home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

«Водный мир»

Федор осторожно выглянул из-за края стены, убедившись, что караульные не смотрят в его сторону. Махнул рукой. Летис и остальные, один за другим, проскользнули вдоль стены, поднявшись по веревочной лестнице на крышу соседнего дома. Сделали они все это так быстро и неслышно, что командир диверсантов мог гордиться своими подопечными, – караульные на другой стороне улицы даже не шелохнулись.

Когда все его люди взобрались на крышу, Федор так же тихо последовал за ними, благо лестница была закреплена надежно. Сделали это заранее, едва стемнело, укрепив лестницу со стороны глухого переулка, чтобы не терять времени в момент атаки.

Расположившись у самой кромки крыши, Федор вновь посмотрел вниз. Теперь помещение, в котором находился вход в резервуар с водой, находился прямо под ними, буквально в нескольких метрах. Снаружи его охраняло четверо бойцов сената. Внутри, по данным разведки тоже могло находиться человек пять.

Столь малое число охранников удивило Федора, но факт оставался фактом. За последние дни его бойцы провели разведку всех обнаруженных подземных водохранилищ. Оказалось, что вход в каждое из них охраняет не более десяти-пятнадцати человек. Внутрь никому пробраться не удалось, но Чайка предполагал, что вряд ли за наружной дверью прячется целая хилиархия, – больно уж помещение было маленькое. Правда, только снаружи. Что там внутри, до конца было не ясно. Днем охрана не уменьшалась, а ночью не усиливалась.

Понаблюдав пару дней за поведением солдат на выбранных для атаки объектах, Чайка решил, что ждать дальше нельзя. Либо это была ловушка, либо сенат действительно не допускал даже возможности атаки на свои резервуары. Сильных волнений в городе пока не происходило. За любое упоминание имени Ганнибала или его брата, стоявшего с армией под стенами Карфагена, людей казнили. Федор сам несколько раз наблюдал подобную картину. По городу в целях устрашения и поисков прорвавшихся разведчиков постоянно курсировали вооруженные патрули солдат сената или римских легионеров, но последние редко удалялись на большое расстояние от военного порта, где по непроверенным данным базировался сам Марцелл. В общем, пока что с помощью террора сенату удавалось держать народ в узде, а ситуацию под контролем. Тем более, что поиски выживших посланцев Гасдрубала ничего не дали, – большинство было убито во время прорыва, – а оставшиеся пока себя никак не проявили. Все было тихо. Поэтому, в конце концов, Федор стал склоняться к мысли, что сенат не верит в существование реальной угрозы для резервуаров, решив, что уничтожил всех шпионов.

Существовал только один выход, чтобы проверить это предположение. И Федор решился провести рискованную разведку боем сразу в трех резервуарах, расположенных в самом центре города. Это должно было случиться буквально на третью ночь его пребывания в Карфагене.

– Пора напомнить о себе, – пробормотал Федор, разглядывая из-за края плоской крыши, на которой лежали сейчас все его бойцы, лениво перемещавшихся вдоль здания охранников, – а то Магон раньше времени решит, что я умер. Я не доставлю ему такого удовольствия, да и Юлию лишний раз волновать не стоит.

От мысли, что его жена и сын находятся в такой близости от него, Федор иногда впадал в возбуждение, которое все время требовало от него немедленно предпринять поиски римского убежища, в котором их содержат. Но это было не менее трудно, чем преодолеть стены Карфагена. Однако, Федор вынужден был ненадолго отложить эти поиски, поскольку сначала требовалось устроить царство хаоса в этом городе. Он был уверен, очень скоро его жена и ребенок будут спасены, сколько бы римлян не стояло между ними.

План нападения был прост до безумия: ночью перебить наружную охрану, прорваться внутрь и вывести из строя систему водоснабжения. Ни динамита, ни пороха у диверсантов Гасдрубала, понятное дело, не имелось. Поэтому просто взорвать резервуары Федор не мог. Поджигать хранилища воды тоже смысла не видел. И Чайка решил действовать по наитию. Судя по чертежам, все эти резервуары имели устройства слива воды в канализацию. Просто не могли не иметь. Добравшись до них, Федр планировал либо открыть их, спустив воду, либо вывести из строя навсегда. В идеале нужно было сделать и то и другое. В крайнем случае, оставались глиняные трубопроводы, которые далеко не везде были проложены под землей. Имелись и выходы на поверхность, о некоторых Федору было известно. Однако, начать он решил именно с резервуаров.

Вход в резервуар находился в одном из населенных кварталов и несколько перекрестков невдалеке отсюда были освещены факелами даже ночью. Но, само невзрачное здание «коллектора», вероятно, чтобы не привлекать к себе внимания толпы, находилось на берегу сточной канавы, и было с двух сторон окружено глухими стенами соседних зданий. Одна из этих стен была задней стеной караульного помещения, в которой был расквартирован отряд из тридцати бойцов. Возможно, присутствие поблизости воинского подразделения, вселяло спокойствие в охранников, которым всегда могли прийти на помощь, но Федора это не остановило. Правда, в этот раз приходилось надеяться только на то, что все выйдет действительно тихо.

Атака сразу на все три хранилища должна была начаться с минуты на минуту. Никаких «ракетниц» или другого шума не предполагалось, все было решено с командирами отрядов заранее. Учитывая, что за прошедшие дни количество бойцов в каждой группе не увеличилось, – Федор еще не посещал «резидента», не брал денег, и не успел навербовать в свои ряды новых сторонников Ганнибала, ограничившись лишь сменой убежища, – дерзость плана граничила с безумием. Но, Чайка решил начать эту партизанскую войну своими силами, больше надеясь на опыт своих диверсантов, чем на количество новобранцев. Да и секретность здесь играла не последнюю роль. «Вот когда дойдет до уличных столкновений, там и навербуем боевиков из недовольных, – успокаивал себя Федор, посматривая в сторону трех своих помощников, – а такие обязательно найдутся. Ну, а если нам сейчас все удастся, то в помощниках отбоя не будет»

– Летис, – позвал друга Федор, – давай.

Услышав команду, огромный Летис, словно пружина разогнулся, встал во весь рост и, выбросив вперед сразу обе руки, метнул кинжалы в охранников. Два глухих стона охранников сената, пораженных с такого расстояния в шею, были ему ответом. Остальные бойцы, вслед за Летисом, метнули каждый по кинжалу, выполняя приказ. Метать сразу с двух рук, как Летис, они не умели. Один промахнулся, и Федору пришлось заканчивать работу за него. Когда избежавший смерти пехотинец метнулся в сторону двери, чтобы за ней укрыться, Федор, не мешкая, швырнул нож, который вошел тому сзади в шею. Мастерство, оточенное за годы боев, никуда не исчезло. Пехотинец упал на колени, выронил щит на камни и сам уткнулся лицом в них.

– Быстрее вниз, – скомандовал Федор, оглядывая пустынную улицу, – мы должны успеть.

Скоро должна была произойти смена караула, и Федор надеялся, что изнутри еще не заметили, что менять больше некого. Окон в помещении не было, новая смена караула выходила в определенное время, и встреча с Чайкой и его бойцами должна была стать «приятной неожиданностью».

Спустившись с невысокого здания по веревкам вниз, как заправские альпинисты, – всем бойцам за время горных сражений с васконами такое приходилось проделывать не раз, – диверсанты, словно тени, переметнулись на другую сторону пустынной улицы. Там Федор и остальные бегло осмотрели мертвецов, оттащив их в сторону от чадившего у входа в «коллектор» единственного факела и спрятав под стеной, чтобы не бросались в глаза. Вокруг, к счастью, никого не было. Город спал, а увеселительных заведений в этом районе не имелось.

Очень кстати пришлось оружие охранников, среди которых Федор обнаружил свою любимую фалькату. Быстро взвесив ее на руке, он ощутил позабытую на время приятную тяжесть этого оружия. Летис тоже позаимствовал у мертвеца фалькату, не забыв вернуть в хозяйство и свои кинжалы, предварительно отерев с них кровь. Щиты брать не стали, предстоял бой в узком пространстве, где они могли только помешать диверсантам. Бойцы Чайки и без щитов стоили не мало.

Не успели Федор и остальные вооружиться, как поблизости скрипнула дверь, и послышались шаги, отдававшиеся гулким эхом в длинном коридоре. «Смена шагает, – напрягся Федор, в два прыжка оказавшись у входа с фалькатой в руке, он прижался к стене, – а проход-то глубокий, далеко ведет». Рядом с ним затих Летис, сжимая кинжал.

Все произошло, как он и надеялся. Два стражника в полной амуниции расслабленной походкой вышли наружу, и, сделав несколько шагов, остановились, озираясь по сторонам в поисках своих сослуживцев. Вслед за ними показался третий, дальше Федор ждать не стал.

– Ну, где эти лентяи? – еще не понимая, что случилось, вопросил один из солдат, глядя в темноту, сгущавшуюся сразу за небольшим кругом света от факела, – сколько можно их ждать.

– Мы здесь, – крикнул из темноты Федор, и, когда все трое повернулись на звук незнакомого голоса, метнул нож.

Не дожидаясь, пока мертвец с ножом в шее, рухнет на землю, Федор бросился к открытому проходу. Летис метнул кинжал во второго воина, но, на этот раз, промахнулся. Тот успел развернуться и клинок лишь отскочил от нащечника шлема, едва не разорвав ему ухо. Кинжал Летиса все же смог слегка оцарапать бойцу щеку, но это пустяковое ранение только привело солдата в ярость. Впрочем, бросок Летиса все же позволил Чайке выиграть секунды. Пока пехотинец ощупывал окровавленную щеку и выхватывал меч, Федор в два прыжка оказался рядом и с лету рубанул его фалькатой. На этот раз промашки не вышло. Боец даже не успел вынуть меча из ножен, как лишился почти половины плеча, несмотря на кожаный нагрудник. А Чайка тем временем метнулся к третьему солдату, который, увидев, как обернулось дело, бросился бежать в сторону караульного помещения. Вопль «Нападение!!!» целых три секунды звучал над тихой улицей, пока его не догнала фальката, в страшной ярости брошенная Летисом вместо кинжала. Мощное оружие, набрав скорость, легко пробило доспех со спины, словно бронебойный снаряд, и вышло из груди, заставив беглеца мгновенно умолкнуть, ткнувшись лбом в песок. Тот упал, со звоном ударившись шлемом о камни мостовой и выронив свое оружие. Под ним тут же образовалась темная лужа.

– Должен быть четвертый, – как бы сам себя попытался убедить Федор, проговорив эти слова шепотом.

– Да что тут у вас происходит? – словно в ответ на его слова послышалось из открытой двери, и наружу показалась четвертая голова в шлеме с плюмажем, но увидев Федора и два трупа своих товарищей, тут же попыталась скрыться назад и захлопнуть за собой узкую дверь. Но, Чайка не позволил.

– Ты куда собрался? – будничным тоном поинтересовался он, ударом ноги возвращая дверь в раскрытое положение, – а ну, назад!

Но, солдат, позабыв про дверь, отбросил щит и уже прыгал через три ступеньки вниз по длинной лестнице, сжимая в руке только меч. Федор метнулся за ним и, размахнувшись, насколько позволяла высота коридора, рубанул фалькатой. Он метил в голову, но удар пришелся по спине. Меч соскользнул с медного задника шлема, закрывавшего шею, и вспорол кожаный нагрудник. Боец охнул, споткнулся, рухнул вниз головой. Пролетев еще несколько ступенек, его тело остановилось. Нагрудник быстро промок от крови.

Здесь в коридоре было темно. Зато впереди внизу, метрах в десяти, мерцал какой-то слабый огонек, видимо стол, на котором стояли свечи. Дальше один Чайка решил не соваться. Вместо этого он вернулся на поверхность, где столкнулся нос к носу с Летисом и остальными, которые собирались последовать за ним.

– Ну что, догнал? – деловито осведомился здоровяк.

– Догнал, – кивнул Федор.

– Это хорошо, – спокойно добавил Летис, – только, что делать будем? Этот парень, которого пробила моя фальката, все же успел перед смертью разбудить караул и сюда бежит по меньше мере человек двадцать. Скоро они будут здесь.

Федор обернулся в указанном направлении и прислушался. Из-за стены казармы действительно доносился топот множества ног и звон амуниции. Сражаться с целым отрядом они были не готовы, но и отступать Федор не собирался.

– Отходим? – без особой надежды уточнил Летис, которому было все равно, – или как?

– Нет уж, – заявил Чайка, сдергивая с крепления факел и спускаясь по лестнице, – идем в низ. Мы пришли уничтожить этот резервуар и не уйдем отсюда, пока дело не будет закончено. Все за мной.

Летис глянул на единственную дверь, ведущую в этот странный домик, и повиновался. Остальные вслед за ним исчезли в дверном проеме. Последний солдат закрыл изнутри на засов массивную дверь, обитую металлическими пластинами. Едва он сделал это, как на площади, утонувшей во мраке, появились солдаты сената.

– Посмотрим, что они тут прячут, – пробормотал Федор, выходя с фалькатой и факелом из коридора на ровную площадку.

Как он и предполагал, перед ним открылось нечто вроде караульного помещения, где могли находиться одновременно не более дюжины солдат. Даже спейру здесь было не спрятать. Посреди четырехугольной комнаты, площадью примерно в пятнадцать квадратных метров, вытянулся длинный стол и пара лавок. У стен, в которых не было окон, виднелось еще несколько лавок пошире, видимо, на них караульные спали. На столе мерцало с десяток свечей в глиняных плошках. Вокруг них стояли миски с недоеденным мясом, хлебом и овощами. Несколько полупустых кувшинов с вином. По всему было видно, что здесь только что закончили трапезу.

– Ну вот, – произнес Федор, поводя факелом из стороны в сторону, и замечая еще одну полукруглую дверь в соседнее помещение, – как я и подозревал, сенаторы не слишком верили в нападение. Солдат здесь, похоже, больше нет.

– Зато снаружи есть, – спокойно заметил на это Летис, услышав глухие удары в дверь наверху.

– Это точно, – не стал спорить Федор, – дверь, к счастью прочная. На некоторое время хватит, а мы пока тут осмотримся. Думаю, найдем какой-нибудь выход.

Пройдя с факелом сквозь караульное помещение, Федор с натугой приоткрыл вторую дверь, которая была не заперта. Она оказалась почти полностью из металла и была очень тяжелой. В царившей за ней темноте угадывалось большое пространство, откуда на него пахнуло сыростью.

– Мы на верном пути, – подбодрил себя Федор.

Больше не ожидая внезапного нападения, но, все же держа фалькату наготове, он первым шагнул дальше в узкий коридор, нагнув голову. Коридор тянулся метров пять и вел дальше вниз. Шагая по широким ступеням на полу, Чайка проник через него в следующее помещение, открывшееся внезапно и, посветив себе факелом, обнаружил большой бассейн со сводчатым потолком.

– Ого! – чуть не присвистнул от удовольствия Федор, зачерпывая воду ладонью и убедившись в том, что она пресная, – да здесь купаться можно. Летис, не желаешь?

– Нет, – отмахнулся здоровяк, еле протиснувшийся вслед за своим другом, и проворчал, – я желаю поскорее разнести здесь все и вернуться на поверхность. Что-то я не очень люблю общаться с подземными духами.

– Не бойся, от духов я тебя сумею защитить, – усмехнулся Федор, продолжая разглядывать резервуар, вдоль стен которого шла каменная дорожка шириной примерно в метр. На дальнем конце двадцати метрового бассейна, ширина которого составляла на первый взгляд не более четырех метров, Чайка разглядел несколько сводчатых арок, за которыми опять же зияла чернота. У каждой из этих арок имелось какое-то запорное устройство издалека напоминавшее гигантские шестеренки.

– Отлично, – кивнул Летис, поигрывая фалькатой, блеснувшей в отсветах факела, – а что ты скажешь о солдатах сената, который скоро сломают дверь и будут здесь?

– Не беспокойся о них, – отмахнулся Федор, довольный результатами первого осмотра, – ты лучше прикажи остальным войти сюда и закрыть вторую дверь. Даже если бойцы сената сломают наружную, с ней они провозятся еще дольше. А мы пока тут поговорим с духами.

Летис развернулся, чтобы передать эти команды двум бойцам, что замыкали немногочисленный отряд.

– Да, и пусть возьмут свечи со стола, сколько смогут унести, – добавил еще распоряжение Федор, водивший факелом из стороны в сторону, – никак не пойму как они тут освещали этот зал, когда все строили. Должны же быть здесь хоть какие-то источники света.

Здоровяк исчез, вернувшись назад, а Чайка прошелся вдоль каменного хранилища с факелом, который освещал только небольшое пространство вокруг него. Но и этого было достаточно, чтобы с течением времени понять, – резервуар был не таким уж большим. Для почти миллионного города с разветвленной системой питьевых колодцев и фонтанов воды здесь было не слишком много. Конечно, это хранилище было не единственным. Но, все же, Чайка ожидал увидеть гораздо больше воды, сконцентрированной в одном месте. «Неужели мы нарвались на самый маленький резервуар, – озадачился командир диверсантов, – вот ё-мое. Надеюсь, остальным повезло больше».

Сделав еще несколько шагов, он вдруг увидел то, что его сильно обрадовало. Из стены торчал факел, закрепленный на специальном кронштейне. Метрах в пяти виднелся еще один. Федор посмотрел на свой факел, который начинал чадить и немедленно поджег оба. Когда те разгорелись, он заметил еще три на другой стороне бассейна. Вернувшись назад, поджег и их. Когда появился Летис и два бойца, со скрипом закрывшие дверь, Федор как раз заканчивал поджигать последние, отчего в мрачном помещении, стало светло как днем.

– Я так понимаю, – заявил Летис, щурясь от яркого света, – свечи мы принесли зря.

– Пожалуй, – кивнул Федор, медленно продвигаясь вдоль влажной каменной стены, – я тут нашел, чем подсветить помещение. Хотя, не надо выкидывать все свечи, кто знает, что там впереди.

Двое бойцов, уже высыпавшие содержимое своих карманов на камни, чертыхнувшись, подобрали несколько свечей.

– Идем вперед, – приказал Федор, – посмотрим, что там за сооружения.

Неожиданно Чайка поймал себя на мысли, что неверно оценил емкость этого бассейна. В ширину он, конечно, был не очень велик, но попытавшись рассмотреть дно, Чайка его не увидел. Это был какой-то Байкал в миниатюре. Резервуар был явно сделан в разломе скальной породы и напоминал скорее надстроенную расщелину, чем полностью рукотворное произведение архитектуры. В глубину тут было метров десять не меньше.

– Интересно, что тут еще припасли для нас местные инженеры, – пробормотал Федор, слегка удивленный этим строением. Простое на вид, оно явно несло в себе следы точного расчета.

Обогнув бассейн, Чайка остановился напротив одного из арочных проемов, перекрытых узкой и длинной перегородкой, приводимой в действие системой блоков, сквозь которые была пропущена веревка, намотанная на внушительных размеров барабан. Эта конструкция повторялась пять раз.

– Уже кое-что, – довольно промурлыкал себе Федор, неторопливо расхаживая от одной «запруды» к другой, осматривая механизмы шлюзов и то, что находится за ними. От каждой «запруды» в толщу камня вел прорубленный тоннель и он был пустым. Сразу за последней, крайней, конструкцией имелся проем, но уже без всяких загородок. От него начиналась еще одна лестница в пустоту. «Что-то мне эта симметрия начинает напоминать, – подумал Чайка, интуиция которого подсказывал ему впереди новые открытия, – кажется, стоит посмотреть, что там еще сотворили для нас гномы подземелья».

– Ну, что ты там нашел? – поинтересовался Летис, который, изнывая от вынужденного безделья, вдруг достал откуда-то из-за пазухи кусок мяса с хлебом и стал есть.

– Ты что, позаимствовал это у стражников? – ухмыльнулся Федор, озадаченный поведением друга, – как ты можешь в такой момент есть?

– А что, – не понял его Летис, не переставая жевать, – мертвым еда ни к чему, а я уже сильно проголодался, пока мы ждали наступления ночи. Неизвестно еще, сколько тут торчать по твоей милости, пока выберемся.

В этот момент до них донесся приглушенный треск, а вскоре послышались и глухие удары уже в металлическую дверь.

– Первый рубеж пал, – спокойно констатировал Федор, и, посмотрев на друга, добавил, – Не волнуйся, слишком долго мы здесь не задержимся. Это не входит в мои планы.

– Отлично, – кивнул Летис, прожевав последний кусок мяса, и покрепче сжимая фалькату, – тогда показывай дорогу наверх. А то мне в этом мокром подземелье как-то не по себе. Того и гляди гости нагрянут.

– Подожди еще немного, – охладил его пыл Чайка, – и скоро ты все увидишь. А лучше иди-ка сюда и помоги мне повернуть этот барабан.

Он вместе с Летисом вернулся к дальней конструкции.

– Я возьмусь за рычаги справа, а ты слева и повернем его вот сюда, – приладив факел и фалькату к стене, стал рассказывать Чайка порядок действий, который показался ему верным, – колесо должно повернуться и потянуть за собой заслонку вверх. Как только она приподнимется, вода из бассейна польется в трубу.

– И что будет дальше? – не понял Летис, – куда она потечет?

– Не знаю, – пожал плечами Федор, – устроим потоп где-нибудь в центре города или просто в канализацию сольем весь запас, какая разница? Самое главное, что она уйдет отсюда и запас иссякнет. Давай быстрее, здоровяк, а то нам могут помешать незваные гости.

Летис перестал умничать, бросил фалькату, и схватился за деревянные рычаги огромного колеса. Они с Феодором поднажали, но колесо едва скрипнуло, почти не сдвинувшись с места.

– Навались! – подзадорил друга Чайка, и приказал двум оставшимся бойцам, – а вы что расслабляетесь? Беритесь за второе колесо и делайте как мы!

Поднапрягшись, Федор и Летис, сдвинули, наконец, колесо и заслонка немного приподнялась вверх. Тотчас они услышали мощное бурление где-то глубоко внизу, а на поверхность бассейна поднялось несколько огромных пузырей воздуха. Бросив колесо, Федор перегнулся через заслонку и посветил вниз факелом. Там бурлил поток воды, уходя в неведомом направлении.

– Пошло дело, – радостно крикнул Федор, – а ну, здоровяк, давай еще приподнимем эту заслонку. Пусть быстрее выливается.

Выдохнув, они вновь поднатужились, сделав целый оборот барабана. Заслонка поднялась вверх так высоко, что почти уперлась в каменный свод. Внизу теперь ревел настоящий водопад.

– Ну, хватит, – решил Федор, заметив, что и у его бойцов дело спорилось, вторая заслонка была открыта также высоко, – надо остальные открывать. А эту… хорошо бы вообще сломать, чтобы ее закрыть не смогли никогда.

И он с надеждой посмотрел на Летиса.

Тот понял друга буквально. Сначала он отломал от барабана несколько деревянных рычагов. Затем с помощью верной фалькаты проделал в деревянной заслонке дыры. Брусья заслонки были хорошо подогнаны, и даже скреплены узкими металлическими пластинами для надежности, но Летис со своей гигантской силой все же ухитрился оторвать пару пластин и расковырять в пазах отверстия, в которые вогнал обломки рычагов. Заслонка была надежно заблокирована.

– Просто мастер! – похвалил друга Федор, наблюдавший за работой, которую Летис выполнял самозабвенно, крушить он любил, – Чтобы я без тебя делал.

Вскоре диверсанты открыли и разломали, таким образом, все шлюзы. Вода в бассейне стремительно убывала, обнажив уже почти три метра каменной стены. «Эх, был бы динамит, – поймал себя на мысли порядком уставший Федор, – не надо было бы так корячиться».

– Что теперь? – спросил Летис, уставший не меньше.

– Гасим здесь свет. Берем каждый по факелу, – приказал Федор, – и в боковой туннель.

– Еще дальше? – озадачился Летис.

– Я же сказал, духов беру на себя, – хлопнул его по плечу Чайка, – за мной. Я вас выведу на поверхность. Назад все равно пути нет.

И первым скрылся в узком тоннеле. Летис все же бросил взгляд назад, откуда доносились методичные удары, – дверь вот-вот должна была рухнуть, – и, вздохнув, сдернул ближний факел со стены. Остальные бойцы разбежались по краям бассейна и «обесточив» его, устремились за своим командиром.

А Федор уже скакал по ступенькам коридора и был почти уверен в том, что увидит, когда тот кончится. Он ожидал увидеть там точно такой же бассейн и… круто ошибся. Этот бассейн был втрое шире, чем первый. Настоящее подземное озеро, у которого также не представлялось возможным определить дно. Он и края-то с одним факелом не смог рассмотреть, а увидел их только после того, как рядом оказались все остальные бойцы отряда, подсветив эти подземные чертоги. Такое количество воды в знойном Карфагенском климате было настоящим золотым запасом. Но, неизвестно по каким причинам никакой отсекающей двери между резервуарами в тоннеле вообще не было. Видимо никто не мог подумать, что вход сюда когда-нибудь отыщет враг. Чайка с опозданием удивился даже тому, что первая дверь оказалась открыта. Как-то слишком просто все. Либо сенаторы, в самом деле, были так уверены в собственной недосягаемости, либо местные охранители просто расслабились. Хотя могло быть и то, и другое. В любом случае Чайка уже понял, что так рвались они сюда не зря. Первый удар в сердце обороны Карфагена уже был нанесен, хотя последствий его себе никто еще не представлял.

– Хорошая работенка, – натужно рассмеялся Федор, поворачивая очередной барабан на пару с Летисом, когда он пробежался в дальний конец этого озера и пристроил факел, – я-то думал, нам придется громить глиняные трубы, а не упражняться в гимнастике.

– Ну да – согласился крепыш, – давненько я так не разминался. Это даже веселее, чем убивать солдат сената.

Полную иллюминацию они теперь устраивать не стали, хотя на этот раз им предстояло открыть целых десять заслонок, чтобы слить это подземное море. Ограничились «подсветкой» только тех мест, где работали. Диверсанты как ненормальные носились от одной заслонки к другой и висели на барабанах, напрягая последние силы. Вся эта круговерть так измучила Чайку, что вновь навела на мысль, о безотлагательном изобретении взрывчатой смеси. «Стоило бы отыскать какого-нибудь ученого грека и заставить его придумать порох, – думал Федор, напрягая мускулы, – если удастся, то столько сил и времени сэкономит. И не сосчитаешь! Этому изобретению просто цены не будет, да и желающих его купить хватит. Дело верное».

За своей монотонной работой, они едва не забыли об опасности. А воины сената все же сломали дверь в первый резервуар и, не найдя никого, бросились в погоню по единственно возможному пути.

Когда Федор с Летисом, кряхтя от натуги, провернули и заклинили восьмой барабан, взявшись за девятый, а двое других диверсантов попытались открыть последний, в дальнем конце подземного озера с низким сводчатым потолком показались яркие огни.

– А вот и погоня, – как-то отстраненно заметил Федор, резко отпуская барабан и выпрямляясь.

– Что делать? – промычал Летис, который все еще пытался в одиночку дотянуть заслонку до нужного уровня.

– Для начала брось свой барабан, – посоветовал Федор, сдергивая факел со стены и перехватывая фалькату покрепче, – все равно уже остальное не успеем. Но и того, что мы сделали, хватит, чтобы это озеро заметно обмелело.

Летис подчинился, отпустил барабан и, подхватив с мокрых камней свое оружие, стал высматривать приближавшихся врагов. Первые трое бойцов, заметно опередив группу из десятка человек, уже бежали по узкому краю бассейна, преодолев половину пути. Первый бежал с мечом и факелом в руке, второй был лучником и даже выпустил сходу стрелу в сторону бойцов Чайки, собравшихся у входа в тоннель. Это было не сложно, все четверо стояли с факелами, и представляли собой отличную мишень. Лучник, однако, промахнулся. Стрела ударилась о стену над головой Летиса, расплющилась и отскочила в воду.

– Ну, я тебе сейчас покажу, – взревел здоровяк, делая шаг навстречу.

Федор лихорадочно соображал, как поступить. Они зашли уже слишком далеко, два резервуара повредили, задание, можно сказать выполнили. Дело оставалось за малым, спасти свои жизни. Никакого подробного плана подземелья, или как выбраться из этого подземелья у него не было, поэтому приходилось полагаться на интуицию. Тем более, что расстояние между ними и преследователями стремительно сокращалось. И Чайка решился на единственно возможный вариант.

– Летис и Татин, – приказал Федор, обращаясь к своим бойцам, – бросьте факелы в воду и постарайтесь задержать здесь преследователей некоторое время. Они сами вам посветят. Место узкое, у вас должно получиться.

– Хорошо, – кивнул Летис и заговорил тоном, не предвещавшим ничего хорошего бойцам сената, – уходите, мы вас скоро догоним. У меня уже руки чешутся познакомиться с ними поближе.

После того, как новая стрела ударилась в камень над его головой, Летис швырнул факел в озеро и тот, зашипев, как разозленная змея, мгновенно потух. Татин сделал то же самое. Теперь источники света оставались в руках только у Федора и второго бойца.

– Убейте человек пять, а потом бегите за нами. Я разведаю дорогу, найду выход и буду ждать вас там, – пообещал Федор, бросив взгляд на сенатского воина, который уже добежал почти до того места, где стояли диверсанты.

– Бегите! – крикнул Летис.

Чайка не стал дожидаться исхода схватки, но, все произошло так быстро, что он успел заметить, как Летис, перехватив фалькату, нанес разящий удар и отрубил руку с факелом своему поединщику. Раздался дикий крик, факел погас, а сам несчастный с громким всплеском рухнул в воду и, похоже, захлебнулся. Метнув кинжал, Летис убил и лучника, завладев луком, который отбросил своему помощнику. Пока Федор исчезал с оставшимся бойцом в проходе, он видел, как Татин мгновенно приладил стрелу из колчана, к тетиве и выпустил ее в нападавших. Раздался крик и новый всплеск.

«Лук, это удача, – промелькнуло в голове у Чайки, который тяжело дыша, отмерял ногами все новые метры по каменному полу тоннеля, ведущего в неизвестность, – теперь они продержаться дольше».

А еще он вдруг подумал, что его подопечные дрались, словно разъяренные спартанцы, защищая узкий проход в Фермопилах. Если они будут защищать этот тоннель с таким же упорством, то шансы на успех еще велики. Главное, чтобы дальше повезло.

Этот тоннель оказался гораздо длиннее, чем первые два. Пробежав метров тридцать, Федор, наконец, увидел выход. Но, что его более всего озадачило, в конце тоннеля он увидел свет. Там колебалось пламя от такого же факела, какой он сам держал в руке. «Этого нам только не хватало, – напрягся Федор, сжимая покрепче рукоять фалькаты, – чтобы нас зажали с двух сторон».

Но отступать было поздно. Он хотел было потушить свой факел и раствориться во тьме, но решил, что те, кто находился впереди, осведомлены о здешних тоннелях больше, чем он и знают, что отступать тут некуда. Тогда он решил положиться на судьбу и продолжил свой бег. К его изумлению те, кто стоял у выхода из тоннеля, ничуть не испугались приближения огней, даже напротив.

– Я здесь! – раздался приветственный крик, – идите быстрее!

«Бегу», – мысленно ответил Федор, и, поднимая фалькату для удара, выскочил на широкое пространство. Но, занесенная для удара рука, проделала лишь половину положенного расстояния, заставив лезвие замереть в воздухе. В ярком свете факела перед Чайкой появились не солдаты сената, а два каких-то бородатых «приказчика», одетые, впрочем, в достаточно дорогие зеленые хитоны, расшитые по краям золотыми нитями. Увидев выскочивших из тоннеля вооруженных «дервишей», они отпрянули назад, прижавшись к стене. Тот, что был повыше, от страха выронил факел из руки, который упал в воду очередного резервуара и погас. Оружия при них не было.

– Кто такие? – сразу перешел к делу Федор, приставляя остро отточенный конец фалькаты к горлу своего первого собеседника, – и что здесь делаете? Только быстро, я очень устал и у меня мало времени.

Его помощник таким же способом обезопасил второго. «Приказчик» онемел от страха, и чтобы подтвердить свою решимость Чайка слегка поднажал на фалькату. По горлу «немого» стекла тонкая струйка крови.

– Я… Я… Исмал, – прохрипел, наконец, тот, – инженер.

Он покосился в сторону спутника.

– Это мой помощник. Мы осматривали резервуары по приказу сенатора Ганнона… он опасается, что на них может быть совершено… нападение.

– Инженер, который отвечает за резервуары, – проговорил Федор, невольно усмехнувшись, – вот это удача! Ну как, проверил, все работает?

Тот не понимая радости Федора, осторожно кивнул.

– Это хорошо, – согласился Чайка, немного отводя лезвие от горла Исмала, – а сенатор был прав, нападение действительно может состояться. Вернее, оно уже состоялось. А здесь вы что делали, так далеко от выхода?

Федор чуть повел факелом и сам же ответил на вопрос.

– Понятно, здесь третий резервуар, последний. Примерно такой же, как первый. Так вы, значит, его осмотрели и обратно собирались. Ждали охранников, вероятно?

– Мы решили с него только начать обход, чтобы потом вернуться назад. Открыли все двери и взялись за работу, – проблеял Исмал, уразумев в чьих руках он находился, – а два оставшихся мы еще не успели осмотреть. Мы хотели провести там много времени, а наш факел быстро стал гаснуть, вот и ждали солдат с той стороны хранилища. Послали верхом человека, чтобы они шли нам навстречу с факелами.

– Верхом? – переспросил Федор, в недоумении посмотрев на своего спутника.

– Так быстрее. Здесь недалеко есть выход на поверхность, – закивал Исмал, изменившись в лице, – я могу показать, если вы нас не убьете. Я уважаю воинов Ганнибала, а сенаторам служу только потому, что они меня заставили.

– Ладно, может быть, я пощажу тебя, – заявил Федор, опуская острие, – только сначала ты покажешь нам, как выбраться отсюда. И еще…

Он махнул клинком перед лицом Исмала, заставив его вновь вжаться в стену.

– Как быстро опустошить этот резервуар?

– Поднять заслонки, – ответил инженер, – и вода уйдет в сливной канал.

– Ну, про заслонки я уже догадался, – кивнул Федор, – а куда ведет этот канал?

– Из двух первых резервуаров, если подавать воду медленно, можно долго питать одиннадцать источников воды в центре города, источники у Форума, а также особняки трех сенаторов.

– А если подавать ее быстро? – уточнил Чайка, поглядывая назад и невольно прислушиваясь.

– Если открыть заслонки полностью, то будет потоп, – ошеломленно пожал плечами Исмал, – Вода вырвется изо всех колодцев и труб, затопив часть улиц и домов. Для города это будет бедствие, потерять столько воды.

– Я знаю, – спокойно ответил Федор, и посмотрел на последний целехонький резервуар, – А этот… куда пойдет вода? Жаль, времени нет уничтожить его, как те, что у меня за спиной.

– Этот питает бани, в которых моются солдаты, – совершенно поникшим голосом сообщил Исмал, – бани находятся прямо над нами.

– Бани? Отлично! – просиял Федор, – а ну, инженеры, оба за работу. Открывайте заслонки. Устроим этим ублюдкам последнюю помойку за счет государства!

Оба тщедушных работника, не посмев возражать, как могли стали тянуть колесо. Федор сначала с недоверием смотрел на их усилия, решив, что вряд ли получится что-нибудь путное. Летис в одиночку не мог провернуть это колесо. Но, у инженеров получалось это на удивление легко. Буквально за десять минут, они открыли три заслонки из пяти. Оказалось, что диверсанты не использовали один «переключатель», который регулировал усилия на натяжном барабане, не зная о нем. «Да, знание, сила, – вынужден был признать Чайка, – Просто ученики Архимеда все это строили. А мы столько времени зря потеряли. Надо будет взять этого парня с собой, да потолковать по душам в тихом месте. Полезный кадр мне попался».

Пока инженеры открывали заслонки, дойдя уже до четвертой, Федор осмотрелся. В устройстве берегов этого резервуара имелись различия. Позади десяти метровой площадки, на которую выходил тоннель, сразу же начинался еще один. А в конце вытянутого резервуара больше не было заметно никаких ходов. «Значит, это и есть путь наверх, – догадался Федор, – надо быстрее отсюда сваливать, пока они не наладили обратное сообщение по верху. А то нам полный финиш настанет».

В этот момент в проходе послышался топот подкованных башмаков и в круг света вбежал запыхавшийся и окровавленный Летис, бешено вращая глазами. Следом, едва не ударившись ему в спину, когда здоровяк резко остановился, показался Татин, все еще державший в руке лук. За его спиной виднелся почти пустой колчан. Инженеры, увидев этих солдат, вновь бросили свое занятие, остановив заслонку на полпути. Но, Чайка решил, что итак хватит. Вода весело шумела, уходя в «коллектор» местных бань, где скоро должен был состояться настоящий потоп. Федор даже представил, как разбушевавшаяся вода смывает пришедших расслабиться солдат сената и легионеров.

– Живы? – коротко бросил Федор, приближаясь к Летису, – ранены?

– Пока живы, – отмахнулся здоровяк, растирая кровь по панцирю, – это меня запачкали те, кто стремился догнать нас. Их изрядно поубавилось, но все же еще много. Скоро будут здесь.

Услышав, что стало с их охраной, инженеры от страха едва не свалились в бассейн.

– Это выход? – уточнил Федор, схватив Исмала за хитон, и указав острием фалькаты в сторону второго тоннеля. Тот кивнул.

– Идем, – приказал он всем, и пояснил вновь прибывшим, – здесь есть второй выход. Надеюсь, нас там не ждут, но время терять нельзя. А это наши новые помощники-инженеры. Они пойдут в центре группы. Выберемся, все объясню.

Освещая путь факелом, Федор первым устремился по лестнице, что круто забирала вверх. И это его обрадовало. По всему выходило, что они больше не плутали по мокрым подземельям, а стремились к выходу на поверхность, чтобы вновь увидеть солнечный свет. Наконец, перед ними возникла такая же металлическая дверь, что была открыта в первом «бункере». Здесь же дверь была закрыта. Из-за нее, как показалось Федору, раздавались пока вполне мирные звуки попойки охранников.

Федор поневоле остановился, притянул к себе за хитон главного инженера и, приставив к его горлу фалькату, тихо уточнил:

– Почему закрыто?

– Так положено, – еле выдавил тот из себя, – надо постучать и сказать, что это я. Тогда откроют.

– Давай, – подтолкнул его вперед Федор, приставляя острие к спине несчастного инженера, – только без фокусов.

Исмал, сглотнув слюну, громко ударил три раза в дверь.

– Это ты, Исмал? – раздалось оттуда.

– Я, – подтвердил инженер, – откройте.

– А чего назад вернулся, – удивился охранник, не спешивший выполнять просьбу, словно что-то заподозрив, – мы же послали гонца, как ты просил.

Федор невольно обернулся назад, ожидая, что с минуты на минуту пожалуют гости из подземелья.

– Так надо, – просто ответил инженер, – забыл кое-что из чертежей в хранилище.

Инженеров здесь все же уважали, поэтому после такого исчерпывающего объяснения, Федор, наконец, услышал скрип засова и в темноту коридора, – факел он уже погасил, – проник луч света. Чайка не стал терять время. Оттолкнув Исмала назад, он первым предстал перед охранником, сразу заметив, что за его спиной, метрах в пяти, за длинным столом пьют вино еще шестеро. Помещение, как две капли воды, походило на то, что они уже видели, пробираясь сюда. «А паники здесь еще нет, – удовлетворенно подумал Чайка, выхватывая кинжал, – Похоже, успели».

– Не ждал? – просто спросил Чайка, заметив изумление в глазах пехотинца, который был в кожаном панцире, но не стал даже брать в руки щит или меч, впуская обратно мирных инженеров, – а зря, устав караульной службы надо чтить.

И резким движением всадил кинжал ему в живот. Кинжал оказался крепким, вспорол кожаный панцирь направленным ударом. Федор знал, куда бить и где у доспехов слабые места. Этот охранник еще не успел осознать, что мертв, а Федор отскочил под его прикрытием в сторону, освобождая проход остальным. Метнулся к столу.

Надо отдать должное охранникам, среагировали те мгновенно. Двое ближних схватились за мечи, а третий за лук, лежавший тут же на лавке. Федор едва успел увернуться, нырнув в угол к пустым лежанкам, как стрела прошила воздух, впившись в чье-то тело. Затем, не прошло и пары секунд, вторая стрела просвистела в том же направлении. Лучник садил как из пулемета. Изогнув шею, Чайка заметил, как истекает кровью, и корчиться в судорогах Исмал, которому стрела пробила горло, а рядом с ним со стрелой в груди лежит его мертвый помощник. «Твою маман, – пришел ярость Чайка, вскакивая на ноги, – таких «языков» потерял».

Два брошенных из тоннеля кинжала утихомирили лучника и одного мечника. Татин, вырвавшись на простор, смог сразить еще одного оставшимися стрелами. Федор, метнувшись к столу, скрестил клинок с четвертым, оттесняя его к дальнему выходу. А Летис, не мудрствуя лукаво, просто перевернул огромный стол со всем, что на нем было, и сшиб с ног двух оставшихся охранников, придавив их сверху. Пока они выбирались из-под стола, диверсанты закололи их отточенными движениями. И только Федору понадобилось чуть больше времени, чтобы расправиться со своим поединщиком. Больно уж шустрый попался. Отбив несколько ударов, Чайка поразил его сначала в ногу, потом в руку, а потом добил издевательским ударом в горло, когда тот раскрылся. Нападение было столь стремительным, что никто из охранников не успел полностью вооружиться.

– Здесь все, – констатировал Чайка, вытирая окровавленный клинок об одежду своей жертвы, – идем наверх.

Ему послышался какой-то шум снизу, заставлявший торопиться. Время работало против них. Но, Федор все же на мгновение задержался взглядом на телах убитых инженеров, вздохнул, и поскакал по ступенькам наверх.

Откинув засов, он осторожно приоткрыл дверь, которая выходила на глухую улицу. Снаружи занимался рассвет, но длинная ночь еще не полностью отступила, воздух был серым. Рядом с дверью Федор не заметил никого, кроме трех бойцов сената, мирно болтавших о своих делах. С ними расправились быстро. Пара кинжальных бросков, один удар фалькатой и все.

– В переулок, – приказал Федор, выдергивая свой кинжал привычным движением из тела жертвы, – пока здесь не стало слишком жарко.

Диверсанты, отбросив в сторону фалькаты, чтобы не привлекать внимания прохожих, быстрым шагом покинули улицу. Летис еще внизу сорвал с мертвого инженера хитон и с трудом натянул на себя, чтобы скрыть кровь на своем. Едва сдерживаясь, чтобы не побежать, они прошли целый квартал и оказались на людном перекрестке. Здесь, несмотря на ранний час, царила невообразимая суматоха.

Однако, быстро осмотревшись, Федор не стал приставать к прохожим с вопросами. Ему и так было все ясно. Из обычного колодца на другой стороне улицы бил в небо трехметровый фонтан воды, отчего на перекрестке образовалось уже настоящее озеро. Еще один поток воды струился по соседнему переулку. «Началось», – констатировал Федор, растворяясь в толпе обезумевших горожан вместе со своими спутниками.


Глава двенадцатая «Новый поход» | Возмездие | Глава четырнадцатая «Погоня за пленниками»