home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



104

Октябрь 2007 года

Эбби, огорченная и встревоженная свиданием с Хьюго Хегарти, открыла заднюю дверцу такси, мрачно оглядывая под проливным дождем Дайк-роуд-авеню.

По-прежнему стоит фургон «Бритиш телеком», чуть дальше маленький голубой автомобиль. Она влезла в машину, захлопнула дверцу.

– В «Гранд-отель»? – уточнила таксистка.

Эбби кивнула, специально назвав ложный адрес, когда заказывала такси из кабинета Хегарти, не желая, чтобы он знал, где она остановилась. По пути как-нибудь договорится.

Сидела думала. От Рики ни слова. Дэйв ошибся. Продать марки намного труднее, чем он утверждал. Потребуется гораздо больше времени.

Зазвонил телефон. На дисплее возник номер матери. Охваченная тошнотворным страхом, Эбби ответила, крепко прижав трубку к уху, зная, что таксистка ее слышит:

– Мама!..

Голос матери звучал растерянно, слабо, бессвязно, она коротко хрипло дышала.

– Прошу тебя, Эбби, пожалуйста… Мне лекарства нужны, у меня… – послышался резкий вдох, выдох, – спазмы. Нельзя было их брать… Это нехорошо… – Снова вдох.

И разговор прервался.

Эбби лихорадочно набрала ее номер и, как прежде, попала на голосовую почту.

Дрожа, смотрела на дисплей, надеясь, что он вот-вот оживет, покажет номер Рики. Но телефон молчал.

Она закрыла глаза. Долго ли мама продержится? Долго ли еще будет мучиться из-за нее?

Ублюдок Рики. Гад. Сволочь.

Умный, хитрый. Слишком умный, черт побери. Берет верх, побеждает. Знает, что марки продать нелегко, поэтому они наверняка у нее. Идея держать его в рамках, выдавая мелкие суммы, объясняя, что основные деньги отправлены Дэйву, вылетела в окошко.

Как дальше быть – неясно.

Эбби снова взглянула на телефон, надеясь на звонок.

Фактически остается одно – как можно скорее избавить маму от страданий, даже если для этого придется заключить с Рики сделку, что означает отдать ему все, что он требует. По крайней мере, почти все.

В голову вдруг пришла одна мысль, и Эбби наклонилась к таксистке. На именной табличке написано «Салли Бидвелл».

– Вы, случайно, не знаете местных торговцев марками?

– На Куинс-роуд рядом с вокзалом есть филателистический магазин «Хоукс». Другой, по-моему, в Шорэме. И еще на Лейнс за Принц-Альберт-стрит, – сообщила Салли Бидвелл.

– Отвезите меня на Куинс-роуд, – попросила Эбби. – Туда ближе.

– Марки собираете?

– Балуюсь, – ответила Эбби, полезла под пуловер, расстегнула пояс.

– Я всегда считала марки мальчишеским увлечением.

– Правильно, – вежливо подтвердила Эбби, вытащила конверт, опустила пониже, чтобы в зеркале не было видно, покопалась, отыскивая менее ценные экземпляры.

Под руку попался блок из четырех марок с мальтийскими крестами, стоивший около тысячи фунтов, еще несколько блоков с изображением моста в сиднейской гавани, приблизительно по четыреста фунтов за каждый. Вынула их, остальные сунула в конверт, затолкала под пуловер за пояс.

Через несколько минут такси затормозило у магазина «Хоукс». Эбби расплатилась, вылезла, спрятав марки в целлофановой обложке под куртку, чтобы не замочить. Мимо прогромыхал автобус, промелькнула голубая машина – «пежо» или «рено» – с двоими мужчинами спереди. Мужчина, сидевший на пассажирском сиденье, разговаривал по мобильнику. Машина очень похожа на ту, что стояла у дома Хегарти. Или это разыгрывается паранойя?

Покупателей в магазине не было. За столом сидела женщина с длинными светлыми волосами, читала местную газету. Эбби, пожалуй, понравился несколько неряшливый вид торгового зала. Похоже, недорогой магазин, где не станут задавать опасных вопросов по поводу происхождения марок и права собственности.

– Хочу продать несколько марок, – объявила она.

– Они у вас с собой?

Эбби протянула пакетики. Женщина отложила газету, бросила беглый взгляд, дружелюбно кивнула:

– Отлично. Давно я не видела этих с сиднейской гаванью. Позвольте только кое-что уточнить. Не возражаете, если я их возьму?

– Пожалуйста.

Женщина вышла в открытую дверь, села за письменный стол, вооружилась мощной лупой. Эбби наблюдала, как она выкладывает марки на стол, внимательно разглядывая каждую.

Тут ей на глаза попалась первая страница «Аргуса». Крупный заголовок сообщал:

«Вторая убитая женщина связана с жертвой 11 сентября».

Она взглянула на снимки внизу и заледенела.

На самом маленьком очень красивая, хоть и суровая с виду блондинка лет под тридцать соблазнительно смотрит в объектив, как бы приглашая фотографа, кем бы он ни был, заняться с ней сексом. Под снимком подпись: «Джоанна Уилсон». На самом крупном другая женщина лет сорока, с волнистыми светлыми волосами, привлекательная, с приветливой открытой улыбкой, только в каком-то смысле вульгарная, будто, имея достаточно денег, не обладает ни вкусом, ни чувством стиля. Внизу имя: «Лоррейн Уилсон».

Но Эбби не сводила глаз с фотографии мужчины в центре. Не могла оторваться. Смотрела на лицо, на подпись – Рональд Уилсон, – и опять на лицо, и на подпись.

Прочла первый абзац:

«Опознан труп женщины сорока двух лет, обнаруженный в багажнике машины, извлеченной из реки близ Джилонга в Австралии неподалеку от Мельбурна. Это Лоррейн Уилсон, вдова Рональда Уилсона, бизнесмена из Брайтона, одного из 67 британских граждан, погибших 11 сентября во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке».

Еще раз перечитала. Голову внезапно пронизала вспышка света. Дальше.

«В прошлую пятницу рабочие, копавшие ямы для фундаментов на месте строительства квартала „Новая Англия“ в центре Брайтона, наткнулись в водосточной канаве на костные останки двадцатидевятилетней Джоанны Уилсон. Инспектор Элизабет Мантл, старший следователь суссекской уголовной полиции, сообщила „Аргусу“ сегодня утром, что это первая жена Уилсона.

Суссекская полиция не может понять, каким образом труп Лоррейн Уилсон оказался в австралийской реке Барвон, где, согласно заключению криминалистической экспертизы, пролежал около двух лет. В свое время наша газета сообщала, что миссис Уилсон покончила с собой в ноябре 2002 года, исчезнув во время ночного рейса с парома Нью-Хейвен–Дьеп, хотя коронер оставил дело открытым.

По заявлению инспектора Мантл, следствие по делу о „самоубийстве“ немедленно возобновляется».

Эбби в очередной раз посмотрела на фотографии, и снова ее взгляд приковал мужчина в центре. Пол под ногами вздыбился, покосился. Она сделала два шага и ухватилась за стол, чтобы не упасть. Стены сдвинулись, закружились.

– Что с вами? Плохо себя чувствуете? – донесся женский голос.

В дверях показалась блондинка, хозяйка магазина. В глазах все кружилось, будто Эбби стояла возле карусели.

– Может быть, вам лучше сесть? – предложила женщина.

Движение карусели замедлилось. Эбби одновременно чувствовала холодную дрожь и жаркий пот.

– Ничего, все в порядке, – прошептала она, не в силах отвести глаз от снимков.

– Удивительная история, – заметила женщина, кивнув на газету. – Ронни Уилсон тоже марками торговал. Я его знала.

– А…

Эбби смотрела на фотографию, едва слыша, что ей предлагают за марки две тысячи триста пятьдесят фунтов. Взяла деньги банкнотами по пятьдесят и сунула комом в карманы.


предыдущая глава | Убийства в стиле action | cледующая глава