home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцатая

Запах ладана, ванили и свежей зелени, густо перемешанный с едкой пороховой гарью и чесночным толовым духом, стали надежной путевой нитью, указывающей путь беглецов: за ворота и по грунтовке, перед разбитым автобусом влево в чащу и дальше по пологим песчаным холмам, поросшим сосной, можжевельником и черными елями.

Нужно признать, уходили они с фантазией и ловкостью, временами путая след в широкие петли, обрывая его перед ручейками, очень часто перекрывали свою тропу густыми, непролазными для человека, еловыми стенами или плотным колючим можжевельником. Но трудное препятствие для двуногого смертного вовсе не останавливало сильного и ловкого, низкого и защищенного густой шерстью волка. Вывей несся вперед со всех ног, ныряя под низкий лапник, продираясь между тонкими стволами и гибкими ветвями, пробивая переплетение лозы и раздвигая крапивник. Всего через час стремительной гонки он уже настиг жертву и, перейдя на трусцу, следовал справа от небольшого отряда безоружных людей, всего в двух десятках шагов — но совершенно невидимый под зонтиками папоротников и за стволами могучих деревьев. Услышать же его легкую поступь людям и вовсе было не по силам. Варнаку оставалось лишь шагать в нужном направлении, загодя огибая приготовленные ловушки и препятствия, срезая повороты и петли, пользуясь уже разведанными бродами и переходами, нагоняя противника, местоположение которого он заранее знал.

Возможно, нагнать сильного, длинноногого и неутомимого стража богов он бы не смог. Но с нуаром шли смертные. Слабая женщина, не самые молодые ученые, которые к тому же были не в очень-то удобной одежде и не в походной обуви. А потому с каждым часом погони расстояние между ним и жертвами стремительно сокращалось. Солнце еще только-только начало согревать влажную от ночной росы тайгу, а он уже слышал впереди перед собой тяжелое дыхание людей, треск веток под их подошвами и шелест хвои, вдавливаемой узкими паркетными каблуками. Слышал сам, своими собственными ушами, а не ушами волка, который и вовсе успел уйти заметно вперед, помимо двуногой дичи высматривая себе добычу и повкуснее.

Наконец, впереди встретился более-менее открытый холм, на котором бор стоял почти совсем без подлеска. Беглецы стали подниматься на него, а Варнак вскинул «AUG» и дал очередь по кронам, так, чтобы сбитые пулями ветки и хвоя посыпались им на головы. Уже успевшие натерпеться ученые мгновенно залегли, женщина присела, а привратник, развернувшись, взмахнул руками, вынуждая молодые сосенки распушить кроны, а вековые — нагнуться навстречу врагу, закрывая стрелку обзор. Это впечатляло — противник был действительно силен.

— Если кто не понял, — громко сообщил леший, — для начала я намерен перестрелять смертных, а уже потом заняться стражем богов.

— Кто ты такой, и чего тебе нужно?! — впервые за все время тайной битвы в Соликамском лесу в разговор вступил главный герой маленькой, но очень важной войны.

— Я хочу спасти мир, привратник, — ответил Варнак. — Надеюсь, ты знаешь, что такое снайперская стрельба? У нашего друга Кристофера на рубашке расстегнулась третья пуговица сверху. Я могу прямо с этого места положить туда сразу три пули с разбросом не больше этой самой пуговицы. И ты никак не сможешь этому помешать.

Присевший было монах закрыл грудь ладонью, откинулся на спину и попытался сползти как можно ниже по склону. Привратник опять вскинул ладони, наклоняя больше деревьев, делая стену из крон еще плотнее и гуще. Он совершенно не подозревал, что Варнак наблюдает за людьми не с соседней сопки, а от елочки на два десятка шагов левее, немигающим волчьим взглядом.

— Дамира Иманова поправляет в волосах заколку. Очень симпатичную, с тремя жемчужинами. Хотя, наверное, бижутерия. Я могу пробить на ее месте небольшую дырочку. И ты никак не сможешь этому помешать.

— Хватит разговоров! — утомился страж богов. — Раз ты меня слышишь, смертный, — значит, ты мой раб. Иди сюда и посмотри в глаза мне и этим людям!

И Варнак действительно испытал сильнейшее желание кинуться к повелителю, встать перед его очами! Ноги даже попытались этот приказ выполнить — лешему стоило немалого труда сдержать этот порыв. Человек был не в силах сопротивляться приказу, но разделенное надвое сознание челеби оказалось не столь покорно повелениям нуара. Та его часть, что сидела под волчьей шкурой, не видела необходимости слушаться и сдерживала от глупости человеческую часть своей сущности. Равно как человеческая суть не позволяла зверю рабски следовать воле, порабощающей животных.

— Много хочешь, мало получишь! — зло выкрикнул Варнак и дал еще одну короткую очередь по кронам. — Это убедительно?! Или мне все-таки опустить прицел?

— Если тебе нужен я, почему ты охотишься на смертных? — вскинул руки нуар.

— Это их выбор, привратник. Мы предлагали им уйти и оставить тебя нам еще вчера, но они отказались. Они хотят умереть вместе с тобой. Но я не злодей. Если ты уговоришь их уйти, я никого не трону.

— Они согласны! — Страж богов даже не потрудился никого ни о чем спросить — и очень ошибся. Женщина тут же вскочила, вцепилась ему в руку:

— Я останусь с тобой!

— Вот видишь, — тихо, себе под нос, ответил Еремей.

— Я не хочу, чтобы ты умерла, Дамира, — пригладил ее волосы нуар.

— А я не хочу без тебя жить! И не вздумай мне это приказать!

— Прости меня, моя избранница, — поцеловал ее Шеньшун и громко ответил: — Я пойду с тобой, а они останутся!

— Нет, мне это не нравится, привратник! Ты отведешь их всех назад на базу, посадишь в лодку, и они уплывут вниз по течению, в Соликамск. Так будет лучше и безопаснее для всех.

— Нет! — решительно ответил страж богов.

— Почему? — не понял Варнак.

— Я полагаю, ты хочешь меня обмануть.

— Включи голову, посланник высших сил! — постучал кулаком себе по лбу Еремей. — Я предлагаю дать людям транспорт, возможность безопасно уплыть, скрыться из пределов моей досягаемости, из моих цепких лап. А ты требуешь бросить их здесь, в диком лесу, без тропинок и дорог, вдали от людей, среди подвластных Гекате волков и енотов, недалеко от места драки. Там, где я или моя союзница сможем легко их отловить и прикончить. И после этого я еще и обманщик? Тебя из какой глины боги сляпали, коли ты таких простых вещей не понимаешь?!

— Я все понимаю. Ты убийца, подлое существо. Тебя не может заботить безопасность моих друзей. Значит, ты затеял какой-то обман.

— М-мда… — пару секунд поколебался Варнак. — Хорошо, давай начистоту. Я знаю, ты опасный противник. Ловкий и сильный, обладающий властью. Справиться с тобой в лесу будет очень трудно. На базе место открытое, светлое, там особо не побалуешь, не спрячешься, не похитришь. Там убить тебя будет намного легче. Выбирай. Либо безопасность смертных и риск для тебя — либо риск для них, но лишние шансы у тебя. Чего ты хочешь больше?

— Нужно было сказать это прямо, убийца. Пускай в целости останутся смертные. Я отведу их назад.

— Тогда я ухожу, дабы не случилось ненужных непоняток, — сказал Варнак. — На базе ты посадишь смертных в лодку, а когда они отплывут достаточно далеко, я приду за твоею жизнью.

Добавлять что-либо еще челеби не счел нужным. Привратник и сам должен понимать: если он попытается сбежать, сядет со смертными в одну лодку — то подвергнет их очередной смертельной опасности. И какой тогда смысл выручать их в лесу? Проще бросить и спасаться прямо здесь.

* * *

Весла Геката приготовила заранее и положила на причал, чтобы лодку путники выбрали сами. А то еще заподозрят очередную ловушку… Варнак держался в стороне, стараясь не мозолить глаза. Сидел на скамеечке, любовался плывущими облаками, пока привратник прощался со своими друзьями.

Кристоферу Истланду тот просто пожал руку, кивнул:

— Я очень рад, что мне довелось встретить такого прекрасного человека, как вы. Вы очень интересный собеседник, очень знающий и умный ученый. Это очень хорошо, что вам удалось остаться в живых.

— Очень рад, что был знаком с вами, Джеймс, — пожал он руку и профессору Хигганду. — Если вы друг доктора Истланда, значит, вы тоже очень хороший человек.

Женщину привратник обнял, низко склонил голову, пытаясь шептать ей в самое ухо:

— Благодаря тебе, моя избранная, я узнал, что жизнь бывает куда лучше, чем мы о ней мечтаем. Мне очень повезло, что я смог дождаться встречи с тобой через сто тысяч лет после моего создания.

— Я хочу остаться с тобой, Шеньшун, — помимо своей воли слышал волчьим слухом Варнак. — Не прогоняй меня. Я не хочу без тебя жить.

— Не грусти, Дамира. Ничего страшного не случится. Я создан для того, чтобы защищать других. Именно это я сейчас и делаю. Это мое предназначение, в этом мой смысл, ради этого я живу. Я очень рад, что умру ради спасения именно тебя, а не кого-то из богов. Теперь прости, что я нарушаю свою клятву, но я должен дать тебе приказ. Ступай, садись в лодку и плыви с Кристофером и Джеймсом до ближайшего поселения.

— Без тебя я умру, — ответила археологиня, но воля смертной была бессильна против приказа нуара.

Она прошла на причал, спустилась в лодку и села на корму рядом с австралийцем.

— А ведь мы почти победили! — вдруг громко заявил Кристофер Истланд, уже садясь на весла. — Когда отец Рикардо опознал в Гекате древнего песьего демона, описанного в старинных хрониках, когда вспомнил, какой оберег отнимает у этого демона силы. Когда поверг им Гекату в прах… Случись это всего на час, на полчаса раньше — и наемники не позволили бы тебе его остановить! Ты слышишь, Еремей?! Тебе просто повезло! Это случайность! Против вас тоже есть оружие!

Варнак не ответил. История не знает сослагательного наклонения, и судьбы мира решает подчас доля секунды. Чуть более быстрая реакция, чуть более легкий клинок, чуть более точный выстрел… Пусть даже экзерсист и вспомнил, как учил бороться с Гекатой какой-то древний манускрипт, — он все равно опоздал. И этим сказано все.

Весла плеснули по воде, выгребая на течение. Минут двадцать страж богов, челеби и две ипостаси богини Гекаты смотрели смертным вслед, а потом лодка закачалась на неожиданных волнах и скрылась за мысом, ограничивающим бухту перед охотничьей базой.

— Они здесь, — прервала молчание «лягушонка» и положила на скамейку длинный сверток. Развязала шнуры, раскрыла. Внутри оказались три изящно изогнутых сабли с булатным рисунком и небольшой елманью[7] на каждой. Геката развела руками: — Такой комплект.

— Насколько мне известно, страж богов, ты невероятно живучее существо, — скидывая камуфляжную куртку, направился к клинкам Варнак. — И убить тебя можно, только отрубив голову. И то с трудом. Так вот должен сказать, дружище, что я и сам примерно такой же. Если голову не срубить, выживу обязательно. Посему поединок, хочешь не хочешь, придется вести на мечах. Выбирай себе клинок, привратник. Как говорят в таких случаях в кино: «Останется только один».

Шеньшун секунду подумал, потом стянул и откинул прочь тесную спортивную куртку, подошел к скамейке, поднял ближнюю из сабель, крутанул в руке, проверил балансировку, прочность на изгиб, довольно хмыкнул и отступил к гаревой дорожке, помахивая ею из стороны в сторону:

— Я могу задать вам один вопрос, смертные? Я недавно попал в этот мир и плохо разбираюсь в здешних обычаях.

— Задавай, — быстро переходя с места на место, разминал ноги Варнак.

— Вы хотите меня убить?

— Да, приятель. Ты уж извини, но так сложилось…

— И вы знаете, что для этого мне нужно отрубить голову?

— Да, провели предварительные исследования.

— И чтобы убить меня, вы даете мне в руки меч, которым я сам могу зарубить вас обоих?

— Ты понимаешь, нуар, — остановился он напротив Шеньшуна, — в нашем мире считается гнусным, подлым и мерзким убивать слабых, безоружных, пленных. Это скотство, так ведут себя только животные. Люди, имеющие в себе хоть какие-то зачатки совести и чести, так себя вести не способны. Даже в таком важном и нужном для общества деле, как казнь преступников, — и то палач считается существом презираемым, ибо лишает жизни беззащитного, сколь виновен бы он ни был. Совсем другое дело — поединок честных людей. Когда один на один, когда силы и оружие равны, и рискуют оба тоже одинаково. Это уже честный бой, вежливый и благородный, никаких обид. Пусть победит сильнейший. Ну что, начнем?

— Не очень понятно, но интересно… Начнем.

Шеньшун все еще стоял, рассматривая клинок, но Варнак решил, что уж теперь точно имеет право нападать, и решительно рубанул противника слева направо, со всей силы, чтобы гарантированно снести голову одним ударом. Однако квелый с виду нуар вдруг простенько поднял свой клинок лезвием вверх, принимая удар на него, тут же хлестнул сталью вперед, распарывая лешему грудь наискось, от левого плеча до нижних правых ребер, нанес укол в живот — но на этот раз Еремей хоть успел его отвести, равно как и новый укол в грудь… в плечо… рубящий по ногам… Укол в лицо, в руку, в шею… Нуар напирал решительно, как паровоз, и, подловив его на этом, Варнак вдруг резко метнулся влево вперед, пропуская противника, крутанулся и рубанул по основанию шеи. Страж богов, однако, пригнулся, пробежал дальше, и все, что бывший спецназовец успел сделать — так это полосонуть его обратным движением по ребрам.

— Один-один, — мстительно сообщил леший. — Были бы мы людьми, уже лежало бы два трупа.

— Надо было снять, — с сожалением взглянул на свою футболку страж богов. — Мне так трудно находить одежду в вашем мире!

— Не беспокойся, она тебе больше не понадобится.

— Все так говорят, — мрачно ответил нуар. — А я потом неделями брожу в рванье.

Варнак вскинул саблю в длинный укол, но привратник с прежней небрежной легкостью парировал бросок и мигом попытался перерубить руку в локте. Леший насилу ее спас, опустив и пригнувшись чуть не до земли, — и тут же вынужден был отражать рубящий удар сверху, потом справа, слева, справа… Он извернулся, ударил Шеньшуна ступней чуть ниже левого колена, вынудив взмахнуть руками для поддержания равновесия, и, крутанувшись, подбил своей правой ногой сразу обе его. Страж богов грохнулся оземь, но быстро откатился, вскочил. Еремей тоже был уже на ногах. Он кинулся вперед, клинки со звоном скрестились и замерли — позиции опять оказались равными.

— Никак не могу понять вашего поведения и ваших мыслей, смертные, — сообщил нуар. — То вы норовите убить быстро и тихо, незаметно, исподтишка, издалека, оставаясь в безопасности. То вот, вдруг, затеваете «честный-благородный» поединок, сильно рискуя своею жизнью. Почему? Зачем тебе понадобился этот риск?

— Люди разные, Шеньшун, — потрогал его клинок кончиком своего Варнак. — Есть среди смертных подлые, гнусные уроды, ведущие себя так, как ты сказал. Но это скорее животные, а не представители человечества. И есть те, кто ведет себя так, как это надлежит настоящим людям. Вот, например, ты. Жертвуешь собой ради других. Разве это не благородно? Значит, и относиться к тебе нужно, как к челове-е-е… — Еремей изобразил укол слева, а когда нуар попытался его отбить, сделал перенос понизу и стремительно, красиво, снайперски точно поразил в длинном выпаде сердце врага.

Нуар, болезненно охнув, взмахнул рукой, и эфесом ударил лешего в висок с такой силой, что из глаз посыпались искры. Варнак даже на какой-то краткий миг потерял сознание и пришел в себя, уже падая на траву. Тут же вскочил, помахивая клинком и выискивая взглядом врага.

Шеньшун тяжело дышал, прижимая левую руку к сердцу, но когда леший подступил к нему, тряхнул головой и решительно поднял клинок:

— Два-два, как говорят смертные.

— Смертные после этого обычно не говорят, — мрачно ответил Варнак.

— Но, даже умирая на таких поединках, они все равно хотят быть благородными?

— Это путь наверх, страж богов. Подниматься наверх всегда муторнее, чем скатываться вниз. Путь от животного к человеку куда труднее, чем обратно. Поэтому цивилизация возможна только среди благородных людей. Иначе получается звериная стая.

— Не понимаю тебя, смертный, — чуть отступив, покачал головой Нуар.

— Попробую объяснить, — на этот раз не торопился в бой Варнак. — Вот представь себе, что ты подкрался ко мне сзади, дал по голове и стащил кошелек. Потом я подкрался и ударил. Потом опять ты. Потом опять я… И что выйдет? Да ничего! Просто с каждым разом денег в кошельке будет все меньше и меньше, ибо мы их станем тратить. И так, пока мы не превратимся в голозадых шимпанзе. Чтобы стать человечеством, ни ты не должен бить меня, ни я тебя. Мы оба должны работать, создавая что-то новое. И тогда оба будем становиться все богаче и богаче. При этом мы оба не будем бояться поворачиваться друг к другу спиной. То есть, станем благородными людьми. Так понятно?

— Да! — Нуар парой коротких шагов подскочил ближе, повел саблю влево и резко, хлестко, по короткой дуге обрушил на голову лешего.

Варнак, более обученный рукопашному бою, нежели фехтованию, парировать не стал, а нырнул вперед, подсек ногу и толкнул Шеньшуна в бок, опрокидывая на землю, подскочил ближе, прижал клинок к горлу. Страж богов замер, сглотнув, чуть выждал, требовательно спросил:

— Ну?!

— Ты потерял саблю, — вздохнув, отступил Варнак. — Убивать безоружных бесчестно.

— Но ведь ты перебил на этой базе столько безоружных людей! — сев на дорожке, напомнил нуар. — Как это совмещается в твоем разуме?!

— Автоматчиков трудно называть безоружными, — ответил Еремей. — А остальные просто спят. Их укололи снотворным, чтобы не мешали на тебя охотиться.

— Благородно. — Шеньшун поднялся, подобрал клинок. — Но странно. Если ты будешь таким честным, как утверждаешь, а твой сосед постоянно станет бить тебя по голове — надолго ли хватит твоей духовной чистоты?

— Если кто-то ведет себя подло, это не повод становиться подлецом самому, — покачал головой Варнак. — Ведь если тебя покусала дворовая шавка, ты не становишься на четвереньки и не начинаешь кусаться сам.

— Получается, у подлецов всегда есть преимущество? Они могут кусаться и бить в спину, а ты нет!

— Вот тут ты ошибаешься, привратник, — покачал головой леший. — Проблема в том, что, если двуногие не признают законов благородных людей, если бьют честных донов в спину, воруют их добро, если кусаются и нападают стаей на одного — это вовсе не означает, что они сильнее. Это означает, что такими существами должна заниматься санэпидстанция. Ибо на животных законы честных людей не распространяются. Причем, в силу созидательной натуры именно благородных донов, санэпидстанция у них традиционно оказывается куда сильнее, нежели когти звериных стай. Просто иногда работа таких станций дает сбои, порождая у животных временные нездоровые иллюзии. Однако, уверяю тебя, это не навсегда.

— Увы, — развел руками привратник, — с тобой согласны далеко не все.

— О ком это… — Леший осекся, поскольку невинный, казалось, жест противника оказался смертельной ловушкой: Шеньшун резко свел руки, и его клинок со свистом разрезал воздух, направляясь точно на шею Варнака. Вскинуть свою саблю Еремей просто не успел — но хотя бы отпрянул, и только благодаря этому лезвие не снесло ему голову, а прорубило нижнюю челюсть.

Леший запрыгал, скуля, воя и захлебываясь кровью. Довольный собой привратник отступил:

— Давай, залечивай, я подожду. Выправь и держи обеими ладонями, и прижми крепче. А то встанет криво — потом уже никогда не исправишь.

Варнак, зло сверкая глазами, бросил саблю и последовая его совету.

— Какие у вас странные и запутанные обычаи, — опустив клинок, отошел к скамейке у ресторана Шеньшун. — Как вы сами в них разбираетесь? Все время друг друга режете, стреляете, взрываете, давите и топите, но при этом рассуждаете о благородстве — причем тоже как о способе убийства, однако красивом и правильном… Другая раса давно бы вымерла с такими нравами, а вы только плодитесь и размножаетесь на удивление!

— Какие ни есть, а все наши! — подала голос «лягушонка», подпиравшая плечом стену.

— И они нам нравятся, — добавила толстуха, которая уже выбросила изорванный костюм и теперь стояла, завернувшись в махровый халат, со свежим розовым шрамом на месте утренней раны.

— Мы любим и ревнуем.

— Мы миримся и деремся.

— Мы строим и взрываем.

— Мы познаем и запрещаем.

— Мы бурлим и тухнем.

— Но мы делаем это сами!

— Переживая наши чувства со всей яркостью!

— И если терпим беды…

— …то только по своей глупости.

— И мы не хотим стать безвольными покорными овцами при богах…

— …сколь великими…

— …мудрыми…

— …и заботливыми…

— …они бы ни были.

— Мы предпочтем жить вольными в грязи, чем рабами в бархате! — наконец закончила свой двухголосый монолог Геката. — И именно поэтому мы с челеби скорее умрем, чем позволим тебе разбудить твоего бога.

— Разбудить бога? — Нуар посмотрел сперва на одну, потом на другую ипостась. — Да я и не собирался этого делать!

— Ч-чего-о?!! — подпрыгивая на месте, забулькал кровью Варнак, все еще не способный связно говорить.

— Ты лжешь!!! — Сразу обе ипостаси подскочили к Шеньшуну.

Тот было вскочил, взмахнул клинком, но тут же получил от одной толчок открытой ладонью в лицо, а от другой подсечку и упал назад.

— И перестань размахивать своей дурацкой железякой! — Богиня перехватила руку и вывернула клинок из его кисти. — Ты не собираешься оживлять бога? Почему?!

— Вы знаете, дамы… — чуть ли не размазанный по скамейке, ответил нуар. — В вашем мире меня разбудили всего год назад. За это время в меня стреляли из ружья, из пистолета и автомата, из снайперской винтовки и крупнокалиберного пулемета, за мной охотились с вертолетов и на бронемашинах, в меня кидали гранаты и травили газами. Я отвечаю за судьбу своего бога, и этот безумный мир не кажется мне достаточно безопасным, чтобы приводить его сюда.

Ипостаси переглянулись, чуть отступили, и Шеньшун смог продолжить:

— А еще я смог узнать про железные танки и бронетранспортеры, про атомные и вакуумные бомбы, про самолеты, сбрасывающие десятки тонн смерти с такого расстояния и такой высоты, что разум пилотов окажется неподвластен даже моему могучему богу. Узнал про устройства для истребления, которые вообще не имеют внутри людей, а убивают всех подряд по своему разумению или следуя командам с другой стороны земного шара. Мой бог велик, он проснется, чтобы повелевать. И я очень опасаюсь, что, если кто-то из здешних мелких правителей испугается за свою власть, он неминуемо погубит господина одним из многих тысяч придуманных вами способов, половина которых неуправляема даже вами самими. Неужели вы думаете, что я подвергну жизнь бога столь огромной опасности?

Геката переглянулась снова, пожала всеми четырьмя, а может — и шестью плечами.

— Звучит убедительно, — признала «лягушонка».

— И что же ты, теперь навсегда оставишь своего бога погребенным? — спросила толстуха.

— Почему навсегда? Лет на двести. Ну, может статься, на три века. Что изменит эта жалкая отсрочка для бога, спавшего в скале сто тысяч лет?

— Ты не мог бы развернуть обоснование для своего оптимистичного прогноза? — ласково потеребила его волосы юная ипостась богини.

— Могу, — кивнул нуар. — Я много общался с доктором Истландом, а он очень умный, образованный, эрудированный ученый. Так вот, доктор уверен, что ваша цивилизация вскоре исчезнет. Люди вашего мира отвернулись от христианства и науки, они перестали рожать детей, они отреклись от своих убеждений и от труда, они отдают свои отчины и законы чужакам. Сколько сможет прожить ваша цивилизация, если перестанет делать открытия, строить новые заводы и механизмы? Кто будет в ней жить, если новые люди перестанут рождаться вовсе? Через две сотни лет весь ужас современности исчезнет без следа. Не будет ни бомб, ни пулеметов, ни танков, ни авиации, ни пушек, ни дальномеров. А только луки, стрелы и деревянные щиты. И тогда великий бог сможет в полной безопасности встать из усыпальницы и явить смертным свою волю.

— Насчет деревянных щитов ты, пожалуй, переборщил, — задумчиво ответила «лягушонка».

— Но вот атомную энергетику, высокоурожайные продукты и передовую медицину смертные и правда требуют запретить уже сейчас, — добавила толстушка.

— Но ты рано обрадовался.

— Спады и застои случались и ранее.

— А стоны про спад рождаемости я слышу уже триста с лишним лет!

— Я попал в ваш мир всего год назад, — не стал спорить Шеньшун, — и еще очень многого не понимаю. Но после общения с доктором Истландом мне показалось, что я не единственный нуар в вашем мире. Кто-то, очень похожий на меня, которого Кристофер называет «Отец Лжи», сознательно уничтожает ваш мир, устраняя из него опасные для древних богов вещи. В «Отце Лжи» нет магической силы или великой власти, он не бог и не мудрец. Но он хорошо чувствует, когда и что нужно говорить людям, чтобы они занимались самоуничтожением, веруя, будто творят добро и направляются в лучший мир. Если убедить людей отказаться от религии, которая привела их к успеху, от обычаев, которые привели их к успеху, от правил и законов, которые привели к успеху — то что случится с достижениями цивилизации? Они развеются, как дым! Каждый из маленьких шажков на этом пути кажется безопасным и даже правильным — но вот только в конце длинного пути находятся лапти, стрелы и копье. И когда этот путь завершится, наступит эра богов!

— Проклятье! — сжала кулаки толстуха, а «лягушонка» погрозила нуару пальцем: — Ты так, парень, не шути! Это мой мир, и так просто я его вам не отдам!

— Если ты не хотел оживлять бога, — прохрипел Варнак, наконец обретший голос, — то какого хрена вообще сюда приперся? Чего ты тут забыл?

— Доктор Истланд сказал, что нам нужно ехать, мы и поехали, — пожал плечами нуар.

— Ты всегда такой послушный?

— Кристофер защитил нас от нападений, когда мы вернулись из страны Тхоков. Вы ведь хотели нас убить, помните? Он спрятал нас, он вел с нами увлекательные беседы, с помощью его друзей мы заглядывали в прошлое. С ним было очень интересно, познавательно. Когда он предложил переехать в новое место, это нисколько нас не удивило. Раз возникла такая потребность — то почему бы и нет? О пробуждении богов никто не упоминал. Я смирился с тем, что сейчас поднимать их нельзя, и больше об этом не вспоминал. Моя миссия завершена, смертные. Мне больше некуда спешить и больше нечего делать. А с доктором было интересно.

— Поздравляю, привратник, — поклонился ему Варнак, — пока ты тут расслабляешься, твой приятель Кристофер собирается открыть твою гробницу без твоего ведома. Монахи из ордена Девяти Заповедей так любопытны… Пока все вокруг гвоздиком не расковыряют, не успокоятся.

Шеньшун, изменившись в лице, рывком встал, решительно огляделся.

— Ух, как ощутимо шарики с роликами в его голове закрутились! — округлила глаза «лягушонка».

— Вроде, даже хрустнуло внутри что-то, — навострила ухо толстуха.

— Ну что, челеби, подвезем мальчика до места?

— Мне кажется, вот уже семнадцать секунд, как он сидит по нашу сторону баррикад!


Глава девятнадцатая | Воля смертных | Эпилог