home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12. Гостевая, питательная и плановая

Получаса для водных процедур женщинам, разумеется, не хватило, но через тридцать шесть минут они все-таки появились в гостиной, где их ждали друзья. Приятный рассеянный свет ничуть не походил на зловещую тьму близ Узилища, напротив, он говорил об уюте и отдыхе, к которому манили и удобные мягкие стулья вкруг большого стола, накрытого скатертью-самобранкой.

Минтана в отчищенном магическим шкафом платье, с распущенными подсыхающими длинными волосами прятала в уголках обычно чуть поджатого рта умиротворенную улыбку. Она казалась какой-то беззащитной, может быть, потому, что из глаз исчезло неизменно подозрительное выражение. Элька блистала очередным провокационным нарядом. Нал, тоже успевший немного освежиться, только глаза вылупил, когда в дверях показалась девушка в узких, облегающих стройные ноги, словно вторая кожа, брюках и белой кружевной рубашке с широкими манжетами и отложным воротом. Две крупные блестящие пуговицы на ней — у горла и на уровне талии — выполняли чисто декоративную функцию, а половинки рубашки соединялись широким серебристым шнуром. В просветах легко можно было разглядеть и тело Эльки и ее очень дорогое и красивое кружевное нижнее белье. Гал недовольно засопел, но устраивать "разбор полетов" в присутствии гостей не стал.

— Классно выглядишь, — ухмыльнулся Рэнд подруге и поднял в вверх два больших пальца. Этому жесту его научила Елена, и вор, обожавший всякие тайные знаки, моментально подхватил его, как дурную привычку. — Только что-то штанишки такие скромные?

Вместо ответа Элька ухмыльнулась в ответ и повернулась спиной. На ягодицах, там, где у обычных штанов должны были бы быть карманы, красовались две ядовито-красные декоративные аппликации в виде божьих коровок.

— Вопрос снят! — расхохотался Фин так, что крысу пришлось постараться, чтобы не свалиться с его колен.

— Прошу к столу! — и бровью не поведя в сторону обыкновенно-экзотического наряда Эльки, пригласил Минтану Лукас, приодевшийся в роскошный весь затканный золотом камзол оттенка темного изумруда. Его пушистые каштановые кудри посверкивали в свете ламп таким изумительным блеском, что производители шампуней всех миров, проведай о мосье, ползали бы за ним на коленях, предлагая контракт на участие в рекламных съемках. Маг встал, чтобы отодвинуть для дамы стул. Минтана поблагодарила его кивком головы и опустилась на сидение. Любезный кавалер присел следом и обратился к Налу и колдунье одновременно:

— Есть ли у вас какие-то пожелания относительно меню трапезы?

— На ваше усмотрение, хозяин, — ответила за двоих Минтана, и маг вежливо (а кто будет ссориться с норовистой кормилицей) попросил самобранку:

— Ужин на восемь человек, пожалуйста!

— И лайса, подружка, налей с медком, я попробовать хочу, чем их там, на Алторане, поили! — просительно добавил Рэнд.

Кисточки скатерти едва заметно пошевелились и на столе одно за другим стали возникать сначала пустые приборы, а потом горшочки, блюда, салатницы, графины и прочая посуда заполненная едой, напитками и приправами. Самолюбивое магическое создание, стремясь произвести впечатление на гостей, постаралось на славу. Ароматы, заструившиеся в воздухе, вышибли бы слюну и у самого привередливого гурмана, что уж говорить о людях, налазившихся по горам.

Когда первый голод был утолен, завязался вежливый разговор, еще не касавшийся главной темы.

— Вы тут все вместе живете? — поинтересовался Нал, перебегая взглядом с хитрой физиономии Рэнда, сооружающего на своей тарелке какую-то чудо-гору всякой всячины, на суровое лицо Гала, методично полосующего ножом полупрожаренное мясо, с воина на дивный лик светлой эльфийки, питающейся какими-то свернутыми в трубочки разноцветными листочками, от Мирей к Максу, отчаянно жонглирующему столовыми приборами, с технаря на изысканного мага, казавшегося ожившей иллюстрацией из книги по этикету, от Лукаса к веселой Эльке, со здоровым аппетитом молодости поедающей салат. Люди, сидевшие с защитником за одним столом, казались такими разными, но одинаково загадочными.

Вопрос Нала был задан таким невольно задумчиво-подозрительным тоном налогового инспектора или блюстителя нравственности, что Элька расхохоталась так, что уронила вилку в тарелку, и простонала сквозь смех:

— Ага, и спим вповалку в полном разврате! Большая и счастливая шведская семья! Только потом долго лечим синяки, ведь все такие костлявые, ни одного мягкого толстячка нет, как нет!

Рэнд, у которого слова мужчины вызвали столь же двусмысленную ассоциацию, от хохота едва не свалился под стол, Макс и Мирей смущенно заулыбались, Гал чуть заметно нахмурился, а по губам Лукаса тайком скользнула игривая улыбка. Защитник смутился и стал багровым, как переспелый помидор, от шеи до самых кончиков ушей, кажется, у него покраснели даже светлые волосы. Но, быстро заметив, что никто и не думает обижаться, Нал присоединился к общему веселью. Заулыбалась даже Минтана.

— У вас очень красивый, уютный, светлый и живой дом, в нем так легко дышится, — пригубив терпкого красного вина, вступила в беседу колдунья, сглаживая ненамеренную неловкость Нала. — Я удивительно свободно себя ощущаю, словно всю жизнь несла на плечах какой-то невидимый, но тяжкий груз и внезапно эту ношу убрали.

— Ничего странного в ваших ощущениях нет, дан Минтана, — тоном знатока заметил Лукас, охотно поддаваясь стремлению дамы увести разговор от щекотливой темы. — Наш мир свободен от влияния Темного и ваша личная, физическая и магическая энергия не расходуются ни на поддержание целостности печати, ни на противостояние излучению, идущему из Узилища и распространяющемуся в границах Алторана.

Пока Минтана прихорашивалась перед трапезой, Элька успела кратко пересказать женщине разговор компании в пещере, так что объяснение Лукаса показалось ей вполне логичным. Кивнув в знак согласия, дан Минтана мечтательно продолжила, словно выпитое вино вскружило ей голову, даруя несвойственную прежде романтичность слога:

— Я как бутон цветка, вынесенный из бесконечной ночи на благословенный свет и обретший шанс распуститься. Столько живительных токов изначальной энергии никогда прежде не ощущала в себе.

— А это легко проверить! — сунув Мыше в зубки кусочек нежной ветчины вмешалась Элька, тряхнув распущенными волосами. — Наколдуй чего-нибудь простенького и посмотри, сколько на это израсходуешь сил.

— Предложение не лишено смысла! Можно попробовать на заклятье света, — тоном истинного знатока одобрил мосье, оправляя шикарный, затканный золотом не меньше, чем камзол, манжет рубашки и отправил в рот кусочек ростбифа. После прыжков по горам даже Лукасу хотелось не тонких деликатесов, а добрый кусок мяса.

Приняв совет к сведению, Минтана встряхнула кистью левой руки и, прищелкнув щепотью пальцев, направила указательный на декоративный подсвечник с пятью толстыми коричневато-золотистыми ароматическими свечами.

Бесшумная, но ослепительно яркая вспышка разорвала романтичную полутень столовой. Пять свечей, стоящих в подсвечнике на маленьком столике у окна, в один момент загорелись неистовым пламенем и опали лужицами цветного воска, распространяя сильный запах корицы и еще чего-то медвяно-терпкого. А в следующую долю секунды вслед за свечами оплыл и золотой подсвечник, оставив озерцо расплавленного металла.

На время вспышки осторожная скатерть-самобранка со всем содержимым исчезла прямо из-под носа ужинающей компании и вернулась только тогда, когда все что можно уже было расплавлено, а пожара не случилось. Живые существа, исключая Гала, подхватившего со стола крышку от утятницы и заслонившего ею Эльку, словно щитом, и Рэта, юркнувшего к Рэнду за пазуху, отреагировали не столь оперативно.

— Ой! — ахнула Минтана, в неподдельном изумлении уставившись на свою тонкую руку, оказавшуюся способной на деяния столь потрясающий разрушительной силы.

— Ик…, - донеслось со стороны потерявшего дар речи Нала, непривыкшего к таким спецэффектам в магии напарницы. Обычно она действовала куда более незаметно и тихо, стараясь не привлекать лишнего внимания.

— Класс! — искренне восхитилась Элька, аж подпрыгнув на стуле, и непременно вскочила бы посмотреть на следы маленькой катастрофы, если бы не вездесущая рука Гала, намертво пригвоздившая к стулу ее колено, уберегая от ожогов. — Ты теперь, Лукас, сможешь репетировать стоны из оперы "Мадемуазель, что вы опять натворили!" еще и на Минтане, не все ж тебе меня, бедняжку, изводить.

— Особенно мне нравиться слово "бедняжка", — насмешливо фыркнул Рэнд, выуживая из глубин своей васильковой рубашки пережившего шок зверька. — Но полыхнуло здорово, тебе еще учиться и учиться!

— Прямо сейчас? — коварно поинтересовалась Элька. — И учительница под рукой есть!

— Упаси Творец! Только этого мне не хватало! — испуганно воскликнул мосье, замахав на проказника вора длинными рукавами камзола, словно пытался взлететь из-за стола, но каким-то чудом при этом умудрился ничего не задеть, не опрокинуть, не намочить и не выпачкать. Макс завистливо вздохнул, украдкой пальцами поднял упавший с вилки на скатерть кусок куриной котлеты и принялся на примере Минтаны прикидывать, подсчитывая в уме, какой интенсивности была вспышка магии и какова процентная доля от таланта данов блокируется на Алторане.

— Во имя Света Лучезарного, прошу прощения! — в смущении, где испуг перемешивался с восторгом, потупилась колдунья. — Я вовсе не хотела нанести дому, нас приютившему, никакого урона.

— Ничего страшного, дан Минтана, — снисходительно улыбнулся маг, уже придя в себя и оценив степень ущерба, нанесенного обстановке. — Пусть ваши манипуляции с огнем были несколько неожиданны, я имел в виду лишь создание световых шаров, зато мы получили более чем явное доказательство истинности своего предположения.

— Я выпустила столько силы, сколько всегда уделяла, чтобы зажечь свечу, — призналась Минтана, — а оказалось…

— Нам остается только порадоваться, что вы не пожелали зажечь сразу пяток, — беззлобно подколол колдунью Рэнд.

— Ты была бы равна величайшим древним данам Алторана, если б не проклятая Тень Темного, крадущая твою силу, — убежденно заявил Нал, гордясь своей напарницей.

— Не передергивайте, мосье, — поморщился Лукас, снова принимаясь за мясо, — не слишком удачное плетение заклятья Узилища мешает мадемуазель Минтане не меньше темного влияния его пленника. Я видел эти чары и познал их суть.

— Больше никакой магии, пока не поедим, — строго велел Гал, аккуратно водружая крышку на место.

С грозным воителем никто спорить не стал и до самого завершения трапезы — подачи восхитительно десерта, состоявшего из нескольких тортов, блюд с пирожными, желе и свежими фруктами, никто не проронил ни словечка на сколько-нибудь рисковую, связанную с колдовством тему.

Наслаждаясь буквально тающим во рту воздушным пирожным, Минтана восхищенно спросила:

— Для вас создает пищу это магическое полотно?

— Наша самобраночка не какое-то там "магическое полотно"! — слегка возмутилась Элька, погладив пошедшую волной возмущения скатерку. — Она поразумнее иного человека будет! И уж всяко полезнее!

— И покапризнее! — шутливо прибавил Рэнд, с ухмылкой ткнув пальцем в направлении оскорблено отодвигающегося в сторону блюда, с которого вор таскал маленькие пирожки с фруктовой и ореховой начинкой.

— Она самая лучшая, — заключила Мирей, тоже погладив скатерть.

— Прошу прощения, — поспешно сказала Минтана, обращаясь к скатерти, — я не хотела тебя обидеть. Спасибо за угощение!

Сменив гнев на милость, самобранка тряхнула кисточками и материализовала у руки колдуньи вазу с так понравившимися ей сластями. На всякий случай поблагодарив "хозяйку" еще раз, Минтана взяла еще одно пирожное, но надкусить его не успела, откуда-то из-за дверей послышался музыкальный звук, похожий на быстрый перебор гитарных струн.

— В дверь звонят?! — удивился Макс.

— К нам гости? — задумчиво выгнул бровь Лукас. — Кто бы это мог быть?

— Я открою! — одновременно выкрикнули любопытные Элька и Рэнд, вскакивая из-за стола и сообщая это уже из коридора.

Гал тихо вздохнул, одним неуловимым плавным движением оказался на ногах и помчался вслед за непоседами. Как ни доставали его временами коллеги, это еще не означало, что воин позволит им рисковать жизнью вместо себя.

— Мы живем очень уединенно, — дал справку Минтане и Налу, удивленным столь бурной реакцией хозяев на происходящее, Лукас. — Гости у нас большая редкость.

Мосье Д" Агар скромно умолчал о том, что с тех пор, как команда поселилась в доме, дверным звонком с магически изменяющимся набором мелодий никто кроме жильцов не пользовался. Да и те — Элька и Рэнд с Мирей — просто развлекались, исследуя обширный репертуар мотивов. Впрочем, маг понимал, что все когда-нибудь случается впервые и скоро ему представится возможность удовлетворить свое любопытство на счет того, кто именно решил использовать звонок по прямому его назначению.

В холле высокий Гал оказался куда раньше более мелких коллег: Эльки и Рэнда, хоть те и неслись со всех ног. Воин молча кивнул друзьям в сторону, указывая то место, где они должны будут стоять, пока он открывает дверь. Суровый взгляд Эсгала красноречиво поведал девушке и вору, что выбор у них не богат: сделать так, как велит мужчина или убираться назад в столовую, дверь откроют без них. Пришлось подчиниться, но никто не помешал Эльке возмущенно прошипеть в спину воина:

— Тиран!

Никак не показав девушке, что он слышит оскорбление, Гал взялся за ручку и одним рывком распахнул входную дверь. Двое тощих, взъерошенных и большеглазых подростков, мнущихся на пороге при виде грозной фигуры воина с мечом в руках, выступающей из полумрака, невольно попятились и постарались выдавить приветственные улыбки. Поучившееся скорее можно было отнести к посмертным маскам скончавшихся от страха.

— Уии! — восторженно взвизгнула Элька и, оттолкнув Гала, ринулась к парочке гостей. — Ну, наконец-то заглянули! Привет, ребята! Я по вам так соскучилась!

Девушка повисла на шее сначала у одного смущенно, но совершенно искренне улыбающегося молодого человека, в плотных, но драных на коленках штанах, потом у второго, на лоб которому падал уморительный рыжеватый чубчик.

— Прекрасная леди, добрый вечер! — воскликнул первый гость.

— Ну чего вы стоите, Дэвлин, Тэлин! Проходите! — ухватив их за руки, девушка уже втаскивала визитеров с крыльца в дом. — Есть хотите? Ну конечно хотите! Вы же все время голодные! Пошли в столовую!

— Ты их знаешь? — уточнил Гал, пряча в ножны не подавшее сигнала тревоги оружие.

— Конечно, знаю! — радостно подтвердила Элька.

— Это ее законные мужья, — брякнул Рэнд, хитро сверкнув глазами.

— Вот еще, — возмутилась Елена, отыгрываясь на воине за то, что он не дал ей первой открыть дверь, — скажешь тоже, мужья, только любовники! Я пока сомневаюсь, стоит ли в столь юном возрасте связывать себя обременительными отношениями! Все-таки большая ответственность!

— Элька вас разыгрывает, сударь, — поспешил стеснительно уведомить грозного воителя Дэвлин, нервно взъерошив свой непокорный чубчик. — На самом деле мы…

— Ее дети! — с невинной радостью закончил Тэлин, просияв улыбкой во весь рот.

Гал в замешательстве моргнул и перевел вопросительный взгляд "С кем? Когда? И где ты все это успела?" на Елену, та моментально приняла невинный вид раскаявшейся блудной овечки. Дескать, ну что ж, было, было, но все мы не без греха!

Розыгрыш испортил Рэнд. Ни на долю секунды не поверив Тэлину, вор не выдержал и расхохотался, тут же начали хихикать Элька и Тэлин. Дэвлин же, метнув на друга и напарника строгий взгляд, вздохнул и все-таки закончил фразу:

— Мы метаморфы, посланники Совета Богов, сударь. Дозволено ли нам будет преступить порог вашего гостеприимного дома?

— Если я скажу "нет", что это изменит? — не слишком вежливо буркнул Гал и одним толчком захлопнул дверь за метаморфами. Щелкнул магический замок.

Воин дернул уголком рта и словно молчаливый конвоир направился вслед за фиглярами, которых Елена, откуда только в хрупком девичьем теле взялись силы, почти волокла по направлении к столовой и при этом весело болтала без умолку:

— Я так соскучилась! Обещали заходить, а сами? Опять вас гоняют по мирам без продыху? Марш ужинать!

— Марш ужинать? — хитро ухмыльнулся Фин. — Уж не Эсгала ли я часом слышу?

— Право же, милая леди, нам очень неловко, не хотелось бы стеснять вас. Удобно ли? — вежливый, смущенный и польщенный тем, что его так тепло встретили, расшаркался на ходу Дэвлин, не без белой зависти оглядывая роскошный дом, приютивший команду.

— Я вам, кажется, уже говорила, что в жизни есть только одна неудобная штука, — шутливо нахмурилась Элька, не выпуская руки метаморфа из своей.

— Спать на потолке! — охотно вспомнил Тэлин. — Одеяло падает!

Рэнд, слышавший от Эльки о метаморфах и оттого воспринявший их как старых приятелей, снова ухмыльнулся, хлопнул Тэлина по плечу и поспешил записать на корочку остроумную фразу.

— Вот-вот! — рассмеялась Елена, энергично кивнув. — Ну-ка признавайтесь, когда вы в последний раз ели?

— Мы завтракали, — скромно признался Дэвлин, почему-то отводя в сторону виноватые глаза, словно заинтересовался узором обоев на стене.

— Вчера, — скроив кислую физиономию, наябедничал Тэлин, игнорируя укоризненный взгляд старшего напарника.

— Так недолго и с голодухи помереть, ребята! — бурно возмутился Рэнд, распахивая перед гостями двери столовой, и завопил с порога:

— Эй, самобранка, у нас еще два гостя, не жравшие толком больше суток!

— Они сыр любят, — дала наводку Элька и, представляя смущенных парнишек публике, огласила:

— Дэвлин и Тэлин — посланники-метаморфы! Прошу любить и жаловать!

Парочка вежливо расшаркалась со всеми присутствующими и после краткой процедуры представления, будучи усаженными за стол, взялись за еду. Заботливая и видно проникнувшаяся сочувствием к голодающим самобранка наметала массу разнообразнейших яств, распространяющих уморительный сырный аромат: сырные пироги, жульен, сырные палочки, сырную запеканку, спагетти под сырным соусом и так далее и тому подобное…

Осторожно распробовавшие несколько первых кусочков, метаморфы буквально набросились на пищу и некоторое время не могли остановиться. Поэтому все общение с новоприбывшими на первые полчаса свелось к наблюдению за ними и благодарным взглядам Дэвлина и Телина. Даже непробиваемый Гал сочувственно качнул головой, оценив, насколько проголодались "детки" Эльки, и не стал делать никаких критических замечаний. Пока гости ели, Елена успела объяснить Минтане и Налу, что такое "метаморфы". Лукас украдкой призвал сканирующие чары и совместил десерт с исследованием редких существ.

Наконец, все страждущие утолили голод и, горячо поблагодарив самобранку, выползли из-за стола, чтобы перебраться в гостиную. В зал совещаний, хранящий некоторую официальность атмосферы, никому идти не хотелось. В креслах и на диванах столовой расположилась сытая и умиротворенная публика.

— Ребята, так вы в гости заглянули или по делам? — запросто уточнила Элька, нисколько не зацикленная на тонкостях этикетного общения.

— Хотелось бы первое, но… — с искренним сожалением вздохнул Тэлин, наслаждаясь редким по своей одновременности и частоте ощущением сытости, тепла и уюта. Мягкое кресло, принявшее его в свои объятия, оказывало на парнишку снотворное действие.

— Ну, значит, потом будет повод прийти просто так. У вас же, наверное, тоже отпуск бывает, — махнув рукой, посочувствовала Елена. — А лишних комнат у нас в доме завались, на роту гостей хватит, чего уж говорить о двух тощих метаморфах, которые вдвоем на одной раскладушке потеряться смогут!

— Благодарим за великодушное приглашение и гостеприимство, дорогая леди, — вступил в беседу Дэвлин, тоже борясь со сном. — Мы действительно чрезвычайно рады вновь встретиться с вами, но привело нас в столь уединенный и превосходно защищенный край поручение Совета Богов.

— Чего, петиции им уже надоели, теперь с курьером задания слать будут? — уточнил Рэнд, развалясь в кресле и тасуя карты ради того, чтобы чем-нибудь занять руки. За этим процессом с почти маниакальным интересом следил Нал, невольно сжимая и разжимая руки, а за своим защитником наблюдала Минтана, недовольно поджав губы, но просить посланца Совета Богов прекратить заводящее азартного воина занятие не решалась. Гостья не считала себя вправе вмешиваться в чужую жизнь.

— Нет, у нас иное поручение, — заверил компанию Дэвлин. — Мы метаморфы-посланники — гонцы Совета Богов к тем, кому назначено услышать его весть, будь то приказ, просьба, предостережение или наставление.

— И что именно они сподобились передать нам? — заинтересовался Рэнд.

— Мы все внимание, мосье, — уверил метаморфа Лукас.

Просчитав варианты действий, маг решил, что проще будет заклятьем затуманить память алторанцев, если они услышат что-то не предназначенное для их ушей, нежели пытаться выставить их из комнаты, объявляя разговор сугубо конфиденциальным.

— Мы с напарником ожидали обычного списка поручений после очередного заседания. В перерыве между ними в ложу Тройки нанесла визит богиня Ирилия, — запросто признался Дэвлин, Мирей, не сдержавшись, восторженно ахнула, осенив свою грудь знаком цветка, а метаморф, понимающе глянув на жрицу, продолжил. — Нам велено предать сообщение для всей команды.

Все подались вперед, ловя каждое слово Дэвлина. Он снова открыл рот и произнес неожиданно высоким и каким-то звенящим, словно дюжина серебряных колокольчиков, голосом:

— Следуйте пути, что выбирают женские сердца, доверьтесь им, и принятое решение будет верным. Остерегайтесь пути меча, что принесет лишь новую боль и тьму. Да будут сокрушены преграды, да будет восстановлено разрушенное!

— Очень, очень конкретное пожелание, — не удержался от ироничного замечания Рэнд, пустив карты змейкой из руки в руку.

Макс же удивленно спросил у Дэвлина:

— А почему ты тембр голоса сменил?

— Его устами глаголала Ирилия, — вместо метаморфа благоговейно ответила Мирей и продолжила, обращаясь к Фину. — Светлая богиня обладает великим пророческим даром, но в ее речах никогда не было приказаний. Благая Ирилия, Исцеляющая Души, лишь предлагает путь, приоткрывая завесу тумана, а не повелевает ему следовать. Выбор есть всегда!

— А ты чего, конкретных инструкций хотел? — подмигнув Рэнду, иронично хмыкнула Элька, машинально поглаживая Мышу. — По-моему и так все ясно, дальше ехать некуда: нам, как говорила Мири, надлежит войти в Узилище и попытаться поговорить с этим самым Темным. Кто знает, вдруг придем к консенсусу? Во всяком случае, выходить против него с мечом на бой покровительница нашей жрицы не рекомендует. А поскольку сама Мирей нам никогда ничего дурного не советовала, возможно, есть смысл постараться последовать совету ее богини. Наш Эсгал конечно очень крут, но даже его против такого крутого типа, как Темный с Алторана, похоже, он все-таки бог, может оказаться маловато.

Гал очень недовольно нахмурился, но возражать пока не стал, зато заговорили метаморфы. Дэвлин промолвил, бросив неуверенный взгляд на грозного воина:

— Да, на Алторане в заточении действительно находится бог. Они могущественны, их жизнь почти бесконечна по меркам людей, но отнюдь не бессмертны. Убить их очень сложно, но возможно, только если на божество поднимает руку простой смертный, то ему приходится жестко платить за это. Если же погибает темное божество, проклятие его гибели падает не только на убийцу, но и на весь мир, где это случилось.

Лукас признательно кивнул метаморфу, однако развивать тему не стал, полагая, все что нужно, Эсгал поймет сам. Мосье лишь заметил, задумчиво потирая бровь кончиками тонких пальцев:

— Мы впервые получили от Совета Богов намек на желательный исход дела и путь решения. Прежде они никогда не вмешивались…

— Ирилия очень редко посылает откровения, — предупредила Мирей, в ярко-желтых глазах жрицы полыхнул фанатичный огонек истовой верующей.

— Значит, — кивнув в знак того, что слышал слова эльфийки, заключил маг, — мы должны к ним прислушаться и выработать план, согласующийся с пожеланиями Тройки и богини Ирилии.

— В конце концов, кто платит, тот и заказывает музыку, — весело, потому что все складывалось так, как она считала правильным, улыбнулась Элька, намекая на источник финансирования команды.

— Я не пойду на сделку с совестью только потому что так велят ОНИ, — всё обдумав, сурово рубанул Гал. Зеленые глаза с вертикальными зрачками холодно и неумолимо смотрели на враз съежившихся и растерявших всю сонливость метаморфов.

— Мосье, ни о каких сделках, тем более со столь важной госпожой, как совесть, пока не может идти и речи, — вкрадчиво заметил Лукас. — Мы лишь собираемся найти способ пройти в Узилище сквозь печати, не снимая их, и поговорить с заключенным богом. В конце концов, именно он находится в невыгодном положении.

Гал еще более посмурнел и замолк, замкнувшись в себе. Минтана и Нал, отчетливо понимая, что сейчас они не имеют права голоса, тоже ждали решения команды.

— А кто пойдет в Узилище? — так же азартно, воспринимая все происходящее как увлекательную игру, вопросил Фин.

— Лукас, Гал и я, — с ходу ответила Элька. — Маг будет говорить, Гал внушать страх, а я создавать атмосферу дружбы и взаимопонимания! Мне с господами, имеющими в своем имени приставку "темный", общаться в удовольствие.

— Не все "темные" столь обаятельны, как ваш "друг" Ильдавур, мадемуазель, — предостерег девушку мосье.

— Тебе лучше тоже остаться дома, — обронил Гал, переведя строгий взгляд с метаморфов на Эльку. Правда, на девушку он не оказал столь примораживающего и устрашающего влияния, как на бедолаг Дэвлина и Тэлина.

— Фигушки! — подхватившись с кресла, горячо возмутилась Елена, упирая руки в боки и вздергивая острый носик. — Нашел дурочку! Как самое интересное начинается, так Элька домой! Я тебе что, собачка дрессированная?

— Там может быть опасно, — почти опустился до увещеваний воин, ошарашенный столь темпераментным протестом.

— Для кого? Для меня с Мышей, или для тебя, сэр Праведный Меч? — подступая ближе к мужчине, резонно возразила Элька, вновь прозрачно намекая на свои теплые отношения с темными силами и резкую конфронтацию с ними Эсгала. Нал только сочувственно крякнул, явственно представляя себе, что испытывает коллега, когда на него набрасывается прехорошенькая колдунья.

— Пусть идет, — примиряюще воздевая руки, вступил в разговор Лукас. — Кто знает, с чем нам придется столкнуться? Если бессильной окажется любая магия и ваш легендарный меч, мосье, хаотическая сила мадемуазель может стать нашей единственной защитой.

Гал недоуменно уставился на Лукаса, а тот счел возможным пояснить:

— С силой можно и нужно разговаривать, имея за плечами силу. Любое оружие не совершенно, каким бы могущественным оно не было, и могущество магии не беспредельно, любой, кроме хаотической. Хаотическая же магия, насколько мне известно, способна воздействовать на любой неживой и живой объект без ограничений. Все дело лишь в направляющей силе обладательницы дара.

— Вот видишь, — моментально и совершенно упокоившись улыбнулась Элька хмурому Галу и, запросто усевшись к нему на колени, улыбнулась. — Я все равно пойду!

— Как только мы сообразим, "как", — уточнил маг.

— Без разведки, не имея преставления о плане Узилища отправляться опасно, — твердо заявил Эсгал, совершенно очевидно собираясь предложить себя в добровольцы-первооткрыватели.

— А давайте Рогиро пошлем, он же все равно призрак! — осенило Эльку от безнадежного сознания того, что если в Узилище первым с Темным столкнется "добряк" Эсгал, то может не случиться никакого "потом", где могли бы поучаствовать и все остальные. И не дожидаясь одобрения своему предложению, а тем паче возражений, быстренько закричала:

— Эй, Роги-и-ро-о-о-о!!!

— Что значит "все равно призрак"? — выступая из стены, недовольно отозвался сеор — привидение, в ответ на оглушительный вопль Эльки, потрясший дом от фундамента до самого чердака. Конечно, любопытный дух знал о деле команды и слышал весь разговор.

Минтана и Нал сдержанно ахнули, но ничем иным своего удивление от неожиданного появления полупрозрачного мужчины не выдали, благо, что тот вел себя воспитано, диких рож не корчил и гостей злобными завываниями, не в пример Эльке, не пугал. Метаморфы же, и вовсе привычные ко всему на свете и во что только не перевоплощавшиеся на своем веку, нисколько не устрашились. Напротив, Дэвлин и Тэлин с любопытством уставились на штатного библиотекаря команды, которого в самых ярких красках им как-то живописал на досуге Связист, обожавший посплетничать об общих знакомых и регулярно снабжавший метаморфов сведениями об Эльке, судьбой которой парни живо интересовались с тех самых пор, как доставили девушке самый замечательный контракт на работу.

— Значит, что тебе для преодоления печатей их не нужно снимать, — тут же выкрутилась Елена, не говорить же самолюбивому и обидчивому Рогиро, что раз он уже мертв, ему никакие опасности не страшны и именно поэтому призрак можно использовать в качестве шахтерской канарейки.

— А правда! — поддержал подружку Рэнд, обернувшись к призраку и продолжая не глядя тасовать колоду. — Прошвырнешься по Узилищу, разглядишь там все, расскажешь нам, куда можно перенестись, а куда соваться не след! Тебе-то бояться нечего! Ни огонь, ни вода, никакое оружие не страшны!

Лукас, прекрасно понимающий, что у Темного бога вполне могут найтись ловушки и для призраков, не стал ни возражать, ни соглашаться с друзьями, он только внимательно отслеживал реакцию сеора Гарсидо на провокационное предложение поучаствовать в авантюре. Все-таки маг понимал, что отправить в Узилище для начала привидение куда безопаснее, чем соваться туда самим наугад. Тем более, если Рогиро не согласиться, то соваться придется, предварительно сняв печати.

— И каким образом ты сможешь удостовериться на моем опыте в безопасности пребывания в Узилище Темного? В самом ли деле безопасно для живого то, что оказалось безвредным для призрака? — уточнил, подплывая к Элькиному креслу (все равно девушка пока не слезала с коленей Эсгала) и "усаживаясь" в него, Рогиро, чем дал понять, что настроен на продолжение беседы.

— Так ты же теперь можешь варьировать свое состояние от энергетической формы духа, до вполне материальной оболочки живого существа! — наивно вспомнил Макс и умилился: — Как вовремя Элька наколдовала! Проникнешь призраком, а дальше материализуешься, первичный анализ атмосферы проведешь, местность обследуешь…

— Я разве сказал "да"? — удивился Рогиро тому, что технарь уже составляет для него план действий.

— Так ты отказываешься? — оторопело и разочарованно, как ребенок, которому только показали и тут же спрятали новую игрушку, жалобно спросил Шпильман, ероша свои многострадальные волосы.

— Нет, я согласен, — вздохнул Рогиро, понимая, что поломаться для проформы не получиться, не обижать же милого паренька. Это с Элькой, Луксом или Рэндом можно было ехидничать в свое удовольствие, Макс же ехидства как такового не понимал и сразу терялся. — Надеюсь только, что мне не придется чрезмерно рисковать вновь обретенной плотью. Каков ваш план, сеоры?

— Лукас, а Рогиро действительно ничего не грозит? — уточнила внимательная Мирей, все-таки задав именно тот вопрос, которого так хотел избежать пронырливый маг.

— Мадемуазель, — вздохнул мосье, на секунду коснувшись пальцами висков, и постарался ответить честно, — я хотел бы уверить вас в этом, но, увы, поклясться честью не могу. Никакое физическое воздействие не сможет причинить вреда сеору Рогиро, но есть ведь и иные чары, предназначенные для воздействия на бесплотные сущности.

Призрак слушал мага очень внимательно, сцепив свои прозрачные руки на груди, ястребиный профиль был непроницаем, только посверкивали подозрительные глаза.

— Тем не менее, я надеюсь, что нашему другу не придется подвергаться опасности! Мы просим его войти в Узилище не для того, чтобы воевать вместо нас, его задачей станет лишь осмотреться и, буде на то воля Сил, испросить у Темного, заключенного в стенах тюрьмы, разрешения на аудиенцию для Посланцев Совета Богов. Я готов поставить на то, что бог, томящийся в застенках, тоскует не только по свободе, но и по обществу и, какова бы ни была его кровожадность и склонность к жестокости, власть Совета признает.

— Темные боги регулярно участвуют в заседаниях Совета, — поддержал мага Дэвлин, постаравшись стряхнуть с себя ощущение сытой расслабленности. — И пусть они не всегда довольны его решениями или согласны с ними, но открыто никогда не выступают против. Совет достаточно силен, чтобы призвать нарушителей Равновесия к ответу.

— Милейшая сеорита, — во взгляде, обращенном на Мирей, было тепло и искренняя симпатия. Теперь, став призраком, Рогиро неожиданно осознал, что может позволить себе те человеческие привязанности, которым так долго не давал власти над собой, будучи человеком из плоти и крови по форме, но по сути лишь Тенью Короля Ильтирии. — Ваша забота и тревога необыкновенно льстит, но, поверьте, я даю свое согласие на эти забавную авантюру вовсе не из желания пожертвовать собой. Сеор Лукас прав, я не слишком рискую, во всяком случае, рискую не в пример меньше вашего. Кроме того, должность библиотекаря хоть и весьма мне по нраву, но иногда нет ничего приятнее, чем ощутить свежий ветер риска.

— Тоскуешь по старым временам, а, Рогиро? — подколол призрака Рэнд.

— Нет, новые не менее интересны, — по-волчьи усмехнулся вальяжный сеор, и из-под его вежливой маски проглянула суть записного дуэлянта и искателя приключений. — И я с удовольствием поучаствую в деле.

— В таком случае, сеор, отправляемся в зал совещаний и переносимся к Узилищу? — Лукас встал и предложил Рогиро:

— Пока вам лучше обрести плоть, я не знаю, как отреагируют границы Алторана на мою попытку переправить сквозь них призрак.

— Сочтут его контрабандой и остановят на таможне, — сострила Элька.

Рогиро, не желавший проблем с "таможней", принял разумное предложение. Мысленно огласив свое желание, в следующую секунду сеор обрел вполне привлекательное плотское обличие. Хаотическая магия продолжала успешно действовать.

— Вы действительно желаете говорить с Темным? — убедившись, что Посланцы Совета Богов не шутят и всерьез намереваются придерживаться своего невероятного плана, с изумлением, к которому начали примешиваться пока еще не оформившиеся, смутные подозрения, пробормотал Нал.

— Разумеется, — ответил любимым словечком Рогиро Лукас, слегка поклонившись воину.

— Но он ведь само воплощение Зла! — попыталась возражать Минтана.

— Леди, ваш темный бог действительно является архетипом мирового зла, но лишь для Алторана, — вежливо вмешался в разговор Дэвлин. — Боги таковы, какими мы их воспринимаем. Поэтому, к сожалению, вам никогда не дано договориться с ним, а ему с вами. Вы неосознанно ждете беды и обязательно получите ее, такие ожидания темные боги всегда оправдывают, ибо такова суть темного жребия. Чтобы найти выход из тупика, нужно вести игру по новым правилам. Именно поэтому для решения щекотливых проблем миров и создана команда при Совете Богов. Они нейтральная, не имеющая личных интересов сторона, способная отстраненно взглянуть на проблему и найти такое решение, какое никому завязанному в этом деле не придет на ум.

— Именно поэтому на нашу зарплату раскошеливается Совет Богов, а не платит вызвавший помощь мир, — хохотнул Рэнд не без гордости.

— Мы найдем наилучший выход, — постарался утешить алторанцев Лукас, но Элька не дала ему этого сделать, завершив фразу за мага:

— Но не факт, что вы лично и ваша Твердыня сочтете его таковым. Для нас главное, чтобы в вашем мире дела наладились.

— И наши возражения не имеют никакого значения, — догадалась Минтана, поджав губы впервые за все время, пока гостила в волшебном доме.

— Мы вас выслушаем, но поступим по-своему, — беспечно пожала плечами Елена и тоже встала.

— Не переживайте, верьте в судьбу, — мягко тронул за плечо Минтану Тэлин и, кивнув на компанию, прошептал: — Их избрали боги, шестерых во всей Вселенной, для того, чтобы они трудились в мирах. Если Алторану не помогут они, то и никто не смог бы помочь.

Вольно, невольно ли, но метаморф подобрал именно те слова, какие нужно было услышать колдунье. Она поблагодарила его взглядом и немного приободрилась. Спор не успев разгореться, затих и, покинув гостиную, компания вышла в коридор.

— А вы куда наладились, ребята? — руки Эльки уперлись в груди метаморфов, вознамерившихся вместе со всеми пройти в зал совещаний. — Передали все что нужно?

— Да, — согласился Дэвлин, моментально сообразив, в чем дело. Метаморф потупился и расшаркался. — Благодарим за трапезу и приятное общество, дорогая леди. Нам было необыкновенно приятно вас повидать, но теперь пришла пора покинуть ваш гостеприимный кров.

Тэлин выглядел, как побитый бродячий пес, которого на пару минут пустили погреться в теплый подъезд и вновь выгнали на мороз. Нал и Минтана в брезгливом недоумении смотрели на девушку, зато команда и призрак были почти спокойны, не считая легкого напряжения в ожидании очередной выходки Эльки.

— Куда это вы собрались на ночь глядя? — удивился Рэнд так, что даже перестал тасовать колоду.

— Но э-э, — попытался оправдаться растерявшийся Дэвлин, беспомощно озираясь.

— Никаких "но э-э", — категорично решила хаотическая колдунья. — Еле на ногах держатся, в лунатиков играют, зевают так, что щас рот порвут, а все куда-то уйти порываются! Завтракали вчера, а спали, небось, вообще на прошлой неделе! Вон комната для гостей с двумя кроватями, — девушка развернула метаморфов лицом к дверям и подтолкнула в нужном направлении. — Марш туда, и чтобы мы вас больше до утра не видели, а то к кроватям привяжем! Правда, Гал?

— Истинно, — согласился воин, очень довольный тем, как трепетно стала относиться к чужому режиму Элька, а значит, появилась надежда, что когда-нибудь она начнет его соблюдать и сама.

Благодарно улыбнувшись и даже не став возражать для проформы, метаморфы убрели спать. Тэлин смотрел на Эльку с такой жаркой благодарностью, словно она подарила ему ключ от сокровищницы какого-нибудь дракона, а не возможность спокойно выспаться в тепле и уюте.

— Бедолаги, — шепнула Мирей, от всего сердца жалея бесприютных пареньков.

— А давайте их оставим? — предложил Рэнд, так часто бродяжничавший сам, и заработал удивленный с изрядной долей восхищения взгляд эльфийки. — Пускай живут, места у нас навалом, самобранка всегда накормит!

— Хорошо, когда есть, куда возвращаться, — задумчиво кивнул Гал, каким-то своим мыслям.

— Я не против, — улыбнулся Лукас, ответив просто, без своих обычных выкрутасов.

— Значит, мне маленького мордодралчика завести не дал, а Рэнду аж двух метаморфов разрешил дома держать к крысу в придачу! — шутливо надулась Элька на воина, стукнув его кулачком в грудь.

— Будьте же справедливы, мадемуазель! — заметил Лукас, иронично выгнув бровь. — Мосье Эсгал не возражал, когда вы "завели" нам библиотекаря, во всяком случае, не возражал сильно.

— Я сам завелся, — съехидничал Рогиро, вскинув голову и расправив плечи. — И, кажется, на это никто из вас не жаловался, сеоры и сеориты!

— Ладно, — нехотя смирилась с очевидной логичностью заявления мага Элька и перестала дуться на Гала.


Глава 11. Перед Узилища | Шестеро против Темного | Глава 13. Хозяин Узилища