home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

В баре «Виктория» гремела музыка. В караоке был перерыв, и музыкальный комбайн включили на полную мощность. На тротуаре перед баром стояло несколько дам в вечерних нарядах, куривших и дрожавших от холода. Парни из полицейского управления Хамара вошли внутрь и присоединились к небольшой толпе у бара. Стоявший у входа охранник узнал их и сдержанно кивнул.

Нольде произнес что-то, но из-за шума Валманн не расслышал и наклонился к нему.

— Я только сказал, что в бабах здесь недостатка нет, — закричал криминалист, стараясь перекрыть музыку. Он окинул взглядом публику без особого энтузиазма. — Но они все почти в возрасте моей тетки.

— Не познакомишь ли меня со своей теткой? — крикнул в ответ Лейв Вик, пристально всматриваясь в окружающих.

— Мы обычно называем это место чердаком для подержанных вещей, — сообщил Валманн. — Здесь нет возрастного ценза.

— Да ну! Это же про ночной бар на втором этаже, — поправил его Рюстен.

— Извини, я не хотел обидеть твой любимый бар!

— Да, я здесь частенько бываю, ну и что? — сказал Рюстен и подмигнул, дружелюбно улыбаясь. — Но ведь это по долгу службы, в поисках девчонок, сбежавших из дома. А иногда и в поисках их мамочек.

— Ordnung muss sein![3] — кивнул Фейринг. Он был также холост, но больше никто и ничего определенного не мог сказать о личной жизни этого симпатичного полицейского инспектора, при появлении которого в дежурке девушки начинали оглядывать друг друга.

— Я только выполняю свою работу.

— Да, жизнь нелегкая штука, — вздохнул Валманн и пожалел о том, что заказал еще пол-литра пива. Кружка уже стояла перед ним, такая высокая и широкая, излучающая приглушенное желтое сияние. Он уже начинал ощущать шевеление предыдущих порций в желудке.

— Да, они чем старше становятся, тем больше звереют. — Взгляд Энга неутомимо блуждал по интерьеру бара.

— Но мы ведь пришли сюда только поболтать. — Нольде даже взглядом не удостоил небольшую площадку паркета, оккупированную танцорами.

У него руки, как у патологоанатома, подумал Валманн. Эти пальцы прямо-таки созданы, чтобы копаться в трупах. Однако Нольде вовсе не был врачом, а довольствовался волосами, кровью, слюной и испражнениями. Валманн поежился и прогнал мрачные мысли. Ведь они пришли сюда отдохнуть.

— Это не всегда так просто, — промолвил Вик в паузе между глотками.

— Что непросто?

— Сохранять профессиональный облик. — Он глупо ухмыльнулся. Вик принадлежал к людям, по внешнему виду которых можно было легко сказать, сколько кружек они поглотили. — Вот если на эту телку, к примеру, надеть наручники и она бы сопротивлялась, то как ее сподручнее было бы схватить? Ты меня понимаешь?

Высокая блондинка в одиночку раскачивалась на крошечном танцполе, одетая в костюм, состоявший из нескольких клочков шифона, обернутых вокруг вязаной сетчатой майки.

— Вот это ноги, — застонал Энг, — дли-и-нющие!..

— И много обнаженного тела напоказ! — деловито отметил Фейринг. — Как, похожа она на твою тетку, Нольде?

— Д-да, одета она не совсем по сезону. — Рюстен, как всегда, был готов внести свой профессиональный вклад в оценку ситуации.

— У нее, наверное, попка замерзла.

— Иди ко мне, я тебя согрею. — Вик притопнул ногой в такт музыке, опрокидывая остаток содержимого кружки. Когда он повернулся к бару, чтобы заказать еще одну, спина его изогнулась, как будто он собирался пригласить бармена на танец.

— Нет нужды, — вставил Ульф Эрик Энг. Он вначале хранил молчание, но постепенно оживился. — Могу поспорить, что она сегодня вечером ноги не промочит. Она просто-напросто здесь живет, в гостинице.

— Откуда ты это взял, Шерлок? — Вик никак не мог оторвать взор от изящной фигурки, качавшейся в такт музыке.

— По туфлям.

— Как это по туфлям?

— Взгляни на них.

— Серебряные туфельки с жемчугом. А каблуки-то!

— Да, не совсем по сезону, — уверенно произнес Рюстен.

— У нее наверняка сапоги в гардеробе, такие высокие, черные… — По лицу Вика можно было представить себе, как в его воображении рисовалась белокурая амазонка в черных лаковых сапожках.

Нольде взглянул на ноги девушки, как будто измерял их длину для отчета.

— Здесь нет гардероба, — назидательным тоном произнес Энг. Он был совершенно прав — помещение бара было тесным, и верхняя одежда висела на спинках стульев или валялась на подоконниках. — Эта девчонка — профи. Видимо, совершает небольшое турне по отелям вокруг озера Мьёса. Договорилась заранее с клиентами, выходные проведет в Хамаре, затем отправится в Лиллехаммер, где на этой неделе предрождественская ярмарка, если не ошибаюсь. А на обратном пути заедет в Гьёвик. Так они и работают — находят клиентов в Интернете, а потом приезжают и доставляют товар, так сказать, до двери. — Энг говорил так уверенно, будто знал этот бизнес от А до Я. Он взглянул на Вика, сидевшего напротив него с застывшим взглядом. — А ее расценки уж точно не по карману полицейскому из Хамара.

Воцарилось молчание, так как возразить ничего умного никому не пришло в голову. Все, конечно, были неплохо осведомлены о гостиничной проституции и знали, что она есть и в Хамаре, однако никому не приходило в голову обрисовать общую картину. В Норвегии пока еще не запретили профессиональную проституцию, и, если не было открытого сутенерства и не поступало жалоб, полиция не могла вмешиваться. Так что ни один из этих полицейских не нарушал закона, следя глазами за статной высокой девушкой, которая раскачивалась на площадке в такт пульсирующим волнам музыки, перебрасывая из стороны в сторону гриву белокурых волос, — она явно сознавала свою привлекательность.

— Мне надо отлить. — Валманн встал и удалился.

Обернувшись в поисках туалета, он заметил одинокую мужскую фигуру за столиком у выхода. Даже в полумраке бара Валманн уловил лихорадочный блеск в глазах, следящих за танцующей блондинкой. Он почти с облегчением вспомнил реплику Энга, который, по всей вероятности, был прав. Эта девчонка уж точно не побредет одна домой после закрытия бара в эту ноябрьскую ночь. Она просто-напросто подойдет к лифту и поднимется на пару этажей с поклонником или клиентом или без такового. Но ему-то какое дело до этого? Ему бы только поскорей найти табличку с изображением маленького мужичка и облегчиться.

В тесном полумраке коридора возле туалетов прямо на него двигалась женщина, явно нетвердо держащаяся на ногах. Когда они поравнялись, ее слегка качнуло, и Валманну пришлось обхватить ее руками, чтобы она не упала.

— Оп-па! — воскликнула она, не пытаясь высвободиться.

— Ты в порядке? — Он попробовал приподнять ее, чтобы она встала на ноги.

— Какой вежливый… — Она слегка улыбнулась. — И такой красавчик…

— Да встань же ты, наконец!

Было трудно крепко ухватить ее вялое и бессильное тело, платье выскальзывало из рук и задиралось все выше, он перехватил руки и вдруг ощутил, что держит в ладонях женскую грудь.

— Может, найдем местечко поудобнее? — прошептала она, хихикнув.

Валманн по-прежнему пытался поставить ее на ноги. Он опасался, что кто-то пройдет мимо и увидит его в такой ситуации. Наконец он прислонил ее к стенке. Внезапно вялость ее куда-то исчезла, и у нее прибавилось сил, она обняла его за шею, тесно прижалась и прошептала:

— Пошли в номер… — Он почувствовал, как ее другая рука поползла вверх по его бедру. — И ты в рай попадешь, вот увидишь…

— Я… не уверен, — пробормотал он.

Она крепко вцепилась в него. Он был полупьян и ощущал тепло ее тела от шеи до самых коленок. Она ловко работала свободной рукой. Валманн возбудился и ничего не мог с собой поделать.

— Мне кажется, что ты все-таки не хочешь… — Она подняла на него глаза. Он испугался, что она собирается поцеловать его, и увернулся. Она коснулась языком его уха. — Тебе это недорого обойдется. У меня для таких красавчиков особые скидки.

— Да нет же! Ну, отстань же от меня, наконец! — Он вырвался из ее объятий, отступил на два шага назад и, отвернувшись, прошептал: — Прости, но ты не по адресу!

— Ну, ты! — прогнусавила она, просунула колено ему между ног и, тесно прижавшись, стала дергаться, как будто в танце. Она ухитрилась даже обслюнявить ему шею.

— Да отцепись же! — Он схватил ее за запястья и отодвинул от себя.

В этот момент Валманн забыл про свой полицейский статус — благодаря штатской одежде он ощущал себя обычным человеком. Но к таким ситуациям он готов не был — редко оказывался в злачных местах и никогда не клеился к женщинам. Вот уже два года, как он живет с Анитой, между ними ровные, спокойные отношения, и оба довольны. Его это вполне устраивает. Надо сейчас же отделаться от этой бабенки! Дурацкое положение, в котором Валманн оказался, внезапно ввергло его в панику, и он оттолкнул женщину, может статься, сильнее, чем надо было, так что она закачалась на своих высоких каблуках, потеряла равновесие, грохнулась об стенку и со стоном медленно осела на пол.

Валманн поспешил скрыться в мужском туалете.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава