home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



6

Валманн получил указание объявить в розыск Агнара И. Скарда, сообщив его полное имя и предоставив фотографию. Это дело сделано. Теперь остается поговорить с Энгом. Чем быстрее, тем лучше. И не просто поболтать, а, скорее, допросить Энга. Не исключено, что ему известно об убитой Лилиан Петтерсен что-то полезное для следствия. Важность этого допроса заключалась еще и в том, что теперь речь шла о честности полиции вообще, о соблюдении принципов полицейской этики. И именно Валманн, будучи руководителем следствия, обязан взять на себя ответственность. И он уже чувствовал, что не справится. Подобные ситуации ему не нравились. Ты скверный руководитель, подобно греческому хору подпевал в душе тоненький голосок, ты боишься ссор. Ты труслив. Все вокруг кажутся тебе хорошими, а еще тебе хочется, чтобы проблемы решались сами собой…

Ему просто необходимо было посоветоваться с Харалдом Рюстеном. Благодаря ровному нраву его старшему коллеге удавалось сохранять стоическое спокойствие, даже сталкиваясь с самыми сложными задачами, которыми наполнены трудовые будни полицейского. Но Рюстен опять уехал осматривать место поджога на фабрике «Свечи Лёйтен», где он вместе с другим следователем пытался выяснить причину возгорания на предприятии, ежемесячно производящем десятки тысяч стеариновых свечек. Сейчас, в преддверии Рождества, для привлечения покупателей в фабричном магазине расставили сотни зажженных свечей.

Однако были и другие неотложные дела, которые Валманн считал еще более срочными, чем головомойка, которую он собирался устроить Энгу. Например, сообщение, которое Лилиан Петтерсен послала Агнете Бломберг.

Как только Кронберг вышел из кабинета, Валманн набрал ее номер. Она ответила лишь после восьмого гудка, когда Валманн уже собирался сбросить звонок. Голос звучал хрипло, словно спросонья, но, когда он представился, женщина обрадовалась:

— О, так это вы! Полицейский из Хамара? Высокий и неразговорчивый?!

Неразговорчивый? Неужели он произвел на нее именно такое впечатление во время их беседы в баре «Ройал гарден»?

— У меня появился к вам один важный вопрос. — Валманн старался говорить медленно и отчетливо. Она должна правильно понять его, ведь от ее ответа зависит слишком многое.

— О Господи, какой у вас серьезный голос. Надеюсь, вы не арестовать меня собрались?

— Слушайте, — коротко начал он, — вы получали текстовое сообщение от женщины из Хамара по имени Лилиан?

— Лилиан? Какая еще Лилиан? Я вообще никаких женщин в Хамаре не знаю. И ни одной Лилиан не знаю.

— Лилиан Петтерсен.

— Нет. Вы уж извините.

— А Лолита?..

— Что это за шутки, Валманн? Викторина?

— Дело в том, что эту женщину убили, а в памяти ее мобильника мы нашли отправленное вам сообщение.

— Убили? Как ту женщину на прошлой неделе? Которую показывали по телевизору?

— Совершенно верно.

— Да что у вас там вообще происходит?

— Именно это я и пытаюсь выяснить. И я настоятельно прошу вас припомнить, не получали ли вы этого сообщения. В том, что она отправила его вам, нет никаких сомнений. И я бы очень хотел узнать, почему она его вам отправила.

— Но… Ничего не понимаю. А когда она отправила его?

— Минутку… — Валманн принялся быстро перебирать разбросанные по столу бумаги, но записи Кронберга как сквозь землю провалились. Наконец он отыскал их. Да, время указано. — Сообщение было отослано утром в понедельник, в одиннадцать часов сорок семь минут.

— В понедельник?.. Ой… У меня в понедельник мобильника при себе не было.

— Почему?

— Я одолжила его Илье. Обычно, приезжая сюда, он берет у меня мобильник. Ведь ему звонят почти круглосуточно. Люди, чья душа нуждается в утешении. А он просто не может им отказать. Мне кажется, он просто жертвует собой! Совсем себя не бережет! Совершенно безотказный!

— А почему он не пользуется собственным мобильником?

— Илья? Да у него и мобильника-то нет. Он вообще не любит мобильные телефоны и всякие электронные штучки. Между нами говоря, он совсем растяпа, — добавила она, хихикнув.

Валманн вздрогнул:

— То есть на прошлой неделе ваш мобильник находился в распоряжении другого человека?

— Черт, к чему такая торжественность, а, господин Валманн? Ну да. Так оно и было. Обычно, когда Илья приезжает сюда, я отдаю ему свой мобильник. А уезжая, он возвращает мне его.

— И в этот раз все было так же?

— Как я уже сказала. Вы, возможно, помните — я упоминала, что уезжал он в спешке. Это потому, что позвонил какой-то страждущий бедняга. Они вечно названивают Илье. Он просто душка!

— Да, но… — пробормотал Валманн, — вы не проверяли полученные сообщения?

— Нет, не проверяла. Но думаю, они не сохранились — обычно он все стирает. На это его познаний хватает. Илья не хочет, чтобы у меня в мобильнике забилась память. Он так сам сказал.

— Ясно… — Валманну казалось, будто эта ниточка уходит у него из рук, растворяясь, словно чернила в воде. — Послушайте, Агнете, — серьезно проговорил он, — вы должны следовать моим указаниям. Полиции придется на время изъять у вас мобильник.

— Это еще зачем?

— В его памяти могут храниться важные доказательства.

— Вы что, хотите в чем-то обвинить Илью?

— Именно это нам и нужно выяснить.

— Тогда вы ошибаетесь! — Судя по голосу, она ничуть не встревожилась. — Илья — добрейшей души человек, который всем пожертвует ради других!

— Ну, тогда ни вам, ни ему бояться нечего.

— Но мне совершенно не хочется, чтобы вы копались в моей телефонной книжке.

— Ваша личная информация нам не нужна, — поспешил успокоить ее Валманн, — нас интересуют лишь телефонные звонки, сделанные или поступившие в то время, когда мобильник был у Скарда. А также сообщения. Мы проверим только этот период. Где вы сейчас находитесь.

— В моей съемной квартире, у Гудрун Ларсен.

— Хорошо. Пожалуйста, никуда не уходите пока. Я сейчас пришлю к вам полицейского из отделения в Тронхейме. Его зовут Стейн Ролл. Он сошлется на меня, а вы отдадите ему мобильник. Не волнуйтесь — мобильник вам через два-три дня вернут.

— Два-три дня ! — возмутилась Агнете.

— Вы же одалживали мобильник Илье Скарду.

— Илья — совсем другое дело! — обиженно заявила она.

— Вот как? Почему?

— Ну… он… он — вроде моего спасителя. Ему я ни в чем отказать не могу!

— Ясно…

Валманн едва успел позвонить Стейну Роллу в Тронхейм и объяснить тому, что нужно сделать, как позвонили из охраны.

— Тут какой-то парень пришел — говорит, ему надо с тобой встретиться.

Он волнения у Валманна свело живот. Ну вот, еще один, полагающий, что располагает необычайно ценными сведениями по делу об убийстве. Этому убийству были посвящены первые страницы всех утренних газет, что привлекло внимание всевозможных доморощенных частных сыщиков. Валманн не собирался встречаться с этим посетителем. Он уже открыл рот, чтобы перенаправить его к кому-нибудь еще, кто не настолько завален работой, но в этот момент дежурный добавил:

— Он говорит, что его имя — Агнар И. Скард.

Валманну потребовалась еще пара секунд, чтобы переварить услышанное.

— Отправьте его ко мне немедленно! Хотя нет — я сам спущусь! — Он вскочил так резко, что стул ударился о стену, и в два прыжка оказался у двери.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава