, но с каждым рывком понимал бесполезность своей затеи.

Звук…

Майор замер, прислушиваясь… Внизу слышалась какая-то возня…

Некоторое время он пробыл без движения, прислушиваясь, но подозрительные звуки стихли и больше не возобновлялись.

Размышляя над тягостью своего положения, майор прижатой к телу рукой нащупал в кармане маленький прямоугольный предмет…

Трофейная зажигалка!

Стараясь изо всех сил, человек изловчился и смог просунуть кисть руки в карман и, сжав заветную безделушку в кулаке, вытащил её наружу и щёлкнул кремнем…

К превеликой радости майора немецкая зажигалка работала исправно, и он увидел, что огонь без труда плавит клейкие белёсые нити, которыми, как оказалось, он был опутан. Не прошло и полминуты, как сдерживающие его путы ослабли настолько, что перестали удерживать его в висячем положении, и майор рухнул вниз. В полёте он кое-как сумел повернуться, чтобы не сломать шею, но всё же падение на твёрдую поверхность прошло не совсем удачно – правый бок взорвался болью, а в глазах заплясали кровавые светлячки… Майор застонал и лишь спустя некоторое время осознал, что зажигалки в его руке нет…

Всполошившись, он принялся шарить вокруг себя руками, силясь её найти, но вместо этого обнаружил рукоять фонаря, который к превеликой радости оказался рабочим.

Луч фонаря рассеивал мрак не в пример лучше зажигательной шашки, однако он не мог полностью осветить то просторное помещение, где майор сейчас находился. Судя по тому, что пол под ногами был сделан не из бетона, а скорей напоминал сталь, майор понял, что находится не там, где был раньше…

Прежде чем встать на ноги майор расстегнул поясную кобуру и извлёк из неё свой ТТ.

Конечно, пистолет по огневой мощи был несравним с автоматом, но верный ППБ, судя по всему, был утерян, а майору требовалось хоть какое-то оружие, ведь таинственный враг наверняка был где-то рядом и как всегда скрывался во тьме…

Передёрнув затвор пистолета, майор всё же почувствовал себя значительно более уверенно, нежели минутой раньше, когда он болтался кверху ногами, словно опутанная паутиной муха…

Последняя ассоциация вызвала у майора ряд смутных догадок о том, что именно может представлять из себя его таинственный противник… И нельзя было сказать, что они ему очень сильно понравились… Но с другой стороны факты говорили сами за себя…

Майор никогда не был почитателем фантастики и, как большинство советских людей, принципиально отвергал любую мистику, но при всём при этом он был человеком достаточно рациональным и признавал тот факт, что современной науке ещё далеко не всё известно об окружающем нас мире, а потому факт обнаружения глубоко под поверхностью земли гнезда огромных насекомых не слишком-то его шокировал. Но одно дело когда речь шла о кровожадных, но тупых тварях, и совсем другое - предполагать наличие среди них вожака или матки, обладающей развитым интеллектом… Возможно сравнимым с человеческим… Однако то, как была проведена порча дрезины, а затем то, как он был похищен, не оставляло сомнений в том, что его противник разумен…

Более того… Приходилось признавать, что кроме разума он или оно наделено способностями, простирающимися за грань человеческого понимания… Взять хотя бы регулярно гаснущий свет… И в найденном дневнике учёного и в случае с самим майором – странные перебои со светом происходили именно тогда, когда таинственный враг наносил удар, не важно, делал он это сам, либо при помощи орды своей насекомообразной прислуги… И что самое характерное – сам он при этом оставался в тени… То есть избегал появляться на свету… Отсюда майор сделал вывод, что тварь либо категорически боится света, либо слишком уязвима, а потому предпочитает скрываться и не вступать в открытое столкновение… Впрочем, в последнее предположение верилось как-то не очень. Майор помнил – то, что напало на него в темноте, обладало колоссальной силой… Следовательно, рассчитывать на легкую победу над ним в случае прямого столкновения вряд ли стоило.

Охваченной этими не слишком весёлыми размышлениями, майор настороженно водил лучом фонаря по сторонам… Судя по тому, что луч фонаря не выхватывал из темноты близкорасположенные стены, – это помещение также было весьма просторным. Ещё раз приглядевшись к металлическому полу, майор заметил, что он не полностью гладкий. Всю его поверхность испещряли странные геометрические узоры, которые в свете фонаря невероятным образом блестели. Это блеск был не обычным, то есть он не был следствием отражения света от полированной поверхности. Скорее было похоже, будто свет струится изнутри странного переплетения геометрических линий, вырезанных на поверхности пола. Что самое интересное, после того, как луч переставал освещать какой-то участок, узоры на нём все ещё продолжали некоторое время светиться, постепенно угасая. Таким образом. вслед за световым пятном от фонарного луча по полу продолжал тянуться мерцающий след… Это зрелище было столь необычным, что майор поневоле залюбовался им. Он всё ещё пребывал в состоянии удивления, когда рядом послышался гулкий шлепок. Вздрогнув, майор вскинул оружие и направил луч фонаря в сторону раздавшегося звука..

Некоторое время световое пятно блуждало по полу, не находя ничего подозрительного, но вскоре майор увидел в нескольких шагах от себя лежащее на полу тело человека. Судя по неестественной позе, в которой оно находилось, человек был мёртв… Приглядевшись, майор узнал в нем огнемётчика, погибшего ещё во время первой стычки с ордой насекомообразных монстров возле входа в тоннель, а секунду спустя заметил, что тело погибшего огнемётчика как-то странно шевелится...

Раздался треск раздираемой плоти, и из-под ребра мёртвого человека, прорвав униформу, вытянулся наружу тонкий отросток... Чёрез секунду точно такой же отросток появился с другой стороны тела... Затем ещё и ещё один... Майор с ужасом наблюдал, как отростки неуверенно скребут по полу, и вскоре осознал, что они напоминают конечности тех жутких существ, в битве с которыми и погиб боец его отряда.

«Оно делает этих тварей из нас» - пришли на ум майору слова безумного пулемётчика, а в следующий момент монстр полностью выбрался из человеческого тела и кинулся на него.

Рефлексы не подвели - майор выпустил в тварь половину магазина, и та замерла в двух шагах от него, завалившись на бок и судорожно задёргав лапами...

По лицу человека градом катился пот. Инстинктивно он стал отступать, но через несколько шагов чуть было не споткнулся о что-то мягкое… Резко обернувшись, он c увидел, что под ногами лежит ещё одно обезображенное тело бойца отряда и с прискорбием осознал, что, судя по погонам, это сержант Оленев...

- Как же так... – прошептал майор. – Как же так…

Подняв фонарь, командир посветил им вверх... И замер, не в силах вымолвить ни слова…

Коконы...

Множество коконов, в которых словно мухи висели бойцы его отряда и члены научной группы...

Майор задохнулся от нахлынувшего на него чувства ужаса и гнева… Судя по всему некоторые из людей были всё ещё живы, но коконы висели слишком высоко, чтобы майор смог до них дотянуться...

Мысли проносились в голове с огромной скоростью... Его друзья, его боевые товарищи были развешаны словно туши в мясном магазине, а он при всём желании не мог им помочь. И за всем этим наблюдал со стороны тот, кто всё это учинил… Майор нисколько не сомневался, что его таинственный враг сейчас находиться где-то рядом… И либо выжидает чего-то, либо наслаждается беспомощностью своих жертв и растерянностью их командира…

В бешенстве майор стал оборачиваться вокруг себя, шаря лучом фонаря по сторонам.

- Покажись! – крикнул он.

Его крик подхватило эхо, но ответа не было...

Тишина... Лишь мерно покачивались выхваченные из темноты светом фонаря коконы с замурованными в них людьми.

- Покажись, тварь!!! Паскуда!!! Мразь! Ну?! Где ты прячешься?! - вновь закричал майор, вертясь на одном месте и обшаривая лучом фонаря окружающее его пространство.

Ничего...

Только луч фонаря вдруг как-то побледнел и начал меркнуть…

- Чёрт... Чёрт!!! - майор яростно затряс фонарь, но свет продолжал неумолимо гаснуть.

Взгляд майора метнулся в сторону мёртвого огнемётчика, ранцевый огнемёт которого по-прежнему находился у того на плечах.

В два прыжка командир оказался возле тела. Фонарь уже еле тлел. Давя рвотные позывы, майор сумел сорвать с растерзанного трупа лямки огнемёта, и когда его рука нащупала ружьё-брансбойд, вокруг сомкнулась непроницаемая темнота.

Модель огнемёта РОКС-3 была майору хорошо знакома. При желании из него можно было дать семь-восемь коротких или одну-две длинных огненных струи, дальность которых доходила ни много, ни мало - до сорока двух метров... Но майор не спешил пускать оружие в ход... Врага он не видел, но чувствовал его присутствие где-то рядом...

Воздух стал холоднее...

Майор закрыл глаза и весь превратился в слух...

Оно здесь... Близко... Оно где-то рядом...

Сердце стучало всё сильнее, и майор с трудом сдерживал желание разорвать темноту снопом обжигающего пламени...

Иди сюда... - мыслено призывал тварь майор, - давай... у меня для тебя приготовлен тёплый приём...

Шлепок...

Майор вздрогнул...

Судя по всему где-то рядом упало ещё одно тело… Ещё шлепок... И ещё...

C каждым новым звуком майору всё трудней и трудней удавалось держать себя в руках...

Шорохи…

Вокруг в темноте происходило какое-то движение… Источников звука было множество и они окружали его со всех сторон... Окружали, но не шли в атаку...

Сдерживая нарастающую панику, майор всё плотней сжимал в своих вспотевших руках брансбойд огнемёта...

Он ожидал атаки, но вместо этого впереди вдруг что-то чиркнуло, и майор увидел, что в нескольких метрах от него в темноте вспыхнул небольшой огонёк пламени, который осветил лицо человека...

- Товарищ Гладков?! - удивлённо выдохнул майор. глядя на человека. что держал в руке потерянную им при падении трофейную зажигалку. Тело учёного также было опутано обрывками нитей кокона, и майор уже было решил, что он тоже каким-то образом смог освободиться из плена, но вскоре осознал, что с учёным что-то не то... Его лицо... А точнее глаза... Их закрывала какая-то белёсая плёнка...

- Товарищ Гладков, вы...- снова начал было майор, но звук вырвавшийся из горла учёного был так непохож на человеческий голос, что командир вздрогнул...

- ш-ш-ш-ш-ш-а-а-а-р-р-р-р-х-х-х-х-х-х... - прошипел учёный... - я-я-я-я н-е-е-е-е-е-е т-о-о-о-о-о-о-о-о-т.... я-я-я-я-я д-р-у-г-о-е-е-е-е-е-е-е-е-е...

Майор всё понял…Его таинственный враг мог каким-то образом управлять телами людей… Возможно даже мёртвых… Именно этим и можно было объяснить, почему на него напал безумный пулемётчик. Судя по всему, он был лишь марионеткой в руках коварного кукловода, который по закону жанра предпочитал оставаться невидимым зрителям. Вот и сейчас перед майором была всего лишь ещё одна кукла, через которую «кукловод» зачем-то решил поговорить со зрителем…

- Кто... Что ты такое? – осторожно спросил майор.

- я-я-я-я-я-я т-ь-м-а-а-а-а-а-а... я-я-я-я-я-я в-а-а-а-а-ш-ш-ш-ш с-т-р-а-а-а-а-а-х-х-х-х... я-я-я-я-я в-а-ш-ш-ш-а-а-а-а с-м-е-р-т-ь... – прохрипел человек. - я-я-я-я-я в-а-а-а-ш-ш-ш-ш в-л-а-с-т-е-л-и-и-и-и-и-н...

- Я тебя не боюсь, - произнёс майор как можно более твёрдым голосом.

Безжизненное лицо профессора, а точнее того, кто раньше был профессором Гладковым, исказилось в жуткой улыбке, а из горла вырвался жуткий и хрипловатый хохот, от которого у майора волосы на голове встали дыбом.

- я-я-я-я-я ч-у-в-с-т-в-у-ю т-в-о-о-о-й с-т-р-а-а-а-а-х-х-х-х-х... - прошипело создание. - т-ы-ы-ы-ы…. б-о-и-ш-ь-с-я м-е-н-я... в-ы-ы-ы-ы в-с-е б-о-и-т-е-с-ь... п-о-т-о-м-у ч-т-о я и е-е-е-е-е-с-т-ь у-у-у-у-ж-ж-ж-ж-а-с...

- Что тебе нужно?

- т-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы... с-т-а-н-е-ш-ь м-о-о-о-о-о-и-и-и-м п-р-о-в-о-д-н-и-к-о-м...

- Что?

- в-е-р-х-н-и-й м-и-р... м-н-е н-у-ж-е-н в-е-р-н-ы-й с-л-у-г-а... ч-т-о б-ы п-о-дг-о-т-о-в-и-т-ь... м-о-й п-р-и-х-о-д... я в-ы-б-р-а-л т-е-б-я... т-ы м-н-е п-о-д-о-й-д-ё-ш-ь... т-о-л-ь-к-о п-о-э-т-о-м-у т-ы ж-и-в...

- Да ну... - майор заставил себя усмехнуться, хотя его едва ли не колотило от ужаса. - А что ж ты сам? Кишка тонка?

-.Ш-ш-ш-ш-ш-а-а-а-р-р-р-р-х-х-х-х-х-х... - лицо Гладкова исказила злобная гримаса. - Т-ы н-е с-м-е-е-ш-ш-ш-ш-ь... Т-ы в-с-е-г-о л-и-ш-ь ж-ж-ж-ж-а-л-к-а-я т-в-а-р-ь!

- Ах, ну как же я забыл, - продолжал злить монстра майор, - ты же у нас такой скромный - на свету появляться боишься... Стесняешься, поди, рожу свою показывать? Да?

Гладков снова зашипел, но майор уже не обращал на это особенного внимания. Сейчас его заботило другое - тело человека всего лишь ретранслятор, с помощью которого настоящий монстр держит с ним связь... А то, где этот монстр, надо было определить... Впрочем, майору казалось, что он догадался, где... Оставалось лишь выждать момент...

- Ну ладно, ладно, не злись... - сказал майор примирительно... - Я хочу жить... И сделаю всё, как ты скажешь.

- П-о-л-о-ж-ж-ж-ж-и о-р-у-ж-ж-ж-ж-ж-и-е...

- Зачем?

- П-о-л-о-ж-ж-ж-ж-ж-ж-ж-и о-р-у-ж-ж-ж-ж-ж-и-е!!!

Майор приготовился...

- Хорошо, хорошо... – повторил он всё тем же примирительным тоном. - Уже кладу...

Майор нагнулся, словно собираясь выполнить требование врага, но в последний момент резко разогнулся и, вскинув брансбойд вертикально вверх, нажал на спусковой крючок.

Механизм сработал как часы - сжатый воздух, находящийся в баллоне под давлением сто пятьдесят атмосфер, поступил в редуктор, где его давление понизилось до рабочего уровня в семнадцать атмосфер. Под этим давлением воздух прошёл по трубке через обратный клапан в резервуар со смесью и та в свою очередь по гибкому рукаву поступала в клапанную коробку, а затем  устремлялась по стволу наружу. Одновременно с этим ударник под действием пружины разбил капсюль воспламенительного патрона, пламя которого направилось козырьком в сторону дульного среза ружья-брансбойда и подожгло струю огнесмеси, вызвав к жизни фонтан пламени, который с яростным рёвом устремился вверх.

Майор угадал... Тварь находилась точно над ним. Она приклеилась к высокому потолку, но дальнобойная струя жидкого пламени настигла её и на этой высоте.

Раздался жуткий рёв, и майор поспешил отскочить в сторону, справедливо опасаясь, что остатки огненного фонтана обрушатся ему на голову. Он успел заметить, как охваченное огнём нечто сорвалось с потолка и, издавая жуткие нечеловеческие звуки, рухнуло на пол...

Не переставая бежать, майор поджег встретившегося ему на пути монстра помельче, затем ещё одного, и ещё, но вскоре понял, что целенаправленно его никто не преследует. Судя по всему, паника главной твари передалась её отродьям. Теперь они так же беспорядочно метались по сторонам.

В отблесках полыхавшего пламени майор заметил на полу автомат одного из погибших товарищей и, не раздумывая, схватил его и стал прицельно отстреливать тех тварей, что оказывались к нему слишком близко. Кроме того, болтавшийся на поясе фонарик вновь заработал – очевидно главному монстру сейчас было не до того, чтобы подавлять его свечение. Обрадовавшись возможности освещать дорогу, майор побежал вперед и через некоторое время достиг границы этого зала. Перед ним предстала странного вида металлической стена и она была не прямой, а словно вогнутой внутрь. Её поверхность также испещряло множество геометрических линий, но, кроме того, вдоль всей стены тянулись странного рода овальные отверстия размером практически в человеческий рост и шириной вполне достаточные, чтобы майор мог в них протиснуться. Пробежав вдоль стены ещё немного и не встретив никаких намёков на дверь, майор решил изучить одно из отверстий, предполагая, что, возможно, выход будет найден где-то внутри. Нужно было спешить – майор не знал, что это за место, но он должен был запомнить обратную дорогу, чтобы привести помощь и, возможно, спасти хотя бы кого-то из членов своего отряда. Шум за спиной нарастал. Обернувшись, майор заметил, что охваченная пламенем тварь по-прежнему хаотично носится по залу, поджигая попавшихся ей на пути сородичей. Однако пламя, объявшее монстра, и быстрые движения последнего не позволяло в точности понять, что он из себя представляет. Впрочем, внешний облик врага волновал майора сейчас в последнюю очередь. Приблизившись к одному из овальных отверстий, он заметил, что оно закрыто невидимой на первый взгляд прозрачной плёнкой. Майор осторожно коснулся плёнки стволом автомата, и та стала расползаться в стороны, освобождая проход. В то же время овальный периметр отверстия замерцал пульсирующим голубым цветом. Постепенно голубоватое свечение озарило и внутреннее пространство находящегося за отверстием небольшого помещения. Майор был разочарован – этот выход оказался ложным. Тем не менее, что-то подсказывало, что ему все же стоит зайти внутрь. Подчинившись внутреннему порыву, майор сделал шаг вперёд… Перед глазами полыхнула ослепительно яркая вспышка и майор почувствовал, что он словно куда-то летит…


Глава 19. | Объект - 12 | Глава 21.