home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пятая

Пока одной своей сущностью леший мчался на мотоцикле по шоссе, другая его часть выбралась из болотного сухостоя и дворами стала пробираться к светлому убежищу буддистов. Из-за выходного дня большинство дач были открыты, многие горожане приехали с собаками, и путь волка отмечала полоса истошного лая. Связываться со зверем песики не рвались, по вот обгавкать — это с большим удовольствием. Однако странное поведение четверолапых друзей человека никого из дачников не обеспокоило. Отдыхающие, готовясь к ночи, допивали водку, доедали шашлыки и салаты, а в некоторых домах уже и гасили свет.

Не обратили внимание на лай и пятеро мужчин, которые, не особо таясь, выжидали чего-то возле ашрама. Двое подпирали на улице фонарь и экономно попивали пиво, по очереди прихлебывая из стеклянной бутылки, еще трое курили за соседским сараем, рассевшись на опрокинутой набок лестнице. Чуть поодаль, в зарослях черной смородины, залег и Вывей, дожидаясь своего часа.

Влетев в садоводство, Варнак промчался по соседней линии, затормозил в конце, оставив «Урал» возле чьих-то «Жигулей», обежал крайние участки лесом и, выйдя на свой проулок, зашагал по самой середине линии, громко распевая:

— От улыбки каждому светлей — и слону, и даже маленькой улитке-е! Так пускай повсюду на земле, словно лампочки, включаются улыбки-и-и!

— Это он, — поднялся с лестницы один из курильщиков и выглянул из-за сарая. — Наконец-то. Давайте за работу, ребята. Как договаривались: Леша и Чача проходят мимо. А как у него за спиной оказываются, мы выступаем навстречу, отрубаем и в заброшенную дачу оттаскиваем. Главное, чтобы он к сектантам не прорвался, а то шум подымет.

Вывей, выслушав все это, поднялся и медленно вышел из смородины, подбираясь ближе. По древнему звериному инстинкту он намеревался напасть на отставшего. Но в его сторону никто из пропахших едким дымом двуногих даже не посмотрел.

— Леша и Чача… — чуть замедлив шаг, глянул на парней у столба Еремей.

Обычные молодые ребята, спортивные, бритые, но в мешковатых куртках. Одна бутылка на двоих. Такое впечатление, что студенты последние копейки от стипендии догуливают. Интересно, в какой из домов его хотят затащить? Заброшенных участков на линии было целых три. Лично Варнаку больше всего нравился тот, который почти полностью заглушила малина.

«Студенты» отделились от столба, пошли ему навстречу. Волчьими глазами леший увидел, что и троица во дворе, затушив хабарики, стала выбираться из-за сарая.

Глядя в сторону, «студенты» поравнялись с Еремеем.

— Ребята, закурить не найдется? — Варнак сдвинулся, загораживая им путь.

Леша и Чача переглянулись. Старшим оказался голубоглазый. Именно он решил, что нужно следовать первоначальному плану, и кивнул, сделав глоток из бутылки. Второй, лопоухий и краснощекий, послушно полез в карман.

— Да мне, собственно, не сигарет, — вздохнул Еремей, волчьими глазами наблюдая, как крадутся через двор курильщики. Если «группа захвата» соберется вместе — будет очень неприятно. Устранять противников куда удобнее по одному.

— Тогда чего?

— Да вот… — Варнак вздохнул еще тяжелее и коротко, без замаха, ударил его в нос, чуть подвернув кулак в момент расплющивания носовой перегородки. Развернулся и бросился наутек.

— Ах ты сука! — Топот за спиной подсказал, что парочка кинулась в погоню.

Варнак заметался и, пригнувшись, ринулся в малинник. С треском продираясь через сухие ветки, выскочил на усыпанную отсевом площадку, поросшую подорожником и низкими пахучими ромашками, развернулся.

Первым из кустов выскочил старший. Прежде чем низко пригнувшийся лжестудент понял, что его ждут, Еремей с хорошего замаха, словно пытаясь забить гол через все поле, ударил его ногой в пах, перехватил из руки бутылку и добавил падающему телу жесткий тычок локтем в основание черепа.

Тех секунд, что ушли на расправу с первым врагом, второму как раз хватило, чтобы выпрямиться и оценить ситуацию.

— Он зде-е-есь!!! — заорал парень и принял боксерскую стойку.

Поняв, что план рушится, курильщики резво прибавили шагу. Торопясь на помощь, они чуть растянулись перед калиткой — и волк, стремительной серой тенью мелькнув через двор, всей пастью вцепился замыкающему в ляжку, резко дернул головой из стороны в сторону, разрывая мясо, разжал хватку и тут же метнулся в сторону, нырнув под укрывающую соседские доски пленку. Оружейной смазкой и горелым порохом от чужаков не пахло — но зачем рисковать? Вдруг у кого-то окажется ствол?

Раненый, заорав от боли, растянулся на траве. Двое его подельников, притормозив, оглянулись:

— Ты чего, Руслан, споткнулся?

— Нога… — застонал тот.

— Ну, ты выбрал момент! Ладно, жди. Сейчас вернемся.

Волк, пробежав под пленкой до конца, перемахнул в прыжке соседский «гольф» и остановился перед калиткой, под которой имелась изрядная щель.

«Студент», пританцовывая, нагло крал у лешего драгоценные мгновения, и Варнак двинулся на него. Прижатый к кустам, паренек попытался провести хук справа, но леший просто подставил под удар бутылку, а когда бедолага, разбив кулак, заскулил от боли — выбросил вперед правую руку. Боксерский рефлекс заставил противника «поднырнуть», и о его голову тут же разбилась полупустая пивная бутыль. Мститель вялым мешком повалился вниз лицом.

— Минут пять отдохни. — Варнак, достав платок, отер получившуюся розочку от отпечатков пальцев и отбросил в сторону. Вряд ли посланная за ним компания будет жаловаться в полицию, но все же… Береженого бог бережет.

— Чача, ты где?! — громко спросили с улицы.

— Здесь! — отозвался Еремей.

— Это кто? — насторожились на линии.

— Кто-кто? Дед Пихто! Забыли, кого ловите?

Малинник затрещал, из него один за другим появились двое мужиков средних лет, в одинаковых свитерах и вельветовых брюках. Видать, купили специально для того, чтобы тут же «сбросить» приметные вещи после дела. Лицо одного было обезображено несколькими шрамами, второй выглядел опрятно, даже ухоженно. Гладко выбрит, модельная стрижка, нежный травяной аромат импортного парфюма.

— Дебилы вы, — сказал Варнак. — Хоть бы пробили по базе, кого взять хотите. Впятером против обученного профи! Кретины. Теперь вас уже двое. Рекомендую свалить и не искушать судьбу.

— Я тебя и один на ленточки порежу, — сообщил «ухоженный» и достал из-под свитера, из-за спины, вороненый охотничий нож.

— А как же сперва ноги переломать? — ухмыльнулся Еремей.

— А я тебя не до конца дорежу, — стал подступать, играя ножом, «ухоженный». — Все успеешь почувствовать, каждую перебитую косточку.

— Нет, так мы не договаривались, — покачал головой Варнак и вдруг резко отпрянул задом, в темноту.

— Стоять! — кинулся вперед его преследователь, но тут же затормозил, оглянулся: — Хрущ, на улицу иди! Смотри, чтобы в стороне не выскочил!

— Угу, — кивнул изуродованный, нырнул назад в малинник и через три шага нос к носу столкнулся с вышедшим на охоту волком.

— Хрущ?! — услышав короткий вскрик и захлебывающийся хрип, повернулся на звук «ухоженный». — Хрущ, отзовись!

— Да все уже, ты последний, — вернулся из-за дома Варнак. — И то ненадолго.

— А-а-а! — Убийца с разворота, широким взмахом руки попытался резануть ножом его под подбородок.

Но бывшего лейтенанта еще во время службы столько раз пытались поймать на эту уловку, что тело исполнило уход на полном автоматизме, въевшимся до уровня условных рефлексов: нырок вперед и вниз; основанием правой ладони, с подъема — удар под ноздри, ломающий хрящи, шаг в сторону и разворот с добиванием в печень. Еремей даже смотреть не стал, что там с противником случилось — пробрался стороной от прежней тропы через малинник к линии и повернул к лесу, к мотоциклу. Вывей бежал туда же напрямую, дразня звериным запахом выехавших на свежий воздух городских собачек.

Через семь минут «Урал-соло» фыркнул глушителями, провернул заднее колесо, разбрасывая мелкий щебень отсыпки, и умчался прочь, чтобы спустя час затаиться в одном из дворов города Корзова.


Глава четвертая | Воля смертных | Глава шестая