home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 10.

– Здесь вам не Россия, здесь климат иной, идут проблемы одна за одной и здесь, за идиотом идет иди-от…

Ник, в меру своих скромных сил, переделывал Высоцкого, лениво пощипывая гитару. Когда к нему вошла Орланда, он даже не удивился. В последнее время у колдуньи вошло в привычку обедать и ужинать вме-сте с ним. Он сперва протестовал, потом привык. В конце концов, если ей так хочется, она может по-обедать рядом с ним. А он, в качестве компенсации, постарается узнать что-нибудь о своей жене. При-мерно так все было и на этот раз. Примерно. Пока Ник не выпил вина. Все странно замутилось перед глазами. Потом расплылось и собралось опять. Но за эти минуты что-то изменилось в нем самом. Ор-ланда показалась ему самой прекрасной женщиной во всех мирах. И когда она подошла к нему, наклони-лась и коснулась его губ, он не стал протестовать. Даже более чем не стал. Понять, что произошло, он смог только поздним утром, когда действие наркотика рассеялось. Ник оглядел скомканную постель, спящую рядом Орланду и почувствовал отвращение к себе. Как он мог! Тина ради него миры переворачи-вает, от всего отказалась, рискует собственной жизнью, а он даже не смог этого оценить! Переспал с ее соперницей! Какая же он мразь! Подонок! Тварь он неблагодарная! Он? Минуту! Аналитический ум колдуна тут же включился в работу, оставив самобичевание. Ники припомнил все – и странную слабость, и затмение на несколько секунд, и бокал вина и свой пыл этой ночью, и даже вкус томат-пасты во рту, сопоставил все данные и выдохнул всего одно слово:

– Барутта!

И тут же, не говоря больше ни слова, бросился душить Орланду ан-Криталь. Увы. Не получилось. Вол-шебница уже проснулась и послала в Ника чудовищный заряд магии. Волшебника отнесло в противопо-ложный конец комнаты. Женщина встала с кровати и подошла к нему.

– Тварь! – прошипел Ник.

– Зачем так кипятиться, милый, – пропела Орланда. – Тебе ведь было приятно этой ночью!?

– Ненавижу!

– Да неужели? А вот твое тело не разделяет этого мнения! – улыбнулась Орланда, играя ручкой в районе чуть пониже живота Ника.

– Ну и что, – не сдался колдун. – Так же я прореагировал бы на любую деревенскую девку! А ты – тварь! И эта ночь ничего не значит! Теперь-то я буду начеку! Орланда рассмеялась.

– Теперь уже поздно, милый! Ты выпил настойку, и я могу управлять твоим желанием. Но и это не так важно. Просто я пошлю эту кассету твоей жене. Как ты думаешь, что она сделает? Никогда еще Ник не хотел так убить женщину!

– Ненавижу!

– Вот-вот. И Тина тоже тебя возненавидит! Кассету я пошлю ей в любом случае. Так что думай, стоит ли сопротивляться удовольствию. Еще на несколько дней ты мой. А потом – посмотрим.

Орланда еще раз исполнила партию издевательского смеха и выплыла из комнаты, прямая, как мачта корабля. Ник медленно сполз по стене. Он представил, ЧТО сделает его милая жена, когда доберется до него – и волшебника (заметим, очень неслабого волшебника) затрясло, как в лихорадке. Вэл не будет раз-говаривать. Она просто оторвет все, что болтается или стоит. Одна надежда – что она чуть-чуть остынет ко времени их встречи. Но надежда, честно говоря, дохлая. Если она и не будет отрывать, то придумает что-нибудь похлеще. Фантазия у нее, как и у всех биологов, очень живая. И особенно – в плане личной мести. Оскорбления Вэл прощать не умела. Ник всерьез задумался об иммиграции куда-нибудь по-дальше, в неразвитый мир, где его вычислить – как иголку в стоге сена. И пусть этот мир находится на другом краю света!!! *****

Я насвистывала какую-то песенку. Жизнь была прекрасна и удивительна. Вот уже второй день я отдыхала. То есть не отдыхала, а усердно проводила обряд превращения обычной чешуи в грозный магический аму-лет. По счастью, этот ритуал был долгим, однообразным, занудным, но не требовал много сил. И я насла-ждалась спокойствием. Даже час отдыха в мире эльфов стоил целого года в моем мире. Если ты, конечно, не страдаешь комплексом неполноценности. При взгляде на первого же эльфа все комплексы расцветали жгучим цветом. Красивые, умные, грациозные… У меня и сотой доли обаяния эльфиек не было. Ну и лад-но. Ники меня и такую любит. ***** Орланда ан-Криталь влетела в кабинет к отцу.

– Папа, ты не мог бы отправить кассету в мир эльфов?

– А самой что – слабо? – поморщился волшебник. Игр с баруттой он не одобрял и считал, что в постели все должно происходить только по согласию, без всяких травок и приворотов.

– Папа, но ты же уже один раз это делал, – заныла Орланда. – Тебе будет проще. И потом, неужели тебе не интересно, как она отреагирует на мое письмо?

– Еще и письмо? Какое?

– Вот это, – Орланда подала отцу надушенный конвертик.. Колдун вскрыл его, пробежал глазами и поморщился.

– Зря ты так.

– Знаю, что зря, папа, но я ничего не могу с собой поделать! Ник – мой и должен быть только моим!

– Ты уверена, что он к тебе даже просто подойти сможет после всего этого?

– Уверена, – кивнула Орланда.

А вот колдун в этом вовсе не был уверен. Сам бы он после такой пакости тоже мог бы подойти к «лю-бимой» женщине, но только с одной целью – шею ей свернуть. И даже не сомневался, что Ник разделит его мнение.

– Хорошо, я отправлю письмо и кассету, но ты это зря затеяла.

– Пусть так. Отправляй. И я подожду у тебя ответа, хорошо? Колдун устало кивнул головой. Пусть ждет. *****

– Тина, тебе опять письмо пришло, – порадовала меня Лирин.

Я только подняла руку, прося меня не беспокоить. Я сейчас как раз накладывала последнюю порцию за-клинаний. Наконец все было готово и я погладила чешуйку. Красота. Отполированная, она стала похожа на громадный изумруд, с нанесенными на поверхность странными знаками. Лирин распорядилась, чтобы чешуйку оправили в золото и подвесили на цепочку – и она стала настоящим произведением искусства.

– Извини, Лирин. Что случилось?

– Можешь не извиняться, я все понимаю. Тебе письмо пришло.

– Да-а? А от кого?

– От того же самого.

– Верховный колдун прорезался, – покривилась я. – Как мило! Не успели по нему соскучиться! И чего он до меня домотался?!

– Тебе подсказать, или сама дойдешь? – Лефроэль появился на пороге комнаты и ехидно оскалился во все три десятка зубов.

– Да уж как-нибудь, – съязвила я.

– Да, и тут еще кассета, – вспомнила Лирин.

– И это – кассета?

Кассета в исполнении волшебников напоминала больше всего штепсель розетки. Или специальное устрой-ство для Фумитокса. То, которое в розетку втыкают, только немного поменьше и поизящнее.

– И как ей пользоваться?

– Сперва письмо прочти, – предложила Лирин.

Я последовала совету подруги и развернула конверт. Передо мной тут же появилась в воздухе Орланда ан-Криталь. Изображение было таким качественным, что у меня пуки зачесались. Пришлось сжать их в кула-ки и перетерпеть. Дорогая Тина – начала она, ехидно скалясь.

Я очень рада сообщить вам, что вы можете возвращаться в свой мир и не тревожить нашу скромную ассамблею своим неотесанным присутствием. Вам больше не требуется выручать вашего мужа. Он вполне доволен и счастлив. И даже согласился сделать мне ребенка. Думаю, что скоро он присоединится к вам. Если вы мне не верите, прошу вас посмотреть кассету. Это убелит вас. Разумеется, я сказала ва-шему мужу, что вы его ждете в мире эльфов и рассказывала о всех ваших похождениях. Он тоже пере-дает вам привет и обещает скоро быть дома. Как только мой тест на беременность даст положитель-ный результат. Искренне ваша, Орланда ан-Криталь. P.S. Жду ответа, если вы пожелаете его послать.

Больше всего я сейчас желала послать не ответ, а саму Орланду. Туда, где тихо плещется вода, то бишь в унитаз и поглубже! Но кое-как справилась с собой. Пореветь я еще успею. И мама мне всегда говорила – главное в человеке – осанка. Умение гордо держать голову при любых обстоятельствах. Неважно, внешне там, внутренне, будь тебе хоть как тошно – все равно улыбка и осанка. Чтоб все враги от злости поудави-лись – мол как это так – я ей пакощу, пакощу, а она все улыбается!? Может это она мне пакостит? Надо сказать, что мамочка так иных «друзей» до нервного тика доводила. Мне до нее было еще далеко, но Ор-ланда заставит минея упражняться в данном искусстве.

– Давайте посмотрим кассету? – спокойно предложила я. Надеюсь, что спокойно. Во всяком случае, Лирин подняла брови. Интересно, а что она хотела увидеть – мой обморок? Или угрозы в адрес Орланды!? Зря. Если все это окажется правдой, я и без угроз эту тварюшку на клубки перемотаю и варежки свяжу.

Лефроэль подошел к окну и воткнул кассету в ранее не замеченную мной розетку. Окно тут же стало чем-то вроде телеэкрана, а на экране заизвивались две фигуры. Несколько минут я внимательно смотрела на них, потом кивнула. Это Ники. Точно. Что ж, надо вежливо ответить.


***** | Эльфы, волшебники и биолухи | *****