home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11

В офисе его ждали три телефонных сообщения. Два были от Нольде из технической лаборатории, а третье от Аниты. Он начал с третьего. Анита сообщала, что остается еще на одну ночь в Лиллехаммере. Дело в том, что ее подруга Биргит попала в трудное положение и нуждалась в поддержке. Она уверена, что он все поймет. Целует в ушко.

От этого стало немного легче. Ему это было весьма кстати. Весь день он пытался отогнать от себя мысль о тягостном, гнетущем настроении после гулянки, которое охватит его дома на диване. Так всегда бывало, хотя ничего плохого никогда не случалось. Они с Анитой жили вместе уже два года, и их отношения становились все крепче, как ему казалось. Доверие между ними было прочным, как сосновый пол в гостиной. Его верность и преданность по отношению к ней просто железные, в этом он был уверен. И все же… Неужели эта заботливость, эта чрезмерная тактичность по отношению друг к другу, сопровождающаяся порой утаиванием истины, есть часть неизбежной динамики отношений между партнерами? Он не находил удовлетворительного ответа. Во всяком случае, он вовсе не был уверен, надо ли рассказывать ей об эпизоде с женщиной в коридоре, и если да, то каким образом. В данный момент эта проблема, к счастью, отодвигалась во времени.

Спустившись в лабораторию, Валманн оказался перед ярко освещенным столом, на котором Нольде старательно разложил множество предметов. Содержимое дамской сумочки всегда создает впечатление хаоса и вызывает замешательство, но эта сумочка определенно бьет все рекорды, подумал Валманн. Куча ключей, авторучек, пудреницы и обязательный набор кисточек для макияжа, тушь для ресниц, помада с кисточкой, бумажные платки, перчатки, кредитная карточка, автобусные билеты, скомканные квитанции, сложенное пополам письмо, лак и щетка для волос, рожок для обуви, пуговица от пальто, зажигалка, несколько заколок, английских булавок и скрепок, пластинка с таблетками пищевых добавок… Нет, это невозможно.

— Ты что-то хотел мне показать здесь?

— Вот это, — ответил Нольде. Его выпученные глаза покраснели после долгого рабочего дня, последовавшего за веселой ночкой. Он держал в руках пластмассовый предмет в форме банана с узором в виде кровеносных сосудов.

— Ну хорошо, искусственный член.

— Вот именно. Эта милашка Карин Риис, похоже, не была невинной девушкой.

— Ну конечно нет, — поспешил вставить Валманн, не давая Нольде развернуть как следует эту тему. — Это говорит всего лишь о том, что она была разведена, одинока, не прочь заняться сексом и собиралась на свидание. Ты знаешь, в наше время некоторые любят развлекаться с сексуальными игрушками. В этом нет ничего необычного.

— У нее еще была упаковка презервативов и вазелин.

— Отлично.

— Упаковка была вскрыта.

— Но мы ведь и не думали, что она девственница, а, Нольде? Это говорит всего лишь о том, что дамочка обладала чувством ответственности.

— И была довольно… э-э-э… решительна, что ли?

— Может, она нашла нового партнера? Может, ее бывший муж был сухарь и ей захотелось наверстать упущенное? Вполне возможно, что Карин и ее любовник решили расширить репертуар. Бывает, что бес вселяется, когда влюбляешься в зрелом возрасте. Подожди только, сам увидишь. — Кажущееся равнодушие криминалиста к женщинам было излюбленной темой разговоров среди коллег.

— Да, тебе виднее, — заржал Нольде.

Валманн понял, что ему следовало быть легче на поворотах. Не так давно секс и холостая жизнь были больным вопросом и в его жизни. Это было до того, как в нее стремительно ворвалась Анита, появившаяся в качестве нового сотрудника в полицейском управлении Хамара.

— Еще что-нибудь интересное было в сумочке?

— Нет, во всяком случае, я пока не заметил. В конверте рецепт на снотворное. Это лекарство мы нашли у нее в ванной. Больше ничего примечательного не было, не считая изрядного количества — как бы это назвать? — сексуального нижнего белья в ящике. Несколько неуместно, если учесть время года.

И смотря кому в этом белье показываться, подумал Валманн, но на этот раз промолчал.

— А что насчет анализа отпечатков пальцев в доме? Он готов?

— Нет. Но видимо, большинство отпечатков ее. А отпечатки мужских пальцев принадлежат бывшему мужу, как можно предположить. Проверим, когда найдем его.

— Отлично. — Валманн обратил внимание на выжидательные нотки в голосе Нольде. Хотя это дело постепенно начало приобретать более или менее ясные формы на бумаге, предстояло еще много практической работы, прежде чем цель будет достигнута.

— Мы знаем только его имя и адрес. В Управлении регистрации населения он числится как живущий на социальное пособие. Однако же квартирная хозяйка утверждает, что он со среды в командировке. Так что у него алиби. Пока что.

Критическая мина Нольде вызывала у Валманна раздражение, а еще больше его злили собственные уловки оправдать свое неумение найти все-таки повод и обыскать квартиру Скарда. Данное дело пока еще не получило такого развития, что можно было указать на подозреваемых, не говоря уже о том, чтобы подтвердить подозрения уликами и доказательствами и получить основание для обыска. Бывшие супруги пользовались особым вниманием у следователей, ведущих дела об убийстве, однако этот тип находился, судя по тому, что им удалось выяснить, на расстоянии почти пятисот километров от места, где было совершено преступление. А тут еще этот Эдланд. Нет, в данном деле до окончательного выяснения было еще далеко, гораздо дальше, чем казалось пару часов тому назад.

— Что-нибудь есть на ее мобильнике? — спросил он.

— Имена, телефоны. Вчера вечером никаких разговоров. Вот выписка.

Нольде выключил лампу над столом, где была разложена похожая на барахолку коллекция вещей из сумочки Карин Риис. Валманну показалось, что он видит в полутьме слабое светящееся пятно от искусственного члена, лежащего посреди хаоса. Этот предмет как-то не вязался с видом красивой улыбающейся молодой женщины на фотографии в передней, где нашли ее тело. С другой стороны, необузданная сексуальная жизнь определенно таила в себе больше мотивов для зверского нападения, нежели упорядоченное существование со степенным супругом средних лет.

Хотя смесь и того, и другого, подумал Валманн, могла оказаться взрывоопасной.

— У тебя есть фотографии с места преступления? — спросил он.

— В папке на письменном столе.

— Могу я взглянуть на них завтра утром?

— Хорошо. Но сейчас я ухожу. — Нольде подошел к двери. Он устал и хотел домой.

— Сейчас иду, — ответил Валманн и схватил папку. А когда Нольде погасил свет и ушел, он еще минутку стоял и смотрел на пластиковый член, светящийся в темноте во всей своей гиперреалистической непристойности.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава