home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



36

— Вы знаете, что это такое?

Валманн вытащил из желтого пакета, который принес Рюстен, толстую книгу в переплете.

Эдланд бросил взгляд на книгу и пожал плечами. Он узнал ее.

— Это Библия Агнара И. Скарда.

— Да неужели?

— Совершенно точно.

— Мне кажется, что все Библии одинаковые. Не вижу разницы.

— Эту книгу нашли на том самом месте, которое вы указали, прямо около стула, где сидел Агнар Скард, когда застрелился.

— Разве я что-нибудь об этом сказал?

— Ну, может, не совсем прямо, но вы сказали, что Скард пробовал найти утешение в Библии, прежде чем решился покончить с собой.

— Он же был религиозный.

— Да, и еще он был в отчаянии. Он знал, что его жизнь висит на волоске. А вы воспользовались этим.

— И каким же это образом? — Эдланд казался напряженным, но сохранял спокойствие. Пережив шок, вызванный репликой Валманна, он, по всей очевидности, решил принять вызов.

— Позаботившись о том, чтобы он нашел в этой Библии если не утешение, то, во всяком случае, возможность некоторого облегчения.

— И как же мне удалось это сделать?

— Просто открыв ее. Вот так. — Валманн открыл эту толстую книгу и показал выемку, вырезанную посередине.

— Здесь вы спрятали пистолет. Тут есть следы от масляных пятен, совпадающие с маслом на пистолете. Мы это проверили.

— Но зачем, вы думаете, мне это понадобилось? Ведь Скард и сам мог спрятать там пистолет, после того как раздобыл его.

— Разве мог верующий человек сделать дырку в своей собственной Библии, чтобы спрятать там орудие убийства?

— Такой чокнутый, как Скард, мог.

— А откуда вы так хорошо его знаете?

— Карин мне о нем рассказывала, — ответил Эдланд со страстным упорством. — Много рассказывала. Это был мерзкий извращенец, который разрушал чужие жизни. Он не заслуживал жить на этом свете.

— И вы решили его казнить?

— Я этого не говорил! К тому же он сам обо всем позаботился.

— Но несомненно под вашим влиянием.

— Это всего лишь домыслы.

— Спросите фру Эллингсен, так ли это.

— Да кто же такая эта фру Эллингсен, о которой вы говорите?

— Нам пока не удалось ее найти, — признался Валманн, чуть ли не добродушным тоном. — Но мне кажется, мы почти у цели. Она не сообщила своего адреса супругам Далбю, а телефон дала ненастоящий. Но я уверен, что фру Далбю ее узнает, если мы устроим вам двоим перекрестный допрос, а вам наденем парик.

— Ну и фантазии у вас!

— Да, мы тут в провинции тоже все время чему-то учимся, хотя и не очень быстро.

— Во всяком случае, у вас, очевидно, полно времени для безумных фантазий.

Эдланд понял, что его попытка пошутить не находит отклика. Глаза у него забегали, он лихорадочно искал выход, как зверь в ловушке.

— Мы мало о вас знаем, Эдланд. Нам даже не известно, настоящее ли это имя. Правда, мы удостоверились, что вы питаете пристрастие к парикам.

— Что?

— От того рыжего парика, который вы носили прошлым вечером в «Виктории», в гостиничном номере осталось множество волос. Мы их изучили.

— И?

— Это совершенно особый парик, ручной работы, высшего качества. Такие не продаются, их заказывают.

— Ну и что?

Валманн взглянул в упор на своего противника:

— Будет нетрудно выяснить, кто заказал именно этот парик, Эдланд. На это потребуется некоторое время, но мы это сделаем. Вы могли бы, разумеется, избавить нас от лишней работы, если бы поняли, что битва проиграна, и сознались, ведь у вас признание на языке вертится.

— Вы сочиняете, господин старший инспектор.

— Вы по-прежнему отказываетесь признаться, Эдланд? Или мне следует называть вас Лив Марит? Лив Марит Скард?

Это имя произвело на Дага Эдланда чудовищное воздействие. Он внезапно стал белым, как полотно, и приподнялся на стуле. Прижав руки к вискам, он кинулся к двери в ванную.

— Проверь, что он там делает! — вскрикнул Валманн.

Рюстен, который сидел ближе всего, вскочил и помчался следом. Валманн расстегнул верхнюю пуговицу рубашки — в комнате стало жарко. Похоже, он выигрывает в этом затянувшемся состязании, но борьба отнимает столько сил. Он и представить себе не мог, что такой чувствительный слабак, как Эдланд, сможет так упорно сопротивляться.

Однако человек, вернувшийся после бегства в ванную, выглядел восстановившим свои силы.

— Он принял лекарство, — объяснил Рюстен. — Две таблетки.

— Вы всерьез думаете, что я имею обыкновение вести себя как трансвестит? — Эдланд вновь был на коне, в этом не было ни малейшего сомнения. Его взгляд стал открытым и ясным, а голос твердым. Он даже одарил следователей широкой улыбкой. — Вы можете как-то подтвердить это безумное обвинение или это просто домыслы?

— Вы хотите сказать, что имеете обыкновение каждый день делать педикюр?

Рюстен задал вопрос вполне спокойным тоном, однако реакция последовала потрясающая. Эдланд застыл, сидя на стуле, как будто в мгновение ока превратился в кусок льда. Затем он с криком упал на пол, поджал под себя ноги и схватился за ступни обеими руками, как будто во что бы то ни стало хотел защитить от полицейских глаз свои ухоженные ногти, покрытые розовым лаком.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава