home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

– Ч-черт! – захлопал себя по карманам Варнак, нашел телефон, глянул на экран, чертыхнулся еще раз, нажал кнопку ответа: – Доброе утро, Сергей Васильевич. Вы случайно выбрали не того абонента.

– Ты мне еще в микрофон попикай, Еремей, – хмыкнул полковник. – Куда ты там запропастился так лихо, что хоть с собаками ищи? Три дня вне связи был!

– Плохо еще у нас с сотовой связью на лесных грунтовках, Сергей Васильевич, вы уж не серчайте.

– Врешь ты все. По маячку, ты в центре Москвы.

– Вы подложили мне маячок?!

– Твой сотовый и есть твоя метка, балда! Ты чего там, водку хлещешь, коли таких простых вещей не понимаешь?

– Я алкоголь не употребляю, Сергей Васильевич, разве забыли?

– Это хорошо, что трезвый. Тогда бери ноги в руки и чеши на ВДНХ. Есть работа.

– Вот я сразу заподозрил, Сергей Васильевич, – хмыкнул Еремей, – что вы точно номером ошиблись. Никогда я у вас не работал и работать не планирую.

– Я бы мог с тобой устроить пикировку, Варнак, но поскольку дело серьезное и подставлять я тебя собираюсь по полной программе, то скажу просто: за тобой должок. Должок помнишь? Вот и не ерепенься. Подмывайся там, одевайся и давай сюда. Тут один из твоих приятелей новую систему вторичного энергоотъема рекламирует. Возле него и засветишься. Правда, я так и не понял, то ли этот агрегат морозит, то ли наоборот, сам электричество вырабатывает?

– Вот, черт, как невовремя, – отключился Еремей. – На самом интересном месте! А послать подальше нельзя, не тот товарищ.

– Так ведь я уже все рассказал, – пожал плечами страж богов. – Остальное уже к вопросу не относится.

– К какому вопросу?

– Так ведь – с чего все началось? – терпеливо напомнил Шеньшун. – Геката почему-то решила, что война случилась из-за того, что боги по примеру людей начали сбиваться в стаи. А стаи всегда между собой дерутся: за территорию, за пищу, просто за статус среди сородичей. Так вот, на самом деле было не так. Вражда развилась чисто из-за научных разногласий. Когда новые открытия начали влиять на возможности повелителей, разные ученые объединились вокруг разных идей. Никаких стай не было.

– Ты не дорассказал про Чернушку и Дракона! – напомнила Дамира.

– Это очень длинная и отдельная история, в которой никто не умер, – криво усмехнулся нуар. – К войне она никакого отношения не имеет. До первых нападений противников перерождения на Родильные древа двухвостов прошло еще несколько лет. Много лет. Повелитель Драконов поначалу долго не верил в такую возможность, а потом еще успел построить убежища и создать стражей с разнесенным сознанием для их защиты.

– Да, это место пророчества мне особенно понравилось, – улыбнулась «деловая» ипостась Гекаты. – «Для убиения придуманные, разумом разорванные, волей проклятые». Это про нас с тобой, челеби, про нас! Странно. Я была уверена, что боги просто дерутся друг с другом. А оказывается, они отстаивали научную идею! Или к концу войны все успели забыть, откуда и зачем все пошло?

– Я заснул в самом начале, после первых набегов, – сказал Шеньшун. – Рассказал все, что знаю. Теперь твоя очередь, Геката. Мне тоже интересно, что там без меня происходило.

– Стоп! Стойте! Так нечестно, я тоже хочу послушать, – забеспокоился Еремей. – Давайте, пока я не вернусь, не начинать?

– А Сахун и Волерика? Что случилось с ними? – спросила Дамира.

– Тоже ничего. Они стали самыми преданными слугами Повелителя Драконов. Хотя особой службы он от этих смертных и не просил. Я почти каждую осень, после первого снега, помогал ему с охотой, и мороженого мяса им хватало почти до весны. Детей у них было много, все родились в пруду главного гнездовья. Думаю, если в вашем мире кто-то еще умеет предсказывать будущее, это значит, что в нем есть частица странной Волерикиной крови. В общем, жили они долго и счастливо, а их потомки благополучно расселились по всей Ильме, как сейчас называется эта река. Я специально смотрел, было любопытно.

– Вот как? – Археологиня встала, потянулась, зашла стражу на спину и обняла, сложив руки ему на груди: – Так твой повелитель разгадал тайну Сахуна и Волерики или нет? Что за сила связывала их вместе?

– Я разгадал, – ответил нуар, поднимая к ней лицо. – Это безумие!

– Что?! – растерянно переспросила Дамира, а руки ее как-то странно дернулись, оказавшись у Шеньшуна на горле. – Что ты сказал?

– Я сказал, что я от тебя без ума!

Женщина улыбнулась, поцеловала его в губы:

– Бесовство какое творится... Вроде, и слова те же самые, и даже смысл не поменялся. А звучит иначе. Ты мне вот на что ответь, страж богов... По смыслу у тебя, вроде как, в Пермском крае все происходило, и Пологие горы очень на Уральские похожи. Правильно? Но у тебя так все звучит, как будто они тянутся с запада на восток, а Пермь севернее. А великая северная река, которая отделяет удел бога от ледников, – это, выходит, и вовсе Волга получается? Ты ничего не напутал?

– Нет, – лаконично парировал нуар. – В мое время все выглядело именно так. Отсюда к Пологим горам лететь нужно было на юг, а не на восток. И еще я лазил по южному Полуледнику, названному так потому, что половина континента была покрыта льдом. Не весь. Половина.

– Так! – отступила от него археологиня и направила палец, словно целилась из пистолета. – Уверен?

Страж улыбнулся. Дамира Маратовна посмотрела на часы и достала мобильник:

– Последний шанс признаться, – предупредила она.

– Стреляй! – разрешил Шеньшун.

Археологиня быстро пролистала список контактов, нажала кнопку вызова, поднесла трубку к уху:

– Ильхан Гергиевич? Это вас Дамира Иманова беспокоит. Помните студентку с истфака?

– А-а, как же, как же, помню. Сакмара, кумыс, горы... Ты как, еще не профессор? А то я встану!

– К сожалению нет, Ильхан Гергиевич, не успела. Но стараюсь. Вы не могли бы мне консультацию небольшую по своему профилю дать? Мы сейчас пытаемся произвести датировку мегалита в Ахуново. Это который на границе Челябинской области и Башкирии. Возникли некоторые вопросы по геологии.

– Ну, геология понятие растяжимое. Но если смогу, отвечу.

– Тут так получается, что половина Антарктиды в эпоху его строительства была свободна ото льда. Не подскажете, когда это было?

– Так я и поверил, что вы половину Антарктиды там откопали! – весело отозвался геолог. – Что ты мне голову морочишь? Опять, небось, кто-то картой Пири Рейса сбоку трясет?

– То есть, в обозримом прошлом это невозможно?

– Ох, Дамира, странный у тебя какой-то интерес для археолога. Но если тебе зачем-то нужно этот факт доказать, на карту Пири Рейса не ссылайся. Ее в желтой прессе до дыр затаскали – сразу на смех подымут. Ссылайся на доктора Джека Хока из Иллинойского университета. Он в восемьдесят шестом году изучал керны, взятые со дня моря Росса, и обнаружил в них речные отложения, которые датируются вилкой от шести тысяч лет назад до пятнадцати. А раз есть речные отложения – значит, там текли реки. А если текли реки – значит, льда на континенте не было. В общем, если интересны подробности, ищи на сайте тамошнего университета. Для своей датировки, если она действительно нужна, можешь выбрать среднюю дату. Десять тысяч лет назад устроит?

– Зря смеетесь, Ильхан Гергиевич. У нас по ориентировке мегалитов получается, что север был там, где запад, а запад – там, где юг. Ну, примерно. Точную градусную сетку не составить, мегалиты были повалены. Потому и вопросы такие странные получаются. У вас есть геологические данные о том, чтобы север мог оказаться от нас в направлении современной Норвегии? И чтобы запад Европы был покрыт вечными ледниками?

– От проклятье! – Собеседник что-то свистнул себе под нос. – Десять тысяч лет твоему мегалиту, так и запиши.

– А-а-а... А почему? – растерялась археологиня.

– Ну-у, надеюсь, развернутой лекции ты от меня по телефону не ждешь? А если вкратце, то с семьдесят первого по семьдесят четвертый годы в Северо-Европейском бассейне Ледовитого океана работали наши научные корабли «Профессор Зубов» и «Профессор Визе», которые собрали обширную коллекцию кернов с тамошнего дна. Исследуя отложения, они обнаружили, что десять тысяч лет назад и ранее воды Атлантического океана в бассейн Ледовитого не попадали. Я понятно выражаюсь? Короче, если для школьников, десять тысяч лет назад Гольфстрим был перегорожен в районе Исландии. Тогда это объяснили подъемом Фареро-Исландского порога... Это хребет на дне океана. В общем, было решено, что он поднимался и перекрывал течение. Десять тысяч лет назад утонул обратно, и всем снова стало тепло, светло и весело.

– Но при чем тут моя древняя обсерватория?

– Да при том, милая, что происходило это сорок лет назад! Я про взятие кернов говорю. А двадцать лет назад теория подъема и опускания дна океана была объявлена лженаукой и похоронена с громкими фанфарами и малыми почестями. Сиречь, Исланский порог перекрывать течение теперь не могёт. И остается одноединственное объяснение: что десять тысяч лет тому в районе Исландии был северный полюс, а течение Гольфстрима перекрывала сопутствующая злобным холодам ледяная пробка. Поздравляю с открытием, жду шампанское. Но только чур на меня не ссылаться! Ссылайся на отчеты по экспедициям, они в институте Арктики и Антарктики в открытом доступе.

– Вот это да! – ошарашенно подняла глаза Дамира, завершив звонок. – Шеньшун, почему ты всегда оказываешься прав?

– Я страж богов, – с достоинством ответил нуар. – Я воспитан в честности и всегда говорю правду.

– Так, сейчас проверим... – Археологиня включила компьютер, несколько минут сосредоточенно стучала клавишами. – Ага, вот карта Антарктиды, вот море Росса. Проклятье, опять все совпадает! От моря идет равнина, а потом горная гряда. Ты забирался за ледяными водорослями вот здесь?

– А чего тебя так удивляет, девочка? – подошла ближе Геката.

– Если Антарктида – Полуледник, а Исландия – север, то получается, что весь Ледниковый период – это просто то время, когда полюса располагались в других местах! Северный – возле Исландии, южный – в Индийском океане, в море Дейвиса.

– Молодец, малышка, быстро соображаешь.

– Разве такое возможно?

– Ты помнишь пророчество? Помнишь волну, о которой говорила в своем видении предсказательница?

– Стоп! Стоп! Стоп! Имейте совесть! – взмолился Еремей. – Мне же тоже интересно! Не обсуждайте всего этого без меня!

– Ладно, челеби, так и быть,– подмигнула «деловая». – Сейчас, специально для тебя, я сотворю чудо.

– Больно не будет?

– Будет хорошо. Как ты мог заметить, наши голубки не спали уже примерно пятьдесят часов и не клюют носом из чистого упрямства. Сейчас я хлопну в ладоши, они упадут в постель и от прикосновения простыней отключатся, как китайский фонарь при виде батарейки. Занимай низкий старт, в твоем распоряжении не больше восьми часов. Итак, внимание...

«Лягушонка» развела руки:

– Ап-п-п!

1

Размах крыльев найденных на сегодня летающих ящеров достигает 15 метров. Но маловероятно, что палеонтологам попались самые крупные экземпляры существовавших птерозавров. Скорее всего – уцелели останки «середнячков», как наиболее многочисленных.

2

Учитывая ситуацию, возникшую в последние годы вокруг «водных родов», автор считает своим долгом напомнить, что при всех безусловных преимуществах этого естественного способа появления детей, оно не дает полной гарантии от возможных осложнений, а потому роды в любом случае должны происходить под присмотром врача. Что до воспитания младенцев в воде – то польза от такого решения уже признана даже официальной медициной, и бассейны для «грудничков» ныне доступны повсеместно. Как ни крути, но против природы не попрешь: все мы потомки зубатых китов, и наши дети растут в воде лучше, чем на суше.

3

Сколь остры инструменты каменного века, известно любому современному человеку, ибо в мире нет никого, кто хотя бы раз в жизни не порезался осколком стекла. Между тем, такие осколки, способные наносить глубокие раны даже при легком прикосновении – это и есть классическая заготовка для инструментов далекого прошлого.

4

Ныне хорошо известные как Mesenchytraeus solifugus, Chlamydomonas nivalis, Rhaphidonema nivale и другие.

5

Под ныне известным «водяным святилищем» Нан-Мадол располагается еще одно, более древнее, на глубине шестидесяти метров.

6

Исследования проводил сперва калифорнийский ученый Рой Бриттен (Roy Britten, California Institute of Technology), затем специалист из Блумингтона Мэтью Хан (Matthew Hahn, Indiana University at Bloomington).

7

Данные исследования ведет по общей программе международный коллектив: Томас Маркус-Бонет, (Tomas Marqu^-Bonet, Evolutionary Biology Institute), Эван Эйхлер (Evan E. Eichler, Washington University) и Аркадий Наварро (Arcadi Navarro, ICREA-IBE Barcelona).

8

17 марта 1960 года сэр Алистер Харди, профессор Оксфордского университета, опубликовал статью «Был ли предок человека водным обитателем?» («Was Man More Aquatic In The Past?») в журнале «The New Scientist».


Глава двадцать пятая | Храм океанов |