home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцатая

«Помощь с севера»

Уркун подоспел вовремя. Полумертвого Ларина скифы отбили у амазонок и препоручили лекарю, который находился в обозе. Колдун был умелый. Он вынул стрелу, зашил рану на боку и еще неделю поил Ларина всякими отварами, прежде чем тот стал подавать первые признаки жизни. Этот колдун наотрез отказывался везти Леху в таком состоянии, куда бы то ни было, даже к царю, наказав лежать до особого разрешения. И Уркун, которому выпало командовать армией, подчинился.

Оставив своего хозяина, находившегося еще между миром мертвых и живых, под мощной охраной в одной из лесных деревенек, в отместку за Ларина он атаковал и сжег Ерект. Уркун не мог себе простить, что его не было рядом в тот момент, когда амазонки захватили хозяина. Рядом был Инисмей, и он поплатился жизнью, до последнего выполняя свой долг. Из трех ближних к Ларину людей, трех сотников, прошедших с ним немало дорог Уркун остался в живых один, и теперь мстил за всех.

Армию Исилеи Уркун рассеял по лесам, уничтожив большую часть. Остальные «осиротевшие» амазонки, когда угли от пепелища Еректа еще не успели остыть, сквозь леса подались в сторону Метрополя в надежде соединиться с армией Гатара.

Уничтожив главную крепость в этих местах и разобравшись с крупными соединениями, сам Уркун, под началом которого осталось около трех тысяч воинов, смог, наконец, переправить на побережье освобожденных Лариным греков. Сначала он отправил гонцов к Арчою, который своим присутствием сдерживал армию сарматского царя и не дал ей продвинуться к осажденному Еректу, пока Уркун превращал его в пепел. Арчою пришлось провести два сражения, но он выдержал натиск сарматов и Гатар, смирившись с поражением, отступил в Метрополь. Там он находился и сейчас, зализывая раны и собирая новые силы. А скифы, стараниями Ларина и Арчоя, теперь контролировали большую часть степей вдоль течения Борисфена от берега моря на юге, до самых гор на западе. Угроза захвата отодвинулась от границ Ольвии на значительное расстояние, но не исчезла совсем.

Арчой прислал отряд из трехсот человек за пленниками, которых никак не мог дождаться Иллур, одновременно сообщив тому, что греки живы. Передав освобожденных корабелов во главе с Гилисподисом людям Арчоя, Уркун на этом не успокоился и отправил для их сопровождения крупный отряд в тысячу человек. Под мощным конвоем греки, наконец, прибыли в Ольвию, где их встретил обрадованный Иллур, так долго дожидавшийся выполнения своего приказа.

Царь был рад, что будущее флота снова было безоблачным. Однако, узнав о том, что его кровному брату едва не пришлось заплатить за это жизнью, пришел в ярость. Он приказал немедленно доставить Ларина в Ольвию, – колдун к этому времени уже разрешил Уркуну перевозить хозяина, все еще пребывавшего в бреду, – и, едва это случилось, предпринял ответные действия. Мобилизовав все свои ресурсы, Иллур пополнил третью армию, оставив небольшую часть людей охранять Крым с Ольвией. Спустя несколько дней он выступил в поход и соединился с амиями Арчоя и Уркуна, которому оставил управление войском до выздоровления Ларина, посчитав хорошим командиром. Уркун и в самом деле неплохо справлялся, подменяя хозяина. Собрав все силы в кулак, Иллур в решающем сражении разбил Гатара и осадил Метрополь, предав его огню.

Сарматы отступили за Борисфен, но царь на этом не успокоился. Он уже почуял вкус победы и гнал их до тех пор, пока не очистил от сарматов все причерноморские степи, отогнав сначала за Танаис[5], а затем, не дав врагам зализать раны, и за Гипанис[6]. Разгромленные остатки армии Гатара были вынуждены покинуть эти земли и уйти обратно на север, откуда пришли.

Когда Иллур вернулся в Крым, Ларин едва пришел в себя, провалявшись в бреду почти месяц. Его уже давно с разрешения царя перевезли из Ольвии в Крым, поручив заботам Зараны, которая и выходила его окончательно. Бравый адмирал был еще слаб, но на ногах стоял и даже развлекался понемногу стрельбой из лука вместе с сыном, который теперь не отходил от него ни на шаг. Появившись в Крыму, царь не стал вызывать кровного брата, а сам приехал в стойбище неподалеку от столицы.

– Боги даровали тебе новую жизнь, – обнял Иллур кровного брата, так крепко сжав его в объятиях, что Ларин невольно застонал. Раны еще давал о себе знать.

– Да, – не стал спорить Леха, щурясь на солнце, – Едва не призвали с себе, в небесную конницу, но, к счастью, передумали. Так что курган насыпать рановато.

Он посмотрел на безоблачное небо и добавил:

– У них там, конечно, хорошо. Спокойно. Да только я не люблю покой, и не тороплюсь туда. У меня и здесь дел хватает.

– Это верно, – подтвердил Иллур, еще раз осмотрев похудевшего брата, и хитро подмигнув, – как окрепнешь, есть у меня для тебя важное дело.

– Боспор, что ли брать? – догадался Леха, – так я уже, считай, окреп.

– Боспор, конечно, нужно наказать за помощь сарматам, но можно и подождать чуток, – озадачил его Иллур, скрестив руки на груди, – не велика задача. Я на обратном пути прошелся огнем по землям псессов и тарпетов, подпалил Фанагорию. Пока присмиреют. Вот придешь в себя, возьмешь флот, – Гилисподис скоро еще пять кораблей спустит на воду, – и займемся Боспорским царством. Зажмем с суши и с моря, добьем греков.

Царь сделал еще пару шагов вдоль юрты Ларина, у которой они беседовали.

– Но, эти греки от нас никуда не денутся, – повторил царь, – вот увидишь, теперь мира просить будут. Сейчас дело поважнее Боспора открылось.

– Да что за дело-то? – не выдержал Ларин, окончательно запутанный недомолвками Иллура.

– Пришел ко мне на днях корабль издалека с посланником, – ухмыльнулся царь себе в бороду, – Ганнибал идет на Рим, помощи от нас просит.

– Ганнибал? – переспросил Ларин, словно впервые слышал это имя.

– Эта война нам большие пути на юг открывает, Ал-лэк-сей. Надо помочь, – проговорил Иллур, хитро прищурившись, – Так вот, мне нужен опытный командир конницы, которого я мог бы послать на эту дальнюю войну. Такого, чтоб дело знал, а лучше и связи на месте имел. У тебя, я помню, в друзьях один из военачальников Ганнибала ходит. Как там его зовут…

– А как же Боспор? – озадачился Ларин, поняв, куда клонит Иллур.

– Боспор подождет, – успокоил его брат, гнувший свою линию, – ну так что, хватит у тебя сил в седле усидеть или кого другого послать?

– Хватит, – заявил Леха, слегка покачнувшись, – не надо никого посылать. Сам отправлюсь.

– Ну, вот и отлично, – кивнул довольный Иллур, – кому еще поручить такое важное дело, как не кровному брату.

И добавил, уже вскочив на коня. Чуть поодаль маячили его конные охранники.

– Отправляйся завтра же в Херсонес. Тарман приготовил тебе корабль. На нем ты отплывешь к Истру, а оттуда вверх по реке вместе с отрядом всадников, что даст тебе Аргим. Он уже ждет.

– Как все быстро сладилось, – против воли ухмыльнулся Ларин, – Аргиму самому-то помощь не нужна? Как он там с греками управляется один?

– А я разве тебе не сказал? – также широко, во всю бороду, улыбнулся Иллур – македонцы напали на них с тыла и Афины со Спартой тут же развернулись назад. Сейчас их войска должны быть уже в Греции. Так что ты пройдешь до горной Италии вдоль Истра как по широкой дороге.

– Вот это да, – развел руками Леха, – сколько всего я «проспал». И сарматов без меня разбили, и греков прогнали.

– Если не хочешь проспать еще и взятие Рима, торопись, – предупредил его Иллур, вновь становясь серьезным, – у Ганнибала достаточно сил взять его и без моей помощи. Но, мы должны оказать ему эту услугу, чтобы в будущем, могли ждать того же и от него. Не далек тот час, когда наши державы станут граничить друг с другом. А с соседями надо дружить.

«Конечно, – подумал Леха, – только если это не сарматы и не греки, а с остальными можно». Но вслух зубоскалить не стал. Хоть и кровный брат, а царь, все-таки.

Простившись с семьей, через пару дней он уже стоял на палубе квинкеремы, отправлявшейся из Херсонеса во главе небольшой эскадры из десяти таких же судов. Это подкрепление царь скифов отправлял на помощь своей армии на Истре, несмотря на недобитый Боспор, который его, похоже, сильно не беспокоил. Теперь, после изгнания сарматов из Причерноморья, дни Боспорских греков были сочтены. Они больше не могли опираться ни на кочевников, ни на свою метрополию, в которой и без того дела шли все хуже и хуже. Единственной мощной силой поблизости от их небольшого государства, теперь стал царь скифов. Так что, Иллур был не далек от истины, предрекая день, когда послы Боспора явятся к нему «с повинной» просить мира.

За время плавания, которым командовал он сам, Леха в очередной раз подумал, что он уже столько раз по воле Иллура пересаживался из седла на корабль и обратно, что уже окончательно запутался, кто же он есть, – командир конной армии или соединения кораблей. Получалось и то и другое. «Да, – веселился Леха, наблюдая за чайками в море, – для таких редких людей даже названия не придумано». Однако, жить ему эти метаморфозы совершенно не мешали. Даже наоборот, он любил смену обстановки.

– Ну, как ты тут, без меня, справляешься? – первым делом уточнил адмирал у Аргима, едва спустившись по сходням с корабля в дельте Истра.

– Трудно было без тебя, Ал-лэк-сей, – признался бородатый скиф, ухмыляясь, – еле отбился.

– Ну, тогда, показывай мою конную армию, – предложил Леха, опять превращаясь в предводителя конного воинства, – у меня для нее есть одно небольшое дельце.


Глава девятнадцатая «Карфаген» | Возмездие | Глава двадцать первая «Рим должен пасть»