home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement






Молитва – перед боем

Ожиданье. Звёзды. Тишина.

И никто – друг с другом – не общается.

Будто, каждый – сам с собой – прощается…

Ожиданье. Звёзды. Тишина.

И молитву – я читаю, вдруг:

– Те грехи мне, Господи, прости!

И молю, и молят все вокруг —

Эту смерть, о, Боже, пронеси!

И, пускай, вернутся все – живые…

Слышишь??? Все!!!!! Иначе – грош цена

И тебе, и прочим – иже с ними…

Ожиданье. Звёзды. Тишина.

Взгляд Артёма переместился вправо – на горизонтальной поверхности сейфа лежал толстый фолиант в коричневой обложке.

«Это же она, «Книгу учёта регистраций гражданских актов», не иначе», – подсказал внутренний голос. – «Ты же, братец, нынче – по факту – являешься военным комендантом станции «Лесная»? Теперь этот толстенный коричневый талмуд – наш закадычный приятель. Общаться станционному коменданту с ним – до самого морковкиного заговенья… Как это – зачем и почему? Будешь в нём, согласно должностным обязанностям, старательно регистрировать трупы: сто тридцать с чем-то – гражданские лица, плюсом – десяток с небольшим – «грушники». Интересно, а что делать с выбывшими на «Выборгскую»? Тоже регистрировать? Или как? Надо будет посовещаться с Никоненко…».

Артём раскрыл «Книгу» на последней заполненной странице и начал неторопливо листать – обратно к титульному листу – тихонько бормоча себе под нос:

– Так, умершие от бешенства, погибшие от укусов пустынных волков… Далее, регистрация брака гражданина Белова А.П. и гражданки Громовой Т.С. Что же, пока всё понятно… А это что такое? Работник метрополитена А.В. Чуйко, машинист электровоза. Пытался, минуя патрульных, проследовать в туннель, ведущий к станции «Выборгская». Оказал сопротивление при задержании, скончался от полученных ран… Это же шпион самозваного генерала Комаровского, посланный на разведку! Так, а что у нас на первой странице? Труп неизвестного мужчины, найден в технологическом помещении Ж-12 в 9:00, документы отсутствуют… В 0:12 следующих суток тело (по согласованию с милицией) упаковано в специальный полиэтиленовый мешок и отправлено – по эскалатору – на поверхность… Объявление «Атомной тревоги», заградительный щит… Отрезанная нога помещена в холодильник № 1, ячейка № 1. Само тело осталось с противоположной стороны – относительно заградительного щита… Заактировано по формуляру 12/09… Что ещё за ерунда ерундовая? Сходу и не понять…

«Что тут, собственно, непонятного?» – презрительно фыркнул нахальный внутренний голос. – «Утром, в одном из технологических тупичков, обнаружили труп неизвестного мужчины. До самого вечера решали, регулярно переругиваясь с ментами, что делать дальше. Перед самым ночным закрытием метро отправили покойника – в полиэтиленовом мешке – на земную поверхность. Прозвучала «Атомная тревога!», все эскалаторы заработали вниз, началась паника. Туннельным щитов трупу перерезало ногу, которую потом нашла Таня… Что же, на одну каверзную загадку стало меньше…».


Приоткрылась дверь, и в кабинет вошла Татьяна.

«Почему же, братец, ты дверь не захлопнул?», – возмутился чрезмерно-осторожный внутренний голос. – «Существуют же чёткие правила и строжайшие инструкции! Мало ли, кто может шастать по «метрошному» подземелью! Горыныч и Мельников уже поплатились за излишнюю доверчивость и беспечность… Куда-куда мне пойти?».

– Капитан Горнов умер, – тусклым голосом сообщила Таня. – Знаешь, господин военный комендант, может, пришла пора заканчивать с кабинетной деятельностью? Надо что-то делать с трупами. Думаю, что сейчас – это первоочередная проблема…

Запиликала рация.

– Здесь Белов, – уже привычно оповестил Артём.

– Извините, это профессор Фёдоров беспокоит, – робко откликнулась рация.

– Говорите, Василий Васильевич! Я слушаю.

– У нас на платформе находится более восьмидесяти больных. Необходимо их всех срочно накормить и напоить. Это, Артём Петрович, по моему мнению, первоочередная проблема, на решение которой сейчас необходимо бросить все силы…


Глава двадцать первая Дела скорбные – до невозможности | АнтиМетро | Глава двадцать вторая Серая муть