home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



25

Она заметила его первой.

Он сидел на диванчике в самом дальнем уголке бара «Виктория», повернувшись спиной к двери. Столик перед ним был уставлен бутылками и стаканами. Очевидно, другие, сидевшие за этим столиком, отошли к бару или танцевали на крошечном танцполе. Обойдя зал, она подошла к нему сзади. Ей хотелось доставить себе удовольствие своим внезапным появлением.

Он разглядывал танцующих — сегодня вечером среди них было множество молоденьких девушек — и не заметил ее. Подойдя вплотную, она наклонилась и прошептала ему на ухо:

— Наслаждаешься видом?

Он сильно вздрогнул, обернулся и уставился на нее. Глаза за круглыми стеклами очков смотрели испуганно. Она молчала, позволяя ему рассматривать себя. Прошло несколько секунд, прежде чем он опомнился и перестал оглядывать ее с головы до ног. Она стояла, слегка расставив ноги и положив руку на бедро. Понимая, что выглядит хорошо, она отметила, как на его круглой красной физиономии отразилась вся гамма чувств: недоверие, волнение, сомнение. Наконец, узнав ее, он испытал шок, затем обрадовался, а потом на него вновь набежали тяжелые тучи подозрений.

— Это ты… И правда ты !

— Вижу, ты получил мое письмецо.

— Я ничего не понял. Подумал, что это плохая шутка. А это действительно ты! И ты так похудела!

— Хотела тебе понравиться.

— Ты жива! Господи, Лив Марит, это же правда ты, и ты жива!

Он схватил ее за руку. А слезы в его глазах — это благодарность или плотское желание? Она не отняла руки, хотя прикосновение его потной ладони было ей неприятно. Она почувствовала, что он дрожит. Он задыхался от волнения. Она чувствовала неприятный запах у него изо рта. Видимо, его здоровье сильно сдало. Тем легче ей будет осуществить свой план, однако стоять рядом с ним от этого не легче.

— А твои волосы… Ты снова отрастила их. — Он хотел погладить ее по голове, но она отстранилась:

— Перестань, Агнар. Я только что сделала укладку.

Он вновь оглядел ее с головы до ног:

— Ты вернулась! Это чудо! Слава Богу!

Он до боли сжал ей руку. По-прежнему силен. Ее охватили воспоминания, почти подкосившие ее, хотя сейчас, в потертом костюме с вечным галстуком-бабочкой, он выглядел каким-то усохшим и довольно жалким. Отняв руку, она вновь наклонилась к нему:

— Хватит дурака валять! Не морочь мне голову своим боженькой. Видишь ли, я тебя знаю… — И, прежде чем он успел возразить, она вновь приблизила губы к его уху: — Свинотрахальщик !

Она выпрямилась и с улыбкой посмотрела на него.

Он замер и сильно покраснел. А затем глупо ухмыльнулся.

— Я не забыла, Агнар. Ничегошеньки.

— И я тоже не забыл!

Он схватил ее за колено и принялся сжимать и щипать его со знакомой одержимостью лунатика.

— Нет, Агнар, не так! — Ей пришлось немного побороться, чтобы сбросить его руку, пришлось проявить всю свою выдержку, чтобы не вырваться и не убежать оттуда. — Я сняла комнату в этой гостинице.

— Комнату?.. — Его потная физиономия горела похотью.

— Там мы сможем спокойно поговорить.

— Понимаю… Понимаю…

За столик уселась радостная парочка. Они тут же схватились за кружки с пивом.

Он попытался подняться с низкого диванчика. Повернувшись, она направилась к выходу, ведущему сначала к туалетам, а затем в холл гостиницы. Он бросился следом. Стараясь поспеть за ней, он так громко сопел, что даже музыка не могла заглушить эти звуки. Она почувствовала, как он положил руку ей на талию. Потом рука поползла вниз. Она ускорила шаг. Подниматься в лифте ей не хотелось, но она успокаивала себя, говоря, что все идет по плану. Абсолютно все.

Народу в баре было так много, что Валманну пришлось в буквальном смысле проталкиваться к стойке. Когда жителям Хамара вздумается проветриться, то они выходят из дома все разом, причем в одно и то же время. Заказав пиво и стопку водки, Валманн отхлебнул из кружки. Вкус Рождества. Рождество он никогда особо не любил. Когда мать уехала, этот праздник превратился для них с отцом в неприятное и тоскливое мероприятие. В поисках утешения отец пристрастился к бутылке. А Юнфинн, который тогда был подростком, остался один на один со своей тоской. Совсем как сейчас, печально подумал Валманн. Он безрадостно ждал ночи, которую придется провести на диване. Они с Анитой прожили вместе уже два года, ссорились нечасто, и их редкие размолвки Валманн каждый раз переносил плохо. Не исключено, что причиной тому — затаенный гнев на предавшую его мать, а возможно, он просто преувеличивал значимость происходящего. В любом случае сегодня вечером он не собирался заниматься самоанализом.

Заказав еще пива и стопку, он огляделся и вдруг заметил Агнара И. Скарда, вставшего с диванчика в углу и направлявшегося к выходу.

Валманн поразился: накануне с этим мужчиной случился нервный припадок на допросе, где он присутствовал в качестве подозреваемого по делу об убийстве, совершенном вечером в понедельник, а уже сегодня он вновь вышел на охоту! Никаких сомнений тут и быть не может. И значит, он, Валманн, не ошибся — вчера вечером в «Библиотечном баре» он видел именно Скарда. Да этот тип просто эротоман!

Сейчас он шел следом за женщиной, которая уверенно и быстро шагала вперед. Женщиной с прекрасными длинными светло-рыжими волосами. Агнар И. Скард снова поймал кого-то на крючок. Однако вид этой женщины немного смутил Валманна. Она слегка отличалась от остальных жертв, во всяком случае тех, кого Валманн видел. Он бросил на нее лишь беглый взгляд, но мог сказать, что увидел зрелую даму, элегантно одетую, которая кажется уверенной в себе, даже слишком опытной. Это точно не юная девушка, перебивающаяся случайными заработками и еще не до конца пережившая половое созревание, охочая до секса и интересующаяся Библией. А эти волосы…

И тут его осенило: ведь всего несколько минут назад Элин в холле рассказала ему о женщине, которая хотела забронировать номер 414. Высокая, довольно красивая, элегантная, спортивного вида и с удивительными светло-рыжими волосами…

Значит, все продумано!

Итак, они сейчас поднимутся на четвертый этаж. Эти сексуальные игры могут быть частью какого-то серьезного плана или просто единовременным эпизодом, придуманным Агнаром И. Скардом, — это совершенно не важно. Странно лишь, что комнату забронировала она, ведь в убийствах подозревают самого Скарда… Или нет?..

Он вспомнил отчет Аниты о ее беседе с бывшей любовницей Лив Марит Скард: «Тогда вам лучше побеспокоиться о нем, а не о ней»… Если Лив Марит Скард сейчас поблизости от мужа.

Валманн заторопился. Он бросился за ними и, не посмотрев по сторонам, случайно столкнулся с женщиной, которая, пошатываясь, направлялась от танцпола к барной стойке, помахивая кредиткой, чтобы привлечь внимание бармена. Потеряв равновесие, она взмахнула руками и смахнула кружку Валманна на пол. Кружка разбилась, а женщина упала рядом, оперевшись рукой об осколки. Она сильно порезалась, и у нее пошла кровь, а содержимое кружки оказалось на одежде Валманна и тех, кто стоял рядом.

Валманн был достаточно дальновидным, чтобы не сбегать из бара в такой момент. Может статься, кто-нибудь его узнал; поэтому он попросил напуганного бармена вызвать «скорую», а сам склонился над упавшей женщиной, которая, осознав, что поранилась, принялась громко кричать. Сквозь толпу к ним пробился какой-то здоровенный парень — очевидно, спутник пострадавшей. Схватив Валманна за плечо, он заставил того подняться и уже собирался устроить разборки с тем, кто, очевидно, был причиной этого несчастного случая. Валманну вновь пришлось вытаскивать удостоверение, а когда это не возымело действия, он рявкнул: «Полиция!» прямо в лицо раздраженному защитнику. Тот наконец ослабил хватку. Бармен тем временем принес полотенца, и посетители приложили их к кровоточащим ранам женщины.

— Позвоните «девять-один-один!» — выкрикнула какая-то напуганная молодая девушка.

Теперь все посетители сгрудились на небольшом пятачке вокруг лежащей женщины, чтобы ничего не упустить. Они негромко переговаривались и расспрашивали друг друга. Валманн попытался объяснить рассерженному кавалеру, что именно произошло, но в ответ тот лишь сверлил Валманна взглядом, полным злобы. Кто-то помог женщине дойти до диванчика, и немного погодя она успокоилась. Ее лицо побледнело. Три полотенца уже были вымазаны в крови, и бармен принес свежие. Руки у него дрожали. Валманн отчаянно пытался вспомнить навыки, полученные на курсах по оказанию первой помощи.

— Плотно прижмите повязку к ране… — только и смог он сказал.

— Дайте ей выпить! — крикнул кто-то.

Во всей этой суматохе Валманна не оставляли мысли о сценах, которые разворачиваются сейчас в комнате на четвертом этаже. Но до приезда «скорой» уйти из бара он не мог. И расследование убийства Лилиан Петтерсен больше не входит в его обязанности. Как и слежка за Агнаром И. Скардом. Он не мог официально прикрыться этим и сбежать. Валманн сам причастен к тому, что случилось, и если он бросит пострадавшую и нарушит указания начальницы управления, то беды не миновать. В его случае на карту поставлена работа.

Посетители принялись высматривать «скорую». Опустившись на колени, бармен оттирал с пола кровь. Женщина всхлипывала, а ее приятель, примостившись рядом, неловко поглаживал ее по голове. Кровотечение не прекращалось, а воя сирен слышно не было. Сейчас многие празднуют, а выпив, люди способны натворить глупостей. У работников «скорой» полно дел. И с каждой минутой шансы Валманна на то, что он проникнет в номер на четвертом этаже и, возможно, предотвратит еще одну трагедию, уменьшались.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава