home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



31

— Да, это было здорово!

Рюстен вообще-то не отличался злорадством, однако сейчас на его обычно спокойном лице сияла кривая усмешка, а глаза иронически блестели.

— Я донял его…

— Ну да. Это было так явно видно.

— Он сам себя возбудил, ты не заметил? Старался казаться невозмутимым, но затем сорвался и разошелся.

— Уж не думаешь ли ты, что он просто чувствовал раздражение, потому что его еще раз вызвали на допрос, на котором выяснилось, что полиция ничего конкретного ему предъявить не может!

— А я тебе рассказывал, что думаю по поводу времени первого смертного случая? Что расчеты патологоанатома можно несколько сдвинуть в связи с тем, что дверь всю ночь была полуоткрыта?

— Это тонкости. Тут нужно быть математическим гением, чтобы рассчитать, как такая деталь могла повлиять на определение момента смерти.

— Это называется работой полиции.

— Признайся, Юнфинн, что ты и на сей раз вынужден согласиться, что парень не виноват. Я понимаю, что это тебя мало радует.

Валманн пропустил мимо ушей эту сокрушительную реплику.

— Он по уши в этом завязан.

— И все же мы не можем напасть ни на один след! Что у тебя с этим парнем?

— Ты слышал, как он выстроил безупречную цепочку действий, якобы объясняющих весь ход событий.

— Мне показалось, что все это звучало достаточно правдоподобно.

— Даже слишком правдоподобно! Все злодеяния и преступник на блюдечке. В комплекте с образом действий, мотивом и психологическим анализом. А потом он говорит, что не собирается играть в сыщиков-любителей.

— Мне показалось, что все нормально. Парень был поистине великолепен.

— Уж слишком все гладко. Он старается возвести вокруг себя прочную стену, чтобы нельзя было проникнуть внутрь. Спрашивается, для чего? Да чтобы скрыть свою причастность к делу.

— А в чем она, по-твоему, состоит?

Валманн молчал.

— То есть ты хочешь сказать, что нашел подозреваемое лицо, но не знаешь, в чем его заподозрить?

— Дай мне немного времени. Несколько часов. У меня тут… Здесь что-то… Я в этом уверен!

— Да, пожалуйста… Сколько хочешь времени, Валманн. Мертвые от тебя никуда не убегут.

— Да, но Эдланд может смыться в любой момент.

— К чему бы ему это? Уж этот сет он выиграл со счетом шесть — ноль.

— Чтобы опередить меня. Получить фору. Исчезнуть, а потом появиться в другом месте. Именно так он и действует. Мы с ним в некотором роде друг друга понимаем. Он знает, что я разгадал все это представление.

Он замолчал.

— Ты что, нить потерял?

— Да нет, — медленно произнес Валманн. — Я просто другую нить подхватил. Ты не возражаешь, если я по-прежнему буду действовать слегка в стороне от команды? Мне надо взглянуть на собранный нами материал еще раз. И с Нольде переговорить.

— Пожалуйста! — Рюстен сделал знак рукой, как будто приглашал к столу. Однако лицо его выглядело расстроенным. Ну ничего ни в какие ворота не лезет в этом расследовании, руководить которым ему поручили. Разве что теория Эдланда. — Как я понял, Моене слегка ослабила свое вчерашнее эмбарго?

— Я тоже об этом слышал. Не от нее самой, конечно, но…

— Добро пожаловать за стол. Но не вызывай больше никого на допрос, если у них нет дымящегося пистолета в руках.

— Устаревшая метафора, Рюстен. Сейчас достаточно маленького волоска из носа.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава