home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 3.

Пять минут я потратила на то, чтобы выбраться из кучи бурелома, в которую нас телепортировал директор Универа. И еще полчаса на то, чтобы объяснить Кану, куда мы отправляемся, и что там будем делать. Осознав нашу цель и соразмерив с ней наши средства, приятель впал в отчаяние.

– Держись веселее, – попыталась ободрить его я. – Кан, ты ведь поляк! А я – русская! И ты и я – дети перестройки! Мы с тобой круче любого спецназа! Что нам какой-то придурок Деркаан, со всеми его предосторожностями! Мы в темпе вальса доберемся до драконьего замка, разнесем там все на запчасти, вытащим этих оборотней, проедем до границы антимагического пятна, и дадим знак директору. А уж он нас вытащит! Продукты у нас на первое время есть, деньги есть, лошадей купим в Стелларе – и рысью до горной цепи! Так что не расстраивайся!

– А драконы!?

– Ну и что, что драконы!? Если с ними можно говорить, значит можно и договориться! Уж как-нибудь! И вообще, ты меня удивляешь! Я думала, ты храбрее!

– Я тоже так думал.

На этой оптимистичной ноте мы закончили разговор, и зашагали к Стеллару. Мысли у меня были нерадостные. Перед Каном я просто обязана храбриться. Кан жутко самолюбив, а тут какая-то девчонка, младше его на год, оказалась куда храбрее! Этого он не вынесет, и быстро придет в прежнее задиристое состояние. Но сама с собой я хитрить не желала. Что мне предстоит? Добраться до гор самым кратчайшим путем, при этом обойти линию боев, в самих горах прятаться от драконов, чтобы они мной случайно не подзакусили. Говорить-то они могут, но кто сказал, что они на тот момент не будут голодны? Не скармливать же им Кана? Потом мне еще надо будет пробраться в драконий замок незамеченной. Кстати, название «замок», тут совершенно неуместно. Скорее уж это сторожевая башня. Ворота там только одни, стены – мечта альпиниста – экстремала, то есть без единой зацепки, и взобраться по ним смог бы только человек-паук, а я пока не он. И даже вместе в Каном мы эту роль не потянем. А еще надо найти в этой башне двух оборотней, и заставить их поверить мне. А, учитывая, что они там сидят без малого восемь лет, задача и вовсе не из легких. Что-то я сомневаюсь, что они за этот срок прониклись любовью и доверием к людям. Но чего планировать!? Я всю жизнь действую не по плану, а по обстоятельствам. Может, и на этот раз все будет в дугу? Жаль, Лорри с собой нельзя было взять! Лоррелайн ан-Астерра была бы незаменима в таком деле. Но ничего не поделаешь, привидений нельзя телепортировать. У них слишком малое количество вещества, так что после телепортации от бедной Лорри не останется и воспоминания. Ладно, будем справляться с тем, что есть.

Коней мы купили довольно быстро. Торговец заломил сумму, на которую можно было бы купить не двух, а шесть коней. Мы могли бы и заплатить, денег нам директор отвалил столько, что хватило бы купить и весь конезавод вместе с хозяином и слугами, но не торговаться было подозрительно. В итоге мы купили двух кобыл-трехлеток и одного мула за сумму из тридцати золотых. На эти деньги можно было купить трех хороших коней, но ладно уж… Сумму в полконя я готова была уступить торговцу. Все равно спишется, как накладные расходы! В лавке шорника мы купили сбрую, запаслись еще провизией, и двинулись в путь. Два дня мы ехали без происшествий, пробираясь лесными тропинками, и стараясь не попадаться людям на глаза. Запасы, которые дал нам директор, тоже пока не трогали. Кан умудрился подстрелить глухаря, и мы запекли его в костре, обмазав глиной. Получилось неплохо. Утром третьего дня нам пришлось выехать из леса. Часов шесть мы ехали спокойно, а потом началась, просто чертова карусель. Из-за очередного холма, который нам надо было миновать, слышался звон мечей.

– Лучше объехать, – решил Кан.

– Давай хотя бы посмотрим! – взмолилась я. – Ну пожалуйста!

– Любопытство кошек губит!

– Но мы же не кошки! Ну, давай посмотрим, осторожненько, а!?

– Сразу видно, что ты с факультета самоубийц, – сдался Кан. Ему тоже было любопытно.

Мы обогнули холм, и залюбовались. Дрались люди и элвары. Элваров было всего шесть, людей – человек пятьдесят, но сдаваться не-люди явно не собирались. И я могла их понять. Если Деркаан объявил священную истребительную войну против элваров, то их все равно убьют, только гораздо медленнее и мучительней. Так не лучше ли самим, вот так, в горячке битвы? Наверное, лучше. Я бы точно предпочла именно такую смерть. Элвары отступали, но я не могла не восхищаться ими. Один элвар стоил не меньше семи людей, и они не стеснялись это доказать. К тому времени, как упало три элвара, людей осталось не больше половины. И неудивительно. Элвары отступали, прикрывая друг другу спину, и не паникуя. Центром этой маленькой группы был, несомненно, высокий черноволосый элвар в красном плаще. На его стиль битвы я могла бы смотреть часами. Два меча, которыми он орудовал, казались реальным продолжением его рук. Я так не смогла бы, даже если бы упражнялась с утра до утра. Дайте мне в руки меч – и я сперва оттяпаю что-нибудь у себя, потом прикончу кого-нибудь из друзей, и в итоге отлично зарежусь без чьей-либо помощи. Черноволосому элвару это не грозило. И все же, все же… Сперва упал один его товарищ, потом второй, потом кто-то умудрился выбить у него из руки меч, и правая рука элвара повисла плетью. Против него оставалось не больше восьми человек. Возможно, он справился бы с ними, если бы не был ранен и измотан. Люди нападали. Я вздохнула, понимая, что опять ввязываюсь куда-то не туда, и выехала из-за холма. Кан не успел меня остановить, и я слышала, как он добрым словом вспоминал моих родственников. Ни элвар, ни его противники не обратили на меня никакого внимания. Я сосредоточилась. Заклинание было готово, но мне надо было как-то обеспечить неподвижность сражающихся, чтобы ненароком не задеть элвара. Ну не могла я дать ему погибнуть! Почему!? Если бы я сама это знала!!! И тут кто-то опять достал его мечом. И хорошо достал. Медлить больше было нельзя. И я завизжала, легко взяв верхнее ми-бемоль. От такого визга могли полопаться даже стаканы! Застыли все. Даже легкий ветерок, трепавший мне волосы, решил исчезнуть в неизвестном направлении. И я аккуратно опустила заклинание на людей.

Свет, Тьма и Силы Леса!!! Я никогда еще не пробовала это заклинание на практике. И результат был страшен. Все люди, которых накрыла пелена заклинания, все восемь человек, все они просто начали плавиться, как сыр на раскаленной сковороде. Не прошло и пяти минут, как на траве остались множество трупов, один живой элвар и восемь лужиц дурно пахнущей слизи. Я посмотрела на них, потом свалилась с лошади, и меня вывернуло наизнанку. Я еще никогда, слышите, никогда не убивала ни одного живого существа!!!

Элвар, пошатываясь, засунул один меч в ножны за спиной, потом подобрал второй, и засунул его в ножны на поясе. Повернулся ко мне, собираясь что-то сказать, и тяжело рухнул в обморок. Кан спрыгнул с лошади рядом со мной.

– Что ты себе позволяешь, Ель!?

– А что я такого себе позволяю!? – не поняла я. Меня по-прежнему тошнило, но ехидство из меня было не выдрать даже слабительным.

– Не придуривайся!!! – вскипел Кан. – На кой черт тебе понадобилось спасать, этого чертова элвара!?

– Попрошу его давать мне уроки фехтования, – попыталась отшутиться я.

После пары глотков воды тошнота прошла, и я направилась к телу в красном плаще, не обращая внимания на приятеля. Перевернула элвара на спину. С медициной у меня отношения не задались. Берёзка пыталась меня научить, но врачевать у меня получалось плохо. От головы я рекомендовала топор, от всех остальных болячек – рвотное, слабительное или спортивный режим, смотря по обстоятельствам. Но кормить элвара этими снадобьями было излишним. М-да, зря я над лекарями смеялась. Убивать-то гораздо проще, чем лечить. Но здесь никакой сложной магии не требовалось. Две раны – в правую руку и в левое плечо. Вторая более опасна, но и первая не подарок. Драться правой рукой элвар сможет только через два-три лунных круга.

– Кан, поймай, пожалуйста, пару лошадей.

– Ёлка, ты с ума сошла!? Ты что – хочешь взять ЭТО с собой!?

– А что тебя, собственно, удивляет?

От возмущения Кан не мог даже слова сказать. Только пыхтел, как кипящий чайник. Потом его прорвало:

– Ёлка, Тьма тебя забери, мы едем с важнейшей миссией, а ты!!! Зачем тебе этот клятый элвар!? Эвхаар дгеморгреаз!!! Хвыгн ун граакс!!!

Я, продолжая копаться в сумке, разыскивая нужные лекарства, с укором посмотрела на приятеля. Могу вас честно заверить, что такие слова, как «эвхар дгеморгреаз», а тем более «хвыгн ун граакс», в приличном обществе не употребляются. При женщинах – тем более. Я себя приличным обществом не считала, но пока еще оставалась женщиной. Но Кана такие мелочи смутить не могли. Он выдал еще более длинную тираду, описывая процесс появления элваров на свет, их взаимоотношения со всем миром в целом, с каждым его обитателем по отдельности, и даже с некоторыми животными из нашего мира. Я уже достала из сумки два флакончика и бинты, и вытаскивала зубами пробку.

– Ёлка, так тебя и этак!!!

– И так меня, и этак… Да слышала уже! Отвали, зануда, не то облысеешь! Иди, поймай мне еще одного коня, а лучше – двух. Вон их, сколько бесхозных бегает.

Кан плюнул и отправился ловить коней. Я понюхала содержимое флакончика. Все правильно, эта настойка способствует заживлению ран. А во втором пузырьке вытяжка из травки с красивым названием верноцвет. Отличное средство, что-то вроде наркотика. Две капли на стакан воды – и человек не чувствует никакой боли. Вопрос в другом. Как заставить элвара выпить эту дрянь? Вкус у нее такой, что даже свинью стошнит. Вернулся Кан, ведя в поводу двух коней.

– И что ты собираешься делать? Вместо ответа я кивнула ему:

– Помоги. Сейчас будет биться.

– Чем ты его хочешь? Я протянула флакончик. Кан повертел, посмотрел на свет, принюхался.

– Жавельский эликсир?

– Угадал.

– А элвара ты им не угробишь? Они же не люди?

– Не думаю. Держишь? Кан крепко вцепился в плечи элвара.

– Лей.

Я аккуратно начала капать на рану из маленькой бутылочки. Жавельский эликсир был отличной вещью. Было только одно «но». Рану он жег, как огнем. Поэтому применять его старались, пока пациент без сознания. Тело элвара задергалось, но Кан держал крепко. Я довела свое черное дело до конца, и принялась перевязывать рану на плече.

– Вот так. Рану на руке можно будет перевязать просто так, без эликсира.

– Да и не стоило на него эликсир тратить! Он на вес золота, а это всего-навсего элвар. Помесь.

– А ты всего-навсего человечишка, – внезапно отозвался элвар. – Кому ты служишь, мальчишка? Кан шарахнулся от элвара. Я фыркнула.

– Мог бы быть и повежливее, все-таки Кан принимал участие в твоем спасении.

– А ты? В стороне стояла? Элвар наконец открыл глаза, и я еще раз подумала – какой он красивый!

Элвары были единственной расой, которую создал человек. Так, по крайней мере, было написано в книгах Основателей Универа. Как это было проделано, они не писали, но какие-то злые гении, решив вывести идеальных бойцов, слили вместе, казалось бы, несовместимые расы эльфов, вампиров и оборотней. Результат впечатлял. Во-первых, элвары были идеальными воинами. Не бессмертными, чего не было, того не было. Но они могли драться с такими ранами, от которых скончался бы любой человек. Сами про себя они говорили так – оставьте нам правую руку и голову – и мы победим! Кстати, они были и самой загадочной расой на континенте. Они никого не допускали в свое королевство и ни к кому не приходили первыми. Их посольства были при дворе каждого короля, но люди не допускались на их территорию, а сами элвары не собирались откровенничать даже с магами. Точно никто ничего не знал, но, говорят, что в самом начале, при Основателях, их хотели попросту перебить. Не перебили. Оставили. И не без помощи Основателей. В благодарность элвары до сих пор более или менее ладили с магами. Позволяли изучать свой быт под строгим присмотром и приглашали верховного мага на коронацию. А сами они старались держаться подальше от всех других рас. Как-то так получилось, что их дружно признали выродками. Эл-ва-ры. Эльфы-вампиры-оборотни. Эльфы относились к элварам с отвращением, заявляя, что их светлая звездная кровь была осквернена соединением с кровью вампиров и оборотней. Что поделаешь, эльфы как были так и остались самыми большими снобами этого мира. Вампиры тоже брезговали элварами, называя их несчастными полугибридами. А оборотни бешено завидовали элварам за их качества, полученные от вампиров и эльфов. Завидовали за то, что элвары не обязаны перекидываться каждое полнолуние, что они меняют облик по желанию и в нужное им время. Конечно, это не прибавляло элварам христианской кротости. О любви к ближнему они и не слышали. И не слушали. И старались держаться в стороне от всех. Например, в Универе не было ни одного элвара. И об их магических способностях тоже никто ничего не знал. Вроде бы что-то у них было от каждой из рас, но не так, как у людей. Элвары были идеальными солдатами и все их способности были направлены именно внутрь самих себя. Регенерация, скорость, неутомимость, долгая жизнь в отличной физической форме. Как правило, элвар до самой смерти выглядел лет на тридцать-пятьдесят. Если элвар начинал выглядеть стариком, ходить с клюкой, сутулиться, покрывался морщинами, это значило, что он твердо решил умереть. Элвары присылали своих послов ко всем королевским дворам. Они считались экзотикой, вовсю трахались с человеческими женщинами, но были ли у них общие дети? Ведун утверждал, что люди и элвары могут иметь общих детей, но такие дети будут чистокровными элварами. Создатели элваров позаботились о том, чтобы оружие было легко заменить на новое. В элварах соединилась и внешность всех трех рас. Изящно, гармонично и очень красиво. Широкие скулы, узкий подбородок и высокий лоб оборотней. Чистая матово-белая кожа, полные ярко-алые губы и торчащие из-под них вампирьи клыки. Вампирьи крылья. Эльфийские вытянутые и заостренные уши и точеный нос. Явно эльфийские глаза. Огромные, миндалевидные, темно-синего, почти лилового цвета. И черные волосы. То есть не совсем черные. У левого виска элвара среди иссиня-черных локонов, виднелись три прядки ярко-золотого цвета. Я нахмурилась. Что-то было связано с этими тремя прядками. Что-то кто-то мне говорил. Это точно. Но кто? И что именно? Вспомнить никак не удавалось, и я повернулась к элвару.

– В седле держаться сможешь?

– Не знаю. Попробую.

– Нам надо свалить отсюда со всей возможной скоростью, а то еще какие-нибудь поклонники элваров объявятся. Может, дать тебе настойки верноцвета?

– Перебьюсь, – покривился элвар. – Чем ты мне залила рану?

– Жавельским эликсиром. Не повредит?

– Не должно. Помоги мне подняться. Я немного не в форме.

Я молча протянула элвару руку, Кан подхватил его и поставил на ноги. Элвар покривился от боли, но промолчал. Я порылась в сумке, долила немного вина во флягу с водой и протянула элвару. Тот сделал несколько глотков. Щеки его порозовели.

– Благодарю.

На лошадь мы его едва закинули. Если бы не магия, вообще бы не справились. Элвар был выше того же Кана на голову, а сам Кан на ту же голову выше меня. И вес у нашей находки был соответствующий. Но, наконец, мы взгромоздили его в седло, на всякий случай привязали к лошади, и двинулись дальше. Вопрос – куда ехать? – даже не обсуждался. Надо было наверстать упущенное время. Мы с Каном торопились. Но гнать лошадей, когда у тебя на руках раненый, было просто невозможно. Мы просто угробили бы элвара или довели до лихорадки. Я не могла так поступить. Да и сама была не в лучшем состоянии. Я потратила много СИЛЫ, не восполняя своих затрат, но это я сделаю ночью. Хуже было другое. Я еще никогда никого не убивала, даже животное. И вот, начала с убийства восьми людей! Стоило мне об этом вспомнить, как желудок начинал выбираться наружу. В сумерках мы съехали с дороги, и остановились в каком-то овраге. Элвар буквально рухнул на руки мне и Кану. Я потрогала его лоб. Вроде бы лихорадки не было. Завидую. Сперва скачка, с погоней на хвосте, потом схватка с круто превосходящим тебя по численности противником, две раны, лечение, после которого надо бы отлежаться, а его опять заставили ехать верхом. Этого хватит, чтобы доконать даже Кана. Элвар же был измотан, но явно выздоравливал. Действительно – идеальная боевая машина.

– Не волнуйся, я же на треть вампир, – успокоил меня раненый. – Мы регенерируем медленнее, чем те же вампиры, но уже дня через три я буду вполне здоров. Вот увидишь.

– Увидишь!? – не понял Кан. – Ничего мы не увидим. Завтра мы отправимся своей дорогой, а ты останешься здесь, и можешь добираться до Элвариона как пожелаешь. Коней мы тебе оставим.

– Вы хотите бросить меня здесь!? Одного!? Беспомощного!? Так добейте меня сразу, – предложил бессовестный элвар. – Это будет быстрей и безболезненней. Что я буду делать здесь один, раненый, не способный даже защитить себя, тем более с моей внешностью? Меня прикончат, как только я попадусь на глаза людям! Зачем вы тогда помогли мне? Лучше было умереть в бою от рук воинов, чем от лап неумытых крестьян!

Я схватилась за голову. Мне стало просто плохо. Элвар был во всем прав. И все-таки, тащить его с собой, в любую минуту ожидая удара в спину!? Мы же, как бы воюем?

– С чего ты взял, что нас это растрогает? Можешь отсиживаться в лесу, можешь совершать перелеты по ночам, благо крылья у тебя работают, можешь придумать что-нибудь еще. Тебе лучше знать о твоих способностях. Провизию мы тебе оставим. С голоду не помрешь. Кан одобрительно посмотрел на меня. Элвар улыбнулся.

– Кажется, девочка…

– Меня зовут Ёлка.

– Извини, Ёлка, но ты многого не знаешь об элварах.

– Не буду спорить, иные расы мы начинаем проходить только со следующего курса. Да и вообще об элварах мало кто мало что знает. А что именно я должна знать?

– Это ведь ты вмешалась в схватку и спасла мне жизнь?

– Я уже пожалела об этом.

– Это неважно. У элваров существует такое понятие, как кровный долг. Ты знаешь, что это такое?

– И знать не хочу. Кан мрачно сопел за спиной, понимая, что нас ждет неприятное известие.

– Кровный долг – это когда ты отдаешь жизнь за жизнь и кровь за кровь.

– Ну и что?

– В нашем случае это выглядит проще. Ты спасла мне жизнь. Теперь я должен находиться при тебе, пока не отплачу тебе тем же.

– В смысле, не спасешь мне жизнь? – уточнила я. Элвар растянул губы в улыбке.

– Ты отлично все понимаешь, Ёлочка. А пока мне не удастся отплатить тебе добром за добро, мне лучше даже не показываться в Элварионе. Можешь считать, что с этой минуты, и до первого представившегося мне случая, я твой покорный раб.

– Да зачем ты мне нужен!?

– А это уже твои проблемы. – В голосе элвара не было и тени ехидства. Но он явно издевался над нами!

– Тогда мое тебе первое и последнее распоряжение – оставь нас в покое и немедленно забудь о нашем существовании.

– Не могу, – нагло разулыбался элвар. – Моя жизнь принадлежит тебе, и освободить меня от этого может только верховный правитель Элвариона. Иначе я уже не буду считаться полноправным элваром. Мне никто даже руки не подаст. Так что мне проще будет умереть. Мечи у вас есть.

– Заткнись, а?! – окрысилась я – Пользуешься тем, что ни я, ни Кан ничего не знаем об элварах?!

– Но вы же живете в этом мире, как вы можете ничего не знать о нас?

Глаза у него были такие невинные-невинные! Как у человека, который только что высморкался в суп соседу! Еще и хлеб с тарелки упёр.

– Вот так и можем! Черт, что же мне с тобой делать!?

Показалось мне или, правда, в фиалковых глазах элвара играли насмешливые огоньки? Наверное, все-таки показалось. Потому что в следующую секунду лиловые очи опять стали удивленными и невинными.

– Ничего со мной делать не надо, просто разрешите мне ехать с вами. Я схватилась за голову.

– Черт, что же я натворила!?

– Пойдем, поговорим, – потянул меня за собой Кан. И обернулся к элвару. – Я понимаю, ты тяжело ранен, но может быть, разведешь пока костер? Огниво и трут вон в той моей сумке.

Элвар молча кивнул. Кан отошел шагов на сто от нашей стоянки, и развернулся ко мне.

– Ёлка, это просто кошмар! Мы не можем взять его с собой!

– Кто бы с этим спорил! А что мы можем с ним сделать? Добить, чтобы не мучился?

– Ну, это… как-то…, – смутился Кан.

Я знала, ЧТО он имеет в виду. Добивать придется или ему или мне, но я этого делать не стану. Это не по мне. Если мы встретимся в бою – другое дело, но так вот, подло, исподтишка… Нет, этого я не сделаю. И Кан – тоже. Он ведь тоже еще никого не убивал.

– Хорошо. Что ты предлагаешь?

– Удрать. Сегодня же ночью.

– Он ранен. Я не могу бросить его на верную смерть.

– Но почему!? Идет война! Один дохлый элвар может спасти множество жизней!

Я едва удержалась, чтобы не врезать ему как следует. Давно ли мой приятель стал такой скотиной? И что бы он сказал, если бы сам оказался на месте элвара? Один дохлый Кан может спасти много других жизней? Оставьте его и проваливайте? Сомневаюсь.

– Могу предложить другой вариант, – ледяным тоном произнесла я. – Не желаешь путешествовать с элваром? Отправляйся один. А мы с ним отправимся туда же, но своей дорогой.

– Ёлка, но он может погубить всю нашу миссию! Я старым жестом схватилась за виски.

– Кан, ты думай, о чем говоришь! Да любой элвар сейчас будет счастлив, плюнуть Деркаану в суп, и заплатит за это любую цену! Если мы объясним ему ситуацию, он просто рванется помогать нам!

– А потом убьет оборотней, да и нас вместе с ними.

– Он обязан мне жизнью!

– Это он тебе сказал! А о чем он думает, мы не знаем!

– Может, хочешь воспользоваться магическим сканированием мозга?!

– Ты отлично знаешь, что я не умею. Но ты-то читала литературу по этой теме!

– Значит, предлагаешь мне рыться в чужой грязи!

– Ну… я… – замялся с ответом приятель. Ясно. Но мне тоже этого не хотелось. Малейшая ошибка – и я возненавижу элвара до такой степени, что просто прикончу его, невзирая на раны. Даже опытные маги трижды подумают, прежде чем воспользоваться магическим сканированием. А уж такая бестолочь, как я и вообще должна сидеть и молчать в тряпочку.

– Директор назначил командиром меня, так что слушай мой приказ, – отрезала я. – Элвара берем с собой, но о нашей цели ничего ему не говорим. А при первой же возможности оставим его в безопасном месте. Обсуждение закрыто. Возражения пришлешь на адрес Универа. Тэ! Чэ! Ка!

Кану это не понравилось, но мне было глубоко плевать на его мнение. Я устала и хотела выспаться и восстановить магический потенциал. Так что я направилась обратно к лошадям и раненному. Элвар не терял времени даром. На полянке горел небольшой бездымный костер, в котелке кипела вода. Я порылась в сумке, и достала траву для заварки и высыпала ее в котелок. Это мы выпьем на троих. Отвар, честно говоря, имеет просто мерзопакостный вкус, но зато полезен. Кан, что-то бурча себе под нос о родословной элваров, доставал из сумок хлеб и мясо. После ужина я завернулась в плащ, легла на бок и пристально посмотрела на элвара.

– Ну что, давай поговорим?

– О чем? – Синие глаза смотрели невинно, как очи младенца.

– Для начала о нас. Я ученица пятого курса Магического Универа, меня зовут Ёлка. Это Кан. Он на год старше меня. Мы с одного факультета. И сейчас двигаемся к драконьим горам на поиски приключений. Элвар молча склонил голову.

– Раз уж нам не удастся избавиться от тебя, хотя бы представься, – предложил Кан.

– Меня зовут… Тёрн. Мне не понравилась краткая заминка перед тем, как он назвал свое имя.

– Тёрн – это имя или прозвище?

– И то и другое. А с какого вы факультета?

– В народе его называют факультетом самоубийц. Элвар поднял брови.

– Факультет боевой и практической магии? Я угадал? Но туда не принимают женщин?

– Я стала первой. – И видя на его лице недоверие, пожала плечами. – Придется поверить мне на слово. Цепочка осталась у директора. Нам предстоит не самая легкая прогулка и не стоит давать повода для лишней ссоры с Универом.

– Красивое имя – Ель. И тебе очень подходит.

– Мерси. А за что тебя прозвали Тёрном?

– За ветки этого кустарника, которыми я как-то набил стул для своего учителя хороших манер. Я фыркнула.

– Ладно, познакомились, теперь давайте спать.

– А часовой? – поинтересовался Тёрн.

– Я поставил магический круг, – пояснил Кан. – Нас никто не побеспокоит, а утром я его уберу.

– Отлично, – одобрил элвар.

Что на это ответил Кан, я уже не слышала. Я перевернулась на спину, и раскинула руки. Звездное небо манило к себе, тянуло, завораживало. Медленно плыли планеты в великом магическом эфире. Я сливалась со всей вселенной, забывая себя, становясь ее неотьемлимой частью, восполняя утраченные магические силы.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. "НЕ БРОСАЙТЕ МЕНЯ В ТЁРНОВЫЙ КУСТ." | Поющие в клоповнике | ГЛАВА 4.