home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



106

Октябрь 2007 года

Рой Грейс отошел от стойки администратора и оказался в вестибюле отеля «Марриот», прохладном и тихом, почти в духе дзен. Все кругом новое, свежее. Настольные лампы напоминают перевернутые бокалы для мартини. Длинные изящные стебли в хрупких белых вазах на черных столиках отличаются столь идеальным изяществом, что кажутся сконструированными, а не выращенными.

Трудно поверить, что этот отель, стоящий на самом краю Граунд-Зеро, жестоко пострадал 11 сентября. Кажется, будто он, величественный, прочный и несокрушимый, всегда был здесь и будет.

Неподалеку от серьезно беседовавших мужчин в темных деловых костюмах с галстуками стоял на красном ковре, расстеленном посреди кремового мраморного пола, Пат Линч в повседневном зеленом жилете поверх черной футболки, синих джинсах и крепких черных башмаках. Из-под мышки выпирал пистолет.

Пат махнул рукой:

– Передохнул, почистил перышки? Деннис рядом в машине. Мы готовы.

Грейс двинулся следом за ним к турникету. Как только вышел в сырое октябрьское утро, мир круто изменился. Мимо в несколько рядов громыхают машины, крутится бетономешалка. Швейцар, элегантный облик которого портила пластмассовая каска поверх форменной фуражки с козырьком, придерживал дверцу желтого такси перед тремя японскими бизнесменами.

На недолгом пути по тротуару до «краун-виктории» Пат указал на широкое чистое небо. С одной стороны оно полнится стрекотом вертолетов, с другой высится масса центральных кварталов Нью-Йорка. Из низкого сооружения в виде кратера вулкана вьется дымок. Впереди через улицу перекинуты временные переходные мостки.

– Видишь пустоту, дружище? – спросил Пат, кивая на небо.

– Вижу, – подтвердил Грейс.

– Тут были наши башни. – Он взглянул на часы. – На полчаса раньше 11 сентября видел бы здесь Всемирный торговый центр. Не небо, а красивые здания.

Он провел Грейса мимо машины на угол, показал высокий почерневший каркас многоэтажного дома, завешенный широкими полосами темного материала вроде гигантских черных вертикальных жалюзи.

– Я ведь тебе уже говорил про Дойче-банк, где недавно нашли еще части тел? Вот это он самый и есть. Мы там недавно, летом, в августе, двух пожарных потеряли. Знаешь что? Они оба были на Граунд-Зеро 11 сентября. Не раз заходили во Всемирный торговый центр. Живы остались. Через шесть лет здесь погибли.

– Очень жалко, – пробормотал Грейс. – Ирония судьбы.

– Угу, ирония. Иногда думаешь, не проклято ли вообще это место…

Сели в «краун-викторию». В тесное пространство перед ними пытался въехать задом коричневый фургон посылочной службы. Сидевший за рулем Деннис весело махнул Грейсу:

– Эй! Как дела? – Оглянулся на фургон, въехавший со второй попытки на бровку тротуара в опасной близости от почтового ящика и продолжавший ползти назад. – Слушайте, леди, вы грузовик ведете, а не слона, черт возьми!

Фургон снова попятился, еще ближе к почтовому ящику.

– Проклятье! – воскликнул Деннис. – Ящик не видишь? Хочешь повредить федеральную собственность? Это уже преступление!

– Ну что, снова к филателистам? – спросил Пат, переходя к делу.

– У меня еще шесть в списке, – кивнул Грейс.

– Знаешь, если сегодня не повезет, мы сами сможем вместо тебя заняться поиском, – предложил Пат. – Вместе с Деннисом.

– Очень признателен.

– Невеликое дело.

Деннис провез их мимо Граунд-Зеро. Грейс рассматривал стальные ограды, бетонные барьеры, передвижные склады и офисы, краны с жирафьими шеями, прожекторы на высоких штангах. Площадка пуста. Настолько пуста, что почти не укладывается в сознании. Вспомнил, как Пат и Деннис назвали ее Звериным Чревом. Только Зверь сейчас странно тихий. Не слышно обычного для стройплощадок грохота. Несмотря на ведущиеся работы, стоит почти благоговейная, почтительная тишина.

– Знаешь, я тут думал про женщину в Австралии, которую в реке нашли, – сообщил Пат, повернувшись к Грейсу.

– Есть теория?

– Конечно. В жару нырнула, не зная, что под водой машина с открытым багажником. Прямо туда попала и шею сломала. Машина от удара подпрыгнула. Под давлением воды и течения крышка захлопнулась. Бумс!

– Совсем без мозгов! – усмехнулся Деннис.

– Вот именно, – согласился Пат. – Совсем без мозгов.

– Если хочешь, чтоб мы за тебя дела раскрывали, просто присылай нам досье, – предложил Деннис.

Грейс, стараясь не слушать треп приятелей, сосредоточился на последней полученной от Гленна Брэнсона информации. Перед выходом из отеля проговорил с ним несколько минут. Гленн сообщил, что после отказа Хегарти вступить в игру, Кэтрин Дженнингс получила в магазинчике «Хоукс» за несколько марок две тысячи триста пятьдесят фунтов. Когда ушла из магазина, бригада слежения потеряла ее.

Сумела провести бригаду слежения? Маловероятно, ребята хорошие. Впрочем, все возможно. Вдруг мелькнула ранее не приходившая в голову мысль. Прокатная машина Чада Скеггса стоит возле ее дома. Пока автомобиль там, она в квартиру не возвращается. Прячется от Скеггса?

Хегарти сообщил, что Кэтрин Дженнингс была испугана и сильно нервничала. Завтра утром, когда в Мельбурне вновь будет день, выяснится, умерла ли там недавно женщина по имени Энн Дженнингс, и если да, то была ли так богата, чтобы владеть марками стоимостью три с лишним миллиона фунтов и позабыть про них.

Начинает казаться, что инстинктивные подозрения Кевина Спинеллы насчет той самой Кэтрин верны.

Деннис вдруг резко затормозил. Грейс выглянул в окно, интересуясь, где они находятся. Мимо по узкой улице с примыкающими друг к другу каменными домами, с кричащими разноцветными тентами над витринами магазинов идет мужчина восточного типа в белой робе и бейсболке козырьком назад. Чуть дальше навес, элегантно-черный, с надписью белыми буквами:

«„Эйб Миллер ассошиэйтс“. Марки и монеты»

Деннис остановился перед входом, где не было разрешающего парковку знака, выставил в лобовом стекле большую картонку с крупной жирной надписью «Полиция», и все трое вошли в магазин.

Плюшевый интерьер напоминал старомодный клуб для джентльменов. Стены обшиты темными лоснящимися деревянными панелями, два черных кожаных кресла, на полу пушистый ковер, сильно пахнет мебельной политурой. Только застекленные шкафы с небольшим количеством очень старых с виду марок и застекленный прилавок с рядами монет на красном бархате свидетельствуют, что это деловое торговое предприятие.

Когда за ними закрылась входная дверь, из потайной дверцы в стене появился высокий ожиревший мужчина лет пятидесяти с широкой приветственной улыбкой. Одет, соответственно обстановке, в хорошо сшитый костюм-тройку в меловую полоску с полосатым колледжским галстуком. Голова практически лысая, если не считать ободка вроде монашеской тонзуры, наполовину закрывшего лоб, что выглядело довольно комично. Невозможно сказать, где заканчивается тройной подбородок и начинается шея.

– Доброе утро, джентльмены, – радушно произнес мужчина неожиданно высоким голосом. – Я Эйб Миллер. Чем могу служить?

Деннис с Патом предъявили значки и представили Роя Грейса. Эйб Миллер держался очень приветливо, не выдав разочарования, что к нему заглянули не покупатели.

Грейс посчитал, что дилер крупноват и неуклюж для обращения со столь деликатным товаром, как марки и монеты. Показав три разные фотографии Ронни Уилсона, он с волнением заметил, что дилер, похоже, узнал лицо.

– Предположительно, он был в Нью-Йорке около 11 сентября, – подсказал Грейс.

Филателист задумчиво кивнул:

– Я его видел… Дайте вспомнить. – Наконец поднял палец. – Слушайте, точно видел. Знаете, почему так уверен? – И по очереди оглядел полицейских.

– Нет, – качнул головой Грейс.

– Потому что, по-моему, он зашел сюда первым после 11 сентября.

– Его зовут Рональд Уилсон, – сообщил Грейс. – Рональд или Ронни.

– Имя ничего мне не говорит. Но позвольте кое-что уточнить. Дайте пару минут.

Эйб Миллер исчез в потайной дверце и через минуту вернулся со старомодной картотечной карточкой, заполненной чернилами.

– Вот, – торжественно объявил он, положил карточку и начал читать. – Среда, 12 сентября 2001 года. – Опять оглядел посетителей. – Я у него четыре марки купил. – Стал читать дальше. – Каждая номиналом в фунт, с Эдуардом, негашеная, новенькая. Идеальный клей, без фиксации. – Торговец озорно улыбнулся. – Заплатил за каждую по две тысячи. Удачная сделка! – Снова взглянул на карточку. – Продал через пару недель. С большой прибылью. Дело в том, что не надо было ему продавать их в тот самый день. Черт побери, мы все конца света ждали! – Он еще раз вгляделся в фотографию и нахмурился. – Вы сказали, Рональд Уилсон?

– Да, – кивнул Грейс.

– Нет, сэр. Его не так звали. Он иначе представился. Вот у меня записано: Дэвид Нельсон. Да. Мистер Дэвид Нельсон.

– Он назвал адрес, номер телефона?

– Нет, сэр. Не назвал.


Выйдя на улицу, Грейс сразу позвонил Гленну Брэнсону и велел передать Норману Поттингу и Нику Николлу, чтобы они срочно выяснили, сохранились ли данные об иммиграции за 2001 год и, если сохранились, зарегистрирован ли въезд в страну некоего Дэвида Нельсона.

Он считал, что ему повезло. Радость омрачал один вопрос: въехал ли Ронни Уилсон в Австралию – если вообще туда въехал – под именем Дэвида Нельсона и жил ли под ним дальше? К тому времени еще не раз мог сменить личность.

Однако через час, когда они входили в серо-голубое здание судебно-медицинской экспертизы, позвонил взволнованный Гленн.

– Мы продвинулись!

– Рассказывай.

– Я уже говорил, что ребята упустили Кэтрин Дженнингс? Что она улизнула от бригады слежения? Так вот – час назад она сама явилась в полицейский участок на Джон-стрит.

Грейса словно током ударило.

– Что? Зачем?

– Заявила о похищении матери. Слабенькой больной старушки, которую похититель грозится убить.

– Ты с ней сам разговаривал?

– С ней разговаривал тамошний следователь, выяснив, что в похищении подозревается не кто иной, как Чад Скеггс!

– Черт побери!

– Я так и думал, что тебе понравится.

– Что сейчас происходит?

– Я послал Беллу вместе с Линдой Бакли из отдела семейных проблем, чтобы они ее сюда привезли. Как только появится, мы с ней побеседуем.

– Потом сразу же мне позвони.

– Когда прилетишь?

– В восемнадцать часов вылетаю. По-нашему в одиннадцать вечера.

Тон Брэнсона внезапно изменился.

– Старик, мне придется устроить тебе авиакатастрофу. У Эри сегодня бассейн. Вчера я пришел домой только к полуночи.

– Скажи ей, что ты не нянька, а полицейский.

– Сам скажи. Хочешь, сейчас соединю?

– Ключ лежит в том же месте, – поспешно бросил Грейс.


предыдущая глава | Убийства в стиле action | cледующая глава