home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2. Чудеса, разборки и сборы

В ближайших планах девушки стоял душ и стремительное перемещение в рабочий зал, где очень скоро должны были собраться все члены команды для чтения очередной петиции из груды, возвышающейся в центре большого стола. Связист столь регулярно подтаскивал очередную кипу документов, что команда божественных помощников уже перестала надеяться на естественную убыль петиций. Им даже начало казаться, что документы тайком, по ночам, ведут свою собственную, противоестественную жизнь, плодом которой становится естественная прибыль корреспонденции. Рэнд высказал эту версию вслух и предложил оставить в качестве дежурного неспящий призрак сеора Рогиро, но тот весьма категорично отказался от столь щедрого предложения.

Каким образом Гал, никуда не спеша, везде оказывался вовремя, Элька понятия не имела, но ясно чувствовала, что дело не только в длине ног коллеги. Оставалось только предположить, что Эсгал был существом особой породы — оборотней пунктуальных, но поскольку сама девушка принадлежала к виду "человек легкомысленный", ей приходилось торопиться изо всех сил. Вихрик в ореоле чуть влажных светлых волос мчался по коридору, не замечая ничего на своем пути.

— Сеорита, видимо, очень спешит, — с чувством оскорбленного достоинства, констатировал Рогиро, когда Элька пролетела прямо сквозь призрачное обличье родовитого ильтирийца, ныне штатного библиотекаря команды.

Елена резко притормозила и развернулась. Просчитав траекторию своего движения, девушке не составило труда сообразить, чем уязвлен бесплотный дух. Стараясь немного загладить невольную вину, Элька лучезарно улыбнулась, как улыбалась всегда после очередной шкоды, и бодро поздоровалась:

— Привет, Рогиро, как жизнь?

— Вы хотите сказать, как смерть, сеорита? — съехидничал зловредный дух, не в добрый час для благостного настроения вздумавший покинуть пределы своей вотчины — библиотеки — и посетить нижний этаж.

— Не придирайся к словам, — скорчила уморительную мордашку девушка. — "Я мыслю, значит, существую", а уж каким образом, не так уж и важно. А?

— Нет, — процедил Рогиро и добавил своим изысканно-колким тоном: — Но если сеорите понравилось разрывать мою призрачную оболочку, она может делать это столь часто, сколь ей заблагорассудится. В конце концов, каждый сеор — слуга сеорите, в призрачном он обличье, или во плоти — не так уж и важно! А?

— Вредный ты тип, Рогиро, или, может, встал не с той ноги, — пожаловалась Елена и попыталась извиниться: — Я же не нарочно сквозь тебя пробежала. И вообще, то тебе нравится быть призраком, то не нравится, ты бы уж определился, в конце концов. Хотела бы я, чтобы ты был таким, как тебя это устраивает в любом из миров!

— Я бы тоже хотел. Учту ваши пожелания, сеорита, — буркнул пребывающий не в духе дух сеора и, отвернувшись от языкастой девчонки, углубился в стену…

Вернее лишь попытался в нее углубиться, но вместо этого изо всех сил шарахнулся высоким благородным челом о твердую поверхность стены, обшитой до уровня талии тонкими буковыми досками, и взвыл не столько от боли, сколько от удивления, а потом принялся суматошно хлопать по своей груди, бедрам, ногам и бормотать: "Что это? Что? Что случилось?" Догадливая Элька протянула руку и для проверки ущипнула Рогиро за первую подвернувшуюся ей часть тела. Сеор возмущенно зашипел, потирая зад:

— Право, мы с вами не в столь близких отношениях, сеорита, чтобы вы позволяли себе такие вольности!

— Вот тебе и на, что-то действительно случилось, — протянула Элька, в веселом замешательстве почесав бровь и подергав сама себя за хвостик светлых волос, как правило, это помогало думать.

— Опять доколдовалась? — как всегда вовремя возникая в коридоре, укоризненно уронил Гал, смерив Эльку и Рогиро мрачным взглядом.

— Почему сразу я? — попыталась оправдаться девушка.

— А кто? Не я же? — хмыкнул воитель и, ухватив взъерошенную хаотическую колдунью за руку, поволок ее вверх по лестнице, бросив Рогиро непререкаемым тоном: — Следуй за нами!

На ходу вспоминая, как полагается подниматься по лестнице с помощью ног, пользуясь ступеньками и перилами, а не на бреющем призрачном полете, высокородный сеор без всяких возражений покорно пошел вслед за воителем. Гал умел приказывать так, что желания спорить с ним ни у кого не возникало. Элька не в счет.

— Вот! — объявил воин, возникая на пороге зала совещаний и выталкивая вперед Елену, как сорванца, пойманного за кражей яблок в саду.

— Что именно "вот", мосье Эсгал? — поинтересовался неизменно вежливый Лукас Д" Агар, отрываясь от страниц "Дорожного атласа".

— Если ты хочешь представить нам эту красотку, так мы уже знакомы! — весело подтвердил Рэнд, раскачиваясь на стуле по рискованной амплитуде. — Я даже имя ее знаю. Сейчас вспомню!

— Товарищ начальник мне опять дело шьет, — печально вздохнула Элька, сцепив руки так, как будто на ней были наручники.

Макс и Мирей, только собиравшиеся садиться на свои места за общим столом, не сдержались и прыснули.

— Она заколдовала Рогиро, — не опустившись до пикировки с языкастым вором, буркнул Эсгал, отступая назад, чтобы дать возможность сеору Гарсидо войти в зал и приблизиться к обществу.

— Заколдовала? — недоуменно переспросил Лукас, пытаясь понять, почему тревожится воин, но глазастая целительница Мирей опередила мага, изумленно воскликнув:

— Рогиро, ты опять стал живым?

— Вот тебе раз! Правда, что ли? А ну-ка! — восхищенно выдохнул Рэнд и, оставив в покое многострадальный стул, вскочил, подбежал к пребывающему в неком подобии психологического шока бывшему привидению и ущипнул его как раз в то же самое место, куда несколько минут назад целилась Элька.

Рогиро взвыл вторично и вышел из состояния ступора, в котором подчинялся безапелляционным командам Эсгала.

— Поосторожнее с руками, если не желаете лишиться их, сеор, — отступив на шаг, зловеще предостерег Фина Рогиро и вздохнул, но это был не просто вздох, кажется, оживший дух пробовал на вкус сам воздух, смакуя каждую его молекулу, и потер руки.

Команда окружила бывшее приведение, с любопытством взирая на симпатичного сеора, неизвестно каким образом обретшего плоть. В глазах Макса, сподобившегося надеть кроссовки, явственно читалось фанатичное желание уволочь Рогиро в свою рабочую комнату с кучей техники и подвергнуть самым подробным и зверским исследованиям.

— Сеорита Мирей права, я снова обладаю телом, — изумленно констатировал Рогиро, разглядывая свою теплую, состоящую из мяса и костей, как подсказывали его ощущения, руку. Через длинные пальцы и ладонь больше не просвечивал пол.

— Но каким образом вам удалось добиться столь впечатляющего результата, мадемуазель? — заинтересовался Лукас, прищелкнув пальцами.

— Я лишь сказала, что хочу, чтобы Рогиро был таким, как его это устраивает, — беспечно пожала плечами Элька и, обиженно надув губки, добавила, метнув на Эсгала сердитый взгляд: — А потом Рогиро врезался в стенку, прибежал Гал и поволок меня сюда, чуть руку не оторвал, маньяк несексуальный!

— Типичное проявление хаотической магии, — довольно кивнул расфранченный маг и уточнил: — Значит, сеор предпочел снова стать человеком?

— В тот конкретный момент да, — подтвердил Рогиро, поразмыслив. — Но сейчас даже не знаю, благодарить мне сеориту или проклинать, и в призрачном состоянии есть свои преимущества, простор и скорость перемещения, всеведение…

Сеор махнул рукой в подтверждение своей короткой речи, и наблюдательный Макс выдохнул:

— Ой! Твои пальцы, Рогиро, они прошли через стол!

— Как вы там сказали, мадемуазель Элька, "был таким, как его это устраивает"? Похоже, вы, mon ange, сотворили поистине уникальное заклятье, — Лукас поцокал языком и для проверки провел рукой сквозь снова обретшего воздушность Рогиро, Рэнд тут же успешно повторил маневр друга. Запуская пальцы в призрачного ильтирийца можно было не опасаться получить по шее.

— Н-да? — чуть недоверчиво хмыкнула изруганная в пух и прах воителем Элька.

— Отныне наш дорогой библиотекарь волен сам выбирать, кем ему быть: призраком, как прежде, или человеком, — гордо, словно сам составил заклятье, констатировал маг. — Прежде я не сталкивался с такого рода чарами, все их жалкие аналоги не имели возможности обратной метаморфозы.

Рогиро тут же поспешил проверить гипотезу мосье мага, вновь обретя плоть и постучав кулаком по столу. Раздавшийся звук подтвердил правоту Лукаса на все сто процентов.

— Вот видишь, ничего страшного не произошло, а ты на меня кричал, — укорила Элька воина. — Вот обижусь, разговаривать с тобой перестану… нет, — передумала девушка. — Этим тебя не проймешь, я лучше тебе петь буду, что-нибудь из "Агаты Кристи", например…

И Элька затянула без всякого чувства мелодии, зато вдохновенно и громко:

— Дворник, милый дворник,

Подмети меня с мостовой.

Дворник, милый дворник,

Жопа-а-а с метлой….

— Страшное наказание, — искренне признал Лукас, борясь с желанием зажать уши, как это поспешно сделала тонко чувствующая Мирей, — но мы-то пред вами ни в чем не провинились, мадемуазель. Не подождете ли вы более уместного момента для наказания мосье Эсгала?

— Когда он останется один и решит опрокинуть чашку-другую горячего ташита, — находчиво подсказал ехидный Рэнд.

— Ну ладно, уговорили, — сжалилась Элька и замолчала, главным образом потому, что Гал даже не поморщился при ее великолепном пении. Компания, самоотверженно выдержавшая ужасное испытание, облегченно перевела дух.

— Пожалуй, сеорита, я должен высказать вам мою глубочайшую благодарность, — проверив еще раз свои новообретенные возможности, путем повторного обретения плоти, призрак отвесил Елене элегантный поклон и галантно поцеловал ручку девушки.

Польщенная Элька расплылась в довольной улыбке, присела в неком причудливом подобии реверанса, подхватив краешек шортиков вместо юбки, и от всей души ответила:

— Всегда, пожалуйста!

— Маг, ты уверен, что Рогиро единственный, с кем Элька выкинула очередной фокус? — нахмурившись, допытывался у Лукаса воин.

Лукас на секунду прикрыл глаза, открывая дом и его окрестности магическому зрению, и уверенно подтвердил:

— Именно, мосье Эсгал, никаких возмущений, вызванных действием стихийной магии мадемуазель Эльки, в ауре дома я не отмечаю. Единственным результатом проявления таланта нашей коллеги можно считать заколдованность сеора Рогиро. Но он, как я понимаю, к мадемуазель никаких претензий не имеет.

— Совершенно верно, — самодовольно улыбнулся Рогиро, подкрутил ус и погладил свою элегантную эспаньолку, от которой сходили с ума красавицы сеориты и завидовали достойные сеоры. Похоже, значительной части женской половины населения миров еще мог выпасть счастливый шанс узнать знаменитую Тень Короля поближе.

— Еще бы, я и сам не отказался бы так заколдоваться! — завистливо воскликнул Рэнд, темпераментно жестикулируя. — Это ж даже с замками возиться не нужно, заходи в бесплотном обличье и бери, что хочешь… Нет, даже как-то скучно получается, — немного поразмыслив, заключил вор, закусив губу. — Но все равно здорово!

— Извини, — после тяжелой паузы — таймаута на раздумье, заполненной ворохом научных вопросов Макса к Рогиро (что удивительно, сеор даже честно пытался на них отвечать), обратился Эсгал к обиженно сопящей девушке. — Я не знал масштабов учиненных тобой безобразий и встревожился, но я не хотел быть грубым или причинить тебе боль. Хорошо, что на этот раз ничего серьезного не произошло.

— Я что-то не понимаю, это он прощения просит или по новой меня оскорбляет? — во всеуслышание огласила Элька назревший вопрос, уперев руки в бока и тряхнув хорошенькой головкой, как непокорная кобылка.

— Наверное, того и другого понемногу, — насмешливо фыркнул Фин, дернув уголком рта. — Как всегда. Он ведь по-другому не может!

— Гал есть Гал! — примирительно улыбнулась Мирей, чутьем эмпатки ощущая искренность извинения воителя, поданного в диковатой, но весьма характерной для него форме.

— Это точно, — не стала спорить девушка. — Что с него взять?! Давайте что ли петицию какую-нибудь почитаем, разнообразия ради? Не водить же весь день хороводы вокруг Рогиро? Он не новогодняя елочка, чай! А-то обступили библиотекаря, ему, небось, дышать темно и воздуха невидно! Ну как сейчас переволнуется, удар хватит, и снова помрет! Кто с книгами возиться будет? Я ведь, как бомба, два раза в одну воронку не попадаю, то есть, — исправилась Элька, поскольку ее шутка оказалась понятна только Максу, — снова его так же заколдовать вряд ли смогу!

— Мы ни в коей мере не желаем сеору Рогиро столь печальной участи, — велеречиво согласился маг, но ситуацию испортил Рэнд, услужливо продолжив:

— Быть заколдованным тобой дважды!

Элька прыснула, но шуточный подзатыльник Фину все равно отвесила, пока Лукас завершал речь:

— Поэтому охотно отпускаем его и желаем скорейшего освоения в новом, поистине редкостном состоянии!

— Займусь этим незамедлительно, сеоры и сеориты. Но если вам понадобится моя помощь, зовите, — великодушно предложил Рогиро и испарился из зала совещаний, пока команда занимала свои, успевшие стать традиционными, места за столом. Понявшая, что гроза прошла стороной, исчезнувшая было осторожная Мыша снова возникла на запястье Эльки.

Традиционность и чинность мероприятия портили лишь довольные улыбки "божьих работников" и пестрый волчок, установленный практически в середине стола, рядом с кипой документов. Этот аксессуар притащил с одной из своих выходных прогулок Рэнд и предложил определять с его помощью "везунчика", которому выпал шанс прочитать очередное обращение. Все согласились, маг подтвердил, что использование предмета, подразумевающего случайный выбор, а значит, выражающего высшую волю Сил Случая, лишь приветствуется. Гал хмыкнул, но с возражениями не полез. В конце концов, эта игрушка не покидала пределов дома и не могла отрицательно сказаться на мнении о команде потенциальных клиентов, Совет же Богов, как полагал воин, и так прекрасно знал, кого он нанимает себе на службу, так что пусть пеняет на себя.

Протянув руку к волчку, Рэнд лихо крутанул его, и радужная игрушка закрутилась на столе, когда она замерла, стрелка указывала точно на Мирей. Тонкие пальцы целительницы взяли с кипы документов, уже давно не вмещавшихся в традиционную папку с эмблемой Совета Богов и потому накладывавшихся поверх нее, твердую тонкую табличку, похожую на пластинку камня. Едва только глянув на нее, эльфийка сказала, посерьезнев лицом:

— В Фьеоване багровая жара, я должна отправляться немедленно.

— Эй, подружка, а объяснить? — моментально взвился Фин. — Куда и зачем тебе нужно? Неужто у нас тут не слишком тепло? А если в этом самом Фьеоване так здорово, то, может, кто из нас тебе компанию составить пожелает?

— Багровая жара, красная смерть, джанрага… Это болезнь. Эльфы единственная из рас невосприимчивых к ней, — не поддержав шутку, ответила Мирей, в ее желтых глазах плескалось сострадание и упрямая жажда немедленного действия. — Мне доводилось бывать в этом мире, я знаю лекарство, которое легко приготовить: следок, звездчатка и кора вальсинора — только их отвар спасает от неизбежной мучительной смерти. Значит, я должна спасти тех, кого еще можно спасти!

— Попридержи ключи, жрица, я иду с тобой, — бодро заявил Рэнд.

— Поболеть захотелось? Чтобы мы хлопотали вокруг тебя, поправляли подушки и совали в рот что-нибудь вкусненькое? — скептически уточнила Элька.

— Я бы не отказался, — честно признался Рэнд, мечтательно прижмурившись. Никогда в жизни за ним так не ухаживали, если хвори случалось свалить прыткого и очень живучего вора, — но вообще-то дело в том, что я уже болел джанрагой, очень давно. В детстве. Не знаю уж, как выжил, видно, такого тощего да жалкого даже смерть брать побрезговала. Но зато точно знаю, что дважды этой дрянью не болеют. Поэтому могу пойти с Мирей спасать этот самый Фьеован.

Гал одобрительно кивнул, поощряя столь редкое для Рэнда проявление чувства ответственности.

— Не думайте, что я не ценю вашей самоотверженной готовности шагнуть навстречу опасностям, — вежливо вставил Лукас. — Но не сможем ли мы подыскать более приемлемое решение проблемы?

— Например, распылять отвар с вертолета? Или заклясть Мири и Рэнда, чтобы они распались на тысячи двойников, для убыстрения процесса распространения лекарства? — моментально предположила находчивая Элька.

— Состав лекарства можно напечатать и размножить на ксероксе, — заметил Макс.

— Ваши предложения не лишены определенного смысла, но вообще-то я не имел в виду ничего столь фантастического, мадемуазель, мосье, — заскромничал маг. — Я лишь хотел предложить позвать Связиста и поручить ему вмешательство в дела Фьеована. Кому как не Силам доступно пребывание одновременно во множестве мест? Мадемуазель Мири обеспечит его рецептом лекарства, а уж как нам позаботиться о его распространении с помощью Силы, мы сейчас подумаем.

— Дело говоришь, — коротко согласился Эсгал.

Даже Мири кивнула, признавая справедливость слов Лукаса, и подхватившись с места попросила:

— Вы пока Связиста вызовите, а я лекарство принесу.

— Помочь? — как всегда спросил добряк Макс.

— Нет-нет, спасибо, я сама, — быть может, с излишней для вежливости поспешностью возразила целительница и умчалась из зала, а компания принялась громко звать вразнобой и хором:

— Связист! Связист! Связист! Где тебя носит! Мосье Связист, есть дело! Блин, когда нужно, его сроду не дозовешься!

— Привет! Соскучились? — радостно поприветствовало компанию пространство примерно минут через пять, когда уже и Мирей вернулась в зал, прижимая к груди громадную бутыль (литров на семь, не меньше) с лекарством от багровой жары.

— Нам нужна ваша помощь, мосье Связист! — признал Лукас. — Вам знаком мир Фьеован?

— Хорошее местечко, но мокровато, — бодро ответила Вольная Сила. — Если дождь не моросит, значит, хлынет ливень. Да и скучновато в нем для меня.

— Скажите, боги и Силы обладают влиянием на этот мир? — мягко уточнил маг, прощупывая почву.

— Им покровительствует богиня воды — Аквиана, но у нее дел по другим мирам хватает, поэтому заглядывает редко, так, пара-тройка чудес в год, а Силы на то и Силы, чтоб почти везде быть вхожими.

— Отлично! — обрадовался Лукас. — в таком случае, мосье Связист, вы прекрасно справитесь с этим делом! Суть проблемы изложена в табличке, что лежит перед мадемуазель Мирей.

Табличка поднялась со стола, долю секунды покрутилась в воздухе и опустилась обратно, а Сила заинтригованно спросила, сочувствуя фьеованцам:

— Да, бедолаги! Что вы собираетесь делать?

— Мы хотим, чтобы вы донесли до народа Фьеована целительный отвар и рецепт его приготовления, известный мадемуазель Мирей, — констатировал Лукас, просияв улыбкой коммивояжера, уже сбывшего товар и подсчитывающего барыш.

— И как я вам в этом помогу? — задал резонный вопрос слегка растерявшийся Связист. — Я Вольная Сила, а не бог исцелений, ребята. Что, бегать за каждым человечком прикажите?

— А в храмах, церквях или как их там называют, этой самой Аквианы есть вода? — задала неожиданный вопрос Элька.

— Священная вода для пития и очистительного омовения, благословленная жрицами богини в прозрачной купели — неотъемлемый атрибут каждого святилища, — ответила Мирей, знакомая с культом в некоторых подробностях.

— Вы думаете, мадемуазель? — проследив за ходом мыслей коллеги, догадался сообразительный маг.

— Ага, давайте добавим лекарство туда! — озвучил мысль подруги Рэнд.

— А чтобы народ не рыпался, пусть Связист перемолвится словечком с этой занятой богиней-мокрицей и получит разрешение вещать ее голосом о необходимости испить исцеляющей влаги и огласить рецепт лекарства! — продолжила довольная Элька.

— Откуда ты знаешь, что любимое обличье Аквианы для медитаций — мокрица? — опешил Связист, считавший эти сведения одним из личных забавных секретов.

— Женская интуиция, — подавив хулиганское желание объявить во всеуслышанье, что она вновь научилась читать мысли, сделала чистосердечное признание девушка.

— Сделать из приема лекарства ритуал — замечательная идея! Будет достаточно всего пяти капель на купель, чтобы приготовить целительный раствор! — обрадовалась было Мирей, но тут же огорченно прибавила, смерив строгим взглядом бутылку, — но все равно лекарства не хватит на всех. Хотя я могу приготовить еще! Звездчатка, следок и кора вальсинора у меня в запасе имеется.

— Не надо, малышка. Что ж я, по подобию еще отвара не состряпаю? — успокаивающе хмыкнул гордый порученным делом Связист, обдумывая предстоящий разговор с Аквианой и план оздоровительной компании.

— Магический синтез на службе исцеления, — захихикала Элька.

— В таком случае мы целиком и полностью полагаемся на вас, мосье Связист! — признал Лукас.

— Полагайтесь, — успокоил массы Сила-Посланник, и бутылка исчезла со стола, а помощник довольно пропыхтел, уже удаляясь. — Надо же, первый раз сам дело веду!

— Надо же, — сочтя, что Связист его уже не слышит, рассмеялся Фин, — первый раз у меня Сила на посылках!

— Надо же, — мстительно удивился Связист, все-таки услышавший хулигана, — совсем забыл вам передать! Держите! — и на стол хлопнулась целая груда новых прошений, подняв ветер, разметавший обе груды по всей столешнице.

— Больше ничего не хочешь сказать? — мрачно уточнил Гал у вора, помогая девушкам собирать бумажки со стола, пока Макс громыхал под столом.

Фин скроил печальную мину и помотал головой, изобразив пантомиму с закрыванием рта на несколько сложных замков. А Элька, водрузив последнюю бумагу сверху на выросшую вдвое стопу, задумчиво констатировала:

— Вы знаете, мне кажется, наша работа имеет удивительный обратный эффект: чем больше мы решаем проблем, тем быстрее увеличивается количество жалоб. Это какая-то неправильная математика!

— С математикой все в порядке, мадемуазель, — усмехнулся Лукас. — Весть о том, что Совет Богов откликается на жалобы, распространяется по мирам, как круги по воде.

— Значит, наша слава растет, — со смесью гордости за компанию и печали по возросшему объему работы, констатировал Рэнд, позабыв о закрытом на замки рте. — Вот только не знаю, радоваться этому или огорчаться?

— Пока нам за это платят, будем радоваться, — решила Элька и бодро спросила:

— Почитаем еще одну?

Поскольку возражений не последовало, Рэнд задорно ухмыльнулся и крутанул волчок.


Глава 1. Несвоевременное предупреждение | Шестеро против Темного | Глава 3. Заклятое письмо