home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19

Улегшись на спортивный мат, Даг Эдланд поднимал гантели. Он давно уже не был так доволен собой, как сегодня. Похоже, его план начал воплощаться. Он все учел. Остался всего один шаг, но здесь необходимо выгадать время.

Его ожидание утекало прочь вместе с оборотами секундной стрелки.

А пока ему нужно привести в порядок собственное тело, тренироваться, чтобы с достоинством преодолеть самое сложное препятствие. Курс тренировок они разработали на пару с физиотерапевтом. Тренировки укрепляют не только тело, но и душу. Он вовсе не собирался наращивать гору мышц — просто хотел избавиться от ненужного жирка. От некоторых лекарств он прибавлял в весе. А подобного Даг Эдланд стерпеть не мог. В его новой жизни внешность играла необычайно важную роль. Он полчаса мог простоять перед зеркалом, изучая собственное тело. Мало-помалу отражение начало нравиться ему все больше. Тело менялось к лучшему — и не заметить этого было просто невозможно. Многочисленные недуги наложили свой отпечаток, однако из этой борьбы он вышел победителем и теперь наслаждался грубоватой и простой, но идеальной симметрией мужского тела. Созерцание собственного тела отвлекало его, отгоняя воспоминания. Теперь он реже вспоминал о Карин Риис. Он почти насильно приучил себя к этому. Если он снова утонет в тоске и печали о Карин, то может опять подсесть на лекарства.

А сейчас он наслаждался ощущением усталости, наполнявшим мышцы. Он обрел полный контроль над собственным телом, научившись выбирать подходящий режим тренировки. Он медленно увеличивал нагрузку и радовался тому, что его мышцы справлялись со все большей тяжестью. Ему и самому все время приходилось решать все более сложные задачи.

Из ванной доносился плеск воды. Скоро ванна наполнится. Сегодня ему хотелось заняться собой — полежать в воде, побрить ноги… Если сказать тому небритому полицейскому, что он, Даг Эдланд, сбривает волосы с тела, интересно, сильно ли искривится у него физиономия? Тот парень явно не из тех, кто уважает подобные тонкости… Нужно подпилить ногти. Обработать скрабом ступни. Привести в порядок кожу. Бисер перед свиньями, вдруг грустно подумалось ему. Здесь, в Хамаре, немногие мужчины умели за собой ухаживать. А вот он — умел, причем не ради того, чтобы произвести впечатление. Хотя депрессия после смерти Карин почти закончилась и он вновь ловил на себе женские взгляды. Однако пытаясь привести тело к совершенству, он в первую очередь делал это ради себя самого. Так он пытался поставить свою личность в центр собственного существования. Он забудет Карин. Ее образ будет медленно стираться из его сознания. Чувства, охватившие его после ее смерти, были словно палка, застрявшая в колесе и мешающая двигаться дальше. Он делал все это ради себя, ради собственного успокоения. Чтобы укрепить себя, подготовив к решающему испытанию, до которого осталось всего несколько часов. Он все продумал. И хорошо подготовился.

Он ждал воплощения своего изощренного плана, но от страха у него мутилось в глазах.

Он чувствовал назревающую мигрень и понимал, что придется принимать дополнительные таблетки. Этого не избежать, если он хочет воплотить свой план в жизнь так, как задумал, с безжалостной точностью, безупречно и изящно. Только сегодня вечером, потом все закончится. Эдланд чувствовал себя хорошо, но когда убирал спортивный мат и гантели, то руки у него задрожали. Он ощущал волнение, но не страх. Он корчил рожи в зеркало и смеялся над уродливыми неузнаваемыми лицами. В нем таится множество личностей. Так что он может выбирать. Ему нет равных. И для этого вечера он выбрал особую роль. Сыграть ее будет непросто, да и сама роль ему не нравилась. Но именно она подействует лучше всего, будет самой сложной и принесет наибольшее разрушение. А затем он распрощается со всей этой болезненной двойственностью.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава