home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 8

Стормил. Следующее утро. Суо 

Снова этот кошмар, я подскочил на кровати, пытаясь вдохнуть полной грудью, и провел ладонью по лицу. Потный и дрожащий как мышь, я снова и снова прокручивал в голове свое падение со скалы и последующие события. Столько времени прошло, а я все не могу избавиться от этих страшных воспоминаний. Каждый раз после такого пробуждения в голове у меня всплывают воспоминания о моей беспомощности, о том, как меня несло по бурному течению и било о камни, пока темнота не накрыла меня.

Больше такого допускать нельзя. Но вчера в порыве гнева я снова сделал ошибку — обратил на себя внимание эльфийки. Как я мог действовать так бездумно. Лучше бы я ушел с рынка вместе с Тимом, тогда бы я не увидел этого расфуфыренного белобрысого лжеца и не поступил бы так глупо.

Интересно, что сделают с этим самозванцем? Неужели он думал, что такой обман сойдет ему с рук? Хотя… Как же я не подумал об этом! Это могло быть просто прикрытием после моего побега! Ведь не может каждый встречный знать о моем побеге, а значит этот блондинистый кретин просто ширма! Я же прямо на весь рынок заявил, что осведомлен о порядках, царящих во дворце Владыки! Это просто катастрофа. Нет, блондин не кретин, это я самый натуральный идиот! Надо же мне было так проколоться. Недаром эльфийка так мною заинтересовалась.

Что же теперь делать? Опять бежать сломя голову? Но я еще не оклемался, в таком состоянии меня быстренько поймают. К тому же учитывая мою приметную внешность и невозможность в ближайшее время пользоваться маскировкой, побег из города будет обречен на провал. Нет, бежать бесполезно, надо затаиться и переждать. Думаю, месяца мне хватит, чтобы мое лицо пришло в норму и не привлекало такого внимания. А пока надо просто не выходить из дому.

Как все-таки мне вчера повезло, что мне встретился Тим. Когда я вчера заявился к нему домой, он уже успел рассказать обо мне своей матери, и не только рассказать, но и уговорить ее сдать мне жилье. Поэтому зайдя в дом и поздоровавшись с доньятой Мартой и ее дочерью Ларитой, я сразу был утоплен в потоке благодарностей. Мать Тима оказалась добродушной и энергичной дородной женщиной лет тридцати пяти, одетой в белоснежную блузку и простую длинную серую юбку и передник. Большие, сильные руки явно указывали, что доньята Марта не сидит на шее мужа и сама работает не покладая рук. Ларита на фоне матери выглядела стройной и хрупкой, чего и следовало ожидать от шестнадцатилетней девушки в сарафане. Несмотря на довольно скромную обстановку и следы подступающей бедности, приняли меня по всем правилам гостеприимства, то есть накормили, напоили и спать….. Ну вот, опять только о постели и девушках мысли в голове. Немудрено, учитывая срок моего воздержания и фигурку такой красотки перед глазами. Последний раз я был с девушкой в борделе, когда жил в Байраме, и то всего один раз.

Так, о чем это я…. А, вспомнил. В ходе посиделок за столом и разговора выяснилось, что доньята Марта уже полгода как вдова и семья Тима после смерти его отца испытывает финансовые трудности. Зарабатывала доньята продажей хлеба, который сама пекла и продавала в небольшой лавке на первом этаже дома. Естественно, что дети изо всех сил помогали матери, но дела шли все хуже, правда никто прямо об этом не говорил. Но достаточно было внимательно посмотреть на дом и обстановку, чтобы сделать правильные выводы. На втором этаже дома располагались жилые помещения. А вот выше был большой и пустующий чердак, который мне и предлагали в качестве жилья.

Как только я проявил интерес к чердаку, доньята Марта не давая мне опомниться, потащила меня наверх по лестнице. Когда мы выбрались на огромный пустующий пыльный чердак с парой больших окон выходящих в сад, женщина предложила мне его снять за чисто символическую сумму в семьдесят серебрушек в месяц. Прикинув, что площади чердака мне хватит не только для проживания, но и для тренировок, я выглянул в одно из окон и увидел довольно большой, но запущенный сад. Почесав затылок, я хотел было возразить насчет суммы и увеличить ее, но доньята Марта в ультимативной форме заявила, что не возьмет с меня ни медяком больше озвученной ею суммы. В конце концов, я смог уговорить доньяту брать с меня сто пятьдесят серебрушек в месяц при условии трехразового питания. Естественно, Марте я не сказал, что продукты для этого питания я сам буду покупать на рынке. А если не смогу сходить на рынок, то Тима пошлю. Все равно гостиница или съемный дом обошлись бы мне раза в три-четыре дороже, а так я хоть смогу помочь Тиму и его семье.

Заплатив Марте за месяц вперед, я принялся мыть и обустраивать чердак, что несмотря на помощь Тима заняло все оставшееся время до вечера. После уборки мы на пару с Тимом приволокли со второго этажа огромную двуспальную кровать и пару стульев со столом. Так же Марта мне выделила шкаф и комод для одежды, и постельное белье. Закончив обустраиваться, я вымылся в купальне, пристроенной со стороны сада, и поужинал в теплой компании. Когда я дополз до кровати, я еле заставил себя раздеться, а потом сразу провалился в сон.

И вот я сижу на кровати и пытаюсь унять дрожь, оставшуюся после кошмара. Успокоившись, я откинул одеяло и спустил ноги на пол. Что-то сегодня холодновато, или это чердак слишком большой, чтобы мое тщедушное тельце смогло согреть его. Поежившись от холода, и потерев друг об друга ступни, я принялся одеваться.

Так, первым делом спуститься вниз и умыться. Главное не потревожить спящих, а то до восхода солнца еще осталась пара часов. Посох в руки и в сад. Малый комплекс занял у меня полчаса, немного подумав, я потратил еще сорок минут на силовые тренировки и растяжку. Сегодня я вряд ли смогу еще потренироваться, так как требовалось принять зелья для изменения цвета глаз и волос. С прошлого приема прошло уже три с половиной недели и вчера я решил, что пора принять полугодовое зелье, а значит весь день мне будет плохо. Надо как ни будь деликатно намекнуть Марте, чтобы не волновалась обо мне. А то еще подумает, что мне плохо от еды, которую она готовит.

Зайдя в дом, я услышал звуки, раздающиеся из пекарни. Значит, Марта уже вовсю работает. Из любопытства я немного приоткрыл дверь пекарни и увидел спину Марты, усердно месящей тесто. Ларита в это время стояла возле духовки и засовывала в нее противень с уложенными на него кусками теста, которым предстояло превратиться в хлеб. На одном из столов вдоль стены уже лежало с тридцать свежеприготовленных хлебов и штук пятьдесят батонов.

Аккуратно прикрыв дверь, чтобы меня не заметили, я поднялся на чердак и вытащил из кармана зелья. Вкус у зелий оказался на редкость гадким, поэтому мне пришлось запить их огромным количеством воды. Не успел я подумать о завтраке, как мне резко стало плохо, ноги подкосились, и только близость кровати спасла меня от участи корчиться на полу. Голова кружилась, а в висках бился пульс, отзывавшийся гулкими ударами под черепом. Через десять минут я возблагодарил богов, за то, что не успел позавтракать. Все, что было в моем желудке, оказалось на полу, а рвотные позывы даже не думали прекращаться. Все тело было в холодном поту, простыню уже можно было выжимать, но облегчения я так и не дождался. Через час, не выдержав головной боли, я потерял сознание.

Очнулся я на следующее день, судя по солнцу в полдень. Открыв глаза, я увидел ставшую уже привычной картину. Рядом с кроватью на стуле сидела девушка, только вместо Ники на этот раз была Ларита. Ну вот зачем нужна сиделка, если она засыпает на своем посту? И что мне теперь делать? Будить ее жалко, но встать сам я сейчас не смогу, а встать надо, не буду же я справлять нужду в кровать. Все сомнения разрешила Марта, как раз в этот момент появившись на лестнице. Увидев, что я проснулся, она подошла и положила ладонь мне на лоб. Удовлетворенная полученным результатом, она выпрямилась и потрясла дочку за плечо. Ларита подняла голову и, увидев, что я проснулся, уставилась на меня. Но долго ей любоваться не позволили, Марта привлекла ее внимание и отправила вниз, чтобы дочка присмотрела за лавкой. Затем Марта повернулась ко мне и, уперев руки в боки, спросила:

— И что же вы молодой человек такого приняли, что вам стало так плохо?

— Уважаемая доньята, я прошу прощения за доставленные вам неудобства и готов компенсировать их. Но без средства, которое я принял вчера, я не смогу жить. — ничуть не обманув женщину ответил я. Ведь без маскировки я действительно долго не протяну на свободе. А отпираться по поводу того, принимал я что-то или нет, было бессмысленно, учитывая, что отец Марты был лекарем и кое-чему обучил свою дочь, о чем она вчера мельком мне и поведала.

— Ну что же, как знаете. В вашем состоянии нельзя принимать сильные алхимические зелья. Хотя это ваше здоровье и вам решать, гробить его или беречь. Ну ладно, я пойду, а вы спускайтесь вниз, там вас ждет завтрак. — сказала Марта и повернулась к лестнице.

— Ээ… Доньята Марта, не могли бы вы мне кое-чем помочь? — быстро спросил я, испугавшись, что женщина уйдет.

Марта повернулась и окинула меня взглядом, — И чем я могу помочь вам? — вскинула она бровь.

— Понимаете, ну… Просто… Как бы это сказать…

— И куда девалось ваше красноречие? Так вы скажете, что вы хотите или я мне уйти? — подойдя поближе, спросила Марта.

— Это так сложно сказать, что просто язык не поворачивается. Не могли бы вы мне помочь сходить… ээ… — Ну и как мне это сказать? Я и так уже красный как рак. Но терпеть больше не могу… — В общем мне надо в уборную, а сам я не доберусь. — выпалил я на одном дыхании.

Марта удивленно посмотрела на меня, ее губы растянулись и она заржала.


Стормил. Три месяца спустя. Суо 

Прикусив от усердия губу, я вывел последнюю розочку на торте. Ну вот, все готово. Можно выставлять на продажу. Быстренько уложив торт в коробку, я вышел в коридор и подозвал тетю Марту, чтобы она выставила его на витрину. Да да, я уже два месяца называю ее так. Теперь Марта для меня тетушка, а Ларита и Тим мои двоюродные сестра и брат. Просто Марта представила меня всем знакомым и соседям как своего племянника, который приехал издалека. А началось все с того самого дня, когда я чуть не окочурился от зелья. С того дня отношение Марты ко мне резко поменялось и она стала относиться ко мне как к родному. Я целый месяц не выходил из дома, только и делал, что ел, тренировался, читал книги по магии и медитировал. Все это время по городу разыскивали некоего человека, который умудрился оскорбить высокородного аристократа. Об этом мне рассказал Тим, которого я постоянно посылал на рынок покупать продукты. Марта после рассказа сына грустно посмотрела на меня, вздохнула, но ничего не сказала. Вот что значит, хорошая женщина. Мало того, что приютила подозрительного типа, откачала меня после зелья, так и страже не сдала. А детям строго наказала не распространяться на мой счет.

Уже через неделю беспрерывного сидения в доме мне стало скучно. Поэтому утром сразу после тренировки и умывания, я заявился в пекарню и стал помогать Марте и Ларите. Правда стоило это мне кучи нервов, пока я смог уговорить Марту и доказать, что кое-что смыслю в пекарском деле. Уроки Клари не пропали даром, и хлеб у меня получился на славу. Убедившись в моей компетентности, Марта позволила мне помогать в работе. Так и повелось, что каждое утро я приходил в пекарню и пек хлеб.

Через неделю я решил порадовать своих новых родственников и испек парочку больших яблочных пирогов. Тетя Марта сначала качала головой, мол дела и так плохо идут, а я тут продукты зазря расходую. Но после того как один из пирогов буквально за пять минут исчез в желудках Тима и Лариты, я предложил выставить второй пирог на продажу. Марта сразу же согласилась и под уговоры детей съесть и второй пирог, которым она не поддалась, выставила его на витрину. Естественно, что пирог взяли первые же покупатели, заявившиеся с утра в лавку. На следующий день соседские детишки вломились в лавку и долго просили продать им такой же пирог, какой вчера принесла их мать. Пришлось Марте пообещать приготовить пирог к следующему дню, и с утра я испек уже пять пирогов и целых три подноса яблочных шарлоток. Новинку смели с прилавков буквально в первые полчаса, а Марта еще долго не могла прийти в себя от удивления. Выручка за этот день была на тридцать процентов больше, и все благодаря моей выпечке. Весь день Марта ходила по дому сама не своя, время от времени поглядывая на меня и кусая губы. Сразу было ясно, что она просто сгорала от желания попросить меня об одолжении, но все не решалась. В конце концов я не выдержал и решил сам сделать шаг навстречу, тем более что мне все равно половину дня было нечем заняться.

Уже через неделю больше половины ассортимента лавки было представлено различной сладкой выпечкой. Слухи о необычной лавке, где продается сладкая выпечка, распространились по всем ближайшим кварталам. Выручка сразу подскочила в пять раз, а покупатели выстраивались в очередь с самого утра. Сначала я не мог понять, с чего это обычные сладкие пироги пользуются такой популярностью, ведь дома я их ел почти каждый день. Но потом Тим объяснил мне, что сладости для обычных горожан являются большой редкостью, и если и готовятся в семьях, то только на праздники. А тут вдруг в не самом зажиточном квартале такие вкусности продают, которые только в домах у аристократов встретить можно. Да и цена невысокая. Вот и пользуется спросом такой товар.

К концу первого месяца я уговорил тетушку Марту, и нанятый маг снабдил одну из витрин простейшим охлаждающим плетением. Правда маг сначала загнул такую цену, что Марта была в шоке, но небольшая беседа со мной и полчаса яростных торгов привели к значительному снижению стоимости услуг мага. Свое владение магией я решил не светить — чем меньше мои благодетели будут обо мне знать, тем лучше для них. К тому же пусть привыкают иметь дела с магами, чтобы после моего отъезда знали к кому обращаться для зарядки плетений. С того времени в нашей лавке начали продаваться пирожные и торты. Выпечку хлеба Марта решила прекратить и занялась только пирогами. Я же оккупировав половину пекарни и, припахав Тима, готовил только пирожные. Заодно и сестренку с братом потихоньку начал учить, не буду же я вечно жить в Стормиле. Значит, когда я уеду, кто-то должен уметь делать сладости. А то Марте опять придется вернуться к выпечке хлеба.

И вот теперь бывшая хлебная лавка превратилась в небольшой магазинчик сладостей. Там где раньше было несколько прилавков с хлебом, стоит три прилавка со сладостями и небольшой холодильный шкаф, сделанный все тем же наемным магом. Остальное пространство лавки занято шестью небольшими столиками на четыре персоны. Теперь покупатели могут сразу же попробовать свое приобретение, да еще и отведать холодного морса или компота. Выручка от таких нововведений подскочила в двадцать раз, правда и работать теперь приходиться всем и много.

Передав торт Марте, я немного отодвинул занавеску, прикрывающую проход в лавку и осмотрел помещение. Четыре столика были заняты клиентами, в основном молодежью и парочкой женщин средних лет. Ларита как раз принимала заказ у двух молодых парней, а Марта выставляла торт на витрину. Тима нигде не было видно, видимо уже ушел на рынок, чтобы прикупить ингредиенты для завтрашней выпечки. Хождение на рынок стало каждодневной обязанностью Тима, ведь у нас подавалась только свежая выпечка и пирожные. Но даже если бы мы захотели продать вчерашний товар, то сделать это было невозможно. Лавка была маленькая, и хранить скоропортящиеся продукты было просто негде. Даже если бы я захотел, то физически не успевал приготовить большое количество пирожных. Вот, например, сейчас уже третий час дня, а я только закончил последний торт. Но не пройдет и часа, как лавку придется закрывать из-за того, что весь товар уже будет продан.

Ну вот, я же говорил. Не успела Марта выставить торт, как одна из женщин подошла к витрине. Вон как горят ее глазки. Это наша постоянная клиентка, приходит каждый день и покупает пирожные и торты. Ага, уже деньги Марте дает и просит упаковать. Уж она то может себе позволить тратить столько денег на сладости, все-таки жена зажиточного купца с соседней улицы. Парочка девушек, вставших из-за крайнего столика, увидев торт, тоже рванули к витрине, но не успели. Какие разочарованные мордашки у них, мне даже жалко их стало. А вот это уже плохо, опять этот хмырь с дружками заявился. Сигналка сообщила о его приближении за сто метров от лавки. Как бы он снова не стал приставать к Ларите.

Не прошло пяти минут, как в лавку вошли трое молодых парней в дорогой одежде. Не аристократы, но сразу видно, что не из бедной семьи. Я быстро вышел из-за занавески и встал за прилавок. Хмырь, которого звали Билли, посмотрел на Лариту и, кивнув своим двум дружкам направился к свободному столику. Ларита, принимавшая заказ и не видевшая новоприбывших, повернулась и, увидев хмыря на мгновение застыла, а затем, взяв себя в руки, подошла к прилавку и начала собирать на поднос заказ двух молодых людей.

— Я пожалуй обслужу молодых людей. — сказал я Марте и направился к Биллу и компании.

Завидев меня, красивый брюнет лет восемнадцати с правильными чертами лица, сглотнул и попытался отодвинуться. Ага, боится меня этот хмыренок, помнит науку.

Почему я называю Билла хмырем? Да все очень просто. Этот придурок запал на Лариту, и все время преследует ее. Первый раз я столкнулся с ним на рынке, когда пошел с Ларитой закупаться продуктами для пирожных. Этот пацан, считающий себя пупом земли, увидев меня вместе с Ларитой, попытался подъехать к Ларите с непристойным предложением. И тогда я вежливо отправил его дальним маршрутом в присутствии большого количества людей. Лицо парня просто вспыхнуло, и он попытался наброситься на меня, но дружки удержали его и увели. Повернувшись к Ларите, я увидел боль в ее глазах и спросил, в чем дело. Выяснилось, что раньше Билл никогда не позволял себе такие намеки в адрес Лариты. Видимо хмырь, увидев меня решил, что я парень Лариты и приревновал, поэтому и поступил так неадекватно. Вернувшись с рынка, я рассказал о происшествии Марте, которая отведя меня в комнату, сообщила довольно неприятные новости. Оказывается, Билли приходится сыном одному очень богатому и влиятельному горожанину, о котором ходят неприятные слухи. Все кто вставал на пути отца хмыренка плохо кончали или же исчезали. К тому Ларита была неравнодушна к парню, вот почему ей было больно видеть такое поведение Билли.

Последствия моей встречи с Билли не заставили себя ждать. На следующий день, возвращаясь с рынка коротким маршрутом через задворки купеческого квартала, я встретил этого засранца с пятью дружками. Хорошо, что у меня с собой был мой посох, с которым я не расставался в последнее время. Сильно бить я их не стал, так прошелся по ребрам и наставил синяков, зачем мне лишние неприятности. Вот с тех пор и побаивается меня хмыренок, но в лавку наведывается регулярно. Пару раз он пытался поговорить с Ларитой, но ничем хорошим это не кончалось. А кто виноват, что этот недоумок не хочет извиняться? Вот Ларита и не простила его. Так он опять воспылал праведным гневом и попытался силой усадить Лариту за стол, за что был мною в очередной раз помят и выброшен из лавки. С тех пор хмыренок удостоился чести постоянно быть обслуживаемым мною или Мартой, а Ларита даже не смотрит в его сторону. И как только ему смелости хватает приходить сюда снова и снова.

— Что желают молодые доны? — спросил я, подойдя к столику, за которым сидела неприятная компания.

— Нам прохладного соку и по порции шарлоток. — ответил один из парней. Билли принципиально не разговаривал со мною, хоть и знал уже, что я не парень Лариты, а всего лишь двоюродный брат. Эта новость разнеслась по соседям за пару дней, после того, как я стал появляться на улице.

Быстро собрав заказ, я отнес его к столу хмыренка и вернулся за прилавок. Через пару минут Ларита подошла к столу, который был в паре шагов от неприятной компании, чтобы получить деньги с девушек, собравшихся уходить. Демонстративно не обращая внимания на Билли, который сидел в метре от нее, Ларита взяла у девушек деньги и стала собирать на поднос грязную посуду. Внезапно парень вскочил на ноги и, схватив Лариту за руку, начал что-то взволнованно говорить ей.

— Отпусти меня! — закричала Ларита и попыталась вырваться.

Я быстро двинулся к хмыренку — Отпусти мою сестру. — сказал я. Но вместо того чтобы прислушаться к голосу разума, Билли указал своим дружкам на меня. Двое парней моментально выхватив из ножен кинжалы, двинулись на меня.

— Ну ты и дурак. Сам не знаешь, на что нарываешься, но если ты и твои дружки быстренько уйдете отсюда, то так уж и быть, я не буду ломать вам руки. — громко произнес я, смотря в глаза парня.

— Да пошел ты. Что хочу, то и делаю. — закричал разозленный реакцией девушки Билли.

— Сами напросились. Потом не жалуйтесь. — сказал я и двинулся к компании.

Парни явно умели обращаться с ножами, это были не те молокососы, которых я отделал в переулке. Грамотно разойдясь в тесном помещении, они попытались взять меня в клещи. Но не на того напали. Резкий выпад левого парня, простейший уход вперед и в сторону с линии атаки, захват руки и вот один уже корчится и орет на полу, придерживая сломанную в локте руку. Пару шагов ко второму, удар ногой по руке с ножом, второй удар в колено, хруст и второй повторяет крики первого, только сломано у него колено. Еще один удар стопой по кисти, никто не сможет сказать, что я лжец, обещал руки сломать, так получайте. Пара шагов к Ларите, расширенные глаза сестренки и ужас в глазах Билли. Прямой удар в лицо и парень падает на пол, зажимая кровоточащий нос. Я присел перед парнем на корточки и сказал:

— А я вас предупреждал. Бывают же такие идиоты, мало что ли вам было переулка. Билли, ты не просто дурак, ты дибил. Вот зачем ты трогал мою сестренку? Знал же, что я этого так не оставлю. Или ты понадеялся на своих дружков?

— Ты заплатишь за это. Вы все заплатите за это. Мой отец этого так не оставит. — заныл хмыренок, держась за нос.

— Ну это мы еще посмотрим. — ответил я и схватил его за шкварник. Протащив свой груз до двери, я открыл ее и вышвырнул парня подальше на заснеженную мостовую. Под изумленные взгляды посетителей, я проделал ту же процедуру с двумя дружками Билли и закрыл дверь.

— Прошу прощения, уважаемые посетители, что вы стали свидетелями такой неприятной сцены. Но я вынужден был так поступить, чтобы защитить честь моей сестры. Еще раз извините, я надеюсь, что сегодняшнее происшествие никоим образом не помешает вам посещать нашу лавку. — поклонившись посетителям, сказал я и подошел к сидящей на полу Ларите. Рядом с нею уже причитала Марта и пыталась успокоить девушку. Я быстро выудил из пространственного кармана небольшой пузырек с успокоительным, благо в лавке не было магов и, капнув пару капель в стакан с водой, дал выпить зелье Ларите.

— Тетушка, уведи ее, ей надо поспать. А я здесь присмотрю за делами. — сказал я Марте и помог встать Ларите.

Через час я закрыл лавку и поднялся наверх, к себе на чердак. С момента моего вселения на чердаке произошли большие перемены. Весь пол был покрыт заглушающим звуки плетением. Это было сделано для того, чтобы во время утренних тренировок не разбудить Марту и ее детей. В саду я не тренировался, чтобы никто случайно не прознал о моих умениях, к тому же на улице стояла зима, и было довольно холодно. На дальней стене чердака было повешено несколько мишеней для тренировок по метанию ножей и стрельбе из лука. Все мишени были прикрыты иллюзиями голой стены. В паре шагов от лестницы стояла моя кровать, огороженная ширмами со всех сторон. На всех ширмах и полу были обогревающие плетения, чтобы не мерзнуть по ночам, чай не лето уже, а середина зимы. Весь чердак обогревать я не стал, ограничился спальным местом и столом, на котором в данный момент почти ничего не было. Книги по мере надобности я доставал из пространственного кармана, благо энергоканалы моего тела уже почти восстановились и я мог уже накопить половину своего прежнего резерва. А еще весь дом уже с месяц был оплетен моей сторожевой сетью, наподобие той, что я использовал во дворце. Так что о нарушителях я узнаю сразу, но на всякий случай надо бы установить парочку ловушек, вдруг Билли с дружками решит ночью зайти. Хотя, по здравому размышлению, от ловушек придется отказаться, не дай боги в них угодит Ларита или Тим. Значит, в случае чего придется рассчитывать на свои силы. Ну ничего, о приближении Билли и его дружков я узнаю заранее, просто надо расширить радиус сигналки до пятисот шагов. К тому же я поставил на них маячки, если что, то найти их не проблема.

Судя по аурам, Ларита уже спит у себя в комнате, а Марта сидит рядом с ней. Тим, вернувшийся полчаса назад, сидит у себя в комнате. Видимо тетушка не пустила его гулять, ну и правильно, мало ли что. Вдруг хмыренку было мало сегодняшнего, и он попытается отомстить.

Я завалился на кровать и попытался уснуть. Тренироваться буду ночью, заодно и покараулю, вдруг Билли решит наведаться. Судя по его злому взгляду, когда я его вышвыривал, он и такое может учинить. Что поделаешь, я уже убедился в недостатке у него мозгов. Это же надо прямо в лавке на моих глазах хватать Лариту. Видимо у него совсем поехала крыша на почве влюбленности, а от влюбленных можно ожидать любой глупости.

Проснулся я ближе к ужину. Проверил обстановку вокруг, убедился, что все спокойно и помедитировал полчасика. Спустившись на второй этаж, застал все семейство в столовой. Марта уже заканчивала приготовление ужина, Ларита накрывала на стол, а Тим читал книгу. Увидев меня, Ларита улыбнулась и указала на мое место за столом. Ужин прошел в теплой обстановке. Ларита была весела и не вспоминала о происшествии, но Марта периодически поглядывала на меня, а на дне ее глаз я заметил тень беспокойства. Все ясно, Марта боится за детей и меня. Надо будет ее успокоить. Тим же беззаботно кушал и рассказывал о новостях, которые услышал на рынке.

После ужина Марта захотела поговорить со мной наедине, и мы закрылись в кабинете.

— Ос, зачем ты так жестоко поступил с Билли? Теперь нам точно не будет житья. Его отец очень влиятельный человек, я же тебе об этом рассказывала. Что же нам теперь делать? — взволнованно вопросила Марта.

— Тетушка, не беспокойтесь. Я смогу защитить вас и Лариту. Вы же уже давно догадались, что я не простой человек. А насчет жестокости, то этому засранцу уже давно надо было преподать урок. Все предыдущие разы я его жалел, надеялся, что он образумится, и раз уж любит Лариту, то нормально придет и попросит у нее прощения. Но до этого идиота видимо туго доходит. Он же привык все получать по первому требованию, я таких типов навидался. — усадив тетушку в кресло, попытался я ее успокоить.

— Но ты же такой молодой, тебе же всего лет пятнадцать. У меня до сих пор в голове не укладывается, откуда в тебе столько силы. Ты вышвырнул этих типов как нашкодивших кутенков, а они были намного больше и старше тебя. Если бы я не знала, что ты человек, то подумала бы, что у меня поселился вампир или еще какой нелюдь. Теперь все посетители, которые видели это непотребство, наверняка так и думают.

— Да, об этом я как то не подумал. Скоро весь квартал наполниться слухами и сплетнями. А насчет силы, так я же не всегда был такой, как три месяца назад, когда пришел к вам. Все свое свободное время я тратил на восстановление сил и тренировки. Я с самого детства обучался на воина, так и можете сказать всем соседям.

— Хорошо. Но что теперь нам делать с Билли? Ведь он точно не успокоиться. А если его отец решит нам отомстить за избиение своего сына? — взволнованно начала Марта по новому кругу.

— Тетушка, ложитесь спокойно спать и ни о чем не беспокойтесь. Я присмотрю за домом и за вами. Никто не побеспокоит вас. — сказал я, а сам потихоньку создал небольшое успокаивающее плетение и активировал его на Марте. Женщина сразу успокоилась и улыбнулась.

Когда все благополучно уснули, я расширил радиус сигналки до пятисот шагов и сел за стол. Выудив из кармана пару книг по боевой магии, я принялся штудировать их. К сожалению, тренироваться в применении боевой магии я в доме не мог, но зато я достиг успехов в скорости построения плетений, постоянно создавая их и развеивая. Средние боевые плетения я мог создать в течении одной секунды, а о простейших, таких как огнешар или ледяная стрела говорить нечего, их я отработал еще в Запретном Лесу и мог создавать по три штуки за раз. К сложным плетениям я даже не стал приступать, так как не видел смысла в их использовании. Например, зачем мне может понадобиться метеоритный дождь или ледяная вьюга? Мало того, что плести я их буду не меньше трех минут с моим уровнем отработки плетений, так и врагов таких у меня нет. Не против армии ведь мне воевать. И вообще мне больше по душе бытовая или лечебная магия, а боевая так, на всякий пожарный случай.

С лечебными плетениями тоже было сложновато, не хватало практики, кого мне прикажете здесь лечить и при этом не засветить свои умения. Правда пару раз я заживлял небольшие царапины Тима и вылечил начинающийся бронхит Лариты, но это все мелочи. Зато все книги по бытовой магии я уже проштудировал от корки до корки и знал все указанные в них плетения. А уж тренировался я на своем чердаке вволю, а как я еще должен поддерживать в таком огромном помещении чистоту и порядок. С одеждой правда получился облом. Если про чердак я еще мог сказать, что сам все убираю, то стирку одежды пришлось доверить Ларите, хотя половину рубашек и трусов я сам после тренировок очищал плетениями.

Вот с чем совсем было плохо, так это с алхимией и зельеварением. Готовить зелья было негде и приходилось все покупать в лавке местного алхимика. Хорошо, что в Байраме я сделал приличный запас всех нужных зелий и трав.

Все книги по амулетостроению я пока не успел прочитать, но и нужды в новых амулетах у меня не было. Поэтому я и решил немного улучшить свои навыки в боевой магии, хотя бы в области скорости построения плетений.

Прозанимавшись пять часов, с парой небольших перерывав на разминки, я уже собирался поспать. Видимо сегодня никто не появится, так что зря Марта волновалась. Решив немного помедитировать, я сел на кровать. Так, а это что такое, вроде бы моя сигналка не засекла рядом знакомых аур, но плетения у двери в лавку подали сигнал тревоги. Все-таки кто-то пожаловал, да к тому же незнакомый.

Активировав маскировку, я быстро спустился вниз. — Кора, пригляди на втором этаже. Не убивай, только напугай, если что.

— Да, хозяин. — услышал я ответ в голове. У Коры уже был приличный запас сил, в случае чего она могла целую неделю провести материализовавшись. Не зря я все излишки сил три месяца сливал ей, да и сама Кора понемногу копила силы.

Оглядев зал, я встал у стены и замер. Около двери послышался шорох, слабый скрип в замке и дверь медленно распахнулась. С улицы повеяло холодом, но как только черная тень проскользнула в зал, дверь встала на свое место. Интересный тип, вся одежда черная, на голове маска. Остановился и огляделся, в руке черный нож, видимо, чтобы не отсвечивал. Двигается мягко и тихо. Явный профи, неужели из гильдии убийц? Да уж, те заморыши, что приходили днем в подметки не годятся этому в черном. О, двинулся к лестнице. А вот туда тебе не следует ходить, дружок. Быстро подойдя к мужику сзади, я уже привычно ткнул пальцем в шею и подхватил безвольное тело, чтобы при падении оно не шумело. Так, закрыть дверь на замок, взвалить тело на плечо и на чердак. Вот зараза, вроде бы худой, но тяжелый гад.

Поднявшись на чердак, я прислонил ночного гостя к дальней стене и поставил купол тишины. Теперь никто ничего не услышит и не помешает нашему разговору. Быстренько выудив веревку, связал убийце руки и ноги. Снимем тряпку с прорезями с твоей головы, ого, да тебе лет тридцать, не меньше. Теперь надо его привести в чувство, один тычок пальцем и несколько пощечин. Ну вот гость и проснулся. А что это ты так вылупился? Что, ничего не понимаешь, а нет, вот и осмысление ситуации во взгляде, уже взял себя в руки и обдумывает ситуацию.

— Как тебя зовут, ночной гость? — начал я знакомство.

— Отпусти меня, или тебе будет плохо. — ответил убийца.

Да уж, ожидаемый ответ. Ну что же, не хочешь отвечать, придется тебя заставить. Хорошо, что обучение у деда было многогранным, так что я знаю много болевых точек на теле человека или другого разумного. Маленькая заостренная щепка, воткнутая в одну из этих точек, поможет мне вызвать гостя на откровенность. Вот темные боги, надо было засунуть ему кляп в рот, я же оглох от его крика. Но зато теперь он уже должен более серьезно отнестись к моему вопросу.

— Так я не расслышал, как тебя зовут? — с издевкой спросил я, пока ночник пытался отдышаться после серенады.

— Т-т-т-том. — промямлил убийца.

— А как тебя называют твои дружки?

— Шило.

— Ты пришел один или кто-то тебя ждет снаружи? Ты не смотри так, а то мне опять придется ткнуть тебя этой щепкой. Чем откровеннее ты все расскажешь, тем лучше.

— Ты все равно меня убьешь, так зачем мне все рассказывать?

— Я думал ты умнее. У тебя есть два выбора. Первый — ты мне все рассказываешь, и я тебе гарантирую легкую смерть. Второй — ты не молчишь, а кричишь до самого утра и умираешь в муках. Так что же ты выберешь? — сказал я и взял в руку щепку. Ночник загнанным взглядом посмотрел на мою руку, потом на мою злобную улыбку и заговорил.

— В ближайшем переулке меня ждет экипаж, который отвезет меня обратно. Я должен отчитаться о выполнении задания. Больше никого нет.

— Кого ты должен был убить?

— Девушку. Мне сказали убить девушку и тебя.

Вот это да, я то думал, что Билли любит Лариту, а он ее заказал. Какой же он все-таки хмырь. Не бывать этому, даже если мне придется вырезать всю его семейку. Но сначала надо все проверить.

— Кто заказчик? — с угрозой спросил я и медленно поднял щепку.

— Варот. Он глава гильдии воров. — с ужасом в глазах быстро протараторил Шило.

Так, это уже лучше. Значит Билли все-таки не заказчик, но кто такой этот Варот?

— Он лично передал заказ?

— Да, наш глава сказал мне явиться к Вароту и исполнить все, что тот захочет. Между нашими гильдиями очень тесные отношения.

— Так ты говоришь, что лично должен отчитаться перед заказчиком? Значит, ты знаешь, где он живет?

— Да. Он живет на улице Ювелиров. Там его дом и туда я должен вернуться.

Итак, что мы имеем. Я знаю, как зовут заказчика. Знаю, где он живет, и могу прямо сейчас отправиться к нему домой. Но непонятны мотивы этого Варота. Или Билли его родственник?

— А каким боком Варот относится к Билли Шарту?

— Я не знаю. Мне дают заказ не объясняя причин. Выполнил, получил деньги и свободен.

Придется выяснять все на месте, благо до утра много времени. Хорошо, что по телосложению Шило похож на меня. Тычок в шею и он в отключке. На всякий случай кляп в рот, раздеть и связать ноги и руки между собой за спиной и небольшая иллюзия, чтобы гостя случайно не нашли. Одежда вроде подходит, только Шило поплотнее меня, пришлось использовать плетения для подгонки одежки. Нож на пояс, еще один в сапог, стилет в другой сапог. Натянуть маску на голову и можно идти.

— Кора, следуй за мной, но не показывайся.

— Хорошо, хозяин. — прошелестело в голове.

На улице оказалось неожиданно холодно, как только Шило не замерз в этой тонкой одежонке. Быстро пройдясь до переулка, я запрыгнул в экипаж. А вот и спасение от холода, на сиденье лежала толстая шуба и несколько шерстяных одеял. Быстро укутавшись, я кивнул кучеру, и экипаж тронулся с места.

Через пятнадцать минут медленно движущийся экипаж подъехал к богатому трехэтажному дому на улице Ювелиров. Я вылез из экипажа и не успел подойти к двери, как она распахнулась. За дверью оказался мужик, одетый в ливрею и с колючими глазами. Пропустив меня внутрь, он выглянул на улицу и посмотрел по сторонам, а затем закрыл дверь и сделал мне приглашающий жест. Я пошел вслед за мужиком, на ходу переходя на истинное зрение. Ага, как я и предполагал, Билли тоже тут. Маячок, который я на нем оставил, был на втором этаже. Судя по всему, мы тоже направлялись туда, так как слуга вел меня к лестнице. Проводив меня до комнаты, слуга открыл дверь и, дождавшись пока я зайду, закрыл ее, оставшись снаружи.

Комната оказалась довольно большой. У дальней стены был камин, у которого стояло два кресла и столик с вином и закусками. В креслах кто-то сидел, но в темноте лиц было не видно, только отсветы камина позволяли разглядеть фигуры сидящих.

— Ты все сделал, Шило? — прозвучал вопрос.

— Да. — ответил я, пытаясь подражать голосу убийцы.

— Ты убил обоих, девчонку и парня? — опять вопросил тот же голос.

Вторая фигура вскочила с кресла и раздался крик — Отец, ты же обещал не трогать Лариту! Как ты мог?! Я же люблю ее! — Билли упал на колени и зарыдал.

Вот значит как, Билли все-таки любит Лариту и не желал ее смерти. Это все меняет.

— Молчать, щенок. Ты опозорил меня перед всем кварталом, а завтра бы о моем унижении знал бы весь город. Зато теперь никто не посмеет перечить мне. А девчонка все равно не достойна тебя, слишком нищая у них семья. Это же надо сыну главы гильдии воров влюбиться в дочку пекаря. — ответил Варот. — Шило, вот твоя награда. — в мою сторону полетел кошель, который я подхватил и убрал за пазуху. — Можешь идти.

Повернувшись к двери, я закрыл щеколду и поставил сферу тишины на всю комнату.

— Эй, Шило, ты что делаешь? — раздался сзади удивленный голос.

Повернувшись к поднимающемуся на ноги Вароту, я подошел к креслу и с размаху ударил его в челюсть — Это тебе за Лариту. — следующий удар пришелся по печени — А это за меня. — удар в живот — А вот это просто так.

— Ты кто? — промямли с пола Варот. Билли, сидящий рядом с ним смотрел на меня расширившимися глазами, видимо узнал ненавистный ему голос.

— Она жива?! — вопросил хмыренок. Хотя после того, как я убедился в его чувствах, мне уже не хотелось так называть Билли.

— Конечно жива. Сейчас она лежит дома и спокойно смотрит десятый сон. Кстати, Варот, Шило был очень разговорчив и много чего мне рассказал. — ответил я снимая маску — И что же мне с тобой делать, Варот? Убить или сдать страже? Нет, страже я тебя сдавать не буду, слишком хлопот много. Проще убить и забыть обо всех проблемах, как ты думаешь, глава гильдии воров, Варот?

— Не убивай меня, я все сделаю, что не пожелаешь. — промямлил папашка Билли, стоя на коленях.

— Ну, не знаю. Как я могу тебе верить? Ведь ты даже чувства сына не принял во внимание и решил убить его девушку. Где гарантии того, что после моего ухода ты не передумаешь и не попытаешься опять убить меня и мою сестренку? — наклонившись, спросил я.

— Я поклянусь пред богами, что никогда не причиню вреда тебе и твоим родственникам. Только не убивай меня. — промямлил разбитыми губами Варот.

Вообще-то клятва пред богами достаточно серьезная вещь, боги не любят тех, кто впустую треплет их имена. Эх, был бы у меня опыт в магии разума и, не пришлось бы стоять перед выбором. Но, к сожалению, такой сложный раздел магии самому не одолеть, да и времени у меня не было заниматься магией разума. Правда, я все равно могу подстраховаться.

— Хорошо Варот, я приму твою клятву. Но на всякий случай я тебе покажу кое-что, чтобы ты даже не думал меня обмануть. Смотри внимательно и запомни. Кора, покажись нашим друзьям.

Из стены вышла огромная полупрозрачная черная пантера и приблизилась к папашке с сыном. Кора была просто великолепна. За последние три месяца, благодаря накопленной силе, она вымахала мне до плеча.

— Кора, материализуйся и попугай немного этого урода. — мысленно сказал я.

Пантера приобрела материальную форму и, подойдя вплотную к Вароту, открыла пасть и издала жуткий рык прямо ему в лицо. Папашка с сыночком, побелевшие при виде пантеры, попытались отползти, а у Варота от страха затрясся подборок. Как он только не наложил в штаны, я не представляю. Видимо какое-то мужество у него все-таки есть.

— Если ты нарушишь свою клятву, то моя подруга придет и откусит твою голову. И даже не надейся убежать или спрятаться. Ты же видишь, что Кора не простая зверушка и найдет тебя даже в центре гномьей горы. Надеюсь, ты понял?

— Д-д-д-да, я все п-п-понял. Пожалуйста, убери своего зверя. Умоляю. — чуть не плача, завыл Варот. Сыночек в отличии от отца тихо сидел и не сводил испуганных глаз с пантеры.

— Ну что же, а теперь ты дашь клятву и мы обсудим наши дела. — сказал я, после того как Кора отошла к стене.

Через два часа я довольный возвращался домой все в том же экипаже. Варот дал клятву, а я выпытал у Билли все о его чувствах к Ларите. В общем-то он оказался неплохим парнем, просто окружение у него гниловато, но это дело поправимое. Теперь только надо выяснить, испытывает ли Ларита такие же сильные чувства по отношению к Билли. В любом случае теперь я могу не беспокоиться за Марту и ее детей, ведь в клятву Варота я включил пункт, по которому он будет их холить и лелеять, а так же защищать от любых посягательств.


Стормил. Три месяца спустя. Суо 

Я выглянул в зал и залюбовался приятной картиной. Ларита и Билли сидели за дальним столиком и мило разговаривали, попивая морс и заедая его моими пирожными. Прошло уже три месяца с того дня, когда Билли заявился в лавку с огромным букетом роз и стоя на коленях выпросил прощение у Лариты. Марта в тот день была в шоке, она поверить не могла, что мелкий хмыренок способен на такой поступок. Еще бы, мне пришлось долго вдалбливать этому идиоту в голову, что ради любимой женщины он просто обязан в лепешку расшибиться.

На следующий день после примирения молодых в дом пожаловал отец Билли, которого на самом деле звали Воландом Шартом. Марта чуть в обморок не упала, увидав такого гостя, но посмотрев на меня и получив в ответ кивок, пригласила его в гостиную. В течении двух часов проходило обсуждение помолвки молодых и детали предстоящей свадьбы, которая должна будет состояться через полгода. Все это время Воланд косился на меня и после моих кивков принимал во внимание все возражения и предложения Марты. Под конец мне даже пришлось охлаждать пыл вошедшей в раж женщины, а то бы глава гильдии воров остался бы без портков.

С того дня моя жизнь превратилась в один сплошной праздник. Через две недели после праздника середины зимы, мы в тесном семейном кругу отпраздновали мое очередное день рождение, мне стукнуло двадцать шесть лет, правда Марте и ее детям пришлось соврать — им я сказал, что мне исполнилось семнадцать, что вполне соответствовало моему внешнему виду. Стол был просто завален всевозможными яствами, а на десерт я получил огроменный торт, который приготовили Тим и Ларита втайне от меня. Кстати, о безопасности Лариты мне теперь можно не волноваться, так как куда бы она ни пошла, за ней все время тайно следует парочка подчиненных Варота.

Вот и новые клиенты, а Марта занята. Да и Лариту теперь не оторвать от Билли. Придется мне выйти в зал и помочь. Быстро пройдя к двери, я проводил вошедших девушек к свободному столу и принял заказ. Кстати, девушки оказались темными эльфийками, но учитывая популярность лавки, это уже не является редкостью. В последнее время к нам кто только не заходит, и аристократы, и светлые эльфы, и дроу, а на прошлой неделе заходили две милые вампирши. Быстро приняв заказ у трех эльфиек, я пошел к прилавку, где были выставлены пирожные. В последнее время большинство посетителей предпочитало лакомиться сладостями прямо в лавке, а не тащить их домой.

Вернувшись к столу, я обнаружил, что эльфиек осталось только две. Странно, куда подевалась третья? Какое-то нехорошее предчувствие кольнуло меня. Интересно, что это было, такое чувство, как будто я упустил что-то важное. Ну да ладно, само в мозгу всплывет позже, а пока надо работать, вон еще клиенты пришли.

Через два часа, закрыв лавку, я поднялся на чердак и завалился в кровать. Червячок предчувствия неприятностей все настойчивей грыз меня изнутри. Но что же я упустил? Сигналка за весь день не показала каких либо врагов, ауры которых были запечатлены в ее плетении. Может это был враг, ауры которого нет в сигналке? Но тогда я должен был встречаться с этим человеком до моего рабства у дроу. Или во время рабства? Тогда это может быть одна из тех трех дроу, наверняка та, что ушла и не вернулась. О боги, какой же я кретин! Я же видел эту темную в доме Амаисель! И по-видимому она меня узнала и побежала докладывать этой озабоченной темной или ее доченьке.

Надо быстро делать ноги из города, пока дроу не заявились в этот дом. Только предупрежу Марту и Билли, чтобы люди его отца были наготове, на случай неприятностей. Так, собирать мне почти ничего не надо, только парочку книг и одежду. Ах да, надо снять все плетения и убрать мишени со стены, ну это дело десяти минут.

Быстро покидав все вещи в пространственный карман, я одел давно купленную на этот случай одежду. Коричневые кожаные штаны, белая рубашка, потрепанный колет и сапоги. Перевязь с кинжалом, метательные ножи под мышками и чинкуэда (ну нравится она мне) в ножнах на пояснице. Сверху черный шерстяной плащ с капюшоном. В этой одежде меня примут за наемника или небогатого дворянина.

Сбежав по лестнице, я выдернул Билли из объятий Лариты и отволок к Марте. Быстро объяснив им ситуацию, я отправил младшего Шарта к отцу за подмогой. Пусть уж лучше я перестрахуюсь, чем потом по моей вине пострадает Марта и ее дети.

— Тетушка Марта, не беспокойся. Дроу вполне цивилизованные и разумные существа и не причинят вам вреда. Когда они придут, скажите им, что я ушел и не сказал вам куда. Максимум, что они сделают, это обыщут дом, а потом уйдут. Но на всякий случай на улице будет десяток подчиненных Воланда. Прощайте и не поминайте лихом.

— Ну что ты, Ос. Мы же тебе стольким обязаны. Если бы не ты, то Ларита не смогла бы выйти замуж, а мы бы жили впроголодь. Кстати, я тут отложила немного денег, ну на всякий пожарный, вот возьми их. — ответила Марта и попыталась всучить мне кошель.

— Тетушка — я обнял женщину, которая на короткое время заменила мне мать — оставьте деньги себе. Я обеспеченный человек, лучше потратьте эти деньги на обучение Тима. Он способный мальчик и далеко пойдет. — я отстранился и повернулся к двери, у которой уже стояли Тим и Ларита.

— Ты покидаешь нас? — со слезами на глазах спросила девушка. Тим просто промолчал, он все-таки мужчина и ему не пристало лить слезы, но по покрасневшим глазам сразу все было понятно.

— Ларита, будь счастлива с Билли. Он хороший парень, только вспыльчивый немного, так что присматривай за ним. — сказал я и поцеловал девушку в лоб.

— Тим, ты остаешься единственным мужчиной в семье. Заботься о своей матери и сестре как следует и не давай их в обиду. Если что, обращайся сразу к отцу Билли, он поможет. — парню досталось крепкое рукопожатие, которое он с честью выдержал. Зря, что ли мы с ним каждый день месили гору теста, руки у обоих были сильные, и не каждый взрослый мужик мог выдержать рукопожатие Тима.

Я вышел на улицу и накинул капюшон, погода была по-весеннему сырая, а тут еще дождь пошел. Свернув в сторону восточных ворот, я ускорил шаг. Через два квартала, убедившись в отсутствии слежки, я свернул на юг и прошел еще квартал, а затем свернул на запад. Через десять минут я сидел на крыше соседнего дома прямо напротив лавки Марты и старался не шевелиться. Несмотря на дождь, маскировка действовала отменно. Через полчаса с разных сторон начали потихоньку подходить люди Варота и рассредоточиваться по ближайшим переулкам. Чуть позже подъехал экипаж, из которого выскочили сам Варот с Билли и зашли в лавку.

Темных пришлось ждать до вечера, зато мелочиться они не стали. Сначала сигналка указала на четыре звезды дроу с двумя магами, которые появились в соседних переулках. Потом с двух концов улицы приблизились еще три звезды дроу, одна из которых состояла из женщин, с тремя магами и той самой темной, которая так поспешно покинула днем лавку. Недолго думая, шесть женщин и один маг зашли в лавку. Я перешел на истинное зрение и принялся отслеживать вошедших в лавку темных. Через пятнадцать минут ожидания, в течении которых дроу обшарили весь дом, женщины и маг вышли на улицу. Не успела закрыться дверь лавки, как одна из них выдала такую тираду из непристойных выражений и визга, что даже у меня уши чуть не свернулись в трубочку, что же говорить о тех, кто находился рядом с ней. Мои губы непроизвольно растянулись в улыбке, видимо темной не поздоровится, когда она сообщит неприятные новости Амаисель.

Дождавшись, пока дроу и Варот со своими людьми уберутся с улиц, я слез с крыши и направился прямиком к северным воротам. Мне еще предстоит найти ночлег до утра и решить, как я поеду до столицы Халассо.


Глава 7 | Профессиональный побег | Глава 9