home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

«Ночной совет»

Федор, Летис и двое бойцов уверенно продвигались по узким проходам между складами, приближаясь к своей цели. Как ни крути, а Федор здесь был аборигеном, и город знал, хотя бывал в этих кварталах нечасто. Место встречи с другими группами, заброшенными в Карфаген, было назначено заранее. Изменить его было нельзя. Оставалось надеяться, что никто из разведчиков-диверсантов не попал в руки к сенаторам или солдатам Марцелла, которые выбили из них место встречи.

«Никогда не думал, что стану подпольщиком, – криво усмехался Федор, осторожно переставляя ноги по скользким камням, в этих местах убирали плохо, – вот угораздило. Знать бы еще, сколько наших уцелело. Отряд Ксенбала тоже нарвался на римлян. Ну, погоди у меня Марцелл, скоро я до тебя доберусь».

Но, чем бы ни грозил Федор своим врагам, начинать нужно было с общего сбора. Прежде требовалось понять, сколько у новоявленного подполья, главой которого теперь являлся Федор Чайка, имелось людей и куда направить свои усилия. Наметить цели, что выводить из строя, кого атаковать. Мысли у Федора имелись, нужны были люди. Даже если представить, что все пробрались без потерь, на что Федор и не рассчитывал, поглядывая на свою группу, от которой осталась лишь половина, все равно народу было очень мало. А Карфаген город большой.

– Сворачивай за мной, – приказал шепотом Федор шедшему следом Летису, когда дорога вновь разделилась на две.

Вскоре группа Чайки, миновав еще пару складов, уперлась все в ту же невысокую стену, отделявшую их от огородов.

– Куда теперь? – прохрипел Летис, едва не уткнувшись Федору в спину.

– Перемахнем через эту стену, – пояснил тот, отдышавшись, – там пройдем немного огородами до парка и на его границе нырнем в канаву. По ней еще немного до моста и мы на месте.

– Мы что, встречаемся на мосту? – удивился Летис, – а не слишком ли это нагло? Охрана наверняка еще рыщет по городу. Темно, конечно, но могут заметить.

– Я горжусь тобой, – не сдержал усмешки Чайка, пробуя кладку стены рукой, – нет, Летис, мы встречаемся под мостом. Он довольно широкий. Да и не мост это, а виадук. Так, течет там ручеек в общую канализацию. Место тихое, особенно ночью. Да к тому же оттуда как раз недалеко до большой трубы, где начинается оросительная система, соединенная с фонтанами.

– А это нам зачем? – продолжал недоумевать здоровяк.

– Потом узнаешь, – отмахнулся Федор и ловким движением взобрался на невысокую стену.

– Патрули там бывают? – догнал его новый вопрос снизу.

– Вот сейчас и проверим, – озадачил неугомонного друга ответом Чайка, спрыгивая на влажную землю, – давай за мной.

Пока его бойцы, один за другим, преодолевали препятствие в виде выщербленной каменной стены, отделявший квартал складов от «аграрного сектора», где были разбиты огороды, Федор всматривался в темноту, раскинувшуюся перед ним. Собственно, не такая уж это была темнота. Ориентиров и посреди ночи хватало. В центре города, словно маяк, по периметру светилась огнями жаровен Бирса, был ясно различим на ее вершине пирамидальный храм Эшмуна, где никогда не гасли огонь. «Нет на вас бомбардировочной авиации, – невольно подумал Чайка, – пара налетов и моментально навели бы полное затемнение».

Чуть левее, там, где угадывался Форум и кварталы многоэтажных зданий, населенных мелкими торговцами, тоже кое-где мерцали огни. То ли это светились другие храмы, то ли даже ночью народ не отказывал себе в развлечениях, и война тому была не помехой. «Странно, – подумал при этом Федор, – будь я в осаде, ввел бы комендантский час Нечего гражданским шляться по ночам». Впрочем, освещенных огнями мест было не так много. Возможно, светились только главные улицы, площади и перекрестки, где располагались патрули. И Чайка благоразумно решил держаться от этих мест подальше. Во всяком случае, ночью.

За центром Карфагена, с другой стороны, вновь начинались укрытые мраком районы, которые Федор безошибочно определил, как квартал богачей. Именно там находилось хорошо знакомое ему поместье сенатора Магона. «Надо бы туда наведаться, – промелькнула шальная мысль, – но только не сейчас. Позже».

Когда последняя тень сиганула со стены и мягко приземлилась прямо на грядки, Федор подал команду продолжать движение и первым устремился вперед. Пригнувшись, он прошагал метров двести по мягкой земле вдоль посадок, – что здесь росло, было не разобрать, какие-то кусты, похожие на томаты, – а, затем свернул и пошел прямо через поле. Стало очень темно, поэтому Федор вел группу, больше полагаясь на интуицию и собственные ощущения, чем ориентируясь по звездам или далеким огням. Позади него шагал Летис, то и дело, чертыхаясь, когда проваливался в какую-нибудь яму или застревал в кустах.

«Не промахнуться бы мимо канавы, – стал беспокоиться Чайка, когда они почти миновали огороды и впереди темной громадой замаячили деревья парка, – где-то здесь должна быть».

К счастью канва скоро обнаружилась, причем самым ясным способом. Посадки внезапно закончились и Федор, споткнувшись, покатился вниз. Несколько раз перекувыркнувшись через голову, он вытянул руки вперед и, наконец, остановился, уткнувшись руками в каменистое дно канавы. Все бы хорошо, если бы по дну канавы не тек мелкий ручеек и руки бравого диверсанта оказались по локоть в какой-то вонючей жиже. Ладно, еще с головой туда не ушел.

«Твою маман, – выругался Федор, осторожно давая задний ход, – а вот и она, родимая. Нашли».

– Ты где? – раздалось сверху злобное шипение Летиса, – Федор!

– Да не шуми, – успокоил его командир, – здесь я. Упал. Зато канаву нашел, спускайтесь все сюда.

Пока остальные трое спускались на дно довольно глубокой канавы, словно ров отделявшей огороды от парка, Федор прикидывал в каком направлении двигаться дальше. Вообще-то, когда у него был дом в Карфагене, он жил не так далеко от этого района. В огороды никогда не выбирался, но в этом парке бывал. Гулял пару раз в Акиром. И как-то запомнил, что канаву отделяло от посадок благородных пальм, роз и других растений изгородь из заостренных кольев средней величины. Эту изгородь, видневшуюся с другой стороны канавы, Федор мог различить, несмотря на темноту, глаза уже привыкли вполне. Поэтому Чайке не составило особого труда сориентироваться, что идти нужно налево.

Определившись, он зачем-то подождал еще минут пять, то наблюдая за звездами, то посматривая вдоль канавы, словно надеялся увидеть силуэты диверсантов из других групп, пробиравшиеся в том же направлении. Но, здесь никого не появилось. То ли они добирались до места встречи другими путями, то ли просто опаздывали. О других вариантах Чайка предпочел пока не думать.

– Вперед, – приказал Федор, и устремился вдоль канавы, лишь слегка пригнувшись. Канава была достаточно глубока, чтобы скрыть передвижения человека в полный рост. Видимо ее назначение было двойным, на случай пожара она могла служить преградой огню. Оставалось следить за тем, чтобы не упасть в воду.

Так они шли минут пятнадцать, пока впереди не показались размытые огни. Свет был какой-то странный, он не просто колебался, но еще и перемещался, как показалось Федору. Озадаченный Чайка остановился и присмотрелся. Огороды заканчивались, да и территория парка тоже. В неясном свете, освещавшим невесть что в этом месте, Федор разглядел далеко впереди силуэты невысоких особняков. Канава уходила влево, а дальше начинался городской квартал, примыкавший к парку и огородам.

– Ну, и где твой мост? – удивился Летис.

Федору указал ему на сгусток темноты в насыпи, что виднелся на том самом месте, где канава забирала влево, и даже хотел пояснить словами, но в этот момент сверху послышался шум, ставший объяснением этого странного сияния. Слова застряли в горле у Чайки. Этот шум Федор ни с чем не мог спутать, бряцая амуницией и оружием, к ним приближался отряд пехотинцев, чья поступь была Чайке хорошо знакома. И, судя по всему, это был не просто патруль из нескольких человек.

– Бойцов тридцать, не меньше, – выдавил из себя Федор.

– Уходим обратно? – осведомился здоровяк, уже нащупывая рукоять кинжала за поясом.

– Нет, давай бегом вперед, – выдохнул тот и подтолкнул Летиса, – вон туда к повороту.

Преодолев канаву вброд, все четверо пробежали по мокрому песку еще метров двадцать и, когда солдатские башмаки стучали уже почти у них над головой, нырнули в черный проем, внезапно открывшийся перед ними. Это была какая-то выложенная камнем огромная труба, уводившая в неизвестность. По дну, также как и в канаве, текла вода, доставая бойцам примерно по колено.

Федор прильнул спиной к каменной кладке, затаив дыхание, остальные сделали тоже. Но этот отряд, похоже, не интересовался их делами, а шел куда-то по своему заданию. Когда топот башмаков и хохот затихли вдали, Федор, наконец, выдохнул, – опасность миновала. Но, тут же ощутил на своей шее холодную сталь клинка, впившуюся ему в горло.

– Кто такие? – поинтересовался, едва не дыша ему в ухо, до боли знакомый голос, – и что вам тут надо?

– Хвала богам, – осторожно произнес Федор, стараясь не делать резких движений, – Ксенбал, ты выжил. Рад… видеть тебя.

Нож тут же исчез, а Федор, который уже слегка привык и к этому мраку, разглядел перед собой плечистую фигуру.

– Мы уже начали беспокоиться, что ты не придешь, – заявила фигура, – я здесь уже давно. Думал, это шпионы сената увязались за нами и навели солдат.

– А люди Урада? – уточнил Федор, невольно потирая шею.

– Они тоже, – ответил Ксенбал, – те, кто выжил…

– Где они? – спросил Федор, пытаясь рассмотреть еще хоть кого-нибудь в этой кромешной мгле, кроме говорившей тени Ксенбала.

– Идите за мной, – просто сказал Ксенбал, – чуть подальше мы обнаружили еще одну трубу, не меньше. Она уходит в стону и там даже можно развести огонь, который не будет заметно с дороги.

– Веди, – согласился Федор, сам оказавшийся впервые в этих катакомбах, и, передвигаясь по колено в воде, побрел за едва различимым Ксенбалом.

Летис и остальные, озадаченные не меньше, последовали за своим командиром. Ксенбал шел молча лишь изредка подавая голос, чтобы не потерять остальных и Федор больше ориентировался по шуму его передвижений в воде. Прошло минут пять этой игры в прятки, Чайке показалось, что труба уходит влево. Затем впереди показалось какое-то неясное пятно света и силуэт Ксенбала, с кинжалом на поясе, стал хорошо различим. Затем пятно стало еще ярче, и мрак вокруг раздвинулся. Оказавшись рядом с источником света, Федор действительно узрел еще один проход, уводивший в сторону. Там на куче песка, образовавшего островок посреди текущей воды, бойцы из подразделений Урада и Ксенбала, умудрились даже развести огонь из досок неизвестно как попавшего сюда ящика. Костерок был небольшой, но Федор давно так не радовался огню.

– А вот и мы, – поприветствовал Федор всех собравшихся, и добавил, пересчитав бойцов у костра, – рад, что вы живы.

– Извини, угостить нечем, – усмехнулся Ксенбал, вставший от него справа, – все гостинцы мы раздали римлянам по дороге сюда. Могу предложить только погреться. Тут мокровато.

– Я видел лишь часть вашего прорыва, – заявил Федор, скрещивая руки на груди, – вы молодцы. На моих глазах к вам направилась бирема, полная римлян, но вам удалось уйти.

– Удалось, – ответил Ксенбал, подавив вздох, – но, не всем.

– Да и наш прорыв вышел не самым тихим, – как бы извиняясь вставил слово Урад, на лице которого виднелся свежий шрам, – пришлось пошуметь немного.

– Что поделать, – «простил» его командир всего соединения диверсантов, обводя взглядом собравшихся бойцов, – война есть война. Конечно, нам нужно было проникнуть сюда без лишнего шума. Но, Карфаген, сейчас последняя опора сената, и он охраняет ее как может. Мой отряд, несмотря на ваше прикрытие, тоже не смог избежать шума и потерь. Главное, что мы здесь… хоть и не все.

Его обступало сейчас всего пятнадцать человек, – половина отправлявшихся в этот рейд бойцов погибла, заплатив жизням за прорыв еще в самом начале операции. Федор против воли отметил, что одежда на всех теперь другая, более подходящая. Как и он сам, командиры решили переодеть своих бойцов. Все сейчас были закутаны в какие-то лохмотья, больше подходившие носильщикам или рабам, но никак не благородным воинам из армии Ганнибала. Справившись с первым замешательством, Федор, наконец, начал военный совет. То, для чего они здесь все сегодня собрались.

Для начала он решил расспросить, о том, что происходило с ними за последний день.

– Где вы провели этот день? – спросил Федор у Ксенбала.

– Прорвавшись по стене, мы не смогли пробиться в торговый порт, – рассказал Ксенбал о деталях своего прорыва, – римляне, те самые, которых ты видел, отсекли нас от него. Поэтому нам пришлось устроить пожар и до последнего отступать в сторону военного порта. А там солдат было гораздо больше. Но, в тот самый момент, когда мы уже решили, что выхода нет и нам придется подороже продать свои жизни, нам повезло.

Ксенбал сглотнул слюну и продолжил.

– Когда наверху стало совсем жарко, мы спустились вниз по веревкам и преодолели канал у ворот военного порта вплавь. А затем вновь взобрались по стене и под самым носом у охранников порта проскользнули в хранилище кораблей. Никто и не заметил, что мы там. Они не могли представить, что с той стороны можно взобраться на стену.

– Вы ночевали в военном порту? – удивился Федор, переминаясь с ноги на ногу, вода была прохладной, – вот это да. Даже от вас я такого не ожидал. Молодцы.

– Не совсем, – отказался от незаслуженной похвалы Ксенбал, проведя рукой по волосам, – мы лишь прошли сквозь это хранилище ночью. Там полно солдат и это чудо, что нас не заметили. А ночевали мы уже выбравшись из военной зоны в заброшенном сарае, где находился остов какой-то древней триеры. Это было так близко от военной гавани, что туда никто не заглядывал даже утром, хотя повсюду сновали патрули, поэтому весь остаток дня мы тоже провели там. Ну, а ночью, едва стемнело, мы пробрались сюда.

– Ну а ты, Урад? – повернулся к нему Федор Чайка, – расскажи, с какими приключениями ты добирался сюда.

– Мы тоже шли сюда весело, – усмехнулся бывалый боец, вновь погладив свой шрам на щеке, – с самого начала, едва мы взобрались на стену и напоролись на патруль, все пошло очень весело…

– Я видел, – сократил его рассказ Федор, – и вспышку и вашу драку. Благодаря вам мы смогли проскочить в гавань без потерь. Зато потом…

Он осекся.

– Впрочем, не будем терять время, – заговорил он вновь, сделав несколько шагов в сторону костерка и слегка погрев озябшие руки, – все мы сейчас здесь, а там, за внешней стеной, наша армия ждет от нас решительных действий. До последнего дня, я не мог посвятить вас в детали нашего задания, но теперь… могу.

Он разогнулся и, расправив плечи, заговорил быстрее, глядя в глаза то Ксенбалу, то Ураду, то Летису, стоявшими рядом молчаливыми тенями.

– Мы здесь, для того, чтобы заставить этот город сдаться.

Сказав это, Федор поймал на себе недоуменные взгляды некоторых солдат, – все пятнадцать уставших и раненных человек стояли сейчас по колено в воде, спрятавшись под землей в какой-то канализационной трубе, и не очень походили на несокрушимую армию возмездия, но в сознании Чайки это было именно так. И Федор продолжил.

– Мы пробрались сюда, чтобы стать ночным кошмаром для толстозадых сенаторов, которые предали нашу родину и пошли на союз с Римом, только для того, чтобы уничтожить Ганнибала. Каждый из нас уже сделал свой выбор. А я отобрал вас для этого дела, потому что вы лучшие из тех, с кем я служил с начала римского похода.

Он переступил с ноги на ногу.

– Нас всего пятнадцать человек. Пока, пятнадцать. И сенат уже знает о нас, но понятия не имеет, зачем мы здесь. Так вот, – мы здесь, для того чтобы посеять хаос и панику среди тех, кто защищает сейчас стены Карфагена. Разрушить последние надежды сената на то, что они могут отсидеться за неприступными стенами, поднять восстание и подготовить город к сдаче изнутри, еще до того, как наша армия прорвет оборону снаружи.

– Но, как мы это сделаем? – искренне удивился Ксенбал, – нас ведь всего пятнадцать человек.

– Начнем с паники, – заявил Чайка, положив руки на пояс, – Запасов в городе достаточно, но они не безграничны. Однако, есть самый главный резерв, лишившись которого сенат не сможет долго удерживать народ от волнений, – вода! Мы будем разрушать коммуникации Карфагена, одну за другой. Прежде всего, мы выведем из строя резервуары с питьевой водой, питающей город. Как только это случиться по городу начнет распространяться паника.

– Но они, наверняка хорошо охраняются, сенаторы тоже не глупцы, – высказал сомнение Урад, – да и нужно знать, где находятся входы в эти резервуары.

Федор похлопал себя по груди, словно хотел проверить, не потерял ли он то, что лежало за пазухой, но обнаружив, что небольшой кожаный свиток с ценнейшей информацией на месте, успокоился. Его передал Чайке Гасдрубал, после того, как они наметили цели для первых диверсий.

– Мне известно, где находятся эти резервуары, – заявил он, вытаскивая свиток и поднося его к огню, – а как они охраняются теперь, и охраняются ли, мы узнаем сегодня ночью. Разговоров хватит, остаток темноты мы потратим на разведку. Смотрите!

Командиры отрядов и несколько ближних бойцов склонились над куском кожи, испещренным чертежами коммуникаций. В неровном свете костра, который должен был вот-вот догореть, на нем угадывалось несколько центральных районов Карфагена, где были сконцентрированы основные резервуары, и лишь несколько хранилищ воды находились на окраинах и всего один в районе порта, в цитадели. Между ними были протянуты линии, означавшие трубы.

– Ты хочешь отравить воду? – как ни в чем не бывало, поинтересовался Ксенбал.

Судя по тону, он допускал и такой вариант, на войне все средства хороши.

– Все городские источники, – нет, – не колеблясь, ответил Федор, – достаточно будет сделать так, чтобы вода перестала в них поступать и ушла в землю, например. Из них пьют все, а не только римляне и солдаты сената. В городе сотни тысяч людей и я не хочу лишних жертв. Уверен, достаточно будет вывести из строя всего два-три резервуара, как пересохнет много питьевых колодцев, не считая фонтанов, и паника нам обеспечена. Для начала.

Помолчав немного, Федор криво усмехнулся и добавил.

– Пожалуй, я пошел бы на то, чтобы отравить колодцы только в одном месте, – там, где питаются римляне. Если нам удастся просто отравить наших врагов, не теряя время на открытый бой с ними, боги нас не осудят. А если узнать, из какого колодца пьет воду сам Марцелл… хотя его я придушил бы собственными руками, оставив яд для менее ценных врагов.

– С чего начнем? – вдруг подал голос Летис, которому надоело просто разглядывать карту. Он замерз и ради того, чтобы разогреться, готов был атаковать любую крепость прямо сейчас.

Федор решил его поощрить. Ткнув пальцем в определенный квадрат коммуникаций, прятавшийся под центром гигантского города, он приказал:

– Прямо сейчас мы разойдемся. Выйдем из этой трубы, и каждый из отрядов направится на разведку резервуаров. Ты, Ксенбал осмотришь подходы вот к этим двум хранилищам. Одно находится под фонтаном «Тысячи амфор», второе в квартале от него.

Командир первой группы кивнул, но уточнил.

– А как он выглядит, этот вход?

– Вам нужно искать одиночное строение, похожее на небольшую одноэтажную лавку, с той лишь разницей, что оно совсем не имеет окон и выстроено в форме пирамиды. Внутри лестница, уходящая вниз. Через нее можно попасть в зал, вернее бассейн, где храниться питьевая вода.

– Ты хорошо осведомлен, Федор, – ухмыльнулся Ксенбал, – значит, удача будет на нашей стороне.

– Конечно, – ничуть не усомнился Чайка, ни разу не бывавший в этих хранилищах, – нужно только разыскать резервуары и удостовериться в том, что их вообще охраняют. Искать их можно и днем, но мы должны проверить также, что происходит вокруг них ночью.

Ксенбал кивнул.

– Ты, Урад, со своими людьми осмотришь вот эти два отстойника, – коротко проинструктировал Чайка второго командира, – ну а мы, Летис посмотрим сегодня на вход в то хранилище, из которого питается источник у Форума.

Урад, внимательно посмотрев карту, запомнил объекты, не став донимать Федора лишними вопросами.

– До рассвета вы должны все осмотреть и вернуться в свои норы, – напоследок проинструктировал Чайка подопечных, – кстати, убежища у вас надежные или нужно искать новые?

– Мы сегодня ночевали на постоялом дворе, у торгового порта, – озадачил его ответом Урад, – вернее, это так называется. После начала блокады, в городе застряло много иноземных купцов со всеми слугами, которым разрешили жить до освобождения у самой стены настоящим табором. Там стоят палатки, хибары, даже сделано жилье из вытащенных на берег лодок. Народу тьма. Ночью они там спят, а днем торгуют. После прорыва, мы смогли сойти за бродяг и найти приют в хибаре у одного еврея, когда убедились, что нам не уйти далеко от патруля. Он не отдал нас римлянам и не задавал вопросов, но взял за это хорошие деньги.

Урад приумолк на мгновение, усмехнулся и закончил отчет.

– Их мы «одолжили» у другого торговца, чуть раньше.

«Нужно раздобыть денег, чтобы не попасться по-глупому на грабеже, – решил Федор, вспомнив о предстоящем контакте с «резидентом» Гасдрубала в квартале менял, – не стоит из-за такой ерунды, как деньги, ставить под угрозу всю операцию».

– Значит, вам сегодня ночевать негде, – кивнул с пониманием Федор, – ну, а у Ксенбала я не спрашиваю. В военный порт возвращаться не стоит. Придется всем вместе еще раз использовать то убежище, где ночевали мы. Там было спокойно. Ну, а утром, как отдохнем, я решу, где разместить группы на долгий срок. Нам нужны надежные убежища.

Чайка показал на карте примерное расположение сарая и, вздохнув, добавил.

– После выполнения первого задания все собираемся здесь. Место тихое.

Лучше он пока ничего предложить не мог, но надеялся, что все пройдет гладко, а уж завтра он что-нибудь придумает. Пока же этот сарай не вызывал у него подозрений.

– Все, – закончил он совещание, глядя на угли почти погасшего костра, – расходимся.

Федор пока не стал посвящать всех в последнюю часть своего плана, которую считал главной, – найти и освободить Юлию с Бодастартом. Он не посвятил в нее даже Гасдрубала, но именно для достижения этой цели он и затеял игру со смертью.


Глава десятая «Моя семья» | Возмездие | Глава двенадцатая «Новый поход»