home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



28

Вся группа собралась в Сторожке, куда набилось около двадцати человек. Валманн проскочил в свой кабинет. На письменном столе его ждала папка с докладами о пожаре в Лётене. Вздохнув, он отодвинул папку в сторону. Сейчас и так повсюду полно зажженных рождественских свечек — где уж тут думать еще о свечной фабрике. Хотя эти свечи, возможно, зажгли не ради праздника.

Его мысли вертелись вокруг Скарда и Евы Боль, она же Лив Марит Скард. Что могло произойти в гостиничном номере, куда они направились из бара? Если он и впрямь убил ее — или она его, — куда же подевался труп? И где логика в том, что именно она заказала гостиничный номер, да к тому же именно тот, где произошло убийство?

Резкий звонок прервал ход его мыслей.

— Тебя спрашивают, — сообщил дежурный на коммутаторе.

— Кто?

— Не знаю. Истеричка какая-то.

— А ты уверен, что ей именно я нужен?

— Она ясно сказала, что хочет говорить с тобой. Она тебя знает. И она явно не в себе.

Валманн взял трубку. Внутренний голос подсказывал ему, что ничего хорошего ожидать не следует.

— Валманн?

— Кто это говорит?

— Аннебет Далбю. Помните, мы с вами разговаривали о… о моем квартиранте.

— Да-да, Скард. А что такое?

— Он… Вы знаете… О Господи! Мне кажется, он мертв! — Ее голос сорвался, и она разрыдалась.

— Фру Далбю, не кладите трубку. Вы слушаете?

— Я здесь…

— Я думал, что вы уехали отдыхать.

— Мы вернулись этой ночью. Самолет из Лондона, как всегда, опоздал. Мы от усталости просто с ног валились и сразу легли. А сегодня утром после завтрака, когда муж ушел на работу, я постучала, ну просто чтобы поздороваться и спросить, все ли в порядке. Никто не ответил, однако шторы были задернуты, и мне это показалось странным. И я… — Валманн понял, что она пытается совладать с собой. — Я отперла его дверь своим ключом и… — Она снова зарыдала.

— Да, фру Далбю?

— Он… был там. Его застрелили.

— Застрелили? Вы уверены?

— Рядом с ним лежит пистолет. А в голове у него дыра…

— Фру Далбю, — Валманн старался говорить как можно спокойнее, — вы совершенно правильно поступили, что сразу позвонили. А сейчас слушайте хорошенько: не заходите больше в его комнату. Заприте дверь и никого не пускайте, кроме полиции. Мы сейчас приедем.

— Хорошо.

— И постарайтесь успокоиться. Никто не упрекает ни вас, ни вашего мужа в том, что случилось. Вы к этому не имеете никакого отношения.

— Нет, конечно! Но, старший инспектор…

— Да?

— Я не знаю… Это все так непонятно. Кто мог сделать такое с господином Скардом? С таким милым пожилым человеком?

— Подумать только, — произнес Валманн, силясь подавить саркастические нотки в голосе. — Выяснить это — задача полиции, не правда ли?

Ждать звонка Рюстена пришлось долго. Он обещал позвонить сразу же, как только вернется с места происшествия на улице Руаля Амундсена. Сидеть спокойно и ждать было невыносимо, и Валманн позвонил Аните.

— Я подумал, что надо ввести тебя в курс новых событий.

— Что такое?

— Скард найден мертвым у себя дома. Застрелен из пистолета.

— О Боже! И как это произошло?

— Понятия не имею. Мне же запрещено этим заниматься. Возможно одно из двух: убийство или самоубийство. Рюстен обещал позвонить, когда вернется оттуда.

— Наверное, это она его ухлопала, — уверенно произнесла Анита.

— Ты думаешь, это Лив Марит?

— А кто еще?

— Скажи мне, часто ли бывает, что избитая женщина, которой удалось наконец сбежать от своего мучителя, разыскивает его, чтобы отомстить?

Минутное молчание.

— Да никогда такого не было.

— Вот видишь.

— Но как здорово, когда такое, наконец, происходит!

— Я попробую забыть то, что ты сейчас сказала.

— Но ведь я права!

— Мы полицейские. Судить — не наше дело.

— Иногда бывает трудно удержаться.

— Тебе удалось разузнать что-нибудь про Лив Марит?

— Немного. Доктор Йорген Линдманн, который возглавляет клинику в Аскере, занимается пластической хирургией. Она легла туда, очевидно, чтобы пройти дорогостоящий курс лечения.

— А в чем оно состояло конкретно?

— Понятия не имею. Вероятно, изменение внешности, чтобы он не смог ее узнать.

— А нельзя это разузнать?

— В больнице нам не позволят ознакомиться с историей болезни. Только по решению суда. У Линдманна куча знаменитостей лечится, и он не захочет, чтобы прошла молва о том, будто информация об имплантациях груди и удлинении пениса просочилась в бульварную прессу.

— Удлинение пениса, вот это да!

— Это последний писк, Юнфинн. Ты что, разве не читаешь предложений в спаме электронной почты?

— Нет, я поместил фильтр от спама. Ты думаешь, мне следовало бы этим заинтересоваться?

— Я этого не говорила.

— Ну спасибо!

Он услышал голоса в коридоре и понял, что кто-то из следователей вернулся из дома Скарда. Валманн коротко попрощался и положил трубку.

Через минуту позвонил Рюстен.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава