home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15. Допросы и молитвы

  Пары минут как раз хватило Лукасу и Шавилану на разглядывание татуировок беспамятного гоблина. С превеликим эстетическим интересом чароплет изучал нательные художества. Кажется, у вислоусого мага даже чесались руки раздеть гоблина и поглядеть, как он раскрашен под доспехами и одеждой. Враги врагами, но искусство татуажа мужчина ценить умел. Принц же просто нетерпеливо притоптывал у колоритной туши.

  Против воли и Элька увлеклась созерцанием очень рослого гоблина. Волосы его были связаны в конский хвост на затылке, а остальную часть обритой головы покрывали татуировки. Как иная красотка украшениями, воин-шаман обвешался кучей фенечек среди коих имелись колоритное ожерелье из косточек и клыков на широкой груди и масса прочих занимательных вещиц, за каждую из которых модницы Элькиного мира передрались бы в сувенирном магазине. Вот гоблин, наконец, очнулся и разлепил веки только для того, чтобы упереться грудью в кинжал воителя и суровый взгляд. Категоричное объявление: 'Ты - мой пленник,' - последовало сразу.

  - Будешь пытать? - деловито спросил гоблин, плавно присаживаясь на холодном камне двора, как на мягком диване.

  Казалось, он не испытывает никаких неудобств и совершенно не чувствует холода и ни капельки не волнуется о происходящем и собственной участи. Что это было: колоссальное самообладание, тренированность организма или хорошая мина при плохой игре, Элька сказать не смогла бы, но невольно восхитилась спокойной выдержкой пленника.

  - Если все расскажешь, не тронем, - вместо Гала, хлопнув ладонью по бедру, хрипло хохотнула присоединившаяся к компании Вайда. Женщина только что вернулась от казарм, куда провожала целительницу. Дама заметно повеселела со времени утреннего совета и решила проявить к пленнику неслыханное великодушие, а может, просто врала в лицо врагу.

  - Буду или сойдемся в поединке до смерти, - серьезно пообещал в свою очередь воин, не подав вида, что слышал неуместные слова коменданта.

  - Поединок - это хорошо! Ты славно бьешься! - растянул пухлые губы в довольной улыбке пленник. - Спрашивай!

  - Кто открывает врата? - начал без предисловий Гал.

  - Консорт Бэркруд, - выплюнул имя гоблин и скривился так, что сразу становилось понятно даже не знакомому с мимическими гримасами этой расы, собеседник питает к вышеназванному типу самую нежную привязанность.

  - Он не пользуется популярностью, - вкрадчиво заметил Лукас, ловивший и более тонкие реакции собеседников. - Почему же вы следуете за ним?

  - Ответь, - коротко велел Эсгал, соблюдая какие-то ритуальные правила ведения допроса.

  - Черная Праматерь Архадарга оставила его на престоле, прежде, чем удалиться на время, и вручила ключ от врат в знак милости, вожди повинуются ему, - энергично почесал плечи гоблин, что, по-видимому, означало пожатие.

  - И она велела следовать за Бэркрудом через туманную границу? - испытующе уточнил маг.

  - Нет, - хрюкнул приплюснутым носом гоблин и, прищурившись, в свою очередь спросил: - Ты гнешь к тому, что консорт самовольно повел нас к вратам, обещая земли мягких человечков и их богатства и на то не было воли Праматери?

  - Мы располагаем убедительными доказательствами, послушай. Вам, принц и комендант Вайда, полагаю, тоже будет небезынтересно, - довольно улыбнулся мосье Д'Агар. Прочий народ, окруживший кольцом всех названных, Лукас к прослушиванию не приглашал, но и гнать тоже не стал, чем больше свидетелей подлости, тем труднее заткнуть каждому рот.

  Маг сделал из пальцев сложную фигуру (не фигу) над крупным изумрудом перстня. Тот таинственно замерцал, приковывая взгляды заинтригованной публики, а потом активизировалось заклинание, сохранившее весь тайный разговор, состоявшийся между консортом и его приближенным, очевидцем которого стала волшебная птица. Недолгий, но, как оказалось, весьма содержательный разговор, заложивший все честолюбивые планы Бэркруда с потрохами обеим сторонам конфликта.

  - Так я и знал, клятый вампиришка! Никогда не доверял племени кровососов! Чуял ведь, что юлит и не договаривает, гнусное порождение болот! Заклятье власти! - рыкнул воин-шаман. Руки его метнулись к поясу, где раньше висели парные клинки, не найдя оружия, сжались в кулаки, а глаза бешено завращались в глазницах.

  - По-видимому, ваша Праматерь так же не желала отворения врат и войны, - глубокомысленно покивал Лукас, и тут же, почти в унисон с его словами, со стороны Храма, откуда нынче утром начинали свое знакомство с Оргевой члены команды, донесся зычный глас и.о. служителя Тарина: - Я нашел! - и топот сапог по двору.

  - Что именно, Служитель Тарин? - с легким призвуком раздражения в голосе осведомился принц Арсин, слушавший затаив дыхание весь разговор с гоблином и трансляцию откровений вампира. Он сейчас был похож на человека, которого в ключевой момент просмотра триллера просят срочно сходить выбросить мусор.

  - Молитву-призыв Сияющему! - выпалил запыхавшийся жрец. Бежал он от замкового святилища до стены недолго, но, по-видимому, столь сильно волновался, что едва мог говорить, его грудь буквально ходила ходуном и вовсе не от короткой пробежки. И ни великолепной ушанки, ни безрукавки надеть не сподобился. - В той книге, что передал мне чароплет Лукас! На ее страницах есть молитва, которую надлежит огласить, коль будет нарушен древний договор невмешательства и открыты врата. Тогда Онтар Сияющий снизойдет с небес на землю Оргевы, чтобы биться с клятвопреступницей Архадаргой до победы! - в знак доказательства своих слов жрец ткнул под нос его высочеству открытый на нужной странице том. - Вот, она на староэнтарийском, как и все тексты десятого изначального канона, но я хорошо знаю наречие, перепутать не мог!

  -Упс! Ну ты им и удружил, Максик! - прокомментировала Элька, как нельзя более подходящим глупым американским междометием, - похоже, консорт по уши в том самом продукте, что и все за стенами с этой стороны.

  - Согласен, подружка, - ухмыльнулся Рэнд, и весельчаки ударили по рукам.

  - Но ведь Праматерь может даже не знать о начатой войне, - растерянно заметил Макс, не ожидавший от своего доброго дела столь далекоидущих последствий. Отксерил пару листиков и вот вам поединок богов! Таких причин армагеддона во Вселенной еще не бывало, но ведь все когда-нибудь случается в первый раз.

  - Н-да, незадача, - цокнул языком вор, - интересно, как это ей консорт объяснять будет? Простите, Праматерь, я нарушил древний договор, потому что захотел поиграть в войну с человечками за твоей спиной и оттяпать кусок землицы в личное владение?

  - Если будет, кому объяснять, бой богов это не шутка! - оставив шутливый тон, нахмурилась девушка, трезво оценивая события. - В мифологии моего мира считается, что такие поединки случаются как раз перед концом света, наверное, земля не выдерживает бурных выяснений отношений божеств. Им-то как нечего делать, подрались, пошумели, новый какой-нибудь пакт о ненападении заключили, а что при этом катаклизмов куча и почти весь народ выкосит - мелочь, снова расплодятся.

  Никто из участников зазеркальной дискуссии отключать звук, транслируемый в Оргеву, и не подумал. И, едва отзвучали последние слова Эльки, там во дворе замка Крондор повисла звенящая тишина. Люди, от принца со жрецом до простого воина, и гоблин, - все поняли, что по вине зарвавшегося консорта вместе оказались в том самом известном ароматном продукте. И в их общих интересах придумать что-нибудь, чтобы как можно скорее из этой ситуации выбраться с наименьшими потерями. Даже Тарин, поначалу буквально горевший идеей о молитве Онтару, приутих. Жрец был истовым верующим, но дураком не был, и мог согласиться с выводами незримых собеседников. Сияющий почитался паствой, как великий и могущественный бог, но отнюдь не мягкий, уступчивый и кроткий. Напротив, его вспыльчивость воспевалась в гимнах наравне с силой.

  - Надо отобрать у вампира те ключи, - не столько вынес решение, сколько констатировал Гал., думая сейчас о том, что уж если он, воитель Дэктуса, смог устроить 'армагеддец' стольким мирам, то пара богов для одной Оргевы способна учинить нечто куда более жуткое.

  - Постараемся, мосье, - согласился Лукас, уже обдумывая пути и технику изъятия. - Как очевидно из речи Бэркруда, ключи постоянно находятся при консорте, значит, они должны быть при нем и во время завтрашних переговоров. Но как завладеть предметами магическими, что доверены богом и взяты жрецом с алтаря, я должен буду поразмыслить.

  - Переговоры? Но ведь в условиях он говорил про форвлака и летучую мышь, - растерянно пробормотал принц Арсин, озабоченность нарисовалась и на морде гоблина. Как и говорил Эсгал, его пленник умел различать правду и ложь, потому всерьез заволновался о личном и общественном будущем.

  - О, на этот счет не волнуйтесь, у нас есть способ выполнить те условия, что консорт счел удачной шуткой, - ироническая улыбка промелькнула на губах инкуба. - осталось только посоветоваться кое с кем сведущим по поводу изъятия ключей. Если ваши вожди узнают об обмане и заклятье власти будет развеяно, они не станут просить Праматерь открыть врата и продолжить сражение? - обратился маг с главным вопросом к гоблину.

  Могучий пленник вновь почесал свои плечи и раздумчиво сказал:

  - Если Бэркруд выставит себя дурнем, лишенным милости Архадарги, а все, кто пошли за ним тоже, то нет, не должны, коль узнают, что битву богов наши свары земные повлечь могут. Одно дело добрая драка, веселящая кровь, другое - всеобщая гибель....

  - Вот нам и цель переговоров, - резюмировал маг и отступил, давая понять, что закончил допрос, скорее оказавшийся похожим на беседу двух разных, но неглупых мужчин.

  - Будем биться клинками или без оружия? - спросил гоблин у Гала, уловив, что пора разговоров прошла.

  - А тебе не жаль? Такой умный мужик, этот зелененький, ушки забавные, его обязательно убивать? - огорчилась Элька, пресытившаяся на сегодня кровавыми зрелищами, несмотря на все свои заявления про исторические блокбастеры.

  - Я обещал, - обронил воин, но в его голосе тоже явственно слышался привкус горечи. Сегодня Гал ненадолго вновь вернулся к тем кошмарным временам, когда темные народы знали его под именем Рассветного Убийцы, и это возвращение оказалось для мужчины неприятным. Брызги крови, слетающие с меча, ему нравились теперь куда меньше капель росы, оседающих на теле, если мчишься по утреннему лугу в шкуре леопарда.

  - Ты обещал, что будешь биться до смерти, как я понимаю, - охотно подтвердила Элька и 'коварно' уточнила, - но разве время и место поединка оговаривались?

  - Нет... но... - нахмурился воин, все еще не понимая, куда гнет девушка, зато к экспрессивной речи незримой собеседницы начал с интересом прислушиваться воин-шаман, очаровавший хаотическую колдунью размахом ушей.

  - Что 'но'? - сердито фыркнула Элька, шлепнув ладошками по подлокотникам кресла. - Пускай сейчас посидит вместе с другими пленниками. Завтра мы все уладим, ворота вновь закроем, пусть зелененький возвращается в свои земли и живет, как прежде. А где-нибудь....э-э-э, не знаю, сколько там точно на Оргеве живут гоблины, лет через пятьсот, перед смертным часом, он призовет тебя на бой, тогда и 'сойдетесь в поединке до смерти', - внесла рациональное предложение Элька. - Неужто Лукас такого амулетика сигнального не сделает?

  - Если проблема только в этом, то у меня есть заготовки, - охотно подтвердил маг.

  - Я хочу заключить такой договор, - обратился Гал к своему пленнику. Голос воина был суров, но в глазах отчетливо теплился огонек надежды, почти просьбы: 'соглашайся!'.

  Гоблин подумал, соблюдая видимость приличий, и в ответ протянул особым образом согнутую руку. Эсгал точно так же изогнул свою, ладони сплелись в странном пожатии, скрепляющем новые условия. Лукас порылся в кармашках куртки, хранящих кучу всевозможных приспособлений и предметов, наверное, лишь чуть меньшую, чем волшебный чемоданчик, и достал тускло-черный клык на цепочке. После кратких инструкций, оказалось, чтобы эта колоритная вещь, органично вписывающаяся в ансамбль одежды гоблина, сработала в качестве сигнального маячка, Галу стоило лишь плюнуть на нее сейчас, а носителю предмета - потом, для вызова соперника, бросить ее в огонь.

  Гоблин повесил клык на грудь и обратился в пространство:

  - Хэй, ты, умная женщина, хочешь стать моей третьей женой?

  - Ой, ни разу в жизни меня еще замуж не звали, и никогда не думала, что первым гоблин позовет! - растрогалась хаотическая колдунья, чуть слезинку с глаз не смахнула. - А что так быстро? Ты ведь даже не видел меня?

  - Ночью темно, голос красивый, ты умная, - перечислил свои логичные доводы зеленый абориген Онтара под громовые раскаты хохота.

  Смеялись все и по ту сторону зеркала и по эту, избавляясь от долгого напряжения нервного дня, от страхов, горячки боя и тревог за будущее. Улыбнулся даже Гал и задумчиво пошутил (или не пошутил, кто их воинов разберет):

  - Тебе еще днем ее терпеть придется...

  - Спасибо, но я пока замуж вообще не хочу, - вежливо поблагодарила колоритного жениха Елена.

  - Надумаешь, приходи, - великодушно разрешил гоблин под очередной взрыв громового хохота. Но на него не отреагировал, может, счел такую реакцию проявлением радости за его колоритную персону со стороны варваров-людей, чем-то вроде аплодисментов.

  - Обязательно! - пообещала Элька, твердо убежденная в том, что какие бы странные идеи не забредали в ее голову, такой не возникнет точно.

  Благополучно разрешив вопрос с последним пленником, коего отправили в башню в сопровождении одного воина исключительно с целью указания дороги и отключения визгунов, попадавшихся на пути следования, Лукас и Гал засобирались домой. Разумеется, они клятвенно пообещали вернуться завтра незадолго до открытия врат. Мирей, оказав всю возможную помощь, как людям, так и пострадавшим иных рас, помещенным под стражу, присоединилась к друзьям.

  - Тогда на прощанье, за наш сегодняшний и грядущий успех, позвольте предложить вам гиракского вина - лучшего не сыскать на Оргеве! - воодушевленно воскликнул принц, снимая с пояса фляжку, и почему-то попросил: - Шавилан!?

  - Сию минуту, ваше высочество, - охотно отозвался чароплет и дернул с косицы очередную бусину голубовато-прозрачного цвета, пробормотал под нос и пошевелил пальцами, на груде не пригодившихся при обороне камней возник поднос с небольшими прозрачными рюмочками по числу людей, 'приглашенных к столу'. Простых воинов, разумеется, в расчет никто не брал. Поить каждого, так никакой фляжки не хватит, бочку выкатывать придется!

  Во время допроса Вайда о чем-то напряженно думала, покусывая нижнюю губу, а тут вдруг сорвалась с места, первой подхватила волшебный поднос и принесла его принцу. Несколько удивленный такой нетипичной услужливостью Арсин открутил крышку и аккуратно разлил тягучее густо-рубиновое вино. Женщина обнесла принца, Тарина, Шавилана, Мирей, последним подала бокальчики посланцам Совета Богов -спасителям отечества - мужеского пола, взяла оставшийся себе. Принц несколько мгновений подумал, выбирая тост, и решительно провозгласил, желая не смерти врагам и не победы, но кое-чего куда более значимого:

  - За мир и процветание Оргевы!

  Гал одобрительно кивнул. Все выпили. Эльфийка пригубила из своего бокальчика и неожиданно обратилась к коменданту замка, сурово нахмурив тонкие брови:

  - Напрасно, у тебя ничего не получится. - Глаза жрицы сверкали гневным золотом расплавленной магмы. Очень редко Мирей злилась по-настоящему и коллеги совершенно не привыкли видеть ее такой.

  - О чем вы, мадемуазель? - не понял Лукас причины такого обращения.

  - Она знает о чем, - серьезно и почему-то очень сердито отозвалась Мирей, вернула бокальчик на поднос и нажала на перстень, исчезая без обычных милых слов.

  Одарив покрасневшую до свекольного оттенка Вайду недоуменными взглядами, маг и воин вежливо простились с оргевцами и тоже вернулись домой, где Рэнд и Элька на два изнывающих от любопытства голоса требовали от эльфийки ответа: чем это таким непотребно-возмутительным ее умудрилась разгневать комендантша, не сказавшая и пары слов. Макс не приставал только в силу природной стеснительности, но глаза сверкали столь же неистовым интересом.

  - Она пыталась приворожить Лукаса и Гала, - неохотно призналась Мирей.

  Вроде бы такого рода тайны ей следовало оставить при себе, но уж слишком сильно было возмущение жрицы, подпитываемое негодованием богини. (Ирилия давно считала членов команды чем-то вроде семьи своей любимицы.)

  - Обоих? Экая темпераментная особа, а по виду и не скажешь! Куда ей столько и когда она только успела втрескаться в них за несколько-то часов? - удивилась непосредственная Элька.

  - Чего, мужиков в замке мало? Нет, наши, конечно, лучше, но не настолько же, чтобы так рисковать или настолько? - задумался Рэнд, впившись демонстративно пытливым взглядом в друзей. Сейчас он здорово напоминал ту жену из анекдота, хвалившую любовницу мужа на светском рауте.

  - Не из-за любви, чтобы они наверняка остались помогать, - пояснила Мирей, кажется, мотив действий возмутил жрицу еще больше, чем сам поступок.

  - А почему у этой находчивой бабы ничего не вышло? - заинтересовался Фин. - Зелье что ль выдохлось или твоя Ирилия помогла?

  - Ирилия предупредила, - спокойно согласилась жрица, постоянно пребывающая на прямой линии связи с богиней, - но Лукас-инкуб, он сам есть живое воплощение приворота, а Гал... - теплая улыбка осветила лицо эльфийки, сделав его похожим на иконописный лик, - того, кто защищен пламенем истинной любви, ложная не одолеет.

  Лукас, освобождаясь от теплой одежды, отвесил Мирей признательный поклон. А заодно скинул маскировочные чары. Начинал кланяться человек-шатен, а закончил огненно-рыжий инкуб с маленькими рожками - истинное воплощение искушения. Самодовольная улыбка мелькнула на губах его.

  - Что у тебя с ногой? - вместо стеснения от очередного обнажения его столь долго и тщательно скрываемых чувств, строго уточнил Гал у Эльки. Та до сих пор сидела в одном носке.

  - А? - увлеченная происходящим зрительница глянула вниз на босую ногу, стоящую рядом со второй, облаченной по всей форме в носочек и туфельку. Только сейчас девушка вспомнила про полученное при спасении Лукаса увечье. - Ерунда, на камнях рассадила, все уже зажило. Зато я думаю, это нам может здорово пригодиться!

  - Элька, спасибо за то, что спасла меня, - инкубская улыбочка на красивом лице мага сменилась серьезным, странно-ласковым выражением.

  - Всегда, пожалуйста! - подмигнула Элька другу, и он залихватски подмигнул ей в ответ.

  - Что и как нам может пригодиться? - устало переспросил воин охочую до проказ негодницу, ожидая очередной сумасшедшей, но небесполезной идеи. Только поэтому и не пресек разговор на корню. Какими бы нелепыми или сумасбродными не казались предложения на трезвый и безукоризненно логичный взгляд Эсгала, очень часто именно они, эти сумасшедшие предложения Эльки, являлись самыми полезными. Великую загадку этого феномена мужчина постичь так и не сумел, но решил для себя, что где-то во Вселенной кому-то очень нравится подсмеиваться над выкрутасами хаотической колдуньи и оставлять его - скептика - в дураках. Может быть, Силам или самому Творцу?

  - Ну, это та самая тайна, о которой я сегодня утром говорить не хотела, - хитро улыбнулась девушка, весело пошевелив пальчиками на босой ножке, - потому что на тебя обиделась, но ради дела придется расколоться прямо здесь и сейчас! Внимайте, друзья! Оказывается, моя кровь для вампиров - жуткий кайф, они от одного ее запаха дуреют, а вкус так и вовсе с ума сводит. Нам же что надо? Показать, какой этот консорт болван, и если он только почует, он всякий контроль потеряет....

  - Ильдавур пил твою кровь? Отвечай?! - не проорал, скорее с каким гортанным рыком тихо потребовал откровенности Гал, подхватывая Эльку из кресла как пушинку и встряхивая ее. Таким разгневанным команда его давно, пожалуй, с Алторанских пор, не видела и просто растерялась, не зная, что делать и как успокоить разбушевавшегося мужчину. Физические меры воздействия к нему в силу разных весовых категорий были неприменимы, а магически усмирить того, кто разрушает заклятья, было столь же непросто.

  - Нет, - пискнула полупридушенной мышью Елена и продолжила. - Он мне палец лечил, я в ресторане о бокал порезалась. Вот он и растолковал мне, что к чему, да я и сама видела, как он закаменел...

  Гал подчеркнуто аккуратно положил Эльку в кресло и быстрым шагом вышел из комнаты.

  - Опять обиделся? - растеряно поинтересовалась девушка у столь же растеряно молчащего общества, достала окровавленный располосованный носок, всучила магу, и со словами: - Лукас, если нам это использовать придется, придумаешь, как свежим сохранить, а я к Галу, - понеслась из комнаты, как была босая на одну ногу, скинув для скорости и вторую туфлю.


Глава 14. О пленниках, изнанке магии и пацифизме | Тройной переплет |  Глава 16. Истории любовные, мышиные и прочие