home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 24. Колдовские вызовы

  - Пойдем, - тяжелая рука Гала опустилась на плечо форвлака и чуть надавила, указывая направление движения к зеркалу.

  Лукас нажал на перстень, воин сделал то же самое, и трое мужчин исчезли из комнаты. Не столь прыткие, как вор, зрители торопливо кинулись занимать места в партере. Макс умудрился зацепиться футболкой за спинку кресла, ткань задралась и Элька захихикала. Разрешилось ее недоумение по поводу нетипично-торжественной белой одежды друга. Мирей, тоже прыснула, не удержавшись.

  - Чего? Порвалась? - сообразив, что смеются над ним, добродушно спросил Шпильман.

  - Не-а, Максик, я все дивилась, откуда в твоем гардеробе белая футболка, - улыбнулась Элька.

  - У меня белых нет, кажется, - машинально взлохматил волосы рассеянный гений и опустил взгляд на одежду. - Ой!

  - Ага-ага, нет, - закивала девушка, пока Рэнд корчился от беззвучного хохота в кресле. Рэт, из опасения быть раздавленным, перебрался на подлокотник. Оттуда он наблюдал за судорогами хозяина с заботливым видом целителя, ожидающего конца приступа эпилепсии у пациента.

  Шпильман немного покраснел и принялся торопливо стягивать футболку через голову и выворачивать ее, как полагается. На изнанке спины, воистину бывшей передом, нашлась и картинка в любимых Максом ярких оранжево-зеленых красках. Пирамида из трех котов, балансирующих в попытке дотянуться до компьютерной мышки.

  - Стыдно, за ужином в футболке задом наперед и наизнанку перед гостьей сидел, - конфузливо вздохнул технарь, одеваясь, как положено, и присаживаясь на краешек кресла.

  - Не расстраивайся, - утешающе погладила друга по руке Мирей, чувствующая его замешательство.

  - Вот-вот! - поддакнул насмешник-вор, вручая расстроенному парню бутылку любимой темно-коричневой газировки. - Все к лучшему, приятель! У тебя такая футболочка замечательная, что сама богиня и ее малыш вместо еды на картинку б неотрывно смотрели, а то бы и снимать принялись, чтоб примерить!

  Макс смущенно улыбнулся и расстраиваться перестал, тем паче, что любопытная Элька подкинула ему вопросик:

  - А что ты там за программу запустил?

  - Те данные, которые собрал с малыша, и параметры мира для сопоставления загрузил в машину, настроил режим оптимального поиска, расчет сложный, еще с полчаса идти будет, - коротко и по возможности просто, дабы не отвлекать друзей от начавшегося действа, ответил Шпильман. Сам-то он, мнемоб, был способен вести разговор и наблюдать не за одним экраном одновременно.

  Все переключили внимание на происходящее в крепости Кондор на Оргеве. Чтобы не тревожить камни-визгуны, реагирующие на оборотневское вторжение заполошным криком, визитеры перенеслись сразу на стену, где этих приспособлений вмонтировано не было. Будь иначе, защитникам пришлось бы отражать все атаки под непрерывный вой камней, и еще неизвестно, на кого сильнее действовало бы такое звуковое сопровождение.

  Похоже, Связист свое обещание насчет переговоров с Силами Времени исполнил и по этому измерению. На Оргеве снова царил солнечный и морозный денек, почти приятный, если б не резкие порывы ледяного ветра. А для наблюдателей перед зеркалом так и вообще картинка была просто загляденье. Будь в числе зрителей, а не участников представления, Фельгард - любитель горных пейзажей, он непременно пожалел бы, что не захватил своих рисовальных принадлежностей. Крепость в окружении заснеженных вершин Кенкайса, искрящихся на свету, под синими небесами выглядела просто картинкой с рекламного проспекта дорогого курорта, заточенного под старину.

  Положение солнца над горизонтом (а друзья еще не встречали такого мира, где бы светило двигалось скачками и в произвольном порядке по неопределенной траектории, хоть Элька и 'пугала' их рассказами о странном мире большой черепахи Атуин) явственно указывало на то, что день нынче другой, нежели тот, в который команда покидала Оргеву. Близился час открытия туманных врат.

  На стене уже все было приготовлено к очередному витку противостояния: человеки-монстры, второй раунд. Лежали горки камней, стояли прислоненные к стене массивные луки и самострелы, сновали вооруженные люди. Попадались и знакомые по первому визиту личности. Элька узнала синий халат-одеяло тощего хранителя Тарина, чье мужество явно не соответствовало хилой упаковке. Даже издали видно было, насколько перепачкан чернилами нос и подбородок жреца Онтара. Небось, переписывал уникальную книгу для коллег и потомков всю ночь напролет, опасаясь какого-нибудь враждебного Сияющему стихийного бедствия, способного лишить мир свежеобретенной святыни. Нынче, как подтвердил короткий шепоток Мирей, преданный служитель бога звучно читал правильную молитву, укрепляющую силу и мужество обороняющихся, а не отдельную, пусть даже самую важную, часть их плоти. Многочисленные косички и бантики длинноусого чароплета Шавилана, облаченного в свежую ультрамариновую с бисеро-узорчатым декором мантию, бормочущего заклинания и растирающего сапожками бусинки, тоже легко поддавались идентификации. Элька поискала глазами принца. Под зимней одеждой степень полноты превращалась в понятие трудноопределимое, а уж некоторую рыхлость тела от избыточной мускулатуры тем паче отличить становилось сложно. Арсин стоял спиной, но его звонкий голос облегчил процесс опознания. Не видно было только коменданта - решительной Вайды.

  А перед защитниками крепости предстали трое весьма колоритных мужчин. Высокий светловолосый воин в простой темной одежде. Пронзительные зеленые глаза, нос с горбинкой, резкий подбородок. Черные сапоги, черные штаны, светлая рубаха со шнуровкой у горла и большой меч в потертых ножнах на поясе. Его спутник был скорее не одет, а разряжен в роскошный зеленый камзол, затканный золотым шитьем. Кружево рубашки выбивалось из воротника и рукавов пышными волнами, даже на ногах у мужчины были не сапоги и плотные штаны, а востроносые туфли с массивными яркими пряжками и лосины. Кажется, этот тип перепутал стену замка с бальной залой. Третий мужчина был таков, что люди на стене невольно напряглись. Сероволосый одноглазый тип в кожаной одежде буквально излучал опасность, даже стоя в нарочито-расслабленной позе, руки вдоль тела, подальше от кинжала и меча, дабы не провоцировать вооруженных и нервных людей. Фельгард давно привык к тому, что многие на него реагируют несколько нервно, и находил сие полезным. Всегда проще напугать, чем убить. Меньше тратится времени и сил.

  - Вы все-таки пришли! - с облегчением воскликнул Арсин, оборачиваясь к троице.

  Принц сразу уловил, как замерли в странной смеси напряжения, надежды и облегчения люди, с которыми беседовал. Юноша быстрым шагом приблизился к визитерам, одновременно властным взмахом руки приказав всем, кроме Шавилара и Тарина, держатся в отдалении. Словно бы хотел, чтобы беседа не стала достоянием гласности.

  - Позвольте представить вашему высочеству нашего помощника, мосье Фельгарда, - коротко, без обычных изысков, отрекомендовал Лукас, принц прижал ладонь к груди и кивнул, завершая ритуал.

  - Мы обещали, - спокойно проронил Эсгал, отвечая на приветственную фразу Арсина.

  - Однако, выходка Вайды... - принц отчаянно смутился, усики нервно подергивались над губой, но, ведомый чувством долга, нашел мужество негромко закончить: - Я приношу вам свои глубочайшие извинения! Комендант понесет наказание за преступление.

  - Какого рода наказание, ваше высочество? - принахмурился Лукас, весьма не одобрявший попыток принуждения своей персоны к чему-либо, но склонный быть снисходительным к неудачнице, предпринявшей столь нелепое действие исключительно из желания защитить свою страну. Хотя для инкуба были бы куда более лестными другие мотивы.

  - Пять ударов кнутом за попытку приворота, таков закон Эркона, он общий для всех государств Эркайса, - печально доложил Тарин, сведущий в законах поболее, чем в молитвах. Наверное, те записывались лучше и хранились тщательнее. А принц вздохнул, явно испытывая не только неловкость от поступка женщины, старшей его по возрасту и достойной уважения, но и горечь от необходимости отдать приказ о ее наказании.

  - Действия коменданта не могли нанести нам урона, а потому мы не считаем наказание необходимым... - прекрасно понимая настроения собеседников, начал Лукас.

  Гал, не будучи жесток по натуре, вступаться за пытавшуюся приворожить его идиотку не собирался. Раз заслужила наказание и таков закон, значит, должна заплатить по всей строгости вне зависимости от пола и ранга. Dura lex, sed lex - Закон суров, но он закон, - такого правила, не зная римского права, воин строго придерживался в жизни.

  - Но закон... - начал было и Арсин с явной надеждой на то, что хоть один посланец Совета Богов подскажет приемлемый выход, подходящий к совершенно другой пословице из другого времени и места. Той самой, где упоминалась часть упряжи. Выразительный взгляд принца буквально кричал: 'Пожалуйста, убедите меня!'.

  - Закон относится к применению чар приворота оргевцами к жителям государств союза Эркайса? - педантично уточнил маг, чуть выгибая ровную дугу брови.

  - Да, - робко, начиная подозревать, к чему клонит собеседник, согласился принц и закивал с утроенной энергией.

  - Поскольку мы таковыми не являемся, коменданта можно освободить от порки, не преступая законодательных норм, - заключил мосье, которому претила сама мысль о телесном наказании женщины, пусть даже эта особа с виду была покрепче иного мужика и совершенно не соответствовала эстетическим предпочтениям инкуба. - Сейчас куда важнее ее работа, разумеется, - тактично продолжил маг, - я осмелился бы посоветовать вашему высочеству расспросить, откуда у Вайды взялся приворотный напиток и с какой целью она планировала его применить.

  - Я побеседовал с комендантом в присутствии Шавилана, чтобы исключить ложь. Она сказала, что изъяла напиток у одного из солдат, пытавшегося опоить приглянувшуюся ему служанку. Этот человек погиб при первом штурме. Вайда собиралась уничтожить напиток, но в сумбуре следующих дней просто забыла. Нашла фляжку в своих вещах лишь вчера, когда искала запасной ремень, и решила на всякий случай передать чароплету. Но тут появились вы и.... - Арсин развел руки на уровне груди, всем своим виноватым видом показывая, что не понимает, как такие преступные мысли пришли в голову суровой, рациональной, временами даже излишне жесткой, но вовсе не подлой особе.

  - Полагаю, поскольку мы появились снова, ваше высочество, наилучшим выходом будет снять с коменданта арест и предложить ей, буде такая необходимость возникнет, доказать свою доблесть и чистоту помыслов в бою, - изящно предложил маг.

  - Да! Да! Служитель Тарин?! - обратился юноша к жрецу, больше предлагая, чем приказывая, но такая манера обращения действовала ничуть не хуже командно-административной. Арсин, пусть и не эффектный красавец, отличался своеобразным обаянием, которое иные умные люди именуют харизмой. Народ инстинктивно тянулся к нему, желая помочь и услужить.

  - Мой принц, пока есть время, я схожу за Вайдой, - расцвел улыбкой Тарин и чуть ли не вприпрыжку устремился к лестнице.

  - Кстати, сколько еще до открытия врат по вашим расчетам? - поинтересовался мосье Д'Агар у оргевцев, склоняя разговор в нужную сторону.

  - Почти два часа, - так перевел для Эльки мгновенный ответ чароплета браслет-переводчик.

  - Великолепно, - просиял маг.

  - Вам требуется время на приготовление? - попытался догадаться принц и заботливо предложил. - Возможно, вам нужны теплые вещи?

  - Нет-нет, холода мы сейчас не ощущаем, благодарю. Что же до времени... я думал о сюрпризе, который мы можем устроить нашим оппонентам, - начал говорить Лукас, имея в виду еще неизвестный местному населению факт: теперь, когда посланцы Совета Богов знали, что находится за туманной пеленой, они могли рассчитать оптимальную точку своего появления, не согласуясь с открытием врат консортом Бэркрудом. Улыбка предвкушения скользила по губам мосье, обожающего подобного рода сюрпризы! Лощеный вампирчик не пришелся Лукасу по вкусу. Да не только Лукасу, он не понравился даже Эльке, обожавшей клыкастый народ в целом и Тома Круза в частности. - А что до приготовления, то все условия начала переговоров нами будут соблюдены в точности.

  - О? Но условия? - непонимающе моргнул юноша и заозирался по сторонам, пытаясь обнаружить волка-оборотня и летучую мышь, не в рукаве же их прятал расфранченный посланец Совета Богов. Шавилан же, оправдывая звание чароплета, напротив, стал пристально вглядываться в сероволосого мужчину.

  - Именно так, мосье Фельгард и есть тот самый форвлак, явление которого в столь ультимативной форме возжелал консорт Бэркруд, - с явной издевкой констатировал маг, отвечая на молчаливый вопрос коллеги и развеивая недоумение принца.

  Форвлак оскалил крепкие острые зубы в совершенно волчьей усмешке, показывая, что Лукас не шутит, Арсин мужественно улыбнулся в ответ и даже едва заметно качнул головой. Славься вовеки дипломатия и воспитание! Хотя, каких только волков в людских шкурах не бывало при королевском дворе, а там не принято убегать от пугающего собеседника с криком ужаса. Маг же продолжил:

  - Роль летучей мыши мы предоставили исполнить питомице нашей коллеги Эльки.

  Словно понимая, что речь идет о ней, (а впрочем, почему 'словно', магическая зверушка понимала очень многое), Мыша проявилась на плече у Фельгарда и обаятельно улыбнулась.

  Но эффект театрализованного представления, на который рассчитывал мосье, оказался смазан. Шавилар отвлекся от изучения оборотня и летучей мышки, чтобы сказать, указывая на замерцавший алым камень перстня на безымянном пальце:

  - Сторожевик сигнал подает. Кто-то едет!

  Лукас примолк, ожидая пояснений. И принц объяснил:

  - У Шавилана на тропе к крепости сигнальные маяки расставлены. Мы ведь поначалу думали, что враги, если им из ущелья выбраться удастся, с тыла подойти смогут, к счастью, волшебная стена не пустила. Но маяки оставили на всякий случай.

  - Похвальная предусмотрительность, - покивал инкуб и аккуратно осведомился, прощупывая обстановку: - Вы ждете гостей?

  - Нет, если только отец все-таки прислал войска... - как-то не слишком веря в собственное оптимистичное предположение, рассудил Арсин и покосился на Шавилана.

  - Я постараюсь, если маячок успел запомнить.... - расплывчато пообещал чароплет, снял с пальца перстень, вынул из волос один бантик в четыре петельки, распустил две из них. Продернул в перстенек и снова завязал узелок, умудрившись подсунуть в его середину расщепленную ногтем бусинку с пояса. Потом мужчина подергал себя за ус (Элька не поняла, являлось ли сие действие частью ритуала или было выполнено машинально) и подул на получившееся сооружение. В полуметре от яркого волшебника соткалась довольно бледная полупрозрачная, не похожая на четкие творения Лукаса, картина.

  Это действительно был отряд - первым делом подметили наблюдатели, но никак не войска, последнее подразумевало бы куда большее количество народа. С другой стороны продираться пешком по узкой тропе... Нет, среди людей Эркайса точно не нашлось последователей Суворова, жаждущих выкинуть нечто вроде героического перехода через горы Кенкайса.

  - Удачно, - оживился Шавилан. - Они остановились у самого маячка. Но почему?

  Чароплет завязал на своем макраме еще один узелок, картинка стала более четкой и появился слабый, похожий на громкий шепот звук. Пока мужчина колдовал, Елена еще раз задумалась, почему его называют чароплетом. Будь воля хаотической колдуньи, она бы именовала собратьев Шавилана и его самого как-нибудь иначе, макрамист или узловяз к примеру, и это бы больше соответствовало истине. Но, наверное, словечко 'чароплет' выбилось в лидеры из-за своей таинственности, производящей впечатление на публику и потенциальных нанимателей.

  'Маломощный магический телевизор' продолжал транслировать жанровую сцену привала или полупривала, в заснежено-каменистом и весьма узком интерьере. Почему полупривала? Потому что большая часть народа смирно стояла и ждала, пока один их спутник вытащит из походной сумки роскошный красно-синий плащ, чтобы попытаться умостить его поверх всей теплой одежды. Стояли действительно смирно, потому как на одевавшемся в явно неурочный час типе был подбитый мехом плащ и шлем с огромным плюмажем (может, его он тоже хранил в сумке и вытащил лишь сейчас?). Плащ никак не желал застегиваться, дюжий мужчина крутился, злобно пыхтел и ругался, точно разбуженный оттепелью посреди зимы медведь.

  Находящийся рядом с ним человек в неприметном сером плаще и точно таком же немарком одеянии шпионского оттенка, осторожно заметил:

  - Командор, почему бы вам не переодеться в Кондоре, после прибытия?

  - Чтоб я перед жирным заикой Арсом без плаща и плюмажа явился? Да никогда! - возмутился модник, сделал решительный рывок и все-таки щелкнул крупной пряжкой с каким-то большим, настолько, что настоящим он быть просто не мог, красным камнем. На этой 'жизнеутверждающей ноте' трансляция прервалась, от узелка с перстеньком повалил тонкий дымок. 'Перегорел трансформатор' - решила Элька.

  Шавилан отбросил бесполезное приспособление прочь за крепостную стену, чтобы не обжечь пальцы, и серьезно сказал, показывая, что опознал хотя бы одного из новоприбывших:

  - Командор Белиаз, напыщенный петух и глупец. Мужчину в сером я видел, когда работал на Тайный След. Странно, почему его приставили простым ординарцем....

  - Тайный След? Секретная служба. Мало ли, у них свои дела на Оргеве. Но почему отец дал отряд именно Белиазу в таком важном деле? - нахмурился Арсин.

  Щеки принца после слов пижона в плаще сильно порозовели.

  - А Крепость Кондор на границе у врат доверена коменданту Вайде за особые заслуги перед короной? - как будто вскользь, проницательно поинтересовался Лукас, весьма раздосадованный непредвиденными обстоятельствами.

  - Командору Вайде дали назначение коменданта после драки с двумя командорами на балу в честь Первого Весеннего Солнца, - тихо заметил Шавилар, искрящиеся неизменным интересом ко всему и вся глаза мага посерьезнели, пожалуй, даже посуровели. - Говорят, кавалеры первыми оскорбили Вайду, кроме того, она победила в той потасовке, но бал был превращен в позорище, а у кавалеров оказались весьма влиятельные покровители, так что повышение в звании командор получила вместе с удалением от столицы....

  - Надеюсь, она тех козлов крепко взгрела, - от души заметила Элька, уже простившая решительному коменданту попытку приворота в патриотических целях. Тем паче, что приворотное зелье оказало на Гала такой восхитительно-стимулирующий эффект!

  - Да такая баба и шею свернуть может, - хмыкнул Фин, вопреки мужской солидарности становясь на сторону Вайды, как пострадавшей стороны. И вообще драку двое на одного вор никогда честной не считал!

  - Значит, назначение командора Белиаза тоже может оказаться ссылкой, - резюмировал Лукас. - Ваш батюшка прислал пополнение и избавился от нежелательного лица заодно. Но кого именно ожидает увидеть командор в крепости?

  - Он говорил обо мне, - вздохнул, даже не столько обидевшись, сколько расстроившись, принц.

  - До Кондора его высочество был несколько полноват и в минуты волнения испытывал незначительные трудности с речью, - тактично пояснил чароплет, и в лице маленького щуплого мага появилось что-то близкое к отеческой заботе. Возможно, именно это чувство и вынудило его оставить престижную службу ради сопровождения принца к границам государства?

  - Это я сейчас несколько полноват, - с горьковатой усмешкой прямо сказал Арсин, - а раньше был просто жирным заикой. После того, как в первый раз в бой на стену поднялся и увидел, как из открытых врат эти волной идут, все прошло, стал говорить, как люди.

  - Клин клином вышибается, страх страхом изгоняется, похоже, парень перетрусил настолько, что проблем с фифектами фикции больше не имеет. Такой результат куда лучше мокрых штанов, тем паче мокрых штанов на здешнем морозе, после которого и молитвы Тарина не помогут! - констатировала Элька, с новым уважением оглядев неказистого наследника престола, не только переборовшего свой ужас, но и нашедшего в себе силы похудеть. Второе многим приятельницам Елены показалось бы куда большим подвигом, сама-то она никогда не заморачивалась такими проблемами. Ела, что хотела, но столько энергии тратила на многочисленные затеи, что откладываться про запас было просто нечему, если только пачке пока нереализованных идей.

  - Он молодец, - подтвердила Мирей, как целительница, уважая человека, одолевшего недуг без помощи врача.

  Даже Гал глянул на мягкотелого принца с одобрением.

  - И теперь какой-то пижонистый хам прет в крепость, да еще со шпионом на хвосте. Лукас, они нам не испортят всю малину? - заволновалась хаотическая колдунья настолько, что звук на трансляцию посторонним не отключила.

  - Не знаю, мадемуазель, но что мы можем сделать, не замуровывать же ворота крепости от союзников? - развел руками маг.

  Шавилан при слове 'замуровывать' на секундочку мечтательно прижмурился. Чувствуется, будь у чароплета такая сила, он бы не замедлил воплотить в жизнь предложение незримой девушки - коллеги чароплета Лукаса.

  - А ты на них какую-нибудь сигналку поставь, - сходу предложила Элька, и торопливо, пока мосье не потребовал расшифровки в духе 'что есть сигналка, мон шер', объяснила:

  - Чтоб только с добрыми намерениями по отношению к защитникам Кондора безнаказанно войти можно было, а всяких гадов, кто с камнями за пазухой валит, чтоб каким-нибудь заклятьем помощнее прикладывало!

  - О, я понял, мадемуазель, полагаю, составить такие чары не трудно! - заискрился энтузиазмом Лукас, обожавший магические эксперименты не меньше хаотической колдуньи. Только проводил инкуб их в силу богатого житейского и волшебно-практического опыта с несколько большей осмотрительностью и, уж тем более, никогда не проводил на себе любимом. - Если, разумеется, у его высочества не будет возражений.

  - Если никто не погибнет и не покалечится. Все-таки они люди, - немного замялся Арсин, явно борясь с желанием громко закричать: 'Да! Да! Да! И еще раз ДА!!!', а Шавилан многозначительно потер руки в жесте предвкушения.

  - В таком случае, обождите немного, - мосье таинственно улыбнулся, нажал на перстень и перенесся со стены прямиком к воротам.

  Вероятно, древние строители крепости, возведенной у самой границы, изначально исключали возможность проникновения врага со стороны традиционного входа, поэтому никаких особенно мощных укреплений там возведено не было. Не было даже вполне обычного подъемного моста и решетки. Только большие ворота из металла с деревом, металла, пожалуй, было даже больше. А, может, тот, кто возводил замок, специально сделал вход уязвимым местом. В случае внутренней людской распри хорошо подготовленному отряду прорваться в Кондор не составило бы труда при минимально возможном уроне для сооружения, чьей основной задачей была защита земель Оргевы от нечисти. Впрочем, кто бы и с какими целями не сотворил крепость именно таковой, сейчас, это было на руку магу.

  Лукас достал из кармана маленькое зеркальце и небольшой зеленый камешек, приложил к доскам, почему-то именно к доскам, наверное, условно живой материал обладал большей податливостью к чарам, и торопливо заговорил:

  Ун ами энтре эн нон,

  Си авес ин мел итон,

  Рефле се дансе ун глес,

  Ет контре ти межарес,

  Кви он вентре ан...

  А хаотическая колдунья мысленно напряглась, ловя транслируемый перевод:

  Друг войдет и не заметит

  Если же со злом идешь,

  Отразится в зазеркалье

  и к тебе вернется ложь,

  Что учует правды камень...

  - Еще не начинали? - властный вопрос отвлек Эльку от излюбленного занятия - расшифровки магического заклинания. Если уж самой их читать было нельзя, так хоть понять, чего говорят другие, хотелось порой невыносимо!

  В зал совещаний вплывала Архадарга. Она приблизилась к полукругу кресел у зеркала наблюдений и начала грациозно опускаться на одно из сидений, не уделяя ни малейшего внимания тому, что место уже занято Рэндом. Прыткий вор успел вскочить и даже пробормотать что-то любезное, вроде бы: 'Устраивайтесь поудобнее, прекрасная богиня'. А что физиономия у мужчины была не слишком довольная, так не было ли это лишь игрой воображения? Не мог же он, право слово, возмущаться тем, что именно ему оказана высокая честь - уступить место столь великолепной даме.

  - Возникло небольшое техническое затруднение. Сейчас Лукас работает над его устранением, - дал справку Макс и на всякий случай бросил взгляд на футболку. Вдруг она сама, вопреки воле хозяина, снова исхитрилась обернуться изнанкой и снова позорила его перед высокой гостьей дома. Но нет, футболка не подкачала, а значит, можно было со спокойной совестью отдаться процессу созерцания и анализа происходящего на Оргеве.

  Пока Шпильман объяснял богине суть затруднения, зеркальце и камешек успели испариться из рук мага. Мосье Д'Агар отступил на несколько шагов от ворот, окинул их хозяйским взглядом и несколько театрально хлопнул в ладоши, а потом встряхнул кистями рук.

  - Интересное плетение, - оценила Архадарга и откинулась на мягкую спинку, выполняя пожелание Рэнда, который подтаскивал к зеркалу от стены еще одно кресло для себя и буквально сворачивал при этом шею, чтоб не пропустить ни секундочки представления.

  Темная богиня, кажется, действительно заинтересовалась происходящим на Оргеве настолько, чтобы не предъявлять требований к ускорению действий. И с удовольствием наблюдала за магом.

  'Наверное, - решила Элька, - моха в подвале на Венстике было предостаточно, а вот телевизор с кабельными каналами в набор молодой матери-богини не входил, и Архи смертельно скучала, дожидаясь, когда из 'яичка' вылупится малыш.'

  Как раз в тот миг, когда гостья одобрила плетение заклятья и маг хлопнул в ладони, Елена тоже увидела на мгновенье причудливую канву чар и восхитилась вслух куда более эмоционально, тоже захлопав в ладоши в такт с хлопком коллеги:

  - Здорово! Теперь на воротах только предупредительной надписи не хватает, как в Мории, только позаковыристей, все-таки новый век на дворе, что-нибудь вроде: 'Если друг, входи, если враг прочь иди, иль пеняй на себя, да быстрей заходи!'.

  Маг снова почувствовал вибрацию изменений в изготовленных чарах.

  - Мадемуазель..., - тихо, но очень прочувствованно откомментировал Лукас замечание Эльки, явно имея в виду какие-то другие слова, высказать которые вслух ему не позволяло воспитание джентльмена, способного назвать кошку кошкой и внизу самой темной лестницы, после падения с верхней ступеньки по вине хвостатого недоразумения.

  - Очень интересное плетение, - снова повторила Архадарга и едва заметно кивнула хаотической колдунье.

  - Она опять чего-то наколдовала? - пытливо поинтересовался Рэнд, устраиваясь на новом месте с прежним комфортом и подтаскивая к себе любимые орешки. Архи покосилась на вора и тоже взяла со стола пакетик.

  - Oui, мосье Фин, но что именно, я пока определить не могу, - констатировал с досадливым восхищением маг традиционной школы.

  Мужчину в равной степени бесила безалаберность девушки и восхищало изящество ее волшебства и его своевременность. Каким бы некстати учиненным не казалось колдовство Эльки первоначально, Лукас, как и Гал, уже успел убедиться в его уместности. Теперь мосье считал это свойство одной из природных особенностей редчайшей магии, доставшейся девчушке из урбо-мира по наследству от прошлого воплощения колдуньи-экспериментаторши Сильдин, заплатившей за свою последнюю гениальную идею жизнью. Теперь, узнав предысторию рождения таланта, Д'Агар, пожалуй, стал лучше понимать его суть.

  Уяснив, что творение заклинания завершено, и он может более не опасаться повредить его плетение своим присутствием, к воротам перенесся Эсгал. Разумеется, воин не преминул прихватить Арсина, Шавилана и Фельгарда в качестве живого багажа. Длины рук хватило на всех.

  От центральной башни крепости к группе встречающих уже спешили жрец и комендант Вайда, с которой сняли домашний арест. Женщина при виде спасителей отечества на мгновенье приняла виноватый вид и чуть покраснела, рука дернулась, потереть горбинку перебитого носа, но тут же комендант взяла себя в руки, одернула подбитую мехом теплую куртку и приняла деловитый вид из разряда: 'Я знаю, что натворила, но готова смыть позор любой кровью, вашей или моей неважно, готова прямо сейчас, коль пожелаете'.

  Однако, выяснять отношения или вопрос причастности Элькиной магии к заклинанию Лукаса уже не пришлось, ибо с воротной башни донесся разлетающийся по всей крепости высокий звук рожка и хриплый, явно подстуженный зимой в горах голос наблюдателя: 'Отряд у ворот!'

  В считанные минуты после сигнала оповещения послышался шум, издаваемый людьми, приближающимися по каменистой тропе. Чтобы именоваться дорогой или хотя бы дорожкой ей все-таки не хватало ширины. Все, не занятые подготовкой к отражению возможной скорой атаки, начали украдкой сползаться к воротам. Любопытство было сильнее опаски перед возможным разносом от грозной Вайды и принца, да и по новостям с 'большой земли' защитники Эркайса стосковались изрядно.

  Шум у ворот перешел в надменно-презрительный, полный петушиного гонора уже знакомый, но куда более громкий, чем протранслированный недавним заклятьем чароплета Шавилара, гнусавый голос:

  - Если друг, входи, если враг прочь иди, иль пеняй на себя и быстрей заходи! Что вы тут за ерунду на воротах понаписали? Лучше б королевский девиз и герб выбили! И не жалко ж было золотую краску тратить! Ладно, отпирайте быстрее, мы-то друзья, а не те легионы темные, о которых вы его величеству депеши шлете, от дел государственных отвлекаете!

  После высказанной вслух фразы насчет входа-ухода ворота сами по себе, без всякого участия готовых приподнять тяжелый брус стражей, начали открываться. Один за другим оба гигантских засова отъехали в сторону, и створка с погромыхиванием распахнулась, являя защитникам Кондора долгожданных, но сомнительно, что желанных в том составе, что явились, гостей.

  - Командор Белиаз, приветствую вас и ваших людей у врат Кондора! Надпись на воротах не украшение, а чары защиты, призванные оградить нас от врагов, - неожиданно звучным и сильным, никак не вязавшимся с его мягким обликом и обычными интонациями голосом провозгласил Арсин, беря инициативу в свои руки по долгу высокой крови.

  - Ну-ну, - фыркнул ничуть не убежденный командор и первым шагнул в ворота, демонстративно распахивая плащ так, чтобы он развевался поживописнее.

  Но в роду этого конкретного товарища явно не было древних королей, как у хорошего знакомого команды - защитника Нала с Алторана, ныне женатого на дане Минтане и активно занятого заботой о производстве наследников и королевстве Мандрагорнал. Вот уж кто умел так умел носить плащи. Сразу становилось ясно: перед тобой потомок знатного рода, а не просто тупой качок, напяливший красивую одежонку ради понтов.

  Командор еще разок передернул плечами, пытаясь заставить плащ хлопать на слабом внизу, не в пример вчерашнему, ветерке, и явно пожалел, что в горную крепость не было никакой возможности протащить боевого коня. Вот на коне он сейчас смотрелся бы поэффектнее и куда выше всех встречающих. Вслед за начальством в крепость потянулись остальные вояки.

  Выставив вперед ногу в сапоге на меху с яркой шнуровкой и кистями, Бейлиаз раскрыл рот, но вместо очередного хамоватого заявления выдал:

  -Кух-ка-ре-кух!

  - Что? - удивленно переспросил Арсин, не ожидавший столь идиотской выходки даже от такого записного хама.

  - Ку-ка-ре-ку-кху-кху, кудах тах тах! - повторил и дополнил командор, начиная на глазах наливаться краской гнева.

  - О, Лукас, ты гений! - выдохнула Элька, от всей души наслаждаясь зрелищем, впрочем, как и остальные, кроме самого командора и человека в сером плаще.

  - Вы думаете, мадемуазель? - 'скромно' уточнил маг, даже не собираясь опровергать сего восхитительного утверждения.

  - Ага, - кивнула Елена и нетерпеливо полюбопытствовала: - А что они все будут кудахтать и кукарекать? Как те из Темной Братии на Алторане?

  - Смотрите, ma ch`ere, мне и самому занятно проверить, но заклятье я плел иной формы, - предложил Лукас, и пусть лицо его хранило серьезность, но в глазах инкуба точно плясал выводок дьволят.

  Мужчина в сером, похоже, еще не уяснивший для себя серьезности ситуации, решил, что его пустоголовый чванливый начальник валяет дурака, издеваясь над принцем. Сердито нахмурившись, он быстро подошел к командору, положил руку ему на локоть и зашипел. Нет, в самом деле, зашипел:

  - Т-с-с-с, ш-ш-шс-с-с! Шшшшш!

  - Лукас, присоединяюсь к Эльке, ты - гений! Эти ребята нам больше не страшны! - гордый изобретательным другом, подытожил Рэнд. - Напыщенный придурок кукарекает петухом, тайный шпион шипит змеей.

  Но если пижон Бейлиаз продолжал топать ногами, кудахча и пытаясь вынуть из ножен меч, то серый ординарец слазил в походную сумку за планшетом, следом достал из нее грифель и лист бумаги. Быстро прикрепил лист на тонкую досочку, вывел что-то и, после пары мгновений раздумья, решительно протянул жрецу Тарину, наверное, сан служителя Щитоносца подразумевал неподкупность, а может, всего лишь обязательную грамотность для начертания возжигаемых на алтаре молитв.

  Тарин взял бумагу и добросовестно озвучил послание во всеуслышание:

  - Т-с-с-с, ш-ш-шс-с-с! Шшшшш!

  Элька и Рэн, затаившие дыхание при мысли о том, что вдохновенная проделка Лукаса накроется медным тазом из-за одного не в меру сообразительного умника, попадали с кресел от хохота. Тайком заулыбались Шавилан и Арсин, которым Тарин передал бумагу в качестве вещественного доказательства.

  - Лукас, ты гений вдвойне, - простонала сквозь смех Элька. Улыбался даже Гал, скалился форвлак, все больше радуясь тому, что согласился на предложение хаотической колдуньи. Развлечение выдалось великолепным!

  - Так вот что значат те слова на вратах! - громко, гораздо громче, чем говорила обычно даже своим командирским голосом, 'догадалась' Вайда, разрешая недоумение и замешательство в стане новоприбывших и собственных солдат:

  - Видно не с добром вы к нам пожаловали, командор. А ну-ка, воины, вы-то как на речь способны или только по-собачьи брехать будете?

  - Ты чего, командор, эй, то есть комендант Вайда, что ж мы разве с людьми биться явились? - громыхнул из отряда бородач, возвышавшийся на голову над самим Бейлиазом и смотревший на пижона самым хмурым образом еще тогда, на привале. - А этот петух со змеем нас за дорогу пуще вшей достали, и кровь пьют и удавить нельзя! Ну так раз они теперьча кукарекают и шипят, знамо приказывать не могут. Стало быть, теперь ты нам начальство и принц, коль мы в Кондор прибыли!

  - А-а, Арген! Ты что ль, демон старый!? - обрадовалась женщина, как родному, здоровяку, и лед отчуждения был сломан.

  На петушащегося Бейлиаза и замкнувшегося в молчании, что шипеть-то без толку, коль никто не понимает, сероплащенника никто больше не обращал значительного внимания. Вайда повела людей устраиваться в свободную казарму, а двух 'зверушек' по приказу принца решено было временно поместить в отдельных апартаментах под соответствующим надзором. Кто ж знает, насколько недобрые мысли они затаили?

  К командору применили силу, а ординарец пошел сам, не сопротивляясь. Он даже приостановился, чтобы слегка поклонится принцу в знак признания того, что победа осталась на стороне его высочества, и сделал какой-то знак рукой вроде салюта.

  А Арсин, проводив 'дорогих гостей', перевел почти влюбленный взгляд на посланцев Совета Богов. И, как совершенно ясно почувствовали все, даже маловосприимчивый к движениям людских душ Гал, принц собрался долго, пространно, так, чтоб не каждый эльф переплюнул, благодарить.

  Поэтому первым начал говорить воин. Коротко и сурово он бухнул:

  - За дело.

  - Да-да, мосье Эсгал, вы совершенно правы! Ваше высочество, нельзя ли приказать привести вчерашних пленников во двор? Кстати, как они, не бузили? - подхватил Лукас.

  - Нет, тихо все было, вернее, спокойно, они только песни пели. Винзел, - махнул рукой принц, отдавая распоряжение. Воин кивнул и удалился, свистнув в помощь еще пару конвойных. Видно, авторитет Гала, твердо заявившего вчера, что добровольно сдавшимся врагам нужно верить на слово, действительно был высок в воинской среде, коль на него положились столь безоговорочно. Впрочем, любой хоть раз лицезревший оборотня с мечом, а уж тем более бившийся с ним бок о бок, проникался к Эсгалу если не величайшим благоговением, то уж уважением и восхищением точно.

  - Песни у них красивые, - задумчиво прибавил Шавилан. - Я слушал...

  - Слушал! Будь твоя воля, дружище, ты б и ночевал под дверью, чтоб ничего не пропустить и слова записывал на память, - добродушно подколол Арсин старого товарища, оказавшегося истовым меломаном.

  В считанные минуты на дворе замка выстроились представители темных народов, с некоторой настороженностью взирая на того, кому сдались в плен в ожидании решения своей участи.

  - А что с теми, кто спит у стен под заклятьем? - задумчиво уточнил чароплет, интересуясь гениальными задумками посланцев и мага, чье искусство и фантазия искренне восхитили коллегу.

  - О, они занимают некоторое место в наших планах, - расплывчато пояснил Лукас и, нажав на перстень для конфиденциальности разговора, поинтересовался у коллеги:

  - Мосье Эсгал, как полагаете, 'жених' нашей мадемуазель может оказать нам некоторую услугу? - маг наскоро объяснил, что именно он задумал.

  Гал, не утруждаясь словесной формой ответа, коротко кивнул и знаком попросил воина-шамана приблизиться. Тот шагнул из строя пленников, с подрагивающими от интереса ноздрями и кончиками острых ушей. Маг вручил зеленому гоблину моток чего-то напоминающего полупрозрачную веревку, дал инструкцию и перенес его со двора Кондора в другое место. Вернулся мосье почти мгновенно и обратился к Арсину:

  - Выше высочество, ваши спящие у стен соплеменники скоро освободятся от чар, мы же отправляемся на переговоры с консортом Бэркрудом. И смею надеяться, как бы они не обернулись, более туманные врата не распахнуться, чтобы нести смерть.

  - Я верю вам! - пылко ответил принц, если б мог, наверное, тоже устремился на эти самые переговоры вместе с посланцами Совета Богов, но по счастью, сквозь туманную пелену его высочество проходить не умел, а то пришлось бы его запирать как отважного Люмми в какой-нибудь зале замка или освободившемся подвале.

  - Пленники, сейчас мы собираемся перенести вас по другую сторону врат в родные земли. Чтобы магия подействовала, вам всем надлежит подойти поближе и прикоснуться либо к одному из нас, либо к тому, кто будет за нас держаться, - дал Лукас исчерпывающие инструкции.

  Гал подкрепил право мага на раздачу указаний своим пленникам коротким знаком руки.

  - Вы нас что, отпускаете? Без выкупа? - вылупил раскосые глаза так, что они стали почти круглыми орк, тот, что первым сдался вчера Эсгалу, демонстрируя похвальную сообразительность.

  - Нет. Мы вас используем, чтобы показать свою силу, - проронил воин. - Ваше оружие остается победителям.

  Орк уважительно ухмыльнулся. Вот такую логику он понимал! И первым положил на предплечье Гала лапу с плоскими, хоть и кривыми, ногтями. Ну чем не человек из Элькиного определения? Вслед за первым, остальные пленники быстро обступили двух оборотней и инкуба. Лукас нажал на перстень, задавая координаты телепортации по полученной от птицы-шпионки картинке. Во внутреннем дворе крепости Кондор стало значительно свободнее. Зато народу прибавилось по ту сторону непроходимой туманной границы на каменистой снежной равнине, где в некотором отдалении от точки прохода уже тусовалось войско для очередного штурма. Появление своих соплеменников в странной компании было встречено озадаченным молчанием, спустя несколько секунд сменившимся тихим рокотом. Маг не дал этому чувству перерасти в агрессию, а тем паче в открытые враждебные действия.

  Гал коротко объявлял пленникам: 'Свободны'.

  Военнопленные, отпущенные без всяких условий и существенного выкупа (оружие - штука ценная, но жизнь-то важнее), задумчиво морщили лбы, хмыкали, сопели и фыркали, но иными способами выражать сомнения в словах высокого воителя не стали. Они слаженно устремились к толпе сородичей. Каким бы странным не был Гал, любой из уходящих был уверен, стрелять в спину он не станет и другим не позволит.

  Лукас достал из кармашка камзола маленький серый орешек, не больше фундука, тихо сказал: 'Летен дел прок!' и уронил под ноги. 'Защитный купол поставил', - догадалась по переводу фразы Элька.

  Топтать камешек, как бисер, в отличие от коллеги Шавилана, маг не стал, он словно вовсе забыл о предмете, занявшись иным, более срочным делом, торопясь действовать, пока ошарашенные происходящим преобладающие массы противника пялились на нежданных визитеров и пытались сообразить, что к чему и что с этим делать.

  Считанные секунды у мосье Д'Агара занял процесс дальнейшего колдовства. Он свел ладони у рта уже знакомым команде жестом, и голос инкуба разлетелся по всей равнине и дальше к замку, Элька могла бы поклясться, что услыхали даже пауки в самых глубоких подземельях:

  - Консорт Бэркруд, нарушитель договора богов, твои условия исполнены. Настает полдень. Форвлак и мышь у ворот! Явись и держи ответ в своих действиях!

  Понимая, что близится его звездный час, Фельгард довольно оскалился. Очертания мускулистого тела в стильных кожаных одеждах подернулись маревом и исчезли, являя здоровенного бело-серого форвлака. Даже высоченному Галу великолепный зверь был по пояс. На холке оборотня, растопырив крылья для равновесия и пущего пугательного эффекта восседала гордая поручением любимой хозяйки Мыша и старательно выпучивала глаза. Яркое солнышко ничуть не смущало волшебную зверушку.

  - Думаешь, этот засранец, - начал было говорить по привычке, что на язык попало, спохватился и рассыпался в извинениях перед Архадаргой Фин: - Ой, простите великолепная леди...

  - Засранец, да, - спокойно и даже как-то довольно, дескать, правильно ты его приложил, одобрила использованное определение богиня.

  - Эгхм, так ты думаешь, Лукас, он тут же со всех крыльев прилетит? - въедливо уточнил Рэнд, успокоившись на тот счет, что он не обидел суровую и могущественную гостью. А то ведь кто их женщин знает, разобидится, и корми - не корми мороженым, прощения не выпросишь, как-нибудь проклянет или покарает. Что боги, что бабы на это дело горазды! А тут все один к одному.

  - Не думаю, не думаю, мосье, но время открытия врат неумолимо приближается, войско ждет. После вчерашнего позорного отступления консорту фактически брошен открытый вызов, если он проигнорирует его, то окончательно утратит политическое положение и доверие вождей и войска, несмотря на всю магию своего шамана. Так что единственное, что может сделать Бэркруд, это попытаться явиться на переговоры как хозяин, выставив нас жалкими просителями, - выложил карты на стол маг.

  - Но ты ему этого не позволишь! - утвердительно предположила Элька.

  - Разумеется, нет, мадемуазель, - снисходительно усмехнулся мосье и вежливо попросил: - Не будете ли вы так любезны, передать нам с мосье Эсгалом пару кресел?

  - Мне - стул, - поправил воин.

  - Да-да, конечно, на стуле мосье Гал будет смотреться гораздо уместнее, - оценил со своей колокольни желание коллеги инкуб и с благодарной полуулыбкой принял переданную коллегами мебель.

  Теперь явления проштрафившегося консорта ждали не просители, исполнившие нелепые условия, а скорее судьи. Так эффектен был Лукас в своем роскошном камзоле, раскинувшийся в кресле, суровый Гал, сидящий рядом на стуле, и форвлак, после секундного размышления довершивший композицию своей полулежащей тушей у ног мужчин.

  - Ого! - восхищенно выдохнула Элька и потребовала от технического гения: - Макс, можно эту картинку с зеркала перефотографировать будет? Я вставлю ее в рамку и повешу в комнате! Какая красота!

  - Можно, - великодушно порадовал подругу Шпильман, - я с записи изображения пересниму потом, выберу ракурс получше, или ты хочешь сейчас?

  - Нет, Максик, сиди, а то что-нибудь интересное пропустишь, - помотала головой девушка. - Потом, так потом, я потерплю! Спасибо тебе!

  - А меня на стенку в рамочку не хочешь? - то ли в шутку, то ли всерьез надулся Фин, наморщим острый нос.

  - Хочу! - совершенно неожиданно призналась Элька. - Вот как мы с теми ребятишками на поляне сидели или лучше, как ты по карнизу в Айчиге прошелся на спор с тем Сумеречным Валетом! Это тоже так здорово было! Все обмерли!

  - Так уж и здорово, - польщено фыркнул Рэнд, получивший за свою выходку изрядный нагоняй от Гала и Лукаса.

  - Точняк! - решительно подтвердила безбашенная хаотическая колдунья к вящему неодобрению более осмотрительных членов команды. - И остальные так тоже думают, только вслух тебе этого никогда не скажут, потому что поощрять необдуманные, неосмотрительные и рисковые поступки нельзя! И если б ты грохнулся, мы б очень переживали!

   Элька весьма близко к тексту процитировала последнюю выволочку мосье Д'Агара, устроенную за тот самый трюк в жанре эквилибра, который проделал Фин, чтобы сбить гонор с криминального авторитета и заручиться его помощью в деле о краже наследницы. Последнюю фразу, насчет 'грохнутся', девушка прибавила уже от себя.

  - А вообще-то, это идея, надо сделать памятный альбом с картинками наших приключений, чтобы было что вспоминать и рассматривать, - полушутя-полусерьезно предложил вор, секунду подумал и продолжил: - Если найдется минутка между!

  - Да-да, надо нащелкать! - тут же загорелся идеей Макс, да и кому, как не ему, помнившему каждое дело команды во всех деталях, была по силам эта творческая работа! И только цепкие руки Эльки и Рэнда удержали Шпильмана от немедленного воплощения идеи в жизнь или от падения с кресла. Это уж как посмотреть!

  Словом, фотография в рамочке на стене, как и альбом, пока оставалась обещанной перспективой и Элька могла созерцать прямую трансляцию эстетического зрелища. Броский шатен в кресле, суровый воин по правую руку от него. Или это шатен по левую сторону от воина? Кто главнее в этой паре, наблюдатели бы, пожалуй, сказать затруднились. А может и вовсе главной была большущая весело скалившаяся зверюга по центру живой композиции, скрестившая лапы в не менее демонстративном жесте, чем маг?

  - Они вас боятся, - удивленно констатировала Мирей, чутко улавливая эмоциональный настрой толпы.

  Создания, готовящиеся к очередному рейду через врата, и впрямь несколько поумерили пыл приготовлений после дерзкого вызова Лукаса. Те, кто способен пройти сквозь волшебную стену без ключей Бэркруда, вызвать его к себе на ковер, как проштрафившегося сопляка, да притом еще и прихватить с собой пленников, только чтобы отпустить их на свободу, отнюдь не просты. А уж те, кто может так небрежно усесться в кресло (откуда оно-то, кстати, взялось?) на глаза у сотен вооруженных врагов, всего в нескольких метрах от них тем более. Нет, к таким загадочным созданиям, а что ни один из этих визитеров не человек представители темных народов Оргевы чуяли явственно (Лукас специально не стал маскировать свою силу, а Гал не маскировал ее никогда) - лезть с глупыми вопросами или дракой не стоило. Вот явится консорт со своим шаманом, заваривший всю эту кашу, пусть он и разбирается.

  Так или почти так подумал каждый вождь разноплеменной орды, кроме одного, то ли самого дерзкого, то ли самого глупого морочника. Туманный забияка, бывший размером не более среднего человека, внезапно вырос до великана, подхватил с земли огромный, с тройку хороших арбузов, камень и с размаху швырнул его в мага.

  Камень просвистел, как выпущенный из катапульты, но по гораздо более прямой траектории к тройке, если не считать четвертой летучую мышь, дерзких чужаков. Не долетев до компании каких-то полуметра, снаряд наткнулся на незримую преграду, отрикошетил и устремился именно в ту точку, из которой был послан - в морочника. 'Героический' метатель снарядов, не ожидавший такой подлянки, попал под собственное ядро и был буквально вынесен из толпы соплеменников в ближайшую груду камней. Он впечатался в нее и остался недвижим, припорошен слетающим с ближайших валунов снегом. Потерял морочник сознание или счел за лучшее притвориться, что потерял, выяснять уже было некогда.


Глава 23. Домашняя кухня | Тройной переплет | Глава 25. Переговоры