home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



21

Лив Марит Скард.

Израненная мученица Лив…

Лив — истерзанная мученица…

Не в ее привычка было доверять свои чувства бумаге. Она никогда не хотела быть поэтессой. Однако, глядя на несколько слов, написанных на лежащем перед ней листке, она испытывала гордость. Эти слова успокаивали ее. Хотя нельзя сказать, что она сильно волновалась. Ей было интересно, но ни испуга, ни волнения она не чувствовала. Она почти не переживала. Вообще-то положение вещей ее вполне устраивало. Все оказалось проще, чем она ожидала. Так долго это тянулось. Осталось самое тяжелое. Так и должно быть. Но эта мысль не испугала ее, во всяком случае сейчас. Наоборот — она успокоилась. Это спокойствие того, кто выигрывает. Спокойствие того, кто знает, что игру ведет именно он, а противнику об этом ничего не известно. И самым главным было предвкушение победы, когда противник тоже узнает (но слишком поздно). Она попыталась представить себе этот момент, и ее переполнило чувство глубокого удовлетворения.

Лив Марит Скард…

Мученица Лив…

Когда-то она была мученицей. А теперь? Нет. Она решила, что теперь все иначе. Разве не пришло время этому порадоваться? Отпраздновать?

Она поднесла к губам бокал с кальвадосом и вдохнула его резкий опьяняющий аромат. Смочила губы. Вообще-то ей не следует пить спиртного. И она это прекрасно знает. Спиртное плохо действует на нее. Она перестает себя контролировать. Однако сегодня знаменательный день. Праздник. И его необходимо отметить!

Она отпила немного этой благородной жидкости. Вкус ей нравился. И нравилось, как по телу разливается тепло — от горла, по груди, а потом по животу вниз. Она усмехнулась. Напиваться она не собиралась, просто хотела немного выпить. Вечером она пойдет развлекаться, как все остальные жители этого города перед Рождеством. Она будет праздновать, но не сочельник и не появление Вифлеемской звезды. А что же тогда? Окончание этого промозглого, холодного, темного и угнетающего времени года? Нет, это пусть празднуют остальные, ее это не касается. Она празднует поминки. Радостные поминки. Помянет Лив Марит Скард. Израненная мученица Лив обрела наконец свой последний приют. И она спляшет на ее могиле. Только сначала нужно закончить дело.

Она осушила бокал. Прикусила губы. С громким вздохом выдохнула, так что в комнате отдалось эхо. Начало положено. Это привкус настоящей жизни. И скоро это будет ее жизнь.

Однако что за праздник в одиночку? Она планировала устроить все иначе. И уже нашла сотрапезника. Расставила сети. Получила над ним власть. Ведь она прекрасно его знала. Отправила ему приглашение. Может, он и удивится, получив его, но отказать не сможет. Она написала приглашение на хорошей бумаге и запечатала в плотный конверт кремового цвета, купленный в книжном «Гравдал» на площади Эстреторг. Отправила его с посыльным. Из приглашения он обо всем и узнает.

Она посмотрела на часы. Время еще есть. Его слишком много. В приглашении она указала точное время, уверенная, что он придет минута в минуту. Проявит свою обычную пунктуальность. А пока она нарядится и приведет себя в порядок. Чтобы не разочаровать его. Она снова взглянула на часы. Как же медленно тянется время! Вытащив пробку из бутылки, она опять наполнила бокал, но пить не стала. Опьянев, она все испортит. Она должна удержаться от этого. Ей не трудно, ведь она выдержала так много и все время ждала этого. Лишь этого.

Она ждала. Она дрожала от нетерпения. Она считала часы, четверти часа и минуты, оставшиеся до того момента, когда она встанет, наденет лежавшее в тесном коридоре красное пальто, откроет дверь и выйдет на улицу. На улицу Эстрегате, где обледеневшие тротуары давно уже не чистили. На высоких каблуках она дойдет до Паркгата, свернет налево, затем еще пару кварталов вниз, а потом направо.

И там она его встретит.

Через пятьдесят восемь минут.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава