home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 13

Еле дождавшись, когда же угомонится замок, Якобина Байт тихо выскользнула из комнаты. Девушка вся трепетала, но не от страха, а от злости. Сегодня ночью ей и ее семье было нанесено жестокое оскорбление. Анджелин, которого она почти считала своим женихом, представил Байтам свою нареченную невесту. И кого? Девчонку-студентку! Мало того, что она некромантка, но еще и без титула и состояния! Кем там собирался стать ее отец? Бароном? Денег, видите ли, немного не хватило, чтобы купить титул — все отдал в уплату за образование дочери. Лучше бы наоборот — не так было бы обидно. Богатой и родовитой невесте граф Мас предпочел простую выскочку!

Якобина не собиралась просто так сдаваться. Ей уже исполнилось двадцать два года, она родилась самой младшей из сестер и должна была выйти замуж последней. Но девушка с раннего детства знала, что не желает всю жизнь провести в чужой тени. Если хочешь быть счастливой, за свою судьбу надо бороться! Она уже обставила Павлу и Агнесс, с порога кинувшись очаровывать неприступного Анджелина Маса. Ей даже показалось, что он начал уступать, и вдруг…

Эта наглая выскочка! Откуда она взялась? Все произошло мгновенно, еще две седмицы назад Анджелин Мас был свободен, а сейчас помолвлен с другой. Не иначе, его околдовала эта ведьма. Ведь он — ужас и скандал! — даже оставил ее ночевать в замке! Дескать, празднества затянулись, и он не допустит, чтобы девушка отправилась в Большие Звездуны в одиночестве. И доверить кому-либо такое сокровище он тоже не может. А значит, самонадеянная простолюдинка проведет ночь здесь. Что ж, граф, сам того не желая, вложил в руку виконтессы-невесты оружие.

Леди Якобина, конечно, не знала, в какую комнату поместили гостью, но несколько серебряных монеток способны творить чудеса. Польстившись на деньги, служанка расспросила, куда поместили невесту графа.

Неслышно ступая, девушка кралась по уснувшему замку, прислушиваясь к шорохам и поскрипыванию. Слуги рассказывали, что тут водятся привидения. Они сами видели тощего старика, который всем грозил пальцем, и молодого человека, похожего на старца, как две капли воды. Но виконтесса не верила досужей болтовне.

Пальцы крепче стиснули кинжал. Его Якобина некоторое время назад осторожно вынула из ножен в оружейной комнате. Кинжал был с гербом Масов — на рукояти красовалась волчья голова. Многие вещи Анджелин успел перенести в ратушу, где собирался жить после свадьбы, но кое-какие мелочи пока остались. Картины, гобелены, старинное оружие…

За спиной Якобины внезапно ожил портрет. Глаза смотревшего с него мужчины шевельнулись, провожая ее внимательным взором. Когда виконтесса-невеста скрылась за углом, от изображения отделилась тень, соткалась в призрак Ладиана Байта и тихо полетела следом.


Анджелин Мас попятился, отдавая короткий — подбородком — поклон:

— Доброй ночи, миледи.

— Но, — девушка оглянулась на белеющие в полумраке простыни, — разве вы не…

— Нет, миледи. Репутация моей будущей супруги — это самое главное.

Марджет вздохнула смиряясь. Она и так была на седьмом небе от счастья. И ведь как ловко у нее получилось попасть на глаза лорду! Не прав был мастер Груви — неприступный граф все-таки снизошел до нее, сумел оценить по достоинству. Родители будут поражены. Их дочь — графиня! А как быть с наукой? Жена — одна профессия, а некромант — другая. Впрочем, до свадьбы еще месяц, до получения диплома — полгода. Есть время что-то придумать.

Девушка прошлась по комнате. Спать совершенно не хотелось. Какой тут сон, когда решалась ее судьба? Чем бы таким заняться, чтобы скоротать время до рассвета?

Придумала! Это же отличная возможность пройтись по замку и заглянуть во все уголки! В прошлый раз ее постигла неудача: стоило найти подходящее местечко и начать чертить пентаграмму, как возник этот ведьмак, который на самом деле никакой не ведьмак, а самый настоящий инквизитор. Он бесцеремонно и так уверенно, словно занимался этим всю жизнь, дезактивировал чертеж и поволок девушку прочь. А она, шокированная не столько его появлением, сколько предъявленным знаком ордена, не знала, что делать и куда деваться. Сейчас инквизитора нет в замке. И она тут — единственный некромант. Она тихо спустится в подземелья, быстренько начертит пентаграмму… У нее всегда были отличные оценки по пентаграммостроению, все должно получиться. До рассвета можно управиться, и остаток ночи потратить на записи. Зимовит сколько угодно может писать про свои личинки, а у нее есть шанс открыть что-то новое. Это просто удача, что в сумке завалялись кое-какие инструменты. Мел, мешочек со смесью сушеных грибов, записная книжка с самыми ходовыми заклинаниями. Свечи можно взять тут, кинжал позаимствовать в оружейной, кровь всегда при себе. Быстро собраться — и вперед!

Когда девушка открыла дверь, что-то белесое пронеслось мимо, обдав ее приторно-горьким ароматом прелого сена. Привидение? В замке водятся привидения? Издалека, подтверждая догадку, донесся странный звук — тихое завывание, сменившееся чем-то вроде чихания или кашля. Эх, не захватила прибор для замера магического фона! Но отступать не хочется.


Леди Гемме тоже не спалось. И по той же самой причине. Анджелин женится! Он объявил это во всеуслышание! Через месяц состоится свадьба. Его супругой станет какая-то выскочка. Вдова виконта Ладиана уже почти смирилась с тем, что графа женят на одной из ее дальних родственниц, но чтобы такое…

«Я ее убью!» — С этой мыслью молодая женщина села на постели. Рука скользнула под подушку — там лежал кинжал. Виконтесса днем и ночью не расставалась с оружием, опасаясь, что ее могут втихомолку убрать. В случае «внезапной» смерти матери маленькая Луна целиком оказывается во власти своего опекуна. Анджелин Мас мигом отправит малышку куда-нибудь в деревню, чтобы чуть позже, когда девочке минет десять лет, запереть ее в монастыре и таким образом устранить навсегда, не пролив ни капли крови. Нет, Гемма не любила дочь, но Луна Байт нужна была ей в качестве оружия в борьбе за место под солнцем.

Молодая женщина тихо выскользнула из постели, набросила на плечи темную накидку и спрятала под полой кинжал. Она знала замок досконально и могла легко догадаться, где сейчас поместили эту выскочку. Анджелин на ней никогда не женится… Ну так и этой девчонке он не достанется!

Уже сделав шаг к двери, Гемма внезапно застыла, словно налетела на стену. В темноте перед нею из ничего соткался знакомый силуэт. На узком лице двумя пятнами темнели глаза, вялый безвольный рот кривился в усмешке.

— Гемма…

Виконтесса попятилась, прижимая руки к груди и силясь закричать. Она впервые столкнулась лицом к лицу с призраком своего покойного мужа.

— Гемма…

— Нет! — вскрикнула молодая женщина. — Нет! Уйди!

— Гемма…

— Пойди прочь! Оставь меня!

Сорвавшись с места, молодая женщина кинулась в смежную комнату. Там была устроена спаленка маленькой Луны. Рядом с кроваткой в своей постели мирно спала кормилица. Даже не бросив взгляд на дочь, Гемма вихрем промчалась к выходу.

— Гемма, — неслось вслед, — остановись…

Но она лишь прибавила ходу.


Замок жил своей особенной таинственной жизнью. Крадущаяся вдоль стены Марджет чувствовала присутствие потусторонних сил — где-то здесь летали привидения, а в подземельях тоже что-то ощущалось. Это же готовая дипломная работа! И как она догадалась, как набралась смелости попросить у графа Маса показать ей замок! Неприступный Анджелин тут же ответил согласием, и часа три водил студентку по залам и галереям. Большую часть времени он либо помалкивал, либо весьма немногословно объяснял, где что находится, а под конец экскурсии взял да и предложил встретиться еще раз. Не помня себя от восторга, девушка согласилась. На другое утро они уже катались верхом по берегу реки Звезды — вернее, попытались прокатиться, ибо старая коняга, которую магистрат выделил во временное пользование практикантке, быстро утомилась и стала задыхаться. Тогда они присели на берегу, и вот тут-то Анджелин Мас сделал Марджет предложение, от которого она не смогла отказаться. Подумать только, ей суждено стать графиней! И наплевать, что все свершилось подозрительно быстро — два раза виделись, четыре часа общались. В прежние времена, говорят, жених до последнего не знал, кто его невеста. Не зря же невест до сих пор так зовут: «невеста» значит «неизвестная». А девушкам вообще полагалось не думать самим, а скромно кивать в ответ на отцовское: «Завтра твоя свадьба. Радуйся!» Нет, ей крупно повезло. Анджелин Мас — настоящий мужчина. Он позволит жене заниматься науками. А что еще делать графине? Танцевать на бесконечных балах? Вышивать гобелен за гобеленом?

В прошлый раз ее поймали в нижних залах, и сейчас девушка свернула в боковой коридор, сразу сообразив, что не прогадала, — вниз уходила винтовая лестница. Не слишком узкая и старая, как раз такая, как нужно.

Подземелья вызвали у нее благоговейный вздох. Вот это да! Даже жалко, что ей не судьба тут прожить всю жизнь и исследовать их досконально. Выложенный камнем коридор заканчивался небольшим залом, из которого в разные стороны вели три хода. Два из них были заперты. Отлично! Нарисовать на дверях защитные руны — и никакая нечисть не атакует с этой стороны.

Долго бродить не стоит. Тут уже заметно, что уровень магического фона повышен — тайком взятый у мастера Груви амулет слегка нагрелся и чуть покалывал кожу. Мастер не узнает, его давно уже нет в Больших Звездунах. Интересно, где он? Мэтр Куббик проводил обряд вызова духов, но дух Згаша Груви не отозвался. Значит, он жив.

Оставался третий коридор, не закрытый дверью. Пройдя его до конца, Марджет оказалась в небольшой каморке со сводчатыми потолками. Вдоль стен были закреплены факелы, зажечь которые оказалось делом одной минуты — ночное зрение ночным зрением, а читать в такой темноте не рекомендуется.

Когда весело заплясало колдовское пламя, стало заметно, что посреди комнаты, затянутый многовековой паутиной, стоит какой-то саркофаг. Гроб с незахороненными останками? Неудивительно, что ей помешали провести исследование в первый раз! Интересно, сам Анджелин знает, что тут прячут? Вряд ли, иначе не соглашался бы с такой легкостью на проведение экскурсии.

Стирать паутину и пыль, которые покрывали саркофаг толстым слоем, было противно. Но она ничего и не будет делать — просто нарисует вокруг него пентаграмму и призовет духа того, чьи останки захоронены здесь в нарушение всех обрядов. Кто тут лежит? Один из Байтов? Или предок Анджелина?

От волнения — в ее руках оказалась страшная тайна — девушку так трясло, что дважды ошибалась и начинала снова. Правда, мела не хватило на все знаки, и последние два пришлось дочерчивать палочкой, благо пол оказался земляной. Это, конечно, неправильно, но если еще и себя обвести контуром, то сойдет. Неужели она не сможет загнать призрака обратно в его обитель? Она же была отличницей на курсе! Придется немного попотеть — и все. Зато диплом с отличием в кармане! Вряд ли кому еще из однокурсников так повезло.

Закончив приготовления, Марджет встала в круге, вытерла вспотевшие от волнения ладони о подол платья и, раскрыв записную книжку, отыскала подходящее заклинание. Прокашлялась и стала читать вслух, даже не заметив тощей старческой фигуры, которая внезапно появилась за ее спиной, немного повисела в воздухе, а потом растаяла без следа. Нет, девушка ощутила слабые колебания эфира, но отнесла сие на счет таинственного обитателя саркофага. И это наполнило ее душу ликованием — она стояла на пороге великого открытия!


Все это я конечно же видел и слышал не своими глазами, а глазами и ушами привидений. Виконт Ладиан и его дед старались вовсю, шныряя тут и там и докладывая обо всем. Им для этого не было нужно даже являться пред светлые очи некроманта. Небольшое концентрационное заклинание — и вот уже можно следить за событиями, оставаясь незаметным. Конечно, о мыслях действующих лиц оставалось лишь догадываться, но, временно являясь призраком, я легко ощущал их эмоции и чувства — то главное, что привлекает в живых существах обитателей иного мира. А про устроенную Марджет экскурсию мне коротко поведали мэтр Куббик и сами привидения, которые при этом незримо присутствовали.

Так, например, мне удалось проследить за ней до того момента, когда студентка начала обряд вызова духа из покрытого паутиной и пылью саркофага. Странно! Анджелин ни о чем подобном не рассказывал. Сам не знал или счел, что эту тайну не стоит доверять даже названому брату? И кто там похоронен?

— Основатель рода Масов, — проворчал призрак старого графа. — Его не предали освященной земле при храме, поскольку считалось, что он — оборотень. Да и скончался как-то странно — то ли сам принес себя в жертву, то ли его принесли. В общем, нашли изуродованный труп. Сгоряча схватили первого попавшегося чернокнижника, хотели пытать, он и вызвал дух, который все объяснил.

— Что объяснил?

— Что этот парень ни в чем не виноват, а такая смерть нужна, чтобы защитить своих потомков. И что тревожить его покой можно только в самом крайнем случае. Когда род Масов почти угас — двести лет назад, после трагической гибели Денима Маса, и в живых остался лишь грудной младенец, новорожденный сын графа Розана, моя прапрабабка, урожденная Мас…

— Та самая, которая вышла замуж за барона Байта?

— Ага. Она и потревожила прах предка — повелела перенести его из подземелий ратуши в этот замок. Дескать, пусть хранит свой новый дом.

— А что будет, если прах потревожить снова?

— Не знаю, — проворчал старик. — Этого больше никто не делал.

Я задумался. Кажется, мне уже доводилось встречать этого призрака — два года назад, на кургане, где собрались все почившие Масы чествовать Анджелина. Тот высокий мужчина с гривной на толстой шее и наброшенной на плечи волчьей шкуре. Тот, из-за которого на гербе Масов красуется волк. Оборотень.

Тайну хранили городские архивы, но она сгорела вместе с ними. Вряд ли леди Гемма это прочла — если бы она знала наверняка, что ее возлюбленный ведет свой род от нелюдя, она бы ни за что не выпустила такое оружие из своих нежных ручек. Она бы стала шантажировать Анжа и заставила жениться, лишь бы тайна происхождения его рода не стала широко известна. Нет, Гемма этого не знала. Но узнает очень скоро, ведь Марджет сейчас пытается призвать дух к жизни!

…А девчонка, между прочим, делает именно то, что от нее и требовалось. Когда составлял план действий, я учел наличие в замке любопытной студентки. Она уже однажды пыталась «исследовать местность» и не было сомнений в том, что сейчас девушка предпримет вторую попытку. Но крайней удачей и счастливым совпадением можно объяснить тот факт, что она обнаружила саркофаг и занялась вызовом духов именно в этом месте.

Сейчас поясню, пока есть время — заклинание вызова довольно длинное, минут пять придется потратить.

Анита Гневеш, ради которой все и затевалось, оставалась в Гнезно — и отнюдь не в виде молодой красивой девушки. Пенчо-Пейн сыграл со мной злую шутку напоследок, и освободить ее полностью от чар не удалось. Будь она теперь свободна, можно было бы махнуть рукой и пустить дело на самотек. Но беспокойник остался беспокойником, и обрывок старого савана никуда не делся из кармана куртки. Значит, надо доводить дело до конца. Анита появится в Больших Звездунах — и в этом мне мог помочь колдун-лич из Лопухов. Личи умеют ходить под землей, вот я и попросил его доставить сюда Аниту как можно скорее. Ориентиром — чтобы «невеста» не оказалась в одиночестве в чистом поле — должен был послужить скромный некромант, автор этих строк. Вот почему мне нужно было проникнуть в замок, — чтобы потом сюда, ко мне, лич проводил Аниту. Но загвоздка была в том, что колдун мог путешествовать только под землей. То есть девушка не может появиться в спальне Анджелина на третьем этаже — только на первом или в подвале, да и то при условии, что там земляные полы.

Да, именно на утрамбованной земле и стоял этот древний саркофаг. Видимо, первая графиня Байт хотела устроить для предка усыпальницу в духе времени, но что-то помешало ей это сделать. И саркофаг, всеми забытый, стоял в подвале, пока туда не добралась любопытная студентка. Земля — именно то, что надо. Ничего не подозревающая Марджет откроет портал — и из него выйдет совсем не тот, кого она ожидала увидеть.

Однако… что это там происходит? У нас зрители? Нет, только не это! Они же все испортят!

— Надо срочно будить Анджелина!

Здравая мысль, но как? Показываться на глаза мне не стоит. Значит…

— Предоставь это мне, приятель, — прохрипел волкодлак, все еще цеплявшийся за потолок.

— А у тебя получится? Тут надо действовать деликатно. Справишься?

— Спрашиваешь! Да деликатнее меня только кошки обращаются со своими котятами. Заодно лапы разомну, а то затекли совсем.

И полузверь пополз вниз, больше чем когда-либо напоминая огромного паука.


Последние строки заклинания были дочитаны, и защитный круг слабо засветился. Мягкое сияние окутало затянутый паутиной и покрытый толстым слоем пыли саркофаг. Показалось или нет, но он слегка шевельнулся?

— Слушай меня! Внимай мне! Повинуйся мне! — громко произнесла девушка, раскинув руки в стороны. — Приди на мой зов!

Словно только того и ждал, саркофаг содрогнулся. Пыль, осевшая тут за много лет, взметнулась серым облаком.

Марджет достала ритуальный нож и, стиснув зубы — первый раз всегда так страшно! — провела лезвием по своему запястью. В Колледже на практике иной раз было достаточно уколоть палец, и рядом всегда были парни, которые могли помочь девушке — хотя бы подержать ее за руку, чтоб не дергалась. А тут она совсем одна.

Показалась кровь. Девушка торопливо забормотала вторую часть заклинания, которая должна была отворить обитателю иного мира дверь.

— Светом и тьмой, жизнью и смертью заклинаю тебя — приди! Приди! Приди!

Саркофаг дрогнул. То, что было в нем заключено, обрело подобие жизни и рвалось на свободу. Казалось, даже земля заходила ходуном.

А потом ударил свет.

Он был таким ярким, что девушка даже отшатнулась, закрывая лицо рукой. Но тут же постаралась успокоиться и сосредоточиться. В конце концов, она здесь некромант, защищена магическим кругом, второй контур замкнут вокруг саркофага — то, что заключено в нем, ни за что не вырвется наружу. У нее все получится! У нее все…

Раздался треск. Полог паутины пополз и стал рваться, как старая тряпка, когда крышка внезапно подпрыгнула от мощного удара изнутри. Ого-го!

Марджет торопливо принялась листать записную книжку в поисках нужного заклинания. Да где же оно? А, вот! Эх, жаль, она не догадалась прихватить с собой жертву — один из котов, живущих в доме мэтра Куббика, подошел бы как нельзя лучше. Ну или тот черный петух, которого они привезли из поездки и выпустили в курятнике. Эту жизнь можно было предложить воскрешенному покойнику в уплату за…

Саркофаг треснул. Увлекая за собой ошметки паутины, половинки крышки рухнули на пол. И одна — вот незадача! — упала как раз на линию защитного контура, разомкнув его.

Ничего, у нее есть в запасе кое-какие штучки, о которых этот призрак, демон или покойник — неважно кто — даже не догадывается! Откупорив пузырек с надписью на этикетке «Сбор для демонов № 18», Марджет торопливо капнула несколько капель на пламя горевшей перед нею свечи и торопливо забормотала.

Но ее язык прилип к нёбу, а все слова и мысли куда-то делись, когда она увидела, что в гробу медленно села, озираясь по сторонам…


Якобина услышала грохот где-то внизу и чуть не закричала от неожиданности. С трудом взяв себя в руки, она догадалась, что там, внизу, женщина.


Призрак опять возник перед лицом, и Гемма досадливо отмахнулась от серой тени:

— Поди прочь!

— Зачем ты гонишь меня, Гемма? — вопросил прозрачный силуэт голосом ее покойного супруга. — Почему опять прогоняешь прочь? Ты, такая нежная, воздушная…

— Это ты воздушный! — воскликнула молодая женщина, в душе трепеща от страха. — Уходи, оставь меня!

— Не могу.

— Ты что, следишь за мной? — догадалась Гемма.

— Слежу, — не мог не ответить призрак на прямой вопрос. — И никуда не пущу.

— Почему?

— Тебе не стоит там находиться.

— Это уж мне решать!

Более не обращая внимания на призрак, молодая женщина поспешила прочь. Тень виконта Ладиана витала рядом, то возникая из темноты, то рассеиваясь без следа. Его присутствие ощущалось как слабое дуновение холодного ветерка. Это заставляло Гемму спешить. Она почти бежала, прижимая кинжал к груди, и еле успела остановиться, прижимаясь к стене, когда увидела крадущуюся впереди фигуру.

Женщина! И она была виконтессе хорошо знакома.

— Так это к ней ты меня не хотел пустить? — пробормотала Гемма, ни к кому не обращаясь.

— Остановись, — прошелестела темнота голосом Ладиана, — пока не поздно.

— А мне привидения не указ! — отмахнулась она, направляясь за соперницей.

В темном коридоре никого не было. Охрана сидела в караулке. Та помещалась тоже на первом этаже, и сейчас, судя по царившей там тишине, стража отдыхала. У нее есть несколько минут. Это такая удача, что соперница сама спускается в подземелья! Ее можно легко убить, столкнув с лестницы, и никто ничего не заподозрит. Даже если позовут некромантов, чтобы допросили труп, разве душа сможет сказать, кто толкнул ее со ступенек? Вот если сплоховать и дать себя обнаружить… Да еще это привидение рядом вертится!

Гемма вынужденно задержалась наверху, давая некромантке время спуститься вниз, и только потом последовала за нею. Рука, сжимавшая кинжал, вспотела, и молодая женщина сунула его в складки платья на груди. Надо действовать осторожнее — здесь лиф не зашнуровывается так туго, и орудие мести может выскользнуть в самый неподходящий момент. Ничего, просто приподнимем рукоять повыше. Теперь лезвие упирается в ямку солнечного сплетения и слегка покалывает кожу — зато не забудешь о нем!

А некромантка-то шустрая девица! Пока ее преследовательница осторожно пробовала ногами ступеньки и сражалась с собственным оружием, она успела добраться до какого-то зала и теперь вовсю шуровала там. Что она делает? Готовит какой-то обряд? Вот дрянь! Видимо, Анджелин не настолько сильно ее любит, раз нахальная выскочка решила его приворожить с помощью черной магии. Пусть только попробует! Анджелина ей не видать, как своих ушей!

Ого, что это? Какой-то гроб? Что там? Впрочем, неважно! Затаившись, Гемма наблюдала за действиями соперницы. Ее пробрала невольная дрожь, когда та стала читать заклинание и защитный круг начал светиться. Захотелось бежать куда глаза глядят, но непонятная тревога приковала молодую женщину к месту. Не-ет, она не станет убивать соперницу. Она откроет Анджелину глаза на то, чем на самом деле любит заниматься его невеста. Сейчас она, не успев переступить порог замка, занимается колдовством, а что будет после свадьбы? Он выгонит эту выскочку взашей, и тогда, может быть, движимый чувством благодарности, обратит на спасшую ему жизнь женщину благосклонный взгляд. В конце концов, ей много не надо — только заполучить красавца-графа в свою постель хотя бы для того, чтобы подарить ему наследника и вырваться отсюда, из мрачных стен, от бывшей свекрови, к свету, развлечениям, общению с более приятными людьми, чем те, которые ее окружают…

Задумавшись, Гемма отвлеклась. Очнуться ее заставил грохот упавшей крышки. Столб света ударил в потолок, озарив подземелье и его своды, как днем. Мир слегка содрогнулся. Резко пахнуло цветами и еще чем-то острым, соленым. И в сиянии возникла медленно выпрямляющаяся фигура.


Девушка села в гробу, озираясь по сторонам и явно не понимая, где находится. Она была озарена светом, так что черт лица рассмотреть не удавалось — только двумя провалами выделялись глаза, а под ними — щель рта.

— Иди, иди, — глухо проворчал чей-то голос, который, казалось, шел из-под земли, — там тебя ждут.

— Кт-то? — с трудом, словно забыла, как это делается, спросила девушка.

— Как будто сама не знаешь! — Голос был определенно мужской. — Мне велели тебя на место доставить, а дальше ты сама… Ищи и найдешь!

— Най-ду-у-у… — очень тихо произнесла девушка, поворачивая голову туда-сюда.

Марджет, которая все прекрасно видела и слышала, оцепенела, забыв про заклинание, и просто таращила глаза на происходящее. В душе ее мешались страх и восторг. Страх — от осознания того, что она разбудила, и восторг — от того, что ей, возможно, выпал шанс сделать открытие. Да, ради того, чтобы прославить свое имя, стоило соглашаться на предложение графа!

Марджет внимательно смотрела на ожившего мертвеца. Сомнения нет — это лич или беспокойник. Интересно, что такого страшного совершила незнакомка, за что ее приговорили к погребению заживо? Видимо, она опозорила свой род или пала жертвой какого-то заклятия, раз гроб стоял здесь, а не в семейном склепе.

Тем временем странное существо в гробу оглянулось — и в темных провалах глазниц сверкнули два кроваво-красных огня:

— Ты-ы-ы…

Леди Гемма отшатнулась — оживший мертвец смотрел прямо на нее. Молодая женщина попятилась. И в этот миг, словно почувствовав ее состояние, беспокойник на удивление легко и быстро выбрался на свободу.

Это была девушка. Молодая, хорошо сложенная, в старом платье, на подол которого налипли сухие листья и ошметки грязи, совершенно неуместные для того, кто много лет пролежал в гробу. Но всего этого леди Гемма не видела. Едва покойница выпрямилась, виконтесса со стоном осела на пол, чудом не лишившись чувств.

— Слушай меня, внимай мне, повинуйся мне! — забормотала студентка стандартную формулу.

Девушка покачнулась, словно от толчка, но не остановилась. Под ее ногой мягко хрустнул обломок треснувшей крышки — тот кусок, который упал как раз на границу защитного круга и нарушил ее, открывая пришелице путь на свободу.

— Слушай меня, внимай мне, повинуйся мне! — закричала Марджет, с силой кольнув себя в ладонь ножом.

Девушка медленно обернулась. Она словно пребывала в нерешительности — рядом ощущалось присутствие двух живых существ. Одно излучало страх, а другое сочилось свежей теплой кровью. И то, и другое было одинаково притягательно.

Кровь была ближе. Но, сделав шаг, покойница внезапно наткнулась на преграду. Она взмахнула руками, силясь разбить ее — и мощный удар отбросил ее в сторону. Девушка закричала хриплым протяжным голосом, полным ярости и боли.

— Ага! Врешь, не возьмешь! — рассмеялась студентка. — Слушай меня! Внимай мне! Повинуйся…

Леди Гемма попятилась, не сводя глаз с мертвой девушки, которая, медленно пошатываясь, вставала на ноги. Ей удалось незамеченной свернуть за угол. Пятясь, она сделала несколько шагов — и вскрикнула от ужаса, когда чья-то рука коснулась ее плеча.

Нервы леди Геммы не выдержали, и она завизжала в голос, бессознательно хватаясь за кинжал, спрятанный на груди.


Анджелин Мас задремал с трудом, и стоило смежить веки, как навалился кошмар. Замок внезапно ожил, и каменные стены стали смыкаться над ним. Из каменной кладки выросли руки, норовившие схватить и задушить. Уже не первый раз графу снился этот сон, и он успел узнать, что это значит, — здесь, в чужом доме, ему было тяжело и душно. Скорее бы перебраться в родовое гнездо Масов, а потом и вовсе уехать в столицу по приказу короля! Там, вдали от Байтов, ему сразу станет легче дышать. Осталось всего несколько дней — и кошмар закончится.

Но в этот раз все было по-другому. Как всегда, не выдержав давящей тяжести, он поспешил выбраться на свободу — во сне он всегда куда-то бежал и успевал выскочить из-под развалин в самый последний момент, когда вдалеке раздался заунывный вой. Волк или собака? Во сне было ясно, что это — друг. Анджелин свернул на голос, спешил на этот зов, торопясь, пока его не раздавило рушащимися обломками перекрытий… и еле успел остановиться, когда впереди в темноте сверкнули два желтых глаза.

Это был не волк. И не собака. У существа, стоявшего перед ним, были человеческие глаза.

«Оборотень!» — осенила запоздалая мысль.

«Успел!» — шевельнулась клыкастая пасть.

В следующий миг зверь подобрался и прыгнул.

Граф приготовился к смерти. Выставил руки, защищая горло, упал на спину под тяжестью налетевшего врага, вцепился в шерсть, отводя подальше клыки…

И почувствовал, как шершавый мокрый язык прошелся по его лицу.

«Ну и здоров ты спать, парень!» — Голос принадлежал оборотню.

И Анджелин проснулся.

Рывком сел на постели, озирая привычную спальню, провел рукой по лицу, стирая остатки сна. Щеки были в чем-то мокром. Еле заметно пахло псиной. И дверь распахнута…

— У-у-у?

Граф вскочил, торопливо одеваясь. Он всегда спал с оружием наготове, но сейчас почему-то не подумал о нем, вместо этого взвесив в ладони тяжелый бронзовый подсвечник.

— У-у-у! — На сей раз в голосе звучало нетерпение. Послышался стук когтей. Значит, это ему не мерещится?

Анджелину не приходилось сражаться с оборотнями, но он догадывался, что к этому существу не стоит кидаться очертя голову. Полузвери на порядок умнее обычных животных, с ними надо держать ухо востро. Поэтому к двери он подкрался со всей возможной осторожностью, выглянул одним глазом…

Темный силуэт маячил в конце коридора. Угольно-черная в ночи тень с горящими глазами. Острые уши, непропорциональный силуэт. Заметив, что на него смотрят, оборотень припал на передние конечности, как играющая собака, повилял задом — хвоста не было — и скакнул вбок, за угол. А потом уже оттуда кокетливо высунулась и помахала волосатая лапа. Мол, попробуй, догони!

Оборотень. По замку бродит бешеный оборотень. А он без оружия. Что делать?

— У-у-у… Ау? — раздалось за углом. Потом высунулось острое ухо. — Ну, я так не играю…

Не бешеный — сумасшедший. Это еще страшнее. С таким, наверное, даже ведьмаки побоятся связываться. Интересно, сумасшествие передается на расстоянии? Или через слюну, как бешенство? Нет, этот псих его не кусал, только обслюнявил от уха до уха.

— И чего ты застыл, как памятник самому себе? — послышался ворчливый голос. Точно, сумасшедший. — Ладно, ты как хочешь, а я пошел!

Удаляющийся скрежет когтей Анджелин слышал, не веря своим ушам.

А потом вдалеке послышался женский крик.


— Ты! — Якобина еле успела увернуться от блеснувшего перед лицом острия. — Ты что…

— Не подходи! — вскрикнула леди Гемма. — Не смей!

— Ты с ума сошла!

В пылу ссоры обе виконтессы не заметили, как мимо них тихо проплыла молчаливая девушка в старом платье. Но следом за нею почти сразу из подвала выскочила Марджет. Странная покойница ушла, и студентка кинулась за нею по пятам, охваченная охотничьим азартом.

— Где она? — Девушка тряхнула одну из спорщиц за локоть. — Куда пошла?

Леди Гемма и Якобина уставились на нее.

— Это ты! — воскликнула последняя. — Ты во всем виновата!

Выхватив кинжал, она бросилась на соперницу.

— Анджелин!

Гемма первая увидела и узнала силуэт графа. Не тратя времени на то, чтобы поднять ночную стражу, он сам спешил на шум и крики. В одной руке его был по-прежнему бронзовый подсвечник, в другой — снятый со стены факел.

— Анджелин, ко мне! — Леди Гемма сорвалась с места и бросилась навстречу, оттолкнув Марджет, над которой уже был занесен клинок Якобины. Та и не подумала остановить замах.

— Не…

Все произошло слишком быстро. Покачнувшись, леди Гемма как подкошенная рухнула к ногам Анджелина Маса. На ее светлой сорочке, на ночном халате быстро расплывалось темное пятно крови.

Анджелин Мас опустился перед леди Геммой на колени. Молодая женщина приподняла веки, устремив на него слабеющий взор.

— Она… она… — только и нашла в себе силы пролепетать умирающая.

— Знаю. — Граф легко вскинул вдову Ладиана на руки и кивнул Марджет: — Поднимай стражу.

— Но я ни в чем не виновата! — Якобина попятилась, все еще сжимая в руках кинжал. — Это все она… Это не я! Это ты! Ты! — ткнула она оружием в Марджет. — Это ты должна была тут лежать!

— А вот это видела? — Студентка оттопырила один палец.

— Отставить лай! — рыкнул Анджелин. — Стр-ража!

Из караулки уже выбегали охранники, привлеченные шумом и голосами. И никто не заметил Смерти, тихо стоявшей в стороне и улыбавшейся своим мыслям.


Всего этого я конечно же не видел — мне потом рассказали, что и как произошло.

Цепляясь когтями, ко мне, так и сидевшему на карнизе в ожидании донесений, по потолку подполз волкодлак.

— Усё в порядке, лорд! — Он шутливо отдал честь с риском сорваться. — Анж разбужен!

— Надеюсь, никто не пострадал?

— Что ты, — заухмылялся полузверь. — Я был исключительно деликатен. Так, поцеловал его… в щечку. Что теперь будем делать?

Я прислушался. На первом этаже что-то происходило. Чувства говорили мне, что совсем недавно, несколько минут назад, открылся портал. Лич выполнил свою задачу, Марджет тоже не подвела, значит, Анита в замке.

— А теперь — домой. Тут нам больше делать нечего. Поехали! — Я ухватился за шерсть на загривке волкодлака, подтягивая его ближе. — Довезешь до выхода?

— Ты меня всего заездил! Ну ладно, держись крепче, — вздохнул тот.

На первом этаже суетились, кричали, но никто не заметил диверсанта, покинувшего замок через окно.

Жеребец мэтра Куббика ждал меня, привязанный к кустам неподалеку. Я вскочил в седло и махнул волкодлаку:

— Поехали?

— Не-а, — тот внимательно осматривал свои когти, ворча и сокрушаясь, как принцесса, по поводу сточенных краев. — Я назад, в замок.

— Тебя там найдут.

— Пусть сначала попробуют! — ухмыльнулся волкодлак с таким видом, словно знал замок от подвалов до крыши самой высокой башни.

— Ну тогда до встречи. Скоро увидимся! — Я махнул рукой на прощанье и пришпорил застоявшегося коня.

Где шагом, а где рысцой — ненастной осенней ночью на открытой местности не больно-то поскачешь — добрался до Больших Звездунов. Привычным маршрутом, через жальник, проник в город и, подъезжая к дому, заметил маячившую неподалеку фигуру лича. Что ж, он отлично справился с заданием — сумел доставить Аниту Гневеш своими путями сюда из Гнезно. Значит, и мне надо выполнить свою часть договора.

Вообще-то ночью некромантам спать не полагается. Они лишь под утро, когда запевают первые петухи, должны приползать домой с работы и падать поперек кровати, мечтая выспаться. А не дрыхнуть всю ночь напролет, вместо того чтобы заниматься делами. Тем более что до рассвета оставалось еще порядочно времени.

Примерно это я сообщил Зимовиту, вломившись к нему в комнату и рывком сдернув одеяло.

— А? За что? — спросонья парень соображал туговато. — Вы чего, мастер?

— Того, — одеяло полетело на пол. — Подъем!

— Но, мастер…

— Я еще не ложился, если ты об этом. И тебе спать не дам! Пошли. Живо-живо!

— Куда? — Студент потянулся за сапогами.

— Есть дело. И бегом, пока я добрый!

Ворча себе под нос, Зимовит оделся и спустился по ступеням. В конце осени светает поздно, так что мы вступили в предутренний холодный сумрак.

— Бр-р! — Я не дал студенту времени натянуть верхнюю одежду, и тот поежился от холода. — И что дальше?

Я эффектно щелкнул пальцами, и тут же из-под земли вырос колдун-лич.

— А вот что!

— Отдай сапоги! — радостно взвыл лич, кидаясь на Зимовита.

— А-а-а! Мастер! Это же… — Парень сделал неудачную попытку запрыгнуть мне на руки, но подлый и коварный некромант сделал шаг в сторону, и студент рухнул на ступени. — Ой, мама! Больно же!

— А кому сейчас легко? — улыбнулся хитрый начальник. — Ты что удумал, паршивец, — Зимовитово ухо хрустнуло под пальцами, сворачиваясь в трубочку, — что можно вот так спокойно вещи воровать?

— Ка-акие вещи? Мастер, вы о чем? Не брал я ничего! — заныл студент.

— Говори, паршивец, куда дел сокровища ограбленного тобой колдуна?

— Ничего не знаю! — Парень чуть не плакал — ухо я выкручивал со всей силой. Пригодились бесконечные упражнения для разминки пальцев! — Не брал я ничего, богами клянусь!

— Ты еще маму вспомни!

— Отдай мои сапоги! — встрял колдун-лич.

— Сапоги, — продублировал я на случай, если у студента плохо со слухом. — Вот эти, которые на тебе. Снимай и возвращай законному владельцу!

— Что? — До Зимовита дошло, и он вытаращил глаза, забыв даже про боль в ухе. — Мастер, вы чего? На стороне этого… мертвяка?

— Я на стороне всех униженных и оскорбленных! А в данный момент таковым является лич, которого ты обчистил, как последний грабитель с большой дороги. Возвращай чужую собственность, свиненок, а то хуже будет!

— Я тебя убью, — пояснил колдун-лич для особо одаренных.

— Два раза… Нет, три. Или даже четыре, — уточнил мстительный я.

— А я в чем буду ходить? — От боли в откручиваемом ухе Зимовит пустил натуральную слезу. — Я же студент! Сами небось помните, какая у нас стипендия! На нее порой и хлеба с маслом не купишь, не то что новые сапоги! А они у него хорошие… были.

— Снимай, кому говорят!

— Грабители! — Все еще страдальчески морщась, парень разулся.

— Это ты грабитель, а он за своим добром пришел.

Колдун-лич схватил сапоги и прижал их к груди с таким видом, словно в них заключалось спасение его души. Торопливо осмотрел, чуть ли не обнюхав и облизав, потом обулся и притопнул несколько раз.

— Наконец-то! На заказ ведь сделаны! — В следующий миг он, к немалому удивлению присутствующих, отвесил мне глубокий поклон: — Благодарствую! Теперь я уйду!

— Куда?

— В Бездну. Она давно ждет меня. Прощай! Еще увидимся!

Вскинув руку в прощальном приветствии, он начал медленно и торжественно погружаться в почву.

— Передавай там нашим привет! — крикнул я, окончательно повергнув Зимовита в ступор. Студент смотрел на меня, как на выходца с того света. По-моему, он даже на мертвяков так не реагировал.

— Ну, чего уставился? Пошли.

— А к-куда? — резко побледнел парень, видимо, вообразив, что сейчас мы последуем за колдуном.

— Не знаю, куда ты, а я — по делам.

Их сегодня предстояло совершить еще много. Так что, подозреваю, ложиться спать в ближайшее время не стоило.


Подозрения оказались верны. Не прошло и двух часов после того, как я устроил засаду в кресле у камина, как в скромную обитель некромантов ворвался Анджелин Мас. Защитные заклинания — и когда же я начну отключать их на рассвете? — сработали с некоторым опозданием, и граф возник на пороге эффектно — с громом, молнией и в клубах дыма. Ну чисто демон из Бездны. И такой же взволнованный.

— Т-ты… здесь?

— Ага. — Я пригубил вино. Не люблю и не умею пить до завтрака, но надо же «создать образ». — А где мне еще быть? Спроси госпожу Гражину, — кивнул в сторону кухни. — Когда она пришла, я как раз проснулся и спустился вниз.

Частично это правда. Я действительно первым встретил женщину, открыв ей дверь в одних мятых кальсонах и зевая до самых гланд. Но вот успел ли я поспать или успешно притворялся сонным — это еще вопрос.

— Значит, тебя ночью не было в замке?

— Нет. Ты прекрасно помнишь, Анж, что я оттуда уехал сразу после нашего разговора. И, поскольку у меня был тяжелый день, сразу лег спать. А что? После моего отъезда там кое-что произошло?

— «Кое-что»! — передразнил граф. — Там до сих пор «кое-что» происходит. Призраки, старые надгробия…

— Марджет не пострадала?

— Нет, но… Леди Гемма при смерти.

— Что? — Тут даже не пришлось разыгрывать удивление. Весть о том, что вдова виконта Ладиана находится между жизнью и смертью, была неожиданной.

— Ее ударила ножом леди Якобина. — Анджелин произнес это таким мрачным тоном, словно речь шла о его матери. — По словам виконтессы, она приняла Гемму за Мардж…

— А сама Марджет что? Где она была в это время?

— Марджет, — лицо графа помрачнело еще больше, — в это время наткнулась на старый саркофаг, который стоял в подвалах замка много веков. Она случайно открыла его и… Згаш, там, внутри, была мертвая девушка!

— Скажите пожалуйста!

— Не ерничай! — воскликнул граф. — Скажешь, ты ничего не знал?

— Нет, — последовал почти искренний ответ. — Об этом гробике мне никто ничего не рассказывал, иначе я бы придумал, как использовать эти сведения без привлечения… посторонних сил.

— И что мне теперь делать? — Анджелин прошелся по комнате. — Леди Гемма при смерти, леди Якобину я приказал запереть под замок, выставил охрану из своих людей и уже отправил запрос в королевскую канцелярию о наказании для преступницы. По замку бродит мертвая девушка…

— Не просто девушка, а твоя нареченная невеста!

— Да? — Мой названый брат картинно изогнул бровь. — Хорошо… Но что мне с нею делать?

Тут меня пробил нервный смех:

— Анж, ни за что не поверю, что в твоем возрасте ты не знаешь, что делают с женщинами!

— С женщинами — знаю. С невестами — нет.

— Ой, вот только не надо так на меня смотреть! — Я развалился в кресле, смакуя вино и глядя на сопящего от гнева графа снизу вверх. — Чтобы младший брат — и учил старшего, как надо поступать?

— Ты женат!

— И что это меняет? У нас с моей супругой все было не так. Она — богиня, если ты забыл. Ее даже супружеские обязанности не заставишь лишний раз выполнить. И малейшая попытка измены с моей стороны расценивается как преступление против человечества. Да и неохота изменять с обычными женщинами… А тебе как быть? Ну, пригласи ее на свидание, сходите куда-нибудь вместе…

— Куда? — нервно фыркнул граф. — В склепы? Познакомить с мамой?

— А что? Неплохая идея! Заодно спросишь, кто тебе такой подарочек сделал.

…Надеюсь, Смерть успеет предупредить души предков, и они выскажут сыну очередную версию сказки «Отдай то, чего в своем доме не знаешь». И мэтру Куббику придется шепнуть пару слов — сильно сомневаюсь, что Анджелин именно меня заставит проводить обряд вызова. Да, кстати, о некромантах…

— А где Марджет? Надеюсь, ты не оставил ее в замке?

— За кого ты меня принимаешь? Она сидит в магистрате, пишет объяснительную. Она… хорошая девушка. Нормальная.

— И ты, — что-то в его тоне настораживало, — женишься на ней?

— Мог бы…

— То есть она тебе нравится? Пойми, Анж, я хочу, чтобы ты был счастлив, чтобы не раскаивался в этом поступке. Жениться только потому, что тебе в затылок дышат Байты… Кстати, раз одна из этих невест себя запятнала убийством, ты вполне можешь всю их семейку выгнать взашей.

— Не сомневайся, я так и сделаю. Как только будет получен ответ по делу леди Якобины, чтобы стало ясно, какую меру пресечения избрать, я разберусь с невестами. Может, даже удастся выпросить у короля отсрочку в связи с последними событиями.

— Все-таки Мардж… А как же Анита? Пока ты с нею обручен, сама Смерть не даст тебе никого повести к алтарю.

— Так я битый час пытаюсь получить у тебя совет, что с нею делать! — взорвался мой названый брат.

— А я тебе битый час толкую, что ты должен встать с нею у алтаря! Пойми, Анита под заклятием. Она несвободна, она — да, мертва! И мечтает обрести покой. А покой она обретет только после того, как обвенчается с тобой. И пока ты ей его не подаришь, и думать забудь о других женщинах!

Некоторое время граф молчал, напряженно раздумывая.

— Хорошо, — наконец произнес он. — Собирайся, поехали.

— Зачем?

— На всякий случай. В замке творится бесы знают что. Убийства, привидения, восставшие мертвецы… звери какие-то. Похожие на волка.

Это он про волкодлака, который «деликатно» поднял его с постели.

— На волка? А не на оборотня?

— Ты что имеешь в виду?

— Ну как же, Анж? Неужели ты не помнишь свой собственный герб? Неужели тебе никто не рассказывал историю твоего рода?

— Мне было двенадцать лет, когда умер отец. Он многое просто не успел поведать. Но это все можно выяснить позже. Седлай коня и…

— Извини, — я встал, поставил пустой бокал на каминную полку, — но я опять безлошадный.

Граф какое-то время смотрел на меня, а потом нервно расхохотался.

— На тебя не напасешься, Згаш! — воскликнул он. — Ты второго коня из моих личных конюшен ухитрился потерять!

— Ага. А как ты думаешь, почему я так долго добирался сюда из Гнезно? Где пешком, где с попутчиками.

— Ладно, собирайся, поехали!

Заводного коня Анджелин, конечно, не привел, так что пришлось сесть на круп лошади одного из сопровождавших его рыцарей. Из-за этого мы не могли уединиться и пошептаться по дороге, не рискуя быть услышанными охраной, посему молчали всю дорогу, думая каждый о своем.


ГЛАВА 12 | Операция «Невеста» | ГЛАВА 14