home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

Дворец Владыки. Один из малых кабинетов

— Дорогой, ты уверен, что так будет лучше? — спросила Мириэль сидя на коленях мужа, находящегося в кресле перед горящим камином.

— Я не уверен, что так лучше, но зато я знаю, что так надо. Каждый наследник должен пройти испытание на жизнестойкость. — ответил Владыка, поглаживая волосы супруги.

— Но Суо всего двадцать пять лет. Он же еще ребенок, даже по меркам эльфов. Не говоря уже о твоем роде. Не лучше ли было бы поймать его и привезти домой? Ты же можешь это сделать. — взволнованно спросила эльфа.

— Нет. Нельзя. Каждый будущий Владыка сам выбирает, как и когда начать свое испытание. Не имеет значение возраст, важно намерение быть свободным. Всех наследников в нашем роду подвергают такой проверке. Пусть Суо даже не знал, что мы его специально подталкивали к началу путешествия, главное, что он сделал свой выбор.

— Но дорогой, даже твой отец начал свое испытание в пятидесятилетнем возрасте, я уже не говорю про тебя. Вы оба прошли курсы выживания и знали о внешнем мире почти все. А Суо всего двадцать пять. Он же совсем не знает внешний мир и тамошние законы, его просто не успели даже начать учить этому. Он не сможет выжить в таких условиях, ведь Суо как домашний цветок, рядом с ним всегда были только любящие его люди, которые заботились о нем. А во внешнем мире столько грязи и обмана.

— Это не обсуждается, Мириэль. Всех наследников начинают подталкивать к испытанию с двенадцатилетнего возраста, и не имеет значения, когда они начнут его. Таков наш обычай, и если Суо не выдержит и прибежит плакаться мне в жилетку, то его место займет Арти. — резко отрезал Владыка.

— Как же жестоки ваши обычаи. Хорошо, что у меня родились дочери. Надеюсь Суо выдержит и Таавейн не придется беспокоиться за Арти. — встав на ноги, сказал Мириэль.

— Лучше расскажи мне последние новости. Прошло уже изрядно времени, а Суо так никто и не смог обнаружить.

— Ладулфел прислал сообщение, что он нашел следы Суо в империи Дроу. Он там побывал в рабстве. Ты представляешь, в рабстве! Вот поэтому я и говорю, что его надо вернуть! Ведь я обещала Кимико заботиться о Суо. — нервно расхаживая перед Владыкой, проговорила эльфа.

— Следы говоришь. А где же он теперь? — взяв бокал с вином и отпив глоток, сказал Владыка.

— Он сбежал и после этого его никто не видел. Но Ладулфел сказал, что следы ведут в Азру. Не знаю, что Суо натворил у дроу, но на него объявлен розыск и предложена большая награда за его поимку. Его травят как какого-нибудь преступника, а мы сидим тут и ничего не делаем! Хотя бы прикажи Ладулфелу договориться с темными, чтобы они отстали от мальчика. — остановившись перед Владыкой проговорила Мириэль.

— Нет, я не могу помогать Суо, только если он сам попросит. Но в этом случае испытание будет провалено. Тем более что он смог сбежать и раз его до сих пор ищут, то значит он на свободе. — ответил Владыка. — Есть что-нибудь от Таавейн?

— Нет, в Дейдории и Халассо следов Суо она не обнаружила. Так что вариант с обучением Суо в Академии отпал. Далее она поедет в Ардинию, но я не думаю, что мальчик там побывал. — Мириэль подошла ко второму креслу и присела в него. — Если Ладулфел прав, то надо бы направить его в Азру.

— Хорошо. Ты у нас координатор, так что решать тебе. А что сообщила Рио? — спросил Владыка.

— В лесу светлых эльфов следов Суо нет, так что она отправилась помогать Таавейн. Ронна так же не нашла никаких зацепок.

— Ну что же, пока Суо хорошо держится, и из рабства сбежал, и от дроу успешно скрывается. Надеюсь, он сможет выдержать испытание. Его дед, например в этом уверен, а я привык доверять суждениям отца. Так что будем считать, что все идет по плану и Арти не придется проходить через испытание, а из Суо вырастет достойный правитель. — проговорил Владыка.

«И надеюсь, он сможет выдержать бремя своего дара, который ему достался от Кимико, учитывая, что с каждым днем сила его дара будет расти. Хорошо, что Мириэль об этом не знает, а то бы я так легко не смог ее отговорить от возвращения Суо.» — подумал Владыка, прикрывая глаза.


Империя дроу. Столица. Кабинет начальника разведки

Амаисель сидела за своим столом и читала отчет, который ей дала подчиненная. Закончив читать, она нахмурившись посмотрела на свою заместительницу и спросила:

— Как это понимать? Что значит погиб? Как вы могли допустить такой исход дела?

— Простите, госпожа, но мы ничего не могли сделать. Это просто нелепая случайность. Все так быстро произошло, что никто не успел среагировать и ваш раб упал в ущелье. — опустив голову вниз, произнесла дроу.

— Я же сказала, послать самых лучших! Кто осуществлял захват?! — встав на ноги и стукнув по столу, закричала Амаисель.

— Я выслала лучший отряд, состоящий из трех звезд элитных воинов и пятерых магов, но они просто не успели прибыть в халифат. Поэтому, опасаясь, что раб сможет скрыться, я решила произвести захват силами охраны посольства. В группе захвата было четыре звезды из охраны посольства и один маг. — ответила эльфа.

— И что же могло случиться, что целая толпа воинов не смогла захватить одного мальчишку?

— При захвате маг применил заклинание паралича и как раз в этот момент мальчишка оступился и упал в ущелье. — пробормотала подчиненная.

— А почему этот маг сразу не применил магию? — наклонясь над столом спросила Амаисель.

— Маг боялся задеть воинов или повредить вашему рабу. Места было мало и все происходило на пятачке прямо рядом с пропастью. Вот он и медлил. Ведь в случае промаха под действие заклинания могли попасть воины отряда, ваш раб сражался как бешеный и мог убить их. — ответила дроу.

— Да лучше бы он убил весь отряд, но остался живым. Ради поимки парня потрачены целых два месяца поисков, огромные деньги на охотников за головами, сделаны значительные уступки халифату в торговом соглашении и в результате я ничего не получила. Мальчишка смог обвести вокруг пальца лучших следопытов и охотников, а когда его нашли все мои труды пошли прахом из-за некомпетентности моих подчиненных, которым я доверяла. — падая в кресло, проговорила Амаисель.

«Видимо великая Ллос не желает счастья моей дочери, так же, как и мне много лет назад. Как же мне сообщить эту новость Лите? Ведь девчонка запала на этого парня. Да и мне он понравился, видимо потому, что напоминает ЕГО. Что же мне делать?» — думала эльфийка сидя в кресле и смотря на провинившуюся подчиненную.

— Ты уверена, что он мертв? — спросила Амаисель.

— Да, госпожа. Отряд обследовал реку на день пути вниз по течению и нашел окровавленный плащ и обрывки одежды. Лекари сказали, что при такой кровопотере ни один человек не смог бы выжить. — боясь поднять голову и взглянуть в глаза начальнице, ответила эльфийка.

— Тогда отменить все награды, изъять розыскные листы и дать отбой всем занятым в этом деле отрядам и наемникам. Кстати, нашли какие-нибудь сведения о нем и его семье?

— Нет, госпожа. Допрос торговца рабами ничего не дал, а людей, которые продали ему раба мы не нашли. — все еще не поднимая взгляда, ответила дроу.

— Все впустую. Что делать с тобой и идиотами, которые угробили мои труды, я решу позже. А пока исчезни с моих глаз, чтобы я тебя не видела. — сказала Амаисель.

«В общем-то, она не виновата в таком исходе, но наказать придется. А то враги подумают, что я размякла, и так уже пересуды по всему дворцу не смолкают. Надо показать свою силу и жесткость. Придется пустить в расход мага и часть охраны посольства, командиров уж точно. Да и богине я давно не приносила жертв, вот и отдам этих идиотов жрицам. Вот только что я скажу Лите?» — думала Амаисель, провожая взглядом пятящуюся к двери подчиненную.

Немного посидев и вздохнув, Амаисель взяла чистый лист бумаги и начала писать письмо дочери.


Тот же день. Суо

«Сразу видно, что хотят взять живым. Смертельных ударов не наносят, все пытаются подранить. Идея с сетями у них не прокатила, уже три из них я разрубил, а одну отбросил за спину. Место здесь узкое, на тропе могут стоять всего трое в ряд, вот и не получается как следует кинуть сеть. А то бы я уже давно барахтался, как пойманная рыбка. Да уж, ценят меня на вес золота, а то бы не отправили за мной целых четыре звезды. А вон сзади их командир, но как то странно, что он не в первых рядах.

Уже с полчаса я успешно отбиваюсь от атак двух десятков дроу на этом горном карнизе. Еще немного и я смогу притвориться усталым и упаду в ущелье, которое находиться за моей спиной. Веревка уже давно закреплена, главное успеть ухватить ее не долетая до реки, которая бурным потоком течет на дне ущелья. Не зря я приехал сюда заранее и все подготовил.

Ну, давайте, смелее нападайте, хоть раз меня поцарапайте, чтобы все было достоверно. Ближе, ближе, выпад, подставить предплечье и сразу назад. Вот и все, получилось. Сейчас я рухну вниз и погибну для всех, ведь ни один человек не выживет в таком бурном потоке, утыканном скалами и подводными камнями. Отлично, я отскочил практически идеально. Главное ухватиться за веревку через двадцать метров.

Как… не может быть, почему я не могу пошевелиться! Что со мной?! Веревка… я пролетел мимо и не смог пошевелить рукой, чтобы ухватиться за нее. Ужас охватывает меня, мой рот пытается раскрыться в крике, но ничего не выходит. Я падаю! Падаю! Я же разобьюсь! Аааааа….»

Мой рот разевается в попытке крикнуть, но из него вырывается задушенный хрип. Горло пересохло, даже слюны нет. Первый раз вижу такой страшный сон. Я с трудом поднял веки и попытался оглядеться, но перед глазами все плывет. Попытка поднять руку и протереть глаза тоже не увенчалась успехом. Меня как будто придавило скалой и невозможно пошевелить ни одним членом. Что со мной? И где я?

Вдруг я услышал какой-то шум, и кто-то приподнял мою голову. К губам прислонилось что-то холодное, и желанная влага потекла в рот. Я глотал воду как жаждущий в пустыне, а когда я захлебывался, расплывчатый силуэт придерживал кружку и давал мне отдышаться. Через пару минут мою голову опустили и я провалился в темноту.

Следующее пробуждение прошло спокойнее. Меня разбудил солнечный луч, падающий в большое окно. Открыв глаза, я попытался прикрыться рукой от назойливого луча, но у меня ничего не вышло. Поворочав глазами, я разглядел высокий потолок, стены, обшитые деревянными досками и окно. С трудом повернув голову, я увидел край кровати, на которой лежал и спящую в кресле девушку. Красивая, волосы пшеничного цвета частично прикрывают лицо, но это не мешает разглядеть его. Глаза закрыты, поэтому цвет не разглядеть, и густые огроменные ресницы, похожие на золотые опахала. Немного вытянутое личико, правильные черты лица, курносый носик и маленький ротик с пухленькими губками. Так и тянет улыбнуться, видя немного обиженное выражение, застывшее на спящем лице девушки. Одета девушка в простой голубой сарафан деревенского фасона, расшитый по вороту и на концах рукавов. Ниже колен мне не видно, голову не повернуть.

Девушка зашевелилась и открыла глаза. Изумрудные, красивые. Мне нравится зеленый цвет, это мой любимый цвет. С такими глазами девушка просто неотразима. О, а чего это она так удивленно смотрит на меня? Встала. Да она довольно высокая. Выше меня. Подходит к кровати.

— Как вы себя чувствуете? Вы что-нибудь хотите? Может вам дать воды? — произнесла девушка, приблизившись к кровати.

— Хррр…. — вырвалось из моей пересохшей глотки вместо ответа.

Девушка быстро схватила чашку, стоящую на столе и, поддерживая мою голову, прислонила чашку к моим иссохшим губам. Живительная прохладная вода потекла мне в рот. Знакомое чувство. Вроде бы в прошлое мое пробуждения ощущения были такие же. Неужели она все время сидела рядом со мной? И где я нахожусь? Что со мной случилось?

Воспоминания вспыхнули в голове. Я падал с обрыва и пытался закричать от ужаса. Я не мог пошевелиться, чтобы спастись, и от этого ужас еще больше охватывал мой разум…

Что это было? Надо все вспомнить. Вроде бы все началось в Гулдузе…


Халифат Азра. Гулдуз. Суо

Я приехал в Гулдуз в оговоренный Деришем срок. Найдя южные ворота, я спросил у проходящего мимо мальчишки про караван-сарай Абисмала. Получив медную монетку, мальчишка на радостях проводил меня до самых ворот караван-сарая, где я и нашел тролля.

На следующий день караван уважаемого Сулима двинулся по северной дороге. Маршрут предстоял несложный и через полтора месяца, перейдя через гномьи горы, мы должны будем достичь Дейдории. В караване было тридцать крытых повозок и пара фургонов, в которых ехали пассажиры из простолюдинов. Слава богам дворян на этот раз не придется охранять.

Всю дорогу до гномьих гор я занимался привычными вещами. С утра, пока все еще не встали после сна, я объезжал место ночевки и подыскивал местечко для тренировки. Следующие два часа занимали разминка и работа с оружием. Еще час я выделял на тренировку создания плетений или чтение книг. Далее шла охота и обед на дневной стоянке каравана. Ближе к вечеру я отлучался еще на пару часов, которые посвящал плетениям и книгам. За две недели пути я успел выучить парочку новых плетений и усовершенствовал свои браслеты. Теперь в плетение браслетов было заложено несколько новых режимов, а управление ими осуществлялось моим вторым, более медленным мыслительным потоком, который мне так хорошо помогал при учебе.

К сожалению, в Байраме я не мог полноценно заниматься магическими тренировками, так как находился под приглядом прихвостней визиря и не хотел рисковать. Ведь периодически за мной присматривал дворцовый маг, да и темные в последнее время все время ошивались во дворце. Кстати, дроу до самого моего отъезда так и не нашли меня, хотя я все время был у них под носом. Все таки прикрытие няньки мне здорово помогло.

В раннее утро последнего дня я тихенько, под прикрытием маскировки, выскользнул пешочком из дворца и отправился в сторону городских ворот. Коня я оставил в дворцовых конюшнях, так меня дольше не хватятся, да и по коню меня будет легче найти. Выйдя за ворота города, я направился к постоялому двору, на котором меня уже ждал купленный два дня назад новый конь. Расплатившись с хозяином постоялого двора за нахождение моего нового коня в его конюшне, я поехал в сторону Гулдуза, где и встретился с троллем.

И вот теперь я стою и думаю, как же они меня нашли. Сегодня мы достигли перевала через гномьи горы, но похоже у меня опять неприятности. Буквально полчаса назад моя сигналка уловила следы преследования. Через пятнадцать минут, когда погоня приблизилась, я смог опознать ауры двух десятков дроу из охраны посольства в Байраме. Все мужчины, и судя по аурам, мага среди них нет. Надо что-то предпринять, чтобы караван и Дериш не пострадали за укрытие разыскиваемого, то есть меня. Придется оставить караван и запутывать следы.

— Дериш, мне придется покинуть караван. — сказал я, подъехав к троллю.

— На сколько?

— Навсегда. Предвидя твой вопрос, сразу скажу, что меня настигли неприятности, которые преследовали меня в Байраме. — ответил я.

— Кто именно? — тихо спросил тролль. — Дроу или вампиры?

— Лучше тебе не знать, тогда тебе легче будет отнекиваться, если они решат поспрашивать вас. Я их попробую увести за собой в другую сторону. Удачи тебе в пути и спасибо за все. Прощай. — сказал я и направился по ответвлению дороги, уходящему в северо-западном направлении.

Через полдня скачки и пешего хода, я достиг конца тропы, которая обрывалась ущельем с бурной рекой на дне. Здесь мне явно не светит ничего хорошего, может вернуться назад? Хотя есть один неплохой вариант, только надо проверить стену ущелья на наличие ниш, невидимых сверху.

Привязав коня к одному из валунов, торчащих на тропе, я использовал одно известное мне плетение — силовые когти, которые вырастали из ладоней и стоп и позволяли вгрызаться в камень. Первый раз я его использовал, когда сбежал из дома в горы. Помнится, рейнджеры тогда долго меня ловили, а я благодаря когтям ловко уходил из их рук, карабкаясь по отвесным скалам. Поймали меня, когда мой запас силы иссяк именно из-за использования когтей, так как плетение оказалось очень затратным.

Быстро спустившись по отвесной стене, я обнаружил две ниши, одна из которых удовлетворяла моим требованиям. Ниша находилась в тридцати метрах ниже обрыва, а в десяти метрах над ней росло небольшое деревце, скорее даже кустик. Проверив этот кустик, я закрепил под ним веревку и применил плетение для отвода глаз. Теперь я смогу спрятаться, а вниз полетит мой фантом и никто из дроу ничего не заподозрит, ведь судя по аурам среди них нет магов. Я еще раз все проверил и быстро поднялся наверх. Темные уже были близко, и следовало избавиться от коня, а то он мне здесь будет только мешать.

Сделав вид, что решил вернуться по тропе, я пошел навстречу отряду дроу, ведя коня в поводу. Когда арьергард темных выскочил из-за поворота, я скорчив испуганное лицо, бросил повод и рванул вверх по тропе в сторону обрыва. Добежав до обрыва, я вынул ятаган и кинжал и приготовился к встрече. Темные, увидев что я остановился и жду их во всеоружии, замедлили ход и вперед вышел их командир.

— Сдавайся, раб, и мы не причиним тебе вреда. Твоя хозяйка хочет чтобы ты вернулся и обещала не наказывать тебя строго. — сказал эльф, высокомерно вздернув подбородок. Ну почему они все так уверены в себе? Не от природы же они все такие идиоты.

— Ага, прям щас лапки задеру и пойду на заклание. Или ты меня за дурачка держишь, или ты сам дурак. Кто в здравом уме вернется в рабство, тем более к такой взбалмошной дроу. — ответил я, пытаясь разозлить командира отряда.

— Я могу дать тебе слово, что никто не причинит тебе вреда, и ты в целости доедешь до нашей столицы. В противном случае, нам придется применить силу, и тогда пеняй на себя. Так или иначе, но ты вернешься к своей хозяйке, и только тебе выбирать, пострадаешь ты при этом или нет. Ты же не думаешь, что сможешь сбежать от нашего отряда? — стиснув зубы, ответил темный.

Ого, сдержался, я то думал сразу пойдет в атаку. Видимо они там сильно боятся Амаисель. Жалко я не смог узнать, чем она занимается. Но в любом случае мне надо, чтобы они напали и ранили меня, тогда мое падение получится правдоподобней.

— Идите ка вы лесом со своим предложением. Я лучше сам прыгну в пропасть, чем вернусь к этой стерве.

Командир дроу махнул рукой и вперед вышли два темных с сетью. Размахнувшись, они бросили ее в меня, но сеть зацепилась одним краем за выступ на стене и я ее разрубил. Следующая сеть была брошена выше выступа, и благополучно перелетев через меня, упала в пропасть. Еще пара попыток окончились неудачами, и командир темных, зло махнув рукой, послал бойцов вперед.

Тропа была узкая, и стоять на ней одновременно могли только три эльфа, но при этом они мешали друг другу. Поэтому на меня нападали только двое дроу, периодически сменяемые товарищами. Полчаса я успешно отбивался от эльфов, подранив четверых из них. Еще немного и я смогу притвориться усталым и упаду в ущелье, которое находиться за моей спиной. Веревка уже давно закреплена, главное успеть ухватить ее не долетая до реки, которая бурным потоком течет на дне ущелья. Не зря я приехал сюда заранее и все подготовил.

Ну, давайте, смелее нападайте, хоть раз меня поцарапайте, чтобы все было достоверно. Ближе, ближе, выпад, подставить предплечье и сразу назад. Вот и все, получилось. Сейчас я рухну вниз и погибну для всех, ведь ни один человек не выживет в таком бурном потоке, утыканном скалами и подводными камнями. Отлично, я отскочил практически идеально. Главное ухватиться за веревку через двадцать метров.

Как… не может быть, почему я не могу пошевелиться! Что со мной?! Веревка… я пролетел мимо и не смог пошевелить рукой, чтобы ухватиться за нее. Ужас охватывает меня, мой рот пытается раскрыться в крике, но ничего не выходит. Я падаю! Падаю! Я же разобьюсь! Аааааа…

Удар… И темнота…


Неизвестный дом. Суо

Так вот что случилось со мной. Я дурак, как я мог забыть, что не только я владею магией. Командир дроу был магом и применил на меня плетение паралича, вот почему я не мог пошевелиться и упал. Я так полагался на свои браслеты, что забыл про элементарные вещи. Любой маг при должном умении может замаскировать свою ауру, точно так же как и я.

Но как же я выжил? Ведь упав с такой высоты, да еще парализованный, я должен был умереть. У меня просто не было шансов на выживание. Длина ущелья была явно больше пары километров, а все дно было просто усеяно камнями в обрамлении отвесных скал. Меня бы перемололо на порогах и вниз по течению принесло бы груду костей с мясом, а не живого человека. Так кто же меня спас? И как?

Надо бы проверить свой организм. Я попытался перейти на внутреннее зрение, но почувствовав ужасную боль, я отправился во тьму.

Очнулся я на следующий день. Девушка опять сидела у моей кровати, но на этот раз она не спала. Увидев, что я пришел в себя, она напоила меня и вышла из комнаты. Вскоре она вернулась в сопровождении старой гномки, которая сразу же принялась меня щупать и осматривать. Когда дело дошло до паха, девушка от смущения покраснела как помидор и выскочила из комнаты.

— Ну чтож сынок, тебе очень повезло. Видно боги присматривают за тобой, раз после такого ты не только выжил, но и очнулся уже через две недели. Теперь тебе надо лежать и набираться сил. Ухаживать за тобой будет Веленика, ну и я буду приходить. А пока спи. — сказала бабуля и вышла из комнаты.

Не успели затихнуть шаги старой гномки, как в комнату вошла девушка, держа в руках поднос с едой. Приблизившись к кровати, она улыбнулась и сказала:

— Вы должно быть голодны. Я принесла вам бульон. Бабушка сказала, что пока вам надо есть только жидкую пищу, так как организм ваш еще слаб. Если разрешите, то я покормлю вас.

— Ххдее… яя… — просипел я, не узнавая свой голос.

— Вы находитесь в городке гномов, что стоит у подножья гномьих гор. — ответила девушка и присела на кресло. Быстро поставив поднос на стол, она взяла в руки чашку с бульоном и ложку и начала меня кормить.

Я было попытался возразить, мол я сам могу есть, но из моего горла выходили только нечленораздельные сиплые звуки, а руки даже не хотели подниматься.

— Вы лежите и даже не пытайтесь подняться. Бабушка сказала, что вам все время надо спать, чтобы набраться сил. У вас крайняя степень истощения. — приговаривала девушка, потчуя меня бульоном. — То что вы выжили можно назвать только чудом. Когда мы вас нашли на берегу реки, никто не верил, что вы выкарабкаетесь. Вся одежда на вас была изодрана и окровавлена, а вы сами были похожи на иссохшую мумию. Мы принесли вас в дом и позвали бабулю, она знаете какая лекарка, лучшая в гномьих горах. А, что? Почему я не похожа на гномку? Так ведь отец у меня человек, а мать гномка. Вот и пошла я в отца. Я самая высокая в нашем городке. Я тоже учусь на лекаря, но далеко отсюда. А домой приехала на каникулы, а тут вы. Вот меня бабушка и пристроила к вам сиделкой, ну чтобы я опыта набиралась. — девушка непринужденно болтала обо всем на свете, одновременно аккуратно вливая в меня бульон маленькой ложечкой. Когда маленькая чашка опустела, она поставила ее на стол и начала поправлять мне подушку. Мне пришлось закрыть глаза, чтобы не видеть соблазнительно покачивающихся в вырезе платья грудей, когда девушка наклонилась ко мне. Глаза я так и не смог открыть, внезапно провалившись в сон.


Городок гномов. Месяц спустя от событий в ущелье. Суо

Вот уже месяц, как я живу в городке гномов. Почему городок? Так ведь маленький он, всего сто пятьдесят дворов. Основные поселения гномов находятся в глубине гор, а у выходов из них обычно как раз и строятся такие небольшие городки. Через эти городки гномы торгуют своими товарами и закупают все, что им требуется для жизни. Поэтому городок хоть и был мал, но караваны здесь ходили постоянно и в больших количествах. В таких городках обычно селятся гномы и люди, занимающиеся торговлей. Здесь редко встретишь дроу, светлых эльфов или вампиров, только если они не желают заказать что-нибудь особенное у гномов. Например, оружие или доспехи, сделанные лучшими оружейниками гномов, ценятся на вес золота, и заказать их можно только приехав самолично и договорившись с мастерами.

Все это время я живу в доме у Веленики, которая ухаживает за мной не покладая рук. Первую неделю после моего пробуждения девушка постоянно дежурила около меня и ухаживала за мной. Каждый день приходила бабка Веленики и осматривала меня, а потом давала указания своей внучке, которая кормила меня и поила травяными настоями. Всю первую неделю я только и делал, что спал и ел, ел и спал. Все попытки встать пресекались девушкой и ее матерью, миловидной гномкой, которая периодически сменяла свою дочь у моего ложа.

Только со второй недели я смог самостоятельно кушать сидя на кровати. Правда девушка все равно предпринимала попытки кормить меня с ложечки и чуть ли не убаюкивать меня, чтобы я спал, а когда я возражал и пытался показать, что сам смогу есть своими трясущимися руками, девушка выглядела обиженной и, нахохлившись, сидела рядом с кроватью.

Еще я попросил зеркало и внимательно рассмотрел себя в нем. Предо мной предстал череп, обтянутый серой кожей, абсолютно лысый с впалыми щеками и огромными черными кругами вокруг тусклых голубых глаз. От моей шевелюры не осталось и следа, а тело было похоже на обтянутый той же серой кожей скелет. Ребра почти просвечивали сквозь кожу, на руках и ногах все мышцы атрофировались, и даже когда я сидел на кровати, меня всего трясло от слабости. И как только я выжил, понять не могу.

Вчера я наконец-то смог использовать внутреннее зрение. В этот раз я не потерял сознание, как во все предыдущие попытки, но это стоило мне целого дня головной боли. Осмотр показал, что у меня полное магическое истощение, так что в ближайший месяц я даже не смогу использовать простейшие плетения и залезать в свой пространственный карман. Полное же восстановление моих сил займет не меньше полугода, а может быть и больше, так что на магию в ближайшее время можно сильно не рассчитывать. Так же у меня почти не осталось запасов жизненных сил, видимо организм все их потратил на затягивание ран, о которых говорили украшавшие меня многочисленные шрамы. Вот поэтому я и выгляжу как скелет.

Еще я обнаружил, что энергия из моих амулетов, которые все это время лежали на столе в комнате, куда-то испарилась, так что теперь я остался даже без элементарной маскировки и сигналки. Приходиться разговаривать как можно меньше, но все равно заметно, что Веленика уже смотрит на меня с интересом, хоть у меня пока что и неприглядный вид. Единственный плюс в этой ситуации, что моя аура из-за магического истощения совсем не отличается от ауры обычного человека.

Неделю назад я смог в первый раз самостоятельно дойти до уборной и с тех пор пытаюсь каждый день как можно больше ходить. Я рассчитываю, что через пару недель я уже смогу начать простейшие тренировки для приведения своего тела в порядок. Но оставаться на шее у этой гостеприимной семьи я не собираюсь, как только я смогу использовать пространственный карман, так сразу же тронусь в путь.

Расспросив Веленику и ее родственников, которых оказалось великое множество, я выяснил, что меня никто не искал и отряды дроу и вампиров здесь не появлялись. Значит, есть очень большая вероятность, что меня считают мертвым, и не будут искать и преследовать. Единственный вопрос, который остался без ответа — кто же меня спас?


Столица Халассо. Месяц спустя от событий в ущелье. Дом семьи дер Норреаилт

Лита зашла в дом и направилась к себе в комнату. Быстро переодевшись, она спустилась в подвал и приступила к тренировке. Сегодня ночью она опять не выспалась, а в Академии все просто из рук валилось. К тому же сегодня эта светлая стерва пыталась поддеть ее на каждом занятии, что было не сложно, благодаря бессонной ночи. Раньше ей помогали тренировки и, после пары часов она приходила в себя, но в последнее время даже это проверенное средство давало сбой.

«А все из-за этого раба, как же я его ненавижу. Ничего, скоро мама найдет его и тогда я оторвусь на нем по полной», — думала Лита, обхаживая деревянным мечом очередную охранницу.

Охранников из числа мужчин в последнее время темная не жаловала, поэтому все шишки получали женщины охранницы, что изрядно радовало мужчин, которые уже просто шарахались от госпожи в стороны при ее приближении.

Услышав шаги на лестнице, девушка повернулась и закричала:

— Кто посмел мешать мне тренироваться! А ну ка вон отсюда!

— Вам письмо, госпожа. — ответила заместитель начальника разведки, зайдя в зал.

Подойдя к Лите, она поклонилась и, не разгибаясь, подала на вытянутых руках запечатанный пакет. Девушка удивленно посмотрела на подчиненную матери и взяла пакет. Разорвав его, она начала читать с каждой строчкой становясь все бледнее и бледнее. Внезапно она подняла глаза на склонившуюся перед ней дроу и ударила ее ногой в лицо. Темная попятилась, зажимая окровавленное лицо, но не попыталась защититься или сбежать. Лита схватив деревянный меч начала обихаживать им подчиненную матери со всех сторон. Долго это действо не продолжилось, уже через три минуты дроу лежала в луже крови, а Лита стояла над ней и тяжело дышала.

— Уберите эту падаль отсюда. И чтобы никто меня не беспокоил. — сказала Лита и пошла наверх.

Зайдя в свою комнату, она заперла дверь и поставила полог молчания. Медленно подойдя к кровати, она легла на нее лицом вниз и заплакала.


Городок гномов. Неделю спустя. Суо

Сегодня я смог самостоятельно помыться в купальне, которая пристроена к дому бабки Веленики. Для этого мне пришлось одеться и выйти на улицу. Одежду, которая состояла из холщовых штанов и рубашки, мне одолжила мать Веленики. Дом оказался двухэтажной доминой, выстроенной из цельных пятиметровых бревен, с красиво изукрашенными ставнями и столбиками крыльца, поддерживающими навес над лесенкой. Чтобы дойти до купальни, мне пришлось пройти пятнадцать шагов по двору и завернуть за угол дома. Двор оказался небольшим, с конюшней и сараем с правой стороны и поленницей вдоль левой стены забора. А вот позади дома раскинулся большой сад из фруктовых деревьев. Посреди сада стояла деревянная беседка, к которой вела дорожка, выложенная камнем.

Зайдя в купальню, я скинул одежду в предбаннике и зашел в небольшую комнатку наполненную паром. Веленике пришлось остаться снаружи, хоть она и пыталась настоять на помощи, мотивируя это тем, что уже видела меня голым, когда обмывала мою тощую тушку находящуюся в беспамятстве. Мне пришлось потратить целых пять минут на ее уговоры, пока не подошла мать девушки и не отвела в сторону. Две минуты яростных перешептываний и Веленика повесив нос, согласилась постоять снаружи, но попросила сразу позвать ее, если я сам не справлюсь.

Целый час я плескался в большой ванной и драил свои тощие телеса с помощью мочалки и мыла. Когда я, почти содрав кожу, вылез из ванной и закутался в большую простынь, меня нешуточно качало от слабости. Пройдя в предбанник, я посидел десяток минут и начал вытираться. Подойдя к зеркалу, которое было в предбаннике, я осмотрел свое лицо и повернулся спиной, желая проверить шрамы на спине, и замер. Моей татуировки не было! На спине красовались несколько безобразных шрамов и больше ничего. Что же случилось с моей татуировкой? Неужели она выполнила свою цель и спасла меня от смерти, а потом исчезла? Отец и дед никогда не говорили о том, как татуировка должна реагировать при угрозе жизни хозяина, но я точно знал, что она не должна допустить смерти хозяина. Но если она активировалась и исчезла со спины, то где же ее воплощение? Где пантера, в которую она должна была воплотиться?

Покрутившись минут пять у зеркала и, рассмотрев все свои шрамы, я оделся и выполз на улицу. Веленика с хмурым выражением на лице нервно расхаживала у купальни, но увидев меня сразу же заулыбалась. Я то думал, что она уже давно ушла в дом, раз не залезла ко мне в купальню, пока я мылся.

— Суо, обопрись на меня, я тебе помогу дойти до комнаты. — подбежав и кладя мою руку себе на плечо, сказала девушка.

— Да я сам могу дойти, Веленика. Я крепкий, не растаю. — ответил я, пытаясь убрать руку с ее плеча.

— Нет, я тебе помогу. И сколько раз тебе говорить, называй меня Ника. Мы же друзья. — вцепившись в мое запястье и волоча меня к крыльцу, ответила Веленика.

— Хорошо, я буду называть тебя Ника, но только если ты меня отпустишь. А то я выгляжу, как мешок, висящий на твоем плече, ведь ты же выше меня. — в тщетной попытке освободиться, ответил я.

Девушка резко остановилась и отпустила меня. От неожиданности я чуть не упал на землю. Посмотрев на Веленику, я увидел сияющее от радости лицо и улыбку до ушей.

— Наконец-то ты согласился. Я тебя все время называю сокращенным именем, а ты все Веленика да Веленика. — сказала девушка. — Пошли в дом, а то мама уже давно приготовила обед и ждет нас.

Обед прошел в теплой домашней обстановке. За столом сидели несколько гномов из родственников Ники, и я с девушкой. Все время обеда гномы разговаривали о жизни в горах, о торговле и периодически задавали мне вопросы на различные темы. О моем ранении гномы не спрашивали, довольствовавшись моей наскоро сочиненной историей, которую я очнувшись рассказал бабке Ники. Естественно в этой истории не было ни полслова правды. Вся история сводилась к тому, что я искал в горах редкие травы и когда попытался достать один из растущих под обрывом цветов, сорвался вниз и упал в реку.

Покушав, я отправился в свою комнату, чтобы немного отдохнуть и обдумать планы на будущее. Первым делом мне надо хоть немного восстановиться, а это займет не меньше двух-трех недель. Далее следует подготовиться к путешествию, купить одежду и продукты. Еще надо найти караван, идущий в сторону Дейдории — в таком ослабленном состоянии я не смогу себя защитить. Так же надо решить проблему с маскировкой, ведь полноценно пользоваться магией я еще долго не смогу. Что еще? Да, надо отблагодарить Веленику и ее семью за гостеприимство и помощь. Ну, это не проблема, через пару недель я смогу пользоваться пространственным карманом, а там у меня много золота и драгоценностей.

Мои размышления прервал стук в дверь и голос Ники:

— Суо, можно войти?

— Заходи Веленика. — ответил я.

— Ну вот, опять ты меня называешь полным именем. Ты же обещал. — обиженно проговорила вошедшая девушка.

— Извини Ника, забыл. Кстати, Ника, а не хочешь мне показать город?

— С удовольствием! — ответила Ника, и улыбка осветила лицо девушки.

— Тогда завтра прогуляемся, и ты мне все покажешь.

— Я не уверена, что ты сможешь выдержать долгую прогулку. — сказала Ника.

— Не обязательно гулять долго. Начнем с малого. Погуляем по ближайшим улочкам и вернемся. А послезавтра пройдем чуть дальше. И так и будем увеличивать наши прогулки, надо же мне тренироваться, а то все время лежать не дело.

— Хорошо Суо. Я согласна, но только сначала спросим бабушку. — ответила девушка.


Городок гномов. Неделю спустя. Суо

Сегодня я первый раз смог самостоятельно прогуляться по городку. Веленика долго настаивала, чтобы я сидел дома и никуда не ходил один. Поэтому я дождался, когда она уйдет за продуктами на рынок и вышел из дома. Неделю назад я начал выходить из дома и понемногу гулять по округе в сопровождении Веленики, но сегодня мне требовалось побыть одному. Мое восстановление шло быстрее, чем я предполагал, так что вчера я наконец-то смог залезть в пространственный карман и вытащить немного золота. А сегодня я планировал сходить к местному алхимику, чтобы приобрести пару составов для маскировки. Запас моих сил еще долго будет восстанавливаться и я не смогу постоянно поддерживать личину и пользоваться сигналкой. К тому же амулеты еще требовалось зарядить, а к магу я их не понесу, чтобы сохранить секрет своих плетений.

Одевшись в простую одежду, которую мне одолжила мать Веленики, я вышел из дому. У крыльца я взял небольшую палку, доходившую мне до подмышки, которую я использовал при прогулках в качестве посоха. Дойдя до дома, где жил алхимик, я зашел в дверь на первом этаже. Сам алхимик жил на втором этаже дома, а весь первый этаж использовал как лавку. Через пару минут из двери за прилавком вышел пожилой человек и уставился на меня. Еще бы, от зрелища, которое я из себя представлял поначалу шарахались все соседи Веленики, когда мы гуляли по кварталу. Хоть я и наел немного мяса и на голове уже пробивались волосы, все равно я был похож на мумию.

— Здравствуйте, я хотел бы приобрести парочку снадобий. — сказал я.

— А у вас деньги есть? — с сомнением спросил алхимик.

— Конечно есть. — ответил я и вытащил парочку золотых.

— И что же вы желаете приобрести? — сразу же оживился он.

— Мне нужно зелье для изменения цвета глаз и волос.

— На какой срок хотите сменить цвет?

— А на какой можно?

— Срок может быть от недели до шести месяцев, но чем больше срок, тем больше побочные эффекты от зелья. — ответил алхимик.

— А какие побочные эффекты? — напрягшись, спросил я. Не хватало еще ухудшать свое состояние, я и так еле хожу.

— Ну, если вы возьмете на шесть месяцев, то день, как минимум, вам придется провести в постели из-за головной боли и головокружения. Если же взять зелье с месячным сроком, то вам обеспечен день сидения на горшке. От недельного зелья побочных эффектов практически нет, ну может пару раз сбегаете в туалет.

Значит, на первое время можно взять недельное зелье, а в дальнейшем уже что-нибудь помощней.

— А когда наступит эффект от зелья? — спросил я.

— У всех зелий эффект проявляется в течении одного дня. Но учтите, что волосы полностью не изменят цвет, только корни и пара сантиметров изменится, хотя вам и этого хватит. — ответил алхимик, посмотрев на мою голову.

— А отрастающие волосы тоже не изменят цвет? — в замешательстве спросил я.

— Нет, расти у вас будут как раз волосы нужного цвета, это концы слишком длинных волос не изменят цвет, так как зелье не дойдет до них.

— А как часто можно использовать зелье? Например, выпью я недельное зелье, а потом через шесть дней месячное, что тогда будет.

— Да ничего особенного. Зелья можно пить с перерывом в три дня, но побочные эффекты будут от всех зелий.

— Тогда дайте пожалуйста парочку недельных зелий, пару месячных и одно на шесть месяцев.

— Какой цвет желаете? — спросил алхимик, рассматривая мои глаза и волосы.

— Черный, и для глаз и для волос. — ответил я.

— Хорошо. С вас тридцать золотых. — ответил алхимик.

Торговаться у меня желания не было, так как стоял я уже из последних сил. Поэтому я выложил требуемую сумму и сказал:

— Надеюсь, как оптовому покупателю, вы мне дадите в подарок зелье для поднятия сил?

— Хорошо, только я не думаю, что вам следует его принимать в вашем состоянии. Или хотя бы поешьте как следует перед приемом зелья, а то вам будет от него только хуже. — ответил старик и выложил на прилавок шесть склянок. — Вот эти две недельные, эти месячные, а это на шесть месяцев. А это зелье для поднятия сил.

Я быстро убрал все склянки за пазуху и сказал:

— Спасибо вам. Если мне что-нибудь понадобиться, то я еще зайду.

— Заходите, всегда буду вам рад и в следующий раз даже дам вам скидку. — ответил алхимик.

Еще бы он не был рад, загнул двойную цену за зелья. Хотя наверняка я не смог бы найти здесь что-либо дешевле, ведь это не столица, тут все цены на зелья выше. Только продукты дешевле. С такими мыслями я вышел из лавки и пошел в ближайший трактир, надо было подкрепиться перед приемом зелий. Зайдя в трактир, я уселся за двухместный столик в самом темном углу и подозвал подавальщицу. Девушка сначала отшатнулась, увидев меня, но потом взяла себя в руки приняла заказ. В трактире в это время почти не было людей, так что заказ принесли быстро, и я смог в полной мере утолить свой голод. Ел я в последнее время раза в два больше обычного, бабка Ники сказала, что так и должно быть после настоев, которые она мне дает.

Наевшись, я оперся спиной о стену и медленно смаковал сок. Подождав полчаса, я вытащил склянку с зельем для поднятия сил и выпил ее. По телу разлилось тепло, и через пять минут я почувствовал бодрость, а усталость ушла из мышц.

— Хозяин. — внезапно раздалось у меня в голове.

— Кто здесь. — замерев, спросил я. Посмотрев вокруг, я не увидел никого рядом, кроме подавальщицы стоящей у стойки и беседующей с хозяином.

Вместо ответа в моей голове начали разворачиваться образы. Сначала я увидел свое падение в ущелье, дальше шла картинка моего изуродованного тела, которое неслось сквозь пороги и ударялось в камни. Внезапно вокруг моего тела появилось марево, и огромная угольно черная пантера вскочила на камень, торчащий из воды, и схватила пастью мою тушку. Дальше следовали образы, в которых пантера, прыгая по камням добралась до берега и встала надо мной. Раны на моем теле начали заживать, при этом я сам начал превращаться в того самого скелета, которым и являюсь до сих пор. Внезапно пантера замерцала и исчезла.

— Что это было? — прошептал я.

— Хозяин хотел знать, кто его спас. Я показать. — прошелестело в голове.

— Ты дух-хранитель?

— Да.

— Покажись. Нет, стой. Не здесь. — сказал я и встал. Положив на стол четыре серебрушки, я быстро вышел и направился в сторону дома Ники.

Через полчаса я подошел к дому и услышал голос Ники, которая стояла у ворот и укоризненно смотрела в мою сторону:

— Суо, как ты мог уйти гулять без меня? Ты же еще слаб, а вдруг тебе стало бы плохо?

— Ника, я же не маленький. Видишь, со мной все в порядке, я жив, здоров и никто меня по дороге не съел.

— Ладно, но в следующий раз не смей уходить без меня. А сейчас пошли обедать, мама уже накрыла стол, только тебя и ждем. — схватив меня под руку и потащив к дому, сказала девушка.

— Спасибо, но я не голоден. Я уже покушал как следует в городе, так что я пойду в комнату и отдохну.

— И как это понимать? Тебе что не нравиться стряпня моей матери, что ты в городе кушаешь? — состроив обиженную мордочку, спросила Ника.

— Твоя мама готовит великолепно. Просто я проголодался после прогулки и решил зайти в трактир и перекусить. Не обижайся, в следующий раз я обязательно дотерплю до дома. — пообещал я.

— Нет, тебе нельзя терпеть голод. Бабушка сказала, что в твоем состоянии надо есть сразу, как проголодаешься, так что ты правильно сделал. — просияла девушка и мы вошли в дом.

Оставив Нику в столовой и поздоровавшись с родственниками девушки, которых сегодня было на удивление мало, я направился к своей комнате. Заперев дверь и на всякий случай приставив к ней стул и уперев его между ручкой двери и полом, я сел на кровать.

— Ты здесь? — тихо спросил я.

— Да, хозяин. — раздалось в голове.

— Покажись.

Не успел я произнести слова, как из стены рядом с кроватью появилась огромная голова пантеры и посмотрела на меня. Осмотревшись, огромная кошка медленно вышла из стены и присела у моих ног. Даже сидя кошка доставала мне до головы и я смотрел прямо в ее желтые глаза. Протянув руку, я попытался погладить ее, но моя рука прошла сквозь голову пантеры. Я разочарованно выдохнул и спросил:

— Как же ты меня несла, если ты нематериальна.

— Хозяин слаб. — ответила пантера в моей голове и сопроводила это целым рядом картинок.

— Понятно. Значит ты сейчас не можешь быть во плоти, так как потратила все силы на мое лечение. Теперь ясно, почему я в таком виде. Вся моя сила ушла на твою материализацию, а на лечение ран ее было недостаточно, и ты использовала силу из амулетов и мои жизненные силы. Спасибо, что спасла. Кстати, как тебя зовут?

— Хозяин назовет. — коротко ответила кошка.

Немного подумав, я ответил:

— Ты будешь Корали, или сокращенно Кора, что на эльфийском означает черная тень.

— Спасибо, хозяин. — прошелестело в голове.

В дверь постучали, и пантера одним прыжком скрылась внутри стены. Как всегда это оказались Ника и ее бабушка. Осмотрев меня, старая гномка удивленно хмыкнула и ушла, предварительно наказав и дальше пить настой и побольше есть и спать. Остаток дня я провел в беседке вместе с Никой, которая ни на миг не желала отходить от меня, боясь что я опять сбегу.


Городок гномов. Две недели спустя. Суо

Вот и настал мой последний день в этом гостеприимном доме. Встав засветло, я одел новую одежду, которую приобрел на рынке вчера и накинул плащ с капюшоном. Тихо выйдя из комнаты, я прошел к обеденному столу и оставил на нем небольшой сверток и записку. В свертке были деньги и пара украшений из сокровищницы отца. Для Ники я оставил гарнитур, состоящий из цепочки с кулоном, в центре которого был большой бриллиант и пары серег, так же с бриллиантами. А для ее матери браслет, усыпанный бриллиантами и другими драгоценными камнями. В записке я написал, что благодарен за их гостеприимство и спасение моей жизни, но больше не могу злоупотреблять их добротой, к тому де меня ждут дома и я должен вернуться. Так же я написал, чтобы они не воспринимали эти деньги и украшения как плату, а считали подарком от чистого сердца и не держали на меня зла, если я сделал что-нибудь не так.

Еще днем я принял зелья для изменения цвета глаз и волос и несколько раз за день почувствовал побочный эффект. Ника даже заволновалась, видя меня бегающим к туалету так часто, и мне пришлось ее успокаивать. Правда вечером, выходя из моей комнаты она странно смотрела мне в глаза, видимо эффект зелья начал проявляться и глаза уже немного поменяли цвет. Мне опять пришлось ее успокоить и выпроводить из комнаты.

Выйдя из дома, я направился к северным воротам. Караван, идущий в Дейдорию, выходил на рассвете и не стал бы меня ждать. Вчера я договорился с караванщиком о месте в одном из фургонов и оплатил дорогу до столицы Дейдории. Для путешествия верхом я был еще слаб, к тому же сидя в фургоне, я не привлеку лишнего внимания своей потрепанной внешностью. Я до сих пор походил на скелет, а на лице у меня красовалось несколько шрамов. Хоть я и пытался тренироваться все последние две недели, но все мои тренировки сводились к прогулкам по городу и подниманию двух небольших камней, которые я нашел в саду.

Решение об отъезде я принял, когда понял, что Ника не оставит меня в покое. Время ее каникул уже давно кончилось, но она ни в какую не хотела возвращаться к учебе и отцу. Я несколько раз слышал, как мать пыталась вразумить девушку, но все было как об стенку горох. С каждым днем мне все труднее и труднее было выпроваживать Нику из комнаты перед сном. Влюбленность явно прогрессировала, а я даже не мог заполнить силой свой амулет, для изменения голоса. К тому же было странно, что на Нику мой дар действовал так сильно, ведь во дворце до такого не доходило. Неужели мой проклятый дар стал еще сильнее или это результат долгого общения со мной, ведь Ника почти все дни проводила около меня.

Дойдя до северных ворот, я увидел караван, который ждал открытия ворот. Быстро подойдя к караванщику, я поздоровался и спросил в каком фургоне мое место и залез в него. В фургоне лежали тюки с чем-то мягким внутри и несколько одеял из грубой материи в углу. Взяв пару одеял я устроил себе лежанку прямо на тюках и закутавшись уснул.


Дейдория. Королевский тракт. Три недели спустя. Суо

Проснулся я опять от кошмара. Сидя на кровати и пытаясь отдышаться, я посмотрел в затянутое изморозью окно. На улице уже светало, так что уснуть я уже точно не смогу. Встав с постели, я умылся из тазика, поставленного с вечера слугой и начал одеваться. Спустившись в зал постоялого двора, я никого там не застал, только с кухни доносились голоса повара и слуг, которые готовились к пробуждению постояльцев. Выйдя во двор и вздрогнув от утреннего холода, я сходил в уборную, а затем вернулся в зал таверны и сел за дальний столик.

На звук дверного колокольчика в зал высунулся один из подавальщиков и увидев в углу мою тушку, быстро исчез за дверью с выражением ужаса на лице. Через минуту споров, доносившихся из кухни, ко мне вышел повар. Дородный мужчина в простой одежде и с фартуком медленно подошел к моему столу и с опаской спросил, чего я желаю. Получив заказ, повар быстро скрылся на кухне.

За три недели пути от городка гномов я уже привык к такому отношению. Любой человек, увидевший меня в первый раз, шарахался от страха и старался не разговаривать со мной. Первую неделю пути я провел в фургоне, целыми днями отсыпаясь и выходя только на привалах и ночевках. Два-три раза в неделю я просыпался ночью от кошмаров и своим хрипом будил попутчиков, которые с утра со страхом глядели на меня. В кошмарах мне опять приходилось переживать свою беспомощность и падение со скалы и, просыпаясь, я все время пытался закричать, но из горла выходил только сдавленный хрип. В конце концов, я стал ложиться спать подальше от людей, но это не помогло мне избавиться от косых и испуганных взглядов попутчиков и охраны каравана.

На постоялых дворах от моей тушки так же шарахались все работники и даже хозяева, но благодаря страху, меня не пытались надуть или ограбить. Видимо никто не мог и подумать, что у человека в таком состоянии есть деньги. Сначала я пытался улыбаться и произвести хорошее впечатление на людей, но посмотрев в зеркало на одном из постоялых дворов и улыбнувшись, я понял, что таким образом только усиливал наводимый мною ужас. В итоге я перестал стараться сгладить страх, и все время ходил в черном плаще с капюшоном, чтобы скрыть свою внешность.

На второй неделе путешествия с караваном, я почувствовал себя способным начать понемногу тренироваться. Первый день я до обеда шел рядом с фургоном и крутил в руках посох, каждые полчаса залезая на скамейку к кучеру и отдыхая. Кучер попался не из пугливых и только иногда искоса поглядывал на меня, но заводить разговор не спешил. Я же отдохнув минут десять опять слезал и шел пешком. Все время после обеда я спал в фургоне или медитировал, пытаясь восстановить запас сил. Через неделю я уже мог идти пешком целый день с небольшими передышками, а так же смог заполнить силой свои сигнальные амулеты. На ночлег я устраивался в пятидесяти шагах от каравана, чтобы не пугать попутчиков своими хрипами. Два часа я тратил на медитацию и пытался заполнить силой амулеты, а потом ложился спать. Правда приходилось разводить отдельный костер и укутываться сразу в три одеяла, так как время уже близилось к зиме и ночи были довольно холодными. За безопасностью следила Кора, и мои сигнальные амулеты, так что спал я спокойно. Кора уверила меня, что она уже немного оклемалась и в случае опасности у нее хватит сил на пару минут материализации для моей защиты.

К концу третьей недели я уже мог крутить малый комплекс с посохом, что и проделывал каждое утро, вставая спозаранку и уходя от стоянки каравана на приличное расстояние. Тело уже немного налилось мускулами, но вот голова все еще походила на обтянутый кожей череп с небольшим пушком черных волос. По мере улучшения состояния моего тела, я мог быстрее накапливать силы, которые почти полностью пускал на лечебные плетения и рост мышц. В запасе я оставлял только небольшой запас сил на подпитку амулетов и вытаскивание из пространственного кармана небольших вещей. Как только я смог накопить достаточно сил, я выудил из кармана все камни с запасом сил и использовал их для зарядки всех амулетов и подпитки Коры. Теперь в случае опасности Кора могла материализоваться почти на час. Была мысль использовать всю силу из камней на восстановление своего запаса, но к сожалению мое тело еще не могло выдержать большой объем пропускаемой силы, так как при лечении, которому меня подвергла Кора, были повреждены энергетические каналы. В противном случае, я бы смог восстановить почти двадцатую часть своих сил.

От воспоминаний меня оторвал все тот же повар, который лично принес мне заказанный завтрак. Я потратил час на медленное поглощение огромного количества пищи, которой хватило бы двум здоровым мужчинам. Ел я много, следуя указаниям бабушки Ники, так что во время путешествия пришлось даже доплачивать караванщику, когда тот возмутился моей прожорливости, на которую он не рассчитывал. По окончании завтрака я расплатился все с тем же поваром и поднялся в комнату.

Сегодня к вечеру караван должен достигнуть столицы Дейдории — Стормила. Надо было подготовиться и продумать план дальнейших действий. Первоначальные планы о скорейшем достижении Халассо придется отложить до полного выздоровления. В Стормиле я смогу отдохнуть пару месяцев и привести себя в порядок. Сначала следовало найти жилье, желательно где-нибудь в пригороде, чтобы не привлекать внимания и иметь возможность спокойно тренироваться. Далее следовало прикупить некоторые вещи, которые я потерял, упав в ущелье. Хотя рынок следует посетить в первую очередь, чтобы прикупить более приличные вещи, к тому же на рынке больше возможностей разузнать о сдаваемом жилье. Вообще-то после жизни в Байраме, я понял, что рынок является самым удобным местом получения различной информации о городе и его жителях. Сидя в ресторанчике и расхаживая по восточному базару, я узнал о людях и обычаях различных стран раз в двадцать больше, чем за всю предыдущую жизнь. А опыт похода по женским магазинчикам и лавочкам вообще неоценим. Сколько информации можно узнать, подслушивая сплетни женщин, когда они думают, что их никто не слышит.

Полежав на кровати еще час, я спустился в зал и прикупил у хозяина немного продуктов, а затем вышел во двор, где уже вовсю запрягали лошадей в фургоны и повозки. Пройдя по мешанине из грязи и соломы к своему фургону, я залез внутрь и решил вздремнуть пару часов, пока караван не отойдет от деревни, где находился постоялый двор.

Проснувшись от холода, я вылез из фургона и пошел пешком, крутя посох. Обеденного привала в этот день не предвиделось, так как караванщик рассчитывал к вечеру добраться до Стормила, поэтому перекусить пришлось на ходу сидя в фургоне запасами, приобретенными на постоялом дворе. После обеда я еще пару часов месил грязь на дороге пешком и нагружал руки упражнениями с посохом. Устав, я залез в фургон и принялся медитировать. Восстановив немного сил я почитал книгу по магии жизни в попытках отыскать способ побыстрее восстановить свои силы. Перерыв еще с пяток лекарских книг, на выуживание которых я потратил половину своего жалкого запаса сил, я так ничего и не нашел. Во всех книгах было написано, что при одновременном истощении жизненных и магических сил для восстановления требовалось время, и ускорить магически этот процесс было невозможно. Помочь могли только хорошее питание и отдых. Но зато в одной из лекарских книг я нашел способ регулирования внутренних энергетических потоков и, используя его, я практически остановил рост волос и ногтей, а всю освободившуюся энергию перевел на восстановление тела. Убрав все книги, я принялся готовиться к приезду в Стормил. Проверив свои амулеты, я извлек из кармана пару ножей и небольшой кошель с серебром, на которые я потратил еще немного сил, и лег спать.

Ближе к вечеру я проснулся от шума. Выглянув из фургона, я увидел огромные городские стены и ворота. К воротам тянулась очередь из телег и фургонов, разбавленная пешими простолюдинами. Наш караван стоял шагах в ста от ворот и почти не продвигался. Несмотря на шестиметровую ширину ворот, очередь двигалась очень медленно. Через левую половину проема не пропускали никого, так как там обычно проезжали благородные или покидающие город люди. Судя по скорости движения каравана, была вероятность остаться на ночлег за стенами города, что мне очень не понравилось. И так я сегодня обедал всухомятку, а тут и поужинать нормально не смогу. Как в таких условиях можно излечиться? Может лучше оставить караван и самому пройти через ворота. С другой стороны при проезде ворот с караваном мне не придется платить пошлину, да и не увидит меня никто в фургоне. Дилемма…

Немного подумав, я все же решил расстаться с караваном и, взяв свой мешок и посох отправился к караванщику. Объяснив, что дальше идти с караваном мне нет никакого резона, я попрощался и пошел в сторону ворот. Мое решение оказалось своевременным, так как стражники уже прикрывали одну из створок ворот и пропускали только пеших в другую. Быстро добежав до ворот, я улыбнулся стражнику из под капюшона и всучил ему мзду. Мой вид произвел на него неизгладимое впечатление. Пока стражник отходил от ошеломления и пытался закрыть рот, я прошмыгнул мимо него в ворота. Да уж, вот и пригодилась моя фирменная улыбочка, от которой всю дорогу шарахались мои попутчики.

Сразу же за воротами я схватил за шкирку первого попавшегося мне нищего мальчишку и, улыбнувшись, спросил дорогу к ближайшему постоялому двору. Бедный ребенок от страха не мог сказать ни слова и просто ткнул пальцем в сторону ближайшей улицы. Зря я все-таки так с ребенком обошелся, ведь я даже не успел дать ему монетку, а его уже и след простыл.

Пройдясь вдоль улицы шагов пятьдесят, я вышел на небольшую площадь и нашел постоялый двор. Большое трехэтажное каменное здание было похоже на гостиницу в Арноре, даже планировка почти не отличалась, в чем я и убедился, зайдя внутрь. Из-за стойки на меня пялился здоровенный мужик с мозолистыми руками. Судя по его рукам, движениям и тому, как он на меня посмотрел, передо мной был бывший вояка. Недолго думая, я подошел и скинув капюшон заговорил:

— Добрый вечер. Мне нужна комната на день и ужин.

— Один серебряный за комнату и три серебрушки за ужин. Ужин вам в комнату или будете кушать в зале? — ничуть не испугавшись моего вида, произнес здоровяк.

— В комнату. А купальня у вас есть? — спросил я, выкладывая на стойку деньги.

— Да уважаемый, есть. И если желаете помыться, то я сейчас же велю приготовить ее. — сразу став вежливым, невозмутимо ответил хозяин сгребая деньги и протягивая мне ключ. — Ваша комната на третьем этаже по правой лестнице с цифрой восемь на двери.

— Хорошо. Тогда сначала я помоюсь. Куда мне пройти?

— Если вы не возражаете, то подождите в комнате. Слуга вас позовет, когда приготовят купальню.

— Ладно. — ответил я и пошел наверх.

Открыв дверь и зайдя в комнату, я увидел привычную уже картину — кровать, стол, табуретка и сундук в маленькой комнатке с небольшим окном, выходящим во двор. Несмотря на скромную обстановку, белье было чистым и свежим, а комната явно носила следы недавней уборки. Даже окно было чистым с обеих сторон. Подняв крышку сундука, я кинул в него свой мешок и завалился на кровать.

Через полчаса пришел слуга, и опасливо поглядывая на меня, проводил в купальню. Минут сорок я отмокал в горячей ванной, а потом быстро намылившись и ополоснувшись начал вытираться. Подойдя к зеркалу, я несколько раз повернулся вокруг своей оси, разглядывая свое тело. В общем то все было не так уж и плохо. За последние три недели на мне наросло немного мяса, и я уже не был похож на скелет. Просто очень худой паренек. На месте большинства шрамов остались красные полосы, а некоторые вообще уже превратились в тонкие белесые линии. Правда голова еще оставляла желать лучшего, но волосы на голове отросли уже на пару сантиметров, а под глазами не было жутких темных кругов. Еще пару недель хорошего питания и отдыха и я уже вполне сойду за человека. Закончив осмотр, я оделся и пошел к себе в комнату.

Не успел я закрыть за собой дверь, как в нее постучали. За дверью оказался давешний слуга с подносом полным еды. Проводив косившегося на меня слугу, я принялся за ужин. Быстро смолов мясо с овощами и салат, я медленно с наслаждением выпил вкуснейший компот из сухофруктов. Закончив с ужином, я немного помедитировал и лег спать. Завтра предстоял тяжелый день и надо было как следует отдохнуть.


Дейдория. Стормил. Следующий день. Суо

Рынок оказался на противоположном конце города и представлял собой огромную площадь, заполненную палатками и лотками и разделенную посередине проезжей частью одной из улиц города. Все первые этажи домов, выходивших на рыночную площадь, были заняты под различные лавки и магазинчики. Пройдясь по периметру рыночной площади, я немного удивился. По сравнению с восточным базаром в Байраме столичный рынок Стормила заметно проигрывал как по площади торговых рядов, так и по количеству разнообразных товаров. Несмотря на почти одинаковую численность жителей двух столиц, базар Байрама был как минимум раза в два больше и насыщеннее разнообразными товарами, чем рынок Стормила. Немного подумав, я понял, что Байрам в отличии от Стормила портовый город, поэтому и торговля в нем процветает.

За этими раздумьями я чуть не проворонил свой кошелек, который попытался подрезать шустрый паренек, шедший позади меня. Недолго думая я ткнул нижним концом посоха себе за спину и, услышав тихий всхлип, пошел дальше. Интересно, как долго он будет сидеть и держаться за свои причиндалы. Хотя какое мне до этого дело? Отстал ну и демон с ним. Главное чтобы опять не попытался срезать мой кошель, денег то мне не жалко, но вот сил, чтобы достать очередной кошель из пространственного кармана тратить не хочется.

А вот и нужная мне лавка. Я зашел внутрь лавки и принялся рассматривать одежду. Вдруг из-за прилавка послышалось сопение и показался тюк с материей, который держала пара рук. Владельца конечностей за тюком видно не было, поэтому я перегнулся над прилавком и посмотрел вниз. Ну вот, опять гном. И что мне теперь с ним два часа торговаться? Ведь гномы просто жить не могут без торга. Насколько проще иметь дело с людьми, пять минут торга и свободен. С гномами меньше получаса торга за одну вещь не получается. Может это я такой неумеха и торговаться не приучен. Правда в Байраме у меня было время попрактиковаться, так что сейчас самое время проверить свои успехи на практике. Если уйду из лавки через час, то это будет успехом.

— Эй ты, чучело, что тебе здесь надо? — угрожающе произнес гном — А ну ка вали отсюда оборванец, пока я тебя палкой не погнал.

— Это вы мне, уважаемый? — осмотревшись вокруг, спросил я.

— А кому же еще, тут других страшил нет. Только ты один. — ответил гном и схватил палку.

— Уважаемый, а вам не кажется, что хамство не идет на пользу торговле? — сказал я, и выложил на прилавок кошель — Но если вы так хотите, то я могу прогуляться по рынку и оставить свои денежки у другого торговца.

Гном замер, оценивающе посмотрел на кошель и расплылся в улыбке. — Извините дон, что сразу не признал в вас честного человека. Под прилавком темно, а когда я вылез свет ослепил меня и я принял вас за оборванца. Еще раз прошу вас простить мне мое недостойное поведение и в искупление оного я дам вам трехпроцентную скидку на все товары.

— Хорошо. Тогда мне требуется пара костюмов, теплая обувь, куртка на зиму и шерстяной плащ. Так же не помешали бы теплые штаны и шапка. Еще нужно нижнее белье, штук восемь рубашек и десять пар носков. Пока все.

— Сейчас все будет, уважаемый дон. — ответил гном и развернулся в сторону двери, ведущей вглубь здания — Тепин, быстро сюда. У нас клиент.

Не прошло и десяти минут, как прилавок был завален кучей вещей, а двое гномов смотрели, как я перебираю и осматриваю костюмы. Конечно, одежда была не из привычной мне эльфийской ткани, но для города вполне годилась. Добротно пошитые штаны и жилет с камзолом вполне подходили для горожанина средней руки, которого я собирался изображать. Быстро перелопатив ворох одежды и перемерив все костюмы и рубашки, я принялся торговаться. Спустя сорок минут я довольный вышел из лавки с полным мешком одежды. Все-таки опыт, приобретенный в халифате, мне пригодился.

Так, теперь надо походить по рынку и послушать людей, авось мне сразу повезет и я найду жилье. Нарезая третий круг по рынку, я услышал крики и увидел бегущего в мою сторону и расталкивающего людей молодого парня. За ним еле поспевая с криками — «Держи вора!» — гнался мальчишка лет двенадцати. Да уж, воровская гильдия в Стормиле видимо процветает, если прямо среди бела дня так нагло обворовывают горожан. Дождавшись, пока вор подбежит поближе, я поднял правую руку и шагнул вперед. Ноги воришки резко взлетели вверх, в то время как голова, отскочив от моего предплечья, уже падала на каменную мостовую. Если бы не моя вовремя подставленная ступня, то парень точно бы проломил себе голову об мостовую и отправился к богам, отрабатывать свои грешки. Подбежавший мальчишка запрыгнул на грудь вора и пару раз от души врезал тому по морде, а потом, быстро обшарив одежду, выудил тощий кошель и встал на ноги.

— Спасибо вам, дон, за помощь. Если я могу вам чем-нибудь помочь, то я к вашим услугам. — поклонился паренек и поднял взгляд на меня.

Через мгновение глаза мальчишки расширились от страха и парень издать испуганный крик, но моя рука, зажавшая ему рот, не выпустила и звука. Хорошо все-таки что я в капюшоне, а то бы половина рынка уже лежала в обмороке, а вторая бегала за мной с факелами. Как жалко, что мне пока не хватает сил на создание маскировки. Первичное создание сети требует половину моего резерва силы и много времени.

— Не бойся, я не причиню тебе вреда. Сейчас я отпущу тебя, и ты сможешь уйти, только не кричи, хорошо? — сказал я и, дождавшись кивка мальчишки, убрал руки.

Паренек сразу же отшатнулся и отошел на пару шагов, но вдруг остановился и еще раз взглянул на меня. Я посмотрел на паренька, вздохнул и уже собрался развернуться и продолжить поиски, как вдруг он немного покраснел и с решительным видом подошел ко мне поближе.

— Простите мне мою трусость, дон. Вы помогли мне, а я проявил неблагодарность. Меня зовут Тим Панн, и если вы не побрезгуете помощью такого труса, как я, то к вашим услугам. — все больше краснея, произнес паренек.

— Хм. — произнес я. Возможно это мой шанс. Надо попробовать, все-таки паренек здешний и может решить мою проблему. — Вообще-то я ищу жилье, так что если ты знаешь, у кого можно недорого снять домик, то я был бы признателен тебе за помощь.

Парень задумчиво нахмурился, но через пару минут просиял, — Я могу вам помочь в этом. Если вы не против посетить наш дом, то моя мама сможет предложить вам недорогое и хорошее жилье. — сказав это мальчишка указал в сторону одной из улиц и уже собрался идти.

— Подожди, мне еще надо кое-что прикупить здесь. Ты лучше скажи мне, как найти ваш дом и я приду через пару часов.

— Как пожелаете, дон. Наш дом находиться в торговом квартале, недалеко отсюда, на Восточной улице. Спросите у любого дом Паннов, вам покажут. — ответил паренек, и ответив поклоном на мой кивок пошел домой.

Ну что же, вроде решение проблемы найдено, но на всякий случай следует подстраховаться и поискать еще парочку вариантов. Вдруг мне не понравиться предложение Тиминой матери. Нарезав еще с пяток кругов по рынку и иногда расспрашивая продавцов, я вышел на центральную улицу, делящую рынок пополам.

А это что за процессия? Прямо посередине улицы, разделявшей рыночную площадь на две равные половины, ехала небольшая процессия. Впереди на белоснежном скакуне сидел широкоплечий блондин в дорогих одеждах, явно аристократ. Рядом с ним на эльфийской лошадке ехала светлая эльфийка. Сопровождало сладкую парочку с десяток охранников и пара эльфов. Кавалькада медленно продвигалась по улице, а парочка вела неспешную беседу. Осмотрев процессию и придя к выводу, что опасности она не представляет, я повернулся к прилавку и сделал вид, что занят выбором покупки.

И тут меня опять попытались нагло обокрасть! Да что же это за город такой, за один день встретить трех воров. Медом я намазан что ли? Недолго думая, я опять попытался пустить в ход посох, но наглый воришка заметил мои телодвижения и толкнул на меня женщину, стоявшую рядом. Я попытался предотвратить падение ни в чем не повинной горожанки, в результате чего выпустил из рук свой посох, который отлетел на середину улицы. Убедившись в невредимости горожанки, я подошел к посоху, наклонился и взял его в руки, но подняв голову, встретил злой взгляд одного из охранников аристократа.

— А…. — только и смог промямлить я.

— Как ты смеешь заступать дорогу принцу Катсуо! — проорал охранник.

— Кому? — только и смог вымолвить я холодея.

— Ты, шваль, заступил дорогу принцу Катсуо и поплатишься за это! — крикнул охранник, хватаясь за плеть.

Немного наклонив голову и взглянув за спину охранника, я увидел скривившегося блондинчика и эльфу, надменно наблюдающих за происходящим. Внезапно злость захлестнула меня. Да как он смеет называться моим именем? Вот этот засранец с дебильным выражением на лице смеет порочить мое имя? Ну сейчас я ему покажу!

— А принц то где? — еще раз заглянув за спину охранника и скорчив непонимающее лицо, спросил я.

Охранник посмотрел на меня как на блаженного, — Вон принц на белом коне! — кивком головы показал он себе за спину.

Я отошел на пару шагов в сторону, чтобы получше разглядеть белобрысого — Белого коня вижу, а где принц? — разочарованным голосом вопросил я. В толпе раздался смех, а ближайшие горожане еле сдерживались, чтобы не заржать.

— Да вон он сидит на коне! — уже в бешенстве заорал охранник, но поняв, что я издеваюсь над ним, оскалился и поднял плеть.

— Вот этот что ли принц Катсуо? — указав на блондинчика, громко спросил я. — Ну если он принц, тогда ушастая рядом с ним верховная жрица Ллос, а я вообще повелитель мироздания. — на всю площадь крикнул я и посмотрел на толпу горожан. Люди вокруг заржали уже в полный голос, а пара оборванцев катались на земле, держась за животы.

Охранник мнимого принца так и замер с занесенной плеткой и открытым ртом. Медленно повернув голову, он посмотрел на белобрысого засранца, и закрыл рот. А вот эльфа внимательно посмотрела на меня и тронула свою лошадь, в то время как блондинчик затравленным взглядом провожал ее. Вслед за светлой выдвинулся один из сопровождающих ее эльфов. Подъехав ближе, эльфа мотнула головой охраннику, мол, двигай отсюда, и посмотрела на меня.

— Мил человек, а на основании чего ты делаешь такое смелое заявление? Неужели ты знаешь в лицо принца Катсуо? Ты хоть знаешь, какое наказание ждет клеветника, если он не докажет правдивость своих слов? — проворковала эльфийка.

А голосок то у нее ничего, да и она сама просто куколка. Брюнетка с большими зелеными глазами и вызывающе алыми губками, курносенькая, ну просто симпапуля. Даже ушки ее не портят. Судя по одежде, она принадлежит к высшей эльфийской аристократии. Молодая, навскидку до ста лет не дотягивает, хотя кто их разберет, сколько им лет. Жалко я сейчас выгляжу отвратно, а то можно было бы и ухлестнуть за ней. Хотя учитывая ее надменный взгляд, я пожалуй отказался бы. Меня всегда бесит эта эльфийская спесь и надменность. Уж лучше я в бордель схожу и там развлекусь. Так, о чем это я, куда-то меня опять в сторону понесло. Надо быстро придумать адекватный ответ. А то меня быстренько в застенки закатают. И что же мне ей сказать? Не признаваться же, что я принц Катсуо. Хотя, учитывая ее неподдельный интерес к моему заявлению и бросаемые подозрительные взгляды на блондинчика, она уже знает о его обмане.

— Пятьдесят плетей для простолюдина. Благородный может отделаться дуэлью или откупиться золотом. — ответил я, уж законодательство в меня с детства вбивали. — Могу ли я узнать имя высокородной леди?

— Не тебе смерд задавать такие вопросы! — сказал эльф, охраняющий ушастую — Госпожа, позвольте я позову стражу, чтобы этот низший получил по заслугам.

— Ушастый, здесь тебе не Светлый лес и не тебе решать мою судьбу. К тому же я разговариваю не с тобой, так что помолчи и не лезь в чужой разговор. — разозлившись, ответил я.

Эльф задохнулся от моей наглости, но быстро придя в себя уже открыл рот для очередной тирады, которой не суждено было покинуть его язык. Светлая зло посмотрела на подчиненного и одним движением руки заткнула его.

— Какой интересный человек. Ну что же, можешь называть меня Илисиэль. А тебя как зовут? — раздался журчащий голосок эльфийки.

Что-то она стала слишком приветливой, чую неприятности превращаются в большой ком дерьма. И чем же, скажите мне, ей интересна моя тощая тушка? Надо быстро отбрехаться и мотать отсюда.

— Леди Илисиэль, можете называть меня Ос. А насчет вашего вопроса, так ответ очень прост. Достаточно взглянуть на дебильное выражение лица этого белобрысика, и сразу ясно, что такой ни за что не смог бы сбежать из дворца Владыки. А ведь по слухам у Владыки самые лучшие воины и маги.

— Да как ты смеешь клеветать на меня! Я тебя на плаху отправлю, в застенках сгною! Ты у меня попляшешь, когда тебе будут жечь пятки и выдирать ногти!

Ну вот и ком дерьма, нахрена ты испортил такую хорошую беседу. Ну на кой ты сюда подъехал, блондинчик сраный. Ого, да ты еще и охрану свою хочешь на меня натравить? Нет уж, пора кончать беседу, а то кончат меня.

— Извините леди Илисиэль, но в связи с обстоятельствами я вынужден откланяться. — выплюнул я скороговоркой и нырнул в ближайший боковой проход между торговыми рядами.

Поплутав пару минут между торговых рядов и буквально протискиваясь между людьми, я нырнул в одну из неприметных улочек и припустил на всех парах. Увидев спешащий навстречу отряд стражи, я замедлил шаг и постарался не отсвечивать. Со стороны рынка доносились крики, с требованием поймать наглого хама и предоставить его в руки правосудия. Дождавшись, когда стражники пробегут мимо, я улыбнулся и припустил в сторону постоялого двора.

Через пятнадцать минут я уже сидел в зале постоялого двора и заказывал себе плотный обед на две персоны. Пока повар носил на стол тарелки и миски с едой, я успел ополовинить кувшин с вкуснейшим компотом, а на следующие сорок минут я просто выпал из реальности. После такого обеда идти никуда не хотелось, да и времени было еще навалом, поэтому расплатившись с хозяином, я поднялся в свою комнату и завалился спать, приказав себе проснуться через полтора часа.


Глава 6 | Профессиональный побег | Глава 8