home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 2.

– Осторожнее! Ты топаешь, как полк солдат!

– И это мне говорит эльф, чуть не получивший по лбу вилами и граблями!

– Не пререкайся!

Я возмущенно засопела, но решила оставить выяснение отношений на более позднее время. Все-таки в первый раз лошадей ворую! Но сколько впечатлений! Мы решили грабануть конюшню трактира. Я на-стаивала на частной собственности, но эльф отсоветовал. Сказал, что там сторожа и собаки, да и нет в этом городе хороших лошадей, а вот в трактире разный народ останавливается. И охраны там меньше. Он ока-зался прав. Всего один сторож, перед которым я появилась прелестным видением – в майке и трусиках.

– Помогите, пожалуйста! Меня ограбили!

Разумеется, сторож предложил мне пройти в конюшню, чтобы подробнее узнать про ограбление, ну и за-одно про мои ножки. И я не отказалась. Дальше было дело техники. Эльф молнией влетел за мной и трес-нул сторожа кулаком по лбу. Связать его, как тюк с тряпьем, было совсем просто. А вот перемещаться по грязной конюшне в полной темноте, да не просто так, а выбрать лошадей и оседлать их. Эльфу хорошо, он в темноте видит как кот, но даже он едва не наступил на замаскированные сеном грабли, а я пока еще и вижу плохо, и в лошадях не разбираюсь, да и седлать их не умею. Поэтому все делал эльф, а я скромнень-ко стояла группой поддержки. Моральной.

– Подойди, подержи ремень. Я сделала два шага вперед.

– О Санта Магдалена Розалия донна Пьетра дель Севилья!!!

– Что еще?

– Я в навоз наступила!

– Лучше бы он тебе в рот попал! Если нас застукают – мы быстро вернемся обратно! И еще будем благо-дарны за это. Конокрадов здесь не любят.

Я кратко объяснила, куда эльф может засунуть себе всю эту конюшню, и взялась за ремень. Минут пятна-дцать прошли в ожесточенных сборах. И мы вышли из конюшни, ведя лошадей под уздцы. И только отой-дя метров на сто, вскочили в седло. То есть эльф-то просто взлетел в то самое седло, а я влезла с третьей попытки, после того, как Лефроэль слез и сильно подпихнул меня в зад.

– Ты что, на лошади никогда не ездила?!

– Да я и видела-то живую лошадь раза четыре в своей жизни!

– Сочувствую.

– Не фиг мне сочувствовать. Посмотрела бы я, как ты на запорожец отреагировал.

– За-по-ро-жец? Что это за ужас? Это какое-то чудовище, страдающее запором?

– Почти, – согласилась я, вспоминая грохот, с которым заводятся эти монстры автомобилестроения.

– Ладно, тогда выпрямись в седле, сожми колени, держись уверенно.

– А ты прикрой уши, мы подъезжаем к воротам.

– Чем!? Я чертыхнулась, потом достала из рюкзака вязаную шапочку.

– Попробуй этим.

Хм, вот это я зря. Шапочка-то была рассчитана на меня, а не на него. А у меня и голова поменьше, и воло-сы короче, и уши не торчат. Такое ощущение, что эльф напялил эту шляпку поверх рыцарского шлема.

– Знаешь, держись лучше в тени, а говорить буду я. Я с местной стражей уже базарила.

Караул уже сменился. Я пнула ногой задремавшего стражника и рявкнула так, что стена дрогнула.

– А ну встать!!!

Стражник подскочил вверх на два метра, выронил свою алебарду, наклонился, зашарил руками по земле и уронил шлем. Я с нескрываемым презрением наблюдала за ним. Секунд десять, не больше. Если больше затянуть паузу, у нас просто не будет шансов выбраться. И то десять секунд – это слишком много. Даже мои студенты начинают соображать уже через семь секунд.

– Смир-р-р-на!!! Под суд бы тебя отдать, мерзавца, да некогда! Приеду – урою, если на посту заснешь! А ну открыть ворота гонцу его высочества!!!

Стражник бросился выполнять приказ, едва не теряя по дороге доспехи. Какие там задержки и проверки документов? Быстрее бы от неожиданного начальства отделаться! Я даже особо не волновалась. Главное всегда погромче орать и делать наглую морду. Это же классический случай. Если кто-то на тебя орет, зна-чит, право имеет! Мы с эльфом выехали за ворота и пустили коней в галоп. Когда город скрылся с глаз долой, мы свернули с дороги, и, проехав метров двести, остановились в укромной ложбинке. Я кое-как слезла с лошади, потирая отбитый зад.

– Ну что, ужинать будем, жертва обстоятельств?

– А у тебя есть еда? – поинтересовался эльф.

– Ну, едой это не назовешь, но хоть что-то.

В моем рюкзаке, тщательно завернутые в полиэтилен, лежали три помидора, два огурца, несколько бутер-бродов с колбасой и с сыром, бутылочка с минералкой и три плитки шоколада. Так что я выложила все, кроме двух плиток и фляги с водкой. Провизия была разделена честно – мне одна четверть, эльфу – три четверти, учитывая его габариты, и мое отсутствие аппетита. Наевшись, мы разлеглись на траве.

– Вода эта у тебя какая-то горькая, – вынес вердикт Лефроэль.

– Зато полезная. Ладно, давай поговорим о наших планах на будущее.

– Давай. Чем ты собираешься заняться?

– Собираюсь стать колдуньей. Междумирианик у меня есть, теперь надо его быстренько прочитать и смо-таться за волшебной палочкой, за амулетами и за фруктом. И лучше бы уложиться в семнадцать, то есть уже шестнадцать дней.

– А потом?

– Пойду мылить шею верховному колдуну. Надо только мочалку поубедительнее подыскать.

Я даже зауважала эльфов. Лефроэль не стал интересоваться моим психическим здоровьем и щупать лоб на предмет высокой температуры. Просто поинтересовался безразличным тоном.

– А с чего это ты так на него озлилась? Я пожала плечами. Рассказать – не рассказать? А чего скрывать-то?

– Ты представляешь, сегодня после обеда звонят нам в дверь. Я открываю. А там, на пороге стоит такая выдра! Ну, то есть до выдры ей далеко, так, выдреныш,…

Так, слово за слово, я и рассказала эльфу всю историю. Он внимательно слушал, не перебивая, а потом уточнил:

– Ты все это всерьез? Может, бросишь?

– Уже поздно. Я уже здесь.

– Я могу отправить тебя домой, так что ты обо всем забудешь. Я передернулась так, что чуть с плаща не скатилась.

– И буду ждать мужа домой!? Бегать по больницам и моргам!? Волноваться и закатывать дешевые истери-ки!? Ну, уж нет! Тем более у меня появился шанс прожить свою жизнь интересно!

– Но, может быть, слишком коротко?

– Зато со вкусом.

– И с мучительной смертью.

– Зато с вечной памятью о себе.

– И отсутствием всякого посмертия!

– Я всегда была атеисткой, так что христианский рай мне не светит.

– Непробиваемая самоуверенность!

– Великолепная вещь, особенно в отсутствие денег, внешности и связей! Перепалка доставляла нам обоим искреннее удовольствие.

– Тьфу! И этой женщине я обязан жизнью!

– Ты мне ничем не обязан!

– Если бы все было так просто!

– А что, собственно, тебя мучает? Эльф закатил глаза и застонал.

– Неужели колбаса несвежая? – полюбопытствовала я.

– Совесть.

– Несвежая совесть? Но я твердо уверена, что я ее оставила дома, в шкафу! Эльф не выдержал и засмеялся.

– Я не имел в виду бутерброды. Но поставь себя на мое место! Что ты будешь сейчас чувствовать?

– Без понятия. Откуда я могу знать о психологии эльфов, если я даже об их существовании узнала только пару часов назад?

Я не преувеличивала. Конечно, фантастику я любила, но нельзя же строить планы, основываясь на романе Толкниена? Это, бесспорно, великий роман, но, сколько в нем правды? Толкниен же по иным мирам не шлялся. Или все-таки шлялся? Теперь это уже не проверить.

– Ладно, слушай. Дело в том, что меня послезавтра, то есть уже завтра, собирались казнить. Сжечь на рас-свете, как нечисть. Если бы не ты, я постарался бы прорваться, когда начнется казнь, и наверняка был бы убит. И вот приходишь ты. Девчонка, гораздо слабее меня. Человек. По нашим меркам, просто ребенок. И умудряешься меня спасти! Как я себя буду чувствовать после такого?

– Живым. Лефроэль застонал, как Отелло в момент ревности.

– Я чувствую себя обязанным! И не знаю, как тебе отплатить!

– Серьезный вопрос.

Я почесала нос. Что бы такого придумать, чтобы Лефроэль особенно не напрягался? О!

– Ты знаешь мою историю. Мне нужен хоть кто-то, кто поможет в поисках всей этой чуши. Чтобы я вер-нулась, отсиделась денек – и уже потом отправлялась на новые подвиги. Можешь ты мне предоставить такое место?

– Могу! Эльф раздумывал недолго.

– Я могу пригласить тебя в мой мир. Я не очень знатен, но имею определенный вес. К моей гостье отне-сутся с уважением.

– Ты уверен?

– В крайнем случае, набьем самым наглым типам морды. Договорились?

– Договорились. Мы хлопнулись ладонями.

– Тогда все великолепно. Едем к тебе домой, там я отсыпаюсь и читаю книгу, а потом отправляюсь за при-ключениями.

– Ехать не надо.

– А как тогда?

– Нам нужно добраться только до ВОРОТ, а там, в дело вступит магия.

– А долго до них?

– Часов шесть пути.

– А сейчас мы не можем поехать?

– Я не найду их в темноте.

– Понятно. Значит, выезжаем с рассветом. Лефроэль, можно тебя спросить?

– Что?

– А как ты попал в тюрьму?

– Чисто случайно. Я приехал в этот мир, чтобы забрать свою дочь.

– У тебя есть дочь?

– Я не монах. И у меня была связь со смертной женщиной. Она родила мне дочку. Сама понимаешь, полу-кровкам сейчас будет тяжело в этом мире. Поэтому я решил переправить ее в другой мир.

– Получилось?

– Да, разумеется. Я отправил ее вместе со своими друзьями.

– А сам остался?

– Я прикрывал отход. И не успел ни удрать, ни покончить с собой. А потом решил, что умереть всегда ус-пею.

– Пока жив – надейся.

– Очень мудрые слова. И, как видишь, мои надежды оправдались. И все же что-то было не так.

– А что, магией ты никакой не владеешь? Мог бы ведь сбежать, приказать тюрьме рассыпаться, или про-сто перебить очистителей…

– Моя магия – это магия живого. И то, мне необходимо иметь это живое перед глазами, или хотя бы в ра-диусе десяти метров. А иначе никак. А много живой зелени ты видела в тюрьме или в ее окрестностях? Я попыталась вспомнить. Действительно, ни травинки, ни былинки.

– А другие эльфы не могли найти тебя? И помочь?

– Могли. Но сейчас у нас очень много проблем с беженцами. А королева одна. Ей не до каждого эльфа…

И в голосе Лефроэля мне послышалась едва уловимая горечь. Конечно, я не устояла.

– А что у вас за королева?

– Потом расскажу. Давай попробуем уснуть?

Упс! Кажется, больная тема. Ладно, проехали. Друзья тем и хороши, что в душу не лезут. Я умолкла и смотрела, как эльф поводил руками над травой, заставив ее вырасти и распушиться, а потом расстелил на ней плащ и растянулся на нем во весь рост.

– Иди сюда.

Я послушно уткнулась в плечо эльфа. И попрошу оставить все грязные мысли при себе. Во-первых, я вер-ная жена, а во-вторых, глупо отказываться от тепла, тем более весенней ночью. Лучше поступиться скром-ностью, чем своим здоровьем. Мы проснулись с первым лучом солнца. Только теперь я смогла рассмот-реть эльфа как следует. Пожалуй, в отношении красоты Толкниен не лгал. Лефроэль и, правда, был чер-товски красив. Светло-золотые волосы, ярко-голубые кошачьи глаза, точеные черты чумазого лица. Даже растрепанный и грязный, он вызывал желание поставить его под стекло и любоваться. Как выгляжу я сама, я старалась даже не думать. Так для здоровья полезнее. Мы дожевали шоколад, сделали по глотку «аква вита» от простуды, я оседлала коней под чутким руководством и с постоянной помощью эльфа, и мы от-правились в путь. Причем не по дороге, а куда глядели эльфийские глаза. От дороги нам лучше было дер-жаться подальше. Нас должны были разыскивать по всему городу. Наверняка сперва обыщут город, потом расспросят стражу, узнают, что никаких гонцов местный принц не отправлял, и бросятся в погоню. И лучше нам не сталкиваться. На рассвете я предпочитаю спать, а не заниматься членовредительством. К месту, где располагались ВОРОТА, мы подъехали только к полудню. ВОРОТА. Ну что про них можно ска-зать? Больше всего они были похожи на Стоунхендж. Только у нас он был какой-то кариесный. А здесь было гораздо больше глыб, и расположение их казалось очень продуманным и математически завершен-ным. Или в Стоунхендже тоже расположены ВОРОТА? А мы просто не знаем,

как ими пользоваться? Да запросто! Эльф соскочил с коня, и помог слезть мне.

– Сейчас я открою ворота и смотаемся.

Он начал делать какие-то пассы, и одновременно что-то бормотать сквозь зубы. Я осматривала горизонт на предмет посетителей.

– Долго тебе работать?

– Не меньше получаса. Я же не маг…

– Твоя магия – магия живого, – продолжила я. – А вон те типы, которые скачут сюда полным ходом, не пользуются вообще никакой магией. Но нашпигуют нас стрелами, как курицу чесноком.

– Отвлеки их, – попросил эльф, не переставая жестикулировать. – Если я прерву заклинание, мы сможем пройти в ВОРОТА только через три дня. Оно тебе надо?

Я вздохнула. Хороший вопрос. А оно мне вообще надо? Лезть в чародеи, отбивать своего мужа у какой-то колдовской вешалки, намыливать шею главному колдуну? А теперь еще и это. Нет, Тина, так не годится! Ну что это за настроение!? Я понимаю, что ты не выспалась, но сейчас ты проснешься, и будешь активно развлекаться. Ты уже сделала свой выбор, и теперь все рассуждения, типа нужно – не нужно просто глупы. Не фиг теперь думать, прыгать надо! И вообще, оставшись без головы, к визажисту не ходят! Я ждала. Прошло двадцать минут. Всадники приблизились так, что стали видны гербы на их щитах. Но таранить нас конями они не спешили и перешли на шаг. Я сняла майку, бывшую когда-то белой, и помахала ей над головой. Воины медленно останавливали коней вокруг меня. Я неторопливо натянула майку, потом куртку и рюкзак. Всадники наблюдали за моим одеванием, отвесив челюсти. Насколько я знаю, в средние века стриптизерш не было, а зря. Стражники смотрели на меня так, словно в первый раз видели голую по пояс женщину. Я подтянула джинсы, сжала покрепче баллон с лаком для волос в кармане куртки и поинтересо-валась:

– Ну и какого лешего вам здесь надо?

– Чего? – не понял народ.

– Кого ловите, спрашиваю!? Не даете семейной паре отдохнуть на природе! Вперед выехал всадник на белой лошади.

– Мы ловим преступников.

Вот так удивил! А я уж подумала, что вас шишки кое-чем околачивать отрядили.

– Ну и ловите где-нибудь подальше! Не мешайте семейной жизни!

– Вы знаете, что произошло сегодня ночью?

– Где произошло? – невинно поинтересовалась я. Эльф чего-то там выделывал среди кирпичей. В общем надо тянуть время. Я и тянула… стражников за… хвост!

– В городе!

– В каком городе?

– В Леогорлане!

– Первый раз слышу, – честно призналась я. Мне ведь так и не сказали, как называется то сборище сараев, куда меня загнала ящерица.

– Не притворяйся! – рявкнул всадник. – Мне все известно!

– Все-все? – заинтересовалась я. – А сколько позвонков у попугая?

– Чего?

Выпученные глаза товарища показывали, что о попугаях он никогда не слышал.

– Ну, вот и не хвались, что самый умный. Так чего вы сюда приперлись?

– Ты не заговоришь нам зубы, мерзкая ведьма! – завопил кто-то из его товарищей. Я оскорбилась до глубины души.

– Сам козел! И вообще, следи за базаром! Думаешь, раз горшок на голову одел, то тебя никто и не узнает!? А мне ведь многое про тебя порассказали! Ты вор, взяточник и казнокрад! И именно ты утаил те колдов-ские книги!

Быть разоблаченной я не опасалась. Самое сложное дело – доказать, что ты не верблюд. А это я им живо обеспечу. Надо только заморочить им голову и подбросить обвиняемого. А лучше – парочку. И готово. До пенсии будут друг другу свою невиновность доказывать. Все взгляды обратились на незадачливого типа в железном горшке.

– Клоор, то, что она говорит, это правда? Это ты прикарманил колдовские книги?

– Да вы что… – начал заикаться несчастный.

– Да он это, точно он, – подлила я масла в огонь.

Всадники начали спешиваться, подозрительно поглядывая на бедного Клоора. Ну, ничего, переживет.

– А все-таки, что ты здесь делаешь и кто ты? – поинтересовался командир.

Может признаться честно? Так и так, я из другого мира, а здесь ищу способ набить морду главному кол-дуну. Нет, лучше еще поиздеваться.

– А ты кто такой, что задаешь мне подобные вопросы!? Смерд! Холоп! Коровья лепешка!!! Мужик окосел от моей наглости. Средневековье-с.

– Как ты посмел меня преследовать!? – грудью напирала я. – Кто тебе позволил, сожри тебя очиститель!? Что вообще за наглость!?

– Тина! – Голос эльфа прорезал наш спор. Остроухий стоял почти в центре «Стоунхенджа», а вокруг него колебалось голубоватое марево. – Ко мне! Скорее!!!

– Стоять! – взвыл командир и цапнул меня за руку.

Я брызнула ему в нос из баллончика с лаком, а потом повела им вокруг себя. Надо сказать, вонял этот лак, как целый лакокрасочный комбинат. Воины закашлялись и принялись тереть глаза. Я, не размениваясь на всякие мелочи типа «прощайте, приятно было познакомиться», пнула между ног того, кто стоял ближе, на долгую память, и помчалась к эльфу. Марево уже закрывало его почти до шеи, когда я влетела в туман, ловя его руку. Голубая пелена закрывала глаза. Кажется, я еще видела, как к камням бросились стражники, стараясь ухватить меня хоть за что-нибудь, но уже было поздно. Меня уже не было в этом мире. Нас не было. Миг ослепительной черноты. Свет. ГЛАВА 3.

Мы стояли в таком же каменном круге, намертво сцепившись руками. Сейчас меня от эльфа не отодрали бы и все силы ада. Немного успокоившись, я начала разглядывать окрестности. Камни такие же, как и там. Только здесь они выглядят как-то по-другому. Поновее что ли? Да, именно так. Будто по ним каждую не-делю проходит уборщица с тряпкой. И поляна вокруг другая. Даже не так. Небольшая поляна, а вокруг нее лес. Здоровенные такие сосны и дубы, высотой с семи-девятиэтажный дом. И эльфы.

Они появлялись неизвестно откуда. Казалось, они просто выходят из стволов деревьев. Такие красивые. С волосами самых невероятных цветов – белый, черный, красный, синий, золотой, они были совсем не похо-жи друг на друга, и все же казались братьями и сестрами. Что-то в них было неуловимо одинаковое. То ли черты лица, то ли просто его выражение – холодное и высокомерное. Им не было дела ни до кого кроме себя. И до Лефроэля тоже не было дела. Погибнет он или выживет – это его сугубо личные проблемы. Он выжил – это им было до фонаря. Но он приволок с собой меня! И это явно было нарушением. Эльфам это не нравилось. Мне они не нравились еще больше. И я даже прикинула, кого первого бить в морду, ежели что. Молчание сгущалось и нависало над нами, как большая корзина с навозом. И прорвалась. Таким же неаппетитным, как содержимое упомянутой корзины, мелодичным, но до крайности высокомерным голо-сом.

– Лефроэль, что это значит!? Зачем ты приволок сюда эту соплячку? – наконец открыл рот один эльф.

На вид ему было не больше двадцати лет, а его одежда играла драгоценными камнями, которых хватило бы на годовой бюджет России и Америки, вместе взятых. Я оскорбилась до глубины души. Соплячку!? Ну, погоди у меня, наглец! Хамов я привыкла учить, не отходя от кассы!

– Добрый день, дедушка, – пропела я, с усилием отлепляясь от Лефроэля. – Я знаю, вы просто счастливы меня видеть!

– Помолчи, однодневка, – бросил эльф, даже не глядя в мою сторону, и вновь повернулся к Лефроэлю. Но от меня не так-то просто отвязаться, если я этого не хочу.

– Я действительно живу гораздо меньше любого эльфа, но за мою короткую жизнь я успела получить то, что так и осталось недоступным вам. А именно – хорошие манеры.

– Ты еще будешь меня вежливости учить, однодневка!? – взорвался эльф. Я смотрела невинными глазами.

– Но кто-то же должен, если ваши родители не озаботились? Хотите дам вам почитать книгу о правилах поведения в обществе?

– Ты сейчас уже никому и ничего не дашь! Эльф покраснел и надулся.

– Тина! – вскрикнул Лефроэль.

Но я и сама понимала, что эльф явно колдует. И от меня может не остаться даже зубных коронок. А так хотелось жить! Руки и особенно ноги действовали быстрее головы. И я, не сомневаясь, пнула колдующего эльфа в пах. Как говорится – против лома нет приема. Колдовать? Пусть сначала свое будущее потомство со штанов отскребет! Магия, которую я чувствовала всей кожей, куда-то исчезла. И я добавила согласно подружкиным рекомендациям. Цапнула остроухого наглеца за волосы и треснула мордой об колено. Во второй раз это прошло еще легче. Вышло неплохо. И очень эффективно. Во все стороны брызнула ярко-алая кровь. Я вовремя отдернула ногу, чтобы не запачкать джинсы, ухватила эльфа за длинную челку, с маху развернула и добавила ногой под зад для скорости. Эльф врезался лбом в сосну и затих. Он даже не сопротивлялся. Если бы он начал драться всерьез, я бы так легко не отделалась. Но не привык этот эльфе-нок, чтобы ему вот так, внаглую, без вызова, били морду. И никто не привык. Я обвела глазами зрителей. Потребовать, что ли оплатить представление? Куда там! Эльфы стояли, как сушеных тараканов объев-шись. Я озиралась, готовая добавить любому по первой просьбе по любому месту и в любом количестве. Если меня сейчас раздерут на кусочки, пусть по мне хотя бы грозная память останется. Хотя верилось в свою смерть с трудом. А ведь если эльфы накинутся все разом, меня от травы никто и ничем не отскребет. А они кинутся? Я вообще-то ожидала драки. Но в толпе раздались медленные аплодисменты.

– Браво, дорогая! Я картинно раскланялась на голос. Из толпы медленно вышла высокая, обалденно красивая женщина.

– Я вижу, этот паршивец наконец-то получил достойный урок? Конечно, поздновато, надо бы еще в ран-нем детстве начинать, но может все-таки подействует? Как вы думаете?

– Не знаю, – пожала я плечами. – Но если он не усвоит хороших манер, намекните мне. Я приеду и проведу с ним еще пару-тройку уроков. Разумеется, бесплатно. Зеленые глаза женщины одобрительно блеснули.

– Как приятно общаться с воспитанным человеком. Не расскажете, как вы здесь очутились?

– С удовольствием. Эта история началась вчера днем…

– Нет, подождите! – остановила меня женщина. – Теперь уже я оказалась недостаточно вежлива. Дорогая Тина, прошу вас пожаловать ко мне. У меня сегодня великолепный чай с пирожными. Там и побеседуем.

– Буду весьма признательна, – ответила я. – Теперь я вижу, что рассказчики не преувеличивали и гостепри-имство эльфов действительно одно из лучших во всех мирах. Женщина улыбнулась, довольная комплиментом.

– Прошу вас.

– Благодарю, – я послушно отправилась по указанной мне тропинке.

– Лефроэль, – распорядилась женщина. – Ты пока свободен, через два часа я жду тебя. И в несколько шагов оказалась рядом со мной.

– Вот и мой дом.

Дом? Скорее уж дворец из белого камня, такого легкого и воздушного, что было непонятно, как он еще на земле стоит. Четкие линии, изящество, красота в каждом движении резца, в каждом каменном завитке.

– Это прекрасно! – выдохнула я. – Высшие Силы, как прекрасно!

Белая дверь без скрипа распахнулась перед нами. Эльфийка довольно улыбалась.

– Я рада, что вам так нравится мой дом, Тина.

– Простите, госпожа, но я не могу не восхищаться этим прекрасным творением. – решила я побыть вежли-вой. Когда-то же надо!

– Я вас понимаю. Кстати, меня зовут не госпожа, а Лирин.

– Рада знакомству, Лирин.

– Может, тогда перейдем на «ты»? Если пересчитать мои годы на человеческие, окажется, что мы почти ровесницы.

Лирин выглядела не так высокомерно, как ее народ, и я невольно улыбнулась.

– С удовольствием.

– Тогда садись, Тина, сейчас нам принесут завтрак.

– Благодарю.

Мы с эльфийкой с удовольствием уничтожали пирожные, запивая их каким-то странным напитком. Я не-много завидовала Лирин. И это вполне объяснимо. У нее есть все. Красота, молодость, очень долгая жизнь. С другой стороны, у меня все это тоже есть. Я тоже молода и красива, хотя моя красота ближе к земле. Да, если кто-то творил людей из грязи, то для эльфов использовали или воду или воздух, даже ско-рее воздух. Лирин казалась настолько хрупкой, что только дотронься – и она взлетит в небо. Золотые воло-сы рассыпались по спине сплошным водопадом кудрей. Лицо казалось вырезанным из самого лучшего мрамора. Или фарфора. Только живого. Светло-зеленые глаза смотрели невинно и искренне. Нежно-голубое, почти белое платье с переливами розового оттенка облегало точеную фигурку и подчеркивало ее изящество и легкость. Я не такая. У меня неопределенно-темные, слегка вьющиеся волосы с проблесками рыжины и серо-зеленые глаза, скорее средние, чем большие. Я скорее спортивная, чем изящная, а мое ли-цо, в сравнении с эльфийскими ликами слишком яркое и резкое, даже наверное грубоватое. Но я же не со-бираюсь жить среди эльфов. А для человека я оч-чень даже ничего. И потом, если мне немного повезет, я тоже получу очень долгую жизнь. Так что все хоккей. Завидовать мне особо нечему. И мы можем подру-житься.

– Это верно, – внезапно согласилась эльфийка. – Мы разные настолько, что не стоит нас сравнивать и оце-нивать по одной шкале. Но мы все же можем быть подругами.

– Согласна. Ты читаешь мои мысли?

– Только те, что лежат на поверхности. В глубину души я стараюсь не заглядывать. И потом, у тебя очень выразительное лицо. На нем можно прочесть все, о чем ты думаешь.

Я пожала плечами. Меня это почему-то не раздражало. Читает она мои мысли – ну и пускай читает. Лишь бы в обморок не падала, а то я такое могу подумать…

– Но я все же хочу услышать о твоих приключениях, – попросила Лирин, откидываясь на спинку стула.

– Какие уж там приключения, – застеснялась я. – Так, по мелочи. Открываю я вчера дверь, а там, на пороге чудное виденье, блин….

Лирин слушала внимательно, не перебивая и только иногда уточняя имена или фразы. Когда я закончила рассказ, она налила в чашку какого-то напитка из отдельно стоящего кувшинчика и протянула мне.

– Выпей. Сейчас это тебе понадобится.

Я повиновалась. Вино было густым и терпким, пахло медом и осенней листвой, а на языке после него ос-тавался привкус малины.

– А теперь слушай. Как назвалась эта выдра?

– Орланда ан-Криталь. Ты ее знаешь?

– Да ее все знают! Девочка, ты чертовски наивна! Эта Ольга, как она представилась – и есть дочь верхов-ного колдуна! Все миры знают, что она от твоего мужа без ума, потому и карты подтасовала.

– Это как?

– А так. Когда выбирают пару для колдуна или колдуньи, используют нечто вроде карточек, на которые записываются все их характеристики. Сила, способности, реализованные и нереализованные, предпочте-ния и все такое прочее. И вот на ее карту выпала карта твоего мужа. Но этого мало. Она-то в него уж лет пятьсот как влюблена, а он от нее, как очиститель от демона шарахается.

– Ну, ни фига себе – постоянство, – не удержалась я.

– Это еще что! – фыркнула Лирин. – Ничего бедняжке не помогает! Даже виагра! И тут погибает один из самых сильных магов. Да как-то странно погибает! От магического удара, нанесенного неустановленным лицом. Но лицу этому колдун точно доверял, потому что нашли его голым и в постели. Хотя и до акта. И вот, колдун погибает, а число вэари действительно должно оставаться неизменным.

– Число кого?

– Да колдунов же! Самый минимум, который они могут себе позволить. Ровно пять тысяч пятьсот пятьде-сят шесть. Конечно, сейчас их больше, но именно это число необходимо для развития их общества дальше. Я подумала о генетическом вырождении, но спросила вместо этого о другом.

– Прости, но почему?

– Это такой закон природы. Долгая жизнь, – но ослабленная наследственность. Людям, чтобы зачать ре-бенка требуется от года до двадцати лет, нам, эльфам – до пяти тысяч лет, колдунам – до тысячи лет. Неве-село, да? Это ведь и к тебе теперь относится. Но вернемся к нашим баранам, то есть волшебникам. Что ты думаешь об Орланде ан-Криталь?

– Она спокойно пойдет к цели и по трупам. Только ума у нее недобор. Зато амбиций и самодовольства вы-ше крыши. Но она и достаточно труслива. В общем, крыса помоечная. – охарактеризовала я.

– Отличный анализ! Одобряю и поддерживаю! Идем дальше! Как лучше избавиться от тебя? Или разру-шить ваш брак? Да просто прийти к вам домой и сказать тебе всю правду! Ты поверишь, и ваш брак с Ни-ком распадется сам. Олечка получит все, что пожелала. Все довольны и счастливы. Чувства однодневки вроде тебя – прости, но я говорю, как Орланда, – в расчет не принимаются.

Угу, счаз-з-з-з! Так я и поверила, так я и выгнала, так я и позволила какой-то выдре лезть ко мне в семью!

Пусть закатает губы на уши и не высовывается! А то я ей все выступающие части тела оборву! Получит она! Это точно! Но – на орехи! Хотя вслух я сказала короче.

– Но она не учла меня!

– Это так. Но прости, твое поведение весьма нетипично! Нормальная женщина перебила бы всю посуду в доме об голову мужа и подала на развод.

– Но я не такая! Ник не изменял мне! А то, что он колдун, или как там… Ну и пусть! В хозяйстве все при-годится!

– Отличный подход к делу! – захлопала в ладоши Лирин. – Браво! Бис! Я не могла не улыбнуться.

– А что теперь – на всякие пустяки внимание обращать!? Перешагнула – и дальше пошла! Эльфийка только головой покачала от моего нахальства.

– Хорошо. Тогда ты должна умереть. Все просто. Тебе сообщают о способе получить СИЛУ и даже под-сказывают путь. Ты мчишься, сломя голову, и ломаешь ее и в буквальном смысле тоже. Олечка утешает твоего мужа. Все опять счастливы.

– Кроме меня, – проскрежетала я.

– Это еще не все, – успокоила меня Лирин. – Ты слушай дальше. Да все правильно, у каждого, кто желает обрести СИЛУ должен быть наставник. Проводник. И тебе подсовывают заведомо провального проводни-ка. Эта ящерица служит Олечке. Служит давно, верно и преданно. И завела бы она тебя, куда ветер семя не носил! Так что ты поступила совершенно правильно, выгнав ее. Хотя и не знала об этом.

– Ах, она стерва! – прошипела я. – Я ее на краковскую колбасу пущу! Кстати, а в остальном мне эта ящери-ца не наврала?

– В таких делах не врут.

– Ну и на том спасибо.

– Было бы за что!

– Действительно, не за что, – протянула я. – Лирин, тебе не кажется, что тут есть кое-какие несуразности? Эльфийка прищурилась и посмотрела на меня.

– Ну-ка, ну-ка?

– А почему Орланда вообще пришла ко мне? Я же однодневка? Со мной можно и не считаться?

– Хороший вопрос. А еще? Есть?

– Конечно! На кой черт она мне рассказала про вэари? Не знала бы я – ну и не узнала! А так она сама себя подставила.

– Получается так. Хотя подставляла она в первую очередь тебя. И если бы не твое невероятное, чего уж там, везение…

– Везение?

– Ты невероятно везучий человек, Тина! Ты знаешь, что в том мире, откуда вы с Лефроэлем так легко уд-рали, было еще восемнадцать экземпляров Междумирианника?

– Восемнадцать!?

– Да! И как минимум три из них можно было достать, не подвергая свою жизнь никакой опасности! Но тебе повезло! Верховный очиститель не казнил тебя сразу. Он решил сперва поиграть с тобой.

– Он же инвалид! – вырвалось у меня.

– Но ты красива, а он все же мужчина. И потом, выбирая между раскаленными клещами и его постелью, что выбрала бы ты?

Я поморщилась. Это героиням романов позволительно по три раза на дню бросаться под поезд. Все равно их автор вытащит. А я себе такой роскоши не позволю. Я лучше всех своих врагов под паровоз загоню! Конечно, я бы постаралась отвертеться от железа. Любым путем. Вообще любым. Я не девушка, а что мой муж не знает, то ему и не повредит. Противно, зато жива останусь.

– То-то и оно! – Лирин была полностью в курсе моих душевных терзаний. Маску что ли носить? – А теперь представь, как тебе повезло. Ты же не думаешь, что дом верховного очистителя так плохо охраняется?

Я пожала плечами. В тот момент я вообще ни о чем не думала. Ноги бы унести!

– Дело в том, что все войска верховного очистителя на тот момент уехали на дело. Возле столицы долгое время орудовала банда Кранаеста, кстати, неплохого природного колдуна. И у очистителей появился шанс захватить их всех. Естественно, все силы были брошены на поимку разбойников. И вы смогли сбежать.

– Минутку, – дошло до меня. – А ты откуда это знаешь?

– Оттуда и знаю, – огрызнулась Лирин. – К твоему сведению, я королева эльфов. Мы недавно эвакуировали последних своих подданных из того мира, подальше от очистителей, но системы наблюдения все равно оставили. На всякий случай. Вот они и пригодились. Я задействовала их, когда туда отправился Лефроэль. Да-да, ты правильно поняла! Я наблюдала за вами! Помочь я бы ничем не смогла, но вы и сами выпута-лись. Я только хлопала глазами.

– Королева эльфов?

– Что есть, то есть. По праву рождения. А этот придурок, который спорил с тобой, мой дальний кузен. Со-рок девятая вода на соплях. Все мечтает на мне жениться, чтобы напялить корону.

– Надеюсь, ты его пошлешь куда подальше? – наконец очнулась я. – Он же дурак! Такому ни корону, ни корову не доверишь!

– Что есть, то есть. Вообще-то мне Лефроэль очень нравится, – тихо призналась королева.

– Я тебя понимаю, – кивнула я. – Должна сказать, у тебя отличный вкус.

– Благодарю. Только Лефроэль… Ты ведь не знаешь, зачем он направился в тот мир?

– Знаю. Хотя бы часть.

– Дело в том, что у него там дочь от человеческой женщины. Ей уже шесть лет. Я подмигнула Лирин.

– Ну и что ты расстраиваешься? Предложи ему привезти свою дочь сюда. На это мужчин тоже ловят. В смысле, на милосердие к их чадам.

– Он не знает, что я знаю о его дочери.

– Так скажи ему?

– Не могу.

– Да почему!? – возопила я.

– У нас это не принято. Я помотала головой.

– Принято, не принято – наплевать! Ты – королева, так?

– Пока так.

– Вот и установи свои собственные правила! Признайся ему, кстати, а есть в чем признаваться? Под моим пристальным взглядом эльфийка опустила голову и поморщилась.

– И почему я с тобой откровенничаю?

– Потому что я тебе не подданная, на Лефроэля видов у меня нет, да и разносить сплетни я не стану. Ну, так?

– Ну, есть.

– Любишь? – допрашивала я, не хуже верховного очистителя.

И чего это они все верховные? Вэари, очиститель… Интересно, а низинные, низовные, или как там их – есть?

– Люблю, – вздохнула Лирин.

– Ну так и признайся ему. Или – еще проще. Возьми да переспи. Лирин непроизвольно поморщилась, и я подмигнула ей.

– Подруга, ты ведь не будешь утверждать, что он станет первым мужчиной в твоей жизни?

– Не буду, – раздраженно отозвалась Лирин. – Ну, соблазню я его. А дальше что?

– Вот и посмотришь по результатам. Может, еще и смысла нет признаваться в любви. Может, такое сокро-вище тебе и даром не нать, и с деньгами не нать… Лирин только головой покачала.

– Даже если у нас все сложится, меня мой кузен сожрет. Он ведь только и ждет, пока я промахнусь.

– Это тот, что на полянке?

– Ага. И ты теперь тоже его враг, так что будь осторожнее. Я довольно улыбнулась.

– Да, я его не пряниками кормила.

– Ты ему, похоже, нос сломала. Но ты будущая вэари. Это другое! Официально он тебе ничего не может сделать. С того момента, как я пригласила тебя в гости. Мы должны держать нейтралитет с волшебниками, все согласно договору. Даже с теми, кто еще не прошел полного посвящения. Кузен же не разобрался, кто ты такая и спровоцировал тебя. И получил по заслугам. Сам виноват. Жаль, что ты ему голову не оторвала.

– А избавиться от него никак нельзя? – поинтересовалась я.

– Если бы! За убийство одного эльфа другим положена смертная казнь.

– А не убивая? Выслать или еще как?

– А толку-то? Так он хоть у меня под присмотром. А что он без моего пригляда наделает – и подумать страшно! Мои глаза блеснули.

– Скажи, Лирин, а что у вас бывает за покушение на убийство?

– Смерть. Как и за само убийство.

– А ты не побоишься казнить? Родственничка-то?

– Да он меня уже достал до кишечника и обратно! – взвилась королева. – Мне бы шанс, а уж на плаху я его загоню в момент. Но как?! Осторожный, паразит!

– А за покушение на королевского гостя?

– Тоже смерть. Или изгнание. Если все это доказано. Но как это можно провернуть?

– Все возможно в этом мире, – промурлыкала я. – Скажи, Лефроэль согласится нам помочь?

– Он предан мне. Он согласится. Я заговорщически подмигнула эльфийке.

– Должна тебе сказать, Лирин, я никогда не признавала святости родственных уз. Есть у меня один план… Если ты и Лефроэль поможете мне, от кузена твоего мы избавимся, что называется «на ять».

– Это как? – зеленые глаза зажглись интересом. Я наклонилась к эльфийке.

– Сейчас мы с тобой….

Обсуждение плана заняло минут пятнадцать. Потом эльфийка откинулась на спинку кресла. Глаза ее бле-стели, как у сытой кошки.

– Тина, если все получится, я буду тебе по гроб жизни обязана!

– Получится. Вот только как с доказательствами?

– С доказательствами? Но всегда можно допросить память предмета. Это может сделать любой эльф. Вина будет неоспорима. Но не опасно ли это для тебя?

– Опасности я не боюсь. Я предлагаю тебе сыграть в дурака. Ты, я, Лефроэль и кое-кто четвертый. Наш дурак. Есть только одно «но». Если он будет орать, что ему подстроили ловушку…

– Мы обычно применяем старый принцип, Тина. Намерение есть действие. Так что ори не ори… Я успела ударить первой. И точка!

– Хорошо. Тогда сегодня же вечером, пока все не успело рассосаться… Ты согласна?

– Конечно, согласна. Играем. Что там!? – обернулась она к слуге.

– Пришел Лефроэль.

– Впусти его.

– Ваше величество, – поклонился эльф.

– Закрой дверь и присядь, – приказала Лирин.

Эльф повиновался и уставился на нее явно влюбленным взором. И что они – договориться не могут? Ну и идиоты. Хотя у них еще тысячи лет впереди. Можно и жвачку пожевать. А с другой стороны, только про-блемы вечны. А вот с жизнью и чувствами совсем наоборот. Они очень даже конечны. Поэтому надо поль-зоваться, пока они есть. Не проблемы, конечно, а жизнь и чувства.

– Скажите, Ваше Величество, а как получилось, что королева эльфов – женщина, – поинтересовалась я. – Вы говорили о праве рождения. Но я знаю, эльфы живут очень долго. Что же стало с вашим отцом?

– Он погиб, – вздохнула Лирин. – Его убили люди. Те самые, которым он часто помогал. Они выдали его очистителям.

– Подонки.

– А очистители попросту перерезали ему горло. Моя мать погибла, пытаясь спасти отца. Мы практически бессмертны, Тина, но мы тоже уязвимы. И ты могла в этом убедиться.

– Да, вполне. Сегодня утром.

– Эввироль не простит тебе этого, – вмешался Лефроэль. Я насмешливо взглянула на него из-под ресниц.

– Если ты поможешь, я не буду нуждаться в его прощении.

– Как помочь?

– Скажи, Лефроэль, ты предан своей королеве?

– Ваше величество, прикажите – и я отдам за вас жизнь, – пылко произнес эльф.

– Ей не нужна твоя жизнь, – поморщилась я. – Давай поменьше патетики. Мы должны сделать вот что…

С Лефроэлем мы справились за десять минут. Его не пришлось долго уговаривать. Эльф согласился почти сразу. Хотя и немного посомневался.

– Честно ли это?

– А иначе мы с ним никак не справимся.

– Но разве это так необходимо?

– Или он или я, – жестко ответила Лирин. – И в этой ситуации я выберу себя, любимую.

– Что ж, давайте попробуем. Тина, ты не обидишься, если….

– Я же сама это предложила. Лирин?

Эльфийка хлопнула в ладоши. Не прошло и минуты, как в дверях выросло какое-то сказочное создание. Что-то вроде ожившего дерева.

– Это моя гостья, – указала на меня Лирин. – Проводи ее в гостевую комнату напротив моей спальни, поза-боться о ванне и одежде. Тина, жду тебя через три часа.

За эти три часа я приняла ванну, вымыла голову какой-то странной жидкостью с запахом тюльпана и пе-реоделась в эльфийскую одежду. Длинное светло-зеленое платье из тонкого шелка при полном отсутствии нижнего белья было потрясающе удобным и легким. Честно говоря, я иногда взглядывала вниз, чтобы убедиться, что я одета, настолько оно не ощущалось на коже.

– Сегодня вечером у нас бал в честь моей гостьи, – объявила Лирин, как только я вошла к ней. – Остальное за тобой.

– Именно.

– Да, еще одно. Твое платье хорошо для бала, но нужны украшения.

– Украшения? Но у меня ничего нет.

Я коснулась сережек в ушах. Простенький турецкий ширпотреб. Я люблю дорогие красивые серьги и хо-рошие духи, но я ничего не брала с собой. Зачем? Глупо же искать приключений на свою задницу и при этом надевать вечернее платье и бриллианты!

– А нельзя как-нибудь смотаться в мой мир?

– Нет. Не стоит. Я одолжу тебе свои.

– Не стоит. Так даже лучше.

– Но хотя бы серьги и браслет.

– Нет. Не стоит. Пока никто не знает, что мы подружились, пусть так и остается. Беседа и бал – этого все же мало для подозрений. Когда начинается этот бал?

– Через два часа.

– Долго. Лирин, – я вдруг вспомнила последнюю беседу с ящерицей, – ты не знаешь, кто такой Рон Джет-лисс? Эльфийка вскинула брови.

– Откуда ты знаешь это имя?

– Ящерица сказала, что надеется – я закончу как он. Так как он закончил?

– Он еще не закончил, – вздохнула Лирин. – Это долгая история. Даже не знаю, с чего лучше начать.

– С чего хочешь. Ты все приготовила для…

– Да, все.

– Тогда у нас еще есть время. Расскажи? Пожалуйста!

– Хорошо. – Лирин несколько минут помолчала и кивнула каким-то своим мыслям. – Рон Джетлисс – один из самых одаренных волшебников нашего тысячелетия. Но тут все не так просто. Лет пятьсот назад он побывал в Мертвом Мире…

– Мертвый Мир?

– Сейчас он мертв. Тогда же это была гигантская лаборатория черных магов. Вы, смертные, наверняка не знаете о том, что произошло недавно.

– Недавно?

– Около пятисот лет назад.

– Ну, совсем недавно! – съязвила я.

– Для нас, не для вас. Но я продолжу. Маги бывают разные, Тина. Есть и такие, которые считают себя вы-ше всего мира. Вот около семисот лет назад и образовался такой союз. Это были около сотни или чуть больше вэари, которые не боялись ничего. Для которых было чуждо само слово «доброта», которые прези-рали всех и вся. И вот они заключили союз. Они хотели стать бессмертными. И проводили опыты на лю-дях и иных формах жизни.

– ?

– Друиды, вампиры, гномы, оборотни, тролли, – всех просто не перечислить. Должна сказать, пока они не трогали остальных вэари, те тоже их не трогали. То ли не знали, то ли знать не хотели – один черт. Мы тоже держались в стороне. Эльфов они тоже не касались. Философия была проста. Пусть весь мир летит к чертям, да и не один мир, лишь бы мы остались целы. Но вмешалась сама судьба. В одном из миров, отку-да эти уроды набирали себе материал для опытов, у Рона была девушка. Обычная смертная. Хотя и с за-чатками способностей. Почти как ты. Ты ведь тоже сможешь стать сильной колдуньей, если у тебя будет время и подходящие условия. Хотя пока ты только обезьяна с гранатой. Не обижайся, Тина, но ведь так оно и есть! Я фыркнула.

– На правду не обижаются, Лирин! Я и сама понимаю, что волшебница из меня как из кошачьего хвоста – веник! Мне бы учиться, учиться и учиться! Так ведь не дают же!

– Ну, так потом учиться будешь!

– Согласна. А что там было дальше с той девицей?

– Ничего хорошего. Ее похитили для опытов. Никто не знал, какие чувства испытывал к ней Рон. Он ни-кому ничего не говорил. Но… вот твоя реакция на это происшествие?

– Да я бы им рога без объявления войны поотшибала! – возмутилась я.

– Вот и Рон так же поступил. Он взбеленился и отправился в Мертвый Мир. Что там с ним произошло – не знает никто. Но он вернулся оттуда в ужасном состоянии.

– В ужасном состоянии? Это как?

– На него смотреть было страшно. Он настолько изменился, что его мать родная не узнала бы. В гроб – и то краше кладут. Гораздо краше, поверь мне. Многие пытались дознаться, что именно с ним произошло, но он молчал. Хотя даже внешне он сильно изменился. С ним случилось НЕЧТО. Но – что!? Он молчал как рыба. А потом Рон начал мстить. Ему удалось собрать войска и уничтожить этот мир. Весь. Целиком. Не уцелело ни одно живое существо. Он уничтожил даже несколько планет. И этого волшебники ему не про-стили. Его поймали, судили и приговорили к заточению. К вечному заточению в предмете в каком-то да-леком мире.

– К вечному заточению? А не проще было прирезать?

– Почему-то волшебники так не поступили. Но почему? Я не знаю.

– Странно. А как это – в предмете?

– А вот такая кара. Тебя превращают, например, в табуретку – и ты ничего не сможешь с этим поделать. Ни колдовать, ни говорить. Другой волшебник сразу узнает превращенного, но сделать что-то сможет, только если он сильнее волшебника, который накладывал заклинание.

– Не понимаю…

– Ну, все же просто, – подняла брови Лирин. – Если сильный человек поднимет камень и положит под него золото, то достать это золото сможет тоже только сильный человек, так же подняв камень. А если он слаб, то золота ему не видать. То же и с заклинаниями. Ты сможешь видеть все заклинания более слабых вол-шебников, но не более сильных.

– Но слабый человек может воспользоваться рычагом, например.

– А слабый волшебник – дополнительными источниками маны. Магической энергии, если ты не знала. Хотя против сильного и умелого волшебника это что щит из соломы против горящих стрел. Чего-то я не понимала.

– А Рон Джетлисс? Он же был сильным?

– Да. Но прости, отец твоей Олечки, – а это он накладывал заклятия на Рона – сильнейший. Верховный волшебник выбирается из самых сильных в магических поединках. Может быть, Рон и был сильнее, он никогда не интересовался властью, но заклятие накладывали сразу несколько сильнейших вэари.

– Печально.

– А когда было легко? – риторически спросила Лирин. – Ничего у тебя просто не будет, Тина. Смирись с этим.

– Ох ты е-мое, – мне стало грустно. Я и раньше подозревала, что мне будет нелегко, но только сейчас осоз-нала – насколько. Но довольно грусти. – Не пора ли нам пора?

– Идем, – согласилась эльфийка.

Мы вышли из дворца. Лирин улыбнулась и взяла меня за руку. По ее лицу невозможно было догадаться, насколько она нервничает, но я чувствовала, что ее пальцы дрожат.

– Дамы и господа, – произнесла она, входя в круг танцующих. – Позвольте представить вам госпожу Тину. Я благодарна ей за все, что она сделала для эльфов, и с этой минуты Тина считается моей полноправной гостьей.

Все зашумели. Это и правда была неслыханная честь. Лирин объяснила мне, что королева никого не при-глашает в гости. Ее умоляют об аудиенции. За всю историю правления ее отца, было только три человека, которые удостоились подобной чести. Она же еще никому ничего подобного не позволяла. И теперь, ка-кой-то ведьме-недоучке! Даже не прошедшей инициацию! Да еще и с порога накатившей в морду эльфу. Я стояла и мило улыбалась. Наконец все притихли.

– Объявляю бал открытым! Кавалеры приглашают, дам! – провозгласила Лирин. Лефроэль тут же подошел ко мне и опустился на одно колено.

– Я не умею танцевать, – зажеманилась я.

– Я научу тебя, – предложил эльф.

– Я надеюсь, ты… вы окажетесь талантливым… учителем, – пропела я.

Моя улыбка была настолько сладкой, что я боялась захлебнуться в патоке. Но надо было играть свою роль. Я обещала Лирин. И потом, неподалеку стоял Эввироль.

Лефроэль обнял меня, и мы закружились в танце. Точнее, кружился эльф. Я просто не участвовала и даже не дотрагивалась ногами до земли, обвисая на его руках. Это не мешало мне обнимать эльфа за шею и прижиматься к нему. Если бы эту картину увидел мой муж, он тут же развелся бы со мной. И в суде его бы поняли. Я вела себя, как последняя проститутка. Но дело требовало. Один танец, второй, третий… Наконец эльф устал, и мы оказались на краю поляны. По странному совпадению совсем близко от Эввироля.

– Принеси мне выпить, – попросила я.

– Одну минуту, любовь моя, – ответил эльф, и тут же исчез с глаз долой. Я стрельнула глазками в Эввиро-ля. Тот явно прислушивался к нашему разговору, хотя и старался казаться безразличным. Жаль, с разби-тым носом у него это плохо получалось. Большая часть следов уже прошла, но вокруг глаз еще оставались синие круги, сделавшие Эввироля похожим на шпиона в маске. Лефроэль не заставил себя долго ждать. Он примчался с двумя бокалами какого-то напитка и протянул мне один из них. Я коснулась губами хо-лодного стекла.

– Тина, милая, ты остаешься у королевы? – спросил Лефроэль.

Ну и актер. Не знай я, что он любит Лирин, я бы и правда ему поверила. Интересно, а что подумает Эвви-роль? Надеюсь, он тоже поверит.

– К сожалению, – пожала плечами я. – Но Ее Величество была так любезна, что я не смогла отказаться.

– Я был бы счастлив, предложить тебе свой дом… и свою кровать.

– Я была бы счастлива, оказаться в твоем доме, – вздохнула я.

– Только в доме?

– А ты как думаешь? – глазами я стреляла так, что боялась окосеть на всю жизнь. Краем глаза я заметила, как Эввироль навострил уши, и ринулась в атаку.

– Милый, моя спальня как раз напротив королевской. Третья по коридору налево на втором этаже. Ты не желаешь зайти, посмотреть на обстановку?

– С удовольствием, солнышко.

Я опять поймала краем глаза Эввироля. Теперь эльф улыбался во весь рот. Кажется, клюнул. И я приня-лась еще ожесточеннее флиртовать с Лефроэлем. Лирин наблюдала за нами с трона и милостиво улыба-лась. Черт возьми, как это было… утомительно! Бедные те женщины, которые живут, сидя на шее у мужа! Им-то приходится постоянно из себя идиотку строить! Но все когда-нибудь кончается. Кончился и бал. Лефроэль проводил меня до дворца, обцеловал со всех сторон руки и распрощался. Я потянулась, собира-ясь зайти в дом, постаралась незаметно оглядеться – и краем глаза увидела в тени Эввироля. Как мило. Мы с Лирин не стали заставлять эльфа ждать и вскоре выключили магические светильники.

Лефроэль тоже не заставил себя долго ждать. Через полчаса он появился в моей комнате. И мы начали развлекаться от души. Мы с Лирин поменялись комнатами, я надела на голову парик, улеглась и заверну-лась в одеяло. В соседней комнате, похоже, времени даром не теряли. Стонали, качались на кровати так, что она скрипела, выдавали всякие фразочки, типа: «Скажи это, скажи…». Говорил только Лефроэль, Ли-рин в основном стонала, опасаясь, что кузен узнает ее голос. Я изображала статую свободы под одеялом. Пришлось ждать часа три. В соседней комнате так и не угомонились. Я даже позавидовала. Им хоть есть чем заняться, пылкую любовь изображать. А я лежу и себя за зад щипаю, чтобы не уснуть. Если так еще два часа продлится, я просто завтра на этот зад не сяду. А еще лучше – отыщу Эввироля и оторву все, что отрывается. Но вот пришел великий час. В коридоре послышались осторожные шаги. Напротив так же стонали и вздыхали. Я ухмыльнулась. Наконец-то заскрипела дверь. И внутрь протянулась тоненькая по-лоска света. И по этой полоске скользнул силуэт эльфа с вытянутой рукой. Он медленно, неслышно шел к кровати. Я не шевелилась, стараясь дышать ровно. И, наконец, силуэт оказался от меня на расстоянии вы-тянутой руки. Я одновременно отбросила одеяло, включила свет и улыбнулась:

– Ку-ку, Гриня!

Эввироль потерял дар речи. На несколько секунд он застыл скульптурой с кинжалом, а потом взревел и бросился на меня. Я взвизгнула и треснула его по руке подушкой, сбив нож в сторону. И вскочила на ноги. Нет, ну кто просил Лирин отращивать такие длинные волосы? Я просто запуталась в парике. И вообще, где эти паршивцы? Мы с ними как договаривались? Я начинаю, они – заканчивают. Они, видимо, чем-то заняты. Доберусь я до этих героев-любовников, головы посворачиваю! Я швырнула в эльфа париком и заорала так, словно меня режут. Но это и, правда, было в перспективе. Еще две секунды и меня этот мер-завец на салат оливье нашинкует. Без майонеза Кальве. Я пока уворачиваюсь, но я не Брюс Ли. Это он всех пяткой по ушам, не снимая ботинок. А я так, побоку. Я опять ударила эльфа по руке, выбивая нож и доба-вила по яйцам вместо успокоительного. Но куда там. Он рвался оторвать мне голову за провал своего пла-на. Еще две минуты и прощай Ники. Я никогда не увижу тебя…

Но две минуты ждать не пришлось. В комнату, наконец, влетели эльфы-стражники. И наставили на Эвви-роля копья с наконечниками странного лилового цвета. Отравленные? Колдовские? Меня это уже не вол-новало. Волновало только одно. Что случилось с Лефроэлем и Лирин? Я рванулась к ним в комнату. И за-стыла на пороге. Оказывается, они не имитировали стоны, а на самом деле занимались любовью. Какой там Эввироль? Какое покушение? Да если на них дворец рухнет, они и тогда не остановятся!

– Чтоб вам! – ругнулась я. Треснула дверью так, что она чуть с петель не слетела. И отправилась распоря-жаться, пока эта парочка не соизволит вернуться из нирваны.

Эввироля связали, как колбасу и уложили в углу. Против заговоренных веревок ничего не поделаешь. Я уселась в кресло с книгой ждать своих приятелей. Со мной сидели трое эльфов-стражников. Я лениво лис-тала Междумирианник. Что-то будет дальше. Не прошло и двух часов, как дверь распахнулась. На пороге появились довольные и смущенные Лефроэль и Лирин. То есть Лефроэль был довольным, а Лирин – сму-щенной. Я помахала им рукой.

– Ну, как провели вечер?

– Великолепно, – подмигнул мне Лефроэль. – И не без твоей помощи. Кстати, прими мою вечную благо-дарность.

– Я сохраню ее вместо закладки в книге, – зевнула я. – А на меня тут покушались, Ваше Величество. Или на вас? Не знаю. Я тут с Лефроэлем договорилась за вас, вы ушли, а я заснула. Просыпаюсь, – а тут ваш кузен с ножичком. Наверное, яблоко мне почистить хотел или колбасу порезать. Из меня. Или он на вас поку-шался, Ваше Величество? Комната-то ваша, обо мне никто не знал, что я здесь ночую? Какие у вас родст-венники милые. Так заснешь, а проснешься уже в мире ином.

Лирин улыбнулась, как голодная гадюка. Я одобрительно кивнула. Да, сентиментальность этой эльфиечке не свойственна.

– Собирайте суд, – приказала Лирин стражникам. – Немедленно! Троица вылетела из комнаты. Лирин подошла к кузену.

– Значит, все-таки решился, падаль, – прокомментировала она. – Что ж, ты свой удар нанес, теперь дело за мной.

Я посмотрела на Лефроэля. Лицо у него было, как у кота, сожравшего целую банку сметаны. Почувствовав мой взгляд, эльф подошел ко мне и наклонился.

– Ты хоть сказал ей, что любишь? – спросила я. Вот уж не знала, что эльфы умеют краснеть. До кончиков острых ушей.

– Не успел.

– Так скажи! Чего тянуть!

– А если она не…

– Не майся дурью! Стала бы она с тобой спать, если бы не любила!

– У тебя все так просто…

– Попробуй – и ты поймешь, что все еще проще. Лефроэль повернулся к королеве.

– Лирин, я давно хотел сказать тебе… Эльфийка порывисто обернулась. В глазах ее блеснули слезы.

– Да?!

– Лирин, я люблю тебя. Ты выйдешь за меня замуж? Эльфийка бросилась ему на шею.

– Обязательно! Я так люблю тебя!

– Я тебя тоже люблю. Я деликатно покашляла в кулак.

– Ребята, я понимаю, что любовь – святое чувство, но вы уверенны, что стоит об этом говорить над буду-щим трупом?

Пленник замычал и задергался. Хорошо, что ему вставили кляп, а то пропал бы такой торжественный мо-мент. Я улыбнулась ему.

– Настройся на душеспасительный лад, лапочка. Ты уже труп, так что не усугубляй. А то будешь изрядно замученным трупом.

Мы молча сидели над эльфом, которого подставили под топор, но я не испытывала никакого чувства вины. Не я начала эту историю. Он сам решил, что может стать королем, убив Лирин. Она оказалась умнее или удачливее. Она встретила меня. И согласилась с моим планом. Так что нет смысла обманывать себя. Все выбирали добровольно. Стоит ли жаловаться? Хотя есть и радостные стороны. Лирин теперь нашла себе мужа. Это уже плюс. Да и от Лефроэля я отделалась. Не думаю, что молодая жена его отпустит сразу после свадьбы куда-то там отдавать долг. Тем более, что он его уже отдал. Когда открыл для нас двоих переход между мирами сюда, к эльфам. Кстати, Лефроэль и Лирин сидели рядом на кровати с жутко счастливыми лицами, держались за руки и ворковали о всякой чепухе, вроде размера обручальных колец. У меня просто изжога начиналась от зависти. Где-то сейчас мой муж? Мне же тяжело одной! Вот что он – сбежать не мог? Спасение утопающих – это всегда дело рук самих утопающих. Пусть у Ники нет прадеда-уголовника, зато есть исторические примеры. Граф Монте-Кристо только чего стоит! Прокопался же на свободу, хоть и за семнадцать лет… М-да, пример неудачный. Семнадцать лет я мужа не прожду. Ладно! А д"Артаньян с Атосом и Портосом? Три мушкетера двадцать лет спустя? Мало того, что сами удрали, так еще и кардина-ла по дороге сперли. Как возмещение за моральный ущерб. А потом еще и продать его умудрились! Учи-тесь, дети! Читайте классику!

Нет, если бы какой-то мерзавец меня в тюрьму засунул, уж я бы постаралась устроить ему веселую жизнь. Как Верховному Очистителю. Мне не жалко, фантазии у меня на всех хватит. Вон мой предок, Валентин Хромая Нога четыре раза с каторги бегал и ни разу не повторился. Каждый раз что-нибудь новенькое по-лиции подбрасывал. Творческий человек был. Главное только поймать вдохновение, а там карусель завер-тится… Мои мысли прервал вошедший эльф.

– Ваше Величество, суд собран.

– Идем, – предложила королева. – Тина, ты с нами?

– С вами. Этого с собой захватим?

– А то как же?

Королева пошевелила пальцами. В следующий миг тело связанного Эввироля взмыло над полом и полете-ло вслед за нами. Судя по мычанию, эльф не одобрял такой способ передвижения, но нам было наплевать на такие мелочи. Суд у эльфов проходил в огромном зале. На самом деле это был не совсем зал. Просто огромная поляна, над которой чья-то воля плотно сомкнула кроны огромных деревьев.

В суде участвовали двенадцать эльфов, Лирин – тринадцатая. Она уселась во главе стола присяжных, и Лефроэль открыл заседание.

– Свободный народ! – начал он, – Сегодня чуть не свершилось самое страшное преступление за всю нашу историю! Брат поднял руку на сестру, подданный – на королеву, один эльф – на другого! Это страшно! Мы должны примерно наказать подонка! И это я предоставляю вам!

Голос эльфа прямо-таки дрожал и срывался от праведного гнева. Не знай, я, чем он в это время занимался, я бы и поверила. Я ожидала длительного продолжения, часа так на полтора, но Лефроэль сел на место. Теперь поднялся один из двенадцати эльфов. Довольно старый, но симпатичный. Хотя где вы видели уродливого эльфа? Я таких точно не видела.

– Ваше Величество, это правда? – вопросил он.

– Это истинная правда, – ответила Лирин.

– Если это так, то негодяй заслуживает смерти. Но мы должны выслушать и его. Вы ничего не имеете про-тив, Ваше Величество?

– Как пожелаете, Вербоэль. Как пожелаете. Эльф сделал знак стражнику и изо рта Эввироля извлекли кляп.

– Что вы можете сказать в свое оправдание? – строго вопросил остроухий.

Несколько секунд Эввироль просто хватал ртом воздух, а потом возопил на всю поляну:

– Не виноват я!!!

– Ага, я сама к нему пришла, – громко и очень ехидно согласилась я. – И вообще, это я ему нож дала, прав-да, солнышко? Хотела покончить жизнь самоубийством. Оригинальным способом! Лефроэль фыркнул, Лирин не сдержала улыбки, Вербоэль чуть сдвинул брови.

– Мы выслушаем и вас, но в свое время, – обернулся он ко мне. Я пожала плечами и заткнулась.

– Итак, что еще вы можете сказать в свое оправдание?

– Я пришел к этой твари! – взорвался Эввироль. – Я не собирался убивать свою сестру, я хотел…

– А меня, значит, убивать можно! – опять не сдержалась я. – Ну, спасибочки на добром

слове! Это так у вас с гостями обращаются? Я тоже к вам в следующий раз с подарком приеду. С ядерной боеголовкой! Простите, я уже заткнулась.

– И тебя я убивать не собирался! Ты же сама меня в гости приглашала! Ты говорила, что твоя спальня на втором этаже, третья по коридору налево!

– А что ты делал в спальне направо?

– Перепутал! Всякое бывает!

– И ты собирался прийти в гости к женщине, которая тебе сломала нос?

– Чего не бывает между любовниками! – пожал плечами Эввироль.

– И которую ты обозвал тварью? Только что, при всех!

– А как тебя еще назвать, после этого скандала!?

Я задохнулась от возмущения. Еще пять минут, и я не выдержу. Лежачего не бьют, но никто не говорил, что лежачего не убивают. Вот!

– Что вы можете сказать в свое оправдание? – уточнил у меня Вербоэль. Видали?! Уже «в свое оправда-ние»! Ой, как я тебе щас скажу! Щас так скажу, что год не проикаешься!

– Вербоэль, вы простите, что я вас так называю, но, во-первых, я право и лево не перепутаю даже под гра-дусом, а он перепутал? Но это мы оставим. Черт с ним. Дело в том, что я назначала свидание Лефроэлю, а не этому убогому. А с ним мы и знакомы-то не были до этого дня. У меня семья, муж, кстати, любимый. И с ним сейчас уйма проблем. Мне не до Эввироля. Да и Лефроэля я приглашала не на любовное свидание. Я собираюсь вскоре уезжать, я хотела попросить его помочь мне кое в чем разобраться. И кстати, почему ваш Эввироль пришел в мою, а точнее королевскую спальню, с ножом в руках? Развод я бы и так ему дала, если бы мы были близки.

– М-да, какая сложная проблема. Мне кажется, вы не говорите всю правду.

– Простите, но я не могу. Я обещала молчать.

– Я полагаю, я смогу помочь, – вступила Лирин. – Тина и правда договаривалась о свидании с Лефороэлем, но не для себя, а для меня. Я давно люблю Лефроэля, а сегодня ночью и он признался мне в любви. Мы поженимся как можно скорее. А чтобы не запятнать мою репутацию, Тина уступила мне свою комнату. А сама легла в моей, замаскировавшись под меня. Чтобы никто ничего не заподозрил. Не приди вовремя по-мощь, Эввироль убил бы мою подругу, приняв ее за меня.

– Мне кажется, когда я договаривалась с Лефроэлем, ваш кузен, Ваше Величество, был неподалеку. – Приняла я покаянный вид. – Боюсь, я не была достаточно осторожна и подвергла свою жизнь опасности. Но еще больше мне страшно при мысли, что он мог бы прийти позже или вы – прийти раньше и тогда опасности подвергалась бы ваша жизнь! Это действительно было бы непростительно!

– Не вини себя, Тина. Мы обе виноваты.

– Больше всех виноват этот подонок! – Я кивнула на Эввироля. – Он хотел вас убить, государыня, а ему за это даже ничего не будет?

– Будет, – заверил меня Вербоэль. – Я все понял и предлагаю приговорить неблагодарного паразита к смертной казни.

Все двенадцать эльфов, включая Лирин, встали, а это означало полное согласие. Я довольно улыбнулась. То, что сейчас я отправляю на смерть живого эльфа, меня особо не мучило. Я его не заставляла покушать-ся на кузину. Я только предоставила ему шанс. Кажется, есть такая заповедь – «не искушай», но я и не ис-кушала. Я просто предоставила ему возможность сделать то, о чем он всегда мечтал. Сделать на моих ус-ловиях и с выгодой для меня. Теперь королева эльфов мне кое-чем обязана. Надо только правильно вос-пользоваться этой благодарностью, получить помощь и свалить отсюда по своим делам, а то королевская благодарность – это дело ненадежное. Весьма и весьма. И потом, что я собственно я делаю в этом лесу? В гостях у эльфов хорошо, но дома лучше. У меня там мама, отчим, пятый по счету, может, весточка от мужа меня ждет, или сам муж. Междумирианник я добыла, а за всем остальным я могу и из моего мира отправ-ляться, если так приспичит. Если мне мужа не вернут в самое ближайшее время. Если вернут, тогда я так и быть – не пожелаю голову верховного колдуна на блюде. Впрочем, над этим еще надо поразмыслить. ***** Два человека склоняются над кристаллом.

– Папа, ты что-нибудь видишь?

– Нет, дорогая. Эта тварь теперь у эльфов.

– Как она смогла к ним попасть!? Они не принимают людей!

– Я все чаще думаю, что ты совершила ошибку, дорогая. Ты не должна была помогать этой девчонке, стать волшебницей.

– Я надеялась, что она свернет себе шею!

– Милая моя, она же русская! А с русскими связываться просто нельзя! Они всегда выкидывают что-нибудь невероятное! Что-то, чего от них никто не ожидает! Их к этому приучили. И хорошо приучили. Какое-то время назад жизнь твоей соперницы и правда была под угрозой, но сейчас она вне опасности, и, похоже, очень довольна собой. Ее эмоции так сильны, что я чувствую их даже через защиту эльфов. А как наш пленник?

– Он впал в отчаяние. Он сильно привязан к этой твари. Я сообщу ему, что она некоторое время назад была в опасности. Это поможет мне.

– Иди.

Орланда ан-Криталь выходит из комнаты. Человек склоняется над магическим кристаллом. Спустя не-сколько секунд над ним возникает изображение Тины.

– Как я понимаю Ника, – вздыхает колдун. – Какая женщина! А как она его любит! Ради любви преодо-леть ТАКОЕ! Интересно, способна ли на это Орланда? Сомневаюсь. Она красива, умна, но до Тины ей далеко. Тина совсем другая, их смешно даже сравнивать. Но чем дольше я смотрю на нее, тем больше восхищаюсь. Какая женщина!


ГЛАВА 2. | Эльфы, волшебники и биолухи | ГЛАВА 4.